АНАСТАСИЯ ПАРАХИНА

ПАРАХИНА  АНАСТАСИЯ  СЕРГЕЕВНА

О себе:

Я с детства увлекалась литературой и искусством,

окончила художественную школу, а до этого несколько лет проучилась в музыкальной. В данный момент мне 15 лет, завершаю неполное среднее общее образование (9 класс), планирую после 11 класса получить высшее образование в сфере журналистики. Участвую в различных конкурсах и олимпиадах, нередко занимаю призовые и первые места. Несколько лет подряд принимаю участие во Всероссийской олимпиаде школьников, и в 2016-2017 году стала призером регионального этапа олимпиады по литературе.

 

Орден Тота

***

«Наш мозг – наше оружие. Пришло время спасать  планету,потому что иначе не выжить никому»

Так председатель Ордена Тота, Джефферсон Максвелл, открыл 68-е заседание Совета по СНП. Орден уже целый год был озабочен спасением Земли, однако прийти к единому решению библиотекари до сих пор не смогли. Под угрозой вымирания находилось все человечество.

Шел 2089 год.

 

***

Орден Тота – организация, которая охраняет ключи к спасению цивилизации – кристаллы. В них хранится информация обо всех знаниях, накопленных человечеством за все время его существования. Кристаллы разбросаны по всему миру и хранятся в библиотеках, а следят за их сохранностью люди,которые заботятся о книгах – собственно, сами библиотекари.

В последнее время над человеческой расой висит угроза вымирания и полного забвения. Люди создали роботов, которые обслуживают их во всех сферах жизни – от сложнейшей технической работы до приготовления пищи и осуществления мер личной гигиены. Полностью отсутствует какая-либо научная и умственная деятельность. О чтении книг и развитии внутреннего мира не стоит и говорить – библиотеки давно заброшены, а книги не покрылись слоем пыли только лишь потому, что за ними ухаживают те самые библиотекари, члены Ордена Тота – практически единственные люди на Земле, мозг которых не деградировал до уровня одноклеточной амебы.  Поглощение неизмеримого количества еды, извержение ее остатков наружу, просмотр телепередач и «залипание» в гаджетах – вот то, чем занимались современные люди, если их можно было назвать таковыми.Они существовали  совсем недолго, и то за счет различных препаратов и капсул, которыми их накачивали роботы.

Обстановка, сложившаяся в обществе, была совершенно критической уже несколько лет. Люди потеряли способность к размножению,и человеческая раса стремительно вымирала. Орден принял решение о скорейшей мобилизации всех сил и перезапуске цивилизации с помощью кристаллов.

 

***

После того как заседание было окончено, Анна, Элла и Джим собрались в ближайшем кафе,чтобы обсудить все вопросы.Вокруг не было ни души,если не считать робота, который услужливо подъехал к ним на своих металлических  и уже заржавевших колесиках и поинтересовался, что бы они хотели заказать.

- Три чашки капучино, пожалуйста, - ответил Джим за  троих, и официант,  своим железным телом, все так же быстро удалился.

- Мне кажется, запуск всех кристаллов займет долгое время, - задумчиво произнесла Элла. - Мы не успеем спасти этот мир, и тогда всем придется погибнуть.

- Ты слишком пессимистичная, Эл, - сказала  Анна, щурясь на солнышке и поправляя свои очки с толстыми линзами.Ее кудрявые волосы на свету имели рыжеватый оттенок, а тонкие хрупкие плечи, которые торчали из простого  хлопкового сарафанчика, были вызывающе острыми и выдавали ее характер.Анна с легкой ухмылкой потерла подбородок и продолжила.

- Почему ты считаешь, что мы не успеем? Для того чтобы доставить все кристаллы в Место Сбора и активизировать их, понадобится не больше трех месяцев. За это время Организация КОС не сможет нам помешать, их агенты получают всю информацию о нас чрезвычайно медленно. Создается ощущение, что у них там работают не профессионалы, а новички, скорость которых не превышает скорость гусеницы, честное слово.

На этой реплике она остановилась и громко захохотала, но тут же нахмурила свои тонкие брови и уставилась на официанта, который принес кофе и скрипучим голосом пожелал приятного кофепития.

Троица сухо поблагодарила робота и проводила его неодобрительным взглядом. Между тем, он тщетно пытался пролезть в дверь, которая была слишком тесной для его массивного тела.

- Эти роботы уже совсем осточертели, - нарушил тишину Джим. - И, кстати, Аня, я не полностью согласен с тобой.Их агенты с каждым разом  все более и более прозорливы, а средства, которыми они стараются помешать Ордену,все более и более изощреннее. Нам нужно уложиться в кратчайшие сроки, чтобы спасти Землю.

Аня вздернула нос и уставилась на проезжающую мимо машину автоматической чистки дорог.Она усердно мыла дорожное покрытие,которое никем не пачкалось уже на протяжении нескольких дней.

Джим покосился на Эллу, которая смотрела на небо стеклянным взглядом. Она часто впадала в такое странное состояние - состояние отрешенности. Как сама она говорила, это помогало ей расслабиться и разложить все мысли по полочкам в мозгу, в котором всегда  находилось слишком много информации.

