Алексей Поваров

Иной мир

Двойник принцессы

  СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3

Глава 14

 

— Чего-то не нравится мне тут… — произнес Дез.

Мы давно миновали болота. Теперь вокруг нас был обычный лес с обычными деревьями. Но здесь было темно также, как и на болотах, благодаря пышным древесным кронам. Я вспомнил, как на уроке биологии мы с учительницей ходили в лес. Тот лес располагался рядом с мегаполисом, отравляющим все вокруг. Поэтому деревья там были редкие и больные, с лысоватыми ветками и стволами, на которых представители Homo Sapiens накарябали для потомков послания типа: «сдесь был Вася, Маша я тибя люблю, зинит чимпион». Также повсюду валялись пустые бутылки, консервные банки и прочий мусор. Повсюду были черные круги, оставшиеся от костров. Тот лес мне совсем не понравился. И, конечно же, тот лес не шел ни в какое сравнение с лесом, в котором мы находились сейчас. Этот лес, находящийся в другом мире, был чистым, в нем не наблюдалось раннего присутствия людей, деревья росли здоровыми и радовали глаз своими сочными зелеными кронами. Этот лес был настоящим, был диким. Местные звери почти не боялись человеческих машин. По дороге нам не раз встречались волки, крупные лисицы и кабаны. Сквозь моторы пробивались пение птиц и прочие лесные звуки. К тому же уже час, как шел мелкий дождь. Этот запах сырой лесной свежести, капли дождя, барабанящие по крыше трицикла… Как такое великолепие могло не понравиться моему напарнику? Дело в том, что опасения у Деза вызвал не лес, а остатки строений, к которым нас вывела заросшая травой, почти незаметная дорога.

— Судя по карте, которую я забрал у Запала, здесь раньше располагался какой-то поселок. Название его уже никто не помнит, — Ланий вертел перед глазами неровный кусок холста, который он назвал картой.

— Вот именно, что раньше. Почему люди ушли отсюда? Что заставило их бросить добротные каменные дома? — Дез почесал макушку. — Смотри, Ланий. Вон тот дом почти цел, наверняка только крыша протекает, а все другое в порядке. А вон еще хороший домик. Только окна подремонтировать, и можно жить. Но что-то все-таки заставило людей покинуть это место. Только что?

— Не знаю. Этот заброшенный тракт — самый короткий путь к Технограду. Время уже позднее, остановимся неподалеку на ночлег.

— А как же техноградцы? Они же за нами едут? — спросил я.

— За этих не бойся. Хельга здорово повредила им броневик. Пока они его не починят, за нами не погонятся.

— Но у них есть и две другие машины.

— Они слишком осторожны. Не отпустят их без сопровождения броневика. А броневик бесполезен, пока его пушка повреждена.

— Понятно.

Мы медленно двинулись через брошенную деревню. Таран и братья вылезли из трициклов и шли рядом. Я теперь ехал в боевом трицикле, и поэтому высунулся по пояс через люк в крыше. Придерживаясь за установленный рядом пулемет, я оглядывал мертвые строения, наполовину захваченные буйной растительностью. Крыши некоторых домов провалились внутрь, где сквозь окна были видны кусты и молодые деревца. Дворики перед домами заросли необычной травой. Она напоминала обычный пырей, только на концах длинных стеблей располагались белые прозрачные шарики, сделанные словно из пластика.

Благополучно миновав деревню, мы увидели еще один сюрприз. Прямо за околицей обнаружился легкий боевой трицикл. Пустой. Судя по ржавой кабине и заросшими травой колесами, машина стоит тут довольно долго, несколько лет. Немного поодаль на дороге стоял маленький грузовичок. Двери кабины распахнуты, внутри никого нет. Дальше поперек дороги лежал на боку тяжелый внедорожник. Из боковой двери, оказавшейся сверху, свисает пожелтевший человеческий скелет в лохмотьях. В кабине лежит второй, до сих пор сжимающий руль костяными пальцами. Вокруг него разбросаны ржавые гильзы. Грязные, непонятного цвета волосы на черепах были скручены в неровные пучки, как у техноградцев.

— Что здесь случилось? — спросил я.

— Судя по пулевым отверстиям в машинах и россыпям гильз, здесь произошло нападение на караван. В машинах пусто, даже оружие собрали, — Ланий уже успел осмотреть джип и трицикл.

Затем он сунулся в кабину грузовика. Нагнулся под приборную доску, порылся там и протянул мне короткое ружье с барабаном как у револьвера.

— Они действовали быстро. Второпях забыли дробовик. А вещь, между прочим, хорошая.

Обследовав кабину, Ланий перебрался в кузов.

— Так. А тут уже кое-что интересное. Похоже на железный ящик с толстыми стенками.

Я забрался к нему в кузов, где ближе к кабине к полу был прикручен тяжелый металлический короб с замочной скважиной. Запертый.

— Его пытались вскрыть. Видишь эти царапины? Если бы у них было больше времени, они бы добились успеха. Но времени у них не было. Странно. Надо бы попросить Хельгу вскрыть замок. Нужно проверить деревню. Уже темнеет, не хочу я ночевать посреди леса. Также в деревне есть колодцы. Я видел.

Попросив Хельгу заняться замком на ящике, Ланий отправился осматривать деревню. Мы с Дезом отправились вместе с ним. Я пошел потому, что с детства люблю полазить по заброшенным домам. Ну, а Дез стал мне другом (да и «телохранитель» он мой), поэтому пошел за компанию, чтоб не скучно было.

Дома располагались по обе стороны дороги. Некоторые из них не имели крыши, а значит, внутри не могло сохраниться ничего интересного. Мы вошли в первый дом. Крыша у него была на месте, а вот окна отсутствовали напрочь. Внутри была всего одна комната, в которой располагалась большая печь, похожая на старинную «русскую». На пол через пустые оконные проемы ветер нанес сухой листвы. Здесь стоял колченогий стол с лавками, пара шкафов без дверок и большой деревянный сундук с открытой крышкой. Внутри него обнаружилось какое-то гнилое тряпье. За печкой был узкий закуток, закрытый драной занавеской. Там стояли деревянные ведра, покрытые паутиной.

— Где же спали хозяева? Кровати я не заметил, — произнес Дез, оглядывая комнату.

— Дез, ты когда-нибудь бывал в краеведческом музее? — спросил я друга.

— Чего? — не понял Ланий.

— Да так. В нашем мире существуют такие здания, их называют музеи. Они бывают технические, исторические, анатомические и прочие. В этих зданиях хранятся вещи из прошлого. Людям же интересно, что было раньше? Как их предки жили? Ну вот, приходят люди в эти здания — и смотрят на вещи, которым сотни лет, и которые в нынешнее время уже не существует.

— Понятно.

— Так вот, Дез. Ты хоть раз бывал в краеведческом музее?

— Ну… — напарник почесал подбородок. — В детстве на экскурсию пару раз ходил.

— Тогда ты должен помнить, что в каждом краеведческом музее должна быть модель крестьянской избы.

— Вроде помню. Там еще дед-манекен на завалинке сидел.

— Вспомни, там ведь была такая здоровая печка? — я ткнул пальцем в каменную печь. — Похожая на эту.

— Да! Печь была. Огромная такая, половину избы занимала. На ней вроде спать можно.

— Ну вот. В «Путеводителе» было сказано, что первые люди, освоившие этот мир, были из древней России. Этот домик мне напомнил русскую крестьянскую избу, правда, не деревянную, а каменную. Так где спали хозяева?

— На печке! — щелкнул пальцами Ланий.

— Да. Там должна быть лежанка, — сказал я и направился к печке.

Убрав в сторону старую занавеску, я протиснулся в закуток между печью и стеной. Приглядевшись в полумраке, я заметил, что кроме старых деревянных ведер здесь приставлена к печке маленькая, почти незаметная лесенка. Она вела к занавешенной дырявой тканью лежанке. Поднявшись на пару ступенек, я откинул в сторону тряпку и заглянул в открывшуюся нишу. Здесь прямо на обмазанных глиной камнях печи было постелено что-то вроде матраса из мешковины, набитого сухим сеном. Сверху лежало одеяло и набитая сухой травой подушка. Все это покрывал толстый слой пыли и паутины. Услышав тонкий писк, я приподнял одеяло стволом пистолета и обнаружил сооруженный из травы, веточек и кусочков ткани шар размером с футбольный мяч. Гнездо, понял я. Мышиное вроде. Вновь накрыв шар тканью, я вернулся к друзьям.

— Что там? — спросил Дез.

— Гнездо мышиное, да пара пыльных тряпок. Ничего интересного, короче.

Мы обошли еще несколько домов, но везде нас ждала одна и та же картина: пыль, паутина, гнилая мебель, разбитая посуда. И запах какой-то заброшенности, что ли? Оставался последний дом. Этот сохранился лучше других — даже окна целы. Когда мы подошли совсем близко, я потрогал рукой одно из них. Это оказалось не стекло, а что-то вроде натянутой на раму эластичной пленки. Я вспомнил, что в древности вместо стекла использовалась очищенная до прозрачности кожа сома. Пока мы ходили по деревне, я слышал тихий плеск. Наверное, рядом с деревней есть водоем, в котором, вероятно, и водятся сомы.

— Смотрите, что это? — спросил Ланий, первым войдя в дом.

Возле порога деревянные доски пола были покрыты темными пятнами.

— Пятна ведут к печке. Что-то они мне напоминают, — задумчиво произнес Ланий.

— Я зашел в закуток возле печки, куда вела цепочка пятен. Поднявшись по лесенке на лежанку, я убрал занавеску и обнаружил гору тряпья, под которой что-то лежало.

— Что, интересно, тут лежит? — рядом пристроился Дез, использовавший вместо лесенки ведро.

Он потянул на себя одну из тряпок. Это оказалась драная рубашка без пуговиц. Я такие видел в старых фильмах. Подобные рубашки носили русские крестьяне. Следующей тряпкой оказались широкие штаны, в которых роль ремня выполняла веревка. Я тоже потянул за какую-то тряпку и выудил из кучи красный сарафан. Жившие здесь люди точно были связаны с Россией. Разобрав ворох старинной одежды и подняв одеяло, мы увидели то, что заставило меня вскрикнуть, а Деза выругаться. На печке, накрытый сверху кучей тряпья, лежал парень. Он был как живой — все цело, кожа на месте, на голове густые русые волосы, заплетенные в косу, кончик которой растрепался, под носом темнеет полоска усов. Он как будто спал. Спал с открытыми глазами, которых не было. Вместо глаз были темные дырки, вокруг которых шли длинные ресницы. Труп был одет в легкую коричневую кожанку на голое тело и свободные штаны. Рубашка мертвеца пошла на почерневшую от крови повязку, которая охватывала его бок. Рядом лежал пыльный семимиллиметровый револьвер. Подняв оружие трясущимися руками, я отщелкнул вбок барабан. Три из пяти ячеек были пустыми.

— Ну что тут? — на лежанку забрался Ланий.

— Мертвый тут, — сообщил Дез.

— Да вижу, что не живой.

— Он покрыт пылью. Давно лежит, хотя не разложился, — сказал я и втянул носом воздух.

— Что? — уставился на меня Дез.

— Пахнет как-то странно. Легкий такой аромат, — ответил я.

— Похоже он тут это, как его, му-ми-фи-ци-ровался короче, — проговорил Дез.

— Что? — удивленно поднял белую бровь Ланий.

— Трупы, которые не портятся и сохраняются длительное время, в нашем мире называют мумиями. Их делали специально, чтобы сохранить тело умершего таким же, как и при жизни. Но иногда случается так, что труп попадает в такое место, где под воздействием местных условий он естественным образом сохраняется на долгие годы и даже века, — пояснил я Ланию.

— Я гляжу, ты в свое время часто музеи посещал, — улыбнулся Дез.

— Ну это же лучше, чем тусить в подъездах со всякими дегенератами.

— Ага. Сразу вижу нормального человека. Хорошо, что я с тобой подружился. Я в детстве музеи, конечно, не так часто посещал, но тоже по подъездам не шлялся, — Дез гордо откинул с лица локон вьющихся волос. — Я в кружок бальных танцев ходил.

Он спрыгнул с ведра и вышел на середину комнаты. Затем встал так, будто стоит в паре с воображаемой партнершей.

— На-нана-нана, на-на-на-на-на, нана-нана… — завел он, кружась в танце по пыльной комнате заброшенного дома.

Ланий, который не понимал, о чем мы беседуем, занимался изучением безглазой мумии. Но он отвернулся от трупа, чтобы поглядеть на устроенное Дезом представление. Дез сделал несколько проходов по комнате, а затем нечаянно задел головой висящую на вбитом в потолок крюке люльку из бересты. Шарахнувшись от люльки, он задел плечом крепкий шкаф, который накренился и рухнул на пол. Пробив доски, шкаф плюхнулся в воду, обрызгав всех нас. Подвал был затоплен. Подойдя к образовавшейся дыре, Ланий достал из висящей на плече сумки мощный фонарь. Включив его, он направил свет вниз. Яркий желтоватый луч пробился сквозь толщу воды и выхватил лежащий на дне подвала шкаф. Также были видны деревянные ящики, глиняные горшки и какой-то мусор. Я заметил, что из подвала ведет небольшой коридор, наполовину прикрытый разбухшей от влаги дверью.

— По-моему, подвалы проверять нет смысла. Все равно они затоплены, — сказал я, отряхивая подол платья.

— Ну, вроде деревню проверили. Возвращаемся к машинам, только нужно воды из колодцев набрать, — сказал Ланий, выключив фонарь.

— Здесь рядом водоем есть, я плеск воды слышал. Может сходим, проверим? — предложил я.

— Да, точно! Нужно сходить! На рыбалку! — обрадовался телохранитель.

— Сходим. Насчет того типа на печке, так он из «искателей». У него на куртке особая нашивка. Он был в погибшем караване, у скелетов на лохмотьях такие же. Он был ранен в перестрелке и спрятался здесь. Деревня к тому времени уже несколько лет была брошена. Но почему напавшие на караван не пошли за ним в деревню? Почему действовали так быстро, что даже оставили тот железный ящик? В нем наверняка что-то ценное. Ладно, идемте. Хельга его, наверное, уже открыла, — Ланий первым шагнул к порогу.

— Кто такие «искатели? — спросил я.

— Люди, ведущие раскопки на древних руинах, которых тут в избытке. Они добывают какие-либо древние артефакты и продают их в Техноград. Техноградцы приходят в восторг от таких вещей. Они сами тоже ведут раскопки, правда, в немного других местах, — ответил Ланий уже на улице.

Когда мы вернулись к машинам, к нам навстречу выбежал Стилет.

— Ланий, Ника пришла в себя. Просит, чтобы ты зашел, — улыбнулся он.

Ланий побежал к грузовому трициклу, в котором лежала Ника.

Из кузова заброшенного грузовика вылезла Хельга, таща в руках тот самый металлический ящик. Он наверняка весит килограмм двести. Но обладательницу искусственных мышц это нисколько не смущало. Она спокойно донесла сейф до нас с Дезом и опустила на землю. Крепления, которыми он был привинчен к кузову, были выдраны с «мясом».

— Я не хотела открывать его без вас, — сказала она и взялась за дверцу обеими руками.

— Эй, по… — успел сказать Дез, но его голос заглушил треск и скрежет.

— Маленькие радости синтетических высокопрочных мышечных волокон, — улыбнулась киборг, держа в руке оторванную дверцу.

— Ну ты даешь! — восхитился телохранитель.

Мы заглянули внутрь сейфа. Там лежало несколько завернутых в ткань вещей. Я взял какой-то округлый предмет и развернул ткань. В моих руках оказался круглый шлем зеленого цвета, похожий на те, которые надевают пилоты реактивных истребителей. Только забрало было не черное, а прозрачное с изумрудным отливом.

— Ничего себе каска! — Дез взял у меня шлем и нахлобучил на голову.

Сначала ничего не произошло, а потом он вдруг ойкнул. Принялся вертеть головой и хлопать руками по шлему. Глаза за изумрудным забралом удивленно и испуганно моргали.

— А? Что? — бормотал он.

Хельга стянула с него шлем и передала мне.

— Что такое? — спросил я телохранителя.

— Да когда я эту штуку на голову одел, так вдруг почувствовал, как с головой что-то не то. А потом вдруг какой-то голос со мной заговорил.

Я повертел шлем в руках, раздумывая: примерить или нет? Решил все-таки примерить. Как только я надел шлем, то почувствовал легкое головокружение. Затем я услышал бесполый голос:

— Шлем энергетической брони «Охотник» готов к работе. Произвожу диагностику…

По забралу с внутренней стороны побежали какие-то цифры, различные символы и графики. Когда все это закончилось, голос продолжил:

— Диагностика завершена. Энергетическая броня «Охотник» не обнаружена. Для повышения шансов на выживание требуется облачиться в энергетическую броню «Охотник». Управление комплектом энергетической брони «Охотник» производится из центральной нервной системы. Чтобы вызвать настройки управления комплектом энергетической брони «Охотник», необходимо мысленно произнести код: «2070-красный».

— Два, ноль, семь, ноль, красный, — произнес я.

— Что за чепуха? — уставился на меня Дез.

— Вызываю настройки управления комплектом энергетической брони «Охотник». Энергетическая броня «Охотник» отсутствует. Вызваны настройки управления шлемом энергетической брони «Охотник».

На забрале появились строчки с надписями. В конце каждой строчки в скобках стояло короткое «выкл». На одной строчке было написано: «ночное зрение (выкл)».

— Ночное зрение включить, — прошептал я.

Тут же окружающий меня мир стал намного ярче, слепя меня.

— Вокруг обнаружены источники света. «Ночное зрение» отключено, — раздался голос из шлема.

Окружающее вновь стало таким, как прежде. Сняв шлем с головы, я вновь почувствовал легкое головокружение.

— Там, внутри, — я похлопал ладонью по шлему. — Что-то типа навороченного компьютера. Он управляет всем комплектом брони. Она энергетическая. Не знаю, что это значит, но, по-моему — это очень крутая вещь. Я, например, сейчас режим ночного видения включил, но компьютер сам обнаружил, что еще не совсем стемнело, и отключил его. А еще там есть дальномер, какие-то сканеры и прочее, я особо не рассматривал. Он просит меня надеть весь комплект брони.

— Ничего себе! — вытаращился на шлем Дез.

— Давайте осмотрим остальные вещи. Может там и эта броня окажется, — предложила Хельга.

Мы вынули из ящика все остальное. Это оказались детали каких-то неизвестных механизмов и небольшие серебристые диски, напоминающие древние виниловые пластинки. Я высказал предположение, что эти диски являются хранилищем информации. Хельга сообщила, что это наверняка артефакты, которые остались от древней цивилизации. Она также согласилась со мной по поводу дисков. В их мире используют похожие, только размером с небольшую монету. На самом дне ящика мы обнаружили какой-то темно-зеленый комбинезон. По всей его поверхности растекались тонкие черные линии.

— Наверное, это и есть энергетическая броня, — произнесла Хельга.

— Кто примерит? Мне что-то неохота… — Дез отступил на шаг назад.

— А может Ланий? — предложил я.

— Может. Размер как раз на тебя и на него подходит. К тому же он вроде как представитель тех, кто изобрел эти вещи, — согласилась Хельга.

Она отдала мне комплект брони, попросив отнести ее Ланию. Мы с Дезом подобрались к грузовому трициклу, из которого доносились голоса Ники и Лания. Я осторожно заглянул внутрь через окошко в задней дверце. Внутри на ящике с патронами в расслабленной позе сидел Ланий. На нем не было шали и очков. Губы он протер платком, и теперь они вновь были черного цвета. Напротив него, вжавшись в угол, сидела завернувшаяся в одеяло Ника. Она задавала вопросы, робко поглядывая на Лания.

— Почему ты забрал меня? Ведь я вам никто. Я провела вас в лагерь, дальше вы могли спокойно бросить меня. Почему ты не сделал этого? — спросила Ника дрожащим голосом.

Ланий лишь улыбнулся в ответ.

— Отвечай! — потребовала Ника.

— Там были бандиты, — ответил Ланий.

— Но я ведь и сама одна из них! Почему ты спас бандитку? — притопнула она ногой.

— А еще там были технари с большими пушками, — Ланий улыбнулся еще шире.

— Я спрашиваю, зачем ты спас меня?! Кто я для тебя?! И кто ты, наконец, такой?! Твоя внешность, если не заметил, сильно отличается от человеческой!

— Тебе честно сказать, кто я такой? Ладно. Я и сам точно не знаю, но один умный человек, который почти стал мне отцом, предположил, что я представитель древней расы, чьи города сейчас занимают люди.

— Ты не человек? — округлила глаза Ника.

— Вроде как нет.

— Ну, а почему ты меня спас?

— Когда я впервые увидел тебя в кандалах, я подумал: «за что такое прекрасное создание держат в неволе». Не спрашивай, как я это делаю, но я смог как будто увидеть тебя насквозь. На самом деле ты никакая не бандитка. У тебя доброе сердце. В тебе есть то, чего не было у этого отребья. Ты… Ты…

Ланий встал и направился к Нике. Нагнувшись, он поцеловал ее в щеку. Она оттолкнула его и отскочила в сторону. Ланий не стал к ней приставать, и просто вылез из трицикла.

— Ланий. Хельга просила тебя посмотреть эту штуку, — я протянул ему комбинезон и шлем.

— Что это? Это было в ящике? — спросил он.

— Какая-то броня. Энергетическая, — ответил я.

— Энергетическая? — приподнял бровь Ланий.

— Она сама себя так назвала. Хельга сказала, что это вещь, сделанная вашей расой. Поэтому она просит тебя ее примерить.

— Ладно, сейчас.

Он зашел за трицикл, развернул и вытряхнул комбинезон. Тот представлял собою одно целое с сапогами, а вот перчатки можно было отцепить. Натянув комбинезон прямо на майку и штаны, Ланий вышел к нам.

— Оно мне что-то напоминает… — произнес он, поправляя рукав.

— Надень шлем, — посоветовал я ему.

— Ага, сейчас. Я… я знал человека, которому принадлежала такая же вещь, — Ланий схватился руками за голову и зажмурился, вспоминая. — Он… он был… был моим отцом…

— Ланий, к тебе возвращается память. Попробуй вспомнить еще что-нибудь. Возможно, ты не единственный представитель своей расы, — рядом возникла Хельга.

— Больше не могу… — прошептал Ланий. — Ладно, давайте сюда шлем.

Я подал ему то, что он просил. Надев шлем, он минуту постоял молча, а потом шепотом произнес:

— Режим «стелс» включить.

Из середины груди по оплетающим комбинезон темным линиям растеклись жгуты голубоватого свечения. Оно запеленало фигуру Лания, и она стала медленно растворяться в воздухе. Спустя пару секунд была видна лишь нижняя часть лица, не закрытая забралом.

— Святое небо! — воскликнул Дез. — Ланий. Ты того… исчез.

— Попробуй сдвинуть забрало вниз, — сказал я.

Ланий сделал, как я сказал. Там, где несколько секунд назад стояло это существо, теперь лишь мелко подрагивал воздух, как над асфальтом в жаркий летний день. Комплект энергетической брони позволял своему носителю переходить в режим невидимости.

— Режим «стелс» отключить, — сказал Ланий.

Его фигура тут же проявилась, объятая голубоватым свечением, которое вскоре исчезло.

— Режим усиленной защиты включить, — вновь заговорил Ланий.

Теперь по линиям комбинезона потекло зеленое свечение.

— Дез, дай на секунду револьвер, — попросил Ланий.

Телохранитель вынул оружие из кобуры и протянул рукоятью вперед. Ланий забрал револьвер и направил ствол себе в живот.

— Эй! Ты чего это удумал?! — ринулся к нему Дез, пытаясь отобрать оружие.

Он не успел. По ушам ударил грохот выстрела. Я не поверил своим глазам, но тяжелая револьверная пуля, выскочив из ствола, замедлила свою скорость при приближении к броне. Она словно попала в желе. Не дойдя до поверхности брони нескольких сантиметров, она упала на землю. Энергетическая броня будто создавала вокруг себя ореол, состоящий из сгустившегося воздуха, в котором увязла пуля.

— Обалдеть… — произнес Дез.

Мы сидели вокруг большого костра, над которым висел казан с похлебкой. Рядом с ним стоял, помешивая варево, Напалм. Перед тем, как устроиться на ночлег, мы закопали неподалеку останки искателей. Скелеты захоронили в общей яме, а мумифицированного парня с печки решили не трогать — Напалм просто накрыл его одеялом, будто уложил спать, а сам дом заперли. В некоторых поселениях свои похоронные обычаи — присутствует и мумификация, когда тело человека оставляют в крипте или склепе. Напалм был родом из деревни как раз с такими обычаями. А неизвестная мумия была похожа на его давнего знакомого — тоже из той самой деревни.

Когда мы поставили шатры и разожгли костер, из трицикла появилась Ника. Она осторожно посмотрела на Лания, а затем села на стоящий рядом с костром раскладной стульчик. Она не притронулась к тарелке с похлебкой, которую ей подал улыбающийся Напалм. Ночь уже почти вступила в свои права, поэтому с каждой минутой становилось все прохладнее. Мелкий дождь понемногу стал стихать, уступая туману, наползавшему на нашу стоянку из-за деревьев и домов мертвого поселка. Ника обхватила себя руками, мелко дрожа. Я сходил к трициклу за своим плащом и теплым одеялом, которым думал накрыть замерзшую девушку. Но когда я вылез из машины, меня остановил Ланий.

— Пожалуйста. Можно я? — спросил он и протянул руку.

— Конечно, — подмигнул я и отдал одеяло.

Он взял его и улыбнулся, благодарно кивнув мне. Подойдя к Нике сзади, он накинул одеяло ей на плечи. Она схватила его руку и притянула к себе. Ланий обнял ее сзади за плечи и что-то прошептал на ухо. Затем он поднял стоящую рядом тарелку и принялся кормить Нику с ложечки, как маленького ребенка.

— Ну что. Пойдем на ночную рыбалку? А то я давно этим делом не занимался. Я вот тут изготовил нехитрые снасти, штук десять. Идем? — затараторил выскочивший откуда-то сбоку Дез.

В руках телохранитель держал крепкие веревки разной длины, на конце каждой из них был кривоватый самодельный крючок. Сбоку, перекинутая через плечо, болталась связка оструганных деревянных кольев. Пока я жил в своем родном мире, мне не так часто удавалось съездить на рыбалку. Друзей, с которыми можно было скоротать время на берегу реки с удочкой в руках, у меня не было. А одному рыбачить было как-то скучно. Поэтому я с радостью согласился с Дезом.

