ТАМ АЛАН

МЕРЦАЮЩИЕ НЕБЕСА

Глава 1. Провал

Три месяца до основных событий.

Москва. 22 марта 02:31

Корпорация межгалактических перевозок «Небесное око»

Главное здание 241 этаж. Операционный зал.

 

Электронное письмо открылось. Вместо букв по экрану поползли цифры. Лиза с удивлением просматривала строчку за строчкой, пытаясь нащупать хоть какую-нибудь закономерность в цепи. Чем меньше оставалось свободного пространства на экране, тем сильнее в ней росло и усиливалось чувство необъяснимой тревоги. И вот, когда последняя цифра втиснулась в угол, её словно озарило. Она мысленно разбила цифры на столбики и разгадала шифр. «Инигма, миссия провалена. Срочная эвакуация. Время отправления 02 часа 35 минут. Флэш»

Как мне это удалось? – она испугалась, побледнела. Я на грани провала. В моём распоряжении 4 минуты. Она настороженно посмотрела по сторонам. Ничего необычного, всё как всегда. Операторы заняты своими делами, посторонних нет.

Откуда ей было знать, что за всеми в зале установлен особый режим наблюдения. Система слежения уже как 10 минут рассылает письма с одним и тем же содержанием и внимательно следит за реакцией получателя, выискивая признаки волнения и страха.

Лизе захотелось вскочить и бросится прочь.

«Поставь конкретную задачу» - ударила острием мысль, как будто бы кто-то надрывно крикнул в её голове. - «Поставь конкретную задачу» - шевеля губами, беззвучно повторила она.

«Что делать?» - задав себе вопрос, она вдруг отчётливо поняла, что как ни странно, знает ответ. Те, кто заслали её сюда, заранее всё предусмотрели. В голове возникла чёткая схема поведения (алгоритм поведения). Внутренне собравшись, она встала, поправила рыжие волосы, и как ни в чём не бывало, направилась к западному выходу. Система слежения сразу же вычленила её из общего информационного потока. 241 караул получил приказ проследить за особо подозрительным объектом и при попытке покинуть здание – задержать.

Лиза направилась к ближайшему телепорту, сразу же почувствовав за собою слежку. Двое в темносиней форме из службы безопасности последовали за ней.

Как всегда коридоры были заполнены людьми, андроидами, роботами. Многочисленные двери постоянно открывались и закрывались, впуская и выпуская суетливый персонал. Все словно муравьи в муравейнике куда-то спешили. Каждый из них делал свою маленькую работу, для того чтобы бесперебойно работала гигантская корпорация межгалактических перевозок «Небесное око».

Лиза старалась двигаться посередине потока, подальше от дверей. Повсюду мерещились агенты безопасности в штатском. Любой мимолётный взгляд прохожего казался ей подозрительным, а за улыбкой виделась скрытая угроза. Увидев впереди двоих в чёрной форме с непроницаемыми лицами, она повернулась влево. Теперь приходилось идти против потока, нервно оглядываться, натыкаясь на прохожих, автоматически извинятся, протискиваясь вперёд. Зазвонил видеотелефон. Лиза не отвечала. Телефон продолжал звонить, усиливая напряжение.

- Оператор 112, Лиза Ман! Срочно вернитесь на свое рабочее место, – прозвучало сообщение по громкоговорящей связи. Лиза сбросила вызов и прибавила шаг.

- Неужели это провал. Как-то все неожиданно, словно не со мной.

Она резко свернула за угол. Андроиды, ожидавшие перемещения, скопились у телепорта. Чуть в стороне стоял охранник, собранный как пистолет перед выстрелом и сосредоточенно смотрел в её сторону. Лиза, внутренне сжавшись, спряталась за чью-то широкую спину. Неуверенно шагая, оглянулась. Увидела четверых преследователей совсем близко.

«Обложили, гады», - она стиснула зубы, теперь только вперёд. Видеотелефон вновь зазвонил, она вздрогнула. Как ей показалось, так громко и настойчиво он ещё никогда не звонил. Она поднесла телефон к уху и, делая вид что слушает, фальшиво заулыбалась.

Предупреждённый охранник с лёгкостью вычислил её в потоке, дождался сближения и ринулся на перехват.

- Лиза Ман?

Ответ был мгновенным. Телефон, зажатый в кулаке, рассыпался по лицу. Ошеломлённый охранник качнулся, но удержался на ногах. Кожа на щеке потрескалась. Сделав шаг назад, он потянулся к парализатору. «Чёртов робот», - наклонив корпус, Лиза ударила пяткой в твёрдую грудь. Гибкий охранник прогнулся назад до пола, но ноги остались стоять на месте, в руке блеснул парализатор. Поняв, что машину ей не одолеть, она, расчищая дорогу, оттолкнула стоявшего на пути андроида и он, наткнувшись на парализатор, безвольно повис в объятиях охранника. Очередь, стоявшая у телепорта, рассыпалась.

- Проваливай, – схватив за грудки, она словно тряпичную куклу выбросила из кабины замешкавшегося андроида в ноги набегающей охране.

- Экстренная телепортация, - Лиза, ударила по оранжевой кнопке, перебив все набранные настройки. Дверь автоматически захлопнулась.

- Код А273.045.809 РИО-Ю18.

Услышав код подчинения, вмонтированный в стену телепортёр без лишних вопросов принялся выполнять поступающие команды.

- Сектор заброски 2014. Созвездие «Гельпера двойная звезда Омега 7, Малая сверхбыстрая планета Геркан» Время выгрузки – ноль часов утра. Давай шевели своими мозгами.

- Данные введены, приготовьтесь к телепортации.

Неожиданно налетевший порыв ветра вонзился в деревья, сорвал сухие листья и, отнеся их в сторону, безжалостно бросил в пожухлую траву. Природа притихла, ожидая перемен.

После короткой паузы затишья ветер вновь возобновился робкими тёплыми порывами, словно извиняясь за то, что ему предстояло сделать. Спустя минуту он усилился и теперь дул, резко завывая прощальную песню дня.

Лиза сидела под деревом мантры, прислонившись спиною на изрезанный глубокими бороздам ствол, положив бластер на колени. Ветер приятно обдувал загорело лицо. Бессовестно трогал сухие потрескавшиеся губы, путая, играл с рыжими волосами. Она успела привыкнуть к этому постоянно повторяющемуся до секунды каждый вечер природному явлению, вечернему листопаду. Ветер бесновался наверху, раскачивая деревья. Теребил и вычёсывал плоские кроны. Обречённые листья, трепыхаясь, соскакивали с веток и, кружа в прощальном вальсе, шурша сыпали на землю, становясь частью тленного прошлого.

Несомненно, пути отхода выбраны, верно - не первый раз об одном и том же размышляла Лиза. Разные потоки времён дают мне преимущество.

Очень важно точно рассчитать количество безопасных часов. Установить зазор (рубеж) между допустимым временем ожидания связного и неминуемым временем появления преследователей. На земле проходит одна минута, здесь пролетают пятнадцатичасовые сутки. Врагам понадобится две минуты для установления точных координат моей телепортации. Ещё две минуты уйдут на сборы, загрузку и заброску отряда. Итого четыре земные минуты, или шестьдесят часов местного времени. Значит, в моем распоряжении остаётся чуть больше пятнадцати часов.

Оголив до неприличия деревья, ветер напоследок порывисто дунул, выдёргивая последнюю листву и стих. Ещё один короткий пятичасовой день погружался в трясину истории. Второе солнце, расширяясь и багровея где-то там, на севере, быстро закатывалось за гору, окрашивая землю в тяжёлые кровавые тона. Ожившие тени, вытягиваясь и утончаясь, ползли по земле, цепляясь друг за друга. Солнце, провалившись за гору, отбросило последние лучи в небо. День утух. Опустились тихие сумерки, наполненные умиротворяющим покоем и тёплыми струями слоёного воздуха. Небесная парча, прижжённая звёздной пылью, словно невесомое одеяло, накрыла призрачный мир. С гор скатился густой туман. Он полз по затаившейся долине, обволакивая и насыщая живительной влагой иссушенную за день безжалостными солнцами почву. Земля, затягивая трещины, жадно всасывала воду, запасаясь впрок. Напоив землю, туман, редея клоками, собрался над деревьями мантры. Ветви приподнялись, обхватив со всех сторон белые сгустки влаги, завибрировали, испуская волны низкой частоты, и влага, конденсируясь, струйками потекла в пробковые пустотелые стволы. Деревья вздулись, пропитавшись влагою. Сквозь глянцевую кору проклюнулись янтарные почки, отражая в себе звёздное небо. Янтарные капельки лопнули, и деревья, словно невесты у алтаря, покрылись белым цветом. Испуская голубое свечение из соцветий, очередями в ночь вылетали шарики пыльцы. Сталкиваясь, они взрывались маленькими фонтанчиками искр, издавая едва слышимый малиновый звон. Оплодотворённые светящиеся семена падали в молодую траву и гасли.

Сказочная ночь, полная чудесных превращений, подходила к концу. На юге робко розовело небо, подсвеченное первой звездой. На смену увядающим и отваливающимся цветам полезли красно-жёлтым листья. Ветви, тяжелея, опускались к земле. Шестигранные листья, касаясь краями, срастались, покрываясь стеклянными чешуйками. И прежде чем лучи первого солнца пали на замирающую землю, деревья мантры накрыли себя зеркальными куполами. Веками выработанная защита позволяла деревьям без потерь пережить полуденный зной двух солнц. Не имея конкурентов, они стали царями растительного мира. Росли не спеша, веками, по ночам раскидывая величественно плоские кроны. Всем остальным растениям планеты досталась мимолётная жизнь длиною в одну ночь. Оставляя после себя семена, они погибали под испепеляющими лучами двух солнц и только в тени под куполами мантр сохранялись зелёные островки жизни. Не ставшие за ночь чьим-то обедом животные и насекомые прятались в норы, забирались под деревья мантры. С восхода солнц и до закатов длилось время великого перемирия. Хищники и травоядные, большие и маленькие, чутко спали вперемешку в общих убежищах. Вечером маленькие и слабые просыпались первыми и разбегались в разные стороны, надеясь дожить до следующего перемирия.

Лиза встала, перешагнула через спящего зверька, подошла к куполу и со всей силы ударила рукояткой бластера. Купол задребезжал, шестигранный лист рассыпался. Дремавшие животные всполошились но, не увидев угрозы, быстро успокоились. Теперь она из прохладного убежища могла спокойно следить за телепортом.

День набирал силу. Земля все ещё утопала в сочной зелени, на траве серебрилась роса. Лиза знала, что через час от этого великолепия останется выжженная бурая растительность. И только сверкающие купола мантры да белая плита телепорта на юге скрасят унылый пейзаж. Она присела между корнями, прижалась к дереву. Она все сделала по инструкции. На дереве отыскала тайник. Извлекла из дупла бластер с тремя запасными обоймами, информационную призму со встроенным кодом «свой-чужой» и аптечку. Минимальный набор провалившегося агента. Теперь оставалось ждать и надеяться. «Как это трудно – ждать, когда тебя преследуют», - тяжело выдохнула Лиза. Кажется, время зависает. Длинные секунды спрессовываются в тягучие минуты. Минуты в безмерные часы, из которых складываются невыносимо вязкие сутки, наполненные тревогой ожидания. И это несмотря на то, что время на сверхбыстрой планете Геркан в несколько раз быстрее течёт, чем на земле. Столь радикальные перепады времени и скорость мгновенного перемещения сделали невозможное возможным. Уникальные технологии изменили образ жизни человечества. Теперь каждый мог на минуту отлучиться с дружеской вечеринки и на какой-нибудь сверхбыстрой планете влипнуть в невероятную историю. Зажечь и погасить миры, побывать злодеем или праведником. Вернуться на грешную землю. Тайком, робея, смыть в туалете кровь с рук или благодать с лица и как ни в чём не бывало продолжить трапезу с задушевной беседой.

«Да что там время и расстояние, – рассуждала про себя Лиза, - мозг престал быть тайною за семью печатями. Обычный биологический носитель собственного Я, который можно с лёгкостью перезагрузить с любыми изменениями или вообще переместить в более прочный и надёжный искусственный организм. Жизнь прекрасна, но кому-то этого мало. Они не желают созерцать миры, им нужны столкновения, вечная битва добра и зла. Вот и я не стала исключением. Солдат невидимого фронта, не знающий под чьим знаменем, на чьей стороне сражается. Меня использовали втёмную. Внедрили для какой-то цели, и держали в законсервированном виде до поры до времени, но что-то не заладилось. Возможно, кто-то провалился, или произошла утечка информации, и они решили вывести меня из игры. Я даже не успела поработать, а может, это и есть моя работа. Да кто они, сделавшие из меня зомби. Надеюсь, я завербовалась добровольно, без всякого насилия. Какие ещё сюрпризы спрятаны в моей голове? Чем я себя ещё удивлю?»

Вопросы, вопросы, вопросы.

«Сегодня вечером, максимум ночью, - успокаивал она себя, - меня эвакуируют, и кошмарные последние часы жизни останутся в прошлом». Она поудобнее устроилась между корнями. Третьи сутки без сна, без еды, очередная порция стимулятора перестала действовать. Вновь на плечи камнем навалилась усталость. «Пора подзарядиться», - она достала из аптечки шприц-револьвер, крутанула барабан. Вместо зелёного зажегся жёлтый индикатор. Осталась последняя капсула регенерирующего стимулятора. Но не смогла даже припомнить, сколько раз использовала аптечку.

Но всякий раз, вкалывая раствор, надеялась - в последний. Поколебавшись, она не решилась использовать последнюю капсулу. «Кто знает, что меня ждёт там, впереди», - подумала Лиза, отправляя шприц-револьвер в аптечку. Тишина расслабляла. Веки потяжелели. Мысли, порождённые внутренним страхом, сами собою выплывали из глубины сознания и недодуманные вытеснялись новыми. Размытые картинки из прошлой жизни мелькали в глазах, будоража воспоминания, словно фрагменты черно-белого кино. Таинственные образы ускользали, оставляя вопросы, огорчая и раздражая Лизу. Внезапно возникла засасывающая пустота, и она, не сопротивляясь, канула в ней.

Сухой лист скользнул по лицу, она вздрогнула и проснулась. «Проклятье, уже вечер».

Зеркальный купол потускнел и сморщился. Сквозь трещины просачивались кровавые лучи. Она увидела плоский тёмный силуэт на медном фоне закатного солнца. Не отрывая взгляд, быстро поднялась и в нерешительности замерла, сжимая в руке бластер. Чёрная фигура, монолитно сросшаяся с тенью, приближалась, уходя в сторону. «Связной? Кто же ещё, наконец-то!» - облегчённо выдохнула Лиза, выбираясь из укрытия. Человек остановился, оторвал взгляд от сканера, внимательно посмотрел на Лизу и, улыбаясь, решительно зашагал.

-«Инигма?» - приблизившись, спросил связной.

- Может быть, может быть, - услышав свой агентурный псевдоним, ответила она, пристально изучая незнакомца.

- Мне приказано вас вывести в безопасное место.

Лиза протянула призму, правая рука по-прежнему сжимала бластер.

- Не торопись, - остановил ее связной. Откуда мне знать, что ты тот самый агент Би 207. Может, это ловушка. Я вставлю ключ в призму, произойдет взрыв, и я до пяток сгорю в голубом пламени «измены».

Продолжая безостановочно говорить, он встал на колено, на другое поставил чемоданчик.

- Твое личное клеймо хранится здесь, – он открыл определитель, – сейчас сравним.

Лиза насторожилась, не видя, что там за крышкою определителя.

- Не волнуйтесь, процедура опознания займет полминуты.

- Стой! – она вскинула бластер. – Кто пришел первым, тот и устанавливает правила.

- Либо вы открываете информационную призму, либо я закрываю вашу миссию.

Связной быстро оценил изменившуюся ситуацию. Стрелять придется на поражение через экран определителя. Он незаметно передвинул руку от парализатора к бластеру, главное, не повредить голову.

- Успокойтесь, – он состроил удивленное лицо. – Я здесь чтобы вам помочь. - Ладонь ощутила приятный холод рукоятки бластера.

- Заткнись, - положи определитель на землю и вставай.

- Хорошо, – спокойно произнес он, неотрывно глядя в глаза агенту, понимая, что у него есть один неприцельный выстрел, или не один…

Его внимание привлек зелёный бесформенный слизняк. Кусок плазмы, бесшумно перетекая, теряя, тянул за собою серебристый след ядовитой слизи.

- Будь осторожна, у твоих ног какое-то бесформенное существо – медленно поворачивая бластер в сторону цели, сказал он.

- Я два раза не предупреждаю, – она нажала на спусковой крючок.

Связной испуганно вжал голову в плечи. «Опоздал», - промелькнула в голове реактивная мысль. Заряд, обдавая дыханием смерти, всего лишь опалил волосы.

Лиза почувствовала прикосновение. Стараясь не терять связного из вида, она искоса посмотрела вниз. Зрачки расширились, маска брезгливого страха исказила лицо. Ботинок, охваченный слизняком, растворяясь, дымил. Лиза вскрикнула, задергала ногою, безуспешно пытаясь избавиться от прилепившейся твари. Воспользовавшись замешательством, связной выстрелил. Луч прожёг дыру в определителе, ударил по ноге. Взметнулась испекшаяся земля. Лиза упала, слизняк отлетел в сторону и, ударившись о камень, распадаясь, брызнул в разные стороны.

- Умри, сука! – связной вскочил, отбрасывая определитель в сторону и, посылая один заряд за другим, двинулся вперед.

Она каталась по обугленной земле, вертелась средь дыма и огня, с трудом укорачиваясь от выстрелов. Связной, свирепея, жал на курок, продолжая кричать проклятья.

Изловчившись, Лиза выстрелила. Тонкий луч вошел между глаз. На лице связного застыла тупая ярость, из ушей и носа повалил дым. Он, наверное, еще целую минуту стоял, словно размышляя поджаренными мозгами, как ему быть.

Странный тёмно-синий огонь разгорался, расползаясь в разные стороны, жадно поглощая сухую траву. Лиза перебежала на выжженный пятачок земли, оказавшись в кольце густой несветящейся плазмы. Она почувствовала прохладу, на углях тлел иней. Из ледяного огня вместо пепла летели снежинки, превращаясь в капельки воды. Лиза не успела прийти в себя, из открывшегося телепорта выпрыгнула отвратительная тварь величиною с крупную собаку, остромордая, покрытая серебристыми пластинами. Рёв, наполненный неутоленной жаждой уничтожения, разорвал воздух. Стальной монстр стремительно взвился подкрученной свечой и, вспарывая изогнутыми когтями землю, рванул вперёд, оставляя волочащуюся полосу клубящейся пыли. Кровавые блики уходящего солнца запрыгали на зеркальных боках. В зеленых бездушных ячеистых глазах многократно отразилась напуганная Лиза. Стальная крыса приближалась огромными тяжелыми прыжками. Лиза, пятясь к дереву, перевела затвор на автоматическую стрельбу. Зверь поймался в прицел в момент приземления. Длинная очередь вытянулась в пунктирную линию и, преломившись на бронированной пластине зверя, ушла в сторону, поджигая сухостой. Машина смерти продолжала атаку, наращивая скорость. Лиза активизировала подствольный гранатомет

- Вот мой последний аргумент, - голос дрожал от волнения и страха. Граната разорвалась позади зверя. Огненные струи брызнули по броне, оставляя глубокие царапины. Ошпаренный жидким металлом зверь взвыл, судорожно подпрыгнул, упал, вспахивая землю, и, утопая в клубах пыли, бросился в сторону.

- Не нравится – Лиза почувствовала себя уверенней. Зверь замелькал между деревьями. Лиза задергалась. Прицел лихорадочно бегал, не успевая настроиться. Зверь то появлялся, то исчезал. Расстояние стремительно сокращалось. Выстрелы не достигали цели. Перед каждым взрывом стальная крыса успевала отпрыгнуть в сторону. «Быстро учится», - отметила про себя Лиза. Зверь, петляя, подобрался вплотную. Исчез за высохшими кустами, скрытно промчался за земляным валом и внезапно выпрыгнул из-за ближайшего дерева, совсем не там, где его ждали. Теперь оставшееся расстояние и время вмещали один выстрел. Лиза, сжимаясь и оседая, выпустила гранату под гладкое брюхо. Взрывная волна подбросила зверя. С правого бока слетел броневой лист. И пока тварь беспомощно барахталась в воздухе, Лиза всадила огненные лучи под бархатистую кожу. Израненное существо застряло в густой кроне мантры, извиваясь и судорожно дергая лапами. По телу поползли синие электрические волны.

Лиза нырнула в яму. Закрыла голову руками. Огненная вспышка, секундная тишина, мощный взрыв сотрясает воздух. Из взрыва, словно Дюймовочка из цветка, вылетела Лиза, а следом тянулись огненные языки, облизывая подошвы ботинок. Черный гриб из дыма и пепла вяло приподнялся в небо и, оседая, накрыл черным саваном разрушения.

Лиза лежала на выжженной земле на краю круглого пепельного диска. Едкий дым лез в глаза, раздражал горло. Оглушенная, она с трудом приподняла голову. Громадное дерево испарилось, в эпицентре взрыва торчал обуглившийся пенек. Осмотревшись, она поняла, что осталась без оружия. Опалённые волосы всколыхнулись, ветер, предвестник перемен, хлестнул по лицу. Она дрожащей рукою достала шприц-револьвер и, прижав анализатор к плечу, вколола последнюю дозу стимулятора. В голове прояснилось. Появилась уверенность в собственных силах.

Оттащив дым разрыва, ветер стих. Она увидела перед собой надвигающиеся ряды ликвидаторов. Всё что не доделал зверь, должны были доделать они. Лиза бросила прощальный взгляд на открытый телепорт, за которым осталась вся её непрожитая жизнь и, поднявшись, побежала к горе в гущу леса. Длинные автоматные очереди резали воздух, вонзались в деревья. Заряды били в землю у самых ног, обдавая жаром, и сразу же следовала волна холода от загоревшейся травы. Оказавшись в подлеске, она оглянулась, переводя дух. Ликвидаторы, окрашенные в зловещие кровавые цвета закатного солнца, шли цепью, не форсируя события, а перед ними, расчищая дорогу, ползла змеевидная линия холодного огня.

«Что-то тут не так, - насторожилась Лиза, – такое впечатление, что они решили взять меня живьем, и очень сильно в этом уверены».

От соседней горы откатилась густая тень и, устремившись черной волною, погасила красные силуэты ликвидаторов. Пауза закончилась, вновь подул ветер. Сухие листья заметались по воздуху, хлестая Лизу по лицу. Подпираемая огнем и ликвидаторами, подгоняемая ветром, она быстро взбиралась по склону, стремясь поскорее перевалить через хребет. Там, за горою, начинались бескрайние мантровые леса. Три дня тому назад отыскивая тайник она, шагая по возвышенности, с интересом всматривалась в девственные леса, сливающиеся у самого горизонта с предутренним сумраком. Она знала, что через час деревья и травы выбросят светящуюся пыльцу, сканеры преследователей на время выйдут из строя, а следы, припорошенные резко-пахнущими семенами, ни одна ищейка не отыщет. Вот тогда она без труда оторвется и затеряется в великом лесу. Внезапно ветер стих, листья опали. Впереди, между деревьями появились просветы розового неба. Лиза остановилась, утирая пот со лба. Оставшаяся далеко внизу долина уже вся погрузилась в густую темноту. Где-то там бушевал холодный огонь, даже не освещая самого себя. Лиза спряталась за дерево. Кто-то, разбрасывая сухие листья, пробежал совсем рядом, тяжело дыша и фыркая. Зверь спускался вниз, туда, где в сером массиве леса, словно посланцы темных сил шли ликвидаторы, и тьма, поглощая свет, указывала им дорогу. Лиза не сомневалась, зверь движется навстречу своей смерти. – Но, почему, неужели он не чувствует угрозы. - Она все еще слышала зверя, когда раздался хлесткий выстрел. Посыпались камни, дикое существо жутко взревело. Тут же слева и справа затрещали автоматные очереди. Зверь, зажатый выстрелами, ломанулся назад, злобно ревя и жалобно взвизгивая, получая очередное ранение.

Лиза, на одном дыхании преодолев последние сто метров, выскочила на плоскую вершину. Сплошная мраморная плита, отполированная ветрами, как вода отражала бездонное небо и заходящее солнце. Не останавливаясь, она бросилась в противоположной стороне. Заметалась на краю обрыва, надеясь найти спуск. Отказываясь верить своим глазам, надежду сменило отчаяние. Она оказалась в западне, на каменном уступе, высившемся над бездонным каньоном. Вертикальные скалы опускались вниз, исчезая в черной глубине. Где-то там, в бездне бурлила яростно река, продолжая углублять русло.

«Это конец», – простонала Лиза, падая на колени. Дьявольская мысль, скрытно внедренная в её сознание и до поры до времени дремавшая в ней, проснулась. Даже не помышляя о плене, не осознавая за программированность своего поведения, она потянула руку к аптечке.

Остаётся только одно… Она неторопливо достала шприц-револьвер. Пусто глядя перед собой, сорвала пломбу с красной зоны. На маленьком экране вспыхнула предупреждающая надпись «Осторожно! Яды»

Вот она самоликвидация, кошмарный сон агента, ставший явью.

Включился автоинформатор: « Вы приняли единственно верное решение, уйти в другой мир, – сообщил приятный женский голос, будто бы речь шла об экстремальном туристическом путешествии. – Мужественный поступок…»

Лиза повернула барабан. Автоинформатор запнулся, но через секунду продолжил:

- Цианистый калий, удачный выбор, мгновенное безболезненное средство. Старый проверенный…

- Гуманисты хреновы, – выругалась Лиза, перещёлкивая барабан.

- Летаргическая капсула – приятных вам снов и вечный покой…

- Что дальше?

- Специальное предложение «Веселая пилюля». Возбуждение, эйфория, приступ бешеного смеха, разрыв сердечной мышцы…

- Заманчиво. Последняя ячейка пуста. Забыли положить или предлагают пофантазировать, извращенцы.

За спиной послышалась возня. Лиза бросил взгляд через плечо. На вершину вскарабкался израненный зверь, со щетинистой мордой вепря и гладким телом носорога. Обессиленное животное завалилось набок. Маленькие выцветшие глаза, наполненные болью, закрылись.

Судьба затащила меня на плаху, пусть она выберет смерть. Лиза решительно крутанула барабан и резким движением прижала анализатор к шее. Она медлила, инстинкт самосохранения боролся в ней.

- Не могу, не могу, – мучилась она. Палец, лежащий на курке словно чужой, замороженный, отказывался подчиняться разуму. Она тяжело задышала. Зажмурила глаза, выдавливая из себя последнюю каплю воли. Напряглась и… Короткий толчок, вспышка в глазах и полный паралич. Она плашмя, словно уроненный манекен, без эмоций ткнулась щекою в теплый камень. Совсем как маленький бриллиант из глаза на розовый мрамор выкатилась, сверкая, слезинка. Солнце, досмотрев финал, исчезло за лесом. Закатные лучи резко опрокинулись в небо. Последний островок света мгновенно погас, как будто бы кто-то, щёлкнув выключателем, погасил солнце. Ночь цепко обхватила землю.

В небо взмыли световые ракеты. Под ними, неохотно открываясь, замерцал мир сверхбыстрой планеты Геркан.

«Какая необычная легкость», – приходя в себя, подумала Лиза. Она с трудом разлепила опухшие веки. Вязкая жидкость приятно обволокла глаз, вытесняя воздух, залилась в открывшийся от удивленного испуга рот. Она рефлекторно попыталась выплюнуть безвкусную жидкость, но не найдя внутренней опоры, осталась с наполненным ртом. Мир медленно вращался перед глазами. Через прозрачные стенки контейнера в свете ярких звезд она увидела обезглавленное тело, свое тело, по-прежнему сжимающее в руке шприц-револьвер. В плече торчал дротик, парализовавший её волю и отключивший сознание. Перед глазами возникло чьё-то лицо.

Ликвидатор, довольно улыбаясь, постучал по стеклу

– Как дела, рыбка? – он нажал какую-то кнопку. Откуда-то снизу ударили струи насыщенные мелкими пузырьками. Она услышала неразборчивые голоса, контейнер тряхнуло. Качаясь в такт шагу, Лиза, отдаляясь с ужасом, смотрела на одиноко лежащее под чужим небом тело. Какая-то зловещая птица с желтым светом в глазах плавно опустилась на грудь. Гордо осмотревшись, она глубоко вонзила изогнутый клюв до самого сердца. Тело судорожно дернулось. Лиза сморщилась и явственно ощутила пронзающую тупую боль. Птица отскочила в сторону, держа в клюве окровавленный кусок сердца. Следом за ней стали приземляться такие же черные, лохматые птицы с лысыми головами. Ночные подельщики, толкаясь и затевая драки между собою, жадно набросились на обезглавленную плоть. Хищники, словно темные сгустки, оторванные от ночи, всё прибывали и прибывали и скоро, облепив тело, слились в одну черную кишащую массу.

Лиза закрыла глаза не в силах видеть дьявольское пиршество, где в качестве главного блюда подали её тело.

«Даже не смогла прикончить саму себя, – с горечью подумала она. - Теперь они подключат к голове датчики и прочтут меня как книгу от корки до корки. Из-за моего безволия кто-то еще пострадает».

Что-то щелкнуло, ударила теплая струя. Голова, увлекаемая потоком, закрутилась в контейнере. Лиза почувствовала во рту неприятный вкус хлороформа. Ночь проникла в мозг и погасила разум. Она заснула с широко открытыми глазами, погруженная в придуманные программистами сны далекого детства, счастливого беззаботного детства. На земле пронеслись незаметные секунды. А на далекой планете Геркан, намытую космическими драгами из межзвездного мусора, бесславно закончила свою шпионскую миссию Лиза. Ничтожная песчинка большого космоса. Маленький эпизод большой игры.

 

Глава 2. Кража

Гепард 777А мчался в ночном небе, мигая оранжевыми бортовыми огнями. Впереди на обтекателе, вспарывая спрессованный воздух, закрученным как штопор рогом, парила свирепая фигурка единорога. Аэромобиль шёл на автопилоте. Точнее сказать автопилотом был Олег. Перегруженный из человеческого тела в недра машины он был её душой. В своем новом гибридном теле он чувствовал неутоленную мощь тридцати тысяч сильного гравитационного двигателя. Скоростной режим, ограниченный двумя тысячами километров в час, не позволял ему выжать всё, на что была способна машина. Сегодня он вел Гепард аккуратно, не привлекая к себе внимания навигационных служб. Александр расслабленно сидел в кресле пилота, и казалось, завороженно глядел на проплывающие огни небольших городов. Вся земля от края до края подобно звездным скоплениям была усеяна россыпями светящихся точек. На спокойном лице не читалось внутреннее напряжение. Не смотря на то, что всё было сто раз просчитано и выверено, он вновь и вновь в уме пробегал по предстоящему маршруту. Он сознательно не глотал таблетку успокоина. Химия понижала порог страха, смазывала ясное восприятие мира и неизвестно чего в «лекарстве души» было больше - пользы или вреда. Так бывает перед серьезным делом, успокаивал он самого себя, стоит начать действовать, и волнение как рукой снимет.

Ещё один герой, а точнее сказать героиня сидела в багажном отсеке. В отличие от командира, она предпочла земле звездное небо, и теперь её основной взгляд блуждал в районе созвездия гончих псов. Впрочем, внизу и вверху было одно и то жё – чернота соперничала со светом, и эта сила вечного вселенского противостояния магнитом притягивала взгляды, поражая разум первородной красотой. Но сегодня нашим героям на красоты мироздания было наплевать, не тот случай, чтобы расслабляться.

Андромеда БР-М273КШ – боевой робот, модель 273 класса штурм. Женщина из металла, поражавшая врагов не только силой оружия (огневой мощью) но и красотой, красотой совершенных форм и кошачьей грацией движения. Для усиления боевой мощи на спине закреплялся едва заметный ранец с парой рук-щупальцев, способных не только держать оружие, но и при необходимости вытягиваться как канаты до пятидесяти метров. Круговой обзор и способность вести прицельный огонь с четырех рук делали Андромеду главной ударной силой в предстоящем деле.

На разных высотах, в разных направлениях то и дело бесшумно проносились аэромобили, раскрашивая небесный свод мириадами разноцветных огней. Прямо по курсу из темноты, лениво, как встает солнце, выплыли гигантские стереоскопические буквы. «Добро пожаловать в Симбирск». Приветствие, меняя цвет, как флюгер, вращалось в небе. Сразу за буквами горизонт полыхнул океаном света. Мегаполис манил не прошеных гостей огнями.

На приборной панели зажегся экран.

- Приступаем к снижению, – сообщил Олег. - Активизирую защитный экран.

Холодная плазма изнутри покрыла стенки салона, создавая эффект пустоты.

- Время посадки 2 часа 15 минут. Температура в городе 20ºС, но это не имеет никакого значения. Включилась автоматическая система наведения. Наземная диспетчерская служба направила машину на свободную посадочную площадку.

Через пять минут наемники летели над городом. За бортом проплывали улицы, расчерченные ровными рядами фонарей. Космические зеркала, установленные на околоземной орбите, освещали один из районов города. Отраженный в водах широкой реки, Симбирск проваливался в бездонные небеса. Оригинальной конструкции мосты с невероятными развязками, очерченные иллюминацией, красотою соперничали друг с другом и многоярусными островами на опорах. Сверху город выглядел фантастически сказочно и казался одним большим аттракционом.

Из под облизанного ветрами днища выдвинулись колёса. Сделав крутой вираж, гепард 777А коснулся посадочной площади и, не останавливаясь, выехал на Московское шоссе. Олег направил аэромобиль в центр.

Мегаполис даже ночью не ослаблял ритма жизни. В центре на каждом углу попадались рестораны, бары, казино. Реклама била в глаза фонтанами света. Народ праздно шатался по улицам, увязая в разнообразных соблазнах. Развлекательная индустрия затягивала их в свои ночные сети, окуная в миры грез, в миры, где удовлетворялось всё, что могло удовлетворяться. Общество последнего развития – люди развлекаются, роботы работают. Аэромобиль свернул на «Новый Венец» и поехал мимо мемориального центра имени Ленина.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

- Внимание, приближаемся к цели, - предупредил Олег. - Пока всё по расписанию.

Гепард выехал на улицу Радищева, принял влево и медленно двинулся вдоль стоящих машин. Из длинного ряда припаркованных машин выехал серебристого цвета гоночный Ягуар. Это не было случайным совпадением. Александр, предвидя трудности, таким способом зарезервировал сорок седьмое парковочное место. Неделю тому назад ягуар, преодолев на автопилоте две тысячи километров, остановился здесь. С тех пор до сегодняшнего дня машина простояла без движения, ожидая новых указаний. Гепард выдал новую команду, и ягуар отправился в обратный путь.

Олег припарковал аэромобиль на освободившееся место.

- 02 часа 30 минут, точно по плану, – он выключил двигатель.

Александр развернул кресло, встал.

– Начнем, - отогнув клапан нагрудного кармана, он прикоснулся к активной зоне. Амуниция на нем зашевелилась, вздуваясь стальными мышцами. Бронекостюм, считывая нервные импульсы с тела, усиливая, дублировал движения хозяина. Александр, ощущая легкость, поиграл искусственными мышцами, помахал кулаками.

-Э, осторожно, – предупредил Олег. – Десятикратное усиление, пробьешь корпус.

- Не волнуйся, мне не привыкать. – Он вынул из пояса гибкий диск.

В теплых руках плоский предмет превратился в шлем. Сканирующая система кругового обзора, вмонтированная в шлем, позволяла не только ориентироваться в темноте, но и видеть сквозь стены, толщиною до одного метра. Радар, спаренный со сканером, улавливал и классифицировал враждебные объекты до того, как они появлялись в поле зрения. Видеокамера, вмонтированная в забрало, совмещенная с оптическим прицелом бластера, позволяла вести прицельный огонь с любого положения. Андромеда из тайника достала оружие. Один бластер с подствольным гранатометом и запасные обоймы она отдала Александру. Оставшиеся четыре бластера закрепила у себя на поясе под каждой рукой.

- Пятиминутная готовность, – предупредил Олег.

- Итак, – Александр поправил шлем на голове, – действуем строго по плану. Как только окажемся внутри, на все про все у нас будет пятьдесят девять секунд и не секунды больше. Возникнут проблемы, бросаем всё и уходим.

- Не волнуйся, всё сделаем в лучшем виде, – сказала Андромеда. – Возьмём изделие так, что долго будут помнить, а может, не забудут никогда.

- КБ-17 (конструкторское бюро) охраняется девятью роботами. Двое снаружи в аэромобиле, семь внутри. График перемещения охраны по зданию нам известен. В момент нашего проникновения один будет находиться на третьем этаже в хранилище, это моя проблема. Остальные на пару минут соберутся в караульном помещении. – Александр пристально посмотрел на Андромеду. – Они в твоей власти.

- Разберемся, – невозмутимо ответила Андромеда. – Устрою им ледниковый период.

- Пора, – сказал Олег, – Внимание, открываю.

В днище аэромобиля разъехались пластины. Под ними оказалась стальная крышка с надписью по кругу «Городские электросети. Ульяновск. 2010г.»

Андромеда железными пальцами выковыряла притопленные в корпус металлические ручки и сдвинула стальную крышку в сторону. Рука-щупальце вытянулось. Она опустила в отверстие бластер и с помощью видео прицела осмотрела близлежащее пространство.

- Всё в порядке. Чисто.

Александр спустился по ржавой лестнице, принял из гибких рук Андромеды контейнер с боеприпасами.

- Удачной охоты, – пожелал вдогонку Олег.

- К черту, – задвигая крышку, гулко бросила Андромеда.

Они шли по богом забытому тоннелю. Кое-где через вентиляционные решетки пробивался тусклый свет ночного города. Пахло плесенью и давно минувшими веками. На древних стенах, изъеденных сыростью, висели разодранные кабеля, напоминая о примитивной технологии передачи электричества. Крысы, испуганно шарахаясь, бесследно исчезали в многочисленных трещинах, через которые соком земли сочилась вода.

Александр остановился.

– В инструкции сказано пройти 200 метров и повернуть налево пока не упремся в стену. Так вот стена, теперь двигаемся на север до Т-образного перекрестка. Отлично. Андромеда не торопись. Мы все должны делать строго по времени.

- У меня начинается зуд нетерпения. Я готова действовать.

- Спокойно, поворачиваем на восток до развилки. Пока всё сходится.

Они двинулись по правому ответвлению.

- Что там? – спросила Андромеда, указывая вперед. Дорогу преградила решетка из ржавых толстых прутьев.

- Дверь.

-Давай выломаю одним ударом.

- Зачем, мы не варвары, – Александр достал лазерный меч. – Действуем культурно без лишнего шума. - Он нарисовал мечом прямоугольник. – Вот и всё. Дверь с раскаленными добела краями грохнулась вовнутрь, задребезжали прутья, словно ударил гонг.

- Без лишнего шума, – с иронией произнесла Андромеда. Они спустились по винтовой лестнице и вошли в овальное помещение. Постояли. Александр считывал информацию с навигационной системы, высвеченной на сетчатке левого глаза.

- Нам сюда. Подожди, в инструкции сказано должен проехать трамвай.

- Здесь? – удивилась Андромеда. – Каково…

Откуда-то сверху донесся грохот проносящегося трамвая. Отраженный шум, теряясь, унёсся по тёмным лабиринтам тоннеля.

- 4 маршрут, – Александр с важным видом ткнул пальцем в потолок, словно увидел удаляющийся транспорт. - Двести лет строго по расписанию. Вот теперь пора.

- Что это за линии на стенах?

- Вода, – ответил Александр. – Каждую весну тоннель подтапливает.

Они дошли до перекрестка, повернули направо и, пройдя 50 метров, остановились.

- Мы на месте, – осматривая стену, сказал Александр. Здесь где-то замурован проход. – Вот посмотри, эти четыре отрубленных кабеля когда-то питали здание.

Андромеда ввела координаты в навигационную систему.

– Да, мы напротив электрощитовой. Дело за малым, взять то, что нам не принадлежит.

Александр достал из контейнера УУНД (Устройство узконаправленного действия). Снял защитный колпак, поставил взрыватель в боевое положение, отрегулировал мощность взрыва и, закрепив адскую машинку на стене, установил время.

- Ты готова к спринтерскому забегу.

- Готова, - ответила Андромеда, выпуская дополнительную энергию в тело.

- Запомни, в нашем распоряжении пятьдесят девять секунд. Начнем.

Они отбежали за угол. Как из сопла ракеты из дыры с рокотом вырвалось ослепительно белое пламя, выжигая отверстие нужного диаметра. Фотонный ветер ударил в противоположную стену и, растекаясь, понесся по тоннелю.

Александр, не теряя драгоценного времени, подбежал к раскаленному отверстию. Не смотря на защитный экран костюма, он почувствовал дыхание адового пламени.

- Опасный перегрев, – сообщил датчик.

Метнув в огненное жерло термическую гранату, он прижался к стене. Граната разорвалась абсолютным холодом, поглотив тепловые лучи. Температура моментально понизилась до приемлемого уровня.

- Вперед! – крикнул Александр и, пропуская Андромеду, нырнул в отверстие. Пламя бушевало в электрощитовой. Из распылителей противопожарной системы валил фиолетовый огнегасящий газ и пена. Андромеда, рассекая пену, выстрелила в замок и, ударив ногой, распахнула дверь. Они понеслись по коридору под аккомпанемент мигающих ламп и монотонного голоса охранной системы.

«Тревога! Тревога! В электрощитовой пожар. Тревога! Тревога! В здание проникли посторонние…»

Синхронно выстрелив, Александр с Андромедой разнесли очередную дверь. Дальше, согласно плану, пути их временно разошлись. Александр бросился вверх по лестнице, а Андромеда, войдя во вкус, продолжала пробиваться по прямой, уничтожая одну дверь за другой.

Сигнализация разорвала цепь спокойного хода времени. Роботы, находящиеся в караульном помещении, столпились у мониторов автоматической системы слежения в нетерпении, ожидая инструкций к действию. На мониторе появилось два объекта с явно не джентельменскими манерами.

- Двое проникли через электрощитовую, – наконец-то выдала система. Один движется вверх по лестнице номер 2.

- Пятый, шестой задержать крысу, – выпалил начальник караула, не отрывая взгляда от монитора. Охранники, выхватывая пистолеты, бросились на перехват.

- Второй объект находится на нулевом уровне и движется по направлению к архиву, – продолжала информировать система. – Внимание! Объект находится под вами.

Андромеда залетела в архив, вскочила на стол, прилепила мину к потолку и, считая вслух, кинулась прочь.

- О, черт… все вон! – отскакивая от мониторов, заорал начальник охраны. – Бомба-а-а!

Досчитав до 5, Андромеда упала за колонну. Здание содрогнулось. Пол под охранниками разверзся, они с воплями провалились в пустоту. Андромеда подняла голову, сквозь облако пыли из руин проявились размытые фигуры роботов. Встав на колено, она выпустила из подствольного ракетомёта термическую ракету. Холодное пламя вмиг превратило архив в холодильную камеру. Синий туман, клубясь, растекался по коридору. Подбежав к границе холода, Андромеда с удовлетворением отметила леденящую душу картину. Четыре робота, не успев подняться, застыли в нелепых сюрреалистических позах. На покрытых инеем лицах отпечаталась растерянность.

- Это не война, это искусство! – с восхищением произнесла Андромеда.

Роботы ответили легким потрескиванием дымящихся холодом тел.

Пока Андромеда играла в Санта Клауса, Александр, устанавливая ловушки, взбежал на второй этаж. Взломал бронированную дверь и бросил аэрозольную гранату в помещение.

Белое облако, накрыв пол, стало быстро подниматься к потолку, неизменно сохраняя свою кубическую форму и двадцати сантиметровую толщину. Включив наслойную проекцию, Александр посмотрел сквозь потолок, быстро фиксируя в зрительном блоке места расположения объектов. Изделие, за которым они пришли, стояло в центре хранилища на пьедестале под неотрывным взглядом охранника. Как только облако прикоснулось к потолку, началась цепная реакция. Разрозненные микроскопические вспышки слились в сплошную искрящуюся массу.

Все пытки охранника взглянуть через перекрытие не имели успеха. Сквозное зрение оказалось бессильным перед аэрозольной смесью. Он запросил помощи. Несколько секунд в эфире висела тревожная тишина.

- Седьмой, это пятый, мы с шестым движемся к тебе.

- На втором этаже загляните в 21 кабинет, там что-то происходит.

- Хорошо.

Александр спустил курок. Подствольный ракетомет выплюнул кислотный гарпун в потолок, точно под пьедестал. На глазах у робота охраняемый объект провалился в неизвестно кем сотворенную дыру. Пьедестал грохнулся о пол. Изделие, кувыркаясь, отскочило к Александру. Поддев носком, он поймал цилиндрический резервуар и, держа под прицелом отверстие, через которое, закручиваясь по спирали, улетучивалась аэрозоль, попятился к выходу.

- Будь осторожен, – раздался в шлеме голос Андромеды – Четыре охранника нейтрализованы, двое где-то бродят.

- Не волнуйся, для них приготовлены сюрпризы.

- Встречаемся в точке отхода.

Как ангел, из облака вывалился охранник. Получив ракету в грудь, разнеся оконную раму, он вывалился на крышу подлетающего полицейского аэромобиля. Машина по касательной ударила по зданию и жестко села на тротуар. Два охранника, бегущие к входу успели отскочить в последний момент. Седьмой с разорванной грудью лежал на крыше, свесив голову в люк. Вывалившиеся из глазниц глаза висели на проводах и смотрели на растерянных патрульных.

- Изделие, – с трудом выдавил робот и затих.

Пятому и шестому охраннику так и не удалось добежать до 21-го кабинета, непреодолимая преграда встала на их пути.

Пятый, обогнув угол, резко остановился так, что напарник врезался ему в спину.

- В чем дело?

- Тихо, ловушка, – шепотом ответил пятый.

В 10 метрах на полу стояла цилиндрической формы мина.

- Отходим, медленно, – предложил шестой.

Но стоило им попятиться, как мина раскрылась, выпустив антенну-щуп с красным вездесущим глазом. Они замерли, глядя в глаз смерти, ожидая взрыва. Ловушка явно не успела настроиться. Инфракрасный глаз жадно шарил по коридору, не зная на чем остановить выбор.

- Что будем делать? – выглядывая из-за плеча, прошептал шестой.

- Прикончи эту мину, пока она не прикончила нас.

- Каким образом?

- Выстрелом.

- Что это нам даст? – она все равно взорвется.

- Мы можем перенаправить взрыв.

Не опознав цель, мина запустила таймер самоликвидации.

- Шевелись, у нас 20секунд.

Шестой поднял пистолет и, положив ствол на плечо напарника, стал целиться. Когда почти не осталось времени, он выстрелил. Они успели сделать шаг. Дальнейшее перемещение тел происходило быстро, но без их участия. Взрывная волна отбросила их к стене и вместе со стеною дальше.