Элла была из тех девушек, которых с уверенностью можно было назвать не то что пессимистичными, но даже в какой-то степени паникершами. Эта черта  характера абсолютно не соответствовала всему остальному ее образу. Блондинка, вопреки всем стереотипам, она была чрезвычайно умна и расчетлива, однако излишняя тревожность мешала спокойно думать и анализировать ситуацию. Она, как и Аня, и, собственно, как и сам Джим, носила большие очки, только стекла в них были несколько тоньше, чем у ее друзей. Очки прекрасно гармонировали со строгим пучком, который неизменно сопровождал хозяйку уже несколько лет. Черная и почти всегда мешковатая одежда  говорила  о рачительности и некой замкнутости девушки, однако, многие подозревали, что таким образом Элла пытается скрыть  небольшие изъяны в ее фигуре,которые очень сильно давили на ее психику.

Джим всегда поражался  идеальному греческому носу, который делил ее немного грубоватое лицо на две ровные части. Большие, даже огромные голубые глаза впечатывались в душу с первой секунды и не отпускали еще очень долго, а их проницательность заставляла говорить только правду, и ничего больше. Прямо над ними, путающаяся с длинными ресницами, водопадом спускалась густая прямая челка, которая закрывала небольшой и слегка выпуклый лоб. Всегда бледные щеки и губы, обычно сложенные ниточкой, идеально гармонировали с длинной шеей, такой же белой, как у лебедя. Рядом болтались большие сережки в виде ромба, вечные, как тот самый пучок на ее голове.

- Эй, Джим, прекрати пялиться на Эл! - раздраженно бросила Аня и снова отвернулась, отхлебнув уже остывший капучино из чашки и уставившись на вновь опустевшую дорогу.

Джим опомнился и резко вскочил с места.

- Мне кажется, нам всем пора. Орден ждет кристаллы. Желаю удачи, друзья, будем на связи, - промолвил парень и быстрым шагом отправился к ближайшему дому,завернул за угол и исчез из поля зрения подруг.

- Он опять стал таким угрюмым и озабоченным, - пробурчала ему вслед Аня.-Слишком близко к сердцу принимает всю эту миссию с кристаллами. Не  понимаю, что может случиться?

- Он прав. Джим вообще практически всегда прав, нужно прислушиваться к его словам. Его твердое убеждение в том, что все закончится хорошо, всегда передается окружающим. Знаешь, мне кажется, что в последнее время его что-то беспокоит. Но нам действительно нужно идти. До встречи, - сухо промолвила Элла и, поднявшись с места, зашагала туда, куда отправился Джим.

- «Он прав, нужно идти, все будет плохо» - передразнила Анна подругу, - и почему они все такие хмурые? Она бы лучше задумалась о смене прически. А Джим и вовсе перестал разговаривать, думает только об Ордене.  А я совсем одна осталась, уже сама с собой болтаю, - бурчала девушка, идя по направлению к остановке. Зайдя за нее, она включила свой телепорт, набрала адрес на датчике и приготовилась к перелету.

 

***

Лондон, Великобритания.

Лондонская  библиотека, отдел исторической и справочной литературы.

Джим хмуро разбирает старые бумаги, которые уже порядком поднакопились на  рабочем столе. Его черные, как смоль, густые волосы свисают на глаза такого же цвета, защищенные очками в черной оправе, и не дают полностью сконцентрироваться на работе. Рукой юноша убирает пряди с лица и машинально продолжает свое занятие, думая совсем о другом. Его тревожат мысли о предстоящей миссии. Он давно уже приготовил свой кристалл к телепортации и все ждал сигнала от Совета. «Эл уже прислала видео сообщение, что у нее все готово. А от Ани по-прежнему ни слуху, ни духу. Как бы она опять не вляпалась в какую-нибудь историю», - озабоченно подумал он и устало плюхнулся на стоящий рядом со столом диван. Его неизменная серая футболка  уже совсем истерлась и практически сливалась с обивкой дивана, и только темные с зеленоватым отливом джинсы выглядели более-менее прилично. Однако, Джима  всегда куда больше внешнего вида волновали книги, за  которыми ему поручено было следить.

Отдел исторической и справочной литературы практически всегда вызывал у читателей некое отвращение и отторжение, то ли оттого, что экземпляры, хранившиеся тут, были никому не интересны, то ли потому, что этот отдел находился в самом дальнем уголке Лондонской библиотеки. Люди, посещавшие этот отдел, делились примерно на две категории: занудные и «затюканные» учителя в вечно потрепанной и оборванной одежде, кругозор которых ограничивался лишь такого рода книгами, или же запуганные  школьники, пришедшие в библиотеку в поисках какой-либо информации, которой почему-то не оказалось во всемогущей и всезнающей сети Интернет.  В последнее время, практически пару лет, в этом хранилище книг не было ни одной живой души, однако Джима как простого сотрудника библиотеки это никак не огорчало. Он просто обожал своих подопечных и очень тщательно ухаживал за ними - в помещении всегда поддерживалась нужная  температура и необходимый уровень влажности, а на полках ни одна пылинка не задерживалась  надолго.

Из тех книг, которые находились под покровительством Джима, прочитаны были практически все. Почти все свободное время он  проводил за чтением  всемирной истории и различных справочников. Большое удовольствие ему доставляло изучение различного рода рейтингов и каталогов. Например, он наперечет мог назвать первую сотню животных из Международной Красной книги, а также неплохо знал, какие авиакомпании используют самое современное оборудование в мире и на каком из них, по мнению туристов, подаются самые вкусные завтраки.