— Ладно. А на что ловить будем? — спросил я.

— Да тут в траве столько всякой гадости непуганой лазает. Жуки, пауки, кузнечики всякие… много, в общем, наживки вокруг.

— Ну идем. Только подожди секунду, я винтовку захвачу, — я направился к трициклу за винчестером.

По пути я сообщил Хельге, куда мы с напарником уходим. Она была не против, только попросила особо не задерживаться. Когда я вернулся к Дезу, он смотрел в сторону деревни. Мне показалось, что там что-то светится.

— Гляди, чего это там такое? — указал он на поселок.

— Пошли, проверим? — предложил я ему.

— Пойдем.

Мы направились к поселку, приготовив оружие. Дез держал в одной руке револьвер, а я выставил вперед ствол карабина. Приблизившись к околице, мы опустили оружие. Бледным светом светилась та самая трава с прозрачными шариками на стеблях. Свет исходил из середины шарика, освещая вокруг себя пространство в полметра. Зрелище было красивым и завораживающим. От восхищения у меня ком подкатил к горлу. Ночной поселок, слабо освещенный диковинной травой. Таких красот просто не существует в мире! Ну да. В нашем мире не существует. А вот в мире, в который я случайно попал, меня до глубины души потрясли некоторые места. Думаю, эта брошенная деревня еще долго останется в моей памяти.

Полюбовавшись немного, мы направились в лес, откуда раздавался тихий плеск и журчание.

— Ничего себе! Какая красотень! Эти светильники, выходит, воду любят, — произнес Дез, оглядывая раскинувшееся перед нами сонное озеро.

Берега его густо заросли знакомой светящейся травой и чем-то вроде камышей. Свет, исходящий от шариков на стеблях, оставлял на поверхности озера светящиеся блики и дорожки. На спокойной водной глади иногда появлялись круги — живущая в озере рыба глотала с поверхности насекомых. Журчание и плеск издавала вытекающая из озера речка. Я встал на берегу, пытаясь сквозь туман разглядеть противоположный берег, но тщетно.

— Смотри, лодки! — Дез указал в сторону двух, заросших мхом лодок, наполовину вытащенных на берег.

Он сунулся в одну из них, но ничего не нашел, а лишь только спугнул огромную мясистую лягушку, прыгнувшую из лодки в воду. Пока напарник вбивал вдоль берега колышки и привязывал к ним снасти, я наслаждался красотой этого лесного озера, чья зеркальная поверхность отражала исходящий от травы свет. Подобное можно увидеть лишь в самом невероятном и фантастическом сне. Звуки воды и стрекот кузнечиков, шелест листвы ночного леса… Из этого места не хотелось уходить. Хотелось раскинуть в стороны руки, вдохнуть полной грудью прохладный воздух, обратить лицо к небу и радостно закричать. Закончив со снастями, Дез уселся на гнилую лодку и принялся хрустеть жареными жучками, кулек с которыми достал из кармана.

— Будешь? — предложил он мне.

— Нет, спасибо. Я похлебки наелся, — отказался я от угощения.

— Ну как хочешь, — Дез подбросил в воздух жареный трупик жука, и, поймав его ртом, довольно захрустел.

— Дез. Тут такое дело… — начал я. — Я это… влюбился в Елену.

— И что? Я, вон, Надю люблю. Каждый мужчина, ну, если он, конечно, в этом плане нормальный, когда-нибудь находит себе женщину. Ту, которая станет матерью твоих детей, которая не бросит тебя и пойдет за тобой даже в ад.

— Но я ведь видел Елену только по фотографии. И сразу она захватила меня. Я хочу, чтобы матерью моих детей, женщиной, которая будет со мной до конца, была Елена Шварц. Судя по тому, что рассказывала мне Хельга, она та самая, о которой я мечтал. В моем мире таких нету. Вдруг, когда мы дойдем до конца, она меня отвергнет? Не захочет быть со мной? У меня уже имеется горький опыт.

— Какой опыт? — Дез перестал хрустеть жучками и спрятал кулек обратно в карман.

— Да так. Был в влюблен в восьмом классе в одну девчонку из параллельного класса. Цветы ей дарил, в кафе водил. А потом она предпочла одного придурка из десятого класса. Он, хоть и спортсмен, но мозгов совсем нету. Постоянно сыплет похабными шутками и всех проходящих мимо девчонок за зад хватает. Но, видно, чем-то он оказался лучше воспитанного ударника, увлекающегося роком и металлом. Понимаю, у меня не в ладах со спортом, и горы мышц у меня нет, но ведь есть другие положительные качества.

— Хм. Не все девушки ведутся на накачанные куски мяса. Только самки, для которых лишь одного надо. Ну, ты понял, чего. Умная женщина, которой мужчина нужен для создания семьи, будет искать себе не просто какого-нибудь качка, а человека, который ее понимает, который переживает вместе с ней, поддерживает ее, жалеет. А еще настоящий мужчина не поднимет руку на свою жену и детей.

— Елена относится к умным. У нее до сих пор нету жениха, значит, она ищет для себя кого-то особенного, — задумчиво почесал я подбородок.

— Ну вот. Когда мы ее найдем, признайся ей. Думаю, она согласится. Ведь ты ради своей «принцессы» пошел на то, что сам стал ею. Ты был на ее месте, играл ее роль. Чувствовал то же, что и она. Не каждый на такое способен. Ты будешь для нее лучшей кандидатурой.

— Спасибо, Дез. Мне теперь как-то легче стало, — я пожал другу руку. — Кстати, у тебя клюет!

— Где?! — Дез вскочил и бросился к воде.

Одна веревка, привязанная к колышку, словно ожила. Она то натягивалась, то давала слабину. Дез схватился за нее и потащил. Он выволок на берег рыбу длиной в локоть. Она прыгала на мокрой траве, шлепая хвостом по ногам телохранителя.

— Какая, зараза, живучая, — произнес он, пытаясь поймать ее.

Я подошел и придавил рыбу ногой. Дез осторожно вынул у нее изо рта крючок, на котором шевелил лапками еще живой кузнечик.

— Даже наживку сэкономили, — сказал он и вновь закинул снасть в озеро.

— Может, пойдем? Пора спать, — вспомнил я.

— Ладно, пойдем. Утром вернемся за уловом, — согласился друг.

Он взял отчаянно трепыхающуюся рыбу и пошел к месту ночлега. Положив винчестер на плечо, я направился следом.

Когда мы пришли на стоянку, некоторые уже спали. Лишь возле костра на стульчике сидел Ланий. У него на коленях была Ника. Она что-то рассказывала, улыбаясь и закручивая на палец белые волосы Лания. Из шатра выглянула Хельга и позвала меня. Я залез в шатер, чтобы переодеться, а Дез побежал к костру. Когда я натянул теплую ночнушку и вышел наружу по «зову природы», Дез жарил рыбу над костром, насадив ее на палку. Болтавшая с Ланием Ника уставилась на меня. Когда я проходил мимо них, она спросила:

— Это правда?

— Что правда? — я изобразил крайнее удивление.

— Что ты не Елена Шварц, а лишь похожа на нее?

— Я тебе больше скажу, — я подошел ближе и сделал большие глаза. — Я вообще не девушка!

Ника удивленно открыла рот, Ланий улыбнулся, ну, а Дез заржал так, что чуть не уронил рыбу в костер.

— Но… но твое лицо? Такие тонкие черты! — удивлялась Ника.

— Да, с лицом мне повезло, — усмехнулся я. — Мамины гены. Сейчас я выгляжу так же, как и она в двадцать лет.

— Ника теперь с нами, — сказал Ланий. — Ей можно доверять.

— Очень рад, — кивнул я.

Закончив со своими делами в лесу, я вернулся к костру. Дез закончил готовить рыбу, и теперь медленно, с наслаждением, поедал свою добычу, словно кот. Лания и Ники уже не было — ушли спать. На боевом трицикле за пулеметом виднелась фигурка Рубец.

— Будешь? — Дез протянул мне кусочек рыбы.

— Спасибо, — я взял угощение и направился в шатер.

Съев кусок жареной рыбы, я сполоснул руки и лег на толстый матрац, накрывшись теплым одеялом. Когда я заснул, мне вновь приснилась Елена…

 

***

 

— Доброе утро! — проорали над ухом дурным голосом.

Дез, как всегда, в своем репертуаре. За что он так? И как, черт его дери, ему удается так рано вставать? Приподняв голову, я обвел шатер мутным со сна взглядом. Все спали. Один Дез сейчас стоит надо мной, бодрый, как огурчик.

— Сколько? Времени… — отрешенно спросил я.

— Четыре. Пошли снасти смотреть! — он стянул с меня одеяло.

Точно! Снасти! Придется идти. Этот ранний «жаворонок» так просто не отстанет. Как только я встал с лежака и высунул голову из палатки, меня обдал порыв холодного утреннего ветра. Туман не рассеялся, вокруг были предутренние сумерки. Я решил, что поход на озеро займет не так много времени, и когда мы вернемся мне все же удастся немного поспать, поэтому я не стал собирать постель. Ночнушку я сменил на короткое шерстяное платье, а на ноги натянул предложенные проснувшейся Хельгой теплые вязаные лосины и сапоги. Вокруг вроде было спокойно, поэтому я не стал брать с собой тяжелую артиллерию в виде винчестера, а ограничился одним из «стуков», который все время держал в руках.

Когда мы подошли к озеру, вокруг уже стало заметно светлее. Трава, растущая на берегу постепенно переставала светиться. Над поверхностью озера белыми клубами висел туман. В нем что-то хлюпало и плескалось. Дез пошел проверить снасти, а я просто стоял на берегу, покачиваясь от подступающей дремоты. Закончив со снастями, напарник приволок ко мне восемь разных по виду и размеру рыбин, самая большая из которых была длиною в метр.

— Две сорвались, жаль… — пробормотал он.

— По-моему, и этого хватит для того, чтобы не умереть голодной смертью, — сказал я.

— Ладно. Подожди пару секунд, я скупнусь по-быстрому, — Дез стянул через голову кожаный бронежилет и свитер, взялся за сапоги.

— Простудиться хочешь? Да здесь холодно, как в пещере Снежного человека! Может, не надо? — придержал я его за плечо.

— Да нормально все! Я закаленный. Кстати, вот, держи, — он протянул мне коробочку с сигаретами. — Я вчера провел ревизию наших запасов, нашел целых пять пачек.

Раздевшись до нижнего белья, Дез вошел в воду по пояс. Постояв так секунду, он поплыл, фыркая. От этой картины мне стало еще холоднее. Поэтому я достал из деревянной коробочки одну сигарету и закурил. Теплый ароматный дым приятно согревал изнутри. Плавающая на воде голова Деза скрылась в тумане, когда я заметил возле берега на мелководье какое-то движение. Сжав сигарету зубами, я поднял пистолет-пулемет и спустился к воде. Из зарослей водорослей появилась женская голова с миленьким личиком и зелеными волосами. Я вынул сигарету изо рта и выпустил струю дыма.

— Ты кто? — спросил я у незнакомки.

Она улыбнулась и выбралась из воды по грудь. Красивую, небольшую и обнаженную грудь. Рука с оружием сама собою опустилась, когда я взглянул в бездонные глаза девушки. Она поманила меня своим длинным пальцем, отплывая от берега. Мои ноги сами собой двинулись вслед за ней.

— Какого черта? — недоумевал я.

Ноги не слушались меня. Взгляд зеленоволосой красавицы гипнотизировал. Я уже шел по мелководью, не в силах отвести от нее глаза. В сапоги через край начала заливаться вода. Мне стало жутковато.

— Дез! Эй! — испуганно позвал я.

Напарник не расслышал меня. Когда край платья коснулся воды, пальцы моей левой руки прострелила боль. Я зашипел и взглянул на руку. Тлеющий огонек сигареты за это время добрался до пальцев и обжег их. Подув на них, я сообразил, что меня уже не держат чары девушки из озера. Я перевел взгляд на нее, и тут же вскинул «стук». Вместо миловидного лица была жуткая маска с хищно приоткрытым, полным острых кривых зубов ртом. Узкие глаза-щелочки со злобой глядели на меня из-под челки похожих на водоросли грязных волос. Пистолет-пулемет выпустил короткую очередь. Вокруг ужасного существа поднялись фонтанчики воды. Несколько пуль угодили в монстра. Существо издало полный злобы, боли, и ненависти вопль, а затем нырнуло на глубину. Мне показалось, что я увидел большой чешуйчатый хвост.

— Что это было? — прокричал Дез, выплывая из тумана.

— Быстро из воды! — заорал я, держа оружие наготове.

Он не стал спорить и поплыл к берегу. Я тоже стал медленно отходить, водя стволом автомата из стороны в сторону, не забывая приглядывать за напарником. Зубы уже сводило от холодной воды, хотелось развернуться и побежать к берегу. Но я понимал, что как только повернусь спиной, тварь из озера может вновь напомнить о себе.

И она напомнила. Почти на полпути к берегу, Дез вдруг ушел с головой под воду. Он появился вновь, плюясь и ругаясь. Что-то вновь попыталось утащить его под воду, но телохранитель принялся отчаянно лягаться ногами. Из воды появилась облепленная зелеными волосами морда и раскрыла пасть, в которую тут же врезался кулак Деза, выбив несколько клыков. Взвыв, тварь скрылась под водой.

Я поудобней взял пистолет-пулемет обеими руками и прицелился. Я принялся выпускать по воде вокруг друга короткие очереди в два-три патрона. И вновь попал. Существо завизжало и отпустило свою жертву. Когда Дез оказался рядом со мной, я уже был на мелководье. Схватив его за руку, я рывком вытянул Деза на берег. Пока он спешно натягивал штаны, я следил за озером с безопасного расстояния. Когда зашевелились прибрежные заросли, я выпустил по ним остатки патронов. Выщелкнув пустой магазин, вспомнил, что не взял с собой запасной, поэтому схватил лежащий в траве револьвер Деза.

Из зарослей появилась страшенная морда озерной твари. Я выстрелил. Ствол револьвера взлетел к небу от сильной отдачи. Крупная пуля превратила морду монстра в зеленоватую кашу. К горлу подкатила тошнота. Я взвел курок и выстрелил в другую тварь. Получив пулю в грудь, существо с визгом отлетело назад в заросли. Больше никто не решился высунуться оттуда.

— Дез! Ходу отсюда! — заорал я.

— Сейчас. Только улов захвачу.

— Да фиг с ним, с уловом! Уходим!

Дез в вывернутом наизнанку и одетом задом наперед свитере все-таки захватил под мышки всю рыбу и кинулся за мной. Мало того, что мои ноги сразу же отмерзли, так толстые вязаные лосины еще и потяжелели от воды и стали сползать во время бега, отчего пришлось зажать оружие под мышкой, а руку запустить под юбку и ухватить спадающую резинку. Наверное, со стороны все это выглядело очень смешно и по-идиотски.

Когда мы добрались до стоянки, все уже проснулись и собирались в дорогу. Нам навстречу выбежал злой и не выспавшийся Ланий.

— Что произошло?! — спросил он.

— Все потом! Уезжаем отсюда! — прокричал я.

Мы быстро сложились и поехали прочь от места ночлега. Мы с Дезом сели к Ланию в грузовой трицикл.

— Ну и что произошло? — спросил он меня.

— Я теперь понимаю, почему деревня брошена, — сказал я, стягивая с замерзших ног сапоги. Хельга тут же подала мне сухие, а Ника протянула полотенце.

— Там такие страхолюдины в озере обитают! — Дез сделал страшные глаза. — Хорошо, что я перед этим ничего не ел! Хоть лицо сохранил.

— В озере обитают существа, обладающие способностью к гипнозу, — объяснил я. — Одно из них чуть не заставило меня утопиться.

— А мне показалось, что местечко тихое… — обескуражено произнес Ланий.

— В тихом омуте черти водятся, — ответил я.

 

***

 

Мы проехали по лесу пару часов. Потом он вдруг резко закончился, и перед нами раскинулась широкая долина, на дне которой искрилась в лучах солнца речка. Справа и слева были заросшие лесами горы с едва заметными светлыми вершинами вдали, а впереди и внизу было видно какое-то поселение. Над скоплением крошечных домишек поднимались редкие клубы дыма. Прохладный утренний ветер подхватывал их и относил дальше на север — туда, где почти скрытая туманом, виднелась огромная гора, увенчанная снежной шапкой.

— Это Камень, — пояснил Пистоль, указывая на домики. — Городок всяких торговцев и путешественников.

— А почему название такое? — спросил я.

— Раньше на том месте вертикально стоял одинокий высокий камень. Возле него делали остановки караваны, ведь с камня хорошо были видны окрестности. Какой-то хитрый торговец открыл там свою лавку и построил гостиницу. После подтянулись и другие. Сейчас на том камне стоит железная статуя часового с винтовкой — местная достопримечательность, — пояснил он. — Городок Камень — это огромный перевалочный пункт между севером и югом, где можно с комфортом отдохнуть и достать припасы.

Мы начали спуск в долину. Старая дорога вновь пошла сквозь лес. Она вывела нас на более крупную дорогу, даже не дорогу, а широкополосную «трассу». Судя по виду, когда-то она была создана древней расой, но спустя века на ней появились трещины и ямы, которые люди засыпали мелкими камнями. На этом самом перекрестке мы и встретили их. Кочевников.

Больше двух десятков разномастных машин: внедорожников, грузовиков, трициклов, мотоциклов, квадроциклов и микроавтобусов. И это не считая прицепных трейлеров и грузовых прицепов. Над некоторыми из них на коротких телескопических мачтах трепетали на ветру вымпелы с изображением какой-то черной птицы, держащей в одной лапе красный цветок, а во второй — уже знакомую местную штурмовую винтовку. Караван как раз готовился выступать, когда из леса появились мы.

— Подождите, мы с братом знаем этот караван, — сказал Пистоль, глуша двигатель трицикла.

Он вылез из кабины и направился к машинам кочевников. Из стоящего в голове колонны здоровенного бронированного джипа с узкими окнами и огромным коровьим черепом на передке, выбрался молодой мужчина с копной черных волос. Его шею и торс обхватывали специальные жесткие корсеты. Пистоль и кочевник обнялись, а затем направились к нам.

— Это Ворон. Наш дядя, — представил кочевника Пистоль.

Дядя? Ворон по возрасту годился им в братья. Но я вспомнил, что местные условия позволяют людям выглядеть молодо.

— Привет, дядя! — из трицикла выскочил радостный Стилет.

— Давно я вас не видел. Совсем взрослые стали. Как вы? — хрипло спросил Ворон.

— От наемников мы давно ушли. Теперь в Старой Гавани на мэра работаем. Человек он хороший, заботится о своих людях, — ответил Пистоль.

— А что с тобой случилось? — Стилет указал на жесткий корсет, охватывающий торс Ворона.

— Да так. В машине перевернулся. Повредил спину и шею. Но силы у старика еще достаточно! — кочевник дружески пихнул Стилета кулаком в плечо.

— Брось, дядя. Никакой ты не старик. Нас, молодых, еще обгонишь, — засмеялся Пистоль.

— А куда твой караван направляется? — спросил Стилет.

— Да вот, узнал, что есть короткая, но заброшенная дорога, по которой можно безопасно добраться до Старого Пня. Там техноградцы вообще не встречаются.

— Дядя, можешь выкинуть свою карту. Мы по этой дороге как раз и ехали. Там одна деревня есть. Очень нехорошая деревня, давно уже заброшенная. Так в озере рядом какие-то твари обитают. А еще по той дороге за нами гонятся техноградцы на броневике. — сообщил Пистоль.

— Технари!.. — зло процедил кочевник.

Его руки сами собой сжались в кулаки. Я уже слышал, что кочевники и техноградцы люто ненавидят друг друга. Даже попытался узнать из-за чего, но не вышло. Никто уже и не помнит. То ли техноградцы обстреляли караван кочевников, случайно приняв за бандитов. А может, кто-то из лидеров кочевников перепил в техноградском баре и поссорился с заглянувшим туда офицером высокого ранга, заодно пересчитав тому ребра. Версий много.

— А ведь это из-за них я теперь еле голову поворачиваю… — добавил он спустя пару секунд. — Сколько их? И почему они гонятся за вами?

Ворон залез внутрь трицикла, где Сион все ему рассказал, умолчав лишь о том, кто я на самом деле. Кочевник подумал, и предложил нам свою помощь. В его караване был отряд специально обученных кочевников. Они действовали на мотоциклах: окружали врага со всех сторон и обстреливали, быстро удаляясь. Через некоторое время появлялись снова, чтобы вновь обрушить на неприятеля металлический дождь. Когда покажутся техноградцы, кочевники окажут им теплый прием. Еще Пистоль попросил у дяди одну машину. Кочевник не просто одолжил нам транспорт — он нам его подарил. Эту машину кочевники недавно отбили у бандитов. Приземистый внедорожник-минивэн раньше покрывали изображения черепов и прочей чепухи, но недавно его перекрасили в синий цвет. На этой машине мы планировали попасть в Техноград. Ведь следующие за нами оружейники вполне могли предупредить по рации своих друзей, сидящих в Технограде, насчет двух трициклов. А тут вполне нейтральная машина, которую они раньше не видели.

На протяжении всего времени за нами следили любопытные лица женщин и детей, выглядывающих из машин кочевников. Почти все кочевники были одеты в обтягивающие черные комбинезоны, как у Пистоля, поверх которых были надеты плащи, куртки и накидки. Платья и юбки у некоторых женщин были также надеты прямо поверх комбинезонов. Еще они вставляли себе в волосы цветы — по их мнению, это означало символ свободы, как и птица на флаге. Приглядевшись, я заметил на комбинезонах многочисленные кармашки, из которых торчали не только разнообразные ключи и отвертки, но и узкие метательные ножи, небольшие динамитные шашки, пистолетные обоймы и даже маленькие револьверы — в такую одежду помимо инструментов еще и приличное количество оружия можно запихать. То-то их все носят даже под обычной одеждой.

— Ну что? — произнес Ворон. — Разобьем технарей, а затем спокойно разъедемся в разные стороны. Вы в Техноград, а мы отправимся к Старому Пню.

— Дядя, а как же озеро с тварями? — обеспокоенно спросил Пистоль.

— Вы же смогли там переночевать? Ну, а мы даже задерживаться не станем. А если эта гадость вылезет — так отобьемся! Вон нас сколько! Мы — семья! Клан! — Ворон потрепал племянника по волосам.

Два наших каравана были готовы к отправке. Мы ждали, когда появятся преследующие нас техноградцы. Они наверняка починили свой броневик и уже едут. Прождав на одном месте до полудня, мы уже почти поверили в то, что технари не появятся. Но в лесу раздался далекий рев моторов. Судя по звуку, это были те машины, которые первыми атаковали логово «Разрушителей». Силуэт одной из них замелькал между деревьями. За установленную на турели пушку держался человек с повязкой на голове. Да это же тот самый, которому Рубец отстрелила ухо!

Десять кочевников на разномастных мотоциклах устремились им навстречу. Мотоциклы были специальные — в управлении участвовала только правая рука и ноги водителя. В левой руке кочевники-мотоциклисты сжимали разнообразное оружие — от пистолетов и револьверов до легких автоматов и обрезов двустволок и самозарядных винтовок. Сидящие позади водителей стрелки имели более серьезное вооружение — тяжелые дробовики с барабанными магазинами, штурмовые карабины и даже легкие пулеметы. Один здоровяк держал в обеих руках сразу два автомата. Когда они приблизились к машине техноградцев, одноухий стрелок жахнул по мотоциклам из пушки. Легкие машины, будто стая птиц, в которых бросили камнем, резко разошлись в стороны. Снаряд угодил в пустое место. А вот кочевники не промахивались. Тело техноградца вышвырнуло из-за пушки, когда в него вошло сразу несколько десятков пуль. Взмахнув руками, оно брякнулось посреди дороги, будто тряпичная кукла, которую бросил расшалившийся ребенок. То же самое произошло и с пулеметчиком на второй машине. Он успел дать лишь короткую очередь, не причинившую особого вреда кочевникам. Техноградские машины приближались к каравану. Они вдруг одновременно развернулись и понеслись в лес, перепрыгнув через земляной вал, идущий по обочине дороги. Часть мотоциклов последовала за ними, а остальные развернулись и покатили в сторону, с которой появились технари — они хотели напасть на броневик с энергетической пушкой.

Спустя несколько минут они вернулись. Броневика не было. Но зато появилась одна из машин, за пулеметом которой возник другой стрелок. Она направилась прямо на нас. Новый пулеметчик продержался чуть дольше — настолько, что успел обстрелять машины обоих караванов длинной очередью, но все равно ему не удалось задеть никого из людей. Из огромного джипа с коровьим черепом выпрыгнул Ворон, сжимающий под мышкой толстый тубус с рукоятью и торчащей крылатой головкой гранаты. Он обхватил его двумя руками, словно бревно, прижав к боку. Мощную фигуру кочевника качнуло отдачей. Из трубы в клубах дыма и огня вырвался крылатый реактивный снаряд. Он угодил в дорогу прямо перед передними колесами техноградской машины. Она словно наехала на невидимое бревно, лежащее посреди дороги. Ее задняя часть приподнялась, и машина опрокинулась вверх колесами, смяв крышу и разбив лобовое стекло. Из возникшей дыры вылетела черная фуражка и покатилась по дороге в нашу сторону. Дез остановил ее ногой, поднял и, отряхнув, нацепил на голову. Перевернутую машину по инерции продолжало тащить вперед. Она остановилась в паре метров от нас, продолжая вращать колесами.

Водительская дверца со скрежетом открылась. Наружу на спине выполз оружейник: вместо куртки короткая черная майка, порванная на груди, один пучок каштановых волос растрепался, на лбу царапина. Он вскочил и наставил на нас черный изящный пистолет.

— Не балуй, солдатик, — рядом с ним возник Ворон.

Кочевник долбанул тубусом гранатомета по руке техноградца, выбив пистолет. Тот взвизгнул и схватился за ушибленную руку.

— Дядя! Стой! — Пистоль перехватил руку Ворона, заносящего гранатомет для нового удара.

— Зачем вы гнались за нами? — строго спросил техноградца Сион.

— Я всего лишь водитель… — простонал тот, баюкая пострадавшую руку.

— Зачем, спрашиваю, ехали и стреляли в нас?