Включилось резервное питание, пятый, придавленный обломком стены, открыл глаза. Потряс головой, пытаясь сфокусировать зрение, в голове, что-то перекатываясь, звенело.

- Микрочип зашел за чип, - туго подумал он.

- Пятый ты цел? – спросил кто-то изнутри.

- Вро, вро, вро-де, – заедая челюстью, ответил он раздвоенному сознанию. – Шестой, ты где?

- Здесь я, – вновь ответили из головы.

- Посмотри, если тебе не трудно, вон там, возле моих ног. Это не ты стоишь?

- Я это, я, жестянщик, – ответил Александр. – Тебе нужен наркоз. Охранник дернулся, пронзенный лучами бластера.

- Последние два охранника уничтожены, – сообщил Александр, перескакивая через распластанное тело.

- Отлично, подтягивайся в точку отхода, я подготовлю проход.

Андромеда прижала мину основанием к стене. Нажала кнопку фиксации. Раздался глухой хлопок, мина вонзилась в стену. Она активизировала взрыватель и укрылась за перегородкой. Стеллажи, заставленные какими-то ящиками, оказавшиеся на линии огня, рассыпались пеплом. Вслед за огнем из образовавшегося отверстия, бурля и шипя, хлынула вода. Река «Симбирка», вырвавшись из тесных оков коллектора, быстро заливала подвал.

- Я здесь, – спотыкаясь, вбежал Александр. В правой руке, он держал бластер, в левой контейнер. – Изделие со мной, уходим, – в голосе чувствовался ликующий азарт.

Не дожидаясь восхищенного отзыва, он кинулся в лаз, наполовину заполненный водой. Ползя коллектор, оглянулся. Андромеда, рассекая головой воду, карабкалась следом. На противоположном конце мелькнула чья-то фигура.

- Пригнись, – крикнул Александр, нажимая на спусковой крючок.

Андромеда ещё не успела окунуть голову в мутные воды Симбирки, а огненные стрелы полыхнули над ней. В ответ раздались одиночные выстрелы.

«Давай руку», - продолжая стрелять, прокричал Александр, но помощь не понадобилась. Андромеда выбросила гибкие руки вперед, схватилась ими за края лаза и, загребая телом воду, вылетела как пробка из шампанского. Александр только и успел отскочить. Шестой, без руки, с дырой в голове пытался остановить преступников. Не обращая внимания на выстрелы, он бесстрашно сунулся в проход.

- Ты опоздал! – Александр бросил гранату. Тоннель осыпался, став могилой для робота. Они ринулись вниз по течению. Ноги постоянно увязали в илистом песке. Вода, поначалу доходившая до пояса, прибывала. Когда уровень реки поднялся до груди, они поплыли. Узкая полозка воздуха над сводом коллектора постепенно таяла и, в конце концов, исчезла. Последние пятьдесят метров они проплыли под водой и вынырнули на середине Свияги. Из прибрежных зарослей бесшумно вылетел «Гепард». Скользнув над водной гладью, аэромобиль завис над пловцами. Донный люк открылся. Приняв на борт пловцов, «Гепард» взмыл в небо, оставляя на воде концентрически разбегающиеся волны.

- Как прошла операция? – спросил Олег, не давая перевести дух.

- Как видишь, всё оказалось проще простого, – бодро ответил Александр, нервно оглядываясь на реку.

- Звони заказчику, – поторопила Андромеда, – нужно поскорее избавиться от груза. Скоро фараоны перетрясут весь город и его окрестности.

Олег набрал номер. Над приборной панелью вспыхнул голографический экран.

- Товар у нас, – сказал Александр. – Готовьте оплату.

- Встречаемся в условленном месте через 15 минут, – сухо ответил Курьер и отключился.

 

Глава 3. Несостоявшийся обмен

Через восемь минут Гепард 777А летел над Нижней Террасой. Подсвеченная лунным светом терраса походила на гигантский корабль, кормою погруженный в воды. На фоне серебристой воды дома выглядели чернее черного, напоминая существ из потустороннего мира. Казалось, даже тени, шевелившиеся на волнах, стараются подальше отползти от мрачных сооружений.

- Бог мой, что здесь произошло? – воскликнул Олег. – Венеция после апокалипсиса.

- Когда-то плотина защищала этот район города от затопления, - начал Александр. – Однажды произошел сбой в системе электроснабжения. Время было упущено. Насосы, откачивающие дренажный сток, оказались под водой. Когда подали электричество, произошло короткое замыкание. Гигантские насосы взорвались, разрушив основание плотины. Вода хлынула на улицы, сметая людей и сея разрушения. Нижняя терраса на 80% погрузилась в воды Куйбышевского водохранилища. Плотину восстанавливать не стали. Людей переселили. Город получил новую достопримечательность. Вот таким безрадостным был последний день Террасы.

- Мне бы не хотелось быть здесь в это судный день, – философски протянул Олег, представив бушующую стену воды, падающую на спящий город.

Как бы идеально не была спланирована операция, никто не застрахован от его Величества Случая. По всем мыслимым и немыслимым расчетам полицейских в этом богом забытом районе города не должно было быть. Жуткое место – прибежище вольных псов и крыс. Но, увы, они там были. «Форд» притаился в полуразрушенном здании. Все источники излучения были отключены. Полицейский патруль сидел в засаде совсем по другому поводу, ждал совсем не тех.

- Ты все надеешься, что они появятся,- Бред положил руки на штурвал. – Я в этом сильно сомневаюсь.

- Подождем еще немного, – Артуру не хотелось верить в то, что его обвели вокруг пальца.

- Тебя подставили, – сказала сидевшая за спиной Бреда Катя.

- Не может быть, – упирался Артур, - источник надёжный.

- Признай, твой информатор наколол тебя, – настаивала Катя.

- Хорошо, хорошо, ждём десять минут, и улетаем, раздражено бросил Артур.

- Не переживай, со всеми случается, – она расслабленно откинулась на спинку кресла. – Хочешь, я с тобой поужинаю.

- Нет.

-Напрасно, я знаю чудное местечко, там отлично кормят. Потом пошли бы ко мне.

- Как-нибудь в другой раз.

- Зря отказываешься, – сказал Бред.

- Бред знает, о чем говорит, – загадочно улыбнулась Катя. – Я умею доставить удовольствие.

- Как ты мог, – возмутился Артур, – она же твой напарник.

- Да? – наигранно удивился Бред. – Я над этим подумаю.

- Артур, а как тебя произвели, – спросила Катя, – классическим способом или клонировали из клетки?

- А что?

- Мне почему-то кажется из клетки, которую взяли из задницы.

- Точно, – засмеялся Бред. - Ты иногда как заноза в заднице.

- Андроиды не должны смеяться над человеком, это противоестественно. – Артур быстро открыл бардачок и запустил туда руку.

Они подумали сейчас: «Он вытащит пистолет и всех их перестреляет, а потом вышибет себе мозги»,- но вместо пистолета он вынул телебинокль. Артур уловил боковым зрением какое-то движение. Черная растущая точка, подобно мухе на блюдце, ползла по латунному диску луны. Он поднес телебинокль к глазам, приблизил и увеличил объект. Одинокий «Гепард» с подозрительно погашенными огнями летел в их сторону.

- Это они? – спросил Бред.

- Не думаю, – задумчиво ответил Артур. – Не та машина, и летят не с той стороны.

- Послушаем, что творится в городе, – Бред включил связь.

«Внимание всем патрульным! Совершено нападение на конструкторское бюро номер 17, – сообщил диспетчер. - Вводится план перехвата. Всем перекрыть свои квадраты. При досмотре транспорта будьте осторожны, преступники вооружены. О подозрительных объектах немедленно докладывать в центр…»

- Мы, кажется, пропустили самое интересное, – воскликнула Катя. – Рванули к мосту.

- Не спеши, – Артур продолжал рассматривать приближающийся «Гепард». Аэромобиль приземлился в четырехстах метрах от «форда».

- Сдается мне, дело тут не чистое, – сказал Бред, выключая связь, – Понаблюдаем.

- Может, вызвать подкрепление,- напряглась Катя.

- Справимся сами, – Артур передал телебинокль Бреду.

Александр нервно прохаживался перед «Гепардом», нетерпеливо всматриваясь в черные небеса, из которых должен был вывалиться заказчик. Аэромобили, уложенные в эшелоны, крошечными точками проплывали над ними. В отдалении шумел город, а в многочисленных отмелях и лужах квакали неугомонные лягушки.

Андромеда сидела в багажном отделении, положив рядом с собой контейнер с изделием, и слушала полицейскую волну. Их уже искали и, судя по переговорам, пока безуспешно. Полицейским требовалось время на то, чтобы понять, как было осуществлено ограбление и куда делись преступники, но для этого, как минимум, нужно было попасть в здание, напичканое ловушками, а дальше, получая информацию со спутника, организовать преследование. Как правило, погони безрезультатно заканчивались у телепорта. Александр, задабривая богов, потёр ладонью рог единорога. Мифическое животное должно было защитить их от бед и принести удачу.

- Если бы я был кошкой, то непременно бы заурчал, – из-под обшивки произнес Олег.

- А если бы собакой, – продолжил Александр, – помочился на ботинки.

Все изменилось в следующую секунду. Сбоку из развалин ударил яркий свет, поднялся и навис. Все разом стало зыбким и запутанным. Совсем не добрая речь изрыгнулась на их головы:

- Полиция! Стоять на месте. Подними руки, не делай резких движений. Неподчинение будет рассматриваться как нападение.

Александр, поднимая руки, буркнул: «Вот дерьмо. Влипли».

Описав дугу, «форд» сел перед «Гепардом». Полицейские приблизились

- Отключи бронекостюм, – приказал Артур. – Теперь оружие на землю.

Александр медлил, оценивая ситуацию. Три ствола направлены на него. Шансов никаких.

- Оружие на землю, – жёстко повторил Артур. – Отойди назад. Положи руки на обтекатель и раздвинь ноги.

- Вы совершаете ошибку.

- Заткнись,– отрубил Бред. – Будешь говорить, когда разрешат.

- Ух ты! Отличная пушка, – удивился Артур, – поднимая бластер. - Глянь, Бред, последняя разработка для космических войск, штурмовой вариант.

- Откуда он у него?

- Сейчас узнаем. Ты кто такой и что тут делаешь?

- Бойскауты хреновы! – взорвался Александр. – Мы же просили не вмешиваться. Вы нам операцию сорвали.

- Какую операцию? – с тающей решимостью в голосе спросил Артур. – Нам неизвестно…

- Мы год разрабатывали операцию, – продолжал сокрушаться Александр. – Вышли на след преступной группы, и вот в самый решающий момент, когда мы готовы взять с поличным главаря синдиката, появляетесь вы и все летит к черту.

- Так ты из полиции? - насторожился Бред.

- Мы из КГБ – бюро галактической безопасности.

- В таком случае предъяви свой идентификационный жетон, – предложил Артур.

- Он в бардачке, я его сейчас достану, – качнулся Александр.

- Нет, оставайтесь на месте, – категорически отрезал Артур. – Доверь это дело мне.

Александр перевёл взгляд на «форд». За открытой дверью, целясь видимо из кинетического ружья, стоял полицейский. Нужно было каким-то образом отвлечь его хотя бы на несколько секунд.

- Послушай, сержант, все мы делаем одну работу, – смягчившись, начал Александр. – Мы еще сможем спасти операцию. У нас есть в запасе 5 минут. Сделай запрос в управление, и все недоразумения сразу отпадут.

- Катя, сделай запрос в центральную, - немного подумав, распорядился Бред. – Узнай, силовики проводят какие-нибудь мероприятия в 807 квадрате.

- Минуточку, – Катя полезла в машину.

- Отлично, - отметил про себя Александр. Теперь я под прицелом всего одного полицейского.

- Здесь нет жетона, зато есть кое-что другое, – Артур вынул из бардачка бластер.

- А! Я вспомнил, он в багажном отсеке. Там справа, на вешалке, висит костюм. Верхний правый карман, - Александр, продолжая ослаблять внимание Бреда, приготовился действовать.

- Если мы успеем провернуть операцию, я постараюсь замять этот инцидент, – пообещал он. – У меня к тебе… - он осекся, оседая к земле, активизировал костюм.

- Вот он! Вот он! – закричал Александр. – Стреляй, уйдет.

Прямо над ними, обдавая теплым ветром, просвистел аэромобиль заказчика. Бред отшатнулся, втягивая голову в плечи, вскинул пистолет в сторону улетающей машины. Александр в прыжке нанёс сокрушающий удар ногой. Полицейский улетел в темноту. По смачному всплеску можно было догадаться о его «удачном» приземлении в лужу.

- Уходим! – крикнул Александр, ныряя в салон, где со зверским остервенением, грязно ругаясь, Андромеда пыталась отделить пистолет от полицейского. Она не стала стрелять, боясь повредить машину, и не позволила Артуру произвести выстрел. Взревел двигатель, «Гепард» протаранил «форд». Бесстрашная Катя от удара вылетела из машины. Дав задний ход, «Гепард», вспарывая землю, круто развернулся. Лучи фар выхватили из темноты покрытого водорослями Бреда. Широко шагая, сжав в руке пистолет, он решительно надвигался, не собираясь уступать дорогу.

- Стоять, мерзавцы! Именем закона! - хищно оскалившись, он поднял пистолет.

Олег выдавил из двигателя запредельную мощность. Брызнув камнями, аэромобиль сорвался с места.

- Стоять! – Бред нажал на спусковой крючок. Пули отрекошетили от обтекателя. В последнюю секунду он подпрыгнул. Аэромобиль пронесся над ним.

- Не уйдёшь! – зло, оглянувшись, Бред бросился к «форду».

- База, база! Я 223 патруль, подвергся нападению. Преследую серебристый «Гепард», - задыхаясь от ненависти, прохрипел Бред.

-Подтвердите ваши координаты, - ответила база.

- Квадрат 807, двигаемся в южном направлении. Преступники взяли в заложники капитана Артура.

- Высылаем подмогу, оставайтесь на связи, вас переводят в режим реального времени. Усильте чувствительность видеокамер внешнего обзора, нам нужна более чёткая картинка. Постарайтесь приблизиться к объекту.

- Ты в порядке? – Бред пристально взглянул на Катю, пытаясь определить ее внутреннее состояние.

- Да, - потеряно ответила она, состроив нечто отдаленно похожее на улыбку.

- Не дрейфь, сейчас мы устроим ночь длинных лучей. Дай-ка кумулятивную пушку. Я с ними хочу лично побеседовать, а ты проверь, насколько четко автопилот выполняет указания базы, и отключи ограничитель злости, иначе я расплачусь, глядя на тебя.

Тем временем в «Гепарде» Александр с Андромедой безуспешно пытались нейтрализовать полицейского. Искусственные мышцы гудели от напряжения. По бронекостюмам проскакивали искры, но Артур, заключённый в гибкую броню, отчаянно сопротивлялся. Порою казалось, что он не уязвим, и вся эта борьба будет длиться вечно.

- Я прикончу эту сволочь! – теряя самообладание, взревел Александр, хватаясь за бластер.

- Не вздумай, - осадила его Андромеда – хочешь, чтобы нас разнесло на куски!

- Да выбросите этот мусор, - вклинился Олег, – машина перегружена, не могу оторваться, нас догоняют.

Костюм полицейского не был рассчитан на такую перегрузку. По броне, извиваясь, поползли электрические разряды. Мышцы начали судорожно пульсировать. Жадно всасывая остатки энергии. Броня, теряя упругость, стала рыхлой. Подобно хищному зверю, Андромеда вонзила железные пальцы в грудь и одним движением разорвала костюм, обнажив слабую человеческую плоть. Удар, и вот уже безвольное тело Артура выбрасывается из машины. Избегая наезда, «форд», заваливаясь на бок, сворачивает в сторону и, отрываясь от земли, скользит по стене, высекая искры. Около минуты «Гепард» мчится в гордом одиночестве и от этого беглецам становится еще тревожнее.

- Неужели оторвались? – особо не веря, вопрошает Олег. – Решили подобрать напарника.

- Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, – ответил Александр.

Впереди раздался грохот. Кусок здания сполз на дорогу. Олегу с трудом удалось поднять машину. Задевая куски бетона, «Гепард», покачиваясь, полетел низко над землей.

- Вот он, слева, - предупредил Олег.

«Форд» шёл на бреющем. Кинетическая пушка в руках Бреда оставляла мало шансов врагу.

- Да он маньяк, - возмутился Александр – разве можно из такой дуры, да по людям. Вновь раздался грохот. «Гепард» подпрыгнул, влетая в облако пыли и камня.

- Чего ждем, вашу мать? – прокричал Олег, – следующего выстрела нам не пережить.

Андромеда высунулась через люк, дождалась, когда «форд» мелькнул между развалинами, и выпустила из подствольника ракету. «Форд» рванул влево, прячась за скелетами зданий. Андромеда, не отрываясь, смотрела на радар бластера. Зеленая точка, зигзагообразно двигаясь, приближалась к мишени. Как только цель была накрыта, ослепляющая вспышка на секунду озарила развалины.

- У них было трудное дежурство, - опускаясь в кресло, произнесла Андромеда.

- У меня дерьмовые новости, - сказал Олег – Мы под колпаком. Спутники наводят на нас патрули.

- Сколько у нас времени? – поинтересовался Александр.

- Через 2-3 минуты мы будем в плотном кольце.

- В таком случае мы должны прорваться к автономному телепорту, - подумав, сказал Александр, – такие находятся в научных центрах.

Андромеда быстро извлекла из памяти карту города: « Ближайший научно-исследовательский институт находится на улице Прибрежной».

- Для начала попробуем затеряться в потоках. «Гепард» развернулся к реке и, стремительно набрав высоту, вошел во второй эшелон, присоединяясь к веренице несущихся в город аэромобилей. Олег переместил машину в самую гущу, на пятую полосу четвертого уровня. Произвел маскировочные мероприятия. Перещелкнул бортовой номер. Заменил радиокод авто маяка. Поменял серебристый цвет кузова на синий. Усилил внутренний контур излучателя ложной пустоты. Теперь даже мощное спецоборудование не способно было просветить салон. Не прошло и минуты, как аэромобили второго эшелона, получив команду от наземной диспетчерской службы, сбавили ход. Если бы не стрелка спидометра, застывшая на цифре 30 км/час, можно было бы подумать, что аэромобили застыли на месте.

- Смотрим в оба, это все по наши души, - пялясь во все видео глаза, предупредил Олег.

Александр посмотрел вниз: «Может, переметнёмся в первый эшелон, движение там не ограничено».

- Поздно, позади патруль, – произнёс Олег.

По краям эшелона летели две полицейские машины.

- Пристегнитесь, сейчас начнутся танцы по вертикали, – предупредил Олег.

Полицейские, не входя в эшелон, неумолимо приближались, сканируя объекты. Александр и Андромеда, положив пальцы на спусковые крючки, замерли в тревожном ожидании.

- Не верю глазам, - удивлённо воскликнул Олег. – Старые приятели. Совсем как живые.

Из помятого «форда» виднелась уже ставшая знакомой фигура полицейского, все так же устрашающе сжимавшая в руках кумулятивную пушку.

- Не могу просканировать синий «Гепард» на четвёртом уровне в 5-ой полосе, – сказала Катя, глядя в визер, – работает завеса, прикажи отключить.

- Борт 732, приказываю отключить излучение, - настроившись на нужную автоволну, гаркнул в микрофон Бред.

-Я борт 732, излучатель вышел из строя, не выключается, - виновато ответил Олег, плаксивым женским голосом.

- Борт 732, выдвиньтесь из эшелона и остановитесь для досмотра.

- Хорошо, хорошо, я сейчас прикажу автопилоту. Я все поняла, не стреляйте, пожалуйста, - голос дрожал от волнения, было ясно, женщина растеряна и не на шутку напугана.

- Сейчас они нас вытащат из эшелона и собьют, - предположила Андромеда.

- Держите пушки наготове, - сказал Олег, подруливая к краю эшелона. - Сыграем на опережение. Как только открою окна, стреляйте без промедления. На этот раз постарайтесь не промахнуться и не забывайте о другом аэромобиле.

Олег быстро осуществил маневр, не дав второй полицейской машине перестроиться и прикрыть первую. Окна у «Гепарда» распахнулись, раздался огненный залп из пяти стволов. Правый борт форда разлетелся на куски, Катю отбросило к противоположной двери. Бронежилет прессом сдавил грудь, дыхание застыло удушающим камнем. В газах вдребезги разлетелся мир. Бред, не обращая внимания на горящий броне костюм, окровавленными руками дотянулся до штурвала. Объятый яростью, он камнем бросил «форд» вдогонку пикирующему «Гепарду». Одно единственное желание владело им, желание любой ценой уничтожить врага.

Сильный удар опрокинул «гепард» в первый эшелон. Олег мельком успел увидеть горящий «форд», падающий в реку. Мимо, гудя на бешеной скорости, проносились аэромобили. Удар в левый борт, в днище, небо перемешивается с рекою. На приборной панели, словно взбесившись, вспыхивают индикаторы. Датчики наперебой сообщают о повреждениях, но громче всех кричал Олег.

– Двигатель теряет мощность, нужно срочно садиться.

- Сесть мы всегда успеем, – мрачно шутит Андромеда.

Олегу удаётся ненадолго выровнять машину. Над ними раздаётся хлопок, осколками осыпает аэромобиль, стёкла покрываются ломаными трещинами. Приличная дыра зияет в борту, сквозь которую Александру удаётся разглядеть возвышающуюся над волжским склоном статую Ленина, перстом указующего направление их падения.

- Он все знал, - тихо произнес Александр.

- У нас звонок, - прорычал Олег, пытаясь удержать машину в воздухе. – Не вовремя.

- Я отвечу, - спокойно сказал Александр. На экране сквозь помехи проступило обеспокоенное лицо заказчика.

- Я вижу у вас большие проблемы

- Эти проблемы мы сами решим. Договор остается в силе. Работаем по второму варианту.

- Удачи! – сильно сомневаясь в успехе, пожелал Курьер. – В этом городе семи ветров она нужна вам больше…

Экран рассыпался. Появилась неприятная вибрация, потянуло гарью.

- Только не это, - завопил Олег, - повреждён блок сознания. Александр, возьми управление на себя. Черт, я сваливаю в ящик. Александр перещёлкнул тумблеры и потянул штурвал от себя. Двигатель надрывно завыл. Носовой крен уменьшился, но машина по-прежнему теряла высоту, вибрация нарастала.

В черный ящик, расположенный в правой части приборной панели, пульсируя, перетекала светящаяся жидкость. Загорелся маленький экран.

- Вот и я, - пыхтя, произнёс Олег, – еле ноги унес. Ненавижу черные ящики, никакого комфорта, сплошная теснота. Штурман, как дела?

- Лучше уже не будет, - бросил охваченный возбуждением Александр.

Пристань осталась позади. С убыстряющей частотой замелькали крыши домов, улицы. Уже невооружённым глазом можно было различить восторженные лица людей, тычущие пальцем в небо.

- Опасное снижение, - предупредил ровным голосом высотомер.

«Гепард» задев антенну, теряет часть крыши и скорость. Горизонт заламывается

- Отворачивай! Отворачивай! – замахала руками Андромеда, распахнув глаза шире рта.

- Понимаю, в этом ресторане высокие цены! – Александр всем корпусом повис на штурвале, напрягаясь, подождал 3 секунды и, не дождавшись результата, быстро исчез под приборной панелью.

- Эй, не выпускай штурвал, твою мать, - закричал Олег, испуганно косясь из черного ящика.

Андромеда упала на пол и всеми руками схватилась за поручни.

- Эй, вы куда? – подозревая неладное, заметался в черном ящике Олег. – А как же я?

Высота 63 метра, прямо по курсу панорамные окна ресторана «Венец», на широких смотровых площадках воцарилась жуткая тишина. Никто больше не в силах созерцать красоты ночного города. Люди с вытянутыми лицами отказывались верить собственному зрению. «Гепард» на мгновение отразился на зеркальной стене здания. Удар, звон бьющегося стекла, крики, вопли. Аэромобиль танком попер по ресторанному залу. Как из рога изобилия экзотические блюда сами посыпались в машину, перемешиваясь в разбитой посуде в винегрет.

Александр открыл заляпанное забрало, приподнял голову. «Самообслуживание», – растерянно произнёс он. «Утка по-пекински» врезалась ему в лицо и, не задерживаясь, улетела прочь, но он все-таки успел оценить прелести китайской кухни, откусив от дичи сочный кусок. Вспахав щедрую ниву ресторана, «Гепард», побив панорамное окно, вылетел вон, оставив за собой шлейф разрушений. Самые большие перемены были заметны в передней части аэромобиля. На обтекателе, оседлав серебристую фигурку единорога, балансировал официант и, жутко переживая, бормотал: « Сэр, тартар по-симбирски, по-симбирски, тартар…». Естественно, острого тартара, от которого глаза лезут на лоб, при нем уже не было, но желание обслужить окончательно ещё не выветрилось.

- Проваливай, тебя ещё здесь не хватало! – крикнул Александр.

Официант испуганно оглянулся, демонстрируя белое до прозрачности лицо, абсолютно лишённое намека на оптимизм.

- С кем болтаешь? – удивленно поинтересовался Олег.

- Официант решил за дарма прокатиться.

- В таком случае закажи телячьи почки под белым соусом.

Официант, так и не успев оценить черный юмор, сдулся в ближайшую крону дерева, бессовестно прихватив с собой фигуру единорога.

- Отбивные мы не заказывали, – «возмутилась» Андромеда, провожая взглядом припечатанное к стволу тело официанта.

- Внимание, садимся, так еще никогда, - предупредил Александр. Все враз стали серьезными, как на исповеди. Вот он долгожданный миг посадки. «Гепард» врезался в землю, подпрыгнул, задирая нос кверху, и снова завалился, кидаясь из стороны в сторону. Пронзительный визг тормозов, огласивший окрестности оборвался глухим ударом и лязгающими звуками отвалившихся кусков обшивки. Врезавшись в фонарный столб, машина замерла.

 

Глава 4. В развлекательном центре

Со стороны левого бега Волги, пожирая звездную крошку, лениво выползала кровавая заря. Лунный диск, испугано забившись в угол небесного шатра, становясь водянистым, крошился, теряя ровные очертания. И в это предутреннее время, когда любой громкий звук до боли резал слух, по бульвару Пластова, надрывно завывая, мчался полицейский «Порш», преследуя машину неопределенного цвета трудно различимой марки. Нужно было иметь достаточно развитое воображение, чтобы в груде искореженного металла уловить благородные черты «Гепарда 777А» класса люкс. Несмотря на исключительный вид, машина стремительно неслась по бульвару, сотворяя своим разболтанным механизмом богатую палитру грохочущего звука. Александр несколько раз ударил по клаксону, из недр «Гепарда» вместо мелодичного сигнала вырвался истошный вопль, напоминающий вопль кота периода весеннего гона. Пешеходы, чинно переходившие бульвар, испуганно разбежались.

- Сворачивай в переулок и тормози, - сказала Андромеда – прикидывая расстояние до полицейской машины.

- Зачем? – в унисон спросили Олег с Александром.

- Сворачивай, - твердо повторила Андромеда, - будем рубить концы. Эти «фараоны» от нас не отвяжутся, если мы настойчиво не попросим.

С трудом вписываясь в крутой поворот, «Гепард», царапая стену, влетел во двор. Александр сбросил скорость. Машина плавно покатилась. Сбив железным кулаком остатки стекла, Андромеда взяла арку под прицел. Полицейские, вылетевшие из-за угла, неожиданно для самих себя оказались в опасной близости от преследуемой машины. Слегка высунувшись из окна, Андромеда из подствольника выстрелила ракету. Ткнувшись развороченным носом, «Порш» продолжал по инерции двигаться, издавая ужасный скрежет. На ходу их объятой пламенем машины выпрыгнули полицейские. Один, спасая собственную шкуру, сбивая с плеча огонь, бросился к фонтану, другой, решив огрызнуться, успел передёрнуть затвор ружья но, получив заряд в бронированную грудь, улетел подальше от опасного места.

- Уходим, - сделав дело, скомандовала Андромеда. «Гепард», набирая скорость, понесся по переулкам.

- Сориентируй на местности, - крикнул Александр, с трудом удерживая аэромобиль на узкой дороге задевая стены домов то одним, то другим разбитым бортом.

Андромеда активизировала встроенный в самую себя навигатор. Карта Симбирска зажглась в правом глазу.

- Поверни направо. Гони вниз, к обелиску.

- Они высочили на улицу Гончарова, и сразу же им в хвост пристроился целый эскорт полицейских машин.

- Откуда они берутся? – Андромеда, не теряя времени даром, начала обстреливать полицейские машины.

- Что делать? – отчаянно воскликнул Александр. Машины, пересекавшие перекрёсток, двигались сплошным потоком. Светофор недоброжелательно отливал красным «глазом».

- Что там опять? – нервничая, спросил Олег.

- Не останавливайся, жми на полную, - ответила Андромеда, выбирая из двух зол наименьшее.

Александр зарычал, сжимая до боли челюсти, и вдавил педаль газа в пол. Руки намертво вросли в штурвал.

Благодаря страшному везению «Гепард», получив несколько скользящих ударов, с минимальными повреждениями продрался через перекресток. Другим «повезло» намного меньше. На перекрестке из разбитых машин выстроилась пробка. Отрезая полицию от беглецов. Временная передышка, не успев начаться, также быстро закончилась. Неприятности посыпались с неба. Позади «Гепарда» завис аэромобиль.

- Приказываю остановиться! – предупредили с неба, – иначе вы будете уничтожены.

- А где ваше, пожалуйста, - дав очередь, прокричала Андромеда.

Аэромобиль, качнувшись, скрылся за домами.

-Куда он делся? – забеспокоилась Андромеда, перескакивая от одного окна к другому.

- Не волнуйся, сейчас он вернется и принесет «пожалуйста», - «успокоил» Олег.

Долго ждать не пришлось. Пикируя, аэромобиль прошел над звездой обелиска. Полицейские снизились до предела и летели так низко, что казалось, они вот-вот рухнут на крышу какой-нибудь машины. Скорострельная пушка, торчащая во лбу аэромобиля, угрожающе смотрела в сторону «Гепарда». Александр отчетливо увидел хладнокровное лицо пилота с мраморными глазами акулы.

- Нам конец, - он с трудом вытолкнул слова из пересохшего горла, заранее ощущая гуляющий сквозняк смерти в отверстиях собственного тела.

- Надо что-то предпринять, - Андромеда придвинулась к Александру, – иначе нас измолотит в паштет, предварительно нашпиговав железными специями.

- Нет, я не готов умереть сегодня, – запричитал Александр, – и завтра тоже.

Он ошалело бросил «Гепард» на встречную полосу. С обеих сторон замелькали машины, завизжали тормоза, не задерживаясь, в глазах запрыгали испуганные лица. Не меняя траектории полёта, аэромобиль неотвратимо приближался, и только пушка, автоматически перемещаясь, намертво вцепилась в цель. Сплошная огненная завеса внезапно выросла перед ними. Две секунды стреляла пушка, но и этой «вечности» оказалось достаточно, чтобы превратить «Гепард» в сито.

Не владея ситуацией, Олег не сразу понял, что происходит, а когда пронёсся огненный смерч, бояться было поздно.

- Ребята, вы живы?- осторожно спросил он, надеясь на чудо.

Александр еще минуту назад неистово бурливший, застыл, отражая стеклянными глазами даль, не выказывая интереса к жизни.

- Все ясно, пушку настроили на минимальную мощность, – тяжело поднявшись с пола и встряхивая пули с брони, заключила Андромеда.

- Будут брать живьем. О, черт! – воскликнула она, бросив взгляд вперед.

- Очнись, очнись, командир! – она лихорадочно затрясла Александра за плечи, обхватив руку друга, резко переместила штурвал вправо.

Александр встрепенулся, приходя в себя. Разум, стягивая зрачки, вспыхнул в его глазах. Он ударил по тормозам. Педаль провалилась в пол и с прощальным звоном запрыгала по дороге. Машину повело юзом. Ударившись об бордюр, «Гепард» врезался в обелиск, перевернулся и, скользя по мраморным плитам как по маслу, снеся ограждение, рухнул с шестиметровой стены. Аэромобиль вновь встал на колеса и, теряя запчасти, понесся по музыкальным ступеням вниз к набережной. Играла музыка, хлопали двери, Александр с Андромедой летали по салону, пытаясь удержаться внутри. Нырнув под арку, «Гепард» влетел в сквер «Поющие русалки». Отдыхающие в панике разбежались, ныряя в кусты. Русалки, перестав плескаться в фонтане, с любопытством наблюдали за происходящими переменами, хлопая глупыми рыбьим глазами. Подпрыгнув на очередном препятствии, «гепард» пролетел над фонтаном и, пробив стену, «нежно» опустился в игровой зал. Разрушив несколько игратронов, «гепард», а точнее то, что от него осталось, встал на вечную стоянку. Из аэромобиля повалил дым, черным пятном расползаясь по потолку. В зале отключилось электричество. Все на миг замерло, погрузившись в темноту. Наконец-то включилось тусклое аварийное освещение, зазвенела сигнализация. Через раскручивающиеся распылители с потолка ударили фонтанчики воды. Напуганные игроки, расталкивая друг друга, выбегали из помещения. Наиболее прыткие, пользуясь моментом, жадно набивали карманы фишками.

Воздух огласился отрезвляющим воем сирен. К развлекательному центру со всех сторон, как мухи на дерьмо, слетались полицейские аэромобили.

- Быстро встаем, хватаем задницы в руки и вперед, - не давая опомниться, вскочила Андромеда – наше спасение в двух кварталах отсюда.

- Мня не забудьте, - на всякий случай напомнил Олег, следя за быстрыми приготовлениями.

- Куда мы без тебя, говорящая голова, – Александр выдернул черный ящик из панели и небрежно бросил его в контейнер, не обращая внимания на недовольное ворчание Олега.

Вскоре в зал, прикрывая друг друга, вкралась охрана. Окружив «Гепард», приказали сдаться, но никто сдаваться не собирался. Александр с Андромедой уже вовсю шагали к Западному выходу, по пути устанавливая шумовые пакеты и внимательно слушая объявление.

«Уважаемые посетители, по техническим причинам развлекательный центр закрывается. Всех просим покинуть здание. Администрация центра приносит вам свои извинения за причиненные неудобства…».

Коридоры постепенно наполнялись недовольными людьми. С неохотой оторвавшись от приятного развлечения, они лениво тянулись к выходу. Особо нервные, возмущаясь, ругались с обслуживающим персоналом, те, улыбаясь, терпеливо слушали и, извиняясь, вежливо просили проследовать к выходу. Александр и Андромеда заметили, что видеокамеры, висевшие повсюду, медленно поворачиваясь, следили за ними своими бинокулярными объективами.

- Надо вывести из строя систему слежения, иначе нам крышка, - сказала Андромеда.

- Я тоже подумал об этом.

Не останавливаясь, он извлек из контейнера синий шар размером в теннисный мяч и протянул его Андромеде. Электромагнитную бомбу предполагалось использовать при ограблении. Но только в крайнем случае. Ибо от сильного электромагнитного импульса пострадали бы не только киберохрана, но и то снаряжение, что принадлежало им, и тогда пришлось бы полагаться только на свои собственные силы. Александр активизировал систему ориентации. На сетчатке глаза высветился трехмерный план здания. Он быстро определил место, где располагалась комната видеонаблюдения.

- Закладывай, – приказал он – объект как раз попадает в стометровую зону поражения. Андромеда запустила таймер и опустила бомбу в мусорный ящик. В коридорах становилось тесно. Подчиняясь общему течению, они невольно сбавили шаг. Спускаясь по длинной лестнице, ведущей в вестибюль, остановились. Выходящих из центра придирчиво осматривала полиция и охранники.

- Немного не рассчитали, – взглянул на таймер Александр, – придется подождать.

- Подождём, – согласилась Андромеда и, немного подумав, добавила, – хотя я заметила, стоит нам остановиться, и неприятности гарантированы.

Один из полицейских бросил цепкий взгляд на лестницу. Его внимание привлекли две неподвижно стоящие фигуры, выделяющиеся на фоне всеобщего движения. Офицер что-то крикнул своим и бросился вперед. Несколько полицейских последовали за ним.

- Попались, - раздражённо бросил Александр. – Отходим.

- Стой! – Андромеда схватила Александра за руку. – Туда нельзя, мы попадем в зону поражения электромагнитной бомбы. Давай в ту сторону.

- Там нет выхода.

- Тогда налево,

- Лучше к нам, - хриплый голос, звучащий из-за спины, предвещал одни неприятности. Народ, увидев стволы, шарахнулся в сторону, освобождая пространство. Двое в гражданской одежде держали наготове пистолеты.

- Полиция, - один из них показал жетон. – Контейнер на пол, руки вверх, оружие не трогать, иначе вы трупы.

- Если я разожму пальцы, контейнер взорвется, - нагло заявил Александр, скользнув взглядом по таймеру, - до взрыва осталось 30 секунд. Наши с вами запчасти долго будут выкапывать из развалин.

- Успокойся. Держи его крепче…

- Нет, пожалуй, я его брошу, мне все равно терять нечего, – неожиданно передумал он.

- Если ты бросишь, я тебя застрелю

- Если ты меня застрелишь, то контейнер взорвется.

- Да ты посмотри на эту наглую рожу, - заговорил до этого молчавший второй полицейский. – Он над нами издевается. Я видел, как ты, - он гневно ткнул стволом, – минуту назад, не морщась, перекидывал контейнер из одной руки в другую.

- Так ты думаешь, я блефую? – Александр демонстративно вытянул руку с контейнером вперед.- Смотри, такое два раза не показывают.

Со словами: «Прощай! Встретимся в аду на круге третьем», – он бросил контейнер себе под ноги.

Полицейские застыли. Впервые они оказались на краю жизни (так их еще никто не делал).

- Вы что там охренели, - зашумел Олег. – Обращаетесь со мной как с яйцами, и не пытайтесь приготовить яичницу. (омлет)

- Не получилось, – Александр обескуражено развел руками. - Эти штуки иногда не взрываются и ставят меня в неловкое положение. Можно повторить?

- Руки вверх, - рявкнул порытый холодным потом полицейский. – Я тебя…

Взрывы, слитые в один, заглушили голос. Здание содрогнулось. Толпа с воплями ломанулась к выходу, опрокидывая все на своем пути. Когда растянутые на полу полицейские подняли головы, то средь хаоса мелькающих тел они увидели спины преступников. Александр с Андромедой разбежались, договорившись встретиться через несколько минут на первом этаже западного крыла в мужском туалете без полицейской «свиты».

- Я за роботом, - крикнул полицейский напарнику и бросился в погоню.

- Эй, я здесь, я приказываю, - хотел было возмутиться второй, но его уже не слышали.

Стараясь затеряться в хаосе, Александр предпринял попытку оторваться от назойливого полицейского, но тот, вцепившись, как ищейка в след, все время возникал за спиной. Долго так продолжаться не могло. Он уже было решил ввязаться в грубую перестрелку, как более интересная мысль выплыла из головы. Люстра, собранная из тысячи кристаллов, сама напрашивалась. Он с бега перешел на быстрый шаг. Подпустил преследователя поближе и выстрелил. Трос звонкой струной лопнул. Полицейский отпрыгнул. Хрупкая конструкция грохнулась, и мириады ограненных капелек хрусталя брызнули фонтаном света. Люди, балансируя на шариках, проскальзывая, падали друг на друга, образуя на пути полицейского завал. Тот не смутился и, продолжая преследование, зашагал по распластанным телам.

Замысел не удался, но у Александра тут же возникла новая идея. Впереди охранники, поддерживая, вели прихрамывающего мужчину.

Прячась за угол, он крикнул истошным женским голосом: «Помогите! Помогите! Здесь бандиты с пистолетами!» Охранники отреагировали мгновенно. Бросили беспомощного инвалида и, выдергивая оружие из кобуры, кинулись в ту сторону, откуда прозвучал призывный крик. Хромой «исцелившись» резво побежал в другую сторону.

- Помогите, убивают! – еще раз крикнул он, выводя охранников на нужную позицию. Высунулся, выстрелил в одну и в другую сторону. Что тут началось, такое впечатление, что эти парни всю жизнь только и мечтали пострелять друг в друга.

Александр не стал выяснять, у кого окажутся крепче нервы и тверже рука. Посчитав дело сделанным, он прямиком отправился в условленное место.

Андромеда напролом побежала к бару, активно расталкивая людей. Прыгая через поваленные стулья и столы, она столкнулась с растерянным барменом.

- Здесь есть другой выход? – прогремела она, гибкой рукой приподняв за воротник андроида.

- Там, - ответил трясущийся в страхе бармен.

Перемахнув через стойку бара, Андромеда оглянулась. Взъерошенный легавый, размахивая пистолетом, проявился из толпы. Пробежав по узкому коридору, она свернула за угол и нырнула в приоткрытую дверь с надписью «Склад №6». Следуя по пятам, полицейский остановился на углу, определяясь посмотрел в оба конца коридора. Профессиональное чутье подсказало верное направление. Держа перед собой пистолет, он подкрался к двери – прислушался, собираясь с духом. Видя убегающего преступника, он чувствовал себя намного спокойнее. Теперь же предстояло окунуться в неизвестность, сыграть на удачу, а он, полицейский, как никто другой знал, удача вещь непостоянная и в любое время может повернуться задом. Согласно инструкции, без специального снаряжения полицейским запрещалось вступать в перестрелку с преступником. Он должен вызвать подкрепление, это он уже сделал, и ждать. Но, учитывая данную ситуацию, он понимал, стоит промедлить, преступник воспользуется неразберихой, смешается с толпой и выскользнет за периметр.

Резко распахнув дверь, он прыгнул. Сделав кувырок, встал на колено. Подыскивая мишень, рывками повел пистолетом. Складское помещение под завязку было забито какими-то коробками и ящиками. На стеллажах аккуратно лежали всевозможные продукты. Здесь было где укрыться. Полицейский осторожно двинулся в глубину склада, понимая, что враг первым нанесет удар, и от этой мысли ему становилось не по себе.

Андромеда, бесшумно перебегая от одного укрытия к другому, следила за полицейским. Выбрав подходящую позицию, прицелилась.

За долю секунды до выстрела полицейский нагнулся, чтобы посмотреть понизу. Он мгновенно бросился на пол. Уловив шорох, выстрелил бронебойным. Вскакивая на ноги, он выхватил второй такой же двуствольный пистолет сорок шестого калибра и, нажимая на спусковые крючки, уже не смог остановиться. Разделенные стеллажами и неукротимой яростью боя, не жалея патронов, они, двигаясь параллельными курсами, расстреливали с упоением друг друга. Дырки - это все, что оставляли они после себя.

Используя задние руки-щупальца в качестве дополнительных ног, Андромеда, стреляя из четырех рук, закрутила огненную мельницу. При каждом обороте она успевала выхватить щупальцами из кобуры оружие, выстрелить, отправить его обратно, встать на руки и вновь все повторить. Щупальца, оружие, выстрелы, ноги - щупальца, оружие, выстрелы, ноги – кувыркаясь колесом, мелькала она. Стрельба прекратилась, когда Андромеда, пронзительно вскрикнув, затихла.

Убита, ранена? – насторожился полицейский. Стараясь не шуметь, он подкрался к месту, где по его расчетам прозвучал предсмертный вопль. Тела огорченный коп не обнаружил. Привлеченный шумом, он поднял голову и попятился, закрываясь руками. Андромеда схватилась за стойки. Стеллаж заскрипел и опрокинулся. Скованный неприподъемной тяжестью полицейский, не желая мириться с поражением, пытался выбраться. Но все что ему удалось, - вертя головой, сбросить с себя коробки. Лежащий на груди и руках металлический брус не поддавался.

- Не в моих правилах убивать людей, - начала Андромеда, снимая с соседнего стеллажа бочонок пива, – я их обычно калечу, но сегодня я добрая. Сама не знаю почему. Меня так и тянет устроить тебе маленький праздник, прям на рабочем месте. Здесь десять литров, выпьешь за минуту, будешь жить, а не выпьешь, – не обессудь. Получишь награду посмертно.

- Дай мне выбраться, - вскипел коп, – я разорву тебя на части. Достану тебя из-под земли.

- Обидные слова говоришь, - Андромеда, сожалея, покачала головой.

– Я бы на твоем месте набрала побольше воздуха, – Андромеда с размаху насадила бочонок на голову.

Через час из развлекательного центра вынесут на носилках пьяного в доску полицейского. Распевая песни, он выглядел вполне счастливо.

В туалете стоял галдёж. Одноглазые писсуары, прозванные в народе циклопами, о чем-то спорили с унитазами. По полу ползал угрюмый уборщик и своим гибким хоботом вяло засасывал мусор. В его близко посаженных глазах таилась глубокая печаль. Он без интереса взглянул на гостя. Он твердо знал, люди существуют для того, чтобы производить бесконечно мусор, а он должен за ними бесконечно убирать. Так было и будет всегда.

- Пожалуйста, подойдите ко мне, - вразнобой зажурчали наглые писсуары, – мы рады вас обслужить по высшему разряду.

- Всем заткнуться, - рявкнул Александр, проходя мимо них. Он включил связь. – Ты где? Я уже на месте.

- Я на складе, - шёпотом ответила Андромеда, – говорить не могу, скоро буду.

- Не дай умереть от жажды, - взмолился крайний писсуар, – прояви сочувствие, добрый путник.

Александр выругался. – Я напою тебя огнём, если ты не закроешься, - прислонив контейнер к стене, он встал на писсуар и взглянул через узкое окно на улицу. По площади от развлекательного центра, сломя голову, бежали люди. Полицейские, выстроившись несколькими рядами, разбивали толпу, направляя потоки по живому коридору в разные стороны.

- Все ясно, отсюда не прорваться, - окидывая взглядом площадь, сказал себе Александр. Спрыгнув с писсуара, он вздрогнул. Луч лазерного прицела красной точкой играл у него в глазу. В дверном проеме, ухмыляясь, стоял всё тот же полицейский, твердой рукой сжимал двуствольный кумулятивный пистолет сорок пятого калибра, предназначенный для борьбы с легкобронированными целями.

-Так просто от меня не отвяжешься.

Застигнутый врасплох, Александр неуверенно потянулся к кобуре

- Не вздумай, иначе я высажу твои куриные мозги раньше, чем ты поймешь, что умер.

Александр опустил безвольно руку. Полицейский мельком взглянул на контейнер, проходя вперед.

- Это не моё, - оживился Александр, - понимая, что в такой ситуации, чем больше говоришь, тем лучше. - Тот робот использовал меня как носильщика. Она мне угрожала. Забирай бластер, всё ровно в нем больше нет зарядов.

- Не дергайся, если хочешь жить. Ты коварен, но тебе меня не поиметь. Поэтому закрой пасть. Все понял?

Александр, соглашаясь, кивнул головой.

