Святослав Гаврилов

Форточка из будущего

От автора

 

Привет, мой дорогой читатель. Надеюсь, ты выбрал эту книгу для того, чтобы с головой окунуться в интересный мир детективных приключений. Потому что вместе с героями этой книги тебе придётся разгадать немало загадок и тайн, которые окутывают небольшой городок Данск. Хоть он и был вымышлен специально для этой истории, как собственно и сама история, однако поверь, она в некоторых местах вполне может показаться куда реальнее той, которую напишут в утренних новостях. Поэтому завари себе чай, дорогой читатель, и приготовь чего-нибудь вкусненького, ведь мы вместе с персонажами этой книги собираемся увлечь тебя за нами в череду расследования преступлений, раскрытия тайн и распутывания секретов. Потому как таковыми их оставлять нам с тобой не по душе, так?

 

Глава 1. Путь - дорога

 

Негромкий шум двигателя приглушал поток его мыслей. Евгений Викторович Котов располагался на заднем сидении «Порша кайена» две тысячи десятого года выпуска и, насколько он полагал, одной из первых моделей, поступивших тогда в продажу. Его подруга Наталья Алексеевна Карц, которую все её друзья называли просто Наташка, сидела рядом с ним. Машину вёл её отец Алексей Павлович Карц, параллельно обсуждая недавно вышедший в свет новый детективный роман Авдотьи Подарцовой со своей любимой женой Анной Фёдоровной Карц, матерью Наташки. Потому было совершенно очевидно, что скоро им станет любопытно мнение самого Евгения, а тому крайне не хотелось высказывать, что он думает о куче неинтересной, однако самой отборнейшей макулатуры. Ведь в таком случае обидится Наташка, а она страшна в гневе. Поэтому Евгению приходилось ждать своей незавидной участи, мечтая о затяжке добротного табачного изделия марки «Прима», коробок которого был надёжно спрятан во внутреннем кармане его куртки, и разбирать пульт управления радиоуправляемого игрушечного грузовичка, купленного им накануне поездки.

- Женя, ты как эксперт в данной области, скажи, – обратилась Анна Фёдоровна к Евгению, – возможно ли, чтобы жена смогла убить своего мужа?

- Разумеется, - отвлёкся от своего увлекательного занятия Евгений.

- Вот видишь! – обрадовался Алексей Павлович, – Евгений тоже считает, что это была жена.

- Мне приятно, что вы высоко цените моё мнение, но, к сожалению, я не читал то, о чём вы сейчас ведёте беседу, поэтому я не могу знать, кто же там всё-таки оказался убийцей.

 

«Да и не хочу», - подумалось ему, когда он понял, насколько ленивой была писательница, что даже не потрудилась дать ответ на эту бурно обсуждаемую загадку.

- О, почитай обязательно, книга называется «Обстоятельства на Мальдивах», она как раз для таких умных ребят как ты. Там вся соль заключается в том, что автор не написала разгадку в конце, как это обычно бывает, и читателю приходиться только догадываться, кто же всё-таки за всем стоял, – рассказала Анна Фёдоровна.

- Класс! Я догадался, – улыбнулся Евгений, который отнюдь не хотел улыбаться, и сдавил корпус пульта так, что он треснул.

 

Он, конечно, ценил уважение родителей Наташки к его безусловно великолепной персоне, но все-таки иногда это раздражало. Причина столь глубокой признательности к его талантам таилась в том, что года полтора назад он как истинный рыцарь спас их любимую дочь от наёмного убийцы, посланного конкурентами Алексея Павловича, а после помог доказать их участие не только в этом, но и в ряде других незаконных махинациях. С тех пор они относились к Евгению как к собственному сыну и очень сильно желали, чтобы именно он был тем, кто, когда придёт время, поведёт Наташку под венец.

 

Автомобильное окно открывало вид на необъятные заснеженные просторы матушки России, где они проезжали: поля, леса и деревни. А если они въезжали в города, то обязательно останавливались на заправках, чтобы долить в бензобак бензина, купить провианта и справить нужду, кому это было необходимо. На самом деле сейчас у ребят были зимние каникулы, поэтому семья Наташки решила съездить к близким родственникам в гости в Иркутскую область. Алексей Павлович же намеревался заключить одну интересную для него сделку по покупке завода, занимающегося производством мебели.

 

Байкал был бы куда приветливее летом, однако всё сложилось так, что Наташкин отец мог свозить семью на горнолыжный отдых и открыть филиал в Восточной Сибири по довольно выгодной цене. У Наташки появилась мысль предложить Евгению поехать с ними, Евгений с радостью согласился, и вот они уже целый день в дороге – умирают от скуки.

 

Дикими и необъятными красотами родины он успел насладиться в первом часу поездки. Его же сейчас занимал принцип работы микросхемы, извлечённой из устройства, которое он мучил последние тридцать минут. Точнее, не все – часть мыслей всё же принадлежала коробке с сигаретами, лежащей в его внутреннем кармане. Наташкиной ярости Евгений опасался больше не проявления такта и курения в машине. Если что касалось её родителей, та была непреклонна. По-первой как-то он неосторожно пошутил над ними, так Наташка потом месяца два – три на него даже не смотрела, а ему тогда позарез нужна была подставная девушка убитого, для опроса одной престарелой свидетельницы. Решено было всё-таки снова ломать милицейскую базу данных, пользуясь наивностью его двоюродного брата Сергея Котова, который искренне верил, что его любящий родственник пришёл к нему на работу только для того, чтобы поинтересоваться, как у него дела.

 

А также следует знать ещё кое-что. Вообще-то Евгений обладал неким талантом к аналитическому мышлению. А дело в том, что хоть он сам и не понимал этого, но по наследству от дальнего предка, древо которого уходит далеко в Британию, ему достался поистине необыкновенный дар, позволяющий ему составлять из мельчайших деталей целостную картину, причём, такую четкую, что любой бы профессиональный судмедэксперт обзавидовался. Данное умение он частенько применял на практике, что приводило его в не самые удачные ситуации, когда его самого приходилось спасать всё тому же двоюродному брату, работающему в милиции, что конечно никого в восторг не приводило. Особенно его собственную семью - родителей и старшую сестру Тому на пару вместе с младшим братом Сашкой. Более того, они надеялись, что после строгого наказа, повторённого каждым из них по несколько раз в разное время, что-то измениться. Раз уж они так думали, Евгений не торопился их разочаровывать своими возражениями. Однако даже сейчас он согласился ехать с Наташкой не потому, что хотел отдохнуть и весело провести время вместе с подругой, как все надеялись, а затем, чтобы расследовать давно интересовавшую его криминальную активность, исходящую из того региона страны. Именно чем конкретно это вызвано, Евгений пока не знал, но он заметил, что оружие, поставляемое бандам на улицы его родного городка, привозят откуда-то с севера. И вместо того, чтобы раскрывать «мелких сошек» вроде Виталия Скоротечко и других его знакомых, он ехал туда с целью задушить проблему на корню. Лишившись источника нелегального вооружения, они станут добывать оружие подконтрольными органам внутреннего правопорядка способами, что в разы сложнее. О том, когда Наташка узнала его мнение по этому поводу и предложила съездить вместе с ними на каникулы к её родственникам, можно было и не говорить - Евгений с радостью принял приглашение.

 

В данный момент они заезжали в один из городов, который находился на пути к цели их поездки. Машина заехала на дозаправку, и Евгений порадовался, что, наконец, он сможет размять ноги.

- И я отлучусь ненадолго, – отложив микросхему в сторону, проговорил он, когда Алексей Павлович заявил, что пойдет оплатить бензин.

 

Развернувшись спиной к заправке за углом магазинчика, он достал заветную пачку с завёрнутым в бумагу высушенным табачным ядом и начал жадно отравлять свой организм. Едкий дым переполнял лёгкие, он обжигал их, горло и гортань, чтобы затем вместе с выдохом выбраться наружу и рассеяться в невидимом воздухе. Евгений громко закашлялся и случайно выронил сигарету.

 

Он повернулся к заправке и посмотрел, как Алексей Павлович вставляет пистолет в бензобак машины, и ему стало как-то стыдно. Дело было в том, что практически никто из его окружения не курил, даже такой состоятельный человек как Алексей Павлович. По странному стечению обстоятельств среди всех его друзей и близких знакомых курил только он один. Хотя он и понимал, что эта проблема довольно распространённая в России и не только в ней. Даже в городке, в котором он проживал, редко когда можно было встретить некурящего человека. Однако судьба решила, что Евгения должны окружать только здоровые и лишенные вредных привычек люди. Все они выглядели такими счастливыми, им не нужно было думать каждые два часа о перекуре, они не кашляли отвратительной смесью махроты и никотина, и к старости они не будут мучиться от туберкулёза или другой какой-нибудь гадости. Чего не скажешь о нашем герое. Он прекрасно осознавал свою участь, но поделать уже не мог ничего.

 

Евгений выкурил ещё одну сигарету и направился к машине. Он был удовлетворён, а потому ещё часа два ему будет спокойно сидеться в машине, затем руки снова затрясутся, и он захочет курить. Сев в машину, он откинулся на спинку сидения и задумался о прекрасности бытия. Давненько он не был так счастлив. Впереди долгий путь, рядом его лучшая подруга, а везут их самые честные и бескорыстные на всём белом свете люди. Он прикрыл глаза. Так он сидел секунд двадцать, а потом услышал громкий удар. Что-то стукнуло по машине. Евгений повернулся к окну. Это был Алексей Павлович, он ударился спиной о багажник автомобиля. Перед ним стояли пятеро парней, смахивающих на каких-то бандитов из сериала про байкеров. Евгений открыл дверь и вышел из машины.

- Так, папаша, или ты платишь за стоянку на нашей территории, или мы тут порежем всю твою семейку, – донеслось до него от одного из этих негодяев.

 

Парень посмотрел на магазин около заправки: продавец нервно косился на всю эту картину, но, как ни странно, предпринимать какие-то действия не торопился.

- Эм, насколько я знаю, – начал Евгений, – остановка здесь бесплатная, тем более, мы клиенты этого замечательного заведения.

- Заткни своего щенка, – рявкнул бандит, который до этого угрожал их всех порезать.

- Евгений, не нужно, я заплачу, – спокойным голосом ответил Алексей Павлович, – сядь в машину, пожалуйста, я обещал твоим родителям, что пока ты с нами, с тобой ничего не случится.

- Неслыханно, – возмутился Евгений, – они даже не те, за кого себя выдают!

- Так, Евгений! Быстро сядь в машину! – теперь тон в голосе Алексея Павловича был строгим.

- Я просто хотел сказать, что будет печально, если настоящие «Городские Звери», – он быстро прочитал название на фальшивой татуировке у одного из парней, – узнают, чем они занимаются на их территории.

- Как ты… - растерялся бандит.

- Я знаком с боссом, вообще-то, толкаю для него дурь и приношу неплохую прибыль, так что если он узнает, а он, поверьте, узнает, когда начнёт наводить справки, кто тут беспределил, вам всем не поздоровится, поэтому валите пока я ему не набрал! – Евгений демонстративно достал разряженный мобильник из своего кармана и начал, было, нажимать кнопки, когда услышал:

- Стой, стой, стой! Мы же можем решить всё как-то миром, да?

- Класс! – восхитился Евгений. – А что вы мне взамен?

- Ну, это… мы это… твоих трогать не будем. Это ж недоразумение просто, было, мы…

- Неа, фигня какая-то, вы тут угрожаете мне, моей семье, гадите на территории моего босса, а я, типа, должен вам ещё и спасибо сказать, ну уж нет, мне нужна плата за ваш проступок.

- Ну, это у нас ща только пара тысяч будет, но мы всё отдадим, честно.

- И нафига мне ваша пара тысяч? Вы всё отпашете честным трудом. Будете теперь работать на меня, я вас найду, когда надо будет, благо я знаю, что ты и твои дружки живёте в этом районе, а тут все друг друга знают, так что ждите, скоро нужно будет кое-кого прессануть. Дядь Лёш, давай уже, дозаправляйся и едем, куда ты там хотел нас отвезти?

- Да, да, – быстро проговорил Алексей Павлович, - сейчас. – Он достал заправочный пистолет из бака и вернул его на место.

- А вы чего встали? Валите отсюда, пока я не передумал.

 

Банда малолетних безобразников быстро залезла на свои скутеры и поехала прочь.

– Идиоты, – проговорил Евгений, когда залезал в машину.

 

Алексей Павлович в шоке от такого представления выпалил:

- Надеюсь, всё, что ты рассказал, не было правдой.

- Не было, – уверил Евгений шокированных родителей Наташки.

 

Весь остальной путь они провели молча, только ещё раз заехали на одну в этот раз крупную СТО в городе, дабы бензин не закончился на половине пути.

 

Когда они въезжали в окрестности Данска, Евгений сразу же начал подмечать непривычное спокойствие. Но за этим спокойствием скрывалось что-то ещё. Скрывалось нечто большее. Это был очень, очень тихий омут с чертями, которые тут были куда необычнее, чем даже он мог себе представить. Со всеми ними ему не управиться и за несколько лет, что уж говорить о парах недель зимних каникул. Но он здесь был не за этим. Ему нужно было перекрыть поставки оружия, исходящего из этой области. А для этого потребуется всё отведённое ему каникулами время.

 

Они остановились у подъезда одного из двухэтажных домов, расположенных на протяжении всей улицы. Их встретил высокий мужчина, чем-то похожий на Алексея Павловича. Мужчина поздоровался с Алексеем Павловичем, обнял Анну Фёдоровну, сказал «привет» Наташке и протянул руку Евгению.

- Роман Павлович Карц, – представился он.

 

Евгений пожал руку.

- Евгений Котов, – проговорил Евгений. – А вы выше своего брата, – добавил он спустя пару секунд.

- Да, наверное, потому что я старше, – засмеялся тот.

- Да не, ты просто пошёл в старика, – также смеясь, заявил Алексей Павлович.

- Так, ладно, что это мы тут все стоим, – спохватился Роман Павлович, – быстро идёмте в дом.

 

В квартире их встретило всё остальное семейство: жена Романа Павловича Виктория Андреевна и их дети, Михаил и Александра. Их пригласили на ужин, и Евгений, вспомнив, что он проголодался ещё часа два назад, быстро съел целую тарелку макарон и котлету.

- Наташа нам много про тебя рассказала, – начала говорить Александра, когда взрослые оставили их одних в гостиной.

- Да? Странно, – выпалил Евгений.

- Что, странно? – возмутилась Наташка, – тебе я, между прочим, про Сашу с Мишей тоже рассказывала.

- А, точно! – сделал вид, что вспомнил, Евгений, – помню, помню... мда… но да ладно, я немного устал.

- Пойдём, я покажу тебе свою комнату, – сказал Михаил.

- А ты, Наташ, как и всегда, будешь ночевать у меня, – заулыбалась Александра.

- Класс! – скептически произнёс Евгений.

- Ну, так побыстрее, - поторопил Михаил неспешного Евгения, – идём.

 

Глава 2. Мистер Ал

 

Следующее утро выдалось весьма несчастным. Михаил бесцеремонно растолкал Евгения, который, чувствуя, как плохо выспался после долгой дороги, открыл глаза и начал озираться по сторонам. Он был в комнате с виду обычного подростка примерно его возраста. Полки были заставлены компьютерными дисками и различного рода журналами. На других полках разместилась куча совершенно разномастного барахла. Например, осколки хрустальной склянки или вырезанные из дерева фигуры непонятного назначения. Там же лежала колода игральных карт для покера, огромный цилиндр и волшебная палочка. Целую полку занимали три уродливые маски, похожие на какие-то демонические лица. В углу лежала гитара, а стены над кроватью были обклеены постерами музыкантов различных рок-групп.

 

Над его кроватью стоял парнишка, которого звали Михаилом. Он на год был младше Евгения и, по всей видимости, ещё не до конца понимал, что разбудил не только нашего героя, но и жестокого монстра, сидящего внутри него. Однако того это не сильно заботило. Завидев, как Евгений беззаботно снова откидывается на подушку, он заговорил.

- Просыпайся, там мама зовёт кушать.

 

Евгений пробормотал что-то невнятное, повернулся на бок и закрыл глаза, однако тут же распахнул их и вскочил с кровати из-за довольно неприятной боли в затылке.

- Какого дьявола ты творишь! – возмутился он.

- Одевайся, соня, – засмеялся парень и пошагал к выходу. Но у самой двери он споткнулся об игрушечный грузовичок Евгения, выпавший вчера вечером из его рюкзака.

 

Михаил непонимающе посмотрел на кучу хлама, который высыпался из рюкзака Евгения, когда тот, не зная, куда его деть, кинул у двери, затем на обладателя этого хлама.

- И можешь прибраться, хорошо? – прокомментировав это, он вышел.

 

 Евгений фыркнул, но все-таки натянул футболку и трико, а затем подошёл к устроенному им беспорядку. Убрав свои вещи в рюкзак, он вышел вслед за Михаилом.

 

Наташка с Александрой уже сидели за столом, а вот Алексея с Романом Павловичами и Анной Фёдоровной не было. По всей видимости, те уже ушли на деловую встречу, а потому сегодня ни по каким достопримечательностям и местам отдыха ходить будет не нужно. Это радовало Евгения, факт, что он сможет прямо сейчас начать своё расследование, прямо-таки грел душу. С этими мыслями он сел за стол и съел приготовленную Викторией Андреевной яичницу. Поблагодарив хозяйку за столь отменный завтрак, он выразил желание погулять.

- Отличная идея, – заявила Виктория Андреевна, – сейчас ещё Максим придёт, и вы все впятером посмотрите город.

 

Догадаться, кто такой Максим, было несложно. Вероятнее всего, школьный товарищ Михаила, но от этого легче не становилось. Ведь всё дело в том, что он хотел «прогуляться» именно один, максимум с Наташкой, а тут ему ещё навязывают компанию незнакомых детей. Но и на этот случай у него уже был заготовлен план. Спустя час в дверь позвонили. Это и был тот самый Максим. Евгений дружелюбно познакомился с ним, а затем радостно заявил.

- Ну что ж, идемте, покажете нам с Наташкой город.

 

Все пятеро надели верхнюю одежду и вышли на улицу. На улице стояла прекрасная погода, представлявшая собой сильный холод под минус тридцать градусов, и Евгений сразу же передумал гулять.

- Окей, я нагулялся, пойду-ка я обратно в дом.

- Ну уж нет, так просто ты от нас не отделаешься, – весело проговорил Максим.

- Что? – удивился Евгений.

- Ты думаешь, мы не расспросили Наташу о твоих планах.

 

Наташка виновато смотрела на снег под ногами.

- Рассказывай, что ты задумал?

- Я? Я ничего не задумал, – осознавая, как на глазах рушится весь его хитрый план, выпалил он.

- Ага, и про оружие, поставляемое из этого города, она мне тоже, получается, наврала, – скрестила руки на груди Александра.

- Не из горо… так, а вам какое до этого дело?

- Ну, мы… - начал, было, Максим.

- Вы ещё слишком юны и неопытны, – заверил их Евгений. – Криминалистика - это очень опасное занятие, дети мои, потому вам лучше не совать свои длинные любопытные носы не в своё дело.

- Так, во-первых, ты не прав, мы с Сашей одного возраста с тобой, – заговорил Максим. – Во-вторых, значит, Наташу ты подвергал опасности, а за нас, типа, боишься?

- Я не… - Евгений прекратил говорить, так как к ним подошёл пожилой мужчина.

- Здравствуйте, ребята, – добродушно улыбаясь, проговорил он.

- Здравствуйте, Альберт Валерьевич, – также улыбаясь, проговорила Александра.

 

Её примеру последовали все остальные, кроме разве что Евгения.

- О, это ж вы владеете вон тем книжным магазином, – заявил он. – У вас есть комиксы?

- Да, целый отдел, простите, но мы с вами не знакомы, я Альберт Валерьевич Свердлов.

- Да? Класс! – заявил Евгений, – так мы идем покупать комиксы или нет? Хочу читать комиксы.

- Это Евгений, – улыбнулась недоумевающему Альберту Валерьевичу Наташка, – он мой друг из города, в котором я живу.

- А! – понимающе протянул Альберт Валерьевич, – надеюсь, не у всех там отсутствует чувство такта.

 

Чувство такта у Евгения было, однако привычки следовать ему не было. Поэтому насвистывая мелодию из какого-то летнего блокбастера, он шел впереди всех. Направлялся он в книжный магазинчик, находящийся через дорогу и несколько домов от дома Наташкиных родственников.

- Я польщен, что вы рассказываете о моём магазине своим друзьям, – пытаясь поспеть за молодыми людьми, говорил Альберт Валерьевич.

- Мы не рассказывали, – сказал Михаил.

- Он сам догадался, – весело уточнила Наташка.

- Но как?

- Не знаю. Евгений, как ты догадался, что Альберт Валерьевич продаёт книги?

- А? Да я видел, как он закрывал магазин вчера вечером, когда мы выходили из машины. Вот и сложил два плюс два.

- Но как ты понял, что он владелец?

- А? Это сложно. Не забивайте голову. По вашему разговору догадался, – беззаботно ответил он.

- А мне всё же интересно, ведь в нашем разговоре ребята не упоминали, что я владелец, – настаивал Альберт Валерьевич.

 

Раздражению Евгения не было предела, однако он даже и не думал подавать виду.

- Хорошо, – улыбнулся он. – Здание магазина одноэтажное, не похоже, что оно нуждается в дополнительных продавцах. Вы же, в свою очередь, всем своим видом и машиной вон на той парковке сами не очень-то смахиваете на обычного работника. А значит, вы бизнесмен и владеете этим магазином.

 

Когда все пришли к входу, Альберт Валерьевич открыл дверь, впустив их внутрь.  Евгений тут же почувствовал, как по его телу разливается тепло, а грудь наполняется запахом книжной бумаги. Он прошёл к полкам с комиксами, похватал несколько выпусков Суперчеловека и стал разглядывать обложки других не знакомых ему журналов. Наташка тоже начала рассматривать полки с книгами. А троица новых товарищей Евгения удивлённо уставилась на них обоих. В конце концов, Евгений не выдержал.

- Вы чё, необразованные? Вам книги совсем не интересны, что ли? – выпалил он, когда подходил к кассе, дабы расплатиться за взятые им комиксы.

 

Учитывая, что он сразу же начал разглядывать картинки, явно не обращая внимания на буквы, его заявление начинало выглядеть немного лицемерным.

- Вот, – расплатившись за выбранную книгу, проговорила Наташка, – то, что тебя мама попросила прочитать. Это тебе мой подарок на новый год, – она пихала под нос Евгения новёхонький экземпляр «Обстоятельств на Мальдивах».

- Класс! Ненавижу эту книжку, – заявил он, забирая подарок. – А ты чего хотела бы на новый год? О, нашёл, как раз для таких инфантильных девочек как ты.

 

Он достал с полки какую-то популярную книгу про вампиров и показал её Наташке.

- Как тебе?

- Я её уже читала.

- Да ладно? – интонацией, похожей на интонацию Леонида Аркадьевича, спросил Евгений.

- Да, – раздражённо подтвердила Наташка.

- Ладно, потом придумаю чего тебе подарить.

 

Спустя минуту ожидания оживился Максим.

- Ну, так что? Куда идём дальше?

 

Евгений ничего не ответил, он уткнулся в только что купленный им комикс, изучая яркую застывшую в одном кадре сцену боя Суперчеловека с его злейшим врагом с далёкой планеты злодеев, королём всего зла Аллах де Манном.

- Женя, ау, – проговорила у него над ухом Александра, – мы так и будем тут стоять?

- А? – опомнился Евгений, – вы идите, я тут пока читаю.

- Ты смотришь на картинку, там даже облачков текста нет, – заявил Михаил.

- Нет, я читаю, – упорно утверждал Евгений, – идите, не мешайте мне… читать.

- Мы никуда без тебя не пойдём, – сказала Наташка.

- Вот же прилипалы, какие, – сдерживая нотки раздражения в голосе, проговорил Евгений, отрывая свой взгляд от кулака, бьющего по квадратной челюсти мускулистого супергероя.

- Да, мы такие, – заулыбался Максим.

- Так, ладно. Продавец, вы в курсе, что вы главный подозреваемый! – заявил Евгений, обращаясь к Альберту Валерьевичу.

- Что!? – удивился Альберт Валерьевич.

- Ну, короче, эти ребятки хотят поиграть вместе со мной в юных сыщиков, – заговорил Евгений. – Они считают, что в состоянии раскрыть дело о массовом производстве оружия в окрестностях Байкала и даже не подозревают, какие опасности могут их подстерегать. Вы как главный подозреваемый по этому делу должны разъяснить им, как это опасно для их жизней.

 

Все дружно смотрели на Евгения как на ненормального и самое обидное, что молчали. Первой решила нарушить тишину Наташка.

- Евгений, ты не находишь странным всё, что ты сейчас сказал?

- Вообще-то нахожу. Я так шучу, – ухмылялся Евгений, так что стал напоминать Чеширского Кота из Алисы в стране чудес. – Ведь каковы шансы встретить абсолютно случайно, на улице, в паре метров от дома, именно того, кто бы соответствовал требованиям главного подозреваемого по моему делу, а?

 

Ни на миг не сводя со своих губ хитрую ухмылку, он оглядел всех вокруг.

- Ладно, идёмте, мне надо осмотреть город. Покажете мне, где тут можно съесть добротную порцию фастфуда? – с этими словами он прекратил ухмыляться и вышел из магазина. – Ещё увидимся, Ал, - крикнул он в закрывающуюся дверь.

 

Ребята нагнали его спустя пару мгновений.

- И что это было? – вопрошал Максим.

- Я же сказал, шучу я так.

- Какие-то плоские у тебя шутки, – сказала Александра. – Альберт Валерьевич наш хороший друг, а ты, можно сказать, нахамил ему прямо в лицо.

- Да? И в чём же это выражается, Сашенька? – резко и даже неожиданно для самого себя спросил Евгений, остановившись.

- Ты вёл себя как козёл, да и сейчас ведёшь себя так же! – заявил Михаил.

- О, кто бы говорил, – он пристально посмотрел на Михаила, – любишь казаться крутым? Тебе-то самому не тошно от себя?

- Да что с тобой не так? – взвился Максим.

- Максимка, а, Максимка? А чё вы не скажете всем, что вы с Сашенькой вместе, м? – он посмотрел на Александру. – А.., – понимающе протянул он, – мне же ведь не понять, не так ли?

- Евгений, может тебе стоит успокоиться, – попыталась утихомирить его Наташка, – в конце концов, это не твоё дело.

- Да? А этот мелкий знает, – Евгений посмотрел на Михаила, – что у вас уже…

- Замолчи! – взвизгнула Александра.

- Вам бы троим клоунам, – ухмыляясь, продолжал он, видя, как Михаил недоуменно переводит взгляд с виновато уставившейся вниз Александры на Максима, который гневно прожигал взглядом Евгения, – пора перестать корчить местных супергероев и разобраться бы для начала в своих отношениях.

 

С этими словами он почувствовал сильную боль в области носа. Это был кулак Максима. Сейчас Евгений почувствовал себя Суперчеловеком, которого ударил Аллах де Манн. Евгений так и не понял, за что его ударили, но очень обиделся, а когда он осел наземь от звона в ушах, подумал ещё, что, если это сотрясение, он кого-нибудь прибьёт.

- Женя! – крикнула Наташка и подбежала к упавшему Евгению.

- А знаешь, твои друзья не такие уж и скучные, – сквозь кровь, сочащуюся из выбитого зуба, смеялся Евгений. Он устремил свой взор на испуганного Максима, у которого по руке стекала струйка свежей крови, по всей видимости, также принадлежащей Евгению.

- Я не… я не хотел, – заикаясь, начал тот.

 

К счастью, сотрясения всё же не было. Звон постепенно стал проходить, а боль немного притупилась. Евгений стал потихоньку подниматься на ноги. Он отряхнулся от мокрого снега и выплюнул на ладонь окровавленный зуб.

- Класс! – восхитился он, – удар что надо, вот дарю. – Он протянул измазанную кровью руку, в которой держал зуб, Максиму, тот с ужасом и одновременно отвращением на неё покосился, – не нужен? Ну, тогда ладно. – И Евгений швырнул зуб через плечо куда-то в сугроб у себя за спиной.

- То, что он рассказал, правда? – спросил Михаил у такой же испуганной Александры.

 

Та ничего не ответила.

- Так, – внезапно заявила Наташка, – прогулка окончена, мы все идём домой!

 

От дома они так далеко и не ушли, всего один квартал пути, и вот они уже у ворот. Евгений сильно разочаровался, когда это понял. Теперь уйти под шумок точно не выйдет.

 

Не успели они войти в дом, как к ним тут же бросилась Виктория Андреевна.

- Что случилось? – обеспокоенно начала она допрос.

- Упал, – угрюмо ответил Евгений.

- Так, быстро идём за мной, сейчас мы тебя подлатаем.

 

Теперь уже совсем повесив голову, парень последовал за ней. Женщина отвела его в комнату Михаила, усадила на кровать и убежала на кухню за аптечкой. Спустя минуты три она вернулась и начала осматривать его лицо.

- У тебя всё лицо в крови, как же ты так упал? – спросила она.

- Не знаю, поскользнулся, упал и ударился лицом об камень, – нагло лгал Евгений.

 

Женщина достала из аптечки ватку и пузырёк с перекисью водорода, ловким движением открыла его и налила содержимое на кусок ваты.

- Давайте лучше я сам, – Евгений протянул руку за ваткой, но Виктория Андреевна помотала головой и принялась стирать кровь со рта Евгения.

- У тебя губа рассечена, открой-ка рот.

 

Евгений обречённо подчинился, прекрасно понимая, какая последует реакция, и не ошибся. Виктория Андреевна громко охнула и произнесла.

- Да у тебя же зуб выбит.

- Да? Класс. Я-то не понял.

- Так, быстро за мной, – скомандовала она.

 

Она отвела Евгения на кухню и дала ему лекарственный раствор.

- На, прополощи рот, – затем она дала кусок ваты с какой-то мазью и приказала, – положишь его себе в рот на выбитый зуб и сейчас же немедленно собирайся, мы идём к стоматологу.

 

Евгению ничего не оставалось кроме как кивнуть и, выполнив указание Виктории Андреевны, пойти в гостиную. Ребята уже успели расположиться на креслах и диване и с нескрываемой озабоченностью ожидали его. Евгений радостно подошёл к Максиму и Александре, которые сидели рядом на диване и виновато смотрели на него, и уселся между ними.

- Ну, вы это… простите меня, это, типа, не моё дело, – сказал он куда-то в пустоту и беззаботно продолжил, – но если ещё раз ты попробуешь меня ударить, – с улыбкой говорил он, глядя на Максима, – ты пожалеешь, что вообще родился на свет.

- Прости, – испугано вымолвил Максим.

- Так, ну раз мы всё прояснили, – Евгений встал с дивана, – я пойду собираться.

С этими словами он направился к выходу. Челюсть продолжала болеть, но он не отчаивался, в конце концов, второй этап начался.

Глава 3. Дело закрыто

 

Как только Евгений сдал все анализы, врач прописал лечение, назначил день операции, и они, наконец, вернулись домой, он с облегчением принялся изучать купленный им комикс. Главным же образом, он никак не мог понять одной детали. Размышляя над ней, он осознавал, что она была важна. Эта деталь была не такая как все остальные. Вроде бы, всё было понятно, но что-то словно бы ускользало от его внимания.  Замкнувшись в себе, он перебирал варианты, ставил себя на место преступников, строил их злобные планы у себя в голове, замышлял самое что ни на есть недоброе, но это ни капли не помогало. Откинув, наконец, комикс в сторону, он встал и направился вниз. В гостиной уже сидели все взрослые и разговаривали о каких-то своих важных делах. Или, судя по всему, не о таких уж и важных:

- Это же не вина зверей, что им клетки плохо позакрывали, – протестовала Анна Фёдоровна.

- Ну-ну, посмотрим, что ты будешь говорить, когда эти львы слопают кого-нибудь, – парировал ей Алексей Павлович.

- Если такое и произойдёт, вся ответственность ляжет на смотрителей зоопарка, – рассудительно объяснял Роман Павлович.

- Вот я смотрю на вас и поражаюсь, – сообщила Виктория Андреевна, – и как это вы всё время умудряетесь перевести свои разговоры про ценные бумаги в обсуждение того, кто кого съест?

- Ах, поверь, Викуля, – посмеялся Роман Павлович, – в бизнесе всегда кто-то кого-то ест.

 

Речи эти Евгения мало интересовали. И поэтому он посмотрел на остальных присутствующих. Александры с Наташкой видно не было. Но в дальнем конце комнаты за столом у окна, друг напротив друга сидели Максим с Михаилом и играли в шахматы. Таким образом, Евгений поздоровался с родителями Наташки и Романом Павловичем. Те тоже поздоровались и поинтересовались его самочувствием, Евгений отмахнулся словом «нормально» и подошёл к ребятам.

- А где Наташка? – спросил он.

- Они с Сашей, как всегда, занимаются какими-то девчоночьими делами в своей комнате, – ответил Михаил.

- Кла… Мне кажется, ты можешь переместить ферзя на «Д-8», чтобы поставить шах, – заметил Евгений.

- Бесполезно, он просто прикроется ладьёй, да ещё и мне поставит шах.

- Вообще-то, это даст тебе ещё пару ходов, – согласился Максим с Евгением.

- Глупость, какая, – и Михаил съел конём ферзя Максима.

- Ну как хочешь, – Максим съел своей пешкой коня Михаила.

 

По всей видимости, мальчик только сейчас осознал, что это его последний ход, ведь только что пешка Максима освободила клетку для того, чтобы ладья смогла опуститься в самый низ, дабы поставить его королю линейный мат.

- Чёрт! – возмутился Михаил, – ты вообще когда-нибудь проигрывал?

- Да, один раз на школьной олимпиаде, это был первый раз в жизни, когда я увидел шахматы.

- Знаю, знаю и ты больше ни разу не проиграл, – закончил за него Михаил.

- Зачем тогда спрашивал, раз знаешь ответ? - поинтересовался Евгений.

 

 Михаил как-то странно посмотрел на Евгения.

 – Хм, а ведь точно, – протянул он, но видимо не потому, что осознал смысл заданного ему вопроса. - Раз уж ты такой гений, как рассказывает Наташка, получается, ты сможешь обыграть этого выскочку.

- Не, не хочу, – решил откреститься Евгений.

- Так, – вставая с кресла, заявил Михаил, – садись.

- Зачем?

- Сейчас мы и посмотрим, кто из вас умнее. – Михаил уже сам усаживал Евгения на кресло.

 

Евгений раздражённо вздохнул.

- Ну ладно.

- Какими будешь играть? – спросил Максим, расставляя фигуры.

- Ну, вон теми, которые ближе ко мне.

- Значит белыми, ладно, – закончив расставлять фигуры, он сказал, – можешь ходить.

- Не, ты ходи первым, я уступаю.

- Так нельзя, белые всегда ходят первыми.

- Да? Ну, раз уж ты такой принципиальный, тогда ты ими и играй.

- Странный ты, – произнёс Максим и как можно дружелюбнее улыбнулся.

 

Евгений наклонился к столу, чтобы развернуть доску на сто восемьдесят градусов.

- Ходи.

 

Максим вздохнул, но все же сходил пешкой. Евгений тоже передвинул свою самую крайнюю пешку слева вперёд на одну клетку. Максим вывел своего слона. Евгений передвинул пешку спереди от короля на одну клетку. Максим вывел ферзя. И только сейчас до Евгения дошло, что нужно было сходить левым конём или хотя бы второй справа пешкой. Но когда он выполнил одно из этих условий, было уже поздно. Ферзь Максима внаглую пожирал пешку Евгения, героически заслоняющую собой его короля. Евгений обижено смотрел на доску. Это было нечестно, несправедливо и так тупо, однако факт оставался фактом, он был повержен, не успев даже начать.

- Шах и мат, – радостно заявил Максим.

 

Евгений устало откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, высказал:

- Поздравляю с победой.

- Какого чёрта! – возмутился Михаил. – Серьёзно, это что за игра ещё такая? Как это вообще возможно? Ты же, типа, Шерлок Холмс нашего времени и всё такое…

- Шерлока Холмса не существовало, – напомнил Евгений неочевидный, как ему показалось, факт.

- Да, зато в то время в Англии существовал другой сыщик со схожим интеллектом, – начал блистать своими познаниями Михаил, – его звали Аллегро Берлз.

- Никогда не слышал о таком, наверняка какой-нибудь неудачник, – отрезал Евгений.

- Ты что! Он был великим человеком. – Михаил уселся на стул, стоявший рядом, – ты знаешь, сколько сложных и запутанных преступлений он распутал? О некоторых до сих пор ходят таинственные слухи.

- Вероятнее всего, просто распиаренная пустышка, – предположил Евгений.

- Ну, я бы не стал с ним спорить, если Миша зафанател, то это надолго, – рассмеялся Максим.

- Да ну вас, – в сердцах кинул Михаил.

- Мальчики, ужинать, – вовремя подоспела Виктория Андреевна развеять их неловкую тишину.

- А я, пожалуй, уже пойду домой, – сказал Максим, – уже поздно.

- Никуда ты не пойдёшь, пока не поешь, – строго заявила Виктория Андреевна.

 

Максим растерянно взглянул на неё, однако увидев её строгий взгляд, кивнул, и все трое поплелись в столовую.

 

После творожной запеканки с мёдом, Евгений поймал Наташку на выходе из столовой и вытащил её на веранду. В футболке здесь было стоять холодновато. Он взглянул ей в лицо.

- Перестань дуться, пожалуйста, – попросил он.

- Ты просто неисправим, – вздохнула она, – как ты вообще можешь говорить людям такие вещи?

- Я же как лучше хочу. Я не желаю, чтобы твои друзья подвергали себя опасности, пытаясь помочь нам с тобой. Да и признаюсь честно, меня взбесило их огромное самомнение.

- Кто бы говорил, – огрызнулась подруга.

- Да брось ты, их удивительные приключения в этом городке не идут ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить нам с тобой.

- Ты хотел сказать одному тебе, великому и ужасному мученику всех времён!

- Нет, нам, всё это время ты была рядом со мной, хоть тебе и приходилось прятаться в большинстве случаев. – Евгений выдержал паузу, а затем продолжил, - они даже и представить себе не могут, на что хотят подписаться.

- Представляют, они ведь сами тобой интересовались, по-своему ты был их кумиром, – она тоже немного помолчала, - скорее всего, до этого дня.

- Класс! – улыбнулся Евгений, – вот видишь, им нас не понять.

- Им не понять тебя.

- Ну, ты же меня понимаешь.

- Честно говоря, уже не очень.

- Ну вот, что тебе непонятно?

- Ну, допустим: что это было такое в магазине?

- А, это. Ну, это было знакомство с главным злодеем.

- В каком смысле?

- Я тогда не шутил, на самом деле Ал и является нашим преступником.

- Так! – отрезала она. - Мы с Альбертом Валерьевичем знакомы около…

- Двух лет?

- Да, – непонимающе протянула Наташка, - как ты…

- А знаешь, с кем я знаком около двух лет? Покупателем того самого оружия, которое поставлялось отсюда. Засадить-то за решётку мой брат Сергей его засадил, но я перед этим успел пообщаться лично с этим покупателем. Он поведал мне о продавце, и догадайся, какое описание он мне дал?

- И только по одному лишь описанию ты решил, что человек, который случайно проходил мимо, и есть твой преступник?

- Ну, ещё сыграл тот факт, что парень, поведавший мне всё это, был убит в своей камере. Официально он повесился, неофициально его повесили, хорошенько перед этим покалечив. Ещё Серёга мне рассказал, что некоторые влиятельные люди спрашивали обо мне и моих друзьях. Конечно, в милиции им никто ничего не сказал, но думаю, скрыть факт нашей с тобой дружбы достаточно сложно. Они выяснили, кто из твоих родственников проживает в Иркутской области, и поняли, что слежка им может сыграть на руку в дальнейшем. Как видишь, не ошиблись, и вот он я: тут как тут, собственной персоной, весь такой на пафосе, хожу и корчу из себя самого главного умника деревни. Мне не понятно только одно: почему старик занимается всеми этими делами сам, а не через своих злобных приспешников, которых, если верить всё тому же покупателю, у него куча.

- Интересное предположение, – недоверчиво начала Наташка.

- Ой, да брось, я когда-нибудь ошибался?

 

Наташка упорно искала изъяны в его истории, и по мере её осмысления, до неё доходила та степень опасности, которой Евгений подвергал её семью. Она ужаснулась, когда поняла, что, если Евгений продолжит в том же духе, у её родственников могут быть крупные неприятности.

- Ты ведь понимаешь, что на кону теперь не только твоя и моя жизни?

- Стиль поведения этого человека не похож на методы Очаровой. Если ты ещё помнишь эту неудавшуюся мафиозницу. Ал же мыслит масштабнее, он не такой мелочный, чтобы вырезать всех под корень. Ему не нравится постоянно прибирать за собой, потому он никогда не мусорит. Я даже начинаю подозревать, что не случайно вышел на его разговорчивого покупателя. Если всё так – это в некоторой степени объясняет, почему он сам следит за этим домом.

- Боже, ты думаешь, он специально выманил тебя из нашего города?

- Не совсем выманил, скорее заманил.

- Но зачем? Что ему от тебя нужно?

- Не знаю. Может, хочет убить, ведь в нашем городе сделать это сложнее, а может просто интересно, смогу ли я победить его. В конце концов, все неуловимые преступники начинают скучать и специально начинают играть с правоохранительными структурами. Может, во мне он, наконец, увидел достойного соперника? В любом случае, это была самая большая ошибка в его жизни.

 

Уголки губ Евгения поползли вверх, искажая их в наглую ухмылку.

- Ладно, пошли в дом, я замёрзла.

- Так ты не обижаешься?

- Нет, не обижаюсь, идём же, а то заболеем.

 

Они вошли в дом, и Евгений заметил, как двое подростков быстро отбежали от двери, за которой они с Наташкой беседовали.

- Так, – возмутился Евгений, – что это вы тут делаете?

- Подслушиваем, – высказалась, ничего не тая Александра.

- Класс! – заметил Евгений, – и сколько вы слышали?

- Абсолютно всё, – ухмыляясь, ответил Михаил.

- Ща убью тебя, – побагровел от злости Евгений и направился, чтобы осуществить задуманное, когда внезапно передумал и сказал, – ну тогда вы в курсе, что это не ваш уровень, ребятки, да и, в общем-то, не ваше дело.