— Не за вами. Агния, наш командир, ищет Якова. Хочет отомстить за сестру, которую посадили в тюрьму Технограда.

— Это не тот ли Яков, который в чудном шлеме? — спросил Сион.

— Он самый, — кивнул оружейник.

— Зачем вам искать его? Он же оружейник! Он у вас в Технограде сидит.

— Нет. Он предал нас. Ушел куда-то в горы. Анну, сестру нашего командира, заподозрили в сотрудничестве с ним. Ее посадили в тюрьму. Теперь Агния ведет свое расследование, пытаясь найти Якова. Она надеется доставить предателя в Техноград, чтобы ее сестру оправдали. Но если Анна и в самом деле сотрудничала с ним — Агния грозилась лично расправиться с ней — ведь она не потерпит в роду предателей. Она хотела узнать у Запала, где теперь обитает Яков. Тут появились вы. Мы решили, что вы заодно с этими бандитами.

— Ага. Заодно, — закивал головой Дез. — Ланий обстрелял разрушителей из автомата — типа дружеский прикол, да?

— Но ваши люди были в форме бандитов.

— Ох… Они нацепили бандитскую одежду, чтобы проникнуть в их лагерь, допросить Запала и заложить взрывчатку, — рассмеялся Дез.

— Мы тоже ищем Якова. У нас с ним свои счеты, — сказал Сион. — Где ваш броневик? Может, поговорим с вашим командиром? Мы же теперь вроде как во всем разобрались?

— Не получится. Наши машины отвлекали на себя ваше внимание, пока броневик с Агнией пробирался по лесу. Сейчас он уже наверняка подъезжает к Камню, — сказал оружейник. — Да и вы только что напали на нас и убили несколько солдат! Вы теперь наши враги!

— Эй, эй! — возмутился Ворон. — Не они, а мы, кочевники. Это я лично раздолбал твою машину, а эти люди лишь стояли рядом и смотрели. Да, они немного подпортили ваш броневичок и снесли ухо одному стрелку, но не убивали ваших людей!

— И куда направляется броневик? — спросил Сион.

— В Техноград. Вроде как Анна действительно сотрудничала с Яковом. Запал сказал, что видел ее вместе с Яковом, когда он заезжал к бандитам за какой-то девушкой. Агния хочет серьезно поговорить с сестрой. Предателей в Технограде не очень любят. У Агнии такой характер, что Анне мало не покажется.

На дороге показались мотоциклы кочевников. За ними полз помятый автомобиль технарей. На его крыше сидела и болтала ногами кочевница, которая раньше сидела на одном из мотоциклов. Кочевникам удалось захватить машину и перебить экипаж, и теперь они возвращались назад с трофеем, радостно крича и тряся над головами оружием. Увидев эту картину, техноградский водитель сглотнул и испуганно завертел головой по сторонам.

— Как тебя зовут? — спросил Сион, поднимая с земли пистолет технаря.

— Грин, — ответил тот.

— Так вот, Грин. Ты либо с нами, либо против них, — Сион указал подбородком в сторону кочевников.

Ворон при этом скорчил такую зверскую рожу, что Грин сразу же прыгнул поближе к нам.

— Можно? — обратился Сион к Хельге.

Она все это время стояла рядом, пристально глядя в глаза Грину. Она кивнула, и тогда Сион торжественно вручил технарю его же пистолет.

— Полезай в трицикл, — приказал он Грину.

Оружейник спрятал пистолет в кобуру и чуть ли не в припрыжку помчался к грузовому трициклу, опасливо оглядываясь на кочевников.

— Ладно, нам пора! — крикнул Ворон, залезая в свой огромный джип. — До встречи!

— Пока, дядя! — помахал вслед Стилет.

— Валите отсюда побыстрее, — посоветовал кочевник. — Хорошая штука, это «Копье» — видели, как я им дорогу разворотил? Местные наверняка скоро придут посмотреть, кто здесь палил, и вряд ли обрадуются. Я сомневаюсь, что вы хотите платить им за ремонт дороги.

— Перебьются, — ответил Дез.

Машины кочевников колонной двинулись за джипом Ворона. Некоторые из детей и женщин, выглядывающих из машин, помахали нам. Я тоже помахал им рукой, а Дез — фуражкой, которую стянул с головы.

— Сион, Хельга. Можно я сяду за руль? — спросил я, указывая на подаренный кочевниками минивэн.

— Можно, можно, — согласилась Хельга. — Только когда подъедем к Технограду, поменяешься с Сионом.

— Ладно! — обрадовался я.

— Я с тобой! — Дез нахлобучил мне на голову техноградскую фуражку и двинулся к машине.

Я уселся на обтянутое мягкой кожей водительское кресло. Рядом на пассажирское плюхнулся Дез. Сзади был диванчик, на который уселись Хельга и Рубец, поставившая винтовку между колен. Сион подошел к капоту, из которого сбоку торчало кольцо стартера. Пару раз дернув его, он разбудил находящийся под капотом двигатель. Мотор радостно взревел, будто предвкушая интересную поездку.

— Ну что? Прокатимся с ветерком? — весело спросил я, когда Сион запрыгнул на заднее сиденье.

Дез энергично закивал головой, а затем опустил лобовое стекло вниз, на капот.

— Езжай по этой широкой дороге и никуда не сворачивай. Она приведет нас в Камень, а затем и в Техноград, — проинструктировал меня Сион.

— Понял, — ответил я, поправляя техноградскую фуражку.

Я достал из деревянной коробочки сигарету и закурил. Затем выглянул через окно назад. Оба трицикла, выпуская выхлопы сизого дыма, ждали, когда тронется наша машина. Тогда я вдавил газ. Минивэн рванулся вперед, будто из пушки. Он нес нас по широкой прямой дороге вниз, в долину. Туда, где нас ждали новые приключения, новые места, и новые опасности. Я сидел за рулем мощного стального болида, вдыхая аромат местной сигареты. Бьющий в лицо ветер развевал мои волосы и норовил сбросить фуражку. Рядом продавливал сиденье человек, ставший мне лучшим другом. Сзади сидели еще трое человек, с которыми я пережил все напасти этих дней. Ну, а следом ехали еще две машины. В них сидели те, кто пошел бы со мной в огонь и воду. О чем еще можно мечтать? Я мечтал о Елене. О встрече с ней. И о том, как признаюсь ей в своих чувствах.

Впереди возник каменный мост через реку, которую мы видели сверху. Теперь она не казалась мне такой маленькой. По ней вполне могла пройти та баржа, на которой мы добрались до Гидрополиса. Сейчас под мостом находились две деревянные лодки с рыбаками в широкополых шляпах, вяло проводивших нас взглядом. Миновав мост, мы выехали на мощеную камнем дорогу, которая и привела нас в Камень. Городок немного напоминал мне старинную европейскую деревушку. Расположенные на разной высоте вдоль дороги деревянные дома в стиле «фахверк» имели два-три этажа. Другие дома были построены из различных материалов: камень, глиняный кирпич, толстые бревна. Я успел заметить несколько башенок, у которых первый этаж был построен из камня или кирпича, а второй, третий и четвертый из досок. Повсюду были разбиты цветочные клумбы. В некоторых домах на подоконниках и балконах я также разглядел горшки с цветами и даже целые деревянные вазоны. В небольших аккуратных садиках с небольшими прудиками копошились женщины в косынках и платьях-фартуках, с лейками и небольшими мотыгами в руках. В этих же садах рос хмель, оплетающий некоторые трехэтажные здания вместе с крышей, оставляя видимыми лишь окна и балконы. На некоторых участках стен, свободных от зарослей, я приметил пулевые отметины. Может быть, городок и выглядит мило, но и здесь случаются конфликты со стрельбой — через него проходит много всяких людей, которые останавливаются отдохнуть в баре или трактире, коих мы с Дезом насчитали немало. Некоторые из них любят побуянить, думая, что раз здесь нет полиции, то им можно вытворять что угодно.

Разглядывая одну симпатичную садовницу, я заметил, как подол ее платья зацепился за куст чего-то вроде розы, обнажив бедра. На бедрах имелись такие же, как у меня ремни для оружия, на которых тоже висели два «стука», отличавшихся от моих лишь более светлыми костяными рукоятями. Местные жители сами защищали себя и поддерживали порядок. Но подобие дружины здесь все же было: мимо нас, к месту стычки кочевников и техноградцев, промчался грузовичок с намалеванным на капоте гербом города и установленным на крыше кабины пулеметом. В открытом кузове сидело шесть человек с ружьями и автоматами, на которых были надеты белые кожаные бронежилеты с черным гербом.

— А красиво здесь, — произнес Дез, почесав щетину. — Кстати, надо будет остановиться. Мне нужно бритву купить, а то зарос. И усы подравнять нужно, слишком длинные стали — в рот лезут, есть мешают.

Я вспомнил о своей щетине. У меня электробритва появилась в конце девятого класса. Мне тогда приходилось пользоваться ею почти каждый день. Я провел правой рукой по щеке — гладко. Я не брился с тех пор, как стал исполнять роль Елены. Почему же нет щетины? Я припомнил, что когда Хельга превращала Александра Кошкина в Елену Шварц, после бритья она нанесла мне на кожу какую-то мазь.

— Хельга, а чем ты мазала мне лицо, когда делала из меня Елену? — спросил я.

— Специальная мазь, предотвращающая рост волос на лице. Многие ее используют, чтоб не тратить свое время на бритье и навсегда забывают о щетине, — пояснила Хельга с заднего сиденья. — Почти все техноградские солдаты и полицейские ею пользуются — потому-то и опрятные такие.

— Навсегда? У меня что, теперь никогда борода не вырастет?

Ничего себе! Теперь мне не нужно каждое утро скрести свой подбородок, сражаясь с вылезшей за ночь щетиной.

— Не вырастет, извини, — ответила киборг.

— За что извинить? За то, что ты избавила меня от необходимости ежедневно прижигать оставшиеся после бритья порезы? Да наоборот! Спасибо тебе! — я улыбнулся.

Хельга просунула руки и обняла меня, прижавшись подбородком к моему затылку.

— Рада, что тебе понравилось, — сказала она.

— Интересно. А если этой штукой ноги обмазать, то с них тоже шерсть отвалится? — задал вопрос Дез.

Ему никто не ответил, но Рубец странно кашлянула.

— Впереди перекресток, — сказал я. — Куда сворачивать?

— Направо, к главной площади. Там камень со статуей часового будет, — сказал Сион.

Я вывел минивэн на площадь. В ее центре стоял здоровый вертикальный камень, к которому была приставлена железная лестница. На его верхушке стоял отлитый из зеленоватого металла мужчина с винтовкой в правой руке. Левая рука была поднесена козырьком ко лбу — часовой высматривал что-то на холмах.

Со всех сторон площадь окружали гостиницы, бары, торговые лавки и закусочные. Вдоль зданий стояли различные машины, принадлежавшие остановившимся в городе на постой путешественникам и караванщикам.

— Дез, минута тебе. Не успеешь — будешь добираться до Технограда своим ходом, — сказала Хельга.

— Я мигом! Только бритву куплю и назад. Так, еще нужно взять что-нибудь перекусить… — сказал телохранитель, покидая машину.

Я заглушил мотор и стянул фуражку. Дез быстро пересек площадь и скрылся среди стоящих возле зданий машин.

— С помощью Грина вы хотите попасть в Техноград и допросить Анну? — спросил я, развернувшись на сиденье.

— Да. Грин проведет нас к Анне. Точнее, к тому, кто поможет нам, — ответила Хельга.

— Скажи честно, — я перегнулся через сиденье и взглянул Хельге в глаза. — Ты просканировала парня с помощью своих способностей. Я видел, как ты смотрела ему в глаза. Ты разрешила Сиону отдать технарю пистолет, потому что поняла — он не станет буянить. Так?

— Так. Я также увидела, что в Технограде не обойдется без шума, но зато мы сможем найти Анну. Мне как будто было видение: мы едем среди гор, а ведет нас женщина в униформе техноградцев.

— О! Вон наш болтун бежит. Что-то быстро он, — сказал Сион, выглядывая в окно.

Дез подбежал к машине и распахнул дверцу.

— Там… Этот, броневик… Техноградский… — сказал он, тяжело дыша.

— Тот самый? — спросил Сион. — Со вмятиной на башне?

Дез кивнул в ответ и продолжил:

— Они возле мастерской остановились.

— Нужно задержать их, — заволновалась Хельга. — Иначе Агния доберется до сестры раньше нас.

— А я о чем?! Сион, друг, дай одну из шашек, а? — попросил Дез.

Сион вытащил из кармана цилиндр с торчащим из торца шнуром.

— Только не убивай их, пожалуйста! — попросил я. — Может, просто колеса проколешь?

Сион вдруг рассмеялся, повторив слова «колеса проколешь».

— Да там броня такая, что они даже не почувствуют. Я им шашку куда-нибудь под крыло засуну, чтоб колесо нафиг оторвало. Сами они не пострадают, — сказал Дез и вновь убежал.

— Проколешь?! КОЛЕСА?! Да ты шутник, — произнес Сион, смахивая выступившие от смеха слезы.

Я никогда не видел, чтобы этот человек так смеялся. Что смешного в том, что колеса можно проткнуть?

— Чего в этом смешного? — спросил я. — Шины же воздухом наполнены.

— Чем? Воздухом?! Ты что, серьезно?! — простонал Сион, испытывая новый приступ хохота.

Я вновь развернулся к сидящим сзади. И увидел, что еще чуть-чуть, и Сион со смеху скоро свалится под сиденье. Хельга тоже улыбалась и, кажется, даже всегда серьезная Рубец растянула губы в подобие улыбки.

— Да чего, блин, в этом смешного? — недоумевал я.

— О-о-ой… — Сион наконец-то перестал хохотать. — Кто сказал тебе такую… фигню? Шины не наполнены воздухом. Они же целиком отлиты из резинопласта.

— Из чего? — не понял я.

— Из резинопласта. Он бывает разных видов. В зависимости от плотности, из него изготавливают различные вещи: обувь, детали машин, приклады и накладки ружей, емкости дирижаблей и другие полезные вещи. Из него и отлиты колеса всех машин, — просветил меня Сион. — А еще он не тонет и, если что-то там примешать, то и не горит.

— А в нашем мире шины внутри полые, в них закачивают воздух. Если ткнуть ножом в такую, то она сдуется. И никуда ты не уедешь, пока не залатаешь дырку и вновь не накачаешь ее, — объяснил я.

— У вас там что, на резинопласте экономят?

— Нет. Просто в нашем мире используют резину. Резинопласт… Слово образовано из «резина» и «пластик». Гибрид резины и пластмассы?

— Не понимаю, о чем ты, — ответил Сион.

К минивэну подбежал Дез. Он дернул тросик стартера и с первого раза завел мотор. Затем он запрыгнул на сиденье.

— Уезжаем. Я заложил взрывчатку и… — голос телохранителя заглушил взрыв.

Над крышами поднялся столб дыма. Из домов повыскакивали любопытные и принялись вертеть головами, отыскивая источник взрыва.

— Давай вон по той улице. Она выведет нас из Камня, — Сион показал мне направление.

Автомобиль и трициклы поехали по мощеной серым камнем улице. Здесь по обеим сторонам высились трехэтажные каменные дома с выступающими вперед балконами. Тени от них создавали полумрак, который разгоняли висящие возле дверей светильники. Улочка и так была узкой, но еще ее почти всю заставили машинами. Приходилось ехать осторожно, стараясь не задеть бортом какой-нибудь грузовичок или трицикл. Улочка была длинной, но конец ей все-таки был. Вместе с этой узкой улицей заканчивался и городок Камень.

Проехав площадь с десятком припаркованных грузовиков, мы вновь въехали в лес. Виденная нами река текла параллельно дороге. Вдоль реки стояли машины, трейлеры и палатки, ходили похожие на кочевников люди. Особняком держалась группа из нескольких женщин. Их одежда была одинакова: похожие на легкие свитера зеленые комбинезоны с короткими штанинами и длинными рукавами, высокие сапоги и длинные блестящие чулки — похоже, сделанные из этого самого «резинопласта». Волосы их были скручены в высокий пышный хвост. Они сидели по-турецки вокруг длинного темно-зеленого фургона, подложив на землю циновки. На капоте фургона черной краской был нарисован профиль женщины с такой же прической, как и у сидящих вокруг. Женщины вели себя дисциплинировано, переговаривались спокойными голосами. Одна из них — высокая блондинка, взглянула на нашу машину, и вдруг затормошила за плечо сидящую рядом маленькую подругу азиатской внешности, указывая на нас пальцем.

— Там Рубец! Видишь? — кричала светловолосая.

В треснувшее зеркало заднего вида я увидел, как Рубец распахнула дверцу и начала махать им рукой. Женщины возле фургона встали и принялись махать в ответ, радостно улыбаясь, а маленькая азиатка даже дала в воздух очередь из пистолета-пулемета. Когда минивэн отдалился от странных женщин на почтительное расстояние, я спросил:

— А кто это были?

— Местные амазонки. Живут в Цитадели и считают, что женщины — это высшие существа, которые должны руководить неотесанными мужиками, — сказал Дез.

Рубец через спинку сиденья обиженно пихнула телохранителя стволом винтовки в спину.

— Просто мы считаем, что женщина должна быть свободной, — сказала она. — А не просто собирать овощи в огороде, мыть посуду, стирать и рожать, как принято в некоторых деревнях.

— А в этой Цитадели что, только одни женщины? — спросил я.

— Да, — ответила Рубец. — Я долго жила там.

— А я слышал, что у вас там все-таки есть мужчины, — улыбнулся Дез.

— Я предпочитаю девушек, и поэтому мне это неинтересно.

— Значит, Пистолю ничего не светит, — усмехнулся Дез.

Рубец недовольно цыкнула.

— Молчу, молчу… — Дез примирительно поднял вверх ладони.

— Когда доедем до развилки с указателями «Техноград» и «Цитадель», повернешь к Цитадели. Там отыщем тихое местечко в лесу, где устроимся на ночлег и оставим трициклы и остальных людей. Завтра поедем в Техноград, — сказал мне Сион.

В ответ я покивал головой и вдавил педаль, увеличивая скорость.

Глава 15

 

Я сделал все так, как сказал Сион. Мы свернули к Цитадели, а затем я снизил скорость, чтобы Сион смог найти какую-нибудь заросшую старую дорогу, уходящую вглубь леса. И такая вскоре нашлась. По ней не ездили, наверное, целую вечность — по днищу минивэна шуршали проросшие на ней кустарники и молодые деревца. Заехав километра на два в лес, мы остановились на ночлег прямо посреди дороги. Сион, Хельга и Ланий влезли в палатку, прихватив с собой Грина. Там они принялись строить планы на завтра. Напалм разжег костерок и подвесил над ним котел. Остальные члены отряда расположились вокруг костра в разных позах, наблюдая за готовкой ужина. Мы с Дезом лежали на капоте минивэна, наблюдая за покрасневшим от заката небом, полным рваных облаков. Телохранитель снова взялся за любимое занятие — уничтожение жуков путем употребления их в пищу в жареном виде. Он вдруг рассмеялся так, что чуть не подавился.

— Когда техноградскому броневику оторвало взрывом колесо, мне вспомнился один случай, — сказал он. — Давно это было. Я еще в армии служил. Был у нас такой. Капитан Кашкин зовут.

— Какашкин? — усмехнулся я.

— Да, угадал. Все его так называли — за вредность. Ну, в общем, Какашка нас часто гонял в лес на марш-бросок. Нравилось ему наблюдать, когда мы все мокрые с автоматами по лесным тропинкам скачем. Думаю, он из разряда мелких садистов. Так вот, мы, значит, бегаем, а Какашка на машине как король разъезжает, нас бедолаг подгоняет. После марш-броска мы все в часть на своих двоих премся, а он на колесах. И задумали пара придурков, хорошо разбирающихся в технике, ему гадость сделать. Изготовили какую-то фигню, и когда мы снова прибыли в лес, они ее засунули под крыло капитанской машины. Причем они сделали еще и запал, прям как в настоящей гранате, с чекой из проволоки. Взяли леску, один конец которой привязали к чеке, а второй к колесу. Типа, когда тачка тронется, то чека выдернется и «шутиха» рванет. Она и рванула, когда Какашка за нами следом поехал. Такие спецэффекты были! Колесо как НЛО полетело и в кустах скрылось! Какашка из машины вываливается, бледный как мел, ноги дрожат… Потом вроде очухался маленько, водителя из кабины за шкирку выдернул и орет на него: «Солдат! Это что за…?! Почему колесо отвалилось?». Ну, а тот ему: «Не могу знать, товарищ капитан». Мы тогда так ржали! Так ржали! Пришлось капитану Какашке вместе с нами пешком в часть возвращаться. Он, бедный, не привык преодолевать такие огромные расстояния. Когда дошли, он сопел как паровоз, ну, а ноздри раздувал как бегемот. Весь свой китель потом залил.

— Ну, а что потом стало с этими пиротехниками? — спросил я.

— Да ничего! Какашка был не только вредный, но и тупой. Думал, что причина кроется в неисправности машины. Идиот.

Из палатки вылез Ланий и направился к нам.

— Мы все решили. Завтра с Грином пробираемся в Техноград. Он отведет нас к Николаю Федоровичу, одному из их начальников. Мы пообщаемся с Анной и выясним, где прячется Яков со своей бандой. Затем отобьем Елену и разберемся с ним, — сказал он. — Кстати, тебе теперь не нужно быть Еленой. Как только мы с Грином уедем, можешь вновь вести себя как обычно. Если хочешь, я куплю тебе пару брюк в Технограде.

— Да? Круто, — произнес я. — А то надоело ходить в юбке. Снизу поддувает.

— А я думал, ты привык к юбкам. Хельга говорит, в них ты лучше смотришься.

Дез заржал, а Ланий улыбнулся.

— В Техноград едем я, Хельга, Сион и Грин. Нужны еще двое, пойду, поговорю с отрядом, — сказал Ланий и повернулся, собираясь уйти.

— Эти двое — мы! — я схватил Лания за плечо, разворачивая лицом к себе.

— Вы? Но вдруг придется стрелять? Деза я видел, но ты? Сможешь ли ты принять бой? Бой с противником, обладающим численным и техническим преимуществом?

— Смогу. Я покромсал в капусту бандюков на рынке Гидрополиса, — я невесело усмехнулся. Мне до сих пор было слегка жаль тех людей, ступивших не на тот путь.

— Дез, согласен? — спросил Ланий.

— А то! Я же, как-никак — его телохранитель. И еще, мы же ведь напарники, верно? — Дез несильно пихнул меня в плечо.

— А почему ты вдруг вызвался добровольцем? — спросил меня Ланий, улыбнувшись краешком губ.

— На то есть свои причины. Хочу лично видеть все важные моменты, — ответил я.

— Знаю я твои причины. Мне Хельга уже сказала. Елена мне почти как сестра, поэтому я рад тому, что ею заинтересовался ты. Тебя попросили участвовать в операции, в награду пообещав возвращение домой. Но ты, судя по всему, выберешь другую награду — Елену.

— Нехорошо называть девушку «наградой», — сказал я.

— Да, верно. Прости. В общем, теперь ты ради нее лично хочешь присутствовать на допросе Анны.

— А еще я хочу найти самого главного гада и пообщаться с ним при помощи этого, — я достал пистолет Елены из кобуры и передернул затвор. Вылетевший из окошка патрон звякнул о капот и улетел в траву.

— Вот это хорошо! — Ланий поднял патрон из травки и передал мне. — Тебя ведет любовь. Она заставляет людей делать то, что в обычной ситуации им не под силу. Я уверен, что ты спасешь ее. Кстати, Грин ведь не знает, кто ты. Завтра ты будешь вынужден весь день вновь вести себя как девушка.

— Да легко. Заодно обновлю то платье, которое купил в Гидрополисе. Я же его только во время покупки мерил.

Ланий улыбнулся, а Дез прищурил один глаз и спросил:

— Что, новое платьице хочется поносить?

— Завидуешь, что ли? — я пихнул его в плечо так же, как и он меня недавно. Правда, переборщил немного, и наемник чуть не сверзился с машины.

— Нет. Оно как-то не смотрится с моей бородой. У тебя теперь таких проблем нет — вот и носи на здоровье.

Мы оба расхохотались. Дез со смеху так колотил рукою по машине, что в ушах зазвенело. Ланий ушел к костру — сказать остальным членам отряда о принятом решении.

— А тебе действительно идет этот образ. Когда ты ехал за рулем этой тачки, — Дез постучал кулаком по капоту, — Тебя надо было сфоткать на обложку какого-нибудь журнала. Ты даже «принцессой» смотришься круто. Палишь с двух рук из автоматов, умудрился вырваться из лап тех «русалок» из озера и навалять им… да ты меня спас ведь тогда. Кстати, с меня причитается. Мне кажется, что если в Технограде что-то случится, ты и оттуда выберешься. Мальчишка, которого я встретил Южных степях, удирающим от «тазиков», и ты нынешний. Ты ведь изменился, знаешь? Мне кажется, даже если Шварц и достроит свою хр…новину, ты не сможешь уже жить в том мире.

— Круто, — я зевнул. — Темнеет уже. Может, спать пойдем? Помнишь сегодняшнее утро?

— Хорошее было утречко. Бодрящее.

— Ага. Особенно сильно бодрят ледяные мокрые ноги и стрельба по тем «русалкам» из озера. Короче, друг, я не выспался. И сейчас я иду наверстывать упущенное, — я соскочил с машины и направился к палатке.

Забравшись внутрь и раздевшись, я провалился в сон.

 

***

 

Когда я проснулся, минивэн уже был готов к поездке. Под сиденья машины положили целый арсенал: два легких пистолета-пулемета и три помповых дробовика. Напалм пытался всунуть нам свой гранатомет, но Сион отказался, сказав, что в багажнике поместят кое-что другое. Он все время держал в руках какой-то железный чемоданчик. Когда я спросил его что внутри, он подмигнул и быстрыми движениями разобрал кейс, превратив его в маленький, какой-то карикатурный автомат. Я очень похожие видел по телевизору — РР-90, кажется. Хорошая штука, не каждому взбредет в голову, что чемоданчик способен превратиться в автомат. У Хельги под платьем был спрятан небольшой семимиллиметровый револьвер, а Дез засунул свой здоровенный «магнум» за голенище сапога, закрыв сверху штаниной. Я тоже не остался безоружным. Под подолом моего платья на правом бедре висела кобура с пистолетом.