Но сейчас Джиму было совсем не до этого. Его массивное тело было напряжено, а руки сжаты в кулаки - до телепортации и Сбора оставались считанные минуты, а Аня так и не вышла ни с кем на контакт. «Такое поведение совершенно против правил, она же прекрасно об этом знает, тогда почему не…» - его тревожные размышления прервала визгливая мелодия видео-часов, и Джим наконец-то выдохнул - это была Аня.

- Какого черта… - начал было он, но увидев лицо девушки, осекся и замолчал.

Всегда веселые и наполненные жизненным светом зеленые глаза сейчас  опухли от слез, которые большими каплями стекали по ее выделяющимся скулам. Очки еле-еле держались на растрепанных рыжих волосах, очень кудрявых и пушистых, собранных в кривой и практически развалившийся пучок, пухлые губы побледнели и дрожали в такт ее прерывающемуся  детскому голосу. Всегда худенькая, сейчас, казалось, она сбросила еще килограмма три и стала совсем как пылинка, а тонкие и длинные руки, как успел заметить Джим, были покрыты мурашками и исцарапаны почти до крови.

 

***

Внезапно в его памяти всплыло воспоминание, которое он много лет пытался забыть. Больница, серые стены и старая, ужасно старая люстра, готовая упасть, кажется, с минуты на минуту. На ее фоне белый потолок казался каким-то мертвым и даже потусторонним. Но больше всего он помнил те ледяные руки, которые копались прямо в его груди, нащупывали сердце и словно вшивали туда что-то. Долго и упорно, не прекращая своей работы ни на секунду.

Джим вздрогнул и заставил себя вернуться в реальный мир, к тому же, с виртуального экрана, который возник из часов на его руке, давно уже кричала Аня. Джим еще раз перекорчился - он всегда тяжело отходил даже от таких коротких видений. Уже много лет это воспоминание беспокоило его, но задумываться о том, что это такое, никак не хотелось.

- Черт, прости, я снова забылся.

Джим, Джим, у меня пропал кристалл, ты понимаешь, пропал кристалл! Его нигде нет, сейф вскрыт, и никаких следов! Я пыталась восстановить память предметов, но все наглухо стерто! Нет никакой зацепки, я даже ума не приложу, что теперь делать! О боже, я так виновата, я всех подставила и теперь… - на этих словах она не выдержала и глухо зарыдала, закрывая рукавом своего сарафана красное от слез лицо.

Джим нахмурился и побледнел. Он знал, что такое может случиться, но даже не предполагал, что КОС решится на прямое похищение кристалла.

- Аня, успокойся. Это сделала организация КОС, больше никому нет до нас дела. Я не мог представить, что они настолько продвинулись в методах разведки. Послушай, члены их организации никогда не уходят просто так, они должны были оставить какой-то знак. Не ради забавы они украли этот чертов кристалл, им явно что-то нужно от нас. Поищи хоть что-нибудь, обращай внимание даже на мелочи, а я пока подключусь к каналу Эллы и сообщу ей о случившемся.

- Не стоит, я уже здесь, - изображение разделилось на две части, и в одном из прямоугольников появилась Элла в своем неизменном черном балахоне и скептическим взглядом на жизнь. - У меня есть доступ к вашему каналу связи, я подозревала, что произошло что-то неладное, а потому подключилась к вам почти сразу же после начала разговора; так что я в курсе всех новостей. Оказывается, я, как всегда, была права - все пошло не так, как хотелось бы. Эх, Аня, твоя излишняя  оптимистичность всегда приводит к плохим последствиям, - хмуро заключила девушка и вопросительно уставилась на Джима, который смотрел на нее испепеляющим взглядом.

- Сейчас не время для ссор, - практически рявкнул он, сверкнув иссиня черными глазами, - Ань, ты нашла что-нибудь?

- Да, кажется, я вспомнила - пролепетала она. – Там, на столе, лежала открытая книга…

- Так чего же ты ждала?? Что там такое???? - закричал Джим.

Анна подошла к столу и направила часы, передающие изображение, на книгу.

Джим медленно сполз на пол.

Это была книга из его отдела - исторический справочник про путешествия Христофора Колумба. Только находилась она не в Лондонской библиотеке, а в Библиотеке Мазарини, в Париже - именно там работала и охраняла кристалл Аня. Охраняла до сегодняшнего дня…

Книга была открыта примерно в середине, но он все равно узнал ее:выдавали характерные рисунки на полях. Помог и тот факт, что он много раз просматривал такое же издание у себя в библиотеке, просиживая  ночами над книгами на пару с огромной чашкой кофе. Джим не любил спать по ночам, он вообще считал сон бесполезной тратой времени, но природа требовала свое, и ему приходилось подчиняться.

На странице, которая была открыта, значилась еле заметная пометка карандашом, выведенная четким каллиграфическим почерком. Джим прищурился и прочитал некое предложение, состоящее из нескольких слов: «Ищи то, что состоит их трех Д».

И больше ничего.

Примерно на минуту воцарилась полная тишина. Трое друзей обрабатывали ту информацию, которую только что получили. Первым заговорил Джим.

- Аня, оставайся на месте, не трогай книгу и никуда не уходи, ни с кем не разговаривай. Я сообщу о произошедшем в Совет как можно быстрее, не распространяясь в подробностях. Затем мы с Эллой переместимся к тебе. Все это займет не более получаса. Дай точные координаты своего местоположения Элле, а я займусь сборами.

- Джим, что нам делать с нашими кристаллами? - спросила Эл, параллельно что-то набирая в портативном ноутбуке.

