Алексей Поваров

Иной мир

Двойник принцессы

Вчерашний школьник Александр, совершив преступление, во время побега попадает в другой мир, где царит «средневековье с пушками». Так получилось, что он уж очень похож на дочку правителя города-государства Старая Гавань, Елену. Девушку похитили, чтобы шантажировать отца, и Александр соглашается подменить ее, участвуя в хитром плане в обмен на возможность вернуться домой. Вот только получится ли остаться прежним, побывав в передрягах с перестрелками? Захочется ли вернуться назад в свой старый мир, особенно когда обрел в новом возлюбленную и друзей?

Пролог

— Вон, видишь их? — я показал дочке на семью болотных кабанов, которые расположились на небольшой поляне. Звери размером со среднюю собаку, имеющие грязно-зеленый цвет шерсти, рыли мордами землю в поисках съедобных корешков. Нас они пока не заметили.

— Вижу, пап, — она подняла охотничий винчестер, направив ствол в сторону кабанов.

— Хорошо, теперь прицелься вон в того крупного, в вожака.

Герда приникла к прицелу винтовки.

— Теперь задержи дыхание, затем плавно нажми на курок. Плавно.

Дочка чуть сдвинула пальцем спусковой крючок, затем резко задрала ствол вверх. Раздался выстрел, а вслед за ним рев и похрюкивание удирающих с поляны кабанов. Герда нарочно промахнулась.

— Ма-зи-ла! — по слогам произнес сидящий рядом с ней Андрей. — Пап, она нас без трофея оставила!

— Ничего я не мазила! Я специально выстрелила в воздух. Просто… Они ведь живые и ничего плохого нам не сделали.

— Ладно тебе, хватит оправдываться, мазила.

— Ах, так!

Герда привстала и дала брату подзатыльник.

— Ай! Оставила меня без жареных кабаньих окороков, а теперь еще и дерется!

— Брось. В машине лежит одна тушка, — ответил я сыну.

— Всего одна! Для меня как-то маловато.

Андрей любил много и хорошо поесть. Почти всегда в карманах жилетки у него находилась какая-нибудь снедь. Но, несмотря на это, он постоянно оставался худым.

— Давайте собираться, может, подстрелишь что-нибудь по дороге.

Я забрал у Герды свою винтовку и повесил за спину. Свернув подстилки, на которых мы лежали в засаде, мы отправились к внедорожнику.

Рядом с большим, похожим на микроавтобус джипом, раскинулось небольшое болотце, посреди которого стоял гигантский почерневший от старости пень. Не знаю, сколько лет было этому дереву. Судя по размерам пня, раза в два превышающим нашу машину, много. Вроде бы ничто не внушало опасений — пень как пень. Но когда мы подошли ближе, из трещины в исполинском пне появилось странное существо. Уродливое создание было похоже на десятиметровую змею с прикрытой панцирем рыбьей головой и острыми шипами на спине. У нас у всех имелось оружие: висящие за плечами у меня и Андрея винтовки, пистолет Герды и мой здоровенный револьвер — трофейный, лично отобранный мною у одного бандитского атамана. Существо обвило своим телом ноги Андрея и уставилось на меня круглыми глазами, открывая и закрывая полный зубов-игл рот.

— Не дергайся! — сказал я сыну и медленно потянул из кобуры револьвер. Мощный патрон с крупнокалиберной пулей должен пробить панцирь твари, если верить рассказам деревенских охотников.

Существо наблюдало, как я достаю оружие. Когда мне это почти удалось, оно резко развернуло свою башку к Андрею, разинуло пасть… и сразу же захлопнуло ее, получив пулю в глаз. Хитиновый «шлем», закрывающий голову ползуна (именно так называется это создание) нельзя пробить семимиллиметровой пистолетной пулей, поэтому Герда и выстрелила ему в глаз. Ползун взглянул оставшимся глазом на меня, поднял увенчанный острым шипом хвост и наставил его на Андрея. Затем он зашипел, отпустив свою жертву, свернулся кольцами и сдох.

— Ну вот… — облегченно выдохнул я. — Я же говорил, что-нибудь подстрелим…

— Извини… — протянул Андрей, обращаясь к сестре. — Беру слова про «мазилу» назад. Спасибо.

Он подошел к сестре, обнял ее и приподнял.

— Да… В моем мире такие монстры не водятся, — сказал я, присев на корточки возле мертвого ползуна.

— А какие водятся? — спросила дочка с интересом. Она всегда любила мои рассказы о другом мире, из которого я прибыл. Мире, из которого я ушел ради своей любви и новых друзей. В том мире у меня не было никого кроме матери, но и она с удовольствием отправилась вместе со мной сюда.

— Ну… такие вот уродливые точно не водятся. Когда я попал сюда восемнадцать лет назад, я сначала даже пугался местной живности, но потом ничего, привык, — ответил я.

Мы с сыном подняли тушу ползуна и погрузили в закрытый кузов джипа, затем сами забрались внутрь. Не знаю, съедобен ли ползун, или его потроха годятся только на настойки деревенских аптекарей, а панцирь на шлем, но мы с дочкой решили сделать из него чучело и поставить в зале — хвастаться перед знакомыми отличным трофеем.

Андрей устроился на задних сиденьях в обнимку с карабином, а мы с Гердой сели на передние. Закрепив винчестер в специальных креплениях под крышей кабины, я запустил двигатель.

— Пап, ты и бабушка много рассказывали нам о том мире, но ты еще никогда не рассказывал, как попал сюда? — задала вопрос дочка.

— И правда. Пап, ты нам это не рассказывал, — оживился Андрей.

— Хм. Не рассказывал, так сейчас расскажу. До города еще прилично километров, так что успею вам рассказать все.

Лицо дочки стало лицом маленькой девочки, которой рассказывают интересную сказку.

— История интересная и необычная. Тогда я как раз познакомился с вашей мамой. Вы ведь видите, что мы с ней внешне очень похожи друг на друга.

— Андрей тоже похож на вас, а я отличаюсь лишь цветом волос, — заметила Герда.

Она права. Мы с сыном отличаемся лишь прической и одеждой. Я закрепляю волосы в высокий хвост и в основном ношу обычную городскую одежду. А Андрей с рождения начал косить под наемника: светлые волосы заплетены в три косички, из одежды он постоянно носит жилетку с множеством карманов и штаны с вставками на коленях. Лица у нас совершенно одинаковые, только у меня чуть посерьезнее. Герда тоже очень на нас похожа, только вот у нас волосы светлые, а ей от деда передался ярко-красный оттенок.

— Не перебивай отца, милая.

Я надавил газ, выводя машину на старую, заросшую травой дорогу, которой кроме охотников и собирателей болотных трав никто не пользуется.

— Ну вот, значит. Перед тем как попасть сюда, я только что закончил школу. В нашем мире обучение длилось всего одиннадцать лет. Мне тогда было восемнадцать, почти как тебе сейчас, Герда…

Дочка и сын внимательно слушали меня. А я, не забывая следить за дорогой, рассказывал им эту необычную историю. И будто бы снова переживал события восемнадцатилетней давности…

Часть 1

Фантастика, боевик, комедия

Глава 1

— Ну тя на фиг, Саня, — протянул Вовка.

— Катись ты к черту, дела у меня, — ответил я.

Не знаю, слышал он мои слова или нет перед тем как положить трубку, надеюсь, что слышал, гад. Я защёлкнул свой слайдер и вышел из кухни.

— Кто звонил? — спросила мама, оторвавшись от журнала.

— Да так… Придурок один, зовёт отметить окончание школы в парке, ночью.

— Вам выпускного мало?

— Видно, мало. Но я не пойду.

— Что так?

— Мам, ну ты же знаешь. Не люблю я все эти «сатанинские сборища», — поморщившись, ответил я. — Все нажрутся, а когда человек подшофе, он обязательно попадает в историю с не очень счастливым финалом.

— Сходи, последний год ведь.

Я махнул рукой и вышел.

— Выгони мотоцикл из гаража, в супермаркет съездить надо, овощи купить для салатов, да и стиральный порошок кончился, — крикнула мама мне вслед.

 

***

— Здорово, Саня! — заорал Вовка, когда мы с мамой въехали во двор. — Уже полчаса тебя жду.

Он подбежал ко мне, протягивая руку. Я снял шлем, но не ответил на рукопожатие. Вовка помялся немного и спрятал конечность в карман.

— Пошли сейчас, мы собираемся возле школы, — затараторил Вовка. — Скоро уже уходим.

— Да-да, иди, отдохни, — сказала мама. — Только сумки до квартиры дотащи — и свободен, но только до часу, опоздаешь — дверь закрою.

Ну, раз мама сказала, то это святое, придется сходить. Вот только трубку и футляр с табаком захвачу.

 

***

— О-о-о, какие люди! — заорал Юрка Волков, когда мы вышли на полянку.

Все присутствующие громко заржали. Вот только этого засранца здесь не хватало.

Мы присели к жалкому костерку, и я сразу закурил любимую трубку.

— Будешь? — сидящая рядом Катя — единственный адекватный человек на этом сборище, протянула мне бутылку красного вина.

— Благодарю. Я вижу, тебе здесь скучно?

— Ага, мне не понятно, о чём говорят эти придурки.

— Мне тоже.

Мы с Катей сидели возле костра, а остальные пили пиво, бегали друг за другом по поляне, рассказывали похабные анекдоты и сами же ржали над ними — в общем, все, кроме нас, развлекались. Я уже успел выпить вино и теперь, попыхивая трубкой, следил за Юркой и Вованом, которые обсуждали – кто из девчонок, как бы так поприличнее выразиться, имеет самую большую попу.

— Тебе подстричься пора, — сказал Женёк.

— Хр…н на тебе! Не для того такую красоту отращивал, — огрызнулся я.

— Ты уже на бабу смахиваешь со своими косичками, — Юрка тут как тут.

— Да мне пофигу, мне мои косички нравятся! И вообще, не пошел бы ты? А? Далеко и надолго?

— Даже обижается как баба! — воскликнул Юрка. — А может, он и есть баба? Чёт я его с девчонкой никогда не видел.

— Да потому что в нашем классе нет адекватных девчонок. Только Катька, но она же сама девчонок предпочитает, — алкоголь ударил мне в голову, и я уже не сдерживал себя. — У вас, бабуинов озабоченных, на уме только секс! Мне не нужна самка. Мне нужна женщина.

— В натуре, прям как девчонка. Слушай, Женёк, а давай проверим это, держи его! — сказал Юрка и направился ко мне.

Я хотел вскочить, но Наташка схватила меня за ногу, зараза. Я грохнулся прямо на неё — так этой кобыле и надо.

Накачанные руки схватили меня и усадили на место. Женька держал меня, а Юрка, ухмыляясь, шёл ко мне. Вырываться из рук Женьки и колотить его — пустая затея, ему один раз друзья бутылкой по башке дали — так хоть бы хны.

А Юрка тем временем уже присел передо мной, уже протянул руку…

И тут моя дрожащая рука нащупала трубку, которая выпала, когда я упал на Наташку. Я был пьян и очень зол на этих моральных уродов — рука с трубкой ударила Юрке в левый глаз. По пальцам тут же потекло.

— С…ка! Убью-у-у-у… — Юрка завизжал как кастрат из церковного хора.

Я почувствовал, как Женькина хватка ослабла. Я высвободился и дал ему ногой в пах (мои берцы с кустарно вставленными металлическими щитками — это не шутка). Он упал вместе с Катей, висящей у него на шее. Рывком подняв, я потянул её за собой в чащу. Все собрались вокруг орущего Юрки, но Наташка и Вовка бросились за нами.

Я бежал так, как не бегал ни разу в жизни, таща за собой Катьку. Она вскрикнула — поранила ногу об выступающий над землёй корень дерева. Я не какой-нибудь там силач, но в тощей Катьке и было-то килограмм тридцать, поэтому я закинул её себе на плечо и продолжил бег. Стало труднее, а преследователи были уже совсем рядом.

— Оставь меня, я спрячусь в кустах, пьяные они меня не найдут, — проговорила Катя на моём плече. — Со мной на плече они тебя быстро догонят.

— Не-е-е… — пробормотал я и задохнулся.

Катька упала с моего плеча и, привстав, толкнула меня.

— Беги, им нужен ты, — сказала она и заползла за куст акации.

— Черт, ладно. Но будь осторожна, хорошо? — ответил я и продолжил бег.

Если я не ошибаюсь, то скоро должна быть улица Вокзальная, а на ней и мой дом.

Я бежал и бежал, но Вокзальной так и не было. Дышалось тяжело, в ушах стучала кровь. Слезящимися глазами я увидел огромный жёлтый тазик полной луны. Странное дело, ведь луна сегодняшней ночью была меньше, да и видна была только ее половина. Потом до меня дошло — вокруг были не парковые тополя и берёзы, а трава до пояса, почти невидимая в окутавшем меня тумане. Что за хр…нь?

Впереди горели тусклые огни. Судя по звуку — кто-то из моих преследователей прекратил погоню. Я хотел развернуться и убежать из незнакомого места, но передумал и направился в сторону огней.

Глава 2

Огни стали ближе. Впереди был высокий забор и тускло подсвеченная лампой калитка. Все это я разглядел слишком поздно и с размаху врезался в неё, разбив при этом локоть. Калитка распахнулась, и я ввалился во двор, освещённый слабым прожектором, закреплённым на здоровенном ветряке. Сверху донёсся шорох и бормотание сонного человека. Присев под стогом сена, я попытался унять тяжёлое дыхание, которое, казалось, слышно за десяток километров.

Услышав звук шагов, я задержал дыхание. Во двор ввалился взмыленный Вован и, щурясь, огляделся.

— Вот…ты где! — задыхаясь воскликнул он, увидев меня.

«Молчи, дурак», — хотел сказать я, но меня опередил голос сверху.

— Кто здесь? Стрелять буду!

Вован рванул с места и исчез за калиткой. Для меня дороги назад не было — этот олень задел одну из стоящих возле забора толстых и тяжёлых жердей, которая и заблокировала захлопнувшуюся калитку.

— А ну, выйди на свет! — закричали сверху.

Рядом со стогом сена стоял необычный трёхколёсный фургон, чем-то напоминающий индийскую машинку — моторикшу. Под него я и забрался, надеясь, что меня не заметят.

— Вон он! Стреляй! — раздалось сверху.

Грохнул раскатистый, немного глухой выстрел. От такого расклада я немного обалдел.

Да, я знал, что солью и «резинками» можно стрелять в людей — это не смертельно.

— Ну ты ж, блин, снайпер! Из дробовика! Пулей! Да по бегущей цели! Да сразу в голову! Уважаю, мужик!

Сверху донеслись шлепки — хваливший похлопал стрелка по спине.

Вот теперь мой пьяный разум обалдел по полной. Они стреляют в людей! Убивают людей! Да, вляпался я по самые… косы.

— Одного я грохнул, но вроде во дворе ещё второй был, — ответил «снайпер». — Иди, посмотри под машинами.

Тут я заработал руками и пополз под машинами. Их там стояло ещё две — трактор и большой внедорожник с решётчатой кабиной, кажется, он называется багги.

Выбравшись из-под последней машины, я шмыгнул в стоящий рядом сарай.

— Да нет его там.

— Может, в барак залез? Проверь.

Сарай оказался бараком — с трёхэтажными полками-койками и длинным столом посередине. К счастью, внутри никого не было, и я присел под столом, думая, как отсюда выбраться. Может, с другого торца есть вторая дверь?

Выбравшись из-под стола, я встал в полный рост. Поднявшись, услышал сзади шаги. Стрелок радостно заорал:

— Я его вижу! Не уйдёт, гад!

Я бросился на пол, а надо мной пронеслась порция крупной дроби. Ещё один выстрел выбил щепки из глухой стены торца.

Пока стрелок, ругаясь, заряжал ружьё, я пополз вдоль стола к разбитым выстрелами доскам стены, надеясь выбить ногой поврежденный кусок и сбежать. За ногу что-то зацепилось, и я потащил эту ношу за собой. Времени на то, чтобы отцепить её, не было. Лёжа на боку, я пробил свободной ногой отверстие в досках. Кое-как пролез в него и покатился кувырком по пологому склону вместе с кулем, висевшим на моей ноге.

Я услышал ещё пару выстрелов, а после свалился со склона в воду. Чёрт! Я же не умею плавать!

Оттолкнувшись руками от дна, я вынырнул.

Оказалось, что вода достаёт лишь до середины груди. Нагнувшись, я снял с ноги странный предмет. Это оказался вещмешок, причем, не пустой, и даже с пристегнутой скаткой в водонепроницаемом чехле.

Повесив мокрый мешок на спину, я пошёл по течению ручья. На поверхности воды искрилась лунная дорожка. Красиво тут. Хотя и опасно.

Впереди, на фоне луны, виднелся мост. Добравшись до него, я выполз из ручья на берег. Обстоятельства последних часов выбили алкоголь из моей головы, а холодная вода ручья добавила бодрости. Спать не хотелось, но я понимал, что мне нужно отдохнуть. Было довольно тепло, поэтому я снял мокрую одежду и повесил на куст. Подтянув к себе вещмешок, я отстегнул чехол со скаткой. Мешочек оказался из необычной ткани — никогда такой не видел. Вроде бы целлофан, а вроде и резина, только очень мягкая, но прочная. Расстегнув похожую на молнию застежку, я вытащил из чехла сверток, оказавшийся тонким одеялом. Немного подождав, пока тело окончательно просохнет, я заполз поглубже в кусты, где завернулся в одеяло. Свернувшись калачиком, я начал понемногу засыпать.

Глава 3

Я проснулся от рычания мотора и грохота колёс по мосту. Вскочив, я сначала даже не понял, где нахожусь. После я вспомнил ночные происшествия и, осторожно выбравшись из-под моста, огляделся по сторонам.

Вокруг была холмистая равнина с высокой травой, по просёлочной дороге ехал трёхколёсный фургон — тот самый, под которым я прятался.

Солнце жарило, не щадя. Подойдя к ручью, я взглянул на своё отражение. Под глазами круги, лицо заострилось и покрылось грязью. Моя фирменная прическа из двух косичек превратилась в воронье гнездо. Я быстро искупнулся в прохладной воде и распустил волосы. Взяв мобильник, который разобрал для просушки, я включил его. Телефон работал, но связи не было. Я не мог понять, куда я попал, ведь рядом с моим городом нет таких красивых мест. А ещё в моём городе не стреляют в людей. Мой взгляд упал на вещмешок. Надо бы проверить его содержимое.

Я развязал узел, и первое, что нащупала моя рука, было очень короткое двуствольное ружьё мелкого калибра. Затем появились фляжка с водой и глиняная бутылка, глотнув из которой я понял, что там бражка. Также я вытащил продукты: солёные сухари, огурцы, вяленое мясо и соль в деревянной тубе. На самом дне мешка лежали длинный рыжий плащ из тонкой ткани с капюшоном, короткая зеленая майка, похожие на джинсы штаны из прочной ткани, широкий кожаный ремень с креплениями и треугольный кусок ткани — похоже, косынка. Из боковых карманов я вытащил небольшой мешочек и оптическую трубку. В мешочке оказались короткие патроны — всего восемнадцать штук. Повертев оптическую трубку в руках, я понял, что это оптический прицел и прикрепил его к ружью. Осматривая ружьё, я заметил, что у него нарезные стволы. Да это же двуствольная короткая винтовка! Вообще, оружие показалось мне странным, но я быстро в нем разобрался.

Одевшись и перекусив немного, я надел ремень и подвесил к нему мешочек с патронами. Вещмешок с пристегнутой скаткой я повесил за спину, а заряженное ружьё взял наперевес. Я здесь не у себя дома. Здесь, как я понял, другие правила. Конечно, в первый раз стрелять в человека трудно, но, думаю, у меня получится. Если местные опять начнут по мне палить, то я отвечу им взаимностью.

Я вылез из-под моста и осмотрелся. Впереди дорога взбиралась на высокий холм, а с других сторон было лишь необъятное море высокой травы, простиравшееся до тёмно-зелёной полоски далёкого леса. Посмотрев назад, я увидел стоящие особняком бревенчатые строения. Над ними медленно вращался уже знакомый мне ветряк. Это там меня чуть не подстрелили. Нет уж, туда я не пойду. А идти-то ведь куда-то надо, значит, буду двигаться по дороге на холм. В неизвестность, что ждёт меня на его вершине…

Я шёл по дороге, внимательно всматриваясь в траву. В некоторых местах ровными рядами росла пшеница и другие злаки, огороженные невысоким заборчиком: где плетеным из прутьев, а где и сбитым из тонких жердей. Наверняка работа людей с фермы, с которой я сбежал. В том, что это ферма, не осталось сомнений, так как я видел трактор и стога сена, пока прятался от того хр…на с дробовиком.

Я заметил, как зашевелились несколько колосьев. Сзади раздался шорох, и я резко повернулся, рыская стволом винтовки по зарослям. Вроде, всё спокойно. Но ведь был звук! Накатил порыв ветра, и колосья закачались, издавая похожий шорох.

«Всё нормально. Просто ветер», — успокоил я себя.

Опустив ружьё, я развернулся. И встретился нос к носу с… огромным волосатым червём! С перепугу я выстрелил в упор, и червь лишился своей уродливой головы. Зарядив оружие трясущимися руками, я прицелился во второго червя, выползшего на дорогу в двадцати метрах от меня. В прицеле возникла мерзкая голова со жвалами, и я выстрелил. Пуля выбила из головы червя фонтанчик бесцветной слизи. Убедившись, что вокруг больше нет тварей, я приблизился к трупу одной из них.

Тварь оказалась не червём, а гусеницей трехметровой длины, с длинной шерстью и жвалами. Может, они бы и не сделали мне ничего плохого, так как я знал, что гусеницы питаются растениями? А еще гусеницы со временем превращаются в бабочек. Это какого же размера должна быть бабочка, бывшая такой гусеницей? Может, заловить одну и полететь домой верхом? Шутка.

Перезарядив ружьё и попив воды, я продолжил свой путь. Теперь я обращал внимание на каждый шорох.

Впереди на дороге что-то лежало. Присев на корточки, я прильнул к оптическому прицелу и увидел уже знакомую мне гусеницу, раздавленную колёсами машины. Рядом с гигантской гусеницей сидел жук, тоже не маленький, и жрал её. Панцирь жука был круглый, как тазик, весь состоящий из черных хитиновых пластин. С каждого боку у него было по четыре лапы. Я решил пристрелить тварь — крупноватый он больно, не хочу с ним встречаться. Вон какие передние лапы — прямо пилы хитиновые, зазубренные, полметра длиной.

Прицелившись в жука, я спустил курок, надеясь пробить его панцирь. Надежда пробить хитин жука рухнула. Насекомое развернулось и с верещанием бросилось в мою сторону. Головы у жука не было. Вместо неё были две узкие щёлки в панцире и челюсти.

На верещание этого монстра из травяного моря выбежала его точная копия. Вдвоём они перли на меня, не обращая внимания на мои выстрелы. Понимая, что пули против них бессильны, я решил их обдурить. Я нырнул в заросли, затем обойдя их стороной, вылез за их спинами.

Я допустил ошибку. Вместо того чтобы по-тихому ретироваться через заросли, я побежал, и они меня заметили.

Я побежал от них на холм. Несколько раз стрелял в них, но это было бесполезно. Они догоняли меня, ведь у меня всего две ноги против их восьми. Патронов осталось всего четыре. Я уже почти добрался до вершины холма и обернулся. Вдруг над головой прострекотала очередь.

Пули отскакивали от тварей как горох, но всё-таки жуки остановились.

— Цел? Давай скорей ко мне! — раздался спокойный голос.

Я подбежал к мужчине лет тридцати, с волнистыми каштановыми волосами до плеч и бородкой «эспаньолкой». Через стёкла очков на меня смотрели веселые глаза.

— Не боись этих «тазиков». На самом деле с ними очень легко справиться, — объяснил он мне. — Смотри, видишь эти швы между хитиновыми пластинами?

Он поднял к плечу короткий автомат, отдаленно похожий на полицейский «Кедр» , но со светлым деревянным прикладом и более массивным длинным корпусом и стволом. Тщательно прицелившись, он выпустил по «тазику» две пули, попавшие в швы. Панцирь треснул, и от него откололся кусок, открыв при этом выпученные чёрные глаза.

— Теперь пальни в него.

Я выстрелил в беззащитную морду жука. Тварь перевернулась и смешно задрыгала ногами. Тем временем автоматчик легко справился со вторым монстром.

— Дезинфектор, — сказал мужчина и протянул мне руку. — Меня наняли истреблять вредителей в полях.

— Александр Кошкин, — представился я. — Не понимаю, что за хр…нь здесь вообще происходит.

Мужчина засмеялся, запрокинув лицо к небу.

— Ха! Так ты точно из другого мира. Я тоже попал сюда оттуда же, откуда и ты, только несколько лет назад, — обрадовался Дезинфектор. — Вот тебе повезло-то, что на меня наткнулся. По-крупному повезло. Рад встрече, дружище. Чтобы войти в курс дела, тебе надо посетить Старую Гавань. В местном баре всё узнаешь. Это недалеко, смотри.

Рука в перчатке указала на горизонт, где были видны очертания высоких домов.

— Идём со мной, но сначала переоденься, а то твоя одежда слишком привлекает внимание. У меня тут есть запасной комплект.

— Нет, спасибо, — отказался я. — У меня есть.

Я достал из мешка местную одежду. Дезинфектор удовлетворенно хмыкнул. Переодевшись в местные штаны и майку, я уже приготовился убрать плащ обратно в мешок, но Дезинфектор остановил меня:

— Не убирай. Накинь, но не застегивай.

— А я в нём не запарюсь? — спросил я.

— Без него ты замёрзнешь. Несмотря на солнечное утро, скоро пойдёт дождь. Дождь здесь бывает почти каждый день.

Действительно, на горизонте вскоре появились тучи.

— Ранен? — спросил местный, указывая на локоть.

— Да нет. Так, ушибся, когда удирал с местной фермы.

— Кровь пошла. Давай перевяжу, а ты пока поведай мне о своих приключениях.

 

***

— Да, повезло тебе, — произнёс Дезинфектор, закончив с раной. — Я этих людей знаю. Они сначала стреляют, а потом думают. Одичали совсем на своей ферме.

— Дезинфектор, а как ты попал сюда?

— Просто Дез. Дезинфектор слишком длинно. Как я попал сюда? Слушай, раньше я служил в одной воинской части, будь она трижды проклята. Тогда у меня было другое имя, но прозвище Дезинфектор уже приклеилось ко мне. Ненавижу насекомых и всегда стараюсь их раздавить, если вижу. Служба в армии была невыносима. Старики гоняли нас, а ротный всё время талдычил: «традиция, традиция». Когда получил ефрейтора, стало немного легче. Среди новобранцев оказался один адекватный человек — Никита, который стал моим другом. Вспомнив, как трудно мне было в первый год, я помогал ему. Сержанты, видя что я дружу с молодым, недолюбливали меня и устраивали нам с Никитой разные, мягко говоря, пакости. Они презирали меня за то, что я не нагружаю молодых «по-полной». Это были жестокие, наглые люди. От их зверства в одной роте повесился на ремне «дух». Также во время стрельб они ранили трёх молодых солдат, перекинув вину на их же друга. Однажды ночью они подкараулили Никиту в туалете и принялись избивать. Он ещё легко отделался, благодаря тому, что я не спал и услышал его крики. После этого Никита, который был сиротой, решил дезертировать. Я решил бежать с ним, так как кроме меня у него никого не было. В ночь побега мы попали в передрягу и разделились. Меня окутал туман — и вот я здесь. Не знаю, где мой друг, но надеюсь что у него всё хорошо, — закончил Дез грустно.

Чёрные грозовые тучи были уже совсем рядом. Стало холоднее, и я застегнул плащ.

Пока мы шли, Дез указал под ноги и сказал:

— Хорошую ты пушку раздобыл, вот только патронов у тебя не очень. Пополни запас. Внимательно смотри под ноги.

Нагнувшись, он поднял из куцей травки толстенький патрон со следами ржавчины.

— Здесь часто происходит стычки с «тазиками». Ну, или «бронниками», как их умники всякие называют. Представляешь, как много людей не знают их слабых мест и в панике убегают, часто роняя дрожащими руками патроны, — Дез кинул мне патрон. — Лови. Хоть он и не подходит к твоей пушке, зато в городе ты сможешь обменять его на что-нибудь или продать.

— А что это вообще за недоразвитая двустволка? Фигня какая-то. Вроде винтовка, даже с прицелом, но мелкая слишком? — спросил я.

— Мелкая? Так она и называется «Микровинтовка». И не фигня это, хоть по внешнему виду и не скажешь. Хорошая штука, довольно редкая. Несмотря на размеры, она очень точная, да и семимиллиметровые патроны для нее дешевые. Такие используют наемники, чтобы не таскать с собой в походах тяжеленную снайперскую винтовку. Ну и охотники ее уважают. И охранники на фермах любят из нее диких псов отстреливать. Эти твари вечно крутятся поблизости.

Пройдя всего около одного километра, я насобирал около двух десятков патронов к своей винтовке, и еще пол сотню патронов других калибров. Кроме патронов попадались ещё гильзы и другие вещи. Дезу в придорожной канаве попался короткий винчестер с погнутым стволом. Повесив его на спину рядом с автоматом, он пояснил:

— Продам на запчасти.

Сзади раздался далёкий шум мотора. Развернувшись, я увидел вдалеке большой багги.

— Мне знаком владелец этой машины. Он один из тех фермеров, от которых ты сбежал ночью, — Дез, щурясь, разглядывал машину. — Повяжи на голову косынку, он может узнать тебя.

Подобрав длинные волосы, я повязал косынку. Через минуту машина догнала нас.

— Привет, Дез! — заорала высунувшаяся из багги физиономия. — Куда идёте?

— Привет, Никола. В Старую Гавань.

— Давай ко мне, нам всё равно по пути.

Никола гостеприимно отодвинул в сторону железный лист, заменяющий дверь. Дез пропустил меня на заднее сиденье, кинув рядом со мной вещмешок, а сам плюхнулся на переднее. Взревел двигатель, и автомобиль тронулся. Торчащая из необычного двигателя труба с козырьком зачадила красноватым дымком. Облачко выхлопа занесло в кабину, и я понял, что машина ездит не на бензине или другом известном мне топливе, а на чем-то другом, имеющим сладковатый запах.

— Кто это с тобой? — спросил Деза водитель.

— Да так. Сашка, напарник мой.

— Ты ж ни разу не брал напарника?

— Скучно стало, вот и взял. А парнишке общение с опытным человеком не повредит.

— Что же ты своему дружку нормальных вещей не достал? Сам-то вон как вырядился.

Действительно, одежда у Деза была необычной и наверняка давала своему носителю некоторую защиту: крепкие кожаные штаны с металлическими наголенниками, заправленные в высокие сапоги, поверх свитера одет толстый кожаный бронежилет на одной лямке, который пересекал ремень с кармашками для обойм.

— Вот мы в город и собираемся, за снаряжением.

— Понятно. На ферме мальчишку, значит, подобрал.

— А какие у вас новости?

— Да прошлой ночью залезли к нам двое, не знаю зачем. Калитку проломили и ну орать. Я тогда как раз дежурил. Ну, одного Тихон грохнул. Странный он какой-то, одежда необычная и волосы короткие, аккуратные такие. Ты ж знаешь, у местных волосы длинные и часто в косички заплетены, как у меня, — Никола подёргал за одну из своих косичек.

— А второй?

— А второй с длинными волосами, больше на местного похож. Он сбежал. Ах, да! Ещё у Дашки мешок с винтовкой пропал. Я так думаю, этот, второй, его и спёр.

Дез обернулся и посмотрел на меня, ухмыльнувшись краем рта.

— А куда сам-то едешь?

— На другую ферму. За семенами гигантской тыквы. Видел такую? Два метра высотой! Если из неё кашу сварить — это сколько же человек прокормить можно! Мы давно на неё жетоны копили, она ведь дорогая – жуть. Одна семечка стоит… Тазики!!!

Багги проехал мимо выползших на дорогу двух тазиков, которые тотчас бросились за машиной. За ними вылезла ещё парочка, и ещё. Причем эти были заметно крупнее встреченных ранее, с поцарапанными панцирями.

— Дез! Эти твари колеса угробят! Стреляй по ним! У тебя хорошо получается с ними справляться.

Дезинфектор перебрался ко мне на заднее сиденье, и, подняв автомат, принялся палить в тварей одиночными.

Лишив хитиновой защиты двух бронников, он пихнул меня в плечо и указал на винтовку, а затем на жуков. Я понял намёк и расправился с жуками. Вдвоём мы за пару минут избавились от всей стаи в дюжину голов.

— Вот же гадость! — проворчал Дез. — Тупая скотина. Не знает, когда нужно остановиться.

— У них, похоже, инстинкт самосохранения напрочь отсутствует, — предположил я.

— Чего? А, ну да, точно. Может и так, — согласился наемник.

Дальше все ехали молча — Никола сосредоточенно вглядывался в заросли на обочине и перестал болтать.

Громады городских домов стали ближе. Впереди показался перекрёсток трёх дорог.

— Дальше наши пути расходятся, — Никола остановил машину возле обочины. — Удачи вам.

Подождав, пока мы выбирались из багги, Никола резко газанул и, развернувшись на месте, поехал по своим делам. Мы же направились по дороге, ведущей в город.

До города оставалось около километра, с такого расстояния была видна большая каменная стена, опоясывающая его. В центре возвышалось огромное здание с башней на крыше. Также на крыше был высокий шпиль, на вершине которого в прицел можно было разглядеть фигурку рыбы с длинным острым носом.

Позади раздался гудок, заставивший нас освободить дорогу. Мимо проехала странная машина, похожая на открытый джип, только длина её была десять метров. В кузове сидело несколько человек, равнодушно разглядывающих нас. В решётчатых корзинах, приваренных по бокам джипа, лежали мешки и плетёные чемоданы. Сзади на багажнике стоял пулемёт, за которым сидела девушка в очках и меховых наушниках. Обогнав нас, машина направилась в Старую Гавань.

— Местный автобус. Народ с хуторов в город на рынок везет, — ухмыльнувшись, пояснил Дез. — Хоть это и не наш с тобой родной мир, но здесь тоже есть цивилизация, кое-где даже превышающая уровень нашего мира. Вот у вас есть экстрасенсы?

— Полно. Только вот девяносто пять процентов из них — обманщики.

— Ну вот, тут их тоже полно. Ведьмами себя еще называют. У них, вроде, даже свои деревни в горах есть. Только обманщиков среди них нет. Ладно. А энергетическое оружие уже изобрели?

— Да вроде что-то там мутили с лазерными пушками…

— А здесь энергетическое оружие уже лет… много лет, короче. Говорят, секрет его изготовления местные унаследовали от древней цивилизации, которая исчезла, оставив свои города, в которых мы ныне живём.

— Так Старую Гавань построили не люди?

— Естественно. Местные не могли бы такого построить.

— Удивительно. То-то я гляжу — архитектура странная.

— Удивишься ты, когда мы войдём в город. Надеюсь, сегодня на посту Франц и Ганц.

— Кто?

— Увидишь.

Мы подошли к открытым воротам города. По бокам от ворот на стене возвышались две башни. Из бойниц торчали многоствольные пулемёты. Один из пулемётчиков помахал нам рукой, Дез ответил ему тем же. Пройдя через ворота, мы оказались в высоком туннеле шириной десять метров. Вдоль его стен стояли собачьи будки, а их обитатели сидели и спокойно смотрели на нас. Среди обычных собак сидел один необычный пёс, похожий на большую колли, с умными глазами и длинной гривой на голове. На собаке был одет кожаный жилет с карманами и кобурой, из которой торчала рукоять пистолета. Зачем собаке пистолет?

Дез подошёл к псу и протянув руку сказал:

— Привет, Ганц.

Собака подняла большую лапу в перчатке без пальцев и, пожав ладонь Деза, сказала человечьим голосом:

— Прривет, Дез.

После Ганц протянул лапу мне. Я пожал ее, похожую на волосатую человеческую руку:

— Привет, Ганц.

— Прривет.

— Где Франц? — спросил Дез.

— Дррыхнет, устал Фрранц.

— Слушай, где сегодня лучше всего остановиться на ночь?

— В Башне. Там сегодня вечерром копчёную ррыбу будут подавать.

— Ни хрр…на. Рыба у них прротухшая. Прривет, Дез, — сказал второй пёс, вылезший из большой будки.

— Здорово, Франц, — Дез пожал протянутую лапу.

— Ничего не прротухшая. Сам ты прротухший, Фрранц.

— Лучше остановитесь в Иглоносой ррыбе. Там сегодня мясной салат, самое вкусное, что я прробовал за свою жизнь.

— Спасибо, Франц.

Мы попрощались с псами и двинулись дальше.

— Что это за порода? Почему они говорят? — спросил я Деза.

— Я вначале тоже обалдел. Это местная порода разумных собак. Кроме умения говорить, они ещё могут общаться с обычными собаками, также они прекрасно передвигаются на задних лапах и прекрасно стреляют. Говорят, их создали те, в чьих городах мы сейчас живём.

Тоннель закончился, и мы вышли на широкую улицу. С двух сторон возвышались огромные дома коричневатого цвета. Кое-где были разбиты огороды. Возле выхода из тоннеля стояла пурпурно-зеленая приземистая машина с намалёванной на капоте рыбой. Рядом с машиной стояли двое человек в униформе: зеленые кожаные штаны, высокие подкованные сапоги, поверх пурпурной водолазки надет зеленый металлический бронежилет. У одного на голове повязана шаль, у другого пурпурный берет, из-под которого торчит хвост светлых волос. Вооружены они были автоматами, отдаленно напоминающими М16, на поясе у каждого висел узкий клинок. Когда я задержал на них взгляд, тот, что в шали, сказал мне:

— Веди себя прилично, парень. Вид у тебя, вроде, не бандитский, но всё равно, не влипай в истории. Увидишь что-то подозрительное — сообщи нам.

Мы отошли подальше и Дез сказал:

— Это местная полиция. Свою работу они выполняют на «отлично». Так, теперь ты идёшь в гостиницу «Иглоносая рыба», её легко найти. Идёшь прямо, потом увидишь справа здание с гобеленом, на котором нарисована пресловутая рыбка. Закажи комнату на двоих на мое имя. Расплатишься патронами — они возьмут. Я пойду, продам сломанный винчестер. Скоро вернусь.

И мы разошлись в разные стороны.

Глава 4

Дверь распахнулась и вошёл Дез.

— На, «напарник», твоя доля от поломанного винчестера, — Дез бросил мне кожаный кошель.

Поймав кошель, я открыл его. Внутри были прямоугольные жетоны, вроде как из черного пластика — тридцать штук.

— Немного, но я думаю, на первое время тебе хватит. Ты уже ел?

— Ещё нет.

В это время у меня заурчало в животе.

— Тебе лень было спуститься на пятый этаж? — Дез сбросил бронежилет и другую амуницию. — Ладно, идём. Я тоже голоден.

Оставив вещи в комнате, я запер её на ключ и вслед за Дезом спустился на пятый этаж, где была столовая. Мы заказали себе мясного салата, который так нахваливал Франц, тарелку сыра и бутылку пьяного кваса. В столовой был приятный полумрак, в стенах располагались ниши со столиками, освещённые разноцветными светящимися грибами, растущими в горшках на стене. Вдоль одной стены был подиум. Тут были и барабаны, и гитары (одна электрическая!), что-то похожее на рояль, духовые инструменты и даже скрипки. На сцене танцевали девушки в коротких платьях с пышными юбками.

Когда мы съели салат и принялись за сыр, танцовщицы закончили, и на подиум поднялась тонкая девушка в красивом закрытом длинном платье и скрипкой в руках.

Она заиграла красивую бодрую музыку, под которую хотелось встать из-за стола и пуститься в пляс. Дезинфектор и я громко хлопали скрипачке, и тут сзади раздался пьяный голос:

— Уж лучше б такая девка не деревяшку тискала, а мужиков уставших.

Пьяный мужик в черной рубашке зашвырнул на сцену бутылку и направился туда же, приговаривая:

— Идём со мной…

Он подошёл к сцене и протянул свои лапы к застывшей от страха девушке. Дез поднялся и направился к мужику. Меня тоже жутко бесят такие буйные уроды, мешающие жить нормальным людям.

— Убери от неё свои руки, животное, — Дез схватил мужика за плечо.

Тот повернулся и без разговоров дал Дезу кулаком в живот. Наемник согнулся пополам, а мужик заорал:

— Она моя!

В своем мире я бы не полез в драку, а позвал бы охрану — неохота потом с полицией объясняться. Да и штраф платить не хочется, если нечаянно покалечишь урода. Но здесь правила немного другие. Поэтому я встал из-за столика и направился к пьянице. Ведь у меня сейчас стресс, от которого надо избавиться. А лучший способ избавиться от него — что-нибудь сломать. Да и девушке помочь надо.

— Закрой пасть! — сказал я пьяному буяну. — Она не принадлежит тебе, и никогда не будет твоей. Уж я об этом позабочусь.

— Щенок! С…кин сын! Ты на кого полез вообще?!

— С…кин сын здесь только один. Это ты! — сказал, отдышавшись, Дез.

Разъярённый «с…кин сын» с рычанием бросился на меня с занесённой для удара рукой. Я успел отскочить, а алкоголик пробежал немного и приготовился для новой атаки. На этот раз я схватил его за руку и развернул — прямо в объятья Деза. Тот схватил его и ударил в нос. Мужик, поняв, что запахло жареным, бросился наутёк, но мы не собирались спускать ему все с рук. Я схватил его за рубашку и ударил в челюсть. Затем развернул его и, поддав пинка, отправил к Дезу. Наёмник выбросил вперед ногу и ударил мужика в живот. Когда пьяница упал, я от души наподдал ему ногой в пах целых два раза и сказал, наклонившись к смердящей перегаром роже:

— Получил, сволочь? Теперь у тебя вообще с женщинами ничего не будет.

— Что здесь случилось? — спросил вбежавший охранник с коротким обрезом помпового ружья.

— Да вот. Буйный тут один, орал, мол: «Я вас всех убью! Всё здесь раздолбаю! Я никого не боюсь! Охранника голыми руками уделаю!», на людей бросался, в музыкантов бутылками кидался, — ответил Дез.

— Ладно. Спасибо, что обезвредили его. Он уже многих здесь достал. Все-таки внесу я его в черный список.

Охранник взял буйного за ногу и потащил к выходу. Проводив его взглядом, Дез обратился ко всей присутствующей мужской части посетителей:

— Если кто-нибудь из вас обидит Надю — я тому лично обе ноги прострелю, ясно?

Некоторые лица мужского пола после этого отвернулись. Дез повернулся к девушке и спросил:

— Всё нормально?

— Всё хорошо. Спасибо тебе и… Как зовут этого парня? — спросила Надя.

— Саша, — представился я.

— Спасибо, Саша, — произнесла она.

— Да, спасибо. Кстати — это Надя, — сказал Дез и помог Наде спуститься.

— Я уже понял, — сказал я и пожал изящную руку девушки.

— Ладно, пока. Мы могли бы ещё немного посидеть с тобой, но мы сегодня слишком устали, — попрощался Дез с Надей. — У парня сегодня был тяжёлый день — столько нового за одни сутки. Он оттуда же, откуда я.

Надя удивлённо посмотрела на меня и кивнула.

Мы вернулись в комнату, и я сразу плюхнулся на кровать. Дез присел на табурет возле «светильника» — растущего в горшке жёлтого гриба, дающего приятный тёплый свет.

— Спасибо, что помог отвадить от Нади эту скотину. Я ведь люблю её. Нет, не скотину, Надю. Когда я попал сюда, она помогла мне стать здесь своим человеком. Я люблю её, а вот признаться как-то боюсь. Вот и лезут к ней всякие придурки да уроды, видя, что она свободна, — проговорил Дез, покуривая самокрутку. — Слушай, а давай ты и вправду будешь моим напарником, а? Ты нормальный парень, и драться умеешь как в последний раз в жизни, и умный. К тому же тебе придётся научиться жить в этом мире, тебе требуется наставник, я вполне могу им быть.

Дез скурил самокрутку, затем достал вторую. Раскурив её от первой, продолжил:

— Ну что, решил? Пойдёшь ко мне в ученики? Если не хочешь — настаивать не буду.

— Я согласен, — ответил я. — Ты единственный, кому я могу доверять.

— Отлично! Это надо отметить. Что будешь: пиво или бражку? А может, местного вина из винных пальцев?

— Чего? Каких еще пальцев?

— Винных пальцев! — торжественно произнес Дез, подняв палец вверх. — Растение такое, на человеческий палец похоже, только он в земле наполовину закопан и вкус у него великолепный, а уж вино из него получается — попробуешь раз, на всю жизнь запомнишь.

— Ну ладно. Тащи своё вино.

Когда дверь захлопнулась, я потянулся на кровати, задев руками и чуть не уронив висевшую над головой вышивку в деревянной раме. Картина покосилась, и мне пришлось её поправлять. Поправив её, я принялся разглядывать то, что было на ней изображено. На картине был город, стоящий на воде. Рассматривая картину, я заметил, что она снова покосилась. Я вновь её поправил, и она вновь покосилась. За картиной раздался громкий шорох, после чего она отодвинулась в сторону, а тот, кто находился за ней, лёгким кошачьим движением проник в комнату.

Пришельцем оказался парень в униформе местной полиции. Голова повязана шалью, на глазах тёмные очки. У него были узкие плечи, поэтому он легко пролез через отверстие за картиной. Я, хоть и худой, не смог бы пролезть через него. У пришельца была снежно белая кожа и чёрные губы.

— Александр Кошкин? — спросил он.

— Да, а что?

— У меня сообщение от мэра. Это очень важно.

— Откуда он обо мне знает?

— Он всё про тебя знает. У него к тебе дело.

— Какое?

— Держи, — белокожий протянул мне листок. — Там всё написано.

— А могу я доверять вам?

— Можешь. Тебе ничего не угрожает.

— Тогда ответьте мне. Зачем я мэру?

— Прочти записку. Если согласишься сотрудничать с мэром, то всё узнаешь.

— Чем докажете, что это всё правда?

— Представители древней расы никогда не обманывают.

— Какой древней расы?

— Думаю, можно тебе открыться.

Он снял очки, и на меня взглянули зелёные глаза с вертикальными зрачками. Затем он снял шаль, и я обомлел. Среди длинных, снежно белых волос, торчали острые, немного похожие на кошачьи, уши.

— Я Ланий, представитель древней расы, и я доверился тебе. Доверься и ты нам. Надеюсь, ты никому не скажешь про меня, — он дёрнул ухом. — Мне пора, твой друг возвращается.

Он быстро запрыгнул назад в отверстие и подвинул на место картину.

Вошёл Дез с бутылкой вина и двумя деревянными кружками. Увидев моё озадаченное лицо, он спросил:

— Что с тобой? И что это за бумажка у тебя в руках?

— Меня зачем-то вызывает мэр. Вот, в записке все подробности.

— Ну так прочитай её.

Я развернул листок. Внутри оказался ещё один листок, исписанный мелким почерком.

 

Александр Кошкин. Я знаю о тебе многое. Ты тот человек, который нам нужен. Пожалуйста, помоги мне в одном деле. Я хорошо отблагодарю тебя. Если ты согласен, то приходи завтра с утра к гостинице «Башня», можешь прийти с Дезом — ему можно доверять. Там тебя будет ждать Ланий.

Сергей Александрович Шварц

Мэр Старой Гавани.

 

Я прочитал послание и спросил Деза:

— Как думаешь, соглашаться?

— Думаю, да. Шварц хороший человек, весь город его хвалит. Хорошо иметь такого друга как он. Мой совет — соглашайся.

— Ладно. А теперь давай распробуем твоё вино, а затем спать.

Глава 5

Утром мы с Дезом отправились к гостинице Башня — той самой, где протухшая рыба. Пока мы шли, над городом пролетел небольшой дирижабль. Дез сказал, что дирижабли здесь почти все грузовые. Ни один человек в здравом уме не захочет покататься на дирижабле — местные бандиты обожают разряжать обоймы по их воздушным баллонам. Это у них уже что-то вроде народной забавы.

Рядом с Башней стояло несколько машин. Так как было раннее утро, людей на улицах не наблюдалось.

Одна из припаркованных машин — маленький трёхколёсный вездеход с глухой кабиной, подъехала к нам. Распахнулась дверь — внутри сидел Ланий. Он сделал приглашающий жест, и мы уселись в кабину.

Внутри вездехода было темно. Кошачьи глаза Лания, отражаясь в небольшом зеркале, сверкали во тьме салона. Одной рукой удерживая руль, он обменялся с нами рукопожатиями.

— Скучно как-то, — произнёс Дез. — Ланий, у тебя здесь приёмника нет?

Ланий отрицательно мотнул головой.

Тут я вспомнил про мобильник. Достав свой слайдер, я включил радио и настроил автопоиск. Через несколько секунд из динамика раздалось:

— … рыбная столица! Лидер по производству продуктов! Наша родная Старая Гавань. Я приглашаю вас, дорогие горожане, трудолюбивые фермеры, присутствовать на традиционном празднике! Также во время праздника будет ярмарка, на которой будет разыгрываться приз за самую большую гигантскую тыкву! Отложите свои дела и приходите на главную площадь. Награду лучшим людям города будет вручать сама Елена Шварц, дочь нашего любимого мэра! А сейчас, дорогие мои слушатели, послушаем музыку на «Радио-Гавань».

Из телефона полилась спокойная и красивая гитарная музыка.

— Что за праздник? — спросил я Лания.

— Праздник урожая, — ответил он. — Кстати, ты будешь на нём присутствовать.

— А когда он будет?

— Через пять дней.

— Ясно.

Машина подъехала к огромному зданию ратуши и остановилась во дворе, рядом с большим броневиком, похожим на БТР. Надев очки, Ланий выскочил из вездехода и подбежал к одному из полицейских, дежуривших перед воротами здания. Сообщив что-то охраннику, Ланий вернулся в машину, а полицейский заскочил в небольшую будку, и створки ворот разъехались в разные стороны.

Когда мы въехали внутрь, я увидел, что первый этаж здания напоминает здоровенный ангар. Вдоль стен стояли бараки, десятки полицейских сновали туда-сюда по своим делам. Здесь было несколько машин — патрульных легковушек и каких-то причудливых броневиков. Судя по звукам выстрелов, здесь было ещё и стрельбище.

— Это у них здесь типа плац, — произнёс Дез.

Мы подъехали к наклонному пандусу, ведущему наверх, и стали подниматься.

На втором этаже были гаражи и мастерские. Много машин стояло с открытыми капотами. Некоторые, для экономии места, были подвешены под потолком при помощи кран-балок. Рядом с полицейским автомобилем без передних колёс, подвешенном к потолку, суетились, рассматривая капот, два механика в грязных майках, подвешенные тросами к кран-балкам. Мы вылезли из машины, и Ланий крикнул механикам:

— Хватит в карты играть! У вас ещё работы полно.

Тут я заметил, что механики на самом деле играли в карты. Это на такой-то высоте! Да подвешенные на тросах!

Один механик нащупал у себя на поясе большой пульт и, нажав несколько кнопок, заставил кран опустить себя поближе к Ланию.

— Привет Ланий. С чего ты взял, что мы в карты играем? — спросил механик с английским акцентом.

— Джон, ну ты же прекрасно знаешь, кто я. Я хорошо слышу отсюда шлепки карт, — Ланий сдвинул шаль с головы, показывая острое ухо.

— А! Ну да. Бывай, Ланий, — механик снова поднялся и стал собирать разложенные на капоте карты.

Дальше мы зашли в небольшую кабину. Ланий нажал на стене какую-то кнопку, и мы поехали вверх.

Лифт остановился, и мы вышли в огромный зал. Ого! Как же здесь красиво! Посреди зала стоял длинный стол, вдоль которого с обеих сторон стояли кожаные кресла. Вдоль стен — диванчики и вазоны с цветами. Огромные красивые люстры не горели — сейчас помещение освещалось через огромный витраж с изображением иглоносой рыбы в середине.

В торце стола сидел человек лет тридцати, с красными, как кровь, волосами, зачёсанными и убранными в хвост, в круглых зелёных очках. Остроконечными ушами он напоминал эльфа из сказок. Человек поднял голову, осмотрел меня с ног до головы и спросил:

— Александр Кошкин?