- Не-а, – заявила Александра.

- Ничуточки, – подтвердил Михаил.

- Этот старик следил за нашим домом целых два года, и ты хочешь сказать, что это не наше дело?

- Послушайте… – раздражённо начал Евгений.

- Да, да, да, это слишком опасно, – перебил его Михаил, – знаешь ли, мы и не в таких передрягах вообще-то бывали!

- Знаю ли? Да, я прекрасно знаю, в каких вы там передрягах бывали, у тебя вообще-то полная комната трофеев с ваших, как вам кажется, опаснейших приключений! Вы слышите, но не слушаете, что я вам говорю, а говорю я вам, что это не ваш уровень, – последние повторенные слова он подчеркнул отдельной интонацией.

- Но… - начала Александра.

- Евгений прав, Саша, – наконец Наташка вступила на его сторону, – раньше вам никогда не приходилось сталкиваться со столь могущественными людьми, и если Евгений говорит, что мы будем только мешать ему, значит, так оно и есть. Лучше будет подождать в стороне, пока он сам не попросит нашей помощи, да ведь, Женя?

- Именно так, – словно бы Наташка только что объяснила младенцам, почему небо синее, а солнышко светит так ярко, добродушно улыбнулся Евгений.

- Ладно, я поняла, – Александра хлопнула в ладоши, – вы боитесь, что мы вам будем мешать. Мы и не будем, да, Миш?

- Конечно, – обрадовано заявил Михаил.

- Вот и договорились, – тоже обрадовалась Наташка.

- Нет, вы не поняли, – разозлился Евгений, – вы не должны в это лезть вообще. Путаясь у меня под ногами или не путаясь. Это, чёрт побери, не игрушки. Вашей семье может грозить опасность. Подумайте о своих родителях! Что с ними будет, когда им привезут ваши хладные трупы? Найдите себе другое занятие, я слышал, что южнее от Данска проводят археологические раскопки, говорят, там нашли гигантский доисторический город, это нужно срочно расследовать.

- Уже, – проговорила Александра, – это была просто большая пещера с выбитыми в её стенах лежанками. Миша полагает, что в той пещере просто когда-то давно жили древние люди.

- Ага, – подтвердил Михаил.

- Ну вот! Это же так интересно, не правда ли? – он повернул голову в сторону Наташки.

- Да, да, очень, – поддержала она его.

- Нам нет, – не согласился Михаил, - таких пещер с древними лежанками в наших краях просто куча.

- Чёрт возьми, да поймите же вы… – устало сказал Евгений и посмотрел им в лицо - …эх… – разочарованно вздохнул он, когда увидел загоревшиеся глаза ребят, – …ладно я иду спать, пока вы не рассказали мне ещё о паре способов самоубийства.

 

И он направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Чтобы затем подняться по ней и войти в комнату Михаила, где его ожидала мягкая кровать. Он лёг и, продолжая пересматривать свой план, пытаясь не обращать внимания на ноющий зуб, которого и вовсе не было, потихоньку стал засыпать под свой мысленный голос.

 

Глава 4. Самый обычный поход

 

Долгая ночь, которая была таковой из-за боли в зубе, наконец, закончилась. В силу того что он вчера лёг рано, Евгению всё же удалось выспаться, и утро выдалось не самым плохим. Проснулся он так же рано, как лег, и сполз на пол. Михаил всё ещё спал у себя в кровати, поэтому стараясь его не разбудить, Евгений вышел из комнаты и отправился в ванную, дабы первым совершить все процедуры утренней гигиены. Почистив зубы и умывшись, он спустился вниз. В гостиной пока никого не было, а из кухни пахло чем-то очень вкусным. Виктория Андреевна уже что-то готовила.

 

Евгений уселся в кресло, достал свой мобильный телефон и вошёл через него в интернет. Он стал смотреть всевозможные места, посещаемые туристами в Иркутской области. Затем вбил в поисковик название фирмы, на которую был записан книжный магазин Альберта Валерьевича. Такой фирмы, как и ожидалось, не существовало. Да, её отображали сайты, позволяющие отслеживать регистрацию, но у самой неё не было ни страницы в сети, ни даже телефона. Только юридический адрес. И Евгений был бы рад увидеть, что это адрес книжного магазина, но нет, это была квартира в одной из многочисленных хрущовок в самом неблагоприятном районе города. Так делают, когда существует огромное множество различных предприятий, но регистрировать каждое достаточно затратно и по времени, и по силам, и по финансам. Они просто открывают новый филиал и записывают его на бюджет фирмы. Соответственно, налоги платит одна крупная фирма, а не множество маленьких. Это очень удобно, когда не хочется бегать с бумажками то туда, то сюда. Также это сильно путает налоговиков, ведь в случае какой-нибудь нестыковки им ещё нужно понять, из какого отделения эта нестыковка исходит, а если всё и всплывёт наружу, сядет лишь один учредитель, которого как раз специально для этого и приготовили. Ну и, конечно же, такая схема нужна для того, чтобы простые смертные вроде Евгения не смогли отследить всю деятельность фирмы. Ведь всем известно, что, если внимательно покопаться в их кварталах, кто-нибудь обязательно всё-таки сядет. А так никто вопросов задать не может, а кто может, не хочет - отличный пример поборничества демократии и сокрытия коррупции.

 

Евгений так просто сдаваться, разумеется, не собирался. Но для того чтобы продолжить своё расследование, как бы это ни было странно, нужно было сделать то, зачем он сюда ехал по версии взрослых – отдыхать. Сегодня все собирались на экскурсию в горы. Одна туристическая компания в городе как раз предлагала услуги горнолыжного тура. Теперь оставалось дождаться всех остальных.

 

Позавтракав, всё семейство вместе с Евгением поехали к туристическому автобусу, ожидавшему своих клиентов. Билеты, как выяснилось, взрослые купили заранее. Народу собралось немало. Среди всей этой толпы ребята отыскали Максима, который пришёл тоже со своими родителями.  Когда все вошли в автобус, Евгений заметил, что ребята сели подальше от них с Наташкой, и понял, что брат с сестрой пересказывают Максиму то, что смогли вчера подслушать.

- Какое высокомерие! – высказал Евгений своё мнение по этому поводу Наташке.

Та не сразу поняла, о чём он, но когда увидела кивок в сторону о чём-то говорящей между собой троицы, изредка поглядывающей на них, горестно вздохнула и произнесла:

- Иногда они бывают чересчур упрямыми.

- Да и жутко бесят, – зло продолжал высказываться Евгений.

 

Наташка ещё раз вздохнула, но больше ничего не говорила. Тогда Евгений решил осмотреть автобус, и когда нагляделся, зашёл в интернет через телефон, что-то там поискал и заявил:

- Давай поиграем?

- Во что, в города?

- Не, ну ты что?

- А в это, ну давай.

 

Евгений повеселел.

- Так попробуй сказать, кем работает этот мужик, – он указал на мужчину, сидящего рядом со своим хныкающим ребёнком.

 

Наташка оглядела мужчину, посмотрела на его руки, заметила отсутствующее кольцо на красноватом безымянном пальце и произнесла.

- Ну, смотри, на его руке нет кольца, хотя у него есть ребёнок, значит, он разведён или не в ладах со своей женой, можно предположить, что это из-за работы. По деловой одежде понятно, что, наверное, он какой-нибудь бизнесмен либо артист. Ну, а тут уже нужно смотреть статистику и сравнивать у представителей, в какой из этих профессий трудности в семьях больше.

- Удивительно, ты не права во всем и угадала далеко не то, что нужно, но всё же это уже прогресс.

- Да? Ну, где же я ошиблась?

- Ну, во-первых, да, ты права, он разведён, хотя на самом деле это не совсем так, скорее он вдовец. Это можно понять по тому, как он ведёт себя со своим ребёнком. Ты не замечала, как он всю дорогу ругает его и изредка раздаёт подзатыльники? Кроме того, безымянный палец довольно сильно натёрт, становиться понятным, что кольцо он всё же носит, просто сегодня захотел снять. Теперь становится понятным, что его жена умерла при родах, и он винит в этом ребёнка. Но тогда почему же он везёт своё ненавистное чадо весело проводить время? Ответ прост: в возрасте этого пацана. Кататься на лыжах нужно не на опасных загородных холмах, а у себя во дворе, с маленькой самодельной горки. Отсюда становиться понятно, что билет на эту поездку ему дали на работе как отцу одиночке, потому что выигрыш в лотерею можно исключить отсутствием какой-либо связи между нашим турагентством и компаниями, занимающимися продажей лотерейных билетов. Зато связь с ним есть у пары банков и одной холдинговой компании, которая владеет большинством акций, которые, в свою очередь, принадлежат...

- Так, я запуталась, чьими акциями кто владеет?

- Так я же и пытаюсь сказать: компания, в которой работает этот дяденька, владеет нашим турагентством.

- Так получается, я права, он бизнесмен?

- Скорее акционер, но да, у них даже их списки опубликованы. Вот его страничка в соцсети. – Евгений показал Наташке свой телефон, на экране которого красовалась социальная страница обсуждаемого ими мужчины.

- Понятно, – обыденным тоном произнесла Наташка.

- Так, давай ещё, – сказал, потирая ладони, Евгений.

- Знаешь, я немного устала обсуждать чужую личную жизнь, давай поговорим о чём-нибудь другом, – предложила она.

- О, поверь, я даже не начинал обсуждать его бурную личную жизнь.

- И не надо, – отрезала Наташка, – мне и своей хватает.

- Да? Охотно верю, – посмеялся Евгений.

- По крайней мере, она у меня есть.

- Понимаю, понимаю, – он продолжал улыбаться.

- В отличие от тех, кому приходиться шпионить за чужой для восполнения собственной! – она скрестила руки у себя на груди.

 

Но Евгений перестал её слушать, ещё после своих «понимаю», он задумался над внезапно пришедшей в голову догадкой и потому размышлял, как бы её проверить. За своими мыслями он не успел заметить, как они приехали. И только когда перестал чувствовать плечо Наташки, до этого момента ощущаемое его собственным, он начал шевелиться. Он поднялся с сидения вслед за подругой и медленно проследовал за толпой выходящих наружу туристов. Вместе с ними сюда приехало ещё несколько автобусов. Потому место это было оживлённым. Тут и там разбили свои торговые точки местные торговцы, съехавшиеся со всей области и продающие разного рода туристический хлам. Евгений подошёл к одной такой торгующей бабушке и радостно спросил, есть ли у неё карта Иркутской области с отмеченными на ней местами, обязательными для посещения любого туриста. Она сказала, что сейчас поищет, и спустя некоторое время вынула из-под стола свёрнутое несколько раз бумажное полотно. Парень развернул его, убедился в том, что это то, что ему нужно, свернул и, расплатившись за покупку, присоединился к компании четырёх подростков, идущих чуть впереди своих родителей.

- Ну, чо, как оно? – поинтересовался он у ребят.

- Что? – с ноткой обречённости спросил Михаил.

- Да интересно стало, как поживаете, – весело пояснил Евгений.

- Плохо, – ответил ему всё тот же опечаленный Михаил.

- А что так жизнь не мила?

- Да вот, кое-кому, видишь ли, мы мешаем своим присутствием.

- Да? – удивился Евгений, – не знал, не знал, а кому, если не секрет?

- Да есть тут один зазнайка, вечно ему всё неймётся.

- Класс! А кто это, если не секрет?

- Догадайся, – присоединилась к разговору Наташка.

- Ты? Наташ, ну от тебя-то я такого не ожидал, – Евгений зацокал языком.

- Конечно я. Кто же ещё, – девочка уперла руки в боки.

 

Евгений замолк, не зная, что ещё добавить к этому бессмысленному разговору и поэтому весь остальной путь они прошли молча.

 

Их группу вывели на склон, откуда открылся живописный панорамный вид на ледяное озеро вдали. Байкал даже зимой очаровывал своими красотами. Он был так прекрасен, что даже ребята, которые жили здесь всю свою жизнь, не могли оторвать от него завороженных взглядов. Александра опустила голову на плечо Максиму, а Наташку пришлось придержать, чтобы та не упала в сугроб, настолько этот вид приковал к себе их внимание. Даже Евгений заинтересовался этой чарующей красотой, а точнее, её свойствами. Пока все любовались открывшейся им картиной, он так сильно пытался удержаться, оттого чтобы не засмеяться над наблюдаемыми им «розовыми соплями», что невольно ослабил хватку. Поэтому Наташка всё же плюхнулась в сугроб, но перед этим ухватилась за рукав его куртки и уволокла уже не скрывающего смеха Евгения за собой. Максим с Михаилом помогли им подняться, но смеяться Евгений не прекращал. Когда же он всё-таки успокоился, то заметил, что привлёк внимание доброй половины участников тура.

- Горная болезнь, – оправдался он, – на меня так перепады давления влияют, – он ещё раз прыснул, поняв, какую глупость только что сказал.

 

Как ни странно, все с удовольствием поверили, а спустя какое-то время уморительного любования красотами гид повёл туристов далее. Евгений оторвался от своей компании и подошёл к мужчине, которого они с Наташкой обсуждали в автобусе.

- Я знаю, зачем вы здесь, – сказал он ему.

- Что? – удивился тот.

- Ой, да ладно, не притворяйтесь, я ваше прикрытие ещё в автобусе раскусил. Компания, в которой вы держите акции, записана на фирму, проходящую по моему делу о торговле оружием.

- Не понимаю, о чём ты…

- Передайте своему руководству, чтобы не стояли у меня на пути, от этого хуже будет только им.

- Мальчик, – сделал непонимающий вид мужчина, - кто ты вообще такой?

- Я ужас, летящий на крыльях ночи, – съязвил Евгений, – и купите ребёнку леденец, а то он у вас совсем измучился. – Евгений весело подмигнул парнишке и пошёл к своим товарищам.

- Так, рассказывай! – потребовала Наташка, когда Евгений оказался рядом.

- Не при них, – Евгений указал пальцем на дружную троицу.

- Ясно, – обиженно произнесла Александра, – значит, мы с тобой не поделимся своими находками!

- Больно нужно, – Евгений отвернулся от обиженных ребят.

 

Спустя ещё вечность напряжённого молчания поход достиг своей цели. Они поднялись на гору, с которой некоторые люди уже скатывались. Некоторые поднимались на фуникулёре и повторяли свой скат по второму и третьему разу.

- Так, – остановился задыхающийся Евгений, – внизу всё это время был фуникулёр?! – сокрушился он.

- Ну да, – с ноткой мстительной радости в голосе ответил Михаил.

- Так какого, мать его, хрена мы сюда полчаса пёрлись пешком?! – громко возмутился Евгений, так что некоторые снова начали на него озираться.

- Это важная часть похода, – добродушно заявила Анна Фёдоровна.

- Класс, значит моя бедная дыхалка работала в двойном режиме, только чтобы хорошенько так поржать на половине пути, – уже тише, но так же возмущённо продолжал он сокрушаться.

- Нет, твоя бедная дыхалка работала в двойном режиме, потому что ты выкуриваешь в день столько же сигарет, сколько потребляет паровоз топлива в неделю, – заявила Наташка.

-Я? – удивился Евгений, – нет, – протянул он, стараясь придать честности своему голосу. – Так, когда там мы будем кататься на лыжах?

 

Они подошли к аренде и взяли приготовленные для них турагентством лыжи. Потом всей дружной компанией подошли к гиду и начали ожидать весь остальной тур. Когда, наконец, все собрались, гид начал объяснять технику езды на лыжах и правила безопасности. Евгений посчитал эти слова чересчур умными и отнесся к ним очень серьёзно, потому как все они обошли его внимательный слух стороной.

 

Он нацепил лыжи на обувь и, дождавшись, когда подойдёт его очередь, скользнул вниз. Как и полагал Евгений, опыт стал приходить с практикой. Он полагал, а жизнь располагала, потому удачный старт закончился достаточно быстро. К его великому удивлению, лыжи почему-то начало заносить. Кто-то, что-то, где-то вскользь упоминал о крене и том, как можно его избежать. Если Евгений не ошибался - это было при инструктаже, но ему так было сложно и лень вспоминать, что в следующую секунду его лыжи запутались друг в друге и вынудили своего счастливого обладателя скатиться вниз с горы кувырком. Только сейчас после нескольких вывихов, ушиба головы и кучи снега, забившегося под одежду, до Евгения дошло: он же ни разу не катался на лыжах. Лёжа у подножья, парень немедленно поспешил сообщить это непредвиденное обстоятельство всем перепуганным прохожим, которые незамедлительно окружили его израненное тело. Они так смешно смотрели сверху вниз на него, что он решил громко засмеяться, однако от боли в ребре, старый перелом которого дал о себе знать по-новому, он лишился сознания.

Глава 5. Тайны мироздания

 

Голова раскалывалась, как будто на неё скинули пятитонную наковальню из какого-нибудь мультика про антропоморфного зайца. Судя по всему, нокаут продлился недолго, ведь Евгений почувствовал, как кто-то попытался его поднять. Он начал сопротивляться. Сопротивление, как ему показалось, он оказал посильное, но не достаточное, чтобы противостоять неведомому противнику.

- Разойдитесь, я врач, – сказал какой-то знакомый голос.

- Врач, – он попытался сказать это громко, но получилось слабое шипение, – это оттого, что много врёте? – эти слова он тоже пробормотал себе под нос.

 

Он сделал ещё одну жалкую попытку вырваться, но это не помогло. Через какое-то время он понял, что его усаживают в машину. Дверь захлопнулась, а чья-то маленькая рука застегнула на нём ремень безопасности. Спереди тоже хлопнули дверью. Евгений сделал усилие, чтобы открыть глаза и посмотреть на схвативших его негодяев, и всё-таки смог увидеть уже знакомых ему по походу людей. Слева от него сидел ребёнок, а на переднем сидении мужчина. Евгений фыркнул в попытке рассмеяться, однако даже этот смешок стоил ему сильной боли, раздавшейся по всему сломанному ребру. Со стоном он откинулся на спинку сидения и постарался вправить себе руку. Получилось плохо.

- Может, поможете? – с надеждой спросил он у этих двоих.

 

Те ничего в ответ не сказали.

- Ну и ладно, – он облокотился на стекло двери и снова потерял сознание.

 

Очнулся Евгений, оттого что его кто-то ударил. Превозмогая боль, он закрутил головой в попытке осмотреться, но в глаза внезапно ударил яркий свет. Машинально он попытался прикрыть их рукой, но не вышло. Руки были прикованы к железному креслу, на котором он сидел. Ноги, кстати, тоже были связаны. В общем, всё сделано было для того, чтобы он ощущал себя максимально неуютно.

- Кто ты? – видеть, кто задаёт вопрос, он не мог, однако голос был детским.

- Э… – протянул ничего не понимающий Евгений, – а где твой папа?

- Отвечай на заданный вопрос, – этот голос он узнал, и как понял Евгений, папа был слева от него.

- Е-евгений, – заикаясь и ничего не понимая, проронил Евгений.

- Фамилия?

- Котов, – теперь, когда он понял, что ответил на все заданные вопросы, а новых пока не задали, он решил поинтересоваться, – вы передали своему руководству то, о чём я вас просил?

- Твоя цель?

- Послушайте, если вы сейчас действуете самовольно, то достанется потом именно вам, ребята.

- Цель?

- Мир во всём мире, чёрт возьми. Если вы хотите, чтобы я отвечал, ответьте и вы мне, – не выдержав, закричал он, – да или нет?

- Да.

- Ну, слава богу.

- Ты чего ему отвечаешь? – возмутился мужской голос.

- Так надо, – спокойно ответил детский голос.

- Стоп, что? – внезапно вырвалось у Евгения. - Что за идиоты вам отдали приказ похитить меня? В ФСБ, конечно, работают кретины, но у них мозгов не хватит, чтобы шпионить за Алом, может, вы иностранцы? Не хочется пепперони друзья или искромётно тонко пошутить?

- Зачем ты здесь?

- Это неважно, важно, чтобы вас здесь не было.

- Я сейчас тебе объясню, что важно, – снова заговорил мужчина, – если ты не будешь отвечать, то я…

- Развяжи его, – сказал ребёнок.

- Что? Зачем это?

- Развяжи его, – это уже был другой голос, судя по всему женский.

 

Свет выключили, за прожектором показались люди. Знакомый ему ребёнок, две девушки, тоже кого-то ему напоминавшие, и толстый парень, сидящий за компьютером. Справа от него был мужчина. Он раздражённо принялся развязывать Евгения.

- Класс! – заявил Евгений, когда избавился от пут. Он поднялся с кресла, как ни странно, вывихнутых конечностей у него больше не было. Шишки на голове он тоже не чувствовал, даже ребро не болело.

 

Он обошёл прожектор и оглядел всю эту странную компанию. Девушки, судя по всему, были близнецами, настолько их было не отличить. Он понял, что одну из них точно видел в автобусе. Евгений заметил, как парень, сидевший за компьютером, закрывает папку с документами. Он успел разглядеть в ней ярлыки со своими фотографиями. Мужчина, развязавший его, встал рядом с ребёнком.

- Так, и кто мне потрудится объяснить, что здесь происходит?

- Ты в нашей штаб-квартире, – произнёс ребёнок.

- Серьёзно? – поинтересовался мужчина. - Ну и нафига ты ему рассказываешь?

 

Евгений же продолжал недоумевать.

- Меня зовут Денис, а этот тупица, - он указал на мужчину, - мой отец, Тимур Ильич.

- Дурень, может ты ему ещё пароль от вайфая расскажешь? – возмутился отец мальчика.

- Два-восемь-пять, нижнее подчёркивание, «самый надёжный пароль», – проговорил мальчик, которого, судя по его словам, звали Денис.

- Подожди-ка, – задумался мужчина. – Эй, это же пароль от моего фейсбука! – надулся он от гнева. – Стоять! Как ты его вообще узнал?

- Паша подсказал, – невинно улыбнулся Денис.

- Тааак, это что ещё за дела! Ты меня хакнул!

- Мы Один и Два, – синхронно улыбаясь, сказали близняшки, пока мужчина гневно дырявил своим взглядом парня за компьютером.

- А я Павел, – выкрикнул тот парень.

- Ну, молодцы, – уткнул руки в бока Тимур Ильич, – минус вся конспирация.

- А вместе мы… - начали девушки.

- Агенты «ПУМА», – подхватил ребёнок.

- Так, – все шаблоны Евгения только что срывало к чертям. Эти молодые люди утверждали, что они агенты какой-то там пумы. Он начал шарить по карманам в поисках своих сигарет, ему срочно нужно было успокоить свои нервы. Не найдя искомое, он жалобно посмотрел на людей перед ним, – у вас не найдётся закурить?

 

Как выяснилось далее, этим людям нужна была некая информация. В обмен на сведения, которые он смог накопать, его новые знакомые поведали о том, кто такая эта пума. Во-первых, никто, а что. «ПУМА» - это аббревиатура. Расшифровывается она так: «Первое Управленческое Министерство Аномалий», а во-вторых, это значит, что они занимаются расследованиями всяких разных странных вещей, некоторые из которых используют для достижения своих целей.

 

По-типу ребёнка-вундеркинда, который является таковым только рядом со своим отцом, или девушек-близнецов, которые вовсе не близнецы, а выращенные одним безумным немецким учёным в секретной лаборатории клоны, удивлению Евгения предела не было. Может, он не поверил, если бы ему об этом рассказали, но со своими глазами не поспоришь. Аномального он в этом не находил ничего, всё можно было объяснить при помощи науки. Нейропсихология знает куда более загадочные случаи, чем вполне понятная душевная связь ребёнка со своим отцом или гении компьютерной техники. Естественно, опыты по клонированию уже давно и довольно успешно проводились, пока их не запретили по всему миру. То есть, странно ли всё это? Евгений считал, что да. Какова аномальность всего этого? Евгений не понимал. Может, как они утверждали, в их организации и таилось ещё множество неразгаданных секретов, но Евгений был уверен, их тоже можно было легко объяснить. Когда шаблоны были восстановлены, мир снова становился чёрно-белым, а Евгений спокойно докуривал сигарету, он вдруг осознал, что так и не спросил, зачем им вполне обычный оружейный барон.

- А он кое-что украл у нас, и мы это хотим вернуть, – сказала одна из двойников, которую звали Один.

- Желательно вам сообщить, если я что-то узнаю?

- Угу.

 

Пока они общались, Евгений успел проникнуться симпатией к этим ребятам. Сам он знавал одну похожую по секретности и количеству располагаемых ресурсов организацию, которая гонялась за инопланетянами. Яростными ребятами они были - вот их он точно считал сумасшедшими.

 

Здесь же был совсем другой случай. Не жалкая попытка обуздать непостижимое, а стремление понять непознанное. Разгадать до сих пор неразгаданные тайны нашего мира. Евгению это было очень близко по духу. Потому он быстро со всеми нашёл общий язык. Что было тоже очень странным. Раньше он никогда ни с кем не мог пообщаться дольше пяти минут. Всем либо надоедало его занудство, либо ему надоедало их занудство. С Денисом же он чувствовал, что мог разговаривать часами на одни только им понятные темы и не уставать от тупости собеседника. Он очень был разочарован, когда понял, что ему всё же пора уходить.

- Есть один человек, – сказал Денис, когда его отец всё же смирился с тем, что Евгений теперь их друг, – твои друзья с ним очень хорошо знакомы.

- Спасибо, я подметил, что им нравится водить дружбу с разными психами.

- Да, но этот доставил много хлопот. Даже сейчас они ошибочно считают, что смогли покончить с ним.

- Это из-за него они так зазнались?

- Не знаю, зато я точно знаю, что он водит дружбу с нашим общим знакомым.

- Я уже обладаю достаточными сведениями, чтобы выйти на Ала.

- Выйти-то ты на него выйдешь, я даже могу избавить тебя от необходимости проверять эту твою карту юного путешественника.

- Я что, зря её покупал, что ли?

- Где его убежище не важно, важно хочешь ли ты его победить.

- Так, что мешает вам самим поговорить с этим вашим фокусником?

- Как ты понимаешь, нам это вовсе не нужно.

- Погоди, я пропустил, когда это ты ему успел рассказать про фокусника? – удивился Тимур Ильич.

- Дурак, только что, вообще-то, не слышал, что ли!? – возмутился Денис.

- Не дерзи отцу! – запротестовал мужчина.

 

Евгений хохотнул, но всё же решил пояснить:

- У Мишки в комнате куча трофейного хлама. Вещи фокусника: шляпа, палочка и колода карт лежат дальше всего. Вывод: маньяк, о котором они не хотят вспоминать - фокусник. В любом случае, я тебя понял, спасибо за подсказку.

- Всегда пожалуйста, а теперь идём, мы с моим папой должны отвезти тебя домой.

 

Когда они с Денисом привезли Евгения к дому Наташкиных родственников, Тимур Ильич строго наказал:

- И запомни, никому про нас ни слова. Хотя пофиг, мы всё равно знаем, где ты живёшь.

- А я знаю, где вы…

- Папа, прекрати ему угрожать, – заявил Денис. – Если бы он хотел нас выдать, то стал бы он подходить к нам тогда на горе?

- А тебя не спрашивали, мелкий засранец! – прикрикнул мужчина на сына.

- Надеюсь, ты понимаешь, что папа тоже прав, – проигнорировав этот выпад, обратился мальчик к Евгению.

- Ты сам сказал, если бы я хотел вас разоблачить, я бы давно это сделал, – заверил его Евгений, доставая карту памяти из своей камеры-пуговицы.

- Ты всё это время нас снимал! – заметив это, громко возмутился Тимур Ильич.

 

Евгений передал карту памяти Денису.

- В знак доверия и всё в этом духе, ну ладно, пока, ребят! – пока ему ещё чего-нибудь обидного не сказали, Евгений вышел из машины и быстрыми шагами потопал к дому.

 

Только у самой двери он вспомнил, что так и не спросил, каким образом они смогли так быстро вылечить его ушибы и переломы, но когда обернулся, машина, на которой его привезли, уже отъезжала. Внезапно он осознал ещё одну деталь, он потрогал то место, где должен был отсутствовать зуб, но тот был на месте, словно бы Максим и не выбивал его в приступе неконтролируемой ярости. Шаблоны снова трещали по швам, однако всё же Евгений смог взять себя в руки и подумать, что некоторым тайнам лучше так и оставаться тайнами.

 

Евгений постучал в дверь. Ему тут же открыла Виктория Андреевна.

- Евгений! – с волнением в голосе произнесла она, – мы уже хотели идти в милицию. Ты где был?

- Не на пороге же разговаривать, – натянуто улыбнулся Евгений.

- Конечно, заходи, давай.

 

Его ждала полная народу гостиная. Родители Наташки, сама Наташка, Роман Павлович, Михаил, Александра и Максим устремляли свои вопросительные взоры на одного бедного Евгения.

- Ну, вы чего? – спросил он.

- Как это чего! – воскликнула Наташка, – где ты был? Мы уже хотели идти в милицию, звонить твоим родителям! Почему у тебя выключен телефон?

- Так! Неужели вы всерьёз считаете, что я сам бы не нашёл, на какой автобус сесть, чтобы доехать до города? – Евгений скрестил руки на груди и смерил всех взглядом. – Неужели вы думаете, что я не имею права побыть один? Знаете ли, у меня тоже могут быть дела и, если вы ещё не заметили, я всё время всем своим видом показывал это. – Смягчившись, он добавил, – и не надо так злиться, пожалуйста, у меня телефон был разряжен, вот я и не смог позвонить или взять трубку.

- Ну, ты чего, Женя, - улыбнулась Анна Фёдоровна, – мы же не злимся, мы переживаем.

- И я очень ценю это, но в следующий раз не спешите с выводами, хорошо? Меня не так-то просто списать со счетов, – он улыбнулся в ответ.

- Ладно, раз мы всё выяснили, – ловко начала менять тему Виктория Андреевна, – с этими переживаниями мы все так и не пообедали вообще-то, кому сэндвич?

 

Глава 6. Цирк приехал

 

Для начала ему нужно было кое-что прояснить. Поэтому Евгений поднялся в комнату Михаила и взял с его полки трофеев колоду карт. После направился в гостиную. Максим, Михаил и Александра обсуждали, каким образом Альберту Валерьевичу удаётся так ловко строить свои козни у всех под носом, а Наташка сидела в отдалении и читала какую-то любовную драму.

- Сыграем в покер? – Евгений вытянул перед собой карты.

 

Троица, завидев злосчастную колоду, странно переглянулась. После Михаил встал и подошёл к Евгению.

- В том шкафу есть другая колода, – сказал он, забирая карты из рук Евгения.

 

Евгений пожал плечами, подошёл к шкафу, на который показал Михаил, вынул из него пакет фишек с коробкой карт и спросил:

- А что с теми не так?

- Они раньше принадлежали не очень хорошему человеку, – объяснила Александра.

- Понял. Ладно, играем в техасский холдем, при закрытии круга сжигаем верхнюю карту, – объявил Евгений, резко сменив тему, усаживаясь на диван и вытаскивая джокеров из колоды, – ну, кто будет раздавать?

 

Все расселись вокруг стола, и даже Наташка, не особо любящая карты, отложила свою книгу в сторону и присоединилась.

- Ты предложил - ты и начинай, – сказал Максим.

 

Пока все набирали фишки, Евгений принялся мешать карты. Затем дал севшей слева от него Наташке подснять колоду и принялся раздавать карты. В это время Наташка и Максим, сидевший от неё слева, кинули по фишке малого и большего блайндов. Все посмотрели в свои карты. Евгений посмотрел на свою бубновую двойку с крестовой шестёркой и раздосадовано вздохнул, затем он взглянул на своих оппонентов, те старались почему-то скрыть свои эмоции. Что выходило плохо. В частности, Александру сразу же выдала промелькнувшая на мгновение улыбка, когда она увидела свои карты, а вот Михаил же наоборот напряжённо сдвинул брови. Максима с Наташкой пока было сложно разгадать. Как и ожидалось, Александра уровняла ставку, Михаил повторил, Евгений не отстал и также кинул синюю фишку.

- Как-то мы скучно начали, – заявила Наташка и повысила ставку, кинув ещё одну синюю фишку.

 

Максим вздохнул и добавил к банку зелёную фишку, его примеру последовали все остальные. Бросив зелёную фишку последним, Евгений отложил первую карту в сторону и выложил на стол: пятёрку пик, бубновую шестёрку и червовую тройку. В этот момент он пристально следил за присутствующими. Наташка пыталась не выказывать своей надежды на следующий круг. Максим, увидев первые две карты, поначалу обрадовался, но затем снова стал беспристрастен. Александра спокойно откинулась на спинку дивана, а Михаил совсем отчаялся. Наташка кинула синюю фишку, Максим удвоил ставку, Александра сравняла счёт, Михаил сказал:

- Я пас, – и отложил свои карты в сторону.

 

У Евгения была, как минимум, пара шестёрок, он понимал, что кое-какие шансы проиграть у него были, учитывая, что Александра сдаваться явно не собиралась, но рискнуть все же хотелось. Поэтому он добавил чёрную фишку. Наташка добила свою ставку и закрыла флоп. Евгений снова отложил одну карту в сторону и выложил на стол пикового туза, Максим не изменился в лице, а Александра всё также беззаботно смотрела по сторонам. Наташка немного подумала и молча скинула свои карты. В игре остались Максим, Александра и Евгений.

- Ну, чё, как успехи? – спросил их Евгений.

 

Максим кинул чёрную фишку.

- Уоу, какие мы смелые, ну ничё, смелость города берёт.

- Просто у нас всё в порядке с успехами, – посмеялась Александра и сравнялась с Максимом.

- Ты же в курсе, что с его картами ему не победить?

- А по-моему, ты просто блефуешь, – заявил Максим.

- Я?

- Да, да, ты.

- С чего ты взял?

- А чего ты не повышаешь тогда?

- А вот возьму и повышу, – Евгений кинул три чёрные фишки и одну синюю, – ну и чё с самомнением?

- Посмотрим, посмотрим, – Максим сравнялся, Александра также добила свою ставку.

- Ну что, последний ход всех рассудит?

 

Максим судорожно напрягся. Евгений отложил третью карту и вынул следом за ней четвёрку пик, Александра улыбнулась, видя, как Максим радостно выдохнул.

- Чё, пасовать будем? М? – поинтересовался Евгений.

- Зачем? – спросил Максим и кинул две чёрные фишки.

- Я бы не спешила так радоваться, – заверила его Александра и тоже кинула фишки.

 

Евгений, не желая более затягивать этот раунд, также кинул две чёрные фишки и сказал Максиму:

- Вскрывай свои две пары уже быстрее.

 

Лицо Максима резко переменилось.

- Как ты… - Максим выложил свои тройку пик и туза крести.

- Потом как-нибудь расскажу.

- У меня сет из тузов, – вскрыла свои два туза Александра.

- Стрит, – довольный Евгений выложил двойку с шестеркой на стол и начал сгребать фишки, – так почему же вы не любите говорить о том дядьке с фокусами? – он передал фишку дилера Наташке и откинулся на спинку дивана.

- Тебя же, вроде, не интересовали, как ты говоришь, «наши похождения», – сказал Михаил.

- Это давно было, теперь мне интересно.

- Это с чего же вдруг? – удивился Максим.

 

Евгений взял свои карты в руки.

- Ну, я понял, что был неправ, – солгал он.

- Ого, неужели это говорит сам Евгений Котов, – вскинулся Михаил.

- Ну, так кем он был?

- Подонком редкостным, – с внезапной серьёзностью заявил Максим.

- А чё он сделал такого? – он заметил, как лица мальчишек от этого вопроса побагровели, а лицо Александры наоборот побелело. – Ладно, можете не отвечать, - Евгений кинул фишку, - ну, так и что с ним стало?

- Его поймали и посадили, как он того и заслуживал, – сказал Михаил.

- Да, – подтвердил Максим.

- Класс. А где его нашли?

- Он укрывался среди гастролирующих циркачей, они и знать не знали, кого взяли на работу.

- Интересно, я так полагаю, эти циркачи здесь появляются раз в год под новогодние праздники?

- Нет, на новый год они были здесь два года назад, а в том году они приезжали летом, – пояснил Михаил.

- Ага, значит через год, это многое объясняет.

- Что объясняет? – начала что-то подозревать Александра.

- Ничего, ничего, о, тут я пас, – заметив, что карты к нему так и не пришли, скинул он свою руку.

- Нет, ты не уходи от ответа, – настояла Александра, – что вообще значит твой расспрос?

- Да я просто хотел поддержать беседу вот и всё.

 

Ребята продолжали на него недоверчиво смотреть. Евгений ни капли не мешкался, что им ответить, хотя они и заслуживали знать правду.

- Ну, я тут подумал… - ему всё ещё трудно было это говорить, – с вашим упрямством вы и без меня движетесь в верном направлении, так что рано или поздно вы всё равно всё выясните и полезете туда, куда не надо, вот я и подумал, может.… В любом случае нам будет лучше действовать сообща, всё равно ответственность за вас уже лежит на мне, и если с вами что-то и случится, то я хотя бы буду знать, что именно.

- Ого, – удивлённо протянул Михаил.

- Так, тебе всё-таки нужна наша помощь? – спросила Александра.

- Не… - необдуманно начал было Евгений, но вовремя запнулся, - да, нужна. Мне нужно знать, где были выступления того цирка в прошлые разы?

- А, так это в парке Толстого, – сказал Михаил, – постой, а тебе зачем?

 

Евгений беспардонно встал с дивана и пошёл в прихожую. Там он надел куртку и вышел на улицу. Он достал свёрток бумаги из кармана и развернул его. Ища глазами парк, он параллельно изучал и другие места отдыха. Наконец он отыскал нужное ему место и мысленно построил маршрут от улицы, по которой шёл. Спустя пару минут его нагнали четверо подростков.

- Что ты задумал? – поинтересовалась Александра.

 

Евгений ничего не ответил, а лишь ускорил шаг.

- Сейчас зимние праздники, – объяснила Наташка, – если предположить, что ваш цирк выступает год через год зимой и так же летом, то они как раз продают билеты на первое выступление.

- Да, – подтвердил Евгений, - и если поспешим, то мы сможем на него успеть.

- Это мы знаем, – сказал Максим, – их афиши расклеены по всему городу. Нам-то зачем на него идти?

- Можете не идти, – небрежно кинул Евгений, всё ускоряясь, так что следовавшим за ним пришлось перейти на лёгкий бег.

- Как это мы можем не идти? – возмутилась Александра. – Мы ещё как идём.

 

Евгений подошёл к остановке, к которой уже подъезжал автобус. Конечно, он мог бы подождать, когда водитель сделает движение, означающее, что он сейчас нажмёт рычажок закрытия дверей, и влезть в автобус в самый последний момент. Но кто его знает, может он решит подождать, пока ещё кто-то захочет зайти. Поэтому он сразу залез в автобус, а ребята соответственно последовали за ним. Евгений специально сел на одно свободное место в конце автобуса, но его настырные товарищи не расселись по другим местам спереди. Вместо этого они окружили его и стали выжидающе стоять над душой. Евгений, не доезжая трёх остановок, вышел и пошёл в сторону магазина одежды. Там он, к удивлению своих товарищей, купил пёструю куртку, две разноцветные пары ботинок, тёплые зимние колготки, а к ним зимние чулки, также две пары, и шапку с красными лямками. Колготки и чулки он сразу же надел под джинсы. Причём, по одному чулку из разных пар. Этого никто, конечно, видеть был не должен, так как он переодевался внутри примерочной, но наглецы не стеснялись подглядывать. Потому он вышел из магазина, ощущая на себе непонимающие взгляды товарищей. Затем он направился к цирку. Придя к нужному месту, он направился к кассе, купил пять билетов и раздал их своим спутникам.

- У меня для вас задание, – пытаясь добавить важности к своему голосу, проговорил он, – мне нужно, что бы вы искали любых подозрительных личностей, они могут быть в заговоре с вашим фокусником.

- Но как это поможет с…

- Фокусник был знаком с Альбертом Валерьевичем, потому мне нужна любая информация по нему, а теперь идите в шатёр, я сейчас тоже подойду.

 

Когда ребята направились внутрь, Евгений купил в цирковом магазинчике два огромных ведра попкорна, пять пустых стаканчиков, большую бутылку колы и пушистую маску кота, которую спрятал в сумку с курткой, затем проследовал в шатёр за ребятами.

 

Евгений отыскал их места и направился к ним. Когда же он приблизился, то принялся выкладывать купленную им еду. На него все недоверчиво глядели.

- Что? Если и ловить преступников, то хотя бы не на пустой желудок, - заявил он и уселся рядом с Наташкой.

 

Представление началось, вышел ведущий и стал пафосно рассказывать о цирке и том, какие удивительные чудеса они тут увидят. Затем объявил о великолепном и расчудесном акробатическом номере и удалился восвояси. Дяденьки и тётеньки в обтягивающих костюмах начали прыгать по канатам, подхватывая и кидая друг друга. Евгений смотрел на это с полным ртом попкорна, а затем вместе со всеми зааплодировал.  Потом были прыгающие через кольца тигры с огромным усатым дрессировщиком, которому так и не терпелось засунуть свою голову в пасть ближайшему льву или крокодилу. Затем вышел клоун со своими помощниками, которые отыгрывали антропоморфных зверей: большого разноцветного кота, немецкого коричного дога и толстую чёрно-белую панду. Началось якобы смешное выступление. Евгений даже пару раз улыбнулся, но его товарищи даже и не думали этого делать.

- Смешно же, не? – произнёс Евгений.

- Нет, – произнесла Александра.

- А что так?

- Он тоже нарядил их в животных, прежде чем… - Александра запнулась, ей не хотелось продолжать.

- Когда мы пришли на помощь, – договорил за неё Максим, -  было уже поздно, взятых им в заложники людей было уже не спасти.

- Всех кроме меня, – продолжила Александра, – он вытворял с ними такие зверства…

- Зверства, – повторил Евгений, – я скоро вернусь, вы пока подождите меня тут.

 

Евгений взял свой пакет с одеждой и направился к выходу с длинной скамьи под возмущённые вздохи сидящих на ней зрителей. Найдя укромный уголок на улице, он снял пальто и натянул купленную им куртку, также он снял ботинки и джинсы и обул разноцветные кроссовки поверх чулок. После надел пушистую маску, а поверх неё шапку с помпончиками, затем направился к служебному ходу. В суматохе подготовки к своим номерам и просто занятые другими делами никто и не заметил, что настоящий Развесёлый Кот сейчас должен находиться на сцене, а не разгуливать в виде дешёвой пародии на самого себя. Благо, всем было всё равно, как выглядит в данный момент их коллега, поэтому Евгений без труда нашёл вагончик Причудливого Пса. Он прошёл мимо полной морщинистой женщины и лысенького низкого мужичка, которые решали какие-то цирковые вопросы:

- Теперь понятно, почему вы их всех выпустили, – учтиво посмеялся мужичок.