- Ты сможешь уменьшить его до минимального размера?

- Думаю, что смогу, это не так уж и сложно.

- Отлично, тогда трансформируем их и возьмем с собой, думаю, что в сложившейся  ситуации это можно считать единственно  верным решением. Аня, ты все поняла?

- Да, я уже готовлю координаты и жду вас, - ответила девушка. Она уже успокоилась - непоколебимая твердость Джима передалась и ей, и теперь от недавней истерики остались лишь легкие красные пятна на ее побледневшем личике, да следы царапин на руках.

Посмотрев на нее, Эл слегка улыбнулась. Она любила эту девушку как свою сестру, и, несмотря на колкие замечания в ее адрес, всегда переживала за ее судьбу. Она была благодарна Джиму за его уверенность и спокойствие, которые всегда приводили в чувство обеих девушек.

Их дружба началась с самого детства. В детдоме они были самой «крепкой» компанией, и уже тогда все трое носили очки, большие и нелепые, закрывающие пол лица. Они с первого слова поняли друг друга и больше не нуждались ни в чем - достаточно было просто находиться рядом.Они заменяли друг другу всех - и родителей, и родственников, и возлюбленных. Их дружба крепла с каждым годом, а потом пришли они - те самые люди, и забрали, увезли их в огромное  здание с бесконечными потолками и белыми стенами, длинными коридорами и тихими, но добрыми людьми в белых халатах и странной, не похожей на обычную одежде. Там они жили, учились, взрослели, читали тысячи книг на многих языках мира, изучали психологию, даже делали научные открытия вместе с великими учеными. Они подсмотрели, как Ньютону упало на голову яблоко, вместе с Менделеевым увидели сон и его таблицу химических элементов, плавали по морям вместе с Куком, Магелланом и Колумбом.  Им рассказывали истории про ту планету, на которой они живут, и в этих историях не было ни капли лжи. Они выросли, и их приняли в Орден Тота - ту самую касту библиотекарей, которые должны были спасти человечество от вымирания. В них воспитали великую любовь к книгам и искреннее отвращение к праздному образу жизни и просто существованию, деградации - пути, который ведет в никуда.

Такая была их история. Элла любила вспоминать ее, а вот Аня с Джимом - нет. Почему, так и осталось загадкой.

Элла прищурилась и покосилась на экран. Джим уже отключился, а Аня сосредоточенно передавала ей свои координаты.

Девушка отошла от монитора и взяла в руки фотографию, лежавшую на соседнем столе. На ней были изображены трое веселых молодых людей, а точнее, две девушки и парень. Они выглядели по-настоящему счастливыми, держа друг друга за руки и задрав голову к небу, наблюдая за полетом спутника.

Элла перевернула фотографию. На обратной стороне появилась надпись: «Очкастой троице, которая спасет мир».

 

***

Спустя полчаса Джим вместе с Эл, как и обещал, оказался в Париже, а именно в библиотеке Мазарини.

Растрепанная Аня, увидев их, тут же с чувством бросилась их обнимать. Она  смогла сдержать слезы, хотя ее глаза были на мокром месте. Эл ласково гладила ее по руке, пока Джим закрывал вход в канал, по которому они смогли довольно быстро телепортироваться  прямо в кабинет к Ане.

Эта комната олицетворяла собой всю сущность своей хозяйки - сейчас, к примеру, в ней творился такой же бардак, как и в душе у Ани. Вся мебель была перевернута  или же сдвинута с места, книги лежали где угодно, но только не на своих  местах.Старые и потертые шторы криво повисли на открытом окне, которое никто не протирал уже, по-видимому, около полугода. Письменный стол был завален различными предметами, которых в обычном доме днем с огнем не сыщешь - там, переливаясь на солнце, лежали страусиные перья, а по соседству с ними взгромоздился граммофон тысячелетней давности. Рядом спокойно расположились резиновые сапоги вместе с большим, светящимся изнутри глобусом, который издали был похож на летающую тарелку. Не обошлось тут и без нее, правда, не летающей, а обычной - гора посуды возвышалась на краешке  и вот-вот грозила с грохотом упасть на чемодан, стоявший прямо под столом.

Джим и Элла, открыв рот, смотрели на все это безобразие. Наконец педантичная  натура Джима не выдержала, и он потребовал показать ему книгу, которую оставили похитители кристалла.

Анна достала ее откуда-то с вершины шкафа, который лежал боком, опираясь на стену. Джим  поморщился и принялся рассматривать надпись.

Тут же в его мозгу заработал сложный аналитический механизм. Он пытался вычислить, что означало это загадочное послание. На ум приходили различные идеи, однако все они тут же забраковывались и отправлялись на свалку ненужных мыслей в его голове.

Внезапно заговорила Эл.

- Знаете, а ведь послание не случайно оставлено в книге Христофора Колумба. В этом наверняка есть какой-то тайный смысл, возможно, это очень большая подсказка. Колумб открыл Америку, совершил прорыв в истории и развитии человечества, пусть и не подозревая этого. Скорее всего, именно на это рассчитывали обратить внимание члены КОС, когда выбирали книгу.

- Ты права, - помолчав, сказала  Аня. - Этими книгами очень редко кто интересуется, вряд ли она случайно попалась им на глаза. Да и вообще, в нашу библиотеку…

- Библиотека! - вдруг перебил ее  Джим, до этого сосредоточенно внимавший речи девушек. - Ну конечно, Америка, библиотека…где-то я это уже слышал… То, что состоит из трех Д…Что, если Д - это название… библиотека в США…состоит из трех…

И внезапно Джим замер с широко раскрытыми глазами. Он понял.