— Да, здравствуйте.

— Здравствуй, — он протянул мне руку. — Я Сергей Александрович Шварц, мэр.

— Ну и что за задание вы мне хотите поручить?

— Это очень… скажем так… необычное задание. Берёшься?

— Сначала скажите, что нужно сделать.

— Побыть другим человеком, на сцене в школе ведь играл?

— Ну, играл, и что дальше?

— Ну вот и сыграешь одного человека, а также поможешь в его поисках. Он мне очень дорог. Я расскажу тебе всё, что я знаю об этом мире, и откуда я знаю тебя.

— Ладно, кем мне нужно быть?

Сергей Александрович взял со стола фото в рамке и протянул мне. На чёрно-белой фотографии была девушка лет восемнадцати, черты её лица мне кого-то напоминали.

— Подойди, — сказал Шварц, стоя у зеркала.

Я подошёл к зеркалу, Шварц взял фото и сказал:

— Посмотри в зеркало.

Я посмотрел.

— А теперь сюда, — Шварц протянул мне фото.

Точно! Вот почему мне были знакомы её черты. На фотографии она в лёгкой куртке и с большими серьгами в ушах, улыбается, держа в руках пистолет, на заднем фоне видны мишени. Я перевожу взгляд на зеркало — там тоже она. В плаще, с торчащими из-под банданы грязными волосами и почему-то с едва заметной щетиной на лице. Но это была она! Мы что, родственники?

— Согласен? — спросил Шварц.

Просьба, конечно, немного странная. Совсем немного — взять, да и сыграть девчонку. Он что, видел, как я в школе в девятом классе играл роль девчонки в шуточной постановке? Меня тогда и правда не узнали.

Я посмотрел в лицо девушки на фотографии. Красивая, и все-таки отличается от меня (даже в лицах близнецов можно найти отличия, если хорошенько присмотреться) — но остальным-то этого не заметить. Мой взгляд уперся в ее глаза — добрые, ясные. Захотелось помочь этой девушке.

А еще возникло какое-то странное чувство. Что-то торкнулось в душе, заставляя совершить ради этой девушки подвиг. В данном случае подвиг не такой уж и сложный — нацепить платье и стать двойником, а также помочь в ее поиске. Да и мэр будет мне должен.

— Ладно, — сказал я. — Уговорили. Но вы мне расскажете об этом мире, и откуда вы меня знаете?

— Ну, об этом мире рассказывать долго, — Сергей Александрович достал из узкого деревянного шкафчика небольшую брошюру. — На, это «Путеводитель». Я сам его написал — для тех, кто попадает сюда из твоего мира. Понимаешь, такие люди очень важны для технического прогресса моего города.

— Спасибо. Почитать я люблю, а откуда вам известно о моей жизни?

— Долгая история. Я, как и ты — не из этого мира. Но и не из твоего. Кроме этих двух миров есть ещё и третий. В этом третьем мире наука и техника шагнула далеко вперёд — его обитатели изобрели установку, позволяющую перемещаться между мирами. Среди учёных, собравших установку, был я — тогда ещё молодой.

— Но вы и сейчас не старый. Больше тридцати вам не дашь.

— Это местные условия позволяют людям выглядеть молодыми и жить дольше. На самом деле мне около шестидесяти лет. Так вот. Нас отправили в этот мир первопроходцами. Мы проводили разные эксперименты, делали замеры. Однажды мы встретили местных. Они не были похожи на нас, и командир группы захватил их в лагерь как образцы местной фауны. Среди местных была девушка. Её звали Елена.

— Как и вашу дочь?

— Да. Я влюбился в неё. У нас были тайные отношения. После кто-то из учёных заметил, что Елена беременна. Вскоре она родила дочку. Кстати, в это время в лагерь принесли Лания, ещё молодого. Группа нашла его в лесу. Он говорил, что ничего не помнит. Когда дочке Елены исполнилось три года, кто-то из персонала лаборатории выяснил, что я её отец. Командир пришёл в бешенство. Он обещал уничтожить «образцы». Из преданных мне людей в лагере была только киборг Хельга. Я решил бежать с ней, прихватив с собой Елену и нашу дочку, а также привязавшегося ко мне Лания. Во время побега Елену убили. Мы угнали катер, стоящий возле лагеря, и понеслись в неизвестность. Катер причалил к Старой Гавани, тогда ещё жалкой деревне. Вскоре мне удалось стать мэром и всё здесь обустроить. Дочку я назвал в честь матери.

— Вы сказали, что местные люди не похожи на вас. Чем? — спросил я.

Шварц снял свои круглые зелёные очки. Его глаза, как и волосы, оказались красными.

— Мы не люди. У нас сильно развит мозг. Мы можем читать мысли, владеем телекинезом и много чего ещё. В твоем мире это назвали бы магией.

— Еще вы не ответили на мой главный вопрос.

— Откуда я тебя знаю? Наши учёные отправили в ваш мир несколько своих спутников, которые вращаются вокруг Земли и снимают жизнь людей. Когда я бежал от своих коллег учёных, я прихватил с собой кое-какое оборудование. С помощью этого оборудования я следил за тобой, ведь ты очень похож на мою дочь, хотя не являешься ей родственником. Её похитили, и через два дня здесь появляешься ты. Какая удача, правда?

— Но почему наши учёные не заметили эти спутники?

— Они очень малы и замаскированы под космический мусор.

— Понятно.

— Может, уже займемся делом? — подал голос Дез.

— Идемте, — сказал Шварц, подняв со стола шляпу-котелок.

Мы направились к двери, находящейся за рабочим местом Сергея Александровича. За дверью был коридор с множеством дверей, оканчивавшийся лестницей. Поднявшись по ней, мы оказались в огромной оранжерее, занимающей целый этаж. Здесь были самые различные растения, зачастую очень причудливые. Также здесь был пруд, проходя мимо которого я заметил разноцветных рыб и небольших крабов. На фоне песочного дна выделялись красивые ракушки и странные создания, напоминающие трилобитов.

— Нравится мой сад? — спросил Шварц.

— Поразительно! — согласился я. — Я думал, в этом мире нет ничего красивого.

Вспомнив о вине, я спросил Шварца:

— А винные пальцы у вас тут есть?

— А как же. Вон растут, — его рука указала на странные растения.

Это растение действительно было похоже на человеческий палец, правда, до половины закопанный в землю. Когда он созревает, его «ноготь» краснеет и он становится похож на женский перст с накрашенным алым лаком ногтем.

— Угощайся, — сказал Сергей Александрович.

Я выдернул один палец и попробовал его. Его вкус не был похож ни на один известный мне фрукт или овощ.

В конце этажа-оранжереи был лифт. На нём мы поднялись в башню на крыше ратуши. Здесь были жилые комнаты. Поднявшись по винтовой лестнице, мы оказались перед высокой дверью. Шварц достал из кармана связку ключей и протянул их мне. Я вставил один из ключей в замок и распахнул дверь. За дверью оказалась комната, в которой, судя по чистоте и порядку, обитала особа женского пола.

— Это комната моей дочери. Пока ты будешь её заменять, ты будешь жить здесь. Заодно поищи улики, указывающие, кто и куда увёз мою дочь.

— Но ведь если похититель увидит меня — подставную Елену, он может избавиться от настоящей, думая, что двойник она? — задал я вопрос.

— Не избавится. Он не знает, кто из вас настоящая. Поэтому он захочет заполучить обеих. Он наверняка попробует тебя похитить, но мои люди и схватят его самого.

— Офигенный план, — вздохнул Дез.

— Ладно. Обустраивайся. И не забудь переодеться в одежду для выхода в город. Так, а для тебя, — Шварц вручил Дезу ключ. — Вон та комната.

Я вошёл в комнату и запер за собой дверь. Оставив свои вещи возле двери и стянув плащ, я направился к тумбочке возле широкой кровати. На тумбочке стояли три фотографии. Одна была копией той, что стояла на столе у Шварца. На другом фото Елена была в праздничном платье, похожем на старинное. Рядом, обнимая ее за плечи, стоял отец.

На третьем фото Елена в домашнем платье сидела на стуле, улыбаясь. Я встал с кровати и направился к окну. Возле него стояла оптическая труба. Открыв створки окна, я приник к окуляру трубы. Рассматривая город, я отыскал ворота, через которые мы вошли в город. Полицейская машина продолжала стоять на своём месте. На её капоте сидел полицейский в берете и рассказывал что-то, смеясь и бурно жестикулируя руками. Рядом, слушая полицейского, сидел Ганц. Полицейский резко всплеснул руками и сверзился с капота на землю. Ганц при этом засмеялся, высунув длинный красный язык. Страж порядка смущённо огляделся и кинул в смеющегося Ганца беретом, слетевшим с головы.

Отойдя от трубы, я направился к шкафу. В нем было четыре отделения, подписанные аккуратным женским почерком: «в город», «в дорогу», «на праздник» и «для дома».

Покопавшись в отделении «в город», я выбрал среди десятков платьев узкие черные штаны и коричневую тунику чуть выше колен — это все же больше похоже на привычную для меня одежду вроде узких джинсов и растянутой удлиненной водолазки. Платье отложу на другой раз — когда теплее станет, да и я немного привыкну к новой роли.

В нижнем отделе шкафа стояла обувь, среди которой я выбрал высокие сапоги. Также в небольшом выдвижном ящике обнаружились залежи всяких заколок, бантиков и резинок для волос. Для полноты образа я достал оттуда яркий красный ободок для волос, украшенный черным цветком. Припомнив, как эту штуку носили одноклассницы, я закрепил ее на голове.

Переодевшись, я посмотрел в зеркало. Ну вот, готово — получилась плоскогрудая и немного угловатая «девушка» с едва заметной синевой на подбородке, но в неярком свете это незаметно.

Вдруг луч света, бьющий из окна, перечертила тень. Я выглянул в окно и увидел огромную бабочку. Наверное, она получилась из гусеницы, которую я видел в поле. Бабочка села на крышу ратуши и сложила крылья. Раздался выстрел. Бабочка завалилась на бок и, съехав по покатой крыше, упала вниз. По-пояс высунувшись из окна, я нагнулся и заметил в одном из окошек башни ствол винтовки. Я решил проведать Деза и вернулся в комнату. Закрыв окно, вышел из апартаментов Елены и направился к комнате своего нового друга.

Войдя к Дезу, я застал его дремлющим на мягкой удобной кровати. От скрипа двери он вскочил и принялся водить из стороны в сторону стволом автомата. Прищурившись, глядя на меня, он опустил оружие.

— Это ты. Извини, что наставил на тебя автомат. Привычка. Сморило меня в этой тишине и покое, — Он сел и потянулся. — Неплохо выглядишь, «Елена».

Действительно. В стенах этой башни было очень уютно. Сразу забывался жестокий мир снаружи.

— Пойдем, осмотрим комнату нашей «принцессы», — предложил напарник. — Может, найдем чего интересного.

Вместе с Дезом мы обследовали комнату Елены в поисках улик. Никаких зацепок. Тут к нам поднялся охранник и сказал:

— Мэр ждёт вас в своём кабинете. Идёмте, я провожу.

Выходя из комнаты, я наступил на что-то ногой. Между досок пола застряла какая-то штуковина. Выковырнув ее оттуда отросшим ногтем, я увидел, что это небольшой дротик. Думая, что дротик может быть уликой, я сунул его в карман и отправился вслед за охранником.

Глава 6 

— Вроде, похож, — сказал Ланий, оглядывая меня со всех сторон.

— Да не вроде, а похож, — Сказал Шварц. — Побриться только нужно. Да и помыться не помешало бы.

— Конечно, как же без этого, — согласился Ланий.

— Я кое-что нашёл, — я протянул мэру дротик. — Может, это улика?

— Это дротик от «парализатора», винтовки, которую используют фабрикаторы и сотрудничающие с ними оружейники из Технограда, — Ланий взял дротик у Шварца и принялся вертеть его в руках. — Обычно дротик содержит в себе яд, но бывают и усыпляющие дротики. Так просто фабрикаторы своими изобретениями не делятся, а значит, похититель тесно связан с ними.

— Или с техноградцами, — вставил своё слово Дез.

Выйдя из кабинета мэра, мы направились в душевую.

Раздевшись и войдя в душевую кабинку, я повернул кран и с блаженной улыбкой подставил лицо под струи тёплой воды. Мылся я до тех пор, пока в дверь не постучали. Обтёршись досуха полотенцем, я оделся и вышел. В душевой появился новый персонаж — женщина двадцати лет с ничего не выражающим лицом, внешностью похожая на мэра, словно родная сестра.

— Познакомься, это Хельга — киборг, — Шварц достал небольшой футляр с ножницами и бритвой. — Она немного подправит твою внешность.

«О-бал-деть!» — подумал я про себя, — «воинственные фермеры, палящие во весь белый свет, пуленепробиваемые жуки, гигантские насекомые, говорящие собаки — и вот, пожалуйста, ещё и киборг. Не многовато ли за эти два дня?»

Хельга жестом предложила мне сесть на стул. Усевшись, я уставился в зеркало, наблюдая за ее действиями. Сначала она расчесала мои волосы, затем ножницами чуть-чуть подравняла их концы, сделав похожими на причёску Елены, и закрепила ободком. Закончив с моей шевелюрой, киборг гладко выбрила мне лицо и смазала какой-то прозрачной зеленоватой мазью.

Увидев результат, я сильно удивился. В сидящей перед зеркалом особе невозможно было узнать Александра Кошкина.

— Последний штришок, — сказал Ланий, подергав себя за мочку уха.

— Я помню, — сказала Хельга, доставая из футляра иглу.

— Зачем? — спросил я.

— Посмотри сюда, — Ланий сунул мне под нос фото Елены.

Я машинально бросил взгляд на фото, и в этот момент вдруг что-то хрустнуло в правом ухе. А затем пришла боль.

Ну да, Елена носит серьги.

— Больно же! — обиженно пробурчал я, пока Хельга просовывала в слабо кровоточащую дырочку большую серьгу. В это время коварный Ланий подобрался с другой стороны, вооружившись оставленной иглой, и проколол мне второе ухо.

— Я сама хотела сделать, — сказала Хельга.

— Зато он ничего не понял, — усмехнулся Ланий.

— Кое-что я понял, — сказал я.

— И что?

— Что рядом с тобой нельзя расслабляться.

— Что верно — то верно, — Ланий по-доброму улыбнулся.

Вторую серьгу я одел сам, шипя от боли.

— Теперь ты Елена Шварц, — сказал довольный мэр. — Вот, держи.

Шварц протянул мне ремень с кобурой и кармашками для обойм. Я нацепил ремень и достал пистолет из кобуры.

— Калибр семь миллиметров — один из наиболее распространённых в этом мире. В обойме пятнадцать патронов. Это любимое оружие Елены — справишься? Или показать, как с ним обращаться?

— Спасибо, не надо. Мой дядя работал в полиции и научил меня управляться с пистолетом, — ответил я. — Кстати, внешностью я вылитая Елена, но голос? Что делать с голосом?

— Я это предугадал, — Шварц достал из кармана кусок белой ткани и обмотал вокруг моей шеи. — Если кто спросит про голос или повязку, говори шепотом или с хрипом, что на стрельбище пуля срикошетила и повредила голосовые связки.

— Понятно. Что теперь?

— Тебе предстоит выход в город, чтобы проверить реакцию людей. Прикупи что-нибудь для себя — тебе наверняка сделают скидку. Возьми Деза, как своего нового телохранителя. И не забудь плащ — на улице дождь.

Выходя из душевой, я столкнулся с человеком в зелёном френче с пурпурными вставками. Колоритная личность: черные как смоль волосы до лопаток, темноватая кожа, тонкие черты лица и восточный разрез глаз, а в довершение образа еще и серьги-кольца в ушах. Странно, но глаза у него были не карие, как обычно бывает, а светло-голубые. Ему бы «катану» в руки, да кимоно — получился бы восточный красавчик-разбойник. Наверное, многие местные дамочки на него вешаются. Человек подошёл к Шварцу и что-то ему сказал.

 

Глава 7 

Пока Дез искал в своем шкафу плащ, я успел в подробностях рассмотреть пистолет. Он был очень похож на «макаров», только с более длинным стволом. На затворе вдоль ствола был ряд круглых отверстий. Я вытащил магазин и снял оружие с предохранителя. Отщёлкнув вниз спусковую скобу, снял крышку ствольной коробки. Да, это был почти «макаров». Я заново собрал пистолет и сунул в кобуру.

— Да нет здесь плаща, — сказал Дез страдальческим тоном.

— Ищи лучше. Я видел его.

— Да я уже весь шкаф перерыл.

Я нехотя встал и подошёл к шкафу. Через минуту я кинул плащ сидящему на кровати Дезу.

— А ты говорил — нету. Одевайся и пошли в город.

Когда мы оделись и вышли из комнаты, к нам подошёл охранник и проводил к двери лифта. Возле лифта стоял Ланий, вновь одевший шаль и очки.

Лифт привёз нас на первый этаж, правда, вместо плаца здесь оказалось роскошное фойе. В середине на поддоне стояла огромная, метра четыре высотой, высушенная тыква. Зелёная с красными полосками.

— Гигантская тыква, победившая на ярмарке год назад, — пояснил Ланий.

Он вывел нас через парадный выход (значит тот, через который я попал в здание, был «служебный»). Помощник мэра подвёл нас к стоянке машин.

— Вон ваш транспорт, — палец с длинным кошачьим когтем указал на небольшой крытый джип с огромным мощным двигателем спереди, широкими шинами и небольшим кузовом сзади.

Ланий протянул мне длинный узкий ключ и спросил:

— Справишься с управлением?

— Да.

Я умею водить машину благодаря одному из маминых знакомых, но у меня нет прав. Хотя… здесь они, вроде как, не нужны?

Когда мы уселись в машину, Ланий махнул нам рукой и поспешил скрыться от ливня под крышей ратуши. В салоне машины было тихо. Только дождь барабанил по крыше и оставлял разводы на лобовом стекле. Я вставил ключ в замок зажигания и повернул его. Огромный движок впереди низко зарокотал, трясясь и выдыхая струю красноватого дымка.

Я вывел машину со стоянки возле ратуши и вырулил на главную дорогу. Ранним утром город казался вымершим, зато сейчас машин на дороге было, мягко говоря, очень много. Крытые и открытые грузовики, различные багги, грузовые мотороллеры, внедорожники причудливых конструкций, мотоциклы и даже что-то вроде квадроциклов. Иногда среди потока машин мелькали патрульные автомобили полиции.

Так как Шварц обеспечил меня некоей суммой жетонов, я решил прикупить и отведать местных деликатесов. А заодно посмотреть и отношение местных жителей к Елене. Я остановил джип возле одного из высоких зданий, на фасаде которого был большой тканевый баннер, гласящий: «Рынок Всякая всячина. У нас есть всё. Кроме энергетического оружия». Захлопнув дверцу машины, я накинул капюшон изящного красного плаща, так как дождь не только не утих, а наоборот — хлестал тугими струями.

Недалеко от входа под большим навесом стояла длинная лохань, в которой лежали нарубленные овощи, фрукты и трава. Вдоль лохани торчали столбики. Как только я открыл дверь здания, меня буквально обдало волной шума и весёлого гама голосов. Внутри стояло множество лачуг, дощатых хибар и просто палаток, торгующих разнообразным добром. Люди толпились возле лавок, рассматривая товар. Ездили маленькие трехколесные грузовички, подвозя ящики и тюки к крупным лавкам. По проходам ходили полицейские с помповыми ружьями и укороченными автоматами, внимательно разглядывая всех присутствующих. Проходя мимо нас, они улыбнулись мне. «Маскарад» удался — они приняли меня за Елену.

Я принялся искать продуктовую лавку. Их здесь было полно, и я направился к ближайшей из них. На прилавке и полках лежали разнообразные продукты: фрукты, овощи, сырое и жареное мясо, бутылки с пивом и квасом. Были даже специальные походные пайки для странствующих бродяг и наёмников, часто путешествующих. Кстати, несколько наёмников как раз закупались пайками. Выглядели местные наёмники очень колоритно — мужчины одеты в короткие плащи, поверх которых крепились отливающие зеленью металлические бронежилеты. На двух женщинах в отряде вместо плащей были непромокаемые платья до колен коричневого и зеленого цветов с патронташами, поверх которых надеты черные кожаные бронежилеты, а на ногах теплые колготки в полоску и наколенники. На головах у одних были традиционные, зелёные с чёрными разводами банданы наёмников. На других были шлемы, напоминающие каски британских солдат времён Второй Мировой. Вооружены они были отлично. У двоих были штурмовые винтовки, отдаленно напоминающие автоматы полицейских, у снайпера за спиной висела длинная винтовка со сложенным прикладом, пулемётчик держал ручной пулемет с расположенным сверху диском, командир отряда нежно поглаживал пальцами барабан крупнокалиберного револьвера-карабина, а остальные — две женщины, держали «винчестеры» с цилиндрами коротких оптических прицелов. Волосы наемников были заплетены в косички. Как позже сказал Дез, наёмники скучают во время долгих походов и, борясь со скукой, нашли себе занятие — заплетают волосы в косички. Для них это уже стало традицией, они считают, что чем больше косичек — тем дольше проживёт их владелец и заработает больше жетонов. Издали можно было принять их за спутанные грязные «дреды», но при ближайшем рассмотрении это были именно косы, любовно вымытые и заплетенные, иногда украшенные цветными ленточками и зеленым бантиком на конце.

Наемники, забрав покупки, направились к палатке с оружием. Я прикупил немного вяленого мяса, килограмм неизвестных мне фруктов, по словам торговца очень вкусных, две глиняных бутылки кваса и бутылку уже любимого мною вина из винных пальцев. По просьбе Деза я купил то, что он назвал деликатесом, а я просто гадостью — жареных в масле больших жуков, толстых белых личинок и двух копчёных змей на шампурах. Сложив еду в сумки, мы направились к оружейной палатке. Товара здесь было немного, лишь несколько винтовок и револьверов, да парочка маленьких автоматов висела за спиной торговца.

— Револьвер сорок четвёртого калибра с удлинённым стволом есть? — спросил мой напарник. — Давно такой хотел.

— Нет. Вы же видите — товара пока нет. На третьем этаже есть большой магазин — в нём наверняка есть то, что вам нужно.

Из стоящего рядом грузовичка высунулся водитель и обратился к нам:

— Елена? Здравствуйте. Вам наверх нужно? Так я подвезу, — он сделал приглашающий жест.

Переться пешком на третий этаж огромного здания-рынка не хотелось, поэтому я сел рядом с водителем. Дез, как мой «телохранитель», повис на боку машины, держась за скобу кабины.

— Что у вас за рана? — спросил водитель, имея в виду повязку на шее. — И что у вас с голосом?

— На стрельбах пуля срикошетила, связки повреждены — поэтому такой голос, — ответил я.

По пологому пандусу мы поднялись на второй этаж, а затем и на третий. Водитель высадил нас возле большой оружейной лавки, сказав мне на прощание:

— Передавай привет отцу.

Всё-таки приятно быть дочкой мэра — все готовы тебе помочь.

— Да, хорошо быть телохранителем дочки мэра, — произнёс Дез, словно прочитав мои мысли. — Прокатился забесплатно. Так бы он меня фиг подвёз бы.

Мы подошли к оружейному магазину и принялись разглядывать товар через закрытые решётками окна.

— Вот он, — Дез указал рукой на большой револьвер с длинным стволом. — Ну что, пошли внутрь?

Я открыл дверь, и над головой зазвенела связка гильз, висящая вместо колокольчика. Внутри магазин был весь заставлен стеллажами с оружием и различной бронёй. Возле двери сидел на стуле скучающий охранник.

— Покупатель? Идите сюда, — раздался женский голос из-за стеллажей.

Мы пошли на источник голоса, по пути рассматривая выставленные на стеллажах образцы местного оружия. Я скользнул взглядом по автомату, напоминающему АК, только более массивному, и какому-то «квадратно-угловатому», с длинным прямым магазином и ложей, как у винтовки или ружья. Мы подошли к молодой женщине, одетой в узкие штаны и короткую жилетку на голое тело, которая раскладывала на стеллаже пистолеты. Она повернулась к нам. На привлекательном лице, обрамлённом пепельными волосами, появилась улыбка.

— Леночка! Привет! — женщина бросилась ко мне обниматься. — Ты так давно ко мне не заходила. Я уже хотела сама к тебе наведаться.

Я не очень люблю обниматься, поэтому поскорее высвободился из её объятий.

— Привет, э… — я посмотрел на её жилетку, на которой была надпись «Гильза». — Привет, Гильза.

— Что это у тебя с голосом? И что это за тряпка у тебя на шее? — спросила она.

— Пострадала на стрельбах. Пуля срикошетила и задела связки, — ответил я.

— Ты, наверное, из «жала» стреляла, — Гильза достала со стеллажа длинную винтовку с магазином, находящемся с левой стороны ствольной коробки.

— Да-да, именно из «жала», — ответил я.

— Ну ты же знаешь, что пули из него всегда сильно рикошетят — спасибо этим фабрикаторам и оружейникам. Если пару раз выстрелить из «жала» в закрытую комнату, то все находящиеся в ней будут мертвы, — грустно заключила она, погладив винтовку по прикладу.

— Мы тут кое-что купить хотим, — перешёл я к делу.

— Что тебе нужно? — спросила торговка оружием.

— Не мне, а моему телохранителю.

— Револьвер сорок четвёртого калибра. Покажите, пожалуйста, — произнёс Дез, указывая на заинтересовавший его товар.

— Конечно! — Гильза достала из железного шкафа точную копию револьвера, находящегося на стеллаже.

Дез удовлетворённо кивнул и спросил:

— Сколько с меня?

— Нет-нет, нисколько. Это подарок. У телохранителя моей лучшей подруги должно быть лучшее оружие! — Гильза замахала руками. — Ах, да. Возьмите ещё вот это.

Гильза протянула Дезу ремень с кобурой и патронташ, заполненный патронами.

— Ладно, нам пора, — решил я прервать беседу.

— Увидимся на празднике, — сказала она, поцеловав меня в щёку.

Я тоже чмокнул ее, вспомнив, что девушки часто так делают с подружками.

Когда мы были уже возле двери, внимание Деза привлёк стеллаж с холодным оружием. Кроме сабель, ножей и кинжалов здесь были странные мечи с зазубренными лезвиями.

— Потрясающая штука, — заговорил Дез. — Это цепной меч. Внутри у него ёмкий аккумулятор, сделанный из кристалла «электро», который добывают в местных шахтах. От кристалла питается мотор, приводящий в движение зубья меча. Нажимаешь на кнопку — и вперёд, на врага.

На первый этаж мы спускались пешком. Довольный новым револьвером, Дез достал одну из копчёных змей и принялся с аппетитом жевать эту «вкуснятину». Он предложил змею мне. Я сначала отказался, но видя довольное лицо своего «телохранителя», решил испробовать деликатес.

На вкус змея оказалась очень даже ничего. Мы съели двух змей, которые у нас были, и когда проходили мимо продуктовой лавки, Дез побежал покупать ещё.

Когда я открыл дверь и вышел на улицу, то сначала не обратил внимания на существо, привязанное к столбику возле лохани. Подойдя к джипу, я посмотрел в сторону существа и от неожиданности отпрыгнул назад — прямо на Деза, который подхватил меня одной рукой, так как во второй у него была наполовину съеденная змея. Существо было похоже на динозавра, стоящего на задних ногах — передними лапами оно копошилось в лохани. На спине ящера было седло и куча мелких сумок.

— Ты что, не читал книжку, которую тебе дал Шварц? — спросил Дез.

— Нет. Ты же видел, что у меня не было времени. А кто это? — удивлённо спросил я.

— Ящер. Не бойся, он травоядный и к тому же одомашненный.

Из здания рынка быстрым шагом вышел человек, судя по одежде — наёмник. Он сунул свой короткий карабин в одну из седельных сумок и принялся отвязывать ящера от столбика. Закончив, он вскочил ящеру на спину и скрылся среди стоящих на обочине машин.

Мы сели в джип. Дез уже доел намокшую от дождя змею и теперь, достав глиняный горшочек с жареными жуками и личинками, принялся чавкать ими.

— А мне здесь начинает нравиться, — улыбнувшись, произнёс я. — Здесь можно свободно покупать и носить оружие, да еще и разъезжать на мощной тачке, не имея прав.

— Да и мне здесь тоже нравится — кругом свобода. Иди, куда хочешь. Не то, что в нашем родном мире, — Дез фыркнул. — Кстати, будешь жучка?

Я протянул руку и взял из горшочка жирного жука. Кинув насекомое в рот, я немного похрустел им и проглотил. Ничего — вкусно.

— Так часто бывает — внешность ужасная, — Дез повертел перед глазами жука и кинул в рот, хрустя и щурясь от удовольствия. — А начинка прекрасная. Кстати, личинка ещё вкусней.

Мы съели полгоршочка насекомых, затем я завёл мотор, но напарник остановил меня.

— Можно я поведу?

— Умеешь?

— Есть немного.

Мы поменялись местами. Дез сел за руль, а я, приняв у него горшочек с жареными насекомыми, уселся на место пассажира.

— Куда едем, «хозяйка»? — спросил Дез, заведя машину.

— Давай в порт, — решил я. — Люблю воду.

Дез подождал, пока большой багги с прицепленным сзади трейлером освободит проезд. Затем он так резко стартовал с места, что я чуть не уронил горшок с жуками. Пока мы ехали по главной дороге, меня не раз бросало в пот, когда Дез резко уходил от столкновения со встречными машинами. Повиляв по городу, мы наконец-то приехали в порт.

— Красивое место, — сказал я, любуясь зеленоватыми водами широкой реки, противоположный берег которой не было видно за далекой полосой тумана. — Как она называется?

— Тихая, — ответил напарник.

Я пошёл через порт вдоль покачивающихся на волнах рыбацких лодок и баркасов, обходя ящики и корзины с различными видами рыбы и крабов. Недалеко двое рыбаков разделывали тушу огромного сома, висящую на распорках. Один из рыбаков отрезал голову сома и, взяв её за усы, поволок в сарай. Дез догнал его и что-то сказал, при этом сунув ему в карман несколько жетонов. Рыбак кивнул и направился к нашему джипу. Положив голову в кузов, он отправился по своим делам.

— Из головы сома такая вкусная уха получается, — сказал подошедший Дез. — Пальчики оближешь.

Мы подошли к краю причала и остановились возле связки длинных острог. Я вгляделся в прозрачную воду. В речных глубинах сновали тёмные силуэты рыб. Одна рыба остановилась и поплатилась за это — конец остроги проткнул её.

— Радужная плотва, — сказал Дез, вертя нанизанной на острогу рыбой. — Из неё уха тоже ничего.

Рыба была красивой, соответствуя своему названию — её чешуя отражала свет, переливаясь всеми цветами радуги.

— Можно вопрос? — спросил я.

— Задавай.

— Есть в этом мире хоть что-нибудь, чего ты не хотел бы съесть?

— Не знаю, наверное.

Дез снял рыбу с остроги, и мы отправились назад к джипу. На этот раз за рулем был я.

 

Глава 8 

Ещё два дня я выходил в город, примеряя разные наряды и проверяя своё сходство с Еленой. В свободное время я успел прочитать половину «Путеводителя» и имел некоторое представление об этом новом мире вокруг. Также я полностью вжился в образ Елены. И вот сегодня мне надо будет предстать в её роли перед всем городом, присутствуя на «Празднике урожая». Шварц сказал, чтобы я переоделся в праздничную одежду.

— Дез! Помоги… — прокряхтел я, пытаясь затянуть шнуровку корсета платья.

Дез вошёл в комнату, будучи одетым в костюм и шляпу-цилиндр.

— Ха-а… — сдавленно просипел я, когда Дез слишком сильно затянул шнуровку. — Ослабь! Ослабь немножко…

Когда я был готов, Дез оглядел меня, затянутого в закрытое платье цвета баклажана (похожие я видел на дамах конца девятнадцатого века, только это выглядело более современным), и растянулся в улыбке:

— Ну, ты прямо настоящая «принцесса».

— Спасибо за комплимент, — я улыбнулся краешком губ и добавил. — «Лакей».

Дез засмеялся и похлопал меня по плечу.

— Готовы? — спросил вошедший Ланий. — Ну, тогда пошли.

Я захватил шляпку с короткой вуалью, и Ланий вывел нас из здания ратуши. Нас ждала изящная, похожая на древнюю модель «Роллс-Ройса» машина. Сам Ланий уселся за руль, и мы тронулись.

Я волновался, ведь я не очень люблю всякие там праздники. А тут мне ещё предстоит поучаствовать в нем, да ещё и в таком необычном обличье. Надеюсь, что Дез прав, и я выгляжу прекрасно. Как настоящая «принцесса».

Машина выехала на большую площадь, заполненную людьми, и остановилась возле высокой сцены.

На ней стоял мэр Шварц и что-то вещал пожирающей его взглядом толпе. Рядом со сценой стояли гигантские тыквы разных форм и размеров.

— …итак. Победитель конкурса на самую большую гигантскую тыкву — ферма «На болоте». Поздравляем победителя! — прокричал радостно мэр, когда я вышел из машины. Следом из салона «Ройса», кряхтя, выполз Дез.

— Поздравляем также занявших второе и третье место — фермы «Красная звезда» и «Северная», — продолжал мэр. — Призы и подарки будет вручать моя дочь — Елена Шварц.

Я поднялся на сцену. Передо мной была толпа разношёрстных хлопающих людей. Большая часть из них — горожане, были одеты в стиле… кажется, его называют «стимпанк». Да, точно! Стимпанк. То-то мое платьице и тачка так странно выглядят.

— Я приглашаю сюда для вручения призов хозяев «Красной звезды» и «Северной»! — закончил Шварц и встал рядом со мной.

Ко мне подошёл Ланий и протянул две коробки, объяснил, кому их вручать.

Тем временем на помост поднялись низкая женщина в коричневом платье и мужчина в шляпе-котелке с закрученными вверх усами. Я со сверкающей улыбкой отдал призы фермерам, а Шварц пожал руку мужчине и поцеловал женщину.

— Теперь для вручения главного приза я приглашаю сюда хозяина фермы «На болоте»! — сказал мэр и протянул мне маленькую продолговатую коробочку.

Из толпы зрителей вышел старик в жилетке и цилиндре, с моноклем на правом глазу. Лицом он был похож на престарелого Линкольна.

Кстати, насчет стариков — это первый виденный мной старик, который выглядит как старик. В основном пожилые люди в этом мире не выглядят дряхлыми, а прямо-таки лучатся энергией, как мэр Шварц. Это значит, что «болотный фермер» тоже чужак, попавший сюда из моего мира уже в почтенном возрасте. Интересно, сколько ему сейчас?

Старик подошёл ко мне и, приняв от меня коробочку, поцеловал мою руку, затянутую в длинную перчатку. Шварц пожал ему руку, и старый фермер вскрыл врученную мной коробочку. Внутри был ключ, похожий на ключ от джипа, на котором мы с Дезом катались на рынок. Глаза деда засверкали от радости. Его взгляд устремился туда, куда указал ему Шварц — под стену кабака, где стоял новый синий джип с большими колесами. Радостный дед поковылял к своей новой машине.

— …а теперь, уважаемые жители — веселитесь! — мэр Шварц взял меня под руку, и мы спустились с помоста.

— Иди, поразвлекайся немного, — сказал он мне и отправился куда-то в толпу по своим делам.

— Пойдём, там много интересного! — Дез потянул меня на площадь.

Я немного задержался. Моё внимание привлекло мокрое пятно на перчатке. Разглядев пятно повнимательнее, я понял, что это след от поцелуя старикашки. С отвращением вытерев руку о подол платья, я направился за своим «телохранителем».

На площади, окружённые группами людей, действовали несколько «аттракционов». Был тир, в котором можно было стрелять по мишеням из разнообразного оружия, получая приз за удачное попадание.

— Ух ты! Смотри — тир! Постреляем? — спросил Дез и, не дожидаясь ответа, пошёл к искомой палатке.

Я тоже был не против пострелять — к тому же не из «воздушек», а из настоящих «взрослых» пушек.

На подходе к тиру я заметил знакомую пепельную шевелюру. Гильза, вместо жилетки натянувшая чёрное платье, с бутылкой в руке, шла к стойке, перед которой стояло несколько человек с разнообразным оружием. Высокий мужик, заправляющий тиром, протянул ей короткий карабин.

— Чего-то мне расхотелось стрелять, — прошептал я Дезу. — Пойдём отсюда.

— А? — «телохранитель» повернулся ко мне. — Почему?

Вместо ответа я указал подбородком в сторону Гильзы.

— Чего? А, это та болтушка из оружейной лавки.

— Вот именно, что болтушка. К тому же она сейчас немного пьяна, так что если она нас заметит — нам от неё не отвязаться. Помнишь, как она вешалась мне на шею?

«Телохранитель» кивнул, соглашаясь со своей «хозяйкой».

Прохаживаясь между людьми на площади, мы вышли к большому зданию с заложенными наглухо камнем окнами. Над входом висела табличка: «Стрельба верхом».

— Давайте зайдём? — спросил Дез, при людях обращающийся на «вы» к своей «хозяйке».

— Пойдём, — ответил я.

Мы вошли внутрь. Справа находилась лестница, судя по табличке, ведущая на зрительные места. Впереди находились ворота и стоящая возле них кабинка с бородатым дядькой внутри. Перед кабинкой стояли несколько мужчин.

Мы с «телохранителем» поднялись на зрительские места. Сквозь большие зарешечённые окна было видно огромное помещение, похожее на лабиринт. В некоторых местах виднелись мишени.

— Давно хотел сюда прийти, но вре…

Голос Деза прервал гудок. Через открывшуюся створку в лабиринт верхом на ящере выскочил парень с пистолетом в одной руке. Наездник быстро понёсся сквозь лабиринт, стреляя по выскакивающим мишеням. Из всех мишеней он попал только в половину.

— К сожалению, вы выбываете, — произнёс организатор, сидящий в кабинке, подвешенной под потолком огромного здания.

— Подожди-ка меня, — сказал Дез, вставая и направляясь к лестнице.

Спустя пару минут снова раздался гудок. В лабиринт запустили Деза. В парадном костюме и цилиндре, верхом на ящере он смотрелся весьма комично.

В отличие от первого участника, Дез умудрился расстрелять из длинноствольного пистолета все имеющиеся мишени — только щепки летели. Публика запоздало начала хлопать и свистеть, когда Дез, махая рукой зрителям, несся по длинному коридору к выходу из лабиринта. Он думал, что ворота откроют перед его подходом, и поэтому ехал прямо на закрытую створку.

— У нас наконец-то есть победитель! Ваш выигрыш вы получите на… — организатор принялся хохотать, не окончив фразу, увидев, что случилось с победителем.

Оказалось, что в метре перед так и не открывшимися воротами ящер резко встал как вкопанный, а Дез по инерции перелетел через его голову и врезался в закрытую створку. Со стороны затихшей толпы зрителей донеслось несколько смешков. По-женски прикрыв рукой рот, я тоже засмеялся, глядя на растянувшегося в пыли «снайпера». Тот принялся вставать, отряхиваясь и шаря по земле в поисках очков. Ящер, нагнувшись, лизнул его по щеке раздвоенным языком.

— Уйди, животное… — Дез отпихнул морду ящера и нахлобучил очки.

Створка наконец открылась, вышедший из-за неё мужик взял ящера под уздцы и вывел из лабиринта. Дез направился вслед за ним, подобрав цилиндр.

Я спустился вниз и встретился с Дезом возле кабинки бородатого мужика. «Телохранитель», улыбаясь, держал в обеих руках пару небольших пистолетов странного вида, у которых перед спусковой скобой находился толстый короткий магазин.

— Смотри, какую прелесть мне дали! — он протянул один пистолет мне. — Это компактные пистолеты-пулемёты «Стук». Их можно легко спрятать под одеждой. Возьми один себе, мы же ведь напарники, «принцесса»?

— Спасибо, — ответил я, не обращая внимания на «принцессу». Да и у Деза это прозвище получалось совсем не обидным. — Но куда я его сейчас дену?

— Видишь, там, на рукоятке, карабин для ремня. Застегни его на ремешке своей кобуры.

Я зашёл за кабинку, где меня не было видно, и задрал подол платья. Открылись затянутые в чёрные чулки ноги, на одной из них висела набедренная кобура с пистолетом. С помощью карабина я закрепил пистолет-пулемёт на ремешке кобуры. Поправив платье, я вышел к Дезу.

— Блин, у меня там уже целый арсенал! — сказал я ему, при каждом шаге чувствуя через ткань чулка мотающееся на ремешке холодное оружие.

— Не ворчи. Чем больше у тебя оружия, тем меньше риск попасть в неприятности. А то ты и правда как девчонка с одним пистолетиком ходишь. Надо будет как-нибудь зайти сюда ещё раз, — сказал напарник. — Ну что? Пойдём, посмотрим, чем на ярмарке торгуют?

Большинство палаток на площади торговали овощами, фруктами и всем тем, что можно вырастить на ферме. Были и рыбные палатки, и мясные. Возле палатки, торгующей всякими безделушками, стояла женщина с дочкой лет восьми. Пока мать рассматривала разложенные на прилавке мотки ткани, девочка глядела на красивую куклу. Она потрогала мать за подол юбки и что-то спросила, указывая на куклу. Мать отрицательно покачала головой, и взгляд девочки сразу потускнел.

Глядя на неё, я вспомнил один случай в детстве. Тогда мне было около шести лет — как раз пошёл в школу. Так вот, мы с мамой отправились на рынок. Там в отделе игрушек я увидел игрушечный джип, который мне сразу понравился. Я просил маму купить мне машинку, но она отказалась, сказав, что нет денег. Я тогда чуть не заплакал. Стоявший недалеко от нас мужчина подошёл и спросил:

— Что, понравилась техника?

— Угу, — буркнул я. — Только мама не может мне его купить.

— Вот как… — мужчина взял джип и подошёл к продавщице. Потом он вернулся ко мне и, протянув игрушку, сказал:

— Владей.

— Спасибо вам большое! — радостно ответил я, прижимая к себе джип.

Мужчина, улыбнувшись, потрепал мои волосы и ушёл.

Вспоминая этот случай, я уже шёл к продавцу, держа в руке горсть жетонов. Подойдя, узнал стоимость куклы и, купив её, подошёл к невесёлой девочке. Она удивлённо посмотрела на меня, когда я протянул ей куклу.

— Возьми. С праздником тебя.

Девочка бережно взяла куклу и вдруг резко обняла меня за пояс — да так неожиданно, что я чуть не ахнул.

— Спасибо, тётя Лена.

Мне стало приятно, что я сделал для ребёнка хорошее и я, улыбаясь, погладил её по голове. Подошла мать девочки и сказала:

— Спасибо вам, Елена Сергеевна. Мы в посёлке живём, у вас тут проездом. С жетонами туговато. Дочка давно хотела такую, но у меня всё денег не хватало. А вы взяли и подарили. Ещё раз большое вам спасибо. Юля, нам пора.

Юля наконец ослабила свои объятья и пошла вслед за матерью, на прощанье помахав ладошкой. Я тоже помахал в ответ, а затем развернулся и столкнулся с черноволосым мужчиной в зелёном френче. Да это же тот самый тип, который говорил с мэром!

— Извините! Простите! — зачастил он и отправился дальше. Во время столкновения он что-то незаметно сунул мне в руку. Поднеся предмет поближе к глазам, я понял, что это сложенный в несколько раз листок, на котором была кривая надпись: «прочитайте, когда останетесь наедине». Я сунул листок в длинную перчатку.

— Ну что, нагулялся? — спросил я своего «телохранителя». — «Хозяйка» устала — пора ехать назад. Да и стемнеет скоро.

— Поедем, вот только жареных жучков прикуплю.

 

Глава 9. 

Вернувшись в свою комнату, я прямо в праздничном платье и шляпке рухнул на койку. Всё-таки пребывание на людях и общение с ними вытягивают все силы. Да ещё в треклятом корсете нельзя нормально вдохнуть, поэтому я снова встал и позвал напарника, чтобы он помог мне снять эту неудобную часть гардероба. Пока хрумкающий жука Дез пытался распутать шнуровку корсета, я стянул перчатки. Из одной тотчас же вылетела бумажка. Я поднял её и прочитал. Азиат в зеленом френче назначил встречу в «Башне», просив приехать не на джипе, в котором было всего два места, а на машине, в которой хватит места на троих. До встречи оставалось около полутора часов.

— Что там? — спросил закончивший с корсетом Дез.

— Сегодня вечером придётся съездить в «Башню». Темноволосому от меня что-то нужно.

— Эх, времени на отдых почти не осталось, только переоденемся и снова в город.

Напарник ушёл в свою комнату, а я вылез из платья и переоделся в тунику с брюками. Оставалось немного времени, и я взял в руки наполовину прочитанный «Путеводитель». Полезная всё-таки книжка. Из неё я узнал, в какой же необыкновенный и удивительный мир я попал. Оказывается, в этом мире есть такие чудеса, которых в нашем мире не бывает, а если и бывают, то люди часто не принимают это за правду. В этом мире существуют люди с необычными способностями, сила которых доказана на практике — здесь существует некая аура, позволяющая некоторым одарённым людям воздействовать на окружающее пространство. Эта аура позволяет здешним людям жить дольше, чем отмерено природой. Здесь видят неизвестные светящиеся объекты — и в воздухе и на земле. Здесь происходят странные явления, такие как полтергейст и другие, природу которых трудно объяснить. Здесь водятся удивительные и странные существа. Иногда сюда через порталы попадают новые люди и объекты. А первые же люди, попавшие сюда, предположительно были из древней России, поэтому основной язык здесь — русский, хотя и встречаются «иностранные» слова.

Моё чтение прервал Дез, появившийся в дверях.

— Вроде нам уже пора. Готов?

Я отложил книжку в сторону и направился к двери.

 

***

Подойдя к комнате Лания, я осторожно постучал в дверь. Шагов не было слышно, но дверь распахнулась так резко, что мы с напарником вздрогнули. На пороге стоял уставший Ланий в полицейских штанах и майке с узкими лямками.

— Нужно что-то?

— Да. Нам нужна машина. Хочется покататься по ночному городу, — сказал я.

— У тебя же есть ключи от внедорожника Елены.

— Мне хотелось бы попробовать что-то другое. Как насчет трицикла?

— Ладно, бери, — он протянул вытащенный из кармана ключ. — Это от того, на котором я вас сюда привёз, помните? Прямо возле входа стоит. Управление почти как на мотоцикле. Смотри, не сажай его за руль, — он кивнул на Деза.

— Спасибо.

По пути я зашёл в комнату за плащом. Не за тем красивым, в котором ездил на рынок, а за обычным, который стащил на ферме.

Нам удалось пройти к выходу, никого не встретив по пути. Перед выходом на улицу я натянул плащ. Как и говорил Ланий, напоминающий рикшу трицикл стоял возле крыльца. Усевшись в него и заведя двигатель, мы направились к Башне.

После праздника люди расходились и разъезжались по домам, поэтому приходилось ехать осторожно, чтобы не задеть подвыпивших горожан. Лёгкий трицикл донёс нас до «Башни», когда уже окончательно стемнело. Я натянул капюшон и вышел из машины. Войдя в Башню, мы попали в слабо освещённый зал, в котором стояли несколько столиков. За некоторыми сидели хмурые люди. В углу пристроились трое наёмников, распивающих пиво из деревянных кружек и о чём-то рассуждающих. Возле одной стены расположилась барная стойка с улыбающимся одноруким барменом, позади которой была дверь, ведущая в служебные помещения. Рядом со стойкой была лестница, ведущая наверх. За столиком, стоящим под лестницей, сидел с бокалом в руках брюнет в зелёном френче. Мы с напарником уселись напротив него.

— Что вам от меня нужно? — спросил я.

— Обратите внимание на этот стол. Он сделан из стального дерева, оно очень прочное и лёгкое, — отрешённо произнёс черноволосый.

— Это имеет какое-то отношение к делу?

— …местные мастера-кустари нарезают из него пластины для брони, — продолжал собеседник.

Он протянул руку к бутылке, чтобы налить себе вина, и случайно задел один из деревянных бокалов, который упал на пол возле меня.

— Подними, пожалуйста, — попросил он меня.

Я нагнулся за бокалом, а когда поднялся, в руке у брюнета оказался пистолет вроде моего, направленный мне за спину. В стене за его спиной торчал дротик, похожий на тот, что я нашёл возле комнаты Елены. Одной рукой он быстро опрокинул стол и втянул меня за это импровизированное укрытие. Дез нырнул за стойку, выхватив свой короткий автомат. Наёмники, мирно распивающие пиво, последовали нашему примеру — опрокинули два стола и укрылись за ними, расчехлив карабины. Взяв в руки пистолет и пистолет-пулемёт, я выглянул из-за укрытия. Возле двери сидели, целясь в нас из коротких винтовок, два типа в длинных плащах. Пара столиков возле них была опрокинута — за ними наверняка скрывались ещё люди. Черноволосый выстрелил из пистолета в одного из них. Тот заныл, схватившись за бок, а его товарищ принялся палить по нам. Было страшновато, когда стол вздрагивал от врезающихся в него пуль. Из-за стойки высунулись Дез и бармен, держащий в руке дробовик-винчестер. Они одновременно открыли стрельбу по неприятелю. Их поддержали огнём наёмники. Раненый вдруг опрокинулся на пол — да так и остался лежать. Его более удачливый товарищ прыгнул за стол, и пули увязли в столешнице. В дверь с карабином наперевес сунулся ещё один мужик в плаще. Лихо перезарядив винчестер одной рукой, бармен выпалил в сторону двери, и мужика вынесло наружу.

Наёмники стреляли по опрокинутым столам, над одним из которых то и дело появлялась рука с револьвером. Сидящий рядом со мной брюнет поднял пистолет, затем, прищурив один глаз, выстрелил. Рука с револьвером брызнула кровью, выронив оружие, её хозяин взвизгнул. В дверной проём вновь сунулись двое — один держал помповое ружьё, второй сжимал похожий на АКМ массивный автомат, только с более длинным стволом и дисковым магазином — скорее, даже легкий пулемет. Пули наёмников прошили человека с ружьём насквозь. Его товарищ оскалился и принялся поливать металлом укрывшихся за столом наемников. Залёгшие за укрытиями враги, получив подкрепление в лице типа с автоматом, повставали и открыли огонь по наёмникам. Всего врагов оказалось пять, плюс автоматчик. Высунувшиеся из-за стойки бармен и Дез успели сделать лишь несколько выстрелов, а затем опять попадали — автоматчик переключил своё внимание на них.

Я поднял пистолет и прицелился в голову автоматчика — у того кончились патроны, и он, шипя от злости, менял магазин. Палец немного сдвинул спусковой крючок. Нет, стрелять человеку в голову — очень сложно. Я ведь не убийца. Но ведь если я не выстрелю, всё может закончиться очень плохо — и для нас, и для наёмников. Стрелять в голову, конечно, сложно. А в руку, что держит автомат?

Пистолет дважды дёрнулся, выплюнув пули. Одна из них угодила таки в руку неприятелю, который как раз закончил с перезарядкой и направил ствол на укрывшихся за стойкой. Остальное сделал Дез — одиночным выстрелом попал автоматчику в шею. Зажав руками горло, мужик повалился на пол. Оставшись без огневой поддержки, враги вновь спрятались за баррикады. Наступило короткое затишье — обе воюющие стороны перезаряжали оружие. Только сейчас, во время этой паузы, я услышал выстрелы на улице. Им отвечали со второго этажа два автомата. Перезарядив оружие, враги принялись отстреливаться вслепую, подняв над баррикадами ружья. Наёмники и Дез с барменом не спешили высовываться. Вдруг на лестнице надо мной загрохали ботинки и раздались две длинные очереди, которые заглушили доносящиеся из-за баррикад предсмертные крики.

— Концерт окончен. Можете выходить, — произнёс стрелявший.

Все оставшиеся в живых участники перестрелки покинули свои укрытия и подошли к лежащим возле двери телам.

— Всё, Сион. Никто не ушёл, — обратился к брюнету главарь банды наёмников, чей лёгкий пулемёт поставил точку в этой схватке. Он, кстати, тоже имел азиатскую внешность.

— Отличная работа, Умник! — Сион вынул из кармана кошель. — Вот твой гонорар.