- Надеюсь, ваш дрессировщик доволен, – также улыбаясь, говорила женщина.

- О, не сомневайтесь, вы подобрали просто отличную пару.

- Вот и замечательно.

 

Стараясь не привлекать внимания, он открыл даже не запертую на замок дверь и скользнул в проход.

 

Наконец Евгений мог снять душную маску и положить её на кровать. Приготовив всё к приходу собаки, он уселся рядом. Посидев так с минуту, он обратил внимание на столик с зеркалом. На зеркале висели стикеры, в основном это было расписание выступлений, но на одном из них было напоминание: «навестить бабу Клаву». Он встал, подошёл к зеркалу и присмотрелся к стикеру. На нём мелким шрифтом был написан адрес дома, где проживала та самая баба Клава. В этот момент музыка сменилась, потому Евгений быстро вернулся к своему месту, как раз тогда, когда услышал доносившийся за дверью разговор.

- Я тебе говорю, что рано или поздно я сойду с ума. Я больше не могу ходить всё время в костюме этой грёбаной псины.

- Пока не сделаешь пластику или хотя бы не попробуешь оправдать себя в суде - будешь носить эту маску. И прекрати её снимать! Снимешь внутри, – это был голос того самого мужичка, что разговаривал с женщиной недалеко от вагончика.

 

Дверь распахнулась, и в неё стал входить спиной вперёд человек.

- Я тебе говорю, если бы не эти назойливые детишки, всё бы было в порядке, – большой коричневый немецкий дог захлопнул дверь и стал стягивать с себя маску.

- А мне казалось, что всегда была виновата их глупая собака, – объявил Евгений снявшему маску мужчине.

- Так, – протянул мужчина, – автографы я раздаю после окончания программы, а теперь выметайся вон, гадёныш!

- Что ж так грубо? А? Фокусник?

- Что? Так! Мы этого никому не расскажем! Ясно?

- Ладно, если скажешь о том, как победить Ала.

- Кого?

- Свердлова Альберта Валерьевича.

- Не знаю таких!

- Неправильный ответ. Ну что ж, – Евгений огорчённо пожал плечами, - вот и пришёл конец тебе и твоей мирной собачьей жизни, – он стал подниматься.

- Постой, постой, – заметался фокусник, – да, я его знаю, пользовался пару раз его услугами, вот и всё.

- Ложь!

- Ну не пару, много раз. Я был что-то типа его постоянного клиента.

- Снова ложь.

- Нет, ну вы посмотрите на него, – возмутился мужчина, – сидит такой, хамит величайшему террористу этого города, ещё и не верит мне.

- Психопату, – поправил его Евгений.

- Неважно, важно, что такого влиятельного человека как Свердлова ты никак не победишь.

- Да что ты говоришь?!

- Ты ещё не понял, малыш? Кто этот человек такой? Это не просто старикан с большими связями, он и есть та самая большая, просто огромная связь.

- Что за бред, ты…

- Это не бред! – крикнул он, – это чистейшая, правда. Одиннадцатое сентября, Ливия, Сирия, Ирак, да, даже такой длительный срок у нашего президента – всё начиналось здесь, в его умной голове.

- Ты ему ещё Чернобыль с Гитлером припиши, – смеялся Евгений.

- Прекрати ржать. Нет, там было другое, но вдохновение он мог черпать и оттуда. Отличное, кстати, предположение.

- Ты так жалок и чего Карцы тебя боятся?

- Карцы? – лицо мужчины тут же стало серьёзным, – ты с ними знаком? Ты их друг!

- Эм… Вообще-то мне пора.

 

Фокусник в приступе неконтролируемой ярости кинулся на парня, но запутался в канате, предусмотрительно растянутым Евгением между шкафчиком со стойкой, и упал. Но когда Евгений начал перешагивать мужчину, тот, схватив его ногу, попытался его опрокинуть.

- Эй, моё имя не Джейсон Тодд, – отбиваясь, заявил Евгений.

- Какая разница? – заверещал фокусник, когда под тяжестью сдавливаемого им каната начал падать шкаф.

 

Евгений воспользовался моментом, ударил фокусника в лицо ботинком и вырвал свою ногу из его цепких лап. После перепрыгнул его и объявил:

- Разница? Я не их сайдкик, скорее всё совсем наоборот, – и выбежал наружу.

 

Опасаясь преследования, Евгений торопился найти выход. Как назло, толпы артистов ему то и дело мешали пройти. Когда, наконец, он нашёл его, то заметил там ожидавших Наташку, Максима, Александру и Михаила. Все они, за исключением может быть Наташки, смотрели на него с нескрываемым разочарованием.

- Нам пора, – заявил он, скидывая с себя пёструю куртку и надевая своё пальто, – ваш закадычный друг будет здесь с минуты на минуту.

- Что?

- Не что, а побежали отсюда, - он оглянулся, за ним и правда шла коричневая собака.

 

Когда ребята начали двигаться в сторону выхода из парка, собака побежала, расталкивая недоумевающих прохожих.

- Быстрее! - крикнул Евгений своим медлительным друзьям.

 

Собака всё же смогла догнать и ухватиться за воротник Михаила.

- Стоять, паршивец! – крикнула она голосом фокусника, схватив Михаила обеими руками, и куда-то его поволокла.

 

Михаил пару раз ударил его по маске, но ощутимого эффекта это не принесло. Тогда ребята нагнали антропоморфное животное и всей толпой накинулись на него, повалив на спину. Наконец, в дело вступили два патрулирующих мероприятие милиционера, они разняли ребят, и один из них начал выяснять.

- Так, объясняйте, что у вас тут происходит.

- Это беглый преступник, – заявил Евгений, указывая на пса.

- Маску снимай, – приказал младший сержант фокуснику.

 

Тот подчинился, обнажив своё добродушное лицо.

- Чёрт, – второй милиционер в звании сержанта достал пистолет.

 

Младший сержант незамедлительно заломил руки фокусника и повёл его к парковке.

- Так, ребята, я понимаю, что вам торчать в участке два часа не хочется, давайте я прямо здесь составлю протокол, и вы пойдёте, хорошо?

- Нет, – улыбнулся Евгений.

 

Наташка ударила его по плечу.

- Мы должны сделать всё по уставу, понимаете, сержант? Мы же ещё несовершеннолетние.

- Хорошо, – раздражённо проговорил милиционер, - вот вам адрес участка, если хотите, приходите с родителями и пишите заявление, – он написал им адрес. Сам же он пошёл к парковке.

- Коррумпированные свиньи, – направившись к автобусной остановке, заявил Евгений.

 

Глава 7. Фокусы

 

Мороз делал своё дело. На улице было довольно прохладно, хотя и солнечно:

«Леночка Букашкина, как и всегда, вела свой замечательный велосипед. Семья хотела…».

 

Табачный дым клубился повсюду, при каждом его выдохе он, образовывая небольшие облачка, которые спустя пару секунд развеивались, оставлял после себя неприятный носу здорового человека запах:

«Семья хотела…».

 

Он напряженно, думал, думал, не о том, чего хотела семья, а о том, чего хотел он:

«Семья хотела скатать на Мальдивы этим летом, и потому Леночка размышляла, какие возьмёт с собой приспособления для отдыха».

 

А как бы он хотел отдохнуть? Что бы взял с собой, не будь он тем, кем является:

«… приспособления для отдыха».

 

Быть может, это и есть разновидность отдыха - вечно подвергать себя и других опасности:

«Она точно возьмёт: купальник, очки от солнца, крем для загара…».

 

Нужно будет тоже как-нибудь сходить к озеру. Говорят, закалка в холодной воде полезна для здоровья, хотя, врут, скорее всего:

«Леночка ещё не предполагала, какие обстоятельства ждут её на Мальдивах».

 

Нет, это точно было не про него. Наташке явно стоило дважды подумать, сравнивая их ситуацию на Байкале с Леночкиными обстоятельствами на Мальдивах. Евгений хотел было потушить сигарету об этот инфантильный бред, но подумав, как Наташка, когда увидит, как обращаются с её подарком, жестоко с ним расправится, всё же совладал со своим минутным порывом. Он выбросил сигарету и притоптал бычок, после чего закрыл книгу и направился в дом.

 

После того как они вчера приехали, ребята не отступали от Евгения ни на шаг, всё время приставая с расспросами. Он пересказал им весь диалог с фокусником ещё в автобусе.  Однако последние всё никак не хотели униматься, считая, что он мог упустить какие-то важные детали. Тем более, то, как он им описывал этого самого фокусника, жалкого психически неуравновешенного неудачника, им не внушало доверия. Они запомнили его холодным расчётливым безумцем, что не удивительно в их состоянии, особенно после того как они увидели оставленную им гору трупов. Маньяки зачастую, прямо как артисты, в жизни не совсем такие, какими их должны видеть зрители со стороны. Тем паче, что фокуснику удавалось совмещать в себе и то, и другое.

- Ну, что? – спросил Михаил, – ты что-нибудь ещё вспомнил?

 

Они с Александрой подбежали к Евгению, как только тот вошёл в дом.

- Да.

 

Они обрадовано посмотрели на него.

- Мне нужно рассказать Наташке, насколько сильно отвратительна данная книга, – он помахал «Обстоятельствами на Мальдивах» перед их глазами.

- А по фокуснику и Альберту Валерьевичу? – спросила Александра.

- Всё, что я помнил, я вам уже рассказал. Стоп, – ему внезапно пришла великолепная идея, чем занять этих балбесов, – а чего это мы всё время обо мне да обо мне, расскажите-ка лучше немного о себе.

 

Евгений прошёлся в гостиную и плюхнулся на диван.

- Что ты хочешь знать? – спросил Михаил.

- Ну не знаю, как у тебя дела, допустим, как учёба, кто из девчонок в школе нравится? К тебе, Сашенька, это тоже, между прочим, относится, - завидев, как начала улыбаться Александра, сказал он ей.

- Кто мне больше нравится из девчонок? – посмеялась она.

- Ну… и это тоже, смотря что ты понимаешь под этим словом. Хотя мне лично всё равно.

 

Ребята непонимающе переглянулись.

- У вас вообще есть друзья в школе? Или вы настолько замкнуты в себе? – Евгений положил одну ногу на вторую, приняв позу величайшего психотерапевта человечества, – вы не стойте, присаживайтесь.

 

Те машинально сели на противоположный диван.

- Так, что, Миш, как зовут любовь всей твоей жизни? А… они с родителями уехали из страны. Я понял.

 

Михаил затравленно посмотрел на Евгения.

- Что это я вижу у тебя во взгляде? Это обида? Ну не обижайся ты так, таких, как она, миллион.

- Замолчи, пожалуйста, ты даже не понимаешь, о чём говоришь, – заговорила Александра.

- Вообще ты прав, – согласился Михаил, – но это не твоё дело.

- У… – протянул Евгений, – ладно. Но друзья-то у вас хотя бы есть? Кроме Максимки, конечно же.

- Да, – раздражённо проговорила Александра, – мы хорошо общаемся со своими сверстниками.

- То-то я смотрю, группу тех сатанистов из старших классов вы очень любите.

- Наша жизнь не твоя проблема.

- Ещё как моя, – резко переменился в голосе Евгений, он встал с дивана, – если вы хотите работать со мной, то я должен знать каждого из вас досконально. Кого вы любите, кого ненавидите, на кого можно надавить, чтобы добраться до вас, и так далее. Вы не забыли, что если вы сдохнете, то вся ответственность будет лежать на мне? То же касается Максимки! Кстати, где он?

- Не знаю, он сегодня не звонил, да и телефон не берёт.

- Звоните ещё, мне нужно, чтобы вы все были у меня под присмотром.

- Хорошо, мамочка, – проговорила Александра и достала свой телефон.

 

В этот момент с лестницы спустилась Наташка.

- Привет, Наташенька, – добродушно проговорил Евгений, – можешь забрать и сжечь эту книжку.

- Ты её уже прочитал?

- Нет, но я начал, – он попытался впихнуть книгу Наташке, но когда не смог добиться нужного результата, выжидательно уставился на Александру.

- Он всё ещё не отвечает, – устало заявила Александра, - видно телефон на беззвучном где-то дома лежит.

- И куда он мог пойти?

- Ну не знаю, может с родителями, может к друзьям.

- Так вы же его друзья.

- К другим друзьям.

- Какие у него есть ещё друзья?

- Витька с его тусовкой, Влад с Ленкой, Некит… – даже не знаю, он со всеми дружит из нашего класса.

- Класс! Звони им.

- Им всем?

- Звони, пиши, но узнай, всё ли с ним в порядке.

- Ладно.

 

Евгений был доволен собой, наконец-то он занял хоть чем-то этих лентяев и сможет спокойно поизучать туристическую карту. Как только он достал и развернул заветное полотно, он услышал голос Михаила.

- Слушай, – обращался он к Евгению, – а ты с кем-нибудь дружишь?

- Нет, - раздражённо отрезал Евгений.

- Вообще ни с кем? И у тебя в школе нет друзей?

- Вообще-то, у Жени много друзей в школе, – заявила Наташка.

- Знакомых, – поправил её Евгений.

- А как же Егор, Андрей и Владимир?

- Просто хорошие знакомые.

- Да ладно, – Наташка улыбнулась, – ты серьёзно так думаешь?

- Слушай, может ты их и считаешь друзьями, может даже они меня считают другом, но я их таковыми не считаю. Я же придерживаюсь позиции, что если с кем и дружить, то только с тем, кого хорошо знаешь.

- А ты их разве не знаешь как облупленных?

- Зато они не знают меня. Кроме того, они даже толком друг друга не знают. Хороши друзья, ничего не скажешь.

- Разве друг это не тот, кто познается в беде? Сколько раз тебя выручал Владимир с твоими расследованиями? А Андрей? Да к его сестре за помощью ты бегаешь чуть ли не каждый раз.

- Ты переоцениваешь их значимость, – зевнул Евгений.

- Это ты недооце…

- Погодите, – внезапно перебила их Александра, – Максим должен был сегодня навестить свою тётю, сестру его матери.

- Ну и как она?

- С ней-то всё хорошо, но вот его до сих пор так и нет. Кроме того, я позвонила его родителям, телефон он взял с собой, но, так, как и нам, он им не отвечает.

- Класс! – Евгений откинул карту в сторону, достал телефон и быстрыми шагами направился в прихожую.

 

Одеваясь, он параллельно набирал номер в телефоне, чтобы затем приложить его к уху и выйти на улицу. Ребята при всём своём желании послушать с кем и о чём он говорит, не успели так же быстро одеться и потому довольствовались только концом разговора.

- Удачи, – сказал Евгений и отключил телефон.

- С кем ты говорил? – спросил Михаил.

- И куда мы идём? – спросила Александра.

- А что с Максом? – забеспокоилась Наташка.

- Вот этот вопрос правильный, я бы его ещё лучше перефразировал: «что будет со всеми вами, когда мы придём?».

- Это не обсуждается, – твёрдо заявила Александра, – мы идём все вместе.

 

Евгений вбежал в автобус и понадеялся, что ребята не успеют за ним, однако надежды не оправдались, и трое подростков хвостом увязались следом.

- Этот автобус едет за город, – заверила его Александра.

- Вот и хорошо, – заметил Евгений.

- Чего хорошего? – спросил Михаил.

- Это значит, что я выбрал правильный автобус.

- Так куда же мы всё-таки едем? – взвилась Александра.

- К бабе Клаве, конечно же, – задумчиво ответил он и больше не вымолвил ни слова.

 

Спустя полчаса Евгений встал с насиженного места и отправился на выход. Как раз в тот момент, когда автобус начал тормозить. Расплатившись с водителем, он рывком выпрыгнул на улицу и побежал по протоптанной дорожке вглубь сельской местности. Смотря по сторонам, он нашёл дом с нужным ему номером, нарисованным белой краской на полусгнившем заборе, открыл калитку и вошёл во двор. Ребята осторожно следовали за ним. Он постучал в дверь, спустя какое-то время ему открыла некрасивая старуха.

- Чаво вам? – сказала она.

 

Евгений бесцеремонно оттолкнул её и вошёл внутрь.

- Где он? – произнёс он.

 

Старуха от изумления немного помедлила, а затем направилась следом за непрошеным гостем.

- Я… я не понимаю тебя, – недоуменно произнесла она.

 

Ребята с опаской тоже стали входить в дом.

- Ой, да прекрати притворяться, – громко заявил Евгений, – что ты сделал с парнем?

 

Голос старухи внезапно переменился.

- Как ты понял? – удивилась старуха голосом фокусника. Она выпрямилась и стала снимать с себя парик и срывать кусочки грима.

- Ой, да брось, все знают, что ты корчишь из себя великого актёра, но хорошо сыграть тебе удалось только одну роль - роль больного ублюдка! – в голосе Евгения была экспрессия, смешанная с презрением. - К тому же, у тебя джинсы из-под юбки торчат, – как бы между прочим добавил он, – так что ты с ним сделал?

- Да жив он, не переживай, мальчик, – фокусник снял с себя шаль и кофточку. Под ними был элегантный хоть и помятый пиджак, затем он скинул с ног на пол юбку и надел грациозный цилиндр, лежащий рядом на полочке. – Он на кухне.

 

Евгений вошёл в следующую комнату, ребята тут же проследовали за ним. На кухне сидел привязанный к стулу Максим. Во рту у него был кляп. Александра с Михаилом тут же кинулись развязывать его, а Евгений повернулся лицом к фокуснику.

- Прошу всех к столу, – воодушевлённо заговорил он, указывая на стулья и снимая свою шляпу.

- Спасибо, мы не голодные, и вообще-то нам пора.

- Я настаиваю, – ещё более воодушевлённо сказал он и достал из шляпы пистолет.

- Ты же понимаешь, что только что наделал? – спросил Евгений, когда фокусник направил на них пистолет.

- Присаживайтесь за стол, – сказал он добродушно и следом скомандовал, - быстро!

 

Все даже и не подумали сдвинуться с места, кроме Евгения.

- Хорошо, – сказал он и сел на один из приготовленных для них стульев.

- И вы тоже, детки, – фокусник угрожающе посмотрел на всех остальных.

 

Те озлобленно посмотрели в ответ, но тоже подчинились.

- Так. Всё это время я для вас готовил обед, – он взял кастрюлю с плиты и стал разливать её содержимое по тарелкам, – Максик может подтвердить, как я старался.

 

Бледный Максим, у которого теперь не было кляпа во рту, подтверждать всё равно ничего не торопился. Тем не менее, фокусник расставлял перед ними тарелки и ложки. Последнюю тарелку он поставил себе и немного отхлебнул из неё. Евгений посмотрел на то, что ему положил фокусник, выглядело не так плохо, есть он это, конечно же, не собирался.

- И с чем он?

- С бабой Клавой, конечно, – хохотнул фокусник.

- Какая бяка, – Евгений отодвинул тарелку.

- Тебе не нравится? – расстроился фокусник, – погоди, у меня тут на десерт есть: «ушки рубленой старушки», – он снова засмеялся над своей нелепой шуткой.

- Тебе самому-то от себя не противно? – спросил Евгений.

- Слушай, мальчик, ты ещё слишком юн, чтобы понять все тонкости нашего мира, – он наставительно посмотрел на Евгения. – Впрочем, у тебя ещё будет время, чтобы всё это понять, в отличие от твоих друзей! – он снова захохотал.

- Так, а это что ещё значит? – Евгений подозрительно посмотрел на фокусника.

- Ну, тебя попросили не трогать, когда отпускали меня из камеры предварительного заключения, с остальными же у меня личные счёты, кроме, может быть, этой девочки, – он подошёл к Наташке. – Да, ей можно ещё немного будет пожить, – он положил руки ей на плечи.

- Не смей трогать её! – Евгений вскочил со своего стула, но фокусник направил на него пистолет.

- Не надо, – угрожающе проговорил он и перевёл дуло к Наташкиному виску, – ты же не хочешь, чтобы твоя подруга скоропостижно скончалась.

- Ладно, ладно, я понял - ты опасный маньяк, все дела, но что если я тебе скажу, что сегодня ты никого не убьёшь?

- В смысле «не убью»? Ещё как убью, – фокусник выстрелил в потолок, – видишь, пистолет заряжен и готов стрелять.

 

Все подпрыгнули от этой выходки фокусника, даже Евгений немного вздрогнул, а затем проговорил:

- Ну, наконец-то, вот что бывает, когда забываешь про патрон в патроннике.

 

Фокусник недоуменно посмотрел на Евгения, который подошёл к выходной двери и плотно закрыл её с помощью торчащего из замка ключа. После он этот ключ выкинул в распахнутую форточку.

- Ты! – злобно прошипел Евгений, он словно бы ждал этого момента, а теперь он им наслаждался. – Ты, – снова повторил он, смакуя каждое слово, – ты даже не представляешь, что ты только что наделал. – Он глубоко вздохнул, – ты до сих пор не осознаёшь этого, верно? Ты выбрал не тех людей для своих мерзких игр.

- Вообще-то, это ты первый начал! – возмутился до сих пор не понимающий, что происходит фокусник, – вломился в мой трейлер в цирке, задавал мне какие-то глупые вопросы, так что это твои игры мерзкие, а не мои!

- Ты всерьёз считаешь, что убийство бедной старушки и приготовление из неё супа на глазах ребёнка то же самое как спросить: «как у тебя дела»?

- Она была процентщица и выгнала меня из дома, когда мне было девять. Я просто сделал то же, что сделал бы любой здравомыслящий человек на моём месте.

- О да, зарубил её топором, – Евгений посмотрел на окровавленный топор, лежащий в углу, – так бы не поступил никто, идиот!

- А вот я читал, что…

- Понимаешь, меня совсем не интересуют твои литературные познания, так или иначе ты угрожал не только мне, но и детям, находящимся под моей опекой, и теперь ты ответишь сполна.

- Ой, да брось ты, ты даже не старше их, какая может быть опека?

 

И тут у Евгения словно бы сорвало крышу, он закричал:

- Какая может быть опека!? – и с силой набросился на фокусника, ударив того в живот, – сейчас я покажу тебе опеку.

 

Фокусник согнулся пополам, из-за чего получил кулаком по лицу. Он немедленно отступил от обидчика и завопил:

- Ты совершаешь большую ошибку, мальчишка, – направив пистолет на кого-то из ребят, он несколько раз нажал на спусковой крючок.

 

Раздались глухие щелчки, после чего фокусник ахнул.

- Что ты наделал? – раскрыв глаза, прошипел он.

- Впредь будь осмотрительнее, когда где-то оставляешь оружие, – Евгений достал магазин из своего кармана и повертел им у себя перед носом, - я вынул его из пистолета, лежащего в твоей шляпе, как только вошёл в дом и увидел её на полке в том коридоре.

- Отдай его мне! – яростно воскликнул фокусник и бросился на Евгения.

 

Евгений отступил, но фокусник повалил его на пол и стал вырывать из его руки магазин. Ребята, осознавшие, что злодей безоружен, бросились оттаскивать его от Евгения. Они успешно откинули фокусника назад и помогли подняться нашему герою.

- Поздно! Вы не забыли? Я же чародей! – заявил фокусник, он показал магазин, который, по идее, был в руках Евгения, но сейчас вместо него там была лишь волшебная палочка, – теперь они все умрут у тебя на глазах. – И фокусник захохотал.

- Я бы не был так уверен в этом, – с этими словами Евгения дверь в комнату выломили, и внутрь вломился специальный отряд быстрого реагирования. Не такого быстрого, как хотелось бы, но, если тебе были нужны проверенные люди, можно было и подождать. Фокусник быстро откинул пистолет в сторону и поднял руки.

- Сдаюсь, только не стреляйте, – трусливо пролепетал он.

- Надеюсь, ты не думаешь, что в этот раз тебе удастся отмазаться? – спросил знакомый до боли голос Сергея Котова, двоюродного брата Евгения, работавшего в отделе внутренних дел родного города Евгения.

- Да… – то ли спросил, то ли ответил фокусник. - Нет, – попытался оправдаться он.

- Этих людей ты не подкупишь и не запугаешь, – Евгений склонился над лежащим на полу фокусником, которого уже сковывали наручниками, – тебе светит минимум два пожизненных в месте, где очень любят таких, как ты.

- Это где ещё? – но Евгений не ответил, так как злодея повели на выход.

 

Когда фокусник исчез из виду, Сергей строго посмотрел на Евгения.

- Опять ты за старое? – завил он.

- Ну, вы могли и не успеть спасти Максима, – оба посмотрели на парня, – у преступника, в конце концов, был пистолет.

- Не заряженный, судя по всему, – сказал один из оперативников, осматривающих место происшествия.

- А да, пули у меня остались, – вспомнил Евгений и высыпал семь патронов, которые всё это время сжимал во второй руке, на ладонь пребывающего в замешательстве Сергея. – А и волшебную палочку его тоже заберите, она мне ни к чему, – он отдал и палочку.

- Надеюсь, хотя бы в этот раз он не сбежит? – не обратив на эти действия никакого внимания, выпалила Александра.

- Теперь не сбежит, – уверил её Серёга, – я обратился к проверенным знакомым из федеральных структур, так что местные коррупционеры даже при всём желании не смогут его отпустить.

- Кстати, если это поможет, то я всё записал, – Евгений достал карту памяти из камеры-пуговицы и передал её брату, – потом верни, у меня только одна осталась.

- Ну, в суде это конечно не пригодится, но нашему судмедэксперту поможет, – ответил тот, забирая электронный носитель.

- Ещё проверьте цирк, в котором он работал, там налицо укрывательство, я бы начал с его вагончика…

- Поверь, Женя, мы разберёмся, – сказал ему Сергей. – Так, мне нужны номера ваших родителей, – обратился он к ребятам, – особенно твоих Максим, это же он тебя похитил? – Максим слабо кивнул. – Ну и чего мы все тут стоим? Идёмте уже. Нужно ещё кучу бумаг заполнить, – таким образом, велел он им поторапливаться.

 

Глава 8. Доктор Рязимская

 

Хлопот с местной милицией им предстояло много.

- Майор Котов, – представился Сергей местному начальнику отдела внутренних дел, который презрительно фыркнул, когда ему протянули распорядительный акт о формировании временного подразделения в подконтрольной ему ведомости.

 

Вообще, как только их привезли в местное отделение милиции, они ощутили сильную волну негодующих взглядов. Евгению самому не улыбалась перспектива провести полдня в этом, как Евгений любил называть подобные места: «гадюшнике». Он хорошо помнил здание отдела внутренних дел, находящееся в центральном районе его родного города и которое снесли два года назад, уволив из штата треть сотрудников, когда выяснилось, что все они были коррумпированными убийцами. Сейчас же построили новое здание, оборудованное современными технологиями. Тем не менее, и это не помогло. Ведь буквально месяц назад, по настоянию Евгения, там прошла крупная служебная проверка, в результате которой снова были выявлены продажные крысы. Кроме того, там до сих пор служит целая куча неквалифицированных сотрудников. Однако живи Евгений в какой-нибудь параллельной вселенной без таких же упрямцев как Сергей и его таких же коллег, то даже этого шаткого благополучия невозможно было бы достичь. Зато достигли бы старого, построенного ещё при царе, вонючего клоповника с такими же старыми и неприятно пахнущими клопами, работающими в нём.

- Вот мы и пришли, – мстительно заявил знакомому сержанту Евгений, – а вы, как я погляжу, за это время уже успели отпустить маньяка-убийцу на волю.

 

Сержант, стараясь не обращать внимания на Евгения, прошёл мимо, а Серёга строго сказал:

- Не зли их сейчас, нам ещё с ними работать.

- Вернее подметать мусор. Ты даже не представляешь, сколько тут мусора.

- Представляю, и это-то меня и пугает.

- Не волнуйся, скоро тот хулиган, что разбросал его здесь, будет пойман.

- Так, – Сергей остановился, – это что ещё значит?

- Ничего, – Евгений тоже остановился, он невинно улыбнулся. – Так это… надеюсь, ты кого-нибудь из своих поставишь около КПЗ?

- Конечно, но ты не уходи от темы. Что ты опять задумал?

- Да ничего опасного, – солгал Евгений, – просто позвоню нашим общим знакомым, и тут так же, как и у нас, начнут проверять.

- А, это, – успокоился Сергей, – это я и сам могу.

- Ну, тогда ещё лучше, мне не придётся тратить баланс на телефоне, ну всё, идём, – и они пошли.

 

На самом же деле Евгений уже распланировал все свои действия, как только он взглянул на устройство здания и понял, в какой стороне камеры предварительного заключения, немного сбавил шаг, оказавшись позади всех, а затем и вовсе скользнул за угол. Делая вид, как будто так и надо, он прошёл мимо двух следователей, беседующих о своих делах, никак не связанных с работой, миновал распахнутый настежь кабинет с женщиной, разговаривающей по телефону, судя по всему, с учительницей её дочери, и подошёл к нужной двери. Евгений уже достал свои отмычки, чтобы её вскрыть, когда та начала открываться. Он быстро спрятался за ней и придержал немного, пока вышедший рядовой не удалился на достаточную дистанцию, затем вошёл внутрь. Он спустился по ступенькам и посмотрел за угол. Там стоял один из бойцов Сергея. За столом КПП никого не было, видимо вышедший человек как раз и был охранником. Евгений достал петарду, поджёг и кинул её к входу в другом конце коридора. Сам же он спрятался за небольшим выступом стены и подождал, пока оперативник доложит на рацию и пойдёт проверять источник шума. Евгений вошёл в проход, взял ключи со стола и направился к камерам. За решётками находились лица без определённого места жительства, девушки, занимающиеся запрещённым видом услуг, люди, находившиеся вне состояния трезвости и другие подобные личности. Среди них выделялся один мужчина. Он был во фраке и пытался всем своим видом показать, что он не имеет никакого отношения ни к одной из групп здесь присутствующих. Но при виде Евгения он ссутулился и взглянул ему в глаза. Евгений надеялся, что в них читалось презрение, однако фокусник горделиво выпрямился и произнёс:

- Недолго ты будешь тешить своё самолюбие.

- Ты же не думаешь, что я лгал тебе насчёт твоего пожизненного заключения?

- А я говорил не про себя.

- Как бы там ни было, я пришёл дать тебе ещё один шанс, – Евгений показал ему ключи. – Я отдам тебе их, если ты мне расскажешь всё, что знаешь про Ала.

- Ты врёшь не слишком убедительно, – рассмеялся фокусник.

- Что ж, ты потерял свой шанс, – Евгений начал, было, разворачиваться, когда услышал:

- Постой. Это отнюдь не значит, что я не поделюсь с тобой информацией.

- Я слушаю.

- Ты не поверил мне в цирке, а зря.

- О нет… ты снова собираешься продолжать ту чушь про теорию заговора?

- Ты можешь найти доказательства в клинике святого Петра, она частная и является дочерней компанией фирмы Свердлова, – он заулыбался, когда увидел озадаченное выражение лица Евгения, - там полно улик против него. Очень советую посетить, тебе стоит пройти курс расслабляющей терапии.

- Ближе к теме, фокусник, – начал выходить из себя Евгений

- Тебе нужна некто доктор Агата Рязимская. А теперь я всё же надеюсь, что ошибался на твой счёт, и ты не мелкий врунишка.

- Ещё какой мелкий, – злобно ухмыльнулся Евгений и, воспользовавшись ключами, сам вышел во внутренний двор, чтобы покинуть милицейский участок.

 

Евгений достал свою карту и развернул её, но после того как отчаялся найти на ней клинику святого Петра, он скомкал её и выбросил со словами «бесполезный кусок макулатуры», затем достал телефон, вошёл через него в интернет и построил маршрут к цели через онлайн-карту всемирно-известного поисковика. Идти было далеко, несмотря на то, что город был небольшим, поэтому двум километрам прогулки Евгений всё же предпочёл автобус.

 

По приезду Евгений первым же делом осмотрел двухэтажное здание, больше походившее на коттедж. Он немного подумал, а затем набрал номер.

- Алло, – ответили ему на том конце.

- Да, здравствуйте, вы мама Никиты?

- Да.

- Я его школьный друг, он забыл забрать дневник, когда уходил. Завтра мы должны встретиться, и я его ему отдам, но нам задали много домашки на каникулы, он может не успеть её всю выполнить, а я не знаю его сотового, не могли бы вы его позвать к телефону, и я ему передам номера упражнений.

- Его сейчас нет дома. Я тебе дам его номер, позвонишь ему сам.

- Ладно.

 

Евгений записал номер телефона, продиктованный ему женщиной, и оборвал звонок. Затем набрал этот номер и стал ожидать, когда владелец возьмёт трубку.

- Алло, Неккит, ты?

- Да, а чё?

 

После короткого разговора Евгений выключил телефон, зашёл под крышу остановки и уселся на скамейку. По его подсчётам, ждать нужно было около двух часов.

 

Сидеть на улице было совершенно некомфортно. Евгений продрог и устал как собака, но даже не пошевелился, когда осознал это. А осознал он это достаточно быстро. Не прошло и десяти минут, как ему стало скучно, и он принялся знакомиться с людьми, проходящими мимо. Одна спешила на работу. У неё было двое детей и не было мужа, потому она думала, как ей прокормить семью, особенно сейчас, когда посреди городской площади находят сбежавшую из вверенного ей зоопарка освежёванную зебру.

 

Вторая была довольно злобной бабкой, которая хотела забрать всё наследство своего богатого старого мужа и сбежать на Мальдивы. Куда-нибудь поближе к Леночке Букашкиной, разумеется. Но чёртов старик всё никак не хотел отдавать концы.

 

Третий был не до конца честен со своей женой. Он заверял её, что работает сверхурочно. На самом же деле, он был со своей любовницей, которая, возможно, в скором времени столкнётся с двумя сплошными.

 

Четвёртая… Евгений присмотрелся к четвёртой. Она была доктором и работала как раз в заведении, напротив которого Евгений сейчас сидел. Она показалась Евгению довольно милой девушкой, на вид ей было лет тридцать, но, если внимательнее присмотреться, можно было понять, что ей на самом деле за сорок. Это была женщина расчётливая и столь же холодная, как её красота. Она старалась казаться всем милой и доброй, хотя на самом деле понимать окружающих её людей она не могла. Глядя на них, она ощущала лишь пустоту. Да, она была умна, она понимала, что такое человеческая жизнь и признавала идеалистический взгляд на мир. Она даже считала, что принадлежит и к тому, и к другому воззрению, но Евгений сразу же увидел в ней закоренелого материалиста. Он тут же признал доктора Агату Рязимскую, профиль которой нашёл в сети ещё в автобусе. Это тот человек, который был ему нужен.

 

Он встал со скамейки и подошёл к ней.

- Простите, не скажете который час?

 

Она остановилась, посмотрев на мальчика, достала телефон и улыбнулась.

- Двадцать минут двенадцатого, – сказав это, она положила телефон в карман.

- Ого, ещё полтора часа.

- До чего?

- Что? А, полтора часа до приезда моих друзей, у нас тут с ними встреча.

- Ясно. Ну ладно я, пожалуй, пойду.

- Хорошо, – Евгений по-дурацки улыбнулся в ответ и внезапно поскользнулся, опершись на руку Рязимской, которая неожиданно быстро протянула её, чтобы удержать его.

- Ой, ой, ой, – проохала она, – что ж ты так?

- Простите, – беспринципно вытаскивая телефон из её кармана, заявил Евгений, - у меня просто обувь скользкая. – Сказав это, он направился к остановке.

 

Когда владелица телефона скрылась из виду, Евгений начал его изучать. Он пролистал контакты родственников, друзей, девушки и наконец нашёл то, что ему было нужно. Телефон Альберта Валерьевича. Он переписал его себе и прочитал сообщение, пришедшее с него: «Сообщите, когда всё будет готово к перевозке». Ответ был таким: «Всё готово, можете приступать». Он понял, что ничего не понял. Эта переписка настолько напоминала клишированный злодейский диалог из начала какого-нибудь боевика восьмидесятых с Роджером Муром и Тимоти Далтоном в главной роли, что Евгения бросило в дрожь. Это было либо от холода, либо от смеха. Евгений полагал, что второе. За этим ложным предположением, а также за изучением личной переписки из социальной сети бедной женщины он провёл полчаса.

 

Докуривая последнюю оставшуюся у него сигарету, он увидел нужное ему транспортное средство.

- Ну, наконец-то, – проговорил Евгений себе под нос и натянул шарф на пол-лица.

 

Клиника святого Петра славилась своим добродушным и отзывчивым персоналом. Возможно, всё дело было в методичке, в рамках которой все сотрудники были обязаны действовать. Было большой ошибкой выкладывать её в общий доступ, ведь благодаря ей Евгений знал, как они будут действовать в данном случае. Потому толстенькая женщина даже не сопротивлялась, когда банда фальшивых байкеров вытащила её из-за стойки. То же ребята проделали и с остальными присутствующими в коридоре людьми. Бедный охранник даже не понял, что произошло, а когда разбойники выломили дверь в его каморку, было уже поздно. Евгений измерил его пульс, чтобы выяснить, не убил ли его Дэнчик своим ударом по голове. Пульс прощупывался, а потому Евгений незамедлительно подошёл к монитору с камерами и вытащил из устройства кассету, после чего засунул её к себе в карман. Сам он был без куртки, в которой его видел каждый второй прохожий около больницы, на нём был лишь свитер с накинутым на голову капюшоном и шарфом, закрывающем половину лица. К сожалению, его команда была не столь дальновидной, и потому ему приходилось хотя бы для вида заметать следы. Когда ребята связали всех присутствующих в здании и заперли в одной комнате, он подошёл к Никите.

- Класс! Спасибо за работу, можете взять свою долю со склада медикаментов.

- Ты шутишь? Спасибо Рамзесу за халтурку.

- Да, да, конечно. Можете вскрывать склад.

- Гошан, давай выламывай, – обратился он к самому крупному из своих друзей.

- Стоп, – заявил Евгений, – вы совсем идиоты, что ли? Ключи для кого придумали?

- А, блин, точняк, они у охранника висели.

 

Сам же Евгений вошёл в комнату с заключенными и отыскал нужную ему женщину. Он подошёл к ней и заявил.

- Встаньте.

- Прошу вас, не трогайте её, – взмолился мужчина, сидящий рядом, – берите всё, что хотите, и уходите.

 

Евгений громко усмехнулся и схватил женщину под локоть.

- Идёмте уже быстрее, – обыденно сказал он.

- Что вам нужно? – произнесла она, когда Евгений вывел её из комнаты.

 

Ответ она получила, только когда они вошли в дверь в конце коридора, которую Евгений успел уже взломать своими отмычками.

- Сюда нельзя, этот коридор в карантинной зоне, мы можем…

- Какой здесь пароль? – он указал на стену.

- Я не понимаю, о чём вы…

 

Евгений раздражённо стянул с себя шарф и капюшон.

- Да? А мне кажется, вы всё прекрасно понимаете. Площадь помещения снаружи и внутри не совпадает, именно в этой точке, может, вы и платите инспекторам, что бы те сюда не ходили, но со мной такие штучки не проходят.

- Я не…

 

Евгений с силой проломил пластмассовое заграждение, скрывающее за собой цифровую панель, и процедил сквозь зубы:

- Пароль.

- Шесть, восемь, восемь, три, ноль, два, – девушка взяла короткую паузу, что бы припомнить цифры и продолжила. - Пять, один, шесть, ноль, четыре, три, – закончила Рязимская.

- Класс, – Евгений ввёл цифры, и стена отодвинулась, показав железные двери и ещё одну панель, на этот раз с биометрическим замком, – давайте, вы знаете, что делать.

 

Рязимская испуганно кивнула и приблизилась лицом к сканеру сетчатки, затем она приложила палец к сканеру отпечатков, и железные двери разъехались в разные стороны.

- Вперёд, – когда Евгений приказал это, Рязимская изменилась в лице. Её испуганный взгляд пропал, а на лице читалось холодное спокойствие.

- Тебе это так с рук не сойдёт, – произнесла она.

- Агаточка, я знаю, что вы действовали из лучших побуждений, – добродушно улыбнулся Евгений, - но я более чем уверен: то, что вы мне сейчас покажете, делает вас очень и очень нехорошей. А теперь будьте так любезны пройти вперёд.

 

Женщина подчинилась, Евгений вошёл следом.

- Я так полагаю, нам вниз?

 

Та ничего не ответила.

- Значит вниз, – Евгений нажал на кнопку со стрелочкой, указывающей на пол.

 

Лифт закрылся и начал движение.

- Так, как поживают Нина с Колей? – вежливо поинтересовался Евгений.

- Не твоё дело, – зло прошипела Рязимская.

- Жаль, что Нина не смогла набрать нужных баллов для поступления. Ну, ничего, зато она пошла туда, куда хотела сама.

- Замолчи, мальчик, ты даже не понимаешь, что…

- Говорю? Мне часто такое люди говорят, не переживайте я никого не осуждаю, в отличие от ваших коллег.

 

Агата, наконец, взглянула на Евгения.

- Ты же не мог выяснить всё это по моему внешнему виду.

- Конечно, нет, я стащил у вас мобильник, – признался Евгений.

- И как я не заметила пропажу? Свердлов ведь предупреждал, что ты ещё тот засранец.

- А вот это уже интереснее. Что он ещё вам про меня рассказал?

- Только то, что ты рано или поздно заявишься сюда, и что лучше будет ответить на все твои вопросы.

- Надеюсь он не рассчитывает, что я буду в восторге от того оружия, что он тут разрабатывает.

- Ты либо не такой умный, каким кажешься, либо такой же глупец, как и все.

- О, я понимаю, что ваши бесчеловечные эксперименты вы оправдываете мирными намерениями, к сожалению, я вас разочарую – ваш работодатель оружейный барон, и всё, ради чего вы тут трудитесь, создаётся лишь на благо войны.

- Значит, глупец, – сделала обидный вывод Рязимская.

- Ну, такой человек как вы явно никогда не поймёт так называемых: «всех».

 

Рязимская ничего не ответила, это было и не нужно, она уже для себя всё осознала, и чтобы её переубедить, нужно было что-то большее, чем упрёки в её аморальности.

- Ого, а мы долго ехали, – сказал Евгений, когда лифт остановился, – выходите.