Не нужно было обладать большим умом, чтобы разгадать эту загадку. Они хотели, чтобы он ее разгадал. Хотели, чтобы он понял и привел за собой всех. Все это было затеяно ради него, и во всей этой истории виноват только он, и те холодные, ледяные руки, которые тогда, в больнице, копошились в его груди. Он помнил, он все еще помнил то ощущение давящей боли и пугающего страха неизвестности, который глотал и съедал изнутри все живое не хуже орла, изображенного на гербе Национальной библиотеки Конгресса США…

 

***

- Джим, Джим, очнись!

Он лежал на полу Аниного кабинета и смотрел на идеально белый потолок, полную противоположность всей остальной комнате. Он что, потерял сознание? Впрочем, такое с ним бывало не в первый раз. Пожалуй, это произошло из-за тех воспоминаний, которые нахлынули на него тяжелой волной и захлестнули, снова не дав выбраться.

Джим приподнялся на локтях и с трудом сел.

- Долго я был без сознания?

- Минуты две-три, - озабоченно сказала Эл. - Ты в порядке?

- Да, кажется, все уже в норме. Спасибо.

- Джим, мы так испугались. У нас совсем нет времени.Это все из-за меня! - начала причитать Аня.

- Прекрати пороть чушь, милая. В критические моменты мы с тобой меняемся ролями - ты становишься зацикленным пессимистом, а я обретаю веру в светлое будущее, - с иронией ответила ей Элла. - Ты, кажется, смог разгадать загадку, которую нам любезно предложили члены КОС? - обратилась она к Джиму.

- Да. Да, точно. Все очень просто. Колумб – значит ,нужно искать в Америке. Мы - библиотекари, члены Ордена Тота, следовательно, интересовать нас могут, кроме спасения человечества, только библиотеки. Три буквы Д - это названия корпусов, из которых состоит самая большая библиотека в мире - Национальная библиотека Конгресса США. А точнее, именно с буквы Д начинаются  инициалы трех ее частей - корпус Джефферсона, Джона Адамса и Джеймса Мэдисона.

Обе девушки замерли в недоумении.

- Прости, но… это же очень сложно! Ты знаешь наизусть состав всех библиотек мира?? Как можно было так быстро догадаться, я ума не приложу, - воскликнула Аня.

- Все очень и очень объяснимо, - усмехнулась Элла, покосившись на парня. - Разве ты забыла, что вместо того, чтобы спать по ночам, он занимается изучением книг в его отделе, а там, как известно, полно справочников, каталогов и  книг по истории. Тот, кто придумал эту загадку, очень и очень умен. Все было сделано специально для того, чтобы именно Джим ее отгадал.

- Ты права, я тоже об этом думал, - отозвался парень. - Но сейчас не время рассуждений, мы и так потеряли слишком много времени. Я думаю, нужно лететь туда, ведь у нас нет другого выхода.

Девушки согласились с ним.

- Только нужно сообщить Совету о том, что мы снова перемещаемся. Возможно, стоит попросить их тоже прилететь туда, - сказала  Эл.

- Да, наверное. Сделаешь это за меня, пожалуйста? - попросил Джим Эл.

- Без проблем.

- Спасибо. Только сообщи им время, которое будет отличаться от времени нашего прибытия туда. Хочу первым увидеть членов организации КОС. И еще, попроси их не вмешиваться до того момента, как ситуация станет критической. Я чувствую, что организации важен  именно я.

 

***

Через несколько часов они оказались в Вашингтоне - именно там находилась библиотека Конгресса США. Телепортация прошла тяжело для всех троих - для быстрого перемещения на такое далекое расстояние требовалось очень много сил и энергии.

- Сочувствую остальным членам Ордена. Им придется вдвойне тяжелее, они редко вылезают из своих берлог, - сипло произнес Джим, смотря на американское небо неестественно голубого цвета.

На самом деле, это было вовсе не настоящее небо. Американцы уже давно накрыли свой континент огромным шаром, в котором искусственным путем вырабатывался воздух. Если бы они не сделали этого, Америка бы уже давно вымерла от недостатка  кислорода - деревьев здесь было не больше, чем звезд на флаге США, а воздух был до предела загрязнен диоксидом серы, пылью, оксидами азота и углерода, а так же углеводородами, которые уже несколько десятков лет успешно выбрасывались в атмосферу различными промышленными предприятиями.

- Ненавижу это искусственное небо. Здесь ночью не бывает звезд и луны, а потому люди, которые здесь  живут, никогда не смогут забыться, смотря на звезды, и понять, что они - всего лишь ничтожная часть Вселенной, - задумчиво сказала Эл.

- Даже если бы здесь было настоящее небо, никто бы на него не смотрел, - презрительно фыркнула Аня. - Американцы в большинстве своем уже давно не выходят на улицу, а даже если выходят, то уж точно не для того, чтобы смотреть на звезды.

- Ладно, мы за этим сюда и прилетели, чтобы попытаться хотя бы что-то исправить. Все это время я не могу решить один вопрос - в какой именно из трех корпусов библиотеки мы должны отправиться? - озабоченно произнес Джим.