За руль машины сел Сион, пристроив кейс-автомат возле дверцы. Рядом на переднее сиденье уселся Грин, зашивший порванную на груди майку. На задних сиденьях расселись я, Хельга и Дез. Ланий со всеми удобствами расположился… в багажнике. Это существо, обладающее феноменальной гибкостью, смогло пролезть в отделение для инструментов. Казалось, что его кости сделаны из резины. Ведь в это отверстие мог пролезть только маленький ребенок. А Ланий взял с собой еще и то ружье, которое нашел в кабине брошенного грузовика возле мертвой деревни. Вчера он успел прочистить его от ржавчины и грязи, с гордостью рассказывая нам с Дезом, что давно хотел такое купить, да не продают. Ведь это оружие одно из первых, появившихся в этом мире огнестрелов. Причем дробовик был не современной репликой старинного оружия, а подлинником. Ружье было покрыто царапинами, золотые вставки потемнели, а треснувший приклад был туго перемотан кожаной лентой. Но механизм работал, несмотря на то, что, по заверениям Лания, ему больше ста лет.

Мы договорились с остальными, чтобы они собрались в дорогу и ждали нас. Когда мы вернемся, то все вместе сразу же двинемся к Якову.

Минивэн тронулся в путь. Я всегда не высыпаюсь по утрам — вот и сегодня, хоть мне и дали поспать, я все равно клевал носом. Сразу после того, как меня разбудили, я умылся холодной водой, но это не помогло. Я подумал, что пока мы едем в Техноград, можно немного вздремнуть в машине. Но старая лесная дорога, по которой мы ехали, изобиловала ямами и буграми, отчего мое худое тело постоянно подскакивало. Это, мягко говоря, мешало дремоте накрыть меня. А вот Дезу все было нипочем. Я завидовал тому, как он дрыхнет, запрокинув голову назад и приоткрыв рот. Когда автомобиль подскакивал на кочках, она болталась из стороны в сторону. Дез мне напомнил ту собачку, которую некоторые автомобилисты ставят перед лобовым стеклом. Ту, которая с грустными преданными глазками кивает плюшевой головкой, когда машина едет по неровной дороге. А еще мне мешал заснуть поток холодного воздуха. Лобовое стекло подняли, но все равно поддувало из какой-то щели. Я натянул высокий воротник до носа и съежился на сиденье.

Когда мы выехали на нормальную утрамбованную дорогу, я наконец-то смог погрузиться в сон.

 

***

 

— Проснись! — затормошили меня за плечо.

— Н-ну чего тебе, Дез? — я протер глаза.

— Гляди! — его палец ткнул в окно.

Я прильнул к стеклу, разглядывая то, что громадой высилось перед нами. Техноград.

Дорога шла по дну глубокого каньона шириной, наверное, с километр. Впереди каньон перекрывала каменная стена, усеянная множеством отверстий разных размеров. Посреди нее были мощные металлические ворота размером с пятиэтажный дом. Сколько же энергии нужно, чтобы сдвинуть с места такую мощь? Да их же из танка не прошибешь!

Мне показалось, что я слышу какой-то звук. Я опустил стекло в дверце и высунул голову наружу. Источник звука приближался откуда-то сзади. Спустя секунды над каньоном с рокотом пронеслось черное стальное тело, формой напоминающее большой транспортный вертолет. Через огромное широкое окно были видны силуэты двух пилотов в кабине. Машина держалась в воздухе благодаря двум пузатым бочонкам по бокам, из которых вверх лился мерцающий зеленый свет. Летательный аппарат, снизив скорость, скрылся за могучей стеной.

— Это что же за хр…ноплан такой? — удивился Дез.

— Ты меня спрашиваешь? Первый раз такое вижу, — ответил я.

— Это энерголет, — гордо сказал Грин. — Только в Технограде могут изготавливать такие. Остальные же используют устаревшие дирижабли и какие-то деревянные штуки, у которых впереди вращается винт.

— Самолеты, что ль? — подсказал Дез.

В нижней части огромных ворот располагались створки маленьких, достаточных для того чтобы проехала наша машина. Но для чего предназначены сами эти «великие врата»? Даже боюсь подумать о том, что когда-то проезжало через них.

За воротами стоял человек в черной куртке с красными разводами и черных галифе. Он держал в вытянутой руке полосатую палку, похожую на жезл инспектора, только раскрашенную в цвета Технограда: черный и красный.

— Стойте! — сказал Грин.

Сион притормозил возле «инспектора». Техноградец нагнулся к окну и спросил:

— Какова цель визита в Техноград? В машине имеются запрещенные к употреблению наркотические средства? Имеется ли у вас оружие?

— Пропустите. Я Грин, водитель из отряда Агнии, — сказал Грин, высовываясь из окна.

— Да, я тебя видел. А вот их, — техноградец мотнул головой в нашу сторону. — Вижу в первый раз.

— Да они нормальные люди. Просто хотят поговорить с начальством. Из оружия только пистолеты да пара ружей. Больше ничего.

— Ладно, проезжайте. Все равно вы никуда не денетесь от «смотрящих».

«Инспектор» отошел от дороги и махнул кому-то рукой. Когда мы въехали внутрь, техноградец тормознул какой-то зеленый внедорожник с открытым верхом и принялся задавать те же вопросы.

— А какая же фиговина проезжает через эти здоровые ворота? — спросил Грина Дез.

— Я не знаю. Техноград, так же как и Старая Гавань, построен на остатках древнего города. Эти ворота были здесь еще до возникновения Технограда. Они были в рабочем состоянии, мы лишь немного подремонтировали их.

Техноград имел некоторую схожесть со Старой Гаванью: те же огромные дома из гладкого камня, ровные дороги из неизвестного материала и обилие автомобилей на улицах. Только вот на многих зданиях висело что-то вроде цифровых проекторов. Они проецировали на белые стены зданий различные изображения, а из прикрепленных рядом динамиков лился звук. Чаще всего показывались ролики с призывом вступить в ряды техноградских военных, и то, как хорошо жить в этом городе. Также рекламировали и изделия оружейной и других промышленностей Технограда. В одном ролике я заметил что-то вроде винтовки, стреляющей синими лучами. Голос, раздававшийся из динамиков, расхваливал эту пушку и называл самым последним изобретением оружейников. В ролике показывали техноградца, запакованного в комплект крутой черной брони с глухим шлемом, из которой наружу торчали одни лишь пучки волос. «Броненосец» палил очередями из этой винтовки, выпуская веер тонких синих спиц по мишеням. Мишени после попадания в них лучами вспыхивали как облитые бензином факелы. Но и цена у этой чудо винтовки оказалась запредельная — несколько тысяч жетонов. Также я успел посмотреть ролик с девушкой в фуражке и черно-красном слитном купальнике, которая рекламировала небольшой пистолет-пулемет, также стреляющий синими лучами.

А еще проекторы показывали разыскиваемых преступников.

— О. Кого-то мне напоминает этот мужик, — сказал Дез, всматриваясь в лицо очередного разыскиваемого.

Это был мужчина такого же возраста, как сам Дез. Самой примечательной чертой в его внешности были очень длинные рыжие волосы, связанные лентой в хвост. Невысокий рост мужика визуально добавлял им длины. Надпись под лицом преступника гласила: «Хвост». Потом показали другого преступника, похожего на смесь гота и металиста. С черными тенями на веках и черными волосами, с одной стороны длинными, а с другой обрезанными до подбородка. Надпись внизу гласила: «Марк». После на экране началась реклама очередного техноградского автомата.

Одежда местных тоже отличалась от «южан» из Старой Гавани, Гидрополиса и Камня. Чуть меньше половины жителей были одеты в униформу Технограда или хотя бы носили поверх обычной одежды черные куртки с красными разводами и споротыми погонами. Другие (я предположил, что это какие-то служащие, ибо у большинства была уставная прическа с пучками, а также болтающиеся на ремне через плечо мягкие чемоданчики для бумаг) носили что-то вроде деловых костюмов, состоящих из короткого и удобного пиджака с волнистыми полами, брюк у мужчин и средней длины волнистых юбок у женщин. Под пиджаком в основном были не рубашки, а разноцветные водолазки и короткие черные корсеты. Остальные, спасаясь от холодного утреннего ветра, носили очень похожие на легкие пуховики из моего мира куртки из резинопласта разных цветов и нечто, сильно напоминающее джинсы. Одежда местных женщин смотрелась более «современно», чем в других городах, благодаря наличию резинопласта, но выглядела строже: почти у всех платьев отсутствовало декольте и имелся высокий воротник. Если же на девушке был поблескивающий сарафан, то под ним обязательно была рубашка или водолазка. Голых ног я здесь тоже не заметил — все женщины были в чулках или колготках с блестящими нитями резинопласта. Заезжие наемники и путешественники в кожанках с кустарно пришитыми меховыми наплечниками и мятыми бронепластинами, латаных плащах и свитерах с налокотниками на фоне местных выглядели натуральными дикарями.

— Теперь нужно прямо по этой широкой улице до моста через реку. Там на берегу стоит пятиэтажное здание. Нам туда, — сказал Грин Сиону.

Сион повел минивэн по середине улицы. Вокруг было множество разнообразных машин — от обычных, уже виденных мною в других городах, до техноградских броневиков, похожих на тот, которому Дез взорвал колесо. Пока мы ехали до указанного Грином здания, я заметил над городом несколько энерголетов разных конструкций. Некоторые из них словно патрулировали, наблюдая за городом с неба. А еще я заметил несколько маленьких воздушных шаров, к которым снизу крепилась какая-то штука. В центре ее был объектив как у фотоаппарата, а по бокам торчали две подвижные стальные лапки, похожие на манипуляторы батискафа. Между лапок торчала короткая трубка в дырчатом кожухе — какая-то пушка, точно. Эта штука напомнила мне какого-то жуткого летающего робота из компьютерных игр в жанре «киберпанк».

Сион остановил машину возле пятиэтажного здания с огромным гербом Технограда над дверьми.

— Здесь? — спросил он Грина.

— Да. Выходим.

Мы вылезли из минивэна. Дез сразу же потянулся, издавая жуткий стон, переходящий в звериный рев. Как бы незаметно он проверил, не виден ли со стороны спрятанный в сапоге револьвер. Я тоже поправил подол, чтобы кобура не сильно выделялась под платьем. Сион прихватил из машины кейс-автомат.

К нам тут же подлетел один из жутковатых «роботов». Он занял такую позицию, с которой было видно нас всех. Внутри аппарата что-то громко щелкнуло, на секунду ослепив нас вспышкой. После этого он развернулся и улетел куда-то по своим делам.

— Это что за летающий фотоаппарат? — спросил Дез.

— Это «смотрящий», — ответил Грин. — Он снял вас, как прибывших в город чужаков. Если вы что-нибудь здесь учудите, то ваши снимки окажутся по всему городу, чтобы вас легче было поймать. Смотрите.

Грин указал на ближайший к нам «проектор». Он проецировал на стену дома нашу фотографию: равнодушного Грина, обведенного в зеленый кружок как «своего», хмурого Сиона, двух девушек — меня и Хельгу, и Деза, показывающего язык. Под фотографией была надпись: «недавно прибывшие».

Сион осторожно постучал рукой в крышку багажника.

— Ты там как? Нормально? — спросил он.

— Нормально, нормально. Давайте быстрее, — раздался изнутри глухой голос.

— Грин, веди, — сказала Хельга.

Техноградец провел нас внутрь. Интерьер внутри здания изобиловал всякими интересными вещами. На стенах висели ковры и головы различных животных, некоторые из которых были мне незнакомы. Меня немного пугала голова какого-то «динозавра» с огромными рогами. Таких чудовищ я здесь еще не видел и, если честно, не горю желанием увидеть. Еще здесь висели разнообразные крылья огромных бабочек, одну из которых я видел в Старой Гавани. Пол покрывали шкуры, похожие на крокодильи, но только разных расцветок — возможно, содранные с ящеров. Рядом с дверью сидел в кресле охранник с похожим на ППШ автоматом, но укороченной модели со складным прикладом, изогнутым коробчатым магазином и без традиционного дырчатого кожуха, скрывающего ствол.

— Николай Федорович у себя? — спросил у него Грин.

— Да. А что у тебя такой потрепанный вид? — охранник ткнул пальцем в зашитую на груди майку.

— Да на нас кочевники напали. Если бы не эти люди…

— Ясно.

Грин повел нас по коридору, вдоль которого с двух сторон тянулись закрытые двери с номерами.

— Здесь, — Грин остановился напротив очередной двери.

На ней висела табличка: «Николай Федорович. Спецотдел».

Грин осторожно постучался. Изнутри раздался голос: «войдите».

Распахнув дверь, мы вошли внутрь, оказавшись в кабинете, заставленном высокими шкафами и длинными столами. На стенах висели какие-то карты. В дальнем углу стоял тяжелый стол из стального дерева, на тумбе которого был изображен герб Технограда. За столом сидел человек в форме, со скрученными в два пучка волосами. Манеры и выправка сразу выдавали в нем человека военной профессии. Несмотря на молодой внешний вид, по его глазам было понятно — он много повидал. Да и волосы выдавали возраст — они были седыми (в отличие от внешности, не меняющейся с годами, волосы у местных «старожилов» со временем белели, хотя и оставались густыми).

— Грин? Что это за люди с тобой? — спросил он, опустив руку под стол.

Раздался писк, после чего три украшенных узорами круга на потолке выдвинулись вниз, открыв металлические полусферы с торчащими из них стволами. Помигав красными светодиодами, турели развернули оружие к нам в ожидании приказа.

— Здравствуйте, Николай Федорович. Анне грозит опасность. Агния узнала о ее, якобы, сотрудничестве с Яковом и теперь едет сюда. Эти люди тоже ищут предателя. Они хотели бы поговорить с Анной.

— Кто вы? — спросил Николай Федорович, оглядывая нас.

— Мы из Старой Гавани. Я — начальник охраны Сион. Яков похитил у нас одного человека, которого мы хотели бы вернуть, — сказал Сион.

— Значит, хотите поговорить с Анной?

— Да.

— С радостью выполню вашу просьбу. Но и вы кое-что сделаете мне взамен.

Поняв, что мы не представляем опасности, Николай Федорович отключил турели, тут же нырнувшие в потолок.

— Что нужно сделать? — спросила Хельга.

— Вы поговорите с Анной, когда выкрадите ее из тюрьмы.

— Выкрадите?! Как? У вас тут везде охрана, — изумился Сион.

— Я проведу вас в тюрьму. А дальше вы все сделаете сами. Идет?

— Как мы потом выберемся?

— Есть у нас лазейки, о которых не каждый знает. Да и мои люди повсюду.

Николай Федорович вытащил из ящика стола небольшой пистолет странной формы. Из такого же в меня выстрелили дротиком на рынке Гидрополиса.

— Вот, — он сунул пистолет Дезу. — Для устранения охраны. Вы согласны помочь Анне сбежать из тюрьмы?

Сион посмотрел на Хельгу. Та кивнула.

— Правильно, — Николай Федорович встал из-за стола. — Анну посадили в тюрьму ни за что — просто потому, что все наши отделы и службы конкурируют между собой. Анна работала на наш спецотдел и действительно сотрудничала с Яковом. Но на самом деле она была шпионом, следящим за действиями этого предателя. Она одна из наших лучших сотрудников, и это просто позор, сунуть такого агента в тюрьму. Вытащите ее оттуда. Пусть даже после побега дорога в Техноград для нее будет закрыта.

 

***

 

— Вам раньше приходилось использовать маскировку? — спросил нас Николай Федорович.

— Не всем, — хмыкнул Дез, незаметно ткнув меня локтем.

Нас осталось трое, так как Сион отправился перегнать машину к тайному выходу из тюрьмы, через который мы должны были выбраться с Анной.

— В тюрьму кого попало не пропустят. Только начальство или медиков, — сказал техноградец. — И на наше начальство вы совсем не похожи…

Мы находились на одном из складов спецотдела, расположенном в подземельях под городом недалеко от тюрьмы. Склад напоминал собой костюмерную театра, в которой кто-то решил открыть приличный оружейный магазин. Среди вешалок с военной униформой разных фракций (некоторую я и вовсе видел впервые) попадалась и обычная одежда самого разного вида, начиная от обшитой стреляными гильзами заштопанной бандитской куртки и заканчивая костюмом танцовщицы из гостиницы «Иглоносая рыба». Между вешалок располагались стойки и стеллажи с богатым ассортиментом оружия от пистолетов и револьверов до небольшого зенитного орудия на колесном станке, состоящего из спаренных пулеметов, и пары гранатометов «Копье». Вдоль всей дальней стены расположились стенды с разнообразной броней. Техноградец подобрал с отдельно стоящего стеллажа пару черных водолазок с красными полосами на рукавах и подошел к Дезу.

— Ну, прямо угадал с размером, — сказал он, приложив к нему форму. — Держи. Переодевайся и возьми там со стеллажа автоматический дробовик. Тот, что с дисковым магазином.

— А прическа? — спросила Хельга.

— Да у нас не все так носят, — Николай Федорович потрогал один из своих пучков. — Среди охраны это вообще редкость. Сойдет. А вы, девушки, пройдемте со мной.

Пока Дез надевал униформу охранника, техноградец отвел нас в небольшую комнатку, где обычно сидит заведующий складом. Сейчас здесь было пусто, но на столе лежало два белых свертка и сумка с черным крестом, а в углу стояла небольшая тележка, на которой я увидел что-то вроде шприцов и баночек с разноцветной жидкостью (мерзость какая). Я уже догадался, в кого нас решили нарядить.

— Переодевайтесь. Я подожду за дверью. И не беспокойтесь о своих вещах — я верну их в вашу машину, — сказал Николай Федорович.

— Давай я помогу, — сказала Хельга, разворачивая один сверток.

Это оказалось белое платье чуть выше колен с длинными рукавами и высоким воротником, немного напоминающее медицинский халат. Ткань, скорее всего, покрыта резинопластом, судя по глянцевому блеску — чтобы кровь не впитывалась и легко стиралась. Для этой же цели весь перед платья представлял собой нечто вроде «фартука» целиком из резинопласта, с черным крестом и гербом Технограда на груди. Круглая шапочка с черным крестиком, колготки и перчатки также были покрыты резинопластом, а низкие туфли отлиты из него целиком.

Переодевшись, мы помогли друг другу застегнуть молнию на спине. После этого женщина поменяла нам прически, скрутив волосы в пучок.

— А мне нравится, — сказала киборг, оглядывая себя, — Такая ткань редко попадается на нашем рынке. Ее раскупают за несколько минут, чтобы потом пошить себе грязеотталкивающие плащи и куртки. Может, пригодится потом для работы в оранжерее.

— Я уже понял, что к платью не липнет кровь. Жуть, — я посмотрел в небольшое зеркало, на секунду представив себя с окровавленным фартуком. — Не люблю врачей с детства.

— Держи, я возьму тележку, — она сунула мне сумку, которую я повесил на плечо.

Я схватил со стола кобуру с пистолетом (чуть не забыл!) и попытался пристегнуть на бедро под подолом. А вот ни фига — при ходьбе подол открывал конец ствола, да и сам пистолет сильно выделялся под тканью. Достав оружие из кобуры, я просто запихнул его в сумку. Главное — потом не забыть.

Выйдя из комнаты, мы увидели, что сам Николай Федорович тоже успел переодеться. Вместо офицерского кителя на нем была униформа, похожая на солдатскую, только укрепленная черными пластинами брони и мощными наплечниками. В руке техноградец держал шлем с металлической полумаской, закрывающей верхнюю половину лица и узкой смотровой щелью.

— Неплохо. Готовы? — спросил он.

— Да, — ответила Хельга.

— Пойдемте. Кстати, держите.

Николай Федорович протянул нам две белые кобуры на ремнях. Нацепив одну, я вытащил изящный черный пистолет — такой же, как у Грина. Также на ремне было четыре кармашка с торчащими оттуда обоймами.

На выходе мы встретились с Дезом, переодетым в техноградца.

— Круто вы смотритесь, — хохотнул он, ткнув пальцем мне в плечо. — Сестрички-медсестрички. О, вам он тоже пушки подарил? Чего там у тебя? Пистолетик? Смотри, что я прихватил.

За спиной Николая Федоровича Дез передал мне ружье, виденное мною у кочевников. Теперь же мне посчастливилось подержать его в руках. Внешним видом дробовик немного напоминал автомат — такая же ствольная коробка с переводчиком огня, цевье, пистолетная рукоять и приклад из черного резинопласта. Вдоль всего оружия шла красная полоса — «камуфляж» Технограда, у кочевников же ружья были сплошного черного цвета, поцарапанные и обмотанные тряпками. Дисковый магазин также был украшен красным кругом. На самом Дезе поверх форменной водолазки висел разгрузочный жилет с карманами под коробчатые магазины и двумя круглыми сумками под дисковые.

— Крутая штука, — сказал я, возвращая оружие.

— Понравилось? Ну так он твой! Вот закончится этот маскарад — и заберешь.

— Зачем? Он же, ну… дорогой, наверное, — смутился я.

— Ты меня спас от тех зеленых болотных девок — это тебе типа небольшая благодарность от друга. Да и не очень-то я ружья люблю. Так что дробовик твой. Для напарника не жалко и пулемета. Мы же ведь напарники с тобой?

— Да. Спасибо, Дез.

— Ага.

Мы крепко пожали руки, но отдернули их, когда Николай Федорович обернулся.

Техноградец вывел нас в широкий подземный тоннель. Он, как и большинство других подземелий, был построен древними. Теперь же его приспособили под свои нужды техноградцы — туда-сюда сновали черные с красными разводами машины. В основном это были небольшие открытые автомобили, похожие на гибрид джипа и грузовичка: три пары широких колес, кабина с дугами и кузов с лавками вдоль бортов.

Пара точно таких же машин стояли в нише возле прохода на склад. Николай Федорович забрался на водительское место и надел шлем, указав нам на кузов.

Дождавшись, когда мы устроимся на лавках, техноградец завел двигатель и вывел машину в тоннель. Пока ехали до тюрьмы, навстречу попалось несколько таких же автомобилей, везущих в кузовах солдат или штабеля ящиков. Встретилась и пара уже знакомых легких броневиков, и даже танк! Самый настоящий, только маленький, но зато с двумя башнями, вооруженными многоствольным пулеметом и пушкой.

Наша машина свернула из тоннеля в широкий коридор, явно проделанный уже людьми. В конце его находились ворота, обороняемые парой висящих на потолке турелей — гораздо больше по размерам, чем в кабинете, и вооруженных более крупными пушками. При приближении стволы пулеметов уставились на нас, но ворота разъехались в стороны и турели потеряли к нам интерес.

За воротами находилась небольшая стоянка с несколькими машинами, среди которых были похожие на нашу, но вооруженные пулеметами.

— Выходим, — сказал Николай Федорович.

Выбравшись из машины, мы отправились следом за техноградцем в небольшой коридорчик, охраняемый двумя солдатами в такой же армированной униформе и с короткими автоматами. Военные лишь скользнули по нам взглядом, задержав его на необычных красных волосах Хельги, но ничего не сказали.

Николай Федорович привел нас в небольшую подземную комнатку, освещенную электрическими фонарями. Здесь стоял большой железный стол, за которым сидел маленький мужичок азиатской внешности. Волосы у него не были скручены в два пучка по «уставу», а были распущены. Да, а еще у него были длинные усы — прямо как у сома, что делало его похожим на древнего китайца. Еще бы соломенную конусовидную шляпу надел.

— Николай Федорович, заключенные выведены на прогулку. Кроме одной, — сказал азиат.

— Ясно. Эти люди к ней. Как она?

— Пока нормально. Жалко ее, ни за что ведь сидит.

— Пока сидит, — ответил Николай Федорович.

Я заметил, как он подмигнул азиату. Тот подмигнул в ответ.

Николай Федорович повел нас дальше. За комнаткой оказался просторный коридор, пересекаемый коридорчиками поменьше. Мы дошли до его конца, где рядом с тяжелой металлической дверью стоял охранник с большим черным пистолетом в поясной кобуре.

— Тут я вас покину. Прямо за этой дверью — камеры, — прошептал Николай Федорович, и специально для охранника добавил. — Я жду возле машины. Как закончите осмотр — возвращайтесь.

— Цель визита? — спросил охранник.

— Нужно осмотреть заключенную, — сказала Хельга.

— Новенькие? — спросил техноградец, вглядываясь в наши лица. — Чего-то я раньше таких красавиц здесь не видел.

— Да, — ответила киборг, изобразив смущение. — Мы должны…

— Как вас зовут? — охраннику явно было скучно, а тут две новенькие медсестры.

— Ольга, — соврала Хельга.

— Вера, — просипел я.

— А что с голосом? — сочувственно поинтересовался техноградец.

— Время, мужик! Время! — вмешался Дез. — Мне девчонок нужно назад пораньше вернуть. Раньше вернемся — раньше в бар отдыхать пойду.

— Проходите уже, — вздохнул охранник, распахивая тяжелую дверь. — Наберут всяких наемников, которым лишь бы выпить да в кости сыграть.

Открылось длинное двухъярусное помещение, вдоль стен которого шли клетки. Все они были пусты — кроме одной, где на железной койке лицом к стене лежала женщина с русыми волосами, одетая в просторный комбинезон. Посреди помещения спиной к нам стоял охранник. На его поясе помимо кобуры висела еще и короткая металлическая дубинка.

— Ну и чего тут думать? — сказал Дез.

Как только дверь за нами закрылась, он быстрым движением выхватил из кармана пистолет и пустил дротик прямо в задницу охранника. Тот молча свалился на пол, как марионетка с обрезанными нитями. Женщина в клетке вскочила с койки и бросилась к прутьям.

— Кто вы? — недоуменно спросила она.

— Мы те, кто вытащит тебя из этой дыры. Взамен ты расскажешь нам про Якова, идет? — сказала Хельга, сняв с охранника связку ключей.

— Ладно. Но как вы собираетесь меня отсюда вытащить?

— Не твои заботы. Выходи.

Хельга открыла дверь клетки и выпустила Анну.

— Стягивай форму с этого сони и переодевайся, — сказал Дез.

Анна и Хельга стянули с охранника куртку, фуражку, и галифе с сапогами. Техноградец был небольшой комплекции, поэтому его форма сидела на Анне как влитая — лишь в груди была немного узковата по понятным причинам. Усыпленного охранника переодели в ее комбинезон и перенесли в клетку, где до этого находилась Анна, и положили на койку, отвернув лицом к стене. Помимо комплекции у них с Анной еще и цвет волос был похож. Если кто войдет — не сразу заметит подмену.