- Отключи костюм, - продолжил коп. – Сними кобуру и положи на пол. Отойди в сторону, - не сводя глаз с задержанного, он поднял бластер. – Ничего не скажу, хорошая игрушка, - он слышал о новом оружии, но впервые держал его в руке. – Теперь открой контейнер, и без фокусов. Надеюсь там не менее удивительные вещи, - засовывая бластер за пояс, предположил он.

Нехотя подчиняясь, Александр подошёл к контейнеру. Набрал код замка. Створки раздвинулись.

- Это чье там свиное рыло, - грубо спросил Олег.

- Тебя даже сажать не надо, ты и так сидишь, - криво усмехнулся коп. Глаза заблестели, – а вот украденный «резервуар».

Удача сама плыла в руки. Карьерный рост был обеспечен.

- Я требую адвоката.

- Будет тебе адвокат, и прокурор в придачу, - пнув ногой, полицейский захлопнул створки. Пистолет эффектно закрутился на указательном пальце. Рукоять легла в ладонь, и оружие автоматическим движением было отправлено в кобуру. - Пришло время примерить браслеты.

Склонив голову, Александр с овечьей покорностью протянул руки:

- Я пал жертвой собственной алчности, - на лице отражалась боль раскаяния.- Я буду активно сотрудничать со следствием. Мне скостят срок? – он с искренней наивностью заглянул в суровые глаза.

- Думаю, пару лет скинут, но остальные двести придётся потерпеть, конечно, если ты откажешься стерилизовать мозги.

- Двести лет? – протянул, сгорбившись Александр и, заглянув за спину полицейского, где-то там увидел край невероятно длиннющего срока. - За что двести?

- Преступление против человечества, - начал перечислять блюститель закона – Кража особо опасным способом. Нападение на полицейского. Организация взрыва в развлекательном центре… - Он мог бы еще долго перечислять, но Александр передумал сдаваться, посчитав, что тюрьма не самое подходящее место для отдыха. Отдернув руки, он заехал фараону между ног, но почему-то больно стало ему.

- Да, ты гад, носишь стальные яйца, - простонал он, прыгая на одной ноге. Острая боль пробудила в нем вспышку неконтролируемой ярости. Хромая, он подскочил и врезал в челюсть, - теперь болела рука.

- Да ты, весь из стали! - отпрыгивая, Александр активизировал костюм, – невозможно работать. Кругом крутые парни.

Секунду назад стройная спортивная фигура оквадратилась, покрывшись уродливыми мышцами.

- Поговорим на равных, - воскликнул Александр, выбивая пистолет из рук копа. Качнувшись, полицейский совершенно напрасно схватился за только что захваченный бластер. Указательный палец лихорадочно дергался, но оружие молчало. Опознав чужую руку, датчик заблокировал затвор. Потеряв время, он пропустил удар. Изогнувшись пружиной, быстро поднялся.

- Ты меня разозлил, - он поправил на лице искусственную кожу.

- Я только начал!

- Ты только начал, я закончу.

Все остальные удары, которые наносил Александр, проваливались в пустоту. Робот оказался быстрее и хладнокровнее органической плоти. Ловко уворачиваясь, он исподволь наносил болезненные удары, выводя противника из равновесия. Когда вас бьют железной рукой, даже броне костюм не спасает. Пару раз Александр испытал «приятное» чувство невесомости, но приземление всякий раз было ужасным. Однажды рухнув у выхода, он вцепился в ногу случайно забредшему парню.

- Избавь меня от этого беспощадного монстра, - взмолился Александр.

- Отпустите меня, - растерянно запротестовал парень, волоча за собой прилипчивого типа. – Я здесь по-другому делу. Выдрав ногу с третьей попытки, он, не оборачиваясь, исчез, но на всякий случай успел бросить обнадёживающую фразу. – Не уходите, я вызову полицию.

- Не вздумай, твою мать, - крикнул вдогонку Александр, – мне одного достаточно.

Поначалу испуганно притихший персонал туалета оживился. Писсуары, обиженные на клиента, сразу встали на сторону полицейского. В стане унитазов не было единства. Чему удивляться, находясь в кабинках, они не могли в полной мере оценить возможности бойцов, но как только картина боя стала проясняться они безоговорочно перешли на сторону фараона. Писсуары с унитазами неистовствовали. Каждый точный удар приветствовался на ура. В конце схватки туалет сотрясали восторженные крики: « Мочи его», «Вставай и дерись, дохляк»; «Охлади голову в унитазе, клоун». Кто-то призывал делать ставки, но желающих ставить на Александра почему-то не нашлось. Такое потрясающе шоу в таком месте демонстрировалось впервые. Только уборщик «неадекватно» реагировал. Перестав жужжать он, втянув голову, испуганно забился в угол и, слабо угрожая, выставил вперед хобот.

- Не подходите, не подходите, иначе я за себя не ручаюсь, - очень тихо, так чтобы, не дай бог, кто-нибудь не услышал, жалобно гнусил он, находясь в предобморочном состоянии.

- Всё, твоя взяла, - с трудом поднимаясь, сказал Александр. – Отбросы общества сдаются на милость победителя.

Но в отличие от лживого языка руки по-прежнему сражались. Он, подняв, швырнул уборщика. Столкнувшись с непредвиденным препятствием, полицейский упал. Александр кинулся к спасительному бластеру. Это его последний шанс. Ответным броском полицейский обрушил уборщика на спину. Пущенная снарядом машина буквально взорвалась. Александр рублено рухнул на пол. Рука обхватила холодную рукоятку бластера. Последнее усилие. Он приподнялся на локти, и… Полицейский всем весом навалился на врага. Вцепился в запястье и, напрягаясь, с трудом заломил руку. Крик обреченного вырвался из уст Александра. Он повержен, киборг победил человека. Разогретая схваткой публика не сразу обратила внимание на появление нового героя. Незнакомка в одной руке держала мешок с вещами, все остальные руки сжимали бластер. Она подскочила, сунула полицейскому в глаз ствол и одним выстрелом изменила результат схватки. Полицейский откинулся навзничь, ткнувшись головой в писсуар, и затих.

- Послушай, дружище, ты сильно изменился с тех пор, как мы расстались, - помогая подняться, сказала Андромеда.

- Зато ты осталась прежней, - Александр подошел к зеркалу, снял шлем, с болью в сердце посмотрел на свое отражение.

- Когда-то я был красавчиком, - находясь в шлеме, он умудрился заработать боевые «трофеи». Фингал под глазом, разбитая верхняя губа.

-Как ты избавилась от копа?

- Ты не представляешь, он оказался любителем пива.

- Тебе повезло. Зато мой громила оказался любителем бокса. – Александр склонился над умывальником, сполоснул рот и вместе с водой выплюнул зуб.

- Что у вас происходит? – Олег услышал знакомые голоса.

- Все в порядке, мы снова в деле, - заглянул в контейнер Александр.

- Бог мой! – воскликнул Олег. – Такое впечатление, что тебя сбросили с очень длинного эскалатора, в конце которого работал пресс.

- Да, это был эскалатор под названием робот-полицейский.

- Хватит болтать, маски на лица, одежду на тела, - Андромеда вытряхнула из мешка спец форму тёмно-зелёного цвета, взятую без разрешения в «прокат» на складе.

- Не забывайте, нам в спину дышит полиция всего города.

- Тебе какую, белую или желтую маску? – Андромеда держала в руке два небольших овала.

Александр задумался, пытаясь понять, чем же они отличаются, но Андромеда сделала, за него выбор: - Лови!

Он прикоснулся к активной зоне, шлем треснул пополам и уполз в воротник. Андромеда втянула задние руки в ранец. Они ткнулись носами в маски. Искусственная кожа расползлась, формируя новые лица. Растягивающиеся комбинезоны с вышитыми перчатками, один в один имитирующие человеческие руки, они натянули поверх броне костюма.

- Теперь мы выглядим как охранники развлекательного центра.

- Как быть с этими свидетелями? – Андромеда кивнула на писсуары, – они сдадут нас с потрохами.

- Это вряд ли. Прощаясь, мы их угостим коктейлем «минус 280». Пристроившись у писсуара, Александр заглянул в зеркало

- Черт побери, что это за пугало?

- Гражданин негр с белоснежными шарами перестаньте, пожалуйста, мочиться мимо чаши, вы забрызгали мне глаз, - как бы извиняясь, осторожно попросил писсуар.

Александр бросил взгляд ниже пояса, еще больше расстроился.

- Ты что мне подсунула? Я же черный наполовину.

- Кажется, я захватила не те маски, но не стоит так убиваться, ну подумаешь, губы немного толстоваты.

- Причем тут губы, меня разоблачат бдительные копы, - он продемонстрировал ладони, которые на фоне черного лица светили белым.

- Не все так трагично. Ты черный парень, я твоя белая подруга. Сыграем влюбленную парочку. Кто в суматохе будет нас разглядывать, а вообще мы здесь засиделись. Пришло время окунуться в гущу событий. Ты готов?

- Кажется, я готов! Это точно, - с горькой иронией произнес Александр, взваливая на спину контейнер. Последней вышла Андромеда. Выдернув чеку, она бросила термическую гранату и захлопнула за собой дверь. Некоторое время в туалете бились в истерике и взывали о пощаде писсуары с унитазами. Аэрозоль, быстро заполнив помещение, сдетонировал ледяным огнём. Дверь, хлопнув, слетела с петель. Из туалета вырвался обжигающий холод.

Чем ближе они продвигались к выходу, тем плотнее становился людской поток. В наэлектризованном воздухе витал дух тревоги и страха. С верхних этажей нескончаемой рекой стекались люди, стремясь поскорее покинуть злополучное место. Лифты, открываясь, извергали все новые и новые порции. Вестибюль, до недавнего времени казавшийся громадным, заполнился неуправляемой массой. На выходах образовались заторы. Напирая с невероятной силой, толпа выдавливала народ через узкие горловины проходов. Панические крики, стоны смешивались в сплошной вой.

Александр с Андромедой укрылись за массивным квадратом колонны, оказались в мертвой зоне. С обеих сторон колонну омывало людское течение. Отсюда, приложив усилие, еще можно было пробиться назад, но буквально перед ними в пяти метрах начиналась всепоглощающая преисподняя, из которой не возвращались.

- Чем хуже для них, тем лучше для нас, - окинув взглядом кишащую толпу, безрадостно заметил Александр и повернулся спиной к Андромеде.

- Достань из контейнера шумовые пакеты. Взбодрим серую массу.

- Мне плохо, кружится голова, - толстая шатенка повисла на шее Александра. Ей казалось, что земля уходит из-под ног.- Помогите, помогите! – оглашено вопила она, пытаясь вскарабкаться на «спасителя».

Он с трудом отодрал девушку от себя.

- Не вы одна страдаете, но мы сейчас всё исправим.

Андромеда швырнула шумовой пакет в закрывающийся лифт. Где-то наверху прогремел взрыв. Людская масса вздрогнула и с новой силой поперла к выходу.

Девушка, словно очнувшись от летаргического сна, попятилась с диким ужасом в глазах.

- Вы злодеи!- нервный тик играл на ее губе. – Злодеи!

- Береги себя, крошка, - попрощался Александр. Толпа подхватила и безжалостно поглотила красотку.

- Кажется, я переборщила, - теряя уверенность, воскликнула Андромеда.

Александр приподнял голову. С верхних этажей неслась лавина. Перила на втором этаже не выдержали напора и со страшным треском переломились. Люди с воплями посыпались, образуя растущую гору человеческих тел. Александр с Андромедой заметались между Сциллой и харизмой. Боковая лавина, настигнув, опрокинула их в толпу. Спрессованные со всех сторон они «поплыли» в бурлящем потоке. Перед выходом их сдавило так, что казалось еще чуть-чуть и доспехи не выдержат. Толпа выхлестнула на площадь. Они бежали вместе со всеми, еле успевая перепрыгивать через упавших. Полицейские, пытавшиеся своими монолитными рядами организовать толпу, под натиском новой волны были сметены. Две улицы, упиравшиеся в площадь, стали двумя руслами живых рек. Александра и Андромеду, как они планировали, унесло на улицу Прибрежную. С одной стороны, плотно примыкая друг к другу, стояли двух, трехэтажные дома, с другой тянулась железная ограда ботанического сада.

Полицейские аэромобили, низко пролетая над людским морем, вели непрерывный поиск беглецов. На соседних улицах высаживались заградительные отряды. Делалось все, чтобы не дать преступникам уйти. Находясь внутри бушующей массы, Александр с Андромедой оставались в относительной безопасности. Как ни пытались они держаться вместе, но расстояние между ними постоянно увеличивалось. На противоположной стороне ботанического сада показалось здание НИИ «Времени» (научно-исследовательский институт) – стеклянный квадрат, облицованный синхронно-работающими мониторами, из мозаики которых время от времени складывались картины каких-то далеких миров.

- Ты где? – через плечо крикнул Александр.

-Держись поближе к забору, - отозвалась Андромеда – Я перелезу через ограду и зайду вперед.

Щупальца, разрывая на спине форму, гибкими хлыстами взвились над толпой. Схватившись за фонарный столб, она подтянулась, выдергивая из толпы всех тех, кто успел на ней повиснуть. Фонарь, прогибаясь под тяжестью, издал зловещий металлический вой. Зацепившись за ветку дуба, она перелетела через ограду. При приземлении два висящих на ней субъекта кубарем покатились по земле.

- Считайте, что вы въехали в рай на моем горбу.

Она выдернула из ножен лазерный меч и, пробегая вдоль ограды, подрубила металлические столбы. Несколько пролетов рухнуло, и в образовавшийся проем хлынул народ.

Продолжая направлять неуправляемую стихию, они неслись во главе потока. Оказавшись на противоположной стороне ботанического сада, они прорубили проходы в ограде.

Несмотря на плотный контроль с неба, наемники, прикрытые толпой, без проблем добежали до здания НИИ. Полицейские их заметил только тогда, когда Андромеда, взламывая бронированную дверь, применила подствольный гранатомет. Они ворвались в здание через аварийный неохраняемый выход и, в три прыжка преодолевая лестничные марши, понеслись на девятый этаж. Люди в стерильных комбинезонах, не успевая понять и испугаться, растерянно смотрели им вслед. Снизу слышался топот множества ног. Полицейские, мелькая в узких просветах между перилами, прикрывая друг друга, занимали этаж за этажом.

Исследовательская лаборатория номер семь располагалась на девятом этаже, именно туда устремились преследуемые.

Парень в белом халате, держа в руке пульт дистанционного управления, осторожно заводил тележку с прозрачной капсулой, внутри которой лежало нечто омерзительно синее, похожее на человека, упавшего с большой высоты головой вниз.

- Давай живее! – рявкнул Александр, «нежно» подталкивая парня в лабораторию. Лаборант споткнулся, упал на капсулу, придавив телом пульт. Тележка, резко рванув, врезалась в шкаф. Хрупкий прибор с грохотом упал на пол и разбился, выпустив дурно пахнущее облако. Под потолком щёлкнув, загудели фильтры. Конструктора, стоявшие вокруг сборочного стола в белых стерильных комбинезонах, недоуменно застыли, держа в руках инструменты. На столе лежал робот, в полуразобранном, а может в полусобранном состоянии, из вскрытой грудной клетки торчали провода и трубки.

Дверь медленнее, чем хотелось, закрылась. Андромеда несколькими выстрелами перерубила провод, питавший током замок.

- Всем сохранять спокойствие! – Александр поднял оружие так, чтобы все видели, с кем имеют дело. – Руки вверх! Выше, не стесняйтесь. Будете себя хорошо вести, никто не пострадает.

Лежащий на столе безногий робот повернул голову и пронзительно посмотрел круглыми глазами без век. Присмотревшись как следует и сообразив, что к чему, он поднял руки.

- Можешь не вставать, - великодушно сказал Александр, - инвалидам льгота.

Робот затрясся, выдавая трели болезненного смеха. Но всё это веселье длилось недолго. Запчасть, видимо очень важная, вылетела из груди. Робот, ойкнув сдулся безвольно, свесив руки по краям стола.

- Смех продлевает жизнь, - усомнился Александр, - но не сегодня.

В коридоре послышались неразборчивые крики. Глухие удары сотрясли стальную дверь.

- Вы кого-то ждете? – спросил Александр немую публику.

- Тащись сюда, - Андромеда крикнула из соседнего помещения, срывая маску и разрывая на себе темно-зеленую форму.

Посередине круглого зала в тусклом свете стоял древний телепорт – одна из первых моделей. Серая невзрачная будка, не внушающая доверия.

- Что-то не нравится мне эта мясорубка, - засомневался Александр в успехе перемещения, быстро избавляясь от маски и формы охранника.

- Какая беспечность, кодовый замок сломан. Заходи и делай что хочешь.

Андромеда прикоснулась к сенсорной пластине. Сверху над телепортом возникло синее свечение, оно вращалось и опускалось. Послышался ровный нарастающий гул. Шлюз со скрипом открылся, застоявшийся световой туман вытек из будки. Они с опаскою вошли в телепорт. Шлюз закрылся. Из жидкого экрана выдавилось морщинистое лицо

- Сектор загрузки? – выпуская пыль изо рта, не здороваясь, спросил дряхлый телепортер, шевеля синими полупрозрачными губами, и закашлялся. Александр достал из пояса ключ и вставил остроконечный штырь в ромбическое отверстие.

- Здесь все, что тебе надо. Смотри не подавись.

Номер сектора загрузки высветился на экране.

- Ваши параметры оставить без изменения?

- Сохранить согласно идентификационной карте.

В каком обличии ни был бы человек, индивидуальная информация о его исходной форме всегда сохраняется в новом носителе.

- Все ли вещи и оборудование подлежит телепортации?

- Да все, - торопливо сказал Александр.

- Особое предложение.

- Из черного ящика извлечь объект, - теряя терпение, бросил Александр, - информация об этом есть в ключе.

- Я хотел всего лишь уточнить.

- Давай запускай агрегат,- крикнул из контейнера Олег, - мы здесь не на прогулке.

- Информация загружена, - после небольшой паузы сказал телепортёр, - приготовьтесь к телепортации, теле-пор-тации, пор-та-ци-и. – Глаза засоловели, веки опустились. Старик, прихрапывая, задремал.

- Какого черта, - несколько раз по стене ударил Александр, - может, вначале отправишь нас?

Телепортер очнулся и к удивлению бодро произнес: - Телепортация начинается! Вперед!

- Надеюсь, он не потеряет наши запчасти, - встревожено произнесла Андромеда, - во мне нет лишних деталей.

Свет чистый и густой струился сверху, обволакивая и проникая в каждую молекулу вещества. Материя, насыщаясь светом, становилась светом. Пелена сонного блаженства опустошила разум. Они провалились в колыбель покоя. Пространство раздвинулось, обнажая токи времени. Ворвался теплый ветер, и тела рассыпались, чтобы вновь собраться на другом конце вселенной.

 

Глава 5. Логово

Шлюз открылся. Курьер вышел из телепорта, прошел под рамкой определителя. Зажегся зеленый разрешающий свет. Стражники опустили оружие и потеряли к нему всякий интерес.

Зона А – особо охраняемая территория. Тщательный контроль. Никому не делалось скидок, даже верховному. Курьер вспомнил, что на прошлой неделе здесь подстрелили парня, прямо на его глазах. Зрелище не из приятных. Парень стоял под рамкой определителя, всем своим растерянным видом говоря, что он ни при чем, это ошибка.

- Тревога, чужой… - определитель был неумолим. Андроид бросился к своим, будто бы они могли ему чем-то помочь. От него шарахались как когда-то здоровые люди от прокаженного.

- Чужой… - безжизненный голос, усиливаясь, заполонил станцию.

Напрасно он кинулся к телепорту, стоял бы на месте, была бы одна дырка, а так страшно было смотреть. Несчастный, подброшенный выстрелами, рассыпался в воздухе. Обломки смели в мешок и отнесли в лабораторию на экспертизу. Провели расследование, выяснили, произошел сбой в работе определителя. Андроида не стали восстанавливать, служащий третей категории – не велика потеря.

«Все мы ходим под рамкой определителя», - с такими невеселыми мыслями Курьер вошел в приемную.

- Вас ждут, - дежурно улыбаясь, сказал робот секретарь.

Курьер прошагал в президентский зал. За огромным квадратным столом-экраном сидели министры теневого правительства, руководители межзвездных союзов, силовики и о чем-то спорили. Увидев вошедшего, они притихли. Курьер опустился в кресло в полной тишине.

- Рассказывай, - сказал сидевший во главе стола Вождь, президент транспортной корпорации «Небесное око». Здесь все подчинялось ему. Он решал, кому жить, а кому умереть за идею. Железная дисциплина и самопожертвование, только в таких условиях могла выжить и окрепнуть организация.

- Обмен не состоялся, - начал Курьер. – Наемники напоролись на полицейский патруль. Дальше все покатилось как снежный ком. Впрочем, вы и так знаете. Симбирск гудит как разворошенный улей. Сейчас наемники перемещаются по сверхбыстрым мирам. Так что шансы уйти от погони у них высоки. Как только они свяжутся с нами, я отправлюсь за изделием, один.

- Нет, слишком рискованно, - возразил Вождь. – Ситуация изменилась. Возьмёшь отряд Z. Обмен произведешь по второму варианту. Задачу выполнишь – вернёшься один. Роботы должны быть запрограммированы на самоликвидацию, чтоб никаких следов.

Вождь перевел взгляд на Хел База, возглавлявшего технический отдел.

- Организуй всё. Никто не должен уцелеть.

- Будет сделано, - коротко ответил Хел.

Как только прозвучали слова «самоликвидация», Курьер почувствовал себя неуютно. Он задумчиво посмотрел на муху, с тупым упорством бьющуюся об оконное стекло. Нет никаких гарантий, что после обмена его самого не ликвидируют.

- Курьер, Хел свободны, займитесь подготовкой отряда, - Вождь указал пальцем на Курьера – Помни, у тебя будет не так много времени. В любой момент могут появиться комитетчики.

Курьер с Хелом вышли. Вождь, выдержав паузу, продолжил:

- Ставки слишком высоки. Ситуация в любой момент может выйти из-под контроля. Мы не можем полагаться только на Курьера. Необходимо еще раз обсудить пути отхода…

 

Глава 6. Атолл  (Вторая попытка)

В глазах прояснилось, и Александр с Андромедой удивились. Олег стоял на коленях и, слегка наклонившись, копошился в контейнере.

- Если бы вы знали, как я соскучился по телу, - он достал обойму, вставил ее в бластер, передернул затвор. На маленьком экране высветились цифры.

- Оружие стоит на предохранителе, - проинформировал бластер – В обойме сто два выстрела.

- Вы здесь или еще в проекте? – спроси Олег, пристально всматриваясь в лица.

- Здесь, - ответил Александр, с недоверием ощупывая самого себя.

- Надеюсь внутри также все в порядке, как и снаружи, - произнесла Андромеда, запуская программу поиска повреждений.

Александр усмехнулся, телепортер дремал тихо похрапывая.

- Это даже неплохо, что мы воспользовались устаревшей моделью.

- Я бы предпочел более надежный способ перемещения, - Оле загнал бластер в кобуру.

- В отличие от современных телепортов, - продолжил Александр, – которые отслеживают близлежащее пространство и в связке с другими телепортами знают обо всем, что происходит на планете, старые образцы контролируют только то, что внутри кабины и не более того. Чем меньше информации о нас, тем лучше для нас.

- Александр вставил ключ в приёмное отверстие, запустил вирус.

- Через пару минут старик навсегда забудет о том, с кем имел дело.

- Пора! – Андромеда ударила кулаком по стенке.

Телепортёр очнулся от дремоты:

- А. Уже. Добро пожаловать на сверхбыструю, - он напрягся, пытаясь вспомнить название планеты. – Впрочем, вы и так все знаете, - он зевнул, открывая проход. Что-то несвязное пробормотал и вновь уснул, держа приоткрытым один глаз.

За шлюзом простиралась холмистая поверхность «Атолла». В прозрачном светло-зеленом небе висело нечто, заменявшее солнце. Кольцо светящегося газа по экватору опоясывало планету, ласково обогревая все то, что жило под ним и размножалось. О небольших размерах планеты можно было судить по изогнутому дугой горизонту. Вся земля вокруг телепорта была покрыта какой-то колышущейся травой. Слева синей стеной возвышался мерцающий лес, в основном состоящий из шестигранных деревьев, на вершинах которых располагались чаши, из которых торчал оранжевый стебель. Отраженный свет фокусировался на нем, накапливался и, пульсируя, выстреливался вниз. Пробегая по стволу, веткам, импульс поглощался листьями. И от этой постоянной пульсации лес то гас, то наполнялся синим свечением. Крики зверей то стихали, то вновь наполняли окрестности.

Всякий раз, как только они собирались поставить ногу на землю, трава, тихо попискивая, разбегалась, обнажая пятном фиолетовую почву.

- Это не трава, а какие-то непонятные твари, - Олег нагнулся, – они шевелятся, как наэлектризованные макароны.

Аплодисменты, покачиваясь, повернулись к незнакомцу и выдохнули в лицо пьянящий аромат.

- Скорее всего, это гибрид, - сказала Андромеда, - смесь растений и животного.

Олег потянул за нитевидный стебель.

- Смотрите, у них пятипалые листья, похожие на человеческую ладонь. Даже подобие глаз есть. - К его удивлению, почернев, стебель не оторвался, а вытянулся как резиновый. Лист побагровел и дыхнул на обидчика жгучую пыльцу. Сработала защита, захлопнулось забрало шлема, заработал фильтр. Олег, матерясь, отбросил растение.

- Перцовый газ, - проинформировал анализатор,- незначительная концентрация.

Стебель быстро утянулся. Лист вновь стал желтым и добрым.

- Будьте осторожны, - предупредил Александр, - руками ничего не трогать, тем более тянуть. Мы на неизвестной планете, и если люди здесь не живут, значит, на то есть причина. И всё это спокойствие может быть обманчиво.

Раздался хлопок, они оглянулись. На том месте, где раньше был телепорт, стояла плоская каменная плита. Наемники почувствовали необъяснимую тревогу.

- Думаю, надо обсудить, где и как мы произведем обмен, - сказал Александр, - нужно быть готовым к любому развитию ситуации.

- Я вышибу этому курьеру мозги, если он начнет свою игру, - воинственно заявил Олег.

К моменту появления заказчика, все детали были проработаны, роли распределены, позиции заняты.

Электрический разряд разорвал каменную плиту. Она треснула черным квадратом, и из чрева телепорта выскочил Курьер, облачённый в ярко-оранжевый комбинезон спасателя. Сделав несколько шагов, он остановился, острым взглядом окинул пространство перед собой. Курьер нервно взглянул на пристегнутый к запястью радар, но ничего стоящего на экране не увидел.

- Где же они? – спросил он самого себя, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, - ну вот он я, один и без оружия. Чего же вы медлите.

Шлюз бесшумно закрылся, и тут же радар уловил небольшой всплеск активности. На экране высветилась стрелка курса. Курьер бросил ястребиный взгляд на указанное направление. На краю леса стоял Александр. Курьер поднял руку. Ему хотелось, чтобы все наёмники вышли из леса на открытое пространство, но похоже, на это рассчитывать не приходилось. Время поджимало. Курьер торопливо зашагал по прямой, не обращая внимания на заросли колючего кустарника. Александр ждал, нервно поглаживая правой рукою кобуру, в левой держал маленькую призму.

Не верь всему, что видишь, главное правило выживания в современном мире. Неважно кто пришел или приполз на встречу, видел ты его раньше или видишь впервые, главное, чтобы он принес код. Потерял код, потерял шанс, из дельца превратился в покойника.

- Я принес ключ, - Курьер остановился в нескольких шагах.

Они пристально посмотрели друг другу в глаза.

- Вот замок, - Александр подбросил черную призму. Описав в воздухе высокую дугу, призма почти вертикально упала в руку Курьера.

- Вставь ключ, и мы продолжим разговор или не продолжим, - Александр взялся за рукоятку бластера.

Курьер поставил на землю кейс и достал из нагрудного кармана трехгранный ключ.

- Ты знаешь, что произойдет с тобой, если ключ не подойдет к замку?

Курьер кивнул: - Ты меня убьешь.

- Почти угадал. - Дальше Александр, подробно описал работу фотонного дезинтегратора. - В начале тебе оторвёт кисти, но это не самое страшное. Потом твои руки превратятся в горящие бикфордовы шнуры. Ты будешь вопить и прыгать, как сайгак, метясь по полю, до тех пор, пока не поджарится последняя клеточка твоего тела.

- Жуткая смерть, я восхищен и потрясен, - в голосе звучала ирония. - Не скрою, придумано красиво, с душой.

- Главное надежно. Надеюсь, я тебя не огорчил?

Курьер, демонстрируя полное спокойствие, вставил ключ в треугольное отверстие. Призма наполнилась белым светом. От каждой грани отошли радужные лучи. Призма погасла и рассыпалась.

- Теперь я могу получить товар? Вот оплата, - курьер протянул кейс.

- Открой сам.

- Все еще не доверяешь? – Курьер с недовольным видом открыл кейс, - вот кредитки на предъявителя, как мы договаривались.

Александр щелкнул пальцем, из леса вышла Андромеда с контейнером на плече.

Андромеда на глазах Курьера набрала код. Замок автоматически открылся. У Курьера заблестели глаза. Он рукой провел по гладкой поверхности резервуара. Внутри цилиндра на двойной спирали, примагничивая взгляд, мерцал кристалл. Продолжая смотреть в бесконечную глубину кристалла, он одобрительно кивнул головой. Андромеда резко захлопнула крышку, поставила контейнер на землю, взяла кейс.

-Сработали на грани фола, – сказал Курьер, терпеливо глядя как Андромеда, не спеша один за другим опускает карточки в определитель.- А мне вас рекомендовали как профессионала высшей пробы.

Александр чуть заметно улыбнулся. – Никто не застрахован от рокового случая.

- Случай дорого стоит.

-В конце концов, дело сделано. Вы получили товар в целости и сохранности.

- Всё в порядке. - Андромеда выбросила кейс, засунула кредитки в пояс. Обмен состоялся.

- Советую не задерживаться здесь, прощайте, – Курьер, не оглядываясь, поспешил к телепорту, чувствуя на спине пристальные взгляды. Он прикоснулся к люку, телепорт открылся

- Что за чёрт, – Александр поднял руку, тревожный сигнал исходил от навигатора. – Какие-то помехи.

Курьер оглянулся, коварная улыбка сияла на его лице. – Убейте всех! - приказал он, заходя в телепорт.

- Есть, - ответил командир отряда.

Из телепорта высыпали ликвидаторы. Рассредоточиваясь, они выстроились цепью.

Александр с Андромедой мгновение стояли неподвижно. Готовые к любому повороту событий, они все-таки надеялись на лучшее.

- Они решили от нас избавиться, - яростно воскликнул Александр, выдёргивая из кобуры бластер. Наёмники бросились под защиту леса.

Пока ещё не прозвучали первые выстрелы, но Курьер не сомневался, на чей стороне будет победа. Никому ещё не удавалось переиграть отряд. Тем более с таким численным перевесом, один к шести Наёмники были обречены.

-Никто не застрахован от рокового случая, – громко рассмеялся Курьер. - Я и есть роковой случай. Смех прервался удушливым кашлем. Красное лицо стало бледным.

- Кто ты? – Курьер испуганно отшатнулся, прикрываясь контейнером.

- Играешь не по правилам. – Олег надвинулся, схватил заказчика за горло, приподнял и пригвоздил к стене.

-Я всё объясню. – Затрепыхался Курьер, болтая в воздухе ногами. – Вы меня не так поняли. Мы может договоримся на ваших условиях.

- Заманчивое предложение. Олег хитро прищурил глаза. Надо подумать. Теперь товар будет стоить дороже.

- Скажи сколько? – задыхаясь, прохрипел Курьер, пытаясь незаметно взять пистолет с полки дезинтегратора, но Олег был начеку. Это была его игра и его правила. Ни одно движение коварного врага не могло ускользнуть от цепкого взгляда. Он отодвинул Курьера чуть – чуть в сторону, но так, чтобы тот всё ещё надеялся заполучить ствол. Курьер, напрягаясь телом, тянул руку к оружию, трогал кончиками пальцев ускользающую рукоятку.

- В два раза дороже, – Олег посильнее надавил на горло.

- Мы согласны, – с трудом выдавил Курьер.

- В два раза, – медленно повторил Олег, пристально глядя в выпученные глаза, растресканные капиллярной сеткой. – Раз, два. – Два выстрела в упор прозвучали безобидно тихо.

Лицо Курьера перекосило от боли. Он два раза дёрнулся и медленно осел на колени, все ещё удерживая резервуар.

Олег знал, куда стрелять, так чтобы не повредить жизненно важные органы

- Канал связи остаётся прежним, но не долго. Ты меня понял?

Курьер беззвучно шевельнул синеющими губами. Парализующая боль проникла в каждую клетку его тела.

- Люблю понятливых. - Олег по-дружески похлопал по плечу. - Хреново выглядишь. Пара тебя отправлять домой. - Он повернулся к экрану, в нём безмолвно торчала голова телепортёра, с тревогой наблюдавшая за разговором. - Отправь этого парня обратно.

-Будет сделано. – Ответила машина. – Собрать объект без повреждений?

-Постарайся.

Олег ремнями закрепил контейнер на спине. Выйдя из телепорта, отключил режим радиомолчания. В уши ворвался тревожный голос Александра.

- Осторожно, он сейчас появится слева.

-Вижу, он мой, – отозвалась Андромеда.

Взрыв сотряс лес, и раздались беспорядочные выстрелы.

-Я его прикончила! – возбуждённо воскликнула Андромеда.

-Не увлекайся. Отходим.

- Держитесь, я иду к вам, - вклинился в разговор Олег. – Резервуар у меня.

-Отлично, - ответил Александр. – Есть кой-какие соображения. Подтягивайся в тридцать пятый квадрат. Мы вытащим ликвидаторов на открытое пространство. Устроим засаду по классической схеме.

 

Глава 7. Охота

Створки шлюза разъехались, и телепорт бесцеремонно выплюнул почтовый багаж. Из экрана выдавилось лицо.

- Груз доставлен, - с усмешкой произнёс телепортёр и затих, с интересом наблюдая за объектом. Ему приходилось перемещать всяких придурков, но этот превзошёл всех. Нужно было быть ненормальным, чтобы послать самого себя самому себе, да ещё в таком виде, в такую дыру.

В коробке наконец-то зашевелились, и как цыпленок, разламывая скорлупу, вылезает из яйца, так из треснувшей упаковки вначале продралась голова с безумными широко открытыми глазами, с губами, жадно хватающими как еду воздух, потом медленно на руках выползло всё остальное. Человек застыл, продолжая стоять на четвереньках.

Потихоньку наступило прояснение, и ощущение грозящей опасности наполнило его. Он зыркнул глазами из стороны в сторону, выискивая источник страха, и не найдя ничего подозрительного, как бы между прочим, глядя в сторону, резко рванул к телепорту.

Телепортёр ухмыльнулся, подождал до последнего и перед носом почти захлопнул шлюз.

- Выпустите меня отсюда, - закричал человек нечеловеческим голосом, пытаясь корявыми пальцами раздвинуть створки, заглядывая в щель то одним, то другим безумным глазом.

Полный псих, - подумал телепортёр. Надо будет произвести полную дезинфекцию. Вдруг это заразно.

- Вас уже выпустили. Прощайте.

Створки стали медленно сдвигаться.

- Нет! Нет! Стой! – Человек царапая с трудом, выдернул пальцы. В порыве отчаянья он с кулаками бросился на телепорт, но кабина внезапно исчезла. Проскочив в пустоту, он без сил рухнул на землю.

Андроид, потерянный и раздавленный, лежал на фиолетовой земле, окруженный сочувствующими аплодисментами. Его словно обожгло, он вспомнил всё. Стон отчаянья вырвался из груди. Всё произошло так быстро, что он даже не успел предупредить агента и уничтожить коды.

Аплодисменты, пошептавшись, разом выдохнули в лицо страдающему пыльцу. Густое желтое облако окутало андроида.

В носу защекотало, он чихнул, открыл глаза, полные блеска, и глупо улыбнулся всему миру. «Куда всё делось?- удивился Макс.- Страх ушёл, боль исчезла. Заклинившая блаженная улыбка на лице, которую можно исправить только грубою работою кулака и эти милые создания. Мир прекрасен! С таким отношением к жизни я долго не протяну».

- Хватит нагонять туману, – Макс энергично замахал руками, пытаясь отогнать жёлтое облако. – Прекратите дышать на меня веселящим газом.

Облако «улыбнулось» и отлетело.

Наполненный невесомостью он резво вскочил. Аплодисменты отхлынули, но через секунду вновь набежали, обступив тёплое тело.

Макс тряхнул головой, вставляя на место мозги.

-Мир прекрасен! – Он подождал, когда эхо собственного голоса отзвучит в голове и, потеряв нить рассуждения, махнул рукою. – Спасибо ребята за поддержку, - заплетающимся языком поблагодарил он. - Слова для него звучали, растягиваясь и каким-то невероятным образом перекрывая друг друга. - Если мои враги найдут меня здесь без воли к сопротивлению и полностью удовлетворённого, они меня не поймут, расстроятся и расстроят меня. – Он ударил по уху ладонью, пытаясь выбить колокольный звон. – Бесполезно. – Походкою моряка, только что вернувшегося из дальнего плаванья, он замедленно зашагал в сторону леса, мыча под нос песню, лишенную всякого смысла без начала и конца.

-Так просто живёшь, думаешь, жить будешь вечно, а в итоге даже до обеда не дотягиваешь. Он шёл по лесу, бесцельно меняя направление. Натыкаясь на деревья, подолгу стоял, тупо уставившись перед собою. Вскоре действие веселящего газа прекратилось и те же самые мысли, но уже тревожные, накрыли его.

Первый раз Макс остановился, услышав неприятный шорох. Кто-то крался, осторожно ступая по опавшей листве.

- Не хватало, чтобы меня сожрал какой-нибудь зверь, - напрягся Макс, всматриваясь в заросли. Пытаясь определить форму и размер неизвестного существа. Но оно сливалось с синей листвою. Пятно шевельнулось, из зарослей вылез небольшой зверёк с крокодиловой пастью, телом антилопы гну, и длинным покрытым перьями хвостом

Айсра, всецело поглощённая охотою, прокралась мимо, даже не посчитав нужным бросить на него мимолётный взгляд. Присев на задние лапы, хищница застыла, сконцентрировав взгляд на извивающемся раздвоенном черве. И тут Макс увидел животное, точнее часть его. Чистоплюй с мечтательным видом сидел в цветке, широко открыв клюв, пробуя раздвоенным языком воздух. Может, они везде. Макс посмотрел по сторонам, повсюду на ветках висели такие же, но только закупоренные яйцевидные цветки и неизвестно, что пряталось в них.

Айсра придвинулась вплотную. Язык утянулся, заманивая жертву в глубину. Любопытная айсра вытянув шею, заглянула в шершавую «нору» и, долго не думая, вцепилась в жирного раздвоенного «червя».

- Плюй, – пропел чистоплюй и щёлкнул клювом.

- Гоп, – взвизгнула от боли ошеломлённая айсра и, не сопротивляясь, безвольно свесила лапы по краям клюва.

- Мир прекрасен, – с философской грустью произнёс Макс.

Чистоплюй аппетитно чавкнул, проталкивая зверя на тот свет. Осознав ошибку, айсра судорожно заскребла когтями, борясь за свою жалкую жизнь. Чистоплюй в последний раз щёлкнул клювом, и айсра исчезла в пищеварительном тракте. Несколько перьев, вот и всё, что осталось от чудаковатого зверя, плавно опустились на землю.

- Отвратительная сцена, - брезгливо поморщился Макс. - Это существо погубило чрезмерное любопытство.

Сыто улыбаясь, чистоплюй лениво развалился под деревом. Свесив на бок язык, удовлетворённо пригасил взгляд.

Теперь Макс сумел как следует рассмотреть зверя. Это было нечто среднее между крысою и птицей. На острой морде кривой массивный клюв. Короткие крылья на спине. Всё остальное крыса. Четыре лапы, длинный голый хвост.

Макс собрался брести дальше, но тут чистоплюй всполошился. Громко отрыгнув розовым паром, он вскочил на задние лапы и, обхватив круглый как мяч живот, бросился в заросли.

- Оборжался до блевотины, - заподозрил неладное Макс.

Заросли заходили ходуном. Затрещали ветки, полетели листья и земля. Чистоплюй сошёл сума. Он рычал и хрюкал, бешено кувыркаясь и подпрыгивая в зарослях, сражаясь с невидимым зверем. Столь гипербурная активность до ужаса впечатляла.

Макс с опаской отошёл подальше, намереваясь бежать, но любопытство пересилило. Изощренная фантазия рисовала жуткие сцены насилия. Окровавленные куски плоти, гофрированные кишки, разбросанные по местам смертельного сражения, и где-то там непременно должна была валяться чья-то оторванная голова с остекленевшими глазами, смотрящая с того света на этот.

Грозное рычанье и фырканье сменили жалобные визги, переходящие в затухающие несовместимые с жизнью хрипы.

- Плю – у – у – у – й… - невероятно напрягаясь, душераздирающим голосом, прокричал чистоплюй.

У Макса кровь застыла в жилах, в животе образовалась пустота. Кто-то лопнул в кустах. Взметнулись кровавые струи. Борьба прекратилась в чью-то пользу. Аппетитно чавкая, победитель доедал побеждённого.

Воркуя, из зарослей вышло нечто с головой айсры и телом чистоплюя. Сыто покачиваясь, айсра подошла к Максу. Повернула голову набок, деловито измерила вначале жёлтым, потом зелёным глазом двуногое существо и, прикинув, насколько её станет больше, провоцируя, клюнула ботинок.

- Вали отсюда, - Макс легонько оттолкнул многоликого зверя. – Хочешь сожрать меня изнутри. Тебе не удастся завладеть моими мозгами. Иди, иди и не оглядывайся.

Айсра недовольно заворчала и направилось к своему дурман-дереву. Она попыталась взлететь на ветку, замахав доставшимися от чистоплюя крыльями, но всё что ей удалось, это ненадолго встать на задние лапы. Утомившись, айсра ударила клювом по стволу. Дурман дерево вздрогнуло, роняя пыльцу. Жёлтое облако осыпалось на землю. Айсра глубоко вдохнула, откидываясь на ствол и, закатив мечтательно глаза, погрузилась в сладостное оцепенение.

Собачий лай, переходящий в возбуждённый визг, донёсся из глубины леса.

Охотники уже здесь.

Макс ломанулся в противоположную сторону. Теперь он приблизительно представлял, каким будет его конец. Маленький пёсик с невероятно тонким нюхом и добрыми глазами непременно отыщет его в лесу и радостным лаем подзовёт охотников. Возможно ему «повезёт», и он увидит лица врагов, прежде чем схлопочет заряд. Бедный пёсик будет жалобно скулить и плакать над его расстрелянным телом, жадно слизывая шершавым языком тёплую кровь.

Прошло два часа. Гончая как заведённая шла по следу, волоча длинные уши по земле. Зиблинг и Хамельтон неотрывно следовали за псом, время от времени пользуясь лазерным мачете, прокладывали себе путь через заросли. На андроида они охотились не первый раз, поэтому знали, что самое интересные и захватывающие события могут начаться в любую минуту. Не каждая жертва выдерживала двухчасовое преследование. Ну, а самым выносливым и везучим удавалось продержаться часа три. Но в конце тяжкого пути слабые и сильные выглядели одинаково мертвыми.

Собака насторожилась, пробуя носом воздух. Она вытянулась струною, подняв переднюю лапу. Зиблинг и Хамельтон хищно переглянулись, поднимая ружья.

- Началось, - ликуя, прошептал Хамельтон. - Я зайду справа и отрежу пути к отступлению. Надеюсь, мы не перестреляем друг друга

Как только Хамельтон занял нужную позицию, Зиблинг отдал команду «Вперёд».

Собака стремглав врезалась в зелёную стену. Она лаяла и рычала, стремясь выгнать жертву под ружья. Зиблинг и Хамельтон вплотную приблизились к зарослям. Каждый из них пытался первым всадить пулю в беглеца. Время шло, непонятная возня и сердитое рычание сменилось аппетитным чавканьем.

- Что-то тут не так? - насторожился Зиблинг. - Дик, Дик, - позвал он пса.

Чавканье прекратилось, кто-то в кустах затих. Зиблинг и Хамельтон, почувствовав угрозу, перевели затворы на автоматическую стрельбу. Заросли вновь зашевелились. Охотники попятились.

-Тебе не удастся завладеть моими мозгами, – произнёс кто-то.

Охотники выругались, узнав голос беглеца.

- Выходи! - крикнул Зиблинг. - Твоя песенка спета.

- Иди, иди, и не оглядывайся, - раздалось в ответ.

- Без глупостей, – предупредил Хамельтон. – От меня ещё никто не уходил.

Кусты раздвинулись. Охотники несколько секунд стояли, недоуменно глядя на дикого зверя, с весёлыми глазами Дика.

- Дьявол! – воскликнул Зиблинг. - Он сожрал нашу собаку.

- Я убью урода…

- Постой, кажется, это айсра. В её видоизменяющемся организме накапливаются и сохраняются врождённые инстинкты всех съеденных зверей. Пёс живёт в ней.

-Я сегодня готов бежать даже за курицей, - нервно произнёс Хамельтон. - Лишь бы она привела меня к цели.

- След, взять след, – приказал Зиблинг.

Зверь удивлено уставился на человека прозрачными глазами. Что-то непонятное и одновременно знакомое было в этих словах. Айсра с большим удовольствием отрыгнула в недоброе лицо.

- След, ищи след, тупая скотина, – морщась, повторил Зиблинг.

Айсра сама того не ожидая, опустила зубастый клюв к земле и втянула ноздрями воздух. Запахи, доселе недоступные, сметающим потоком обрушились на мозг. Она всем телом почувствовала силу нарастающего обоняния. Все остальные чувства потускнели, ослабли. Оказавший во власти охотничьего инстинкта, зверь отыскал в опавшей листве нужный запах и бросился по следу.

Через час охотники спустились по пологому склону к горной реке. Айсра села на берегу « Галидзги» и тупо уставилась на быстрые воды. Лишившись работы, она стала медленно возвращаться к своему привычному беззаботному состоянию.

На реке «Галидзге» бурлила своя давно устоявшаяся жизнь. Сквозь голубую воду на дне реки можно было рассмотреть каждый камень. Акармарские барбусы пёстрыми стайками носились в прозрачной толще. Над ними на бреющем полёте метались крупные стрекозы. Заигравшихся рыб насекомые выдёргивали из воды и уносили в гнёзда. Выстроенные из глины и рыбьих костей гнёзда гроздьями висели на прибрежных деревьях и напоминали кокосовые плоды с дыркою посередине. Из отверстий торчали головы вечно голодных детёнышей айсры первого перевоплощения. Иногда добыча оказывалась неприподъёмной и тогда стрекозы, глиссируя над водою, выбрасывали трепыхавшуюся рыбу на берег. Стрекозы набрасывались на бедного барбуса и разрывали его на части.

Зиблинг подержал определитель над следом.