- Следуя логике Организации КОС, скорее всего, кристалл следует искать в здании Томаса Джефферсона. Это старейший из трех корпусов библиотеки, построенный  в самом конце 19 века. Расположен он на Первой-стрит, между Индепенденс-авеню и Ист-Кэпитол-стрит, - отрапортовала Эн.

- Оперативно. Ты уже успела изучить всю информацию?

- Да, я запрограммировала часы на поиск необходимых сведений, и, когда мы совершали перелет, в мой мозг поступала вся информация, которая может хоть как-нибудь нам помочь.

- Что же… - промолвил Джим. - Есть все основания начать именно с нее. К тому же, Томас Джефферсон сыграл немаловажную роль в истории США. Видный деятель Войны за независимость США, один из авторов Декларации независимости явно заслуживает внимания.

- Особенно, если учесть то, что инициалы председателя Ордена Тота - Джефферсон Максвелл, - вдруг произнесла Анна.

- Черт… Слишком много совпадений! - раздосадовано вскричал Джим. - Как только им удалось все так подстроить…

- Времени нет, Джим. Нам нужно идти. Ты нужен им. - сказала Эл.

 

***

Здание Джефферсона выглядело монументально. Дизайнерам и архитекторам  пришлось потрудиться над его созданием и оформлением интерьера - перед ними стояла задача показать процесс развития цивилизации в образах великих людей. Это было символично - они ведь здесь, чтобы спасти эту самую цивилизацию от полного  забвения.

Здание было построено в стиле бозар, а особое удивление вызывал классицистический фронтон и прекрасно украшенный интерьер - один из богатейших интерьеров в США.

- Главное здание подозрительно напоминает Пале Гарнье в Париже. Вот вам еще одно доказательство того, что искать нужно именно здесь, - сказала Аня.

- Надо идти внутрь, - сухо ответил Джим.

Переступив порог здания, они замерли. Библиотека поражала своим великолепием и монументальностью - в современном мире никакой небоскреб, построенный роботами, не сравнится с этим произведением искусства, созданным руками творческих людей с еще живыми душами, наполненными чувствами, радостью, человечностью. Библиотека как большая, величественная, но очень изящная бабочка захватывала и увлекала за собой, а каждый посетитель превращался в маленького ребенка, который бежал за ней, не сводя с нее восторженного взгляда, не в силах остановиться.

Они стояли и вдыхали книжный запах - самый любимый и родной запах для библиотекарей. Здесь было очень много книг – несколько десятилетий назад коллекцию пополнили тысячей новых экземпляров и поместили их именно сюда, в корпус Джефферсона.

От богатства и разнообразия интерьеров кружилась голова. В этой библиотеке даже самый отъявленный хулиган не произнесет ни слова - настолько поражающе ее великолепие,настолько оно отнимает язык и погружает человека в глубину собственных мыслей. Высокий потолок, казалось, уносил прямо к небу, куда-то во Вселенную, и все остальное тоже стремилось куда-то вверх.

Книги в своем молчании походили на древних и мудрых стариков, которые знают ответ на любой вопрос. Они, казалось, пронизывали сердце невидимыми нитями, тянули, завлекали, заставляли погружаться в мир книжного забвения. Словно грозные стражи знаний и неоспоримых истин, они стояли на полках и глядели отовсюду - нигде нельзя было укрыться от их теплого, но настойчивого дыхания.

Джим заставил себя сделать шаг вперед. Он гулким звуком отозвался в пустом здании, и тишина вокруг встрепенулась, словно дикая птица, потревоженная незваным гостем.

 

***

- Мы ждали тебя. Мы были уверены, что ты придешь.

Тяжелый глубокий голос раздался откуда-то сверху. Он заставил вздрогнуть Джима, а слова, произнесенные им - ощутить дрожь. Но ему не было страшно. Он знал, что так было задумано еще до его рождения, предначертано самой судьбой, а потому не удивился, а лишь сделал еще один шаг навстречу неизвестности.

Его спутницы замерли позади, у самых дверей. Аня была сильно напугана, но старалась не показать этого. У Эл был слегка растерянный, но в то же время гордый вид – сейчас, как ни странно, она верила в Джима.

- Мы знаем, что вы – члены Организации КОС. Мы пришли сюда, чтобы вернуть украденный вами кристалл и восстановить душу человечества, спасти его от полного забвения. Почему вы мешаете нам? Почему вы всегда встаете у нас на пути? - уверенно, но с ноткой отчаяния громко произнес Джим, смотря вверх.

Вдруг медленно и плавно, откуда-то из темноты стали проявляться очертания чего-то ранее неведомого и невидимого. Это были люди.

Они были красивы и молоды. Стройные, высокие, в скафандрах, мягко облегающих их тела, они походили на стражей какого-то древнего мира. От них веяло холодом, но они не были холодны. Перед ними можно было только преклониться - они брали все, и не отдавали ничего. Они вызывали уважение, которое в первые же секунды сменялось благоговейным страхом. Их глаза были неестественного, прозрачного голубого цвета, источающего тихий фосфоресцирующий свет. Шлемы, которые находились у них в руках, поражали своей оснащенностью и ослепляли ярким блеском, заставлявшим ненадолго забыться, погрузиться в томное забвение.

Джим замер. Он не знал, что они выглядят как настоящие люди. Теперь он не чувствовал неопределенности и гложущего беспокойства – наоборот, он стал спокоен и непоколебим. Внезапно в его сердце родилась какая-то сила, которая разрасталась, будто снежная лавина, увлекая за собой все его чувства и мысли, закупоривая в темную бутыль забвения ясное сознание и трезвый ум. Он понимал, что только он один сможет понять, что этим людям понадобилось от Ордена. Только он один сможет найти решение в той ситуации, когда все будет безнадежно.