 

Рязимская вышла, а Евгений направился следом.

- Так и куда дальше? – спросил он скорее у самого себя, видя перед собой длинный коридор.

- Могу отвести тебя к мониторам видеонаблюдения.

- Сначала к тому, за чем вы тут наблюдаете.

- Ты так и не понял? Их здесь уже нет.

- Их? – глаза Евгения расширились, – я очень рассчитываю, что вы не про людей.

 

Рязимская ухмыльнулась:

- Смотря кого можно считать людьми.

 

От этих слов ответная нахальная улыбка Евгения сползла с его лица, оставив после себя яростное выражение. Он строго проговорил:

- Вперёд. Надеюсь, что сейчас я ошибся на ваш счёт.

 

Рязимская насмешливо хмыкнула, но пошла вперёд. Они прошли дверь с надписью «наблюдательный центр» и вошли в стерильно чистый коридор. Сбыться надеждам было не просто, не суждено, они рухнули тяжёлым комом, застрявшим посреди горла. По бокам были двадцать герметично запертых дверей.

- Открывайте, – сказал Евгений.

 

Рязимская подошла к одной из дверей и открыла её своим отпечатком пальца. За ней оказалась комната, больше походящая на камеру одиночного заключения, только в разы чище. Там стоял небольшой столик, маленькая кровать и дверца в ванную комнату.

- Открывайте дальше!

- Здесь ты никого не найдёшь, мы знали, что ты решишь сюда наведаться.

- Я сказал, открывайте!

 

Женщина снова усмехнулась и подчинилась приказу. Все комнаты были похожи. В конце коридора был вход в два больших зала. Один зал был наполнен полками и ящиками с книгами и игрушками, а второй с научным оборудованием. Евгений включил один из компьютеров и принялся изучать информацию. Он открыл один из отчётов за прошлую неделю.

 

«Субъекты выказывают отсутствие желания идти на контакт. Похоже, они начинают подозревать о прецеденте номер двадцать три. Рекомендуется уменьшить социальное взаимодействие между ними и изолировать субъекта 17, так как он является единственным свидетелем происшествия.

Стоит напомнить, ранее похожие случаи удавалось избежать путём введения усилительных иммунных препаратов в кровь, в этот раз всё было иначе. Похоже, защитная функция иммунной системы субъекта окончательно перестала работать. Рекомендуется усиленный контроль санитарии. Использование антибактериальных препаратов в подобных случаях, как показала практика, не эффективно».

 

Евгений огляделся, теперь ему было понятно, почему здесь всё так стерильно. Он увидел проход в следующую комнату и приказал Рязимской войти в него, сам же он прошёл следом. То, что он здесь увидел, ему сильно не понравилось. В одну стену были встроены железные ящики, а в другую такие же только чугунные, а рядом с ними кнопки с надписями: «открыть печь» и «включить печь».

- Вы не хотите оказаться в одном из них? – зло произнёс Евгений.

- Я и не жду, что ты поймёшь, иногда нам приходиться идти на жертвы во имя светлого будущего.

- У тех детей нет будущего! – неожиданно громко для самого себя воскликнул Евгений, – они вынуждены прожить в четырёх стенах, пропахших хлоркой и, хрен знает, ещё чем. Что вы с ними сделали?

- Говорю же, их перевезли.

- Да нет же! В смысле, почему у них слабый иммунитет?

- А ты разве не прочитал отчёты?

- Боюсь запутаться в научных терминах, отвечайте!

- Ладно, объясню доступным твоему примитивному разуму языком. Мы нашли вакцину от всех болезней.

- И она делает так, чтобы человек мог умереть от одного чиха?

- Дурак! – экспрессия в её голосе так и била. - Даже дыхание с минимальным количеством вредных микробов может их заразить! Поэтому мы работали с ними в скафандрах.

- Так, что с вакциной?

- Это скорее не вакцина, а препарат, содержащий ген, внедряющийся в нуклеотидную цепочку репродуктивных органов, исправляя в ней отклонения от заданных параметров. Его необходимо вкалывать с самого младенчества вплоть до полового созревания…

- И что тогда? Они, типа, становятся суперчеловеками?

- О боже, какой же ты тупой! Нет, ты хоть представляешь, сколько столетий уйдёт, чтобы поменять гены только одному человеку? Такое только в глупых комиксах бывает. Ребятишки останутся такими же убогими хлюпиками без иммунной системы на всю свою оставшуюся жизнь. Слово «репродуктивный» тебе что-нибудь говорит вообще?

 

До Евгения минуту доходил смысл, а затем он разозлился ещё больше.

- Вы же в курсе, что это… это… - у Евгения не хватало слов, настолько он был возмущён.

- Ну же, Евгений, – он вздрогнул от своего собственного имени, – ты же умный мальчик, ты же должен понимать, что селекция — это не только удел ботаников и зоологов.

- И как же это, по-вашему, изменит мир? Пара безупречных детей, которые ещё не факт, что будут таковыми, не повлияют на человечество или вы планируете воспитывать их по методичке Джонатана и Марты Кентов? А нет, стоп, ошибочка вышла. Ал же, типа, злодей! И воспитывать он будет злодеев! – уверенно произнёс Евгений.

- Опять ты про свои глупости, – произнесла Рязимская.

- Ну уж простите, говорю как есть.

- Ты дослушать можешь сначала?

- Лады.

- Ген доминантен, потому передаётся по наследству.

- То есть, это ещё и заразно?

- Наследственно, а не заразно. Ты только представь, что вместо генетических заболеваний со временем все наши потомки приобретут этот ген. Мир избавится от урождённых инвалидов, все люди от рождения будут равны.

- Ага, ещё один шаг к стиранию идентичности. Ладно, миссис Йозеф, идёмте к наблюдательному пункту, хоть в лицо этого вашего светлого будущего посмотрим.

Глава 9. Больше секретных лабораторий

 

На мониторе камер видеонаблюдения он увидел вход в больницу. Кассеты внутри не было, потому запись не велась. Его смутило другое: около здания было множество милицейских машин.

- Так, у нас нет времени, рассказывайте, куда их увезли?

- Этого я не знаю.

 

Евгений усмехнулся:

- Зато я знаю.

- Не думаю.

- Ага, значит, вы соврали.

- Нет, но здесь точно нет никаких зацепок, для того чтобы догадаться.

- Здесь нет, но вот наверху в больнице я заметил большое количество лекарственных препаратов одной и той же фармакологической компании, а знаете, что ещё там производят?

- Ну и?

- Препарат, который вы вводили детям.

- Интересная догадка, но я не думаю, что Свердлов настолько тупой, чтобы оставлять такой жирный след.

- Как минимум, для начала сойдёт. Где выход наружу?

- Ты уже не помнишь, как мы сюда пришли?

- Ага, не помню, зато понимаю, что незаметно перевести детей через больницу вы не могли, а значит, есть другой выход.

 

Рязимская раздражённо закатила глаза и подошла к стене. Отодвинув не видимое невооружённым взглядом пластмассовое заграждение, она ввела пароль в открывшуюся за ним панель. Так же, как и в прошлый раз, стена отодвинулась в сторону и открыла железные раздвижные двери, на этот раз без биометрической защиты.

- Отлично, вы остаетесь здесь ожидать милиции, – Евгений привязал Рязимскую к трубе, а сам направился к дверям.

- Ой, да ладно тебе. Неужели ты так поступишь с дамой?

- Кто-то должен ответить за то, что здесь происходило, рано или поздно это будет ваш босс, а пока отдувайтесь за него вы.

- А ты жестокий человек, Евгений. И с чего ты решил, что я не расскажу про то, как вы со своими дружками ограбили больницу?

- Рассказывайте, если они ещё не знают. Только теперь вы ещё и своего босса будете вынуждены выдать. Сюда приехали люди, которые обязательно зададут правильные вопросы.

 

Евгений нажал на кнопку, и двери раздвинулись, открыв проход в длинный коридор, ведущий к лифту. Он прошёл в коридор и закрыл за собой. Ожидать лифта пришлось несколько минут, а когда он приехал, то обнаружилось, что это обыкновенный домовой лифт, какие стоят в многоэтажных домах. На панели было семь кнопок и ни одной, при помощи которой можно было бы попасть в этот коридор. Судя по всему, лифт можно было вызвать только отсюда. Евгений вошёл в него и нажал кнопку первого этажа. Как и полагал, он вышел на лестничную площадку первого этажа многоквартирного дома. Евгений осмотрелся, по всей видимости, здесь проживали обычные люди, не подозревающие о том, что внизу.  Он вышел на улицу и снова осмотрелся. Дом находился в квартале от больницы и был скрыт рядом других домов. Парень пошёл в противоположную от больницы сторону, завернул за угол и наткнулся на знакомое ему лицо. Перед ним стоял подросток, а если точнее, то Михаил собственной персоной.

- Евгений?

- Окей, мне абсолютно не интересно, как ты тут оказался, отойди с дороги, мне нужно пройти.

- Подожди, я позову ребят.

- О нет, парень, я знаю вашу прилипательную тактику, потому ждать я никого не собираюсь.

 

Евгений надеялся скрыться от наглого прилипалы, пока тот пойдёт звать ещё троих таких же, но тот, похоже, просёк задумку и не думал отставать.

- И зачем я только тебе это сказал.

- Мы думали, что ты в больнице среди заложников.

- Да?

- Ну да. Ты пропадаешь, и спустя два часа приходит вызов об ограблении больницы, мы уже начали думать страшное.

- В кой-то веке дедукцию подключили.

- В каком смысле?

- Ни в каком. Забудь.

 

Евгений увидел подъезжающий к остановке автобус и прыгнул в него. К большому его разочарованию, Михаил проследовал за ним, ко всему прочему автобус был ещё и пустым, поэтому все места были свободны. Евгений обречённо плюхнулся на одно из них, а Михаил уселся рядом. Он достал свой мобильник, но Евгений тут же отнял его.

- Эй, мне надо ребятам позвонить! – возмутился он.

- Снова хочешь подвергнуть их и себя опасности.

- Я думал, мы уже договорились.

- А я думал, что похищение Максимки вас четверых научило, что со мной опасно иметь дело!

- Жизнь вообще опасна.

- Ага, и сто процентов живущих умерли от этого. Тот, кто придумал эту глупость, наверняка даже не знает значения слова «статистика».

- Чёртов прагматик.

- Что ты сказал?

- Нет, ничего.

- И как вас Сергей вообще взял с собой? Он что, совсем с ума сошёл?

- Нет, вы с братом одного поля ягоды. Заставил наших родителей отвезти нас домой, а сам со своим отрядом двинулся к месту. Однако Макс слышал, куда и зачем они направились, и мы тоже решили посмотреть.

- Болваны чёртовы.

- А что ты там делал?

- Не твоё дело.

- Зачем грубить-то сразу?

- В смысле грубить? Я констатировал факт.

- Ты мне вернёшь телефон, чтобы я мог позвонить ребятам и хотя бы сообщить, что я с тобой?

- Я уже отписал СМС-ку Наташке, что встретил тебя, этого достаточно.

- Они же не знают, где мы.

- Я тебя не держу, выходи и садись на обратный автобус.

- И снова оставить тебя одного подвергать свою жизнь опасности? Не ты один вообще-то тут пытаешься заботиться о других.

- Как мило, меня сейчас стошнит от этой мимишности.

- Так куда мы едем?

- Я бы хотел, чтобы ты поехал домой, а куда я еду, не твоё дело.

- Ты ведь понимаешь, что я от тебя не отстану?

 

Евгений глубоко вздохнул и прикрыл глаза. Так он сидел минуты две, пока автобус не остановился. Он вышел из него и стал ожидать другой. Михаил делал, судя по всему, то же самое.

- Тебе кто-нибудь говорил, какой ты надоедливый? – заявил Евгений.

- Никто и никогда.

- Так вот ты надоедливый. А ещё навязчивый – это вообще-то плохая черта.

- Ага, кто бы говорил о плохих чертах.

- Это ты к чему?

- У тебя этих черт просто пруд пруди.

- У… – протянул Евгений, – кто-то провёл психоанализ. Ну, давай же расскажи, что ты выяснил про меня.

- Во-первых - ты надменный и заносчивый лицемер.

- Было обидно, что ещё?

- Во-вторых – ты… - он запнулся. Казалось, Михаил старался не сказать что-нибудь действительно обидное.

- Ну же, я жду?

- Ты не умеешь вести себя в обществе. У тебя напрочь отсутствует чувство такта, а также ты не умеешь принимать чью-либо помощь и, да, приходиться её тебе навязывать.

- Ух, какая же я аморальная скотина всё-таки, – заключил Евгений и с этими словами начал залезать в подъехавший автобус.

 

Он остановился на проходе.

- Не глупи, – заявил Михаил.

- Что бы я и глупил? По-моему, таких качеств ты во мне не называл, Шерлок.

- Вы чё там делаете? – раздался неодобрительный голос водителя.

- Он меня впускать не хочет, – крикнул Михаил.

- Парень, не загораживай вход, – строго сказал водитель.

- Лады, – Евгений впустил Михаила внутрь и как только водитель потянулся за рычажком закрытия двери, выскочил наружу.

 

Дверь автобуса закрылась, и он тронулся. Евгений даже не посмотрел на то, что собирался делать Михаил дальше, а лишь пошёл к входу на фабрику, находившемуся на соседней пересекающей улице. Охранник даже не вышел из своей коморки, по-видимому, не заметив его. Но к глубочайшему сожалению, охранник не заметил и Михаила, который уже догонял его.

- Я тебя ненавижу! – заявил он, догнав Евгения.

- Взаимно.

 

Евгений обошёл здание, прикидывая его периметр в уме, а затем как будто так и надо вошёл в дверь вместе с одним из грузчиков. Михаил старался не отставать.

- Ты же в курсе, что это проникновение, да?

- Ты не заметил? Всем пофиг.

- Они считают, что у нас тут работает кто-то из родителей, – объявил свою догадку Михаил.

- Нет, им просто пофиг, им слишком мало платят, чтобы ещё следить и за посторонними.

- А как же охранник?

- Тот дедушка на входе? Он смотрит телевизор, ему некогда работать.

- Я совершенно запутался. Тогда почему эта фабрика ещё не разворована?

 

Евгений смерил Михаила ироничным взглядом, но произнёс:

- Видишь, камеры? Воров всё равно найдут, а обычным гражданам здесь делать нечего.

- А мы что тут делаем?

- Спроси у самого себя, зачем ты навязался.

- Чтобы помочь тебе.

- Ясно, тогда тебе стоило спросить, что я здесь делаю.

- Окей, что ты здесь делаешь?

- Не твоё дело.

- Серьёзно? Опять?

- Не опять, а снова, так подожди, не отвлекай меня.

 

Евгений прошёл в следующий коридор и вышел в цех. Он оглядывался по сторонам и пытался посчитать площадь внутри здания. К сожалению, это было затруднительно, так как повсюду бродили любопытные работники, а также многие двери были заперты. Наконец это случилось, к ним подошёл кто-то из тех, кто здесь работал.

- Ребята, вы заблудились? – поинтересовался он.

- Нет, с чего вы взяли? – невинно спросил Евгений.

- У нас сегодня вроде нет никаких экскурсий, как вы сюда попали?

- А вам-то что? Мы тут по делу, – решительно объявил Михаил.

- Ладно. Дело, так дело, – и мужчина пошёл к коридору с лестницей.

- Нужно убираться отсюда, – проговорил Евгений.

- А что? Внезапно кому-то заплатили за слежение за нами?

- Заткнись и иди за мной.

 

Михаил послушался и проследовал за Евгением. Но на их пути появился ещё один человек. Он молча преградил им дорогу. Позади появились ещё двое, среди которых был и уже знакомый им работник.

- Мы уже уходим, просто забрели не туда, вот и всё, – сказал Евгений, сам не веря в то, что говорит.

- Идите за мной, – сказал тот, кто преграждал им путь.

 

Ребята не сдвинулись с места. Тогда он распахнул пиджак, показав на поясе пистолет.

- Сейчас вам лучше делать, что говорят.

 

Евгений кивнул и направился за мужчиной. Михаил тоже решил не отставать.

- Как жена, дружище? – заговорил Евгений, – последняя стадия, да?

 

Мужчина старался не обращать внимания на его слова.

- Да ладно, найдёшь новую, они ж как перчатки, сегодня одна, завтра другая, и пофиг, что думают дети, м?

- Зачем ты его провоцируешь, – поинтересовался Михаил, – и с чего ты вообще решил, что у его жены рак?

- У него брошюрка на столе в кабинете, прямо рядом с семейным фо…

- Заходите, – сказал мужчина.

 

Он уже обнаружил тайный лифт в стене закрытого коридора. Ребята вошли, трое мужчин тоже.

- Слушайте, – Евгений был неумолим. – Я всё понимаю, корпорация зла мистера Ала и всё такое, но мы же все люди, зачем потакать прихотям глупого старика? В конце концов, это не совсем законно.

- Ты же сам сказал, что у его жены рак, и у двух других тоже наверняка есть причины, – нисколько не смущённый, что обсуждает тех, кто сейчас стоит рядом с ним, пояснил Михаил.

- Не порти нашу беседу, – возмутился Евгений.

- Ты хотел сказать твой монолог.

- Нет, беседу! Верно ребята?

 

Но лишь спустя минуту один из них произнёс слово:

- Идите.

 

Их завели в одну из многочисленных дверей в коридоре. Это был шлюз. Их опрыскала обеззараживающая жидкость, а после открылась дверь в стерильную комнату. Комната напоминала одну из тех камер, что были под больницей, только эта была просторнее и кровать была больше. Также, помимо входной двери и дверцы в ванную, здесь была ещё одна дверь, куда она вела, сказать было сложно. Но тут внезапно Евгению пришла мысль, он осознал задумку злодеев и тут же начал возмущаться:

- Нет, нет, нет, нет и ещё раз нет, вы не запрёте меня здесь с этим бесполезным выскочкой! – он попытался прорваться через пленивших их людей, но лишь нарвался на пистолет, которым теперь целили в него.

- Будешь сопротивляться, я выстрелю, а теперь быстро внутрь.

 

Евгений тяжело вздохнул и прошёл в комнату. Дверь закрыли, и на душе заскреблись кошки, на которых у него стала появляться аллергия, его явно не устраивал такой расклад.

 

Глава 10. Взаперти

 

- Блин, вот чёрт, – ругался Евгений, когда дверь закрылась и комната наполнилась темнотой, – не могли они нас рассадить по разным комнатам, что ли? – он пытался нащупать кнопку включения света.

- Видимо все остальные были заняты, – предположил Михаил.

- Да, видимо эта комната предназначалась погибшему ребёнку, – Евгений, наконец, нашёл выключатель и щёлкнул им. Свет тут же озарил помещение.

- Погибшему? Они что, ставят опыты над детьми?

- В точку, – с этими словами он достал видеокассету и, усевшись на стул, начал вытаскивать оттуда плёнку.

- И ты полез в это опасное место? Да ещё и один.

- Ну, ты же сейчас здесь, – он искривил губы в насмешливой ухмылке.

- Да, но, если бы не пошёл за тобой, ты был бы один.

 

Евгений попытался уничтожить взглядом нахала, который ещё и попрекал его в том, что сам же и навязался, но не получилось.

- И что ты вообще делаешь? – Михаил посмотрел на бедную кассету, которую потрошил Евгений.

- Ты задолбал, если честно. Не твоё дело, мелкий.

- Что? Теперь я ещё и мелкий?

- Ну да, ты младше меня на год.

- И что?

- И то. У меня возрастное преимущество перед тобой.

- И поэтому ты таскаешь игрушечную машинку в своём рюкзаке?

- Нет, просто ты с твоими друзьями занудные, а игрушки нет.

 

Михаил с ненавистью в глазах упал на кровать и продолжил.

- Ты совсем не такой, каким описывала тебя Наташа.

- Наверняка она меня выставила рыцарем на белом коне в блестящих доспехах, сравнивая при этом с вашим Максимкой, да?

- Нет. Не рыцарем.

 

Евгений, наконец, вытащил плёнку из кассеты и снова засунул её к себе в карман.

- Что теперь они с нами сделают? – интонация Михаила перестала быть обиженной, теперь в ней оставался только испуг.

 

Каким бы Евгений ни казался бессовестным засранцем, таковым он на самом деле не был. Потому поспешил заверить Михаила, что у него есть план:

- У меня есть план.

- И, конечно же, в него меня ты не посвятишь.

- Не-а, нас могут подслушивать, – Евгений посмотрел в верхний угол, в котором висела почти незаметная камера видеонаблюдения, – и подглядывать, – добавил он.

- Вообще знаешь, ты прав. Ты совсем не похож на Макса.

- Знаю, – честно ответил Евгений.

- Макс мне всё равно что брат, которого у меня никогда не было.

- Какая мерзость, их отношения с Сашенькой, наверное, достойны Люка с Леей из четвёртого эпизода.

- Это абсолютно другое.

- Но именно эта мысль у тебя была, когда я об этом поведал вам с Наташкой.

 

Михаил тяжело вздохнул.

- И именно за это я продолжаю себя ненавидеть.

- Класс. Приятно, что я могу вызывать хоть какие-то эмоции.

- Ты только и делаешь, что злишь всех.

- Да? Я не знал, спасибо, что рассказал.

- В тот момент отвращение к самому себе за одну только мысль, что любовь между Сашей и Максом расценивалась как что-то неправильное, сменилось гневом на тебя. Если бы Макс не приложил тогда тебя, это сделал бы я, и не факт, что ограничился бы только одним ударом.

- Ну, знаешь… кто тебе вообще сказал, что я не специально упал тогда? Может, я просто хотел закончить бессмысленную драку?

- Может и так, это не имеет значения, но зуба ты лишился заслуженно.

- Ха, ха, – невесело сказал Евгений, вспоминая, что зуб мистическим образом находится сейчас на своём законном месте у него во рту.

- Мда, стыдно это говорить, но тогда ты выглядел довольно жалким. Не самый лучший способ подружиться, верно? – он адресовал Евгению неловкую улыбку.

- Такой уж я, и с этим ничего не сделать.

- И как только Наташка выносит тебя?

- Ну, у нас доверительные отношения.

- Ты сам-то в это веришь?

- Я бы не сказал, что верю. Как и говорил, я скорее доверяю.

- Ты дурак, если думаешь, что вы с ней только друзья, и она тоже.

- Ну, с девушками всегда сложно. Она меня пытается контролить, я её пытаюсь контролить. Мы вместе пытаемся друг друга контролить.

- Это вообще-то и есть любовь.

- Ну, тебе-то проще говорить.

- В смысле? А типа что у меня нет девушки, может быть и проще.

- Ну… да. Может.

 

Михаил и Евгений помолчали.

- О чём мы вообще говорим? – произнёс Михаил. - Мы заперты в камере каких-то безумцев, которые ставят опыты над детьми, и обсуждаем отношения с девчонками?

- А что нам ещё остаётся? Сбежать мы отсюда не можем, остаётся ждать.

- Чего?

- Того, что будет дальше.

- Ты думаешь, они не будут ставить над нами опыты?

- Что? Нет, – Евгений рассмеялся, – мы слишком стары. Хотя в каком-то смысле мы уже участвуем в эксперименте, вот только непонятно, кто ещё у кого подопытный.

- Очень странная метафора, не уверен, что понимаю тебя.

- Я тоже многого пока не понимаю, надеюсь, что скоро всё пойму.

 

Евгений поднялся со стула и стал ходить то в одну сторону, то в другую.

- Это немного раздражает, – произнёс Михаил уже на третьей минуте этого мельтешения.

- Чем эти дети тут занимаются? – вопросил Евгений, – тут же совсем нечего делать.

- Может, у них есть игрушки?

- Нет, они в игровой комнате вместе с книгами, а детям явно запрещают подолгу там находиться вместе со всеми, особенно после того как они начали задумываться, почему они тут заперты.

- И как это поможет убедить их в том, что все так и должно быть?

- Необходимо уменьшить социальное взаимодействие. Если ребята будут меньше обсуждать между собой свои идеи, у других не будут рождаться новые. Тем самым можно будет сократить количество неудобных вопросов.

- В таком случае, лучше вообще не позволять им контактировать друг с другом.

- А ты жесток. Но даже в этой ситуации проводимый над ними эксперимент требует того, чтобы они были, как минимум, знакомы друг с другом. Конечно, можно всё сделать и искусственно, но тогда возникнут дополнительные риски.

- Они что, пранкуют их?

- Это что ещё значит?

- Ну, типа социальный эксперимент, все дела. Это сейчас входит в тренды на ютубе.

- Интересно, не замечал.

- Так это только на западе, до нас ещё не добралось.

- В любом случае, если это и розыгрыш, то шутка плохая.

 

На этом снова наступила тишина. Евгений осмотрелся по сторонам.

- Ну, долго они там ещё возиться собираются?

- А ты чего-то ждёшь?

- Кого-то, и кто бы это ни был, давайте уже быстрее, – он посмотрел в камеру.

 

Бесполезно. Торопиться к ним никто не собирался. Евгений раздосадовано пнул столик, что тот обиженно звякнул.

- Ну ладно, – успокоившись, сказал Евгений, – не хотите по-хорошему, будет по-плохому.

 

Он поднял стул и начал отламывать от него ножку. Когда ему это всё же удалось, он взял стол и подвинул его к тому месту, где находилась камера. Михаил аж поднялся с кровати от таких решительных действий. Евгений взобрался на стол и воткнул ножку стула прямо в отверстие с камерой, после чего надавил на неё как на рычаг и вытянул устройство вместе с проводкой.

- Я сильно сомневаюсь, что эти провода не подключены к остальным камерам, – сказал он в объектив, – так что, большой брат, сегодня не твой день. – И он с силой потянул провода на себя.

 

Проводку разделило на два кабеля, один из которых ударил Евгения током так, что тот упал со стола. По всей комнате раздался глухой звук удара чего-то мягкого о железную поверхность, всю лобную долю на мгновение озарило резкой звенящей болью, а Михаил тут же бросился ему на помощь.

- Я в порядке, – заявил пытающийся подняться Евгений. Похоже, при падении он ушибся лбом об стол.

- У тебя травма и… о, боже, сколько крови, – Михаил на мгновение оцепенел, а затем приподнял его голову, чтобы кровь не стекала так быстро.

- Класс! Никогда не думал, что умру на руках у парня, который считает хорошей идеей хранить у себя головы своих врагов.

- Некогда шутки шутить, тебе нужно перевязать рану, – он подложил взятую с кровати подушку под голову Евгения, а сам начал искать что-нибудь наподобие бинтов.

- Посмотри, может в ванной что есть.

- Ага, я очень надеюсь, что у тебя не сотрясение, – он открыл дверь ванной и начал рыться по шкафчикам, после вышел с горстью каких-то вещей. – Тут полно обезболивающих препаратов и антибиотиков, что за психи могут пичкать детей стольким количеством морфина и пенициллина?

- Они называют себя спасителями человечества. Мне кажется, ты зря меня положил на подушку, по-моему, кровь её испачкала, – Евгений приподнялся, чтобы удостоверится в своей правоте и испытал дикую звенящую боль, его немного всё же подташнивало. – Нет, это не сотрясение, – объявил он, когда его попытались уложить обратно.

- Не напрягайся, от этого только больше крови потеряешь.

- Ой, да ладно, там царапина, рана скоро затянется сама, – продолжал он обнадёживать Михаила.

- Ага, Росомаха, ещё скажи, что сюда сейчас ворвётся Профессор Икс и чудесным образом тебя исцелит.

- Ха, ха иронично.

- Что ироничного?

- Ну, примерно нечто подобное тут и пытаются вывести.

- В смысле - мутантов?

- Да. Слушай, если я умру, постарайся выбраться отсюда и рассказать всё Серёге и Наташке. Передай какую-нибудь клишированную фразу. Ей это точно должно понравиться.

- Так, ты уже начинаешь нести чушь, всегда думал, что в человеке не так мало крови, чтобы начать её терять так быстро, – Михаил принялся перевязывать голову Евгения.

- Это не чушь, вернее, не совсем чушь. Ну, про любовь явно чушь, но что поделать, так уж устроены люди.

- Вот сам всё и передашь, ты же сам сказал, что тут царапина.

- Слушай, хочешь совет?

- Давай говори, только не отключайся.

- Не цепляйся за бесполезные надежды, лады? Забудь старые чувства, они не были взаимными, иначе вы бы сейчас были бы вместе. Найди кого-нибудь ещё и живи дальше.

- Тоже мне советчик хренов, – заявил Михаил, но Евгений лишь ухмыльнулся и больше ничего не говорил.

- Эй, ты там не отключился?

- Не-а, просто задумался.

- Хорошо, а то я не горю желанием делать тебе искусственное дыхание.

 

Евгений выдавил смешок, а Михаил, хорошенько забинтовав его голову, помог ему подняться и лечь на кровать. Сам же он уселся на стол, ведь стул усилиями Евгения был поломан.

- Что ж ты такой слабак-то, а?

- Я слабак? – Евгений усмехнулся, – с чего ты взял?

- Стоит к тебе прикоснуться, и ты уже умираешь.

- Не было такого ни разу.

- Да ладно? Тогда почему ты вечно израненный?

- Издержки производства.

- Какого? Колотильного?

- Иногда и такого. А сейчас я просто не заметил оголённого провода, что был запрятан между другими.

- Ты же, мать его, гений, как ты можешь допускать такие мелкие ошибки?

- Не всё зависит от мелочей.

- Но всё состоит из них.

- Не спорю, но не всегда это важно.

- Значит, по-твоему, можно пожертвовать своим здоровьем во имя миссии.

- Да, но только своим.

- Я не понимаю.

- В смысле ты не понимаешь? А кто увязался за мной вопреки собственной безопасности только для того, чтобы якобы прикрывать мне спину.

- Вот именно, мы с ребятами уверены, что и ты прикроешь нас, как это было с фокусником, но как нам тебе помочь, если ты сам этого не хочешь?

- Никак. Раньше же я как-то и без вас справлялся.

- Раньше тебе тоже помогали.

- Ой, да брось ты. По крайней мере, никто из них мне не навязывался.

- Ты сам не видишь этого, но окружающие хотят тебе помочь.

- Нет, не хотят.

- Как знаешь.

- Уж поверь, знаю, – Евгений попытался сделать умный вид.

- Да ничего ты не знаешь. Например, ты не прав, я не храню головы врагов.

- Ну не все из них прямо уж достались вам от ваших врагов, но факт-то остаётся фактом.

- Факт в том, что это напоминание о нашей команде и…

- Ваших подвигах? Довольно эгоцентрично, не находишь?

- Нет, о нашей дружбе и о том, что она способна преодолеть.

- Интересно, что же такого преодолела ваша дружба, чего не смог бы преодолеть я?

- Не все наши, как ты говоришь, приключения заканчивались хорошо. Мы множество раз терпели неудачи, и не всегда всё шло по плану, но именно это и сплотило нас, заставило двигаться дальше. В конечном итоге, мы стали одерживать верх в казалось бы безвыходных ситуациях, благодаря командной работе и взаимопомощи.

 

Евгений понимающе посмотрел, а затем сообщил:

- И всё равно, это сродни поеданию почек своих противников, для того чтобы перенять их силу.

- Балбес.

- Сам такой.

 

Михаил хотел ещё что-то возразить, но дверь входного шлюза открылась, и в комнату по одному вошли три человека. Сначала вошёл тот мужчина с пистолетом, который и привёл ребят сюда. За ним вошла Рязимская. Евгений даже открыл рот, чтобы высказать своё удивление, но тут вошёл третий человек, и удивляться Евгений сразу же перестал, ведь перед ними собственной персоной стоял Альберт Валерьевич.

- И чего вы собственно так долго? – спросил Евгений, пытаясь заглушить звон в ушах.

Глава 11. Коварный эксперимент

 

- Йода мне срочно, – внезапно потребовал Евгений, - или зелёнку.

- Что вы тут делали? – поинтересовался мужчина, оставивший их в целёхонькой, чистой комнате и, самое главное, в добром здравии.

- Вернее сказать, что вы тут наделали? – уточнила Рязимская.

- О, здравствуйте Агаточка, привет Ал, чувак с пушкой, моё уважение, чё вы так долго? Вы разве не смотрели на камеры?

- Нет, у нас были дела поважнее, – заявила Рязимская, – нужно было подчистить следы за тобой.

- Не нужно так грубить нашим гостям, Агата Павловна, тем более что один из них сейчас, мягко говоря, не в форме, – сказал Альберт Валерьевич.

- Как скажете, Альберт Валерьевич, – ответила та.

- Ну так, может, вы поведаете нам, что у вас тут случилось? – всё так же вежливо продолжал он.

- Я пытался поторопить вас, только и всего, – невинно ответил Евгений, вставая с кровати, – ну так мы идём?

- А тебе разве не стоит отдохнуть?

- Не-а, нам нельзя медлить, а то не уложимся в график.

- А разве был график?

- Ну да: выяснить твои злобные планы, понять, как им помешать, посадить тебя и твоих приспешников за решётку и успеть домой к ужину, как видишь, всё проще, когда это проговариваешь вслух.

 

Альберт Валерьевич искренне по-доброму посмеялся, а затем сказал.

- Ладно, идёмте за нами.

- А ты умеешь расположить к себе, – подметил Евгений, когда они все вместе вышли в коридор.

- Ну, когда проживёшь с моё, тоже научишься вежливому общению.

- А я-то думал, это твоё сельское воспитание даёт о себе знать.

- Отчасти, конечно, и родители на это тоже повлияли, но что это мы всё обо мне, может кто-то из вас хочет чем-то поделиться?

- А что за опыты вы тут ставите? – нагло влез в разговор Михаил.

- Так! Тебя никто не спрашивал! – заявил ему Евгений.

- Как плохо ты обращаешься со своими друзьями, Евгений. Это очень некультурно. Кроме того, вообще-то я разговаривал с вами обоими.

 

Евгений обижено фыркнул, но ничего не ответил.

- Так. Кто-нибудь мне уже объяснит, что здесь происходит? – задал вполне лаконичный вопрос Михаил.

- Мы работаем на благо человечества, – объяснила Рязимская, – к сожалению, твой друг считает иначе.

- Эксперименты на людях, тем более на детях, запрещены на законодательном уровне, потому не только я так считаю, – возразил Евгений.

- Так в чём именно состоит ваш эксперимент? – не обращая внимания на вполне основательные доводы, спросил Михаил.

- Мы пытаемся привести человечество к новому этапу эволюции, в котором не будет места оковам рока наследственности.

- Короче, они пытаются избавить мир от уродов. То же самое в сороковые годы в Германии практиковалось, весьма безуспешно как оказалось. Только кучу народа переубивали, – пояснил Евгений.

- Не совсем то же самое. Ты жертва стереотипов, Евгений, – оспорила его мнение Рязимская.

- Хьюго Стрэндж тоже так считал и, тем не менее, он был злодеем, – припомнил Евгений один интересный факт.

- Да? – удивился Альберт Валерьевич, - я что, уже лысею? – Похоже, здесь только он один понял эту шутку.

 

Наконец они подошли к концу коридора, и их впустили внутрь лаборатории.

- Здесь у нас наблюдательный пункт, куда лучше той комнаты с мониторами, – объявила Рязимская. – Здесь мы можем наблюдать за детьми вживую, – она указала на одностороннее стекло, через которое можно было увидеть зал с играющими в нём детьми восьмилетнего возраста.

 

Евгений подошёл поближе, чтобы рассмотреть девочек и мальчиков за стеклом. Тощие, бледные, у всех были одинаково серые зрачки и такие же выцветшие волосы. Казалось бы, они считали своё состояние нормой и даже были счастливы играть друг с другом. Но Евгения это ни капли не устраивало.

- Интересно, – заявил Михаил, – я так полагаю, вы им что-то даёте, для того чтобы они смогли зачать более совершенное потомство.

- А ты умный мальчик, Миша. Да, мы вводим им в кровь препарат, который создаёт…

- Интересно? – осознав, что только что сказал Михаил, возмущенно перебил Рязимскую Евгений. – Интересно? – повторил он. - Ты сам-то слышал, что ты говоришь? Я что, один здесь вижу людей, а не запертых в клетку лабораторных мышей?

- Нет, это ужасно, конечно, – поспешил оправдаться Михаил. – Однако я не могу понять, почему они лишены иммунитета?

- К сожалению, их организм отторгает препарат, считая его инородным телом, поэтому нам пришлось заразить их сильным подтипом вируса иммунодефицита.

- И он так быстро уничтожил их иммунную систему?

- Да, он так подействовал вкупе с нашим препаратом. Теперь одного вредоносного микроорганизма будет достаточно, – Рязимская взяла со стола ампулу, – наподобие этого штамма ОРВИ, и все они тут же заразятся и скоропостижно погибнут.

- Так, а эту гадость зачем вы сюда притащили? – строго спросил Евгений.

- Ну, если вдруг ты всё же смог сообщить своему брату об этом месте, мы просто запустим препарат в вентиляцию и уничтожим свой эксперимент.

- Зачем? – возмутился Михаил.

- Ну, нам не нужны лишние свидетели, а вам не поверит ни один суд.

- Да. Только в том случае, если вы успеете скрыться, – пояснил Евгений.

- В любом случае есть достаточно сильные антибиотики, которые… - начал, было, Михаил, но Евгений перебил его.

- Которые вместе с вирусом уничтожат и все те крохи оставшихся микроорганизмов, поддерживающих их жизненно важные органы. С нуля, без иммунитета, все необходимые полезные бактерии почти невозможно восстановить.

- Именно, – подтвердила Рязимская, – антибиотики их скорее убьют, чем помогут.

- Понятно. Так, а почему у каждого из детей есть или, по крайней мере, была пара? – продолжил интересоваться Михаил.

- Мы постарались исключить все возможные риски, которые могут возникнуть в следующем поколении из-за близкородственных взаимодействий.

- Риски? А вы не рискуете тем, что сейчас держите в руках вирус, который буквально убьёт всех там присутствующих? – снова строго спросил Евгений.

- Ну, твои решения, Евгений, уже никак от нас не зависят.

- Мои решения? Какие же вы все тут мерзкие. Ало, там сейчас дети вообще-то находятся, а не животные!

- Ты уже говорил это, – напомнил ему Михаил и продолжил, – а как вам удалось создать программируемые бактерии, чтобы они доставляли эти гены именно туда, куда вам нужно?

- В том-то и дело, что ничего они не создавали, они украли эту технологию, – сообщил Евгений.

- Воу, а это ты как понял? – впервые с момента последней встречи удивился Альберт Валерьевич.

- Птичка напела, в любом случае теперь они знают, как создать этот препарат, и осталось лишь дождаться результатов эксперимента, чтобы начать продавать его различным террористам и диктаторам.

- Неужели ты такого плохого мнения о нас? – поинтересовался Альберт Валерьевич.

- А какого я ещё могу быть мнения? Ты всерьёз считаешь, что после того как я выяснил при помощи чьего оружия Крысиный Король и его дружки устраивают хаос на улицах моего родного города, после того, что я вижу тут и что мне рассказывает фокусник, я вот возьму и подумаю: «Да вы что! Это же хороший парень! Просто сама добродетель! Он даже разговаривает как мудрый старец из доброй сказки про волшебников». Я разочарую тебя, но я ещё не настолько отупел.

- Ты просто многого ещё не знаешь, но, когда придёт время, ты сам всё поймёшь и лишь посмеёшься над тем, что ты сейчас сказал.

- А я думаю, время уже пришло.

 

Евгений достал зажигалку и обкрученную плёнкой кассету, поджег её и подкинул к датчику дыма на потолке. Так как здесь находилось взрывоопасное оборудование, а вызывать пожарных сюда явно будет лишним, лаборатория была оснащена системами пожаротушения, которые мгновенно поспешили сработать. Воспользовавшись созданным им замешательством, он выхватил пистолет у парня, снял его с предохранителя и наставил его на всех троих.

- Ты же в курсе, что мы тут не одни? Там есть ещё персонал, – поспешил сообщить ему мужчина.

- У них тоже есть безнадёжно больные жёны, и им не к кому возвращаться? – поинтересовался Евгений.

- Слушай, Евгений, незачем так импульсивно реагировать.

 

Евгений посмотрел на старика, молодую дамочку и мужчину средних лет, которые мокли под градом воды, и посмеялся.

- Прям идеальная семейка, только психа сыночка не хватает для полноты картины. Жаль, фокусник сейчас за решёткой, вышло бы неплохое семейное фото.

- Да брось ты, он никогда не был частью нашей команды, – сказала Рязимская.

– Сказать по правде, он был чем-то вроде наёмного рабочего, – пояснил Альберт Валерьевич. – Жаль, конечно, терять такого усердного парня, но что я могу поделать. Ты ведь не отступишься, даже если я ему помогу в очередной раз.

- Ну ладно, Адамсы, поигрались и хватит, – он достал телефон Михаила из своего кармана и отдал его владельцу, – набирай ментов.

 

Михаил посмотрел на экран телефона и заявил.

- Здесь связи нет.

- Чёрт! Окей, тогда врубай один из этих компов и напиши кому-нибудь в соцсети.

- Тут нет интернета, – сообщил Альберт Валерьевич, – вам придётся подняться наверх, чтобы сообщить кому-то, а для этого нужно миновать охрану. Не глупи, отдай пистолет.

- И что потом, убьёте нас, чтобы мы никому ничего не сказали?

- Зачем нам это делать? – удивился Альберт Валерьевич, – мы просто запрём вас на время, пока не перевезём детей в другое место, вот и всё.

- Не. Такая себе затея.

- Сейчас мы в патовой ситуации, – заявил Альберт Валерьевич, – но рано или поздно сюда решит кто-нибудь заглянуть и сообщит остальным.

- И с чего ты решил, что я не убью вас всех раньше? М? Ситуация крайне однозначная. – Он подошёл к Альберту Валерьевичу и сказал, – показывай запасной выход.

- Его здесь нет. Видишь ли, мы посчитали необоснованным тратить средства на ещё один лифт, когда территория является полностью частной собственностью и на ней не может быть никаких посторонних проверок.

- Харэ заливать. Думаешь, я поверю, что ты не создал путь к отступлению?

 

Альберт Валерьевич глубоко вздохнул.

- Евгений, послушай меня, пожалуйста, – его голос был спокоен, несмотря на то, что к его лбу был приставлен пистолет. – Посмотри в это окно, – он кивнул в сторону одностороннего стекла, - за ним находится наше будущее. Твоё будущее и будущее миллиардов людей, разве ты бы поступил иначе, зная, на пороге чего мы стоим.