— Все? Тогда уходим, — Дез первым сунулся в дверь.

За дверью вместо охранника стоял тот самый усатый «китаец».

— Бегите прямо по коридору. Потом справа увидите железную дверь подсобки. Внутри есть старый шкаф, за которым проход к лестнице, ведущей в подвалы под магазином. Вроде бы там стоит ваша машина. И старайтесь быстро покинуть город. У вас будет всего несколько минут. Наши из спецотдела помогут вам преодолеть ворота. Удачи, — сказал нам азиат.

— С чего такая спешка? — спросил Дез.

— Там пришли настоящие медсестры. И с ними три охранника.

Мы припустили по коридору, ища взглядом дверь на правой стороне. Бежавший первым Дез долбанул ее ногой, но она оказалась заперта. Тогда он наставил на дверь дробовик и пару раз выстрелил в скважину замка. Звуки выстрелов громом прокатились по подземельям. Дез врезался в дверь плечом и она наконец-то распахнулась. За ней оказалась небольшая комнатка со всяким хламом и старым деревянным шкафом.

Из коридора позади послышался шум. Не удержавшись, мы с Дезом выглянули туда — с другого конца в коридор вывалились два охранника с ружьями. Они еще только поднимали стволы, как из-за их спин выскочила женщина в платье медсестры. Вздернув пистолет, она выпустила в нашу сторону несколько пуль, со звоном срикошетивших от двери.

— Осторожно! — воскликнула Хельга, втянув меня за подол в комнату.

— Лезь вперед, — сказал мне Дез, прикрыв дверь.

Я распахнул створки шкафа, чуть не попав под обвал из швабр и ведер, и вышиб ударом ноги хлипкую заднюю стенку. Как и говорил азиат, за ней оказался узкий коридорчик, укрепленный досками и освещенный пробившимися через них грибами.

Нырнув в тайный ход, я добежал до хлипкой дверцы, выбил ее плечом, и оказался в маленьком гроте с лестницей.

Я вытащил из сумки пистолет и полез наверх. Одной рукой я держался за перекладины, а другую, с пистолетом, поднял перед собой. Следом за мной полезла Хельга, за ней Анна. Дез замыкал. Перед тем как начать подъем, он заблокировал дверь, подперев ее тяжелым ломом, который валялся под лестницей.

Лестница шла внутри темной шахты. В темноте ствол пистолета во что-то уперся. Я сунул оружие под мышку и принялся ощупывать люк над головой. Как я и думал, он был заперт. Нащупав в темноте навесной замок, я приставил к нему ствол пистолета.

— Люк заперт. Попробую выстрелом сбить замок, — сказал я остальным.

Палец нажал на курок. Шахту на мгновение осветило короткой вспышкой и наполнило грохотом. Сломанный замок слетел с петель и грохнулся вниз, по пути задев Деза по плечу. Откинув дверцу, я полез наверх. Это оказался полутемный подвал, слабо освещенный растущими на каменных стенах грибами. Помещение перегораживали стойки с бутылками и банками, вдоль стен стояли ящики. За мною вылезли остальные.

— Ого! — обрадовался Дез.

Он схватил со стойки пол-литровую глиняную бутылку и, выдернув пробку, понюхал ее содержимое. Затем довольно крякнул и схватил еще пару бутылок, сунув их в пустые карманы жилета. В одном углу была хорошая каменная лестница. Ее ступени не были покрыты пылью — ею часто пользовались. В другом углу была простая приставная деревянная лестница, покрытая толстым слоем паутины. Вверху был квадратный металлический люк.

— Если пойдем по каменной, то попадем прямиком в магазин, — предположил я. — Видите, на ступенях нет пыли — значит, по ней регулярно ходят.

— Куда же ведет деревянная? — спросил Дез. — А, черт с ним! Я не хочу встретиться с хозяином магазина, поэтому лезу по ней.

Он полез по деревянной лестнице. Достигнув металлической крышки, уперся в нее плечом, медленно приподнимая. Внутрь ударил дневной свет.

— Выход! За мной! — позвал он, вылезая.

Я подождал, пока поднимутся Хельга с Анной, затем полез сам. Раздался скрип двери. Полный злобы грубый голос заорал: «ворюга!». Я посмотрел вниз и увидел полноватого мужика с помповым ружьем. Он подбежал к лестнице и схватил меня за щиколотку, но толстые пальцы тут же соскользнули с усиленной резинопластовыми нитями гладкой ткани. Чуть не потеряв туфлю, я врезал ему пяткой сначала по плечу, а потом по лбу. Мужик грохнулся под лестницей, потеряв ружье. Я наставил на него пистолет, а Хельга быстро вытянула меня наружу. Дез захлопнул тяжелую крышку, заглушив ругательства валяющегося под лестницей мужика.

— К этой ткани не только грязь не липнет, но и жирные пальцы всяких кабанов, — похвалил я изделие техноградских портных.

— Я же говорю — хорошая вещь! — сказала Хельга.

Мы оказались прямо посреди широкой улицы. Это по ней мы ехали к Николаю Федоровичу. Когда мы вылезли из подвала, окружающие люди недоуменно уставились на нас. Несколько машин остановились, взвизгнув колесами. Высунувшиеся из кабин водители что-то недовольно прокричали нам.

— Вон! — Дез ткнул пальцем в занимающий первый этаж древнего дома магазин.

Рядом стоял наш минивэн. Водительская дверца распахнута — внутри сидит Сион с чемоданчиком-автоматом.

— Сюда! Быстрее! — крикнул он.

Мы побежали, стараясь не угодить под колеса снующих туда-сюда машин. Поперек дороги с визгом встал обшарпанный багги, из которого вывалились двое очень недовольных мужиков. Один тут же осел на колени, получив от Деза прикладом в живот, второй подскочил к Хельге, схватив ее за руку. Прежде, чем она успела что-то сделать, я прямо на ходу заехал мужику по затылку пистолетной рукоятью.

— Я бы справилась. Но спасибо, — улыбнулась она, стряхивая ослабевшую руку обидчика.

Когда мы добрались до машины, откуда-то появился «смотрящий». Он подлетел ближе и сфотографировал нас. Ближайший к нам проектор выдал на стену нашу фотографию. Теперь под ней было написано: «Преступники. Немедленно задержать!».

— Вот зараза! — выругался Дез.

Крышка багажника откинулась и наружу высунулся короткий ствол револьверного дробовика. Из него вырвался сноп огня и «смотрящего» разнесло на куски. Корпус из резинопласта разлетелся осколками, электронная начинка, искрясь, упала на землю. Маленький воздушный шар, на котором держался аппарат, почувствовал свободу и рванулся в небо.

— У вас все получилось? — раздался из багажника голос Лания.

— Кто там у вас? — удивилась Анна.

— В машину! Быстро! — Хельга толкнула ее внутрь.

Сама она села на переднее сиденье, а мы с Дезом пристроились на задних рядом с Анной, опустив сзади стекло. Николай Федорович не обманул — наша с Хельгой одежда и правда лежала в машине, аккуратно упакованная в чехлы.

Сион дернул тросик стартера и прыгнул за руль.

— Ого! Еще две летающие камеры! — воскликнул Дез.

К машине спускались еще парочка «смотрящих». Рядом с их «объективами» горели красные лампочки. Анна выхватила из кобуры пистолет, который забрала у усыпленного охранника, и четыре раза выстрелила в один из аппаратов. Корпус пошел трещинами и распался на куски. Последняя пуля угодила в шар. Он быстро смялся, потерял форму, со свистом выпуская из себя газ. «Смотрящий» рухнул на землю.

— Зачем палить из пистолета, когда есть автомат? — сказал Дез.

Он достал из-под сиденья маленький автомат и передал Анне. Она схватила оружие и выпустила очередь по второму аппарату. Но из трубки в дырчатом кожухе, которая торчала из корпуса аппарата, выстрелила синяя спица. Нам повезло, что пули Анны заставили «смотрящего» задергаться, и он промахнулся. В дороге, куда угодил синий луч, появилась дырка с оплывшими дымящимися краями.

Минивэн выехал на главную дорогу и быстро набрал скорость. Поврежденный «смотрящий» медленно двинулся следом. Я прицелился и выстрелил в шар. Тот сразу же спустился и аппарат упал на землю, разбив корпус. Дез достал из-под сиденья свой собственный автомат и высунул ствол в заднее окно. Я тоже пошарил рукой под креслом и вытащил пару помповых ружей и патронташ. Одно из ружей отдал Хельге.

— На фиг оно тебе? Держи, — Дез сунул мне автоматический дробовик, затем быстро освободился от разгрузочного жилета и нацепил его на меня.

До ворот оставалось еще немного. Впереди над дорогой зависли сразу пять «смотрящих». Хельга высунулась в окно и принялась палить по ним из дробовика. Расстояние было большое, поэтому лишь одна из дробинок угодила в цель, не причинив особого вреда «смотрящему». Один из них выстрелил в нас лучом, но Сион резко крутанул руль, уводя машину с линии огня. Он разложил свой кейс-автомат и высунул руку с оружием в окно, поливая аппараты пулями. Стрелять и одновременно вести машину нелегко, но Сион сумел-таки свалить одного. Мы с Анной тоже высунулись в окна, наставив на «смотрящих» оружие. Я выпустил из ружья короткую очередь. Отдачей меня качнуло назад, больно ударив о дверцу. Я рассчитывал, что оно заряжено дробью, поэтому особо не целился. Но патроны в дробовике были пулевые, и пули просто пролетели между аппаратами, лишь слабо задев один. Анна дала очередь и уничтожила оба, один из которых с пробитым шаром рухнул вниз, а второй остался криво висеть в воздухе, сыпля искрами из пробитого корпуса. Оставшиеся целыми два аппарата одновременно выстрелили в нас, но Сиону вновь удалось увести машину от встречи с синими лучами. От такого маневра меня чуть не выбросило из окна. Пристроившись поудобнее, я вновь поднял ружье. Теперь я тщательно прицелился в «смотрящего», что был поближе ко мне. Палец нажал спусковой крючок. Оружие дернулось в руках, грохот ударил по ушам. Тяжелая пуля угодила точно в «объектив». Аппарат пару раз кувыркнулся, после чего остался висеть в воздухе, обессилено свесив вниз «манипуляторы». Ветер подхватил его и медленно потащил вверх. Я перевел ствол дробовика на последнего. Теперь я выстрелил в шар. Пуля превратила его в лохмотья. «Смотрящий» полетел вниз, беспомощно суча «манипуляторами». Он упал прямо на крышу одной из машин, которая резко встала. Сзади в нее тут же врезалась другая, потом следующая. Сион объехал место аварии и прибавил газу. До ворот осталось всего ничего.

— Смотрите! Это за нами! — заорал Дез, тыча пальцем назад.

Я развернулся в окне и глянул назад. Сзади нас быстро нагоняли две машины, похожие на низкие сплюснутые коробочки на колесах. Вместо лобового стекла были металлические пластины с узкими смотровыми щелями. На крыше имелись щиты, прикрывавшие высунувшихся из люков стрелков. Я сразу же влез обратно в салон, но успел заметить, как к паре машин присоединился легкий броневик без турели и какого-либо вооружения.

— Мы против них не выстоим! — застонал Дез.

— Сейчас! Уже подъезжаем к воротам! — сказал Сион.

Броневик был меньше по размерам и легче приземистых машин, поэтому вырвался вперед. Дез высунулся в окно и выпустил магазин в бронированное рыло техноградского автомобиля — никакого эффекта, пули лишь отскакивали от бронелистов с узкими смотровыми щелями. Зато в двери броневика откинулся лючок, откуда высунулся тощий техноградец в армированной униформе с какой-то диковинной винтовкой — вроде похожа на штурмовую, с торчащим сбоку толстым магазином.

— Ложись! — рявкнул Дез, пригибаясь.

Я бросился на пол, захватив с собой Анну. Впереди тоже попрятались — Сион пригнулся под приборную доску, одним глазом глядя на дорогу.

Сзади раздались короткие очереди в три патрона, разбившие лобовое стекло, осколки которого внесло в салон. Пришлось прикрыть собой Анну — стекляшки простучали по моей спине, но усиленная резинопластом ткань униформы защитила меня.

— Пятнадцать… — произнесла Анна после очередной очереди.

— Что? — спросил я.

— Знаю эту винтовку. Стреляет лишь очередями в три патрона. Скоро магазин закончится. Двадцать один…

Техноградец выпустил еще три очереди и винтовка замолчала. Рискнув приподняться, я увидел, что броневик подобрался еще ближе. На моих глазах стрелок нырнул обратно в машину для перезарядки.

— Вот же! — Сион чуть не врезался в гнавший перед нами фургон.

Приглядевшись, я понял, что это не фургон, а крытый длинный прицеп с одной парой колес, который тянет большой внедорожник. Из-за него мы сбросили скорость и броневик стал приближаться еще быстрее.

— Обгони его! Быстро! — крикнул я, поднимая с пола упавшее ружье. — Я кое-что придумал.

— Сейчас, — сказал Сион.

Дав газу, он швырнул машину вперед и в бок. Как только в поле зрения оказалась сцепка прицепа с внедорожником, я выстрелил в нее тяжелой ружейной пулей.

Металл погнулся, но прицеп не оторвало. Из-под тента на кузове внедорожника высунулся бородатый мужик с пистолетом и наорал на меня, но над ухом протрещала очередь из автомата, заставив недовольного спрятаться в машину — Анна поняла меня и помогла. Со второй попытки прицеп оторвало, а водитель внедорожника, заметив приближающийся броневик, дернул машину в сторону.

Техноградцы уже нагнали нас, но остатки сцепки воткнулись в дорогу и прицеп, разворачиваясь, опрокинулся поперек дороги. Водитель броневика попытался объехать препятствие, но разогнавшаяся машина врезалась в него передним крылом.

Оказалось, что броней прикрыт лишь салон с людьми. Остальное оказалось сделано из менее прочного металла — при столкновении крыло оторвало как картонку — а заодно и колесо. Броневик развернуло посреди дороги, и его тут же обогнали две оставшиеся машины. Из распахнувшихся дверей поврежденной машины выскочили четверо техноградцев с винтовками, но стрелять не стали.

Ворота впереди были распахнуты настежь. Рядом застыли, дымя выхлопными трубами, два грузовика. Возле одного из них стоял уже виденный нами «инспектор» и придирался к водителю. Как только он заметил нашу машину, он сразу же отстал от грузовиков и помахал нам. Грузовики тут же ломанулись вперед, отделавшись от техноградца. Ворота начали медленно закрываться.

— Быстрее! Быстрее! — кричал нам техноградец, указывая рукой в сторону ворот.

Минивэн пронесся через них, когда нас уже почти догнали техноградские машины. Ворота продолжали закрываться, но первая машина все-таки прошла через них, проскрежетав бортами. Вторая врезалась в них изнутри.

-Черт! Они не отстали! — злился Дез.

— Наша машина больше приспособлена для бездорожья, а их — для городских условий. Так что попробуем оторваться, — ответил Сион.

Дорога за городом оказалась похуже, поэтому машину техноградцев стало бросать из стороны в сторону — водитель объезжал ямы и кочки. Им пришлось сбросить скорость, они теперь не приближались к нам. Но и не отдалялись. В крыше откинулся люк и наружу высунулся человек с короткой трубой на плече.

— У него РПГ! — заорал Дез. — Ради всего святого — выпустите меня отсюда!

Когда оружейник выстрелил, к нам устремилась дымная полоса, толкавшая перед собой реактивный снаряд. Но за секунду до выстрела Сион резко нажал на тормоз, поэтому техноградец промахнулся. Выпущенный из гранатомета снаряд пролетел над нашей машиной и взорвался впереди, изуродовав дорогу воронкой. Сион вновь вдавил газ.

— Напалм, паршивец! Спасибо тебе! — обрадовался Дез.

Во время резкого торможения телохранитель улетел под сиденье, и теперь выползал оттуда, сжимая револьверный гранатомет Напалма. Гранатометчик все-таки умудрился незаметно засунуть свое оружие в машину, хоть Сион и был против. Но ведь это и спасло нас.

После остановки машина техноградцев быстро нагнала нас. Человек с гранатометом заряжал свое оружие новым снарядом. Техноградцы были всего в двадцати метрах от нас, когда их стрелок закончил с перезарядкой и наставил на нас оружие. Дез выставил ствол револьверного гранатомета в окно.

— А у нас тоже есть! — заорал он радостно.

Оружие в его руках дернулось, с хлопком плюнув небольшой серебристый цилиндр. Он угодил перед техноградской машиной, оставив воронку. Автомобиль влетел в нее передом и застыл. Стрелок по инерции вылетел из люка, истошно крича, и влетел в кусты на обочине. Он успел нажать на курок во время полета, и выстрел ушел в небо.

— Оторвались!

Дез на радостях обнял нас с Анной так, что чуть не задушил.

— Рановато, — сказала Анна.

Она показала на небо. Со стороны Технограда к нам летел энерголет. Он был такой же, как и тот, который мы видели перед въездом в город — возможно, он самый.

Боковая дверца энерголета отъехала вбок. Наружу выдвинулась турель с многоствольным пулеметом. Сидящий за ним техноградец сгорбился, взявшись за рукояти. Ствольной блок стал вращаться, с каждой секундой набирая скорость.

— Да он сейчас по нам из «гатлинга» шарахнет! — заорал Дез.

Он высунулся в окно, прицеливаясь из гранатомета. В этот момент раздался дробный звук, как будто огромной киянкой очень быстро колотят по наковальне — техноградец стал стрелять. Пули с влажными шлепками вонзались в землю вокруг машины. Дез рефлекторно пригнулся, но потом поднял гранатомет и выстрелил. Граната пролетела мимо. Чертыхнувшись, напарник вновь прицелился и выстрелил. Энерголет вильнул в сторону, пропуская гранату.

— Одна осталась! — с сожалением произнес Дез. — Зараза…

Он снова поднял оружие. Теперь он долго целился, перед тем как выстрелить. И за это время я думал, что совсем поседел от страха, видя, как пули из огромного пулемета взрывают землю чуть позади машины, неуклонно нагоняя ее.

Наконец Дез выстрелил. Граната попала в днище летательного аппарата, заставив его покачнуться в воздухе. Из одного бочонка, удерживающего машину в воздухе, вырвался язык зеленоватого пламени. Свечение погасло. Рокот превратился в свист. Энерголет завалился на один бок и отвалил в сторону. Пулеметчик на турели прекратил стрелять и дверца захлопнулась.

— Вот теперь оторвались, — сказал Сион.

— Теперь вход в Техноград нам закрыт, — с сожалением произнесла Анна.

— Ага. И я остался без штанов, — сказал я. — В прямом смысле.

Дез захохотал, а Анна оглядела меня с ног до головы. Придвинувшись вплотную, заглянула в лицо и ткнула пальцем в грудь.

— Эй! — возмутился я.

— А я ведь сразу догадалась, — улыбнулась Анна. — Кстати, перевяжешь мне царапину?

— А? — я уже забыл, что мы с Хельгой в медицинской униформе.

Сумка с крестом до сих пор висела на моем плече. Заглянув внутрь, я обнаружил там бинты и склянки с лекарствами. Анна сняла китель и подставила мне запястье с парой глубоких царапин, из которых до сих пор сочилась кровь.

— Задела, когда выбиралась из подвала, — сказала она.

Благодаря Хельге я уже знал кое-что о местных препаратах. Сначала промыл рану чистой водой, бутылка с которой лежала в сумке, затем обработал местным спиртом. Прежде, чем забинтовать, присыпал кровоостанавливающим порошком.

Придвинувшись, Анна поцеловала меня в щеку.

— Спасибо тебе, — сказала она.

Глава 16

 

Когда мы вернулись на место ночной стоянки, был ранний вечер. Ланий поговорил с Анной и разъяснил ей суть дела. Он объяснил ей про меня, чему она не сильно удивилась. Она знала местонахождение базы Якова и с превеликим удовольствием согласилась провести нас туда, чтобы отплатить предателю за свое пребывание в тюрьме. Это место оказалось неподалеку от Камня. Скрытое в горах Великой Долины, в которой мы сейчас находились, оно было надежно спрятано от посторонних в старых катакомбах, которых в окрестностях было великое множество. Все были так рады тому, что наконец-то известно, где прячется Яков, что решили сразу ехать туда, не делая остановки на ночь. Анна предположила, что когда мы доберемся до места, уже будет ночь. Стилет и Пистоль сразу же обрадовались, так как можно будет совершить нападение под покровом темноты. Я видел, как у близнецов мелко дрожали руки в предвкушении ночного боя. Они забрались в трициклы и принялись начищать и проверять свое оружие. Ланий был согласен с братьями — напасть на противника легче всего ночью.

Когда все вопросы были решены, мы погрузились на машины и отправились к Камню. Я вновь ехал в минивэне, правда, за рулем теперь была Анна. Рядом с ней, сжимая в руках револьверный дробовик, сидел Ланий. Я, Дез и Хельга сидели сзади. Телохранитель (теперь уже бывший) опять беззаботно дрых, положив на колени свой автомат. Хельга поставила рядом с дверью свою странную, но мощную винтовку. Я был вооружен своим новым автоматическим ружьем, которое зарядил дробью. Еще на моих бедрах болтались пистолеты-пулеметы, а сбоку на ремне висела сумка с патронами. Теперь я уже не был Еленой. Ее одежду я сменил на узкие кожаные штаны, высокие ботинки на шнуровке и черную водолазку с короткими рукавами, которые мне подарил Сион. Сверху надел коричневую накидку чуть выше колен без рукавов, всю обшитую кармашками для магазинов «стуков» — ее мне дал Пистоль. Волосы так и оставил убранными в пучок — уж больно мне это понравилось, а шейную повязку, якобы скрывающую рану, снял.

Теперь я уже не играл роль «принцессы». Теперь я был настоящим «рыцарем» без доспехов, спешащим вызволять из «темницы» настоящую принцессу. Я представлял себе, как это будет. Как я буду беспощадно отстреливать всех, кто причинил Елене вред. А затем я отыщу свою принцессу и понесу ее на руках, переступая через трупы своих врагов…

— Ого! Что с тобой?! — потряс меня Дез.

— А что не так? — очнулся я от размышлений.

— Да у тебя сейчас такое лицо было, я аж испугался. И ружье ты сжал, аж пальцы побелели. Что такое?

— Ничего, — я взглянул ему в глаза. — Просто я хочу наказать этих уродов.

— Понятно. Видно, мысль о Елене не дает тебе покоя.

— И я не успокоюсь, пока она не будет спасена.

— Вы говорили, что моя сестра сейчас в Камне. Поэтому едем по другой дороге? — спросила Анна.

— Да. Сколько осталось? — поинтересовался Ланий.

— Еще часа два. Как раз полночь наступит.

Сейчас за окнами машины уже сгустились сумерки. С темного неба посыпались тяжелые капли и барабанили по крыше. Почти одновременно зажглись фары на всех трех машинах. В этой мешанине разглядеть что-либо было проблематично, но я вроде бы заметил впереди теплые желтоватые огни Камня. Над ним посверкивали молнии, на доли секунды высвечивая силуэты строений. Дождь усилился, стало холоднее. Через некоторое время стук моих зубов был слышен на весь салон.

— Держи, — Хельга протянула мне свой красный плащ. — Сейчас замерзнешь, а потом некому будет твоей принцессе предложение делать.

— Спасибо. Ты копалась у меня в голове? — спросил я ее, укутываясь в плащ.

— Немного. Извини, скучно стало.

Огни Камня теперь медленно ползли далеко справа. Вспышка молнии осветила впереди длинный деревянный мост.

— Стой! — резко сказал Ланий.

Машина резко встала. Дез, вновь заснувший после нашего короткого разговора, с хрюканьем врезался головой в спинку переднего сиденья.

— Что такое? Приехали? — спросил он, вертя головой по сторонам.

— Аня, выключи фары, — попросил Ланий, открывая окно.

Звук дождя сразу же усилился. Фары погасли и стало совсем жутко. Когда раскаты грома стихли, вновь сверкнула молния. Она высветила уже виденную мной картину: длинный деревянный мост и темную фигуру на нем. Фигура! Вот что насторожило Лания.

— Святое небо! — прошептал Дез.

Яркая вспышка лишь на секунду осветила его, но нам и этого хватило. Существо напоминало человека, только вот у человека не может быть такого строения тела, такой черной кожи и такой уродливой огромной головы, плавно переходящей в широкие плечи.

— Это что за тварь? — спросил Дез по-прежнему шепотом.

Его голос заглушил новый раскат грома. Снова сверкнула молния, высвечивая мост. Только теперь он был пуст.

— Может, показалось? — вновь подал голос Дез.

В темноте я услышал, как напарник медленно передернул затвор автомата.

— Ага. Всем сразу. Массовая галлюцинация? — прошептал я.

И тут на трицикле сзади ударил пулемет. Ему вторили пистолеты и автоматы. Послышался выстрел из гранатомета. Граната взорвалась недалеко, осветив мост, берег реки и бегущие по нему фигурки людей. Они осветились вспышками выстрелов, но по минивэну лишь пару раз звякнули пули — нападавшие будто специально старались не попасть по машине. Следующая граната взорвалась прямо посреди бегущих, расшвыряв тела по сторонам.

Мы подскочили, когда в дверь забарабанили. За окном стоял мокрый Таран с пулеметом, из ствола которого вился дымок.

— Это бандиты! — успел сказать он. — Большой клан.

А затем здоровяк дал длинную очередь, выкашивая спешащие к нам темные фигуры.

— Я сейчас, — сказал Ланий.

Он достал из-под сиденья шлем энергетической брони, которую надел под обычную одежду. Нацепив его на голову, он вылез из машины, кинув на сиденье дробовик.

— Ты чего?! — недоуменно вытаращился на него Дез. — Шутишь?!

— Вовсе нет! — ответил Ланий.

Он достал из ножен длинный клинок, больше похожий на небольшой изогнутый меч. Из-под одежды полилось зеленое свечение — энергетическая броня была переведена в режим усиленной защиты.

По шлему Лания ударила пуля и рикошетом унеслась в темноту.

— Это кто же тут балуется? — спросил он, разворачиваясь и поднимая нож.