— Брось, мы же с тобой братья. Лучше угости меня и моих ребят выпивкой.

— Угощу, — Сион похлопал брата по плечу. — А деньги возьми. Раздашь своей банде, они заслужили.

Умник взял кошель и передал женщине, которая отстреливалась с ним на втором этаже. Та принялась отсчитывать равные горсти жетонов и давать их наёмникам.

— Блин! А мне что полагается? — недовольно пробурчал бармен. — Разгромили, на хр…н, мою гостиницу! Что я хозяйке скажу?

— А ты ведь не только выпивкой торгуешь и комнаты сдаёшь, ведь так? — повернулся к бармену Сион. — Мои источники сообщают, что ты у нас оружием подторговываешь? Так эти с собой целый арсенал притащили. Ходи да собирай.

— Я мертвецов боюсь… — потупил взгляд бармен.

Вздохнув, Умник приказал своим наёмникам собрать с трупов всё оружие и отнести в кладовку бармена, затем повернулся ко мне.

— Так вот она какая, новая дочка мэра, — улыбаясь, произнёс он. — Похожа, прям родная сестра.

— Вообще-то, это он, — произнёс Сион.

— Он? Никогда бы не подумал. Ладно, нам пора. Надеюсь, у этих людей найдётся то, что тебе нужно.

Наёмники покинули гостиницу, и мы остались вчетвером.

Сион принялся расхаживать среди трупов, присев над одним вытащил из кармана мертвеца записку. Прочитав её, он довольно кивнул сам себе и обратился к бармену:

— Через пять минут после нашего ухода позовёшь полицию. Скажешь, что неизвестные люди напали на Елену, когда они с телохранителем зашли перекусить. Находящиеся в баре наёмники помогли им отбиться. Ясно?

Бармен кивнул и побежал в кладовку — осматривать новую партию оружия.

Мы вместе с Сионом вышли и сели на передние сиденья трицикла. На заднем сиденье со всеми удобствами расположился Дез с уцелевшей бутылкой пива, которую он, втихаря от бармена, спёр с разгромленной стойки.

— Езжай на пристань, там поговорим, — сказал Сион.

 

***

Выйдя из трицикла, я шагнул в окутавший пристань туман. Сион вышел следом, так же как я натянув капюшон. Дез с бутылкой остался внутри.

— Думаю, здесь нас никто не увидит, — произнёс брюнет, присаживаясь на край дырявой лодки.

— Так зачем вы хотели со мной встретиться?

— Это касается Елены, — Сион достал портсигар и вынул из него тонкую длинную сигару.

Увидев как он затягивается, я вспомнил про свою трубку, оставшуюся в кармане моей старой одежды. Я совсем забыл про неё, ведь в последнее время произошло столько событий. Словно прочитав мои мысли, Сион протянул мне портсигар. У сигары был очень необычный привкус, надо бы узнать, где он их берёт.

— Знаешь, кто помог им в похищении? Это был я.

— Вы?

— Эти люди прибыли из Гидрополиса. Им нужна была Елена Шварц. Они предлагали мне деньги, чтобы я помог им в похищении, но я отказался. Тогда они взяли в заложники мою сестру.

В свете огонька сигареты блеснула слеза, прокатившаяся по щеке Сиона.

— Я сделал то, что они просили. Но когда я вернулся домой — сестра была мертва. Потом объявился ты. Не зная, кто из вас настоящая, они стали требовать, чтобы я привёл им и тебя. В противном случае они убьют меня. Мне было стыдно за то, что я участвовал в их делишках, поэтому я рискнул. Я договорился со своим двоюродным братом — главарём банды наёмников. Когда я якобы случайно уронил бокал, в тебя должны были выстрелить парализующим дротиком. Однако я попросил тебя поднять его, и дротик пролетел над тобой. Далее мой брат со своей бандой уничтожили их всех. У их главаря была вот эта записка.

Сион передал мне кусочек свёрнутой бумаги.

— Это должно помочь в вашем расследовании. Здесь написано, что эти люди должны будут передать Елену кому-то в Гидрополисе. Я постараюсь помочь вам и вернуть Елену. А ещё мне не терпится отвинтить башку тому, кто всё это устроил.

— Мне передать эту бумажку мэру?

— Да. Будь готов, наверняка нас ждёт поездка в Гидрополис. Ладно, прощай.

Сион встал и зашагал в темноту.

— Постойте, может, вас подвести? — крикнул я ему вслед.

— Нет, спасибо. У меня здесь машина.

Я выкинул тлеющий окурок и затоптал его ногой. В стороне, куда ушёл мой недавний собеседник, туман прорезали два луча света. Спустя несколько секунд раздался гул мотора и мимо меня проехал автомобиль, похожий на полицейский.

Я влез в трицикл, где сидел захмелевший напарник. На полу валялись три пустые бутылки — так он, оказывается, спёр не одну ёмкость пенного напитка.

— О чём говорили? — спросил Дез.

— Приедем — расскажу.

 

***

Когда мы вернулись в ратушу, мне пришлось проводить напарника до его комнаты. Переодевшись в домашнее платье Елены, я отправился к мэру, по пути заскочив к Ланию, чтобы отдать ключи. Взяв их, он поинтересовался о состоянии машины. Хорошо, что я не забыл убрать из салона бутылки.

Войдя в кабинет мэра, я застал его с фотографией дочери.

— Что-то хотел? — спросил он, подняв на меня грустный взгляд.

Я пересказал ему о происшествии в баре, умолчав о Сионе, и показал бумажку. Прочитав записку, мэр повеселел и сообщил:

— Завтра в полдень отправляемся в Гидрополис!

— Я тоже?

— Да. Надо срочно собирать караван, — мэр развернулся в кресле и обратился к Хельге, которая рылась в шкафу. — Передай Ланию и Сиону — пусть собирают людей и готовят технику.

Отвернувшись от помощницы, Сергей Александрович посмотрел мне в глаза.

— Скучаешь по матери? — спросил он.

— Очень — она единственный близкий мне человек.

— Ну вот закончим, и я попробую отправить тебя к ней в твой родной мир.

— Спасибо.

— А пока — пройдем-ка со мной.

Мэр поманил меня к дверце лифта. Войдя внутрь, он достал из кармана узкую пластинку и вставил в прорезь над консолью с кнопками. Лифт дёрнулся и покатил вниз. Через минуту кабина резко остановилась.

Мы оказались в большом помещении, заставленном всякими приборами. Вокруг мигали разноцветными лампочками десятки стальных шкафов с оборудованием. В одном месте было странное сооружение — большая платформа с пандусом, на которой стояла обвитая проводами высокая клеть.

Мэр подвёл меня к небольшому экрану.

— Надеюсь, старый «Наблюдатель» всё ещё функционирует… — произнёс он и нажал одну из кнопок на пульте, стоящем перед экраном.

На экране появилась картина — мешанина из зелёных, синих и белых пятен.

— Похоже на… планету? — спросил я.

— Верно.

Изображение подёрнулось рябью помех. Теперь были видны множество четырёхугольных серых фигурок — город. Вскоре стал виден отдельный дом с приткнувшимся рядом красным прямоугольником.

В красном прямоугольнике я опознал стоящий на приколе старый, потерявший способность ездить «москвич» Виталия — местного пьяницы и дебошира, а также нашего соседа снизу.

— Это мой дом.

— Правильно, смотри, — палец мэра ткнул в две маленькие фигурки, стоящие возле подъезда.

В одной из них я признал полицейского. Вторая оказалась моей мамой. Они с полицейским о чём-то разговаривали. Мэр подкрутил ручку настройки и стал слышен голос.

— … вообще ничего? — спросила мама.

— Пока нет. Ни вашего сына, ни его знакомого, так и не нашли. Мы прочесали весь парк и округу — ничего. Словно испарились.

— У меня сердце разрывается, стоит только подумать, что с ним может случиться.

— Мне пора. Если что узнаем — я вам позвоню.

Полицейский сел свою машину и уехал. Мама проводила его взглядом и расплакалась. Сквозь плач были слышны слова:

— Это я во всём виновата. Не надо было уговаривать его идти на это сборище.

Мама зашла в подъезд и экран потух.

— К сожалению, данная модель «наблюдателя» устаревшая, и не может показать то, что в доме, — произнёс мэр, — Как только мы закончим, я отправлю тебя к ней. Надеюсь, к тому времени установка будет готова.

Шварц указал на платформу с решёткой.

— Так это и есть установка?

— Пусть тебя не смущает внешний вид, но к твоему возвращению из поездки она будет работать. А пока иди, отдохни.

 

***

Мы поднялись на лифте на мой этаж. Когда я выходил из кабинки, мэр крикнул мне вслед:

— Кстати, прямо сейчас сходи в оружейную и выбери себе оружие. Моя дочь предпочитает карабины, поэтому другое оружие не бери.

Я кивнул и отправился за оружием. Мимо меня пробежал взмыленный полицейский и, подскочив к мэру, затараторил:

— На вашу дочь напали сегодня в Башне. Хорошо, что она не пострадала. Все нападавшие убиты, — полицейский повернулся ко мне. — Как вам это удалось?

— Ну-у-у, мне помогли сидящие в баре наёмники. А также мой телохранитель. Он хорошо стреляет — самый меткий человек из всех, что я видела, — ответил я.

— Я уже знаю о нападении со слов дочери. Медленно вы работаете, — сказал мэр и, нажав на кнопку, отправился на лифте в свой кабинет.

Кое-как я нашёл в лабиринте ратуши оружейную. Охранник без разговоров пропустил меня внутрь. На складе никого не было, кроме скучающего возле зарешечённого окна усатого оружейника в продавленном кресле, да высокого полицейского с торчащим из-под берета непослушным локоном волос, который он всё время приглаживал. Я принялся ходить между металлическими полками с разнообразным оружием. Верх занимали разнообразные автоматы, карабины, ружья. На нижних полках лежали пистолеты, револьверы и обрезы, а также патронташи и бандольеры. Я наконец-то нашёл то, что искал — стеллаж с винчестерами. Здесь их было великое множество — от длинноствольных до коротких, длиною до тридцати сантиметров. Моё внимание привлёк небольшой винчестер, лежащий на самой высокой полке. Пытаясь достать его, я потерпел неудачу, пришлось попросить об этом полицейского, который уже выбрал себе небольшой автомат. Он без проблем достал мне винчестер и представился:

— Женька, водитель. Завтра отправляюсь в поход вместе с вами.

Водитель? Интересно, а как он со своим ростом умещается в кабине?

— А что вы поведёте? — спросил я.

— Не называйте меня «вы», мне от этого как-то неуютно. Я поведу багги, но вы, я думаю, поедете в мотофургоне. Мне ещё надо подготовить машину. До завтра.

Он вышел из оружейной, прихватив патронташ и магазины к автомату.

Я тоже взял патронташ и пять пачек патронов к своему оружию, затем направился к выходу.

— Леночка, вы что, не хотите опробовать свой карабин? — обратился ко мне оружейник, — Вы же всегда проверяете оружие?

— А где тут стрельбище? — спросил я.

— Леночка, вы что, забыли? Там, за стеллажами, есть дверь.

— Ага, спасибо.

Я развернулся и направился к указанной двери. За нею оказалось низкое помещение размером с оружейный склад, со стоящими в разных позах и на разном расстоянии деревянными манекенами.

Вынув из пачки восемь патронов, я запихнул их в подствольный магазин винчестера и навел оружие на ближайший манекен. Манекен дёрнулся словно припадочный, когда я выпустил в него первую пулю. Затем, передёрнув рычаг затвора, я выбил гильзу и сделал второй выстрел, который повалил деревянную фигуру на пол. После я переключился на другой манекен, которого ждала та же участь.

Расстреляв весь магазин, я остался доволен. В этом оружии сочетались точность и убойность, а складной приклад делал его ещё и компактным — как раз по мне. Я вновь набил карабин патронами и отправился в свою комнату — отсыпаться перед трудным днём.

 

***

Я сидел на подоконнике и смотрел на потонувший в тумане город. В раскинувшемся внизу белом одеяле мелькали световые пятна — фары гоняющих в тумане машин. Холодный ветер из раскрытого окна трепал волосы и пробирал до костей. Я поёжился, не спасала даже тёплая ночнушка с длинным подолом, которую я нашёл в прикроватном шкафчике. Мне не спалось, я думал о маме — как она там без меня? Ведь ей сейчас лезут в голову самые страшные картины того, что со мной случилось. Я всегда старался не расстраивать её, поэтому нужно как можно скорее вернуться к ней. По моей щеке потекла слеза, и тут вдруг раздался крик. Я резко встал, утерев слезу рукавом ночнушки, и потянулся к пистолету. Взгляд упал на фотографию Елены. В который раз внутри меня что-то шевельнулось. Это «что-то» давало о себе знать каждый раз, когда я смотрел на её фото.

За дверью послышались шаги, и кто-то вновь заголосил: «А-а-а! Не трогайте меня! Пристрелю!».

Передёрнув затвор пистолета, я выскочил в коридор. Перед дверью в комнату Деза стояли трое: Ланий с револьвером в руках, мэр со странной винтовкой и один из молодых охранников, сжимающий в трясущихся руках помповый дробовик. Увидев меня, мэр сделал знак рукой «не вмешивайся». Из-за двери донеслось: «…вот тебе, гад! Получай!». Ланий постучал — сначала осторожно, потом громко и требовательно. Крики прекратились, зато послышалась возня. Переглянувшись с мэром, Ланий что-то сказал охраннику и отошёл от двери. Охранник отошёл в противоположный от двери конец коридора и, выставив вперёд плечо, побежал на таран. Когда до двери оставался метр, она резко распахнулась, и на пороге возник зевающий Дез. Бегущий охранник заорал от неожиданности. Напарник, увидев мчащегося на всех парах орущего охранника, тоже заголосил, не успев уйти от столкновения. То, что произошло дальше, можно часто увидеть в регби, которое так любят пацаны в нашем классе, а я терпеть не могу. Мэр и Ланий кинулись растаскивать слабо шевелящуюся, издающую стоны кучу-малу. Мэр рывком поставил Деза на ноги. Тот закачался и схватился за голову. Я подхватил его за плечо, чтобы не упал. Повернув ко мне мутный взгляд и оглядев меня с ног до головы, он сначала даже не понял, кто я.

— Что это было? — строго спросил его мэр.

— Что «это»? — не понял Дез.

— То, что было у тебя в комнате — крики и всё такое?

— А-а-а, это у меня бывает. Во сне болтаю. Это всё из-за пива.

— Ну так не напивайся так. Мы уж думали, что тебя убивают! — произнёс хлопочущий над охранником Ланий.

— Всё, разобрались. А теперь спать. ВСЕМ! Завтра, нет, сегодня, у нас будет тяжёлый день, — мэр развернулся и пошёл к себе, на ходу подхватив выроненное охранником ружьё.

Ланий помог хромающему охраннику дойти до лифта, а сам отправился в свою комнату. Я тоже помог напарнику дойти до кровати, затем сам отправился спать.

Сквозь сон я пару раз слышал бормотания Деза, но к счастью, он больше не орал.

Глава 10 

Меня разбудила Хельга. Посмотрев на часы, я ахнул. Уже одиннадцать часов! Выезжаем мы в двенадцать — блин, у меня всего час на сборы. Оглядевшись, я заметил на стуле приготовленную Хельгой одежду: красные лосины, зеленую тунику и что-то вроде лёгкого кожаного плащика на молнии без рукавов, длиной до колен, приталенного и расклешенного снизу для удобства. Сама Хельга была одета так же. Одеваясь, я обнаружил пришитый к плащу со спины жёсткий чехол для ружья, куда удобно пристроился мой винчестер. У Хельги из чехла выглядывал приклад, в котором торчала толстенькая обойма — какая-то винтовка системы «булл-пап».

— Иди завтракать, скоро уже уезжаем, — сказала помощница мэра.

Я отправился в столовую, где меня уже ждал дымящийся бульон с неизвестным, но вкусным мясом (надеюсь, это не ящер). Покончив с супом, я выпил бокал с чаем из ароматных местных трав. Вставая из-за стола, прихватил из деревянной хлебницы четыре ломтя хлеба с какими-то злаками, который мне понравился за необычный вкус, и положил в карман.

Жуя хлеб, я вслед за Хельгой спустился на первый этаж. Возле входа ждали три воинственного вида машины: два трицикла — один боевой, с многоствольным пулемётом на турели, другой — фургон, а так же приземистый бронированный багги с гордо задранным в небо стволом пушки — не пулемета даже, а какого-то мелкого орудия. Возле багги стоял Женька и о чём-то спорил с Сионом. Стоящие вокруг незнакомые люди проверяли своё снаряжение, изредка посматривая на спорщиков.

— Как не может взять? — возмущался Женька.

— Да так! Места нет, да и вес большой, — отвечал Сион.

— Да если одно из этих трёхколёсных вёдер не брать, может поместиться.

— Ты что, глухой? Говорят же тебе, не выдержит баржа твой вездеход! Там металла полно. Уйдёшь на дно вместе с ним.

— Вот зараза! Я полночи его готовил, все гайки подкрутил, масло поменял!

— Ну, кто виноват? Я, что ли, мост обрушил?

Женька со злости треснул кулаком по капоту багги и зашипел, потирая ушибленную руку.

— Чего это они? — спросил я стоящего рядом Лания.

— Недавно сообщили, что в болотах взорвали мост — тот, по которому мы должны были ехать. Местные бандиты чего-то не поделили, ну и мост под горячую руку попал. Теперь придётся по реке, на грузовой барже, в Гидрополис добираться. Баржа не выдержит тяжёлый вездеход — вот Женька и злится, что на любимой машине не поедет.

— Ясно. Время выезда не меняется?

— Нет. Через десять минут выдвигаемся, а ты пока познакомься со своими спутниками. Они в курсе, кто ты.

Ланий повернулся к людям возле машин и приказал:

— Встать в строй!

Люди замельтешили, пытаясь образовать подобие строя. Первой заняла своё место маленькая женщина с длинной винтовкой за спиной, а дольше всех возился коренастый тип с торчащими из-под шлема русыми косичками и щетиной на лице. Он всё не мог пристроить своё оружие, которое не имело ремня. У оружия был широкий короткий ствол, барабан на четыре ячейки и деревянная рукоять как у обреза ружья. Коренастому пришлось положить его под ноги. Всего в строй встало шесть человек.

— Отряд, все готовы? — спросил подошедший мэр.

— Да. Сборы почти закончены, — низким голосом ответила женщина с винтовкой.

— Хорошо. Сейчас перед вами стоит человек, которого вы должны будете защищать. От него зависит вся операция, не подведите меня.

— Так. Представляю тебе твоих людей, — сказал Ланий и начал называть всех бойцов.

— Рубец! Шаг вперёд.

Из строя выступила та самая женщина с винтовкой. На ней было короткое тёплое платье цвета хаки, длиною до колен, длинные шерстяные гетры и сапоги на шнуровке. Чёрные волосы собраны в пучок, а длинная чёлка закрывает левый глаз. Её оружием являлась длинная револьверная винтовка с толстым цилиндром оптического прицела.

— А почему Рубец? — задал вопрос Дез, высунувший голову из окна трицикла.

Налетевший порыв ветра откинул чёлку женщины в сторону. Вместо глаза у неё была зелёная повязка, из-под которой по щеке сбегал розовый шрам. Женщина смущённо опустила голову.

— Ладно, следующий. Напалм.

Коренастый сделал шаг вперёд. Наверное, он был защищён лучше всех присутствующих. Помимо шлема на нём были армированная куртка с множеством карманов и плотные штаны с металлическими щитками, заправленные в тяжёлые сапоги. Его грудь пересекали крест-накрест перевязи с толстыми цилиндрами. Приглядевшись, я понял, что это гранаты к лежащему у него под ногами револьверному гранатомёту. Кроме этого у него обнаружилось и дополнительное оружие — торчащий из поясничной кобуры «стук» — такой же, как у меня, только с длинным магазином.

— Таран.

Из строя вышел здоровяк с распущенными черными волосами до середины спины и собранной в косички бородой. Одет он был просто — кожаная жилетка поверх зелёной рубашки, похожие на джинсы штаны с кожаными заплатами и высокие ботинки. В руках он держал грозный пулемёт с массивным кожухом. Патронная лента от приемника тянулась к висящему за плечами Тарана ящику.

— Стилет и Пистоль, выйти вперёд.

Из конца строя вышли два совершенно одинаковых парня, различающиеся между собой лишь по одежде и вооружению. Стилет был в лёгкой кожаной куртке, на которой висели узкие метательные ножи разных размеров, и простых полотняных штанах. На поясе с одной стороны висят ножны с длинной узкой саблей, с другой — похожий на «маузер» пистолет с чересчур длинным стволом в деревянной кобуре. Из-за спины торчит рукоять с широкой гардой и рычагом. На весёлом, обрамленном черными косичками лице тонкие, будто нарисованные усики — ещё одно различие между близнецами (у брата лицо было гладкое). На Пистоле был лёгкий облегающий комбинезон черного цвета с длинными рукавами, поверх которого был такой же плащ, как у нас с Хельгой. Только у нас плащи были коричневыми, а у него желтого цвета, с рядом кармашков на груди. Из чехла за спиной торчал деревянный приклад, а на поясе висели два револьвера с толстыми трубками глушителей на стволах.

— Женьку ты уже знаешь. Отряд! По машинам!

Разношерстная команда полезла занимать места в трициклах. К нам подошёл Сион и представился, показывая, что якобы не знаком со мной.

— Это начальник охраны, — сказала Хельга. — Он поможет в расследовании. Мэр приставил меня к тебе для твоей безопасности, Ланий тоже будет за тобой приглядывать. Ладно, пойдем к машине.

Сион с Ланием влезли в грузовой трицикл, а мы с Хельгой в боевой. Кресло водителя находилось в середине, а по бокам от него были два пассажирских кресла, на которые мы и сели. За рулём был Пистоль, а в салоне вдоль бортов сидели Стилет, Рубец и Напалм без шлема. Посередине салона стояли ящики с патронами для пулемёта на крыше. Окон в салоне не было, свет давал подвешенный к потолку горшок со светящимся грибом.

— Можно ехать? — Хельга высунулась в окно и задала вопрос водителю грузового трицикла, стоящего позади нашего.

Вместо ответа водитель грузовика завёл мотор. Хельга поняла это как «да», и сказала Пистолю:

— Вперёд.

Машина завелась и тронулась с места, следом поехал грузовик.

Мы быстро добрались до пристани. Когда я бывал здесь раньше, здесь было больше места, но сегодня все причалы были заняты. Вновь прибывшие суда, не найдя себе места, бросали якорь немного подальше от берега.

Наша машина подъехала к длинной барже с ящиками и мешками.

— Трап спустите! — крикнула Хельга, обращаясь к двоим полицейским на барже.

Полицейские быстро выдвинули наклонный трап и освободили дорогу. Пистоль с лёгкостью загнал трицикл на палубу и остановил возле низкой рубки. Следом на трап въехал грузовик, но тут же что-то стрельнуло у него в моторе. Пустив струю красного дыма из трубы, он скатился с трапа и заглох.

— Блин! Кто готовил это ведро?! — ругаясь, вылез из кабины Женька.

— Трициклами занимался Джон, — ответил, выходя следом, Ланий.

— Это который с картами, агличанен?

— Ан-гли-ча-нин, — по слогам сказал Сион, поправляя водителя. — Да, который с картами.

— Когда вернёмся, я засуну ему колоду в…

— Так давайте закатим его на палубу, и уже там посмотрим, — перебил водителя Ланий.

— Кто-нибудь должен держать руль. Кто-нибудь полегче, — сказал Сион.

— Лена, иди сюда, — позвала меня Хельга.

Услышав своё новое имя, мне пришлось спуститься к грузовику. Еще я обратил внимание, что у женщины какие-то странные интонации, когда она обратилась ко мне. Чем-то добрым, теплым и нежным повеяло — или просто показалось?

— Залезай в кабину и держи руль прямо, не поворачивая, — проинструктировал меня Ланий.

Я залез в кабину и взялся за руль. Сзади грузовик начали толкать Таран и Женька. Когда трицикл оказался на палубе, мне сказали выворачивать к первой машине. Остановив грузовой трицикл рядом с боевым, я выбрался из кабины. Женька тут же полез осматривать мотор с гаечным ключом наперевес, проклиная при этом «агличанена».

— На самом деле Джон отличный механик, — сказал подойдя ко мне Сион. — Просто мотор уже староват. Помню, когда он к нам пришёл. Тогда он что-то болтал на незнакомом языке, и мы ничего не понимали. Но когда у полицейских, что его подобрали, сломался вездеход, он смог быстро его починить. Со временем он обучился нашему языку и рассказал что он из какой-то Англии, где работал в автомастерской. Говорил, что после работы зашёл в бар, а когда вышел, то попал в туман и оказался здесь.

— Значит он тоже из другого мира, как и я. Англия — это такая страна. Там часто идёт дождь и бывают туманы, вот Джон и пошёл, не думая, в такой туман. Я ведь тоже попал сюда, убегая от погони, через туман.

Немного понаблюдав за двумя полицейскими, поднимающими трап, мы отправились в рубку, где нас ждал худой тип с обрамлённым тёмными распущенными волосами заострённым лицом с бородкой. Одет он был в форму полицейского, но только его водолазка, штаны и берет были синего цвета.

— Лейтенант Алексей, вроде как главный на этом судне, — представился он. — Помимо тех двух сухопутных раздолбаев, что поднимают сейчас трап, здесь ещё пять человек из моей команды.

— Приятно познакомиться, лейтенант. Думаю, нас вы и так знаете, — ответил Сион. — Ну что, в путь?

Лейтенант потеребил свою бородку, и вдруг резко, так что я даже вздрогнул, крикнул:

— Сержант!

В полу рубки открылся люк, из которого высунулся человек в синей водолазке и с двумя косичками на широких плечах, еле протиснувшихся сквозь неширокое отверстие.

— Всё готово?

— Да. Сам лично всё проверил, — ответил сержант.

— Тогда полный вперёд!!! — радостно выкрикнул лейтенант и сдвинул один из многочисленных рычагов.

Баржа вздрогнула и стала медленно набирать ход. Впереди от причала отошла маленькая лодка с тряпичным навесом, в которой среди корзин с рыбой сидел мужик с вёслами. Мужик опустил вёсла в воду и повёл лодку прямо перед баржей.

— Эй! Ты! Куда прёшь?! — из окна рубки высунулся Алексей. — Да, ты! Хмырь с вёслами! Вали с нашей дороги! А то расплющим твою посудину вместе с тобой!

Мужик опасливо глянул на нашу баржу и повернул в сторону.

Вскоре порт остался позади, и разглядеть его можно было только в оптическую трубу. Управляющий баржей лейтенант сказал, что мы прибудем в Гидрополис завтра в полдень. Поэтому все сначала мучились от скуки, но потом каждый нашёл себе занятие. Двое «сухопутных» полицейских и один «водный» играли в местные карты. Рубец разбирала свою винтовку, Таран дремал, сидя на ящике, а остальные бойцы играли в какую-то местную игру с костями. Ланий и Сион ушли в рубку, Хельга и Дез, как мои «телохранители» остались со мной и разглядывали речные просторы.

— Смотри! — Дез показал пальцем в даль.

Посмотрев в ту сторону, я увидел вдалеке какое-то движение.

— Ничего ты так не увидишь, — Дез сунул мне оптическую трубу.

Подняв трубу к глазам, я навёл её на то, что так заинтересовало Деза. В окуляре появилась стайка зелёных блестящих тел, выпрыгивающих из воды, сверкая на солнце чешуёй.

— Красиво, — протянул я. — Вроде, это иглоносые рыбы.

— Да, они, — ответил напарник и причмокнул. — Жаль, до них далеко. Сейчас бы наловили, да пожарили.

Наблюдая за рыбами, мы проморгали тот момент, когда к барже приблизилась длинная лодка с плетёной крышей. Стоящий в ней человек в шляпе с широкими полями махнул рукой и прокричал:

— Эй! Путники! Поторговать не хотите?

— Да нет. У нас всё есть, — ответил вышедший из рубки лейтенант.

— Стойте! — вслед за лейтенантом из рубки выбежал широкоплечий сержант. — Улитками торгуешь?

— Конечно! — широко развёл руками торговец в лодке. — Может, и рыбки желаете?

— Нет. Мне бы улиток ведро.

— Да, сейчас, — произнёс торговец, вытаскивая откуда-то деревянное ведро с крышкой. — Сейчас подплыву.

Взяв длинное весло, он подвёл свою лодку поближе. Услышав за спиной тихое бульканье, я обернулся и увидел, как из воды поднимается чёрный продолговатый горб. Сверху в горбу откинулись два люка, из которых сначала появились стволы с массивными кожухами, а затем и сами пулемётчики.

— Там… — крикнул я, но меня перебил удивлённый возглас сержанта.

Обернувшись, я успел увидеть, как торговец достал откуда-то два пистолета-пулемета с дисковыми магазинами, а из плетёного навеса на нас уставились стволы карабинов. В следующий момент что-то сбило меня с ног и вместе со мной влетело в рубку. Лицо оказалось между двух небольших мягких бугорков, обтянутых тканью, стало трудно дышать. Когда это «что-то» приподнялось и я наконец-то смог вдохнуть, я увидел над собой Хельгу.

— Ты цела? — спросила она, ласково улыбнувшись. — Не ушиблась?

— Ушиблась? — переспросил я.

— Хорошо… ладно. Извини, — сказала она, смутившись.

Хельга слезла с меня и вытащила из чехла винтовку. Привстав, я тоже вытащил свой винчестер и передёрнул рычаг, досылая патрон в ствол. Снаружи раздалась пара пулемётных очередей и редкие выстрелы карабинов, перебиваемые треском пистолетов. На четвереньках я добрался до двери рубки и осторожно выглянул наружу. Палуба была почти пустая — все разбежались по укрытиям. Мне был виден лишь Таран, лежащий за ящиком с пистолетом в руке — свой грозный пулемёт он оставил в салоне трицикла. Наверняка за грудами тюков прятались и другие члены группы. Так как баржа была выше лодки, стрелки не могли попасть в лежащих на палубе людей — лишь дырявили стоящие вдоль бортов ящики. Они прекратили бессмысленную стрельбу, и вскоре за борт баржи зацепился покрытый ржавчиной крюк. По нему на палубу поднялся человек в кожаной жилетке с таким же, как и у меня, винчестером наперевес. Он быстро осмотрелся, и тут же полетел за борт с простреленной грудью. Вслед за первым налётчиком над бортом показалась голова второго. Таран дважды выстрелил, но не попал. Голова с руганью исчезла. Рядом со мной протиснулся Сион, сжимая в руке толстый цилиндр с торчащим из него шнуром. Запалив шнур от большой зажигалки, он швырнул его за борт, метя в то место, где находится лодка фальшивого торговца. Оттуда раздались отчаянные крики, а затем последовал взрыв. Пару секунд в ушах стоял противный звон.

— С другого борта два пулемётчика! — крикнул я Сиону.

Он достал из кармана ещё одну шашку и, подпалив фитиль, бросил туда, куда я указал пальцем. Через несколько секунд раздался глухой взрыв и брызги воды окатили всю палубу. Лежащие за ящиками и тюками люди стали подниматься. Первым покинул своё укрытие Дез. Выбравшись из-под трицикла, он сразу перехватил свой лёгкий автомат поудобней, и дал очередь по пулемётчикам.

Вскоре все на барже столпились возле ограждения, рассматривая чёрный горб с двумя открытыми люками, в одном из которых торчал мертвец. Второго пулемётчика не было.

— Что это за хр…нь? — спросил один из полицейских.

— Похоже на подводную лодку, но очень маленькую, — ответил Дез.

— Вроде техноградцы могут такую изготовить. Бандитам такого не придумать, они наверняка её спёрли, — сказал Сион.

Внутри подлодки раздался стук металла, затем тело мёртвого пулемётчика что-то вытолкнуло из люка в воду, а сам люк со скрипом закрылся. По металлическому корпусу субмарины забарабанили пули. Я тоже выпустил пару пуль по открытому второму люку, чтобы выжившие бандиты не захлопнули его. Пустив гроздь пузырей, подлодка начала медленно удаляться от баржи.

— Не уйдёте, гады! — заорал ей вслед Напалм, прицеливаясь из своего гранатомёта.

Открытый люк попытались захлопнуть — наружу высунулась рука и схватила рукоятку крышки. В этот момент гранатомётчик выстрелил. Со свистом рассекая воздух, граната влетела прямо в люк. Внутри лодки глухо бухнуло. Через люк наружу в клубах дыма вынесло какие-то обломки и… Меня вдруг затошнило. Из люка вылетели ошмётки, минуту назад бывшие живым человеком. Я не боюсь мертвецов, ведь после перестрелки в баре мы с Сионом спокойно расхаживали между трупами. А тут… Я поднёс руку ко рту и отвернулся. Тошнота стала проходить. Я подошёл к другому борту и взглянул на то, что осталось от лодки фальшивого торговца. Взрывом её разбило на две части, которые медленно погружались под воду. Вокруг плавали обломки вперемешку с ящиками и парой деревянных бочек. Также в воде плавало лицом вниз пять тел и шляпа торговца. Её владелец вынырнул из воды, убрал с лица спутанные волосы и принялся карабкаться на носовой обломок лодки. Я всё это время целился в него из винчестера. Он что-то подобрал со дна лодки, и тут заметил меня.

— Не стреляй, красавица! — он примирительно поднял открытую левую руку, а правую, с зажатым в ней предметом, спрятал за спину.

Красавица? Ну, ну.

— Спасибо за комплимент! — сообщил я ему своим обычным, хрипловатым голосом.

Он застыл от удивления, услышав голос «красавицы», сильно не соответствующий внешности. Его правая рука показалась из-за спины, и я разглядел в ней пистолет. Чуть опустив ствол карабина, я прицелился ему в ногу — мне по прежнему не хотелось стрелять в человека на поражение. Заметив мое движение, он вскинул пистолет, но я выстрелил первым. Схватившись за простреленную конечность и бросив оружие, он скатился в воду. Хорошая все-таки штука, этот винчестер. Отменная точность, хоть и гладкоствольный.

— Хороший выстрел. Жаль, что не в голову.

Рядом стоял сержант. Он накручивал на палец одну из своих косичек. Вторая теперь стала короче. Ему сильно повезло — пара сантиметров левее, и он бы сейчас не стоял рядом со мной.

— Ну и рожа у него была, когда ты с ним заговорил. Я ведь вначале тоже удивился, кого мы повезём. Внешность-то у тебя как у Елены — тонкая фигурка, мягкие черты лица. Но голос! Голос у тебя — покруче, чем у нашего лейтенанта.

Упомянутый лейтенант тут же дал о себе знать. Громко ругаясь, он пытался достать что-то из-под днища грузового трицикла. Или кого-то. Из-под днища показались полицейские сапоги. Лейтенант ухватился за них и вытянул из-под машины брыкающегося «сухопутного» полицейского.

— Отпустите! — заорал тот с перепугу.

— Куда отпустить? В воду? — пошутил лейтенант.

— Это вы! — с облегчением и радостью воскликнул полицейский.

— Я это. Наша взяла.

— Вы убили монстра?

— Какого монстра?

— Ну, того. Черного такого. Он из воды выплыл.

— Да не монстр это был, — лейтенант расхохотался. — Это просто лодка. Лодка, способная плавать под водой. Сидите себе в городе, байки всякие по барам собираете — вот и кажутся вам теперь монстры и справа и слева. Эти байки всякие рыбаки да матросы сочиняют, чтоб вас, сухопутных, пугать. Я сам в своё время десяток баек таким, как вы, скормил. Кстати, дружок твой где?

— Не знаю… — отрешённо протянул полицейский.

К нам подошёл Дез и принялся оглядывать плавающие в воде обломки лодки.

— Эй, сержант. Это случайно не твои улитки? — напарник ткнул пальцем в плавающее среди обломков деревянное ведро.

— Они! — просиял от радости сержант. — Так, сейчас.

Он поднял лежащий вдоль борта длинный шест. С его помощью кое-как удалось зацепить ручку ведра и втащить его на борт. Сержант откинул деревянную крышку, под которой оказалась масса, состоящая из склизких телец с закрученными спиралью зелеными панцирями. Несколько улиток приклеились к крышке с внутренней стороны. Вдохнув «аромат» моллюсков, сержант блаженно улыбнулся:

— Ну! Сегодня будет моя фирменная похлёбка! Кстати, меня Никитой звать.

Захватив тару с улитками, Никита направился к рубке, насвистывая веселую мелодию.

Приготовленная сержантом улиточная похлебка оказалась необыкновенно вкусной. Я съел целых две глубокие тарелки, а Дез даже три. Остальные же ограничились одной порцией. Сам «кулинар» уничтожил остатки, причем не маленькие. Теперь он сидел на ящиках рядом с Тараном, почесывая обтянутое синей водолазкой брюхо. Выстрелы бандитов повредили несколько ящиков, из дырок высыпались овощи и фрукты, которые должны были доставить в Гидрополис. Лейтенант Алексей приволок из трюма короткие доски и пару молотков с гвоздями. Заловив по дороге полицейского, которого не так давно вытянул из-под трицикла, он вручил ему инструменты и указал на ящики. Второй полицейский, который покинул своё укрытие без чужой помощи, но отказался назвать его местонахождение, также вскоре присоединился к товарищу. Немного послонявшись по барже, я достал из кармана «путеводитель» мэра и продолжил чтение, забравшись на сиденье боевого трицикла. «Телохранители» устроились рядом: Дез прислонился к машине снаружи, сжимая в руке кулек с жареными жуками, а Хельга уселась на водительское кресло, положив голову мне на плечо и заглядывая в книжку — прямо как мама.

Я дочитал «путеводитель» поздним вечером, когда сумерки окружили одинокую баржу. Никита специальной зажигалкой зажег масляные фонари, располагающиеся на носу и корме. Все стали готовиться ко сну. Из грузовичка вытащили два шатра — один для «дочки» мэра и ее телохранителей, другой для остальных членов отряда. Команда баржи и полицейские расположились в трюме. За штурвал на ночь встал Никита — только ему лейтенант доверял управление баржей.

Из шатра доносился храп Напалма и сопение здоровяка Тарана. На судне все спали крепким сном, кроме сержанта за штурвалом и нас с Хельгой. Когда киборг отошла, я уселся на корме рядом с фонарем и достал фотографию той, в которую влюбился с первого взгляда. Той, чью роль сейчас играл. Впервые увидев ее фотографию, я понял, что она не похожа на других девчонок. Ее отец занимает высокий пост, но на фотографиях она была скромной, не старалась «выпендриться», как многие девчонки нашего класса. Меня поразили ее глаза. Таких умных, добрых и удивительно красивых глаз я не видел ни у кого в нашем мире. Один философ сказал, что глаза — это зеркало души человека. И, черт возьми, он прав! Держа в руках снимок Елены, я дал себе зарок, что найду эту прекрасную девушку. Во что бы то ни стало, я отобью ее у похитителей.

— У тебя все получится.

На голову мне легла холодная ладонь, погладила по волосам. Я попытался спрятать фотографию, но Хельга, улыбнувшись, сказала:

— Да знаю я все. Хоть у меня и искусственное тело, но органы и мозг живые. И способности у меня не хуже чем у мэра, точнее лучше. Он вот не может предвидеть будущее человека, а я вижу некоторые фрагменты. Прочитав твои мысли, еще в ратуше, я увидела, что ты справишься с заданием, ведь ради любви человек пойдет на все. Ты найдешь ее. Найдешь свою любовь. И вы будете вместе.

— А что еще ты видишь в моем будущем? — спросил я.

— А вот не скажу, — «телохранитель» растянула губы в улыбке. — Скажу только, что дальнейшую жизнь ты проведешь здесь.

— У Шварца не получится запустить свою чудо-машину?

— Нет. Установка будет работать, и ты даже вернешься в свой мир. Но…

Что-то за бортом привлекло внимание Хельги. Перегнувшись через борт, я заметил под водой две белые светящиеся точки. Точки метались в разные стороны, то сходясь вместе, то отдаляясь друг от друга. Через мгновение к белым точкам присоединились две синие. Потом появились желтые точки. Спустя несколько секунд под водой извивались две светящиеся гирлянды из огоньков. Белые, синие, зеленые, красные… Разноцветные гирлянды в толще воды заплетались узлами, расплетались, и вновь завязывались в сложный узел. «Огоньки», так зовут этих мелких красивых рыбок, обитающих стайками и светящихся по ночам. Красивое и завораживающее зрелище. Не зря существует примета, что человека, увидевшего этих удивительных существ, ждет удача.

— Ну вот, я же говорила. У тебя все получится. Примета такая, — Хельга положила руку мне на плечо. — Слушай, насчет того случая, когда я сегодня приняла тебя за Елену… Ну и, почему меня тянет к тебе. Просто она мне как дочь. Я никогда никого не любила, но когда появилась она — во мне проснулась материнская любовь. Когда ее похитили, я сильно переживала. Но тут появляешься ты — почти точная копия. И иногда, когда я вижу тебя — я вижу мою Леночку и просто не могу сдерживаться. Такие вот у меня заскоки. Так что если я вдруг снова спутаю тебя с ней или еще чего — не обижайся, пожалуйста.

— Если тебе от этого станет легче — можешь тискать меня. Только без фанатизма, — я улыбнулся.

— Спасибо… Извини… — Хельга обняла меня за плечи. — Идем спать. Чувствую, завтра будет нелегкий день.

 

*** 

Утром нас разбудил лейтенант, играющий на чем-то вроде губной гармошки. Звук получался громкий, неприятно резал по ушам. Сразу видно, что музыкант из лейтенанта — как из меня оперная певица.

— Блин. И как его свои еще за борт не выкинули за такую игру… — пробурчал Дез, переворачиваясь на другой бок и прижимая к ушам подушку.

Когда я, одевшись, вышел из палатки, лейтенант прекратил мучить свой инструмент (а заодно и всех на барже), слез с крыши рубки и протянул мне оптическую трубу.

— Мы прибудем в порт даже раньше полудня, — сообщил он.

Зевнув, я поднял трубу и посмотрел в указанную им сторону. Я смог рассмотреть несколько строений, стоящих как будто посреди реки. Что-то подобное я видел недавно. Точно! В Иглоносой рыбе, в комнате, которую сняли мы с Дезом, висела картина, изображавшая город посреди воды.

— Хм. А на улице-то тепло. Странно, а ведь ночью был дождь, — Следом за мной из палатки выполз Дез, одевший лишь штаны и майку.

За ним появилась Хельга в ночнушке и чулках. Потом вылезли Ланий в полицейской форме без бронежилета и жмурящийся Сион, накинувший свой зеленый френч. Все они посмотрели в сторону Гидрополиса, но увидеть его невооруженным глазом смог лишь Ланий. Это странное существо все больше напоминало мне кошку. Своей гибкостью, слухом и зрением, представитель неизвестной расы мог бы даже дать фору любому из кошачьих. У него даже когти имеются и зрачки вертикальные.

— Так. Значит, делимся на две группы, — начал он распоряжаться. — Первая группа — Стилет, Пистоль, я и… Женя. Мы попытаемся навести справки о людях, которым должны были передать Елену в Гидрополисе. Наверняка они остановились в каком-нибудь заведении. Переоденемся простыми путешественниками.

Ланий принес большую сумку и отдал ее Пистолю, перед этим вытащив оттуда какой -то сверток.

— Так. Теперь вторая группа — все остальные. Вы будете изображать экскурсию. Ну, типа, дочка мера Старой Гавани приехала посмотреть Гидрополис со своей охраной. Прогуляетесь на рынок или куда-нибудь еще. Похитители могут заметить вас и попробовать захватить Елену, но вы то знаете, что нужно делать, — он посмотрел на Хельгу и Сиона.

После этого мы быстро сложили шатры и отправились завтракать. Готовил опять Никита, и опять у него получилось вкусно. И опять он умял остатки.

Пистоль, Стилет и Женька вместе с врученной им сумкой скрылись в рубке, а Ланий влез в грузовой трицикл. Минут через пять все они вновь появились на палубе. Только вот имидж сменили. Ланий переоделся в дорожный плащ и скрыл белые волосы под длинным черным париком, поверх которого надел зеленый берет. Остальные нацепили простые куртки и пятнистые штаны, а также распустили волосы. Теперь они походили на обычных путешественников.

— Ну как я? — спросил Ланий, пряча глаза за круглыми темными очками. — Похож на простого бродягу?

— Вроде бы похож… — задумчиво ответил Сион. — Только вот придешь ты в бар, начнешь спрашивать, узнавать. А бармен так невзначай: «Путник, а где ты берешь такую черную помаду?»

Спустя секунду свежий утренний воздух прорезал многоголосый смех. Даже всегда серьезная Рубец улыбнулась краешком рта.

— Так я что ли виноват в том, что не родился человеком? — смеясь, произнес Ланий. — У меня от природы такой цвет губ. Шварц сказал, что все представители моей расы имеют такой цвет.

— Черные губы вызовут подозрение у местных, — сказала Хельга. — Но ты, Сион, только что подкинул мне одну идею.

Она порылась в своих карманах и достала маленький металлический цилиндрик с губной помадой. Свернув колпачок, она провела цилиндриком по губам Лания. Затем она отступила назад, демонстрируя нам результат. Теперь Ланий был похож на обычного человека, с обычными розоватыми губами, пусть и немного яркими.

— Теперь ты похож на человека. В прямом смысле этого слова, — хохотнула Хельга, сунув цилиндрик с помадой в карман Ланию.

В ответ на это Ланий скривил губы и показал ей язык. Эти двое поначалу показались мне слишком серьезными. Одна — киборг, другой — вообще не человек. Но теперь я видел, что они такие же люди, тоже шутят, тоже беззлобно подкалывают друг друга. Хотя… беззлобно ли одни люди прикалываются над другими? Я вспомнил свою школу. Вспомнил, как одни люди «шутят» над другими. Одни ученики нашей школы постоянно «подшучивали» над другими. При этом цель такой «шутки» заключалась в унижении человека из-за каких-либо особенностей. Была у нас одна девчонка, Нина звали. Рост у нее был под два метра. И из-за этого остальные девчонки (да и мальчишки) много раз доводили ее до слез. За что? За то, что она всего-то на две головы выше тебя? Зато она была умной, у нее только одна четверка за год — по физкультуре. А еще у нее было милое симпатичное лицо, честно говоря, она мне даже нравилась. Меня они часто донимали за длинные волосы, невысокий рост и хилое телосложение, называя «бабой». Также их раздражало мое увлечение роком и металлом. Я часто слышал в свой адрес обидные прозвища. В ответ я показывал им средний палец и посылал далеко-далеко. Один десятиклассник решил меня поколотить, но, несмотря на то, что я был слабее, победа осталась за мной. Я просто укусил эту сволочь в шею и в плечо. Эх… досталось мне тогда от директора — ни за что ни про что…

М-да… современные «люди» стараются посмеяться, унижая других — таков наш поганый мир. Но сейчас я находился в другом мире, рядом с другими людьми. Именно людьми, пусть они и сильно отличаются от нас, но я увидел их внутреннюю суть. Эти два существа смеялись друг над другом, но без обид. Рядом с ними стояли и смеялись обычные люди. Обычные, но все равно отличающиеся от людей из нашего мира. Я сделал шаг по палубе. Один шаг к этим людям — и как будто сто шагов от нашего мира.

— Ну вот! Теперь все отлично! — заключил Ланий, протирая влажные после смеха глаза.

— Смотрите, мы уже почти в Гидрополисе, — лейтенант показал нам раскачивающийся на волнах яркий буй с оранжевым флажком.

— Вроде они так свою территорию обозначают, — сказал Сион.

— Да. Здесь уже спокойно плавают рыбаки и часто носятся патрули. Кстати, вон один, — лейтенант ткнул пальцем в две лодки, находящиеся в трехстах метрах от нас.

Одна лодка была длинной, прямо как у «торговца», напавшего на нас вчера. Другая была поменьше, с матерчатым синим навесом и установленным на носу легким пулеметом. Все это я разглядел в оптическую трубу, а еще я заметил людей в лодках. В патрульной, опираясь на пулемет, сидел мужчина в пятнистой сине-зеленой форме полиции Гидрополиса. В грузовой лодке было четыре человека и разумный пес местной породы. Два бородатых мужика в майках были хозяевами лодки. К ним «в гости» пожаловали мужчина и женщина в полицейской форме и с собакой. Женщина что-то спрашивала у бородачей, а те в ответ отрицательно мотали головами. Затем она повернулась к псу, который тут же принялся обнюхивать все судно. Дольше всего он обнюхивал корзину с рыбой. Бородатые заметно напряглись, а полицейский достала нож и выпотрошила бедную рыбешку. Порывшись в рыбьих потрохах, она вытащила оттуда небольшую тубу.

— Не повезло мужикам, — произнес Никита. — теперь работать им всю жизнь на рыбных фермах Гидрополиса. Они ж поставщики наркоты!

Мужчина-полицейский принялся связывать преступникам руки, а женщина вдруг резко ударила одного из них маленьким автоматом, который до этого висел у нее на плече. Затем они привязали лодку наркоторговцев к своему катеру и направились к нам.

— Нас они тоже проверять будут? — спросил я Никиту.

— Да не должны. Мы ведь постоянно доставляем им грузы, и к тому же мы не какие-нибудь торговцы или путешественники. Мы занимаемся регулярными грузоперевозками между Старой Гаванью и Гидрополисом, у нас даже специальные документы имеются!

Патрульный катер подплыл уже совсем близко, и я заметил, что Ланий со своей «первой группой» скрылись в рубке.

— Приветствую вас! — крикнул полицейский, который сидел возле пулемета. — О, да вы же Елена Шварц! Как ваши дела? Отец как? Вы к нам в гости или по делу?

— Здравствуйте, — ответила за меня Хельга. — Елена не очень хорошо говорит после несчастного случая. Нам тут рассказали, что рядом с вашим городом деревенька в болотах находится. Там местные лекари чудеса творят, вот туда и едем лечиться.

— О! Привет патруль! — замахал беретом Лейтенант Алексей.

— А-а, Алексей? Здорово, как дела?

— Да нормально, только вот на бандитов нарвались, они, сволочи, ящики с грузом из пулемета постреляли.

— Ну, бывает… Кстати, — полицейский прищурил глаза под светлой челкой. — Вы ничего странного по дороге не замечали?

— Вроде нет, а что?

— Да говорят, тут типа какое-то чудище появилось. Черное такое, блестящее, из-под воды с бульканьем всплывает и людей пугает. Врут, наверное.

— Да точно врут! Сом это был гигантский! — влез в разговор Дез. — Точно вам говорю! Лет сто ему, а может и двести.

— Ну, может, и сом… — полицейский задумчиво намотал на палец длинную прядь. — Ладно, нам пора. У нас пассажиры, которых мы обязаны доставить в участок.

Один бородач начал доказывать свою невиновность, но получил болезненный тычок стволом автомата в бок. Полицейский катер отвалил в сторону, и, запустив мотор, направился к Гидрополису. Город уже стал виден во всей своей красе. Мне показалось, что Гидрополис отстроили вокруг большого — нет, гигантского моста через реку Тихую. Судя по архитектуре моста и его размерам, он, как и Старая Гавань, был построен нечеловеческими руками. Когда древняя раса исчезла, он простоял сотни лет, потом пришли люди и построили вокруг местную «Венецию». Именно на Венецию он был похож: вместо улиц широкие каналы, над которыми протянулись мосты и крытые проходы, соединяющие трех-четырех этажные дома из дерева и камня. По некоторым мостам можно было разъезжать на машинах. Наверху, то есть на самом исполинском мосту стояли самые красивые и высокие дома из камня, немного смахивающие на английские замки в миниатюре. И везде здесь были люди. Много людей: на мостах, на балконах, в разномастных лодках. И все они были заняты какими-либо делами.