- Я бы не стал экспериментировать на детях.

- А что бы ты сделал? Просто забыл бы про всё и дал человечеству погибнуть в бесконечных конфликтах помешанных на своих комплексах мелких и недостойных людишек?

- Я знаю, к чему ты клонишь, но это всё только оправдание твоим злодеяниям, я более чем уверен, что торговать оружием ты стал ещё до этого эксперимента.

- Я тебе даже больше скажу, все, что рассказал обо мне фокусник, чистейшая правда. Да, это я помог тем террористам с планом одиннадцатого сентября, да, это я привёл к власти многих диктаторов, и да, это я тут главный злодей. Но не всё зло плохое и не всё добро хорошее.

 

Евгений пытался переварить сказанное. Ему только что признались в заговоре против человечества, он пытался понять великий замысел этого сумасшедшего старика, но никак не мог этого сделать. Наверное потому, что он сам не был достаточно сумасшедшим.

 

Пока он отвлёкся на эти мысли, на него набросился мужчина и попытался отнять свой пистолет. Палец машинально нажал на крючок и, не справившись с отдачей, Евгений поскользнулся на мокром полу и упал. Дальнейшие события произошли так быстро, что Евгений даже не понял, каким образом ему всё это удалось увидеть. Мужчина с Альбертом Валерьевичем, заметив, что Евгений собрался стрелять, тут же отскочили в сторону. Пуля просвистела буквально в сантиметре от Рязимской, та от испуга выронила ампулу со штаммом вируса, а затем раздался звук бьющегося стекла. Евгений не сразу осознал произошедшее, но когда осознал, пришёл в ужас. Ампула разбилась одновременно с односторонним стеклом, которое пронзила пуля.

 

Удивительно, что может сделать один случайный выстрел, выстрел, который даже никого не задел, выстрел из такого ему ненавистного оружия. Отходя от шока, Евгений поднимался с пола. Он до сих пор не мог поверить, что это он, Евгений, стрелял из этого пистолета. Он посмотрел в разбитое окно, дети ещё и не подозревали, что с ними происходило. Они в страхе сгруппировались в углу, поближе к следящему за ними взрослому учёному в скафандре, пытаясь определить источник столь пугающих звуков. Для них это было зеркало, встроенное в одну из стен игрового зала. Они даже не подозревали, что за ним может оказаться ещё одна комната. Комната, в которой за ними следили. Понимая этот удивительный факт, они один за другим начали кашлять. Вирус, не встретив никакого сопротивления, быстро поражал их беззащитные организмы. В этот самый момент в наружном коридоре послышались выстрелы.

- Так Евгений, нам нужно действовать быстро, – объявила Рязимская, – ты должен опустить пистолет и позволить мне предпринять хоть что-то для их спасения.

 

Евгений и не думал слушать её, он лишь нацелил дуло именно в её сторону.

- Я понимаю, чего вы хотите. Вы хотите отвлечь меня и сбежать.

- Да именно этого я и хочу. Я не хочу отвечать за то, чего не делала, ведь это ты убил этих детей, а не мы.

- Если бы ваш цепной пёс не… - Евгений посмотрел на мужчину, который, к его удивлению, уже исчезал в закрывающейся стене тайного коридора.

 

Евгений тут же три раза выстрелил в него, но было уже поздно, стена закрылась. Альберту Валерьевичу со своим охранником удалось скрыться.

- Здесь всё равно полно ваших отпечатков пальцев, так что вы уже не отвертитесь.

- В первый раз как-то удалось же.

- Тогда вы просто освободились от верёвок, которыми я вас привязал, и сбежали до того как вас схватили.

- Странно, я тебе об этом не говорила.

- Зато ваше сломанное запястье мне многое поведало, но в этот раз вам так легко не отвертеться.

 

Дверь в лабораторию выломали, и Евгений услышал: «бросай оружие, лицом в пол!»

- Да успокойтесь, это же Евгений! – раздался голос Сергея.

 

Евгений выбросил пистолет и влез в стекло, ведущее в игровой зал.

- Скорее, – сказал он, - нам нужно как можно быстрее доставить детей в больницу! Может у нас ещё получится всех спасти.

 

Евгений сам не верил тому, что он сейчас произнёс. Они вместе с Михаилом делали всё, что могли, чтобы помочь группе захвата эвакуировать больных, теряющих сознание детей. Евгений старался не обращать внимания на кровь, льющуюся из порезов от разбитого окна, через которое он пролез. Не обращать внимания на тело, ноющее от больших нагрузок. Не обращать внимания на свою звенящую голову, на сбиваемую им по пути мебель, на переворачиваемые цветы алоэ.

 

Глава 12. Выстрел

 

Как же много ему предстояло переосмыслить. Евгений уложил последнюю девочку на носилки и когда понял, что это всё, плюхнулся наземь. Ему так хотелось заснуть или хотя бы потерять сознание, чтобы забыться, чтобы не помнить того, что он теперь соучастник этого преступления. Но организм категорически не хотел выключаться. Ему нужно было дать показания, желательно Сергею, но подошёл бы любой человек, который захотел бы его выслушать. В голове звенело и пульсировало от артериального давления, бинт не останавливал кровь, а только больше пропитывался ею. Всё тело била дрожь то ли от усталости, то ли от страха что его могли и обвинить во всём случившемся. Он понимал, что Серёга этого не допустит, но как быть с самим собой? Как же хотелось оправдаться, оправдаться заставившими его так поступить обстоятельствами, глупым мужиком, кинувшимся на вооруженного человека, в конце концов, подсознательными рефлексами, не подконтрольными ему. Нет! Это всё было не то! Именно он посадил фокусника, именно он проник к нему в камеру, чтобы узнать больше, именно он не сообщил важную информацию следствию, именно он полез в эту лабораторию, и именно он нажал на спусковой крючок. Он был виновен, и отрицать это с его стороны было бы глупо.

 

Когда к нему подбежали остальные ребята, не понятно как сюда попавшие, он даже не обратил на них внимания. Ему было так плохо, что не помогали даже утешительные объятия Наташки.

- Ты не виноват, – Михаил присел рядом, – в конце концов, это же не ты заразил этих детей смертельным вирусом.

 

Евгений не мог ни на кого смотреть, настолько ему было стыдно. Он лишь молча хмыкнул и продолжил смотреть в одну точку.

- Тем более, – продолжил Михаил, – никто ещё не умер, у них есть шанс выжить.

 

Евгений ничего не ответил. Ему не хотелось говорить с теми, кто не будет слушать. Он ожидал, когда к нему подойдёт Сергей и постарается всё выяснить. Пусть он теперь занимается Альбертом Валерьевичем. Пусть он теперь его ловит, это, в конце концов, его работа, а он – Евгений, только всё портит всегда. Зачем он вообще тут такой нужен? С этими мыслями он и прождал своего двоюродного брата.

- Так, – весело сказал Сергей, подойдя к ребятам, – вот мы и разобрались во всем. Идем, Евгений, расскажешь, что случилось, а затем отвезём тебя в больницу.

- Зачем? – спросил Евгений.

- Как это? Разве ты не рад? Дети спасены, преступники пойманы, а ты снова весь в боевых ссадинах и ушибах.

- Когда я тебе посылал сообщение, я думал, к этому времени ты уже всё поймёшь сам, – вздохнул Евгений.

- Тут всё налицо. Я полагаю, у фокусника ты узнал важную информацию по ограблению больницы, которой он с нами делиться не собирался, там выяснил о секретной лаборатории под ней, проследил всё до этого места, поймал преступников и отправил мне сообщение.

- Во-первых, я сначала отправил тебе сообщение, просто с функцией задержки у оператора, во-вторых, поймал я только одну преступницу, а второй сбежал по секретному тоннелю…

- Да мы его нашли. Кстати, ты попал в него, когда стрелял.

- Вы нашли не его, а его сообщника. Ал убежал первым, а парень, у которого я отнял пистолет, его закрывал.

- В любом случае, тебе нужно будет поехать со мной и дать письменные показания. Тебе, Миша, кстати, тоже придётся поехать.

 

Михаил кивнул, а Евгений начал с трудом подниматься.

- Может сначала всё же в больницу? – с надеждой поинтересовался Сергей.

- Я отказываюсь от медицинской помощи, у меня есть важная информация по делу, которую нужно сообщить как можно быстрее и бла, бла, бла, – заявил Евгений, отмахиваясь от пытающихся помочь ему подняться ребят.

- Ну, у тебя вообще-то травма головы, – привёл весомый довод Сергей.

- Ага, и поэтому я с тобой прекрасно могу вести диалог.

- Ну, как представитель закона я тут, к сожалению, бессилен, а вот как старший брат я буду вынужден настоять на том, чтобы немедленно отвезти тебя в больницу после опроса.

- Как хочешь, мне всё равно, – равнодушно кинул Евгений.

 

Они прошли к машине Сергея, и тут Евгений вспомнил ещё кое-что. Он должен был рассказать всё не только Сергею, но и другим взрослым, потому завидев Алексея Павловича и Анну Фёдоровну, он направился к ним.

- Вам тоже нужно с нами, – сказал он им, – вы должны всё знать.

 

Мужчина и женщина переглянулись и утвердительно кивнули. Викторию Андреевну и Романа Павловича он приглашать не стал, так как они всё равно будут присутствовать при опросе Михаила. Потому он попросил Сергея, чтобы Наташкины родители тоже присутствовали. Затем сел в машину и молча стал ожидать, когда все будут готовы ехать.

 

Наконец все собрались в кабинете у Сергея. По правде говоря, это трудно было назвать кабинетом, скорее каморка, которую ему выделили местные коррупционеры. Евгений принялся рассказывать историю с самого начала. Он рассказал про то, как Наташка предложила ему поехать в Данск; Про то, как сразу же вычислил оружейного барона, который, оказывается, лично следил за домом родителей Михаила и Александры. Он опустил знакомство с ребятами из ПУМА, сказав лишь, что определил связь между Албертом Валерьевичем и фокусником из историй в газетах. Про то, как попытался разузнать у беглого маньяка, укрывающегося в цирке, о слабых местах его делового партнёра. Про то, как этот самый маньяк узнал о связи Евгения с Александрой, Михаилом и Максимом. Про то, как он понял, какое место фокусник выберет для своего укрытия. Про то, как он обошёл охрану КПЗ, дабы дать маньяку высказаться напоследок. Про то, как фокусник дал ему наводку на больницу. Про то, как он проник в больницу.

- Так, вот это я не буду записывать в протокол, – решительно заявил Сергей.

- Почему? – отрешённо спросил Евгений.

- Не важно, как ты проник в больницу, понял меня?

- Ладно.

 

Он продолжил рассказ, как нашёл Агату Рязимскую, на которую его навёл всё тот же фокусник. Рассказал, как он её заставил показать ему секретный вход в лабораторию, как он выяснил, какой зловещий эксперимент тут проводили, как он вышел через запасной секретный выход.

- Мы, кстати, так его и не нашли тогда.

- Да, следов мы вам в этот раз не оставили.

 

Евгений вздохнул и принялся говорить дальше. Про то, как он встретил Михаила и тот последовал за ним, не смотря ни на что. Как они, минуя КПП, вошли на фармакологический завод. Как их там встретил мужчина с пистолетом и ещё двое посвящённых работников. Как их заперли. Как он упал со стола, пытаясь привлечь внимание пленителей. Как они всё же дождались освободившуюся от верёвок Евгения Рязимскую. Про то, как они показали им детей, над которыми ставили опыты. Как он их отвлёк и выхватил у мужчины пистолет. Он остановился на том моменте, когда этот мужчина попытался вернуть свой пистолет.

- Он накинулся на меня, и я…, и я выстрелил.

- Ничего страшного, это была самооборона, – утешил его Сергей. – Он так же угрожал и тебе этим же пистолетом.

- Ты не понял, я промахнулся, но зато попал в то стекло, это я его разбил, и теперь дети обречены на гибель из-за меня.

- Так, Евгений, те дети ещё не погибли. Кроме того, это не ты им вкалывал препараты, которые сделали их такими восприимчивыми к обыкновенной простуде, и это не ты принёс опасную для них ампулу с вирусом в место, где их держали.

- Можешь оправдывать меня сколько хочешь, но это не ты подверг их жизнь опасности. И от этих оправданий мне только будет хуже.

- Хуже уже точно не будет, – заверил его Сергей.

- Ещё как будет, от меня одни только проблемы, – он посмотрел на четверых взрослых, которые внимательно его всё это время слушали. – Я подверг и ваших детей опасности, вряд ли вы меня когда-нибудь простите, но я всё же хочу попросить у вас прощения.

- Не смей! – заявила Анна Фёдоровна. – Никогда не смей так говорить! Ты самое лучшее, что когда-либо случалось с Наташенькой. Я знаю, ты бы никогда специально никого бы не подверг опасности.

- Да, парень, – согласился с ней Роман Павлович, – ты сам весь побитый, а на нашем сыне и не царапины, что он за мальчишка такой без ушибов и ссадин?

- И Максима ты спас, - присоединилась к ним Виктория Андреевна, – знаешь, как его родители тебе благодарны.

- Но… - было начал Евгений. Такой реакции он ну никак не ожидал. Он рассчитывал, что на него сейчас обозлятся, поругают и перестанут с ним общаться.

- Наши дети тоже хороши, – продолжил Роман Павлович, – они же вечно влипают в какие-то неприятности. Ты знаешь, сколько раз они подвергали свои жизни опасности? Да сколько живут, столько и подвергали! Иногда мне прямо так и хочется посадить их под домашний арест и не выпускать из дому кроме как в школу.

- Вы уже так пробовали, – весело припомнил Михаил.

- И ведь смеётся же ещё! – возмутилась Виктория Андреевна.

- Спасибо за добрые слова, но я действительно умываю руки, – заявил Евгений. – Оставляю всё на тебя Серёг, надеюсь, ты поймаешь Ала.

- Не переживай, я уже договорился с одной своей знакомой из ФСБ, она мигом найдёт этого твоего преступного гения.

- Так, стоп, а ты?

- Я, а что я? Я обязан вернуться в Димитровград. В конце концов, я тут и так был на птичьих правах, в наш город никогда и не приезжал этот цирк, гастроли которого и стали поводом для создания временного подразделения в этой области.

 

Евгений и забыл, что Сергей служит совершенно в другом городе, далеко от Иркутской области, потому его немного застал врасплох этот факт. В честности и стремлении идти до конца Сергея он был уверен. Он даже был уверен в том, что Сергей искренне верит, что его знакомая из ФСБ доведёт дело до конца, вот только Евгений не был знаком с этим человеком лично и потому так же слепо как Сергей доверять ей не был готов. При всём уважении к Сергею, тот полгода служил под началом у капитана, который, по приказу одной мафиози, в своём кабинете его же чуть и не убил.

 

Пока Евгений про себя возмущался тем фактом, что над делом будут работать незнакомые ему люди, в дверь вошёл один из оперативников.

- Серёг, всё в норме, она подписала признание.

- Вот и отлично, – обрадовался Сергей.

- Стоп, что здесь отличного? – начал сомневаться Евгений, – она же взяла всю вину на себя.

- Ну, это же не значит, что твои показания не учитываются.

- Но это значит, что можно закрывать дело прямо сейчас.

- Но мы же его не закроем.

- Ты нет, но вот когда ты уедешь, его закроют.

- И откроют новое расследование на федеральном уровне, всё правильно, Евгений.

- Мне всё равно не нравится эта идея, но впрочем, делай, как знаешь, – Евгений отрешенно отвел взгляд в сторону и больше не смотрел на Сергея.

 

После того как он подписал протокол опроса, Сергей повёл его к своей машине. На улице его уже ждала целая толпа. Наташка, Александра и Максим, а также пятеро журналистов. Оператор с корреспондентом местных теленовостей, два газетчика и фотограф. Евгений догадывался, откуда они узнали про произошедшие события, наверняка это всё проделки Альберта Валерьевича и его крыс в департаменте. А доверчивые ребята уже всё им поведали более подробно.

- Так, ребята, – сказал Роман Павлович, - мы уезжаем.

- Замечательно, а то они нас достали расспросами, – заявила Александра.

- Это же вы Евгений Котов? – корреспондентка поднесла микрофон ко рту Евгения.

- Нет, извините, вы ошиблись, – объявил Евгений.

- Но именно ваше фото множество раз фигурировало во многих димитровградских уголовных хрониках, – подключился один из газетных репортёров.

- Нас часто путают, – неубедительно врал Евгений.

- То же самое вы заявляли и в прошлый раз, когда вывели на чистую воду мафиозный наркокартель в своём городе.

 

Когда Евгений в первый раз давал интервью журналистам, он был молодым и глупым, потому очень удивился своим же словам, напечатанным в новостной статье газеты «Местное время». Там его выставили мальчишкой, который только и делал, что путался под ногами у своего двоюродного брата. К слову, двоюродного брата тоже не пожалели, они написали о нём как о заносчивом выскочке, впутывающем детей в опасные мероприятия. Евгений тогда знатно отыгрался, когда сообщил эту несправедливость знакомой тележурналистике с федерального канала, и она сделала репортаж на эту тему. Рейтинги той газеты тогда так сильно упали, что в редакции поспешили уволить корреспондента, писавшего статью, и выкатили большой текст с извинениями и опровержением. Больше Евгений никому не давал интервью, но его фотографии почему-то всё равно постоянно появлялись во множестве журналистских расследований в делах, в которых он фигурировал как свидетель. Потому и сейчас он заявил:

- Даже если бы я и был тем парнем, которого вы ищете, я бы вам всё равно ответил: «без комментариев», - на этих словах он сел в машину Сергея и захлопнул дверь.

 

Машина тронулась, и они поехали в больницу. Евгений грустно смотрел на двухэтажные советские коробки, мимо которых они проезжали. На проносившиеся сбоку машины. На медленно темнеющие заваленные снегом улицы Данска. Раньше он никогда не задумывался, что Данск так похож на Димитровград. Вообще-то все города в России похожи, но этот находился в другой её части, а дома были всё те же; всё те же названия улиц: Пушкины, Ленины и тому подобные знаменитости. Но что-то невидимое делало этот город немного другим. Как будто что-то притаилось в его тёмных уголках и ждало, когда же его найдут. Он понимал, кого ждут эти тайны. Точно не его, но он был знаком с этими ребятами. Эти люди сидели бок о бок с ним в одной машине. Может, они и были правы, может, они и с Альбертом Валерьевичем справились бы лучше него. От этих мыслей ему стало ещё тоскливее. В конце концов, он так и не выяснил личность Красного Барса - одного ряженого клоуна в его родном городе. В газетах о нём писали как о каком-то Суперчеловеке со сверхспособностями. Евгений, конечно, не верил в эти сказки, однако не поражаться его мастерству паркура, совмещённого с боевым стилем каратэ было невозможно. Как-то раз он так разозлился на своего фанатеющего от этого младшего брата Сашку, что пообещал ему, во что бы то ни стало раскрыть личность этого лицемерного выскочки. Это было месяц назад, но дело до сих пор так и не сдвинулось с мёртвой точки. Возможно потому, что, не смотря на все свои предубеждения, он понимал – Красный Барс, сражаясь с мелкой преступностью, делает больше чем сам Евгений, который тщетно пытается победить всё зло в мире. Для этого и вправду потребовалось бы искоренить человечество. Но ему так хотелось побыстрее попасть в больницу не из-за того, что ему было грустно ехать вместе с ребятами, которым он отчасти начинал завидовать, и даже не оттого, что у него болела рана на голове. Он ехал туда, чтобы увидеть детей, которых он так подвёл. Ведь он знал, что центральная больница - это самое ближайшее лечебное заведение со стационаром от района, где всё и случилось. Он хотел взглянуть им в глаза и попросить прощения, которого он не заслуживал. Наконец, машина остановилась, и Евгений тут же вышел из неё. Никого не дожидаясь, он направился к входу в больницу. Он подошёл к стойке регистрации и настойчиво спросил:

- В каком отделении находятся дети, которых привезла милиция?

- А вы кто? – немного стервозно, скорее всего от усталости, поинтересовалась толстенькая женщина.

 

И, правда, кто он, чтобы их навещать? Он тот, кто их погубил, но не рассказывать же об этом каждому встречному.

- Можете хотя бы узнать, как они? – отчаянно попросил он.

 

Женщина неожиданно смягчилась и грустно произнесла:

- Ребятишки ещё держатся, но доктора говорят, что уже слишком поздно. Вирус настолько глубоко в них засел, что они сами недоумевают, как такое возможно. Обычно в подобных ситуациях помогает иммунное стимулирование или хотя бы антибактериальное лечение, но дело в том, что инфекция не просто парализовала иммунитет, она его уничтожила. Уму непостижимо, как такое возможно.

 

Всё это Евгений давно знал, и хотя, казалось бы, сильнее было расстроиться невозможно, но эта новость побила все пределы отчаяния. Пока Евгений пространно смотрел куда-то вдаль, справа раздался голос Сергея:

- Нам талончик в смотровой кабинет, наш парень головой ушибся.

- Полис? – спросила она.

- Вот чёрт, а полис-то мы твой не взяли, – спохватился Сергей.

- Не переживайте, он у меня с собой, – пришла на выручку Виктория Андреевна, – остался ещё с прошлого раза, когда мы ходили к зубному.

 

Они ходили в частную клинику, но копию полиса Евгения они всё же на всякий случай взяли с собой. С тех пор, судя по всему, Виктория Андреевна так и носила его в своей сумочке.

- Отлично, вас примут минут через пять в четырнадцатом кабинете.

- А это где? – поинтересовался Сергей.

- Прямо по коридору.

- Отлично, ребята, за мной! – весело скомандовал он.

 

Евгений машинально поплёлся за Сергеем, хоть и не разделял его оптимизма, ещё и лишняя толпа народа, сопровождающая его, была совершенно некстати. Ему хотелось поскорее сбежать от них, найти стационарное отделение и лично проведать пострадавших детей. Но с него не спускали взгляда, все уже убедились, насколько он любит пропадать без предупреждения, и потому делать было нечего. Он вошёл в кабинет к доктору и отдал ей талон. Они с медсестрой размотали его голову и ахнули.

- Да тут же зашивать надо! – сказала доктор.

- Может, это, просто подорожник приложим, – посмеялся Евгений.

 

Женщины тоже улыбнулись, но затем доктор продолжила:

- Так, останешься в больнице до завтра. Я сейчас пропишу тебе рентген, это в двадцать пятом кабинете, он на втором этаже, а это направление отдашь в регистратуре, там тебе покажут, где у нас детское отделение стационара.

 

Евгению промыли рану и прижали к голове огромный проспиртованный ватно-марлевый пласт, чтобы не пошла кровь.

- Как сделаешь рентген, приходи сначала сюда, мы наложим новую перевязку.

- Ладно, – согласился Евгений и вышел в коридор.

 

Что это было? Счастливое совпадение? Чей-то промысел? В любом случае, его рваная рана в области лба и затылка была огромной удачей. Теперь-то он точно не упустит шанса проведать тех, кого хотел. Он обязательно посетит нужный этаж.

 

Глава 13. Терапия

 

Нужно было действовать. Евгений это понимал, поэтому не спешил, когда ему дали койку у окна. Здесь, если бы он хотел, вполне можно было любоваться видом города. «Окна - интересные приспособления, - думал он. - Они закрывают нас от целого мира, в котором можно жить, а взамен дают лишь немного подышать воздухом через открытую форточку». Странно, но форточки в больнице открывались наружу, и чтобы их закрыть, нужно было ещё дотянуться до ручки снаружи. Евгению было лень, ведь для этого нужно было встать с кровати и применить какую-никакую силу, а ему только что зашили рану на голове, и он лежал, не чувствуя себя от кучи морфина, которым его так щедро накачали. Поэтому тихое постукивание форточки и ледяной ночной ветер приковывали его мысли только к окну. Засыпать ему было нельзя, ведь именно ночью ему нужно было покинуть палату и направиться в отделение инфекционно больных.

 

Дверь в палату отворилась, трое парней, находившихся вместе с Евгением, устремили свои взоры в сторону открывшегося прохода. Внутрь вошла девушка и направилась к кровати Евгения.

- Женя, – услышал он один из двух знакомых ему голосов.

 

Евгений сменил своё положение с лежачего на сидячее.

- Идём, ты, говорят, хотел навестить больных.

 

Он посмотрел в лицо девушке, это была либо Один, либо Два, Евгений так и не научился их различать.

- Я так и думал, что вы решите тоже их навестить, но почему так поздно?

- Как узнали, что ты тоже здесь, решили и тебе разрешение на посещение выбить.

 

Евгений поднялся и направился к выходу, девушка проследовала за ним.

- Прости, я так и не научился вас различать.

- О, я Один.

 

Парень лишь кивнул и продолжил путь к лестнице.

- Мы постараемся им помочь, хотя и не могу обещать, что сможем.

- Ну, вы же меня как-то смогли вылечить.

- А это, это обычная регенерация тканей.

- Не только мягких, – заметил Евгений.

- Но здесь другое, если бы им сразу ввели замедляющие инфекцию препараты, то можно было бы что-нибудь сделать, но сейчас, когда их органы так поражены, может помочь только пересадка и полное переливание крови. Поверь, это нам не дёшево обойдётся…

- Это же дети!

- Но даже в этом случае существует огромный шанс, что они не спасутся.

- Но у них хотя бы будет шанс.

- Да, шанс у них будет.

 

За этим разговором они и поднялись на этаж с инфекционно больными.

- Первые пять палат отдали им, пришлось потеснить других больных, – она порылась у себя в сумке и достала оттуда две медицинские маски, одну из которых протянула Евгению, – надень, мы же не хотим чего-нибудь от них подхватить, тем более сейчас, когда вирус так силён.

 

Евгений взял маску и нацепил её себе на лицо.

- Навряд ли они нас спасут от чего-то серьёзного.

- Не переживай, вирус иммунодефицита по воздуху не передаётся, а грипп не так уж и серьёзен.

- Это я знаю, но вдруг этот ваш препарат как-то переделал их болезнь под себя.

- Ген отвечает лишь за наследственность, потому и изменил наследственную болезнь под свои нужды. ОРВИ не опасен для него…

- Как это не опасен?

- По крайней мере, он никак не влияет на его функции.

- И во всём-то ты так уверена.

- Ну, ПУМА тоже проводила подобные эксперименты, не на людях, не переживай. К сожалению, все они всё равно провалились, и проект закрылся.

- А как Ал узнал про эти эксперименты?

- У Свердлова свои люди повсюду, вот и к нам затесаться смог один. Скопировал засекреченные данные и смылся, перед этим назло всем нам подчистив серверы. Там был огромный пласт накопленной министерством информации за долгие годы, а теперь нам поручили её вернуть. Так что Тимур Ильич с Денисом путём хитрых манипуляций на бирже стали полноправными владельцами одной четырнадцатой доли компании прикрытия нашего врага и вполне могут присутствовать хотя бы на их совещаниях.

- Четырнадцать процентов это много для такого конгломерата как у Ала.

- Поверь, это мизерная доля от того, что он получает от неё на самом деле. У нас есть вся их бухгалтерия. Пашка, наш хакер, постарался. Там если её посмотреть, то такие деньги промываются через их предприятия-пустышки.

- Я бы и рад у вас повыспрашивать эти документы, но после того, что случилось с этими детьми, боюсь, я только хуже сделаю.

- Ну да, как минимум, тебя обвинят в корпоративном шпионаже, а как максимум, раскроют нас, и поверь, мы не станем рисковать операцией или, того хуже, секретностью министерства ради того, чтобы закрыть фирму, которая и записана-то на левое лицо.

- Эх, зато сколько коррумпированных чинуш полетело бы.

- Парочка всего, да и те козлы отпущения.

- Но как я уже и сказал, мне уже всё равно, я не хочу больше никем рисковать.

 

Один подошла к дежурной медсестре на стойке, протянула какие-то бумаги и, ловко изменив свой голос, сказала:

- Я мать одной из больных, Олечки, это моя дочь, его сестрёнка, – она указала на Евгения, - разрешение получали у доктора Мариновой.

 

Медсестра взглянула на бумагу и, кивнув, произнесла.

- Идёмте за мной, только никто из них так в сознание и не пришёл. Бедняги, и что только эти психи с ними делали?

- Я, кстати, тоже тут у вас лежу, с головой, – Евгений указал на перебинтованную голову. - И как же там Олька-то? Совсем уж наверное плохая стала?

- Не то слово, детишки все бледные, – пояснила медсестра, – волосы как один у всех поседевшие и всё время кашляют да бредят во сне.

 

Они вошли в одну из палат и Евгений, наконец, смог удостовериться, что больные всё ещё были живы. Можно было только гадать, сколько они так смогут протянуть, но у них хотя бы была надежда, надежда на жизнь, которой он чуть их всех не лишил. Минута, это всё, на что хватило Евгения, больше он не мог здесь оставаться, смотреть, как они медленно погибают. Ничего не сказав, он быстро вышел из палаты и направился обратно к лестнице.

 

Один догнала его, когда тот спускался.

- Я понимаю, ты винишь себя, но…

- Да, да, да не я один виноват. Виновата ваша организация, виноваты Ал с Рязимской, виноват весь мир, но это ничего не меняет.

- Ладно, продолжай жалеть себя и вскоре поймёшь, что без тебя лучше не станет.

- Зато и хуже не будет.

- Хуже может быть в любом случае.

 

Евгений промолчал. Он не хотел больше слушать эти оправдания. Он больше не знал, чего хотеть. В голове вертелись мысли только о тёплой постели и глупой книжке, которые ждали его внизу. Потому не говоря больше ни слова, он обогнал Один и направился в свою палату.

 

Ему никогда не снились сны или, по крайней мере, он их не помнил. Но сейчас он четко всё осознавал. В руке у него был пистолет, а перед ним расстрельная яма. Внизу виднелись люди. Много людей. Как бы он ни пытался, он не мог выбросить пистолет. Оружие прилипло к его руке как будто клеем, который невозможно смыть. Он понимал, что это был никакой не клей, и, хотя настоящая кровь так себя не ведёт, всё равно ощущение было не лучшее. Он обернулся и увидел смеющегося Альберта Валерьевича, он потешался над этим фактом. Он рассказывал, что изобрёл специальную липкую кровь, и теперь этот пистолет прилип к нему навечно. Затем из ямы вылезла огромная пума и, схватив за руку своей большой пастью, поволокла его вниз. Когда он упал в яму, то понял, что там лежали изрешечённые пулями тряпичные куклы, сильно напоминавшие его друзей. Ребят, их родителей и Сергея. Но во сне Евгению казалось, что эти куклы и есть его друзья, он забился в угол и начал плакать. Такое тоже было впервые, ну или он думал, что впервые, в конце концов, своё детство он тоже плохо помнил. Слёзы лились, он пытался их остановить, но они не слушались. Потом пришла Леночка Букашкина и ахнула от всего того, что увидела.

- Да, не такого я ждала, когда ехала на Мальдивы.

 

«Везёт же ей, - подумалось Евгению, - она вообще никогда ничего не ждёт». И правда, любое детективное дело Леночки всегда начиналось спонтанно. Она идёт, идёт, и вот обнаруживается преступление. Вот сюжет подбрасывает свидетеля. Тот рассказывает об ещё одном свидетеле, и в результате первый свидетель и есть преступник. Тут же находятся и достоверные улики против него, и все как один честные и жаждущие справедливости милиционеры находят злодея и сажают его в тюрьму. Что ещё нужно для счастья?

 

Вот и сейчас он был первым свидетелем, повстречавшимся на её пути. Леночка подошла к нему и, грустно посмотрев, спросила:

-Ты видел, что здесь случилось?

 

Евгений жалобно скривил губы.

- Видел, – сказал он.

- Расскажешь, кто это сделал?

- Не хочу.

- Не хочешь? Не надо. Просто никуда не уходи отсюда. Будь пока с ними, а теперь просыпайся, – сказала та, и Евгений проснулся.

 

- Женя, просыпайся, – сказала Наташка, – ты что, проспал до полудня?

- Я проспал до… - Евгений никак не мог понять, где он находится. Когда он всё-таки понял, то сказал: – поздно лёг.

 

Наташка сидела на краю кровати. Она заставила его подняться и потянула к выходу.

- Идём, тебя выписывают уже.

 

Евгений весь день пребывал в прострации. Когда его привезли домой, он сел в кресло и больше не думал ни о чём кроме как о концовке «Обстоятельств на Мальдивах». Книгу он прочитал ещё вчера и легко догадался, кем же был убийца, но почему, почему автор не написала об этом сама? Чтобы читатель сам догадался? Но ведь тот, кто хочет сам разгадать загадку, просто не станет читать последнюю главу. Тут же, как будто бы автор сама не стала писать эту главу и начала писать эпилог. Евгений размышлял над этой глупостью, потому что не мог придумать себе более достойного занятия. Подумать только: он великий и ужасный Евгений Котов пытается влезть в мысли какой-то второсортной писаке и всё из-за чего? От безысходности! За этими размышлениями он даже не заметил, как рядом с ним материализовалась Наташка.

- Жень, пойдёшь с нами?

- Да? – этот вопрос Евгений задал неуверенно, потому Наташке показалось, что это было утверждение.

- Отлично, идём к ребятам тогда!

 

Евгений не понимал, чего от него хотят, потому, когда Наташка снова схватила его за руку и поволокла за собой, он даже и не подумал  сопротивляться. Пусть ведёт его куда хочет, теперь не она за ним, а он за ней будет ходить на край света, ведь самому ему идти уже некуда.

- Он согласился, – радостно объявила Наташка, когда они вошли в коридор, где собирались ребята.

- Вот и хорошо, – сказала Александра.

- Давайте побыстрее, – поторопил всех Максим, – уже за полдень, нормально посидеть не успеем.

 

Евгений накинул куртку и вышел вместе со всеми на улицу. Он медленно плёлся за Наташкой и старался хотя бы вникнуть в разговор ребят.

- Да не, они не могли победить, у них же слабейшая команда, – поражался Михаил.

- Ну, а кто спорит? Вот дополнительные проверки на допинг пройдут, тогда и можно будет сказать наверняка, – отвечал Максим.

- А чего сразу было не проверить? – пыталась разобраться в незнакомой теме Наташка.

- Так проверяли же, – уточнял Максим.

- Видимо, плохо проверяли, – предполагал Михаил.

- А может того - подкупили они противников своих? – присоединялась Александра, – я слышала, в боксе так делают.

- Так, футбол же не бокс, всех игроков сложно подкупить, – объяснял Максим.

 

Евгений прямо-таки ощущал, как начинал тупеть от этих разговоров о спорте. Конечно, это было похвально, что ребята увлекаются футболом, но сам он считал данный вид спорта бесполезной тратой сил, нервов и государственного бюджета. Хотя тратой последнего футбол был наиболее бесполезной. Раньше бы он напрямую заявил это вслух, но сейчас он молчал. Он не мог сказать, для чего, но именно эти разговоры ни о чём и были ему сейчас нужны. Слушая беседу ребят, он и не заметил, как они добрались. Кстати куда? Евгений посмотрел на небольшое строение, над входом красовалась табличка: «Компьютерный клуб».

- А у вас разве дома нет компьютеров? – поинтересовался Евгений, вспоминая, что, как минимум, у Михаила с Александрой точно был.

- Есть, конечно, – ответил Максим, – но мы-то все вместе хотим поиграть.

- Хотим? – спросил Евгений, скорее у самого себя.

- Хотим, хотим, – подтвердила его неуверенность Наташка.

- А во что? – продолжал задавать вопросы Евгений.

- Ну как во что? В стрелялку какую-нибудь можно, у них там вообще много сетевых игр – рассказал Михаил.

 

Евгений кивнул и все направились к входу.

 

Вообще Евгений мало играл за компьютером, в основном он либо изучал необходимые для него сведения, либо применял некоторые из них на практике. В общем, пользовался компьютером только для того, чтобы сидеть в интернете. Хотя школьные товарищи пару раз заставляли его всё же сыграть с ними в «Контр-страйк».

- Здарова, парни, – сказал Максим группе из четырёх подростков.

 

Все остальные тоже поздоровались.

- Жень, знакомься, это Витька, Илюха, Вован и Петруха, наши с Сашей одноклассники. Ну, я вам рассказывал о Женьке, а с Наташей вы уже знакомы.

 

Куртки Вована и Петрухи были запачканы какими-то чёрными пятнами, а на Илюхе и вовсе была пара дырок. Евгений прикусил губы, чтобы не съязвить по поводу их внешнего вида и всё же произнёс: «Привет».

- Так, а чё вы ещё не играете? – спросил Максим.

- Так мы только пришли, кроме того, нам интересно поговорить с вами, – ответил мальчик, являющийся, судя по всему, Вованом.

- По телику и в газете только о вас и говорят, – продолжил Витька.

- Так что давайте рассказывайте, во что вы опять ввязались? – закончил Вован.

- Да ничё такого, просто тот псих из цирка вернулся, да и всё.

- А ты, Женька, – обратился Вован к Евгению, – ты же целое интервью дал по поводу того, что тебе этот фокусник рассказал.

 

Факт того, что его «без комментариев» превратили в целое интервью, его конечно опечалил, но ни капли не удивил. Потому он лишь сказал:

- Не верь всему, что пишут, Вовчик, авось когда-нибудь тоже сможешь давать интервью. Так, мы сегодня будем играть или продолжим наш диалог ни о чём?

 

Максим радостно хлопнул в ладоши и направился к администратору.

- Нам девять мест, на два часа, – сказал он и отдал несколько сотен.

 

Евгений смог сразу же сесть за предложенный ему компьютер, кликнуть по ярлыку и запустить выбранную ребятами игру, так как девять компьютеров нашлось быстро из-за того что зал был почти пустым.

 

Глава 14. Новые приключения

 

Мощные автоматные очереди раздавались справа. Пулемёт был закинут за спину, а сам он полз через заросли кустарника под одним из домов. Действо происходило в небольшой деревеньке одной вымышленной постсоветской страны. Миссия называлась «одна тысяча девятьсот тридцать девять». И хоть в игре не предполагалось подобного, умельцы всё же смогли смастерить фанатский кооператив пять на пять человек с экипировкой того периода человеческой истории. Так вот он пробирался к дому, где засел вражеский снайпер. Никто, даже свои, не догадывался об этом хитром обманном манёвре. И вот он, воспользовавшись кривой анимацией перешагивания, влез в разбитое окно и тихонько в приседе пошёл по лестнице вверх.

 

Тем временем Илюха пристрелил не умеющую играть в подобное Наташку, Максим с Александрой перестреливались на левом фланге с Петрухой и Витькой, а Вован с ещё одним игроком, который присоединился к ним из глобальной сети, штурмовали вместе снайперскую позицию Михаила. Всё это под аккомпанемент перестрелки друг с другом, а иногда и со всеми остальными неигровыми персонажами, которых в простонародье называли ботами.

- Ну, где ты там, Женя? – кричал Михаил, – меня сейчас справа зарашат.

 

Так как слово «зарашат» происходило от английского «rush» - «мчаться, нестись, или кидаться» и походило на покерное жаргонное «запушить», то есть пойти ва-банк. Евгений предположил, что Михаил так предупреждает о Воване и его неведомом напарнике, которые скоро под прикрытием Илюхи настигнут его позицию и с лёгкостью накроют её градом пуль из автомата и пулемёта.

 

Одного никто не знал: куда же пропал Евгений. А Евгений уже крался по второму этажу. Потому он молчал, стараясь собственным ответом не выдать свою позицию. Благо его соперники сидели через два стола справа, потому не могли заглянуть к нему в монитор. Вот он уже и на крыше. Илюха выцеливал Михаила и потому не смотрел назад.

 

Как же Евгению нравились такие моменты. Моменты превосходства над противником, когда тот был в его власти и даже не подозревал об этом. Наверное, именно из-за этого алчного желания он и ввязывался во все эти передряги с преступниками. Но для счастья, оказывается, ему не хватало только компьютера с игрой по сети или хотя бы пары серий «Охотника на кемперов».

 

Он подошёл прямо в упор, снайпер смотрел в прицел и видел только позицию противника. Евгений нацелил пулемёт на голову, и жажда крови наполнила его рассудок. В игровом чате появилось сообщение от игрока с ником SVAL: «снайпер, у тебя противник», но Илюха даже и не думал смотреть в чат. Обычно там высвечивалась всякая ненужная информация, которую игра сообщала автоматически. По типу: кто кого убил, кто какую экипировку нашёл и другие технические данные. Евгений тоже не обратил бы внимание на это сообщение, но по другой причине. SVAL не мог видеть позицию снайпера, а значит, этот игрок пользуется программами нечестной игры или по-простому читами, позволяющими видеть ему сквозь стены. Во-первых, Евгений сразу же зажал очередь в Илюху. Во-вторых, он забрал его снайперскую винтовку и застрелил из неё SVALа, после чего открыл консоль и набрал команду для его изгнания из игры.

- Эй, ты чё его кикнул? – возмутился Вован.

- Он читак, ты чё не смотришь в чат? – заявил Евгений и подстрелил из винтовки и его.

 

К сожалению, Евгений не попал Вовану в голову, потому его только ранило. В этот же момент Максим с Александрой под прикрытием снайперского огня Михаила выбежали из-за укрытия и пошли штурмовать Петруху с Витьком. Витёк высунулся из-за укрытия и застрелил Александру, но тут же сам пал от выстрела Михаила.

- Не возьмете, чертовы коммуняки, – проголосил Петруха и зажал очередь по снайперской позиции Михаила.

 

Тем временем Максим уже приближался к своей цели. Петруха, заметив это, зажал и по нему, благо позиция позволяла. Но не тут-то было. Евгений уже спрыгнул с Илюхинного домика и заходил с другой стороны. Но патроны у Петрухи закончились быстрее, поэтому Максим забежал в сарайчик, в котором тот отсиживался, и расстрелял его. Оставался только один раненый Вован, спрятавшийся в низине за камнями.

- Выходи, недобиток, – нараспев сказал Максим.

- Обещаю, будет не больно, – пообещал Евгений и тут же словил пулю в голову от этого самого недобитка. – Чёрт!

 

Было обидно умереть вот так. Зато умер героем войны, его подвиги будут помнить ещё целых две минуты, а потом забудут, когда его персонаж воскреснет на своей базе, и компьютер выдаст им новое задание. 