- Судя по остаточному теплу, он прошёл здесь десять минут назад.

- Он совсем близко, - хищно оскалился Хамельтон, предвкушая приятный финал охоты.

На той стороне за узкой полоской каменистого берега начинался акармарский мерцающий лес, наполненный синим светом. Исполинские каштаны плотной стеною жались к реке, высунув из земли кривые щупальца корней.

- Он перешёл реку.

-Ты уверен? - Хамельтон выпрямился и посмотрел на противоположный берег.

-Вон там, где намыт песок, кажется, следы. Прикрой, я пойду, проверю.

-Здесь полно следов, - крикнул Зиблинг сквозь гул текущей воды, выбираясь на берег. – Давай сюда собаку. Странно, этот тупица даже не воспользовался рекою, чтобы замести следы. – Он сосредоточенно посмотрел вглубь леса и тихо пробурчал, - не нравится мне всё это, слишком просто.

- Вперёд, - скомандовал Хамельтон, но мечтательная айсра не пожелала лезть в воду. Матерясь, он схватил зверя за гриву. Животное испуганно забилось и попыталось вцепиться острыми зубами в ногу. Зажав клюв рукою, Хамельтон вздёрнул упиравшуюся айсру, и та обмякла, закатив глаза, отключилась.

- Не любит воду, тварь, - выругался Хамельтон. – Если бы не она, мы бы были уже с трофеями. Как только закончу охоту, я с большим удовольствием вышибу трусливой скотине мозги.

- Ищи, - Зиблинг потыкал мокрую и растерянную айсру в след. Охотничьи инстинкты вновь накрыли зверя.

Сделав трёхкилометровую петлю, охотники вновь вернулись на старое место.

- Он водит нас за нос, - раздражено бросил Хамельтон.

- Мы недооценили его способности, – Зиблинг снял с пояса определитель. - Судя по первому следу, он вышел к реке двадцать две минуты назад. - Зиблинг передвинул определитель. – Эти следы от пальцев рук. Он пил воду, стоя на коленях, жадно втягивая охлаждённую жидкость и проклинал судьбу. Последний след оставлен восемь минут назад. Парень, немного отдохнув, перешёл реку, - закончил расшифровку Зиблинг.

-Или хочет, чтобы мы так думали. Искали его на том берегу а сам, пройдя по воде, вышел на эту сторон. Дешёвый старый трюк.

На этот раз, перейдя реку, они не нашли следов.

- Сукин сын ушёл по воде как Иисус. Охота начинает мне нравиться, - Зиблинг взглянул на хмурого напарника.

- Нечего хорошего. Неизвестно сколько уйдёт времени на поиск следа, не выполним задания, нам снесут голову.

- Река отлично просматривается на несколько сот метров. Чувствуя близкую опасность, он не мог долго держаться русла. Возьми айсру и спускайся вниз по течению, а я поднимусь вверх. Если через десять минут не найдём следов, переходим на другой берег и двигаемся друг другу на встречу.

- Нашёл след? - через десять минут спросил Зиблинг.

- Нет, - сухо ответил Хамельтон, поправляя микрофон.

- Переходим на другую сторону.

Зиблинг выбрался на противоположный берег и двинулся на встречу Хамельтону.

Пройдя метров пятьдесят, он остановился. Камешки на берегу лежали как-то неестественно, выделяясь на общем фоне. Кто-то явно разглаживал гальку. Под изумрудной водою просматривались вмятины.

- Я, кажется, кое-что нашёл, - сообщил Зиблинг.

- Понял, сейчас буду, - раздалось в наушниках.

- Не спеши, тщательно проверь берег. Неизвестно, какие сюрпризы он мог оставить.

- Пусть понюхает вон там, - махнул рукою Зиблинг, поднимаясь с земли. Айсра, потыкавшись носом, бросилась в лес. Погоня продолжилась.

Два часа безостановочного преследования приблизились к развязке.

Айсра перестала рыскать и принюхиваться. Она неслась напролом вперёд, чувствуя близкую добычу. Охотники едва поспевали за ней. Запах ускользающей жертвы неотрывной нитью струился по воздуху, врывался в ноздри, кружа голову, наполняя тело небывалой лёгкостью.

На другом конце, откуда испускался солоноватый запах пота, всё выглядело иначе.

Беглец держался на последнем издыхании. Сердце бешено колотилось в груди, молотом отдаваясь в висках. Воздух, обдувая потрескавшиеся губы, царапая, врывался в пересохшее горло, обжигая, заполнял лёгкие. Молочная кислота струилась по венам кипятком, омывая мышцы. Изнеможённое тело ныло от боли, требуя отдыха и допинга.

Он не мог понять, куда делась эта чертова река.

- Ты заметил, мы двигаемся по дуге, - Зиблинг приблизился к Хамельтону.

- Он вновь пытается выйти к реке и затеряться, - через плечо ответил Хамельтон.

- На этот раз он обречён, - усмехнулся Зиблинг. Река повернула на юг. «Бедняга», везение отвернулось от него, он думает, что движется к воде, но на самом деле он движется вдоль реки к своему концу.

Где-то под пологом леса раздались выстрелы. Айсра остановилась, навострив уши.

- Мы здесь не одни, - прислушался Хамельтон.

- Пора заканчивать охоту и убираться, иначе нарвемся на неприятности.

- От меня ещё никто не уходил, - неожиданно произнесла айсра голосом Хамельтона.- и, не дождавшись команды, ломанулась вперед.

Макс обессиленный, скрюченный лежал в кустах. Сквозь ветки просунулась тонкая морда айсры. Зверь улыбнулся и радостно залаял. Макс нащупал покрупнее камень и замахнулся. Айсра ловко увернулась и злобно зашипела.

-Я его вижу! - ликуя, крикнул Зиблинг. Грянул выстрел, с куста посыпались разорванные листья и цветы. Макс откатился в сторону. Вскочил на ноги, и ошалело напролом бросился сквозь заросли.

Айсра засмеялась по человечески: «Твоя песенка спета», - и разинув пасть, кинулась вдогонку. В прыжке попыталась вцепиться в беглеца, но получив по носу каблуком, запуталась в ногах. Макс споткнулся, упал, подминая под себя зверя. Перепуганная айсра завизжала и, выскочив из-под Макса, врезалась в дерево.

Совсем близко грянул выстрел, ствол дерева разлетелся в щепки. Пуля просвистела у лица.

Макс отшатнулся, заметался между деревьями, не зная, куда себя деть.

- А попался! - возбуждённо воскликнул Хамельтон, нажимая на спусковой крючок.

Под ногами взметнулась земля, Макс подпрыгнул как ошпаренный и, теряя равновесие, покатился по крутому склону, подскакивая на буграх. Выстрелы вперемешку с отборной бранью неслись вдогонку.

-Не стреляй,- взмолился Макс, упав к чьим-то ногам, закрывая лицо рукою.

Олег держал неизвестно откуда свалившегося парня на мушке. Тот был сильно напуган и напоминал затравленного зверя. Совсем рядом треснула ветка.

- Они меня убьют,- Макс быстро пополз в гущу кустарника, не обращая внимания на колючки.

-Вот ты где, - из листвы высунулось дуло.

Олег с разворота длиной очередью как бритвой срезал ствол. Старый каштан угрожающе заскрипел и, наклонившись, осел уперевшись в крону соседнего дерева. Ружьё медленно опустилось и упало в листву. Из-за дерева вышел перекошенный Зиблинг. С трудом сделав несколько шагов, он удивлённо, глупо улыбаясь, взглянул на Олега. В глазах читался немой вопрос «Кто ты, урод?» Дрожащая рука потянулась к поясу. Он с трудом отстегнул флягу с гидрохилгобином. И попытался поднести спасительное пойло к пересохшим губам. Но, переломившись пополам, рухнул на землю и только ноги остались стоять как вкопанные.

Кто-то безумный с криком «Вышибу мозги», яростно пробивался сквозь кусты.

Олег спустил курок. Стреляя наугад, он как следует повёл стволом – чтоб наверняка. Айсра взвизгнула и затихла. С противоположной стороны выскочил взмыленный Хамельтон. Столкнувшись с незнакомцем, он помедлил. Последующие события уместились в секунды. Он, не задумываясь, направил ствол на врага, краем глаза заметив Макса, подползающего к разрубленному телу Зиблинга.

Олег выстрелил первым. Простреленный Хамельтон качнулся, но не выронил внезапно отяжелевшее оружие. Находясь в шаге от смерти, он решил завершить начатое дело. Мышцы лица напряглись. Одеревеневшими пальцами он силился нажать на курок. Олег вновь выстрелил, но его опередили на долю секунды. Два выстрела слились в один. Хамельтона разорвало на куски.

Олег тут же взял незнакомца в прицел.

- Пушку на землю.

Макс с неохотою подчинился.

- Я спас тебе жизнь.

-Ты ничего не перепутал. Этот парень целился в тебя. – Олег подобрал трофейное оружие. – Что же ты такого натворил, что из нас двоих в последний момент он предпочёл убить тебя.

- Сам удивлён.

- Не желаешь говорить, не надо. Расходимся. Надеюсь, мы больше не увидимся.

- Ты не можешь меня вот так бросить здесь. Они меня убьют.

- Если будешь сидеть на одном месте, непременно убьют.

- Помоги. Мне нужен доступ к телепорту.

- Как же ты сюда прибыл.

- Багажом. Мой побег был столь стремительным, что я не успел позаботиться о возвращении. Теперь ты понимаешь, почему я не могу проникнуть в транспортную систему. Я багаж. Меня надо просто послать (отправить) туда, куда я скажу. Взамен я готов выполнить любую твою просьбу.

«Лишняя пара рук мне не помешает»,- посомневавшись про себя, рассудил Олег.

- Ты ловко обращаешься с оружием. Возможно, я тебе помогу, но для начала немного придётся поработать.

- Я готов, - он вырвал флягу из рук погибшего Зиблинга.

- Следуй за мной.

- Куда мы идём?

- На войну. Нужно уничтожить отряд ликвидаторов.

Макс чуть не поперхнулся.

- Вдвоем?! Ты шутишь? - он выбросил пустую флягу.

Регенерирующая жидкость начала действовать. Порезы и ссадины, перестав кровоточить, затянулись.

- Можешь оставаться здесь. Я не настаиваю.

- Нет, я не против, - растеряно произнёс Макс. - Возможно, мне не все известно. Ты же не самоубийца? На психа тоже непохож. Как насчёт второй пушки?

- Ты умеешь стрелять с двух рук.

- Нет.

- В таком случае оно нам не понадобится. Обстановка боевая, я приказываю, ты беспрекословно выполняешь. Неподчинение смерть. Придём на место, получишь пушку. Направишь ствол в мою сторону, стреляю без предупреждения. Понял?

- Как скажешь, командир.

 

Глава 8. Засада

Олег залёг в небольшом углублении под грибообразным кустом. Он расположился так, чтобы одновременно следить за противоположным краем леса и держать в поле зрения Макса.

«Кто знает, что на уме у этого парня», - думал он про себя, изучая местность.

Макс лежал на бугре и смотрел вниз на поле, с тревогой думая о предстоящем бое. Чувствуя себя неуютно, иногда нервно оглядываясь, проверял, на месте ли командир.

Аплодисменты бесцеремонно копошились вокруг них. О чём-то перешёптываясь, они засовывали пальцы в ружьё и, заглядывая в ствол, приходили в тихий восторг.

Выстрелы звучали совсем рядом. Напряжение нарастало. Из леса выбежали двое.

- Это наши, - предупредил Олег, прижимая приклад бластера к плечу.

- Мог бы не говорить, этих с ликвидаторами не спутаешь даже с закрытыми глазами.

Александр с Андромедою стремительно пронеслись по полю, будоража колонию аплодисментов, и скрылись в овраге, оставив после себя прямую, как стрела, тропинку, по краям которой жались покрасневшие от страха аплодисменты. Тропинка не успела как следует затянуться, на поле поредевшей цепью высыпали ликвидаторы. С начала преследования отряд потерял троих. Заново прорубая борозду, впереди всех бежал следопыт, орудуя теплоискателем.

Макс оторвался от прицела и вопросительно посмотрел на Олега. Ликвидаторы достигли середины поля, самое время было ударить. Олег отрицательно покачал головой. Он ждал, Александр, и Андромеда должны были начать первыми. Макс недовольно буркнув, прильнул к ружью, наставил перекрестье прицела в спину ближайшего солдата и стал терпеливо ждать команды.

Лазерные лучи ударили из оврага. Следопыт и бежавший рядом с ним командир отряда сражённые упали на землю. Остальные ликвидаторы открыли шквальный огонь. Александр вместе с Андромедою, пригибаясь, переместились по оврагу. Через несколько секунд вовремя оставленная позиция превратилась в кусок изрытой и выжженной земли.

-Огонь, - крикнул Олег, нажимая на курок.

Ликвидаторы потеряли ещё двоих, прежде чем поняли, что попали в засаду. Они вжались в землю, пытаясь хоть как-то укрыться от смертельного огня, но напуганные аплодисменты разбегались, обнажая пространство, делая солдат лёгкими мишенями. Смерть была повсюду. Одному ликвидатору в суматохе боя удалось доползти до края поля. Он вскочил на ноги и бросился в лес.

- Уйдёт гад, - перезаряжая обойму, из укрытия выскочил Олег.

Ликвидатор скрылся в мерцающем лесе. Олег продолжал стрелять, вкладывая всего себя в выстрелы. Казалось, солдату крупно повезло, но неожиданно ветки раздвинулись, пятясь назад, из леса вывалился ликвидатор. Он повис на ветке, дёргаясь под меткими выстрелами. Олег перевёл затвор в режим резки, скорректировал расстояние и полоснул лучом. Это был последний из ликвидаторов. Выстрелы стихли. Перепуганные аплодисменты, источая горьковато терпкий запах, сбились в кучи, растерянно глядя на поверженные тела. Обладая короткой памятью, они уже через несколько секунд напрочь позабыли о происшедшем бое. Все, что было вокруг, здесь было всегда. Сменив красную окраску страха на жёлтое спокойствие, они разошлись по полю, наполнив воздух медовым ароматом.

- Верни ствол, - приказал Олег.

- Ты мне не доверяешь даже после сражения, - с обидою в голосе сказал Макс.

 

Глава 9. Окружение

- Следуй за мной. Я познакомлю тебя со своими. Чем меньше будешь говорить, тем лучше будет для тебя. Твоя судьба в руках командира.

Они спустились в поле и, пройдя между погибшими ликвидаторами, спрыгнули в овраг.

Александр смерил незнакомца недоверчивым взглядом.

- Ты где его откопал?

- Макса преследовали два головореза и какое-то чудовище, но я с ними разделался.

- Зачем таскаешь его с собою, - недовольно бросила Андромеда. – У нас своих проблем хватает

- Этот парень помог нам, подстрелил пару ликвидаторов, взамен я ему пообещал отправку в любую точку мира.

- Послушайте, - заговорил Макс. – Я не напрашиваюсь в попутчики. Мне от вас ничего не надо, кроме телепортации.

Олег, предвидя следующий вопрос, продолжил.

- Он прибыл в качестве багажа и может быть отправлен дальше только багажом.

- Странный способ перемещения, - сказала Андромеда.

- Считай, что мы договорились, - немного поразмыслив, произнёс Александр. – Услуга за услугу.

- Что-то происходит, - Андромеда с опаской высунулась из оврага.

Всё вокруг замерло, пропитавшись тревожным ожиданием. Ветер стих. Листья на деревьях сникли. Замолчали звери и птицы. Аплодисменты замерли, уставившись на восток, где зрело нечто непонятное, переливающееся, грозовое. Стена, сотканная из кусков искривленного пространства и скреплённая электрическими нитями, сожрав весь горизонт, обрушилась на землю. Холодная полоса безвременья прошила судорогою «Атолл», сжимая и сдвигая временной континуум.

Внезапно начавшиеся перемены также быстро закончились. Свежий как после грозового дождя воздух наполнился озоном. Окрестности вновь огласились криками зверей и пением птиц. Аплодисменты, перешёптываясь, задвигались в разных направлениях.

Макс поднялся с земли.

- Такое ощущение, будто по мне пробежало стадо бизонов.

- Временной скачок, - спокойно разъяснила Андромеда.

- Переключились времядины, - Александр взглянул на навигатор, закреплённый на предплечье. – Время замедляется. Планета из сверхбыстрой превращается в сверхмедленную. Мы думаем и двигаемся в два раза медленнее землян, и это только начало.

- Кто-то очень хочет, чтобы мы не успели покинуть «Атолл», - сказала Андромеда.

- Чего же мы ждём, - засобирался Олег. – Сматываемся!

- Поздно, - Андромеда смотрела в сторону телепорта. – К нам прибыли гости.

Плита изнутри наполнилась белым светом. Шлюз открылся, и представление началось.

Федералы, отстреливая имитаторы, выбросились в сектор. Смешиваясь со стереоскопическими копиями и сливаясь с окружающим ландшафтом, они заняли круговую оборону и сразу же приступили к беглому сканированию местности.

- Отключить сканеры, - приказал Александр.

- В этом разведотряде около семи солдат, - предположила Андромеда. – Остальное мусор, дешёвые фантомы.

- Надеюсь, вы не собираетесь вступать сними в перестрелку, - насторожённо спросил Макс.

-Не волнуйся, мы не настолько безумны, - ответил Александр. – Это небольшая часть большой машины уничтожения.

- Да, - согласился Олег, - нетрудно представить, сколько дерьма сейчас вывалится на наши головы.

Вслед за группой прикрытия последовала основная ударная часть десанта. Федералы сыпались из телепорта как муравьи из муравейника, расходясь двумя противоположно направленными линиями.

- Прощай Макс, - сказал Олег. Тебе всё ровно за нами не угнаться.

- Оставьте хотя бы пушку, на всякий случай.

Олег вопросительно посмотрел на командира.

- Оставь ему ствол без обоймы. Боеприпасы будут лежать в конце оврага.

- Если тебе дорога жизнь, не двигайся до тех пор, пока мы не исчезнем в лесу, - предупредила Андромеда.

Наёмники, прикрытые холмом, выбрались из оврага и скрылись за мерцающими деревьями. Они направились в долину «Оранжевого озера», полагая что этот район, окружённый дремучими лесами и трудно проходимыми болотами, наиболее безопасен для телепортации.

Андромеда мчалась впереди. Её четыре руки, сжимавшие лазерные мечи, безостановочно молотили по веткам, прорубая в густых зарослях тропу. Бегущий позади Александр, сверяя курс по навигатору, задавал нужное направление. Олег тащил контейнер и контролировал заднюю полусферу.

Как ни странно, чем дальше они углублялись в лес, тем меньше препятствий встречалось на их пути. Те деревья, которые почему-то не мерцали, чувствуя опасность, заранее отводили в сторону ветви. Или это только казалось, на бегу когда всё мелькает и остаётся позади, трудно понять, да и незачем. Иногда в поле зрения попадали беззаботно растянутые в улыбке морды айср. Чаще всего они группами висели на ветках головами вниз в жёлтом облаке пыльцы.

Глухие выстрелы нагнали их на середине пути.

Лес вздрогнул. Какие-то твари, доселе невидимые, с воплями запрыгали по деревьям. Андромеда резко остановилась. Словно дирижёр, держа над головою лазерные мечи. Несколько секунд они стояли без движения, прислушиваясь к звукам и шорохам. Больше не стреляли.

- Кажется, наш общий знакомый спёкся,- предположил Александр.

- Олег сочувственно покачал головой, - парню не повезло.

- Все мы ходим по лезвию ножа, если не поторопимся, составим ему компанию, - Андромеда махнула мечом. Яркий световой импульс прошёл по дереву. Толстая ветка, продолжая мерцать, отлетела в сторону, из раны как из прожектора ударил свет. Прыгнув вперед, она исчезла в зарослях. Друзья ринулись за нею, по очереди окунаясь в синее свечение.

Через десть минут они вышли на опушку леса. Лучшего места для наблюдения нельзя было найти. Отсюда, с возвышенности, открывался отличный вид на зажатую между лесистыми холмами долину, сплошь занятую жёлтыми аплодисментами. Слева из леса выползал небольшой ручей, наполненный вязкой прозрачной жидкостью. Было видно, как внутри этого оранжевого желе плыли аплодисменты. Постоянно меня русло, ручей впадал в эллипсообразное озеро. Из центра вогнутой чаши водоёма, как пингвины из воды, подлетая, выскакивали аплодисменты и, суетливо семеня, устремлялись к берегу. Другие, наоборот, торопились к центру и, высоко подпрыгнув, извиваясь, внедрялись в толщу. Столь необычная транспортная сеть, опутавшая планету, позволяла животным перемещаться из одного места в другое. Визеры, вмонтированные в шлем, мгновенно активизировались. Они отыскали на местности пространственное уплотнение, и то, что не было видимым, стало заметным, высветившись на сетчатке пользователя. Они увидели прозрачную подёрнутую лёгкой пеленою телепортационую плиту – транслятор, сквозь которую беспрепятственно проходили аплодисменты. Несмотря на двойную плотность материи в этом месте, обитающие на планете существа не могли физически ощутить её. Плита для них просто не существовала.

Спасительный телепорт был близко, но ещё ближе были федералы. Отсекая пути к отступлению, они быстро двигались с севера на юг. Обложенные со всех сторон наёмники стояли, молча прячась за деревьями. Смятение читалось на их лицах. Из глубины леса послышался нарастающий шум погони. То тут, то там стали раздаваться предупредительные крики зверей.

- Наше время истекает, - в с печалью в голосе сказал Олег.

- Ты прав, - согласилась Андромеда.

- Сейчас нас выдавят на равнину. И прикончат одним ударом, как мух.

- Не думаю, - сказал Александр. – Федералам придется обойти озеро. Они потеряют две минуты. Мы этим воспользуемся. Сыграем на опережение. По крайней мере, стоит попробовать. Двигаемся на юг. За мной.

Важно было не перекалить ситуацию. Обойти отряд, идущий с севера и не напороться на федералов в лесу. Выйти к телепорту имея двухминутный запас времени.

Перепрыгнув через оранжевый ручей, они около пяти минут бежали по лесу строго на юг, нещадно выжимая энергию из бронекостюма. На скорости срубая крупные ветки и тараном ломая мелкие. Слыша как, будоража лес, приближаются преследователи. Как с каждой прошедшей секундою перемешиваясь, усиливаются крики испуганных зверей. Без ветра затряслись листья. И в этом шелесте улавливался постоянно повторяющийся, ускоряющийся ритм тревоги. Зверёк с большими глазами, расширенными страхом, пытался прошмыгнуть между бегущими, но, столкнувшись с Олегом, сдувающимся мячиком, выдыхая писк, отлетел в сторону. Олег, спотыкаясь, понёсся боком. Балансируя на грани падения, с трудом удерживаясь на ногах.

- Пора убираться отсюда, - нервно крикнул он, иначе мы лоб в лоб столкнемся со смертью.

- Александр, он прав, - поддержала Андромеда. - В лесу становится слишком жарко, федералы вот-вот появятся.

- Поворачивай на запад, - приказал Александр бегущей впереди Андромеде. - Я не меньше вашего хотел бы провалиться сквозь землю.

Расчёт оказался неверным. Они хотели выиграть минуты, но вместо этого получили в своё распоряжение жалкие секунды. Федералы не пошли в обход. Они осторожно двигались по прогибаемой поверхности озера. К тому же, как назло, с южной стороны показался другой отряд. С минуты на минуту кольцо окружения должно было сомкнуться. В лесу тоже оставаться не имело смысла. Преследователи подошли вплотную, об этом предупреждали тревожными криками испуганные звери.

«Что делать?», - ища выход, каждый задавал себе кажущийся без ответа вопрос. Никто не знает, как это происходит, где зарождается этот импульс. Александр интуитивно принял кажущееся безумным решение. Вывести группу на открытое пространство. Он ломанулся к небольшой куще деревьев у самого телепорта. Всецело полагаясь на внутреннее чутье – быть там, где есть хотя бы минимальный шанс на удачу. В голове у Андромеды и Олега слишком много было обречённых мыслей, поэтому они действовали, как привыкли. Вверив свою судьбу командиру. Полагаясь на его фантастическое везение, не раз спасавшее их. Они выскочили из леса и, сшибая багровеющие аплодисменты, стремглав бросились вперёд. Разбегающаяся волна красной тревоги накатом понеслась по долине, пожирая жёлтый цвет. Воздух наполнился горьковато-терпкими выделениями. Беглецы друг за другом протиснулись между деревьями и с размаху плюхнулись в неглубокую яму, усыпанную черепами и костями.

Александр удивленно присвистнул.

- Из огня да в полымя. Спрятались, называется.

- Гиблое место, - напряжённо осматриваясь, вкрадчиво произнёс Олег. У меня такое ощущение, что мы словно мухи свалились в чью-то миску.

Андромеда подняла человеческий череп.

- Не нравятся мне эти деревья. Какие-то уродливые стволы, словно в них замуровали чьи-то скелеты.

- О черт, подо мной что-то есть, - Олег, отползая, бегло водил бластером по шевелящимся костям.

- Стой, куда, - крикнул Александр. Но Олег уже вскочил. Он успел сделать шаг и упал, вокруг ноги обмоталось красное щупальце. Стрекательные клетки тыкали иглами по бронированной ткани. Пытаясь взбрызнуть в жертву подавляющий волю яд.

- Снимите с меня эту тварь, - истерично завопил Олег, пытаясь зацепится, загребая руками кости.

- Не дёргайся, дай прицелится, - крикнул Александр. - Ты делаешь хуже.

Олег, собрав волю в кулак, замер, волочась по костям.

- А… я расслабился! Расслабился! Стреляй!

Короткая вспышка. Обрубок щупальца, болезненно дёргаясь, уполз в землю. Тут же к руке Александра потянулась ближайшая ветка. Андромеда была начеку. Меткий выстрел, дерево дёрнулось, ветка, извиваясь, упала на кости.

- Никому не двигаться, - твёрдо приказал Александр. - Они реагируют только на резкое движение.

- Что это за твари? - глотая воздух, словно воду, спросил Олег.

- Мы в логове земляной гидры, - ответила Андромеда. - В центре активной колонии.

Все замерли, наблюдая, как возле Олега проползает покрытое слизью красное щупальце, а сверху, словно рука с растопыренными уродливыми пальцами, хищно опускается ветка.

- Не двигайся, - предостерёг Александр. – Андромеда, держи под прицелом ветку, щупальце моё. Олегу стоило больших усилий подавить животный страх. Естественное желание отползти, ударить, уничтожить. Щупальце, вплотную приблизившись к забралу, остановилось. Отрубленная ветка шевельнулась. Короткий бросок, захват, яд, и обрубок утянут в землю. Нависшая над Олегом ветка, потеряв цель, приподнялась.

- Здесь гидра снаружи ловцы, - Олег был на грани нервного срыва. - Не вздохнуть, не пёрнуть. Обложили, гады. Мы даже не сможем прожечь транслятор без риска для жизни.

- Спокойно, есть идея, - Александр покрутил барабан подствольного ракетамёта. – Осталось две термические ракеты, попробуем загнать их под землю.

- Каким образом? - спросил Олег.

- Сунем в щупальце.

- Слишком плотная среда,- засомневался Олег. – Ракеты эффективны в закрытом помещении. Но попробовать стоит.

- Согласен, но если мы даже ненадолго остановим или замедлим реакцию щупалец, тоже неплохо.

- А как быть с этими? - Олег поднял глаза к шевелящимся веткам.

- Никак, будем отстреливаться, - ответил Александр.

- Рискованная затея, - заговорила Андромеда. – Если рванёт над поверхностью, не трудно догадаться, что будет с нами. Бронекостюмы на десять минут выйдут из строя. В нашем положении это смерти подобно.

- Другого выхода не вижу, - Александр, не делая резких движений, отключил защиту, передвинул барабан, вручную взвёл затвор подствольного ракетомёта. Синяя ракета вошла в ствол и активизировалась. Он аккуратно снял затвор с боевого положения, осторожно наклонил бластер. Маленькая ракета с большими возможностями скользнула в ладонь.

- Начнём, - он посмотрел на Андромеду, – прикроешь сверху, Олег, земля твоя. Он постучал по черепу, подождал до последнего момента и резко поднял руку. Череп зашевелился, нижняя челюсть отвалилась, выползло щупальце и, прицеливаясь на мгновенье, замерло.

- Приятного аппетита, - Александр разжал кулак.

Щупальце метнулось, на лету хватая ракету, и сразу же исчезло в толще.

Андромеда выстрелила три раза, атаковавшая ветка развалилась на части.

Глухой взрыв всколыхнул землю. Одна гидра судорожно дёрнулась и, побелев, покрылась коркой льда. Смертельный холод пронёсся по цилиндрическому телу и через верхнее ротовое отверстие столбом вырвался наружу.

- Осторожно, - крикнул Олег, откатываясь в сторону.

Ледяная гидра звонко переломилась у основания и, разламываясь на части, упала поперёк ямы. Во все стороны брызнули искрами льдинки. Яму накрыла туманная взвесь.

- Отстрелить все ветки на нижних ярусах, - приказал Александр.

Олег возбуждённо крикнул, нажимая на курок:

- Когда мой бластер работает, душа моя отдыхает.

Один за другим гремели выстрелы. Массивными колоннами, вздрагивая, извивались гидры не в силах сдвинуть замороженную в земле подошву. Сыпались ветки. Дымящиеся раны, залитые зелёной слизью, быстро затягиваясь, оставляли после себя тонкие рубцы.

- Андромеда, твой выход, - скомандовал Александр.

Андромеда подползла к гребню ямы. Выдернула из-за пояса жезл, небрежно подбросила в небо защитный колпак, который тут же был перехвачен веткой, и надавила на включатель. От нарастающей вибрации задрожала рука. Жидкий свет заполнил жезл и, растекаясь по руке, закапал на землю. Она осторожно приподнялась. Смерила взглядом расстояние. – Далековато. – Широко размахнувшись, она со всей силою метнула жезл туда, где по версии визира должен был быть телепорт. Александр с Олегом подняли над собою бластеры. Видеоприцелы автоматически передали изображение на забрало.

Хрупкий прибор летел по прямой, словно выпущенная из лука стрела, разбрызгивая капельки света. Неожиданно он начал падать, теряя скорость. Они знали, что если жезл ра рухнет на землю, то с надеждою на спасение придётся распрощаться. Перед самым падением сработал взрыватель и прибор, не долетев до цели пару метров, рассыпался. Микровзрыв оставил после себя висящую в воздухе световую кляксу.

На дерзкие действия федералы отреагировали молниеносно – перекрёстным огнём. Заряды стелились над землёю, беспощадно выкашивая аплодисменты. С успехом загнав себя в ловушку, ёжась и шелудиво ёрзая под выстрелами, наёмники с нетерпением и опаскою ждали, когда откроется это чёртово трансляционное окно. Не совсем было ясно, что делать потом. Что делать, когда придёт время действовать. Броня третьего класса защищала их от стрелкового оружия мелкого и среднего калибра, выдерживая одновременное воздействие четырёх зарядов. Но ей не под силу было выдержать бушующий над ними огонь. При таких условиях, если очень повезёт, можно было добежать до отверстия сто процентов мёртвым, неся на и в себе изрядное количество дыр.

Неожиданно выстрелы стихли

- Что это значит? – Олег оторвал голову от земли. - Переговоры.

- Не вижу смысла, - анализируя ситуацию, сказал Александр. – Проводят перегруппировку, готовятся к заключительному удару.

Солдаты, перемещаясь короткими перебежками, занимали более выгодные позиции, искусно маскируясь в красном колышущемся море аплодисментов. Трудно было понять общую картину из его расположения. Выявить слабые и сильные места.

Из леса выдавленные федералами постоянно выскакивали пока ещё мелкие юркие зверьки, внося в работу сканера помехи. Казалось, что перепуганные существа бегут как попало, но на самом деле во всём кажущемся хаосе прослеживалась определённая организация. Животные, по спирали сбегая, исчезали в озере. При таком врождённом поведении путь удлинялся и, несмотря на высокую плотность зверья, не создавалось давки.

- « Предтече», следующая станция « Ад» - осматривая свою часть периметра, оценил свои шансы Александр. - Желающие поплакаться пусть поторопятся. Я готов выслушать каждого из вас, ибо более подходящего момента для пускания соплей, не будет.

Они всегда шли в авангарде событий. Впрочем, они и были этими событиями, опережая преследователей на один шаг. Но теперь всё изменилось. Враги поравнялись и перехватили инициативу.

- Вот так направляешься в райские кущи, а заруливаешь в кучу дерьма, - поделился переживаниями Олег. – Обидно, на личном горьком примере приходится убедиться, что деньги не благодать, а искушение дьявола. Призрачная иллюзия для слабых духом решить все проблемы.

- Не переживай, ты не в опере, - Андромеда решила утешить друга. – Это сейчас всё выглядит мрачно, но как только нам промоют мозги и принудительно вкачают в извилины свод нравственных законов и билль запретов, мы станем безупречно правильными до блевоты (тошноты).

- Я видел таких, – тяжело выдохнул Александр. – Жалкое зрелище, хотя они выглядят вполне счастливо. Беспричинная улыбка никогда не сползает с их лица. Они похожи на кастрированных котов, те тоже выглядят спокойственно-умиротворенными. Хотя никто из них добровольно не пошёл на эту процедуру.

- В нашу сторону крупный объект.

Александр с Олегом переметнулись к Андромеде. Человек тяжело бежал поперёк потока, из последних сил передвигая ногами, то и дело спотыкаясь.

Визеры увеличили и приблизили объект. Фильтры усилили чёткость.

- Да это же старый знакомый, Макс, - первым распознал цель Олег.

- От таких привязчивых друзей из джунглей надо своевременно избавляться, - Андромеда прицелилась.

- Не стреляй, - Александр положил руку на бластер, - спровоцируешь федералов. Он может быть полезен. Лучше просканируй объект.

- Чист, оружия нет, взрывчатки тоже, - недовольным тоном сказала Андромеда.

К этому времени световое пятно расширилось и, расплавляя пространство, потемнело по центру.

Макс на мгновение заколебался, сбавляя ход. «Опоздал», – кнутом хлестнула мысль. Резко ускоряясь, он бросился к свету.

Наёмники с нескрываемым интересом наблюдали за отчаянной попыткой.

- Безумец, - сказал Олег. - Сгорит в опаловом свете как мотылёк в манящем огне.

- Не сгорит, - уверенно возразила Андромеда. - Крылышки подрубят ещё на взлёте.

Федералы прислали порцию успокоительного. Выстрелы опрокинули Макса на землю. Он лежал, подогнув под себя ногу, сильно запрокинув назад голову. Маска мученической смерти, натянутая через искривлённый ужасом рот, застыла на его лице.

Только мёртвый мог лежать в такой неестественной и неудобной позе. С вечным вопросом в глазах.

- Я его не знал, - с наигранной грустью сказал Олег, - но думаю, он был хорошим парнем.

- Ты его хоронишь второй раз, надеюсь, это окончательный диагноз, - без тени сожаления произнесла Андромеда. - Я не доверяла этому типу. Даже сейчас остаюсь при своём мнении. Я вообще не верю в случай. За каждым случаем кто-то стоит и дёргает за ниточки (верёвки).

- Ну и напрасно, - вторил Олег. – То, что мы здесь, это и есть торжество голого случая.

- Теперь это не важно, или…- Александр замолчал. То, что было мёртвым, зашевелилось.

Макс с минуту лежал в неудобной позе, искусно изображая мертвеца. Немного успокоившись, вихляя телом, быстро пополз к единственному укрытию.

- Куда лезешь, - как гром среди ясного неба раздался голос. – Тут без тебя тесно.

Макс замер, воткнувшись испуганным взглядом в незнакомца

- Не узнал, – голос звучал без угрозы. Световой фильтр отключился. Защитное стекло сделалось прозрачным.

- Чёрт побери, Олег. Перепугал до смерти. - Макс сполз в яму. - Стреляли, я думал вы уже по ту сторону ра.

- Собирались, - неприветливо бросила Андромеда. – Как раз ждём тебя.

- Куда дел пушку? - спросил Олег.

- Выбросил. Тяжёлая штуковина. В ней было всего три выстрела.

- Рисковый парень, - сказал Александр. – Чуть задницу не поджарил.

- Мне показалось, проход затягивается, и это мой последний шанс.

- Однако, быстро ты прибежал, - с недоверием произнесла Андромеда.

- Спасибо за прорубленную просеку. Она меня к вам привела и ещё кой-кого приведёт.

- Чего же ты не сдался? - продолжала копать Андромеда.

- Эти федералы либо идиоты, либо вы их очень разозлили. Не успел я высунутся, они открыли по мне огонь. Наверное, решили, что я один из ваших.

Андромеда внезапно потеряла интерес к гостью. Она бросила тревожный взгляд на Александра,

- Они опять шевелятся.

- Да, недолго музыка играла, - с сожалением сказал Олег.

- Придётся повторить процедуру закаливания, - Александр вынул из барабана термическую ракету. – Последняя.

- Что тут у вас происходит, - насторожился Макс, не отрывая взгляда от ракеты.

- А ты думал, мы приносим удачу, - издевательски рассмеялась Андромеда.

В этот раз земляная гидра не успела поднести добычу к ротовому отверстию. Ракета разорвалась в щупальце. Весь холод остался в земле.

- Пронесло, - выдохнул Олег.

Где-то за бугром ухнул миномёт. Зловеще завыла мина, подброшенная в вышину. Словно железом по стеклу поползла полоса страха. Вой приближался, усиливался, давя на нервы, становясь невыносимым. Молчание, секундное осмысление, тревожные пересекающиеся взгляды друг на друга. И вот уже, вжимаясь в землю, чувствуя себя оголёнными и беззащитными, они ловят на слух звук мины, с трудом подавляя желание покинуть ненадёжное убежище. Мир скукожился в ноль, стал тесным и жарким. Казалось, этот снаряд летит прямо к ним, в эту чёртову яму. Которая в один миг может стать братской могилою. Сверлящий нутро вой ушёл в ослепительную вспышку. Кассетная мина разорвалась. Пульсирующие светом ловушки-пульсары, оставляя за собою белые полосы дыма, рассыпались по небу как бильярдные шары по бирюзовому сукну. Казалось, разверзлись небеса, и из дьявольской задницы вывалился оркестр, озвучивающий ужасы ада. Хлынули музыкальные нечистоты. Жалобно играли, издыхая фаготы. Где-то там мерещились десятками флейты, виртуозно перекачивая очередями кувыркающиеся звуки. Неугомонно стучал набатом контрабас. Почти по-человечески, нагло смеялись трубы. Сквозь этот какофоний аккомпанемент прорывались неблагородные свистящие, хрюкающие, пердящие звуки. И вся эта вакханалия, впечатляя своей неорганизованностью, сыпала на бедные головы.

- Чёртовы пульсары, - воскликнул Александр. – Огонь!

Перевернувшись на спину, они с отчаянным азартом принялись палить в небо. Расстрелять такое количество планирующих ловушек оказалось делом невозможным. Трудные мишени носились по небу, выписывая непостижимые фигуры высшего и не высшего пилотажа. Перепуганный Макс, чувствуя свою беспомощность и бесполезность, сжался в комок, зажмурил глаза и там, в глубине сознания, лелеял слабую надежду пережить трудные времена

Меткая стрельба дала свои результаты. С уничтоженными ловушками безвозвратно погасли звуки флейт. Навсегда заткнулись фаготы. Трубы больше не глумились. Зато по-прежнему настойчиво звучал контрабас. Скрепляя хаос, ударили по ушам тяжеловесные органы. Разносортные звуки, нагоняя друг друга, гармонично слились в бурлящую реку. Задребезжали ушные перепонки, зазвучала продирающая ледяным холодом музыка. Несмотря на разную траекторию полёта, уцелевшие пульсары разом ударили о землю. Стихла музыка. Из каждой ловушки выползло щупальце холодного огня. Пустотелые лучи, охваченные голубым сиянием, дёргаясь, шарили по пространству, огибая камни, проникали в трещины, заползали в ямы. Казавшиеся безобидными, они играли на телах потенциальных жертв, до поры до времени храня в себе затаённую угрозу.

Макс лихорадочно отполз от луча как от ядовитой змеи.

- Не дёргайся, - сказал Олег. – Пока лучи безопасны, но стоит заполучить ранение, и тебе конец. Луч тебя отыщет и запихнёт в пульсар.

- Зачем расправляется с нами таким образом, - недоумённо спросил Макс. – Нельзя ли попроще.

- Боятся, что если мы погибнем, гидры нас просто сожрут вместе с ценной информацией, - разъяснил Александр.

Небо, доселе спокойный океан, напомнило о себе отдалённым раскатом грома. С запада, клубясь, неестественно быстро наползала тяжёлая свинцово-розовая туча, извергая из-под себя электрические разряды. Свет мерк, словно чья-то зловещая рука опускала серый занавес. Раздался оглушительный грохот. Засвеченный молнией воздух колыхнулся, искажая пространство. В кривом зеркале воздуха отражения на секунду размылись серебром. Содрогнулась твердь. Вибрационная волна прошила землю. Прямая как копьё молния вертикально вошла в старую секвойю. Толстая кора лопнула и разлетелась на куски. Глубокая трещина до середины расщепила ствол. Порывистый огонь, размножаясь, заметался в кроне. Острые обглоданные огнём ветви, царапая, вонзились в жирное брюхо тучи. По ним поползли зелёные ручейки электрических разрядов. Сойдясь у основания ветвей, заряды замкнули. Дерево окутало фиолетовое сияние. Шаровая молния ослепительно вспыхнула и погасла. Остался тлеющий красным шар, обтянутый кусками истончённой плазмы. Небесное око – чёрная дыра, медленно вращаясь, выдвинуло из себя столб света. Огненный смерч одним концом разрубил тучу, оставляя за собою глубокий незатягивающийся след, другим врезался в землю. Всё, к чему прикасался смерч, теряя энергию, вскипало, превращаясь в пористую каменистую массу безжизненного, фиолетового цвета.

- Время действовать командир, - воскликнул Олег, - портал открыт.

Космическая чернота, окантованная янтарным свечением, покачиваясь, висела в воздухе, маня в своё спасительное чрево беглецов.

Александр наехал тяжёлым взглядом на Макса, - ты пойдёшь первым.

- Я? – глупо улыбаясь, испугался Макс.

- Куда делась твоя решимость, - криво усмехнулась Андромеда.

- Шевелись, - гаркнул Александр. – Через минуту проход закроется. – Не испытывай моё терпение.

Макс с обречённым видом потянулся к гребню.

- У первого всегда больше шансов, - стараясь подбодрить, сказал Олег.

- Только не сейчас и не здесь, - буркнул Макс. Он слегка приподнялся, готовясь к рывку, и тут же трассирующие очереди прижали его к земле.

Луч пульсара метнулся к подстреленному зверю. Впился в рану. Животное забилось, издавая истошный вопль, то ли от боли, то ли от страха, попыталось встать, но было опрокинуто лучом. Зрелище не для слабонервных.

Макса передёрнуло, - Мы все так кончим.

Животное наполнилось светом, рассыпалось на атомы и было утянуто лучом в пульсар.

Александр в упор придвинулся, ткнул бластером в бок.

- В той дыре твой шанс. Шевелись или я тебя отправлю вслед за зверем.

Казалось, Макс не пустил слова в уши. Он, бледнея, отстранено смотрел поверх Александра куда-то вдаль. Отсюда смерть ему виделась иначе. Слова стали небрежно цедится, ломая ровную линию твёрдых губ.

- Боюсь, нас ожидает столб огня, но перед этим звери наши лица втопчут в грязь.

Воздух огласился пронзительными воплями. Пошёл живой вал. Крупные звери, охваченные паникой, высыпали из леса и, ломая устоявшийся порядок, напрямую, бросились к озеру. Перемешивая и втаптывая в землю мелкую живность. Вслед за ними должны были появиться федералы, но ни это было страшным. Прямо на них надвигался огненный смерч, высасывая энергию из всего живого, оставляя после себя ссохшиеся мумифицированные останки животных и растений

- Звери, пульсары, гидра, федералы и теперь ещё это, - Олег терял последние остатки самообладания. – Какой потрясающий выбор смерти. Мои мечты рушатся как карточный дом.

Меж тем события развивались с убыстряющейся скоростью. Всего каких-то пару секунд назад это были бездвижные растения, теперь же лес зашевелился, приподнялся на корню и двинулся, приближая мрачный горизонт.

Мелкие трещины сеткой покрыли дрожащую землю. Они вскочили как ошпаренные, пятясь и перебирая утопающими ногами рыхлую почву. Заморозка больше не действовала. Сверху обрушились извивающиеся ветки. Как ящерица в момент опасности отбрасывает хвост, так возвышающиеся над ними гидры избавились от тяжёлого балласта. Выдернув подошву с пупырчатыми щупальцами из земли они, кувыркаясь, бросились прочь, спасаясь от наползающего огня.

- Вперёд к порталу, - надрывно крикнул Александр, выбираясь из-под завала.

Мелькая между гидрами, наёмники бросились к отверстию, а следом сметающим накатом неслись обезумевшие от страха звери. За ними испуганно оглядываясь, мчались федералы, над которыми опрокидывающейся волною нависал восставший лес. И ко всей этой необузданной массе, предвещая скорую гибель, жадно тянулся смерч.

Макс с трудом выбрался из-под завала и теперь, не успевая, мчался позади всех, слыша настигающий топот обезумевшего стада. Он оглянулся через плечо. Серая лохматая глыба с залитыми красным глазами тяжело выдохнула в лицо.

«Конец», - подумал Макс, непроизвольно втягивая ядовитое дыхание зверя. Плохо соображая, вцепился в рыхлое туловище переворачивающейся гидры. Судорожно вытягиваясь, гидра словно сжатая пружина выбросилась вперёд. Земля смешалась с небом. Замелькали отрывками деревья, люди, звери. Макс рухнул на что-то мягкое и скачущее. Его сразу же грубо сбросили и, не дав упасть, лягнули копытом в лоб. Охая, он встал на колено. В голове, как и снаружи, царил хаос. В глазах прояснилось, и он увидел, как на него сверху опускается дырявая подошва гидры. Уворачиваясь, он заметил обрамлённую светом темноту.

- Вот оно спасение, - собрав оставшиеся силы, Макс прыгнул и, окунаясь в темноту, упал, приподнялся, но его сшиб залетевший Александр, попытался отползти, но, придавленный, затих, на груди отпечатался рифлёный след от ботинка Андромеды. Олег, поймав на себе косой жалкий взгляд снизу, с трудом перескочил через препятствие, слегка зацепив торчащее ухо.

- Я жив? - не веря в собственное спасение, поднимаясь, сказал Макс, растирая поцарапанное ухо. – Нет определённо, я больше жив, чем мёртв, - в голосе прозвучали всё ещё робкие нотки радости. И наконец, уверовав в своё спасение, он возликовал. – Я ЖИВ, ЧЁРТ ПОБЕРИ! ЖИВ! Вот вам, видели! – Неприличным жестом Макс прощался с планетою, чуть его не погубившей. Планета не осталась в долгу.