Наша баржа вошла в один из каналов — в тот, вдоль которого в основном стояли похожие на склады здания с небольшими грузовиками и пришвартованными у причалов грузовыми лодками. Но и здесь кипела жизнь. Вот мужик с брюшком и крепкий загорелый парень таскают корзины с рыбой из пришвартованной лодки в двери первого этажа старого деревянного дома, на котором написано «Склад». А вот женщина развешивает стираную одежду на протянутой между двумя балконами веревке. Молодая девушка в желтом сарафане вместе с матерью плетут рыбацкий невод, а рядом в лодке возится бородатый мужчина. Пара мальчишек запускают в воды канала деревянные кораблики. Позади них на корточках, привалившись к темной стене дома, сидит мужчина с черными как смоль волосами чуть ниже плеч, и выстругивает из куска дерева кораблик. С ним болтает, расслабленно опершись на винтовку, полицейский с точно такими же черными волосами, но аккуратно собранными в высокий хвост. Сидящий мужчина закончил с корабликом и сунул его ребятишкам, которые сразу же пустили его на воду. Из окна рядом высунулась женщина в косынке и с подносом в руках, на котором лежали какие-то булочки. Лицо женщины было похоже на лица обоих мужчин. Полицейский забрал у нее поднос со словами: «спасибо, мама» и вернулся на свое место. Его брат встал, размял спину и взял один пирожок. Мальчишки на секунду забыли про кораблики и подскочили к подносу. Схватив по пирожку, они вернулись к своему занятию, а мужчины продолжили разговор. В закрытом переходе, соединяющем два здания по обе стороны канала, был большой открытый балкон, на котором пили чай две девушки в одинаковых платьях (какая-то униформа работниц, наверное). Даже и не верится, что вокруг мир, полный опасностей вроде местной фауны и бандитов.

— Идем, переоденемся для выхода в город, — сказала Хельга, и повела меня к грузовому трициклу. — Мы же типа на экскурсии.

Мы с ней снова оделись одинаково: синие водолазки с длинным горлом, фиолетовые юбки на шнуровке длиной до колен, с воланами, придающими пышность, теплые черные колготки и остроносые сапоги. К поясу я пристегнул кобуру с выданным мне пистолетом, а на бедра надел специальные ремни для оружия, на один из которых повесил пистолет-пулемет, подаренный мне Дезом.

— Иди сюда, — позвал меня «телохранитель».

Когда я подошел, он вынул из-за пазухи второй пистолет-пулемет и протянул его мне, со словами:

— Держи второй «стук». Мне он не очень.

— Почему?

— Да я привык к автоматику побольше, — Дез погладил свой старый автомат. — А этот мелкий. Тебе он в самый раз будет — в обеих руках у тебя теперь по пушке.

Я принял второй «стук», и повесил его на левое бедро. Классные пушки, почти не заметны под юбкой.

Баржа причалила рядом со зданием склада, в который уже закончили таскать рыбу. Толстый мужичок скрылся внутри, а парень устало уселся на корточки.

Пока спускали трап, лейтенант Алексей окликнул парня:

— Эй, мальчик! Кто взрослый дома есть?

— Сейчас начальника позову, — обиженно ответил «мальчик».

Мы скатили трициклы по трапу. Пока усаживались в машины, вышел усталый и, кажется, немного пьяный начальник склада. Осмотрев ящики на палубе, он остался недоволен.

— Что это такое?! Алексей! Я тебя спрашиваю! Какого речного демона все ящики в труху?! — орал он, нервно дергая себя за лежащую на плече косичку.

— Ну, по нам речные бандиты палили. А еще у них пулеметы были… — оправдывался лейтенант.

— Мне дела нет до твоих пулеметов! Ты должен доставить груз в целости и сохранности! Короче! Сваливай это дело возле склада и ни одного жетона ты от меня не получишь!

— Там только ящики побитые. Овощи почти все целые.

— Почти! Давай! Выгружай все это, и я тебе «почти» заплачу!

— Но что я скажу, когда вернусь? — развел руками лейтенант.

— Что хочешь, то и говори!

Мне не понравился тон этого противного мужика, и я решил его проучить.

Подойдя к начальнику сзади, я кашлянул и пихнул его пальцем в спину. Он развернулся ко мне со злобной перекошенной рожей. Спустя доли секунды, его лицо стало очень-очень приветливым.

— А! Еленочка! Как же я вас не заметил?

— Пить меньше надо на рабочем месте! — сообщил я ему угрожающим шепотом.

— Да я только капельку, я только…

— Довольно! По нам действительно стреляли из пулемета, лейтенант ни в чем не виноват!

— Да, да… Не виноват…

— Если ты еще будешь обижать людей моего отца, я тебе обещаю, что ты вылетишь со своей должности быстрее, чем успеешь сказать «за что».

Начальник напугался меня и скрылся на складе. Через миг он вернулся с объемистым кошелем. Лейтенант, принимая оплату за груз, благодарно кивнул мне.

— Хмырь теперь точно бросит выпивать на работе, — произнес Дез с таким лицом, будто завтра конец света.

— Ну что? Вы едете в гостиницу, а мы пошатаемся по барам в поисках слухов, — Ланий улыбнулся, поправив парик. — Удачи.

Первая группа скрылась в узком проходе между зданиями. Перед нами встал вопрос: кто поведет трициклы вместо Женьки и Пистоля? Первым вызвался Дез, вторым Сион. Помня о поездке по Старой Гавани на джипе Елены, когда им управлял «телохранитель», я предпочел сесть в машину к Сиону.

Трициклы гнали по деревянным плитам, составляющим набережную канала, подпрыгивая на стыках. Мы искали подъемник, с помощью которого можно было подняться на мост — ведь там как раз и находились гостиницы. Еще там находились торговые лавки и дома состоятельных горожан, а также здание ратуши. Вскоре нам удалось найти электрический подъемник и добраться до моста. Мы выехали на широкую улицу, вдоль которой стояли высокие здания из серого камня. Среди них стояла трехэтажная гостиница «Уют», имевшая украшенные витражами стрельчатые окна. Над черепичной крышей возвышались четыре башенки с острыми шпилями. Когда трициклы встали перед «Уютом» и я выбрался из кабины, то мельком заметил фигуру в плаще, которая скрылась в дверях одной из торговых лавок. Вроде бы такие плащи были у напавших на нас в Башне бандитов. Но ведь здесь часто можно увидеть людей в плащах — погодные условия соответствующие. Поэтому я просто выкинул человека в плаще из головы. А зря…

Глава 11 

Нам дали угловую комнату на третьем этаже, из которой можно было подняться в башенку. После того, как мы перенесли вещи в комнату, было решено сходить на местный рынок. В комнате оставили все тяжелое оружие: винтовки, автоматы, гранатомет Напалма и пулемет Тарана. Также в номере остался Сион, сославшийся на неожиданную головную боль. Первая группа еще не вернулась, и Хельга надеялась пересечься с ними на рынке. Рынок находился неподалеку на огромном древнем мосту, поэтому мы отправились туда пешком.

Рынок тут был немного поменьше, чем в Старой Гавани, но не хуже. Здесь повсюду торговали разнообразными товарами. Одежда, продукты, бытовые приспособления, безделушки, сувениры, оружие… Я хотел было отправиться к оружейной лавке, но Хельга взяла меня под локоть и сказала:

— Девочки не очень интересуются ружьями и пистолетами, больше красивой одеждой.

— Ты что, опять меня перепутала? — спросил я.

— Сейчас — нет. Но Лена и правда сначала бы зашла за новой одеждой, а уж потом и в оружейную лавку.

— Ну ладно уж, так и быть. Вот только я сам буду выбирать. Не хочу, чтоб вы меня превратили в такую срамоту, — я кивнул в сторону стоящей неподалеку девушки, одетой в обтягивающую кожаную курточку, расстегнутую на груди и открывающую розовый топик, и такую же обтягивающую юбочку выше колен, из-под которой торчат затянутые в фиолетовые чулки тонкие ноги.

— Не бойся ты, в такое я тебя не одену, — улыбнулась Хельга. — Холодно же. Может, потом как-нибудь.

— Ты издеваешься?

— Извини. Я пошутила.

И повела меня к прилавку с женской одеждой. Здесь лежали несколько красивых платьев разных цветов, юбки, туники, брюки, чулки… в общем все, отчего придет в восторг особа женского пола. Но я ведь не эта самая «особа». Поэтому я вяло просмотрел несколько платьев и выбрал из них одно самое, на мой взгляд, скромное — закрытое зеленое платье с воротником и длинными рукавами. Я думал, что от меня отстанут — ага, сейчас, конечно. Торговка заставила меня пройти за ширму и примерить обновку. Пришлось повиноваться. Размер оказался подходящий, поэтому я заплатил торговке и, сунув обновку под мышку, наконец-то направился к оружейной лавке, возле которой стояли Дез, Таран и Напалм.

— Ого! Да у них тут бандитские «псы» есть! — воскликнул Дез.

— И даже оружие из Технограда! — подхватил Напалм.

— А мне вон та красотка нравится… — прогудел низким голосом Таран, указывая пальцем на нечто вроде ручного пулемета Гатлинга.

— А что за «псы»? — спросил я телохранителя.

— Да бандиты в своем городке, в Норе то есть, открыли свой оружейный завод — и клепают там оружие. Типа фирма у них там такая. «Мародер» называется, — Дез показал на легкие пистолеты-пулеметы, внешне похожие на английские «Стэрлинги «, с торчащим сбоку магазином. Раскрашены они были черным и зеленым цветом, вдоль ствольной коробки шла надпись «Мародер», объятая пламенем.

— А я слышал, что «Мародер» теперь и техникой занимается, — добавил Напалм. — говорили, они там какие-то тяжелые бронекостюмы изготавливают.

— Интересно, а как бандитские автоматы попали на этот рынок? — задал я ему вопрос.

— Очень просто. Они трофейные. Добыты потом и кровью, но зато очень надежны. А еще их делают под разные патроны. Бандитское оружие «мародера» считается одним из лучших. Но самостоятельные банды вне Норы не используют его. Они вообще редко используют автоматы — дефицит в магазинах из-за отсутствия связей с торговцами. Автоматы и пулеметы они берегут только на крайний случай.

Название «Нора» носит самое крупное поселение бандитов и прочего отребья. Оно, как и Старая Гавань, основано на руинах города древних, вернее — под ним. Древний город, чье название кануло в веках, обладал обширными катакомбами. В них-то и обосновались разбойники, рьяно охраняющие свою обитель всеми способами — в том числе с помощью отрядов странных «темных снайперов» или «теней», как они сами себя называют (некоторые утверждают, что они и не люди вовсе). Попасть в Нору можно, но только если за вашу голову назначено вознаграждение и вас разыскивают во всех местных населенных пунктах. «Своих» они пропускают без вопросов. К сожалению, в «Путеводителе» не было описано, как там внутри — ведь нормальному человеку туда не попасть, а сами бандиты не стремятся болтать об этом направо и налево.

— Чего-то есть хочется… — Дез потер свой живот, обращаясь к подошедшей Хельге.

— Пойдем, — ответила она.

Мы прошли до конца рынка, где располагались продуктовые лавки. Дез, как всегда, накупил себе жареных жучков. Видно, у него к насекомым настоящая ненависть.

Напалм взял мешочек каких-то местных ягод, которые начал предлагать всем нам. Я подошел к стоящему почти на отвесном краю моста прилавку с овощами. Я просто обожаю вареную кукурузу, а на прилавке лежало нечто очень на нее похожее. Подойдя, я убедился, что это именно кукуруза, да еще и такая крупная. Купив десять початков, я развернулся и увидел в толпе людей мельтешение.

Расталкивая прохожих руками и прикладами оружия, к нам приближалась группа людей в черных плащах. Бежавшая первой женщина достала из-под полы плаща какой-то уродливый пистолет и выстрелила в меня. Звука выстрела я не услышал, зато меня что-то чиркнуло по шее, немного порвав повязку. Сунув руки под юбку, я выдернул из-под нее «стуки». И тут же чья-то рука втянула меня за прилавок, где уже сидели Хельга, Рубец, Дез и торговец овощами. В прилавок ударили несколько пуль, но создавалось впечатление, что черные плащи палили в ту сторону прилавка, где меня не было. Нас обсыпало кусочками разнесенных пулями овощей. Торговец выругался и, привстав, дважды выстрелил по нападавшим из короткого обреза винтовки.

— Че там? Сколько их? — спросил его Дез.

— Попрятались, сволочи. Но двоих я зацепил, правда не сильно, — ответил торговец, добавляя в магазин обреза патроны.

— Так сколько их? — повторила вопрос Хельга.

— Вроде шестеро.

Я осторожно выглянул из-за прилавка и оценил обстановку. В этой части рынка стало совсем пусто — все люди сбежали, оставив после себя валяющиеся сумки, из которых вывалились овощи и фрукты. Над укрытым матерчатым навесом прилавком показалась голова той самой женщины, которая стреляла в меня. Мы встретились с ней глазами. Женщина нагло ухмыльнулась и тыкнула пальцем себе в шею — как раз в то место, по которому задел меня дротик. Я ощупал свою шею и почувствовал что-то мокрое. Кровь. Надеюсь, заряженная в дротик бурда не успела перекочевать в мой организм. Я решил припугнуть наглячку и выстрелил из пистолета-пулемета поверх ее головы. Она видела, куда я целился, и только еще больше засмеялась, покачивая головой. А вот выстрелы из кузова стоящего посреди рынка грузовика заставили ее быстро нырнуть за спасительный прилавок. В кузове грузовика показались Таран и Напалм с большими десятимиллиметровыми пистолетами в руках. Из-за прилавка вылетел округлый предмет, который, упав на землю, закатился под днище грузовика. Таран с Напалмом тут же прыгнули в разные стороны. Таран скрылся за эстакадой металлических бочонков, а Напалм длинными прыжками домчался до нашего укрытия. И вовремя — грузовик комично подпрыгнул на подушке из дыма и осколков, лишившись задней пары колес. Сквозь грохот взрыва пробился визг сирены. Я увидел на дороге, проходящей через середину рынка, угловатый бронированный грузовичок с символикой якоря на капоте — гербом Гидрополиса. Кто-то вызвал полицию. Откуда-то из скопления торговых лавок выскочил простой трицикл и остановился прямо перед полицейской машиной. Вопящий сиреной броневик врезался в возникшую на дороге преграду. Открылась тяжелая дверь и из броневика выскочил полицейский с коротким автоматом. Он открыл огонь по кабине трицикла, откуда через выбитое окно вышвырнули гранату. Полицейский рванулся к укрытию, но грянул взрыв, отбросивший его в кучу деревянных ящиков с овощами. Полицейский фургон перевернуло на бок. Из люка в крыше выбрался еще один полицейский, с висящей плетью левой рукой и еле держащийся на ногах. Здоровой рукой он вытянул из машины держащегося за голову сослуживца и вместе с ним скрылся за грузовиком. Остов трицикла отшвырнуло на край моста, откуда он свалился вниз.

Женщина вновь высунулась из-за прилавка, да не одна, а с друзьями в лице пяти хмурых парней с автоматами и ружьями. Они подняли оружие, но тут вдруг один автоматчик схватился за сердце. Он удивленно поднес окровавленную руку к лицу и упал вперед. На секунду черные плащи замерли от удивления. Но потом еще один из них упал с простреленной шеей. Какой-то стрелок ударил по ним с тыла. Тут же откуда-то примчался легкий автомобиль, напоминающий микроавтобус, и остановился позади наших врагов. В него с лязгом угодила пуля — машина стальным щитом оградила черных плащей от неизвестного стрелка, который решил помочь нам. Враги спокойно двигались к нашему прилавку, расслабленно держа оружие. Они думали, что они хозяева положения.

— Черт… Они совсем охр…нели! Идеи есть? — спросил Дез, держа наготове свой новый длинноствольный револьвер.

— Может, выскочим и откроем огонь все вместе? — предложил Напалм, высматривая врагов сквозь щель. — Они расслабились, даже оружие немного опустили.

— Точно! Если выскочим и залпом пальнем по ним в пять стволов, то они вряд ли выживут, — подтвердил Дез.

— Ладно, давайте так, — согласилась Хельга.

Она строго посмотрела на меня и сказала:

— Не высовывайся. Приготовь оружие на всякий случай.

Я кивнул, якобы соглашаясь, и поудобнее перехватил маленькие автоматики.

— Готовы? — спросила Хельга. — На счет три. Раз… Два… Три!

Мне сказали сидеть на месте, но я вместе со всеми вскочил и наставил оружие на врага. Вдруг все вокруг вздрогнуло и поплыло куда-то вниз. Я непроизвольно сделал пару шагов назад, к краю моста, где было импровизированное ограждение из провисших цепей. Не ощутив под ногой опоры, я повалился спиной назад и с перепугу вдавил спусковые крючки обоих «стуков», наполняя окружающее пространство пулями и треском выстрелов. Мир несколько раз перевернулся, а потом я увидел перед собой крышу и проломил ее. Между ног адски больно ударила поперечная балка. Задержавшись на ней пару секунд, я рухнул спиной вниз. Боль, поселившаяся в спине и промежности, неожиданно стихла.

«Изображаю девчонку, а сейчас чуть сам ею не стал» — подумал я, потирая ушибленное место. Глупая мысль вызвала у меня смех. Просмеявшись, я стал осматривать помещение, в которое провалился. Судя по всему, это был обычный одноэтажный жилой дом. Правда, заброшенный. Я оказался на кухне. Здесь была каменная печка, на которой стоял маленький закопченный котелок, стол с лавками и старый шкаф в углу. Все это покрывала пыль и паутина. Мне вдруг показалось, что котелок взлетел с печки, покружил немного надо мной и приземлился на шкаф. Все это вызвало у меня новый приступ смеха. Я не мог понять, почему вдруг стал хихикать над летающим котелком. А еще не мог понять, почему вдруг вокруг все стало таким желтым, теплым…

Я провел пару минут лежа на спине и глупо смеясь. Потом глухая деревянная дверь возле печки слетела с петель и в комнату вломился Таран. Понятно, почему его так называют. За ним в комнату влетели Напалм и Дез. Котелок взмыл в воздух, пролетел над Тараном и приземлился прямо на голову Напалма, закрыв пол-лица. Гранатометчик сделал рот в форме заглавной буквы «О» и заорал:

— Кто?! Где?! Где вы?! Где я?! Что со мной?!

Затем он поднял тяжелый пистолет и принялся палить во все стороны. Все находящиеся в кухне попадали на пол. Меня происходящее развеселило еще больше, и теперь я в приступе смеха колотил руками по полу. Глаза Деза стали размером со стекла очков. Еще бы! Увидев такую картину, я бы тоже очень сильно обалдел. Пистолет выпустил последние две пули в старый шкаф, а затем сухо щелкнул боек. Напалм принялся колотить разряженным пистолетом по надетому на голову котелку. Этим он показал пример деревянной ложке, которая взлетела со стола и также начала молотить по котелку с другой стороны. Очумевший от такого гранатометчик плотно сжал зубы и завыл. Дезинфектор, справившись с удивлением, подскочил к нему и отбил рукой ложку. Затем он сорвал с его головы котелок и швырнул в угол, открыв почерневшую от копоти верхнюю половину лица, на которой ярко сверкали безумные глаза.

— Что у вас случилось?! — в дверь сунулась Хельга.

— Котелок случился. Летающий, — ответил Таран.

Затем здоровяк схватил меня одной рукой и положил на плечо. На другое плечо он взвалил еще не пришедшего в себя Напалма.

Мы выскочили на улицу-канал под мостом. Здесь столпилась небольшая толпа народу, глазеющая на дом, из которого мы вышли. Как только мы его покинули, через заколоченное окно, пробив доски, вылетел злополучный котелок и нацелился на голову Деза. Телохранитель пригнулся, и поэтому снаряд, пролетев мимо, плюхнулся в канал.

— Быстрее! Давай его мне! — потребовала Хельга у Тарана.

Она бережно взяла меня на руки, а затем резко побежала с места. Ее скорость была намного больше, чем у простого человека, да и силы в худом стройном теле было немерено. Остальные побежали за нами, но начали отставать. При беге моя голова скакала вверх-вниз, но я все-таки успел заметить отряд полиции, спешивший к дому с бешеной посудой. Их полукруглые шлемы напоминали шляпки грибов. Это меня снова развеселило.

— При-и-вет! Грибочки! — выкрикнул я дурным голосом.

— Тише! — прошептала Хельга.

— О`кей! — весело ответил я.

Она быстро отыскала лестницу и взлетела по ней на древний мост. Следом поднялись тяжело дышавший Таран с гранатометчиком на плече и Рубец с Дезом.

Когда мы добрались до гостиницы «Уют», возле нее, помимо наших трициклов, стояла небольшая машина, напоминающая грузовой мотороллер с крышей. Возле трициклов крутился Сион. Увидев нас, он заскочил в кузов мотороллера. Сунув меня на переднее сиденье грузового трицикла рядом с Пистолем, Хельга юркнула в боевой.

Сквозь лобовое стекло я увидел подъехавшую к гостинице необычную машину. Корпус в виде трапеции, сужающийся капот, башенка с толстым стволом, плавные обводы бронированной кабины и три пары широких колес. Все это напоминало помесь танка и старинного автомобиля. Из машины через створки в корме выбрались трое мужчин в черных с красными пятнами куртках и в такого же цвета галифе. Один из них был в фуражке с какой-то символикой на козырьке, другие были без головных уборов. Их волосы были аккуратно собраны в два низких круглых пучка и укреплены шпильками. Вооружена троица была автоматами, отдаленно напоминающими советские ППШ, но только с черными, будто пластиковыми, прикладами и более длинным стволом. Затем из машины выбрался человек в такой же одежде, но с белыми эполетами на куртке и в странной черной шляпе с плотной вуалью, закрывающей верхнюю половину лица. Когда человек спускался с машины на землю, один из спутников подал ему руку.

Вся четверка скрылась в дверях гостиницы, но перед этим человек в вуали внимательно посмотрел на наши машины. Мне показалось, что глаза за темной тканью смотрят точно на меня.

— Военные из Технограда? Что им тут надо? — произнес задумчиво Пистоль трогая трицикл с места.

— Ненавижу военных! — зло процедил Дез, который уселся по другую сторону от водителя.

— С тобой все в порядке? — спросил меня Ланий, сидящий в глубине салона.

— Да ваще все хорошо! — хохотнул я.

А потом сполз с сиденья и отключился.

Глава 12 

Очнулся я, лежа в салоне трицикла. Судя по тряске, мы куда-то ехали. Вокруг меня был полумрак, немного разбавленный исходящим от горшочка с грибом мягким желтым светом. Трицикл качнулся и свет озарил лица сидящих вдоль бортов Стилета, Пистоля и Деза. Братья спали, прислонившись плечом друг к другу, а Дез сидел напротив них и о чем-то размышлял.

— Очнулся наконец-то! — обрадовано зашептал он.

Я промычал в ответ что-то нечленораздельное.

— Знаю, держи.

Он протянул мне фляжку с водой. Я так думал, что с водой, но ошибся. Горло обожгло огненной волной, из глаз выступили слезы. Кашляя, я разлил почти половину фляжки.

— Ч-что ты мне дал? — просипел я.

— Как что? Водка! Ее на одной ферме мой знакомый делает, из каких-то там овощей. Ну что? Хороша?

— Решил убить меня, да?! Да я чуть не задохнулся! Черт, всю юбку облил!

— Ничего, зато теперь ты в норме.

Я попытался встать, но поясницу прострелила боль. Я взвыл и прижал руку к больному месту.

— Что, «принцесса»? Спина? — заботливо поинтересовался Дез.

— Ага. Я, когда в дом тот грохнулся, так прямо на спину упал. Хорошо, что только спина болит, я ведь и другим кое-чем приложился.

— Чем же?

— Не скажу. Не болит — и ладно.

— Ладно? Я бы на твоем месте сходил к лекарю. Кто знает — может, у меня теперь не напарник, а напарница? — Дез захихикал. Конечно, он догадался, чем я так больно треснулся.

— Сплюнь ты. Кстати, а почему в том доме котелок летал? Я думал, что мне показалось.

— Ничего не показалось! Этот дом — одна из легенд Гидрополиса! Говорят, там раньше жила счастливая семья, но потом они вынуждены были уехать.

— Почему?

— Потому что там призраки живут. Люди этот дом стороной обходят, боятся.

— И правильно делают. Я бы тоже испугался летающего котелка. Значит, в том доме поселился полтергейст?

— Наверное. Ну, или что-то другое, что заставляет предметы летать. Я раньше не верил в это, считал полной чушью. А вот теперь, когда самому чуть по голове не досталось, понимаю — на свете есть много, чего человеку никогда не понять и не подчинить своим законам.

— Что со мной случилось? Почему боль так резко прошла? И почему так по-идиотски смеялся?

— В тебя выстрелили дротиком, наполненным специальной жидкостью. Если бы дротик воткнулся тебе в шею, ты бы сразу отключился, а очнулся бы только через пару дней. Но дротик всего лишь задел тебя, поэтому то количество препарата, которое попало тебе в кровь, вызвало у тебя такую реакцию. Ты смог продержаться некоторое время и только потом уснул. И спал ты только несколько часов.

— Сколько?

— Около десяти. Через два часа полночь.

— Странно. До сих пор хочется спать. Куда мы едем?

— В поселок Старый Пень. Он славится своими лекарями и целебной болотной грязью. Кстати, там и твою спину вылечат.

— Грязью?

— Да. Мы ведь сейчас на границе Верхних и Нижних болот.

Держась за поясницу, я между коробками и мешками прополз к заднему борту грузового трицикла. Здесь имелись задние двери, снабженные большими открывающимися окошками. Открыв окошко, я высунул голову наружу. Прохладный влажный воздух проник в кузов.

Вокруг была темнота, в которой смутно различались стволы деревьев, обвитые лианами плюща. Очень больших, просто огромных деревьев. Они имели большие, закрученные в немыслимых изгибах толстые корни, казавшиеся живыми. Между корнями, где начинал сгущаться плотный туман, поблескивали в скудном лунном свете зеркальца воды. Я задрал голову вверх, пытаясь разглядеть верхушки исполинских деревьев. Шуршащие кроны великанов почти закрывали собою черное небо, полное звезд. Наверное, в этих местах даже в яркий солнечный день всегда сумерки. Все это сопровождалось и соответствующим саундтреком. Тихо тарахтящие моторы трех машин, созданных человеком, не могли заглушить звуки того, что создала сама природа. Отчетливо слышались и шелестение листвы, и скрип корней, и бульканье выходящих на поверхность воды газов. Ветер доносил звуки, которые наверняка принадлежали и обитателям этих мест. Вот кричит вдалеке какая-то болотная птица, ей отвечает вторая, а после и третья. Вот слышится рычание какого-то существа. Ну, а про лягушек я вообще молчу. Кваканье и плеск не умолкали ни на секунду. Но что-то вдруг заставило их замолчать. Я огляделся, и заметил в отдалении какое-то свечение. Между стволами громадных деревьев промелькнул бледный огонек. За ним пролетел второй. Затем, через несколько секунд, третий. Целая череда белесых огней проплыла между стволов деревьев, направляясь куда-то в глубину болот. Из ближайшего сплетения корней выскочило существо с темной шерстью, сильно напоминающее кошку. Оно держало в зубах маленькую рыбку. Посмотрев на процессию блуждающих между деревьев огней светящимися зелеными глазами, оно подняло хвост и побежало дальше по своим делам. Когда огни исчезли, лягушки вновь завели свою песню. Мне почему-то вспомнились сказки про Бабу-Ягу, которые мне читала в детстве мама. Думаю, как раз в таких вот местах и могла бы жить бабуля, увлекающаяся колдовством и любящая на завтрак свежеприготовленных детей. Я машинально напряг зрение, стараясь углядеть поблизости избушку на курьих ножках. Избушки я не увидел, но зато заметил потемневший корпус грузовика, до половины затопленный в болотце. На обвитой плющом кабине сидела большая сова. Она тяжело заухала, когда трициклы проезжали рядом, но не улетела. Я заметил, что внутри кабины прямо на сиденье свито гнездо. В нем что-то шевелилось. Сова долго смотрела нам в след своими желтыми глазами-блюдцами, а затем перепорхнула внутрь кабины.

Я вернулся в салон, но окно закрывать не стал. Добравшись до кабины, я обнаружил там сидящего за рулем Сиона и Хельгу. Они о чем-то шепотом разговаривали, стараясь не разбудить спящих.

— Как себя чувствуешь? — с тревогой спросила Хельга.

— Нормально, только спину ушиб.

— Ну ничего, скоро тебя болотные лекари быстро вылечат, — сказал Сион.

— Зачем мы едем в Старый Пень? Почему так быстро уехали из Гидрополиса?

— Нашумели мы там сильно. Кстати, это я вас прикрывал, когда эти типы в плащах в открытую к вам двинулись. Они из окна гостиницы как на ладони были, ну я и взял винтовку. Но потом их машина закрыла. Как раз тут в дверь вошел Ланий с парнями. Они в баре какого-то мужичка интересного нашли. Я им сказал, что на вас напали. Мы вместе к окну сунулись, и видим, как вы все в полный рост из-за прилавка вскочили, да огонь открыли. Кстати, ты красиво смотрелся со «стуками» в обеих руках. Выпустил по врагам ливень пуль, а затем вдруг с моста упал. Полиция вся переполошилась, поэтому мы и уехали оттуда по-быстрому.

— Я тебе говорила не высовываться? — строго спросила Хельга.

— Ну, не привык я в стороне оставаться… — оправдался я.

— Если бы не геройствовал, так не упал бы в тот проклятый дом! Но, скажу тебе — ты отлично стреляешь с двух рук, — сказал Сион.

— Не понял?

— Ребята пристрелили двоих. Ну, а ты изрешетил из своих автоматов и их командиршу, и того, который рядом с ней стоял, и даже угробил их машину вместе с водителем.

Мне вдруг стало нехорошо. Я лишил жизни трех человек. Пусть эти люди и были нашими врагами, но ведь у них тоже были свои цели, свои мечты. А теперь все это исчезло благодаря мне.

— Кстати, я захватила «стуки», которые ты бросил в том доме. Держи, я их перезарядила, — Хельга протянула мне пистолеты-пулеметы. — Передай Дезу — он молодец, что подарил тебе эти штуки. Всегда носи их с собой.

Взяв пистолеты-пулеметы, я поплелся обратно в салон. Пристроив оружие на бедрах, обхватил себя руками за плечи и сел рядом с братьями, угрюмо уставившись перед собой.

— Что такое? — поинтересовался Дез.

— Ничего. Просто я укокошил за пару секунд троих человек.

— А, ну да. Я видел. Слушай, ты, наверное, сейчас винишь себя?

— Ну, а кого мне надо винить? Автоматы? Ну так держал их я!

— Не нужно себя винить. Ты спас нас. Когда мы вскочили, то та стерва, которая у них командир. Хм, бывший командир. Так вот, она держала здоровенную такую пушку, вроде двуствольного ружья, но гораздо больше. Она стреляет патронами размером с чертову бутылку! Если бы ты не выстрелил, я бы с тобой сейчас не разговаривал. С тобой бы сейчас разговаривал похититель Елены. Хватило бы одного выстрела дробью из этой пушки, чтобы отправить нас к праотцам. Ты не убийца. Ты герой.

— Но мне все равно гадко на душе! — раздраженно ответил я.

— Гадко из-за того, что убил убийц? Убил тех, кто убил, может быть, десятки человек? Если бы ты не избавил мир от них, они бы продолжили убивать. Ты видел, как они улыбались, стреляя в нас? Надо было захватить с собой одну из их винтовок и посчитать зарубки на прикладе. Наверняка там уже места нет. Уничтожив их, ты спас от смерти тех, кого эти подонки могли пристрелить в следующий раз. Кто-то должен был наказать их, и ты их наказал. Жестко, но за дело. Так что постарайся не думать об этих бандитах.

Слова друга принесли неожиданное облегчение. Я лишил жизни троих убийц. В противном случае, в дальнейшем могли погибнуть намного больше человек. И вполне вероятно, что это были бы простые люди, не сделавшие никому никакого зла.

У меня немного поднялось настроение, и я решил отвлечься от смурных мыслей разговором.

— Дез. А что это были за люди? Возле гостиницы, когда мы покидали Гидрополис? — спросил я задремавшего телохранителя.

— На машине?

— Да. В черных куртках с красными разводами.

— Это были оружейники из Технограда. Ну, или технари. Их тут по-всякому называют.

— Интересная у них машина.

— Это броневик. Но необычный. Техноградцы очень интересуются знаниями древней расы, которая обитала здесь до нас. По слухам, они вроде бы нашли у древних секрет энергетического оружия. Помню, в баре сидел один пьяница. Он говорил, что был одним из ученых в Технограде. Как раз занимался изготовлением энергетических пушек. Так он говорил как раз о таких вот броневиках. Что на них первые такие пушки и поставили. Видел, какой ствол торчал из башенки той машины? Мне он показался странным. А тот мужик вскоре растрезвонил об энергетическом оружии на весь город. Ха! Тогда как раз и появилась та надпись на рынке: «есть все, кроме энергетического оружия».

— А что за странный человек с ними был? В вуали и с эполетами?

— Ну, вроде как экстрасенс какой-то. Многие люди в этом мире открывают в себе скрытые сверхвозможности. Кто-то может мысли читать, предметы взглядом двигать. Даже, говорят, владеют силами стихий. Ну, то есть, могут одним взглядом поджигать предметы, замораживать кровь в теле человека, создавать шаровые молнии. Техноградцы очень умные, вербуют таких вот сверхчеловеков к себе на службу. Знаешь, мне не понравилось, как он на нас посмотрел тогда.

— Да, я тоже заметил.

— Интересно, ради чего они забрались так далеко от своих владений?

— Слушай, а что за мужика нашел Ланий? И что это за машина впереди нас едет?

— Да в баре сидел один из деревенских, искал наемников для какого-то дела. Ланий заинтересовался, и спросил у него подробности. Выяснилось, что мужичок этот из поселка Старый Пень. Недалеко от этого поселка обосновалась большая банда каких-то бандитов, которые селянам жить мешают. Вот староста деревни и попросил Егора, ну, то есть мужика этого, съездить в Гидрополис и поискать наемников, которые бы избавили деревню от бандюков. По описанию эти бандиты как раз похожи на тех, которые нападали на нас. Наверное, они из одной колоды. Вот мы и едем с Егором в Старый Пень, чтобы это узнать. Ланий хочет попробовать пробраться в бандитский стан и «поговорить» с их главарем. Деревенские поймали нескольких разбойников, попробуем вытрясти из них что-нибудь.

— А почему у поселка такое название?

— Ты видел деревья на болотах? Здоровенные, как баобабы. Посреди поселка раньше росло такое дерево, а потом в него ударила молния. От него остался лишь здоровенный пень, из которого местные удалили все внутренности и открыли внутри трактир. Вот поэтому такое название. В поселке потом появилось еще несколько таких вот домов-пней. Я слышал, что эта деревня — одно из самых красивейших мест.

После разговора с Дезом я вновь вернулся к окну. Я обратил внимание, что трицикл катит не по утрамбованной земле, а по мощеной замшелыми камнями дороге, и что вдоль нее с обеих сторон тянется плетеный из прутьев забор, на котором висят глиняные крынки, кувшины и другие вещи. Я обратил внимание на предметы, напоминающие черепа каких-то животных.

— А чьи это черепа? — спросил я Деза, который глядел в соседнее окно.

— Это не черепа, а панцири ползунов, которые защищают их голову. Этот панцирь почти не пробивает пуля мелкого калибра, поэтому некоторые люди делают из них шлемы, защищающие не хуже стальной каски.

— Кто такие ползуны?

— Существа такие на болотах обитают. На змей похожи, но с рыбьей головой. Опасные, сволочи. О! Мы уже приехали!

Я пробрался в кабину, из которой открылся вид на широкие бревенчатые ворота, через которые проезжал ехавший впереди боевой трицикл. Ворота находились в мощном заборе, нижняя часть которого была из камня, а сверху шел частокол. Над забором горели масляные светильники, в свете которых были видны фигуры дежуривших возле ворот охранников. Проезжая мимо часовых, я заметил на одном из них шлем из панциря ползуна. Жуткое зрелище! Надев такую штуку, можно, наверное, здорово напугать непросвещенного человека. Первым, что бросилось в глаза, когда мы проехали ворота, был громадный пень. Нет, не пень даже — пнище, покрытый темно-зеленым мхом. В нижней части пня между корней была дверь, над которой красовалась деревянная табличка с вырезанной надписью «Трактир». Трактир имел два этажа окон, из которых лился мягкий желтый свет. Из крыши торчала труба, из которой выходил сероватый дымок. Рядом с пнем-трактиром стояла каменная башенка, похожая на водонапорную, но с двускатной крышей и большим циферблатом. Возле нее мы и остановились. Мы с Дезом выбрались через задние двери, а братья продолжали дрыхнуть в кузове. Оказавшись на прохладном болотном воздухе, я поднял повыше воротник водолазки, обхватил себя за плечи и сдвинул ноги, дрожа от холода. Дез с наслаждением вдохнул холодный воздух полной грудью, затем резко выдохнул, издав при этом такой дикий звук, что стоявшие неподалеку от трактира мужчина и молодая женщина недоуменно уставились на телохранителя.

— А здесь и правда хорошо! — восторженно произнес он. — Воздух-то какой!

Здесь и вправду хорошо дышалось. Вспоминая свой город, насквозь провонявший выхлопами заводов и фабрик, я подумал, что нахожусь сейчас на каком-нибудь курорте.

Из похожей на грузовой мотороллер машины выбрались Ланий и похожий на медведя мужик с бородой и взъерошенными черными волосами до лопаток. Из боевого трицикла показались Таран, Рубец, зевающий Женька и Напалм, не сумевший полностью оттереть сажу с лица. В своей экипировке, каске и с таким «макияжем» на лице гранатометчик напоминал элитного бойца-диверсанта. Спустя минуту из темного нутра грузового трицикла появились и братья. Пистоль почти тащил на себе Стилета, который демонстративно зевал, показывая, что сильно устал и хочет спать.

— Нормально? Голова не болит? — спросил меня подошедший Ланий, который так и остался в образе путешественника.

— Все хорошо. Только спина болит.

— Сейчас найдем место для ночлега, а утром займемся делами. Я попрошу кого-нибудь из местных лекарей осмотреть твою спину. Сделают тебе компресс с грязью на ночь. Проснешься утром — как новенький станешь.

— Да, поспать бы не помешало… — поддержал Лания Дез.

Он заловил проходящую мимо местную девушку за локоть, наклонился к милому личику и спросил:

— Девушка! Вы мне не подскажете, где находится местный гранд-отель?

— Что? Какой «град»? Какой «тель»? — удивленно вскинула брови селянка.

— Ладно, проехали. Где тут у вас переночевать можно?

— Вон там за башней гостиница. Отпустите, мне домой надо.

Девушка вывернулась из хватки Деза и припустила к одному из домов-пней — точной копии трактира. Остальные дома были созданы людьми и имели один или два этажа. Первый этаж построен из камня, сверху надстроен второй — деревянный.

Дойдя до двухэтажной гостиницы «Приют охотника» и сняв две комнаты на втором этаже, мы наконец-то смогли расслабиться. Ланий попросил одну из служащих полечить мне спину. Я лег на живот, а женщина в зеленом платье с фартуком принялась размазывать лечебную грязь по моей пояснице. Затем она обмотала ее платком из плотной ткани. Когда она ушла, я с помощью Хельги натянул теплую ночную сорочку и укрылся одеялом. Через пару минут служащая принесла какой-то напиток в глиняной кружке.

— Этот отвар поможет вам поскорее заснуть. Спокойной вам ночи, Елена, — пожелала она и удалилась окончательно.

Я глотнул из кружки. Горячая жидкость напоминала ароматный травяной чай. Выпив отвар, я почувствовал расслабляющее тело тепло. Оно разлилось по каждой моей вене, каждому сосуду. Глаза сами собой стали закрываться. Уже не слушая, что там говорит Хельга, и не отвечая на ее вопросы я заснул. Сквозь сон я чувствовал, как она поправила мне одеяло и поцеловала в лоб.

Мне снилась Елена…

— Спящая Красавица, подъем! — стянул с меня одеяло Дез.

Мне ужасно захотелось встать и пару раз обрушить подушку на голову телохранителя. Но, в то же время, мне ужасно хотелось спать. Поэтому я лишь вяло промычал в ответ. Мой ответ его не удовлетворил. Поэтому Дез схватил меня под мышки и поставил на пол. Я что-то угрожающе прорычал ему, но наемник уже вылетел из комнаты. Черт! Ненавижу утро!

В комнате я был один — остальные либо отправились завтракать, либо нашли еще какие дела. Покачиваясь, я босиком сделал пару шагов. Ногу защекотал ворс ковра. Я, зевая, нагнулся и почесал ее. Вдруг я понял, что боль в спине прошла. Через ночнушку я прощупал компресс с немного затвердевшей грязью. Теперь придется мыться — и это даже очень хорошо. Вода прогонит сон и добавит хоть немного бодрости. Я обул стоящие возле кровати тапочки и, прихватив полотенце, подошел к двери. В коридоре снаружи никого не было. Я направился в конец коридора — там был оборудован душ. Надеюсь, там нет очереди. Второе, что я ненавижу после утра, это стоять в очереди. К тому же стоящие в очереди люди со скуки начнут присматриваться друг к другу — вдруг они догадаются, что худенькая блондинка с полотенцем на самом деле просто симпатичный блондин. Ха-ха! Вот бы посмотреть на их лица! Я бы, наверное, со смеху помер, если бы такое произошло не со мной. К счастью, в душе никого не оказалось. Сейчас раннее утро, поэтому постояльцы либо еще преспокойно дрыхнут в своих комнатах, либо завтракают в зале на первом этаже. Оттуда слышался гул голосов и тихая музыка. Я прошмыгнул в душ и запер за собою дверь. Быстро стянул через голову ночнушку и развязал компресс. Грязь черной лепешкой отвалилась от моей спины, и я с наслаждением встал под струи тепловатой воды. Хорошо, что кочегар еще не разжег печь, греющую чан с водой. Вода, которой я мылся, была остатками вчерашнего кипятка.

Обтершись насухо полотенцем, я вновь надел ночнушку и побежал в комнату. Пока я нежился под струями воды, в комнате успела побывать Хельга. На кровати лежали приготовленные киборгом короткое платье с воланами цвета хаки и черные лосины. Быстро переодевшись и натянув стоящие под кроватью остроносые сапожки, я отправился на первый этаж.

Зал со столиками занимал половину первого этажа гостиницы. Здесь играла спокойная музыка, лившаяся из динамиков стоящего сбоку от барной стойки громоздкого шкафа радиоприемника. Девушка за стойкой вяло качала головой в такт музыке, оглядывая помещение. Народу сейчас было не очень много. За столиками сидели люди в дорожной одежде и повешенными на спинки стульев сумками. Большинство из них курили трубки и сигары, отчего под сводами зала скопились клубы дыма, сквозь которые смутно проглядывали силуэты деревянных люстр.

— Сюда! — махнул мне Дез, вставая из-за стола в самом темном углу.

За столиком помимо телохранителя сидел Сион.

— Ну что? Вылечили твою спину? — поинтересовался он.

— Ага. Вообще не болит, их грязь и вправду целебная, — ответил я.

— Ну и прекрасно! Садись, ешь.

Он подвинул ко мне тарелку с мясной кашей и кружку с чаем. Выскребав тарелку с кашей до дна, я принялся за кусочки жареного мяса и сыра.

— А где остальные? — спросил я, попивая чай со свежевыпеченными теплыми печеньями.

— На пленных бандитов пошли посмотреть, — ответил Дез с набитым ртом.

Когда мы уже позавтракали, в зал заглянула Хельга. Вместе с ней мы вышли из гостиницы и отправились поглядеть на бандитов.

Мы вышли на мощеную зеленоватыми камнями площадь позади пня-трактира. Здесь стояли приспособления, похожие на древние деревянные кандалы. И они не пустовали — в них были сразу трое бандитов. Посередине была закована молодая женщина с пышной копной черных волос, одетая в заштопанное платье, справа от нее мужик в рубашке и полотняных штанах, а слева парень лет двадцати пяти, на котором были лишь штаны. Он все время ругался и угрожал охранявшему пленников шестнадцатилетнему парниишке с ружьем. Еще здесь находился мужчина в темно-зеленом пиджаке с седыми волосами, скрученными в узел на затылке и с усами, кончики которых были закручены вверх. Рядом стояли остальные члены нашего отряда.

— Слышишь, ты! Старый хрыч! А ну выпусти нас отсюда, не то придет Запал и разнесет вам тут все к чертям! — распалялся молодой бандит.

— Не смей обзывать старосту Георгия хрычом! — мальчишка-охранник дал пленнику пинка.

— Ты за это ответишь, молокосос! — обиженно прорычал бандит.

В кандалах для каждого пленника имелось по три дырки — две для рук, одна для головы. При этом ноги оставались свободными. Вот наглец и принялся махать ими, пытаясь достать обидчика. Мальчишка отпрыгнул в сторону и взмахнул громоздким прикладом ружья, несильно долбанув пленника по ногам, чтоб не брыкался.

— Где и когда вы их поймали? — спросил седого старосту Ланий, который продолжал оставаться в образе простого бродяги.

— Да пришли сюда пару дней назад пять человек. Принялись буянить, людей наших обижать, устроили тут пьянку и замусорили всю деревню. А когда мы им все высказали, они принялись нас пугать, мол, мы из банды каких-то «разрушителей», если вы нас тронете, придут наши друзья и разберут вашу деревню по камешкам. Мы поймали буянов, вот теперь ищем наемников, которые бы избавили нас от этой проблемы.

— Вот именно! Скоро сюда нагрянут Разрушители во главе с самим Запалом. Он притащит сюда столько взрывчатки, что когда она рванет, вашу деревню разметает по всем болотам! — прошипел разговорчивый бандит.

— А как выглядит их одежда? И где околачивается этот Запал со своим отребьем? — задала вопрос Хельга.

— В плащах они были черных. На руке у каждого белая повязка с изображением взрыва. Ихняя банда тут недалеко лагерем встала. Там раньше тоже деревенька была, но они оттуда всех жителей прогнали. Теперь там ставка Запала, их главаря. Он, говорят, на взрывчатке помешан, поэтому такое прозвище.

— Ага, взрывчатку он любит! И скоро он придет сюда за нами! А вам всем мало не покажется! — снова подал голос бандит.

— Да успокойся ты. Никто сюда за нами не придет. Не нужны мы Запалу. Так бы он уже давно за нами пришел. Запал не ценит человеческую жизнь. Недавно в Старой Гавани погиб целый его отряд. Он даже не скорбел о потерях, — проговорила закованная посередине бандитка.

— Ты что мелешь? Запал обязательно заберет нас из этой дыры! — возразил ей сосед.

— А можно поподробнее про отряд в Старой Гавани? — поинтересовался у пленницы Сион.

— Не смей выдавать секреты группировки! — погрозил ей бандит.

— К черту группировку! Давно я хотела от вас уйти! Знала ведь, что ничем хорошим это для меня не кончится. Я ведь женщина. Я мечтала, что когда-нибудь у меня будет свой дом, муж, дети. А теперь всему этому уже не бывать…

— Я задал вопрос! — требовательно произнес Сион.

— Насколько я знаю, к главарю нашему приезжал старый знакомый, которому Запал был должен. Он попросил об услуге. Мы должны были похитить для него дочку мэра Старой Гавани. Он дал нам специальные ружья, стреляющие дротиками. Я не участвовала в этом деле, но слышала, что эту девчонку все-таки похитили. Через некоторое время оказалось, что похищенная девушка якобы двойник настоящей Елены Шварц. Заказчику понадобились обе девушки, поэтому Запал отправил в Старую Гавань новую группу. В этот раз задание провалилось. Против группы выступила банда наемников и новый телохранитель Елены. Никто из группы не выжил. Через некоторое время Запалу доложили, что Елена направляется в Гидрополис. Поэтому он отправил туда своих людей. Больше я ничего не знаю.

— Крыса! — презрительно сказал ей бандит.

— Да пошел ты!

Бандитка одной ногой пнула соседа по филейной части. Отчего тот еще больше обозлился. Он с трудом провернул в кандалах голову и плюнул бандитке в лицо.

— А вы ему кляп воткнуть не пробовали? — спросил Дез у пацана с ружьем.

— Точно! И как же это я не догадался! — мальчишка принялся шарить себя по карманам.

Он достал небольшой платок с цветочками и стер им плевок с лица пленной бандитки. Затем он скрутил из него кляп и вставил в рот отчаянно дергающемуся бандиту. Тот зло уставился на него и принялся что-то угрожающе бурчать.

— Как выглядит знакомый Запала? — спросил Ланий.

— Высокий такой. В странной одежде и глухом шлеме с темным забралом. Еще с ним были люди в похожей экипировке. А вот машины у них были техноградские. У нас такие же есть.

— Откуда это у вас техноградские машины? Они же только оружием торгуют? — удивился Женька.

— Запал раньше командовал одним из моторизированных отрядов в Технограде. Но потом он откололся от технарей вместе с верными ему людьми и организовал клан Разрушители. Небольшая часть оружия, которая находится у нашей банды — это одни из самых технически сложных изобретений оружейников из Технограда. Правда, выдает их Запал лишь своим приближенным. Мы, кого он подобрал после, вооружены хуже, чем самые бедные разбойники.

— А ты когда-нибудь видела Елену Шварц? — вдруг спросил Дез.

— Нет. Я ни разу не бывала в Старой Гавани.

— Тогда узри! — Дез комично присел и воздел ко мне руки. — Умница и красавица Елена Сергеевна Шварц! Дочка Серея Александровича Шварца, мэра Старой Гавани!

Я подыграл напарнику и с самой милейшей улыбкой присел в реверансе, взявшись пальцами за края платья. Бандитка и ее молчаливый сосед уставились на меня, разинув от удивления рты. Ну, а бандит с кляпом во рту наконец-то перестал мычать и выпучил свои бешеные глаза так, что мне стало за него страшно — вдруг вывалятся, а подобрать никак — руки-то в кандалах.

— Георгий, по-моему, эту женщину можно отпустить, — предложил старосте Ланий.

— Это почему я должен отпускать преступника? — нахмурился Георгий.

— Мы забираем ее с собой. Мы поможем вам избавиться от Запала, а заодно решим и свои дела.

— Если это поможет — забирайте. Под свою ответственность.

— Еще одна просьба. Вы сохранили их вещи?

— Все, что у них было сейчас в хранилище. Они вам нужны?

— Да. У меня тут появился план, — улыбнулся Ланий

— Зайдите вон в тот каменный дом. Там у нас и подвал, и склад. Скажете, что от меня, и вам все отдадут.

— Спасибо! — Ланий пожал старосте руку.

Бандитку освободили под завистливые взгляды ее буйного товарища. Но полной свободы ей не дали. Охранявший пленников пацан связал ей руки куском веревки, от которой отвел короткий поводок, конец которого вручил Хельге. Ланий с Тараном отправились на склад за вещами бандитов. Когда они вернулись, здоровяк держал охапку старых винчестеров и пару автоматов, а Ланий нес сложенную стопкой одежду — черные плащи, туники и штаны, а также ворох белых повязок с изображением взрыва.

Днем в поселке было куда больше народу, чем ночью. Мы прошли к воротам под удивленные взгляды многочисленных прохожих, среди которых встречались и обычные деревенские огородники с овощами, и охотники с ружьями на плечах, и просто путешественники в дорожной одежде. Ворота днем были нараспашку, но охрана никуда не делась. «Секьюрити» в жутком шлеме из панциря ползуна сидел в плетеном кресле на крыльце сторожки, положив на колени трехствольное ружье. Глаза в прорезях шлема с подозрением осматривали проходящих мимо, даже местных жителей. В стене сторожки было квадратное отверстие, из которого торчала мохнатая собачья голова.

Выйдя за пределы ворот, мы прошли пару десятков метров, а затем свернули с дороги в высокие заросли папоротника. Там Ланий достал нож и разрезал веревку на запястьях бандитки. Она удивленно уставилась на него, потирая затекшие руки.

— Тебя как звать-то? — спросил Сион.

— Ника. А почему вы разрезали веревку?

— А зачем она? Ты же не собираешься от нас убегать? — ухмыльнулся Ланий.

— А вдруг? — улыбнулась Ника.

— А вдруг на нас сейчас рояль упадет? — сказанул Дез и громко заржал над глупой шуткой.

— Ты поможешь нам добраться до Запала? — серьезно спросила Хельга.

— Помогу. Вы ведь меня от деревенских спасли. Если бы не вы, то горбатиться мне на их огородах до конца своих дней.