Черные губы, неприкрытые забралом, растянулись в кровожадной ухмылке. И это существо рванулось во тьму. Оно металось там зеленоватым призраком среди струй дождя, пуль и криков умирающих бандитов. Все внимание атакующих теперь переключилось на пуленепробиваемую бестию с кинжалом в руке и улыбкой на бледном лице.

— Ловите, твари! — Дез выставил ствол автомата в окно и принялся палить по вспышкам.

Некоторые после этого сразу же угасли. По машине прозвенело несколько пуль — стреляли откуда-то из прибрежных зарослей. Я снял с бедра один «стук» и выставил в окно. Прицелившись, мазнул короткой очередью сразу по нескольким смутным силуэтам. Вновь хлопнул выстрел из гранатомета. Взрыв осветил окружающее пространство, выхватывая из мрака людей. Теперь они бежали от нас. Бежали не оборачиваясь, роняя оружие и топча раненых. Сквозь шум дождя и редкие выстрелы послышался жуткий смех. Так хохочут ведьмы в фильмах ужасов. Смеялся, запрокинув лицо к ночному небу, Ланий. Струи дождя быстро смывали с него кровь бандитов. Выстрелы стихли, и из толпы убегающих прилетел истошный, полный страха, безумия и отчаянья вопль: «Демон! Это демон!».

— Что с ним?! — спросил Дез испуганно.

Ланий перестал хохотать и снял шлем.

— Не смейте трогать моих друзей, поганые псы! — заорал он вслед улепетывающим бандитам.

— Кстати, а то, что на мосту было? Где оно? — вспомнил Дез.

И тут машину сотряс мощный удар. В окне мелькнуло что-то похожее на железное ведро с горизонтальной прорезью посередине, с коровьими рогами на макушке и торчащими во все стороны шипами. Дез заорал — во время удара он уронил автомат на пол. Он сразу же нагнулся и зашарил по полу в поисках оружия. В окне опять появилось «ведро». Я выставил дробовик над головой друга и дал короткую очередь. Дробь с лязгом ударила в «ведро». Послышался полный злобы рев. Молния осветила могучую фигуру, закованную в черные металлические латы, заносящую над головой здоровенный, похожий на гипертрофированную кувалду, боевой молот. В прорези шлема-ведра сверкнули безумные глаза. Великан вновь что-то прорычал и уже начал опускать молот на машину, как сзади на него прыгнула гибкая фигура. Ланий одной рукой схватился за молот, не позволяя ему опуститься, а вторую, с ножом, просунул под «ведро». Раздалось басовитое мычание, резко перешедшее в хрип и бульканье. Из-под «ведра» хлынула тугая струя, залившая дверь машины.

— Ланий! Ты… Ты крутой мужик! — выдохнул Дез.

— Ланий! Ты в порядке? — спросила подбежавшая Ника.

Вместо ответа Ланий прижал девушку к себе и поцеловал в губы.

Дез наконец-то нашел свой автомат и открыл дверцу, выставив наружу фонарь. Луч света упал на лежащую рядом с машиной фигуру. Теперь стало понятно, что это обычный человек. Очень большой человек. На нем было что-то вроде средневековых доспехов и шлем в виде ведра, украшенный рогами.

— Это что ж, блин, за «броненосец» такой?! — удивился напарник.

Ланий наконец-то закончил с поцелуем и отправил Нику в трицикл. Он вытер нож о штаны «броненосца» и сунул в ножны. Затем нагнулся и принялся шарить у мертвеца по карманам.

— Наверное, у них под мостом стоянка. Пойду, проверю, — сказал Дез и покинул машину.

Сопровождаемый пляшущим лучом фонаря, напарник скрылся в зарослях у реки. Ланий нашел на трупе какую-то карточку. Хмыкнул, осмотрев ее, и передал мне. С карточки на меня смотрело изображение меня самого. Приглядевшись внимательней, я понял, что это Елена.

— Ну, Яков! Уже до обычных мародеров докатился. Интересно, что он им пообещал? Десять тысяч литров местной водки? Грузовик наркотиков? — рассмеялся Ланий.

— Время, Ланий! Прыгай в машину, — сказала Хельга.

Ланий уселся на свое кресло и принялся выжимать мокрые волосы. Существо, минуту назад убивавшее людей под жуткий хохот, сейчас выглядело спокойно и миролюбиво. Анна включила фары и направила машину к мосту. В свете фар мелькнул Дез, что-то несущий в руках. Когда машина поравнялась с ним, я открыл дверцу, пропуская внутрь промокшего напарника.

— Вот что у этих клоунов на костре жарилось. Я это экспроприировал. В качестве трофея, — радостно сообщил Дез.

Он сунул мне двух жареных рыбин на шампурах и одну большую жареную лягушку размером с курицу.

— И ты будешь это есть? — спросил я, скривив губы.

— Да! — ответил он.

И демонстративно откусил от жабы здоровенный кусок мяса.

— Скоро будем на месте, — сказала Анна. — Проверьте оружие — у Якова достаточно приспешников.

 

***

 

Мы встали под холмом, на котором вспышки молнии высвечивали остатки каких-то строений.

— Это здесь. Сейчас попробую открыть один из тайных проходов в катакомбы. Надеюсь, Яков за последнее время не усилил там охрану, — сказала Анна.

Мы выбрались под ливень и осмотрелись. С нашей стороны склон резко заканчивался обрывом, с которого вниз свешивались толстые, плотно заросшие большими круглыми листьями, лианы. Анна, вооружившись автоматом, принялась осторожно раздвигать их. За лианами оказались ворота, через которые мог бы въехать небольшой грузовик.

— Ничего себе тайный проход, — хмыкнул Дез.

Анна схватилась за одну створку и медленно потянула в сторону. Створка сдвигалась мягко и тихо — значит, ее смазывали. Перед нами открылся полого уходящий вниз коридор, освещенный парой тусклых ламп на стенах, заканчивающийся еще одними воротами. На каменном полу засохшие комки земли складывались в следы от колес — когда-то здесь проезжала машина.

— Ну что? Вперед! — скомандовал Ланий.

Пистоль и Стилет первыми вступили в коридор. За ними Сион, Анна, Хельга, Ланий и Таран. Дальше мы с Дезом. Замыкали Напалм, Рубец и Женька. Нику Ланий решил оставить в машине.

Слева в стене была небольшая металлическая дверь, запертая изнутри. Впереди идущие просто прошли мимо нее, а вот Деза охватило любопытство. Он немного опередил меня и попытался открыть дверь, но потерпел неудачу. Пнув ее с досады, он пошел дальше. А вот когда мимо двери проходил я — за ней что-то скрипнуло, и она распахнулась, выпуская в коридор мужика с короткой винтовкой в руках. Ее ствол ткнулся мне в грудь.

Позади мужика возник Дез. Он быстро схватил его за голову и резко крутанул. Раздался хруст шейных позвонков и мужик грохнулся на пол. Шея его была вывернута под неестественным углом.

— Дез?! — удивленно шикнул я.

— Ну?

— Ты свернул ему шею!

— И что?

— Ничего.

— Ну и фиг с ним! — хмыкнул напарник.

Он пнул труп ногой и пошел дальше. Я нагнулся, чтобы подобрать необычное оружие. Теперь-то я разглядел, что это не винтовка: дульный срез имеет квадратную форму и запрятан под дырчатый кожух. На ствольной коробке с двух сторон имелось три пары странных фиговин, напоминающих миниатюрные воздухозаборники. Сбоку на оружии был небольшой «манометр» — сейчас стрелка показывала самое высокое значение. Я нащупал рядом с пистолетной рукояткой кнопку и нажал, после чего из рукояти вывалилось что-то вроде обоймы-батареи. Стрелка тут же опустилась на ноль. Я вновь вставил батарею, и стрелка резко скакнула вверх. Нагнувшись и стараясь не смотреть на лицо трупа, я стянул с него небольшую сумку с такими же обоймами-батареями.

— Что тут у вас? — спросила подоспевшая на шум Хельга.

— Все-таки охрана была, — сказал я.

— Будь осторожнее, ладно? — облегченно выдохнула она, приобняв меня.

Мы заглянули внутрь крошечной комнатенки, откуда выскочил охранник. Здесь стоял низкий стол и стул с висящей на спинке армированной техноградской курткой (приглядевшись, я заметил следы от споротых погон и герба). Под стеной была пустая стойка для оружия. На столе стоял горшочек со светящимся грибом, миска с какой-то похлебкой, полупустая бутылка без пробки и что-то вроде выточенной из дерева телефонной трубки. Витой провод от трубки тянулся по полу и уходил в отверстие в стене.

— Он мог сообщить о проникновении своим дружкам, — сказала Хельга, указывая на трубку.

— Значит, нужно быть готовыми к засаде, — сказал я.

— Все может быть, — кивнула киборг.

Мы вернулись в коридор и спустились ко вторым воротам, возле которых нас ждали остальные.

— Приготовьтесь. Возможно, они уже знают о нашем присутствии, — предупредила всех Хельга.

Стилет и Пистоль взялись за створки и потянули в стороны. Взгляду открылось обширное помещение с низким потолком, заставленное машинами. Более десятка автомобилей, большинство из которых были техноградскими легкими машинами сопровождения. Еще я заметил парочку крытых грузовиков и один багги. Рядом с воротами, прижавшись бортом к стене, стоял приземистый, обшитый тяжелой броней красный грузовичок, в наращенном бронепластинами кузове которого стоял пулемет на треноге со здоровенным кожухом. Освещалось помещение четырьмя большими лампами, горящими вполнакала. Их света не хватало, чтобы осветить весь подземный гараж — здесь было полно мест, где нас могла поджидать засада.

— Двигаемся медленно и осторожно. Огонь открывать без предупреждения, — сказал Ланий и двинулся между рядами машин.

За ним последовали остальные. Мы с Дезом замыкали.

Вдруг двигатель стоящего возле ворот бронированного грузовичка взревел на весь гараж. Машина дернулась и закрыла от нас ворота, прижавшись к ним боком. В дверце откинулся небольшой лючок, через который водитель выставил пистолет-пулемет и открыл огонь. Мы все попадали, расползаясь в стороны. Мы с Дезом оказались ближе всех к воротам, то есть, ближе всех к грузовику. Когда мы растянулись на холодном полу, стрелок не смог достать нас — мы оказались в мертвой зоне. Он мог, конечно, открыть дверцу и перестрелять нас с напарником, но при этом сам рисковал получить пулю. С моей позиции было отлично видно автомат и держащие его руки. Я перевернулся на спину и задрал ствол оружия, которое снял с трупа охранника. Прицелился и дал очередь в люк передней дверцы. Из ствола вырвались синие спицы, похожие на те, которыми стреляли в нас «смотрящие» в Технограде. Сразу несколько спиц вонзились в сжимающие автомат руки. Стрелок завизжал. Оружие, выпавшее из окна и лежащее сейчас под передним колесом, потекло, как пластилин на сковородке, исходя дымком. В нем начали взрываться оставшиеся в обойме патроны. Дез на четвереньках добрался до машины и резко встал, сунув автомат в люк. Короткая очередь заглушила крики раненого стрелка. Напарник тут же вновь свалился на пол, когда в другом конце помещения раздались выстрелы.

Дез открыл дверцу грузовичка и наружу выпало тело в снаряжении, похожем на техноградское, но со споротыми погонами. Двигатель машины все это время работал вхолостую. Дез сунулся в кабину и чем-то скрипнул внутри, после чего машина медленно поползла дальше, скрежеща бортом по стене и открывая проход к воротам. Я осторожно оглядел гараж. Все наши попрятались между машин и изредка отстреливались. Возле обычной деревянной двери в другом конце помещения было несколько человек, поливающих помещение пулями и синими лучами. Из-за одного грузовика выскочила объятая зеленым свечением фигура Лания. Я видел, что энергетическая броня прекрасно защищала его от пуль, но когда по нему выстрелили несколькими лучами, один из них прошел сквозь зеленый кокон и впился в левую ногу. Ланий упал, но быстро откатился за подпирающую низкий потолок колонну. Я видел, как исказилось от боли его лицо. Он осмотрел ногу, от которой валил дымок, и попытался двинуть ею. Когда нога дернулась, Ланий вскрикнул.

Враги не видели меня, поэтому я хорошо прицелился и дал по ним очередь лучей. Я попал в двоих, из ран которых тут же повалил дым. Их товарищи попадали на пол, а один из подстреленных завизжал и бросился к двери. Открыв ее, упал прямо в проеме, затихнув.

За дверью оказались еще несколько человек, которые подняли оружие, приготовившись стрелять. Я нажал на курок, но из ствола вылетели только два луча. Они заставили врагов спрятаться за стоящий рядом тяжелый металлический шкаф, на полках которого лежали какие-то детали. Я взглянул на «манометр» на крышке ствольной коробки. Стрелка была на нуле. Укрывшись за ближайшей машиной, я выщелкнул из оружия батарею и бросил на пол. Затем достал из подсумка новую и вставил на место старой. Стрелка на «манометре» прыгнула в крайнее положение. Я направил оружие в сторону попрятавшихся врагов и выпустил для острастки длинную очередь, не позволяя им покинуть укрытия.

Сзади громко застучал пулемет. Я обернулся и увидел Деза, который залез в кузов грузовика и стрелял из установленного там пулемета совсем в другую сторону. Я присмотрелся и разглядел в одном из темных углов еще одну раскрытую дверь. Пули Деза барабанили по стоящему рядом с дверью легкому техноградскому броневику, за которым наверняка спрятались несколько человек.

Мы оказались зажаты с двух сторон. Мы не могли выступить на них в открытую, но и враги не могли покинуть свои укрытия. Дез не мог достать их из пулемета, поэтому я решил действовать. Я начал осторожно карабкаться на капот стоящего рядом крытого грузовика. Между потолком и крышей кузова было пространство в полметра. Забравшись туда, я пополз на животе к задней части грузовика, откуда должно быть видно укрывшихся за машиной врагов. Вот они, четыре человека в шлемах и армированной техноградской униформе со споротыми гербами. Я попробовал прицелиться в них из своего нового «лучемета», но он был слишком уж неудобным для такого стесненного пространства. Я побоялся, что не смогу накрыть всех четверых одной очередью. Хотя… что это стоит позади них? Я присмотрелся к стоящей возле машины бочке. Мне хватило рисунка с изображением огня, чтобы понять — в бочке хранят горючую жидкость, скорее всего топливо для машин. Если я выстрелю в нее из «лучемета» — никто из четверки не уйдет обиженным, всем достанется. Они еще не заметили меня, поэтому я прицелился в бочку и нажал на курок.

Синие лучи врезались в бочку и гараж озарила вспышка. Я зажмурился и почувствовал мощный воздушный толчок, который поволок меня по крыше кузова. В ушах мерзко зазвенело, лицо обдуло горячим ветром. Когда звон стих, стали слышны вопли, которые тут же стали отдаляться — раненый уползал прочь. Я попытался слезть с грузовика, но оступился и грохнулся на каменный пол, стукнув об него «лучеметом». Внутри оружия что-то хрустнуло и стрелка «манометра» упала на ноль. Я нажал на курок — выстрела не последовало. Я снял подсумок с коробочками-магазинами и бросил на пол рядом с оружием. Оно оказалось мощным, но ненадежным. Я стянул со спины автоматический дробовик и осторожно выглянул из-за грузовика. Машину, за которой прятались враги, немного сдвинуло, и теперь за ней были видны три тела в неестественных позах. Четвертого не было.

Дез, отпустив дымящийся пулемет, подозвал меня.

— Прикрой меня, попробую пройти в ту дверь и догнать того живчика, что пережил устроенный тобою фейерверк, — сказал он, спрыгивая с кузова.

Я посмотрел в сторону другой двери, возле которой прятались остальные враги. Сейчас в гараже было тихо, после взрыва бочки с топливом все перестали стрелять и затаились. Из-за железного шкафа с инструментами высунулась голова в шлеме. Где-то среди машин грохнул выстрел и пуля ударила в шлем, с визгом отскочив в сторону. Голова убралась обратно. Вместо нее появилась рука с тяжелым пистолетом. Пару раз выстрелив, пистолет убрался вслед за головой.

Я забрался в кузов и взялся за рукояти пулемета. Он был немного похож на пулемет «Максим», у которого вместо колес была тренога, кустарно приваренная к машине. Внизу стоял большой ящик с откинутой крышкой, откуда к пулемету тянулась патронная лента.

Я направил ствол на дверь, к которой приближался Дез. Он двигался пригнувшись, стараясь держаться ближе к стоящим в ряд машинам. Со стороны другой двери вновь раздались несколько выстрелов. В этот момент Дез отпрыгнул за ближайшую машину, а в дверном проеме, куда смотрел пулемет, появились два человека. От неожиданности я вдавил гашетку и пулемет затрясся, извергая из себя горячий металл. Рукояти больно били по рукам, ствол медленно повело вверх, но несколько пуль угодили в цель. Одному человеку очередь прошила грудь, а другого задела по плечу, развернув к нам боком. Я отпустил гашетку и дернул ствол вниз и вбок, затем вновь открыл огонь. Цепочка красных разрывов взобралась по руке и опрокинула человека на пол.

Я прекратил стрелять и отпустил рукояти пулемета — после пальбы руки зудели и мелко тряслись. Дез добрался до двери и осторожно заглянул в помещение за ней. Он обернулся и махнул мне рукой. Оглянувшись на вторую дверь, я выпрыгнул из кузова и побежал к другу. Краем глаза успел заметить метнувшуюся к освободившемуся пулемету Анну. Пробегая мимо убитых взрывом, я старался не смотреть на изломанные ударной волной тела. Старался не смотреть на то, что сделал сам.

Добравшись до Деза, я заглянул в дверь. За нею оказался темный коридор, идущий вдоль стены гаража. Что находится в его конце, было не разобрать.

— По-моему, он ведет к той другой двери, — сказал Дез.

Мы вошли внутрь. Выставив перед собой оружие, медленно двинулись по коридору. По пути нам попались три распахнутых двери, ведущие в комнаты, напоминающие кладовки со всякой рухлядью. За стеной в гараже вновь прозвучало несколько одиночных выстрелов, которым ответила длинная пулеметная очередь. Коридор вывел нас в темную комнату. Прищурившись, я смог разглядеть уходящую вниз лестницу и дверь, ведущую в гараж.

— Ну, вы у меня попляшете, сволочи! — сказал Дез.

Он оскалился и вышиб дверь ударом ноги.

Взгляду открылся гараж. Спиною к нам, прячась за шкафом с инструментами и двумя машинами, сидели восемь человек. Они, кажется, не ожидали нападения с тыла, поэтому напарник выставил в дверной проем автомат и выпустил по ним весь магазин. Он изрешетил пятерых, затем принялся перезаряжать оружие. Трое оставшихся в живых повернулись к нам.

Я выстрелил из дробовика в того, что сидел ближе всех. Дробь швырнула его на пол и протащила с метр. Я перевел оружие на следующего. Заряд угодил в грудь и бросил врага спиной на бампер машины — прямо на один из приваренных шипов, который вошел в тело, не давая ему сползти на пол. Третий вскочил и попытался убежать, но его настигла очередь, выпущенная кем-то из наших.

— Все живы? — спросил Дез, закончив с перезарядкой.

Из-за машин показались остальные члены нашей группы. Не хватало только Лания. Вспомнив о нем, я побежал к колонне, за которой в последний раз видел его. Ланий лежал на полу, в муке скривив черные губы. Его нога перестала дымиться, но выглядела как почерневший от огня ствол дерева.

— Ну-ка, давай руку, — сказал я.

Я потянул за протянутую ко мне ладонь, помогая Ланию встать. Он был совсем легким, даже легче чем Катька, которую я нес на руках за минуты до того, как попасть в эти места. Когда это существо попыталось встать на поврежденную ногу, оно тонко застонало, из зеленых глаз с вертикальными зрачками покатились слезы.

Мне стало жаль его, чуть ли не до слез. Какую же боль он сейчас испытывает? «Цепной пес» мэра Шварца страдает, спасая дочь своего хозяина. Какой же преданный все-таки. Когда-то давно мэр спас его из лагеря своих коллег-ученых и заменил отца. Это существо в благодарность готово было пойти за него хоть куда. И даже лишиться ноги.

Когда я его поднимал, он потянул к себе лежащее рядом ружье.

— Тебе дальше нельзя, слышишь? — сказал я, забирая его ружье и вешая рядом с техноградским дробовиком.

— Я должен… — простонал он сквозь зубы.

— У тебя нога похожа на шашлык, который уронили на угли. Оставайся здесь, мы все сделаем, — сказал подошедший Дез.

Он взял Лания на руки и понес к остальным. Мы открыли дверцу одной машины и Дез положил его на сиденье. Хельга обработала ногу какими-то лекарствами и замотала повязкой.

— Ланий, ты остаешься здесь. Не смей идти за нами. Все будет хорошо. Мы спасем Елену и вернемся за тобой, — сказала она.

Когда мы двинулись дальше, Ланий подозвал меня поближе.

— Спаси ее, — сказал он, моргая слезящимися глазами. — Ты действительно любишь ее, поэтому ты просто должен, нет, обязан спасти Елену! Обещай мне!

— Обещаю, — сказал я, взяв его за руку.

— Иди.

Положив рядом его ружье, я пошел вслед за остальными. Некоторые разжились у мертвецов, лежащих у двери, «лучеметами».

— Мощная фиговина, — сказал я Стилету. — Но ненадежная.

Он кивнул и повесил «лучемет» за спину рядом с мечом, а в обе руки взял тяжелые черные пистолеты, также подобранные с трупов.

Мы встали вокруг каменной лестницы, ведущей вниз. Там царил мрак. Я вернулся к Ланию и снял с его головы шлем энергетической брони.

— Зачем? — простонало это существо.

— Просто мне очень нужен прибор ночного видения, — ответил я.

Ланий кивнул. Глаза его закрылись.

Напугавшись, я затряс его за плечо.

— Не бойся, живой я, — сквозь слезы улыбнулся он.

Я вернулся к лестнице и надел шлем. Он сразу же оповестил меня об отсутствии энергетической брони «Охотник». Я включил прибор ночного видения — видимость заметно улучшилось, прибавилось контрастности. Я начал первым спускаться на нижний уровень, держа перед собой дробовик, в магазин которого перед этим не забыл добавить патронов. Рядом со мной, одной рукой держась за мое плечо, а в другую взяв револьвер, шагал Дез. Остальные спускались следом. Во тьме кто-то несколько раз споткнулся о ступеньки, и чуть было не грохнулся вниз.

В конце лестницы оказался темный коридор, в конце которого что-то скрипнуло и хлопнуло. Сзади кто-то выругался, кажется, Напалм. И как, интересно, смог сохранить молчание Дез?

— Блин горелый! Темно и воняет, как в чертовой заднице! — подал голос напарник.

Поспешил я, однако, с выводами. Дез просто не может промолчать в данной ситуации. В конце коридора была здоровенная металлическая дверь — скорее всего, это она скрипела и с хлопком закрылась. Защитники подземелья наверняка заперли ее изнутри на все замки. Зато в одной стене был проем два на два метра, закрытый металлической решеткой.

— Что там? — раздался в темноте голос Сиона.

— Коридор. В его конце запертая металлическая дверь. Тяжелая и толстая, — ответил я.

— Так давайте я ее из гранатомета вынесу? — предложил Напалм.

Я видел, как он стянул оружие со спины и в темноте направил ствол совсем в другом направлении.

— Нет, если выстрелишь, то нас всех здесь завалит, — ответил Сион.

— Еще есть проем в стене. Закрыт металлической решеткой, — сказал я.

— Прутья толстые? — спросила Хельга.

— Не очень, и, кажется, ржавые, — ответил я. — Вроде бы это уже люди сделали, я вижу потеки раствора.

— Проведи меня туда.

Я взял ее за руку и довел до решетки. Она ощупала ее и схватилась за прутья. Искусственные мышцы напряглись и два прута с треском вышли из основания. Всего прутьев было шесть, и Хельга выдрала их все.

Я первым сунулся в проем и оказался в просторном длинном помещении с низким потолком, конец которого терялся во тьме, через которую не мог пробиться прибор ночного видения. Повсюду валялась какая-то рухлядь, котелки с мисками, старые деревянные ящики, из которых соорудили столы и табуреты. Вдоль стен виднелись тощие матрасы, подушки и одеяла, кучи сена.

— Вижу огромное помещение. Дальнюю стену различить не могу, — сказал я. — Вокруг бардак, как в хлеву.

— Что же было раньше в этих подземельях? — спросил Дез.

— Не знаю. А конкретно здесь Яков держит своих пленников. Обычно это помещение никогда не пустует и всегда наполнено гамом. В последний раз здесь были какие-то бандиты — целая банда, десятка три голов. Среди них особо буйным был высокий здоровяк, которому приходилось сгибаться под низким потолком. Он еще все время рычал, и прозвище у него было Кувалда, — пояснила Анна.

— Кувалда! А ведь тот придурок, который нас жутко напугал, был вооружен здоровенным молотом. Да и размеров он был немаленьких, — вспомнил Дез.

— Выходит, Яков пообещал бандитам свободу в обмен на то, что они нападут на нас? — произнес Сион.

— И притащат еще одну «Елену», — добавила Хельга.

— Сейчас мы пройдем это помещение и выйдем в новый коридор. Там находится камера, в которой должна быть девушка, — сказала Анна.

Мы двинулись вперед, взявшись друг за друга, чтобы не потеряться в темноте.

— А здесь что, света совсем нет? — возмутился Дез.

— Есть. Выключатель находится рядом с дверью впереди, — ответила Анна.

Я наконец-то разглядел впереди стену и решетчатую дверь. Так как помещение было пустое, дверь никто не закрыл. Мы вышли в освещенный слабой лампочкой коридорчик. С одной стороны была распахнутая дверца, а с другой коридор поворачивал вбок. При плохом источнике света прибор ночного видения в шлеме не отключился, а просто немного снизил контрастность.

— Вон камера Елены, — сказала Анна, указывая пальцем на дверь.

Я сунулся внутрь, ожидая, наконец, встретить ту, в которую влюбился с первого взгляда. В комнате никого не оказалось, но под стеной стояла низкая деревянная кровать. На подушке еще была видна вмятина от головы, значит, пленницу забрали недавно. В отличие от каких-то там бандитов, о девушке заботились: на стенах и полу были толстые ковры, чтобы холод не шел от камней, да и еще здесь был нормальный стол, на котором остался поднос с глубокой тарелкой и кувшин.

Я выскочил из камеры, держа в трясущихся руках дробовик, и бросился к повороту коридора. Но тут же замер на месте.