 

Пока Максим и Михаил расправлялись с последним противником, Евгений решил выйти на улицу, но не для того, чтобы подышать свежим воздухом, а для того, чтобы потравить свой организм никотином. Докуривая сигарету, он подметил странный факт, и этот факт в мгновение напомнил ему его ужаснейший план. Ужасал не сам результат этого плана и даже не его пункты, а его неизбежность. Он и забыл, что сам же и привёл план в исполнение, и уже никто, даже он сам, был не в силах остановить его. Это был уже даже не план, а пророчество, исполнение которого никак от него теперь не зависело. В этот самый момент из дверей вышла Наташка:

- Ты идёшь? Там они уже без тебя поехали, но, если поспешим, успеем нагнать.

 

Евгений посмотрел на Наташку. На ту Наташку, которая постоянно вверяла ему свою жизнь. Которая ни на миг не сомневалась, что все его гениальные операции, в которых она участвует, никогда не будут опасны для её жизни.

- Нет, я ещё покурю, пожалуй, – сказал Евгений.

- Ну как знаешь, – с этими словами Наташка собралась уходить.

- Кстати, Наташ, – он достал «Обстоятельства на Мальдивах», - я дочитал её и знаю, кто убийца, советую тебе тоже перечитать внимательнее, там всё на поверхности, – он передал книгу Наташке.

 

Та растерянно посмотрела сначала на книгу, потом на Евгения и, улыбнувшись, сказала:

- Хорошо, Жень, только долго не стой на морозе, – она пихнула книгу себе в карман куртки и зашла в здание.

- Ну ладно, парни, мне пора забирать сестру из садика, – сказал Витька, когда, наигравшись, все выходили из компьютерного клуба.

- Так, а вы никуда не пойдёте, пока всё нам не расскажете, – заявил Петруха.

- Ну, в общем-то, это всё Евгений, – сказал Михаил, – это он вышел на маньяка, а затем и на секретные лаборатории, где ставили опыты на людях.

- Да, а его брат из милиции уже всех и арестовал.

- Ничего себе, у тебя брат работает в милиции? – поразился Вован.

- Да, – подтвердил Максим, – и он реально самый что ни на есть честный милиционер, не то что эти коррумпированные мерзавцы, отпустившие того психа на свободу.

- Ну ни чё, зато теперь ты знаешь, как пришлось Саше, когда она ему попалась под руку в том году, – утешил его Вован.

 

Максим ничего не ответил, а Александра посмотрела на землю. К сожалению, Вован так и не заметил, какую рану он сковырнул. Он продолжил:

- Так это, я чё хотел сказать-то, вы, ребята, в общем, самые крутые в нашей школе. Может когда-нибудь и нам удастся в ваших приключениях поучаствовать.

 

Евгения так и подмывало сказать какую-нибудь колкость на эти воодушевлённые речи.

- Да, – присоединился Петруха, – мы знаем, как это опасно, но именно поэтому все хотят походить на вас. Вы многих, ребята, вдохновляете.

- Это радует, – радостно сообщил Михаил, – только бы поменьше такого, как было с фокусником, и вообще будет, как говорит Евгений, «класс».

- Я говорю? – Евгений не мог припомнить, когда это он такое говорил, – да вроде нет, – поспешил он об этом напомнить.

- Да ты всё время говоришь это слово.

- Бред какой-то, мне оно совершенно не нравится, напоминает об уроках.

- Ну ладно, куда пойдём ребята? – поспешила сменить бессмысленную тему Александра.

- Ну, я хотел показать ребятам львов, сбежавших из зоопарка, которых видел в заброшках на окраине, – сказал Илюха.

- Да и мы хотели пойти посмотреть, – подтвердил Петруха.

- Можете с нами, если хотите, – предложил Илюха

- А это не опасно? – насторожилась Наташка.

- Конечно, опасно, – заявил Илюха, – они же там не ели ничего с самого побега.

- Тогда зачем нам туда идти? – удивился Михаил.

 

Парни переглянулись.

- Ну не хотите, не надо, просто Илюха, наверное, думал, что вам тоже будет интересно, – ответил Вован.

- Да трусят они, я ж говорил, что слухи о них преувеличивают, – посмеялся Илюха.

- Ничего подобного, – заявил Максим, – не трусим мы! Я пойду с вами и ребята, если захотят тоже.

- Да я тоже пойду, – присоединился Михаил.

- И я с вами, – подошла к ним Александра.

- Ребят, вы серьёзно? – вклинилась Наташка, – вы хотите, что б вас львы сожрали?

 

До Евгения уже как пять минут дошло, к чему это всё приведёт, и ему даже стало немного интересно. На самом деле, это наваждение поучаствовать в чём-нибудь откровенно тупом было сродни прочтению «Обстоятельств на Мальдивах», но так как последнее было уже выполнено, а придумывать новые занятия было лень, он решил поддаться стадному инстинкту:

- Так вот как вы развлекаетесь, – высказал он, – окей, я в деле.

- Ну, раз уж и Евгений туда же, у меня не остаётся выбора, – вздохнула Наташка. - В конце концов, я его здоровым должна вернуть, – сказала она так, будто до этого поступала по примеру Таисии Повалий.

 

Илюха повёл их дворами, по его мнению, так было короче. Евгений впервые за долгое время решил оглянуться и посмотреть на мир.

 

На заснеженных игральных площадках веселилась детвора, дворники чистили снег, а птицы, которым было лень перелетать в тёплые страны, искали, чем бы поживиться на оголённых ветках деревьев. Кирпичные хрущёвки угрожающе возвышались над ребятами, чем дальше их вёл Илюха тем более это качество в них усиливалось. Когда они прошли ещё несколько дворов, Евгений увидел разваливающееся двухэтажное здание, в котором наверняка тоже жили люди.

- Божечки, – сказала Наташка, – я и не знала, что у вас есть такой район.

- Это ещё что, – сообщил Максим, – там дальше есть ещё пара домов, которые давно собираются снести, но всё никак не соберутся.

- Да в них даже находиться нельзя, – подтвердил Михаил, – МЧС только на прошлой неделе троих бездомных из-под обломков вытащило.

- Ужас, – запаниковала Наташка, – и мы туда идём?

- Не переживай, они все живы остались, – приободрил её Вован.

- Разве что все кости переломали себе, и неизвестно, смогут ли они после этого вообще встать с кровати, – осуждающе добавил Михаил.

- Бедняги, они же ещё и бездомные, – продолжала беспокоиться Наташка.

- Да эти бродяги вечно туда лезут, вот и выносят их оттуда стопками, – небрежно кинул Илюха.

- Слава богу, мы туда не полезем, – с искрой надежды в голосе выдохнула Наташка.

- Ещё как полезем, конечно, – напрочь затушил эту искру Илюха, – но мы же там жить не собираемся.

- Мы только на львов посмотрим и уйдём, – начал успокаивать её Максим.

- Так, а вот мне интересно, как тогда львы там живут? – спросила Александра.

- Так они кошки же. В смысле грация, ловкость и всё такое, – пояснил Илюха, – да и сбежали они из зоопарка всего пару дней назад, видимо, ещё ничего с ними не приключилось, вот и остались жить там.

 

Тем временем они входили во всё менее благополучные районы. Евгений даже начал подмечать кое-где небольшие компании лиц, не внушающих доверия. Но к ним пока приставать никто не спешил. Во-первых, скорее всего, потому что они дети и с них мало чего можно взять, а во-вторых, компания у них была довольно крупной, такие и сами кому хочешь могут дать закурить.

- И как же вы здесь спокойно гуляете? – спросила Наташка.

- У меня папа и брат знакомы с местными, меня тоже все знают, – рассказал Илюха, – вот я и исследую здешние достопримечательности.

 

Они прошли ещё несколько кварталов и остановились перед тремя полуразрушенными зданиями. С ними, по мнению Евгения, не то что взаимодействовать - стоять-то рядом было опасно.

- Слушайте, – воззвала к их голосу разума Наташка, – может не надо нам туда идти, они же рухнут вот-вот.

- Не переживай, не рухнут, – заверил её Илюха.

- Уже поздно трусить, – присоединился Петруха, – раз пришли, нужно сделать то, зачем мы сюда пришли.

- Умереть? – поинтересовался Михаил.

- Нет, львов посмотреть, – пояснил Петруха.

- И чего мы это по телевизору не смогли сделать? – довольно поздно спохватился Михаил.

- Так вживую всяко лучше, чем по телеку, – сказал Вован, – да ещё и вблизи.

- Лучше бы в зоопарк сходили бы, – сказала Александра.

- Так они ж оттуда и сбежали, – повторил уже не раз сказанный факт Илюха.

- Да знаю я, – огрызнулась девочка.

 

Илюха двинулся первым к выломанной двери, за ним проследовали его друзья, а ребята следом. Наташка с Евгением вошли последними. Евгений потому что решил следовать, а Наташка, потому что боялась.

 

Обвалившаяся лестница злобно нависала над вошедшими в подъезд ребятами. Илюха повёл их в проход в когда-то бывшее квартирой помещение, теперь же здесь были только руины и куча окурков со шприцами, валяющимися то тут, то там. Они прошли по коридорчику и вошли в развалины кухни, здесь они вышли на стену, которая была проломана неведомой силой. Дыра в стене вела в соседнюю квартиру. Илюха вошёл в неё, а ребятам ничего не оставалось, как идти за ним.

- Долго ещё? – спросила Наташка.

- Ну, в целом ещё пару подъездов пройти нужно, – сообщил Илюха.

 

И он не соврал. Через открытую выходную дверь они вышли на ещё одну обвалившуюся лестничную площадку и вошли в следующую квартиру, где уже в ванной был проломан потолок.

- Так и куда дальше? – спросил Максим.

- Наверх, конечно же, – ответил Илюха.

- Наверх? Ты с ума сошёл? Как мы туда заберёмся? – завалила его вопросами Наташка.

 

Илюха пожал плечами, залез на груду обвалившегося камня, ухватился за выступ и, подтянувшись, влез на второй этаж. Вован с Петрухой последовали его примеру. Михаил, Максим и Евгений помогли взобраться девчонкам и тоже влезли наверх. Здесь в гостиной был дверной проём в следующую квартиру. Видимо, у квартир был один хозяин, и потому они были смежными. В следующий подъезд они попали быстро, но когда Илюха направился вверх по лестнице, Наташка не выдержала:

- Ты серьёзно? Ещё выше? Какого, мать его, хрена львы вообще там забыли?

- Идём, Наташ, – шёпотом сказал Евгений, - скоро ты всё сама увидишь.

 

Наташка опешила от такого заявления. Учитывая, что Евгений за всю дорогу не вымолвил ни слова, эта его осведомлённость вызвала двойной эффект. После этих его слов она замолчала и больше ничего не говорила.

 

Наконец они взобрались на самый верхний этаж и вошли в квартиру. Евгений взял Наташку за руку и немного притормозил её. А когда ребята ушли дальше, сказал:

- Давай за мной, посмотрим кое-что тут.

 

Наташка без оговорок послушала его, и они направились назад.

- Видишь эти капли, – сказал Евгений, указывая на чёрные пятна на полу в подъезде, – по ним я понял, что это было в той квартире.

- Ребята? – услышали они голос Александры позади, – вы чего отстаёте?

 

Евгений с Наташкой обернулись, Александра, по всей видимости, вернулась за ними.

- Погоди, Саша, мне тут Евгений что-то сказать хочет, – пояснила Наташка.

- Ты тоже можешь послушать, кстати, – сказал Евгений.

- Ладно, – Александра подошла ближе.

- Так вот, такие разводы оставляет кровь, когда капает из колотой раны.

 

Евгений повёл девочек в соседнюю квартиру, в которой стоял довольно неприятный запах чего-то протухшего.

- Смотрите. Тут больше крови, – поразилась Наташка.

- Ага, но это ещё не самое интересное, – сказал Евгений и зашёл в комнату.

 

Наташка ахнула, как только вошла следом. Перед ними лежало мёртвое животное, а если быть точнее - мёртвый лев. У него отсутствовала кожа, а рядом были разбросаны небольшие кусочки его мяса. Так как было холодно, куски кристаллизировались, и теперь ледышки напоминали красные бриллианты.

- Какого… – произнесла Александра, – кто это, мать его, сделал?

 

Евгений растянул губы в своей улыбке Чеширского кота, но ничего не сказал. Да и не нужно было - все и так почти всё поняли враз.

Глава 15. Квартирные львы

 

Злобная Александра тут же направилась догонять мальчишек, Наташка кинулась следом, а Евгений, довольный собой, важно вышел за ними. Пройдя ещё несколько комнат, они таки нагнали остальных ребят. Евгений зашёл в зал, который образовался в результате обрушения стен соседних комнат. В нём как раз и собралась их компания.

- Ну, всё, мы на них посмотрели, идёмте назад, – это был голос Вована.

 

В дальнем углу лежали две ярко-жёлтые фигуры. Одна из них была намного больше второй. Судя по всему, это и были львы. Максим, не смотря на слова Вована, решил подойти ближе.

- Повезло, что мы их застали спящими, – сказал он, – можно посмотреть поближе.

- Подожди, – только сейчас сориентировалась Александра. – Для начала пусть он, – она указала на Илюху, – объяснит нам, что в одной из квартир делает освежёванный лев.

- В каком смысле? – искренне удивился Илюха, он посмотрел на львов и, судя по его глазам, в его голове начал происходить какой-то мыслительный процесс.

- Ой, не прикидывайся, ты же никому не говорил про них, кроме как нам, верно?

- Верно, – подтвердил Илюха, – только вам и Витьке ещё.

- Подожди, – обратился Максим к Александре, – о чём ты говоришь?

- Евгений заметил кровь, которая уходила в одну из квартир на той лестнице, где мы поднялись, – принялась рассказывать Александра, – и там мы обнаружили убитого льва, без кожи. Вообще-то это называется браконьерством.

 

Александра осуждающе посмотрела на ничего не понимающего Илюху. А Евгений в это время преградил путь пытающимся незаметно ретироваться Петрухе с Вованом.

- Но я ничего не знаю об этом, – проговорил Илюха.

 

Максим, не слушая Илюху, обратил внимание на действия Евгения, Вована и Петрухи.

- Подожди, Саш, – сказал он, – зачем Илюхе предлагать нам идти смотреть на львов, если он на них наживается?

 

Тут уже и все остальные посмотрели на Петруху с Вованом.

- Илюх, ты же своим друзьям рассказал всё намного раньше, чем нам? – продолжал Максим.

- Ну ладно, – выпалил Вован, – да, это мы освежевали того льва.

- И зебру на центральной площади тоже вы до мусорки не донесли, – словно бы напоминая им, сообщил Евгений.

 

Все посмотрели на него. До них только сейчас дошло связать эти случаи.

- Вы и меня собирались подбить на это? – спросил Илюха.

- Послушайте, – оправдывающимся тоном начал Петруха, – мы ведь ничего прямо уж такого плохого и не делали, просто хотели немного подзаработать, вот и всё.

- Да и если бы вы не увязались за ними, то было бы проще уговорить и Илюху, – послышался голос в проходе.

 

Евгений обернулся на него и увидел Витьку, держащего в руках пневматическое ружье, заряжаемое транквилизаторными дротиками. Он направлял оружие на их компанию.

- Чувак, уйди с дороги, – небрежно кинул он Евгению и оттолкнул его в сторону, – я тут вас с самого начала слушаю, прятался в комнате за этой стеной, – он показал на стену.

- Ружьё убери, – приказал Максим.

- А то что? Будете продолжать на нас осуждающе глядеть? – посмеялся он.

- Ты же в курсе, что это просто так вам с рук не сойдёт? – спросила Александра.

- Сойдёт, если мы вас оставим здесь со львами.

- Погоди, что? – переспросил Петруха.

- Да на это я не подписывался, – сказал Вован.

- Вы все тупые, что ли? Вы хотите, чтобы нас посадили?

- Возможно, вас и не посадят, если вы не наделаете ещё больших глупостей, – сказала осведомлённая долгими годами общения с Евгением Наташка.

- Ой, какие мы тут все умные, – заявил Витька, – и ничего, что денег на штрафы у нас нет.

- Не переживайте, ваши родители что-нибудь придумают, – заявила Александра.

- Ребят, может, вы просто никому не скажете, вот и всё? – с надеждой произнёс Петруха.

- Я, конечно, никому не расскажу, – сказал Илюха, – но после этого дружить с вами я не буду.

- Ой, да ладно тебе, – сказал Витька, – мы ж братаны на век, не забыл?

- Не смей называть меня так! – внезапно выпалил Илюха. – Ты хоть представляешь, что нам с мамой пришлось пережить за то время пока мой брат и папа сидели? И всё из-за таких же, как и вы, – чёртовых преступников!

- Окей, парни, его тоже тут оставим, – и Витька выстрелил в Илюху. Дротик попал в плечо. Илюха ещё пару секунд был в сознании, а затем упал.

- Ты! – выкрикнул Максим и кинулся на Витьку.

 

Витька среагировал молниеносно, и Максим тоже упал без сознания.

- Так, осталось четверо, – и он выстрелил в Михаила, – так, так, так. Кто следующий? – он посмотрел на девочек.

- Слушай, может, мы не будем спешить? – начала Александра.

- Уже поздно, Сашенька, – сказал он, – я уже поспешил.

 

Пока Витька развлекался разговорами с Наташкой и Александрой, Евгений пересёк комнату и оказался прямо возле спящих львов. Это была самка и её младенец. «Судя по всему, отец семейства в другой комнате и немножко голый», - подумал Евгений. Судя по дротикам, лежащим рядом, они тоже были накачаны транквилизатором.

- Так, а ты куда сбежал? – услышал он Витьку, который уже уложил Наташку и Александру, – негоже прятаться за спинами девчонок.

- Угу, – хмыкнул Евгений и продолжил осмотр львов.

 

Витька пошёл на сближение.

- Ты же не думаешь разбудить их? – говорил он, – считаешь, что сможешь выиграть время при помощи них?

- Не-а, – спокойно сказал Евгений, – так ты говоришь за сестрой в детский сад ходил?

- Нет, конечно, у неё сейчас, как и у всех, каникулы.

- Я просто это к тому, что кому-то негоже за спинами девчонок прятаться.

 

Внезапно Евгений увидел гневную гримасу на лице Витьки и осознал, что лучше было продолжать помалкивать. Ведь в следующий момент он выстрелил. Дротик вонзился в куртку, а за спиной Витьки послышался несвоевременный возглас Вована:

- Витька, сзади!

 

Но было уже поздно, напавший на Витьку Максим удачно воспользовался эффектом неожиданности и вырвал ружьё из его рук, после чего нацелил его на юных браконьеров. Евгений вытащил пронзивший его пальто дротик, так и не добравшийся до цели, и откинул его в сторону.

- Нужно было в голову целиться или хотя бы в ноги, но ты же боялся промахнуться или попасть в глаз и пробить череп. Считаешь, что раз оставишь нас на съедение зверям, ты не будешь виноват? – поучающее сказал Максим.

- Да, ты прав, не нужно было давать тебе шансов, надо было вас всех самому убить! – крикнул Витька.

- О боже, да ты больший псих, чем я думал, – произнёс Максим.

- Зато вы, я смотрю, такие нормальные тут все. Думаете, раз у ваших родителей хватает денег на то, чтобы вас обеспечивать, то у всех точно так же? Я разочарую тебя, дружок, мир куда более мрачное место, и нам с ребятами приходиться вертеться, чтобы выжить.

- И поэтому вы стреляете по друзьям?

- Да, если они хотят тебя сдать.

- Илюха не хотел, однако ты…

- Да унесли бы мы Илюху отсюда, он бы со временем всё сам понял, да и вас бы я не стал трогать, если бы вы тоже пообещали никому не рассказывать. Но нет же, надо было тут законами поугрожать!

- Кстати, про законы. Жень, чего стоишь? – посмотрел Максим на Евгения, – ментов вызывай, давай скорее.

- Бесполезно, сюда никто из них не поедет, – вздохнул Евгений.

- В смысле, а твой брат?

- Они ещё вчера вечером фокусника увезли.

- Вот блин! – выругался Максим, а Витька кинулся к выходу. - Эй, стой! Куда побежали? – крикнул Максим Витьке, который схватил Петруху и Вована за плечи и поволок за собой.

 

Максим даже сделал выстрел, однако промазал, и это была не единственная их проблема. То ли от шума, созданного ими, то ли просто потому, что действие транквилизатора кончилось, львица начала приходить в себя.

- Ещё этого не хватало! – увидел шевелящегося зверя Максим, – я её отвлеку, а ты постарайся разбудить остальных, – шёпотом высказал он.

 

Евгений кивнул и быстрым шагом направился к лежащим без сознания ребятам. Он упал на четвереньки рядом с Наташкой и постарался её растолкать:

- Наташа, проснись, – он дал Наташке пару пощёчин.

 

Она даже не шевельнулась. Дротик попал ей в шею. С мыслями о том, что Наташку, скорее всего, придётся нести, он подполз к лежащей рядом Александре и также попытался её разбудить. Транквилизатор угодил в её плечо. Куртка была не такая уж и тонкая, но и не такая прочная как у Максима с Евгением. Благодаря этому не вся доза снотворного вспрыснулась в кровь. Александра даже зашевелилась. Он тоже дал ей пару пощёчин, и та тут же очнулась. Пару мгновений в её глазах читалось непонимание, а затем она начала вспоминать. Евгений взглянул на Максима. Тот попытался выстрелить в львицу из ружья, но как раз тот дротик, которым он выстрелил по убегающим мальчишкам, был последним. Максим отбросил ружьё в сторону и закричал.

- Женька, давай быстрее, кажется у нас проблемы.

- Наташку крепко зацепило, – сообщил Евгений Александре, – её придётся нести. Попробуй разбудить своего брата, – он указал на лежащего рядом с ней Михаила, а сам подполз к Илюхе.

 

Тонкую, местами рваную куртку Илюхи, дротик пробил без труда, потому-то он так быстро и упал. Однако Евгений не терял надежды разбудить его. Он сильно его потряс, однако тот даже и не думал приходить в себя.

- Чёрт, этого тоже нужно будет тащить, – сказал он Александре и приходящему в себя Михаилу.

- Макс, – крикнула Александра, – идём.

 

Но Максиму было не до этого. Зверь уже окончательно проснулся и, не понимая, что происходит, злобно рыкнул, собираясь разорвать нарушителей их спокойствия в клочья.

- Бегите, – завопил Максим, – я попробую её задержать.

 

«Боже, какой же он тупой», - подумалось Евгению, и он кинулся к Максиму на помощь. Тот смотрел прямо в глаза львице и не шевелился. Она же злобно глядела в ответ.

- Тебе же сказали, мы уходим.

- Ты знаешь, что обычно голодная львица во время броска может пролетать до двенадцати метров, – сообщил Максим Евгению занимательный факт, – если она поймёт, что мы добыча, а она точно поймёт - когда мы побежим, то…

- И что ты предлагаешь?

- Медленно идём спиной назад.

- Окей, – Евгений послушно сделал шаг назад.

- Она всё равно рано или поздно это поймёт, – объявил Максим и, откинув Евгения в сторону, резко оббежал зверей по кругу, так что львице пришлось обернуться. В следующую секунду она прыгнула на него.

 

Судя по всему, из-за действующего до сих пор снотворного у неё было плохо с ориентацией в пространстве. Как впоследствии считал Евгений: идиоту, который совершил этот идиотский поступок, очень повезло, когда зверь пролетел мимо него. Львица врезалась в стену и, издав рык боли, отлетела от неё. Старые кирпичи тут же повалились наружу, открывая вид на прекрасный вечерний закат.

 

Напуганная не понятным для неё способом атаковать львица схватила своего детёныша зубами за шиворот и кинулась к ребятам, пытающимся поднять своих друзей. Те от неожиданности попадали на спины, однако зверь даже не обратил на них внимания, удалившись в коридоре следующей квартиры.

 

Евгений посмотрел на Максима. Тот явно пребывал в шоке после случившегося. Михаил с Александрой тоже не отличались спокойными выражениями лиц.

- Жаль, что вылетело из головы зайти по пути в магазин за уксусом, – нарушил тишину Евгений, – ведь так и думал, что придётся кого-нибудь будить.

 

Максим подошёл к ребятам и спросил:

- Вы как?

- В норме, – ответил Михаил.

- Да, только голова немного кружится, – добавила Александра.

- А классные у вас тусовки, – так же приблизился к ним и Евгений, – просто отвал башки.

- Нам сейчас не до твоих шуточек, Евгений, – заявила Александра, – нам нужно думать, как приводить в чувство Наташу с Илюхой.

- А по-моему, нам нужно думать, как мы будем выбираться отсюда, – не согласился с ней Евгений.

- Окей, хочешь тащить их на себе, я не против.

- Да они скоро сами в себя придут. Я просто прошу вас подумать о том, что львица не могла далеко уйти, и она явно бродит где-то в здании.

 

Александра молча кивнула в ответ. А Михаил сказал:

- Тогда пока мы ждем, когда они очнутся, нам нужно их перенести в безопасное место. Вдруг она решит вернуться.

- Согласен, – подтвердил Максим, – нам нужно спрятаться.

 

Евгений вышел в коридор и подёргал двери, одна поддалась, вернувшись в зал, он сказал.

- Там есть одна комната, её можно будет подпереть изнутри.

- Тогда ладно, – сказал Максим, – Миш и Саш, вы Наташу берите, а мы потащим Илюху. Давай, Жень, ты за руки я за ноги.

 

Евгений обхватил Илюхины руки, а Максим взялся за ноги, и ребята понесли его в комнату с дверью. Они усадили его у стены, а Михаил с Александрой точно так же положили Наташку рядом. Евгений достал телефон и позвонил в службу отлова животных.

- Ало, здравствуйте, – сказал он, – у нас тут львы, сбежавшие из зоопарка. Так им нужен адрес, – обратился он к усевшимся рядом с Наташкой и Илюхой ребятам.

- Швецина восемь, – отдышавшись, сообщил Михаил.

 

Евгений повторил адрес в трубку и добавил:

- И побыстрее бы, потому что мы заперты с ними в одном доме.

 

Женщина на том конце провода заверила, что уже направила к ним машину и сказала найти безопасное место. Но парень её уже не слушал, он выключил телефон и тоже упал на пол.

- Ну что, теперь ждём, – сообщил всем Евгений.

 

Глава 16. Битва с природой

 

- Сейчас у меня один вопрос. Что будет с Витькой и остальными, когда мы отсюда выберемся? – спросила Александра.

- Ну, на ружье есть его отпечатки пальцев, – ответил Михаил.

- Ага, а ещё на нём и мои отпечатки, – сказал Максим.

- Но ты же самооборонялся, – запротестовала Александра.

- А это ещё доказать надо, – объяснил он.

- Женя, ты же подкован в законе, – обратилась к Евгению Александра, – скажи, как это будет?

 

Евгений закатил глаза и сказал:

- А ты сама как считаешь?

- Я думаю, они будут на нашей стороне.

- Ну, вот и расслабься тогда.

- Не могу.

- О боже! В чьей крови сейчас по лошадиной дозе транквилизатора? – навёл её на мысль Евгений.

- Ну да, ты прав.

- Ты считаешь, что там дураки одни сидят, которые не смогут отличить самооборону от браконьерства?

- Но они же выпустили фокусника.

- И что? Даже Ал не подкупал суд, а действовал через тюремных охранников. Хотя суд, кстати, тоже покупается, но тут немного сложнее. Ты думаешь, что Витька, Вован и Петруха достаточно богатые, чтобы подкупить судью?

- Но они же продали шкуры тех животных.

- Да, правоохранительным органам будет легче изъять эти деньги, чтобы затем их украсть, пока они лежат у них в качестве вещдоков, а не рисковать головой из-за нескольких сотен тысяч.

- А если они у них на счетах в банке?

- А какая разница?

- Как начёт криптовалюты? – спросил Михаил.

- Ей сейчас никто не пользуется, да и сомневаюсь, что они такие догадливые, чтобы хранить деньги в биткоине. Крайне непопулярная вещь в наше время, в любой момент может обвалиться.

- И всё же такое возможно.

- Окей, метеорит с неба тоже возможен. Хотя нет, ваши друзья крайне тупые, поэтому они сразу же обналичили всё, что заработали.

- Ну, раз ты так уверен… – вздохнула Александра.

- Я? Я никогда ни в чём не уверен, – сообщил Евгений.

 

Внезапный львиный вой переполошил ребят. В этом вое не читалось ни гнева, ни ярости, скорее какое-то отчаяние. Это, наверное, львица нашла своего льва. Когда Евгению пришла мысль об этом, он посчитал её чушью, ведь животные не умели испытывать эмоции - у них были только инстинкты. С другой стороны, так ли инстинкты отличаются от эмоций? Разве эмоцию нельзя считать инстинктом? Во всяком случае, материнский инстинкт львица испытывала точно, поскольку своего детёныша она не бросала. Эта ситуация давала множество ответов на довольно спорные вопросы. Что есть чувство любви и ненависти, горя и радости, доброго и злого, в конце концов? Придумано ли оно человеком? Навязано ли оно ему его же обществом или всё же дано от природы?

 

Услышав рык львицы, следующие десять минут все сидели в полной тишине. Наконец Александра зашевелилась.

- Ребят, – сказала она, – мне кажется, никакая служба сюда ехать не собирается.

- Прошло только десять минут, – напомнил Михаил.

- Они уже должны были сюда добраться вместе с врачами, - пояснила Александра, – но ни сирен, ни даже двигателей не слышно.

- Ты права, – сказал Евгений, – глупо было надеяться на этих коррупционеров. Но пока наши спящие красавицы не пришли в себя, можно и подождать.

- Кого это ты там спящей красавицей назвал? – раздалось со стороны, где лежала Наташка.

- О… - произнёс Евгений.

- Отлично, – сказал Максим, – осталось Илюху разбудить и можно выбираться.

 

Илюха тоже проснулся минут через пять, и ребята, встав с грязного холодного бетона, стали двигаться к выходу.

- Хорошо, ребятки, я первый, – сказал Максим, – будем работать по старинке – он поднял ножку, судя по всему оставшуюся здесь от сломанного стула, и начал нанизывать на неё кусок ветоши.

- Слушай. А почему бы нам просто не прокрасться мимо? Ещё можно вообще убежать, – предложил Илюха, когда понял, что парень пытается сделать факел.

- Ты шутишь? Незаметно нам не пройти, мы точно наделаем шуму. Да и знает она, что мы здесь, просто первая не суётся, – ответил он, – а насчет убежать, это ты конечно загнул. Львы с лёгкостью преодолевают огромные дистанции на огромных скоростях. Куда ты убежать успеешь? Единственный наш шанс, это либо напугать её, либо на крайняк защищаться.

- И откуда ты такой умный взялся? – удивился Илюха.

- Мои родители много путешествуют, мне они о своей работе все уши уже прожужжали.

- Ребята? – завелась Александра, – давайте мы пойдём уже.

- Окей, мистер Квест, – усмехнувшись, заговорил Евгений, он не сомневался, что назойливая троица тоже пару раз навязывалась в экспедиции учёных биологов, коими и были родители Максима, – веди.

- Да. Мне ещё зажигалка твоя нужна, – обратился Максим к Евгению.

 

Евгений ещё раз усмехнулся и порылся в карманах, ища зажигалку. Найдя, он протянул её Максиму, а тот поджёг импровизированный факел, после чего отдал обратно и, открыв дверь в коридор, медленно вышел наружу.

 

Они осторожно, стараясь не издавать лишних звуков, продвигались вперёд по коридору. Евгению показалось, что это им не удаётся. Каждый шаг эхом отдавался по всему помещению. Они вышли на площадку и стали спускаться по лестнице. Из комнаты с мёртвым львом раздался звук. Похоже, это львица что-то учуяла. И первая мысль, что пришла в голову, Евгению крайне не понравилась. И верно, в следующую секунду из прохода показалась огромная золотистая кошачья морда.

 - Так, мне кажется, нам нужно ускоряться, – заявила Наташка.

 

Однако Максим слушать её не спешил. Он угрожающе махнул факелом в сторону надвигающегося на них зверя. Та отступила.

- Так, теперь и нам пора, – сказал Максим и тоже шагнул на одну ступень ниже.

 

Все последовали его примеру, но когда они шагнули ещё раз, львица угрожающе двинулась в их сторону.

- А ну брысь! – крикнул Максим.

 

Львица в ответ только громко зарычала.

- Мне кажется, ей не очень нравится, когда с ней спорят, – решил пояснить Михаил.

- Ладно, нам нужно продолжать идти, – сказал Максим, и как только он сделал ещё один шаг, львица ринулась вперёд.

 

Максим ударил её горящей палкой, но та вылетела у него из рук, а сам он начал падать. Ребята тут же подхватили его, чтобы он не покатился вниз по лестнице, и сразу же все побежали прочь от разгневанного зверя. Однако та так просто сдаваться не собиралась. В один прыжок она, опередив ребят, перепрыгнула через них и снова угрожающе зарычала.

 

Все переглянулись. Ужас в их глазах напомнил Евгению, как скоротечна жизнь и что всё может закончиться совершенно неожиданным образом. Ну кто же мог знать, что когда-нибудь его сожрёт лев в горе рухляди, которую правительство его страны называло многоэтажным строением. Евгений уже приготовился быть съеденным, однако заметил, что последней ступеньки на их лестнице не хватает, и платформа, на которой стояла львица, висела на одной лишь стене. Он ухватился за торчащий рядом кирпич и с грохотом вытащил его чуть ли не целиком. Штукатурка тут же посыпалась и наполнила своей пылью всю лестничную площадку. Затем он бросил кирпич в хлипкую опору, которая удерживала платформу.

 

Именно в этот момент львица решила кинуться на них. Опора с глухим звуком треснула, и бетонная плита, неимоверно грохоча, начала осыпаться, а зверь, набросившись, повалил Максима. Ребята постарались помочь ему, и только потому, что львица отвлеклась на них, она не разорвала ему глотку в следующую же секунду. Максим схватил её передние лапы и, с силой приподнявшись, оттолкнул её назад. Она так и не поняла, что случилось. Двумя задними лапами она, словно бы танцуя вальс, отшагнула назад от партнёра и с рёвом повалилась в образовавшуюся в лестнице дыру.

- Нужно перелезать, - объявил Максим.

 

Все снова переглянулись и утвердительно кивнули ему. Все кроме Наташки.

- Подождите, а как же малыш?

- Какой малыш? – неуверенно переспросил Максим.

- Львёнок, – пояснила она.

- Ты серьёзно? – спросил Евгений.

- Он же здесь совсем один погибнет.

- Ладно, идём за малышом, – сказал Евгений, – но только вдвоём, вы идите дальше.

 

Повторять дважды не пришлось. Ребята начали перебираться на следующую лестницу, а Евгений с Наташкой направились назад.

 

Львенок, зажавшись в углу, испуганно подрагивал. Он находился в комнате, где лежал его истерзанный отец.

- Бедняга, – произнесла Наташка.

 

Евгений подошёл к нему. Он посмотрел на испуганного котёнка, а затем присел рядом.

- Действительно, – проговорил он, – обоих его родителей убили. Убили люди. По сути, это сделали мы. И за что? За то, чтобы кто-то у себя перед диваном положил коврик из натуральной львятины?

- Ладно, нам надо идти, – проговорила Наташка.

 

Евгений взял на руки зверёныша и пошагал к Наташке.

- Надеюсь, он мне не отгрызёт руку, – произнёс он.

- А ты не давай ему повода, – усмехнулась Наташка.

- Между прочим, поводов у него уже предостаточно.

- Ну да он, наверное, голодный.

- Возможно, хотя вероятнее всего Витька с дружками их с матерью подкармливали. В конце концов, он им был нужен живым.

- В смысле? Я думала, что им нужна была только их шкура.

- Да, шкуры его родителей определённо было бы продать легче, чем их самих. Однако живой лев ценится куда больше.

 

Наташка покачала головой, выказывая своё сильное негодование по этому поводу. Вернувшись назад, они без труда перебрались через дыру в лестнице и направились вниз. Следующий пролёт тоже обвалился, потому остальные ребята их ожидали в одной из открытых квартир.

- Ути, какой маленький, – заулыбалась Александра, увидев львёнка в руках Евгения.

- Некогда отвлекаться, – сообщил Максим. – Илюха говорит, что других путей вернуться отсюда нет, поэтому мы решили проделать его сами.

- Да. Если проломить стену в гостиной, то мы сможем выйти в соседний подъезд, а там лестница должна быть цела.

 

Они направились внутрь. Войдя в одну из комнат, Масксим спросил:

- Эту стену?

 

Илюха утвердительно кивнул, после чего Максим, разбежавшись, ударил стену ногой. Раздался глухой звук, но стена не поддалась.

- Может, есть более доступный путь, – спросила Александра.

- Все остальные подъезды завалены и там нет спусков, – сказал Илюха, – пройти можно только здесь. – С этими словами он разбежался и толкнул стену плечом.

 

Спустя минут десять ребятам удалось выбить первый кирпич, и стена посыпалась, как карточный домик. Они спустились на пару этажей вниз, после снова вошли в одну из квартир, дабы вернуться на тот путь, которым они ранее поднимались, и направились к выходу.

 

Выйдя на улицу, Евгений, наконец, вздохнул с облегчением. Здание всё же выдержало пребывание в непосредственной близости. Чего нельзя было сказать о семействе львов, среди которых выжил лишь детеныш, с удобством располагающийся у него в руках. Евгений огляделся, вызванной им службы отлова животных не было и в помине.

- Теперь ясно, почему зверей до сих пор не переловили, – проговорил он, – их и не ловили вовсе.

- А ты ожидал чего-то другого? – поинтересовался Михаил, – ты случаем не забыл, в какой ты стране живёшь?

- Право, стал уже подзабывать, но спасибо, что напомнил.

- Ребята, – позвала их Александра, – мне кажется, что кто-то всё-таки сюда решил приехать.

 

И правда, к ним приближались три тонированных гелентвагена. Ребята ещё не знали, кто это такие, но Евгений тут же догадался, кто владеет данными машинами. Из двух автомобилей вышли по два человека, а из третьего всего один. Одеты они не были представительно, но всё же последний выделялся брендовостью в выборе одежды.

 

Один из представителей данной банды достал небольшую клетку из машины, а затем подошёл к Евгению и жестом указал положить львёнка в неё.

- Извините, – удивлению в голосе Максима не было предела, – разрешите поинтересоваться, а вы кто?

- В каком смысле? – спросил тот, что выделялся, – я думал, у нас сделка.

 

Ребята отрицательно покачали головой. А Евгений сказал:

- Я так не думаю.

- Так, если вы меня решили опрокинуть, – насупившись, сказал мужчина, – то вы об этом тут же пожалеете.

- Мне кажется, вы нас с кем-то путаете, – нервно заулыбался Илюха.

- Так, мне сказали, я должен встретиться с группой подростков, у которых должны быть детёныш и шкура льва, кстати, где она?

- Шкура? – прохрипела Наташка.

- Ну да. Вы чё совсем тупые, что ли?

 

Евгений в свою очередь сам считал данного индивида тупым, раз он до сих пор не смог понять, с кем он договаривался, но прежде чем он успел что-то сказать, высказался Максим:

- Это ты тупой! Ты чё не видишь, что ли, что мы не те браконьерские твари, что сбагривали вам потроха животных? И вообще, валите отсюда, пока мы вам не ввалили, чего доброго.

 

Евгений поднял глаза к небу и помолился господу богу. Господь, ввиду своего явного отсутствия, молитв не услышал, и бандиты подоставали пистолеты из своих карманов.

- Так! Поедете с нами, – сердито сказал выделяющийся, – и забери у него животное, – приказал он одному их своих.

 

Бандит, который держал клетку, отнял у Евгения львёнка.

- А вы в машину давайте.

 

Ребята переглянулись. В глазах друг у друга они пытались найти ответы на то, как им действовать дальше. Не найдя их, они поняли, что делать было нечего. Евгений потопал к указанной машине первым, а все остальные решили последовать его примеру. Вероятно, пистолеты убедили и их.

Глава 17. В гостях хорошо

 

Благо ехать пришлось недалеко. Пока у них забирали телефоны, машина уже проехала несколько кварталов и начала въезжать во дворы. Она затормозила подле двухэтажного здания, в него же их и повели. Они вошли в грязный, пропахший сигаретным дымом и бог знает еще чем, подъезд и поднялись по ступенькам на площадку первого этажа. Один из бандитов нажал на звонок, и они стали ожидать. Спустя пару минут из-за двери донеслось:

- Мля… Кого там ещё несёт под вечер? – дверь распахнулась. На пороге была морщинистая полноватая тётка в майке и спортивных штанах. – О, ну здарова, – сказала она, – давайте заходите, а это кого вы притащили? – добавила она, посмотрев на ребят.

- Эти щеглы были в указанном тобой месте, – ответил главный.

- В смысле?

- С товаром нас, типа, ждали, – продолжил он, – говорят, тебя не знают.

 

Пока шла эта увлекательная беседа, остальные подталкивали ребят внутрь. Тётка оглядела вошедших незнакомцев.

- И я типа их тоже не знаю.

- Ну, щас, значит, будем разбираться.

 

Их завели в небольшую гостиную.

- Ну что ж, добро пожаловать, так сказать, – обратилась к ним тётка, – вы присаживайтесь.

 

Ребята, с трудом уместившись, сели на предложенный им диван.

- Ну, кто у вас говорить будет? – спросила она.

 

После недолгой паузы заговорил Максим:

- Для начала скажите, кто вы!

- Я? Я Зинаида Паловна.

- А остальные? – продолжил Максим.

- Это мои партнёры, они должны были забрать наш товар.

- И какое отношение вы имеете к Витьке и его компашке?

- А, так вы друзья Витька, что ли? А где он сам тогда?

- Его с ними не было, – уточнил мужчина.

- Так, но если вы не его друзья, тогда кто? – продолжила она.

- Враги, – не сдержавшись, расхохотался Евгений. Эта ситуация была настолько на грани фола, что его продирало на смех сразу же как он увидел эту тётку. Но он героически сдерживался до сего момента.

 

Пока Евгений истерически смеялся, Максим пытался выкрутиться:

- Понимаете, у нас с Витькой вышло недопонимание и… - в этот самый момент в коридоре хлопнула входная дверь, и раздался знакомый голос:

- Тёть Зин, я пришёл, нам надо поговорить, – в дверях показался Витька. Увидев ожидавшую его компанию, он встал как вкопанный.

– Да, – сказал Максим после недолгой паузы, – подобного рода недопонимание.

 

Евгений только-только успокоившись, засмеялся с новой силой.

- Да успокойте вы этого ненормального! – заявила тётка, а сидящая рядом Наташка больно пихнула его локтём.

