Ксения Никишина

Чалфики

Как же холодно за окном. Ночь. Темно.

Я приоткрыла занавеску. Через стекло виднелись носящиеся серые вихри. Они заворачивали мелкие ветки и швыряли их с грохотом в старые сараи. Сараи были покрыты тяжёлым снегом. На крыше зияла дыра, в которую проваливался огромный сугроб. Возможно, зимой там греются птицы, которые отбились от стаи и не успели улететь на юг. Снег холодный, он обёртывает своими громадными объятиями всё, что попадётся ему. Дома застыли, деревья с трудом пошатываются. Воют и лают собаки – им холодно. Улицы превратились в злых зверей. Они съели собак, а собаки выли от боли, которая выгрызала им шкуру. Они грызлись прямо перед окнами, и, выглядывая из окна, я могла увидеть их грызню. Они выдирали клочья друг из друга, скалили зубы, и из глаз их сверкала жёлтым огнём злоба. Холод проникал сквозь щели в стенах, сквозь бумажные обои и дыры в них. Ветер рвался сквозь мощные белые форточки, сквозь многолетние оконные рамы. Он думал, вырвет окна, они разобьются, а осколки ледяным морозом врежутся мне в кожу и разорвут меня изнутри. Но этого быть не могло – меня накрывало серое одеяло, тёплое, и я знала, теплее него в эти страшные вечера ничего не может быть.  А нет, вон он на тумбочке, ещё не остывший, кипяточный – зелёные травинки, солнечные тёплые зайчики, жаркий летний костёр на закате и смех в высоких пушистых одуванчиках – и всё это крепкий чёрный чай со сладким малиновым вареньем. Пахучее лето. Вот именно оно может спасти в страшный ледяной вечер. А за окном – но как же там страшно, и от этого не спалось.

Рядом мирно спал Обскура. Он сам был тьма, и поэтому спалось ему спокойно. Он улыбался и мурлыкал во сне. Рядом с ним спали животные –оранжевый кот и чёрно-белый коти, ещё маленькая красная змея Кристоля. Она не кусается. Она просто любит спать и есть. Коты и Кристоля очень любят Обскура. Они везде ходят и ползают за ним и выпрашивают у него еду, а он кормит их маленькими сушёными рыбками размером с ноготок, отчего и коты, и змея мурлычут. Обскура – тьма, но он очень добрый. Злые об этом не знают, они тоже его любят, а Обскура травит их ядом с улыбкой.

И ни одна ночь не была мне страшна с ним, но почему-то сегодня было жутко. Как будто смерть своей сыростью и гнилью окружает мой разум. Что-то нехорошее стало подкрадываться к нашей двери, голубой ледяной туман движется прямо к нам –  я это знала.

Ч-ч. Прошипела змея.

Я поняла – это чалфики, страшные крошечные существа небольшого роста. Они достают до щиколотки, но запросто могут убить человека. У них огненные всклокоченные волосы и бешеные синие глаза, а в ладошках их маленьких гвозди – и втыкают они их в человеческую плоть, проворачивают внутри неё гвозди, и падает человек замертво. Одеты в рваные листья они, а шьют одежду из книжной пыли, они забираются в человеческие дома в поисках книжной пыли, чтобы сшить себе из неё одежду. Холода наступили на город ужасные, а у чалфиков, видимо, закончилась одежда. Почти всех чалфики истребили, кто книги дома заводил. Вот одни мы и остались.

Мёртвые духи два дня назад сказали мне, что скоро чалфики придут за нами.

Слышу я грохот двери, затряслась дверь, задрожала. Дверь им нельзя открывать, но люди открывали – шли на гвозди чалфиков. Вот и Обскура скинул с себя тёплое серое одеяло и зашагал грозно к двери. Закричал, что прогонит этих монстров навсегда, а я ему кричала, чтобы не бежал он к ним. За плечо его схватила, только дёрнул он плечом, ринулся к двери и распахнул дверь.

Кинулись чалфики, да давай размахивать гвоздями. Мы забрались на шкафы, а Обскура всё хотел их убить, но много их было. Коты наши подняли дикое мяуканье.

– У меня есть много шариковых ручек! – спохватился Обскура.

– А зачем они нам? – спросила.

– Победить этих мелких уродцев можно только, втыкая в них шариковые ручки, вот как! – заявил Обскура.

Только я вспомнила, что коты наши были пожирателями шариковых ручек, то все их по злой случайности слопал наш оранжевый кот.

Обскура нахмурился. Некуда нам уже бежать.

Чалфики заполонили чердак и закололи гвоздями всех соседей, и я слышала, как монстрики смывают в унитазе соседские противные дребезжащие дрели. Всё же им нужна была наша книжная пыль, и они напали на наши книги, начали трепать их и сморкаться в страницы.

Обскура злобно зарычал. Коты заорали ещё сильнее.

В пыли из разрушенной стены появились два человека, это были наши друзья. Они пришли нам на помощь, они вдвоём опрокинули стены нашего дома на чалфиков, отчего чалфики сплющились под стенами. Но оставшаяся часть чалфиков начала разбегаться. Тогда из огромных карманов они кинули Обскуру охапки шариковых ручек, и они втроём начали метать эти ручки в чалфиков, отчего чалфики падали, медленно закрывая синие глаза.

Чалфики плакали, и из них выливались чернила в виде огромных надписей:

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ...

Комментарии: 0