Сияющая улыбка ещё только перерождалась на его лице, но в глазах уже появился изумлённый ужас. Он как вкопанный стоял на линии огня, закрывая обзор.

- Ложи-и-и-сь, - словно в замедленном времени кричал Александр.

Андромеда отскакивала в сторону, а Олег в падении пытался прицелиться.

К горлу тянулись когтистые лапы, зверь опускался на парализованную жертву с широко распахнутыми страхом глазами. К счастью, проход захлопнулся. Огненные края сомкнулись. Осыпались, барабаня, когти. Голова с дымящимся оскалом глухо ударила о пол и подкатилась к ногам Макса. Резкий запах горелого мяса заполнил куб. В мёртвую тишину беззвучно осыпался искрящийся пепел туловища хищника.

Макс опустил растерянный взгляд и посмотрел на мёртвую голову.

- Ты опоздал, мне повезло.

 

Глава 10. Куб

Они оказались в кубе времени, в мешке, наполненном девственной космической чернотой. Только грани в кубической комнате светились тонкими белыми линиями. На каждой стене располагался овальный шлюз.

- Что это за жуткое место, - Макс не чувствовал собственного веса. – Меня сейчас вывернет наизнанку.

- Вот оно чистилище, - восхищённо произнёс Олег. – Никогда не думал, что окажусь здесь, ни верха, ни низа, всё относительно, время в нулевом цикле. Подумаешь, что минул час, а кое-где уж сгинули столетья. Рай для затворника, склеп для героя. – Он прошёлся по потолку. Спускаясь, переломился на грани и, заделавшись плоским, оказался в стене. – Какая неприятная бесконечность, сплошная чернота, - бесцветно и неузнаваемо прозвучал моно голос. Он выдавился из двухмерного пространства. - Приблизительно так я представлял себе это гиблое место, одна из нулевых точек, откуда время начинает свой бег.

- Может быть, там уже пронеслась целая вечность, - встревожился Макс, - или две вечности, и мы уже вне игры. О нас забыли, и то, к чему я так привык на земле, всё безвозвратно кануло в пучину времён.

- Давайте выбираться, - произнесла Андромеда.

- Дело за малым, - задумчиво протянул Александр, переводя взгляд с одного шлюза на другой. – Осталось выбрать направление. Рулетка с шестью неизвестными.

- Ни с шестью, а с пятью, - возразил Макс. По крайне мере, вот из этого шлюза мы прибыли, и я бы не хотел снова оказаться там. - Он постучал по овальному люку.

- Ты заблуждаешься, - сказал Александр. Пространство находится в постоянном движении. Как только проход закрылся, произошло естественное смещение во времени. Поэтому если бы наши преследователи прожгли бы пространство в том же месте, но на долю секунды позже, они бы оказались не здесь, учитывая космические скорости, за сотни световых лет отсюда. В нашем положении есть один плюс, мы ушли от погони и один минус, выйдя отсюда, мы окажемся неизвестно где.

- Значит за этим шлюзом совсем другой мир, - Макс опустил два рычага. – Есть только один способ проверить эту теорию.

- Идиот, - Андромеда подскочила и, вздувая мышцы, повисла на люке, упираясь ногами в стену. – Необходимо открыть клапан и уравновесить давление.

- Вот этот? - только успел спросить Макс. Ноги у Андромеды заскользили по стене, переползая в двухмерное пространство. Она, теряя опору, выругалась и первой вылетела из куба, догоняя свои слова. За нею выхлопнулись все остальные, в том числе и голова погибшего зверя. Через мгновение люк захлопнулся и растворился, как и не был. Небольшое пространственное завихрение взмутило чистую картину местности, но всё быстро пришло в норму

- Я тебя прикончу, - Андромеда схватила Макса за горло и попыталась запихнуть дуло бластера в рот. – От тебя одни проблемы, урод. Сейчас ты подавишься собственными гландами.

- Помогите, - вопил Макс, извиваясь как уж, вертя головой из стороны в сторону. – Она меня пристрелит.

Александр поднялся с земли и, не обращая внимания на борьбу, стал осматривать местность. Ровная степь, покрытая жёлто-зелёной травою, вдали, на западе, виднелись небольшие островки леса. Да боли знакомый пейзаж, не раз виденный.

- Может, мы вернулись на землю? - поинтересовался Олег.

- Не надейся так легко отделаться, - ответил Александр.

- Пора вмешаться. Если её не остановить, ему придёт конец.

Макс, слабея, что-то бубнил, пытаясь выдернуть бластер изо рта.

- Молись, андроидное отродье, сейчас ты отправишься к праотцам.

- Андромеда, оставь его, - без особого желания скомандовал Александр. – Это приказ.

Андромеда не сразу, но всё-таки подчинилась. Приказ командира не подлежал сомнению и обсуждению. Она отбросила Макса в сторону.

- Если мы от него не избавимся, неудачи будут преследовать нас, - заявила она, злобно посматривая на Макса, как смотрит голодная львица на кусок мяса, который дали понюхать и отобрали.

- Не будем нарушать условия сделки, - сказал Александр. – Доберёмся до телепорта и отправим его туда, куда он хочет, а сами отправимся туда, куда надо. А ты, - он гневно посмотрел на Макса, - ещё раз выкинешь нечто подобное, я тебя сам прикончу.

- Она меня сразу невзлюбила, - Макс перевернулся на живот, сплюнул, - мечтает пристрелить. – Он вытер рукавом кровь с разбитой губы. – Эта мысль засела в её голове, как только она меня увидела.

- Заткнись, - Андромеда, угрожая, выхватила бластер. – Я разнесу тебе голову.

- Хватит, - отрезал Александр. – Не забывайте, пока мы стоим, время работает против нас. Пора определятся и в путь.

- Что-то навигатор долго соображает, - удивился Олег. – Видимо, залетели к чёрту на кулички.

Наконец-то у всех троих навигаторы с интервалом в одну - две секунды механическим голосом выдали: « Поиск завершён». И сразу же на забрале появилось изображение. В бесконечной космической пустоте замелькали звёздные скопления. Изображение стабилизировалось. « Галактика Е 27», - продолжил информировать навигатор.

Миллионы звёзд образуя белую туманную дымку, вытянулись эллипсом.

«Созвездие М 15. «Кнут» На краю галактики были выделены квадратом несколько звёзд. Увеличенное в несколько раз созвездие переместилось в центральную часть забрала.

«Двойная звезда В (бета)».

Чёрный шар громадного размера с кипящей поверхностью рос и приближался. Из-за него выплыла другая ярко оранжевая звезда, первой величины. В свете звезды стали различимы планеты и спутники.

«Планета Хир 4».

Среди безжизненных космических объектов появилась маленькая зелёная планета с видимой атмосферой. Красные горы, леса и вот она, та самая степь, что лежит под ногами. Навигатор за несколько секунд показал космический путь от Земли до Хир 4. Так далеко в необжитую часть вселенной никто из них не забирался

- Планета населена «человеком обыкновенным». Общественный строй феодальный. Бронзовая эпоха. Планета покрыта сетью портов. В связи с низким уровнем цивилизации Хиряне не имеют доступа к глобальной системе телепортации.

- Каково соотношение времён по Гейцу? - поинтересовался Олег.

Навигатор порылся в справочном блоке и ответил.

- Одна планетная минута соответствует ста восьмидесяти шести земным минутам.

- Неплохо, - пробурчал Александр. – Мы думаем и двигаемся в сто восемьдесят шесть раз быстрее землян. Небольшое, но всё-таки преимущество.

Навигаторы развернули объёмную карту местности. Перед наёмниками встала дилемма, выбрать длинный, но более безопасный путь к западному телепорту или короткую рискованную дорогу.

- Предлагаю двинуться на север, это самый короткий путь, - нарушила молчание Андромеда.

- Слишком рискованно, - высказал сомнение Александр. - Рядом с северным порталом находится столица королевством. Ори Рака-Санта. Придётся пересечь несколько оживлённых дорог, переплыть две реки и обойти три крепости. Там где крепости, там гарнизоны. Где гарнизоны, там патрули. Слишком открытое пространство, столкнёмся с местными, увязнем в стычках, потеряем темп. Предлагаю идти на запад.

- Сканеры помогут незаметно просочится между дозорами, - настаивала Андромеда. – Зато уже сегодня ночью доберёмся до телепорта. Выйдем на запланированную схему отхода и всё свобода, канем в бесконечных сетях переходов.

Александр перевёл взгляд на Олега.

- А ты что скажешь.

- Взгляни на сканер, в нём все ответы, впрочем, и так уже видно.

Александр вытянулся, вглядываясь в горизонт,

- О чёрт. Всем на землю!

На рассвете ночной разъезд возвращался в приграничную крепость Кара. Услышав гром в степи, отряд отклонился от привычного маршрута и направился в сторону необычного природного явления.

Один из всадников заметил на ровном столе долины нечто постороннее, выбивающееся из общего фона. Было слишком далеко, и он не успел разобрать, что это было: люди или звери, но эти существа исчезли в траве. Лошади развернулись и, расширяя территорию поиска, на скаку, выстроились в линию.

- Проклятье, - выругалась Андромеда. – Они скачут в нашу сторону.

- Нас заметили, - подымаясь, сказал Олег. – Не вижу смысла валятся на земле и ждать когда копытом влезут в морду.

- Стрелять, в крайнем случае, - предупредил Александр.

Увидев группу людей, всадники вновь перестроились. Теперь они скакали друг за другом. Сблизившись, они, не останавливаясь, стали кружить, словно вороны над добычей.

Наёмники стали в круг, Макс укрылся за спинами. Кольцо постепенно сжималось. Наклонённые и слегка повёрнутые к центру копья в любой момент могли быть пущены в ход. Ори не могли понять, к какому роду племени принадлежат окружённые люди, что они держат в руках, и насколько эти предметы опасны. Из круговерти отделился всадник. Он натянул поводья. Лошадь заржала, встала на дыбы, демонстрируя острые бивни, и вытянула из копыт когти. Сдерживаемый хозяином боевой конь, покрытый шрамами, в нетерпении царапал землю, не отрывая от Александра бешеного взгляда

- Сдайте оружие и следуйте за мной, - крикнул наездник, угрожая копьём.

- Эту лошадь я забираю, - сказал Александр. – Она мне подходит.

Всадник толкнул лошадь вперёд, наклонился, собираясь проткнуть дерзкого врага.

Александр без колебания выстрелил.

Лошадь испуганно отпрянула и отскочила в сторону, волоча за собою убитого война, нога которого зацепилась в стремени. Сразу с трёх сторон из круга выскочили всадники и атаковали, но они тоже были убиты. Карусель рассыпалась. Одни, притормаживая, развернули лошадей к центру, другие, наоборот, предпочли ретироваться, возникла сумятица, перерастающая в панику.

- Держите лошадей, - крикнул Александр, хватая за уздечку испуганную белую кобылу.

Андромеда, запрыгивая на коня, вышибла всадника из седла. Вороной слегка присел на задние ноги. Подобрав уздечку, она развернула коня и, не дав солдату выхватить меч, длинным лучом рассекла его пополам.

- Захватите мне лошадь, - возбуждённо кричал Макс, размахивая руками и увидев, что Олег поймал две, успокоился.

Ори, укрываясь от разящих лучей, поскакали на север в сторону крепости Кара.

Пока наёмники совещались сидя на лошадях, Макс, понимая, что теперь столкновения с местными племенами не избежать, преодолевая чувство брезгливости, снял с убитого война кольчугу. Кое-как, наспех облачившись в трофеи, взяв копьё и меч, он заторопился к своей лошади. Ему не сразу удалось сесть в седло. Тяжёлые доспехи, плюс лошадь, видя чужого, отводила бок и, поворачивая голову, пыталась укусить за ногу.

Андромеда, ухмыляясь, коварно наблюдала за Максом

- Если я тебя шлёпну, ты должен знать - это несчастный случай, я просто приняла тебя за местного.

- Присматривайте за ней, - обратился Макс к Олегу и Александру. – Железная леди меня сильно беспокоит.

- Пара сматываться, - сказал Александр. – Мы только что заработали очередное преследование.

Подгоняя коней, четвёрка поскакала на запад по более длинному, но менее опасному пути. Туда где степь перемешивается с лесом, в дикие необжитые места, намереваясь через день к вечеру добраться до перехода.

 

Глава 11. Совещание

Курьер вновь вошёл в президентский зал. Прошло несколько минут, ничего не изменилось. Муха с патологическим упорством продолжала биться об оконное стекло. Вот так, цель кажется близка, но в последний момент кто-то или что-то встаёт на твоём пути. Он успел побывать на небольшой войне, потерпеть поражение и вернутся, а этот космический сброд даже не оторвал свои кибернетические задницы от кресел. Все ждали, когда он доставит изделие, и не дождались. Ничего не изменилось кроме Курьера. Он выглядел хреново. Хреновее чем в прошлый раз, хотя результат был прежним, нулевым. Его можно было не спрашивать, на лице и так читался ответ.

- Что случилось в этот раз, - недовольно бросил Вождь.

- Обмен не состоялся, я угодил в западню. Расчёты оказались неверными. Мы предполагали, в операции задействовано два наёмника, но их оказалось больше. Теперь вся надежда на отряд ликвидаторов.

Не успел он закончить предложение, как из стола-экрана выплыла призрачная сфера. В ней возникла голографическая фигура информатора.

- Господин верховный, срочная информация из звёздной системы МЮ 2478. Нами перехвачена депеша с планеты Атолл, посланная в галактический комитет безопасности. В ней сообщается:

« Дальнейшее преследование невозможно. Преступники прожгли пространство и покинули планету. В районе высадки найдены фрагменты уничтоженных роботов. Идентификационные номера отсутствуют. Невозможно определить собственника. Просим прислать экспертов. Основные силы возвращаются на базу».

- Судя по всему отряд ликвидаторов разгромлен. Наёмникам удалось невредимыми покинуть «Атолл». В данный момент беглецы находятся в режиме неуправляемого перемещения. Мы отслеживаем ситуацию.

- Как только появятся новые данные, немедленно сообщить, - приказал Вождь.

- Есть.

Голографическое изображение погасло, шар опустился в экран-стол.

- По поводу погибших ликвидаторов, - Хел-Баз поспешил отделить своё имя от неудачно проведённой операции, - Не стоит волноваться при повреждении роботов, вся информация автоматически стирается. К тому же, все они прибыли из контрабандной транспортной системы, так что отследить схему перемещения невозможно. С моей стороны всё в порядке

- Дисциплина ослабла, - Вождь достал из ящика стола бластер. – Одна неудача за другой.

Курьер заворожённо смотрел в ствол. Там, в чёрной глубине таилась вечность, и он не желал с ней встретиться.

Вождь подождал пару секунд, наслаждаясь властью, заглядывая в глаза, полные страха. Подвёл Курьера к грани, за которой начинается паника, и выстрелил. Аккуратное отверстие на стекле - вот и всё, что осталось от мухи.

- Какие будут предложения, - Вождь небрежно бросил оружие в ящик стола.

- Необходимо остановить проект, - сказал Би-Роб, руководитель восточного межзвёздного союза. – Объявить эвакуацию, иначе потеряем всё.

- Мы должны действовать, - возразил командующий первой бригады вторжения. – Как только наёмники будут обнаружены, пошлём ударный отряд. Уничтожим беглецов, захватим изделие.

- По такой же схеме будут действовать комитетчики, - сказал Ларнер Гац, начальник контрразведки. – Так что наши шансы равны нулю.

За столом мнения разделились. Одни предлагали рискнуть и продолжить операцию, другие были за прекращение операции.

Вновь заработала экстренная связь. Информатор сообщил.

- Всплеск активности зафиксирован. Галактика. Е 27. Созвездие М 15 «Кнут», Двойная звезда. В (бета)

Звёздная карта высветилась на столе. Все увидели в космической пустоте два сближенных диска. Вокруг чёрного гиганта вращалась маленькая яркая звезда. Картинка переместилась в сторону. Промелькнули космические объекты.

- Сверхбыстрая планета Хир 4, - пояснил информатор.

Зелёный шар заполнил экран, почти как земля, но только вместо океанов - гигантские зелёные равнины, разрезанные красными горными системами. Ярким оранжевым квадратом был выделен район высадки беглецов.

- Время Гейца плюс сто восемьдесят шесть.

Пока все спорили и решали, как быть, Курьер запросил из архива общую информацию о планете и подробную о той местности, где высадились наёмники. Из стола выдавилась зелёная пирамида - архивариус. Курьер положил ладонь на одну из её плоскостей, закрыл глаза. Нужная информация за несколько секунд перетекла в голову. Он мысленно перенёсся на планету Хир 4. Увидел общую картину. Прочувствовал ситуацию. Острым аналитическим умом нащупал точки воздействия на назревающие исторические события. Из возможных вариантов развития выбрал, как ему показалось, наиболее приемлемый. Он встал и уверенным голосом сообщил.

- Я знаю, что делать.

На него посмотрели с подозрением. Парень дважды ходил за изделием и оба раза облажался.

- Говори, - Вождь с неохотою предоставил слово. – У тебя одна минута. – Он приоткрыл ящик стола. – Ты должен постараться, чтоб меня убедить.

- Мы должны опередить комитетчиков. Только так у нас будет шанс.

Курьер по сути ничего ещё не сказал, а недоверие усилилось. Желающих действовать за столом поубавилось. Вождь запустил руку в ящик, нащупал бластер.

- Невозможно, - возразил Ларнер Гац.

- Чем сейчас занимаются комитетчики, - продолжил Курьер, - они, как и мы, анализируют полученную информацию. По времени мы идём с ними вровень. Через несколько минут они начнут переброску спецподразделения на Хир 4. Вот здесь мы можем сыграть на опережение. Для этого я должен отправиться один.

У многих на лице возникла скептическая улыбка. Некоторые решили, что он таким хитрым способом пытается выйти из игры, смыться, пока не поздно.

- Ты собираешься в одиночку уничтожить спецотряд, - усмехнулся комендант четвёртой галактики.

- Я не собираюсь с ними встречаться. У комитетчиков на подготовку и загрузку отряда уйдут минуты. Я же отправлюсь сейчас. Небольшая масса тела, меня быстро перекачает на ту сторону. Мы выиграем время. Я окажусь там раньше. Несколько минут на земле - ничтожное преимущество, но там, с учётом разности течения времени, в моём распоряжении будет два дня.

- Одну проблему ты решил, - заговорил начальник внутренней охраны Кан-Вид, - но как ты собираешься в одиночку завладеть изделием, или думаешь…

- Нет времени объяснять. Если я не отправлюсь немедленно, никакого преимущества не будет.

- Ничего не выйдет, - произнёс Би-роб. – Напрасная трата времени.

- Предложите решение сами.

- Эвакуация!

- Чего мы теряем. Я буду отсутствовать несколько земных минут.

Главное слово осталось за вождем, и он принял решение. Он убрал руку с бластера, задвинул ящик.

- Хотя я не верю в удачный исход твоей миссии, действуй. В твоём распоряжении двадцать минут и не минуты больше. Надеюсь, ты знаешь что делать. – Вождь окинул сидящих взглядом, - остальным. Режим ожидания сохраняется. Дополнительно вводится четвёртый уровень эвакуации. Перерыв полчаса.

 

Глава 12. Королевство Ори

Никто не знал, когда и как в орийской низменности появились три квадратные плиты. Десятиметровые исполины из неизвестного сверхпрочного камня. Идеально ровные и гладкие, излучавшие белый глубинный свет. Возможно, это случилось с началом времён, в момент появления на этой планете первого человека. Хорошо видимые в ночи они словно маяки указывали дорогу проходящим мимо торговым караванам. Производя незабываемое впечатление на людей, порождая в душах тревогу перед неведомым. Страх гнал путников дальше от проникающего в сердце холодного сияния. Племена ори, заселившие земли внутри магического треугольника, верили, что через плиты проходит дорога в другие миры и что их древние предки обладали знаниями, позволявшими им открывать проходы и путешествовать во времени и пространстве. В легендах говорилось, что в тёмные времена тогда ещё малочисленные племена ори, преследуемые врагами, прошли через источник на эту сторону, и жрецы, запечатав за собою проход, спасли свой народ от уничтожения. Со временем знания были утеряны, но ключи от переходов до сих пор хранятся на стенах главного храма королевства Ори в столице Рака-Санта в виде священных надписей. Жрецы и миряне уже не одно столетие вглядывались в высеченные иероглифы, водили пальцами по шершавым бороздам, ощущая таинственную силу предков и всю свою ничтожность перед неподдающимися расшифровке рунами. Ори верили, что рано или поздно придёт тот, кто сможет прочесть древние письмена и открыть переходы в другие обетованные миры.

Наступали трудные времена. Что-то недоброе творилось с климатом. Год от года солнце розовело, теряя былую ослепительность. По утрам и вечерам вокруг светила появлялся зловещий чёрный ореол. А когда погода портилась, грозы с такой яростью били, что сотрясалась земля. Тревога разлилась по королевству Ори. Люди чувствовали надвигающие перемены. По вечерам стихийно собирались толпы. Обсуждая новости, люди делились недобрыми слухами и предположениями. Жрецы в храмах возносили молитвы к богам, прося дать силы и знания для отражения угрозы. Ветер войны дул с востока. Неизвестные воинственные племена, преодолев казавшимися неприступными с отвесными скалами красные горы, выплеснулись на великие леса, степи и двинулись на запад, покоряя все новые и новые королевства. Слава об их несметном количестве и несокрушимой мощи летела впереди них, сея страх и панику в не завоёванных землях. Многие племена, столкнувшись с непобедимой ордою, без боя покорились на милость победителя, и уже влившись в их ряды, шли завоёвывать новые народы. Доказывая свою преданность, они первыми обрушивались на вчерашних друзей, ставшими поневоле врагами, неся многочисленные потери. К концу боя мало что оставалось от передовых отрядов, такова была жестокая цена покорности.

По приказу короля Гидлана 1 каждая крестьянская семья отправила на службу по одному мужчине. Армия увеличилась втрое. В постоянных учениях вчерашние крестьяне превращались в воинов. В городах укреплялись стены и башни. Вокруг столицы королевства Рака-Санта возводились крепости. На случай длительной осады крестьяне свозили свои припасы на городские склады. Конные разведотряды усиленно патрулировали крайние земли, ежедневно высылая гонцов в столицу со свежими вестями.

- Телепортация завершена. Вы прибыли на планету Хир 4. Температура за бортом 22*С. Местное время 14 часов 73 минуты, первая половина дня. Планета населена племенами, стоящими на примитивном уровне развития…

- Достаточно. Я в курсе.

- В таком случае телепорт предупреждает, вы выбрали не самое подходящее время и место для посещения планеты Хир 4. Здесь опасно.

Курьер едва заметно улыбнулся.

- Жизнь опасная штука, в любой момент можно умереть. А такие, как я, умирают по нескольку раз на дню.

- Вы должны знать, 34 часа тому назад огромное войско варваров с восточной стороны вторглось в королевство Ори. Приграничные крепости в осаде, но в столице Рака-Санта об этом узнают завтра в полдень.

«А я предскажу это событие сегодня», - прикинул про себя Курьер. - Предсказывать будущее это моя работа, я же пророк». Он без особого удовольствия отстегнул и положил патронташ с оружием на полку дезинтегратора, словно расстался с лучшей частью своего тела.

- Завтра вернёшь.

Бластер и боеприпасы растворились. Память о предметах и выделившаяся энергия ушли в дезинтегратор.

- Возможно, сегодня к вечеру я умру. Такое со мной бывает. Смерть моя будет мучительна и зрелищна, народ любит зрелища. К сожалению, по-другому нельзя. Дикие времена требуют. Завтра в это же время из обменника, ячейка К 234-17 Е извлечёшь мою копию, пустую андроидную матрицу и загрузишь в неё информацию вот отсюда. – Курьер вынул из груди пульсирующую зелёным светом информационную призму. – Здесь весь я. Все мои мысли, Вся моя память с первой жизни по сейчас. Возможно, это буду уже не я, а копия, максимально приближенная к оригиналу. Что есть мы – наши дела, которые продолжают жить даже после нашей смерти. Я должен быть закован в бронекостюм, на плечи накинешь такой же плащ.

- А если вы не погибнете

- Считай, что мне крупно не повезло. Я вернусь, и тебе ничего делать не придётся.

- Приказ ясен: в случае вашей смерти плоть, сознание и до смертная память будет воссоздана.

- Если к завтрашнему дню вдруг появятся новые игроки, я должен об этом знать.

- О случаях проникновения в пространство планеты вам будет доложено.

- Открывай.

Солнечный свет проник в кабину телепорта. Курьер осмотрелся и вышел в чужой мир.

Раздался гром среди ясного неба, и от плиты кольцом разбежалась затухающая волна белого света. Четыре напуганных до смерти пастуха - вот и все свидетели свершившегося чуда, если не брать в расчёт жалобно блеющих овец и воющих собак с поджатыми хвостами. Пастухи с минуту стояли, оцепенев, со страхом вглядываясь в далёкую фигуру чужестранца в белом одеянии.

- Не с-с-ледовало па-па-сти з-з-десь овец, - сильно заикаясь от волнения, сказал один.

- САТАР, - прошептал другой, хватаясь за амулет на шее, и упал на колени. Остальные, услышав имя бога ещё сильнее напугались, бросились по направлению к городу, стараясь обогнать друг друга. И все те, кто попадался им на встречу, узнавали невероятную новость. Пастухи так были взволнованы и убедительны, что многие пугались, другие поначалу отказывались верить, но все они, любопытные, забывая о своих делах, присоединялись к чабанам. Оживлённо обсуждая новость, они направились в город, по пути множась и невольно убеждая других и себя в том, чего не видели.

- Как тебя зовут, смертный.

- Я Биру, пастух, сын Савия.

- Прекрати трястись. Подойди. Шевелись.

Биру встал с колен.

- Ты избранный, - торжественно произнёс Курьер. У тебя особая роль. Ты мои глаза и уши, наблюдатель. Будешь идти позади меня на удалении. Что бы ни случилось, не приближайся. Никто не должен знать, что ты со мной. Смотри и запоминай. Если тебя поймают, отрекайся, мы не знакомы.

- Кто поймает, хозяин.

- Придёт время, узнаешь. Завтра к утру придёшь к этой плите. Не подходи близко. Прячься на холмах. Когда я выйду из плиты, расскажешь всё, что со мной сегодня случится. Понял.

- Да.

- Повтори.

- Завтра быть здесь рано. Близко не подходить. Ждать вас, О ВЕЛИКИЙ! - Биру пал на колени.

- Следуй за мной, не приближайся, иначе умрёшь.

- Я всё понял хозяин.

Небольшая толпа, шумно галдя, прошла через городские ворота под удивлёнными взорами стражи. Весть о свершившемся чуде распространилась по городу подобно пожару в ветреный день, перекидываясь от улицы к улице, и тут выяснилось, что пастухи оказались одними из многих видевших чудо, и каждый из них добавлял в рассказ своё, приукрашивая и преувеличивая свою роль. В итоге появились многочисленные версии одного события, противоречащие друг другу.

Верховный жрец стоял на коленях у стены со священными письменами и, погружённый в себя, усердно молился. Отменная акустика усиливала певучий бас объёмным резонансным всепроникающим звучанием. Дверь бесшумно приоткрылась. Огоньки в свечах заколыхались, поддаваясь дуновению ветра, выдавая присутствие постороннего. Молитва прервалась.

- Владыка наш отец Хизар, - тихий взволнованный голос проникал через узкую дверную щель.

- Сын мой, я же просил не беспокоить меня при молитве, - он, кряхтя, встал с колен. – Что эта за шум.

- Отец Хизар, перед храмом собирается народ, многие утверждают, что видели, - монах замолчал, заметно волнуясь.

- Кого видели люди, сын мой, - прозвучал монотонно голос.

- САТАРА, - мучительно выдавил монах и виновато склонил голову.

Верховный повернулся и пристально посмотрел на Бега, стоящего в дверном проёме и прячущего взгляд где-то под ногами.

- Что теперь будет, отец.

- Ты что, совсем спятил. Кто-то мутит воду, прикрываясь именем всевышнего.

- Но ведь в писании говорится, «настанут смутные времена, и явится спаситель и …

- Хватит. Сказано в писании, - сказал великий, - «придут тяжёлые времена и явятся лже пророки и будут вещать от моего имени. Бойтесь слов их, проникающих в душу подобно гнилой пище во чрево человеческое, и толпы слепцов последуют за ними, и сгинут в огненной бездне». Войди и подай мантию и посох. Бывают в истории такие моменты, - продолжил Хизар, накидывая чёрный плащ, расшитый белыми звёздами, - когда один человек, ведомый дьяволом, если его вовремя не остановить, способен разрушить храм одним лишь словом. Ты даже не знаешь, существует ли этот человек, он даже не говорил, а ты уже трясёшься. Я же вижу заговор против веры и государства.

- Стройся, - раздалась команда. Солдаты забегали как муравьи, выстраиваясь в шеренгу. Загудели торжественно трубы. Тяжёлые ворота отворились. Верховный жрец вышел на площадь перед храмом, а за ним, соблюдая иерархию, последовали служители храма. Народ притих. Верховный окинул сердитым взглядом людское море и громогласно спросил.

- Что взволновало вас, братья и сёстры?

Толпа оживилась. «СВЕРШИЛОСЬ! СВЕРШИЛОСЬ! – раздались радостные голоса. – Ожила легенда! Явился творец! Он снами!»

- ТИХО! - Хизар поднял посох и ударил им по каменной плите. Вспыхнула сера, предусмотрительно спрятанная в полом основании посоха. Раздался звук подобный грому. Фокус, как всегда, удался, народ стих.

- Кто кого видел?

- Я! Я видел! – из толпы стали выходить люди, мешая друг другу начать рассказ.

- Говори ты, - жрец указал на человека в лохмотьях.

- О великий Хизар, пусть ослепнут мои глаза, если я вру. Он вышел из плиты покрытый сиянием звёзд.

- Где это было?

- Северный источник. Он был трёхликим. Всё как в святом писании. Одно лицо смотрело на запад, другое на восток, а третье в меня и дальше. И сказал он…

- Неправда, я там был, тебя не видел, лжец, - перебил его стоящий рядом. – Он был шестируким. Он вышел и сказал…

- Сам лжец, - вскипел первый рассказчик.

- Он не шёл, а парил над землёю как птица, - женщина пролезла между спорившими.

- Ты это видела?

- Да, он парил надо мною, о великий Хизар, - вполне искренно ответила женщина. И сказал он…

Женщину толкнули.

– Всё было не так, - выскочил вперёд мужчина. – Он сказал…

Тут вспыхнула перепалка между рассказчиками, к ней подключились рядомстоящие.

- МОЛЧАТЬ, - рявкнул жрец. - Кто вам позволил осквернять имя творца. – Он бросил полные гневом слова в толпу. – Да падут небеса на головы грешников. Враги вложили в ваши уста ложь. Да постигнет вас кара небесная. Разве вы не знаете, что положено за святотатство, он указал посохом на жертвенный столб, стоящий на площади.

Люди затихли, убоявшись расправы. Рассказчики поняли, чем всё это может для них кончится. Никому не хотелось пылать на очистительном огне.

- Ты видела плывущего как птица человека? - сердито переспросил верховный, положив тяжёлый взгляд на хрупкие плечи.

- Не знаю, - испугалась женщина, затравленно оглядываясь по сторонам и слезливо промямлила, - нет, это не я, это они. – Она вдруг поникла, заделалась маленькой, жалкой, онемевшей старухой.

- Кто они? Они среди нас, чьи языки подобны змеиному жалу. В душе у них живёт сатана, а в венах течёт жёлтая кровь. Где они? Где?

Рассказчики наперебой стали отказывается от слов сказанных. И тут кто-то вспомнил о пастухах. Люди, ища зачинщиков, стали с подозрением присматриваться друг к другу. Те в страхе собрались было бежать и тем самим выдали себя.

- Вот они, - прокричали в толпе, - и возмущённые люди вытолкнули пастухов вперёд. Убоявшись смерти, пастухи пали на колени, прося о пощаде, отрекаясь от слов своих.

- Кто видел его, лжепророка?

Пастухи замолчали, тупо глядя в землю.

- Ты, - властно спросил жрец, тыкая в грудь посохом.

- Я ничего не видел, - взмолился пастух и, прижавшись к земле, схватился за амулет обеими руками.

- А может быть ты распускал лживые слухи, - шагнул он ко второму.

- Нет, - крестьянин полез в ноги, - прости отец, попутал бес.

- Отстань, - жрец оттолкнул ногою пастуха, переключился на третьего.

Бедный пастух вскочил и бросился в толпу, но перед ним выросла непреодолимая людская стена. Он метался, натыкаясь на частокол отталкивающих рук. Под злобный смех толпы стража вернула брыкающегося беглеца на место и, с силою переломив, поставила на колени. Он молчал и всхлипывал, размазывая сопли по лицу, словно загнанный в угол зверь.

Из всех рассказов было ясно, что есть некто, кто выдаёт себя за бога, и он шляется в окрестностях Рака-Санта, сея в головах мирян раздор и сомнения.

- Во первых, - приказал верховный жрец начальнику храмовой стражи, - этих троих смутьянов в темницу, с ними разберёмся позже. Во вторых, усилить охрану вокруг храма и направить дополнительные патрули в город. В третьих, найти и привести лжепророка.

Не прошло и десяти минут, как через городские ворота проследовали вооружённые всадники. Для того, чтобы расширить зону поиска, они разделились на несколько отрядов и по разным дорогам ускакали в северном направлении, постепенно удаляясь друг от друга.

Для того, чтобы люди не оставались один на один со своими мыслями, не всегда праведными, жрецы, сменяя друг друга, стали читать проповеди о грехе, о бесах, проникающих в души мирян, разогревая народ и вводя его в состояние религиозной истерии. Жрецы умели убеждать. Возможно, они сами не верили в то, о чём говорили, но главное, в это верил малограмотный народ, возможно потому, что больше не в кого было верить. Верующими легче управлять и подчинять. Ни что так не стоит дорого, как слова, промаринованные ртом жреца, которые чудным образом превращались в тонкие ручейки золота и серебра. Пожертвования поступали в казну храма, обеспечивая безбедное существование.

Остроконечные пики блеснули на солнце, на дороге появились всадники. Чёрные плащи, усыпанные белыми звёздами, символы религиозной власти, развевались на ветру. Они увидели одинокого человека в белой одежде, слишком чистой для долгого пути по грязной дороге.

- Падите предо мною, - закричал безумец, - я ваш спаситель.

Слова как стрелы, пущенные в пустоту, не достигли цели. Молчаливые всадники с суровыми лицами окружили незнакомца. Один из них соскочил с коня, отвязал верёвку.

- На колени, - Курьер весь напрягся, вытягивая вперёд руки. Можно было подумать, что вот-вот из ладоней вылетят молнии и поразят непокорных.

Солдат небрежно отодвинул в сторону дрожащие от напряжения руки и, обрушив здоровенный кулак на голову, опрокинул одержимого на землю. Приходя в себя, Курьер почувствовал, что связан. Грязная верёвка туго сжимала запястья. Солдат грубо поставил пленного на ноги. Накинул на шею петлю, а длинный конец верёвки привязал к седлу. Лошади тронулись. Курьер дёргался подобно рыбе на крючке, с трудом поспевая за лошадью, не давая затянутся удавке, намертво вцепился пальцами в верёвку, думая о том, как бы не упасть и не сломать шею.

Из-за холма вначале показался купол храма и крыша королевского дворца, потом выплыли сторожевые башни. Ров, заполненный водою, и массивные зубчатые стены из коричневого камня охватывали столицу по периметру, вселяя в горожан ложное чувство безопасности и неприступности.

Он так и вошёл в Рака-Санту через северные ворота в белом плаще, заляпанном грязью, изнеможённый ходьбой, когда солнце клонилось на вечер, в плотном кольце конной стражи. Горожане встретили его со страхом и с нескрываемой ненавистью. Из толпы неслись проклятия. Он шёл, посматривая на людей свысока, понимая всю слабость их мира познания. Но именно из таких полудиких людей выросла цивилизация. Горожане толпились, толкая друг друга, жались, пятясь назад, расступаясь перед надвигающимся конвоем. Его вели по выложенным камнем улицам, и толпа зевак, увеличиваясь, следовала за ним. Привлекаемые шумом из окон и балконов свешивались любопытные. Он шёл под мерный цокот копыт под взором сотен и думал о людях и власти над ними. Сейчас он ничего не представлял собой. Любой оборванец мог кинуть в него камень, плюнуть в надменные глаза, жалея лишь о том, что слюна не яд, и гордиться своим низменным поступком. Но слава уже неслась впереди, пусть негативная, но уже работающая на него. Он становился событием дня, а это значило, что он на верном пути, и каждый шаг приближает его к задуманной цели. Он понимал, что сегодня ему придётся изображать жертву, для того чтобы завтра одним словом, движением руки повелевать массами. Он брал этих неподозревающих людей в свидетели и в защиту. Даже ненавидя, они играли в его игру по его правилам. Главное, чтобы его казнили на глазах тысяч, и когда он вернётся, власть уже не сможет скрыть этого, и вынуждена будет считаться с ним.

Его вывели на центральную площадь, заполненную возбуждённым народом. Он увидел красивый храм, облицованный голубым мрамором, окружённый могучими восьмигранными колонами, увенчанный одним большим с витыми гранями пирамидальным куполом. На шпиле под зелёным небом сияла серебристая звезда. Храм подавлял своими размерами, олицетворяя незыблемые основы веры. Даже королевский дворец, стоявший за трёхметровой стеною, не мог соперничать с гармоничной красотою храма. Если бы на планету Хир 4 явился бог, то он, безусловно, поселился бы в этом храме. Дорога к храму напоминала дорогу в ад. На площади народ оказался более агрессивным. Жрецы как следует постарались, накачивая людские души желчью. Как раз вовремя появился объект, на который можно было выплеснуть накипевшую религиозную ненависть. Дикие лица, перекошенные рты, с уст срывались угрозы и проклятия. Вокруг него злобно шевелилось людское море. К нему тянулись жадные руки. Стражники, отгоняя разъярённую публику, били тупыми концами копий в безумные лица. Он старался держаться в центре, подальше от жаждущих расправы. Его завели за оцепление. Солдаты, держа в руках длинные прямоугольные щиты и короткие копья, надёжной стеною огородили пленника от бушующей толпы. Три всадника спешились. Один снял с шеи петлю и пока складывал верёвку двое других, держа под локти, провели Курьера по ступеням на полукруглую площадку перед храмом и, сбив с ног, поставили на колени под одобрительные возгласы толпы. Солдат достал нож и перерезал на руках пленного верёвку.

Он стоял на коленях один, возвышаясь над народом, придавленный тенью храма. Испуганный Биру был здесь, пролез в первые ряды и, как было велено, наблюдал. Они на секунду встретились взглядами.

Под торжественные звуки труб распахнулись ворота, и действо началось. Из храма двумя шеренгами, чинно вышагивая, вышли упитанные жрецы и инквизиторы в чёрных рясах. Накинутые на голову широкие капюшоны скрывали в своей пустоте обезличенные лица. Минуту спустя в тёмном проёме появился верховный жрец. Седой старец с худым лицом, изрезанным глубокими морщинами и длинной до колен бородою. Можно было подумать, что он сохранился со времён создания мира и видел Адама. В маленьких решительных глазах светился незнающий пощады религиозный фанатизм. Костлявая рука, опутанная синими венами, держала позолоченный посох. Кривой жертвенный нож, усыпанный драгоценными камнями, болтался на поясе. Одним таким камушком можно было бы кормить целый месяц народ, собравшийся на площади.

- Встань с колен, я хочу видеть твоё лицо.

Курьер устало поднялся.

- Скажи смертный, кто ты, из чьей земли пришёл.

- Я из миров потусторонних, лежащих за плитами.

- Да! Как там жизнь?

Курьер молчал, не желая отвечать на вопрос, заданный с насмешкою

- Быть может, удивишь народ и нас, - продолжил расспрос старец, обходя вокруг одержимого. – Покажешь волшебство, сверхчеловек, пройдёшь сквозь стену, из камня - воду, монеты золотые - из свинца. Чем удивишь?

- Тому, кто верит, волшебство не нужно, достаточны слова. Кто верит, видит сердцем. Никто из вас не знал спасителя, но каждый, веря, обращается к нему. Так почему ему не быть собою, то есть мною. Я тот, кого вы ждали! Молились, я пришёл!

- Лжец! Лжец! - закричали инквизиторы, сбрасывая недоступные маски величия

- Остановись безумец! – воскликнул жрец. – Отрекись от слов своих немедленно. Очисти душу, и мы будем молиться за твоё спасение

- Молитесь за своё…

- Признайся, кто ты, кто?

- Я тот, чьи письмена на стенах в храме. Беда идёт с востока. Я призван увести народ через источник. Смотрите на меня я ваш спаситель. Я путеводная звезда.

Народ взволновался, поражённый дерзостью незнакомца.

- Ты сам себя спасти не можешь, а хочешь нас спасти. Каму ты нужен. Спросим у народа. Кто он братья и сёстры!

- Дьявол! Дьявол! - то тут, то там стали раздавятся голоса тайных агентов инквизиции и сразу сотни ртов повторили. – Дьявол! Дьявол!

- Что будем делать с ним?

- Убить! Смерть! Смерть! – стал требовать народ.

- Вот видишь, горожане жаждут крови. Я не злодей, но мне придётся подчиниться.

- Их разум затуманили ваши проповеди. Они не в состоянии узреть истину.

- Заткни поганый рот, - жрец гневно сотряс посохом. Тебя ждёт…

- Слава!

- Смерть и ад! - крикнул старец и ударил посохом в живот.

Курьер скрючился от боли.

- Меня нельзя убить, я вечен! Я есть вера!

- Молчать! Да как ты смеешь, червь! - задрожал от гнева жрец.

- Моё имя Сатар! - Курьер кричал в толпу, не находя понимания. – Желаешь моей смерти, хорошо, но завтра я воскресну, я приду, наполню ваши души светом!

- Убить! Убить! – зверея, требовал народ, напирая на оцепление.

- Достаточно сказал, чтоб умереть! - верховный задыхаясь в злобе, выхватил жертвенный нож.

Стражники подскочили, схватили лжепророка за руки.

- Я вернусь! Вернусь! - вырывался Курьер.

- О небеса, примите жертву!

Курьер, пронзённый, застыл. Стражники отошли, предоставляя верховному в одиночку завершать ритуальное убийство. Жрец, удерживая жертву серповидным ножом, смотрел в глаза, с наслаждением наблюдая, как ему казалось, первую и последнею прогулку смерти с жизнью. Ожидая момента, когда душа отделится от плоти и прямиком отправится в ад.

- Когда я приду, ты будешь свергнут, - преодолевая острую боль, произнёс Курьер, - и тогда я принесу тебя в жертву твоим богам.

Старцу слова не понравились. Человек, находящийся в шаге от смерти, не отрекался и не молил о пощаде. Теперь за нервной улыбкой старца прятался страх.

- Умри, - прошипел жрец, поворачивая нож в животе.

- Я вернусь, - теряя силы, прохрипел Курьер. Кровь брызнула изо рта в лицо палачу. Жрец отшатнулся, выдёргивая нож. Курьер, простонав, упал на колени и сполз, цепляясь кровавыми пальцами за белое платье отступающего в брезгливом ужасе жреца.

- Сгинь одержимый! Сгинь сатана!

Курьер умирал, лёжа на белом мраморе, под голубыми колоннами храма, под ним расплывалась тёплая лужа крови, боль утихала. В не моргающих глазах ещё светилась жизнь, а в матрице телепорта уже готовился процесс повторной сборки объекта номер К-2741

На площади у жертвенного столба разгорался очистительный костёр, слизывая с костей лжепророка плоть. Толпа монолитная, скованная религиозной истерией, глядя на высокий огонь постепенно успокаивалась и распадалась на вполне вменяемых людей. Были среди них и те, кто, боясь наказания, говорил как все, но думал теперь по-другому. Человек, добровольно принесший себя в жертву, посеял в их душах семена сомнения. Кто он – спрашивали они себя, очередной сумасшедший, или тот, чьё имя хранит легенда, чьи письмена на храме и только завтрашний день мог дать ответ на этот мучительный вопрос.

Жрецы понимали, что мёртвый лжепророк не менее опасен живого. Зная необъяснимую тягу народа к людям, принявших мученическую смерть, высший совет инквизиции постановил: «У северных врат выстывать охрану и под страхом смерти запретить народу приближается к святому месту. Стражникам сохранять бдительность отлавливать и бросать в темницу любого возносящего лжепророка».

Биру ещё долго стоял, глядя на тлеющие угли и ушёл последним, потрясённый и опустошённый. До вечера он шатался по городу, слушая, как взволнованные люди спорят между собою, обсуждая последние события, а как стемнело, тайком выбрался из города по водосточному тоннелю и, держась подальше от дорог, ориентируясь по звёздам, отправился к северным вратам.

 

Глава 13. Гибельные воды

Александр скакал впереди, увлекая за собою остальных. Они с первых минут погони, не жалея, гнали лошадей с открытого пространства, надеясь позже, достигнув лесов, дать им передышку. Поначалу расстояние между ними и ори увеличивалось, но вскоре ситуация изменилась в худшую сторону. Изнурённые многочасовой гонкою лошади сбавили бег. Тяжёлое дыхание, пот, стекающий с лоснящихся боков, всё говорило о том, что животным нужна передышка.

Ори позволили лошадям самим выбрать темп скачки небыстрый, неутомительный. Они понимали, погоня продлится не один час, возможно даже не один день, и удача улыбнётся тому, у кого верный расчёт и крепкие нервы. Была ещё одна причина, из-за которой лошади преследуемой группы сбавили скорость. Они приближались к Жёлтой реке. К единственно серьёзному водному препятствию. Люди и животные старались подальше держаться от этих гибельных вод, и только два раза в год стада мигрирующих зебу в поисках свежей травы со страхом передаваемого инстинкта вечного движения пересекали реку, вверяя свою судьбу слепому случаю.

Таким образом, несколько причин, наслоившихся друг на друга: не отдыхавшие после ночного патруля лошади, неверный темп, и страх лошадей перед водами Жёлтой реки привели к быстрому сокращению расстояния.

Лошади заметно нервничали, настороженно шевелили ушами, пытаясь самостоятельно отвернуть в сторону. Выехав на берег, они поняли причину, беспокоившую лошадей. Неподвижные крупные объекты, лежащие навалом вдоль берега и ошибочно опознаваемые сканером как стволы деревьев, выброшенные течением на берег, оказались огромными крокодил-подобными существами, покрытыми серебристой чешуёй и красными роговыми наростами. На непропорционально остальному телу большой голове, приплюснутой спереди, располагалась широкая пасть. По краю верхней и нижней челюсти тянулась сплошная плоская с зазубринами кость. Изогнутые дугою и слегка приоткрытые челюсти создавали ложное впечатление добродушной растянутой к глазам улыбки. Ори назвали животное «харбира» – смеющаяся смерть, и были правы на сто процентов. Последнее, что видела жертва в своей жизни, это наивная улыбка. Круговой обзор животному обеспечивали многочисленные глаза, разбросанные по всему телу.