- Так, Витя, рассказывай! – строго приказала она.

- Да мы хотели Илюху тоже взять в долю, а эти с нами увязались, ну и, в общем, в общем…

- Дурно на меня повлияли! Да? – злобно сказал Илюха.

- Да! – ответил Витька,- если б не эти дураки, мы бы вчетвером заработали кучу бабла. Мы же только благодаря тебе узнали о львах.

- Я никогда не стал бы участвовать в подобных зверствах!

- Да брось, какие зверства? Это ж обычные животные. Ты чё, вообще?

- Это ты стал животным, когда решил продавать зверей.

- Да тебе-то чё, убудет, что ли?

- Сначала ты убиваешь зверей, а потом что? Сожжёшь лес? Продашь свой родной край каким-нибудь отморозкам из другой страны?

- Львы, Илюха, они даже не водятся на этом материке.

- И чё? Теперь можно истреблять их популяцию?

- Ой, с тобой бесполезно спорить! - Витька махнул рукой, - и чё ты так упёрся? Какое тебе дело до этих львов?

- Какой же ты тупой, – заявил Евгений, резко изменившись в лице, – разве не видно?

- Чё не видно?

- Моя мама была зоологом по образованию, – грустно проговорил Илюха, – чему она меня и смогла научить, так это ценности любой жизни!

 

Витька устремил на него растерянный взгляд, а Евгений, снова начав улыбаться, осматривал всех присутствующих.

- Вы мне лучше вот чё скажите, - сказал он, - сколько вам циркачи заплатили за то, чтобы вы провернули этот трюк с зоопарком?

 

Теперь уже пришла очередь преступников удивлённо переглядываться.

- Откуда ты…

- Да я видел вас, когда посещал вагончик укрывавшегося там фокусника, – он посмотрел на тётку, - вы разговаривали с их директором прямо рядом.

 

Тётка хмыкнула, а Витька произнёс:

- В любом случае, это не ваше дело.

- Ну и что нам с ними делать? - спросил приведший их мужчина.

- Что-что! – выпалила тётка, – мочить их надо. Слишком много знают

- Стоп, что? – спохватилась Наташка.

- Мне кажется, она имеет в виду, что хочет нас убить, – пояснил Евгений, а мужики направили на них пистолеты

- Вы что, сумасшедшие? – завопила тётка, – не здесь же! Соседи могут ментов вызвонить!

 

Тогда мужики подошли к ребятам и, похватав всех за плечи, заставили их подняться, после чего стали подталкивать к коридору на выход.

- Так, сейчас или никогда, – заявил Максим, когда они прошли половину пути.

 

Как только он это произнёс, он, Михаил и Александра вывернулись из-под захватов, схватили Илюху, Наташку и Евгения за руки, выдернув и их, и потянули за собой в соседнюю комнату. Максим молниеносно захлопнул дверь в коридор и повернул защёлку, так что раздался грохот от врезавшихся в неё бандитов, погнавшихся за ребятами.

- Надо выбираться через окно, – сказала Александра.

 

Дверной замок кто-то торопливо начал открывать, а Максим в это время взял стул и швырнул его в оконную раму.

- Можно было открыть его, не ломая, Пётр первый, – заключил Евгений.

- Пофиг, давайте за мной, – отмахнулся Максим и полез в проделанную им дыру.

 

Евгений подождал, пока вылезут Наташка и Александра.

- Ты следующий, - заявил Михаил, глядя на открывающуюся дверь.

 

Не став спорить, Евгений полез на подоконник, чтобы в следующий момент протиснуться в разбитое окно и упасть в сугроб. Он еле успел откатиться в сторону, чтобы на него не упал вылезший следом Михаил. Ребята, которые уже встали на ноги, помогли подняться и им.

- Ну, где там Илюха, – забеспокоилась Александра.

 

В доме раздался выстрел, и в эту же секунду из окна вылетел Илюха. Евгений сразу заметил пулевое отверстие в области плеча его куртки. Потому он первым подбежал к нему и поволок к дороге. Чуть погодя ребята тоже присоединились. Приподняв парня, Евгений с Максимом закинули его руки к себе на плечи и стали помогать идти.

- Давайте за угол, – впопыхах протараторил Михаил.

 

Ребята поспешили последовать совету. В последний момент Евгений обернулся и увидел выбегающих из-за дома бандитов. Было понятно, что спрятаться в переулке у них не выйдет.

- Смотрите, там какое-то здание, – сообщила Александра, указывая вперёд, – кажется, оно открыто. Можно спрятаться там.

 

Стараясь не медлить ни минуты, что, кстати, было затруднительно, учитывая, что им пришлось чуть ли ни тащить Илюху на себе, они добрались до входа в старое деревянное здание, когда-то ограждаемое таким же деревянным забором. Теперь от забора оставались лишь еле различимые следы, а само здание с трудом напоминало, чем оно должно было являться. Это была небольшая церквушка. Скудные маленькие два окошка в ней были побиты, а дверь еле прикрыта. Ребята вовремя успели вбежать в проход и закрыть задвижку, преступники уже мчались к ним на всех парах. В дверь громко заколотили и закричали:

- Открывайте, не то хуже будет!

 

Но угрозам верить никто не спешил. Наоборот, ребята забаррикадировали выход каким-то шкафом, столом и двумя стульями, а затем принялись за окна. Что в принципе было бесполезно, так как на них были решётки, но лишним явно не было.

- Кхм, – раздался смущённый возглас Илюхи позади.

 

Все обернулись. Илюха смотрел на пожилого священника, который сидел на коленях у какой-то иконы и что-то бормотал себе под нос. Он и не думал обращать внимания на ребят.

- Эм, здравствуйте, – первым заговорил Евгений, приближаясь к священнику.

 

Но старик непреклонно продолжал свою невнятную речь.

- Батюшка, с вами всё в порядке? – забеспокоился Евгений.

 

И только сейчас священник откликнулся.

- О, ещё несколько заблудших душ пришли в поисках приюта, – он поднялся с пола и направился в соседнюю комнату.

 

Ребята решили проследовать за ним.

- Я вижу, вашему другу плохо, – он взглянул на Илюху. - К сожалению, всё, что могу предложить, это чистые бинты и не самую чистую воду из-под крана. В последнее время прихожан совсем мало, и пожертвований хватает разве что на поддержку благосостояния церкви.

- Да, видно, что капремонт вам бы явно не помешал, – оглядываясь, проговорил Евгений.

- Вот, – Александра достала из кармана пару сотен, – это все мои карманные.

- Спасибо, дочь моя, но церковь помогает нуждающимся бесплатно, так что оставь деньги себе.

- С таким подходом вы точно прогорите, батенька, – заявил Евгений.

 

Никак не отреагировав на это, священник принялся лазать по ящикам в поисках бинтов, а найдя их, протянул Евгению.

- Чем учить других, лучше помоги своему другу.

 

Евгений закатил глаза и отдал бинты Наташке, которая уже успела снять с Илюхи куртку и уже принималась за рубашку.

- Так вот, настоящая вера, – пояснил священник, набирая воду в деревянный кувшин, – это не желание заработать, а желание помочь. – Он поднёс кувшин с водой к Илюхе, взял полотенце с полки и начал промывать его рану.

 

Рана была сквозная, так что Илюхе можно сказать повезло. Евгений всё же помог Наташке перевязать плечо, а затем выжидательно устремил свой взор на троицу, по прихоти которой они и оказались в такой ситуации.

- У вас есть телефон? – спросила Александра.

- Был раньше стационарный, но пару лет назад к нам ворвались грабители, забрали всё ценное, что у нас было, оставив только одну икону, которую не заметили. С тех пор и перебиваемся, чем можем.

- А вам что, не помогают с верхов? – спросил Евгений.

- Господь милостив к нам, но совершенно ничем не обязан, если ты об этом, – ответил старик.

 

Евгений задумался над его словами и когда понял их смысл, немного посмеялся, а затем произнёс:

- Я не о вашем боссе, а о нашем правительстве и ваших более богатых коллегах.

- Ты о патриархе и президенте? – священник тоже посмеялся. – Вот кто-кто, а они точно никому помогать не станут, да и нужна ли нам их помощь? Они давным-давно продали свои души злу.

 

Евгений поумерил свой пыл и даже проникся сочувствием к старику.

- Вы сказали: «нам», – вновь заговорила Александра, – здесь есть кто-то ещё?

- Ну, тут служит ещё сестра Катерина, но она уже оставила паству на сегодня, но вообще-то я имел в виду всех прихожан и вас в том числе.

- Это всё, конечно, хорошо, но что нам делать с бандитами на улице? – подключился к разговору Михаил.

- Вы можете подождать здесь. Не многие решатся охотиться за кем-то на святой земле, – как только священник проговорил это, со стороны входа раздался визг шин, а затем громкий звук удара.

 

Все подбежали к проходу в зал, чтобы посмотреть, что случилось. Церковные двери были сорваны с петель, а мебель, которыми они были укреплены, разбросана по разные стороны. На половину внутри здания была кабина грузовика, из которой вылезала тётка собственной персоной. В образовавшийся проход влезали и остальные преступники.

- Быстрее, – шёпотом сказал священник, – вам нужно спрятаться в подпол.

 

Он поднял уголок ковра, который скрывал люк.

- Я постараюсь выпроводить их, – пообещал старик, открывая этот люк.

 

Делать оставалось нечего, и ребята, молча кивнув, согласились с планом. Евгений влез последним, как раз в тот момент, когда в комнату вошли люди. Пространства внизу было мало, поэтому ребятам пришлось потесниться, чтобы Евгений тоже поместился. Дальнейшие события они наблюдали через щель между досок в полу. Священник изобразил удивление, а сам в этот момент пнул уголок ковра, чтобы тот спрятал люк.

- Вы варвары! – закричал старик. – Это же храм божий, в моё время даже самые закоренелые негодяи уважали это!

- Твое время прошло, святоша, – захохотала тётка, – где они?!

- Кто? – изобразил непонимание священник.

- Мелкие засранцы, которые спрятались здесь! – заявила тётка.

- Никого тут нет! – воскликнул старик.

- Ну, мы всё равно, всё здесь обыщем.

- Вы не имеете права! – однако слова старика не возымели на преступников должного эффекта, и один из них откинул старика в сторону.

 

Они принялись обыскивать здание. Злодеи переворачивали мебель, вытаскивали всё из шкафов. В конце концов, кто-то всё же догадался посмотреть под ковром.

- Зинаида Павловна, – крикнул преступник, обнаруживший люк, – они здесь!

 

Послышались громкие шаги тётки, и дверцу люка открыли. Сверху на них свирепо смотрела тётка.

- Так, так, так, – проголосила она, – вот вы где, гадёныши!

 

Кто-то схватил Евгения за шиворот и вытянул наружу. Остальных тоже выволокли наверх.

- На выход! – приказала тётка.

- Что вы с ними собираетесь делать? – спросил священник.

- То же, что и с тобой, – ответила она, – избавляться от свидетелей.

 

Всех вывели в церковный зал.

- Я думаю, это отличное место, чтобы умереть, – провозгласила тётка, а бандиты направили на них пистолеты.

- Прошу вас, хотя бы не здесь, – взмолился священник.

- А что? Я думала, вы будете рады откинуться в святом месте.

- Вы уже осквернили его! Но мне всё равно жаль вас, хотя вы этого и не достойны.

- А мне нет, – сам не зная для чего, заявил Евгений. Все стали смотреть на него, – мне не жаль ни одного преступника, которого я засадил за решётку, и их тоже не жаль.

- О, ты уже бредишь, мальчик. Я буду рада избавить тебя от страданий лично, – захохотала тётка, а затем подошла и приставила пистолет к его лбу.

 

Евгений видел, как она спускала курок, и он приготовился встретить долгожданное забвение. В конце концов, это должно было рано или поздно случиться. Говорят, перед смертью проносится вся жизнь перед глазами. Этого с Евгением не произошло, наверное, потому, что пистолет не выстрелил. Раздался щелчок, а затем громогласное:

- Чёрт! Надо будет потом задать пару вопросов поставщику! – это ругалась тётка. Она передёрнула затвор, и пистолет неожиданно выстрелил сам.

 

Тетку, не ожидавшую ничего подобного, отбросило отдачей так, что она упала на пол, а пуля просвистела у всех над головами и врезалась куда-то в потолок. В этот самый момент грузовик, кабина которого была наполовину внутри церкви, что-то вытянуло наружу, а в проход вошла группа спецназа, представители которой громко заставляли всех лечь на пол и избавиться от оружия.

 

Глава 18. Пропажа

 

Ребятам навстречу вышла женщина в строгом костюме. Всех преступников уже увели, а им сказали ожидать.

- Майор Волкова. Федеральная служба безопасности, – представилась женщина, – я так полагаю, ты Евгений, – она посмотрела на Евгения.

 

Парень утвердительно покачал головой.

- Мы здесь по наводке твоего брата, но, честно говоря, вообще-то он попросил приглядеть за тобой.

- Класс! – восхитился Евгений.

- Стойте, но как вы нас нашли? – спросил Михаил.

- Ну, мы обрабатывали наводку по цирку, затем нам сообщили о стрельбе в этом квартале и вызове в службу отлова животных.

- Так, я всё-таки позвонил туда, куда нужно! Что странно, учитывая тот факт, что никто не приехал, – возмутился Евгений.

- Ну как мне сообщили, направленный сюда сотрудник задержался в пробке. У них-то в отличие от нас нет мигалок, – поспешила оправдать государственные службы Волкова.

- И вы им поверили?

- У меня нет основания им не доверять.

- Класс!

- Ну, вот опять, – произнёс Михаил.

- Что опять? – спросил Евгений.

- Ты всерьёз не замечаешь этого своего «Класс».

- А, это. Ну, может, всё же я иногда применяю это слово в качестве довольно уместного сарказма.

- Сарказм тут неуместен, Евгений, – заверила его Волкова, – вам придётся рассказать, что здесь произошло.

 

К ним подошёл ещё один сотрудник.

- Извините, что отвлекаю, но среди вас есть Наталья Алексеевна Карц?

 

Наташка кивнула и произнесла:

- Это я.

- Там пришли ваши родители, они хотят вас увидеть.

 

По Евгению прошла волна негодования, но внешне он это никак не выдал.

- Хорошо, – сказала Наташка и последовала за оперативником к выходу.

 

Остальные ребята опомнились, только когда она исчезла из виду.

- Стоп, – заговорила Александра, – а как Наташины родители тут очутились?

- Мы можем пойти к вашей подруге, если хотите, – со смешком в голосе сказала Волкова, – уверена, что парни уже позвонили вашим родственникам, а родители Натальи просто находились ближе, вот и приехали первыми.

 

Они вышли на улицу. Как и ожидалось, ни Наташки, ни сотрудника, уведшего её, там не оказалось. Сердце Евгения сжалось, в душе образовалась пустота, а к горлу подкатывал ком.

- А вот это уже странно, – удивилась майор, она сняла с пояса рацию и, поднеся её ко рту, сказала, – лейтенант, уведший девочку, где вы?

 

Ответом было лишь молчание.

- Кто-нибудь их видел? – продолжала она спрашивать. – Чёрт! – выругалась она, когда никто не ответил. – Всем постам: у нас похищение. Девочка, брюнетка, стрижка каскадная, синее пальто и коричневая шапка. Фотографию сейчас постараюсь скинуть в общую БД.

 

Она подошла к немаркированному джипу, открыла дверь и достала из бардачка планшет.

- Есть у кого её фото? – обратилась она к ребятам.

- Да, – ответила Александра, – Макс, у тебя же была наша общая фотка?

- Наши мобильники забрали эти черти, – напомнил ей Максим.

- Хорошо, я разберусь, – заверила их Волкова.

 

Пока все, включая ребят, в суматохе думали, что им делать, Евгений тихо отошёл в сторону, а затем и вовсе покинул сцену преступления. Как ни странно, оперативники были увлечены своими делами, и никто из них даже не подумал его останавливать.

- Нужно будет зайти к нам домой, – заявил голос Александры позади.

 

Евгений обернулся, девочка быстро приближалась к нему.

- Не спрашивай, – заметив его недоумение, заявила она. – Парни остались, чтобы дать показания и забрать наши вещи. Ну, когда их найдут у преступников.

- Класс! Мало я с твоим братом мучился.

- А кто говорил, что будет легко? – ухмыльнулась Александра. - Ну, так, каков план? – спросила она, когда они сели в первый же подошедший автобус и Евгений откинулся на спинку сидения. В ответ он лишь хмыкнул и уставился в окно, глядя на темнеющее пространство проносившихся улиц. – Какой-то ты сегодня не очень разговорчивый, раньше тебя было не заткнуть.

 

Евгений мрачно посмотрел на девочку и снова повернулся к окну. Он не хотел напоминать ей о своем поступке, который так его надломил. Он даже стал задумываться, не был ли весь его план ошибкой. В любом случае, механизм был заведён, а его шестерёнки крутились в точности, как он и задумывал.

 

Спустя некоторое время, автобус подъехал к нужной им остановке, и они с Александрой вошли в опустевший дом. Скорее всего, все взрослые, в очередной раз вызванные органами правопорядка, снова поехали за своими непутёвыми детьми.

- Знаешь, что берут в походы?

 

Александра недоуменно кивнула.

 – Бери всё необходимое: спички, фонарик, канат, компас и так далее, у меня всё это в рюкзаке, но ты тоже возьми на всякий случай.

 

Александра кивнула и пошла собираться, а Евгений поднялся в комнату Михаила и забрал оттуда свой походный рюкзак. После он дождался девочку на улице. Та спешно выбежала из дома, опасаясь, что Евгений уйдёт без неё.

- Готова?

 

Александра закивала.

- Тогда идём.

 

На автобус они уже не успевали, потому до того как выйти на улицу Евгений предусмотрительно вызвал такси с домашнего телефона, и спустя минут пять машина подъехала.

- Куда едем? – спросил водитель у садящихся на заднее сидение ребят.

- Нужно, чтобы вы ехали по шоссе, ведущему к Иркутску.

 

По всей видимости, водитель удивился такой долгой поездке в столь поздний час, но возражать не стал. Именно в том направлении увезли Наташку. Евгений уже давно знал, где база Альберта Валерьевича. Как только он поговорил с фокусником, он понял, что должен был сделать. Точка кипения была достигнута. Ему только не хватало духа. Ему нужен был стимул. Маленькая искра, которая разожжёт необходимый пожар, и Альберт Валерьевич по своей наивности дал ему эту искру.

- Здесь, пожалуйста, остановите, – произнёс Евгений где-то на половине пути между городами.

- Но до города ещё полтора часа пути, – удивлённо произнёс водитель.

- Не беспокойтесь, нам нужно было не в город.

 

Водитель остановил машину у обочины, и Евгений с Александрой смогли выйти в вечернюю темноту зимы. Парень расплатился с таксистом и направился к сугробу, перекрывающему собой вход в лес. Александра стала подходить, когда он начал на него взбираться.

- Ты нормальный, вообще? – спросила она, – куда ты полез?

- Если верить карте на GPS, которую я подсмотрел у таксиста, то нам необходимо двигаться в том направлении.

- Может, в таком случае нам стоило дождаться хотя бы утра?

- Нет, – отрезал Евгений, - Наташка не может ждать утра.

- Стоило в таком случае сообщить той ФСБшнице или хотя бы твоему брату.

- Зачем? Они бы всё равно ничего не смогли сделать.

- То есть это не они спасали тебя да и нас тоже всё это время?

- А когда это меня нужно было спасать?

- Да хотя бы часа два назад!

- Если ты напряжёшь свои две извилины, то поймёшь, почему во всех ситуациях спасать нужно было только вас, причём от самих же себя.

 

Евгений влез на сугроб и стал шагать вперёд. Александра, немного подумав, всё же последовала его примеру.

- Ну и что же мы ищем? – не унималась Александра, когда они стали медленно двигаться дальше, – логово злодеев?

- Угу, – подтвердил Евгений.

- Ну и как мы его найдём?

- Дело в том, Сашенька, что ты очень узко мыслишь.

- В каком смысле?

- Я уже нашёл его, и нам осталось только туда придти.

- То есть ты хочешь сказать, что с самого начала знал, где находилась база Альберта Валерьевича?

- С самого начала я мог только предполагать. А вот когда мы съездили к Байкалу, и я осведомился обо всех туристических точках, то подтвердил свои догадки.

- Ты, типа, исключил все общедоступные места? Но это всё равно ничего тебе не даёт.

 

Темнота сгущалась, потому Евгений достал из кармана подготовленный к этому случаю фонарик. Пока он шёл, снег забивался ему в ботинки, чтобы затем начать обжигать своим ледяным холодом ступни.  Делать шаг за шагом, утопая в сугробах, было невыносимо сложно, поэтому он остановился, чтобы немного отдышаться, а заодно пояснил:

- Это ничего не даёт тебе. Ведь вы, трое супергероев наших, даже не потрудились разузнать, что и где у вас тут находится.

- Так объясни.

 

Евгений поднял глаза к небу, тяжело вздохнул и спросил:

- Что тебе объяснить?

- Ну, допустим: с чего ты взял, что Альберт Валерьевич не прячется где-нибудь в городе или в деревне, да в том же туристическом месте у всех на виду в каком-нибудь хорошо охраняемом здании? С чего ты решил, что это где-то… кстати, где это?

- Если ты не помнишь, то все его конторки зарегистрированы на одну фирму, и при желании их можно отследить, что я успешно делал вплоть до этого момента. Потому нужно искать что-то вдали от глаз.

- Но ведь заповедных мест в нашей области полно.

- Такой человек как Ал, установит свой командный центр так, чтобы об этом знало лишь некоторое количество приближённых людей, а значит, база должна была строиться в условиях строжайшей секретности.

- Но зачем?

- Для того чтобы чувствовать себя обособленным, – Евгений продолжил двигаться дальше.

- Все равно не понимаю, к чему это ты.

- Как, по-твоему, дешевле построить свой личный тайный Форт-Нокс?

- Эм… сделать, как он сделал с лабораториями? Выкопать бункер.

- Вот именно, но об этих лабораториях знало много народа, потому что незаметно выкопать яму под городом практически невозможно. Об этих лабораториях были осведомлены, как минимум, несколько высокопоставленных чиновников. Здесь же было нужно нечто другое.

- Окей, но ответа ты так и не дал.

- Близ Данска ведь много гор?

- Да.

- А знаешь, почему именно эта территория закрыта для археологических раскопок?

- А она закрыта?

- Да, и только для них. Обычным людям гулять здесь можно, но опасно.

- Ну, обычно это делается, чтобы не разрушать архитектурные и природные памятники.

- Класс, но в этой местности таковых не имеется, зато полно волков и медведей.

- Стоп, что?

- Это значит, что кто-то не хочет, чтобы эти памятники нашли.

- Нет, нет, ты сказал, что нас тут могут съесть?

- Это неважно. Помнишь, мы как-то говорили об огромных подземных городах, которые выкапывали здесь первобытные люди тысячи лет назад?

- Эм… что-то припоминаю такое, да.

- Ты сама тогда сказала, что таких мест в вашем округе полно. Так вот, что если одно из них использовать в качестве основы для строительства базы?

- Ты думаешь, что здесь есть такая пещера?

- Я бы сказал пещеры. Вход туда, конечно, спрятан, а их самих Ал перестроил под свои нужды, но, если посмотреть на рельеф местности со спутника, можно понять, как туда попасть.

- И как же ты понял, где вход?

- Дело в том, что я нашёл не совсем вход, скорее лаз, созданный временем и движением тектонических плит.

- Ты его увидел на карте?

- Нет.

- Тогда как ты можешь быть уверен…

- Послушай, прекрати задавать глупые вопросы. В своих расчётах я уверен.

- О, так ты у нас ещё и археолог.

- Что сложного в том, чтобы взять формулу и подставить туда нужные значения?

- Ну… - протянула она не уверенно, - окей, убедил. Тогда ты тут босс, веди.

Глава 19. Великое восхождение

 

На самом деле всё его тело бросало в дрожь из-за дикого холода, пробирающего до самых суставов. Каждый шаг неприятно напоминал о том, что штаны вместе с носками промокли до нитки. Однако Евгений сдаваться не собирался. Они с Александрой ещё даже не прошли и половины пути, но и он и она уже задыхались от усталости. Так ребята шли примерно полтора часа, пока Александра внезапно не заявила:

- Так, нам срочно нужен привал.

- Да? – тяжело дыша, спросил Евгений, – я так не думаю, нам ещё долго идти.

- Вот именно поэтому нам необходим привал, – пояснила девочка.

- Лады, – сказав это, Евгений упал на сугроб. Он стал жадно хватать воздух ртом, а затем снова начал подниматься.

 

Осмотревшись, Евгений заприметил тонкое деревце и пошёл в его сторону.

- Куда это ты? – непонимающе спросила Александра.

 

Подойдя к дереву, Евгений сбросил с себя рюкзак, наклонился к нему, чтобы открыть, и стал что-то в нём искать. После этого недолгого копошения он всё же извлёк из рюкзака небольшой походный топорик.

- Если мы делаем привал, нам необходим костёр, - изрёк, наконец, Евгений.

 

Он снял чехол, предохраняющий лезвие топора и начал тратить неприкосновенный запас своих сил, чтобы срубить дерево. Александра, всё вмиг осознав, принялась тем временем готовить площадку.

- Я постараюсь найти что-нибудь, чем можно разжечь пламя, – сказала она, когда Евгений притащил огромное бревно, которое собирался разделить на две части.

- Зачем? – спросил он, – у меня куча бумаги в рюкзаке.

- Чего у тебя там только нет.

- Я же сказал, мы идём в поход, – он с силой ударил бревно топором, оставив на нём большой зарубок.

- Всё равно, хворост сейчас лишним не будет, – и Александра пошла искать более или менее сухие ветки.

 

Тем временем Евгений разрубил бревно пополам, и тоже принялся оглядываться по сторонам, дабы найти пару крепких опор.

- Вот, – сказала как раз к этому моменту вернувшаяся Александра. Она вывалила кучу дерева на землю, – некоторые из них можно использовать в качестве опоры для твоего костра.

- Класс, – заметил Евгений и, взяв приглянувшиеся две крепкие палки, стал втыкать их в землю так, чтобы они были по обе стороны одного из брёвен. После он достал из рюкзака верёвку, отрезал от неё два куска, и они с Александрой при помощи них закрепили вторую половину бревна над первой.

 

Вместе они наломали принесённых Александрой веток, а затем разложили их между брёвен. Наконец можно было приступать к самому главному. Евгений торжественно поджёг созданный ими костёр. Огонь не спешил перекидываться на жёсткие влажные ветки. Для начала, судя по всему, он решил распробовать бумагу Евгения. В какой-то момент показалось, что пламя совсем решило потухнуть, но секрет этого костра в том и заключался. Он не должен был светить слишком ярко, чтобы не привлекать диких животных. Однако угли, которые начинали образовываться между брёвен, хорошо согревали, вместе с этим не давая костру потухнуть. Евгений упал на землю и радостно выдохнул. Александра тоже присела рядом на предусмотрительно расстеленный спальный мешок.

- Капец, мы после этой твоей экспедиции недели две лежать с градусниками будем, – произнесла она.

- Нормально, – улыбаясь, ответил Евгений, – если и не победим злодеев, то, по крайней мере, заразим их всех простудой.

 

Девочка тоже улыбнулась, но потом вдруг вспомнила:

- Точно, – она полезла к себе в сумку и достала оттуда коротковолновую рацию, – совсем забыла.

- О нет, – заметив это, заявил Евгений.

- Что нет? Нам нужно связаться с ребятами и рассказать где мы.

- А хотя валяй, лишним не будет.

 

Александра настроила частоту и произнесла в неё.

- Макс, Миша вы на связи? – рация молчала. – Максим, ты слышишь меня?

- Странно, – произнёс Евгений, – мы ещё не в зоне глушения радиосигналов. Может это их те продажные ФСБшники сожрали, а?

- Не говори ерунды. Приём, меня кто-нибудь слышит?

- Приём, – донёсся из рации голос Михаила, – слышим тебя хорошо, Саша.

- А, они у тебя просто не слишком расторопные, – продолжал издеваться Евгений.

- Вы где? – это был уже Максим.

- Где-то в лесах, между Данском и Иркутском.

- Что? Что вы там делаете?

- Евгений говорит, что база Свердлова где-то неподалёку, на ней же держат и Наташу.

- Скажи, чтобы Волкова со своим отрядом выдвигалась к координатам, – Евгений назвал географические значения широты и долготы, а Александра передала их по рации.

- Что, там? – поинтересовался Максим.

- Да, куда ты их направил? – переспросила Александра.

- К входу в бункер, конечно же, – раздражённо заявил Евгений, – что за глупые вопросы?

- Там находится вход в бункер.

- Хорошо, я сейчас же постараюсь всё ей передать. Будьте на связи, – сказал Максим.

- Не получится, – разочаровала его Александра, – Евгений говорит, что скоро начнётся зона глушилок.

- А вы можете нас подождать? – заволновался Максим.

- Пфф, – поперхнулся от смеха Евгений, когда Александра зажала танкетку, чтобы что-то сказать, – нет, конечно.

- Ну, ты его слышал.

- Послушай сюда, Женя, – заявил Максим. – Если с ней что-то случится из-за тебя, я тебя прибь….

- Можешь его выключить? – зевая, произнёс Евгений.

 

Александра выключила рацию.

- Ты его извини, – попросила Александра, – иногда он такие глупые вещи говорит.

- Иногда?

- Ну, может, чуть больше чем иногда. В любом случае: иду я с тобой - полностью осознавая все риски.

- Не представляешь, как я рад это слышать, но по лицу бить будешь не ты, – Евгений снова заулыбался.

- Разве вы, мальчишки, только этим и не занимаетесь?

- Что? Получаем по лицу? Наверное, но лично я по возможности стараюсь избегать подобного рода занятий. Потому как я слышал, это сильно ударяет по красоте и здоровью.

- Ну, здоровья нам после таких походов явно будет не хватать, – посмеялась в ответ Александра. – Кстати, ты есть не хочешь, а то я взяла пару бутербродов, на всякий случай.

- Учитывая, что я не ел с самого утра, не откажусь.

 

Александра достала из сумки два бумажных свёртка, один из них она отдала Евгению.

Минут через тридцать, когда у ребят появилось немного новой энергии, Евгений решил, что им нужно двигаться дальше. Поэтому, недолго думая, они собрали вещи, потушили костёр и отправились в путь. К снегу по колено они уже привыкли, но к их несчастью, спустя какое-то время наступила новая напасть. Начался сильный ветер, который постепенно перерастал в метель.

- Чёрт! – возмутился Евгений, – как же я ненавижу Гидрометцентр!

- А он-то здесь причём?

- Притом, что, судя по всему, прогноз погоды они там составляют исходя из результатов гадания на кофейной гуще.

- Ну, вообще-то они обещали бурю, так-то.

- Да! Завтра с утра!

- Ну, погода довольно непредсказуемая вещь.

- Да, особенно, когда ты путаешь понятия метеорологии и астрологии.

- Давай просто пойдём быстрее.

 

Евгений лишь ухмыльнулся и потопал дальше. Путь предстоял неблизкий, потому к совету Александры, что нужно ускориться, он не сильно прислушивался. В конце концов, им нужно было экономить силы, а от быстрого шага их ноги лишь глубже станут утопать в снегу. Так они прошли ещё час пути. Час пути, по истечению которого они вышли к поляне, путь к которой преграждало огромное поваленное дерево.

- Ну, наконец-то! – обрадовалась Александра.

- А? – спросил Евгений.

- Наконец можно вылезти из этого сугроба, – пояснила девочка. – Если ты заметил, то на пути нам не встретилось ни одного пространства, где бы ни лежал этот снег; куда ни ступишь, повсюду в нём утопаешь.

- А, ну да, – раздосадовано произнёс Евгений.

- Тебя что-то не устраивает? – в голосе девочки читались явные нотки возмущения, – мы, вообще-то, уже час без передышки мокнем, между прочим. Неужели ты сам не хочешь отдохнуть?

- В том-то и дело, что мы уже и так потратили слишком много энергии, а перебираясь через этот завал, мы потратим ещё больше сил.

- Вот и славненько, сейчас залезем на это бревно и восстановим все силы. Оно же ведь посуше будет, чем земля.

- И долго ты собираешься отдыхать?

- Ну, было бы классно подождать утра, а там уже и наши подтянутся.

- Я не планирую ждать «наших», если хочешь идти со мной, то тебе придётся забыть, что ты девчонка и что ты слабее меня.

 

Девочка так и замерла после этих слов. А Евгений, не собираясь обращать на неё внимания, беззаботно полез на дерево, и спустя какое-то время он всё же взобрался на бок толстенного ствола, уселся на него и устремил свой взор вдаль, на гору, вершину которой можно было наблюдать за макушками деревьев.

- Ты долго ещё стоять будешь? – крикнул он Александре.

- Что ты только что сказал? – опомнилась девочка.

- Я спрашивал: долго ты там стоять собираешься?

- Нет-нет, до этого, – она как-то странно посмотрела на парня.

- А забудь, просто ляпнул, не подумав, – отмахнулся Евгений.

- Ляпнул, не подумав?! – возмутилась Александра. Она яростно начала карабкаться по стволу к сидящему там мальчику. – Это я-то слабачка?! – кричала она, когда наконец добралась до него, – ты даже не представляешь, кого ты только что пробудил!

- Вот и славненько, что у тебя открылось второе дыхание, – засмеялся Евгений, – нам оно сейчас явно пригодится, – он не отрывал взгляд от поляны.

 

Казалось, что Александре резко захотелось придушить негодяя, но когда она посмотрела на поляну, то все мысли об убийстве своего компаньона вмиг улетучились.

- Какого? – удивилась девочка.

 

Поляна была усеяна поваленными соснами, елями и другими деревьями, растущими в этих лесах. На то, чтобы через них пролезть, уйдёт немало времени. Кроме того, поляна была настолько огромной, что обходить весь этот лесоповал было бы куда дольше.

- Да, эту часть заповедника наше правительство за бесценок сдало в аренду большой восточной стране. Они в свою очередь принялись распоряжаться богатствами здешних лесов, подозреваю, в скором времени так произойдёт с большей частью восточной Сибири.

- Но ты же говорил, что здесь база Свердлова.

- Всё верно. В России ведется реестр земельных участков, и Ал не мог скрытно купить здешнюю землю. Как думаешь, почему они прекратили вырубку леса?

- Почему?

- Ал перекупил эту землю ещё раз, но уже в той стране, где он смог сохранить свою анонимность.

- Так вот почему ты был так уверен, что его секретный бункер здесь. Ты просто хакнул их базу данных.

- Что? С чего ты это взяла?

- Ну…

- Я же тебе объяснял, почему Ал обосновался тут.

- Ну, те объяснения больше смахивают на догадки, а то, что ты узнал всё это из правительственной базы данных, куда логичнее.

- Деточка, пентагоны хакают только в голливудских фильмах, – поучительным тоном рассказал парень. – Я больше тебе скажу - эти слова о купле–продаже и есть догадка.

 

Александра раздосадовано поднесла руку к лицу, а затем уселась рядом с Евгением.

- Чёрт, – заявила она, – и как мы будем преодолевать эту большую лесоповальную стену?

- Думаю, нам придётся собрать все оставшиеся силы, стиснуть зубы и двигаться дальше, покуда не упадём замертво или, куда хуже, не будем растерзаны здешними волками.

- Слушай, – сообщила она, – тебе никто раньше не говорил, что вдохновлять ты не умеешь?

- Неа, ты первая.

 

Отдохнув немного, они направились преодолевать это испытание на выносливость. Перелазить один природный бордюр за другим. Не будь повсюду снега, сковывающего их движения, они бы даже не заметили этого поля. Но сейчас, когда они устали от изнурительного похода, сильной бури, холодного снега, тающего у них в ботинках, каждое поваленное дерево ощущалось как высокая стена, преграждающая им путь.

 

Когда они подошли к последнему дереву, Евгений беспамятно валился с ног. Ему так хотелось спать, что он был готов позабыть всё и вся. То, что он находится где-то посреди дремучего леса, то, что сейчас зима, то, что зимой спать под открытым небом - это верная смерть и то, что ему нужно было куда-то там идти. Он всё забыл от желания прикрыть глаза и заснуть.

- Ну и кто тут девчонка? – с одышкой посмеялась Александра, когда тот обессилено остановился.

- Ты погоди, – не собираясь ей уступать, ответил тот, – вот сейчас только немного посплю и… - он упал наземь.

- Давай уже поднимайся, нам здесь нельзя спать, – девочка подбежала к Евгению и стала поднимать его на ноги, – мы должны спасти Наташу, помнишь?

- Спасти? Кого? – Евгений прикрыл глаза.

- Наташу. Твоего и моего друга.

- Д-друга?

 

Это слово. Такое, казалось бы, банальное слово будто бы облило его ушатом холодной воды, эхом пронеслось по всем закоулкам его сознания. Он вскочил, когда услышал это слово и полез на поваленное дерево, дабы, преодолев и его, продолжить двигаться вперёд. Без остановок и без промедлений.

 

Они вышли к речке. Река была горной. Образовывающаяся в горах вода создавала сильное течение, которое уносило её прямиком на уровень моря, в данном случае в самое глубоководное озеро в мире. Потому она была слишком быстротечной, чтобы покрыться льдом даже при такой низкой температуре.

- Ну, что за напасть! – возмутилась Александра, – изучая карту, ты не мог найти путь без подобных преград?

- А? Не отвлекай, я стараюсь сосредоточиться, чтобы не уснуть.

- И как ты предлагаешь её преодолевать? По заветам Беара Гриллса?

- Что? Поглощать всякую гадость, дабы не отдать концы от голода или обезвоживания, при этом прекрасно зная, что у оператора есть нормальная еда?

- Нет! Чёрт тебя побери! – гневно крикнула Александра, – перебираться вплавь по реке в минус сорок градусов!

- В смысле? Зачем?

- Ну а как тогда?

- Просто перепрыгнем её вон там, – Евгений указал на место, где речка сужалась больше всего, а над ней висели заледенелые корни ивы, на которые вполне можно было взобраться и с них спрыгнуть на другую сторону.

- Авантюрист чёртов! – заявила Александра, но всё же последовала за Евгением.

 

Евгений снял со спины рюкзак и, собрав все свои силы, кинул его через воду. Рюкзак приземлился на том берегу.

- Давай свою сумку, – сказал он Александре.

 

Он взглянул в лицо свой спутнице. По ней было видно, как она страшилась свалиться в реку. Ещё бы, она не боялась. Ведь упасть в воду, зимой, посреди леса, где их никто не спасёт, да ещё и в одежде – это верный путь к смерти от переохлаждения. Она прикрыла глаза, словно бы задумавшись над чем-то, а затем всё же отдала свою сумку. Евгений перебросил и её на другой берег, а в следующий момент, желая поскорее закончить это затянувшееся смятеннее, прыгнул за ней сам.

 

Пока он в прыжке летел над водой, то не позволил себе ни секунды усомниться в своих силах. На кону было больше чем просто его жизнь, на кону была Наташка, но в последний момент его подвело собственное ослабшее тело. Не в силах справиться со слабостью в ногах, достигнув берега, он поскользнулся и, упав на живот, заскользил вниз. Лишь когда уже он был наполовину в воде, то смог ухватиться за торчащую из снега ветку кустарника. Александра в порыве адреналина тут же прыгнула на другую сторону следом. Она пролетела куда дальше него, поэтому её приземление прошло более гладко. Подбежав к парню, она схватила его за руку и потащила на себя.

- Ты чего такой неуклюжий? – возмущённо заявила Александра, когда они оба повалились на спины в снег.

- Ну, ты же спасла меня, верно?

- И что? Теперь ты весь мокрый! Как ты собираешься идти дальше?

- Ничего страшного ведь не произошло. Силы, чтобы идти дальше, у меня ещё остались, тем более что мы уже близко.

 

С трудом, качаясь от жара и боли по всему телу, он двинулся вперёд.

- Стой! – завопила Александра, – разве ты не понимаешь? У тебя все признаки обморожения. Ты скорее погибнешь, чем куда-то придёшь.

- Ты права, – поначалу Александра даже обрадовано удивилась этим словам, но потом она поняла, что Евгений скажет дальше, – я скорее умру, чем дам в обиду одного из своих товарищей.

- Вот скажи-ка мне, что ей вообще может сейчас угрожать? Свердлов её хочет непременно убить? Зачем он её похитил, ты так и не объяснил? Зато я прекрасно помню, как ты сам говорил, что это не в его правилах прикрываться близкими людьми своих противников.

- Да? Разве? – удивился Евгений, – а кто говорил, что мы противники?

 

Александра непонимающе уставилась на мальчика. Но не только удивление читалось в её взгляде, в её взгляде был испуг.

- Без сомнения, Ал в этой истории антагонист, – добродушно улыбнулся Евгений, когда понял, о чём девочка могла подумать, – но ни он, ни я никогда не считали друг друга противниками. Я, потому что он ничего не может мне противопоставить, а он - потому что... Я даже не знаю, как это объяснить. В общем, он думает, что я тоже ничего не могу ему противопоставить.

 

Александра протянула какой-то невнятный звук, напоминающий букву «э».

- Короче, не забивай голову. Лучше посмотри вперёд, гора уже совсем близко.

 

Александра подползла к своей сумке и достала оттуда рацию. Она попробовала связаться с остальными.

- Связи тоже уже нет, – раздосадовалась девочка.

- Не волнуйся. Как только они войдут в радиус купола радиопомех, мы сможем с ними связаться.

- Да? Тогда вот, – она протянул Евгению какую-то вещь, – вставь этот наушник в ухо, когда они выйдут на связь, мы их услышим, рацию же оставим здесь, чтобы, если нас поймают, не смогли её найти и отнять.

- Оу, да мы прямо коммандос какие-то, – Евгений немного посмеялся.

 

Александра тоже улыбнулась и поднялась на ноги.

- Ладно, мы дойдём до этой горы во что бы то ни стало, – заявила она, – даже если мне придётся тащить тебя, слабака такого, на себе.

 

Глава 20. Рокировка в логове змея

 

Может, они и преодолели основной путь. Преодолели все самые затруднительные препятствия, но самое сложное осталось под конец. Когда они поднимались в гору, ноги дрожали от усталости, лёгкие жгло от частого дыхания, а глаза наполнялись слезами от холода. Но даже в этих условиях они шли, шли, не жалея своих сил. Достигнув очередного крутого подъёма, Евгений всё же остановился.