— Так. Значит, план такой: я, братья, Сион и Ника надеваем бандитскую форму и попадаем в их лагерь. Дальше мы находим Запала, говорим с ним, а затем закладываем взрывчатку и уходим. Рубец будет прикрывать нас на всякий случай. Остальные просто ждут недалеко от лагеря. Всем все ясно? — Ланий оглядел всю группу.

Все согласно закивали головами. Ника повела нас через болота одним только ей известным маршрутом. Утром туман еще не развеялся, и мы как будто шли по пояс в молоке. Он был таким плотным, что разглядеть что-либо под ногами было невозможно. Именно поэтому Напалм постоянно спотыкался, а один раз даже упал, с головой погрузившись в туман.

В корнях одного дерева было широкое дупло. Ника скрылась в нем с комплектом бандитской одежды, чтобы переодеться. Пока ее не было, Ланий вместе с Сионом и братьями облачились в черные плащи и повязали на предплечья белые повязки Разрушителей. Через пару минут вернулась Ника. Она как-то странно посмотрела на Лания, но ничего не сказала и повела нас дальше.

Глава 13 

— Залезайте. Сверху должно быть хорошо видно их лагерь, — Ланий похлопал ладонью по морщинистому стволу исполинского дерева.

Мы были на границе Верхних болот. Быстро текущая речка отделяла нас от холма, на котором стояли окруженные частоколом строения. Именно здесь располагалась база Запала. Здесь проходила проселочная дорога, которая пересекала речку и спиралью взбиралась на холм. Утром в бандитском логове не было видно движения. Все головорезы дрыхли в хатах, наклюкавшись местной алкогольной продукции. В оптическую трубу были видны лишь часовые, отчаянно теревшие слезящиеся после бессонной ночи глаза, да гуляющие по территории лагеря куры. Один раз вдоль частокола с внешней стороны прошел патруль в лице троих хмурых типов с автоматами на плечах. Больше людей видно не было.

— Рубец. На твоей винтовке прицел хороший, но уже довольно старый. — произнес Пистоль, снимая с плеча матерчатую сумку, внутри которой лежал предмет цилиндрической формы.

Он извлек оттуда нечто, напоминающее тубус микроскопа, увеличенный раз в десять.

— Что это? — спросила Рубец.

— Это я в Гидрополисе у одного человека в баре прикупил. Оптический прицел производства «Мародера». Экспериментальная модель, для твоей винтовки должен подойти.

— Э-э-э… Спасибо… — растерянно проговорила снайпер.

— Давай сюда винтовку, сейчас установим, — Пистоль выхватил у нее из рук оружие и быстро снял с него старый прицел, который был во много раз меньше нового.

Он установил здоровенный тубус на специальные крепления и вернул оружие владелице. Рубец направила винтовку в сторону бандитского холма и прильнула к окуляру прицела.

— Ничего себе! Я даже вижу бородавку на носу одного из часовых. А еще я вижу, что их глаза уже сами собой закрываются от недосыпа. Сейчас они вас легко пропустят.

Она повернулась к Пистолю и смущенно спросила:

— Как я могу отблагодарить тебя за такую прекрасную вещь?

— Ну, жетонов мне не надо. А вот от поцелуя одной миниатюрной девушки со снайперской винтовкой не отказался бы.

Рубец покраснела, но встала на цыпочки и дотянулась до лица Пистоля, чмокнув того в щеку.

— Удачи вам. Если что случится, я обязательно вас прикрою. С таким прицелом я весь лагерь перестреляю, — сказала она и полезла по лианам, обвившим ствол дерева.

Следом за ней поднялись все, кроме фальшивых бандитов во главе с Ланием и Тарана с огромным пулеметом, который спрятался среди мощных корней дерева-великана. Мы расположились в развилке ветвей. Отсюда прекрасно были видны постройки на холме бандитов. Большинство домов были обычными одноэтажными деревянными избами с покрытыми крупной черепицей крышами. Лишь в центре деревни стояло двухэтажное здание из толстых серых бревен. На двускатной крыше была огороженная платформа, на которой стояла тренога с многоствольным пулеметом. Рядом, опершись на ограждение, курил один из разрушителей. Он заметил группу Лания, когда те вброд переходили речку. Бандит достал оптическую трубу и через нее принялся получше разглядывать пришельцев. Увидев знакомую форму и повязки, он вновь расслабился и достал вторую сигарету. Наблюдая за курящим бандитом, я вдруг осознал, что уже несколько дней не курил. Даже любимую трубку забыл в Старой Гавани.

— Дез. У тебя покурить не будет? — спросил я телохранителя.

— Немного осталось, но для друга не жалко, — он протянул мне деревянную коробочку, в которой лежало две тонкие сигареты.

— Такие же у Сиона. Мне понравились. Где ты их берешь? — спросил я, взяв одну сигарету и прикуривая от предложенной Дезом зажигалки.

— Такие только в Старой Гавани можно достать. Когда вернемся, вместе сходим. Накупим целый мешок.

— Вообще-то Лена не курит, — сказала Хельга.

— А я курю с пятнадцати лет, — ответил я.

— Но сейчас ты не Александр Кошкин, а Елена Шварц, которая ни разу в жизни не пробовала табака. Так что ты сильно не увлекайся, — улыбнулась киборг.

— А там и не табак! — засмеялся Дез.

— Что же?! — сигарета чуть не выпала у меня изо рта от удивления. — Тогда была водка, а сейчас что ты мне подсунул?!

— Цветы какие-то. Но ты не бойся, они безвредные. Даже безвредней табака, зато какой от них запах… — Дез блаженно втянул сигаретный дым ноздрями.

Тем временем Ланий с группой лже-бандитов уже подошли к воротам лагеря. Дежуривший там разрушитель спокойно пропустил их внутрь. Благополучно проникнув в лагерь, они разделились. Ланий, Сион и Ника двинулись к двухэтажной избе, а братья скрылись среди остальных построек. В оптическую трубу я разглядел длинный навес с машинами. Там стояли в ряд шесть разномастных трициклов. Недалеко от навеса пристроился грузовик с укрытым тентом кузовом. Под ним лежал один из бандитов. Пистоль на цыпочках пробежал мимо механика и юркнул под навес. Далее он достал из наплечной сумки небольшую коробочку с циферблатом сбоку, которую положил под днище ближайшего трицикла. Затем он спокойно пошел назад, остановившись возле грузовика и подав механику какой-то инструмент. После он пошел к другому навесу, под которым стояли четыре машины. Эти имели плавные обводы корпуса и были выкрашены в черный цвет. Они были похожи на старинные автомобили, закованные в броню и оснащенные пулеметами на турелях в крыше. Черная краска местами облупилась, а на радиаторе одной из машин сохранился криво висящий знак: лабораторная колба и шестерня на фоне двух скрещенных ружей. Пистоль сунул еще одну коробочку под днище одной из машин. Тут я увидел и его брата, который закладывал похожую коробочку под крыльцо одного из домов. Закончив, братья присели на завалинку двухэтажного дома. Из одной избы появился мужик в одних только черных штанах. В одной руке он держал глиняную бутылку. Убрав с лица длинные спутанные волосы, он залпом опорожнил бутыль и, крякнув, швырнул ее о борт стоящего возле крыльца фургона. Потом он мутным взглядом обвел окружающее, заметив братьев, двинулся к ним. По пути он пнул под зад рыжего петуха, случайно оказавшегося на дороге. Дойдя до братьев, он вдруг остановился, прислушиваясь, и кинулся в двери двухэтажного дома. Вернее, попытался кинуться. Стилет сделал ему подсечку и вырубил прикладом винтовки. Из дома как раз вышли Сион и Ника.

— Слышите? Что это? Машины? — завертел головой Напалм.

Я прислушался. Вроде как мотор вдалеке работает. Нет, вернее, несколько моторов.

— Я тоже слышу, — прошептал я.

Звук стал громче. Я повернулся в сторону, откуда он исходил. Среди стволов деревьев что-то мелькнуло. Объекты двигались очень быстро, но все же мне удалось рассмотреть один из них. Это оказалась машина, похожая на те, которые стояли в лагере бандитов. Только вот блестящая на солнце черная краска не облупилась, а радиатор тачки украшает надраенный блестящий символ: колба, шестерня и две винтовки. За пулеметом стоял человек в черной куртке с красными разводами. Волосы скручены в два пучка, глаза скрывают защитные очки в пол-лица. Я уже догадался, кто пожаловал к нам в гости. Техноградцы.

— Вояки, чтоб их! — прошипел Дез.

— Они, — подтвердил Напалм.

— Ланий. Уходи, — одними губами произнесла Хельга.

Ланий как раз вышел на улицу, когда через заросли болот протянулся белый, объятый молниями луч. Луч впился в крышу двухэтажного дома. Бесшумная ослепительная вспышка накрыла собой половину здания. Сиона швырнуло на землю, Нику припечатало спиной о стоящую рядом хижину, а братьев вообще раскидало между избами. На ногах устоял только Ланий, у которого воздушной волной снесло с головы парик и очки. Он огляделся по сторонам, затем рывком поднял с земли Сиона и побежал к Нике. Братья вскоре тоже пришли в себя, и сразу же кинулись к ремонтируемому грузовику. Пистоль запрыгнул в кабину, а Стилет за ноги выдернул из-под машины механика. Что-то спросив у него и получив удовлетворительный ответ, Стилет треснул бандита в челюсть и запрыгнул в кабину с другой стороны. Белесый туман над двухэтажным зданием развеялся, и стали видны последствия: крыши с пулеметом и бандита просто не стало. Причем все это не сгорело, а как будто испарилось, исчезло. Лагерь тем временем стал оживать. Из бревенчатых лачуг выбегали разрушители. Они что-то кричали и махали оружием. Часовой возле ворот принялся трезвонить в висящий рядом небольшой колокол. Когда к нему подбежали двое бандитов, он указал им на подножие холма. Там, медленно переваливаясь на кочках, ползла машина, которую мы видели в Гидрополисе. Из люка в башенке торчала голова человека в вуали. К часовому подбежал еще один бандит, притащивший с собой короткую трубу и объемистую сумку. Часовой орал, брызгая слюной, и тыкал пальцем в техноградский броневик. Бандит поднял трубу на плечо и прицелился. Из тубуса, оставляя за собой дымный шлейф, вырвался продолговатый предмет и устремился к машине техноградцев. Но из пушки на башенке броневика навстречу ракете выстрелил белый луч. Белое облако объяло ракету, а когда рассеялось, то в том месте уже ничего не было. Даже взрыва не последовало. Ланий, зажав Нику под мышкой, побежал к грузовику, в кузове которого сидел Сион с винтовкой. По дороге ему попался бандит, который в общей суматохе обратил внимание на внешность Лания. Он сдернул с плеча похожий на ППШ автомат, но Ланий оказался быстрее. Он прыгнул к бандиту, вырвал из рук автомат и резко долбанул того прикладом в грудь. Разрушитель отлетел метров на пять. Грудь его заметно вмялась внутрь. Мне даже показалось, что я услышал хруст ребер. Держа в одной руке Нику, а во второй автомат, Ланий выпустил длинную очередь по бандитам, которые его заметили. Затем он быстро запрыгнул в кузов грузовика и укрылся за бортом. В лагерь через главные ворота внеслась одна из сопровождавших броневик машин — та, которую заметил я. Пулеметчик на турели яростно поливал разрушителей огнем. Его пулемет грохотал так, что зубы сводило. Вторая машина — точная копия первой, но вооруженная не пулеметом, а какой-то короткоствольной пушкой, проломила частокол и зашла к бандитам с тыла. Стрелок пару раз пальнул из пушки по скоплениям бандитов, а затем направил ствол на грузовик, из кузова которого тут же дал очередь Ланий. Грузовик взревел двигателем и рванулся с места, отчего Ланий чуть не выпал. Спустя секунду на месте, где он стоял, образовалась двухметровая воронка. Стрелок повел ствол вслед за грузовиком, но рядом со мной грохнула винтовка Рубец, и техноградец схватился рукой за ухо — вернее, за то место, где секунду назад было ухо. Потеря ушной раковины — веская причина залезть под броню и не высовываться, что стрелок, собственно, и сделал. Управляемый Пистолем грузовик проломил забор как раз в тот момент, когда в лагерь вполз тяжелый броневик техноградцев. «Экстрасенса» в вуали на башне уже не было. Стреляющая белыми лучами пушка повернулась в сторону грузовика.

— Получи, зараза! — Хельга достала из чехла на спине свою странную винтовку системы «булл-пап» и прицелилась в броневик. Во время выстрела я не заметил отдачи, а звук, издаваемый винтовкой, походил на визг шин по асфальту. В оптическую трубку были очень хорошо видны повреждения, нанесенные всего одним выстрелом из винтовки Хельги. Часть бронированной башенки просто вмялась внутрь, а ствол пушки согнулся вбок.

— Теперь они от нас не отвяжутся! — сказала Хельга, прыгая на тент грузовика, который Пистоль остановил под деревом.

Я немного спустился по веткам вниз, а затем тоже спрыгнул на укрывавшую кузов ткань.

 

*** 

— Разрушители уничтожены. Зачем такая спешка? Остались бы у нас еще на денек? — спросил староста Георгий, когда мы остановили грузовик возле своих трициклов.

— Дела у нас серьезные. Срочно уезжаем. Если заявятся техноградцы, скажешь, что нас не видел и не знаешь. Ясно? — сказал старосте Сион, последним залезая в трицикл.

— Отчего ж не сказать? Вы мне помогли, так что я вас не выдам, — староста пожал Сиону руку.

Трициклы рванулись с места и покинули поселок через другие ворота.

— Куда мы сейчас направляемся? — спросил я у Лания.

Он сидел на лавке в кузове грузового трицикла, положив себе на колени голову Ники, которая так и не пришла в сознание после событий в лагере Разрушителей.

— Куда-куда… В Техноград! — ответил Ланий, нежно поглаживая Нику по волосам.

— Ага. Спрячемся от злющей ядовитой гадюки в ее же норе? — спросил с насмешкой Дез.

— Нет. Запал был сегодня очень разговорчив. Стоило только снять очки и провести когтем по его подбородку, — Ланий усмехнулся. — Я даже не знал, как страшно, оказывается, я выгляжу. Он рассказал, что дружка его зовут Яков, он техноградец. Яков помог ему с припасами, когда Запал отделился от Технограда. Яков просил похитить в Старой Гавани дочку мэра, но зачем она ему, он не сказал. Будучи должен, Запал отправил отряд в Старую Гавань, где им удалось заполучить Елену. Яков забрал девушку, но потом вернулся снова, утверждая, что она всего лишь двойник, а настоящая Елена сейчас спокойно катается на машине по Старой Гавани.

— Хм. Эти сволочи видели, как мы с тобой ездили на рынок, — усмехнулся Дез, ткнув меня в плечо.

— Запал вновь направил отряд. Теперь уже за тобой. Отряд погиб, но он узнал, что мы выдвигаемся в Гидрополис. Зачем Елена вылезла из города, когда наоборот, нужно сидеть в безопасном месте, он не мог понять. Но был должен Якову, поэтому, поборов сомнения, дал сигнал своим людям в Гидрополисе. Поэтому мы и едем в Техноград. Нам нужен Яков.

— А как выглядит этот Яков? — спросила Хельга.

— А Запал и сам не знает. Когда он еще был в Технограде, Яков носил странный шлем, закрывающий почти всю голову. Он говорил, что у него какая-то болезнь, и если снять шлем хоть на секунду, то он сразу потеряет сознание. А когда Запал отделился от технарей, то Яков приезжал к нему с отрядом людей, которые носили такие же шлемы. Все это вызывало у Запала множество вопросов, но помня о долге перед Яковом, он предпочел молчать.

— А как именно Яков помог Запалу? — спросил Дез.

— Когда Запал отделился от технарей, ему понадобилось оружие. Гранатометы и взрывчатка.

— Кстати, о взрывчатке… — поднял палец Стилет. — Мы заложили в его лагере несколько мощных зарядов с таймерами. Судя по времени, они рванут через сорок минут. Смешно получается, лагерь помешанного на взрывчатке Запала будет уничтожен тем, что он любит больше всего в жизни.

Глава 14 

— Чего-то не нравится мне тут… — произнес Дез.

Мы давно миновали болота. Теперь вокруг нас был обычный лес с обычными деревьями. Но здесь было темно также, как и на болотах, благодаря пышным древесным кронам. Я вспомнил, как на уроке биологии мы с учительницей ходили в лес. Тот лес располагался рядом с мегаполисом, отравляющим все вокруг. Поэтому деревья там были редкие и больные, с лысоватыми ветками и стволами, на которых представители Homo Sapiens накарябали для потомков послания типа: «сдесь был Вася, Маша я тибя люблю, зинит чимпион». Также повсюду валялись пустые бутылки, консервные банки и прочий мусор. Повсюду были черные круги, оставшиеся от костров. Тот лес мне совсем не понравился. И, конечно же, тот лес не шел ни в какое сравнение с лесом, в котором мы находились сейчас. Этот лес, находящийся в другом мире, был чистым, в нем не наблюдалось раннего присутствия людей, деревья росли здоровыми и радовали глаз своими сочными зелеными кронами. Этот лес был настоящим, был диким. Местные звери почти не боялись человеческих машин. По дороге нам не раз встречались волки, крупные лисицы и кабаны. Сквозь моторы пробивались пение птиц и прочие лесные звуки. К тому же уже час, как шел мелкий дождь. Этот запах сырой лесной свежести, капли дождя, барабанящие по крыше трицикла… Как такое великолепие могло не понравиться моему напарнику? Дело в том, что опасения у Деза вызвал не лес, а остатки строений, к которым нас вывела заросшая травой, почти незаметная дорога.

— Судя по карте, которую я забрал у Запала, здесь раньше располагался какой-то поселок. Название его уже никто не помнит, — Ланий вертел перед глазами неровный кусок холста, который он назвал картой.

— Вот именно, что раньше. Почему люди ушли отсюда? Что заставило их бросить добротные каменные дома? — Дез почесал макушку. — Смотри, Ланий. Вон тот дом почти цел, наверняка только крыша протекает, а все другое в порядке. А вон еще хороший домик. Только окна подремонтировать, и можно жить. Но что-то все-таки заставило людей покинуть это место. Только что?

— Не знаю. Этот заброшенный тракт — самый короткий путь к Технограду. Время уже позднее, остановимся неподалеку на ночлег.

— А как же техноградцы? Они же за нами едут? — спросил я.

— За этих не бойся. Хельга здорово повредила им броневик. Пока они его не починят, за нами не погонятся.

— Но у них есть и две другие машины.

— Они слишком осторожны. Не отпустят их без сопровождения броневика. А броневик бесполезен, пока его пушка повреждена.

— Понятно.

Мы медленно двинулись через брошенную деревню. Таран и братья вылезли из трициклов и шли рядом. Я теперь ехал в боевом трицикле, и поэтому высунулся по пояс через люк в крыше. Придерживаясь за установленный рядом пулемет, я оглядывал мертвые строения, наполовину захваченные буйной растительностью. Крыши некоторых домов провалились внутрь, где сквозь окна были видны кусты и молодые деревца. Дворики перед домами заросли необычной травой. Она напоминала обычный пырей, только на концах длинных стеблей располагались белые прозрачные шарики, сделанные словно из пластика.

Благополучно миновав деревню, мы увидели еще один сюрприз. Прямо за околицей обнаружился легкий боевой трицикл. Пустой. Судя по ржавой кабине и заросшими травой колесами, машина стоит тут довольно долго, несколько лет. Немного поодаль на дороге стоял маленький грузовичок. Двери кабины распахнуты, внутри никого нет. Дальше поперек дороги лежал на боку тяжелый внедорожник. Из боковой двери, оказавшейся сверху, свисает пожелтевший человеческий скелет в лохмотьях. В кабине лежит второй, до сих пор сжимающий руль костяными пальцами. Вокруг него разбросаны ржавые гильзы. Грязные, непонятного цвета волосы на черепах были скручены в неровные пучки, как у техноградцев.

— Что здесь случилось? — спросил я.

— Судя по пулевым отверстиям в машинах и россыпям гильз, здесь произошло нападение на караван. В машинах пусто, даже оружие собрали, — Ланий уже успел осмотреть джип и трицикл.

Затем он сунулся в кабину грузовика. Нагнулся под приборную доску, порылся там и протянул мне короткое ружье с барабаном как у револьвера.

— Они действовали быстро. Второпях забыли дробовик. А вещь, между прочим, хорошая.

Обследовав кабину, Ланий перебрался в кузов.

— Так. А тут уже кое-что интересное. Похоже на железный ящик с толстыми стенками.

Я забрался к нему в кузов, где ближе к кабине к полу был прикручен тяжелый металлический короб с замочной скважиной. Запертый.

— Его пытались вскрыть. Видишь эти царапины? Если бы у них было больше времени, они бы добились успеха. Но времени у них не было. Странно. Надо бы попросить Хельгу вскрыть замок. Нужно проверить деревню. Уже темнеет, не хочу я ночевать посреди леса. Также в деревне есть колодцы. Я видел.

Попросив Хельгу заняться замком на ящике, Ланий отправился осматривать деревню. Мы с Дезом отправились вместе с ним. Я пошел потому, что с детства люблю полазить по заброшенным домам. Ну, а Дез стал мне другом (да и «телохранитель» он мой), поэтому пошел за компанию, чтоб не скучно было.

Дома располагались по обе стороны дороги. Некоторые из них не имели крыши, а значит, внутри не могло сохраниться ничего интересного. Мы вошли в первый дом. Крыша у него была на месте, а вот окна отсутствовали напрочь. Внутри была всего одна комната, в которой располагалась большая печь, похожая на старинную «русскую». На пол через пустые оконные проемы ветер нанес сухой листвы. Здесь стоял колченогий стол с лавками, пара шкафов без дверок и большой деревянный сундук с открытой крышкой. Внутри него обнаружилось какое-то гнилое тряпье. За печкой был узкий закуток, закрытый драной занавеской. Там стояли деревянные ведра, покрытые паутиной.

— Где же спали хозяева? Кровати я не заметил, — произнес Дез, оглядывая комнату.

— Дез, ты когда-нибудь бывал в краеведческом музее? — спросил я друга.

— Чего? — не понял Ланий.

— Да так. В нашем мире существуют такие здания, их называют музеи. Они бывают технические, исторические, анатомические и прочие. В этих зданиях хранятся вещи из прошлого. Людям же интересно, что было раньше? Как их предки жили? Ну вот, приходят люди в эти здания — и смотрят на вещи, которым сотни лет, и которые в нынешнее время уже не существует.

— Понятно.

— Так вот, Дез. Ты хоть раз бывал в краеведческом музее?

— Ну… — напарник почесал подбородок. — В детстве на экскурсию пару раз ходил.

— Тогда ты должен помнить, что в каждом краеведческом музее должна быть модель крестьянской избы.

— Вроде помню. Там еще дед-манекен на завалинке сидел.

— Вспомни, там ведь была такая здоровая печка? — я ткнул пальцем в каменную печь. — Похожая на эту.

— Да! Печь была. Огромная такая, половину избы занимала. На ней вроде спать можно.

— Ну вот. В «Путеводителе» было сказано, что первые люди, освоившие этот мир, были из древней России. Этот домик мне напомнил русскую крестьянскую избу, правда, не деревянную, а каменную. Так где спали хозяева?

— На печке! — щелкнул пальцами Ланий.

— Да. Там должна быть лежанка, — сказал я и направился к печке.

Убрав в сторону старую занавеску, я протиснулся в закуток между печью и стеной. Приглядевшись в полумраке, я заметил, что кроме старых деревянных ведер здесь приставлена к печке маленькая, почти незаметная лесенка. Она вела к занавешенной дырявой тканью лежанке. Поднявшись на пару ступенек, я откинул в сторону тряпку и заглянул в открывшуюся нишу. Здесь прямо на обмазанных глиной камнях печи было постелено что-то вроде матраса из мешковины, набитого сухим сеном. Сверху лежало одеяло и набитая сухой травой подушка. Все это покрывал толстый слой пыли и паутины. Услышав тонкий писк, я приподнял одеяло стволом пистолета и обнаружил сооруженный из травы, веточек и кусочков ткани шар размером с футбольный мяч. Гнездо, понял я. Мышиное вроде. Вновь накрыв шар тканью, я вернулся к друзьям.

— Что там? — спросил Дез.

— Гнездо мышиное, да пара пыльных тряпок. Ничего интересного, короче.

Мы обошли еще несколько домов, но везде нас ждала одна и та же картина: пыль, паутина, гнилая мебель, разбитая посуда. И запах какой-то заброшенности, что ли? Оставался последний дом. Этот сохранился лучше других — даже окна целы. Когда мы подошли совсем близко, я потрогал рукой одно из них. Это оказалось не стекло, а что-то вроде натянутой на раму эластичной пленки. Я вспомнил, что в древности вместо стекла использовалась очищенная до прозрачности кожа сома. Пока мы ходили по деревне, я слышал тихий плеск. Наверное, рядом с деревней есть водоем, в котором, вероятно, и водятся сомы.

— Смотрите, что это? — спросил Ланий, первым войдя в дом.

Возле порога деревянные доски пола были покрыты темными пятнами.

— Пятна ведут к печке. Что-то они мне напоминают, — задумчиво произнес Ланий.

— Я зашел в закуток возле печки, куда вела цепочка пятен. Поднявшись по лесенке на лежанку, я убрал занавеску и обнаружил гору тряпья, под которой что-то лежало.

— Что, интересно, тут лежит? — рядом пристроился Дез, использовавший вместо лесенки ведро.

Он потянул на себя одну из тряпок. Это оказалась драная рубашка без пуговиц. Я такие видел в старых фильмах. Подобные рубашки носили русские крестьяне. Следующей тряпкой оказались широкие штаны, в которых роль ремня выполняла веревка. Я тоже потянул за какую-то тряпку и выудил из кучи красный сарафан. Жившие здесь люди точно были связаны с Россией. Разобрав ворох старинной одежды и подняв одеяло, мы увидели то, что заставило меня вскрикнуть, а Деза выругаться. На печке, накрытый сверху кучей тряпья, лежал парень. Он был как живой — все цело, кожа на месте, на голове густые русые волосы, заплетенные в косу, кончик которой растрепался, под носом темнеет полоска усов. Он как будто спал. Спал с открытыми глазами, которых не было. Вместо глаз были темные дырки, вокруг которых шли длинные ресницы. Труп был одет в легкую коричневую кожанку на голое тело и свободные штаны. Рубашка мертвеца пошла на почерневшую от крови повязку, которая охватывала его бок. Рядом лежал пыльный семимиллиметровый револьвер. Подняв оружие трясущимися руками, я отщелкнул вбок барабан. Три из пяти ячеек были пустыми.

— Ну что тут? — на лежанку забрался Ланий.

— Мертвый тут, — сообщил Дез.

— Да вижу, что не живой.

— Он покрыт пылью. Давно лежит, хотя не разложился, — сказал я и втянул носом воздух.

— Что? — уставился на меня Дез.

— Пахнет как-то странно. Легкий такой аромат, — ответил я.

— Похоже он тут это, как его, му-ми-фи-ци-ровался короче, — проговорил Дез.

— Что? — удивленно поднял белую бровь Ланий.

— Трупы, которые не портятся и сохраняются длительное время, в нашем мире называют мумиями. Их делали специально, чтобы сохранить тело умершего таким же, как и при жизни. Но иногда случается так, что труп попадает в такое место, где под воздействием местных условий он естественным образом сохраняется на долгие годы и даже века, — пояснил я Ланию.

— Я гляжу, ты в свое время часто музеи посещал, — улыбнулся Дез.

— Ну это же лучше, чем тусить в подъездах со всякими дегенератами.

— Ага. Сразу вижу нормального человека. Хорошо, что я с тобой подружился. Я в детстве музеи, конечно, не так часто посещал, но тоже по подъездам не шлялся, — Дез гордо откинул с лица локон вьющихся волос. — Я в кружок бальных танцев ходил.

Он спрыгнул с ведра и вышел на середину комнаты. Затем встал так, будто стоит в паре с воображаемой партнершей.

— На-нана-нана, на-на-на-на-на, нана-нана… — завел он, кружась в танце по пыльной комнате заброшенного дома.

Ланий, который не понимал, о чем мы беседуем, занимался изучением безглазой мумии. Но он отвернулся от трупа, чтобы поглядеть на устроенное Дезом представление. Дез сделал несколько проходов по комнате, а затем нечаянно задел головой висящую на вбитом в потолок крюке люльку из бересты. Шарахнувшись от люльки, он задел плечом крепкий шкаф, который накренился и рухнул на пол. Пробив доски, шкаф плюхнулся в воду, обрызгав всех нас. Подвал был затоплен. Подойдя к образовавшейся дыре, Ланий достал из висящей на плече сумки мощный фонарь. Включив его, он направил свет вниз. Яркий желтоватый луч пробился сквозь толщу воды и выхватил лежащий на дне подвала шкаф. Также были видны деревянные ящики, глиняные горшки и какой-то мусор. Я заметил, что из подвала ведет небольшой коридор, наполовину прикрытый разбухшей от влаги дверью.

— По-моему, подвалы проверять нет смысла. Все равно они затоплены, — сказал я, отряхивая подол платья.

— Ну, вроде деревню проверили. Возвращаемся к машинам, только нужно воды из колодцев набрать, — сказал Ланий, выключив фонарь.

— Здесь рядом водоем есть, я плеск воды слышал. Может сходим, проверим? — предложил я.

— Да, точно! Нужно сходить! На рыбалку! — обрадовался телохранитель.

— Сходим. Насчет того типа на печке, так он из «искателей». У него на куртке особая нашивка. Он был в погибшем караване, у скелетов на лохмотьях такие же. Он был ранен в перестрелке и спрятался здесь. Деревня к тому времени уже несколько лет была брошена. Но почему напавшие на караван не пошли за ним в деревню? Почему действовали так быстро, что даже оставили тот железный ящик? В нем наверняка что-то ценное. Ладно, идемте. Хельга его, наверное, уже открыла, — Ланий первым шагнул к порогу.

— Кто такие «искатели? — спросил я.

— Люди, ведущие раскопки на древних руинах, которых тут в избытке. Они добывают какие-либо древние артефакты и продают их в Техноград. Техноградцы приходят в восторг от таких вещей. Они сами тоже ведут раскопки, правда, в немного других местах, — ответил Ланий уже на улице.

Когда мы вернулись к машинам, к нам навстречу выбежал Стилет.

— Ланий, Ника пришла в себя. Просит, чтобы ты зашел, — улыбнулся он.

Ланий побежал к грузовому трициклу, в котором лежала Ника.

Из кузова заброшенного грузовика вылезла Хельга, таща в руках тот самый металлический ящик. Он наверняка весит килограмм двести. Но обладательницу искусственных мышц это нисколько не смущало. Она спокойно донесла сейф до нас с Дезом и опустила на землю. Крепления, которыми он был привинчен к кузову, были выдраны с «мясом».

— Я не хотела открывать его без вас, — сказала она и взялась за дверцу обеими руками.

— Эй, по… — успел сказать Дез, но его голос заглушил треск и скрежет.

— Маленькие радости синтетических высокопрочных мышечных волокон, — улыбнулась киборг, держа в руке оторванную дверцу.

— Ну ты даешь! — восхитился телохранитель.

Мы заглянули внутрь сейфа. Там лежало несколько завернутых в ткань вещей. Я взял какой-то округлый предмет и развернул ткань. В моих руках оказался круглый шлем зеленого цвета, похожий на те, которые надевают пилоты реактивных истребителей. Только забрало было не черное, а прозрачное с изумрудным отливом.

— Ничего себе каска! — Дез взял у меня шлем и нахлобучил на голову.

Сначала ничего не произошло, а потом он вдруг ойкнул. Принялся вертеть головой и хлопать руками по шлему. Глаза за изумрудным забралом удивленно и испуганно моргали.

— А? Что? — бормотал он.

Хельга стянула с него шлем и передала мне.

— Что такое? — спросил я телохранителя.

— Да когда я эту штуку на голову одел, так вдруг почувствовал, как с головой что-то не то. А потом вдруг какой-то голос со мной заговорил.

Я повертел шлем в руках, раздумывая: примерить или нет? Решил все-таки примерить. Как только я надел шлем, то почувствовал легкое головокружение. Затем я услышал бесполый голос:

— Шлем энергетической брони «Охотник» готов к работе. Произвожу диагностику…

По забралу с внутренней стороны побежали какие-то цифры, различные символы и графики. Когда все это закончилось, голос продолжил:

— Диагностика завершена. Энергетическая броня «Охотник» не обнаружена. Для повышения шансов на выживание требуется облачиться в энергетическую броню «Охотник». Управление комплектом энергетической брони «Охотник» производится из центральной нервной системы. Чтобы вызвать настройки управления комплектом энергетической брони «Охотник», необходимо мысленно произнести код: «2070-красный».

— Два, ноль, семь, ноль, красный, — произнес я.

— Что за чепуха? — уставился на меня Дез.

— Вызываю настройки управления комплектом энергетической брони «Охотник». Энергетическая броня «Охотник» отсутствует. Вызваны настройки управления шлемом энергетической брони «Охотник».

На забрале появились строчки с надписями. В конце каждой строчки в скобках стояло короткое «выкл». На одной строчке было написано: «ночное зрение (выкл)».

— Ночное зрение включить, — прошептал я.

Тут же окружающий меня мир стал намного ярче, слепя меня.

— Вокруг обнаружены источники света. «Ночное зрение» отключено, — раздался голос из шлема.

Окружающее вновь стало таким, как прежде. Сняв шлем с головы, я вновь почувствовал легкое головокружение.

— Там, внутри, — я похлопал ладонью по шлему. — Что-то типа навороченного компьютера. Он управляет всем комплектом брони. Она энергетическая. Не знаю, что это значит, но, по-моему — это очень крутая вещь. Я, например, сейчас режим ночного видения включил, но компьютер сам обнаружил, что еще не совсем стемнело, и отключил его. А еще там есть дальномер, какие-то сканеры и прочее, я особо не рассматривал. Он просит меня надеть весь комплект брони.

— Ничего себе! — вытаращился на шлем Дез.

— Давайте осмотрим остальные вещи. Может там и эта броня окажется, — предложила Хельга.

Мы вынули из ящика все остальное. Это оказались детали каких-то неизвестных механизмов и небольшие серебристые диски, напоминающие древние виниловые пластинки. Я высказал предположение, что эти диски являются хранилищем информации. Хельга сообщила, что это наверняка артефакты, которые остались от древней цивилизации. Она также согласилась со мной по поводу дисков. В их мире используют похожие, только размером с небольшую монету. На самом дне ящика мы обнаружили какой-то темно-зеленый комбинезон. По всей его поверхности растекались тонкие черные линии.

— Наверное, это и есть энергетическая броня, — произнесла Хельга.

— Кто примерит? Мне что-то неохота… — Дез отступил на шаг назад.

— А может Ланий? — предложил я.

— Может. Размер как раз на тебя и на него подходит. К тому же он вроде как представитель тех, кто изобрел эти вещи, — согласилась Хельга.

Она отдала мне комплект брони, попросив отнести ее Ланию. Мы с Дезом подобрались к грузовому трициклу, из которого доносились голоса Ники и Лания. Я осторожно заглянул внутрь через окошко в задней дверце. Внутри на ящике с патронами в расслабленной позе сидел Ланий. На нем не было шали и очков. Губы он протер платком, и теперь они вновь были черного цвета. Напротив него, вжавшись в угол, сидела завернувшаяся в одеяло Ника. Она задавала вопросы, робко поглядывая на Лания.

— Почему ты забрал меня? Ведь я вам никто. Я провела вас в лагерь, дальше вы могли спокойно бросить меня. Почему ты не сделал этого? — спросила Ника дрожащим голосом.

Ланий лишь улыбнулся в ответ.

— Отвечай! — потребовала Ника.

— Там были бандиты, — ответил Ланий.

— Но я ведь и сама одна из них! Почему ты спас бандитку? — притопнула она ногой.

— А еще там были технари с большими пушками, — Ланий улыбнулся еще шире.

— Я спрашиваю, зачем ты спас меня?! Кто я для тебя?! И кто ты, наконец, такой?! Твоя внешность, если не заметил, сильно отличается от человеческой!

— Тебе честно сказать, кто я такой? Ладно. Я и сам точно не знаю, но один умный человек, который почти стал мне отцом, предположил, что я представитель древней расы, чьи города сейчас занимают люди.

— Ты не человек? — округлила глаза Ника.

— Вроде как нет.

— Ну, а почему ты меня спас?

— Когда я впервые увидел тебя в кандалах, я подумал: «за что такое прекрасное создание держат в неволе». Не спрашивай, как я это делаю, но я смог как будто увидеть тебя насквозь. На самом деле ты никакая не бандитка. У тебя доброе сердце. В тебе есть то, чего не было у этого отребья. Ты… Ты…

Ланий встал и направился к Нике. Нагнувшись, он поцеловал ее в щеку. Она оттолкнула его и отскочила в сторону. Ланий не стал к ней приставать, и просто вылез из трицикла.

— Ланий. Хельга просила тебя посмотреть эту штуку, — я протянул ему комбинезон и шлем.

— Что это? Это было в ящике? — спросил он.

— Какая-то броня. Энергетическая, — ответил я.

— Энергетическая? — приподнял бровь Ланий.

— Она сама себя так назвала. Хельга сказала, что это вещь, сделанная вашей расой. Поэтому она просит тебя ее примерить.

— Ладно, сейчас.

Он зашел за трицикл, развернул и вытряхнул комбинезон. Тот представлял собою одно целое с сапогами, а вот перчатки можно было отцепить. Натянув комбинезон прямо на майку и штаны, Ланий вышел к нам.

— Оно мне что-то напоминает… — произнес он, поправляя рукав.

— Надень шлем, — посоветовал я ему.

— Ага, сейчас. Я… я знал человека, которому принадлежала такая же вещь, — Ланий схватился руками за голову и зажмурился, вспоминая. — Он… он был… был моим отцом…

— Ланий, к тебе возвращается память. Попробуй вспомнить еще что-нибудь. Возможно, ты не единственный представитель своей расы, — рядом возникла Хельга.

— Больше не могу… — прошептал Ланий. — Ладно, давайте сюда шлем.

Я подал ему то, что он просил. Надев шлем, он минуту постоял молча, а потом шепотом произнес:

— Режим «стелс» включить.

Из середины груди по оплетающим комбинезон темным линиям растеклись жгуты голубоватого свечения. Оно запеленало фигуру Лания, и она стала медленно растворяться в воздухе. Спустя пару секунд была видна лишь нижняя часть лица, не закрытая забралом.

— Святое небо! — воскликнул Дез. — Ланий. Ты того… исчез.

— Попробуй сдвинуть забрало вниз, — сказал я.

Ланий сделал, как я сказал. Там, где несколько секунд назад стояло это существо, теперь лишь мелко подрагивал воздух, как над асфальтом в жаркий летний день. Комплект энергетической брони позволял своему носителю переходить в режим невидимости.

— Режим «стелс» отключить, — сказал Ланий.

Его фигура тут же проявилась, объятая голубоватым свечением, которое вскоре исчезло.

— Режим усиленной защиты включить, — вновь заговорил Ланий.

Теперь по линиям комбинезона потекло зеленое свечение.

— Дез, дай на секунду револьвер, — попросил Ланий.

Телохранитель вынул оружие из кобуры и протянул рукоятью вперед. Ланий забрал револьвер и направил ствол себе в живот.

— Эй! Ты чего это удумал?! — ринулся к нему Дез, пытаясь отобрать оружие.

Он не успел. По ушам ударил грохот выстрела. Я не поверил своим глазам, но тяжелая револьверная пуля, выскочив из ствола, замедлила свою скорость при приближении к броне. Она словно попала в желе. Не дойдя до поверхности брони нескольких сантиметров, она упала на землю. Энергетическая броня будто создавала вокруг себя ореол, состоящий из сгустившегося воздуха, в котором увязла пуля.

— Обалдеть… — произнес Дез.

Мы сидели вокруг большого костра, над которым висел казан с похлебкой. Рядом с ним стоял, помешивая варево, Напалм. Перед тем, как устроиться на ночлег, мы закопали неподалеку останки искателей. Скелеты захоронили в общей яме, а мумифицированного парня с печки решили не трогать — Напалм просто накрыл его одеялом, будто уложил спать, а сам дом заперли. В некоторых поселениях свои похоронные обычаи — присутствует и мумификация, когда тело человека оставляют в крипте или склепе. Напалм был родом из деревни как раз с такими обычаями. А неизвестная мумия была похожа на его давнего знакомого — тоже из той самой деревни.

Когда мы поставили шатры и разожгли костер, из трицикла появилась Ника. Она осторожно посмотрела на Лания, а затем села на стоящий рядом с костром раскладной стульчик. Она не притронулась к тарелке с похлебкой, которую ей подал улыбающийся Напалм. Ночь уже почти вступила в свои права, поэтому с каждой минутой становилось все прохладнее. Мелкий дождь понемногу стал стихать, уступая туману, наползавшему на нашу стоянку из-за деревьев и домов мертвого поселка. Ника обхватила себя руками, мелко дрожа. Я сходил к трициклу за своим плащом и теплым одеялом, которым думал накрыть замерзшую девушку. Но когда я вылез из машины, меня остановил Ланий.

— Пожалуйста. Можно я? — спросил он и протянул руку.

— Конечно, — подмигнул я и отдал одеяло.

Он взял его и улыбнулся, благодарно кивнув мне. Подойдя к Нике сзади, он накинул одеяло ей на плечи. Она схватила его руку и притянула к себе. Ланий обнял ее сзади за плечи и что-то прошептал на ухо. Затем он поднял стоящую рядом тарелку и принялся кормить Нику с ложечки, как маленького ребенка.

— Ну что. Пойдем на ночную рыбалку? А то я давно этим делом не занимался. Я вот тут изготовил нехитрые снасти, штук десять. Идем? — затараторил выскочивший откуда-то сбоку Дез.

В руках телохранитель держал крепкие веревки разной длины, на конце каждой из них был кривоватый самодельный крючок. Сбоку, перекинутая через плечо, болталась связка оструганных деревянных кольев. Пока я жил в своем родном мире, мне не так часто удавалось съездить на рыбалку. Друзей, с которыми можно было скоротать время на берегу реки с удочкой в руках, у меня не было. А одному рыбачить было как-то скучно. Поэтому я с радостью согласился с Дезом.

— Ладно. А на что ловить будем? — спросил я.

— Да тут в траве столько всякой гадости непуганой лазает. Жуки, пауки, кузнечики всякие… много, в общем, наживки вокруг.

— Ну идем. Только подожди секунду, я винтовку захвачу, — я направился к трициклу за винчестером.

По пути я сообщил Хельге, куда мы с напарником уходим. Она была не против, только попросила особо не задерживаться. Когда я вернулся к Дезу, он смотрел в сторону деревни. Мне показалось, что там что-то светится.

— Гляди, чего это там такое? — указал он на поселок.

— Пошли, проверим? — предложил я ему.

— Пойдем.

Мы направились к поселку, приготовив оружие. Дез держал в одной руке револьвер, а я выставил вперед ствол карабина. Приблизившись к околице, мы опустили оружие. Бледным светом светилась та самая трава с прозрачными шариками на стеблях. Свет исходил из середины шарика, освещая вокруг себя пространство в полметра. Зрелище было красивым и завораживающим. От восхищения у меня ком подкатил к горлу. Ночной поселок, слабо освещенный диковинной травой. Таких красот просто не существует в мире! Ну да. В нашем мире не существует. А вот в мире, в который я случайно попал, меня до глубины души потрясли некоторые места. Думаю, эта брошенная деревня еще долго останется в моей памяти.

Полюбовавшись немного, мы направились в лес, откуда раздавался тихий плеск и журчание.

— Ничего себе! Какая красотень! Эти светильники, выходит, воду любят, — произнес Дез, оглядывая раскинувшееся перед нами сонное озеро.

Берега его густо заросли знакомой светящейся травой и чем-то вроде камышей. Свет, исходящий от шариков на стеблях, оставлял на поверхности озера светящиеся блики и дорожки. На спокойной водной глади иногда появлялись круги — живущая в озере рыба глотала с поверхности насекомых. Журчание и плеск издавала вытекающая из озера речка. Я встал на берегу, пытаясь сквозь туман разглядеть противоположный берег, но тщетно.

— Смотри, лодки! — Дез указал в сторону двух, заросших мхом лодок, наполовину вытащенных на берег.

Он сунулся в одну из них, но ничего не нашел, а лишь только спугнул огромную мясистую лягушку, прыгнувшую из лодки в воду. Пока напарник вбивал вдоль берега колышки и привязывал к ним снасти, я наслаждался красотой этого лесного озера, чья зеркальная поверхность отражала исходящий от травы свет. Подобное можно увидеть лишь в самом невероятном и фантастическом сне. Звуки воды и стрекот кузнечиков, шелест листвы ночного леса… Из этого места не хотелось уходить. Хотелось раскинуть в стороны руки, вдохнуть полной грудью прохладный воздух, обратить лицо к небу и радостно закричать. Закончив со снастями, Дез уселся на гнилую лодку и принялся хрустеть жареными жучками, кулек с которыми достал из кармана.

— Будешь? — предложил он мне.

— Нет, спасибо. Я похлебки наелся, — отказался я от угощения.

— Ну как хочешь, — Дез подбросил в воздух жареный трупик жука, и, поймав его ртом, довольно захрустел.

— Дез. Тут такое дело… — начал я. — Я это… влюбился в Елену.

— И что? Я, вон, Надю люблю. Каждый мужчина, ну, если он, конечно, в этом плане нормальный, когда-нибудь находит себе женщину. Ту, которая станет матерью твоих детей, которая не бросит тебя и пойдет за тобой даже в ад.

— Но я ведь видел Елену только по фотографии. И сразу она захватила меня. Я хочу, чтобы матерью моих детей, женщиной, которая будет со мной до конца, была Елена Шварц. Судя по тому, что рассказывала мне Хельга, она та самая, о которой я мечтал. В моем мире таких нету. Вдруг, когда мы дойдем до конца, она меня отвергнет? Не захочет быть со мной? У меня уже имеется горький опыт.

— Какой опыт? — Дез перестал хрустеть жучками и спрятал кулек обратно в карман.

— Да так. Был в влюблен в восьмом классе в одну девчонку из параллельного класса. Цветы ей дарил, в кафе водил. А потом она предпочла одного придурка из десятого класса. Он, хоть и спортсмен, но мозгов совсем нету. Постоянно сыплет похабными шутками и всех проходящих мимо девчонок за зад хватает. Но, видно, чем-то он оказался лучше воспитанного ударника, увлекающегося роком и металлом. Понимаю, у меня не в ладах со спортом, и горы мышц у меня нет, но ведь есть другие положительные качества.

— Хм. Не все девушки ведутся на накачанные куски мяса. Только самки, для которых лишь одного надо. Ну, ты понял, чего. Умная женщина, которой мужчина нужен для создания семьи, будет искать себе не просто какого-нибудь качка, а человека, который ее понимает, который переживает вместе с ней, поддерживает ее, жалеет. А еще настоящий мужчина не поднимет руку на свою жену и детей.

— Елена относится к умным. У нее до сих пор нету жениха, значит, она ищет для себя кого-то особенного, — задумчиво почесал я подбородок.

— Ну вот. Когда мы ее найдем, признайся ей. Думаю, она согласится. Ведь ты ради своей «принцессы» пошел на то, что сам стал ею. Ты был на ее месте, играл ее роль. Чувствовал то же, что и она. Не каждый на такое способен. Ты будешь для нее лучшей кандидатурой.

— Спасибо, Дез. Мне теперь как-то легче стало, — я пожал другу руку. — Кстати, у тебя клюет!

— Где?! — Дез вскочил и бросился к воде.

Одна веревка, привязанная к колышку, словно ожила. Она то натягивалась, то давала слабину. Дез схватился за нее и потащил. Он выволок на берег рыбу длиной в локоть. Она прыгала на мокрой траве, шлепая хвостом по ногам телохранителя.

— Какая, зараза, живучая, — произнес он, пытаясь поймать ее.

Я подошел и придавил рыбу ногой. Дез осторожно вынул у нее изо рта крючок, на котором шевелил лапками еще живой кузнечик.

— Даже наживку сэкономили, — сказал он и вновь закинул снасть в озеро.

— Может, пойдем? Пора спать, — вспомнил я.

— Ладно, пойдем. Утром вернемся за уловом, — согласился друг.

Он взял отчаянно трепыхающуюся рыбу и пошел к месту ночлега. Положив винчестер на плечо, я направился следом.

Когда мы пришли на стоянку, некоторые уже спали. Лишь возле костра на стульчике сидел Ланий. У него на коленях была Ника. Она что-то рассказывала, улыбаясь и закручивая на палец белые волосы Лания. Из шатра выглянула Хельга и позвала меня. Я залез в шатер, чтобы переодеться, а Дез побежал к костру. Когда я натянул теплую ночнушку и вышел наружу по «зову природы», Дез жарил рыбу над костром, насадив ее на палку. Болтавшая с Ланием Ника уставилась на меня. Когда я проходил мимо них, она спросила:

— Это правда?

— Что правда? — я изобразил крайнее удивление.

— Что ты не Елена Шварц, а лишь похожа на нее?

— Я тебе больше скажу, — я подошел ближе и сделал большие глаза. — Я вообще не девушка!

Ника удивленно открыла рот, Ланий улыбнулся, ну, а Дез заржал так, что чуть не уронил рыбу в костер.

— Но… но твое лицо? Такие тонкие черты! — удивлялась Ника.

— Да, с лицом мне повезло, — усмехнулся я. — Мамины гены. Сейчас я выгляжу так же, как и она в двадцать лет.

— Ника теперь с нами, — сказал Ланий. — Ей можно доверять.

— Очень рад, — кивнул я.

Закончив со своими делами в лесу, я вернулся к костру. Дез закончил готовить рыбу, и теперь медленно, с наслаждением, поедал свою добычу, словно кот. Лания и Ники уже не было — ушли спать. На боевом трицикле за пулеметом виднелась фигурка Рубец.

— Будешь? — Дез протянул мне кусочек рыбы.

— Спасибо, — я взял угощение и направился в шатер.

Съев кусок жареной рыбы, я сполоснул руки и лег на толстый матрац, накрывшись теплым одеялом. Когда я заснул, мне вновь приснилась Елена…

 

*** 

— Доброе утро! — проорали над ухом дурным голосом.

Дез, как всегда, в своем репертуаре. За что он так? И как, черт его дери, ему удается так рано вставать? Приподняв голову, я обвел шатер мутным со сна взглядом. Все спали. Один Дез сейчас стоит надо мной, бодрый, как огурчик.

— Сколько? Времени… — отрешенно спросил я.

— Четыре. Пошли снасти смотреть! — он стянул с меня одеяло.

Точно! Снасти! Придется идти. Этот ранний «жаворонок» так просто не отстанет. Как только я встал с лежака и высунул голову из палатки, меня обдал порыв холодного утреннего ветра. Туман не рассеялся, вокруг были предутренние сумерки. Я решил, что поход на озеро займет не так много времени, и когда мы вернемся мне все же удастся немного поспать, поэтому я не стал собирать постель. Ночнушку я сменил на короткое шерстяное платье, а на ноги натянул предложенные проснувшейся Хельгой теплые вязаные лосины и сапоги. Вокруг вроде было спокойно, поэтому я не стал брать с собой тяжелую артиллерию в виде винчестера, а ограничился одним из «стуков», который все время держал в руках.

Когда мы подошли к озеру, вокруг уже стало заметно светлее. Трава, растущая на берегу постепенно переставала светиться. Над поверхностью озера белыми клубами висел туман. В нем что-то хлюпало и плескалось. Дез пошел проверить снасти, а я просто стоял на берегу, покачиваясь от подступающей дремоты. Закончив со снастями, напарник приволок ко мне восемь разных по виду и размеру рыбин, самая большая из которых была длиною в метр.

— Две сорвались, жаль… — пробормотал он.

— По-моему, и этого хватит для того, чтобы не умереть голодной смертью, — сказал я.

— Ладно. Подожди пару секунд, я скупнусь по-быстрому, — Дез стянул через голову кожаный бронежилет и свитер, взялся за сапоги.

— Простудиться хочешь? Да здесь холодно, как в пещере Снежного человека! Может, не надо? — придержал я его за плечо.