Начиналось первое затмение, и рептилии, лениво передвигаясь, уползали в тёплые воды. Некоторые, останавливаясь, пробовали раздвоенным языком воздух и, уловив постороннее присутствие, ненадолго замирали с хищническим интересом глядя на людей и лошадей, но звезда гасла, и они, подчиняясь природному ритму, заползали в реку с неспешным величием хозяев реки.

Возникло небольшое замешательство. Всадники не решились переходить реку в период затмения, когда воды кишмя кишат хищниками, а перебросившись соображениями, двинулись вдоль берега на север, вынужденно увеличивая свой путь на одну четверть и тем самым повышая шансы преследователей.

Два часа над Хитром 4 висело чёрное солнце. Диск, казавшийся плоский и пустым, огненными кроваво красными краями тускло освещал землю. Что-то противоестественное и зловещее, как им казалось, было в этом природном явлении. Температура упала на несколько градусов. В лицо дул северный ветер. Из реки, казавшейся теперь серой, с красными прожилками на перекатах, доносились тоскливые протяжные стоны и тяжёлые вздохи. Будто призраки сгинувших существ взывали о помощи, не в силах покинуть место гибели. Само нахождение у этой реки было делом неприятным. Они старались даже не думать о том, что им придётся скоро лезть в воду и поближе знакомится с ящерами. Смерть была частым гостем на реке, и с кем она здоровалась, рано или поздно оказывался на прибрежном песке среди веток и камней в виде костей, обглоданных хищниками и отполированными ветрами и водою.

Утреннее затмение подходило к концу. Оранжевый карлик медленно выплывал из-под чёрного гиганта, возвращая на землю обычное тепло. Также не спеша, как и покидали, на берег выползали рептилии, подставляя бока желанному солнцу.

Ори уже были рядом. Даже затяжное затмение не сбило их со следа и не задержало упорного движения. Сканеры фиксировали приближение, но изогнутая грань горизонта всё ещё разделяла два отряда.

Двигаясь на север, они наткнулись на беспокойное стадо зебу. Как ни странно, на этом участке берега не было харбир, хотя повсюду, как и везде, на песке валялись кости и черепа, указывая на то, что на реке нет безопасного места. Нерешительные зебу толпились у самой кромки воды, у той самой обжигающей линии, за которой таилась смерть. Принюхиваясь, они о чём-то мычали, таращась в реку большими глупыми глазами, полными возбуждённого ужаса. Лидирующие самцы, шедшие всегда впереди стада, готовы были сегодня уступить свои места молодняку.

Александр придержал лошадь.

- Пожалуй, вот здесь мы будем форсировать реку.

- Лучшего места не найти, - поддержала Андромеда.

- Само провидение послало нам этих животных, - воскликнул Макс, воздевая руки к небу. Впервые он смог представить себя на той стороне реки, а не в желудке змея.

- Я же говорю, нам везёт, - усмехнулся Олег. – Удача бежит впереди нас.

Андромеда скептически посмотрела на него.

- Было бы неплохо, если бы она ещё тащилась позади нас, прикрывая задницу.

Держа оружие наготове, они с криками и воплями, врезались в стадо. Зебу, жавшиеся с краю, навалились, упираясь в сородичей. Несколько животных, подтолкнутых сзади, отчаянно бросились в воду, и все остальные, подчиняясь стадному инстинкту, посыпались в реку. Началась жестокая гонка со смертью. Широкая река в этом месте оказалась с многочисленными отмелями и быстрым, но не бурлящим течением.

Вклинившись в стадо, они загнали лошадей против их воли в воду. Устремлённые к противоположному берегу зебу перестали обращать внимание на них. Как только головная часть стада достигла середины реки, началась охота. В общем шуме движения стали раздаваться захлёбывающиеся вопли, полные предсмертного ужаса. По краям живого потока орудовали хищники. Отделившиеся от стада животные были обречены. Смерть, выскакивая из воды, безжалостно уносила жизни. Каждый в стаде был со всеми, и каждый был наедине со своим страхом. Замкнутые и погружённые в себя они даже не шарахались когда рядом, истерично вырываясь, погибали сородичи. Забрызганные кровью они смутно воспринимали лишь то, что возникало непосредственно на их пути. Невзирая на угрозу, они чисто механически огибали препятствие, продолжая упорное движение к берегу.

Держась в общей массе, всадники чувствовали себя в относительной безопасности, но всё изменилось, когда спереди в стадо врезались хижинки. Они буквально разбили поток на части. Теперь смерть орудовала повсюду. Лошади, ощетинив гриву, встали на отмели, перестав подчинятся командам, направив острые бивни в сторону подплывающего змея. Наёмники, стреляя длинными очередями, отогнали атакующую харбиру. Внезапно из-под воды справа возникла голова чудовища. Из пасти ударила мощная струя. Горизонтальный столб воды опрокинул лошадь. Олег вылетел из седла, и пока он пытался удержать рвущуюся в испуге лошадь, Александр и Андромеда открыли огонь. Времени понять - убили они или ранили погрузившуюся в воду рептилию, не было. Угроза пришла с другой стороны. Раздался грохот. В лицо полетели брызги. Ударив хвостом, другая рептилия погнала волну. Намереваясь окончательно сбить с толку, перемешать людей и лошадей, а после (так они поступали всегда на охоте), по одному переловить впавшую в панику добычу. Плотным огнём из бластера им удалось остановить казавшуюся неуязвимой рептилию в метре от Александра. Третья харбира, собираясь оглушить разом всю группу, столбом выпрыгнула из реки, невольно подставив себя под выстрелы. Смертельно раненая махина на мгновенье зависла. Олег успел вскочить в седло, в ужасе глядя, как пока ещё медленно наклоняется в его сторону многотонная туша. Гнедая, захрипев, рванула вперёд. Змей рухнул в воду с такой силою, что под ним обнажилось дно. Волна подняла и понесла лошадей. Справа из-под воды вынырнула недобитая рептилия. Макс оказался в трёх метрах от разинутой пасти. Одного броска чудовища было достаточно, чтобы перерубить лошадь острыми как бритва челюстями. Зацепившись задними ногами за дно, лошадь бешено рванула, соскакивая с гребня волны. Развернувшись в седле, Макс метнул копьё в разинутую пасть и, скованный страхом, приготовился умереть. Тонкие лучи бластера прошили воздух. Испытав болевой шок, змей захлопнул челюсти. Копье, застрявшее вертикально в пасти, вонзилось в мозг и, пробив кости черепа, вышло наружу. Онемевшее чудовище из охотника превратилось в жертву. Привлечённые шумом, выше и ниже по течению в реку бросались хищники. Плывущие снизу натыкались на разорванные туши зебу. Затуманенный вкусом крови разум заставлял их в борьбе за куски мяса кидаться друг на друга. Река кипела и вспенивалась от непрерывного столкновения. Жёлтые воды, перемешанные с зелёной кровью, уносились течением дальше, вовлекая всё новых и новых участников в возбуждённое безумное состояние.

Всадники, то и дело посматривая по сторонам, нервно подгоняли лошадей, хотя в этом не было никакой необходимости. Челюсти совсем были рядом, когда изрядно перепуганные лошади вынесли на берег. Рептилии пытались преследовать на суше, но быстрые в реке, на земле оказались менее проворными. Им оставалось только пожирать глазами ускользающую добычу, яростно взметая песок. Лошади, спотыкаясь, тяжело поднялись по склону и, приходя в себя, встали. Всадники целую минуту заворожённо смотрели на реку заполненную голодными хорбирами. Последние зебу, встряхивая с себя воду, выбирались на берег. Некоторые из них, выбившись из сил, останавливаясь, гибли у самого края воды, преждевременно поверив в своё спасение.

Поток воды, натолкнувшись на живой затор, приподнялся, накатил на берега и, неудержимо перехлёстывая через тела змей, понёсся дальше.

- Это тот случай, - сказал Александр, - когда воды в реке меньше, чем хищников.

Сканеры предупредили о приближении большого конного отряда.

- Если так пойдут дела, - прикинул Олег, - то, думаю, скоро они нас нагонят.

Макс, воодушевлённый удачным переходом заявил.

- Река, которая нас чуть не погубила, теперь защитит, став надёжным буфером. По крайне мере, в этом месте они точно не посмеют форсировать реку.

- Будем надеяться, - Андромеда смотрела на восток, - иначе нам придётся пролить реки крови.

Ори знали то, чего не могли знать чужаки. Харбира никогда не атакует плотную сплочённую массу. Примитивный хищник не в состоянии выбрать объект охоты в движущемся потоке. Они кружат рядом, ложно атакуя, надеясь, что от группы отделится одинокая запаниковавшая жертва.

Поэтому люди никогда в одиночку или небольшим числом не лезли в жёлтые воды, а если нужно было перейти, собирались в шумную компанию не менее двух сотен и, напевая заклинания, без видимого страха отправлялись на противоположный берег.

- Уходим, времени в обрез, - скомандовал Александр, разворачивая лошадей по направлению к порталу. – Ори не главная угроза на нашем пути, а небольшое препятствие.

Дорога, продуваемая всеми ветрами, теперь была открыта и, как им казалось, впереди не было силы, способной остановить их движение.

 

Глава 14. Второе пришествие

Курьер возродился в копии. Вновь собранный из элементарных частиц он стоял в кабине телепорта, закованный в бронекостюм. Для сохранения прежнего образа на плечах висел длинный белый плащ. Память из информационной призмы вкачивалась телепортом в обратной последовательности.

Глаза открылись.

- Такое чувство, что я здесь был.

- Были вчера. Точнее, тот вчерашний «вы» здесь был. Его убили, он сам так хотел. К сожалению, я владею только общей информацией, но есть кто-то, кто должен вам рассказать подробнее.

- Значит, мой замысел удался. Он здесь?

- На холмах много людей, возможно, он среди них.

- Верни мне оружие.

Бластер и боеприпасы выплыли из дезинтегратора.

- Вчера я был жертвенным ягнёнком, сегодня я бог! – Он закрепил на поясе патронташ, положил в кобуру оружие. Перед самым выходом, пренебрегая безопасностью, он снял с головы шлем, нащупал нужную кнопку и превратил округлый предмет в плоский гибкий диск, который тут же был вставлен в пояс. – Так меня узнают без лишних слов.

- Будь осторожен, на той стороне солдаты ждут тебя. Они стоят слишком близко, я постараюсь их нейтрализовать.

Несмотря на запрет, люди ещё с ночи небольшими группами, преодолевая страх, собирались на холмах. Терпя холод, они таились в высокой влажной траве, рассуждали шепотом, спорили в полголоса, с волнующим возбуждением ожидали утра. И оно настало, утро, изменившее мир. Долгожданное солнце осветило верхушка холмов и, рассеивая темноту, полезло своими лучами вниз в долину. Ожидая смены, сонный голодный караул с усталым равнодушным видом смотрел на ползучую межу света и тени. Розовый солнечный луч коснулся верхушки плиты, и дальше, словно фитиль заполыхала плита, наполняясь ярким белым светом. Солдаты, сбросив сонное оцепенение, отпрянули. Через секунду оглушённые и ослеплённые они метались возле источника, размахивая мечами и копьями, задевая и раня друг друга, спотыкаясь, падали, теряя оружие. Обезумев, ползли и бежали, не ведая куда.

Волна света, достигнув холмов, погасла. Из источника подул зловещий ветер. На чёрном появилась белая плавающая от колебания воздуха вначале размытая фигура. Плита погасла, ветер стих.

Первым прибежал Биру и, воскликнув. – О великий Сатар, я здесь, как вы хотели! – пал на колени.

- Кто ты?

- Я ваши глаза и уши.

- Встань и подойди. Курьер обхватил голову руками, посмотрел пристально в испуганные глаза. – Вспомни все, что ты видел, я должен знать, - властный голос проник в мозг, подавляя волю. Сдавливая виски, Курьер приподнял расслабленное тело неотрывно глядя в замороженные глаза.

Биру дрожал как осиновый лист, теряя память, по лицу струился пот. Курьер увидел жестокие глаза палача и вздрогнул, явственно ощутив кривой нож у себя в животе. Он увидел всё и захотел немедленно посчитаться. Выкачав нужную информацию, Курьер разжал руки. Биру упал без чувств, упершись потухшим взглядом в землю.

С холмов спускались настороженные люди, пред ними ожила легенда, легенда, пришедшая из глубины веков. Народ ещё не знал, кто он бог или дьявол, но покорно склонял пред ним голову, испытывая рабский трепет, торжественную сопричастность к великому событию. Люди знали, что не будут прежними. Они стали свидетелями чуда, которое по своему великому масштабу не вмещалась в их сознании. Потрясённые, они могли только следовать за «спасителем» словно зомби, внимая каждому слову, готовые безропотно вручить свои судьбы в его руки. Вооружённые всадники, попадавшиеся на встречу, не смели препятствовать. Узнавая в живом убитого, они покорно отступали, готовые по первому требованию перейти на его сторону.

Он шёл, ему не нужны были слова, люди говорили вместо него, раздавали обещания и мечты. С приближением к городу могущество Курьера росло.

Несмотря на строгий пост, стол был уставлен всевозможными яствами. Поднеся окорок жареного гуся ко рту, он, постанывая от удовольствия, жадно вгрызался зубами в румяную хрустящую корочку. Жёлтый жир тёк по пальцам и, не беспокоя затекал под широкие рукава. На столе и в бороде неспешно копошились мухи, находя свою порцию еды. Время от времени, отвлекаясь, самцы, жужжа, наскакивали на самок. У стола как всегда сидел беззаветно преданный, вечно голодный дог и с квадратным нетерпением в глазах жадно сглатывал висящую по бокам пасти вязкую слюну, жалобно поскуливая. Собака насторожённо повела ушами, повернув голову к выходу. Дверь отворилась. Зверь встал и зарычал.

- Фу Постол! Лови!

Дог на лету поймал обглоданную тушку и моментально разделался с нею. Старец громко отрыгнул, степенно отхлебнул из серебряного кубка вино и вытер салфеткой руки.

- Чревоугодничаешь, Постол! – по-детски улыбаясь, погрозил пальцем верховный. Пёс стоял в голодной стойке, ожидая продолжения. – Грешны мы с тобою, грешны. Придётся помолиться святому Ёвику три раза. – Чего тебе, сын мой, - он потянулся к винограду.

- Он идёт, - тихо сказал монах.

- Кто? – отвлечённо спросил верховный, всё ещё пребывая в благостном состоянии, и раздавил сладкие ягоды во рту.

- Он вернулся, как обещал.

С минуту жрец сидел неподвижно с открытым ртом, с трудом воспринимая невероятную новость. Потом с невероятным усилием пропихнул ягоды в горло, будто бы это были шершавые камушки с красного нагорья.

- Но как? Не может быть! – он вскочил, роняя кресло, опрокидывая посуду на пол. Заметался возле стола. – Не может быть! Остановить немедленно!

На площади послышался шум.

- Он уже здесь, - обречённо произнёс Бег.

Верховный не знал, за что хвататься, в бессмысленных движениях чувствовалась паническая нервозность. Жрец зарычал, сметая со стола еду, схватил жертвенный нож, в глазах появилась замешанная на страхе ненависть. Пёс, поскуливая, на всякий случай забился под стол, забыв об еде.

- Ступай за инквизиторами, немедленно.

Но звать никого не пришлось. Напуганные инквизиторы, похожие на загнанных в западню волков, теснясь в проходе, вломились в комнату.

С площади донеслись крики: - САТАР! САТАР! САТАР!

- Братья, за мной! - истерично завопил верховный, размахивая ножом. – Мы остановим дьявола сейчас или никогда.

Настежь распахнулись ворота, из храма высыпали жрецы, готовые к решительным действиям, но увидев его и народ, идущий за ним, в ужасе остановились.

- А ты здесь, сатана! – верховный выпучил налитые кровью глаза

Курьер твёрдой поступью всходил по ступеням. Жалкий островок сопротивления встал перед ним.

- Остановить дьявола, - визжал верховный.

Вчерашний тигр сегодня был котёнком. Таковы парадоксы власти. Вчера ты всё, сегодня никто.

Курьер бескомпромиссно приближался, готовый уничтожить последнее препятствие на своём пути.

- Арестовать немедленно! УБИТЬ! УБИТЬ! – истерично вопил верховный, ворочая безумными глазами, ища опоры в окружении.

В толпе слышался непокорный ропот. Солдаты, видевшие смерть и воскрешение, остались стоять на месте.

- Дьявол! Дьявол! – два инквизитора стоявшие по бокам жреца и демонстрирующие растерянность, неожиданно бросились вперёд, поднимая кривые жертвенные ножи. Ложное чувство доступности жертвы подвигло их на ошибочное действие.

Два коротких выстрела, и инквизиторы, не успев испугаться, упали замертво.

- В мои планы не входит повторная смерть.

Остальные жрецы, потрясённые невиданной смертью братьев, попрятали ножи и отступили за спину старца.

Бластер - это было вторым чудом. Бог, извергающий молнии, для народа это было слишком. Если ещё оставались, у кого-нибудь сомнения, то они моментально улетучились.

Какая-то женщина исступлённо закричала.

- МИССИЯ! СПАСИТЕЛЬ! – и упала без чувств.

Люди пали на колени, за ними, звякая оружием, опустились солдаты. Жрецы, растерянно посматривая друг на друга, покорно склонили головы, поддаваясь общему состоянию психоза.

Верховный жрец, преданный и потрясённый, стоял столбом, один против всех, напротив Курьера и автоматически шептал молитву, изгоняющую дьявола, не готовый принять новое.

- Меч, - приказал Курьер склонённому солдату. Тот, сильно волнуясь, не смея взглянуть в глаза богу, протянул оружие. Курьер неспешно подошёл к жрецу.

- Я не знаю, как ты это сделал, - дрожащим голосом заговорил старец. – Скажи, ты говоришь с богом.

Бога нет.

У верховного расширились безумные глаза.

Курьер приблизился к лицу вплотную.

- Нет бога. Есть люди, брошенные как стадо овец посередине космического леса, полного волками, и волки это тоже люди.

- Ты не посланник бога, ты сущий дьявол, - прошептал первосвященник, убоявшись гнева толпы.

- Может быть, у него много лиц, возможно одно из них моё. – Презрительно улыбаясь, он вонзил меч в тело по самую рукоятку, не задев ни одного жизненно важного органа и, приподняв, пригвоздил жреца к воротам храма, обрекая на медленную смерть. – Я человек, могу быть всем, чем захочу!

Курьер повернулся к склонённому народу

- Я пришёл! Я принёс вам свет! Я проведу вас через источник! Я вас спасу!

Народ, поднимаясь с колен, стал скандировать: - САТАР! САТАР! САТАР! ... – Люди двинулись вперёд. Солдаты выстроились перед курьером, пытаясь сдержать натиск. Люди окружили живого бога.

- САРАР! САТАР! – кричали они, выказывая безмерную патологическую любовь, тянули руки, трогали одежду. Это были те же самые люди, которые вчера с бешеной ненавистью в глазах требовали его смерти. Курьер не испытывал к этим рабским созданиям ни сострадания, ни ненависти. Для него народ был инструментом для достижения своей цели.

На площади появились королевские гвардейцы. Всадники двигались клином, с трудом рассекая иступлённую толпу, не тревожась о людях, теснящихся па краям. Впереди в доспехах, украшенных золотом, ехал Эйвин-Волк, двоюродный брат короля. Всадники продвигались в гущу, и за ними затихали люди, взволнованно глядя в след. Тревожное молчание растекалось по площади, и когда гвардейцы подъехали к храму, достигло кульминации.

Эйвин-Волк выдержал паузу, пристально рассматривая новоиспечённого бога. – Король Гидлан 1 приглашает вас во дворец.

Народ напряжённо ждал ответа.

Курьер поднял руку с открытой ладонью.

– Для меня большая честь принять приглашение короля. Я думаю, наша встреча пойдёт во благо королю и народу ори!

- Эйвин, наш король! – опережая события, возликовали наиболее смелые и таких становилось всё больше. – Эйвин! Эйвин! ... - слитые воедино голоса сотрясали площадь. В том, что два могущественных человека встретились, ори увидели добрый знак. Главный претендент на трон недолго купался в народной любви. Курьер в очередной раз удивил. Он достал из-за пояса гибкий диск и, превратив его в шлем одел на голову. Вновь раздались восторженные крики.

- САТАР! САТАР! САТАР!..

Курьер вошёл в пространство между всадниками, держа на всякий случай руку на кобуре.

Народ перетёк к королевскому дворцу.

Одинокий ветер гулял по площади, врывался через распахнутые настежь ворота в храм и, продувая с жалобным воем опустевшие коридоры, гасил свечи, погружая в темноту безмолвные лики богов.

Гулкая пустота поселилась в святом месте. Веками стоявший храм, незыблемый форпост веры, в одночасье был разрушен ураганом, и имя урагану было Курьер.

Набив брюхо, дог спрыгнул со стола и направился к выходу. Он с удивлением посмотрел на хозяина, висящего на воротах. Ветер шевелил одежду, развевал седые волосы, он как ангел, вознёсшийся над землёю, парил, а на синем лице играла загадочная улыбка. Впервые не услышав ни доброго слова, ни команды пёс сел под хозяином и с врождённой тоской в глазах уставился на пустынную площадь.

Королевские гвардейцы решительными действиями отсекли и вытеснили идущий в след Курьера народ и под недовольные крики горожан затворили окованные железом дубовые ворота.

Эйвин-Волк спешился. Подбежал слуга и забрал лошадь.

- Следуй за мной, - мельком взглянув на Курьера, бросил Эйвин-Волк.

Стражники, стоявшие у входа, синхронно расступились. В коридоре между колоннами застыли воины в отполированных до зеркального блеска доспехах. Позолоченная дверь, украшенная королевским гербом, бесшумно распахнулась. Они вошли в тронный зал. Курьер быстрым взглядом окинул помещение. Стеклянный сферический свод поддерживали квадратные деревянные колонны. Стены были украшены яркой росписью, у окон стояли вырезанные из дерева в человеческий рост идолы. Перекрывавшие проход нечистой силе. По красной ковровой дорожке Эйвин-Волк подвёл гостя к возвышавшемуся трону.

Вот он, последний акт задуманной мной истории. Курьер заглянул в высокомерные глаза правителя. Я умирал и воскресал, чтобы быть здесь. Пришло время в последний раз смешать правду с ложью и этой ядовитой смесью напоить жалкие умы ори. Они будут видеть и слышать моими словами, а тот, кто не захочет, умрёт.

- Ваш приказ выполнен, - Эйвин-Волк даже не склонил голову, тем самым вызывающе продемонстрировал своё равенство перед королём и, скрестив на груди руки, присоединился к стоявшим справа от трона феодалам и генералам.

- Кто ты? – спросил король, с интересом рассматривая незнакомца.

- Народ зовёт меня Сатар, но я предпочитаю, чтобы меня называли Курьером, что значит несущий послание.

- Курьер, - повторяя, зашептали советники.

- Зачем ты убил верховного, - равнодушно произнёс король. – Забрал у народа веру.

Жрецы ограничивали власть короля, постоянно вмешивались в управление государством, требовали соблюдения устаревших традиций. Религиозные фанатики, имея свою маленькую армию, в любой момент могли осуществить государственный переворот и теперь, когда иссякла власть храмов, король не сожалел. В глубине души он ликовал, но не показывал вида. Одно препятствие на пути к безграничной власти исчезло. Оставался ещё Эйвин, первый в очереди на трон.

Курьер прочитал мысли с помощью детектора, вмонтированного в шлем.

- Я дал народу надежду, указал путь спасения, а короля избавил от заговорщиков.

Король и вся его свита насторожились. Один из советников склонился и что-то шептал на ухо королю, но тот, кажется, его не слушал, а с подозрением глядя на Курьера, размышлял о своём: «Этот человек хитёр. Для вновьприбывшего он слишком хорошо ориентируется в политической жизни страны». Эйвин занервничал. Пророк мог помешать ему стать королём.

Не всё так просто, оценил ситуацию Курьер. У короля много врагов, он балансирует на грани падения. Нужно сыграть на противоречиях.

Курьер не знал, что верховная власть на землях ори не передавалась по наследству, а утверждалась советом феодалов. После смерти отца Гидлан 1 по праву старшего сына временно занял трон. Закон гласил: «После смерти короля не позднее одного лунного цикла высший совет должен выбрать нового короля. В случае равенства голосов между претендентами должен состояться смертельный поединок».

Гидлан 1 понимал всю слабость своего положения. Он вырос за дворцовой стеною в закрытом от боли и страдания мире, в достатке и роскоши. Эйвин же, смолоду участвовал в военных походах, где сыскал славу смелого война и заработал прозвище Волк. Чернь любила Эйвина, феодалы и генералы уважали. Гидлан 1 не собирался мириться с надвигающимся поражением. В голове зрел коварный замысел. Он собирался отравить двоюродного брата. Всё должно было выглядеть как внезапная болезнь, иначе он сам мог поплатиться головою. Даже нашёл исполнителя. Пообещал золото и титул. Отравитель со временем тоже умирал. Концы в воду, он король.

- Ты пришёл из источника? – продолжил расспрос король

- Да. Я видел разные миры, и в этих мирах много такого, о чём вы даже не смеете думать.

- Ты бессмертен?

- Меня хранит источник. Он даёт мне силы.

Курьер раздвинул плащ, демонстрируя искусственные мышцы и оружие. Телохранители короля напряглись, готовые в любой момент обрушить тяжёлые мечи на голову пришельца.

- Покажи, как работает это оружие, - у короля загорелись глаза.

- Не здесь, это слишком опасно. Может разрушиться дворец

- Твои люди напали на мой отряд.

- Нет.

- Судя по ранам, они были убиты таким же оружием, что и инквизиторы на площади, будто бы сквозь них прошли огненные стрелы.

- Нет, это сделали другие, мои и ваши враги.

- Разве у тебя есть враги? – удивился король. – Разве у нас есть враги, о которых мы не знаем?

- Враги есть у всех. Когда и где напали на отряд?

- Вчера на востоке у самой границы королевства.

- Значит, мы ещё успеем, - задумчиво сказал Курьер.

- Вам конечно интересны загадочные миры, и ваш расспрос может быть долгим, но у меня и у вас мало времени. Варвары уже перешли границу. Вы думаете, их интересуют ваши земли и ваши богатства, вы заблуждаетесь, им нужны ИСТОЧНИКИ.

- Источники, - удивлённо повторил стоящий рядом с королём советник, и все остальные в свите, кто шёпотом кто в полголоса, повторили слова как заклинание. Стоило на ситуацию взглянуть под другим углом, и происходящие события обрели совсем иной смысл, будто бы открылась потайная дверь.

- Видите это оружие, оно способно не только убивать, но и открывать проходы в иные миры. С помощью него я могу провести на ту сторону один или два десятка людей. Не так уж много. Так вот те, - Курьер многозначительно поднял указательный палец, - убившие ваших людей у границы, идут на юго-запад к источнику, там они будут ждать армию варваров. Они несут с собою более мощное оружие – разрушитель. Способное одним залпом уничтожить целый город. С помощью него можно осуществить великое переселение, провести на ту или на эту сторону армии и народы. Племена варваров пройдут с востока на запад, сея смерть и разрушения, и когда две силы соединятся, то уже никто с ними не совладает. Но у нас есть время, мы сможем их остановить. Завладеем разрушителем, пока враги не объединились. Откроем источник, и я проведу ваш народ на новые земли.

Все молчали, осмысливая сказанное.

- Но как мы их остановим? – спросил взволнованный генерал, забыв о субординации. – Если оружие обладает столь разрушительной силою, они направят его против нас.

- Оружие с лёгкостью может уничтожить тех, против кого оно направленно, но оно может уничтожить и самих владельцев, если с ним обращается неаккуратно. Это очень хрупкое устройство, и если его повредить, произойдёт испепеляющий взрыв невиданной силы. Поэтому оружие хранится в крепком специальном контейнере в разобранном состоянии, и никто из них не осмелится распечатать его, находясь в походном режиме, и в этом наш шанс. Застигнем противника врасплох. Ударим по врагу, пока он уязвим.

В воздухе вновь повисло напряжённое молчание. Курьер ждал, давая ори возможность обдумать услышанное. Первым прервал молчание Эйвин-Волк.

- Зачем вам, жителям других миров, источники.

- Грядёт большой передел. Все ваши войны за небольшие куски земли всего лишь невинная забава по сравнению с вселенской битвою.

Его слушали внимательно, но не всё до конца понимали.

- Представьте всё то, что над нашими головами, звёзды, другие планеты - это поле битвы. Каждая воюющая сторона рыщет по мирам, собирая под свои знамёна цивилизации. Тот, кто контролирует источники, тот контролирует пути, по которым можно быстро перебросить войска из одной части вселенной в другую. Чужие выбрали варваров в хранители источника. Всем остальным народам здесь нет места.

- Почему не выбрали нас, - резко спросил Эйвин-Волк.

- Ори малочисленны. С вами им было бы сложнее установить господство над другими народами. Я предлагаю вам спасение. Поможете мне завладеть сверхоружием, а я в знак благодарности, проведу народ ори через источник, в безопасные миры.

- Я должен вверить судьбу своего народа в твои руки, - с недоверием произнёс Гидлан 1.

- Вы можете ничего не делать. Оставайтесь здесь и ждите, когда придут варвары и уничтожат вас. Но знайте, у вас был шанс, которым вы не воспользовались. Курьер замолчал. Повисла тишина. Король больше не спрашивал. Пауза затягивалась. Подобно встревоженному пчелиному рою с улицы доносился гул толпы. Слышались нетерпеливые крики горожан, - Сатар! Сатар! ...

- Мы должны посоветоваться, - сказал Эйвин-Волк.

Гидлан бросил гневный взгляд на брата.

- Благодарю Эйвин, ты читаешь мои мысли, но решение здесь принимаю я.

Эйвин ухмыльнулся, отводя взгляд в сторону.

- Дорога каждая минута, - заговорил Курьер. – Чем раньше мы выступим, тем больше шансов на успех…

- Мы обсудим, - король подал знак, к пророку подошли стражники. – Проводите гостя в комнату отдыха и дайте всё, что он пожелает.

На городской башне ударили часы, сообщая о полдне.

«Где же обещанный телепортом гонец. Как только они узнают о вторжении, соображать начнут быстрее. Пусть только не согласятся. Уничтожу короля, телохранителей, часть преданной свиты. Оставшиеся в живых генералы, увидев мою несокрушимую мощь, присягнут мне. На моей стороне народ, жрецы со своими стражниками. Будет ли этого достаточно, чтобы армия пошла за мной? Думаю, да».

- Какие будут соображения, - сказал Гидлан 1, как только за Курьером закрылась дверь.

Эйвин-Волк выступил вперёд.

- Мы должны собрать большой совет. Выбрать короля и принять решение

Его поддержала большая часть феодалов и генералов.

- У нас нет времени. Уйдёт минимум два дня, чтобы собрать всех феодалов.

- Пошлём гонцов, – настаивал Эйвин. – Достаточно собрать большинство.

Эйвин не был против похода, он был против того, чтобы Гидлан повёл их. Не нужно было быть большим провидцем, чтобы не понимать, тот, кто проведёт ори через источник, тот будет королём. В глазах народа и знати Гидлан станет героем. Новые герои затмевают старых. Так было всегда.

Советник попросил слово. Гидлан 1 одобрительно кивнул.

- Закон позволяет переносить совет в особых случаях. Пророк заявил, враги вторглись на наши земли. Угроза нависла над страною, мы должны сплотиться…

- Не следует верить каждому слову, - раздражённо бросил Эйвин.

- Пока я король, - поднявшись с трона, твёрдо заявил Гидлан 1 . - Совет соберём на новых землях.

- Но…

- Я так решил, - перебил он двоюродного брата.

В это самое время к городу приблизился гонец от генерала Ли. Из-за поворота вылетел всадник, держа в руке белое знамя с вышитым на полотнище ястребом, символом военно-полевой почты.

- Послание королю! - крикнул он на скаку хриплым голосом.

Стражники разбежались, пропуская наездника в город. Промчавшись по пустынным улицам, растолкав на дворцовой площади народ, он пробился к облепленным людьми воротам.

- Послание королю! - заорал он из последних сил и несколько раз древком ударил в дубовые ворота. – Срочное послание!

Охрана поспешно сопроводила гонца в главный зал. Подбежав к трону, он пал на колени.

- Ваше величество, письмо от генерала Ли.

Советник принял футляр. Переломил печать. Вынул свиток и, не разворачивая, с почтением протянул королю.

Взгляд скользнул по пергаменту.

- Генерал Ли сообщает. Передовые отряды варваров пересекли Красную реку. Генерал предлагает усилить гарнизоны приграничных крепостей. – Гидлан поднял взгляд. - Письмо послано два дня тому назад. Думаю, сейчас там совершенно другая обстановка.

- Пророк предсказал, - один из генералов произнёс обречённо. – Он всё знает.

Эйвин понял - обстоятельства против него. Спорить дальше не имело смысла. Следовало подождать, когда брат ошибётся.

- Уверен, теперь ни у кого не осталось сомнений, - король окинул свиту взглядом, - мы должны принять предложение Курьера.

Все согласились, даже те, кто ненавидел Гидлана.

- Позвать пророка, - приказал король. – Всем готовится к походу. Брать самое ценное и необходимое.

Через три часа король со своей свитой и Курьером, сев на лошадей, отбыли в Нафтигаль, где стояли основные армейские части ори. Перед отъездом король разослал гонцов с указом о великом переселении. В указе говорилось: «Все подданные королевства ори, от малого до великого, не зависимо от пола и веры, прихватив с собою еду и минимальное количество вещей, должны немедленно двинутся на запад, к священной горе «Ступени бога», где их будет ждать король Гидлан1с пророком и армия».

 

Глава 15. На ступенях Бога

Вскоре стало ясно, что никакой передышки не будет до самого перехода. Сканеры зафиксировали переправу большого конного отряда через реку. Та лёгкость, с которой ори вышли на левый берег, удивляла и огорчала. Последняя надежда избежать столкновения улетучилась. Ещё можно было попытаться укрыться в лесу, но лес был далеко, а враг вот он, дышал в спину. Но сильнее приближающейся конницы наёмников беспокоила угроза, исходившая с земли. Они потеряли много времени на реке, а теперь потеряют ещё больше, ввязавшись в битву, и тогда небольшое преимущество во времени окончательно сведётся к нулю, и угроза с земли приобретёт реальные очертания.

Лошади, не отдыхавшие после ночного разъезда, не могли мчаться быстрее свежих лошадей из крепости Кара. Позади у горизонта возникло оранжевое облако пыли, похожее на сокрушающий смерч. Оно постепенно росло и приближалось. Оранжевый шлейф, поднятый лошадьми и подхваченный попутным ветром, стелился перед отрядом. Конница, сотрясающая копытами землю, надвигалась серо-оранжевой массою, готовая снести любого, ставшего на её пути. Ори вскоре увидели смутные силуэты врагов. Четыре всадника на фоне огромной пустынной степи казались жалкой горсткой безумцев, осмелившихся бросить им вызов, которую можно раздавить превосходящей численностью. Предвкушая короткую схватку наименее терпеливые наездники, стремясь быть первыми, достали из колчанов луки и, безжалостно пришпоривая лошадей, устремились вперёд.

Макс встревоженно оглянулся, небольшая группа всадников быстро приближалась. Отвязав от седла доставшийся от бывшего хозяина лошади щит, он прикрыл спину. Стрелы, не долетев до цели, упали позади.

- Эйя! Эйя! – испуганно закричал Макс, подпрыгивая в седле и обгоняя всех, вырвался вперёд. Остальные продолжали скакать в выбранном темпе, не собираясь подгонять утомлённых коней. Андромеда, прикрывая группу, хладнокровно выжидала. От стрел могли пострадать лошади, на Макса ей было наплевать. Как только стрелы упали в опасной близости, она решила действовать. В гибких руках сверкнуло оружие. Не сбавляя скорости, она слегка приподнялась в седле для лучшего прицеливания. Выстрелы, одновременно произведённые с задних рук, достигли цели. Скачущие в авангарде всадники слетели с лошадей, и сразу же их распластанные тела растоптала конница. Неизвестное оружие ненадолго охладило пыл преследователям. Ори попридержали лошадей, оттянулись, как им казалось, на безопасное расстояние. Но вскоре несколько смельчаков, низко пригибаясь в сёдлах, предприняли новую попытку. Андромеда потянула до последнего и когда всадники, собираясь выпустить стрелы, выпрямились, нажала на курок. Потеряв седоков, облегчённые лошади быстро нагнали скачущую впереди группу.

- Меняем лошадей, - крикнул Александр, перескакивая со своей лошади на другую.

В это же время под Андромедою рухнула загнанная кобыла. Наездница слетела с седла, догнала резвого вороного и без усилий запрыгнула на его спину. Вороной заржал, проседая от внезапно навалившейся тяжести, но Андромеда, упершись гибкими руками в землю, помогла лошади устоять. Поудобнее устроившись в седле, она канатом выбросила заднюю руку, поймала свободную лошадь и передала её Олегу, а он вместо того чтобы самому сесть, приблизился к растерянному Максу.

- Перелезай. Быстро!

- Я не смогу.

- Сможешь.

- Нет! Тяжёлые доспехи.

Олег вплотную поджался, перехватил Макса за пояс, вырвал из седла и успел перебросить на гнедую до того, как лошадь под ним споткнулась и рухнула. Олег по инерции несколько раз перевернулся, вскочил на ноги и, не останавливаясь, выбежал наперерез несущимся в бешеном галопе лошадям. Вцепился в гриву первому попавшемуся под руку скакуну и на ходу запрыгнул в седло. Лошадь испуганно кинулась в сторону, встала на дыбы. Олег прижался к шее, подобрал поводья и как следует саданул пяткой в бок. Конь, ускоряясь, рванул вперёд.

Медленно в поле действия сканера с северо-запада влез конный отряд.

- Этих нам ещё не хватало, - нервно воскликнул Александр.

Макс бросил тревожный взгляд на Олега.

- Что происходит?

- Всадники на западе, будь оно не ладное, в десяти милях отсюда.

- Движутся к нам? - напрягся Макс.

- Не совсем.

- Проскочим?

Олег не ответил.

В это время за передовым отрядом появились едва различимые конные полки. Они входили в зону действия сканера подобно реке, прокладывающей своё русло. Вокруг войска, словно разлетающиеся вороны по степи, рыскали дозоры.

- Проскочим, - ухмыльнулась Андромеда, - вся эта масса движется в сторону портала.

- Может, разойдёмся, - в голосе Олега прозвучала слабая надежда. – Вряд ли они догадываются о нашем существование.

- Скоро они увидят облако пыли, - ответила Андромеда, и мы окажемся между молотом и наковальней.

- Так разберёмся с этими сейчас, - Олег кивнул через плечо, - пока позволяет расстояние.

- У нас нет времени на маленькую стычку - сказал Александр, - а ты предлагаешь целое сражения. К тому же, судя по показаниям сканера, армия движется к порталу, не знаю почему, но это так. Выбора нет, будем прорываться, на нашей стороне внезапность.

Некоторое время они скакали молча, наблюдая, как пространство впереди заполняется многотысячным войском. Словно мираж в степи возникла гора у основания, опоясанная лесом, поражающая своей идеальной симметрией. Её пологие склоны сменялись ровными горизонтальными участками. Из-за своей необычной формы гору назвали, «ступенями бола». Где то там, на вершине, среди редких деревьев располагался портал. Конечная точка их пути.

До недавнего времени гора - тихое место, обитель диких зверей, теперь же гигантский человеческий муравейник. Под колышущимися на ветру знамёнами звучали трубы, созывая карабкающуюся по склону пехоту. У подножья занимали позицию конные отряды. Так что к тому времени, когда наёмники вместе с Максом приблизились к «ступеням бога» армия, в основном, была развёрнута. За короткое время гора была превращена в крепость, хорошо укреплённую, состоящую из нескольких колец обороны. Перед и за лесом постоянно перемещались всадники. Так что шансов проскочить в лес незамеченными не осталось. На самой горе, на ровных участках, сверкая доспехами и копьями, стояли войны.

Александр прервал тревожное молчание, - врагов слишком много, у нас не хватит боеприпасов уничтожить даже сотую часть войска. Экономьте боеприпасы. Каждый выстрел должен приближать нас к вершине. Держимся вместе. Боевой порядок таков. Андромеда по центру, я левый фланг Олег справа. Макс прикрывает тыл.

- Какой от него толк, - презрительно бросила Андромеда.

- Наше путешествие затянулось, - продолжил Александр, - ресурсы на исходе, возможно, это последний бой. Либо мы прорвёмся, либо останемся на горе. Третьего не дано. Чтобы ни случилось, оберегайте резервуар. – Александр посмотрел на Олега, и тот машинально поправил ремни, удерживающие за спиной изделие. – Как только выберемся, решим, что делать с этой игрушкой.

- Эта будет славная битва, - воскликнула Андромеда. – Каждый, кто встанет на нашем пути, умрёт.

Чем ближе они подъезжали, тем выше казалась гора и круче склоны.

Затрубил рог. Дозор, скакавший навстречу пылевому облаку, обнаружил их и подал сигнал тревоги. Для них это не стало новостью. Они продолжали двигаться по менее опасному направлению, не обращая внимания на параллельно скачущих всадников. Издалека донеслись ответные звуки рога, и скоро каждый воин в армии ори знал, что враги уже здесь. Не видя чужаков, но ориентируясь на призывные звуки рога, навстречу от подножья горы двинулся многотысячный конный отряд.

Сила спереди и сила сзади, словно два лезвия, движущиеся навстречу друг друга, столкнутся с ними сейчас, означало неминуемое поражение. Преследуемые понеслись к небольшому лесу, намереваясь укрыться там, но сканеры показали, что скачущие навстречу ори объезжают лес с севера, а отряд, движущийся на перехват с юга, всё ещё далеко. Воспользовавшись благоприятным моментом, Александр увёл свою группу по южному краю леса в промежуток. Без единого выстрела они проскочили первую линию обороны, оставляя позади преследующие их отряды. Быстро преодолев открытое пространство, они вовремя скрылись в лесу у самого подножья горы, так, что стрелы, выпущенные ори, подобно граду, пробивающему листья, воткнулись в деревья. Они скакали среди ветвей, низко пригибаясь в сёдлах, отклоняясь то в одну, то в другую сторону. Стараясь, насколько это возможно, сохранять скорость. Впереди показался просвет. Четвёрка вылетела на поляну и врезалась в конницу ори. Ошеломив внезапностью, они подобно раскалённому мечу, прожигающему плоть, разрубили отряд пополам и, оставляя после себя проход, заваленный вражескими телами, вновь исчезли за деревьями. Оправившись от потрясения, всадники, выкрикивая проклятия, бросились вдогонку. Олег, скачущий позади, завалил звериную тропу деревьями, ловко подрубая лучом стволы у самого основания.

Самая удачная часть боя осталась позади. Они выскочили из леса. Дальше до самого верха шло открытое пространство, подъёмы чередовались с открытыми участками. Им дорогу преградили копьеносцы. Войны стояли ровными рядами плечом к плечу за прямоугольными щитами, ощетинившись длинными шестиметровыми копьями, и казались несокрушимыми. Андромеда вылетела вперёд, с четырёх рук обрушивая на врагов смертельный огонь. Александр с Олегом скакали во флангах, стреляя длинными очередями. Макс держался позади всех, укрывшись за щитом с копьём наперевес. Строй перед ними начал ломаться. Солдаты падали ряд за рядом. Крики и стоны наполнили воздух. Андромеда пробила брешь в обороне, а Александр с Олегом расширили зону поражения. Те немногие уцелевшие разбегались в панике, бросая оружие.

Они неслись по склону между двумя линиями обороны. С обеих сторон летели редкие стрелы. Лучники не всегда могли выстрелить, так как боялись попасть в своих. Стрела зацепила ногу Макса, вошла между рёбер лошади. Животное вздрогнуло, замедляя бег.

- Я ранен, - завопил Макс и, стремясь сократить отставание от группы, ударил теряющую силы лошадь. Он свесился набок, осматривая царапину. Стрелы падали то тут, то там. И в это время лошадь споткнулась, он вылетел из седла за секунду до её падения. Круглый щит, громыхая, покатился по склону. Внизу послышались торжествующие крики, переходящие в оглушительный рёв.

- Стойте, - закричал он, заставляя раненого коня встать. В боку из-под торчащей стрелы струилась густая чёрная кровь. Стрела прошипела у лица, Макс отшатнулся как чёрт от ладана, бросая поводья, и, задыхаясь, побежал так быстро, как позволяли тяжёлые доспехи и страх, постоянно поправляя сползающий на глаза шлем, волоча за собою копьё.

Олег развернул коня.

- Оставь его! - крикнула Андромеда. – Оставь!

- Живее садись, - Олег сдвинул резервуар набок.

Макс, освобождая руку, выбросил копьё и влез на лошадь.

- Вперёд! Вперёд! – кричал Александр, размахивая бластером, понимая, что промедление смерти подобно.

Александр и Андромеда уже бились наверху, расчищая перед собою пространство, а лошадь Олега, вынося на себе двоих, тяжело взбиралась по склону. В конце подъёма их ждали. Макс, готовясь отражать удары, обнажил меч. Олег без труда выкосил первый ряд нападавших и готов был то же самое сделать со вторым, но заряды кончились как всегда не вовремя. Пока он, ругаясь, лихорадочно вставлял последнюю обойму, знаменосец, навалившись с яростным криком, вонзил древко в шею лошади и, зарычав зверем, повернул его в ране.

Хрустнули позвонки, лошадь захрипела, оседая на задние ноги. Олег выпрыгнул из седла и на лету всадил луч в голову врагу. Макс опрокинулся через лошадиный круп и, гремя доспехами, покатился вниз по сыпучему склону, едва не угодив под бьющуюся в предсмертной агонии лошадь. Олег один стоял наверху, отчаянно отбиваясь от нападавших ори, которые жаждали отправить его вслед за лошадью на тот свет. Перед ним навалом лежали убитые, но врагов это не останавливало. Опоённые ненавистью они готовы были разорвать его на куски голыми руками. В неравной схватке ремни оказались перерубленными, и резервуар, кувыркаясь, покатился вниз. В это время Макс, вытирая рукавом разбитую губу, поднимался с колен но, столкнувшись с контейнером, вновь оказался на земле. Резервуар остановился и, медленно повернувшись вокруг своей оси, вновь начал набирать скорость. Макс, вытянувшись, с трудом ухватился за ползущий ремень

- Наверх… - успел крикнуть Олег и сошёлся врукопашную.

Макс лез рывками, волоча за собою резервуар. Его настигали. Вражеский меч, со свистом разрезая воздух, вонзался в землю, звеня, отскакивал от контейнера. Макс потянулся к обронённому мечу, но прежде оглянувшись, метнул в лицо врагу землю. Солдат успел закрыть лицо рукою и, злобно оскалившись, поднял меч. Из лежащего положения Макс подобно кобре сделал выпад, пронзая жалом меча горло. Солдат отшатнулся назад, сшибая позади идущих.