Живую тишину прервал тот же голос. Он исходил от человека, который стоял впереди всех. Губы его раскрывались плавно, слова лились из глотки непрерывным и мягким потоком, заставляя верить в их искренность. Речь была будто записана на диктофон и тысячу раз отрепетирована - порой казалось, что говорил робот.

- Джим, вы правы. Мы подстроили все, чтобы заманить вас и ваших друзей сюда, в самую большую библиотеку на вашей планете.

На этих словах внезапно появились остальные члены Ордена Тота. Они были испуганы и озадачены происходящим. Председатель Ордена, Джефферсон Максвел, увидев Джима, кивнул ему и принялся изучать членов организации КОС. Его лицо выражало недоумение, но, в отличие от остальных, на нем не было и тени испуга.

- Мы сами телепортировали ваших союзников сюда. Не стали дожидаться, пока они сделают это сами. Мы хотим, чтобы все услышали то, что сейчас будет рассказано вам.

 

***

- Мы – организация КОС, занимающаяся контролем и возрождением планет. Мы – это Вселенная, а точнее, ее представители, посланники – кто угодно. Мы заботимся о сохранении равновесия в мире, о его гармоничном развитии. Тысячи лет назад мы начали следить за вашей планетой и за людьми, которые ее населяли. Мы видели все – страшные войны, катаклизмы, важнейшие прорывы в науке и величайшие открытия в географии, химии, физике, генетике. Мы видели, как вы покоряете космос, как совершенствуете свою жизнь, создавая роботов, как перестаете заниматься физическим, а затем и умственным трудом.

С каждым днем мы все отчетливее понимали - если не вмешаться в развитие вашей цивилизации, то произойдет непоправимое – вы уничтожите планету. Бытовые отходы, химикаты, промышленность, масштабное загрязнение атмосферы, сплошная вырубка лесов, массовые убийства животных, осушение водоемов - вы уничтожали свой дом, свою кормилицу, а сами превращались в жалких ничтожных существ, которые ничем не лучше созданных вами роботов.

Вы стали паразитами для вашей планеты, бременем для всей Вселенной. И тогда мы приняли решение уничтожить вашу цивилизацию, а взамен создать новую, умнейшую колонию роботизированных людей, которая будет развиваться с каждым днем и заботиться о планете, а не убивать ее. Нам нужны были образцы вашей культуры  и знаний - и в этом нам помогли вы, Орден Тота – каста библиотекарей, последних людей с еще не разложившимся мозгом. То, зачем вы сюда пришли, сейчас не более чем игрушка без смысла. Еще несколько лет назад нам удалось скопировать все материалы из ваших кристаллов, собрать все то, что было нам необходимо, да так, что вы ничего не заподозрили. Мы смогли получить всю нужную информацию. Кроме одного.

Именно поэтому мы заманили вас с помощью уже никому ненужного кристалла сюда, в библиотеку Конгресса США. Именно поэтому мы заманили именно Джима - потому что сейчас нам нужен только он.

Когда мы поняли, что у нас не хватает одного самого важного элемента, пришлось задуматься. Мы очень долго совещались, и пришли лишь к одному решению – дать вам право выбора. И этот выбор предстоит сделать тебе, Джим.

В твоем сердце почти с самого рождения зашит последний кристалл. Тебе часто мерещится видение, в котором тебя оперирует некто с холодными как лед руками. Ты ощущаешь, как он копается в твоих внутренностях и словно что-то вшивает туда. Особое внимание он уделяет сердцу – и ты замираешь от страха и непреодолимого желания жить, сбежать навсегда из этой леденящей душу комнаты.

Ты часто теряешь сознание и впадаешь в состояние сильной задумчивости. Это побочный эффект раннего вмешательства в детский организм. Однако то, что живет внутри тебя, в твоем сердце, делает тебя и твою душу в тысячу раз сильнее всего остального на Земле.

В твое сердце вшита человечность.

То, что никогда и никакими силами не создать с помощью техники. То, что неподвластно пониманию и объяснению с точки зрения науки. То, что отличает вас всех от других существ во Вселенной.

Благодаря человечности вы умеете любить, быть преданными и верными, вы умеете заботиться о своих близких и сочувствовать окружающим. Это качество никак не привить роботам – оно есть только у вас, и в этом ваша уникальность.

Сейчас, Джим, ты должен сделать выбор. Ты можешь отдать нам человечность, но мы не сможем воспользоваться  ей. Ваша цивилизация будет уничтожена, но мы спасем Землю и создадим новую колонию людей. Они будут не такие, как вы - более умные, расчетливые, но в них не будет доброты и любви.

Но так же ты можешь оставить последний кристалл в своем сердце. В этом случае мы не сможем уничтожить вашу цивилизацию. Планета погибнет вместе с вами.

Ты должен выбрать. Какой жребий выпадет для Земли? Полное исчезновение, или же возрождение, пусть и с другими существами? Вашей цивилизации все равно не спастись. Спасите хотя бы планету.

На этих словах он замолчал. В библиотеке наступила гробовая тишина.

 

***

2070 год.