— Вы не меня ли ищете? — раздался голос.

Из-за поворота с лязгом и жужжанием вышел человек. Он был одет в громоздкий бронированный костюм и шлем с толстым темным забралом, закрывающий верхнюю половину лица. Одной рукой он сжимал рукоять подвешенного к плечу при помощи толстого ремня многоствольного пулемета, под которым висел массивный цилиндр патронной коробки. В другой трепыхалась хрупкая девушка с красивыми тонкими чертами лица, светлыми волосами и плоской грудью (именно поэтому мне не нужно было ничего подкладывать под одежду, когда я был в ее роли). Елена выглядела не очень хорошо, она была слишком бледна, под глазами залегли темные круги. Но, черт побери, она была прекрасна!

— Отпусти ее, сволочь! — сказал я, оскалившись.

Краем глаза я заметил, как мелко трясется от ярости Хельга. Левый глаз киборга задергался, а сквозь кожу на щеках проступили толстые красноватые жилки.

— Как красиво сказано. Елена Шварц, я и не знал, что вы способны выражаться подобным образом, — усмехнулись не прикрытые забралом ярко красные губы. У кого-то я уже видел похожие.

— Научилась! — сказал я и снял шлем.

Елена перестала дергаться и уставилась на меня. Оно и понятно — ведь перед ней стояла ее точная копия.

— А ведь похожа-то как, а? Прямо сестра-близнец, честное слово! Я ведь вначале клюнул, высылал за тобой людей. Но план мэра провалился. Я ведь хотел решить все просто, обменять девчонку на данные по установке перемещения между мирами. Но теперь, когда вы обе у меня… Просто отлично. Остальных прошу на выход, — Стволы пулемета немного приподнялись. — А тебя, девушка, прошу остаться. Брось оружие и иди в камеру — вас там теперь двое. Скучать не будете.

— Я мужчина, — ответил я. — Мне просто повезло родиться красивым — спасибо маме.

Я ожидал более интересную реакцию вплоть до того, что он от удивления уронит пулемет и мы просто запинаем его прикладами. Но Якова оказалось не очень-то легко удивить. Хмыкнув, он оглядел сначала Елену, а потом меня.

— Ну, молодец. Агентам Императора есть чему у тебя поучиться. Может, ну его, этого Шварца, а? Пойдешь работать на меня? У тебя будет все, что пожелаешь. Потом я даже отдам тебе девчонку. Я же по глазам вижу, что ты в нее, как говорят местные, «втюрился».

— Да пошел ты! — ответил я.

— Ладно. Я просто предложил.

— Мне кого-то напоминает твой голос, — сказала Хельга, скривившись.

— Ага, узнала меня, Баэлия. Тебе ведь дали новую жизнь после того ужасного случая, когда от твоего тела почти ничего не осталось. Мы дали тебе новое тело, куда лучше прежнего, а ты и Амахарон предали нас и ушли, забрав с собой нужные нам данные.

— Не называй меня так! Баэлии не существует! Мое имя Хельга! Хельга! — в ярости сжала кулаки киборг. — И Амахарона больше нет! Есть только Сергей Шварц, хороший мэр и гениальный ученый! Не то что ты, Дрелиан!

— Гениальный ученый… — Дрелиан вздохнул. — Гениальный ученый не станет бросать науку из-за каких-то образцов местной фауны, с которыми у него теплые отношения.

— Эти «образцы» оказались гораздо лучше нас, высшей расы. Они имеют то, чего нет у нас. Ты несколько лет маскировался под оружейника Якова и следил за Шварцем, да?

Смотря на Якова-Дрелиана, я удивлялся, как он удерживает одной рукой такой тяжелый пулемет? Ведь он не похож на здоровяка вроде Тарана, обычный худощавый мужик. Приглядевшись к его костюму, я заметил на руках и ногах блестящие трубки и цилиндры. За спиной висел какой-то ящик, в который из костюма уходили витые провода. Я вспомнил, как по телевизору один раз показывали костюм, который позволяет человеку стать настоящим тяжеловесом. В таком костюме можно было поднимать огромные тяжести, ведь в нем были специальные сервомоторы, усиливающие силу человеческих мышц в несколько раз. Как же он называется? Кажется, «экзоскелет». Да, точно, экзоскелет. На Дрелиане был подобный костюм. А еще я вспомнил, что экзоскелет потребляет очень много энергии. Наверное, тот ящик за плечами, и есть аккумулятор.

У меня в голове родился план. Я несколько раз подумал про себя: «Хельга, срочно прочитай мои мысли!».

Хельга быстро выдернула из кобуры револьвер и выстрелила в одинокую лампочку. Коридор погрузился во тьму. Я услышал, как стволы пулемета Дрелиана начинают вращаться с характерным жужжанием — через секунду он начнет стрелять. Я толкнул в плечо Деза, который повалился на Напалма. Хельга повалила остальных. Вся наша группа теперь валялась на полу. Я рванулся вперед и упал прямо под ноги Дрелиану. Его пулемет начал стрелять над головами нашей группы, освещая коридор вспышками. Я быстро прополз под грохочущими стволами и выпрямился за спиной Дрелиана, ощупывая экзоскелет. Из ящика, являющегося источником энергии, торчали несколько проводов. Я схватил рукой сразу три штуки и рванул. Концы проводов вышли из ящика, сыпанули искры. Руку пронзила боль, пальцы скрючились. Я закричал и отпрыгнул назад. Пулемет продолжал стрелять, но только теперь его ствол стал медленно опускаться. Я уже подумал, что пули заденут лежащих на полу, но оружие вдруг выпало из руки Дрелиана и повисло на ремне, уткнувшись в пол.

— Что это?! — удивленно заорал он.

На ощупь я добрался до висящего на стене ящика и дернул рубильник. В помещении, где содержались бандиты, вспыхнули множество ламп. Их свет проник и в коридор. Я подошел к Дрелиану, который стоял, опустив руки и отчаянно вертя головой по сторонам. Елена была рядом и глядела на меня огромными от удивления глазами. Я содрал шлем с головы Дрелиана. Под ним оказалось красивое лицо с красными глазами, обрамленное длинным красным каре. Я вытащил из кобуры пистолет и, воткнув ствол между красных глаз, заглянул в них.

— Не делай этого, — Елена повисла у меня на руке. — Не становись похожим на него.

Я не мигая смотрел в глаза Дрелиана. Мне показалось, что там что-то промелькнуло.

— Ладно, — произнес я.

Больно ткнув стволом Дрелиана, я опустил оружие.

— Тобою командует девчонка, — хмыкнул он. — Ну, хотя бы ударь меня, победитель.

Я молча отвернулся от него и принялся массировать скрюченные после удара током пальцы.

-Ну давай же. Врежь мне, — провоцировал сзади Дрелиан.

— Давай-ка лучше я. У моего напарника, как видишь, пальцы еле шевелятся, — сказал Дез, вставая с пола. — А вот у меня все нормально.

Он подошел к Дрелиану.

— Отвали, дикарь, — вяло бросил тот.

Дез потер кулак, но, вместо того, чтобы долбануть его в лоб, отвесил ему подзатыльник. Дрелиан заткнулся и только вертел головой.

— Александр, спасибо тебе. Как ты догадался? — сказала Хельга, сзади обхватив меня за плечи.

Лицо женщины вновь стало красивым, как и прежде — глаз перестал дергаться, красные прожилки втянулись под кожу.

— Теперь все? Можем выбираться? — спросил я.

— Подожди. Ты смог захватить в плен одного из серьезных военных из нашего мира. Мэр будет очень благодарен тебе за такой подарок.

— А как вы собираетесь вытащить его отсюда?

— Да прямо в костюме и вытащим. Он ему вместо оков будет. Нам только кляп останется вставить.

— Кто это? — спросила у Хельги Елена.

— Это тот, кто заменял тебя все это время, — сказала она, обнимая девушку. — Тот, кто отправился на твои поиски. Тот, кто ради тебя обезвредил очень серьезного противника. — Хельга кивнула в сторону Дрелиана. — И тот, кто влюбился в тебя с первого взгляда, как только увидел твою фотографию.

— Ох, ты ж черт! — заорал Дез. — Там к нам бегут его прихвостни! Десятка два, а то и три!

Он все это время смотрел за угол, а теперь бежал к нам.

— Валим из этого погреба! — сказал он, схватив за руки меня и Елену.

Он потащил нас назад. На Елене было обычное легкое платье, в котором ее и похитили, а на ногах совсем неуместные туфли на каблуках. Она тут же споткнулась и упала. Я быстро стянул с себя плащ Хельги и накинул на Елену. Затем я подхватил ее на руки и побежал вслед за напарником.

— Бегите наружу! Мы задержим их! — прокричал Сион.

— Босса ихнего не забудьте! — крикнул Дез.

Сион развернулся и принялся отстреливаться длинными очередями. Рядом с ним остались Анна, Таран, Стилет и Пистоль. Остальных Сион чуть ли не пинками погнал наружу вслед за нами.

Мы преодолели лестницу, которая теперь была не так уж темна, и выскочили в гараж.

— Бежим отсюда! — сказал Дез, вытаскивая Лания из машины и взваливая на плечо.

— Я останусь здесь, подожду Сиона с остальными, — сказал Напалм, снимая с плеча гранатомет. — Бегите наружу и заводите машины. Я попробую взорвать лестницу, как только они вернутся, потом мы сразу выберемся к вам.

Хельга кивнула и потянула нас за собой наружу. Снаружи уже немного посветлело, близился рассвет. А я-то думал, что провел в этих подземельях всего полчаса.

Мы выбежали под моросящий дождь и бросились к машинам. Стоп! Что-то здесь не так. Откуда здесь взялся огромный техноградский броневик и стоящие возле него люди? Хельга тут же выскочила вперед, заслонив собой меня и Елену.

— Добегались. Где Анна? — произнес стоящий перед броневиком «экстрасенс» в вуали.

— Руки вверх! Всем бросить оружие! — заорал стоящий рядом с ним оружейник в фуражке. В руках он держал такую же винтовку, как у Хельги.

Рядом расположились еще трое техноградцев с неизвестными мне автоматами — судя по широкому дулу под стволом, это были штурмовые винтовки с интегрированными подствольниками. Один из них держал за руку Нику.

— Извини солдатик, руки поднять не можем. У нас они, как видишь, заняты, — сказал Дез.

«Солдатик» немного растерялся от такой наглости, но все же вышел из положения.

— Пес с вами. Все равно быстро выстрелить не сможете. Но остальные — оружие на землю! Живо!

Хельга, Женька и Рубец медленно положили оружие под ноги и подняли руки.

— Где Анна? — повторил «экстрасенс», положив руку на кобуру.

— Она не сотрудничала с предателем, — сказала Хельга.

— Видно, вы не поняли вопроса. Хорошо.

«Экстрасенс» повернулся к разговорчивому «солдатику». Тот кивнул и нацелил ствол своей винтовки на боевой трицикл. Раздался визг и трицикл разнесло на куски. Слетевший с турели пулемет пролетел над нашими головами и воткнулся стволом в холм, под которым находился вход в подземелья.

— Охр…неть! Вы что творите?! — заорал Дез.

— Теперь вы ответите на мой вопрос? — спросил «экстрасенс». — Или мне продолжить представление?

Он снял с правой руки тонкую ажурную перчатку и щелкнул пальцами с черными ногтями. Пламя, охватившее обломки трицикла, погасло — машину за пару секунд покрыло сначала инеем, а затем и тонкой коркой трескучего льда. Ничего себе! Я уже думал, что меня теперь ничем больше не удивишь. Я такие спецэффекты только в фильмах про магию видел.

— Впечатляет, да? — «экстрасенс» кокетливо улыбнулся. — Это отняло у меня много сил. Но меня еще хватит, чтобы заморозить кровь в сердцах нескольких человек.

Хельга открыла рот, но ответить не успела. Из-за ближайшей горы с рокотом вылетели два энерголета. Быстро приблизившись, они зависли по сторонам от нас. Дверцы отъехали вбок, наружу выдвинулись пулеметные турели. Рядом с каждой высунулись длинные стволы снайперских винтовок.

— На позиции, — произнес усиленный мегафоном голос.

— Отлично! — ответил второй, который был мне знаком. — Агния, вы окружены! Сдавайтесь, и тогда я попробую замять этот скандал.

— Ага, сейчас! Анна опозорила нашу семью! Я не потерплю в своем роду предателей! — заорал «экстрасенс». — Я лично хочу разобраться с сестрой.

— Она не предательница! Она работала на наш спецотдел и следила за Яковом! Что-то ты совсем помешалась в последнее время, Агния. Пора бы тебе взять отдых, — проговорил мегафон.

— Я?! Помешалась?! — крикнул «экстрасенс», выхватывая у ближайшего подчиненного штурмовую винтовку.

Задрав ствол к небу, он выстрелил из подствольника. Энерголет вильнул, разминувшись с гранатой, которая улетела за холм. Через секунду оттуда донесся взрыв.

— Вот стерва неуравновешенная! — передал мегафон голос пилота. — Охр…неть! Чуть не попала!

— Хотела бы — попала, — крикнул «экстрасенс».

Вдруг под холмом громыхнуло. Из открытых ворот вынесло клубы дыма и мелкие обломки.

— Анна там, — указал Дез на ворота.

— Что?! Моя сестра… там…

«Экстрасенс» выронил автомат в траву и упал на колени. Он сорвал с головы вуаль. Под ней оказалось обрамленное пепельными волосами лицо с мутными голубыми глазами. Лицо исказилось и из глаз брызнули слезы.

— Нет… — простонала Агния.

— Э-э-э… командир? Что с вами? — к ней подскочил один из техноградцев.

— Видно, прав был пилот энерголета, когда назвал ее неуравновешенной, — шепнул мне Дез.

— Она хотела избавиться от сестры, которая якобы была предателем и порочила ее род. Но она все же очень любит ее. Думаю, если бы Анна сейчас оказалась здесь, две сестренки обнялись бы и простили друг друга, — сказал я. — Наверняка ей сейчас очень хр…ново на душе.

— Да, с такими лучше не связываться, — ответил напарник.

-Помогите мне! — крикнула Хельга, бросаясь к воротам.

— Чего вы стоите?! — закричала на своих подчиненных Агния. — Помогайте!

Техноградцы бросили оружие и побежали за Хельгой.

— На посадку! — скомандовал в мегафон знакомый голос.

Энерголеты начали снижаться. Когда они приземлились, из кабины одного выпрыгнул Николай Федорович. За ним из стального нутра повыскакивали еще по десять человек из каждой машины. Все они побежали к воротам. Пыль там осела, и теперь проем перегораживал завал. Хельга и техноградцы хватали куски камня и откидывали в стороны.

— Слишком… много… всего… — прошептала у меня на руках Елена.

— Что? — спросил я.

Но она не ответила. Ее глаза закрылись. Вначале я сильно напугался, но понял, что она просто потеряла сознание от стресса.

Поспешившая к завалу Агния остановилась рядом, положив руку девушке на лоб.

— Не бойся. Твоя сестренка просто сильно устала, — сказала она, погладив Елену по волосам. — Пусть немного поспит. Что ты так на меня уставилась? Я не только морожу людей, но и лечить могу.

Дружески похлопав меня по плечу, она побежала к завалу. Похоже, она приняла нас с Еленой за сестер-близнецов. Странная женщина — настроение меняется по нескольку раз в минуту. Интересно, все «экстрасенсы» такие, или только эта? Лучше буду держаться от нее подальше.

Я отнес Елену к минивэну и бережно положил на задние сиденья, накрыв плащом. Затем развернулся и побежал к завалу. Дез тоже отнес раненого Лания к грузовому трициклу, а потом направился вслед за мной.

— Да сколько же он тянется? — стонал мокрый Дез.

Мы разбирали завал целый день. Сейчас уже наступила ночь. Мы смогли освободить большую часть ведущего вниз коридора. Все сильно устали, хотя и делали частые передышки. Иногда мы стучали и кричали, надеясь услышать ответ с той стороны завала. Но нам никто не отвечал. Мы уже начали серьезно беспокоиться, когда Николай Федорович поднял вверх руку, прислушиваясь.

— Слышите? Вроде как стучит там что-то, да? — сказал он.

Я прислушался. Звук был таким, будто молотом колотят по железу.

— Дез, принеси сюда Лания, — попросила Хельга.

Дез выбежал наверх и вскоре вернулся, неся на руках Лания. Среди техноградцев, прилетевших с Николаем Федоровичем, оказался военный медик. Он успел сменить Ланию повязку и поразился, что нога уж слишком быстро заживает. Ланий больше не страдал от боли, только от зуда под повязкой.

— Ланий, прислушайся, у тебя хороший слух, — сказала Хельга.

Мы все затихли, когда он прижался ухом к завалу. Послушав немного, он резко отпрянул.

— Быстро бежим отсюда! — сказал он.

— Чего? — спросил Дез.

— Хватай меня и наружу! Быстро!

Мы бросились наверх. Я отчетливо слышал, как за завалом что-то гудит, быстро приближаясь. Выбежав на поверхность, мы попрыгали по сторонам от ворот. Оттуда раздался чудовищный грохот, рев и скрежет. Из ворот, ревя двигателем, вылетел тот самый бронированный грузовичок, который пытался перекрыть нам выход. Сейчас он был немного помят, лобовое стекло закрыто сплошной железной плитой, а вместо радиаторной решетки висело нечто, напоминающее огромный острый ковш для чистки дорог.

Машина остановилась посреди поляны. Дверца открылась и наружу выпрыгнул Сион. Он закашлялся и вдохнул свежий воздух, затем протер глаза и оглядел всех нас.

— Чего это вы все здесь собрались? — удивился он, обнаружив помимо нас два десятка техноградцев.

— Вас, блин, спасаем! — сказал ему Дез. — Почти сутки завал разгребали.

— Спасибо! Если бы не ваши усилия, мы бы не прорвались! Там вообще конкретно все обрушилось! Лестницу ту мы взорвали, а от нее трещина через весь гараж прошла до коридора этого. В гараже потолок понадежнее оказался, выдержал, а вот этот коридор обрушился. Мы в гараже инструменты кое-какие нашли, машину укрепили. Потом немного завал поковыряли, услышали, как вы скребетесь, ну я и пробился на этой машине. Спасибо этим фабрикаторам, такую технику сделали!

— О! А вон остальные идут! — Дез указал пальцем на ворота.

Из них появились Пистоль и Стилет с перемотанной повязкой рукой. За ними вышли Напалм и довольный Таран. Здоровяк тащил на себе два пулемета, один свой собственный, а второй тот, что был у Дрелиана. Последней подземелья покинула Анна.

— Сестренка! — закричала Агния.

Анна сначала дернулась, но побежала навстречу сестре. Они обнялись и расплакались.

— Прости меня! — говорила Агния, захлебываясь слезами.

— Ничего. Все ведь хорошо закончилось, — сказала Анна, поглаживая сестру по спине.

Николай Федорович подошел к нам.

— Вы разобрались с Яковом? — спросил он Сиона.

— Конечно, — Сион повернулся в мою сторону. — Вот кто обезвредил предателя.

— Вы? Когда вы приехали ко мне, я даже подумать не мог о том, что такая хрупкая девушка может справиться с таким опасным врагом. Спасибо вам, — сказал Николай Федорович, пожимая мою руку.

— Девушка? — удивленно вскинул я брови.

Сион незаметно наступил мне на ногу.

— А… Д-да. Я и сама не думала, что способна на такое, — улыбнулся я самой милой своей улыбкой.

— Ну что же, нам пора возвращаться. Работа ждет. Жаль, конечно, что вы и Анна теперь считаетесь в Технограде опасными преступниками. Позаботьтесь о ней, ладно?

— Позаботимся. Думаю, в Старой Гавани есть, куда ее пристроить, — ответил Сион.

Техноградцы принялись грузиться в энерголеты. Агния извинилась за трицикл и сообщила, что за холмом они видели причал со стоящей баржей. Она предложила нам вернуться в Старую Гавань по небольшой реке, которая впадает в Тихую. Перед уходом она обняла и поцеловала сестру, пообещав навестить ее.

Один энерголет взял на борт остатки отряда Агнии, а под днище второго подвесили броневик.

— Они знают тебя как девушку. Ты чуть не выдал себя, — сказал мне Сион, когда энерголеты скрылись в ночном небе.

— Да, да. Кстати, а где Дрелиан? — вспомнил я.

— Да вон там, — Сион указал на грузовичок.

В кузове машины помимо пулемета обнаружился здоровенный железный ящик (видимо, предназначенный для оружия). Я забрался в кузов и открыл его. Внутри в неудобной позе лежал Дрелиан с кляпом во рту. С него стянули экзоскелет и теперь он был в техноградских майке и узких, похожих на лосины, штанах. Сам экзоскелет лежал рядом в кузове, накрытый тряпками.

— Удобно тебе тут? — издевательски спросил Дез. Он тоже изъявил желание посмотреть на пленного.

Дрелиан принялся извиваться в ящике, пытаясь освободиться от сковавших руки и ноги наручников. Осознав, что сопротивление бесполезно, он отвернулся и уставился в стенку ящика.

— У-у-у, рожа! — сказал Дез, потрепав его по волосам.

Странно. Я ведь серьезно хотел в него выстрелить тогда. Сейчас же мне было его жаль.

— Дез, помоги, — сказал я, беря Дрелиана под руку.

— Ты уверен? — с сомнением покосился на меня Дез, но взял пленника за вторую руку.

Вместе мы вытащили его из ящика и посадили в кузове.

— Нагляделись? — спросила подошедшая Хельга. — Держи. Пристегните его к машине.

Женщина протянула мне ключи от наручников. Сняв их с ног Дрелиана, мы пристегнули его за руку к торчащей из борта кузова скобе — подальше от пулемета. Сняв наручники с его запястий, я вытащил кляп.

Я думал, что Дрелиан тут же примется обзываться или еще чего. Но пленник лишь вытер рот свободной рукой, оглядев меня с ног до головы, хмыкнул и кивнул чему-то своему, улыбнувшись краем губ.

— Никогда не подумал бы, что меня одолеет смазливый мальчишка, — пробормотал он. — Как говорил мне Император: внешность обманчива.

Прежде, чем я выпрыгнул из кузова к ждущей меня Хельге, за спиной раздалось:

— Благодарю за то, что вытащил из ящика, Александр. Мне жаль, что мы оказались по разные стороны.

— С Еленой все в порядке? — спросил я Хельгу.

— Спит. Как сам? Ты не отдыхал целые сутки, — киборг погладила меня по голове.

— Да нормально. Сейчас схожу к реке, проверю баржу, — ответил я.

— Я с тобой! — сказал Дез, заспешив следом. — Я же ведь твой телохранитель, «принцесса».

— Я уже не принцесса. И ты уже не мой телохранитель, — ответил я.

— Но мы же напарники, верно? — пихнул он меня в плечо.

— Ага, — ткнул я кулаком в ответ.

 

***

 

Мы с Дезом стояли на холме. С него открывался вид на реку, блестящую в лунном свете. На холме обнаружился полуразвалившийся кирпичный дом, рядом с которым был одичавший сад, огороженный развалившейся каменной изгородью. От дома к реке через небольшое поле шла мощеная камнем старая дорога. В конце ее виднелось что-то угловатое, находящееся на воде.

Мы спустились с холма и двинулись через поле к реке. Перед нами оказался простой деревянный причал, возле которого стояла длинная и широкая баржа, предназначенная явно для перевозки чего-то тяжелого. Рядом плавно покачивалось нечто вроде самого обычного речного буксира, только вооруженное «гатлингом», стоящим на корме.

Дез забрался на палубу баржи и сунулся в низкую рубку. Раздалось кряхтенье мотора, не желавшего заводиться.

— Да как же на этом корыте плавали? — спросил напарник, выбираясь из рубки. — Мотор-то давно издох.

— Ну, а буксир, по-твоему, для чего? — спросил я.

— А! Точно! Ну-ка глянем.

Дез перепрыгнул с баржи на палубу буксира. Луна вышла из-за облака и я смог разглядеть надпись на его борту: «Мародер». Это что? Бандитская посудина?

Внутри буксира что-то залязгало, застучало. Из трубы, торчащей из широкого цилиндра на носу, повалил розоватый дымок. Двигатель буксира оказался в рабочем состоянии.

— Работает! — радостно закричал высунувшийся из окна рубки Дез.

— Ну и хорошо. Зовем наших. Загоним тачки на баржу и подцепим ее буксиром.

Вдруг я заметил, как из люка, ведущего в трюм баржи, выскочила человеческая фигура и прыгнула в воду. Незнакомец быстро поплыл к противоположному берегу.

— А все-таки Дрелиан оставил охрану, — сказал я, глядя вслед беглецу.

Дез вышел из рубки с автоматом в руках. Он задрал ствол и выпустил очередь в ночное небо. Беглец замолотил руками так, что казалось, выплещет из реки всю воду. Наконец он добрался до берега и на четвереньках поковылял в прибрежные заросли.

— Ладно, зови остальных. Я останусь здесь — вдруг тот шустрик вернется, чтобы устроить нам какую пакость? — сказал Дез и скрылся в рубке.

Когда я вернулся к остальным, они укладывали в машины трофеи. Их было предостаточно — чего только стоят эти диковинные автоматы, стреляющие синими лучами. Боевого трицикла мы лишились, но зато у нас появился бронированный грузовик, сделанный мастерами-фабрикаторами. Хельга сказала, что Елена пришла в себя и просила позвать меня. Я подошел к минивэну и заглянул внутрь.

— Привет, как самочувствие? — спросил я ее.

Она внимательно посмотрела мне в глаза.

— Хорошо. Ты… ты мой родственник? — спросила она.

— Нет, — усмехнулся я. — Я не твой родственник.

— Но… кто же ты?

— Я? Александр Кошкин. Попал в этот чудесный мир, где живет такая чудесная девушка, совсем недавно.

— Так ты… из другого мира?

— Верно. Прогуляемся?

— Не могу. У меня нет обуви, — смущенно ответила она, пошевелив пальцами босых ног. Ее туфли соскочили с ног еще в подземелье.

— Найдем! — весело ответил я. — И не только обувь.

Я добежал до грузового трицикла и принялся копаться в своем плетеном чемодане с одеждой. Мне попалось то самое платье, которое я купил на рынке Гидрополиса. После событий в Технограде оно, почему-то, даже не помялось и выглядело как на витрине магазина. На мне оно сидело, по словам Хельги, просто чудесно — а значит, на Елене оно будет смотреться еще лучше. Вылезая из трицикла, я прихватил для Елены помимо платья еще и короткие сапожки. На секунду глянув в зеркало, вытащил шпильки и распустил длинные волосы.