— Да нормально все! Я закаленный. Кстати, вот, держи, — он протянул мне коробочку с сигаретами. — Я вчера провел ревизию наших запасов, нашел целых пять пачек.

Раздевшись до нижнего белья, Дез вошел в воду по пояс. Постояв так секунду, он поплыл, фыркая. От этой картины мне стало еще холоднее. Поэтому я достал из деревянной коробочки одну сигарету и закурил. Теплый ароматный дым приятно согревал изнутри. Плавающая на воде голова Деза скрылась в тумане, когда я заметил возле берега на мелководье какое-то движение. Сжав сигарету зубами, я поднял пистолет-пулемет и спустился к воде. Из зарослей водорослей появилась женская голова с миленьким личиком и зелеными волосами. Я вынул сигарету изо рта и выпустил струю дыма.

— Ты кто? — спросил я у незнакомки.

Она улыбнулась и выбралась из воды по грудь. Красивую, небольшую и обнаженную грудь. Рука с оружием сама собою опустилась, когда я взглянул в бездонные глаза девушки. Она поманила меня своим длинным пальцем, отплывая от берега. Мои ноги сами собой двинулись вслед за ней.

— Какого черта? — недоумевал я.

Ноги не слушались меня. Взгляд зеленоволосой красавицы гипнотизировал. Я уже шел по мелководью, не в силах отвести от нее глаза. В сапоги через край начала заливаться вода. Мне стало жутковато.

— Дез! Эй! — испуганно позвал я.

Напарник не расслышал меня. Когда край платья коснулся воды, пальцы моей левой руки прострелила боль. Я зашипел и взглянул на руку. Тлеющий огонек сигареты за это время добрался до пальцев и обжег их. Подув на них, я сообразил, что меня уже не держат чары девушки из озера. Я перевел взгляд на нее, и тут же вскинул «стук». Вместо миловидного лица была жуткая маска с хищно приоткрытым, полным острых кривых зубов ртом. Узкие глаза-щелочки со злобой глядели на меня из-под челки похожих на водоросли грязных волос. Пистолет-пулемет выпустил короткую очередь. Вокруг ужасного существа поднялись фонтанчики воды. Несколько пуль угодили в монстра. Существо издало полный злобы, боли, и ненависти вопль, а затем нырнуло на глубину. Мне показалось, что я увидел большой чешуйчатый хвост.

— Что это было? — прокричал Дез, выплывая из тумана.

— Быстро из воды! — заорал я, держа оружие наготове.

Он не стал спорить и поплыл к берегу. Я тоже стал медленно отходить, водя стволом автомата из стороны в сторону, не забывая приглядывать за напарником. Зубы уже сводило от холодной воды, хотелось развернуться и побежать к берегу. Но я понимал, что как только повернусь спиной, тварь из озера может вновь напомнить о себе.

И она напомнила. Почти на полпути к берегу, Дез вдруг ушел с головой под воду. Он появился вновь, плюясь и ругаясь. Что-то вновь попыталось утащить его под воду, но телохранитель принялся отчаянно лягаться ногами. Из воды появилась облепленная зелеными волосами морда и раскрыла пасть, в которую тут же врезался кулак Деза, выбив несколько клыков. Взвыв, тварь скрылась под водой.

Я поудобней взял пистолет-пулемет обеими руками и прицелился. Я принялся выпускать по воде вокруг друга короткие очереди в два-три патрона. И вновь попал. Существо завизжало и отпустило свою жертву. Когда Дез оказался рядом со мной, я уже был на мелководье. Схватив его за руку, я рывком вытянул Деза на берег. Пока он спешно натягивал штаны, я следил за озером с безопасного расстояния. Когда зашевелились прибрежные заросли, я выпустил по ним остатки патронов. Выщелкнув пустой магазин, вспомнил, что не взял с собой запасной, поэтому схватил лежащий в траве револьвер Деза.

Из зарослей появилась страшенная морда озерной твари. Я выстрелил. Ствол револьвера взлетел к небу от сильной отдачи. Крупная пуля превратила морду монстра в зеленоватую кашу. К горлу подкатила тошнота. Я взвел курок и выстрелил в другую тварь. Получив пулю в грудь, существо с визгом отлетело назад в заросли. Больше никто не решился высунуться оттуда.

— Дез! Ходу отсюда! — заорал я.

— Сейчас. Только улов захвачу.

— Да фиг с ним, с уловом! Уходим!

Дез в вывернутом наизнанку и одетом задом наперед свитере все-таки захватил под мышки всю рыбу и кинулся за мной. Мало того, что мои ноги сразу же отмерзли, так толстые вязаные лосины еще и потяжелели от воды и стали сползать во время бега, отчего пришлось зажать оружие под мышкой, а руку запустить под юбку и ухватить спадающую резинку. Наверное, со стороны все это выглядело очень смешно и по-идиотски.

Когда мы добрались до стоянки, все уже проснулись и собирались в дорогу. Нам навстречу выбежал злой и не выспавшийся Ланий.

— Что произошло?! — спросил он.

— Все потом! Уезжаем отсюда! — прокричал я.

Мы быстро сложились и поехали прочь от места ночлега. Мы с Дезом сели к Ланию в грузовой трицикл.

— Ну и что произошло? — спросил он меня.

— Я теперь понимаю, почему деревня брошена, — сказал я, стягивая с замерзших ног сапоги. Хельга тут же подала мне сухие, а Ника протянула полотенце.

— Там такие страхолюдины в озере обитают! — Дез сделал страшные глаза. — Хорошо, что я перед этим ничего не ел! Хоть лицо сохранил.

— В озере обитают существа, обладающие способностью к гипнозу, — объяснил я. — Одно из них чуть не заставило меня утопиться.

— А мне показалось, что местечко тихое… — обескуражено произнес Ланий.

— В тихом омуте черти водятся, — ответил я.

 

*** 

Мы проехали по лесу пару часов. Потом он вдруг резко закончился, и перед нами раскинулась широкая долина, на дне которой искрилась в лучах солнца речка. Справа и слева были заросшие лесами горы с едва заметными светлыми вершинами вдали, а впереди и внизу было видно какое-то поселение. Над скоплением крошечных домишек поднимались редкие клубы дыма. Прохладный утренний ветер подхватывал их и относил дальше на север — туда, где почти скрытая туманом, виднелась огромная гора, увенчанная снежной шапкой.

— Это Камень, — пояснил Пистоль, указывая на домики. — Городок всяких торговцев и путешественников.

— А почему название такое? — спросил я.

— Раньше на том месте вертикально стоял одинокий высокий камень. Возле него делали остановки караваны, ведь с камня хорошо были видны окрестности. Какой-то хитрый торговец открыл там свою лавку и построил гостиницу. После подтянулись и другие. Сейчас на том камне стоит железная статуя часового с винтовкой — местная достопримечательность, — пояснил он. — Городок Камень — это огромный перевалочный пункт между севером и югом, где можно с комфортом отдохнуть и достать припасы.

Мы начали спуск в долину. Старая дорога вновь пошла сквозь лес. Она вывела нас на более крупную дорогу, даже не дорогу, а широкополосную «трассу». Судя по виду, когда-то она была создана древней расой, но спустя века на ней появились трещины и ямы, которые люди засыпали мелкими камнями. На этом самом перекрестке мы и встретили их. Кочевников.

Больше двух десятков разномастных машин: внедорожников, грузовиков, трициклов, мотоциклов, квадроциклов и микроавтобусов. И это не считая прицепных трейлеров и грузовых прицепов. Над некоторыми из них на коротких телескопических мачтах трепетали на ветру вымпелы с изображением какой-то черной птицы, держащей в одной лапе красный цветок, а во второй — уже знакомую местную штурмовую винтовку. Караван как раз готовился выступать, когда из леса появились мы.

— Подождите, мы с братом знаем этот караван, — сказал Пистоль, глуша двигатель трицикла.

Он вылез из кабины и направился к машинам кочевников. Из стоящего в голове колонны здоровенного бронированного джипа с узкими окнами и огромным коровьим черепом на передке, выбрался молодой мужчина с копной черных волос. Его шею и торс обхватывали специальные жесткие корсеты. Пистоль и кочевник обнялись, а затем направились к нам.

— Это Ворон. Наш дядя, — представил кочевника Пистоль.

Дядя? Ворон по возрасту годился им в братья. Но я вспомнил, что местные условия позволяют людям выглядеть молодо.

— Привет, дядя! — из трицикла выскочил радостный Стилет.

— Давно я вас не видел. Совсем взрослые стали. Как вы? — хрипло спросил Ворон.

— От наемников мы давно ушли. Теперь в Старой Гавани на мэра работаем. Человек он хороший, заботится о своих людях, — ответил Пистоль.

— А что с тобой случилось? — Стилет указал на жесткий корсет, охватывающий торс Ворона.

— Да так. В машине перевернулся. Повредил спину и шею. Но силы у старика еще достаточно! — кочевник дружески пихнул Стилета кулаком в плечо.

— Брось, дядя. Никакой ты не старик. Нас, молодых, еще обгонишь, — засмеялся Пистоль.

— А куда твой караван направляется? — спросил Стилет.

— Да вот, узнал, что есть короткая, но заброшенная дорога, по которой можно безопасно добраться до Старого Пня. Там техноградцы вообще не встречаются.

— Дядя, можешь выкинуть свою карту. Мы по этой дороге как раз и ехали. Там одна деревня есть. Очень нехорошая деревня, давно уже заброшенная. Так в озере рядом какие-то твари обитают. А еще по той дороге за нами гонятся техноградцы на броневике. — сообщил Пистоль.

— Технари!.. — зло процедил кочевник.

Его руки сами собой сжались в кулаки. Я уже слышал, что кочевники и техноградцы люто ненавидят друг друга. Даже попытался узнать из-за чего, но не вышло. Никто уже и не помнит. То ли техноградцы обстреляли караван кочевников, случайно приняв за бандитов. А может, кто-то из лидеров кочевников перепил в техноградском баре и поссорился с заглянувшим туда офицером высокого ранга, заодно пересчитав тому ребра. Версий много.

— А ведь это из-за них я теперь еле голову поворачиваю… — добавил он спустя пару секунд. — Сколько их? И почему они гонятся за вами?

Ворон залез внутрь трицикла, где Сион все ему рассказал, умолчав лишь о том, кто я на самом деле. Кочевник подумал, и предложил нам свою помощь. В его караване был отряд специально обученных кочевников. Они действовали на мотоциклах: окружали врага со всех сторон и обстреливали, быстро удаляясь. Через некоторое время появлялись снова, чтобы вновь обрушить на неприятеля металлический дождь. Когда покажутся техноградцы, кочевники окажут им теплый прием. Еще Пистоль попросил у дяди одну машину. Кочевник не просто одолжил нам транспорт — он нам его подарил. Эту машину кочевники недавно отбили у бандитов. Приземистый внедорожник-минивэн раньше покрывали изображения черепов и прочей чепухи, но недавно его перекрасили в синий цвет. На этой машине мы планировали попасть в Техноград. Ведь следующие за нами оружейники вполне могли предупредить по рации своих друзей, сидящих в Технограде, насчет двух трициклов. А тут вполне нейтральная машина, которую они раньше не видели.

На протяжении всего времени за нами следили любопытные лица женщин и детей, выглядывающих из машин кочевников. Почти все кочевники были одеты в обтягивающие черные комбинезоны, как у Пистоля, поверх которых были надеты плащи, куртки и накидки. Платья и юбки у некоторых женщин были также надеты прямо поверх комбинезонов. Еще они вставляли себе в волосы цветы — по их мнению, это означало символ свободы, как и птица на флаге. Приглядевшись, я заметил на комбинезонах многочисленные кармашки, из которых торчали не только разнообразные ключи и отвертки, но и узкие метательные ножи, небольшие динамитные шашки, пистолетные обоймы и даже маленькие револьверы — в такую одежду помимо инструментов еще и приличное количество оружия можно запихать. То-то их все носят даже под обычной одеждой.

— Ну что? — произнес Ворон. — Разобьем технарей, а затем спокойно разъедемся в разные стороны. Вы в Техноград, а мы отправимся к Старому Пню.

— Дядя, а как же озеро с тварями? — обеспокоенно спросил Пистоль.

— Вы же смогли там переночевать? Ну, а мы даже задерживаться не станем. А если эта гадость вылезет — так отобьемся! Вон нас сколько! Мы — семья! Клан! — Ворон потрепал племянника по волосам.

Два наших каравана были готовы к отправке. Мы ждали, когда появятся преследующие нас техноградцы. Они наверняка починили свой броневик и уже едут. Прождав на одном месте до полудня, мы уже почти поверили в то, что технари не появятся. Но в лесу раздался далекий рев моторов. Судя по звуку, это были те машины, которые первыми атаковали логово «Разрушителей». Силуэт одной из них замелькал между деревьями. За установленную на турели пушку держался человек с повязкой на голове. Да это же тот самый, которому Рубец отстрелила ухо!

Десять кочевников на разномастных мотоциклах устремились им навстречу. Мотоциклы были специальные — в управлении участвовала только правая рука и ноги водителя. В левой руке кочевники-мотоциклисты сжимали разнообразное оружие — от пистолетов и револьверов до легких автоматов и обрезов двустволок и самозарядных винтовок. Сидящие позади водителей стрелки имели более серьезное вооружение — тяжелые дробовики с барабанными магазинами, штурмовые карабины и даже легкие пулеметы. Один здоровяк держал в обеих руках сразу два автомата. Когда они приблизились к машине техноградцев, одноухий стрелок жахнул по мотоциклам из пушки. Легкие машины, будто стая птиц, в которых бросили камнем, резко разошлись в стороны. Снаряд угодил в пустое место. А вот кочевники не промахивались. Тело техноградца вышвырнуло из-за пушки, когда в него вошло сразу несколько десятков пуль. Взмахнув руками, оно брякнулось посреди дороги, будто тряпичная кукла, которую бросил расшалившийся ребенок. То же самое произошло и с пулеметчиком на второй машине. Он успел дать лишь короткую очередь, не причинившую особого вреда кочевникам. Техноградские машины приближались к каравану. Они вдруг одновременно развернулись и понеслись в лес, перепрыгнув через земляной вал, идущий по обочине дороги. Часть мотоциклов последовала за ними, а остальные развернулись и покатили в сторону, с которой появились технари — они хотели напасть на броневик с энергетической пушкой.

Спустя несколько минут они вернулись. Броневика не было. Но зато появилась одна из машин, за пулеметом которой возник другой стрелок. Она направилась прямо на нас. Новый пулеметчик продержался чуть дольше — настолько, что успел обстрелять машины обоих караванов длинной очередью, но все равно ему не удалось задеть никого из людей. Из огромного джипа с коровьим черепом выпрыгнул Ворон, сжимающий под мышкой толстый тубус с рукоятью и торчащей крылатой головкой гранаты. Он обхватил его двумя руками, словно бревно, прижав к боку. Мощную фигуру кочевника качнуло отдачей. Из трубы в клубах дыма и огня вырвался крылатый реактивный снаряд. Он угодил в дорогу прямо перед передними колесами техноградской машины. Она словно наехала на невидимое бревно, лежащее посреди дороги. Ее задняя часть приподнялась, и машина опрокинулась вверх колесами, смяв крышу и разбив лобовое стекло. Из возникшей дыры вылетела черная фуражка и покатилась по дороге в нашу сторону. Дез остановил ее ногой, поднял и, отряхнув, нацепил на голову. Перевернутую машину по инерции продолжало тащить вперед. Она остановилась в паре метров от нас, продолжая вращать колесами.

Водительская дверца со скрежетом открылась. Наружу на спине выполз оружейник: вместо куртки короткая черная майка, порванная на груди, один пучок каштановых волос растрепался, на лбу царапина. Он вскочил и наставил на нас черный изящный пистолет.

— Не балуй, солдатик, — рядом с ним возник Ворон.

Кочевник долбанул тубусом гранатомета по руке техноградца, выбив пистолет. Тот взвизгнул и схватился за ушибленную руку.

— Дядя! Стой! — Пистоль перехватил руку Ворона, заносящего гранатомет для нового удара.

— Зачем вы гнались за нами? — строго спросил техноградца Сион.

— Я всего лишь водитель… — простонал тот, баюкая пострадавшую руку.

— Зачем, спрашиваю, ехали и стреляли в нас?

— Не за вами. Агния, наш командир, ищет Якова. Хочет отомстить за сестру, которую посадили в тюрьму Технограда.

— Это не тот ли Яков, который в чудном шлеме? — спросил Сион.

— Он самый, — кивнул оружейник.

— Зачем вам искать его? Он же оружейник! Он у вас в Технограде сидит.

— Нет. Он предал нас. Ушел куда-то в горы. Анну, сестру нашего командира, заподозрили в сотрудничестве с ним. Ее посадили в тюрьму. Теперь Агния ведет свое расследование, пытаясь найти Якова. Она надеется доставить предателя в Техноград, чтобы ее сестру оправдали. Но если Анна и в самом деле сотрудничала с ним — Агния грозилась лично расправиться с ней — ведь она не потерпит в роду предателей. Она хотела узнать у Запала, где теперь обитает Яков. Тут появились вы. Мы решили, что вы заодно с этими бандитами.

— Ага. Заодно, — закивал головой Дез. — Ланий обстрелял разрушителей из автомата — типа дружеский прикол, да?

— Но ваши люди были в форме бандитов.

— Ох… Они нацепили бандитскую одежду, чтобы проникнуть в их лагерь, допросить Запала и заложить взрывчатку, — рассмеялся Дез.

— Мы тоже ищем Якова. У нас с ним свои счеты, — сказал Сион. — Где ваш броневик? Может, поговорим с вашим командиром? Мы же теперь вроде как во всем разобрались?

— Не получится. Наши машины отвлекали на себя ваше внимание, пока броневик с Агнией пробирался по лесу. Сейчас он уже наверняка подъезжает к Камню, — сказал оружейник. — Да и вы только что напали на нас и убили несколько солдат! Вы теперь наши враги!

— Эй, эй! — возмутился Ворон. — Не они, а мы, кочевники. Это я лично раздолбал твою машину, а эти люди лишь стояли рядом и смотрели. Да, они немного подпортили ваш броневичок и снесли ухо одному стрелку, но не убивали ваших людей!

— И куда направляется броневик? — спросил Сион.

— В Техноград. Вроде как Анна действительно сотрудничала с Яковом. Запал сказал, что видел ее вместе с Яковом, когда он заезжал к бандитам за какой-то девушкой. Агния хочет серьезно поговорить с сестрой. Предателей в Технограде не очень любят. У Агнии такой характер, что Анне мало не покажется.

На дороге показались мотоциклы кочевников. За ними полз помятый автомобиль технарей. На его крыше сидела и болтала ногами кочевница, которая раньше сидела на одном из мотоциклов. Кочевникам удалось захватить машину и перебить экипаж, и теперь они возвращались назад с трофеем, радостно крича и тряся над головами оружием. Увидев эту картину, техноградский водитель сглотнул и испуганно завертел головой по сторонам.

— Как тебя зовут? — спросил Сион, поднимая с земли пистолет технаря.

— Грин, — ответил тот.

— Так вот, Грин. Ты либо с нами, либо против них, — Сион указал подбородком в сторону кочевников.

Ворон при этом скорчил такую зверскую рожу, что Грин сразу же прыгнул поближе к нам.

— Можно? — обратился Сион к Хельге.

Она все это время стояла рядом, пристально глядя в глаза Грину. Она кивнула, и тогда Сион торжественно вручил технарю его же пистолет.

— Полезай в трицикл, — приказал он Грину.

Оружейник спрятал пистолет в кобуру и чуть ли не в припрыжку помчался к грузовому трициклу, опасливо оглядываясь на кочевников.

— Ладно, нам пора! — крикнул Ворон, залезая в свой огромный джип. — До встречи!

— Пока, дядя! — помахал вслед Стилет.

— Валите отсюда побыстрее, — посоветовал кочевник. — Хорошая штука, это «Копье» — видели, как я им дорогу разворотил? Местные наверняка скоро придут посмотреть, кто здесь палил, и вряд ли обрадуются. Я сомневаюсь, что вы хотите платить им за ремонт дороги.

— Перебьются, — ответил Дез.

Машины кочевников колонной двинулись за джипом Ворона. Некоторые из детей и женщин, выглядывающих из машин, помахали нам. Я тоже помахал им рукой, а Дез — фуражкой, которую стянул с головы.

— Сион, Хельга. Можно я сяду за руль? — спросил я, указывая на подаренный кочевниками минивэн.

— Можно, можно, — согласилась Хельга. — Только когда подъедем к Технограду, поменяешься с Сионом.

— Ладно! — обрадовался я.

— Я с тобой! — Дез нахлобучил мне на голову техноградскую фуражку и двинулся к машине.

Я уселся на обтянутое мягкой кожей водительское кресло. Рядом на пассажирское плюхнулся Дез. Сзади был диванчик, на который уселись Хельга и Рубец, поставившая винтовку между колен. Сион подошел к капоту, из которого сбоку торчало кольцо стартера. Пару раз дернув его, он разбудил находящийся под капотом двигатель. Мотор радостно взревел, будто предвкушая интересную поездку.

— Ну что? Прокатимся с ветерком? — весело спросил я, когда Сион запрыгнул на заднее сиденье.

Дез энергично закивал головой, а затем опустил лобовое стекло вниз, на капот.

— Езжай по этой широкой дороге и никуда не сворачивай. Она приведет нас в Камень, а затем и в Техноград, — проинструктировал меня Сион.

— Понял, — ответил я, поправляя техноградскую фуражку.

Я достал из деревянной коробочки сигарету и закурил. Затем выглянул через окно назад. Оба трицикла, выпуская выхлопы сизого дыма, ждали, когда тронется наша машина. Тогда я вдавил газ. Минивэн рванулся вперед, будто из пушки. Он нес нас по широкой прямой дороге вниз, в долину. Туда, где нас ждали новые приключения, новые места, и новые опасности. Я сидел за рулем мощного стального болида, вдыхая аромат местной сигареты. Бьющий в лицо ветер развевал мои волосы и норовил сбросить фуражку. Рядом продавливал сиденье человек, ставший мне лучшим другом. Сзади сидели еще трое человек, с которыми я пережил все напасти этих дней. Ну, а следом ехали еще две машины. В них сидели те, кто пошел бы со мной в огонь и воду. О чем еще можно мечтать? Я мечтал о Елене. О встрече с ней. И о том, как признаюсь ей в своих чувствах.

Впереди возник каменный мост через реку, которую мы видели сверху. Теперь она не казалась мне такой маленькой. По ней вполне могла пройти та баржа, на которой мы добрались до Гидрополиса. Сейчас под мостом находились две деревянные лодки с рыбаками в широкополых шляпах, вяло проводивших нас взглядом. Миновав мост, мы выехали на мощеную камнем дорогу, которая и привела нас в Камень. Городок немного напоминал мне старинную европейскую деревушку. Расположенные на разной высоте вдоль дороги деревянные дома в стиле «фахверк» имели два-три этажа. Другие дома были построены из различных материалов: камень, глиняный кирпич, толстые бревна. Я успел заметить несколько башенок, у которых первый этаж был построен из камня или кирпича, а второй, третий и четвертый из досок. Повсюду были разбиты цветочные клумбы. В некоторых домах на подоконниках и балконах я также разглядел горшки с цветами и даже целые деревянные вазоны. В небольших аккуратных садиках с небольшими прудиками копошились женщины в косынках и платьях-фартуках, с лейками и небольшими мотыгами в руках. В этих же садах рос хмель, оплетающий некоторые трехэтажные здания вместе с крышей, оставляя видимыми лишь окна и балконы. На некоторых участках стен, свободных от зарослей, я приметил пулевые отметины. Может быть, городок и выглядит мило, но и здесь случаются конфликты со стрельбой — через него проходит много всяких людей, которые останавливаются отдохнуть в баре или трактире, коих мы с Дезом насчитали немало. Некоторые из них любят побуянить, думая, что раз здесь нет полиции, то им можно вытворять что угодно.

Разглядывая одну симпатичную садовницу, я заметил, как подол ее платья зацепился за куст чего-то вроде розы, обнажив бедра. На бедрах имелись такие же, как у меня ремни для оружия, на которых тоже висели два «стука», отличавшихся от моих лишь более светлыми костяными рукоятями. Местные жители сами защищали себя и поддерживали порядок. Но подобие дружины здесь все же было: мимо нас, к месту стычки кочевников и техноградцев, промчался грузовичок с намалеванным на капоте гербом города и установленным на крыше кабины пулеметом. В открытом кузове сидело шесть человек с ружьями и автоматами, на которых были надеты белые кожаные бронежилеты с черным гербом.

— А красиво здесь, — произнес Дез, почесав щетину. — Кстати, надо будет остановиться. Мне нужно бритву купить, а то зарос. И усы подравнять нужно, слишком длинные стали — в рот лезут, есть мешают.

Я вспомнил о своей щетине. У меня электробритва появилась в конце девятого класса. Мне тогда приходилось пользоваться ею почти каждый день. Я провел правой рукой по щеке — гладко. Я не брился с тех пор, как стал исполнять роль Елены. Почему же нет щетины? Я припомнил, что когда Хельга превращала Александра Кошкина в Елену Шварц, после бритья она нанесла мне на кожу какую-то мазь.

— Хельга, а чем ты мазала мне лицо, когда делала из меня Елену? — спросил я.

— Специальная мазь, предотвращающая рост волос на лице. Многие ее используют, чтоб не тратить свое время на бритье и навсегда забывают о щетине, — пояснила Хельга с заднего сиденья. — Почти все техноградские солдаты и полицейские ею пользуются — потому-то и опрятные такие.

— Навсегда? У меня что, теперь никогда борода не вырастет?

Ничего себе! Теперь мне не нужно каждое утро скрести свой подбородок, сражаясь с вылезшей за ночь щетиной.

— Не вырастет, извини, — ответила киборг.

— За что извинить? За то, что ты избавила меня от необходимости ежедневно прижигать оставшиеся после бритья порезы? Да наоборот! Спасибо тебе! — я улыбнулся.

Хельга просунула руки и обняла меня, прижавшись подбородком к моему затылку.

— Рада, что тебе понравилось, — сказала она.

— Интересно. А если этой штукой ноги обмазать, то с них тоже шерсть отвалится? — задал вопрос Дез.

Ему никто не ответил, но Рубец странно кашлянула.

— Впереди перекресток, — сказал я. — Куда сворачивать?

— Направо, к главной площади. Там камень со статуей часового будет, — сказал Сион.

Я вывел минивэн на площадь. В ее центре стоял здоровый вертикальный камень, к которому была приставлена железная лестница. На его верхушке стоял отлитый из зеленоватого металла мужчина с винтовкой в правой руке. Левая рука была поднесена козырьком ко лбу — часовой высматривал что-то на холмах.

Со всех сторон площадь окружали гостиницы, бары, торговые лавки и закусочные. Вдоль зданий стояли различные машины, принадлежавшие остановившимся в городе на постой путешественникам и караванщикам.

— Дез, минута тебе. Не успеешь — будешь добираться до Технограда своим ходом, — сказала Хельга.

— Я мигом! Только бритву куплю и назад. Так, еще нужно взять что-нибудь перекусить… — сказал телохранитель, покидая машину.

Я заглушил мотор и стянул фуражку. Дез быстро пересек площадь и скрылся среди стоящих возле зданий машин.

— С помощью Грина вы хотите попасть в Техноград и допросить Анну? — спросил я, развернувшись на сиденье.

— Да. Грин проведет нас к Анне. Точнее, к тому, кто поможет нам, — ответила Хельга.

— Скажи честно, — я перегнулся через сиденье и взглянул Хельге в глаза. — Ты просканировала парня с помощью своих способностей. Я видел, как ты смотрела ему в глаза. Ты разрешила Сиону отдать технарю пистолет, потому что поняла — он не станет буянить. Так?

— Так. Я также увидела, что в Технограде не обойдется без шума, но зато мы сможем найти Анну. Мне как будто было видение: мы едем среди гор, а ведет нас женщина в униформе техноградцев.

— О! Вон наш болтун бежит. Что-то быстро он, — сказал Сион, выглядывая в окно.

Дез подбежал к машине и распахнул дверцу.

— Там… Этот, броневик… Техноградский… — сказал он, тяжело дыша.

— Тот самый? — спросил Сион. — Со вмятиной на башне?

Дез кивнул в ответ и продолжил:

— Они возле мастерской остановились.

— Нужно задержать их, — заволновалась Хельга. — Иначе Агния доберется до сестры раньше нас.

— А я о чем?! Сион, друг, дай одну из шашек, а? — попросил Дез.

Сион вытащил из кармана цилиндр с торчащим из торца шнуром.

— Только не убивай их, пожалуйста! — попросил я. — Может, просто колеса проколешь?

Сион вдруг рассмеялся, повторив слова «колеса проколешь».

— Да там броня такая, что они даже не почувствуют. Я им шашку куда-нибудь под крыло засуну, чтоб колесо нафиг оторвало. Сами они не пострадают, — сказал Дез и вновь убежал.

— Проколешь?! КОЛЕСА?! Да ты шутник, — произнес Сион, смахивая выступившие от смеха слезы.

Я никогда не видел, чтобы этот человек так смеялся. Что смешного в том, что колеса можно проткнуть?

— Чего в этом смешного? — спросил я. — Шины же воздухом наполнены.

— Чем? Воздухом?! Ты что, серьезно?! — простонал Сион, испытывая новый приступ хохота.

Я вновь развернулся к сидящим сзади. И увидел, что еще чуть-чуть, и Сион со смеху скоро свалится под сиденье. Хельга тоже улыбалась и, кажется, даже всегда серьезная Рубец растянула губы в подобие улыбки.

— Да чего, блин, в этом смешного? — недоумевал я.

— О-о-ой… — Сион наконец-то перестал хохотать. — Кто сказал тебе такую… фигню? Шины не наполнены воздухом. Они же целиком отлиты из резинопласта.

— Из чего? — не понял я.

— Из резинопласта. Он бывает разных видов. В зависимости от плотности, из него изготавливают различные вещи: обувь, детали машин, приклады и накладки ружей, емкости дирижаблей и другие полезные вещи. Из него и отлиты колеса всех машин, — просветил меня Сион. — А еще он не тонет и, если что-то там примешать, то и не горит.

— А в нашем мире шины внутри полые, в них закачивают воздух. Если ткнуть ножом в такую, то она сдуется. И никуда ты не уедешь, пока не залатаешь дырку и вновь не накачаешь ее, — объяснил я.

— У вас там что, на резинопласте экономят?

— Нет. Просто в нашем мире используют резину. Резинопласт… Слово образовано из «резина» и «пластик». Гибрид резины и пластмассы?

— Не понимаю, о чем ты, — ответил Сион.

К минивэну подбежал Дез. Он дернул тросик стартера и с первого раза завел мотор. Затем он запрыгнул на сиденье.

— Уезжаем. Я заложил взрывчатку и… — голос телохранителя заглушил взрыв.

Над крышами поднялся столб дыма. Из домов повыскакивали любопытные и принялись вертеть головами, отыскивая источник взрыва.

— Давай вон по той улице. Она выведет нас из Камня, — Сион показал мне направление.

Автомобиль и трициклы поехали по мощеной серым камнем улице. Здесь по обеим сторонам высились трехэтажные каменные дома с выступающими вперед балконами. Тени от них создавали полумрак, который разгоняли висящие возле дверей светильники. Улочка и так была узкой, но еще ее почти всю заставили машинами. Приходилось ехать осторожно, стараясь не задеть бортом какой-нибудь грузовичок или трицикл. Улочка была длинной, но конец ей все-таки был. Вместе с этой узкой улицей заканчивался и городок Камень.

Проехав площадь с десятком припаркованных грузовиков, мы вновь въехали в лес. Виденная нами река текла параллельно дороге. Вдоль реки стояли машины, трейлеры и палатки, ходили похожие на кочевников люди. Особняком держалась группа из нескольких женщин. Их одежда была одинакова: похожие на легкие свитера зеленые комбинезоны с короткими штанинами и длинными рукавами, высокие сапоги и длинные блестящие чулки — похоже, сделанные из этого самого «резинопласта». Волосы их были скручены в высокий пышный хвост. Они сидели по-турецки вокруг длинного темно-зеленого фургона, подложив на землю циновки. На капоте фургона черной краской был нарисован профиль женщины с такой же прической, как и у сидящих вокруг. Женщины вели себя дисциплинировано, переговаривались спокойными голосами. Одна из них — высокая блондинка, взглянула на нашу машину, и вдруг затормошила за плечо сидящую рядом маленькую подругу азиатской внешности, указывая на нас пальцем.

— Там Рубец! Видишь? — кричала светловолосая.

В треснувшее зеркало заднего вида я увидел, как Рубец распахнула дверцу и начала махать им рукой. Женщины возле фургона встали и принялись махать в ответ, радостно улыбаясь, а маленькая азиатка даже дала в воздух очередь из пистолета-пулемета. Когда минивэн отдалился от странных женщин на почтительное расстояние, я спросил:

— А кто это были?

— Местные амазонки. Живут в Цитадели и считают, что женщины — это высшие существа, которые должны руководить неотесанными мужиками, — сказал Дез.

Рубец через спинку сиденья обиженно пихнула телохранителя стволом винтовки в спину.

— Просто мы считаем, что женщина должна быть свободной, — сказала она. — А не просто собирать овощи в огороде, мыть посуду, стирать и рожать, как принято в некоторых деревнях.

— А в этой Цитадели что, только одни женщины? — спросил я.

— Да, — ответила Рубец. — Я долго жила там.

— А я слышал, что у вас там все-таки есть мужчины, — улыбнулся Дез.

— Я предпочитаю девушек, и поэтому мне это неинтересно.

— Значит, Пистолю ничего не светит, — усмехнулся Дез.

Рубец недовольно цыкнула.

— Молчу, молчу… — Дез примирительно поднял вверх ладони.

— Когда доедем до развилки с указателями «Техноград» и «Цитадель», повернешь к Цитадели. Там отыщем тихое местечко в лесу, где устроимся на ночлег и оставим трициклы и остальных людей. Завтра поедем в Техноград, — сказал мне Сион.

В ответ я покивал головой и вдавил педаль, увеличивая скорость.

Глава 15 

Я сделал все так, как сказал Сион. Мы свернули к Цитадели, а затем я снизил скорость, чтобы Сион смог найти какую-нибудь заросшую старую дорогу, уходящую вглубь леса. И такая вскоре нашлась. По ней не ездили, наверное, целую вечность — по днищу минивэна шуршали проросшие на ней кустарники и молодые деревца. Заехав километра на два в лес, мы остановились на ночлег прямо посреди дороги. Сион, Хельга и Ланий влезли в палатку, прихватив с собой Грина. Там они принялись строить планы на завтра. Напалм разжег костерок и подвесил над ним котел. Остальные члены отряда расположились вокруг костра в разных позах, наблюдая за готовкой ужина. Мы с Дезом лежали на капоте минивэна, наблюдая за покрасневшим от заката небом, полным рваных облаков. Телохранитель снова взялся за любимое занятие — уничтожение жуков путем употребления их в пищу в жареном виде. Он вдруг рассмеялся так, что чуть не подавился.

— Когда техноградскому броневику оторвало взрывом колесо, мне вспомнился один случай, — сказал он. — Давно это было. Я еще в армии служил. Был у нас такой. Капитан Кашкин зовут.

— Какашкин? — усмехнулся я.

— Да, угадал. Все его так называли — за вредность. Ну, в общем, Какашка нас часто гонял в лес на марш-бросок. Нравилось ему наблюдать, когда мы все мокрые с автоматами по лесным тропинкам скачем. Думаю, он из разряда мелких садистов. Так вот, мы, значит, бегаем, а Какашка на машине как король разъезжает, нас бедолаг подгоняет. После марш-броска мы все в часть на своих двоих премся, а он на колесах. И задумали пара придурков, хорошо разбирающихся в технике, ему гадость сделать. Изготовили какую-то фигню, и когда мы снова прибыли в лес, они ее засунули под крыло капитанской машины. Причем они сделали еще и запал, прям как в настоящей гранате, с чекой из проволоки. Взяли леску, один конец которой привязали к чеке, а второй к колесу. Типа, когда тачка тронется, то чека выдернется и «шутиха» рванет. Она и рванула, когда Какашка за нами следом поехал. Такие спецэффекты были! Колесо как НЛО полетело и в кустах скрылось! Какашка из машины вываливается, бледный как мел, ноги дрожат… Потом вроде очухался маленько, водителя из кабины за шкирку выдернул и орет на него: «Солдат! Это что за…?! Почему колесо отвалилось?». Ну, а тот ему: «Не могу знать, товарищ капитан». Мы тогда так ржали! Так ржали! Пришлось капитану Какашке вместе с нами пешком в часть возвращаться. Он, бедный, не привык преодолевать такие огромные расстояния. Когда дошли, он сопел как паровоз, ну, а ноздри раздувал как бегемот. Весь свой китель потом залил.

— Ну, а что потом стало с этими пиротехниками? — спросил я.

— Да ничего! Какашка был не только вредный, но и тупой. Думал, что причина кроется в неисправности машины. Идиот.

Из палатки вылез Ланий и направился к нам.

— Мы все решили. Завтра с Грином пробираемся в Техноград. Он отведет нас к Николаю Федоровичу, одному из их начальников. Мы пообщаемся с Анной и выясним, где прячется Яков со своей бандой. Затем отобьем Елену и разберемся с ним, — сказал он. — Кстати, тебе теперь не нужно быть Еленой. Как только мы с Грином уедем, можешь вновь вести себя как обычно. Если хочешь, я куплю тебе пару брюк в Технограде.

— Да? Круто, — произнес я. — А то надоело ходить в юбке. Снизу поддувает.

— А я думал, ты привык к юбкам. Хельга говорит, в них ты лучше смотришься.

Дез заржал, а Ланий улыбнулся.

— В Техноград едем я, Хельга, Сион и Грин. Нужны еще двое, пойду, поговорю с отрядом, — сказал Ланий и повернулся, собираясь уйти.

— Эти двое — мы! — я схватил Лания за плечо, разворачивая лицом к себе.

— Вы? Но вдруг придется стрелять? Деза я видел, но ты? Сможешь ли ты принять бой? Бой с противником, обладающим численным и техническим преимуществом?

— Смогу. Я покромсал в капусту бандюков на рынке Гидрополиса, — я невесело усмехнулся. Мне до сих пор было слегка жаль тех людей, ступивших не на тот путь.

— Дез, согласен? — спросил Ланий.

— А то! Я же, как-никак — его телохранитель. И еще, мы же ведь напарники, верно? — Дез несильно пихнул меня в плечо.

— А почему ты вдруг вызвался добровольцем? — спросил меня Ланий, улыбнувшись краешком губ.

— На то есть свои причины. Хочу лично видеть все важные моменты, — ответил я.

— Знаю я твои причины. Мне Хельга уже сказала. Елена мне почти как сестра, поэтому я рад тому, что ею заинтересовался ты. Тебя попросили участвовать в операции, в награду пообещав возвращение домой. Но ты, судя по всему, выберешь другую награду — Елену.

— Нехорошо называть девушку «наградой», — сказал я.

— Да, верно. Прости. В общем, теперь ты ради нее лично хочешь присутствовать на допросе Анны.

— А еще я хочу найти самого главного гада и пообщаться с ним при помощи этого, — я достал пистолет Елены из кобуры и передернул затвор. Вылетевший из окошка патрон звякнул о капот и улетел в траву.

— Вот это хорошо! — Ланий поднял патрон из травки и передал мне. — Тебя ведет любовь. Она заставляет людей делать то, что в обычной ситуации им не под силу. Я уверен, что ты спасешь ее. Кстати, Грин ведь не знает, кто ты. Завтра ты будешь вынужден весь день вновь вести себя как девушка.

— Да легко. Заодно обновлю то платье, которое купил в Гидрополисе. Я же его только во время покупки мерил.

Ланий улыбнулся, а Дез прищурил один глаз и спросил:

— Что, новое платьице хочется поносить?

— Завидуешь, что ли? — я пихнул его в плечо так же, как и он меня недавно. Правда, переборщил немного, и наемник чуть не сверзился с машины.

— Нет. Оно как-то не смотрится с моей бородой. У тебя теперь таких проблем нет — вот и носи на здоровье.

Мы оба расхохотались. Дез со смеху так колотил рукою по машине, что в ушах зазвенело. Ланий ушел к костру — сказать остальным членам отряда о принятом решении.

— А тебе действительно идет этот образ. Когда ты ехал за рулем этой тачки, — Дез постучал кулаком по капоту, — Тебя надо было сфоткать на обложку какого-нибудь журнала. Ты даже «принцессой» смотришься круто. Палишь с двух рук из автоматов, умудрился вырваться из лап тех «русалок» из озера и навалять им… да ты меня спас ведь тогда. Кстати, с меня причитается. Мне кажется, что если в Технограде что-то случится, ты и оттуда выберешься. Мальчишка, которого я встретил Южных степях, удирающим от «тазиков», и ты нынешний. Ты ведь изменился, знаешь? Мне кажется, даже если Шварц и достроит свою хр…новину, ты не сможешь уже жить в том мире.

— Круто, — я зевнул. — Темнеет уже. Может, спать пойдем? Помнишь сегодняшнее утро?

— Хорошее было утречко. Бодрящее.

— Ага. Особенно сильно бодрят ледяные мокрые ноги и стрельба по тем «русалкам» из озера. Короче, друг, я не выспался. И сейчас я иду наверстывать упущенное, — я соскочил с машины и направился к палатке.

Забравшись внутрь и раздевшись, я провалился в сон.

 

*** 

Когда я проснулся, минивэн уже был готов к поездке. Под сиденья машины положили целый арсенал: два легких пистолета-пулемета и три помповых дробовика. Напалм пытался всунуть нам свой гранатомет, но Сион отказался, сказав, что в багажнике поместят кое-что другое. Он все время держал в руках какой-то железный чемоданчик. Когда я спросил его что внутри, он подмигнул и быстрыми движениями разобрал кейс, превратив его в маленький, какой-то карикатурный автомат. Я очень похожие видел по телевизору — РР-90, кажется. Хорошая штука, не каждому взбредет в голову, что чемоданчик способен превратиться в автомат. У Хельги под платьем был спрятан небольшой семимиллиметровый револьвер, а Дез засунул свой здоровенный «магнум» за голенище сапога, закрыв сверху штаниной. Я тоже не остался безоружным. Под подолом моего платья на правом бедре висела кобура с пистолетом.

За руль машины сел Сион, пристроив кейс-автомат возле дверцы. Рядом на переднее сиденье уселся Грин, зашивший порванную на груди майку. На задних сиденьях расселись я, Хельга и Дез. Ланий со всеми удобствами расположился… в багажнике. Это существо, обладающее феноменальной гибкостью, смогло пролезть в отделение для инструментов. Казалось, что его кости сделаны из резины. Ведь в это отверстие мог пролезть только маленький ребенок. А Ланий взял с собой еще и то ружье, которое нашел в кабине брошенного грузовика возле мертвой деревни. Вчера он успел прочистить его от ржавчины и грязи, с гордостью рассказывая нам с Дезом, что давно хотел такое купить, да не продают. Ведь это оружие одно из первых, появившихся в этом мире огнестрелов. Причем дробовик был не современной репликой старинного оружия, а подлинником. Ружье было покрыто царапинами, золотые вставки потемнели, а треснувший приклад был туго перемотан кожаной лентой. Но механизм работал, несмотря на то, что, по заверениям Лания, ему больше ста лет.

Мы договорились с остальными, чтобы они собрались в дорогу и ждали нас. Когда мы вернемся, то все вместе сразу же двинемся к Якову.

Минивэн тронулся в путь. Я всегда не высыпаюсь по утрам — вот и сегодня, хоть мне и дали поспать, я все равно клевал носом. Сразу после того, как меня разбудили, я умылся холодной водой, но это не помогло. Я подумал, что пока мы едем в Техноград, можно немного вздремнуть в машине. Но старая лесная дорога, по которой мы ехали, изобиловала ямами и буграми, отчего мое худое тело постоянно подскакивало. Это, мягко говоря, мешало дремоте накрыть меня. А вот Дезу все было нипочем. Я завидовал тому, как он дрыхнет, запрокинув голову назад и приоткрыв рот. Когда автомобиль подскакивал на кочках, она болталась из стороны в сторону. Дез мне напомнил ту собачку, которую некоторые автомобилисты ставят перед лобовым стеклом. Ту, которая с грустными преданными глазками кивает плюшевой головкой, когда машина едет по неровной дороге. А еще мне мешал заснуть поток холодного воздуха. Лобовое стекло подняли, но все равно поддувало из какой-то щели. Я натянул высокий воротник до носа и съежился на сиденье.

Когда мы выехали на нормальную утрамбованную дорогу, я наконец-то смог погрузиться в сон.

 

*** 

— Проснись! — затормошили меня за плечо.

— Н-ну чего тебе, Дез? — я протер глаза.

— Гляди! — его палец ткнул в окно.

Я прильнул к стеклу, разглядывая то, что громадой высилось перед нами. Техноград.

Дорога шла по дну глубокого каньона шириной, наверное, с километр. Впереди каньон перекрывала каменная стена, усеянная множеством отверстий разных размеров. Посреди нее были мощные металлические ворота размером с пятиэтажный дом. Сколько же энергии нужно, чтобы сдвинуть с места такую мощь? Да их же из танка не прошибешь!

Мне показалось, что я слышу какой-то звук. Я опустил стекло в дверце и высунул голову наружу. Источник звука приближался откуда-то сзади. Спустя секунды над каньоном с рокотом пронеслось черное стальное тело, формой напоминающее большой транспортный вертолет. Через огромное широкое окно были видны силуэты двух пилотов в кабине. Машина держалась в воздухе благодаря двум пузатым бочонкам по бокам, из которых вверх лился мерцающий зеленый свет. Летательный аппарат, снизив скорость, скрылся за могучей стеной.

— Это что же за хр…ноплан такой? — удивился Дез.

— Ты меня спрашиваешь? Первый раз такое вижу, — ответил я.

— Это энерголет, — гордо сказал Грин. — Только в Технограде могут изготавливать такие. Остальные же используют устаревшие дирижабли и какие-то деревянные штуки, у которых впереди вращается винт.

— Самолеты, что ль? — подсказал Дез.

В нижней части огромных ворот располагались створки маленьких, достаточных для того чтобы проехала наша машина. Но для чего предназначены сами эти «великие врата»? Даже боюсь подумать о том, что когда-то проезжало через них.

За воротами стоял человек в черной куртке с красными разводами и черных галифе. Он держал в вытянутой руке полосатую палку, похожую на жезл инспектора, только раскрашенную в цвета Технограда: черный и красный.

— Стойте! — сказал Грин.

Сион притормозил возле «инспектора». Техноградец нагнулся к окну и спросил:

— Какова цель визита в Техноград? В машине имеются запрещенные к употреблению наркотические средства? Имеется ли у вас оружие?

— Пропустите. Я Грин, водитель из отряда Агнии, — сказал Грин, высовываясь из окна.

— Да, я тебя видел. А вот их, — техноградец мотнул головой в нашу сторону. — Вижу в первый раз.

— Да они нормальные люди. Просто хотят поговорить с начальством. Из оружия только пистолеты да пара ружей. Больше ничего.

— Ладно, проезжайте. Все равно вы никуда не денетесь от «смотрящих».

«Инспектор» отошел от дороги и махнул кому-то рукой. Когда мы въехали внутрь, техноградец тормознул какой-то зеленый внедорожник с открытым верхом и принялся задавать те же вопросы.

— А какая же фиговина проезжает через эти здоровые ворота? — спросил Грина Дез.

— Я не знаю. Техноград, так же как и Старая Гавань, построен на остатках древнего города. Эти ворота были здесь еще до возникновения Технограда. Они были в рабочем состоянии, мы лишь немного подремонтировали их.

Техноград имел некоторую схожесть со Старой Гаванью: те же огромные дома из гладкого камня, ровные дороги из неизвестного материала и обилие автомобилей на улицах. Только вот на многих зданиях висело что-то вроде цифровых проекторов. Они проецировали на белые стены зданий различные изображения, а из прикрепленных рядом динамиков лился звук. Чаще всего показывались ролики с призывом вступить в ряды техноградских военных, и то, как хорошо жить в этом городе. Также рекламировали и изделия оружейной и других промышленностей Технограда. В одном ролике я заметил что-то вроде винтовки, стреляющей синими лучами. Голос, раздававшийся из динамиков, расхваливал эту пушку и называл самым последним изобретением оружейников. В ролике показывали техноградца, запакованного в комплект крутой черной брони с глухим шлемом, из которой наружу торчали одни лишь пучки волос. «Броненосец» палил очередями из этой винтовки, выпуская веер тонких синих спиц по мишеням. Мишени после попадания в них лучами вспыхивали как облитые бензином факелы. Но и цена у этой чудо винтовки оказалась запредельная — несколько тысяч жетонов. Также я успел посмотреть ролик с девушкой в фуражке и черно-красном слитном купальнике, которая рекламировала небольшой пистолет-пулемет, также стреляющий синими лучами.

А еще проекторы показывали разыскиваемых преступников.

— О. Кого-то мне напоминает этот мужик, — сказал Дез, всматриваясь в лицо очередного разыскиваемого.

Это был мужчина такого же возраста, как сам Дез. Самой примечательной чертой в его внешности были очень длинные рыжие волосы, связанные лентой в хвост. Невысокий рост мужика визуально добавлял им длины. Надпись под лицом преступника гласила: «Хвост». Потом показали другого преступника, похожего на смесь гота и металиста. С черными тенями на веках и черными волосами, с одной стороны длинными, а с другой обрезанными до подбородка. Надпись внизу гласила: «Марк». После на экране началась реклама очередного техноградского автомата.

Одежда местных тоже отличалась от «южан» из Старой Гавани, Гидрополиса и Камня. Чуть меньше половины жителей были одеты в униформу Технограда или хотя бы носили поверх обычной одежды черные куртки с красными разводами и споротыми погонами. Другие (я предположил, что это какие-то служащие, ибо у большинства была уставная прическа с пучками, а также болтающиеся на ремне через плечо мягкие чемоданчики для бумаг) носили что-то вроде деловых костюмов, состоящих из короткого и удобного пиджака с волнистыми полами, брюк у мужчин и средней длины волнистых юбок у женщин. Под пиджаком в основном были не рубашки, а разноцветные водолазки и короткие черные корсеты. Остальные, спасаясь от холодного утреннего ветра, носили очень похожие на легкие пуховики из моего мира куртки из резинопласта разных цветов и нечто, сильно напоминающее джинсы. Одежда местных женщин смотрелась более «современно», чем в других городах, благодаря наличию резинопласта, но выглядела строже: почти у всех платьев отсутствовало декольте и имелся высокий воротник. Если же на девушке был поблескивающий сарафан, то под ним обязательно была рубашка или водолазка. Голых ног я здесь тоже не заметил — все женщины были в чулках или колготках с блестящими нитями резинопласта. Заезжие наемники и путешественники в кожанках с кустарно пришитыми меховыми наплечниками и мятыми бронепластинами, латаных плащах и свитерах с налокотниками на фоне местных выглядели натуральными дикарями.

— Теперь нужно прямо по этой широкой улице до моста через реку. Там на берегу стоит пятиэтажное здание. Нам туда, — сказал Грин Сиону.

Сион повел минивэн по середине улицы. Вокруг было множество разнообразных машин — от обычных, уже виденных мною в других городах, до техноградских броневиков, похожих на тот, которому Дез взорвал колесо. Пока мы ехали до указанного Грином здания, я заметил над городом несколько энерголетов разных конструкций. Некоторые из них словно патрулировали, наблюдая за городом с неба. А еще я заметил несколько маленьких воздушных шаров, к которым снизу крепилась какая-то штука. В центре ее был объектив как у фотоаппарата, а по бокам торчали две подвижные стальные лапки, похожие на манипуляторы батискафа. Между лапок торчала короткая трубка в дырчатом кожухе — какая-то пушка, точно. Эта штука напомнила мне какого-то жуткого летающего робота из компьютерных игр в жанре «киберпанк».

Сион остановил машину возле пятиэтажного здания с огромным гербом Технограда над дверьми.

— Здесь? — спросил он Грина.

— Да. Выходим.