Маленький Джим сидит на ступеньках детского дома и наблюдает за игрой двух своих подружек – Ани и Эллы. Он радуется весеннему солнцу, которое мягко и тепло обнимает его своими лучами, согревая маленькое сердечко. Мальчик смотрит на проходящих людей, на птиц, на деревья – и в его душе просыпается непреодолимое желание жить и чувствовать. Он восторгается окружающим миром – его светлой, пробуждающейся от зимы красотой, свежестью воздуха, будто бы наэлектризованного радостью. Его сердце трепещет, и он понимает, что безоговорочно влюблен в этот мир, полный надежды, любви и дикого, безрассудного счастья…

 

***

Джим стоял в здании библиотеки. У него не было ощущения, что рядом с ним был кто-то еще – сейчас для него существовало только это помещение и весь мир, судьба которого находилась в его руках. И ему предстояло сделать выбор.

Постепенно он понял, что должен сказать.

- Я всегда знал, что эти видения что-то значат, но не придавал этому значения, убегая сам от себя и прячась от своих страхов. Я глубоко ошибался, предполагая, что наши кристаллы превосходно защищены от внешнего воздействия, и что никто не в состоянии взломать охранную систему.

Человечество действительно на грани гибели. Мы уничтожаем себя и свою планету, которая вырастила людей ценой собственной жизни. Она кормила и поила нас, давала одежду и кров, а мы так жестоко начали убивать ее, не останавливаясь ни на секунду. Цивилизация оказалась в тупике, на краю пропасти, которую никак не перепрыгнуть.

Мне очень тяжело сделать выбор. На Земле есть люди, которые мне очень дороги. Осознавая, что придется пожертвовать их жизнью, мое сердце сжимается от боли. Но так же всем сердцем я люблю свой дом, свою планету. Я не могу позволить себе уничтожить целые моря и океаны, миллионы видов животных и растений, которых больше нигде не найти, даже в самом отдаленном уголке Вселенной. И если человечество все равно не спасти…

Внезапно скрипнула входная дверь. В библиотеку прокрался теплый солнечный лучик, а вместе с ним зашел мужчина с маленьким мальчиком.

Мужчине было около 35 лет. Он производил впечатление образованного человека, обладающего хорошим вкусом в одежде. Мальчик был столь же опрятен и чист – белокурая головка его светилась в солнечном свете, а невинные голубые глаза смотрели мягко и по-детски доверчиво.

Мужчина робко осмотрелся. Он явно не ожидал увидеть в библиотеке столько людей.

- Гхм…простите, если вам помешал. Я привел сюда своего сына,чтобы показать ему чудесное место, в котором живут книги. Я хотел бы с детства приучить его к литературе – только она сейчас может спасти нас. Книги – наши учителя. Мальчик мой, - обратился он к сыну, - ты чувствуешь, какой здесь запах? Это запах древности, запах всеобъемлющей мудрости и знаний, это запах самих книг. Привыкай к нему и наслаждайся им – это один из самых честных и искренних запахов на Земле.

Мальчик посмотрел на отца. В его глазах светился восторг, крупными кристаллами сверкало счастье юности, счастье первого впечатления. Он походил на маленького ангела – в свете солнца его тело светилось нежным серебром.

В библиотеке снова наступила тишина.

- Папа, - внезапно произнес мальчик, - папа, я хочу прочитать книгу.

 

***

На несколько минут Джим остолбенел. Он все еще не верил своим глазам. Он думал, что абсолютно все люди давным-давно перестали выходить из своих домов и уж тем более интересоваться книгами, заходить в библиотеки, приучать детей к чтению.

И внезапно он заговорил. Мысли в его голове мелькали быстрее серебристой лани, убегающей от опасности.

Он говорил и говорил, не слушая никого. Его сердце забилось, затрепетало – и внезапно по всему телу разлилась теплота, наполненная надеждой и вдохновением.

- Самое главное в человеческой жизни – это надеяться. Я знаю, что во мне заключено все то, что отличает нас от других. Сейчас я понял, что я не имею права усомниться в человечестве, потому что я сам - человек. Если я буду верить, мы сможем измениться и изменить этот мир. В моем сердце заключена невидимая сила – я это чувствую. Я должен верить в человека – посмотрите! Этот ребенок – наше будущее. Неужели мы, существа, которые умеют чувствовать, сможем уничтожить его? Я буду верить во спасение человечества – потому что нет другого выхода. Мы сможем спасти людей, вытащив их из рутинной жизни одноклеточных существ. Мы - самые разумные существа, так почему тогда позволяем себе вести такой образ жизни? Вспомните, как мать любит своего ребенка. Вспомните, как женщины ждут своих мужей и переживают за них. Вспомните, как героически мы защищаем друг друга и заботимся об окружающих.

Нет, я не смогу обречь человечество на верную гибель. Я продолжаю верить в него, потому что кроме меня верить больше некому.

 

***

2095 год.

Библиотека Конгресса США. Залы, полные счастливых людей. Книги, которые не пылятся на полках. Дети, спокойно сидящие за столами и читающие вместе с родителями – кто-то первую азбуку, а кто-то - первый роман. Они живы, они настоящие.

Сверху, с балкона, предназначенного для важных гостей, на движущийся внизу мир смотрят трое молодых людей. На их лицах одинаковая счастливая улыбка, а глаза закрывают одинаковые очки в толстой черной оправе.

Девушка, стоящая справа, достает фотографию из кармана длинной рубашки. Она смотрит на фразу, написанную с обратной стороны.

«Очкастой троице, которая спасет мир».

Комментарии: 0