Вернувшись к минивэну, я протянул Елене одежду.

— Что это? — удивилась она. — Ты и сам изменился.

— Одевайся. Ты должна выглядеть безупречно.

— С-спасибо, — сказала она, принимая из моих рук платье.

Я отвернулся, чтобы не смущать ее. Она закончила переодеваться, и я протянул ей сапоги. Когда она обулась, я галантно подал ей руку.

— Мы все-таки идем на свидание, а не бандитов местных пугать, — пошутил я, пока она рассматривала себя в зеркало на минивэне.

— Ты распустил волосы. Теперь мы еще больше похожи! — продолжала она удивляться.

Я повел ее на холм с остатками каменного дома. В одичавшем саду росли деревья с пышными кронами, усыпанными розовыми цветами. Они напоминали мне цветы сакуры. Когда накатывал порыв ночного ветра, лепестки цветов срывались с деревьев и сотнями крохотных сердечек кружили вокруг нас. Помимо деревьев в диком саду росли и кусты, покрытые огромными синими бутонами. Мы с Еленой дошли до склона, с которого было видно поле, блестящая лента реки и темные силуэты баржи и буксира на ней. Мы уселись на остатки каменной изгороди.

— Расскажи мне все, — попросила она.

И я принялся рассказывать ей всю историю, начиная с того момента, как меня пригласили отметить окончание школы.

Пока я в красках описывал ей наши похождения, луна успела трусливо спрятаться в кронах далеких деревьев за рекой. В противоположной стороне небо начало наливаться светом. В саду запели ранние птицы.

— Ну, вот и вся история, — закончил я свой рассказ.

— Я вот не пойму, почему ты так легко согласился участвовать в затее моего отца? Почему так легко согласился играть роль девушки? — спросила она, глядя мне в глаза.

— Твой отец показал мне твою фотографию. Ты похожа на меня лицом, но у тебя другие глаза. Как только я заглянул в них, то сразу все понял. Я пошел на это не потому, что мне обещали возвращение домой, а потому что я…

Я замолчал на полуслове, заметив взгляд Елены. Он был направлен на мое плечо. Я повернул голову и вздрогнул. Там сидела большая бабочка с белыми, почти прозрачными крыльями. Она резко вспорхнула, задев крылом мою щеку. От неожиданности я сильно дернулся, и, потеряв равновесие, начал переваливаться через изгородь.

— Осторожно! — закричала Елена, хватая меня за руку.

Я утянул ее за собой, и мы вместе покатились по склону. Я обнял Елену, стараясь, чтобы она не сильно ушиблась, и закрыл глаза. Мы катились в поле, оставляя за собой полосу примятой травы. Наши тела остановились и я приоткрыл глаза. Я лежал на спине, а Елена была надо мной. Она тяжело дышала, глядя на меня. Я привстал, и наши губы соединились в поцелуе. Она прикрыла глаза. Поцелуй был долгим, и, когда, наконец, я немного отстранился, то закончил фразу:

— Потому что люблю тебя. Я влюбился в тебя с первого взгляда. Эта любовь придавала мне сил, пока я искал тебя. Таких, как ты, я еще не видел ни в одном из миров, а ведь я успел побывать сразу в двух. Ты лучшее, что я видел в своей жизни, — сказал я. — Ты… ты будешь со мной?

Она открыла глаза. Они были полны слез радости. Она ничего не сказала, просто придвинулась ближе. Я прикрыл глаза и почувствовал прикосновение ее теплых губ к своим.

Я долго пролежал в траве с закрытыми глазами, чувствуя рядом тепло ее тела. Сколько же прошло времени?

— Я никогда не слышала подобных слов в свой адрес, — тихо сказала она. — Ты ввязался в эту историю ради меня, хотя до этого ни разу не общался со мной. Ты смог понять меня, лишь раз взглянув в мои глаза на фотографии. Если я и должна соединить с кем-нибудь свою судьбу, то только с тобой.

Я открыл глаза и сел. Из-за горизонта уже показались первые лучи солнца. Они упали на лицо Елены, заставив слезы высохнуть. У меня самого на щеках остались влажные дорожки. Я положил руку ей на волосы и задрал лицо к небу. Я гладил Елену по голове и улыбался. Улыбался навстречу восходящему солнцу и новому дню, в котором теперь все будет хорошо.

Все это время мы, оказывается, лежали посреди небольшой цветочной полянки. И сейчас, когда теплые лучи вытеснили ночную прохладную сырость, их бутоны начали распускаться прямо на глазах. Они были разных цветов. Я сорвал огромный фиолетовый цветок и вставил его в волосы Елены. Она улыбнулась и открыла глаза. Я улыбнулся в ответ и помог ей сесть. Осмотревшись вокруг, она нашла и сорвала точно такой же огромный фиолетовый цветок и вставила его в мои волосы.

— Вот так лучше! — улыбнулась она.

Я кивнул и встал, стряхнув с себя травинки. Посмотрел в сторону реки. На барже уже стояли все три машины. А мы-то даже и не заметили, как они проезжали.

Я протянул руку Елене. Она взялась за мою ладонь, и я поднял ее с земли. Мы молча переглянулись и бросились бежать по пояс в траве, не расцепляя рук, в сторону причала.

Нас там уже давно ждали.

— Наконец-то наши голубки пожаловали! — выкрикнул Дез из рубки буксира.

Мы поднялись на палубу, где уже были все остальные. Все сделали так, как я и говорил: загнали машины на баржу со сломанным мотором, а к ней подцепили буксир. На барже остались Таран, Стилет, Пистоль, Напалм и Женька. Остальные устроились на буксире.

— Ну, как вы? — спросил нас Сион, сматывающий толстый мохнатый канат.

Мы с Еленой молча прошли мимо. Сион замер в одной позе, смешно приоткрыв рот. Когда мы проходили возле устроившегося в плетеном кресле на корме Лания, он кивнул мне и улыбнулся.

За рубкой нам попался пристегнутый к ограждению Дрелиан, рассматривающий что-то вдали. Услышав шаги, красноволосый повернулся. Оглядев нас, хмыкнул.

И вдруг улыбнулся. Не с ехидством каким-нибудь или злобой, а по-настоящему. Не побоюсь этого слова, по-доброму.

— Береги ее, красавчик, — сказал Дрелиан.

— А? — я замер на месте от удивления.

Но пленник потерял к нам интерес, отвернувшись к реке. Показалось, что на его глазах заблестели слезы. Вздохнув, он что-то пробормотал себе под нос.

— … я не смог уберечь свою… — расслышал я.

— Отчаливаем! — радостно заорал над ухом Дез, высунувшись из окна.

Палуба под ногами дернулась. Нас качнуло назад и мне пришлось придержать Елену за талию. Откуда-то снизу раздалось тарахтение и судно стало медленно набирать ход.

— Есть-то как хочется… — протянул напарник, покидая рубку.

Он схватил лежащую под стеной рубки сеть, в которой что-то барахталось.

— Хорошо, что я за это время успел наловить кое-что, — продолжил он.

Я пригляделся к сети. В ней, отчаянно дергаясь, находились несколько крупных коричневых лягушек.

— Лягушачий супчик, м-м-м… звучит аппетитно! — Дез приподнял сеть, разглядывая содержимое.

— Ну, а рыбы ты не мог наловить? — спросил я.

— Не-а. Эти идиоты из бункера все живое на километр вокруг распугали. Только вот они и остались, — Дез потряс сетью. — Все равно я такой суп наварю! Добавки попросите!

— Без меня, — поднял я ладонь.

— Как хочешь, друг. — пробормотал Дез, скрываясь с уловом в рубке.

 

***

 

…За пару суток мы добрались до Старой Гавани. По пути мы миновали множество мелких деревень и поселков, миновали Камень и Гидрополис. Я очень боялся, что за время возвращения с моей любимой может что-нибудь случиться. Но на нас лишь раз совершили нападение речные разбойники. Я тогда так сильно разозлился на бандитов, что лично встал за установленный на корме «гатлинг». Пулемет приводился в действие мускульной силой стрелка — проще говоря, чтобы этот древний монстр изрыгал из себя пули, мне пришлось со всей дури крутить рукоятку. Я изрешетил их лодку до такой степени, что она развалилась на куски как мокрая буханка. Разбойники с криками драпанули к берегу, моля о пощаде. Я выполнил их просьбу, пустив пару длинных очередей над их пропащими головами, хотя, наверное, стоило бы чуть сдвинуть вниз ствольной блок.

Когда мы причалили в Старой Гавани, Сергей Александрович Шварц лично встретил нас. Обнимая дочь, мэр не скрывал слез счастья. Он обнял по очереди всех, кто участвовал в операции. Мне он еще и крепко пожал руку. Не забыл он поприветствовать и Дрелиана. Это напоминало скорее встречу старых знакомых, не видевшихся годами, чем врагов. Дрелиан принял свое поражение и теперь не казался мне злодеем, каким я представлял его раньше. Это был просто солдат, выполнявший приказ своего командира.

Когда мы вернулись в ратушу, мэр принялся рассказывать мне о том, из-за чего Дрелиан похитил Елену, и о данных по установке для перемещений между мирами. Дрелиан — какой-то там военный из их мира, да не простой солдат, а кто-то вроде крутого специалиста, хотел обменять их на Елену и вернуться в свой мир. Я вежливо кивал, но на самом деле особо не вслушивался во всю эту научную «тарабарщину». Для меня было важно другое: Елена цела и находится сейчас рядом со мною в кабинете мэра. Мы с ней переглянулись, и она сделала шаг вперед.

— Папа. Я хочу сказать тебе кое-что очень важное, — перебила она отца. — Это касается нас.

— Вас двоих? — подделал изумление мэр. Мне показалось, он только и ждал этого.

— Да, — Елена взяла меня за руку. — Папа, мы любим друг друга.

— Ты сама вправе выбирать, с кем проживешь дальнейшую жизнь. Я лишь могу сказать, одобряю я твой выбор или нет, — Сергей Александрович взглянул мне в глаза. — А сейчас я его одобряю.

— Раз уж мы с Леной вместе, то я… — я взглянул на Елену и вновь повернулся к мэру.

— Что? Не стесняйся, мы ведь с тобой, считай, уже родственники, — улыбнулся мэр.

Они с Еленой в ожидании смотрели на меня.

— Я остаюсь здесь, — сказал я.

А затем поднял Елену на руки и поцеловал в губы.

— Ну, а как же моя установка? — с поддельной обидой проговорил Шварц. — Я ведь все это время работал над ней не покладая рук.

— Ваша установка не будет простаивать без дела. Ваш город ведь в основном занимается сельским хозяйством? Вокруг Старой Гавани я заметил немало засеянных полей, — улыбнулся я.

— Да, это так. А еще мы занимаемся рыбой.

— Я сейчас о полях. За ними ведь нужен уход? Нужен хороший специалист?

— Ну да. Специалисты мне нужны.

— Моя мама учитель биологии. Но еще она оканчивала сельскохозяйственный. Ей еще не приходилось работать по этой специальности, но она очень хотела бы. Я хочу, чтобы она занималась этим делом здесь.

— Установка еще не совсем готова. Пока я буду заканчивать, у вас с Еленой будет достаточно времени для себя. Я устрою вам шикарную свадьбу.

— Спасибо, папа! — Елена бросилась отцу на шею.

— Чего ты там встал? Иди же к нам, — позвал Сергей Александрович.

Я подошел, и мы все вместе обнялись. Раньше из родных у меня была только мама. Теперь же я получил целую семью.

Глава 17

 

…Еще два месяца ушло у Сергея Александровича на доработку установки. За это время мы с Дезом получили работу. Напарника мэр устроил командиром бригады, охраняющей поля от вредителей в лице жуков «бронников» и прочих гнусных созданий. Ну, а у меня в детстве была мечта — стать археологом. Поэтому мне нашлось место в отряде, занимающимся изучением того, что оставила после себя цивилизация древних. Я даже успел побывать на одних раскопках неподалеку от города.

Когда местные люди увидели нас с Еленой вместе, это поспособствовало распространению разных слухов. Дез недавно был в одном баре и сообщил мне, что некоторые считают меня ее братом-близнецом, которого мэр долгое время скрывал от всех. Краем уха я слышал даже, как одна торговка на рынке предположила, что на самом деле я являюсь… родной матерью Елены. Я тогда долго смеялся, но что ж тут поделать? Люди любят болтать и распространять всякие сплетни, зачастую приукрашивая их. Особенно торговцы. Тем более торговцы-женщины.

Но мы с Еленой не обращали внимания. Мы просто любили друг друга. Сергей Александрович, как и обещал, устроил нам свадьбу. На празднике были только самые близкие. Елену тогда посетила «гениальная» мысль шутки ради обрядить меня «невестой». Уж слишком мы с ней похожи. Поэтому, когда появились сразу две «невесты», даже родной отец не смог узнать среди них свою дочь (хотя я думаю, что он просто сделал вид). Хельга, читающая мысли и знающая правду, устроила конкурс «Угадай, кто жених». Победительницей оказалась Анна — ну правильно, она же агент Технограда, раскусила меня, как и тогда, после побега из тюрьмы. В качестве приза ей достался танец со мной.

Через некоторое время мой тесть при помощи каких-то своих приборов определил, что моя жена беременна. Я тогда почти все время старался проводить рядом с Еленой и будущим ребенком, сдувая с нее пылинки в прямом смысле слова. Смешно получается, в моем мире мои одноклассники считали себя «крутыми парнями», постоянно подкалывая меня, что у меня нет девушки и я не очень люблю драться. Видели бы они меня сейчас! В восемнадцать лет я уже успел побывать в нескольких переделках, подстрелить местных разбойников, проникнуть в тюрьму города-государства, поучаствовать в погонях на мощных тачках и жениться. Ну, еще и двойником своей жены побывал.

В очередной раз, смотрясь в зеркало личного (подаренного тестем) внедорожника, я обнаружил, что во мне что-то изменилось. Нет, моя внешность оставалась прежней — такой же, как у Елены…

Но вот взгляд… Взгляд моих зеленых глаз теперь был иным. Дез был прав. Это не был взгляд того зачуханного мальчишки, которым я попал сюда. Это был взгляд взрослого сформировавшегося мужчины. Думаю, если бы меня сейчас встретил Женек Трошин, которому я так удачно съездил ногою в пах, то, наткнувшись на такой взгляд, он бы не посмел, как обычно, кинуть в мою сторону пару обидных шуток, а быстренько сошел бы с моего пути, по щенячьи поскуливая. Этот мир кардинально изменил Александра Кошкина, превратив нерешительного вчерашнего школьника в мужчину, не смотря на то, что пришлось большую часть времени носить платье и играть роль девчонки. Меня пытались похитить. По мне стреляли из гранатомета и авиационной пушки, не говоря уже о мелочи вроде винтовок. Мной хотели отобедать бронники и твари из озера. Меня реально могли убить. И я убивал, чтобы этого не случилось. И ради своей жены.

Я уже не смог бы нормально жить в своем родном мире.

Но сейчас я готовился к тому, чтобы ненадолго вернуться. И чтобы вновь покинуть его, забрав мать.

Покинуть навсегда.

 

***

 

— Все готовы? — спросил Шварц, надвинув защитные очки.

— Так точно! — заорал Дез, вытянувшись по стойке смирно.

— Тогда включаю.

Мы пятеро стояли внутри железной клети. Мы — это я, Дез, Ланий, Хельга и Лена, которая прижалась ко мне, обхватив за руку.

Мэр что-то сдвинул на стоящем рядом столе с приборами. Послышался нарастающий гул. Внутри клети словно возникла сверхновая звезда. Она росла, заполняя собой клеть и выпуская белый туман.

— Сейчас произойдет прокол, приготовьтесь! — послышался голос Сергея Александровича.

Я обнял жену двумя руками. Вокруг нас было сплошное белое марево, в котором уже терялись очертания предметов.

Вдруг впереди возникло что-то вроде двух квадратов, поставленных друг на друга. Приглядевшись, я понял, что это тумбочка со стоящим на ней телевизором. Тем самым телевизором, по которому я так любил смотреть ночами фильмы ужасов (ха, после некоторых виденных мной существ из другого мира, эти ужастики больше похожи на комедии).

Я оказался в своей квартире, а конкретно, в зале. Сейчас табло электронных часов на журнальном столике показывало два часа ночи, но в зале все равно было светло — свет исходил от огней ночного города за широким окном.

— Ого! Уютненько тут у тебя! — произнес Дез, оглядывая комнату.

— Ладно, вы знаете что делать, а я пошел, — сказал я и вышел вместе с Леной в короткий коридорчик.

Из зала донесся скрип и грохот — остальные принялись заносить в «портал» мебель и другие вещи. Мой друг больше всего обрадовался телевизору и «дивидишнику», а также богатой коллекции дисков с фильмами и музыкой. Видно, он очень соскучился по этим благам цивилизации, пока пребывал в другом мире.

Мы дошли до двери в спальню мамы. Я оставил жену в коридорчике, а сам тихо приоткрыл дверь и прошмыгнул внутрь. Шторы не могли полностью сдерживать льющийся с улицы свет, поэтому я хорошо разглядел знакомый силуэт на кровати. Рядом на тумбочке стояли пузырьки с лекарствами и лежал электронный тонометр для измерения артериального давления.

— Мама… — прошептал я.

Лежащий на одеяле кот Рыжик поднял голову, сонно присматриваясь. Фигура на кровати пошевелилась. Свет упал на такое знакомое, и такое родное мне лицо.

— Что? — сонно прошептала мама, протирая глаза.

— Мама! — я бросился к ней. — Мама!

Я прыгнул на кровать и прижался к ней, обнимая и чувствуя родной запах. Я зарылся лицом в ее длинные черные волосы. Из глаз тут же покатились крупные слезы.

— Мама! — вновь повторил я.

Я почувствовал, как теплая рука принялась гладить меня по волосам, как когда-то в детстве.

— Саша, где ты был? — тихим голосом спросила она.

— Все равно не поверишь, пока не увидишь, — я заглянул ей в глаза.

— Зачем ты сбежал? Я уже все больницы, все морги проверила, — спросила она, вытирая слезы и оглядывая меня с ног до головы. — Ты изменился… Серьги! Ты проколол уши! А это что такое?! Пистолет?! Откуда?! Где ты был все это время?!

— Мама, я хочу сказать тебе кое-что…

— Ты во что-то вляпался?! — серьезно спросила мама.

— И да, и нет, — ответил я. — Там, за дверью, стоит та, которая носит под сердцем моего ребенка. Она не из этих мест. Я решил остаться с ней.

— У тебя девушка есть?! Она из другого города? Это у нее ты был все это время?

— Нет. Она не из другого города. И даже не из другой страны. Гораздо дальше. Сейчас я вернулся для того, чтобы забрать тебя с собой.

— Что?! А как же ты? Ты же в институт хотел поступать?

— Да зачем? — махнул я рукой. — У меня уже есть работа. Работа, которая мне по душе, и о которой я мечтал с детства. За эти несколько месяцев со мной произошло столько всего, что рассказывать сейчас нет времени. Ты сама все увидишь.

Я встал с кровати.

— Лена, зайди, — позвал я.

Дверь тихо открылась и в комнату бесшумно вплыла Елена. Я обнял ее за плечи и повернулся к маме.

— Собирайся, — сказал я.

— Она… так на тебя похожа… — удивленно произнесла мама, направляясь к шкафу.

— Быстрее, мама, нас могут заметить соседи, — сказал я, выходя из спальни.

В зале уже было пусто. Теперь мебель выносили из моей комнаты и кухни. Мы с Хельгой встали возле входной двери, прислушиваясь. Вроде все тихо, все соседи спят.

Я осторожно приоткрыл дверь и вышел в подъезд. Здесь, как обычно, воняло разлитым пивом, сигаретами и кошачьей мочой. Мы находились на третьем этаже, поэтому решили не пользоваться лифтом. К тому же, этот покалеченный малолетними хулиганами механизм так грохочет, что перебудит половину дома.

Мы спустились на первый этаж и вышли во двор. Неподалеку стоял мой гараж, в котором я держал свой мотоцикл. Мы направились туда. Когда я распахнул одну створку, Хельга прошмыгнула внутрь. Вернулась она, уже неся на руках моего «железного коня». Я попытался помочь ей, но она отказалась. Киборгу ничего не составит дотащить мотоцикл по лестнице до третьего этажа и внести в квартиру. Когда я запирал гаражную дверь, то услышал разговор двух теток лет пятидесяти. Я узнал их. Одна была Маргарита Семеновна, мерзкая толстая сплетница, возвращающаяся домой после ночной смены. Вторую, что стояла на балконе первого этажа, звали Марья Владимировна — весь подъезд знал, что она страдает бессонницей и ночами курит у окна. Она немного уступала подруге в полноте, но не уступала по распространению сплетен.

Они не заметили меня, поэтому я тихо подкрался к ним и подслушал часть разговора.

— …Слышала о мальчишке пропавшем? Ну, о Кошкине из двадцать первой квартиры? — округлив глаза говорила Марья Владимировна.

— Это тот, который на человека не похож? Нет, чтобы как нормальные мальчишки. Вся молодежь по дискотекам бегает, а он дома сидит. Одиночество он, видите ли, любит! Наркоман, наверное, точно тебе говорю! — презрительно скривилась Маргарита Семеновна.

— Ну вот, говорят, утонул он в реке, что в парке протекает. Тело так и не нашли, течением, говорят, смыло. И второй тоже утонул, Вовка, одноклассник его.

Мне никогда не нравились эти старые толстые курицы, распространяющие гадкие сплетни даже про хороших людей. Завидовали они им, наверное. Но когда я услышал в свой адрес слово «наркоман», то решил немедленно наказать их.

Я в открытую направился к ним, нарочно громко шаркая ногами. Заслышав меня, две противные бабы приутихли. А когда я вышел на свет, то подумал, что сейчас у Марьи Владимировны от удивления выпадет вставная челюсть.

— О покойниках либо хорошо, либо ничего, — сказал я.

Они стояли, вылупив на меня глаза и не в силах произнести хоть слово.

— Чего молчим-то? А я за вами. Сплетни ваши даже там слышат, вот меня и послали, чтобы лично на вас посмотреть. Собирайтесь.

— М-не рано же еще т-туда… — пролепетала Марья Владимировна, выронив сигарету. — Мне т-только пятьдесят.

— Да не проблема, — я похлопал по висящему на бедре «стуку».

Марья Владимировна метнулась в квартиру, заперев дверь. Ее более старшая и толстая подруга, к моему удивлению, легко подскочила и уцепилась за ограждение балкона. Перевалившись через него, стала рваться в квартиру вслед за хозяйкой, но та успела запереть дверь.

— Изыди! Нечистый! — проверещала толстая баба, спрыгивая с балкона.

Она много кому жаловалась, что у нее болят ноги, но сейчас она улепетывала по двору так, как не бегали на уроках физкультуры спортсмены из нашей школы.

Я зашел в подъезд и поднялся на площадку между вторым и третьим этажом. Через окно я заметил, как Маргарита Семеновна остановила патрульный автомобиль. Выбравшегося из машины полицейского она тут же схватила под руку и потащила во двор, что-то рассказывая и жестикулируя руками. Оставшийся в кабине водитель покрутил пальцем у виска, когда напарник обернулся к нему. Полицейский, выслушав противную бабищу, вполне возможно зайдет ко мне, дабы проверить — действительно ли объявился без вести пропавший?

Я быстро вернулся в свою квартиру. Все вещи уже были вынесены. В квартире оставались только мама и держащая ее за руку Елена.

— Саша, я ничего не понимаю, что происходит? — мама удивленно смотрела на расположенный в углу комнаты «портал» и клубы белого дыма вокруг.

— Потом все объясню. Входите. Я покручусь тут пару секунд, и сразу за вами, — сказал я.

Когда я остался один, я открыл дверь балкона и вышел наружу. Я хотел в последний раз посмотреть на город, в котором жил.

Мир, в который я попал, очень много дал мне. Он дал мне свободу, новых друзей, работу. Он дал мне мою возлюбленную. Интересно, как бы все получилось, не произойди со мной эти события? Чего бы я добился в своем родном мире? Ну, допустим, закончил бы учебу. Пошел бы работать на какую-нибудь скучную должность, выслушивая нагоняи от сердитого и неадекватного начальника. А может, я и сам бы стал начальником? И мне самому пришлось бы срываться на подчиненных? И так пять дней в неделю. Каждый божий день вставать в шесть утра, завтракать, ехать на работу, мариноваться там до вечера, а после снова ехать домой, ужинать и без сил валиться в кровать… И никакого разнообразия. Скукотища.

Да и, честно говоря, мужчины в «родном» мире до пенсии не доживают — а тут хоть триста лет живи.

Ну нет, я на такое согласия не давал! Что я, робот что ли? А вот фигушки вам, а не Александр Кошкин!

— Нате-ка! Выкусите! — крикнул я с балкона, показывая ночному городу фигу.

Город ответил мне гудком одинокой машины, въезжавшей во двор. Это прозвучало, как попытка протеста. В ответ я издевательски ухмыльнулся — фига в моей руке трансформировалась в несколько иную фигуру, состоящую всего из одного пальца. Среднего.

Затем я вернулся в квартиру, громко бухнув балконной дверью. Вынул из кармана брюк и положил на подоконник фотографию размером примерно с альбомный лист. Точнее — копию нашей свадебной фотографии, где я держу Елену на руках. С другой стороны я написал: «У меня все отлично».

О мои ноги принялся тереться Рыжик. Кот соскучился по своему хозяину, и теперь прямо таки лез ко мне на руки, ожидая ответной ласки. Я погладил его по голове и осторожно сунул в «портал». Оттого, что хозяин был рядом, животное совсем не боялось его. Я бросил последний взгляд на стены пустой квартиры и шагнул в «портал». Показалось или нет, но в дверь позвонили.

Я уже видел в клубах белого тумана фигуры Елены и Деза, как туман вдруг сменил консистенцию и поменял цвет с белого на зеленый. Фигуры впереди стали таять, расплываясь. Что-то кричала Хельга, Дез бросился ко мне. Но тут вдруг словно раздался небольшой хлопок, воздух из прохладного стал ледяным. И меня бросило с пятиметровой высоты.

Прямо на проезжающий внизу мотоцикл.

  СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3