Мы вылезли из минивэна. Дез сразу же потянулся, издавая жуткий стон, переходящий в звериный рев. Как бы незаметно он проверил, не виден ли со стороны спрятанный в сапоге револьвер. Я тоже поправил подол, чтобы кобура не сильно выделялась под платьем. Сион прихватил из машины кейс-автомат.

К нам тут же подлетел один из жутковатых «роботов». Он занял такую позицию, с которой было видно нас всех. Внутри аппарата что-то громко щелкнуло, на секунду ослепив нас вспышкой. После этого он развернулся и улетел куда-то по своим делам.

— Это что за летающий фотоаппарат? — спросил Дез.

— Это «смотрящий», — ответил Грин. — Он снял вас, как прибывших в город чужаков. Если вы что-нибудь здесь учудите, то ваши снимки окажутся по всему городу, чтобы вас легче было поймать. Смотрите.

Грин указал на ближайший к нам «проектор». Он проецировал на стену дома нашу фотографию: равнодушного Грина, обведенного в зеленый кружок как «своего», хмурого Сиона, двух девушек — меня и Хельгу, и Деза, показывающего язык. Под фотографией была надпись: «недавно прибывшие».

Сион осторожно постучал рукой в крышку багажника.

— Ты там как? Нормально? — спросил он.

— Нормально, нормально. Давайте быстрее, — раздался изнутри глухой голос.

— Грин, веди, — сказала Хельга.

Техноградец провел нас внутрь. Интерьер внутри здания изобиловал всякими интересными вещами. На стенах висели ковры и головы различных животных, некоторые из которых были мне незнакомы. Меня немного пугала голова какого-то «динозавра» с огромными рогами. Таких чудовищ я здесь еще не видел и, если честно, не горю желанием увидеть. Еще здесь висели разнообразные крылья огромных бабочек, одну из которых я видел в Старой Гавани. Пол покрывали шкуры, похожие на крокодильи, но только разных расцветок — возможно, содранные с ящеров. Рядом с дверью сидел в кресле охранник с похожим на ППШ автоматом, но укороченной модели со складным прикладом, изогнутым коробчатым магазином и без традиционного дырчатого кожуха, скрывающего ствол.

— Николай Федорович у себя? — спросил у него Грин.

— Да. А что у тебя такой потрепанный вид? — охранник ткнул пальцем в зашитую на груди майку.

— Да на нас кочевники напали. Если бы не эти люди…

— Ясно.

Грин повел нас по коридору, вдоль которого с двух сторон тянулись закрытые двери с номерами.

— Здесь, — Грин остановился напротив очередной двери.

На ней висела табличка: «Николай Федорович. Спецотдел».

Грин осторожно постучался. Изнутри раздался голос: «войдите».

Распахнув дверь, мы вошли внутрь, оказавшись в кабинете, заставленном высокими шкафами и длинными столами. На стенах висели какие-то карты. В дальнем углу стоял тяжелый стол из стального дерева, на тумбе которого был изображен герб Технограда. За столом сидел человек в форме, со скрученными в два пучка волосами. Манеры и выправка сразу выдавали в нем человека военной профессии. Несмотря на молодой внешний вид, по его глазам было понятно — он много повидал. Да и волосы выдавали возраст — они были седыми (в отличие от внешности, не меняющейся с годами, волосы у местных «старожилов» со временем белели, хотя и оставались густыми).

— Грин? Что это за люди с тобой? — спросил он, опустив руку под стол.

Раздался писк, после чего три украшенных узорами круга на потолке выдвинулись вниз, открыв металлические полусферы с торчащими из них стволами. Помигав красными светодиодами, турели развернули оружие к нам в ожидании приказа.

— Здравствуйте, Николай Федорович. Анне грозит опасность. Агния узнала о ее, якобы, сотрудничестве с Яковом и теперь едет сюда. Эти люди тоже ищут предателя. Они хотели бы поговорить с Анной.

— Кто вы? — спросил Николай Федорович, оглядывая нас.

— Мы из Старой Гавани. Я — начальник охраны Сион. Яков похитил у нас одного человека, которого мы хотели бы вернуть, — сказал Сион.

— Значит, хотите поговорить с Анной?

— Да.

— С радостью выполню вашу просьбу. Но и вы кое-что сделаете мне взамен.

Поняв, что мы не представляем опасности, Николай Федорович отключил турели, тут же нырнувшие в потолок.

— Что нужно сделать? — спросила Хельга.

— Вы поговорите с Анной, когда выкрадите ее из тюрьмы.

— Выкрадите?! Как? У вас тут везде охрана, — изумился Сион.

— Я проведу вас в тюрьму. А дальше вы все сделаете сами. Идет?

— Как мы потом выберемся?

— Есть у нас лазейки, о которых не каждый знает. Да и мои люди повсюду.

Николай Федорович вытащил из ящика стола небольшой пистолет странной формы. Из такого же в меня выстрелили дротиком на рынке Гидрополиса.

— Вот, — он сунул пистолет Дезу. — Для устранения охраны. Вы согласны помочь Анне сбежать из тюрьмы?

Сион посмотрел на Хельгу. Та кивнула.

— Правильно, — Николай Федорович встал из-за стола. — Анну посадили в тюрьму ни за что — просто потому, что все наши отделы и службы конкурируют между собой. Анна работала на наш спецотдел и действительно сотрудничала с Яковом. Но на самом деле она была шпионом, следящим за действиями этого предателя. Она одна из наших лучших сотрудников, и это просто позор, сунуть такого агента в тюрьму. Вытащите ее оттуда. Пусть даже после побега дорога в Техноград для нее будет закрыта.

 

*** 

— Вам раньше приходилось использовать маскировку? — спросил нас Николай Федорович.

— Не всем, — хмыкнул Дез, незаметно ткнув меня локтем.

Нас осталось трое, так как Сион отправился перегнать машину к тайному выходу из тюрьмы, через который мы должны были выбраться с Анной.

— В тюрьму кого попало не пропустят. Только начальство или медиков, — сказал техноградец. — И на наше начальство вы совсем не похожи…

Мы находились на одном из складов спецотдела, расположенном в подземельях под городом недалеко от тюрьмы. Склад напоминал собой костюмерную театра, в которой кто-то решил открыть приличный оружейный магазин. Среди вешалок с военной униформой разных фракций (некоторую я и вовсе видел впервые) попадалась и обычная одежда самого разного вида, начиная от обшитой стреляными гильзами заштопанной бандитской куртки и заканчивая костюмом танцовщицы из гостиницы «Иглоносая рыба». Между вешалок располагались стойки и стеллажи с богатым ассортиментом оружия от пистолетов и револьверов до небольшого зенитного орудия на колесном станке, состоящего из спаренных пулеметов, и пары гранатометов «Копье». Вдоль всей дальней стены расположились стенды с разнообразной броней. Техноградец подобрал с отдельно стоящего стеллажа пару черных водолазок с красными полосами на рукавах и подошел к Дезу.

— Ну, прямо угадал с размером, — сказал он, приложив к нему форму. — Держи. Переодевайся и возьми там со стеллажа автоматический дробовик. Тот, что с дисковым магазином.

— А прическа? — спросила Хельга.

— Да у нас не все так носят, — Николай Федорович потрогал один из своих пучков. — Среди охраны это вообще редкость. Сойдет. А вы, девушки, пройдемте со мной.

Пока Дез надевал униформу охранника, техноградец отвел нас в небольшую комнатку, где обычно сидит заведующий складом. Сейчас здесь было пусто, но на столе лежало два белых свертка и сумка с черным крестом, а в углу стояла небольшая тележка, на которой я увидел что-то вроде шприцов и баночек с разноцветной жидкостью (мерзость какая). Я уже догадался, в кого нас решили нарядить.

— Переодевайтесь. Я подожду за дверью. И не беспокойтесь о своих вещах — я верну их в вашу машину, — сказал Николай Федорович.

— Давай я помогу, — сказала Хельга, разворачивая один сверток.

Это оказалось белое платье чуть выше колен с длинными рукавами и высоким воротником, немного напоминающее медицинский халат. Ткань, скорее всего, покрыта резинопластом, судя по глянцевому блеску — чтобы кровь не впитывалась и легко стиралась. Для этой же цели весь перед платья представлял собой нечто вроде «фартука» целиком из резинопласта, с черным крестом и гербом Технограда на груди. Круглая шапочка с черным крестиком, колготки и перчатки также были покрыты резинопластом, а низкие туфли отлиты из него целиком.

Переодевшись, мы помогли друг другу застегнуть молнию на спине. После этого женщина поменяла нам прически, скрутив волосы в пучок.

— А мне нравится, — сказала киборг, оглядывая себя, — Такая ткань редко попадается на нашем рынке. Ее раскупают за несколько минут, чтобы потом пошить себе грязеотталкивающие плащи и куртки. Может, пригодится потом для работы в оранжерее.

— Я уже понял, что к платью не липнет кровь. Жуть, — я посмотрел в небольшое зеркало, на секунду представив себя с окровавленным фартуком. — Не люблю врачей с детства.

— Держи, я возьму тележку, — она сунула мне сумку, которую я повесил на плечо.

Я схватил со стола кобуру с пистолетом (чуть не забыл!) и попытался пристегнуть на бедро под подолом. А вот ни фига — при ходьбе подол открывал конец ствола, да и сам пистолет сильно выделялся под тканью. Достав оружие из кобуры, я просто запихнул его в сумку. Главное — потом не забыть.

Выйдя из комнаты, мы увидели, что сам Николай Федорович тоже успел переодеться. Вместо офицерского кителя на нем была униформа, похожая на солдатскую, только укрепленная черными пластинами брони и мощными наплечниками. В руке техноградец держал шлем с металлической полумаской, закрывающей верхнюю половину лица и узкой смотровой щелью.

— Неплохо. Готовы? — спросил он.

— Да, — ответила Хельга.

— Пойдемте. Кстати, держите.

Николай Федорович протянул нам две белые кобуры на ремнях. Нацепив одну, я вытащил изящный черный пистолет — такой же, как у Грина. Также на ремне было четыре кармашка с торчащими оттуда обоймами.

На выходе мы встретились с Дезом, переодетым в техноградца.

— Круто вы смотритесь, — хохотнул он, ткнув пальцем мне в плечо. — Сестрички-медсестрички. О, вам он тоже пушки подарил? Чего там у тебя? Пистолетик? Смотри, что я прихватил.

За спиной Николая Федоровича Дез передал мне ружье, виденное мною у кочевников. Теперь же мне посчастливилось подержать его в руках. Внешним видом дробовик немного напоминал автомат — такая же ствольная коробка с переводчиком огня, цевье, пистолетная рукоять и приклад из черного резинопласта. Вдоль всего оружия шла красная полоса — «камуфляж» Технограда, у кочевников же ружья были сплошного черного цвета, поцарапанные и обмотанные тряпками. Дисковый магазин также был украшен красным кругом. На самом Дезе поверх форменной водолазки висел разгрузочный жилет с карманами под коробчатые магазины и двумя круглыми сумками под дисковые.

— Крутая штука, — сказал я, возвращая оружие.

— Понравилось? Ну так он твой! Вот закончится этот маскарад — и заберешь.

— Зачем? Он же, ну… дорогой, наверное, — смутился я.

— Ты меня спас от тех зеленых болотных девок — это тебе типа небольшая благодарность от друга. Да и не очень-то я ружья люблю. Так что дробовик твой. Для напарника не жалко и пулемета. Мы же ведь напарники с тобой?

— Да. Спасибо, Дез.

— Ага.

Мы крепко пожали руки, но отдернули их, когда Николай Федорович обернулся.

Техноградец вывел нас в широкий подземный тоннель. Он, как и большинство других подземелий, был построен древними. Теперь же его приспособили под свои нужды техноградцы — туда-сюда сновали черные с красными разводами машины. В основном это были небольшие открытые автомобили, похожие на гибрид джипа и грузовичка: три пары широких колес, кабина с дугами и кузов с лавками вдоль бортов.

Пара точно таких же машин стояли в нише возле прохода на склад. Николай Федорович забрался на водительское место и надел шлем, указав нам на кузов.

Дождавшись, когда мы устроимся на лавках, техноградец завел двигатель и вывел машину в тоннель. Пока ехали до тюрьмы, навстречу попалось несколько таких же автомобилей, везущих в кузовах солдат или штабеля ящиков. Встретилась и пара уже знакомых легких броневиков, и даже танк! Самый настоящий, только маленький, но зато с двумя башнями, вооруженными многоствольным пулеметом и пушкой.

Наша машина свернула из тоннеля в широкий коридор, явно проделанный уже людьми. В конце его находились ворота, обороняемые парой висящих на потолке турелей — гораздо больше по размерам, чем в кабинете, и вооруженных более крупными пушками. При приближении стволы пулеметов уставились на нас, но ворота разъехались в стороны и турели потеряли к нам интерес.

За воротами находилась небольшая стоянка с несколькими машинами, среди которых были похожие на нашу, но вооруженные пулеметами.

— Выходим, — сказал Николай Федорович.

Выбравшись из машины, мы отправились следом за техноградцем в небольшой коридорчик, охраняемый двумя солдатами в такой же армированной униформе и с короткими автоматами. Военные лишь скользнули по нам взглядом, задержав его на необычных красных волосах Хельги, но ничего не сказали.

Николай Федорович привел нас в небольшую подземную комнатку, освещенную электрическими фонарями. Здесь стоял большой железный стол, за которым сидел маленький мужичок азиатской внешности. Волосы у него не были скручены в два пучка по «уставу», а были распущены. Да, а еще у него были длинные усы — прямо как у сома, что делало его похожим на древнего китайца. Еще бы соломенную конусовидную шляпу надел.

— Николай Федорович, заключенные выведены на прогулку. Кроме одной, — сказал азиат.

— Ясно. Эти люди к ней. Как она?

— Пока нормально. Жалко ее, ни за что ведь сидит.

— Пока сидит, — ответил Николай Федорович.

Я заметил, как он подмигнул азиату. Тот подмигнул в ответ.

Николай Федорович повел нас дальше. За комнаткой оказался просторный коридор, пересекаемый коридорчиками поменьше. Мы дошли до его конца, где рядом с тяжелой металлической дверью стоял охранник с большим черным пистолетом в поясной кобуре.

— Тут я вас покину. Прямо за этой дверью — камеры, — прошептал Николай Федорович, и специально для охранника добавил. — Я жду возле машины. Как закончите осмотр — возвращайтесь.

— Цель визита? — спросил охранник.

— Нужно осмотреть заключенную, — сказала Хельга.

— Новенькие? — спросил техноградец, вглядываясь в наши лица. — Чего-то я раньше таких красавиц здесь не видел.

— Да, — ответила киборг, изобразив смущение. — Мы должны…

— Как вас зовут? — охраннику явно было скучно, а тут две новенькие медсестры.

— Ольга, — соврала Хельга.

— Вера, — просипел я.

— А что с голосом? — сочувственно поинтересовался техноградец.

— Время, мужик! Время! — вмешался Дез. — Мне девчонок нужно назад пораньше вернуть. Раньше вернемся — раньше в бар отдыхать пойду.

— Проходите уже, — вздохнул охранник, распахивая тяжелую дверь. — Наберут всяких наемников, которым лишь бы выпить да в кости сыграть.

Открылось длинное двухъярусное помещение, вдоль стен которого шли клетки. Все они были пусты — кроме одной, где на железной койке лицом к стене лежала женщина с русыми волосами, одетая в просторный комбинезон. Посреди помещения спиной к нам стоял охранник. На его поясе помимо кобуры висела еще и короткая металлическая дубинка.

— Ну и чего тут думать? — сказал Дез.

Как только дверь за нами закрылась, он быстрым движением выхватил из кармана пистолет и пустил дротик прямо в задницу охранника. Тот молча свалился на пол, как марионетка с обрезанными нитями. Женщина в клетке вскочила с койки и бросилась к прутьям.

— Кто вы? — недоуменно спросила она.

— Мы те, кто вытащит тебя из этой дыры. Взамен ты расскажешь нам про Якова, идет? — сказала Хельга, сняв с охранника связку ключей.

— Ладно. Но как вы собираетесь меня отсюда вытащить?

— Не твои заботы. Выходи.

Хельга открыла дверь клетки и выпустила Анну.

— Стягивай форму с этого сони и переодевайся, — сказал Дез.

Анна и Хельга стянули с охранника куртку, фуражку, и галифе с сапогами. Техноградец был небольшой комплекции, поэтому его форма сидела на Анне как влитая — лишь в груди была немного узковата по понятным причинам. Усыпленного охранника переодели в ее комбинезон и перенесли в клетку, где до этого находилась Анна, и положили на койку, отвернув лицом к стене. Помимо комплекции у них с Анной еще и цвет волос был похож. Если кто войдет — не сразу заметит подмену.

— Все? Тогда уходим, — Дез первым сунулся в дверь.

За дверью вместо охранника стоял тот самый усатый «китаец».

— Бегите прямо по коридору. Потом справа увидите железную дверь подсобки. Внутри есть старый шкаф, за которым проход к лестнице, ведущей в подвалы под магазином. Вроде бы там стоит ваша машина. И старайтесь быстро покинуть город. У вас будет всего несколько минут. Наши из спецотдела помогут вам преодолеть ворота. Удачи, — сказал нам азиат.

— С чего такая спешка? — спросил Дез.

— Там пришли настоящие медсестры. И с ними три охранника.

Мы припустили по коридору, ища взглядом дверь на правой стороне. Бежавший первым Дез долбанул ее ногой, но она оказалась заперта. Тогда он наставил на дверь дробовик и пару раз выстрелил в скважину замка. Звуки выстрелов громом прокатились по подземельям. Дез врезался в дверь плечом и она наконец-то распахнулась. За ней оказалась небольшая комнатка со всяким хламом и старым деревянным шкафом.

Из коридора позади послышался шум. Не удержавшись, мы с Дезом выглянули туда — с другого конца в коридор вывалились два охранника с ружьями. Они еще только поднимали стволы, как из-за их спин выскочила женщина в платье медсестры. Вздернув пистолет, она выпустила в нашу сторону несколько пуль, со звоном срикошетивших от двери.

— Осторожно! — воскликнула Хельга, втянув меня за подол в комнату.

— Лезь вперед, — сказал мне Дез, прикрыв дверь.

Я распахнул створки шкафа, чуть не попав под обвал из швабр и ведер, и вышиб ударом ноги хлипкую заднюю стенку. Как и говорил азиат, за ней оказался узкий коридорчик, укрепленный досками и освещенный пробившимися через них грибами.

Нырнув в тайный ход, я добежал до хлипкой дверцы, выбил ее плечом, и оказался в маленьком гроте с лестницей.

Я вытащил из сумки пистолет и полез наверх. Одной рукой я держался за перекладины, а другую, с пистолетом, поднял перед собой. Следом за мной полезла Хельга, за ней Анна. Дез замыкал. Перед тем как начать подъем, он заблокировал дверь, подперев ее тяжелым ломом, который валялся под лестницей.

Лестница шла внутри темной шахты. В темноте ствол пистолета во что-то уперся. Я сунул оружие под мышку и принялся ощупывать люк над головой. Как я и думал, он был заперт. Нащупав в темноте навесной замок, я приставил к нему ствол пистолета.

— Люк заперт. Попробую выстрелом сбить замок, — сказал я остальным.

Палец нажал на курок. Шахту на мгновение осветило короткой вспышкой и наполнило грохотом. Сломанный замок слетел с петель и грохнулся вниз, по пути задев Деза по плечу. Откинув дверцу, я полез наверх. Это оказался полутемный подвал, слабо освещенный растущими на каменных стенах грибами. Помещение перегораживали стойки с бутылками и банками, вдоль стен стояли ящики. За мною вылезли остальные.

— Ого! — обрадовался Дез.

Он схватил со стойки пол-литровую глиняную бутылку и, выдернув пробку, понюхал ее содержимое. Затем довольно крякнул и схватил еще пару бутылок, сунув их в пустые карманы жилета. В одном углу была хорошая каменная лестница. Ее ступени не были покрыты пылью — ею часто пользовались. В другом углу была простая приставная деревянная лестница, покрытая толстым слоем паутины. Вверху был квадратный металлический люк.

— Если пойдем по каменной, то попадем прямиком в магазин, — предположил я. — Видите, на ступенях нет пыли — значит, по ней регулярно ходят.

— Куда же ведет деревянная? — спросил Дез. — А, черт с ним! Я не хочу встретиться с хозяином магазина, поэтому лезу по ней.

Он полез по деревянной лестнице. Достигнув металлической крышки, уперся в нее плечом, медленно приподнимая. Внутрь ударил дневной свет.

— Выход! За мной! — позвал он, вылезая.

Я подождал, пока поднимутся Хельга с Анной, затем полез сам. Раздался скрип двери. Полный злобы грубый голос заорал: «ворюга!». Я посмотрел вниз и увидел полноватого мужика с помповым ружьем. Он подбежал к лестнице и схватил меня за щиколотку, но толстые пальцы тут же соскользнули с усиленной резинопластовыми нитями гладкой ткани. Чуть не потеряв туфлю, я врезал ему пяткой сначала по плечу, а потом по лбу. Мужик грохнулся под лестницей, потеряв ружье. Я наставил на него пистолет, а Хельга быстро вытянула меня наружу. Дез захлопнул тяжелую крышку, заглушив ругательства валяющегося под лестницей мужика.

— К этой ткани не только грязь не липнет, но и жирные пальцы всяких кабанов, — похвалил я изделие техноградских портных.

— Я же говорю — хорошая вещь! — сказала Хельга.

Мы оказались прямо посреди широкой улицы. Это по ней мы ехали к Николаю Федоровичу. Когда мы вылезли из подвала, окружающие люди недоуменно уставились на нас. Несколько машин остановились, взвизгнув колесами. Высунувшиеся из кабин водители что-то недовольно прокричали нам.

— Вон! — Дез ткнул пальцем в занимающий первый этаж древнего дома магазин.

Рядом стоял наш минивэн. Водительская дверца распахнута — внутри сидит Сион с чемоданчиком-автоматом.

— Сюда! Быстрее! — крикнул он.

Мы побежали, стараясь не угодить под колеса снующих туда-сюда машин. Поперек дороги с визгом встал обшарпанный багги, из которого вывалились двое очень недовольных мужиков. Один тут же осел на колени, получив от Деза прикладом в живот, второй подскочил к Хельге, схватив ее за руку. Прежде, чем она успела что-то сделать, я прямо на ходу заехал мужику по затылку пистолетной рукоятью.

— Я бы справилась. Но спасибо, — улыбнулась она, стряхивая ослабевшую руку обидчика.

Когда мы добрались до машины, откуда-то появился «смотрящий». Он подлетел ближе и сфотографировал нас. Ближайший к нам проектор выдал на стену нашу фотографию. Теперь под ней было написано: «Преступники. Немедленно задержать!».

— Вот зараза! — выругался Дез.

Крышка багажника откинулась и наружу высунулся короткий ствол револьверного дробовика. Из него вырвался сноп огня и «смотрящего» разнесло на куски. Корпус из резинопласта разлетелся осколками, электронная начинка, искрясь, упала на землю. Маленький воздушный шар, на котором держался аппарат, почувствовал свободу и рванулся в небо.

— У вас все получилось? — раздался из багажника голос Лания.

— Кто там у вас? — удивилась Анна.

— В машину! Быстро! — Хельга толкнула ее внутрь.

Сама она села на переднее сиденье, а мы с Дезом пристроились на задних рядом с Анной, опустив сзади стекло. Николай Федорович не обманул — наша с Хельгой одежда и правда лежала в машине, аккуратно упакованная в чехлы.

Сион дернул тросик стартера и прыгнул за руль.

— Ого! Еще две летающие камеры! — воскликнул Дез.

К машине спускались еще парочка «смотрящих». Рядом с их «объективами» горели красные лампочки. Анна выхватила из кобуры пистолет, который забрала у усыпленного охранника, и четыре раза выстрелила в один из аппаратов. Корпус пошел трещинами и распался на куски. Последняя пуля угодила в шар. Он быстро смялся, потерял форму, со свистом выпуская из себя газ. «Смотрящий» рухнул на землю.

— Зачем палить из пистолета, когда есть автомат? — сказал Дез.

Он достал из-под сиденья маленький автомат и передал Анне. Она схватила оружие и выпустила очередь по второму аппарату. Но из трубки в дырчатом кожухе, которая торчала из корпуса аппарата, выстрелила синяя спица. Нам повезло, что пули Анны заставили «смотрящего» задергаться, и он промахнулся. В дороге, куда угодил синий луч, появилась дырка с оплывшими дымящимися краями.

Минивэн выехал на главную дорогу и быстро набрал скорость. Поврежденный «смотрящий» медленно двинулся следом. Я прицелился и выстрелил в шар. Тот сразу же спустился и аппарат упал на землю, разбив корпус. Дез достал из-под сиденья свой собственный автомат и высунул ствол в заднее окно. Я тоже пошарил рукой под креслом и вытащил пару помповых ружей и патронташ. Одно из ружей отдал Хельге.

— На фиг оно тебе? Держи, — Дез сунул мне автоматический дробовик, затем быстро освободился от разгрузочного жилета и нацепил его на меня.

До ворот оставалось еще немного. Впереди над дорогой зависли сразу пять «смотрящих». Хельга высунулась в окно и принялась палить по ним из дробовика. Расстояние было большое, поэтому лишь одна из дробинок угодила в цель, не причинив особого вреда «смотрящему». Один из них выстрелил в нас лучом, но Сион резко крутанул руль, уводя машину с линии огня. Он разложил свой кейс-автомат и высунул руку с оружием в окно, поливая аппараты пулями. Стрелять и одновременно вести машину нелегко, но Сион сумел-таки свалить одного. Мы с Анной тоже высунулись в окна, наставив на «смотрящих» оружие. Я выпустил из ружья короткую очередь. Отдачей меня качнуло назад, больно ударив о дверцу. Я рассчитывал, что оно заряжено дробью, поэтому особо не целился. Но патроны в дробовике были пулевые, и пули просто пролетели между аппаратами, лишь слабо задев один. Анна дала очередь и уничтожила оба, один из которых с пробитым шаром рухнул вниз, а второй остался криво висеть в воздухе, сыпля искрами из пробитого корпуса. Оставшиеся целыми два аппарата одновременно выстрелили в нас, но Сиону вновь удалось увести машину от встречи с синими лучами. От такого маневра меня чуть не выбросило из окна. Пристроившись поудобнее, я вновь поднял ружье. Теперь я тщательно прицелился в «смотрящего», что был поближе ко мне. Палец нажал спусковой крючок. Оружие дернулось в руках, грохот ударил по ушам. Тяжелая пуля угодила точно в «объектив». Аппарат пару раз кувыркнулся, после чего остался висеть в воздухе, обессилено свесив вниз «манипуляторы». Ветер подхватил его и медленно потащил вверх. Я перевел ствол дробовика на последнего. Теперь я выстрелил в шар. Пуля превратила его в лохмотья. «Смотрящий» полетел вниз, беспомощно суча «манипуляторами». Он упал прямо на крышу одной из машин, которая резко встала. Сзади в нее тут же врезалась другая, потом следующая. Сион объехал место аварии и прибавил газу. До ворот осталось всего ничего.

— Смотрите! Это за нами! — заорал Дез, тыча пальцем назад.

Я развернулся в окне и глянул назад. Сзади нас быстро нагоняли две машины, похожие на низкие сплюснутые коробочки на колесах. Вместо лобового стекла были металлические пластины с узкими смотровыми щелями. На крыше имелись щиты, прикрывавшие высунувшихся из люков стрелков. Я сразу же влез обратно в салон, но успел заметить, как к паре машин присоединился легкий броневик без турели и какого-либо вооружения.

— Мы против них не выстоим! — застонал Дез.

— Сейчас! Уже подъезжаем к воротам! — сказал Сион.

Броневик был меньше по размерам и легче приземистых машин, поэтому вырвался вперед. Дез высунулся в окно и выпустил магазин в бронированное рыло техноградского автомобиля — никакого эффекта, пули лишь отскакивали от бронелистов с узкими смотровыми щелями. Зато в двери броневика откинулся лючок, откуда высунулся тощий техноградец в армированной униформе с какой-то диковинной винтовкой — вроде похожа на штурмовую, с торчащим сбоку толстым магазином.

— Ложись! — рявкнул Дез, пригибаясь.

Я бросился на пол, захватив с собой Анну. Впереди тоже попрятались — Сион пригнулся под приборную доску, одним глазом глядя на дорогу.

Сзади раздались короткие очереди в три патрона, разбившие лобовое стекло, осколки которого внесло в салон. Пришлось прикрыть собой Анну — стекляшки простучали по моей спине, но усиленная резинопластом ткань униформы защитила меня.

— Пятнадцать… — произнесла Анна после очередной очереди.

— Что? — спросил я.

— Знаю эту винтовку. Стреляет лишь очередями в три патрона. Скоро магазин закончится. Двадцать один…

Техноградец выпустил еще три очереди и винтовка замолчала. Рискнув приподняться, я увидел, что броневик подобрался еще ближе. На моих глазах стрелок нырнул обратно в машину для перезарядки.

— Вот же! — Сион чуть не врезался в гнавший перед нами фургон.

Приглядевшись, я понял, что это не фургон, а крытый длинный прицеп с одной парой колес, который тянет большой внедорожник. Из-за него мы сбросили скорость и броневик стал приближаться еще быстрее.

— Обгони его! Быстро! — крикнул я, поднимая с пола упавшее ружье. — Я кое-что придумал.

— Сейчас, — сказал Сион.

Дав газу, он швырнул машину вперед и в бок. Как только в поле зрения оказалась сцепка прицепа с внедорожником, я выстрелил в нее тяжелой ружейной пулей.

Металл погнулся, но прицеп не оторвало. Из-под тента на кузове внедорожника высунулся бородатый мужик с пистолетом и наорал на меня, но над ухом протрещала очередь из автомата, заставив недовольного спрятаться в машину — Анна поняла меня и помогла. Со второй попытки прицеп оторвало, а водитель внедорожника, заметив приближающийся броневик, дернул машину в сторону.

Техноградцы уже нагнали нас, но остатки сцепки воткнулись в дорогу и прицеп, разворачиваясь, опрокинулся поперек дороги. Водитель броневика попытался объехать препятствие, но разогнавшаяся машина врезалась в него передним крылом.

Оказалось, что броней прикрыт лишь салон с людьми. Остальное оказалось сделано из менее прочного металла — при столкновении крыло оторвало как картонку — а заодно и колесо. Броневик развернуло посреди дороги, и его тут же обогнали две оставшиеся машины. Из распахнувшихся дверей поврежденной машины выскочили четверо техноградцев с винтовками, но стрелять не стали.

Ворота впереди были распахнуты настежь. Рядом застыли, дымя выхлопными трубами, два грузовика. Возле одного из них стоял уже виденный нами «инспектор» и придирался к водителю. Как только он заметил нашу машину, он сразу же отстал от грузовиков и помахал нам. Грузовики тут же ломанулись вперед, отделавшись от техноградца. Ворота начали медленно закрываться.

— Быстрее! Быстрее! — кричал нам техноградец, указывая рукой в сторону ворот.

Минивэн пронесся через них, когда нас уже почти догнали техноградские машины. Ворота продолжали закрываться, но первая машина все-таки прошла через них, проскрежетав бортами. Вторая врезалась в них изнутри.

-Черт! Они не отстали! — злился Дез.

— Наша машина больше приспособлена для бездорожья, а их — для городских условий. Так что попробуем оторваться, — ответил Сион.

Дорога за городом оказалась похуже, поэтому машину техноградцев стало бросать из стороны в сторону — водитель объезжал ямы и кочки. Им пришлось сбросить скорость, они теперь не приближались к нам. Но и не отдалялись. В крыше откинулся люк и наружу высунулся человек с короткой трубой на плече.

— У него РПГ! — заорал Дез. — Ради всего святого — выпустите меня отсюда!

Когда оружейник выстрелил, к нам устремилась дымная полоса, толкавшая перед собой реактивный снаряд. Но за секунду до выстрела Сион резко нажал на тормоз, поэтому техноградец промахнулся. Выпущенный из гранатомета снаряд пролетел над нашей машиной и взорвался впереди, изуродовав дорогу воронкой. Сион вновь вдавил газ.

— Напалм, паршивец! Спасибо тебе! — обрадовался Дез.

Во время резкого торможения телохранитель улетел под сиденье, и теперь выползал оттуда, сжимая револьверный гранатомет Напалма. Гранатометчик все-таки умудрился незаметно засунуть свое оружие в машину, хоть Сион и был против. Но ведь это и спасло нас.

После остановки машина техноградцев быстро нагнала нас. Человек с гранатометом заряжал свое оружие новым снарядом. Техноградцы были всего в двадцати метрах от нас, когда их стрелок закончил с перезарядкой и наставил на нас оружие. Дез выставил ствол револьверного гранатомета в окно.

— А у нас тоже есть! — заорал он радостно.

Оружие в его руках дернулось, с хлопком плюнув небольшой серебристый цилиндр. Он угодил перед техноградской машиной, оставив воронку. Автомобиль влетел в нее передом и застыл. Стрелок по инерции вылетел из люка, истошно крича, и влетел в кусты на обочине. Он успел нажать на курок во время полета, и выстрел ушел в небо.

— Оторвались!

Дез на радостях обнял нас с Анной так, что чуть не задушил.

— Рановато, — сказала Анна.

Она показала на небо. Со стороны Технограда к нам летел энерголет. Он был такой же, как и тот, который мы видели перед въездом в город — возможно, он самый.

Боковая дверца энерголета отъехала вбок. Наружу выдвинулась турель с многоствольным пулеметом. Сидящий за ним техноградец сгорбился, взявшись за рукояти. Ствольной блок стал вращаться, с каждой секундой набирая скорость.

— Да он сейчас по нам из «гатлинга» шарахнет! — заорал Дез.

Он высунулся в окно, прицеливаясь из гранатомета. В этот момент раздался дробный звук, как будто огромной киянкой очень быстро колотят по наковальне — техноградец стал стрелять. Пули с влажными шлепками вонзались в землю вокруг машины. Дез рефлекторно пригнулся, но потом поднял гранатомет и выстрелил. Граната пролетела мимо. Чертыхнувшись, напарник вновь прицелился и выстрелил. Энерголет вильнул в сторону, пропуская гранату.

— Одна осталась! — с сожалением произнес Дез. — Зараза…

Он снова поднял оружие. Теперь он долго целился, перед тем как выстрелить. И за это время я думал, что совсем поседел от страха, видя, как пули из огромного пулемета взрывают землю чуть позади машины, неуклонно нагоняя ее.

Наконец Дез выстрелил. Граната попала в днище летательного аппарата, заставив его покачнуться в воздухе. Из одного бочонка, удерживающего машину в воздухе, вырвался язык зеленоватого пламени. Свечение погасло. Рокот превратился в свист. Энерголет завалился на один бок и отвалил в сторону. Пулеметчик на турели прекратил стрелять и дверца захлопнулась.

— Вот теперь оторвались, — сказал Сион.

— Теперь вход в Техноград нам закрыт, — с сожалением произнесла Анна.

— Ага. И я остался без штанов, — сказал я. — В прямом смысле.

Дез захохотал, а Анна оглядела меня с ног до головы. Придвинувшись вплотную, заглянула в лицо и ткнула пальцем в грудь.

— Эй! — возмутился я.

— А я ведь сразу догадалась, — улыбнулась Анна. — Кстати, перевяжешь мне царапину?

— А? — я уже забыл, что мы с Хельгой в медицинской униформе.

Сумка с крестом до сих пор висела на моем плече. Заглянув внутрь, я обнаружил там бинты и склянки с лекарствами. Анна сняла китель и подставила мне запястье с парой глубоких царапин, из которых до сих пор сочилась кровь.

— Задела, когда выбиралась из подвала, — сказала она.

Благодаря Хельге я уже знал кое-что о местных препаратах. Сначала промыл рану чистой водой, бутылка с которой лежала в сумке, затем обработал местным спиртом. Прежде, чем забинтовать, присыпал кровоостанавливающим порошком.

Придвинувшись, Анна поцеловала меня в щеку.

— Спасибо тебе, — сказала она.

Глава 16 

Когда мы вернулись на место ночной стоянки, был ранний вечер. Ланий поговорил с Анной и разъяснил ей суть дела. Он объяснил ей про меня, чему она не сильно удивилась. Она знала местонахождение базы Якова и с превеликим удовольствием согласилась провести нас туда, чтобы отплатить предателю за свое пребывание в тюрьме. Это место оказалось неподалеку от Камня. Скрытое в горах Великой Долины, в которой мы сейчас находились, оно было надежно спрятано от посторонних в старых катакомбах, которых в окрестностях было великое множество. Все были так рады тому, что наконец-то известно, где прячется Яков, что решили сразу ехать туда, не делая остановки на ночь. Анна предположила, что когда мы доберемся до места, уже будет ночь. Стилет и Пистоль сразу же обрадовались, так как можно будет совершить нападение под покровом темноты. Я видел, как у близнецов мелко дрожали руки в предвкушении ночного боя. Они забрались в трициклы и принялись начищать и проверять свое оружие. Ланий был согласен с братьями — напасть на противника легче всего ночью.

Когда все вопросы были решены, мы погрузились на машины и отправились к Камню. Я вновь ехал в минивэне, правда, за рулем теперь была Анна. Рядом с ней, сжимая в руках револьверный дробовик, сидел Ланий. Я, Дез и Хельга сидели сзади. Телохранитель (теперь уже бывший) опять беззаботно дрых, положив на колени свой автомат. Хельга поставила рядом с дверью свою странную, но мощную винтовку. Я был вооружен своим новым автоматическим ружьем, которое зарядил дробью. Еще на моих бедрах болтались пистолеты-пулеметы, а сбоку на ремне висела сумка с патронами. Теперь я уже не был Еленой. Ее одежду я сменил на узкие кожаные штаны, высокие ботинки на шнуровке и черную водолазку с короткими рукавами, которые мне подарил Сион. Сверху надел коричневую накидку чуть выше колен без рукавов, всю обшитую кармашками для магазинов «стуков» — ее мне дал Пистоль. Волосы так и оставил убранными в пучок — уж больно мне это понравилось, а шейную повязку, якобы скрывающую рану, снял.

Теперь я уже не играл роль «принцессы». Теперь я был настоящим «рыцарем» без доспехов, спешащим вызволять из «темницы» настоящую принцессу. Я представлял себе, как это будет. Как я буду беспощадно отстреливать всех, кто причинил Елене вред. А затем я отыщу свою принцессу и понесу ее на руках, переступая через трупы своих врагов…

— Ого! Что с тобой?! — потряс меня Дез.

— А что не так? — очнулся я от размышлений.

— Да у тебя сейчас такое лицо было, я аж испугался. И ружье ты сжал, аж пальцы побелели. Что такое?

— Ничего, — я взглянул ему в глаза. — Просто я хочу наказать этих уродов.

— Понятно. Видно, мысль о Елене не дает тебе покоя.

— И я не успокоюсь, пока она не будет спасена.

— Вы говорили, что моя сестра сейчас в Камне. Поэтому едем по другой дороге? — спросила Анна.

— Да. Сколько осталось? — поинтересовался Ланий.

— Еще часа два. Как раз полночь наступит.

Сейчас за окнами машины уже сгустились сумерки. С темного неба посыпались тяжелые капли и барабанили по крыше. Почти одновременно зажглись фары на всех трех машинах. В этой мешанине разглядеть что-либо было проблематично, но я вроде бы заметил впереди теплые желтоватые огни Камня. Над ним посверкивали молнии, на доли секунды высвечивая силуэты строений. Дождь усилился, стало холоднее. Через некоторое время стук моих зубов был слышен на весь салон.

— Держи, — Хельга протянула мне свой красный плащ. — Сейчас замерзнешь, а потом некому будет твоей принцессе предложение делать.

— Спасибо. Ты копалась у меня в голове? — спросил я ее, укутываясь в плащ.

— Немного. Извини, скучно стало.

Огни Камня теперь медленно ползли далеко справа. Вспышка молнии осветила впереди длинный деревянный мост.

— Стой! — резко сказал Ланий.

Машина резко встала. Дез, вновь заснувший после нашего короткого разговора, с хрюканьем врезался головой в спинку переднего сиденья.

— Что такое? Приехали? — спросил он, вертя головой по сторонам.

— Аня, выключи фары, — попросил Ланий, открывая окно.

Звук дождя сразу же усилился. Фары погасли и стало совсем жутко. Когда раскаты грома стихли, вновь сверкнула молния. Она высветила уже виденную мной картину: длинный деревянный мост и темную фигуру на нем. Фигура! Вот что насторожило Лания.

— Святое небо! — прошептал Дез.

Яркая вспышка лишь на секунду осветила его, но нам и этого хватило. Существо напоминало человека, только вот у человека не может быть такого строения тела, такой черной кожи и такой уродливой огромной головы, плавно переходящей в широкие плечи.

— Это что за тварь? — спросил Дез по-прежнему шепотом.

Его голос заглушил новый раскат грома. Снова сверкнула молния, высвечивая мост. Только теперь он был пуст.

— Может, показалось? — вновь подал голос Дез.

В темноте я услышал, как напарник медленно передернул затвор автомата.

— Ага. Всем сразу. Массовая галлюцинация? — прошептал я.

И тут на трицикле сзади ударил пулемет. Ему вторили пистолеты и автоматы. Послышался выстрел из гранатомета. Граната взорвалась недалеко, осветив мост, берег реки и бегущие по нему фигурки людей. Они осветились вспышками выстрелов, но по минивэну лишь пару раз звякнули пули — нападавшие будто специально старались не попасть по машине. Следующая граната взорвалась прямо посреди бегущих, расшвыряв тела по сторонам.

Мы подскочили, когда в дверь забарабанили. За окном стоял мокрый Таран с пулеметом, из ствола которого вился дымок.

— Это бандиты! — успел сказать он. — Большой клан.

А затем здоровяк дал длинную очередь, выкашивая спешащие к нам темные фигуры.

— Я сейчас, — сказал Ланий.

Он достал из-под сиденья шлем энергетической брони, которую надел под обычную одежду. Нацепив его на голову, он вылез из машины, кинув на сиденье дробовик.

— Ты чего?! — недоуменно вытаращился на него Дез. — Шутишь?!

— Вовсе нет! — ответил Ланий.

Он достал из ножен длинный клинок, больше похожий на небольшой изогнутый меч. Из-под одежды полилось зеленое свечение — энергетическая броня была переведена в режим усиленной защиты.

По шлему Лания ударила пуля и рикошетом унеслась в темноту.

— Это кто же тут балуется? — спросил он, разворачиваясь и поднимая нож.

Черные губы, неприкрытые забралом, растянулись в кровожадной ухмылке. И это существо рванулось во тьму. Оно металось там зеленоватым призраком среди струй дождя, пуль и криков умирающих бандитов. Все внимание атакующих теперь переключилось на пуленепробиваемую бестию с кинжалом в руке и улыбкой на бледном лице.

— Ловите, твари! — Дез выставил ствол автомата в окно и принялся палить по вспышкам.

Некоторые после этого сразу же угасли. По машине прозвенело несколько пуль — стреляли откуда-то из прибрежных зарослей. Я снял с бедра один «стук» и выставил в окно. Прицелившись, мазнул короткой очередью сразу по нескольким смутным силуэтам. Вновь хлопнул выстрел из гранатомета. Взрыв осветил окружающее пространство, выхватывая из мрака людей. Теперь они бежали от нас. Бежали не оборачиваясь, роняя оружие и топча раненых. Сквозь шум дождя и редкие выстрелы послышался жуткий смех. Так хохочут ведьмы в фильмах ужасов. Смеялся, запрокинув лицо к ночному небу, Ланий. Струи дождя быстро смывали с него кровь бандитов. Выстрелы стихли, и из толпы убегающих прилетел истошный, полный страха, безумия и отчаянья вопль: «Демон! Это демон!».

— Что с ним?! — спросил Дез испуганно.

Ланий перестал хохотать и снял шлем.

— Не смейте трогать моих друзей, поганые псы! — заорал он вслед улепетывающим бандитам.

— Кстати, а то, что на мосту было? Где оно? — вспомнил Дез.

И тут машину сотряс мощный удар. В окне мелькнуло что-то похожее на железное ведро с горизонтальной прорезью посередине, с коровьими рогами на макушке и торчащими во все стороны шипами. Дез заорал — во время удара он уронил автомат на пол. Он сразу же нагнулся и зашарил по полу в поисках оружия. В окне опять появилось «ведро». Я выставил дробовик над головой друга и дал короткую очередь. Дробь с лязгом ударила в «ведро». Послышался полный злобы рев. Молния осветила могучую фигуру, закованную в черные металлические латы, заносящую над головой здоровенный, похожий на гипертрофированную кувалду, боевой молот. В прорези шлема-ведра сверкнули безумные глаза. Великан вновь что-то прорычал и уже начал опускать молот на машину, как сзади на него прыгнула гибкая фигура. Ланий одной рукой схватился за молот, не позволяя ему опуститься, а вторую, с ножом, просунул под «ведро». Раздалось басовитое мычание, резко перешедшее в хрип и бульканье. Из-под «ведра» хлынула тугая струя, залившая дверь машины.

— Ланий! Ты… Ты крутой мужик! — выдохнул Дез.

— Ланий! Ты в порядке? — спросила подбежавшая Ника.

Вместо ответа Ланий прижал девушку к себе и поцеловал в губы.

Дез наконец-то нашел свой автомат и открыл дверцу, выставив наружу фонарь. Луч света упал на лежащую рядом с машиной фигуру. Теперь стало понятно, что это обычный человек. Очень большой человек. На нем было что-то вроде средневековых доспехов и шлем в виде ведра, украшенный рогами.

— Это что ж, блин, за «броненосец» такой?! — удивился напарник.

Ланий наконец-то закончил с поцелуем и отправил Нику в трицикл. Он вытер нож о штаны «броненосца» и сунул в ножны. Затем нагнулся и принялся шарить у мертвеца по карманам.

— Наверное, у них под мостом стоянка. Пойду, проверю, — сказал Дез и покинул машину.

Сопровождаемый пляшущим лучом фонаря, напарник скрылся в зарослях у реки. Ланий нашел на трупе какую-то карточку. Хмыкнул, осмотрев ее, и передал мне. С карточки на меня смотрело изображение меня самого. Приглядевшись внимательней, я понял, что это Елена.

— Ну, Яков! Уже до обычных мародеров докатился. Интересно, что он им пообещал? Десять тысяч литров местной водки? Грузовик наркотиков? — рассмеялся Ланий.

— Время, Ланий! Прыгай в машину, — сказала Хельга.

Ланий уселся на свое кресло и принялся выжимать мокрые волосы. Существо, минуту назад убивавшее людей под жуткий хохот, сейчас выглядело спокойно и миролюбиво. Анна включила фары и направила машину к мосту. В свете фар мелькнул Дез, что-то несущий в руках. Когда машина поравнялась с ним, я открыл дверцу, пропуская внутрь промокшего напарника.

— Вот что у этих клоунов на костре жарилось. Я это экспроприировал. В качестве трофея, — радостно сообщил Дез.

Он сунул мне двух жареных рыбин на шампурах и одну большую жареную лягушку размером с курицу.

— И ты будешь это есть? — спросил я, скривив губы.

— Да! — ответил он.

И демонстративно откусил от жабы здоровенный кусок мяса.

— Скоро будем на месте, — сказала Анна. — Проверьте оружие — у Якова достаточно приспешников.

 

*** 

Мы встали под холмом, на котором вспышки молнии высвечивали остатки каких-то строений.

— Это здесь. Сейчас попробую открыть один из тайных проходов в катакомбы. Надеюсь, Яков за последнее время не усилил там охрану, — сказала Анна.

Мы выбрались под ливень и осмотрелись. С нашей стороны склон резко заканчивался обрывом, с которого вниз свешивались толстые, плотно заросшие большими круглыми листьями, лианы. Анна, вооружившись автоматом, принялась осторожно раздвигать их. За лианами оказались ворота, через которые мог бы въехать небольшой грузовик.

— Ничего себе тайный проход, — хмыкнул Дез.

Анна схватилась за одну створку и медленно потянула в сторону. Створка сдвигалась мягко и тихо — значит, ее смазывали. Перед нами открылся полого уходящий вниз коридор, освещенный парой тусклых ламп на стенах, заканчивающийся еще одними воротами. На каменном полу засохшие комки земли складывались в следы от колес — когда-то здесь проезжала машина.

— Ну что? Вперед! — скомандовал Ланий.

Пистоль и Стилет первыми вступили в коридор. За ними Сион, Анна, Хельга, Ланий и Таран. Дальше мы с Дезом. Замыкали Напалм, Рубец и Женька. Нику Ланий решил оставить в машине.

Слева в стене была небольшая металлическая дверь, запертая изнутри. Впереди идущие просто прошли мимо нее, а вот Деза охватило любопытство. Он немного опередил меня и попытался открыть дверь, но потерпел неудачу. Пнув ее с досады, он пошел дальше. А вот когда мимо двери проходил я — за ней что-то скрипнуло, и она распахнулась, выпуская в коридор мужика с короткой винтовкой в руках. Ее ствол ткнулся мне в грудь.

Позади мужика возник Дез. Он быстро схватил его за голову и резко крутанул. Раздался хруст шейных позвонков и мужик грохнулся на пол. Шея его была вывернута под неестественным углом.

— Дез?! — удивленно шикнул я.

— Ну?

— Ты свернул ему шею!

— И что?

— Ничего.

— Ну и фиг с ним! — хмыкнул напарник.

Он пнул труп ногой и пошел дальше. Я нагнулся, чтобы подобрать необычное оружие. Теперь-то я разглядел, что это не винтовка: дульный срез имеет квадратную форму и запрятан под дырчатый кожух. На ствольной коробке с двух сторон имелось три пары странных фиговин, напоминающих миниатюрные воздухозаборники. Сбоку на оружии был небольшой «манометр» — сейчас стрелка показывала самое высокое значение. Я нащупал рядом с пистолетной рукояткой кнопку и нажал, после чего из рукояти вывалилось что-то вроде обоймы-батареи. Стрелка тут же опустилась на ноль. Я вновь вставил батарею, и стрелка резко скакнула вверх. Нагнувшись и стараясь не смотреть на лицо трупа, я стянул с него небольшую сумку с такими же обоймами-батареями.

— Что тут у вас? — спросила подоспевшая на шум Хельга.

— Все-таки охрана была, — сказал я.

— Будь осторожнее, ладно? — облегченно выдохнула она, приобняв меня.

Мы заглянули внутрь крошечной комнатенки, откуда выскочил охранник. Здесь стоял низкий стол и стул с висящей на спинке армированной техноградской курткой (приглядевшись, я заметил следы от споротых погон и герба). Под стеной была пустая стойка для оружия. На столе стоял горшочек со светящимся грибом, миска с какой-то похлебкой, полупустая бутылка без пробки и что-то вроде выточенной из дерева телефонной трубки. Витой провод от трубки тянулся по полу и уходил в отверстие в стене.

— Он мог сообщить о проникновении своим дружкам, — сказала Хельга, указывая на трубку.

— Значит, нужно быть готовыми к засаде, — сказал я.

— Все может быть, — кивнула киборг.

Мы вернулись в коридор и спустились ко вторым воротам, возле которых нас ждали остальные.

— Приготовьтесь. Возможно, они уже знают о нашем присутствии, — предупредила всех Хельга.

Стилет и Пистоль взялись за створки и потянули в стороны. Взгляду открылось обширное помещение с низким потолком, заставленное машинами. Более десятка автомобилей, большинство из которых были техноградскими легкими машинами сопровождения. Еще я заметил парочку крытых грузовиков и один багги. Рядом с воротами, прижавшись бортом к стене, стоял приземистый, обшитый тяжелой броней красный грузовичок, в наращенном бронепластинами кузове которого стоял пулемет на треноге со здоровенным кожухом. Освещалось помещение четырьмя большими лампами, горящими вполнакала. Их света не хватало, чтобы осветить весь подземный гараж — здесь было полно мест, где нас могла поджидать засада.

— Двигаемся медленно и осторожно. Огонь открывать без предупреждения, — сказал Ланий и двинулся между рядами машин.

За ним последовали остальные. Мы с Дезом замыкали.