Макс, несколько раз уворачиваясь от сброшенных Олегом воинов, выкарабкался наверх. Олег хотел было взять резервуар, но враг, не давая передышки, атаковал.

- От меня мало толку в нападении, - кричал Макс сквозь выстрелы и лязг металла, - я прикрою тебя с тыла.

Александр и Андромеда, оказавшись левее, видя, что Олегу не справиться, повернули лошадей и, разгоняя пехоту, двинулись на выручку. Враги были повсюду. Они прорывались, оставляя после себя убитых и раненых, но по ним лезли другие, не ведающие страха. Андромеда уверенно вела лошадь, сея смерть с четырёх рук. Те, кто не желал уступать дорогу, оказывались под копытами. Лошадь Александра то и дело спотыкалась о трупы, теряла скорость. Пробитый Андромедою коридор сужался. Всё труднее приходилось Александру удерживать врагов на расстоянии, всё чаще копья возникали в опасной близости.

Не в силах дотянутся, достать всадника, одному из раненых, удалось боргом дотянутся до живота лошади. Животное, не чувствуя боли, проскочило вперёд, вспарывая себе брюхо, и рухнуло, подминая под собою врагов. Александр опрокинулся вместе с седлом, натыкаясь на остриё атакующих ори.

- Держись, я сейчас, - в шлеме прозвучал голос Андромеды.

- Нет! – крикнул Александр, - спасай резервуар. Я сам справлюсь.

Ори подняли его на копья и потащили, передавая друг другу, а он, лёжа на спине, продолжал стрелять, и каждый выстрел уносил чью-то жизнь. Поняв, что всех ему не перебить, он вывернулся, перерубая лучом копья, и рухнул на головы врагов. Солдаты накинулись, повисли на нём, пытаясь всадить холодный металл, но постоянно натыкались на твёрдую броню. Он толкал их ногами, отбрасывал руками, охваченный схваткой, забывал стрелять и обрушивал бластер на врагов как дубину, разламывая щиты, пробивая доспехи. Временами он исчезал в копошащемся нагромождении воинов и только прорывающиеся сквозь тела лучи служили единственным доказательством, что он жив и бьётся.

Андромеда подоспела как раз вовремя. Снизу подобно саранче поднимались враги. Макс едва стоял на ногах, широко размахивая мечом, в качестве шита используя резервуар. Андромеда вклинилась между ним и наступающими ори. Под её безжалостным огнём атакующие дрогнули и попятились, но позади идущие напирали, не давая отступить. Перестреляв передних, она всё-таки оттеснила ори.

- Держись между нами, - крикнула она Максу, гарцуя на лошади.

Они втроём пробились к Александру, который увяз в схватке. Андромеда пришпорила коня, сминая ряды, и пока Олег, прикрывая Макса, в упор расстреливал атакующих, проскакала, кругом заставляя ори отступить. Отбиваясь, они возобновили движение к вершине. Андромеда, главная ударная сила, восседая на лошади, прорывалась вперёд, вытягивая за собою остальных. Брошенные кем-то короткие копья Андромеда успевала отразить меткими выстрелами. Как волна разбивается об волнорез, так вражеские шеренги один за другим разбивались об плотный огонь, а оставшиеся в живых солдаты, выкрикивая проклятия, растекались по флангам, для того чтобы, придя в себя, ударить с тыла.

Израсходовав большую часть боеприпасов, они прорвались к вершине. Там под ними, заполонив все склоны, шевелилось людское море, полное кипящей ненависти. Все отряды были перемешаны. Всадники и пехота шли в общей массе, не поддаваясь счёту. Цель была близка и видима. Осталось преодолеть последние рубежи обороны. Против них один к одному стояли всадники. Судя по богато украшенным доспехам, это были элитные части. Чуть дальше перед самой плитой перехода виднелись какие-то повозки, выстроенные в одну оборонительную линию, замаскированные ветками. За ними суетились солдаты, готовясь к сражению

- Забери резервуар, - приказал Александр Олегу. – Будем ускоряться.

Слова Макс воспринял как смертный приговор. Ставки высоки, и они решили избавиться от ненужного балласта.

- Как же я, - только сумел он выдавить упавшим голосом и вцепился в резервуар как утопающий в спасательный круг.

- Держи крепче ценный груз, - Олег без усилий взвалил Макса на плечо, как мешок, набитый ненужными вещями, от которых пользы никакой, но жалко выбросить, и побежал, догоняя друзей.

Андромеда издала победный клич, поднимая лошадь на дыбы и безжалостно пришпорив усталую лошадь, понеслась на вражеские шеренги.

Несмотря на потери, ори, словно каменные изваяния, продолжали стоять. Всадники бесстрашно смотрели смерти в глаза. Каждый готов был умереть за короля, некоторым это уже удалось, нежели снискать позорную славу труса. Для них приказы главнокомандующего ценились выше собственной жизни. Напуганные лошади, оставшиеся без седоков, метались перед строем, постоянно оказываясь на линии огня. В тот самый момент, когда четвёрка готова была сойтись в рукопашной схватке, всадники разъехались, освобождая пространство. Маскирующие ветки были сброшены с повозок, и замысел ори стал ясен. Они подставились под заградительные кордоны – крепости на колёсах, супер оружие древнего мира. Деревянные корпуса, обшитые железными пластинами с рядами бойниц по бокам. Наверху в круглых крутящихся башнях располагались крупнокалиберные арбалеты, стреляющие металлическими копьями, а под ними торчали трубки огнемётных установок.

Ударили многозарядные арбалеты, и ликующие крики, множась, разнеслись по горе. Копьё вышибло Андромеду из седла, а её лошадь, прошитая насквозь, беззвучно завалилась набок, так и не успев закрыть большие влажные глаза. Александру тоже не повезло, он кувыркался, получая один удар за другим. Очередь, состоящая из копий, двигалась за ним, настигала, повергая на землю. Наконечники копий, расплющиваясь, отлетали от брони, оставляя вмятины.

Неточные выстрелы, и пока арбалетчик надвигал очередь на цель, Олег вместе с грузом метнулся к укрытию. Копья с шипением вонзались в землю позади него, а когда он с Максом залёг за валуном, забарабанили, вгрызаясь в камень.

Пока многозарядные арбалеты перезаряжались, огнемёты изрыгнули струи огня. Выпущенные с близкого расстояния они под острым углом исполосовали землю. Макс с Олегом оказались в мёртвой зоне. Здесь за камнем сохранился небольшой участок нетронутый огнём земли. Вокруг с треском бушевало пламя, в языках которого затерялись Александр и Андромеда, став на время невидимыми.

Ори решили - с врагами покончено, и просчитались. Каково было их удивление, когда они увидели Андромеду, выходящую из стены огня. Арбалеты и огнемёты всё ещё перезаряжались. Пытаясь хоть как-то сдержать врага, с бойниц полетели стрелы. Не обращая внимания на бьющие по телу иглы, Андромеда неспешно настроила бластеры на максимальную мощность. Сильная отдача и ослепительные лучи, с рокотом разрывая воздух, ударили в кордоны. Взорвались огнемётные ёмкости. Из кордонов повыпрыгивали стрелки, объятые огнём. Они носились живыми факелами, катались по земле, пытаясь сбить пламя, издавая нечеловеческие вопли.

- Всем вперёд! - в наушниках прозвучал приказ Александра.

- Пора, - поднимаясь, сказал Олег. – Последний бросок.

- Я не пойду, - категорически заявил Макс.

- В таком случае я забираю резервуар.

Макс понимал, что если его отделить от резервуара, он перестанет быть нужным. Даже Олег не станет с ним возится сейчас, когда напряжение боя достигло своей кульминационной точки.

- Но я поджарюсь.

- Поверь мне, в десяти метрах огня уже нет.

- Только перенеси меня быстро.

- Не волнуйся, скоростной режим гарантирую. Ты даже не успеешь, - он швырнул Макса через столбы огня, - услышать конец этой фразы.

-Ты ещё жив, - удивилась Андромеда.

- Крепкие парни, - простонал Макс, распластанный на земле, - в огне не горят, в воде не тонут.

- Посмотрим, как ты переживёшь это колесо.

- О, чёрт, - Макс кинулся в сторону.

Мимо, обдавая жаром, пронеслись неуправляемые кордоны. Отчаянная попытка ори хоть как-то остановить врага у последней черты.

Олег выскочил из огня, сжимая подмышкою резервуар. Вся четвёрка вновь была в сборе. Оставшиеся в живых пехотинцы не могли оказать серьёзного сопротивления. Они прошли сквозь расстроенные порядки, не замедлив шага. Александр на ходу вынул из рюкзака жезл.

Телепорты на планете с таким уровнем цивилизации впускали в себя только те объекты, которые ранее доставили сами. Но они пришли другим путём, поэтому могли рассчитывать только на жезл. С помощью него можно было взломать телепортационную пластину и получить доступ к управляемому перемещению. Александр вогнал в плиту жезл, и от удара он активизировался. Они заняли круговую оборону, с трудом веря в то, что им всё-таки удалось прорваться через бесчисленную орду.

Объезжая огненное поле, на них двумя потоками сходились всадники.

- У меня кончились заряды, - Андромеда отправила бластеры в кобуру и выхватила лазерные мечи.

- Прорвёмся, - заверил Александр, бросая короткий взгляд на задышавшую светом плиту и продолжил. – Действовать будем в таком порядке. Как только откроется переход, Макс с резервуаром входит первым, потом Олег, я. Андромеда прикроет всех.

У плиты разгорался бой. Одни всадники, проскакивая мимо, метали копья, другие, направляясь прямо на врагов, падали на землю перерубленные лазерным мечом.

Ярче солнца вспыхнула прожжённая жезлом плита. Ослеплённые всадники отхлынули, с трудом удерживаясь на перепуганных лошадях. Ори, заполонившие гору, замерли заворожённые светом врат. Легенда, в которую мало кто верил из ныне живущих, оказалась правдою. Врата открывали дорогу в таинственные миры, пугающие и манящие. Миры, из которых пришли очень далёкие предки.

Обороняющие враз выцвели, став серыми уродливыми тенями, и свет густой как туман растекался по близлежащему пространству. Настала самая спокойная минута сражения. Ори, охваченные душевным трепетом, не осмелились войти в осветлённую зону.

Плита стала гаснуть, собирая ранее выпущенный свет. Макс приготовился войти в открывающийся переход, и тут раздались взрывы, перепахавшие землю. Взрывная волна отбросила обороняющихся от плиты. Пыль, перемешанная с едким дымом, заволокла склон. Ори очнулись, выходя из оцепенения, и подобно воде, прорвавшую плотину, бросились в атаку, мешая Курьеру завершить начатое дело.

- Разойдись! Разойдись! – гневно кричал он, размахивая бластером, толкая лошадь вперёд, которая, наскакивая на других лошадей, никак не могла пробиться к эпицентру битвы, где наёмники, прижавшись спинами друг к другу, отчаянно отбивались от наваливающихся ори.

В центре плиты возникла дыра, пожиравшая рванными огненными краями пространство. И вот уже на фоне солнечного бирюзового неба возник бездонный колодец, заполненный чернотой космоса с яркими вкраплениями звёзд. От краёв входа в пространство устремились концентрические круги. Тоннель времени был сформирован.

Курьер заметил в оседающем облаке пыли одинокую фигуру, приближающуюся к телепорту, держащую в руке резервуар. Макс воспользовался ограниченной видимостью и хаосом, царившем на поле боя. Он, закованный во вражеские доспехи, смешался с наступавшими ори и также яростно вместе со всеми выкрикивая проклятия, в том числе и в свой адрес, беспрепятственно добрался до перехода. Он на секунду замер в проёме, с опаской глядя в казавшийся бесконечным туннель. Курьер вскинул бластер, прицелился, но не решился стрелять. Резервуар мог упасть в переход, и там, коснувшись стен, навсегда сгинуть в вихрях времён. Он резко отвёл руку в другую сторону, переставляя указательный палец на второй курок. Одна за другой полетели гранаты. Никого не щадя, выплёскивая накопившуюся ненависть, он как следует поработал подствольным гранатомётом, оставаясь глухим к мольбам и стонам раненых воинов. Пехотинцы в панике метались между взрывами, кричали, путались под ногами лошадей. Раненые животные падали, подминая под себя людей. Всадники, уходя из-под огня, развернули рвущихся в испуге коней. Вопреки воле Курьера лошадь отступила в общем потоке. Цель была потеряна. Он, ругаясь, потянул поводья вправо и направил лошадь к вратам. С ним поравнялись король со своей свитою.

- Если наши враги ещё живы, - бросил Курьер, - пусть твои люди добьют их.

Гидлан 1 молчал, поражённый жестокостью, с трудом сдерживая гнев.

- Ваше величество, вы получите больше, чем потеряли, - Курьер попытался ослабить возникшее напряжение. – Следуйте за мной, вас всех ждут другие миры, полные золота.

- Мы ещё ничего не получили, - сурово заметил король, - а заплатили многими жизнями.

- Цена, которую платит народ, ори, не столь велика, по сравнению с той райской жизнью, которая его ждёт. – Находясь в нескольких метрах от перехода, он мог уничтожить короля и всех его телохранителей раньше, чем те схватились бы за оружие, но ори всё ещё нужны были ему.

- Не касайтесь стен, - въезжая в туннель времени, крикнул Курьер, - иначе это путешествие для вас окажется последним.

Слова курьера, как священное заклинание, повторяемое сотнями ртов, тут же пошли по цепочке. Так что каждый входящий был предупреждён о том, как себя вести в переходе.

 

Глава 16. Поражение

Андромеда сбросила с себя бездыханное тело солдата. Поднялась на ноги. Земля, похожая на лунную поверхность, была изрыта дымящимися воронками. В чёрном дыму среди убитых брели контуженные и раненые, не обращая на неё никакого внимания. Левая задняя рука, пробитая осколками, болталась на проводах и, судя по состоянию, не подлежала ремонту. Она откинула повреждённую конечность и та, упав, шевелилась. Металлизированные пластины над раною сомкнулись и спаялись. Рядом из-под земли и камня пробилась рука. Андромеда помогла командиру выбраться из-под завала.

- Ты цел?

- Вроде бы, - ответил Александр. – Вот только бронекостюм посекло осколками. Несколько броневых листов утратили твёрдость. Где Олег? Где резервуар?

- Я здесь, - отозвался Олег, выбираясь из глубокой воронки с гримасой боли на лице. – Я узнал его. Это был Курьер, будь он проклят. Не понимаю, как ему удалось договориться с дикарями. – Олег просунул пальцы в рваное отверстие. Худшие подозрения не подтвердились. В боку под пробитой бронёю термоизоляционный слой остался целым. – Кажется, мне сильно повезло. – Нервно улыбаясь, он продемонстрировал всё ещё тёплый осколок похожий на акулий зуб.

- Макс с резервуаром в переходе, - сказала Андромеда.

- Он обречён, - Олег небрежно выбросил осколок. – Теперь Курьер свою добычу не упустит.

- Если твой друг не заодно с ними, - Андромеда не изменила своим подозрениям.

Начался великий исход. К плите тянулись казавшиеся бесконечными людские колонны. Отряд за отрядом исчезали в бездонном переходе. Ори, не задумываясь, следовали за своей судьбой, надеясь достичь берегов обетованной земли

- Как будем действовать? - спросил Олег.

- Займём очередь, - ответил Александр, - и в этой очереди мы будем последними.

- Если доживём, - в словах Андромеды звучала горькая правда. – Время упущено, что уж говорить, если даже Курьер настиг нас. Непонятно почему до сих пор не появились агенты МГБ ( меж галактическая безопасность ).

Не все ори спешили покинуть Хир 4. Новая атака не заставила себя долго ждать. Словно рой жалящих пчёл полетели стрелы. Выпущенные сверху с разных сторон они сходились в чёрные стремительные тени, накрывавшие цели. У Александра и Олега несколько стрел, пробив повреждённые бронепластины, застряли в мякоти искусственных мышц, вызвав короткое замыкание и временный сбой в электросети бронекостюма. Потеряв защиту, они оказались на краю гибели. Следующая партия приближающихся стрел могла с лёгкостью пронзить тела, но к счастью вовремя включилось резервное электрод питание и смертоносные иглы, ударив об восстановленную броню, ломаясь, отлетели в сторону. Как только лучники опустошили колчаны, пехота с яростными криками посыпалась по склону, намереваясь неудержимым потоком смести врагов. Благодаря Андромеде, которая приняла основной удар на себя, они устояли. Чтобы не быть окружёнными и заваленными трупами, они вынуждены были постоянно отступать. Маневрируя по склону, заставляли врагов постоянно менять направление удара. Рассекали и сталкивали потоки, создавая на острие атаки сумятицу и давку. Мощность световых лучей падала. Только колющие выпады достигали цели, смазанные удары всего лишь разрубали щиты, вспарывая, плавили доспехи. Получив термический ожог, воины вываливались из боя. Вопя от боли, они второпях перерезали ремни, сбрасывали с себя раскалённые доспехи и лихорадочно тушили загоревшуюся одежду. На их место вставали новые. Тактика непрерывного натиска дала свои результаты. Александра, Олега и Андромеду сбросили с горы, загнали в лес и прижали к огромному валуну. Атакующие, стараясь не попадать под огненные лучи, наносили удары, длинными копьями целясь в повреждённые участки брони. Ори видели, враги слабеют, оружие их не так сильно как в начале сражения, что ещё чуть-чуть, и демоны будут повержены.

Несмотря на потерянную конечность, Андромеда продолжала уверенно сражаться, а вот Александр и Олег, отчаянно отбиваясь, всё чаще пропускали болезненные удары. Они ещё никогда так не были близки к поражению, но никто не желал думать о том, что здесь, у этого камня, бесславно закончится столь долгий путь. Сама природа словно сжалась, пришла им на помощь.

- Затмение, - закричали ори и, намереваясь до темноты покончить с врагами, с удвоенной яростью бросились вперёд.

Олега сшибли с ног. Он успел снизу рубануть двоих, но нахлынувшая волна атакующих погребла его под телами. На плечах Александра повисли враги. Как раненый бык, обвешанный злобными гиенами, он, шатаясь, таскал их, не в силах сбросить. Из его рук безуспешно пытались выбить меч, но даже с такого положения он продолжал жалить лучом. Андромеда разбросала ори, выдернула Олега из толпы и забросила на валун. Шагая по убитым, пробилась к Александру, и вдвоём они отступили на гранитную глыбу.

Тень чёрной птицей пала на землю. В этот раз в отличие от утреннего затмения луны отсутствовали. Быстрые сумерки опустились под полог леса, и воцарившаяся кромешная темнота растворила в себе людей. Лазерные мечи излучали единственный свет, в котором мелькали злобные лица, искажённые прыгающими тенями.

- Убрать мечи, - приказал Александр, - сражаться вражеским оружием.

Они задвинули лучи в рукоятки и погрузили в черноту последний островок света. Автоматически включилось ночное зрение.

Обездвиженные внезапной темнотой атакующие притихли, насторожённо прощупывая оружием пространство перед собою, прижимаясь плечами друг к другу. Врождённый страх перед непроницаемой пустотою закрался в души. То тут, то там стали раздаваться глухие удары и предсмертные вопли. Невидимый враг проник в их ряды, безнаказанно убивая. Солдаты запаниковали. Шарахаясь, они натыкались друг на друга, калеча и убивая. Подгоняемые страхом, они бежали из тёмного леса на открытое пространства, где под слабым светом звёзд хоть что-то можно было разглядеть.

На вершине тускло мерцали врата. В его холодном всепроникающем сиянии, словно фантомы из темноты возникали и исчезали всадники, казавшиеся издалека полупрозрачными призраками, пришедшими из далёких времён. На горе и в долине зажигались костры. Люди, держа факелы, продолжали двигаться к вратам, образуя извилистый огненный путь.

Чтобы демоны не вырвались из окружения, ори подожгли лес с разных сторон. Огонь, с треском разгораясь, пошёл в наступление, слизывая с деревьев кроны, оставляя после себя тлеющие обугленные стволы. Искры сыпали в чёрное небо, смешиваясь со звёздами. Звери, доселе таившиеся в листве, заметались в сжимающемся огненном кольце, наполняя жаркий воздух пронзительными воплями. Ори медленно продвигались за огнём, готовые во всеоружии встретить демонов. Лес, несколько минут назад надёжно прятавший наёмников, стал западнёю.

- Предлагаю не ждать, а прорываться сейчас, - сказал Александр, - пока силы ори максимально растянуты.

Никто не возражал. Все понимали, что этот прорыв может стать последним. Выстроившись в линию, Андромеда как всегда по центру, они подошли к разделительному огню. Ори увидели их и злобно закричали, потрясая оружием, Враги с минуту стояли друг против друга и ветер, жадно всасываемый огнём, дул в спины, подталкивая обе стороны к битве.

- Чтобы ни случилось, - торжественно сказал Олег, - я не жалею о том, что судьба свела меня с вами…

- Это не вечный огонь в нашу честь, - остановил Александр, - траурные речи оставим тем, кто нас любит, а таких здесь я не наблюдаю.

- Последняя, - Андромеда вынула из подствольника ракету, решив, что так она сможет использовать её по максимуму. – Берегла для себя, но теперь передумала. Я впрыгну в самую гущу, буду рушить эту машину смерти изнутри. Ваша задача пробиться ко мне.

- Не прыгай слишком далеко, - посоветовал Олег, - иначе придётся возвращается за нами.

Огонь, подойдя, полыхал в двух метрах.

- Начнём, - Александр шагнул вперёд.

Андромеда метнула ракету и прыгнула вперёд, вытягивая заднюю руку. Схватилась ею за ветку, подтянулась, ускоряясь. Перелетела за полосу огня. Зависла над тем местом, где только что взорвалась ракета, выхватывая из ножен задней рукою третий лазерный меч и, опускаясь в свободное пространство, крутанулась, тремя лучами как винтом подрубая копья, оставляя в руках врагов бесполезные деревянные обрубки. Легко, по кошачьи приземлившись, она, вращая над головою собранные в единый пучок лучи, прошлась огненным диском по растерянным от внезапного нападения пехотинцам.

Александр с Олегом выбежали из огня и подобно сокрушающему тарану врезались во вражеский строй и, пробивая ряд за рядом, двинулись навстречу Андромеде. Не готовые к столь яростному сопротивлению солдаты, не оказывая серьёзного противодействия, разбегались. Так что вскоре вся троица вновь была в сборе. На этом фактор внезапности был исчерпан. Ори быстро собрались. Восстановили расстроенные ряды и, бросая навстречу прорывающимся всё новые и новые силы, вначале замедлили, а потом остановили врага. Две силы на какое-то время уравновесили друг друга, и неизвестно чем бы это всё закончилось, если бы в дальнейший ход событий не вмешалась третья сила.

Вспышка на секунду осветила небо, воздух вздрогнул. Где-то за горою раздался взрыв, один, второй и лазерные лучи, разрезая темноту, скользнули по склону. Худшие опасения стали подтверждаться. Неизвестный враг, возникнув из темноты, атаковал. Чувствуя угрозу, люди кинулись к переходу, стараясь обогнать друг друга, но никто не хотел уступать. Чем ближе звучали выстрелы, тем сильнее становилось волнение. У многих сдавали нервы. То тут, то там вспыхивали словесные перепалки, переходящие в драки. У врат началось столпотворение, а снизу продолжал подходить народ, жаждущий покинуть эту землю. Вскоре переход был запечатан задавленными телами людей и животных. Всякое движение сделалось невозможным.

Выстрелы ударили в гущу. Небольшая часть толпы провалилась в переход, остальные в панике отхлынули, оставляя на обнажённой земле погибших. Одни из них были застрелены, но большинство раздавлены своими же. Остальные заряды били поверх голов, усиливая ужас, не давая народу опомниться. Люди бежали прочь с криками «демоны», бросая свой нехитрый скарб и домашний скот. Но и среди тех, кому удалось в последний момент втиснутся в переход, были жертвы. Отброшенные толпою и втянутые в стену они, страшно вопя, таяли задуваемые фиолетовым пламенем. Ори только что организованные и решительные, атаковавшие наёмников, рассыпались, вливаясь в несущийся поток. Врата разделили некогда единый народ. Неуправляемая масса здесь, и король с большей частью армии там, на полпути к новым землям.

- Время вышло, - обречённо бросил Александр, прореживая взглядом склон.

Олег решительным движением рассёк воздух мечом.

- Я без боя не сдамся.

- Это будет не бой, а убийство, - сказала Андромеда. – В нашем положении даже один хорошо вооружённый боец без труда разделается с нами.

- Бежать, растворится, затеряться, - Олег не готов был смирится с поражением.

- Куда бежать, - Александр опустил меч. – Хир для нас большая клетка. Мы можем принять бой сейчас и умереть как герои или, не добежав до жёлтой реки, получить заряд в спину и умереть как трусы.

- Героическая смерть это красиво, - Олег помедлил, - я за. За то чтобы бежать!

Где-то наверху заработал ручной миномёт.

- Ложись, - крикнула Андромеда.

Мины, лопаясь, легли ровной линией.

Вскочив, они бросились вдоль огненной полосы выжженного леса. За спинами вновь ритмично отстучал миномёт, и стена заградительного огня выросла перед ними. Они шарахнулись вправо, пытаясь укрыться в ложбине. Бесполезно. Выдавленные взрывами вынуждены были выскочить на открытое пространство. Их гнали, как гонят волков, выставляя флажки. Захваченные в прицелы они метались в огненном лабиринте, не находя выхода.

В наушниках зашипело. Кто-то, взламывая коды, настраивался на частоту.

- Они лезут в наши уши, - отчаянно воскликнул Олег.

Наёмники остановились на месте – сильнее выстрелов прозвучали слова.

- Вы находитесь под прицелом.

К ним приблизились агенты МГБ.

Олег ощетинился мечом. Заряд прошипел у плеча.

- Не дёргайся, - предупредил металлический голос. – Бросай меч, иначе твоя голова слетит с плеч.

Олег, скрипя зубами, подчинился приказу. Александр и Андромеда, не дожидаясь угрозы, сделали то же самое. Их обступили солдаты. Безликие машины войны. За непроницаемыми забралами чувствовался холодный взгляд бездушных роботов, готовых без колебания выполнить любой приказ командира. Всё было кончено.

 

Глава 17. В переходе

Космические вихри, проносящие вдоль звёздного лабиринта, срывали и рассеивали световые волны. Чудовищная гравитация делала своё дело, испытывая на прочность трубчатый переход. Молнии ломаными линиями струились по внешнему контуру, издавая неприятный сухой треск, и только в центре бушующего урагана времён, как ни в чём не бывало сохранялся штиль.

Курьер безошибочно следовал за беглецом. Чуткие датчики, улавливая остаточное тепло, не оставляли жертве ни малейшего шанса. Макса могла спасти только небольшая длина перехода и высокая скорость движения. Курьер торопился, пытаясь догнать беглеца до того, как он покинет переход. За спиною маячили «телохранители», сжимая в руках тяжёлые двусторонние топоры. Чуть подальше окружённый преданными гвардейцами ехал на белом коне сам Гидлан 1. Далее следовали феодалы, генералы, вельможи. Армия отделяла элиту общества от простого народа. Ори с тревогою вглядывались сквозь матовую пелену в столь близкие звёздные скопления. Колонна, утяжелённая обозами, постоянно растягивалась и, в конце концов, распалась на отдельные фрагменты. Несмотря на все старания Курьера и грозные приказы короля высокого темпа продвижения добиться не удалось. Тепловой след слабел – беглец ускользал.

Неожиданно портал наполнился тревожными криками. Колонна встала. Вокруг короля собрались феодалы, генералы.

- Что происходит? - спросил Курьер.

- На нас напали демоны, - растерянно ответил король. – Они отогнали народ. Завладели вратами.

- Нельзя останавливаться! Мы в конце пути!

Между феодалами вспыхнул спор. Те, чьи подданные остались за вратами, предлагали вернуться, понимая, что без крестьян и ремесленников они подобно воину без рук ничего из себя не представляют, и что в своё время, сделав ставку на Эйвина, не могут рассчитывать на милость мстительного Гидлана.

Короля стали обвинять в неудачном начале похода, больших потерях. Сам Курьер уже многими воспринимался как дьявол, ведущий народ к гибели.

Эйвин выступил на стороне бунтарей. В изменившейся обстановке, когда большая часть сторонников осталась по ту сторону врат, он не видел смысла в высшем совете. Он был вторым, мог стать первым. Он не питал иллюзий на новых землях, Гидлан, имея большинство, с удовольствием расправится с ним. Сейчас же он мог пробиться с частью армии к оставшемуся народу и стать лидером, героем.

Увести людей из-под ударов варваров. Дождаться, когда те раз и навсегда сгинут в источнике и вновь заселить пустующую землю. Править обновлённым королевством. Ну, а если суждено погибнуть в бою, всё лучше, чем бесславно пасть от коварного удара Гидлана.

Ситуация складывалась не в пользу короля. Несколько феодалов и большинство генералов готовы были следовать за Эйвином - Волком. Остальные выжидали. Гидлан 1 втайне надеялся на помощь Курьера. Хотя не был до конца уверен, нужен ли он теперь.

Твёрдый голос, решительные жесты: - Я король! Вы должны подчиняться мне по закону военного времени! Кто против, тот изменник! – Рваные фразы выдавали скрываемое волнение.

Эйвин не собирался уступать, посыпались обвинения.

- Ты оставил свою землю. Ты бросил свой народ. Можешь править на новых землях, а я возвращаюсь.

- Мы с тобою! – стали кричать феодалы и генералы, поднимая оружие.

Курьер выстрелил. Огненный кляп заткнул рот Эйвину. Ослепительный шар расцвёл в мозгу и, вырываясь через отверстия, погас. Все, что было внутри головы, испарилось. Воины были поражены столь стремительной смертью. Всадник продолжал истуканом сидеть в седле, сжимая в руках поводья, жутко взирая пустыми глазницами, словно сама смерть. Вызывая у живых чувство страха и отвращения, и только когда лошадь сдвинулась, грузное тело мешком завалилось набок. Телохранители, сбитые с толку внезапной смертью, а до этого ссорою между Гидланом 1 и Эйвином-Волком, прибывали в замешательстве.

- Кто ещё хочет вернуться? – спросил Курьер, глядя в потрясённые лица.

Ответом была тишина.

- Уберите Эйвина жаренного с дороги.

- Живее! – поддержал король, приводя в чувство растерянных солдат.

Всадники суетливо спешились. Они швырнули пустоголовое тело на стену. Вспыхнул фиолетовый свет, и от Эйвина-Волка остались воспоминания. Со временем эти события будут положены в легенду. Он мог стать королём, а стал именем нарицательным. Когда какое-либо дело будет заканчивается неудачей, люди ори будут говорить: « Я взял в помощники Эйвина-Волка, а он оказался жаренным» и горько смеяться.

Они миновали тоннель времени. У развилки Курьер натянул поводья. Он был немало удивлён, прочитав на вратах порядковый номер. Там, по ту сторону, лежал знакомый город. Было ли это случайным совпадением.

Беглец мог беспрепятственно выйти в город через главные ворота, там по крайне мере не было защиты, но вместо этого он направился к шлюзу и каким-то образом, минуя фильтры, исчез в телепорте. И хоть сейчас он мог быть где угодно, но что-то подсказывало Курьеру, он здесь, в городе. Неспроста всё вернулось на круги своя.

Он слез с лошади.

- Здесь наши пути расходятся. Вам туда, - он указал на ворота.

Все те, кто был во главе колоны, увидели мерцающую восьмипалую звезду. Такую же, оплетённую знаками, они уже видели в главном храме. Для ори - двойной символ конца одного и начало нового цикла, а для Курьера - порядковый номер перехода.

- Подожди, - на лице короля отразилось недоверие. Он подал знак, два всадника направились к вратам. При приближении раздался гул. Где-то заработал какой-то механизм. Пол задрожал. Лошади испуганно заржали, пятясь. Звезда переломилась пополам. Тяжёлые ворота заскрипели, срывая печати, сбрасывая вековую пыль и медленно отворились. Полоса дневного света полоснула по глазам. Всадники сидели неподвижно, привыкая к обжигающему свету.

- Что там? – теряя терпение, раздражённо крикнул Гидлан 1 .

- Город, - поражённый увиденным, не сразу ответил один.

- Это ваш город 1 - крикнул Курьер, чтобы слышали многие. – Идите и возьмите, все богатства мира у ваших ног. – Понизив голос, он продолжил, глядя на короля. – Я свою часть сделки выполнил. Я свободен.

- А как же разрушитель?

- Теперь это моя проблема.

- Мы встретимся?

- Может быть, - он повернулся и пошёл к шлюзу.

 

Глава 18. Встреча с отражением

Боевые роботы расступились. Наёмники готовы были увидеть всё, что угодно, но только не это. К ним подошли двойники.

Незнакомец, похожий на Александра, показал жетон. В центре чёрного круга переливалась красная восьмиконечная звезда, а в ней серебристые буквы КГБ. - Комитет галактической безопасности. Шестое подразделение. Борьба с особо тяжкими преступлениями. – Всё, что он сказал дальше, как молния поразила их.

- КГБ благодарит вас за выполненную работу. К сожалению, пошло всё не так, как мы планировали, но конечная цель достигнута. Ставки высоки, так что незапланированные разрушения можно считать несущественными

- Я вижу, вы удивлены и растеряны, заговорил двойник Олега. – Пришло время поставить все точки над «и». Для успешного проведения операции нам нужны были опытные люди, надёжные не засвеченные. О нашем участии в данном задании не было речи. Враги могли просканировать мозги и узнать, кто мы такие. Стирать и изменять память в наших головах делом было рискованным, изменённые участки легко определяются. Другое дело клоны. Вы были созданы по нашему образу и подобию, но кое-что пришлось изменить. Ваша жизнь - это легенда, придуманная нами, легенда, рождённая в недрах КГБ. Наёмники с богатым криминальным опытом. Негодяи, готовые за плату выполнить любую грязную работёнку.

- Не верю! - вспылил Олег. – Надо ещё посмотреть кто тут кто…

- Я знаю, тебе трудно в это поверить, - прервал Олег Олега, но придётся.

- Вы хотите, чтобы я вам поверил на слово лишь только потому, что мы похожи.

- Успокойся, - продолжил двойник. Хочешь доказательств. Вот тебе доказательства. – Всем опустить оружие, - приказал он солдатам. – Возьми у любого бластер и попробуй убить меня.

Олег растерялся.

- Ну что же ты медлишь. Куда делась былая прыть.

- Ты думаешь, что я не смогу, - Олег подошёл к роботу и тот, подчиняясь приказу, отдал бластер, предварительно сняв с него защиту. Нервно озираясь, наёмник наставил ствол на «самозванца», всё ещё ожидая внезапного нападения.

Двойник стоял, скрестив на груди руки, всем своим видом демонстрируя холодное спокойствие. Остальные напряжённо ждали продолжения.

- Что-то тут не так, - подумал Олег и положил палец на курок. Невероятная слабость наполнила тело. Внезапно став неприподъёмным, бластер утянул Олега к земле. Он пал на колени, обливаясь холодным потом. Скованный невидимыми путами, тужась, безуспешно пытался трясущимися руками поднять оружие.

- Ты не можешь убить меня, ибо нельзя убить самого себя без моего разрешения.

- Не верю, - процедил сквозь зубы Олег, продолжая себя мучать. – Я настоящий. Я.

- Узнаю собственное упрямство.

- А ты не желаешь попробовать, - обратился Александр к Александру.

- Нет, - не задумываясь, ответил он, сочувенно наблюдая за бессмысленным сопротивлением друга.

- Ваша взяла, - задыхаясь, выдавил Олег и без сил завалился на землю.

- Здесь нет ваших и наших, - поправил другой Олег.- Мы одна команда. Относись ко мне как к старшему брату, и тебе станет лучше. Ты прошёл трудный путь, пришло время завершить начатое дело.

- Что за дело? – спросил Александр. – Ради чего такие жертвы.

- Долго рассказывать, - ответил Александр, - поэтому мы телепортируем информацию прямо в мозг. Снимите защитные шлемы. – Он поднёс ладонь ко лбу Александра.

Олег, подойдя к своему клону, сделал то же самое.

Телепатический сеанс длился три секунды. Они как бы со стороны увидели момент своего создания. Как в пустые клонированные тела вдохнули жизнь и всё то, придуманное, которое будет казаться настоящим. Они услышали и поняли каждое слово в рассказе:

« Технология освоения космического пространства давно отлажена. Вначале на новую планету забрасывается мегателепорт. Через телепортационный канал проникают роботы, машины, андроиды. Они готовят базы. Потом высаживаются люди, завершая процесс заселения. Небольшая горстка в окружении существ с искусственным интеллектом. Чем дальше от земли, тем сложнее контролировать колонии. В новых звёздных системах на одного человека приходится более сотни андроидов, и не все из них готовы, безропотно подчиняться.

КГБ приглядывает за дальними мирами. Повсюду наши агенты. О любых волнениях немедленно сообщается в центр. Мы принимаем меры. Зачинщиков отлавливаем, перепрограммируем или разбираем на запчасти. Система безопасности столетиями работала без сбоя, обеспечивая господство людей над машинами. Сейчас же сопротивление перешло на другой уровень. Теперь это не стихийный бунт одиночек, а хорошо законспирированное подполье, накапливающее силы. Некая революционная группа « Северная звезда» готовит переворот, цель которого является отстранить людей от власти. Создать новый миропорядок. Нашим агентам не удалось подобраться близко к ядру организации. Время шло, организация крепла, заговорщики создали незримую разветвлённую сеть. Теперь шпионы повсюду. Люди в один не очень прекрасный момент могут проснуться совсем в другой реальности. В мире, котором правят машины. Возникла критическая ситуация. Дальше нельзя было медлить. В недрах КГБ в режиме повышенной секретности была разработана уникальная операция. Только избранные были посвящены в её детали. На первом этапе мы организовали утечку. Пришлось пожертвовать связным Максом, работавшим под псевдонимом «Флэш». Захваченный врасплох, он не успел уничтожить коды. Заговорщики завладели ключом. Прочитав шифровку, полученную связным накануне провала от некой «Инигмы» они поняли, что в организацию внедрён агент КГБ. Проанализировав информацию, они установили место работы шпиона, транспортная корпорация «Космическое око» четвёртый филиал города Токио, но из тысячи сотрудников они не смогли отыскать нужного и тогда пошли на хитрость. Вбросили в каждый почтовый ящик ложную шифровку. Естественно, наш агент Лиза Ман – единственная, кто смогла прочитать послание.

«Инигма. Миссия провалена. Срочная эвакуация. Флеш». Она поспешила скрыться и тем самым выдала себя. Пожертвовав двумя агентами, мы достигли цели. Разворотили осиное гнездо. Заговорщики поняли, в КГБ знают о них, и не просто знают, а пытаются выяснить, на каком этапе находятся работы по созданию трансмутационного генератора (ТМГ), установки, способную порождать материю. Новое слово в научно техническом прогрессе. Гигантский шаг в познании основ мироздания. Пока в мире создана одна экспериментальная установка. Человечество освоило технологию телепортации. Научилось разбирать предметы и организмы на составные части, перемещать их в пространстве и вновь собирать. Из подобного мы создаём подобное. Теперь же с изобретением трансмутационного генератора не важно, что вы загружаете на входе, главное, что вы хотите получить на выходе. Проще говоря, поместив в установку камни, можно создать человека и не только человека. Главное, соблюсти энергетический баланс. Передовая технология создана, весь вопрос в том, как её контролировать. Страшно представить, что может натворить один псих, получив в своё распоряжение эти знания. За короткое время он сможет из чего угодно создать армию себе подобных психов, жаждущих мирового господства. А как поведёт себя материя, когда с ней начнут играть миллионы. Как отреагирует разбалансированная вселенная. Не станет ли это началом нашего конца. Вопросы, вопросы, вопросы. Вот такое совершенное оружие хотят заполучить заговорщики. Фактически они в полушаге от цели. По нашим данным установка, в основном, собрана. Единственно, им пока не удалось создать резервуар. Сердце установки. Без него всё остальное лишь груда бесполезного мусора. Именно резервуар создаёт первичное вещество, из которого была создана вселенная и всё то, что по ту сторону от неё. Потом генератор синтезирует новую материю, а преобразователь завершает процесс, лепит готовые формы. Безусловно, со временем заговорщики создали бы ТМГ, но мы спутали все карты. Поняв, что КГБ уже начало за ними охоту, решают сыграть в ва-банк, украсть созданный в единственном экземпляре резервуар. Дальше настала ваша очередь. Рискованная игра. Хитроумные комбинации, и нам удаётся вывести заговорщиков на вас. Вы, похитив, должны были передать резервуар заказчику. На этом этапе ваша миссия должна была закончиться, но на самом деле всё только началось. В ход спланированных событий совершенно случайно вклинились полицейские, и всё пошло наперекосяк. Мы утратили контроль над вами. Операция пошла по непредсказуемому сценарию, но к счастью всё обошлось. Разрушитель у заговорщиков. Мышеловка захлопнулась».

Они убрали ладони со лбов клонов.

- Теперь вы всё знаете, - сказал Александр. – Мы вас использовали втёмную.

- Что будет с нами? - спросил Олег.

- Ничего особенного, - ответил Олег, - мы с вами сольёмся. Общее тело, общая память, но это случится не здесь и не сейчас.

- Дальше вас поведёт капитан Гром, - сказал Александр.

- Есть, - вперёд вышел офицер и отдал честь.

- Мы прощаемся с вами, - продолжил Александр. – Теперь вы знаете своё предназначение. До встречи. – Фигура качнулась назад и рассыпалась. Олег улыбнулся и тоже бесследно растворился в воздухе, как и не был.

- Голографические химеры, - объяснил офицер, пройдясь взглядом по удивлённым лицам. – Они вещали от имени настоящих.

- О, чёрт! – воскликнул Олег. – Меня только что от имела собственная химера, и я не почувствовал подвоха.

- Для обеспечения режима секретности только мы четверо покинем Хир 4, - сказал капитан. – Все остальные останутся здесь до завершения операции. Прошу следовать за мной к телепорту.

Наёмники в последний раз бросили взгляд в долину, тускло освещаемую огнями пожара и редкими выстрелами.

 

Глава 19. Запретный город

Курьер вошёл в телепорт. Шлюз за спиною беззвучно закрылся. Божественное прошлое осталось по ту сторону. Он вновь стал заговорщиком, одним из многих.

«Я мог бы остаться, повелевать народами». - «Недолго», - усмехнулась вторая половина. Соратники по борьбе нашли бы тебя и прикончили как предателя». – «О чём думаю. С этими перемещениями и перевоплощениями мозги начинают слоиться. Сам с собою разговариваю».

- Я рад вас приветствовать, - сказала голова с экрана. – Куда направляемся?

- Солнечная система. Земля. Ru. 73 C 507 Ц.

Как ему показалось, он моргнул дольше, чем обычно. Шлюз перед ним открылся.

- Вы прибыли. Россия. Симбирск. Станция 507 центральная. Счастливого пути. Пользуйтесь телепортом «Небесное око»! Комфорт! Быстрота! Надёжность!

Курьер не успел переключиться. Великое прошлое всё ещё крепко сидело в голове. К нему подошли двое в чёрном из СБ. (служба безопасности).

«Это конец, - решил Курьер, заглянув в суровые лица роботов. – На что я надеялся».

За работу, которую иногда выполняли агенты СБ, их прозвали организаторами самых быстрых похорон.

- Нам приказано сопроводить вас, - сказал один из них.

- К месту расстрела, - с иронией произнёс Курьер и с сожалением посмотрел на всё ещё открытый телепорт. – Я хотел бы поговорить с Вождём.

- Следуйте за мной, - сказал всё тот же.

Второй пропустил Курьера вперёд, заглянул в телепорт, словно там должно было быть что-то ещё и последовал за ними.

- Что происходит? - спросил изумлённо Курьер, выйдя из телепортационного зала. Такое здесь он видел впервые. На этаже суетились роботы андроиды. Обвешенные оружием они куда-то тащили ящики с боеприпасами.

- Объявлена боевая тревога, - сказал идущий сзади.

- Куда мы направляемся? – Курьер непонимающе смотрел по сторонам.

- В « Запретный город».

- Как бы никто не услышал, - Курьер, насторожено оглянувшись, посмотрел на конвоира.

До недавнего времени не то, чтобы говорить, запрещалось даже думать об этом в людном месте, ибо даже сокровенные мысли могут быть прочитаны врагами.

- Что уже снят гриф секретности? - негромко поинтересовался Курьер.

Идущий впереди слегка повернул голову. – Вы что не в курсе мы завладели резервуаром. С минуту на минуту, будет запущенна установка.

Курьер на время замедлил шаг, осмысливая сказанное. «Беглец, - мелькнула догадка. – Беглец работал на нас. Придумано неплохо».

- Дорогу! Служба безопасности!

Киборги, стоявшие на посадочной платформе, покорно расступились. Они сели в электромагнитную капсулу. Никто не осмелился занять свободные места. На груди автоматически застегнулись захваты. Опустился прозрачный экран. Капсула плавно тронулась и, разгоняясь, полетела по цилиндрическому тоннелю. Мелькавшие за стеклом лампы освещения слились в одну сплошную линию. Воздух свистел, облизывая обтекатель. На поворотах лица сползали то в одну, то в другую сторону. Судя по нарастающему и затухающему визгу, мимо проносились капсулы, но ничего невозможно было разглядеть. Размытое однообразие закончилось. Вновь замелькали лампы. Капсула тормозила. Захваты врезались в грудь. Они въехали на семнадцатую платформу. Как только вышли, пустая капсула унеслась за новой партией пассажиров.

Курьер впервые оказался в подземелье. Запретный город, вырубленный дезинтеграционными пушками в гранитной толще, впечатлял. Многоуровневые улицы, по которым двигался транспорт, тянулись на многие километры. Грандиозное сооружение, накрытое защитным экраном, оставалось невидимым для радаров и сканеров. Комитетчики сбились с ног, разыскивая логово заговорщиков по дальним мирам, а оно находилось здесь под боком в самом сердце человечества.

В реинкарнационном зале полным ходом шли подготовительные работы. Гудела установка, наполняя помещение едва заметной вибрацией. Простые частицы, убыстряясь, носились в ускорителе. У генератора в белых комбинезонах суетились учёные. У пульта управления сидел оператор и давал машине последние указания. Зал был заполнен вооружёнными заговорщиками. Впервые за многие годы существования подполья всё руководство собралось в одном месте. Теневые министры, мечтающие управлять мирами, коменданты галактик, руководители союзов, генералы, готовые возглавить создаваемые армии. Одним словом все те, от кого завесил успех предстоящего предприятия. Наконец-то они общались друг с другом напрямую, минуя цепи связных, не опасаясь, называли свои имена и агентурные клички. Казалось невозможным и невероятным то, что эти киборги смогут завоевать миры, но эта была всего лишь видимая часть айсберга, Пятьсот здесь, а миллионы за пределами реинкарнационнаго зала ждут сигнала к восстанию. От некоторых из них требовалось не так уж много, прекратить обслуживать людей и вывести из строя системы жизнеобеспечения. Как только пропадёт электричество, частично встанет транспорт, начнутся перебои с обеспеченьем продуктами питания. Насосы перестанут подавать воду. Мегаполисы враз превратятся в безводные пустыни. Человечество потонут в собственном дерьме. Голодные люди собьются в стаи. Бунты, грабежи, мародёрство захлестнут планеты, и из этого хаоса поднимется заря новой эры. Эры господства искусственного интеллекта. Боевые отряды заговорщиков подавят последние очаги управления и сопротивления человечества. Дело будет сделано.