Вдруг двигатель стоящего возле ворот бронированного грузовичка взревел на весь гараж. Машина дернулась и закрыла от нас ворота, прижавшись к ним боком. В дверце откинулся небольшой лючок, через который водитель выставил пистолет-пулемет и открыл огонь. Мы все попадали, расползаясь в стороны. Мы с Дезом оказались ближе всех к воротам, то есть, ближе всех к грузовику. Когда мы растянулись на холодном полу, стрелок не смог достать нас — мы оказались в мертвой зоне. Он мог, конечно, открыть дверцу и перестрелять нас с напарником, но при этом сам рисковал получить пулю. С моей позиции было отлично видно автомат и держащие его руки. Я перевернулся на спину и задрал ствол оружия, которое снял с трупа охранника. Прицелился и дал очередь в люк передней дверцы. Из ствола вырвались синие спицы, похожие на те, которыми стреляли в нас «смотрящие» в Технограде. Сразу несколько спиц вонзились в сжимающие автомат руки. Стрелок завизжал. Оружие, выпавшее из окна и лежащее сейчас под передним колесом, потекло, как пластилин на сковородке, исходя дымком. В нем начали взрываться оставшиеся в обойме патроны. Дез на четвереньках добрался до машины и резко встал, сунув автомат в люк. Короткая очередь заглушила крики раненого стрелка. Напарник тут же вновь свалился на пол, когда в другом конце помещения раздались выстрелы.

Дез открыл дверцу грузовичка и наружу выпало тело в снаряжении, похожем на техноградское, но со споротыми погонами. Двигатель машины все это время работал вхолостую. Дез сунулся в кабину и чем-то скрипнул внутри, после чего машина медленно поползла дальше, скрежеща бортом по стене и открывая проход к воротам. Я осторожно оглядел гараж. Все наши попрятались между машин и изредка отстреливались. Возле обычной деревянной двери в другом конце помещения было несколько человек, поливающих помещение пулями и синими лучами. Из-за одного грузовика выскочила объятая зеленым свечением фигура Лания. Я видел, что энергетическая броня прекрасно защищала его от пуль, но когда по нему выстрелили несколькими лучами, один из них прошел сквозь зеленый кокон и впился в левую ногу. Ланий упал, но быстро откатился за подпирающую низкий потолок колонну. Я видел, как исказилось от боли его лицо. Он осмотрел ногу, от которой валил дымок, и попытался двинуть ею. Когда нога дернулась, Ланий вскрикнул.

Враги не видели меня, поэтому я хорошо прицелился и дал по ним очередь лучей. Я попал в двоих, из ран которых тут же повалил дым. Их товарищи попадали на пол, а один из подстреленных завизжал и бросился к двери. Открыв ее, упал прямо в проеме, затихнув.

За дверью оказались еще несколько человек, которые подняли оружие, приготовившись стрелять. Я нажал на курок, но из ствола вылетели только два луча. Они заставили врагов спрятаться за стоящий рядом тяжелый металлический шкаф, на полках которого лежали какие-то детали. Я взглянул на «манометр» на крышке ствольной коробки. Стрелка была на нуле. Укрывшись за ближайшей машиной, я выщелкнул из оружия батарею и бросил на пол. Затем достал из подсумка новую и вставил на место старой. Стрелка на «манометре» прыгнула в крайнее положение. Я направил оружие в сторону попрятавшихся врагов и выпустил для острастки длинную очередь, не позволяя им покинуть укрытия.

Сзади громко застучал пулемет. Я обернулся и увидел Деза, который залез в кузов грузовика и стрелял из установленного там пулемета совсем в другую сторону. Я присмотрелся и разглядел в одном из темных углов еще одну раскрытую дверь. Пули Деза барабанили по стоящему рядом с дверью легкому техноградскому броневику, за которым наверняка спрятались несколько человек.

Мы оказались зажаты с двух сторон. Мы не могли выступить на них в открытую, но и враги не могли покинуть свои укрытия. Дез не мог достать их из пулемета, поэтому я решил действовать. Я начал осторожно карабкаться на капот стоящего рядом крытого грузовика. Между потолком и крышей кузова было пространство в полметра. Забравшись туда, я пополз на животе к задней части грузовика, откуда должно быть видно укрывшихся за машиной врагов. Вот они, четыре человека в шлемах и армированной техноградской униформе со споротыми гербами. Я попробовал прицелиться в них из своего нового «лучемета», но он был слишком уж неудобным для такого стесненного пространства. Я побоялся, что не смогу накрыть всех четверых одной очередью. Хотя… что это стоит позади них? Я присмотрелся к стоящей возле машины бочке. Мне хватило рисунка с изображением огня, чтобы понять — в бочке хранят горючую жидкость, скорее всего топливо для машин. Если я выстрелю в нее из «лучемета» — никто из четверки не уйдет обиженным, всем достанется. Они еще не заметили меня, поэтому я прицелился в бочку и нажал на курок.

Синие лучи врезались в бочку и гараж озарила вспышка. Я зажмурился и почувствовал мощный воздушный толчок, который поволок меня по крыше кузова. В ушах мерзко зазвенело, лицо обдуло горячим ветром. Когда звон стих, стали слышны вопли, которые тут же стали отдаляться — раненый уползал прочь. Я попытался слезть с грузовика, но оступился и грохнулся на каменный пол, стукнув об него «лучеметом». Внутри оружия что-то хрустнуло и стрелка «манометра» упала на ноль. Я нажал на курок — выстрела не последовало. Я снял подсумок с коробочками-магазинами и бросил на пол рядом с оружием. Оно оказалось мощным, но ненадежным. Я стянул со спины автоматический дробовик и осторожно выглянул из-за грузовика. Машину, за которой прятались враги, немного сдвинуло, и теперь за ней были видны три тела в неестественных позах. Четвертого не было.

Дез, отпустив дымящийся пулемет, подозвал меня.

— Прикрой меня, попробую пройти в ту дверь и догнать того живчика, что пережил устроенный тобою фейерверк, — сказал он, спрыгивая с кузова.

Я посмотрел в сторону другой двери, возле которой прятались остальные враги. Сейчас в гараже было тихо, после взрыва бочки с топливом все перестали стрелять и затаились. Из-за железного шкафа с инструментами высунулась голова в шлеме. Где-то среди машин грохнул выстрел и пуля ударила в шлем, с визгом отскочив в сторону. Голова убралась обратно. Вместо нее появилась рука с тяжелым пистолетом. Пару раз выстрелив, пистолет убрался вслед за головой.

Я забрался в кузов и взялся за рукояти пулемета. Он был немного похож на пулемет «Максим», у которого вместо колес была тренога, кустарно приваренная к машине. Внизу стоял большой ящик с откинутой крышкой, откуда к пулемету тянулась патронная лента.

Я направил ствол на дверь, к которой приближался Дез. Он двигался пригнувшись, стараясь держаться ближе к стоящим в ряд машинам. Со стороны другой двери вновь раздались несколько выстрелов. В этот момент Дез отпрыгнул за ближайшую машину, а в дверном проеме, куда смотрел пулемет, появились два человека. От неожиданности я вдавил гашетку и пулемет затрясся, извергая из себя горячий металл. Рукояти больно били по рукам, ствол медленно повело вверх, но несколько пуль угодили в цель. Одному человеку очередь прошила грудь, а другого задела по плечу, развернув к нам боком. Я отпустил гашетку и дернул ствол вниз и вбок, затем вновь открыл огонь. Цепочка красных разрывов взобралась по руке и опрокинула человека на пол.

Я прекратил стрелять и отпустил рукояти пулемета — после пальбы руки зудели и мелко тряслись. Дез добрался до двери и осторожно заглянул в помещение за ней. Он обернулся и махнул мне рукой. Оглянувшись на вторую дверь, я выпрыгнул из кузова и побежал к другу. Краем глаза успел заметить метнувшуюся к освободившемуся пулемету Анну. Пробегая мимо убитых взрывом, я старался не смотреть на изломанные ударной волной тела. Старался не смотреть на то, что сделал сам.

Добравшись до Деза, я заглянул в дверь. За нею оказался темный коридор, идущий вдоль стены гаража. Что находится в его конце, было не разобрать.

— По-моему, он ведет к той другой двери, — сказал Дез.

Мы вошли внутрь. Выставив перед собой оружие, медленно двинулись по коридору. По пути нам попались три распахнутых двери, ведущие в комнаты, напоминающие кладовки со всякой рухлядью. За стеной в гараже вновь прозвучало несколько одиночных выстрелов, которым ответила длинная пулеметная очередь. Коридор вывел нас в темную комнату. Прищурившись, я смог разглядеть уходящую вниз лестницу и дверь, ведущую в гараж.

— Ну, вы у меня попляшете, сволочи! — сказал Дез.

Он оскалился и вышиб дверь ударом ноги.

Взгляду открылся гараж. Спиною к нам, прячась за шкафом с инструментами и двумя машинами, сидели восемь человек. Они, кажется, не ожидали нападения с тыла, поэтому напарник выставил в дверной проем автомат и выпустил по ним весь магазин. Он изрешетил пятерых, затем принялся перезаряжать оружие. Трое оставшихся в живых повернулись к нам.

Я выстрелил из дробовика в того, что сидел ближе всех. Дробь швырнула его на пол и протащила с метр. Я перевел оружие на следующего. Заряд угодил в грудь и бросил врага спиной на бампер машины — прямо на один из приваренных шипов, который вошел в тело, не давая ему сползти на пол. Третий вскочил и попытался убежать, но его настигла очередь, выпущенная кем-то из наших.

— Все живы? — спросил Дез, закончив с перезарядкой.

Из-за машин показались остальные члены нашей группы. Не хватало только Лания. Вспомнив о нем, я побежал к колонне, за которой в последний раз видел его. Ланий лежал на полу, в муке скривив черные губы. Его нога перестала дымиться, но выглядела как почерневший от огня ствол дерева.

— Ну-ка, давай руку, — сказал я.

Я потянул за протянутую ко мне ладонь, помогая Ланию встать. Он был совсем легким, даже легче чем Катька, которую я нес на руках за минуты до того, как попасть в эти места. Когда это существо попыталось встать на поврежденную ногу, оно тонко застонало, из зеленых глаз с вертикальными зрачками покатились слезы.

Мне стало жаль его, чуть ли не до слез. Какую же боль он сейчас испытывает? «Цепной пес» мэра Шварца страдает, спасая дочь своего хозяина. Какой же преданный все-таки. Когда-то давно мэр спас его из лагеря своих коллег-ученых и заменил отца. Это существо в благодарность готово было пойти за него хоть куда. И даже лишиться ноги.

Когда я его поднимал, он потянул к себе лежащее рядом ружье.

— Тебе дальше нельзя, слышишь? — сказал я, забирая его ружье и вешая рядом с техноградским дробовиком.

— Я должен… — простонал он сквозь зубы.

— У тебя нога похожа на шашлык, который уронили на угли. Оставайся здесь, мы все сделаем, — сказал подошедший Дез.

Он взял Лания на руки и понес к остальным. Мы открыли дверцу одной машины и Дез положил его на сиденье. Хельга обработала ногу какими-то лекарствами и замотала повязкой.

— Ланий, ты остаешься здесь. Не смей идти за нами. Все будет хорошо. Мы спасем Елену и вернемся за тобой, — сказала она.

Когда мы двинулись дальше, Ланий подозвал меня поближе.

— Спаси ее, — сказал он, моргая слезящимися глазами. — Ты действительно любишь ее, поэтому ты просто должен, нет, обязан спасти Елену! Обещай мне!

— Обещаю, — сказал я, взяв его за руку.

— Иди.

Положив рядом его ружье, я пошел вслед за остальными. Некоторые разжились у мертвецов, лежащих у двери, «лучеметами».

— Мощная фиговина, — сказал я Стилету. — Но ненадежная.

Он кивнул и повесил «лучемет» за спину рядом с мечом, а в обе руки взял тяжелые черные пистолеты, также подобранные с трупов.

Мы встали вокруг каменной лестницы, ведущей вниз. Там царил мрак. Я вернулся к Ланию и снял с его головы шлем энергетической брони.

— Зачем? — простонало это существо.

— Просто мне очень нужен прибор ночного видения, — ответил я.

Ланий кивнул. Глаза его закрылись.

Напугавшись, я затряс его за плечо.

— Не бойся, живой я, — сквозь слезы улыбнулся он.

Я вернулся к лестнице и надел шлем. Он сразу же оповестил меня об отсутствии энергетической брони «Охотник». Я включил прибор ночного видения — видимость заметно улучшилось, прибавилось контрастности. Я начал первым спускаться на нижний уровень, держа перед собой дробовик, в магазин которого перед этим не забыл добавить патронов. Рядом со мной, одной рукой держась за мое плечо, а в другую взяв револьвер, шагал Дез. Остальные спускались следом. Во тьме кто-то несколько раз споткнулся о ступеньки, и чуть было не грохнулся вниз.

В конце лестницы оказался темный коридор, в конце которого что-то скрипнуло и хлопнуло. Сзади кто-то выругался, кажется, Напалм. И как, интересно, смог сохранить молчание Дез?

— Блин горелый! Темно и воняет, как в чертовой заднице! — подал голос напарник.

Поспешил я, однако, с выводами. Дез просто не может промолчать в данной ситуации. В конце коридора была здоровенная металлическая дверь — скорее всего, это она скрипела и с хлопком закрылась. Защитники подземелья наверняка заперли ее изнутри на все замки. Зато в одной стене был проем два на два метра, закрытый металлической решеткой.

— Что там? — раздался в темноте голос Сиона.

— Коридор. В его конце запертая металлическая дверь. Тяжелая и толстая, — ответил я.

— Так давайте я ее из гранатомета вынесу? — предложил Напалм.

Я видел, как он стянул оружие со спины и в темноте направил ствол совсем в другом направлении.

— Нет, если выстрелишь, то нас всех здесь завалит, — ответил Сион.

— Еще есть проем в стене. Закрыт металлической решеткой, — сказал я.

— Прутья толстые? — спросила Хельга.

— Не очень, и, кажется, ржавые, — ответил я. — Вроде бы это уже люди сделали, я вижу потеки раствора.

— Проведи меня туда.

Я взял ее за руку и довел до решетки. Она ощупала ее и схватилась за прутья. Искусственные мышцы напряглись и два прута с треском вышли из основания. Всего прутьев было шесть, и Хельга выдрала их все.

Я первым сунулся в проем и оказался в просторном длинном помещении с низким потолком, конец которого терялся во тьме, через которую не мог пробиться прибор ночного видения. Повсюду валялась какая-то рухлядь, котелки с мисками, старые деревянные ящики, из которых соорудили столы и табуреты. Вдоль стен виднелись тощие матрасы, подушки и одеяла, кучи сена.

— Вижу огромное помещение. Дальнюю стену различить не могу, — сказал я. — Вокруг бардак, как в хлеву.

— Что же было раньше в этих подземельях? — спросил Дез.

— Не знаю. А конкретно здесь Яков держит своих пленников. Обычно это помещение никогда не пустует и всегда наполнено гамом. В последний раз здесь были какие-то бандиты — целая банда, десятка три голов. Среди них особо буйным был высокий здоровяк, которому приходилось сгибаться под низким потолком. Он еще все время рычал, и прозвище у него было Кувалда, — пояснила Анна.

— Кувалда! А ведь тот придурок, который нас жутко напугал, был вооружен здоровенным молотом. Да и размеров он был немаленьких, — вспомнил Дез.

— Выходит, Яков пообещал бандитам свободу в обмен на то, что они нападут на нас? — произнес Сион.

— И притащат еще одну «Елену», — добавила Хельга.

— Сейчас мы пройдем это помещение и выйдем в новый коридор. Там находится камера, в которой должна быть девушка, — сказала Анна.

Мы двинулись вперед, взявшись друг за друга, чтобы не потеряться в темноте.

— А здесь что, света совсем нет? — возмутился Дез.

— Есть. Выключатель находится рядом с дверью впереди, — ответила Анна.

Я наконец-то разглядел впереди стену и решетчатую дверь. Так как помещение было пустое, дверь никто не закрыл. Мы вышли в освещенный слабой лампочкой коридорчик. С одной стороны была распахнутая дверца, а с другой коридор поворачивал вбок. При плохом источнике света прибор ночного видения в шлеме не отключился, а просто немного снизил контрастность.

— Вон камера Елены, — сказала Анна, указывая пальцем на дверь.

Я сунулся внутрь, ожидая, наконец, встретить ту, в которую влюбился с первого взгляда. В комнате никого не оказалось, но под стеной стояла низкая деревянная кровать. На подушке еще была видна вмятина от головы, значит, пленницу забрали недавно. В отличие от каких-то там бандитов, о девушке заботились: на стенах и полу были толстые ковры, чтобы холод не шел от камней, да и еще здесь был нормальный стол, на котором остался поднос с глубокой тарелкой и кувшин.

Я выскочил из камеры, держа в трясущихся руках дробовик, и бросился к повороту коридора. Но тут же замер на месте.

— Вы не меня ли ищете? — раздался голос.

Из-за поворота с лязгом и жужжанием вышел человек. Он был одет в громоздкий бронированный костюм и шлем с толстым темным забралом, закрывающий верхнюю половину лица. Одной рукой он сжимал рукоять подвешенного к плечу при помощи толстого ремня многоствольного пулемета, под которым висел массивный цилиндр патронной коробки. В другой трепыхалась хрупкая девушка с красивыми тонкими чертами лица, светлыми волосами и плоской грудью (именно поэтому мне не нужно было ничего подкладывать под одежду, когда я был в ее роли). Елена выглядела не очень хорошо, она была слишком бледна, под глазами залегли темные круги. Но, черт побери, она была прекрасна!

— Отпусти ее, сволочь! — сказал я, оскалившись.

Краем глаза я заметил, как мелко трясется от ярости Хельга. Левый глаз киборга задергался, а сквозь кожу на щеках проступили толстые красноватые жилки.

— Как красиво сказано. Елена Шварц, я и не знал, что вы способны выражаться подобным образом, — усмехнулись не прикрытые забралом ярко красные губы. У кого-то я уже видел похожие.

— Научилась! — сказал я и снял шлем.

Елена перестала дергаться и уставилась на меня. Оно и понятно — ведь перед ней стояла ее точная копия.

— А ведь похожа-то как, а? Прямо сестра-близнец, честное слово! Я ведь вначале клюнул, высылал за тобой людей. Но план мэра провалился. Я ведь хотел решить все просто, обменять девчонку на данные по установке перемещения между мирами. Но теперь, когда вы обе у меня… Просто отлично. Остальных прошу на выход, — Стволы пулемета немного приподнялись. — А тебя, девушка, прошу остаться. Брось оружие и иди в камеру — вас там теперь двое. Скучать не будете.

— Я мужчина, — ответил я. — Мне просто повезло родиться красивым — спасибо маме.

Я ожидал более интересную реакцию вплоть до того, что он от удивления уронит пулемет и мы просто запинаем его прикладами. Но Якова оказалось не очень-то легко удивить. Хмыкнув, он оглядел сначала Елену, а потом меня.

— Ну, молодец. Агентам Императора есть чему у тебя поучиться. Может, ну его, этого Шварца, а? Пойдешь работать на меня? У тебя будет все, что пожелаешь. Потом я даже отдам тебе девчонку. Я же по глазам вижу, что ты в нее, как говорят местные, «втюрился».

— Да пошел ты! — ответил я.

— Ладно. Я просто предложил.

— Мне кого-то напоминает твой голос, — сказала Хельга, скривившись.

— Ага, узнала меня, Баэлия. Тебе ведь дали новую жизнь после того ужасного случая, когда от твоего тела почти ничего не осталось. Мы дали тебе новое тело, куда лучше прежнего, а ты и Амахарон предали нас и ушли, забрав с собой нужные нам данные.

— Не называй меня так! Баэлии не существует! Мое имя Хельга! Хельга! — в ярости сжала кулаки киборг. — И Амахарона больше нет! Есть только Сергей Шварц, хороший мэр и гениальный ученый! Не то что ты, Дрелиан!

— Гениальный ученый… — Дрелиан вздохнул. — Гениальный ученый не станет бросать науку из-за каких-то образцов местной фауны, с которыми у него теплые отношения.

— Эти «образцы» оказались гораздо лучше нас, высшей расы. Они имеют то, чего нет у нас. Ты несколько лет маскировался под оружейника Якова и следил за Шварцем, да?

Смотря на Якова-Дрелиана, я удивлялся, как он удерживает одной рукой такой тяжелый пулемет? Ведь он не похож на здоровяка вроде Тарана, обычный худощавый мужик. Приглядевшись к его костюму, я заметил на руках и ногах блестящие трубки и цилиндры. За спиной висел какой-то ящик, в который из костюма уходили витые провода. Я вспомнил, как по телевизору один раз показывали костюм, который позволяет человеку стать настоящим тяжеловесом. В таком костюме можно было поднимать огромные тяжести, ведь в нем были специальные сервомоторы, усиливающие силу человеческих мышц в несколько раз. Как же он называется? Кажется, «экзоскелет». Да, точно, экзоскелет. На Дрелиане был подобный костюм. А еще я вспомнил, что экзоскелет потребляет очень много энергии. Наверное, тот ящик за плечами, и есть аккумулятор.

У меня в голове родился план. Я несколько раз подумал про себя: «Хельга, срочно прочитай мои мысли!».

Хельга быстро выдернула из кобуры револьвер и выстрелила в одинокую лампочку. Коридор погрузился во тьму. Я услышал, как стволы пулемета Дрелиана начинают вращаться с характерным жужжанием — через секунду он начнет стрелять. Я толкнул в плечо Деза, который повалился на Напалма. Хельга повалила остальных. Вся наша группа теперь валялась на полу. Я рванулся вперед и упал прямо под ноги Дрелиану. Его пулемет начал стрелять над головами нашей группы, освещая коридор вспышками. Я быстро прополз под грохочущими стволами и выпрямился за спиной Дрелиана, ощупывая экзоскелет. Из ящика, являющегося источником энергии, торчали несколько проводов. Я схватил рукой сразу три штуки и рванул. Концы проводов вышли из ящика, сыпанули искры. Руку пронзила боль, пальцы скрючились. Я закричал и отпрыгнул назад. Пулемет продолжал стрелять, но только теперь его ствол стал медленно опускаться. Я уже подумал, что пули заденут лежащих на полу, но оружие вдруг выпало из руки Дрелиана и повисло на ремне, уткнувшись в пол.

— Что это?! — удивленно заорал он.

На ощупь я добрался до висящего на стене ящика и дернул рубильник. В помещении, где содержались бандиты, вспыхнули множество ламп. Их свет проник и в коридор. Я подошел к Дрелиану, который стоял, опустив руки и отчаянно вертя головой по сторонам. Елена была рядом и глядела на меня огромными от удивления глазами. Я содрал шлем с головы Дрелиана. Под ним оказалось красивое лицо с красными глазами, обрамленное длинным красным каре. Я вытащил из кобуры пистолет и, воткнув ствол между красных глаз, заглянул в них.

— Не делай этого, — Елена повисла у меня на руке. — Не становись похожим на него.

Я не мигая смотрел в глаза Дрелиана. Мне показалось, что там что-то промелькнуло.

— Ладно, — произнес я.

Больно ткнув стволом Дрелиана, я опустил оружие.

— Тобою командует девчонка, — хмыкнул он. — Ну, хотя бы ударь меня, победитель.

Я молча отвернулся от него и принялся массировать скрюченные после удара током пальцы.

-Ну давай же. Врежь мне, — провоцировал сзади Дрелиан.

— Давай-ка лучше я. У моего напарника, как видишь, пальцы еле шевелятся, — сказал Дез, вставая с пола. — А вот у меня все нормально.

Он подошел к Дрелиану.

— Отвали, дикарь, — вяло бросил тот.

Дез потер кулак, но, вместо того, чтобы долбануть его в лоб, отвесил ему подзатыльник. Дрелиан заткнулся и только вертел головой.

— Александр, спасибо тебе. Как ты догадался? — сказала Хельга, сзади обхватив меня за плечи.

Лицо женщины вновь стало красивым, как и прежде — глаз перестал дергаться, красные прожилки втянулись под кожу.

— Теперь все? Можем выбираться? — спросил я.

— Подожди. Ты смог захватить в плен одного из серьезных военных из нашего мира. Мэр будет очень благодарен тебе за такой подарок.

— А как вы собираетесь вытащить его отсюда?

— Да прямо в костюме и вытащим. Он ему вместо оков будет. Нам только кляп останется вставить.

— Кто это? — спросила у Хельги Елена.

— Это тот, кто заменял тебя все это время, — сказала она, обнимая девушку. — Тот, кто отправился на твои поиски. Тот, кто ради тебя обезвредил очень серьезного противника. — Хельга кивнула в сторону Дрелиана. — И тот, кто влюбился в тебя с первого взгляда, как только увидел твою фотографию.

— Ох, ты ж черт! — заорал Дез. — Там к нам бегут его прихвостни! Десятка два, а то и три!

Он все это время смотрел за угол, а теперь бежал к нам.

— Валим из этого погреба! — сказал он, схватив за руки меня и Елену.

Он потащил нас назад. На Елене было обычное легкое платье, в котором ее и похитили, а на ногах совсем неуместные туфли на каблуках. Она тут же споткнулась и упала. Я быстро стянул с себя плащ Хельги и накинул на Елену. Затем я подхватил ее на руки и побежал вслед за напарником.

— Бегите наружу! Мы задержим их! — прокричал Сион.

— Босса ихнего не забудьте! — крикнул Дез.

Сион развернулся и принялся отстреливаться длинными очередями. Рядом с ним остались Анна, Таран, Стилет и Пистоль. Остальных Сион чуть ли не пинками погнал наружу вслед за нами.

Мы преодолели лестницу, которая теперь была не так уж темна, и выскочили в гараж.

— Бежим отсюда! — сказал Дез, вытаскивая Лания из машины и взваливая на плечо.

— Я останусь здесь, подожду Сиона с остальными, — сказал Напалм, снимая с плеча гранатомет. — Бегите наружу и заводите машины. Я попробую взорвать лестницу, как только они вернутся, потом мы сразу выберемся к вам.

Хельга кивнула и потянула нас за собой наружу. Снаружи уже немного посветлело, близился рассвет. А я-то думал, что провел в этих подземельях всего полчаса.

Мы выбежали под моросящий дождь и бросились к машинам. Стоп! Что-то здесь не так. Откуда здесь взялся огромный техноградский броневик и стоящие возле него люди? Хельга тут же выскочила вперед, заслонив собой меня и Елену.

— Добегались. Где Анна? — произнес стоящий перед броневиком «экстрасенс» в вуали.

— Руки вверх! Всем бросить оружие! — заорал стоящий рядом с ним оружейник в фуражке. В руках он держал такую же винтовку, как у Хельги.

Рядом расположились еще трое техноградцев с неизвестными мне автоматами — судя по широкому дулу под стволом, это были штурмовые винтовки с интегрированными подствольниками. Один из них держал за руку Нику.

— Извини солдатик, руки поднять не можем. У нас они, как видишь, заняты, — сказал Дез.

«Солдатик» немного растерялся от такой наглости, но все же вышел из положения.

— Пес с вами. Все равно быстро выстрелить не сможете. Но остальные — оружие на землю! Живо!

Хельга, Женька и Рубец медленно положили оружие под ноги и подняли руки.

— Где Анна? — повторил «экстрасенс», положив руку на кобуру.

— Она не сотрудничала с предателем, — сказала Хельга.

— Видно, вы не поняли вопроса. Хорошо.

«Экстрасенс» повернулся к разговорчивому «солдатику». Тот кивнул и нацелил ствол своей винтовки на боевой трицикл. Раздался визг и трицикл разнесло на куски. Слетевший с турели пулемет пролетел над нашими головами и воткнулся стволом в холм, под которым находился вход в подземелья.

— Охр…неть! Вы что творите?! — заорал Дез.

— Теперь вы ответите на мой вопрос? — спросил «экстрасенс». — Или мне продолжить представление?

Он снял с правой руки тонкую ажурную перчатку и щелкнул пальцами с черными ногтями. Пламя, охватившее обломки трицикла, погасло — машину за пару секунд покрыло сначала инеем, а затем и тонкой коркой трескучего льда. Ничего себе! Я уже думал, что меня теперь ничем больше не удивишь. Я такие спецэффекты только в фильмах про магию видел.

— Впечатляет, да? — «экстрасенс» кокетливо улыбнулся. — Это отняло у меня много сил. Но меня еще хватит, чтобы заморозить кровь в сердцах нескольких человек.

Хельга открыла рот, но ответить не успела. Из-за ближайшей горы с рокотом вылетели два энерголета. Быстро приблизившись, они зависли по сторонам от нас. Дверцы отъехали вбок, наружу выдвинулись пулеметные турели. Рядом с каждой высунулись длинные стволы снайперских винтовок.

— На позиции, — произнес усиленный мегафоном голос.

— Отлично! — ответил второй, который был мне знаком. — Агния, вы окружены! Сдавайтесь, и тогда я попробую замять этот скандал.

— Ага, сейчас! Анна опозорила нашу семью! Я не потерплю в своем роду предателей! — заорал «экстрасенс». — Я лично хочу разобраться с сестрой.

— Она не предательница! Она работала на наш спецотдел и следила за Яковом! Что-то ты совсем помешалась в последнее время, Агния. Пора бы тебе взять отдых, — проговорил мегафон.

— Я?! Помешалась?! — крикнул «экстрасенс», выхватывая у ближайшего подчиненного штурмовую винтовку.

Задрав ствол к небу, он выстрелил из подствольника. Энерголет вильнул, разминувшись с гранатой, которая улетела за холм. Через секунду оттуда донесся взрыв.

— Вот стерва неуравновешенная! — передал мегафон голос пилота. — Охр…неть! Чуть не попала!

— Хотела бы — попала, — крикнул «экстрасенс».

Вдруг под холмом громыхнуло. Из открытых ворот вынесло клубы дыма и мелкие обломки.

— Анна там, — указал Дез на ворота.

— Что?! Моя сестра… там…

«Экстрасенс» выронил автомат в траву и упал на колени. Он сорвал с головы вуаль. Под ней оказалось обрамленное пепельными волосами лицо с мутными голубыми глазами. Лицо исказилось и из глаз брызнули слезы.

— Нет… — простонала Агния.

— Э-э-э… командир? Что с вами? — к ней подскочил один из техноградцев.

— Видно, прав был пилот энерголета, когда назвал ее неуравновешенной, — шепнул мне Дез.

— Она хотела избавиться от сестры, которая якобы была предателем и порочила ее род. Но она все же очень любит ее. Думаю, если бы Анна сейчас оказалась здесь, две сестренки обнялись бы и простили друг друга, — сказал я. — Наверняка ей сейчас очень хр…ново на душе.

— Да, с такими лучше не связываться, — ответил напарник.

-Помогите мне! — крикнула Хельга, бросаясь к воротам.

— Чего вы стоите?! — закричала на своих подчиненных Агния. — Помогайте!

Техноградцы бросили оружие и побежали за Хельгой.

— На посадку! — скомандовал в мегафон знакомый голос.

Энерголеты начали снижаться. Когда они приземлились, из кабины одного выпрыгнул Николай Федорович. За ним из стального нутра повыскакивали еще по десять человек из каждой машины. Все они побежали к воротам. Пыль там осела, и теперь проем перегораживал завал. Хельга и техноградцы хватали куски камня и откидывали в стороны.

— Слишком… много… всего… — прошептала у меня на руках Елена.

— Что? — спросил я.

Но она не ответила. Ее глаза закрылись. Вначале я сильно напугался, но понял, что она просто потеряла сознание от стресса.

Поспешившая к завалу Агния остановилась рядом, положив руку девушке на лоб.

— Не бойся. Твоя сестренка просто сильно устала, — сказала она, погладив Елену по волосам. — Пусть немного поспит. Что ты так на меня уставилась? Я не только морожу людей, но и лечить могу.

Дружески похлопав меня по плечу, она побежала к завалу. Похоже, она приняла нас с Еленой за сестер-близнецов. Странная женщина — настроение меняется по нескольку раз в минуту. Интересно, все «экстрасенсы» такие, или только эта? Лучше буду держаться от нее подальше.

Я отнес Елену к минивэну и бережно положил на задние сиденья, накрыв плащом. Затем развернулся и побежал к завалу. Дез тоже отнес раненого Лания к грузовому трициклу, а потом направился вслед за мной.

— Да сколько же он тянется? — стонал мокрый Дез.

Мы разбирали завал целый день. Сейчас уже наступила ночь. Мы смогли освободить большую часть ведущего вниз коридора. Все сильно устали, хотя и делали частые передышки. Иногда мы стучали и кричали, надеясь услышать ответ с той стороны завала. Но нам никто не отвечал. Мы уже начали серьезно беспокоиться, когда Николай Федорович поднял вверх руку, прислушиваясь.

— Слышите? Вроде как стучит там что-то, да? — сказал он.

Я прислушался. Звук был таким, будто молотом колотят по железу.

— Дез, принеси сюда Лания, — попросила Хельга.

Дез выбежал наверх и вскоре вернулся, неся на руках Лания. Среди техноградцев, прилетевших с Николаем Федоровичем, оказался военный медик. Он успел сменить Ланию повязку и поразился, что нога уж слишком быстро заживает. Ланий больше не страдал от боли, только от зуда под повязкой.

— Ланий, прислушайся, у тебя хороший слух, — сказала Хельга.

Мы все затихли, когда он прижался ухом к завалу. Послушав немного, он резко отпрянул.

— Быстро бежим отсюда! — сказал он.

— Чего? — спросил Дез.

— Хватай меня и наружу! Быстро!

Мы бросились наверх. Я отчетливо слышал, как за завалом что-то гудит, быстро приближаясь. Выбежав на поверхность, мы попрыгали по сторонам от ворот. Оттуда раздался чудовищный грохот, рев и скрежет. Из ворот, ревя двигателем, вылетел тот самый бронированный грузовичок, который пытался перекрыть нам выход. Сейчас он был немного помят, лобовое стекло закрыто сплошной железной плитой, а вместо радиаторной решетки висело нечто, напоминающее огромный острый ковш для чистки дорог.

Машина остановилась посреди поляны. Дверца открылась и наружу выпрыгнул Сион. Он закашлялся и вдохнул свежий воздух, затем протер глаза и оглядел всех нас.

— Чего это вы все здесь собрались? — удивился он, обнаружив помимо нас два десятка техноградцев.

— Вас, блин, спасаем! — сказал ему Дез. — Почти сутки завал разгребали.

— Спасибо! Если бы не ваши усилия, мы бы не прорвались! Там вообще конкретно все обрушилось! Лестницу ту мы взорвали, а от нее трещина через весь гараж прошла до коридора этого. В гараже потолок понадежнее оказался, выдержал, а вот этот коридор обрушился. Мы в гараже инструменты кое-какие нашли, машину укрепили. Потом немного завал поковыряли, услышали, как вы скребетесь, ну я и пробился на этой машине. Спасибо этим фабрикаторам, такую технику сделали!

— О! А вон остальные идут! — Дез указал пальцем на ворота.

Из них появились Пистоль и Стилет с перемотанной повязкой рукой. За ними вышли Напалм и довольный Таран. Здоровяк тащил на себе два пулемета, один свой собственный, а второй тот, что был у Дрелиана. Последней подземелья покинула Анна.

— Сестренка! — закричала Агния.

Анна сначала дернулась, но побежала навстречу сестре. Они обнялись и расплакались.

— Прости меня! — говорила Агния, захлебываясь слезами.

— Ничего. Все ведь хорошо закончилось, — сказала Анна, поглаживая сестру по спине.

Николай Федорович подошел к нам.

— Вы разобрались с Яковом? — спросил он Сиона.

— Конечно, — Сион повернулся в мою сторону. — Вот кто обезвредил предателя.

— Вы? Когда вы приехали ко мне, я даже подумать не мог о том, что такая хрупкая девушка может справиться с таким опасным врагом. Спасибо вам, — сказал Николай Федорович, пожимая мою руку.

— Девушка? — удивленно вскинул я брови.

Сион незаметно наступил мне на ногу.

— А… Д-да. Я и сама не думала, что способна на такое, — улыбнулся я самой милой своей улыбкой.

— Ну что же, нам пора возвращаться. Работа ждет. Жаль, конечно, что вы и Анна теперь считаетесь в Технограде опасными преступниками. Позаботьтесь о ней, ладно?

— Позаботимся. Думаю, в Старой Гавани есть, куда ее пристроить, — ответил Сион.

Техноградцы принялись грузиться в энерголеты. Агния извинилась за трицикл и сообщила, что за холмом они видели причал со стоящей баржей. Она предложила нам вернуться в Старую Гавань по небольшой реке, которая впадает в Тихую. Перед уходом она обняла и поцеловала сестру, пообещав навестить ее.

Один энерголет взял на борт остатки отряда Агнии, а под днище второго подвесили броневик.

— Они знают тебя как девушку. Ты чуть не выдал себя, — сказал мне Сион, когда энерголеты скрылись в ночном небе.

— Да, да. Кстати, а где Дрелиан? — вспомнил я.

— Да вон там, — Сион указал на грузовичок.

В кузове машины помимо пулемета обнаружился здоровенный железный ящик (видимо, предназначенный для оружия). Я забрался в кузов и открыл его. Внутри в неудобной позе лежал Дрелиан с кляпом во рту. С него стянули экзоскелет и теперь он был в техноградских майке и узких, похожих на лосины, штанах. Сам экзоскелет лежал рядом в кузове, накрытый тряпками.

— Удобно тебе тут? — издевательски спросил Дез. Он тоже изъявил желание посмотреть на пленного.

Дрелиан принялся извиваться в ящике, пытаясь освободиться от сковавших руки и ноги наручников. Осознав, что сопротивление бесполезно, он отвернулся и уставился в стенку ящика.

— У-у-у, рожа! — сказал Дез, потрепав его по волосам.

Странно. Я ведь серьезно хотел в него выстрелить тогда. Сейчас же мне было его жаль.

— Дез, помоги, — сказал я, беря Дрелиана под руку.

— Ты уверен? — с сомнением покосился на меня Дез, но взял пленника за вторую руку.

Вместе мы вытащили его из ящика и посадили в кузове.

— Нагляделись? — спросила подошедшая Хельга. — Держи. Пристегните его к машине.

Женщина протянула мне ключи от наручников. Сняв их с ног Дрелиана, мы пристегнули его за руку к торчащей из борта кузова скобе — подальше от пулемета. Сняв наручники с его запястий, я вытащил кляп.

Я думал, что Дрелиан тут же примется обзываться или еще чего. Но пленник лишь вытер рот свободной рукой, оглядев меня с ног до головы, хмыкнул и кивнул чему-то своему, улыбнувшись краем губ.

— Никогда не подумал бы, что меня одолеет смазливый мальчишка, — пробормотал он. — Как говорил мне Император: внешность обманчива.

Прежде, чем я выпрыгнул из кузова к ждущей меня Хельге, за спиной раздалось:

— Благодарю за то, что вытащил из ящика, Александр. Мне жаль, что мы оказались по разные стороны.

— С Еленой все в порядке? — спросил я Хельгу.

— Спит. Как сам? Ты не отдыхал целые сутки, — киборг погладила меня по голове.

— Да нормально. Сейчас схожу к реке, проверю баржу, — ответил я.

— Я с тобой! — сказал Дез, заспешив следом. — Я же ведь твой телохранитель, «принцесса».

— Я уже не принцесса. И ты уже не мой телохранитель, — ответил я.

— Но мы же напарники, верно? — пихнул он меня в плечо.

— Ага, — ткнул я кулаком в ответ.

 

*** 

Мы с Дезом стояли на холме. С него открывался вид на реку, блестящую в лунном свете. На холме обнаружился полуразвалившийся кирпичный дом, рядом с которым был одичавший сад, огороженный развалившейся каменной изгородью. От дома к реке через небольшое поле шла мощеная камнем старая дорога. В конце ее виднелось что-то угловатое, находящееся на воде.

Мы спустились с холма и двинулись через поле к реке. Перед нами оказался простой деревянный причал, возле которого стояла длинная и широкая баржа, предназначенная явно для перевозки чего-то тяжелого. Рядом плавно покачивалось нечто вроде самого обычного речного буксира, только вооруженное «гатлингом», стоящим на корме.

Дез забрался на палубу баржи и сунулся в низкую рубку. Раздалось кряхтенье мотора, не желавшего заводиться.

— Да как же на этом корыте плавали? — спросил напарник, выбираясь из рубки. — Мотор-то давно издох.

— Ну, а буксир, по-твоему, для чего? — спросил я.

— А! Точно! Ну-ка глянем.

Дез перепрыгнул с баржи на палубу буксира. Луна вышла из-за облака и я смог разглядеть надпись на его борту: «Мародер». Это что? Бандитская посудина?

Внутри буксира что-то залязгало, застучало. Из трубы, торчащей из широкого цилиндра на носу, повалил розоватый дымок. Двигатель буксира оказался в рабочем состоянии.

— Работает! — радостно закричал высунувшийся из окна рубки Дез.

— Ну и хорошо. Зовем наших. Загоним тачки на баржу и подцепим ее буксиром.

Вдруг я заметил, как из люка, ведущего в трюм баржи, выскочила человеческая фигура и прыгнула в воду. Незнакомец быстро поплыл к противоположному берегу.

— А все-таки Дрелиан оставил охрану, — сказал я, глядя вслед беглецу.

Дез вышел из рубки с автоматом в руках. Он задрал ствол и выпустил очередь в ночное небо. Беглец замолотил руками так, что казалось, выплещет из реки всю воду. Наконец он добрался до берега и на четвереньках поковылял в прибрежные заросли.

— Ладно, зови остальных. Я останусь здесь — вдруг тот шустрик вернется, чтобы устроить нам какую пакость? — сказал Дез и скрылся в рубке.

Когда я вернулся к остальным, они укладывали в машины трофеи. Их было предостаточно — чего только стоят эти диковинные автоматы, стреляющие синими лучами. Боевого трицикла мы лишились, но зато у нас появился бронированный грузовик, сделанный мастерами-фабрикаторами. Хельга сказала, что Елена пришла в себя и просила позвать меня. Я подошел к минивэну и заглянул внутрь.

— Привет, как самочувствие? — спросил я ее.

Она внимательно посмотрела мне в глаза.

— Хорошо. Ты… ты мой родственник? — спросила она.

— Нет, — усмехнулся я. — Я не твой родственник.

— Но… кто же ты?

— Я? Александр Кошкин. Попал в этот чудесный мир, где живет такая чудесная девушка, совсем недавно.

— Так ты… из другого мира?

— Верно. Прогуляемся?

— Не могу. У меня нет обуви, — смущенно ответила она, пошевелив пальцами босых ног. Ее туфли соскочили с ног еще в подземелье.

— Найдем! — весело ответил я. — И не только обувь.

Я добежал до грузового трицикла и принялся копаться в своем плетеном чемодане с одеждой. Мне попалось то самое платье, которое я купил на рынке Гидрополиса. После событий в Технограде оно, почему-то, даже не помялось и выглядело как на витрине магазина. На мне оно сидело, по словам Хельги, просто чудесно — а значит, на Елене оно будет смотреться еще лучше. Вылезая из трицикла, я прихватил для Елены помимо платья еще и короткие сапожки. На секунду глянув в зеркало, вытащил шпильки и распустил длинные волосы.

Вернувшись к минивэну, я протянул Елене одежду.

— Что это? — удивилась она. — Ты и сам изменился.

— Одевайся. Ты должна выглядеть безупречно.

— С-спасибо, — сказала она, принимая из моих рук платье.

Я отвернулся, чтобы не смущать ее. Она закончила переодеваться, и я протянул ей сапоги. Когда она обулась, я галантно подал ей руку.

— Мы все-таки идем на свидание, а не бандитов местных пугать, — пошутил я, пока она рассматривала себя в зеркало на минивэне.

— Ты распустил волосы. Теперь мы еще больше похожи! — продолжала она удивляться.

Я повел ее на холм с остатками каменного дома. В одичавшем саду росли деревья с пышными кронами, усыпанными розовыми цветами. Они напоминали мне цветы сакуры. Когда накатывал порыв ночного ветра, лепестки цветов срывались с деревьев и сотнями крохотных сердечек кружили вокруг нас. Помимо деревьев в диком саду росли и кусты, покрытые огромными синими бутонами. Мы с Еленой дошли до склона, с которого было видно поле, блестящая лента реки и темные силуэты баржи и буксира на ней. Мы уселись на остатки каменной изгороди.

— Расскажи мне все, — попросила она.

И я принялся рассказывать ей всю историю, начиная с того момента, как меня пригласили отметить окончание школы.

Пока я в красках описывал ей наши похождения, луна успела трусливо спрятаться в кронах далеких деревьев за рекой. В противоположной стороне небо начало наливаться светом. В саду запели ранние птицы.

— Ну, вот и вся история, — закончил я свой рассказ.

— Я вот не пойму, почему ты так легко согласился участвовать в затее моего отца? Почему так легко согласился играть роль девушки? — спросила она, глядя мне в глаза.

— Твой отец показал мне твою фотографию. Ты похожа на меня лицом, но у тебя другие глаза. Как только я заглянул в них, то сразу все понял. Я пошел на это не потому, что мне обещали возвращение домой, а потому что я…

Я замолчал на полуслове, заметив взгляд Елены. Он был направлен на мое плечо. Я повернул голову и вздрогнул. Там сидела большая бабочка с белыми, почти прозрачными крыльями. Она резко вспорхнула, задев крылом мою щеку. От неожиданности я сильно дернулся, и, потеряв равновесие, начал переваливаться через изгородь.

— Осторожно! — закричала Елена, хватая меня за руку.

Я утянул ее за собой, и мы вместе покатились по склону. Я обнял Елену, стараясь, чтобы она не сильно ушиблась, и закрыл глаза. Мы катились в поле, оставляя за собой полосу примятой травы. Наши тела остановились и я приоткрыл глаза. Я лежал на спине, а Елена была надо мной. Она тяжело дышала, глядя на меня. Я привстал, и наши губы соединились в поцелуе. Она прикрыла глаза. Поцелуй был долгим, и, когда, наконец, я немного отстранился, то закончил фразу:

— Потому что люблю тебя. Я влюбился в тебя с первого взгляда. Эта любовь придавала мне сил, пока я искал тебя. Таких, как ты, я еще не видел ни в одном из миров, а ведь я успел побывать сразу в двух. Ты лучшее, что я видел в своей жизни, — сказал я. — Ты… ты будешь со мной?

Она открыла глаза. Они были полны слез радости. Она ничего не сказала, просто придвинулась ближе. Я прикрыл глаза и почувствовал прикосновение ее теплых губ к своим.

Я долго пролежал в траве с закрытыми глазами, чувствуя рядом тепло ее тела. Сколько же прошло времени?

— Я никогда не слышала подобных слов в свой адрес, — тихо сказала она. — Ты ввязался в эту историю ради меня, хотя до этого ни разу не общался со мной. Ты смог понять меня, лишь раз взглянув в мои глаза на фотографии. Если я и должна соединить с кем-нибудь свою судьбу, то только с тобой.

Я открыл глаза и сел. Из-за горизонта уже показались первые лучи солнца. Они упали на лицо Елены, заставив слезы высохнуть. У меня самого на щеках остались влажные дорожки. Я положил руку ей на волосы и задрал лицо к небу. Я гладил Елену по голове и улыбался. Улыбался навстречу восходящему солнцу и новому дню, в котором теперь все будет хорошо.

Все это время мы, оказывается, лежали посреди небольшой цветочной полянки. И сейчас, когда теплые лучи вытеснили ночную прохладную сырость, их бутоны начали распускаться прямо на глазах. Они были разных цветов. Я сорвал огромный фиолетовый цветок и вставил его в волосы Елены. Она улыбнулась и открыла глаза. Я улыбнулся в ответ и помог ей сесть. Осмотревшись вокруг, она нашла и сорвала точно такой же огромный фиолетовый цветок и вставила его в мои волосы.

— Вот так лучше! — улыбнулась она.

Я кивнул и встал, стряхнув с себя травинки. Посмотрел в сторону реки. На барже уже стояли все три машины. А мы-то даже и не заметили, как они проезжали.

Я протянул руку Елене. Она взялась за мою ладонь, и я поднял ее с земли. Мы молча переглянулись и бросились бежать по пояс в траве, не расцепляя рук, в сторону причала.

Нас там уже давно ждали.

— Наконец-то наши голубки пожаловали! — выкрикнул Дез из рубки буксира.

Мы поднялись на палубу, где уже были все остальные. Все сделали так, как я и говорил: загнали машины на баржу со сломанным мотором, а к ней подцепили буксир. На барже остались Таран, Стилет, Пистоль, Напалм и Женька. Остальные устроились на буксире.

— Ну, как вы? — спросил нас Сион, сматывающий толстый мохнатый канат.

Мы с Еленой молча прошли мимо. Сион замер в одной позе, смешно приоткрыв рот. Когда мы проходили возле устроившегося в плетеном кресле на корме Лания, он кивнул мне и улыбнулся.

За рубкой нам попался пристегнутый к ограждению Дрелиан, рассматривающий что-то вдали. Услышав шаги, красноволосый повернулся. Оглядев нас, хмыкнул.

И вдруг улыбнулся. Не с ехидством каким-нибудь или злобой, а по-настоящему. Не побоюсь этого слова, по-доброму.

— Береги ее, красавчик, — сказал Дрелиан.

— А? — я замер на месте от удивления.

Но пленник потерял к нам интерес, отвернувшись к реке. Показалось, что на его глазах заблестели слезы. Вздохнув, он что-то пробормотал себе под нос.

— … я не смог уберечь свою… — расслышал я.

— Отчаливаем! — радостно заорал над ухом Дез, высунувшись из окна.

Палуба под ногами дернулась. Нас качнуло назад и мне пришлось придержать Елену за талию. Откуда-то снизу раздалось тарахтение и судно стало медленно набирать ход.

— Есть-то как хочется… — протянул напарник, покидая рубку.

Он схватил лежащую под стеной рубки сеть, в которой что-то барахталось.

— Хорошо, что я за это время успел наловить кое-что, — продолжил он.

Я пригляделся к сети. В ней, отчаянно дергаясь, находились несколько крупных коричневых лягушек.

— Лягушачий супчик, м-м-м… звучит аппетитно! — Дез приподнял сеть, разглядывая содержимое.

— Ну, а рыбы ты не мог наловить? — спросил я.

— Не-а. Эти идиоты из бункера все живое на километр вокруг распугали. Только вот они и остались, — Дез потряс сетью. — Все равно я такой суп наварю! Добавки попросите!

— Без меня, — поднял я ладонь.

— Как хочешь, друг. — пробормотал Дез, скрываясь с уловом в рубке.

 

*** 

…За пару суток мы добрались до Старой Гавани. По пути мы миновали множество мелких деревень и поселков, миновали Камень и Гидрополис. Я очень боялся, что за время возвращения с моей любимой может что-нибудь случиться. Но на нас лишь раз совершили нападение речные разбойники. Я тогда так сильно разозлился на бандитов, что лично встал за установленный на корме «гатлинг». Пулемет приводился в действие мускульной силой стрелка — проще говоря, чтобы этот древний монстр изрыгал из себя пули, мне пришлось со всей дури крутить рукоятку. Я изрешетил их лодку до такой степени, что она развалилась на куски как мокрая буханка. Разбойники с криками драпанули к берегу, моля о пощаде. Я выполнил их просьбу, пустив пару длинных очередей над их пропащими головами, хотя, наверное, стоило бы чуть сдвинуть вниз ствольной блок.

Когда мы причалили в Старой Гавани, Сергей Александрович Шварц лично встретил нас. Обнимая дочь, мэр не скрывал слез счастья. Он обнял по очереди всех, кто участвовал в операции. Мне он еще и крепко пожал руку. Не забыл он поприветствовать и Дрелиана. Это напоминало скорее встречу старых знакомых, не видевшихся годами, чем врагов. Дрелиан принял свое поражение и теперь не казался мне злодеем, каким я представлял его раньше. Это был просто солдат, выполнявший приказ своего командира.

Когда мы вернулись в ратушу, мэр принялся рассказывать мне о том, из-за чего Дрелиан похитил Елену, и о данных по установке для перемещений между мирами. Дрелиан — какой-то там военный из их мира, да не простой солдат, а кто-то вроде крутого специалиста, хотел обменять их на Елену и вернуться в свой мир. Я вежливо кивал, но на самом деле особо не вслушивался во всю эту научную «тарабарщину». Для меня бы