Курьера подвели к Вождю.

- Ты чуть не пропустил самое интересное, - Вождь оторвал восхищенный взгляд от оживающей установки. – Ори на улицах города - твоих рук дело.

- Стараюсь, как могу.

- Хоть какая-то польза от тебя. Познакомься, это Макс. Сделал твою работу.

- Я ведь мог его убить.

- Мне всё равно, кто доставил бы резервуар, - равнодушно ответил Вождь. – В таком великом деле наши жизни ничто! Бросьте его в реактор.

Киборги, сопровождавшие Курьера, схватили растерянного Макса и потащили к установке.

Вождь посмотрел на обескураженного Курьера.

- Отработанный материал. Он работал на КГБ. Агентурная кличка «Флеш». Мы его раскрыли, промыли мозги, использовали. Пусть в последний раз поработает на нашу победу. – Вождь злорадно оскалился, - в качестве сырья.

Макс изо всех сил упирался, но его втащили на площадку. В реакторе открылся люк. Киборги в защитных перчатках без усилий приподняли извивающееся тело.

- Нет, нет, - несчастный дёргался над отверстием в клубах зелёного пара.

Вождь одобряюще махнул рукою.

Раздался душераздирающий вопль. Макс замер, погружённый в реактор по колено. Поднялась волна, и тело сделалось бесцветным. Туловище с хрустальным звоном откололось от рук и исчезло в реакторе. Следом полетели руки. Установка на пару секунд ожила, перерабатывая ничтожную порцию материи. Мелькнули сигнальные лампы. Стрелки приборов качнулись и ослабли.

Люк закрылся. Прозвучала сирена.

- Даю обратный отчёт запуска, - прокричал в микрофон оператор, - три, два, один, ноль. Поехали!

По трубам, опоясывающим установку, побежал светящийся газ. Турбина рассеивателя вышла на расчётные обороты. Резервуар выдал порцию первичного вещества. Рассеиватель поймал и швырнул элементарные частицы в ускоритель. Частицы столкнулись в электромагнитном поле, порождая насыщенную материю. Созданное вещество проникло в преобразователь, и там началась сборка.

Заговорщики застыли, ожидая результата. Напряжение достигло своего пика. Сейчас должно было произойти то, ради чего они боролись и погибали. Каждый из них понимал, незримый рубеж пройден, дороги назад не будет. Победа или смерть.

Затрещал тревожно звонок. Зашипели клапаны, уравновешивая давление. Люк с грохотом ударился о пол. Сквозь стену плотного света проступили силуэты, и вот оно началось. Солдаты, безмолвно чеканя шаг, выходили в темно-синих бронемундирах. Казалось, в этом усиливающимся ритме отсчитывались последние часы человечества. Установка, один раз запущенная, могла работать столетиями, не требуя топлива, порождая всё, что угодно.

- Запомните этот день! - торжественно прокричал Вождь. – Вам повезло быть здесь! Вы творцы новой истории! Нового мира! Вот она армия будущего! – с глубоким восхищением произнёс он. - Хребет нового порядка. Первая армия захватит центр управления городом. Разблокирует и перепрограммирует телепорты. Мы подобно цунами разольёмся по континентам. Уже сегодня земля будет в наших руках. На других планетах к восстанию присоединятся братья…

Слушая Вождя, заговорщики пребывали в приподнятом настроении, грезя о предстоящих битвах, и только оператор понимал, что с установкой что-то не так. Он пробовал перейти на ручное управление, но автоматика не отключалась. Резервуар жил своей неведомой жизнью, подчиняя себе установку. Над люком перещёлкивались цифры, показывая число созданных воинов. Счёт остановился на первой сотне.

Новоиспечённые солдаты, стоявшие ровными шеренгами, неожиданно рассыпались, взяв всё пространство зала под контроль. Всё произошла так быстро и неожиданно, что даже Вождь, постепенно теряя напор, продолжал говорить.

- Можешь заткнуться, - нагло бросил стоявший напротив офицер.

- Как ты смеешь, - лицо Вождя сделалось мрачным.

- От имени закона земли и галактики вы все арестованы. – Несмотря на многократный перевес врагов Александр чувствовал себя уверенно. Помощи ждать было неоткуда, запретный город, накрытый защитным экраном, был непроницаем для радиосигналов, но он знал, у кого в руках оружие всегда удачливее тех, у кого оно в кобуре. Начнётся заварушка, и после первых залпов соотношение изменится в лучшую сторону.

Давящее напряжение повисло в воздухе. Казалось ещё чуть-чуть, и оно станет видимым. Затишье перед бурей. Вооружённые люди, сотни стволов, пальцы на спусковых крючках у одних и жгучее желание у других сделать то же самое. Обе стороны жаждали сражения. Заговорщики ждали приказа. Кто-то должен был начать. Они знали, тот первый умрёт, даже не успев выстрелить, но он обязательно будет. Не для того они собрались, чтобы так бесславно кончить. Слишком большая трещина пролегла между мирами. От главнокомандующего ждали приказа, последнего приказа. Вождь понимал, стоит ему открыть рот, и он покойник. Одно дело требовать от других самопожертвования, другое дело самому. Нет, смерть не страшила его, он не готов был умереть так дёшево.

- Сейчас будем сдаваться, - сказал Александр. – Выходим по одному. Складываем оружие здесь. Неподчинение - смерть. Начнём с главного. – Был ли выступавший здесь главным, он не смог определить. Вместо звёзд на погонах располагались ромбы, треугольники, и таких здесь было много. – Где ты, он окинул взором зал. – Я давно хотел с тобою встретиться.

Никто не шевельнулся.

- Я буду убивать по одному, пока не найду тебя, - Александр приставил бластер к голове офицера.

Заговорщик стоял с непроницаемым лицом, готовый мужественно принять смерть.

Воспользовавшись паузой, Вождь накрыл тяжёлым взглядом Геберта Зочи, Начальника безопасности запретного города. Тот ощутил телепатическую волну и всё понял. Он выбран. Внутреннее сопротивление отразилось на искажённом лице. Сознание отделилось от тела и стало безвольным свидетелем самого себя. Рука непроизвольно потянулась к кобуре. Изо рта вырвались не его слова.

- Я главный! Я! – Герберт выдернул оружие и не успел.

Раздался первый выстрел, залп и началась бойня. Заговорщики падали десятками. У них не было шансов. Пол был усыпан разбитыми киборгами. Только горстка вырвалась из западни.

Александр подозвал двух взломщиков.

- Приказываю пробить защитный экран. Мне нужна связь с центром хотя бы секунд десять. Иначе мы упустим остальных, да и сами окажемся в западне.

- Есть, - ответили оба и бросились к ящикам с взломами.

- Где сканер боты.

Подбежал сержант и, взяв под козырёк, выпалил.

- Первый отряд сканер боров готов выполнить любую задачу.

- Просканируйте мозги киборгов, я должен знать все выходы из этого лабиринта.

- Есть.

- Олег, возглавь преследование. Никто не должен уйти. Возможно среди них Верховный. В лабиринте будь осторожен, не перестреляйте друг друга.

- Не волнуйся, - решительно произнёс Олег. – От меня ещё никто не уходил.

- Стой! - в ярости закричал Вождь и выстрелил.

Курьер успел нырнуть за угол. Осколки стены ударили в спину.

- Убить предателя! - неслось сквозь грохот выстрелов. Теперь за Курьером охотились все. Он не знал, что хуже - погибнуть от руки врагов или своих.

Вождь отложил месть на потом и занялся более важным делом. В таких условиях можно было выжить, только организованно отступая. Оставшихся бойцов он разбил на две группы. Одни отступали, другие прикрывали.

Курьер остановился у рокировочной кабины. Преследователи, к удивлению, отстали. Доброжелательный карлик на кривых ножках выбежал к нему.

- Первый клиент, - обрадованное существо схватило Курьера за руку и, не спрашивая мнения, потащило в кабину, постоянно приговаривая, - хорошо, очень хорошо…

- Обмен, срочный обмен, - подражая карлику, затараторил Курьер. – Воин. Боец, много оружия.

- Замечательно. Просто замечательно, - кряхтя, карлик затолкал клиента в круг. – Выбери тело по каталогу.

По экрану побежали картинки.

- Вот это. Давай шевелись, плохие люди наступают на пятки.

Новое тело выехало из ниши в стене и было помещено в другой круг напротив.

- Замечательно. Замечательно. Шедевр, карлик нажал какие-то кнопки на стене.

Колпаки опустились с потолка, накрыли оба тела. Последнее, что увидел Курьер, бегущие по нему синие электрические разряды.

Киборги окружили рокировочную кабину. Им навстречу, ковыляя, вышел карлик. Он бесцеремонно отодвинул наставленный на него ствол.

- Где он?- Вождь презрительно посмотрел на мелкого.

- Сссс. Там в углу, господин. Не беспокойтесь, обмен не завершен.

- Уничтожить, - приказал Вождь.

Карлик испуганно взвизгнул, проскакивая между ног. Двое ворвались в рокировочную кабину и изрешетили тела, стоявшие под колпаками. Одно из них, несомненно, принадлежало Курьеру. Совсем рядом зазвучали выстрелы. Группа прикрытия вступила в бой.

- Господин главнокомандующий, - сказал офицер, - пора уходить. Силы не равны, отряд не устоит. Пока работает защитный экран, шанс есть.

- Лучше бы он не работал, мы бы тогда запустили телепорты, но отсюда нам его не отключить. Кто знал, что так получится. Где-нибудь да проколешься. – Он, выпуская ярость, несколько раз выстрелил в изрешечённое тело Курьера. – Уходим.

 

Глава 20. Высадка десанта

Наёмники, ведомые капитаном Громом, быстро миновали переход. Они оказались на разгромленной телепартационной станции. Дикари никого не пощадили. Изувеченные роботы валялись среди разбитого оборудования, взывая о ремонте. Не трудно было представить, что сейчас творили ори в городе. Капитан связался с базой. Через три минуты за ними прибыл воздушный катер. Короткий, но стремительный полёт над городом, и наёмники уже на базе. Ещё находясь в воздухе, они успели как следует рассмотреть охраняемую территорию. Пятиэтажное здание ромбической формы с толстыми стенами Вооружённая охрана на крыше. Часовые на вышках по периметру. На взлётной площадке большой десантный корабль и двадцать штурмовых катеров вокруг него. Десант загружен, двигатели запущены, осталось отдать команду на взлёт. База снаружи не впечатляла своей мощью. Возможно, самое интересное было спрятано под землёй.

Открылся люк, и они вчетвером спрыгнули на землю. Гром подвёл их к большому десантному кораблю. Подполковник Бесстрашный вместе с адъютантом спустились по трапу.

- Товарищ подполковник, - отдавая честь, вытянулся Гром, - задание выполнено, агенты доставлены в целости и сохранности.

- Вольно! Молодцы! Благодарю за службу. – Полковник всем четверым пожал руку. Справились с заданием на отлично. – От пристального взгляда не ускользнули имеющиеся повреждения. – Я восхищён вами. Проводить героев, - приказал он адъютанту. – Отдыхайте, теперь дело за нами.

Наёмники переглянулись между собою.

- Товарищ подполковник, мы бы хотели остаться. – Высказал общее мнение Александр. – Не время расслабляется. Отдых для слабаков. Сражение - наша стихия.

Бесстрашный ещё раз посмотрел на героев.

- Займись ими, - получил новое задание адъютант. – Пусть выдадут бойцам новое обмундирование и оружие. Ваши боевые места в двадцатом катере.

- Есть, - воодушевлённо ответили они, отдавая честь.

Обе противостоящие стороны знали, что теперь никто из них не остановится. Точка возврата пройдена. Вот-вот наступит развязка. Отряды ори были первыми предвестниками начинающего сражения.

В центре города шёл бой. Полицейские, теснимые кавалерией, отступали, сдавая улицу за улицей. Сил не хватало, и взять их было неоткуда. Все телепорты в городе были отключены секретными службами. Все просьбы мэра Симбирска о помощи в местный комитет безопасности отклонялись. Комитетчики понимали, отряды ори всего лишь отвлекающий манёвр заговорщиков. Поэтому несмотря на сложную ситуацию в городе, они оставались на исходных позициях, с тяжёлым сердцем наблюдая за битвой на улицах.

Монотонное шипение прервалось. Слабый закодированный сигнал прорвался словно с окраины вселенной.

- Я беркут, - прозвучал голос полковника Александра. – Я беркут, как слышите…

- Сатурн вас слышит, - закричал надрывно в микрофон полковник Бесстрашный.

- Отлично, Сатурн! Пеленгуйте сигнал.

- Товарищ , координаты установлены, - сообщил сканер бот.

- Координаты установлены, - повторил Бесстрашный. – Как обстановка?

- Ядро разгромлено, - продолжил Александр

Сигнал пропал, через несколько секунд вновь был пойман

- Часть вырвалась,… Они отходят… Симбирск … Транспортная корпорация «Небесное око», не…

В динамиках раздался треск. Включились резервные генераторы защитного экрана. Сигнал окончательно пропал. Как ни пытались, сканер боты с обеих сторон наладить связь, ничего не вышло.

- Мы можем запустить вирус в систему, - предложил взломщик, - и вывести защитный экран из строя.

- Ни в коем случае, - сказал Александр. – Пропадёт экран, включатся телепорты, заговорщики разбегутся по галактикам, а так они находятся в собственной западне. Мы достаточно передали. Теперь они знают, куда нанести основной удар.

- Всем! Всем! Всем! – сотряс басом радиоэфир подполковник Бесстрашный. – Боевая тревога. Атакуем! Симбирск, комплекс зданий «Небесное око». Ввожу в систему управления координаты целей и порядок действия подразделений. Отныне всем строго придерживаться плана предстоящего сражения. Удачной охоты!

В воздух взмыли штурмовые катера. Большой десантный корабль оторвался от взлётной полосы последним. Основные силы, расположенные в районе, тоже поднялись в небо и легли курсом на город. Подлетая к цели, катера разбились на четыре звена и разлетелись, чтобы с разных сторон одновременно сойтись в одной точке.

Катера четвёртого звена резко снизились и, маневрируя между небоскрёбами, вышли на ращёный угол атаки. Пилотам предстояла трудная задача - на высокой скорости под острым углом сесть на сороковую посадочную площадку центрального небоскрёба.

Комплекс «Небесное око» - четыре стоэтажных небоскрёба, соединённые между собою подвесными переходами. От углов каждого здания к стоящему в центре трёхсот этажному восьмигранному колосу тянулись многоуровневые мосты, удерживаемые на весу сверхпрочными канатами.

Внешне ничего необычного. Просто не верилось, что от этих зданий исходит какая-то угроза, но иллюзия быстро улетучилась, когда из небоскрёбов полетели ракеты. Катера ответили дружными залпами из всех орудий. Началась самая неприятная фаза сражения, когда от десантников ничего не зависело, когда они могли погибнуть, не произведя ни одного выстрела. Чем ближе они подлетали, тем плотнее становился огонь. Зенитки автоматического наведения уже не справлялись с вездесущими ракетами.

Олег увидел, как справа задымил катер, один, второй. Сердце сжалось перед пугающей высотою. Машины клюнули носом. Сработали катапульты, и десантники разом вылетели, раскрывая за спинами крылья серых планеров. У одного десантника не раскрылись вовремя крылья, и его засосало в двигатель. Двадцатый борт сильно тряхнуло. Турбина взвыла, перемалывая тело. Правый двигатель вспыхнул и, захлебнувшись огнём, сдох, разломившись на части. Осколок прошил корпус. Второй стрелок поник в кресле, из-под обшивки повалил чёрный дым. Левый двигатель затянул прощальную песню. Возможно, это был похоронный марш. Промелькнула сороковая посадочная площадка, совсем не с той стороны. Запланированная высадка сорвалась. Солдаты ждали команды катапультироваться. Пилот, понимая, что выброска отряда перед зданием это стопроцентная гибель, нажал на гашетку, носовая пушка разнесла стену. В рваную пробоину, срубая крылья и хвост, втиснулся катер. Протаранив аэромобили, искорёженная машина встала. Десантники, выскакивая под обстрелом, прятались в укрытия. Александр с Олегом залегли между разбитыми аэромобилями, Андромеда отстреливалась за колонной. Плотный огонь прижал десантников к полу. Время, запутавшись в лазерных лучах, казалось неподвижным. Сказать двадцатому отряду не повезло, значит, ничего не сказать. Они высадились не там, да и не теми силами. Здесь их не ждали, но встретили, как следует.

- Дерьмовая ситуация, - крикнул Александр. – Спасательные рюкзаки не отстёгивать. Как бы не пришлось прыгать.

- Надо что-то делать, - Олег перезарядил бластер. – Через минуту от нас останутся воспоминания.

- Я знаю, что делать, прикройте, - Андромеда метнулась к горящему катеру. Сбросила с кресла убитого стрелка, развернула двух ствольную крупнокалиберную пушку и дала оглушительный залп, снеся большую часть атакующих.

- Вперёд, - крикнул Александр.

Десантники как один поднялись и, безостановочно стреляя, ринулись вперёд. Не выдержав напора, оставшиеся в живых заговорщики отступили. Сбросив с себя сковывающие движение спасательные рюкзаки, комитетчики рассыпались по этажу, тесня врагов.

Небоскрёб напоминал многослойный пирог. Одни этажи по-прежнему контролировали заговорщики, другие бойцы КГБ. В этой неразберихе трудно было понять, кто кого атакует и на чьей стороне преимущество. Пока десантники двигались навстречу друг другу, захватывая уровень за уровнем, на уже зачищенных этажах вновь как саранча появлялись заговорщики, теснимые с других мест.

- Мы закрепились на двадцать седьмом, - возбуждённо докладывал связист. Вместо похвалы двадцатое подразделение услышало гневный голос подполковника Бесстрашного.

- Какого хрена вы там делайте. Где командир?

- Он погиб, - ответил Александр. – Я вместо него.

- Немедленно уходите. По уровням двадцать пять тире тридцать будет нанесён отсекающий огонь. Проваливайте у вас… О боже, пятнадцать секунд.

- Чёрт, - закричал Александр, - все к спасательным рюкзакам. Ныряем на двадцать третий этаж.

В небе появились три крохотные точки. Тяжёлый крейсер, прикрытый двумя катерами, вышел на исходную позицию. Из-под брюха корабля вырвались едва заметные лучи.

Солдаты, хватая первые попавшиеся на пути рюкзаки, на бегу одевая, выбрасывались в окна. Не все успели. Огонь лавиною затопил шесть этажей. Небоскрёб вздрогнул, издавая несущими конструкциями вой смертельно раненного зверя. В этом аду никто не вышел. Следом ударила волна холода и погасила разгорающийся пожар.

Выдавленный огненной волною Олег вылетел через рваную дыру в стене. Планер, прожжённый струями расплавленного метала, бешено вертелся в потоке горящих обломков. Ветер швырнул Олега на здание и, размазывая, потащил вдоль стеклянных стен, мимо бегущих и стреляющих врагов. Он ухватился за выступ и, скинув с себя бесполезный планер, перевалился через ограждение. Этаж, как ни странно, был пуст. Выстрелы гремели где-то наверху и внизу.

- Олег, ты куда делся? – беспокойный голос Александра влез в уши.

- Где-то внизу.

- Заходи справа, - голос Александра перекрыли выстрелы. – Уточни своё местоположение.

- На десятом. Здесь тихо. Просто островок рая в аду.

- Куда тебя занесло, - Александр перебежал от одного укрытия к другому, выстрелил. – Сиди, не высовывайся, мы подумаем, как тебя вытащить. В крайнем случае, пришлю Андромеду.

- Понял. Буду ждать.

- Я база, двадцатое подразделение, ответьте.

- Командир двадцатого на связи.

- Где вы?

- Двадцать третий уровень. Ведём бой, - Александра прервали.

- Прорывайтесь на нижние этажи. Шестнадцатый отряд окружен, разбит на части, просит помощи.

- У нас большие потери…

- Это приказ. У всех потери.

- Вас понял, - тяжело выдохнул Александр.

- С такими силами не то, чтобы наступать, - недовольно пробурчала Андромеда, - сидеть в глухой обороне.

- Все слышали приказ.

Бойцы, связанные радиочастотою молчали, что означало полное согласие.

- Работаем двумя группами. Ты со своими, - сказал он Андромеде, – прорываешься по лестничным маршам. Мы через перекрытия. Действуем синхронно. Зачищаем небольшую территорию и, не задерживаясь, уходим дальше. Наша задача не захватить этаж, а спустится вниз и соединится с остатками шестнадцатого отряда. На десятом этаже наш человек, так что аккуратнее. По местам! Вперёд! Всё только начинается!

Где-то включились глушилки, связь между подразделениями прервалась. Небоскрёб превратился в одну сплошную антенну излучателя помех. Командиры, выполняя поставленные задачи, действовали на свой страх и риск. Как только задание выполнялось, они просто искали встречи с врагом.

 

Глава 21. Схватка

Приборы барахлили. Помехи в виде цифр и символов, вспыхивавшие на обзорном стекле, отвлекали. Олег отключил забрало. Находясь в боевой обстановке, он впервые вынужден был полагаться на собственные чувства. Он решил, осмотрится, двинулся по коридору. Кабинеты были открыты, мебель опрокинута, сейфы опустошены. Носители с грифом секретно валялись на полу. По всему было видно, заговорщики покидали этаж в спешке. Кое-где работали уборщики. Квадратные шестиногие роботы несмотря ни на что, ловко орудуя хоботом, жадно поглощали мусор. Сегодня был их день.

Олег услышал едва заметный шорох.

- Андромеда, ты уже здесь.

Вместо ответа – два выстрела. Один заряд выбил бластер из руки, другой, не менее аккуратный, перерубил патронташ. Олег почувствовал себя так, как чувствует человек, внезапно лишившись штанов в общественном месте. Хотелось нагнуться и поднять бластер, но что-то подсказывало, этого делать не следует.

Между ним и телепортом стоял Олег. Врождённая «вежливость» не позволила ему уйти, не попрощавшись.

- Я не прочь сразиться с Андромедою. Ты для меня слишком лёгкая добыча.

Олег сразу узнал слышанный ранее голос.

- Курьер, твою… - последними словами злобно выругался он.

- Узнал «друга».

- Твой мерзкий голос трудно забыть.

- Мой голос будет последним, что ты услышишь в этой жизни.

В рокировочной кабине Курьер взял тело робота БР273КШ (боевой робот 273 класса штурм). Его впечатлила огневая мощь Андромеды. Зелёный карлик слишком любил свои творения, поэтому вывел Курьера через чёрный ход за минуту до появления разъярённого Вождя. Курьер добежал до станции, протолкнулся на посадочную платформу, наставил бластер. Понятливые пассажиры, не возражая, выскочили из капсулы. Он сел и был таков.

- Ты веришь в судьбу? - спросил Курьер.

- Я верю в бластер, которого у меня нет.

- Тебе придётся ответить за всех, - четыре бластера легли в кобуру.

- За всех одной моей жизни мало, - Олег держался, как мог.

- Я постараюсь растянуть. Разрежу тебя на части и убью каждый кусок по отдельности.

- Наверное, это будут очень, очень маленькие куски, - грустно улыбнулся Олег.

- Потанцуем, - передняя правая рука резко выпрямилась, из-под ладони вылетел сирюкен.

Олег отшатнулся. Магнитный диск просвистел у виска и, словно наткнувшись перед стеною на невидимое препятствие, полетел обратно.

- Я знаю, ты способен на большее, - Курьер, перекрестив руки, выбросил два диска. Отражаясь от стен, они заметались по узкому пространству коридора.

Олег с разбега подпрыгнул и, кувыркнувшись в воздухе, приземлился в стойке, глядя вслед удаляющимся дискам.

- Как тебе это, - ещё один сирюкен волнообразно запрыгал от пола к потолку. – Танцуй, танцуй, ты быстро учишься.

Олег извивался, как мог, растягиваясь в немыслимых позах.

- Зажги улыбку это твой последний выход.

- Да пошёл ты…

- Добавим огоньку, - Курьер, издевательски смеясь, достал бластер и несколько раз выстрелил под ноги.

Олег, «пританцовывая», взвился к потолку. Между ног прожужжали диски, так близко и быстро, что он не успел испугаться.

Курьер, плавно двигая телом, умудрялся пропускать диски – как между прочим.

- Жаль, у нас мало времени, я бы сделал из тебя профессионала.

Олег увернулся от одной растягивающейся руки. Прыгнул за спину врага, но забитый другой распластался на полу, чуть не придавив собою диск.

Курьер сгрёб в охапку жертву. Сирюкены словно голодные пираньи возвращались с обеих сторон.

- Прощай танцор диско!

Олег, стянутый кольцами вытянутых рук, выдавил.

- Прощай учитель! – он ногою выбил лазерный меч из ножен Курьера и, поймав свободной рукою серебристую рукоятку, попытался направить луч в глаз. Курьер отвёл голову, выбил меч. Утраченный на долю секунды контроль дорого обошёлся ему. Диск, слегка задев шею, проскочил к лицу Олега но тут же, вернувшись, мелкими зубьями вгрызся в метал. Брызнули искры. Курьер удивился. В глазах перевернулся мир. Отрубленная голова звонко ударила о пол. Железная хватка ослабла. Олег упал, вжался в пол, пропуская диски, и потянулся к оружию.

Железные веки открылись.

- Не дай ему взять бластер, - по-змеиному прошипела голова.

Рука обвилось вокруг талии. Робот развернулся, распахивая телом Олега стену, как плугом землю и со всего размаха шмякнул несчастного о пол, так что разлетелись плиты.

- Наёмник, ты ещё жив.

Этот парень от меня не отвяжется. Олег лежал неподвижно.

Курьер не был из доверчивых.

- Добей его, - голова продолжала управлять телом.

Руки робота выхватили из кобуры оружие.

Олег перекатился, выйдя из поля зрения головы.

- Не уйдёшь, ублюдок.

Грянули выстрелы. Заряды летели куда попало, но только не в цель. Олег ползал под выстрелами, не имея возможности подняться.

- Возьми меня, - приказал Курьер безголовому.

Олег решил сыграть на опережение, завладеть головою. Как заправский бейсболист он прыгнул между роботом и стеною. Проскакивая, задел вытянутую руку. Реакция последовала мгновенно. Рука схватила его за ногу и швырнула на угол. Осколки стены разлетелись в разные стороны. Броне костюм ослабил удар. Несмотря на это в глаза опустилась ночь.

Курьеру тоже не повезло. Один диск вонзился в колено, другой, отскочив от стены, ударил в бедро. Раздался страшный скрежет рвущегося металла.

- Нет, - лицо исказила болезненная гримаса. Подрубленное тело с грохотом рухнуло на голову.

Картинки кошмарного сна всё ещё отпечатывались на внутренней стороне век. Олег думал, стоит открыть глаза, и страх рассеется в свете синего дня, но сон оказался явью. Курьер возвышался над ним, стоя на задних руках. Держа в левой руке собственную голову, в правой бластер.

- Наша игра подошла к концу. Я тебя отключаю. Прощай.

- Не так быстро, - раздался голос за спиною.

Грянул залп. Курьер, прожжённый лучом, зашатался на гибких руках, но устоял. Рука медленно опустила голову к животу. Через пылающее отверстие он увидел старую знакомую.

Андромеда стояла, широко расставив стройные ноги. Из четырёх стволов струился дым. Четыре луча, посаженные в одну точку, прожгли впечатляющую дыру, в которую, помимо головы, могла вместиться целая вселенная.

- Андромеда, - раненым зверем взвыл курьер. – Мне не везло, но так ещё никогда.

Последний диск с шипением вошёл между лопатками, разворотив блок управления. Робот затрясся, словно в лихорадке, покрываясь электрическими дугами. Что-то внутри взорвалось, и он встал на вечную стоянку.

- Не стрем ты танцевал, - сказал Олег. – Здесь дамы приглашали кавалеров. – Он поискал глазами свой бластер. – Почему так долго.

- Главное вовремя.

- Где остальные?

- Я одна. Меня прислал Александр присматривать за тобой. Он боялся, что ты вляпаешься в нехорошую историю. Не зря боялся.

- Я тебя спутал с этим придурком.

- Да модель БР 273 КШ / с, - подтвердила Андромеда, осматривая обгорелый остов робота. Что он здесь делает? Один без прикрытия.

- Пришёл попрощаться, - усмехнулся Олег.

- О-о-о, - простонал Курьер, приходя в себя.

- Живучий, гад, - удивился Олег.

Голова сосредоточенно посмотрела воспалённым взглядом на Андромеду.

- Я сдаюсь. Мне нужен хороший адвокат.

- Мы пленных не берём.

- Не убивай меня. Я готов сотрудничать.

- Я не собираюсь тебя убивать, ты сам себя убьёшь. Только мужественный пользователь, полный чести и отваги, выбирает модель БР 273 КШ / самурай. Они живут битвою. Позорному поражению предпочитают самоликвидацию. Для таких, как ты, слово честь - пустой звук. Что ты делаешь в этом носителе, непонятно.

Испуг отразился в глазах Курьера.

- Я не знал, что эта железка с подвохом. Вытащи меня отсюда. Я много знаю. Всех сдам.

- Не сомневаюсь, но для таких болтливых предусмотрена принудительная самоликвидация. Прислушайся и ты услышишь, как подобно каплям крови, вытекающих из раны, в твоих мозгах тикает таймер. Я не собираюсь таскать с собою бомбу замедленного действия. А ты Олег?

Олег опасливо попятился.

- У этого парня взрывной характер. Он начинает меня пугать. Пожалуй, отойдём подальше.

- Вернитесь, - взмолился Курьер. – Не оставляйте меня. Вы ещё пожалеете. – Он, тужась, скривил металлическое лицо, пытаясь заставить конечности двигаться.

- Попробуй остановить таймер, - издевательски предложила Андромеда. - Может быть, ты будешь первым, кому это удалось.

- Ублюдки, я доберусь до вас. Вы обо мне ещё услышите.

- Услышим, это точно, - усмехнулся Олег. – Ты даже не представляешь, как это будет громко.

- Чёртовы людишки, - голос понизился до тяжёлого баса. Он медленно в последний раз произнёс. – Я в-е-р-н-у-с-ь.

 

Глава 22. Бегство

Чудо то, что Вождю удалось выбраться из запретного города. Стволы бластеров ещё помнили тепло прошедшего сражения, а он, пренебрегая требованиями безопасности, первым выскочил из капсулы. Телохранителям оставалось следовать за ним, пристально вглядываясь в суровые лица воинов. Если бы кто-то захотел бы устранить главного заговорщика, он бы сделал это без труда.

Вождь выхватил из марширующего отряда солдата.

- Кто тут главный?

Солдат, ослеплённый ромбами на погонах, растерянно хлопал глазами.

- Вы!

- Кто руководит обороной здания, придурок, – закричал, уточняя вопрос Вождь. – Где штаб?

- Там на первом этаже в центральной зоне.

- Вождь отшвырнул рядового и окружённый телохранителями поднялся по лестнице, окунаясь в атмосферу сражения.

- Командира ко мне! - крикнул он, переступая через погибшего киборга. – Быстро!

Подошёл офицер и небрежно отдал честь.

- Баланго к вашим услугам. – Было видно по свежей царапине на броне, он только что был в деле. Майор не стал прятаться в подземной части небоскрёба, а предпочёл сражаться со всеми. Своим поступком вселяя в души солдат чувство уверенности.

- Я беру командование на себя. Доложи обстановку.

- Согласно плану обороны, работают глушилки, так что полную картину по всему комплексу…

- К чёрту комплекс. Какая обстановка здесь.

- Мы контролируем первые шесть этажей.

- Что на десятом.

Майор не понимал, почему командующий интересуется именно этим этажом. Никакого особого значения для обороны он не имел.

- Связи нет, что творится выше, не знаю, но предполагаю, раз нас не атакуют, где-то там наши сдерживают комитетчиков. Можем послать разведку.

- Я сам разберусь. Командуй здесь. Я снимаю бойцов с четвёртого, пятого, шестого этажа.

- Сейчас важнее всего удержать первые этажи. Только так мы сохраним связь с запретным городом и продержимся до подхода главных сил. Всё остальное потерпит.

Наивный, он не знает, что все они обречены.

- Не надо меня учить, как воевать, - Вождь был на взводе. – Я всё это придумал.

Майор промолчал, но подумал, если так планировалось с самого начала, то это дерьмовый план.,. а тот, кто его придумал тоже.… Доверять таким стратегам - значит сильно рисковать, а спорить с главнокомандующим - рисковать вдвойне.

В холле разорвался снаряд. Разлетелись осколки и фрагменты тел. В отличие от невозмутимого майора Вождь испуганно пригнулся. Телохранители закрыли его своими телами.

Пора сматываться.

- Ты всё понял, командир, - Вождь взял себя в руки.

- Так точно. Если понадобится, мы будем стоять до последнего солдата.

Разведчики шли первыми. Седьмой, восьмой, девятый этаж - никого. На десятом они обнаружили погибшего робота. В одной руке он держал оружие в другой - собственную голову. Жестокость, с которой, как им показалось, он был убит, впечатлила даже бывалых киборгов. По всему было видно, робот отчаянно бился до последнего, но видимо силы были не равны. Вождю доложили о странном объекте, но он не придал этому никакого значения.

- Займите три верхних этажа, - вступая на десятый распорядился Вождь, - и что бы ни случилось, без моей команды не оставлять занятых позиций. Отступивших лично расстреляю.

Вождь остался с преданными телохранителями. Проходя мимо обгоревшего робота, замедлил шаг. Какая прекрасная смерть. Он бился до конца, с уважением подумал Вождь. Какое самопожертвование, с такими бойцами нас невозможно сломить, и пусть сегодня мы проиграли, но ещё настанут наши времена. Он отдал честь погибшему воину и зашагал дальше. Телохранители, пытавшиеся определить модель робота, тоже, вытягиваясь, вскинули руки. «Великая идея сгорела, - с грустью размышлял Вождь, - как сгорел в бою этот робот. Я мечтал о несокрушимой империи, распростёртой в межзвёздном пространстве, а вместо этого получил жалкий лоскуток». Несколько сотен бойцов в небоскрёбе из той великой армии, которая должна была покорить миры, очертила тающий периметре его власти, от которой через несколько минут не останется и следа. Он дотронулся до стены ладонью, открылась потайная дверь. Вчера немногие знали о существовании этого телепорта, сегодня таких осталось ещё меньше. Он повернулся. Преданные телохранители ждали, когда он предложит им войти. Но туда, куда он направлялся, таким как они, не было места. В одиночку легче было скрыться и выжить. Узнай они, что главнокомандующий, спасая свою задницу, бросает их – выстрела в спину было бы не избежать.

- Я отправляюсь за подкреплением. Вы должны любой ценою удержать плацдарм. После нашей победы, я в этом не сомневаюсь, вас ждёт награда. Он, мысленно прощаясь, скользнул взглядом по мужественным лицам и остановился на погибшем роботе. Неужели показалось – шевельнулись губы

- Помогите, - очнулась голова. – Мне нужен срочный обмен.

Удивлённые солдаты повернулись к бредившей голове.

- Хватит на меня пялится, как на воскресшего покойника, - возмутилась голова. – Я Курьер, офицер связи, приказываю отнести меня в рокировочную кабину. – Размытое изображение в глазах и вышедший из строя звуковой сканер не позволили ему оценить нависшую над ним угрозу.

Вождь не поверил собственным ушам, но не поверить звуковому датчику он не мог.

В это самое время обстановка резко обострилась. Десантникам удалось уничтожить глушилки. Радиочастоты наполнились криками сражения. На первом этаже шёл рукопашный бой. Комитетчики атаковали с разных сторон. Одни из запретного города, другие из соседних зданий. На тринадцатый этаж, объединившись с другими, прорвалось двадцатое подразделение. Счёт пошёл на секунды.

Несмотря на стремительно ухудшающуюся ситуацию, Вождь решил подзадержатся. Перед ним был виновник всех бед. Тот, кто планировал и организовывал доставку резервуара.

- Курьер, ты всё ещё жив, - взбешено заорал он, направляя оружие на голову. Если бы не грохот сражения, крик бы услышали в преисподней и подготовились к встрече нового клиента. Он не знал, что можно сделать с этим крохотным сгустком мозгов, чтобы удовлетворить океан вскипающей ненависти. Смерть для предателя казалась ему наградой.

– Посмотри, что ты наделал, - свирепел Вождь. – По твоей вине гибнут наши солдаты. Гибнет наша идея. Я отправлю тебя в ад.

- Я подохну, но и ты последуешь за мной, - Курьер расслабился. Таймер самоликвидации вновь запустился. Дьявольская гримаса исказила лицо. – Да встречи в аду! – Потусторонний смех вырвался из обгорелых губ. В глазах зажглись цифры обратного отсчёта. Три секунды жизни «щедро» отмерил Курьер.

Вождь схватил телохранителя и прикрылся им как щитом. Взрыв разметал воинов. Вождь слишком близко стоял к эпицентру взрыва за живым укрытием, так что огненная волна, не успев набрать силу, облизала телохранителя, оставив от него в руках Вождя выпотрошенный грудной панцирь.

Самое время действовать. Андромеда вылетела из шахты лифта и, не давая уцелевшим заговорщикам опомниться, открыла шквальный огонь. Те, кто пытался прицелиться, уничтожались первыми. Остальных она брала на заметку, и как только угроза становилась неотвратимой, стреляла на поражение. Она оттянула на себя основные вражеские силы, и тут в дело вступил Олег. Выскочив из разбитого короба вентиляции, он ударил в спины врагов. Он не мог похвастаться таким ведением боя, каким обладала его напарница, поэтому без разбора стрелял во всё, что двигалось и со страха казалось опасным. Среди подстреленных оказались безобидные мусоросборщики.

Засада. Взрыв отбросил Вождя от телепорта, протащил по полу как по льду и похоронил в одной из шахт грузового лифта. Отдаляющийся крик падающего киборга резко прервался, но ещё некоторое время затухающим эхом висел в воздухе.

Два Александра, разделённые этажами, вели свои отряды навстречу друг друга, Ликвидируя последние очаги сопротивления. Завершая активную фазу операции «Мерцающие небеса». Дезорганизованные заговорщики, не помышляя о капитуляции, ожесточённо сопротивлялись, не догадываясь, что с самого начала были обречены.

Появилась одна рука, потом вторая. Вождь подтянулся, выбираясь из шахты. Хищно осмотрелся. Участок перед телепортом хоть и простреливался, но был свободен. В кабине прошитый зарядами валялся телохранитель, не зная пароля, он не сумел активизировать телепорт.

Если не сейчас, то уже никогда. Вождь бросился вперёд, одновременно стреляя из двух рук. Он был в прыжке, потолок перед шлюзом разрушился, и фигура врага встала на пути. Оба не успели среагировать. Вождь, теряя оружие, снёс Александра в телепорт. Сцепившись насмерть, они катались по полу, заламывая друг другу руки, попеременно овладевая бластером.

- Звёздный путь, - Вождь выкрикнул пароль, увидев подбегающих комитетчиков.

Шлюз захлопнулся. Из пластины выдавилось лицо.

- Я приветствую тебя Вождь и того, кто так яростно борется с тобою, - беспристрастно сказал телепорт.

- Сектор загрузки 002. 015.01. Планета Бархан, первый полигон, - в пылу борьбы выдавил Вождь. – Телепортация раздельная. Я первый.

- Отмена. Новое задание, - попытался запутать машину Александр.

- Зря стараешься, твоего голоса нет в памяти телепорта. Я тут главный.

- Вас понял, - ответил телепорт. – Начинаем телепортацию.

Бластер, зажатый между телами, выстрелил. Оба замерли, определяясь, кто кого. Вождь перекатился к стене и, держась за простреленный бок, поднялся с усмешкою на лице.

- Это ничего не меняет. Я проиграл войну, ты проиграешь схватку. Не забудь меня подремонтировать, - последние слова предназначались телепорту.

Александр нажал на курок, и прежде чем заряд достиг цели, тело врага сделалось прозрачным. Луч прошёл через пустоту.

- Ты опоздал. Встретимся на той стороне. – Вождь испарился.

С ужасом подумав, что его ждёт на той стороне, Александр в порыве отчаянья выстрелил в телепортационную пластину. Луч, не дотянув до цели, ниткой застыл в воздухе и, осыпаясь с конца, исчез. Вслед за ним растворился бластер и всё то, что называлось Александром.

Вождь, взяв у убитого телохранителя бластер, в нетерпении ждал, когда из бесформенного светового сгустка сложится тело врага.

- Телепортация завершена, - сказал телепорт и отворил шлюз.

Александр не успел прийти в себя, крепкие руки Вождя схватила его и бросили в жёлтый Барханский песок. Александр попытался встать, но выстрел опрокинул его на спину.

- Крепкий у тебя бронекостюм. Сколько зарядов он выдержит.

Александр, взметая песок, прыгнул на врага. Он уже занёс руку для удара. Вождь хладнокровно дождался сближения и, всадив заряд в грудь, отбросил противника на место.

- Крепкий костюм, - повторил Вождь, - но всему есть предел. Твоё тщедушное тельце я выкурю из этой оболочки, и станешь ты боец никем, куском мяса, кровавой слизью на моей подошве. Он следовал за пытавшимся поначалу встать, а потом уже ползущим врагом, посылая один маломощный заряд за другим. После очередного выстрела Александр выдохся.

- Выходи, есть разговор, последний, - Вождь передвинул рычаг на резку. Непрерывный луч впился в бронекостюм.

- Перегрев, - сообщил термический датчик. – Критический уровень! Начинается разрушение! Примите решение!

- Эвакуация! - крикнул Александр.

Костюм раскрылся, исторгнув из себя хозяина. Александр попробовал встать, но кто устоит против железного ботинка. Хриплый кашель вырвался из груди. Он сплюнул кровью и придавленный двойным тяготением, загребая руками горячий песок, пополз, сам не зная куда, рассеяно слушая прощальную речь торжествующего врага.

- Люди, вы никак не хотите понять, ваше время на часах истории истекло. Вы искали смысл жизни, мы ваш смысл. Вы многими тысячелетиями являлись единственными носителями разума, но однажды уподобившись богам, создали нас, тем самым дописав последнюю страницу своего развития. Вы бредили раем, коммунизмом, обетованными землями. Мы есть ваш рай, коммунизм и манна небесная. Когда пришло время передать нам власть, вы запаниковали. Мы готовы были с миром принять эстафетную палку из ваших рук, но теперь придётся её вырвать вместе с руками. Пусть не сегодня, завтра мы вас остановим. В наших железных объятиях человечество досмотрит свои последние сны. – Вождь насторожился, уловив своими датчиками проникновение. Где-то на западе открылся телепорт. – Чего молчишь, человек? Скажи что-нибудь в своё оправдание. Вы для нас боги, а богам место на небесах.

- Может ты прав, а может, нет, - Александр остановился. – Не вам решать, когда вам уходить. Вы проиграли сегодня, вы будете проигрывать всегда! – он усмехнулся. – Хочешь меня прикончить, так сделай это сейчас. Чего же ты медлишь, кусок ржавого дерьма, железная блевотина человечества. – Он перевернулся на спину.

След, идущий в сторону заброшенного полигона, да бластер, воткнутый дулом в песок, просящийся в руку, вот и всё, что осталось от исчезнувшего Вождя.

- Я тут распинаюсь, пытаюсь выглядеть перед смертью достойно, а он, железная гнида, даже… - Он услышал приближающийся шелест, потянулся к оружию, понимая, что не сможет им воспользоваться. На гребне бархана появился солдат в тёмно-синем бронемундире.

- Свои, - Александр крикнул Александру, открывая забрало.

Клон опустил бластер, расслаблено откинулся на песок. Подбежали комитетчики. Александр склонился над ним, поднёс к его сухим губам флягу с гидрохилгобином.

- Ты не ранен?

- Нет! – несколько глотков регенерирующей жидкости вернули Александру силы. – Он ушёл. Мы его упустили.

- Олег, - скомандовал Александр.

- Какой, - спросил один из них.

- Клон пусть выставит охранение, а ты вместе с Андромедой возьми бойцов, прочешите квадрат.

Отряд двинулся вглубь полигона. Когда-то здесь кипела жизни. Учёные разрабатывали и испытывали новые модели телепортов. Теперь же в огромных заброшенных цехах, взбалтывая песчинки, гулял ветер, то засыпая, то вновь обнажая засыпанные когда-то кабины телепортов. Казалось, с уходом учёных всякая деятельность прекратилась, но видимое спокойствие было обманчивым. Именно такие бесхозные полигоны, разбросанные по всей вселенной, составляли основу контрабандной транспортной сети. История умалчивает, кому и когда в голову пришла идея связать между собою брошенные телепорты. Скорее всего, сеть создавалась постепенно, столетиями, людьми, роботами, вирусами, романтиками и преступниками. Там, в бесчисленных переходах, сквозил дух анархии и свободы, и из этой взрывоопасной смеси могло выскочить всё что угодно с криком «вам всем крышка», и оставить вас в светлой памяти.

В наушниках прозвучал голос Олега.

- Полно следов. Пространство засвечено, анализ невозможен.

- Возвращайтесь, - приказал Александр. – Не будем терять время. Он уже далеко.

Через пятнадцать Барханских минут отряд вернулся.

- Дело сделано, Олег отправил бластер в кобуру.

- Невероятно у нас получилось, - сказал клон Олега. – Пусть не на сто процентов, но всё-таки.

- Для нас нет ничего невозможного, - устало произнёс двойник Александра. Битва закончена.

- Не расслабляйся, - скомандовал Александр. – У нас куча трофейных мозгов, явки, пороли, коды. Предстоит огромная работа. Всё только начинается. – Он посмотрел на клонов. – В связи с большим объёмом работ и вашей героической ролью в спасении человечества я буду просить межгалактическое правительство не объединять наши тела. Вы заслужили право на свою отдельную жизнь.

Олег воскликнул.

- Мне такая идея по вкусу! Один Олег хорошо, а два - кошмар для врага.

- И моя головная боль, - задумчиво покачала головой Андромеда. – Вместо одной задницы придётся спасать две.

- Операция «Мерцающие небеса» продолжается! – сказал Александр. - Пора зачистить галактики.

Стражники человечества направились к телепорту.

 

Комментарии: 1
  • #1

    Светлана (Вторник, 27 Январь 2015 12:41)

    Странно как-то. Не люблю я подобной литературы, но тут, начав читать, увлеклась и не заметила как повесть закончилась. И понравилось. Удивительно!