- Стоп, – задыхаясь, выговорил он.

- Уже устал? – также задыхаясь, съязвила Александра.

- Да, вернее нет. Просто мы пришли, – даже не думая отвечать на колкость, пояснил он.

- Но здесь же нет ничего, – она оглядела заваленный снегом склон.

- Это тебе так кажется, – пояснил парень. Он упал на четвереньки, прополз немного дальше и принялся расчищать снег.

- Ну и что ты делаешь? – поинтересовалась девочка.

- Он должен быть где-то здесь. Помоги мне.

- Кто? Проход?

- Да. Небольшое углубление, которое ведёт в пещеру.

 

Он покопал ещё немного. Всё без толку. Никаких углублений или расщелин в горной породе не наблюдалось.

- Слушай, может ты ошибся? – печально спросила Александра, – в конце концов, сейчас ночь. Мы просто зашли не туда, вот и всё, – она сделала несколько движений в сторону парня, но резко обо что-то запнулась, а затем наполовину провалилась в сугроб.

- Ого, ты нашла его! – воскликнул Евгений и пополз откапывать девушку.

 

Под кучей снега обнаружилось небольшое пространство, в которое было бы сложно пробраться взрослому человеку, но так как быть взрослыми им мешали четыре не прожитых года, они с лёгкостью туда смогли заползти по очереди.

 

Чем дальше они углублялись, тем менее просторной и более тёмной становилась расщелина. Когда уже казалось, что они сейчас вот-вот упрутся в стенку, в свете фонарика всё же стало различаться пространство. Пробраться через узкую щель, возвышавшуюся в стене под потолком пещеры, теперь даже им было затруднительно. Но Евгений с Александрой были не из тех, кто бросает всё на половине пути. Спустя какое-то время они таки смогли пробиться через толстую земляную породу и упали на холодный каменный пол.

 

Евгений думал, что теряет сознание от счастья, на самом же деле сказывались усталость и обморожение. Но сейчас было не время отключаться. Снова собравшись с силами, он смог приподняться, затем сесть на пол. Он огляделся. Не было похоже, что пещера как-то использовалась людьми. Александра тоже стала подниматься.

- Я так полагаю, это один из тех туннелей, которые ведут к бункеру? – поинтересовалась она.

- Верно мыслишь, – похвалил он её.

- Но разве бункеры не строят так, чтобы в них невозможно было попасть?

- Ещё как строят, но не забывай, что это не типичный военный объект правительства. Это база человека, считающего себя выше любого государства. Так как строительство велось в тайне, она построена с учётом планов на дальнейшее её расширение. Эти тоннели тоже, скорее всего, для кое-чего нужны, и их тоже планируют облицевать каким-нибудь металлом. Кроме того, всё из-за той же повышенной секретности охрана тут минимальная. Как ты могла заметить, конкретно это место кажется не обитаемым. Нам всего-то и остаётся взломать пару замков и пробраться в центр управления.

- И как нам это поможет найти Наташу?

- Никак.

- Что?!

- Более того, может оказаться, что её здесь и вовсе нет.

- Так нафига мы сюда тогда пёрлись? Ты же говорил, что Альберт Валерьевич держит её здесь, – казалось бы, возмущению Александры не было предела.

- Я не говорил такого, но если моя теория верна, то да, они нас ждут тут. Однако на этот раз я бы предпочёл ошибаться, потому как в таком случае проблем было бы намного меньше.

- И каким же образом то, что Наташу прячут где-то в другом месте, упрощает ситуацию?

- Понимаешь, на здешних серверах хранится куча различной интересной информации, доступ к которой разрешил бы абсолютно все наши проблемы.

 

Александра немного подумала, а затем предположила:

- Ты хочешь нарыть компромат на Свердлова?

- Ты не поверишь, как я этого хочу. Однако этот план далеко не идеален.

- Да. Нас могут поймать, – догадалась Александра.

- Верно, – обрадовался интеллекту своей собеседницы Евгений. - Классно я придумал, да?

- Нет.

- Класс. Тогда в путь, – парень поднялся с полу и пошагал вперёд по туннелю.

 

Через ещё десять минут они таки вышли к комнате, путь к которой перегораживала дверь с решёткой. Впервые с момента приезда в этот город Евгению наконец-таки удалось проявить таланты взломщика. Из рюкзака он достал свой ультимативный набор отмычек. Минуту спустя замок поддался и, приветливо щёлкнув, позволил открыть дверь, впуская дорогих гостей внутрь. Неровная грунтовая порода сменилась металлическим покрытием, облицованным приятно выбеленным бетоном. Видно было, что Альберт Валерьевич, при всём желании окутать это место ореолом таинственности, не поскупился сделать его как можно более комфортабельным.

 

Александра взглянула за угол, но сразу же отпрянула назад.

- Там бронированная дверь, а ещё камера наблюдения, – сообщила она, – смотрит прямо сюда.

- Тогда давай попробуем проскочить к её слепой зоне.

 

Александра кивнула, и ребята быстрым движением скакнули к стенке, над которой и висела камера. После чего, осматривая стены на предмет других следящих устройств, направились дальше. Дверь, которую увидела Александра, и правда была бронированной, но открывалась она с их стороны. Им оставалось только повернуть вентиль и войти в неё.

 

Стараясь не шуметь, они отрыли эту дверь и вошли в огромное помещение. Александра даже ахнула, когда это увидела. Они стояли на помосте шахты, в которой величественно возвышалась ядерная ракета.

- Какого… - начала, было, девочка, но Евгений вовремя закрыл ей рот своей рукой.

- Смотри, – прошептал он.

 

У кнопочной панели в правой стороне ракеты стояло двое в скафандрах. Стояли они спиной к ним потому сразу и не заметили ребят. Евгений увёл девочку назад и заговорил:

- Слушай, нам как-то нужно пробраться мимо них.

- Ты её видел?

- Кого?

- Р…ракету.

- Ага, но это неважно, важно…

- Как думаешь, она радиоактивная?

- Ну, судя по конструкции, эта старушка из семейства Р-36М, как утверждается, самая мощная межконтинентальная баллистическая ракета в мире, из-за чего и получила своё название «Сатана», с чего бы ей не быть радиоактивной?

- И ты просто так об этом говоришь? Что она тут делает? И что нам делать?

- Нам нужно как-то пробраться в центр управления. А что тут делает эта ракета, я не знаю. Наверное, просто стоит для красоты. У Ала, наверное, ещё куча таких внизу. Он же всемирно известный манипулятор и торговец оружием, ты не помнишь?

- Приём, – внезапно раздался голос Максима у него в ухе – меня слышно?

- Да, – приложив руку к уху, ответила Александра.

- Как вы там? – спросил он.

- Плохо, а как вы? – тоже поинтересовалась она.

- Мы уже близко, скоро будем на точке, которую нам указал Евгений.

- Замечательно, – порадовалась девочка, – а у нас тут ядерная бомба.

- Что?

- Я говорю, у старика Валерьича в подвале самая что ни на есть настоящая ядерная бомба. – Александра была до сих пор шокирована этим фактом.

- И не одна, – тоже нажал кнопку на наушнике Евгений, – ладно, продолжайте свой путь, мы пока будем двигаться дальше. – Выключив наушник, он сказал, – у меня есть план. По сути, мне нужен будет только рюкзак, поэтому, – он снял рюкзак со спины и протянул его девочке, – пока я их буду отвлекать, ты его понесёшь дальше.

- Хорошо, только расскажи, что мне делать.

 

Евгений детально пояснил, как Александре спрятаться, и как она должна будет действовать дальше, взял с неё слово, что она не отступит от указанных им инструкций ни на шаг, и направился к стоящему у ракеты персоналу.

- Парни, – произнёс он, подойдя к ним, – я, короче, тут бродил, бродил и так и не понял, как пройти в командный центр.

 

Они резко обернулись.

- Что? Как ты здесь… - один из них достал пистолет.

- Тупица! – сказал второй, этот был более представительным, даже напомнил кого-то, – ты чего делаешь? Выстрелишь, и мы все покойники!

- Так или иначе, ведите меня к своему боссу, – заявил Евгений, – мне с ним побеседовать надо.

 

Тот, что достал пистолет, цепко схватил парня за плечо и доложил по рации:

- Альберт Валерьевич, ваш пацан у нас.

- Кто, кто у вас? – донеслось из рации.

- Ну, вы говорили, что сюда может заявиться какой-то мальчишка.

- В смысле? Евгений?

- Эм, не знаю, ща спрошу, – он обратился к Евгению, – ты Евгений?

- А по мне не скажешь, да? – иронично ухмыльнулся Евгений.

- Харэ юлить! На вопрос отвечай.

- Да, да, я это собственной персоной, прошу меня любить и жаловать.

- Он говорит, что да.

- Интересно, – произнесла рация голосом Альберта Валерьевича, – ну что ж, ведите его сюда.

 

После этого приказа его повели к выходу из шахты. Александры там уже не было, так что за неё можно было не переживать. Они пересекли коридор и направились к ещё одной гермодвери.

- А для тайной злодейской базы у вас тут довольно мило, – подметил Евгений, – может, знаете, где найти такого искусного архитектора?

- Заткнись и шагай, – сказал тот, что держал его плечо.

- Ну и чего так грубо? Мне вообще-то интересно.

- С боссом болтать будешь.

- Лучше вообще ему не отвечать, – сказал второй, – ты не поверишь, каким он может быть изворотливым.

- Да, что он сделает? Не дорос ещё.

- Ага, вот только тебе самому не интересно, как он здесь появился? Вход в бункер хорошо просматривается с камер, да и чтобы сюда добраться, он, как минимум, должен был миновать кучу охраны.

- Эй, парни, я вообще-то ещё здесь, – напомнил им Евгений, – может, у меня спросите, а взамен поделитесь тем, что я хочу знать?

- Так вот оно что, он тебя на инфу разводит. Нас же предупреждали, что по уму он не уступает даже боссу, – сказав это, мужчина открыл дверь, к которой они подошли, и пропустил их вперёд.

- И поэтому вы общаетесь так, будто меня тут нет?

 

Оба решили его игнорировать, потому дальнейшая дорога прошла в тишине. Наконец спустя несколько длинных пустых коридоров с множеством дверей по бокам они вышли в большой зал.

 

Он огляделся. В него целилось пять человек. Эти люди, казалось бы, были готовы пристрелить его на месте при любом подозрительном шорохе.

- Эм, – протянул Евгений, – могу я присесть? – он окинул взглядом помещение на предмет какого-нибудь сидения.

- Вы его обыскали? – из рации на поясе у держащего его мужчины раздался голос Альберта Валерьевича.

- Ща обыщем, – ответил тот и сказал, – куртку снимай.

 

Евгений нехотя снял с себя пальто и передал его второму сопровождающему. После чего его прохлопали на наличие каких-либо предметов. Ничего не найдя, они доложили об этом.

- Ладно, можете опустить оружие, – Альберт Валерьевич вошел через дверь на другой стороне комнаты.

- Где она? – Евгений тут же сменил свой тон на злобное шипение.

- Кто? А, твоя подруга, её сейчас приведут. Ты мне лучше вот что скажи, как ты сумел незаметно так далеко забраться?

- Очень просто, – пробурчал парень, – телепортация.

- Не мели ерунду, – посмеялся Альберт Валерьевич, – я полагаю, где-то в недостроенных туннелях есть лаз, о котором мы не знали. Ну, теперь благодаря тебе мы его найдём и заделаем.

- Чёрт, а я думал, сработает. Ну что ж, ладно, вот мои условия. Ты сейчас отпускаешь меня и Наташку, подписываешь признание, что это ты её похитил, а ещё про бомбу не забываешь всем рассказать, садишься в тюрьму как международный террорист и, возможно, я смогу забыть это недоразумение.

- Недоразумение? – переспросил Альберт Валерьевич, – не смеши меня. Ты же понимаешь, что я неспроста похитил твою подругу.

- И что?

- Как «что»? Это тебе ни о чём не говорит?

- А должно?

- Введите её, – сказал он в рацию, и в зал ввели Наташку.

 

Альберт Валерьевич выжидающе посмотрел на Евгения, а затем произнёс:

- Надеюсь, ты не думаешь, что твои друзья, которым ты сообщил, где находится вход в бункер, смогут сюда зайти?

- Ну, как минимум, они находятся там, где им нужно.

- Как же ты самоуверен, Евгений. Неужели ты считаешь, что майор Волкова что-то сможет сделать? Я тебя огорчу, мой мальчик, всё в этом мире покупается.

 

Евгений на секунду изменился в лице, но затем принял тот же грозный вид:

- Мои условия не изменились. Я готов простить твои выходки только в том случае, если ты отпустишь Наташку и сядешь за решётку.

 

Альберт Валерьевич мягко посмеялся, а затем тоже сменил свой тон.

- А теперь задай вопрос себе, – холодно произнёс он, – могу ли я простить тебя?

- Что?

- Ты уничтожил мой проект. Ты подстрелил моего лучшего сотрудника. Ты загубил жизнь моей коллеги и, в конце концов, это ты разболтал координаты этого места куче народу. Благо, в этот раз я подсуетился на подобный случай, но всё равно, подумай, могу ли я после этого отпустить вас живыми?

- Не можешь? – грустно спросил Евгений.

- Вообще-то могу, – вдруг снова сменил гнев на милость Альберт Валерьевич, – давай сыграем в одну игру. – Он подошёл к столу и достал из него шахматную доску, – если выигрываешь ты, то я отпущу всю вашу компанию восвояси. Если выигрываю я, то вы все тоже сможете уйти. Все кроме Наташи.

 

Наташка ахнула от подобного расклада, а Евгений спросил:

- Ты предлагаешь мне сыграть на жизнь своей лучшей подруги?

- Именно так. В случае твоего проигрыша я застрелю её у тебя на глазах, как ты это сделал с работой всей моей жизни. По-моему, это честно.

- Эй! – возмутилась Наташка, – нифига это не честно! Вообще-то я жить ещё хочу!

- Согласен, – немного подумав, произнёс Евгений.

- Что? – поразилась Наташка.

- Раз другого выхода нет, то будем играть по твоим правилам.

- Вот и хорошо, – Альберт Валерьевич разложил шахматную доску и стал расставлять фигуры.

- Да отпусти ты уже меня, – зло прорычал Евгений тому, кто держал его за плечо и, вырвавшись из-под захвата, направился к готовящему шахматы старику.

 

Когда Альберт Валерьевич и Евгений сели напротив друг друга, парень произнёс:

- Так кто будет ходить первым?

- Пожалуйста, можешь играть белыми, – благосклонно ответил Альберт Валерьевич и развернул доску к Евгению.

 

Евгений кивнул и сходил пешкой. Альберт Валерьевич сходил точно так же. Евгений вывел соседнюю пешку и поставил её рядом.

- Что ты делаешь? – раздался в ухе голос Александры. Сама девочка видимо где-то пряталась поблизости.

- Что у вас там такое? – это уже был Максим.

- Свердлов сказал, что убьёт Наташу, если Евгений не выиграет в шахматы, – пояснила девушка. - Но, похоже, Евгений не умеет в них играть.

 

И правда, пешка Альберта Валерьевича только что съела его пешку.

- Да? – поразился Евгений, – а так можно было ходить?

- О боже, – сообщила Александра, – он не знает правил.

- Так ты не умеешь играть в шахматы? – поразился Альберт Валерьевич.

- Угусь, – подтвердил Евгений.

- К сожалению, на мои условия ты уже согласился, и менять их не в моих правилах.

- Да я и не прошу тебя об этом.

- Макс, давай подсказывай, как надо ходить, – Александра рассказала Максиму каков на доске расклад.

- Окей, Жень, – сказал Максим, – ход на самом деле вполне удачный, ходи слоном «Ф - 1» на «Ц - 4».

 

Евгений, немного подумав, сходил, как ему подсказали. Альберт Валерьевич ответил ферзём, поставив Евгению довольно неудобный шах.

- Он, скорее всего, сходит ферзём, как я понимаю, – сообщил Максим, – уводи короля на место слона.

- Так и чем же тебе так не угодила Наташка, – поинтересовался Евгений, когда выполнил указания Максима.

- Мне? Ничем, – посмеялся Альберт Валерьевич, – она скорее мешает тебе проявить весь свой потенциал. Рано или поздно ты сам это поймёшь, – сказал он, выведя ещё одну пешку.

- Что ты имеешь в виду? Ты хочешь сказать, что переживаешь за мои детективные навыки, развитие которых Наташка тормозит?

- Ты сам во всём убедишься, когда проиграешь мне.

- Учитывая, что я не умею играть в это.

- Не беспокойся, я тебе поддаюсь немного.

- Можешь не поддаваться, я всё равно уже на десять шагов впереди, – по указанию Максима Евгений переместил слона на одну клетку выше и съел чёрную пешку.

 

Альберт Валерьевич стал выводить своего правого коня.

- Хм, ну и что же ты задумал? – спросил он.

- Думаю, для начала обыграть тебя в шахматы, – ответил он и, следуя всё тем же указаниям Максима, тоже вывел коня.

 

Старику пришлось отступать ферзём. Спустя ещё несколько ходов им с Максимом таки удалось заманить ферзя Альберта Валерьевича в угол.

- Короче, – говорил Максим, - жертвуем слоном, ходи пока конём на…

 

Но в этот момент к Альберту Валерьевичу подошёл один из охранников.

- Босс, нам докладывают, что один из мальчишек снаружи с кем-то общается, похоже, через наушники.

 

Альберт Валерьевич спокойно выслушал это, а затем спросил:

- Евгений, тебе ведь никто сейчас не подсказывает?

- Нет, – как можно честнее солгал Евгений, – да и как мне могут подсказывать. Откуда Максимке знать, какие ты делаешь ходы?

- Действительно, – старик наигранно сделал вид, что поверил, – вот только в таком случае откуда тебе знать, что это про Максима?

 

Встав со своего стула и обойдя стол, старик посмотрел на Евгения.

- Евгений, вытащи, пожалуйста, эту штуку из своего уха, – попросил он.

- Не могу, мне нужно поддерживать с ними связь, – объяснил Евгений.

- Я понимаю, Евгений, но вам совершенно не обязательно это делать на расстоянии. Приём, майор Волкова, – взяв со стола рацию, проговорил он в неё, – можете их заводить внутрь.

 

Он посмотрел в сторону арки ведущей в коридор, по которому привели Евгения.

- И девчонку, что прячется за тем углом, тоже сюда выведите, – приказал он охране.

Глава 21. Шоудаун без козырей 

 

Александру вытащили из её насиженного места и отняли у неё сумку и рюкзак Евгения.

- Так вот каков твой запасной план, Евгений? – ухмыльнулся Альберт Валерьевич, – выждать момент, чтобы применить то, что ты принёс с собой в рюкзаке? – Он взял рюкзак и высыпал его содержимое на стол, – и что это? Походное снаряжение? - он перебрал хлам, который высыпал, – отмычки, ножи…

 

Он присмотрелся внимательнее к камере-пуговице, которую Евгений обычно брал с собой, дабы записывать все разговоры со злодеями, а также её можно было использовать в качестве флэш-накопителя.

– Какое-то следящее устройство? Этим ты хотел меня победить? Использовать против меня мои же секреты?

 

Евгений молчал. Ему не хотелось говорить о самом его величайшем провале. В этот раз он проиграл, проиграл самому себе. Он так хотел ошибаться, что сам поверил в этот план, и план с треском провалился. Через какое-то время ФСБшники ввели и Михаила с Максимом, и теперь уже вся их компания была в сборе.

- Ну что ж, Евгений, – радостно сказал Альберт Валерьевич, – теперь, когда ты можешь играть честно, продолжим? – он снова сел за стол и сходил какой-то фигурой.

 

Евгению уже было неважно, какой. Он посмотрел на шахматную доску, и к его горлу подкатил ком. Ему было так обидно, что хотелось плакать. Пытаясь не растерять последние остатки своей гордости, он поднял коня. Он не знал, что ему с ним делать, ведь Максим не сказал, на какую клетку он должен был его поставить. Поднеся коня к одной из возможных клеток, он с надеждой посмотрел на ребят. Максим отрицательно замотал головой.

- Так, – заметив это, заявил Альберт Валерьевич, – я же сказал не подсказывать, – один из охранников приставил к виску Максима пистолет, и тому ничего не осталось кроме как обречённо смотреть на ответный ход старика.

 

Через несколько ходов Альберт Валерьевич поставил Евгению мат. Парень даже не успел понять, почему он проиграл.

- Ну, а теперь, как я и обещал, я устраню самую главную твою слабость.

- Почему? Почему ты считаешь её его слабостью? – гневно выкрикнула Александра. – Наоборот, верные соратники — это источник силы! – заявила она.

 

Альберт Валерьевич лишь ухмыльнулся на это заявление. А Евгений решил разъяснить:

- Не знал, что ты та, кто однажды станет королевой пиратов, Сашенька, – он тоже грустно ухмыльнулся, – но дело в том, что ты не права.

- Я рад, что ты это понимаешь, Евгений, – похвалил его Альберт Валерьевич, – близкие люди — это слабость. В нашем деле абсолютно любой человек может ими воспользоваться для получения контроля над вами. Я уже прошёл через это. Когда я был моложе, я тоже держался за любимых. Из-за этого насовершал множество ошибок. Теперь, когда я состарился, я должен найти себе достойную замену, но, если Евгению, так же, как и мне будут мешать друзья, ему никогда не достичь того, что я задумал.

- Погоди-ка, – начала предполагать Наташка, – ты считаешь, что убив меня, сделаешь Евгения своим преемником?

- Он уже является моим преемником, – пояснил Альберт Валерьевич, – когда он узнает ту информацию, которую я заполучил с серверов первого управленческого министерства аномалий, он поймет, зачем человечество должно стать сильнее. Зачем я ставил те ужасные эксперименты на детях. Зачем я манипулировал правительствами все эти годы и зачем мне, в конце концов, пять сотен межконтинентальных ядерных ракет, которые я храню по всей восточной части света. Всё это после моей смерти достанется Евгению, но для того, чтобы он не насовершал тех же ошибок, что и я в своё время, я избавлю его от обузы вроде тебя, девочка.

- Когда… - тихо сказал Евгений, – когда вы обыскивали Наташку, вы нашли у неё книгу?

- А что?

- Дай её мне, пожалуйста, – попросил он.

- Что? Зачем?

- Эта та книга, которую она мне подарила. Ты разве не помнишь, Ал?

- Ну, помню и что?

- Раз ты собираешься её убить, оставь мне хоть что-то от неё на память.

- О боже, какая сентиментальность, – он посмотрел на Наташку, – отдай ему книгу.

 

Наташка непонимающе посмотрела на Евгения. Она до сих пор не могла поверить в то, что он только что сказал. Неужели он тот, кто клялся, что всегда будет её защищать, сдался? Смирился с её участью. Она взглянула в его извиняющиеся глаза и подумала самое худшее, что это конец. Что на этот раз он ничего не сможет сделать. Дрожащими руками она залезла в карман своей куртки и извлекла из него книжку про Леночку Букашкину и её удивительные обстоятельства на Мальдивах, которую он отдал Наташке днём у компьютерного клуба. Евгений встал со стула и, стараясь не сгореть от стыда, под взглядами всех остальных подошёл к девочке.

- Прости меня, – сказал он ей, принимая книгу.

- Да, я понимаю, – улыбнулась Наташка. – Зато теперь понятно, почему ты так его называешь. Но, да ладно, в конце концов, я сама подписалась под это, когда согласилась помогать тебе.

- Спасибо за понимание, – поблагодарил он её и, повернувшись, заслонил девочку собой, – ты и пальцем к ней не притронешься, – зло проговорил он.

- Не глупи, Евгений, отойди от неё, – сказал Альберт Валерьевич.

 

Евгений разорвал книгу пополам и вынул из её корешка маленькую микросхему, к которой скотчем были примотаны батарейки.

- А я так надеялся, что не придётся прибегать к этой части плана, – раздосадовано заявил он.

- Ну и что это? – приподняв бровь, поинтересовался старик.

- Радиоуправляемая игрушечная машинка.

- Что, что?

- Ну, вернее это микросхема от её пульта управления, саму игрушку Александра оставила на краю помоста, над твоей ядерной ракетой.

- И что… - и только сейчас до Альберта Валерьевича дошёл весь ужас того, что собрался натворить Евгений.

- Постой-ка, – вспомнила Наташка, – а не тот ли это игрушечный грузовик, что ты купил перед поездкой и сломал его во время неё в тот же день?

- Не сломал, а усовершенствовал. Пульт управления был слишком громоздким и заметным, потому мне пришлось избавиться от его корпуса. Ну а так да. Я с самого начала знал, что у тебя, Ал, есть пусковые шахты с полностью боеспособными ядерными ракетами. И я подумал, а какой смысл держать такую ракету в полной боевой готовности и не заправить её топливом? Так как твёрдотопливные ракеты хранить втайне от всех достаточно сложно по причине того, что такой вид топлива имеет свойство портиться, я сделал предположение, что здесь у тебя пусковые установки на основе жидкого топлива. И как видишь, не прогадал. Р-36М хороши, когда к ним не пускают детишек, раскидывающихся своими игрушками тут и там. Соответственно, когда я замкну вот эти проводки, – он повертел микросхемой, показывая два торчащих из неё провода, – грузовичок тут же рухнет вниз. Заденет находящийся под сильнейшим давлением топливный бак, пробьёт его, словно фольгу, и нам всем спешно придётся эвакуироваться, потому как давление начнёт выталкивать из ракеты топливо в виде токсичного легковоспламеняемого испарения.

- Так вот зачем ты всюду таскал эту игрушку с собой, – вклинился Михаил, – ты хочешь взорвать ядерную бомбу? Ты совсем поехал, что ли?

- Бомбу это не активирует, – пояснил Евгений, – однако взрыв всё равно разнесёт здесь всё к чертям. Если поторопишься, Ал, то можно успеть уменьшить его силу путём выкачки топлива из ракеты. Поэтому советую немедленно отключить всё электричество и перестать здесь светить этими пукалками, – он указал на оружие в руках у охраны, - взрыв может произойти от любой искры.

- А ты, я так понимаю, в это время займёшься побе… - ироничную речь Альберта Валерьевича перебил голос Евгения, сменившийся сигналом тревоги.

- Да, именно этим мы и займемся, – сказал он, соединив проводки, - советую вам поспешить.

 

Весь свет в помещении тут же потух. Замигала красная лампочка, и зазвучала сирена. Старик тут же переменился в лице.

- Что ты наделал? – закричал он.

- Я? Я всего лишь сделал то, что посоветовал мне фокусник. Он сказал, что победить тебя я не смогу, и он прав. Как ты уже и сказал, здесь вся добытая тобой информация. Всё то, к чему ты шёл всю свою жизнь. Ты сам сказал, что достойных преемников у тебя нет, а ты, как я полагаю, не являешься бессмертным существом. К сожалению, ты не понесёшь никакого наказания, но и всем твоим злобным планам не сбыться. Потому как теперь я собираюсь уничтожить не только тот отвратительный эксперимент, а всё, что у тебя есть. Ты можешь постараться спасти часть жёстких дисков, но тогда нужно будет отпустить нас всех. Ведь я не отступлю от Наташки ни на шаг, и придётся стрелять в меня, если тебе так сильно хочется.

- Опустите оружие, – успокоившись, произнёс Альберт Валерьевич, – в воздухе уже чувствуется запах, – пояснил он, - не хватало, чтобы от ваших пуль мы тут все повзрывались. Ты ещё так глуп, Евгений, – обратился он к парню, - попомни мои слова: твоя наивность рано или поздно тебя погубит. Да, что там тебя – это может стоить жизни всего человечества. Так вы все, – приказал он своим людям, – эвакуируйте этих троих, – он указал на Александру, Михаила и Максима. – Вы двое идёте со мной, – он посмотрел на Евгения с Наташкой.

- Это ещё с чего вдруг? – спросил Евгений.

- Вы хотите, чтобы ваших друзей вывели отсюда живыми и здоровыми? Тогда быстро за мной! – скомандовав это, старик направился к коридорам, ведущим к шахте.

 

Евгений взял Наташку под руку и пошёл следом.

- Это ещё что? – возмутился Максим. - Мы тоже идём!

- Уходите, – строго приказал Евгений, да так, что вся троица даже немного приосанилась, – обещаю, с нами ничего не случиться.

 

Однако люди Альберта Валерьевича не оставили ребятам и шанса на возражения. Они крепко схватили их под локти и повели прочь.

- Эй, отпусти меня, глупый хряк! – завопила Александра.

- Да! Не смей её трогать! – также кричал Максим.

- Я был лучшего о Вас мнения, майор, – на фоне своих товарищей довольно спокойно сообщил Михаил Волковой, – я думал вы на стороне закона!

- Вот видишь, как иногда может быть обманчиво первое впечатление, – весело нашла что ответить Волкова.

 

Евгений же уводил Наташку вглубь коридора, который мало-помалу наполнялся неприятным запахом.

- Зачем мы ему? – испугано спросила Наташка.

- Он понимает, что я не отпущу одну тебя с ними, так как он может приказать привести свой план в исполнение - убить тебя, а значит, я пойду за ним только вместе с тобой.

- Но куда мы идём?

- Без понятия.

- Мы идём чинить то, что ты поломал, Евгений, – заявил идущий впереди Альберт Валерьевич.

- Ну и зачем мне это? – спросил Евгений, – мне так-то и так норм.

- Да? А ты не подумал, что ядерная бомба всё же может взорваться? – поинтересовался Альберт Валерьевич, – ты готов рискнуть одной десятой планеты, ради того чтобы просто насолить мне?

- Ну, я всегда думал, что системы защиты ядерных бомб как раз для таких ситуаций и придумывали.

- И всё-то у тебя идеально продумано. Вот только в реальном мире, всё не работает как по часам. В любом случае, нам с тобой нужно убедиться, что если и будет взрыв, то не настолько мощный, что сможет пробить обшивку оружейной, потому что в таком случае ты будешь повинен не только в гибели девятнадцати детей.

- Так-то это не я ставил на них опасные эксперименты и не я притащил сюда пятьсот ядерных бомб.

- Ты сам-то в это веришь? Кроме того, бомб здесь всего лишь тридцать, все остальные я храню в других местах, но, если начнётся цепная реакция, то, да, взорвутся и они.

- Это ведь не очень хорошо? – поинтересовалась Наташка.

- Ну, если подумать, скорее всего, так оно и есть, – ответил ей Евгений.

- Тогда ты прав, что пошёл за ним, – похвалила она его, – ты должен удостовериться, что всё пройдёт по твоему плану.

- Да, – согласился с ней Евгений, – вот только бы успеть выбраться отсюда после этого.

 

Тем временем они уже подошли к шлюзовой двери. Казалось бы, она и нужна была для того, чтобы выдерживать подобное, однако по бокам из неё всё же выходили струйки дыма. Альберт Валерьевич зашёл в небольшую комнатушку напротив и вытащил оттуда три комбинезона химической защиты.

- Одевайтесь, – он небрежно бросил им два из них.

 

Евгений с Наташкой послушно натянули костюмы и закрепили у себя на головах герметичные капюшоны с прозрачным пластиковым забралом. После старик повернул вентиль на двери и открыл проход. Из комнаты тут же повалил топливный дым. Он волной понёсся по коридору. Как ни странно, внутренняя гермодверь была уже открыта.

- Ясно, почему запах так быстро достиг центра управления, – пояснил старик, – Александра видимо забыла закрыть дверь, когда уходила.

- Ну и эта догадка не лишена смысла, – предположил Евгений, – хотя я чётко сказал ей закрыть все двери за собой.

 

Старик вошёл внутрь и удивлённо ахнул. Евгений с Наташкой зашли за ним. Теперь было понятно, чего Альберт Валерьевич так испугался. Среди беспросветного тумана топливных испарений стоял ещё кто-то похожий на мальчишку. Он был без химзащиты, лишь в противогазе. Он выжидающе облокотился на пульт управления.

- О, ну наконец-то, – заявил он, – привет, Женёк, – парень помахал Евгению рукой.

- А ты что здесь забыл? – поинтересовался Евгений у Дениса.

- Да я тут решил подстраховать тебя, на случай если бомба не взорвётся. Спасибо, кстати, что на своём примере продемонстрировал, как сюда можно залезть.

- Так, погоди, что ты решил сделать? – переспросил Евгений.

- Ну, когда я понял, что ты решил создать тут одну большую отсылку на Литл Рок сентября восьмидесятого, мне показалось, что вдруг так же, как и тогда, боеголовка не взорвётся, вот я и решил сам запустить детонацию. Так сказать, подстраховать тебя.

- Хорошо, я понял, ты считаешь, что я хочу взорвать бомбу. Но ты же ведь в курсе, что Ал здесь хранит ещё тридцать штук таких бомб?

- Агась, – беззаботно ответил Денис.

- И если взорвётся эта бомба, взорвутся и все остальные, – продолжал объяснять Евгений. – Кроме того, он, – он зло посмотрел на Альберта Валерьевича, – хранит где-то ещё пятьсот штук поблизости. Взрыв такой силы начнёт цепную реакцию, и на воздух взлетит весь восточный континент.

- Спасибо, Евгений, я в курсе, – заявил Денис, – в конце концов, мне же не десять. Ах, да, чёрт, забыл, мне же десять.

- Окей, но ты явно что-то перепутал. Я лишь хотел взорвать только эту базу.

- Да? А я думал, тебе нужна была победа, – удивился мальчик. – В любом случае, можешь не переживать, таймер я уже активировал, поэтому мне пора, – он направился к выходу, – за мной как раз пришли.

-Что, что ты сделал? – не поверил своим ушам Евгений.

 

Парень прошёл мимо них к выходу, где возник силуэт мужчины. Он так же был в химкостюме.

- Па, чего так долго? – возмутился Денис. Подойдя к человеку, он начал взбираться ему на плечи.

- Достал со своим вечным нытьём! – теперь Евгений понял, почему ему показался знакомым голос одного из тех парней, что стояли здесь, когда они с Александрой впервые наткнулись на эту ракету, это был Тимур Ильич, отец Дениса.

- Ого, а я вас как-то даже сразу и не признал, – поразился Евгений.

- Бывает, не переживай, парень, – утешил его Тимур Ильич.

- Вы с нами? – поинтересовался Денис, – вертолёт минут через семь на выход подлетит, нас будут ждать минуту, после, когда мы отлетим достаточно высоко, таймер бомбы опустится в ноль, и Азия перестанет существовать на карте мира.

 

Евгений до сих пор не мог поверить своим ушам. Он только что понял, какую большую ошибку совершил. Он доверился не тем людям, и теперь весь мир будет расплачиваться за эту ошибку.

- Чего ты добиваешься? – злобно процедил он.

- Как чего? – он удивлённо посмотрел на Евгения, – ты что, ничего совсем не понял?

 

Альберт Валерьевич посмеялся.

- Думаю, этот молодой человек старается тебе сказать, – пояснил он, – что победить меня можно, только стерев всю восточную часть планеты с лица земли. Оно и не удивительно, большинство стран этой части света всего лишь марионетки в моих руках, ты же понимаешь, что они таковыми останутся и без этого убежища, даже моя смерть ничего не изменит. Но вообще-то, тебе же это не важно, да, Денис?

- Не спорю, я преследую цели своей организации. Ты же не думаешь, что у этого старика только один сервер с нашей информацией.

- И? – спросил Евгений, – всю важную информацию он хранит тут, а в других компьютерах лишь крохи, наподобие того проекта с детьми.

- Ну да, там не столь важная информация, но менее секретной-то она от этого не перестаёт быть. Помимо того, старикан посвятил в это кучу народу, многие из которых сидят на верхушках власти, и их устранение будет достаточно проблематичным. И тут подворачивается удачная возможность, устроить несчастный случай на базе того, кто всё это и затеял. На нас не выйдут, а рассказать правду будет уже некому. Конечно, мы воспользуемся таким шансом. Спасибо тебе, Женёк, за подсказку.

- Ты серьёзно хочешь уничтожить половину материка только ради того, чтобы оставить в секрете украденные у вас данные? – Евгений всё ещё надеялся, что Денис так над ним шутит.

- Ты так говоришь, будто это что-то плохое.

- Вообще-то да.

- Кто бы мог подумать, – Альберт Валерьевич снова рассмеялся, – ПУМА оказались плохишами.

- Кстати, раз уж заговорили о плохишах, – беззаботно продолжил Денис, словно бы не собирался отнять десятки, а то и сотни миллионов жизней. - Один велела тебе передать, что с твоими детишками все хорошо, они проживут долгую и счастливую жизнь. Так что ты больше ни в чём не виноват, Евгений. Можешь не благодарить, ведь для этого и нужны друзья, верно?

 

Евгений сверлил мальчика злобным взглядом. Он думал, думал над тем, как хорошо бы было начистить этому поганцу лицо. Однако сейчас было не до него.

- Проваливай, – только, на это слово хватило зла у Евгения. Дальше бы в ход пошли кулаки, если бы он, конечно, был настолько импульсивным и несдержанным как Максим.

- Как скажешь, – весело сказал Денис, – ладно идем, пап.

 

Тимур Ильич, сказав какую-то колкость, которую Евгений пропустил мимо ушей и понёс сына в сторону коридора, ведущего к выходу.

- И что это было? – поинтересовалась Наташка, когда эти двое удалились.

- Это были представители одной секретной организации, юная леди. Судя по всему, друзья твоего милого Евгения.

- Не важно, кто это был! – судорожно воскликнул Евгений. – Ал, что нам-то теперь делать?

 

Глава 22. Судьба человечества

 

Дыма становилось всё больше. Казалось, ещё чуть-чуть и они перестанут видеть дальше своего носа. Евгений впал в отчаяние, Наташка, в попытке приободрить, сжала его руку сильнее. А Альберт Валерьевич, стараясь сохранять спокойствие, прошёлся по уступу, соединяющему помост с ракетой. Он открыл крышку на её корпусе и узрел там нечто, что ему явно не понравилось.

- Судя по всему, твой друг, Евгений, не оставил нам никакого шанса остановить детонацию.

 

Евгений тоже подошёл к ракете и заглянул под крышку. Там находился таймер, отсчитывающий секунды с десяти минут.

- Как ты можешь заметить, – пояснил старик, – если отсоединить таймер от провода, это замкнёт всю цепь и немедленно активирует заряд.

- Да? А я-то всегда считал, что в таких ситуациях нужно просто резать провод правильного цвета.

- Хорошо, что ты заметил: в шпионов поиграть не получится.

- Да ты всё равно будешь читерить.

- С чего ты взял, что я тогда читерил?

- А разве нет?

- Было логичным, что раз тебя нигде нет, то ты решил убрать нашего снайпера.

- Нифига это не логично! – воскликнул Евгений.

- Погодите-ка, – остановила их Наташка, - о чём это вы?

- А, Ал, это тот игрок, которого я кикнул за использование читов, – заявил Евгений, – именно потому, что он присоединился к нашей сессии в компьютерном клубе, я и понял, что он собирается делать следующий свой шаг. Предполагая, каков он будет, я отдал тебе книгу.

- Это всё хорошо, – сказала девочка, – но как вы собираетесь выключать бомбу?

- Никак, – коротко ответил Альберт Валерьевич.

- Что? – возмутился Евгений, - гениальные разработчики бомбы не предусмотрели кнопку аварийного отключения.

- Предусмотрели, конечно, но и Денис тоже о ней знал.

- И чего ты тогда такой спокойный? Ах, ну да, забыл, тебе же пофиг на миллионы невинных жизней.

- Ты прав, Евгений. Однако если бомба взорвётся, это уничтожит всю мою работу, на которую мне ну никак не пофиг.

- Работу по порабощению планеты?

- Нет, по её защите. Из-за этого может погибнуть не только та пара миллионов, за которую ты так беспокоишься, но и всё будущее человечества.

- И что ты предлагаешь делать?

- Идёмте за мной.

 

Альберт Валерьевич подошёл к вертикальной лестнице, ведущей на второй ярус шахты, и принялся карабкаться по ней. Евгений с Наташкой тоже полезли за ним. Когда они забрались наверх, то узрели, как старик пытается открыть узкий вширь, но длиннющий ввысь люк в стене. У него это явно не получалось.

- Ну чего стоите? Помогите мне, – сказал он им.

 

Ребята подошли к старику и тоже дёрнули за ручку. Люк потихоньку стал поддаваться, открывая обзор на отсек с какой-то цилиндрической штукой внутри.

- Отключить бомбу не получится, но мы можем направить её куда-нибудь в сторону северно-ледовитого океана, где она никому не причинит вреда.

- И как же мы это сделаем? – поинтересовался Евгений.

- При помощи дополнительных баллистических ракет земля-воздух.

- Погоди, но разве их запуск не спровоцирует взрыв?

- Спровоцирует, конечно, – подтвердил Альберт Валерьевич, – но мы-то успеем к этому времени отсюда убраться.

- Класс, - заявил Евгений, - офигенный план, надёжный как швейцарские часы.

- Что-то я не слышу твоих предложений, – сложил руки на груди старик, – если мне не изменяет память, то это ты сломал мою бомбу.

- Ладно, давай попробуем, – согласился с доводами Евгений.

- Вот только присоединять к боеголовке и настраивать каждую ракету придётся вручную. В конце концов, электричество использовать нельзя.

- Это-то я уже понял, надеюсь, мы успеем за семь минут.

- Вообще-то за пять. Ракетам нужно будет время, чтобы ещё доставить бомбу к цели, – объяснил старик.

- Тогда чего мы ждём? – Евгений принялся вытаскивать цилиндрический объект из отсека, – у нас нет времени на рассусоливание.

 

Первую ракету они вытянули быстро. Закрепив её специально для этого установленными крепежами, они с Наташкой приступили ко второй ракете, а Альберт Валерьевич занялся настройкой первой. На третьей ракете возникли трудности. Дверцу люка заело, потому она открылась не сразу. На это они потратили драгоценные лишние две минуты. А значит, на последнюю у них оставалась всего лишь минута. Ребята в спешке проследовали к четвёртому люку и, что есть силы, потянули на себя. Дверца поддалась, и они принялись работать над последним рывком. Альберт Валерьевич как раз закончил с настройкой третьей ракеты и принялся помогать ребятам.

- Ещё нужно отсоединить саму боеголовку, – сказал он, – но этим займусь я сам. Вы можете уходить.

- Я помогу тебе, так будет быстрее, – заявил Евгений. – Наташка, тебе нужно уходить отсюда, мы тебя догоним.

- Ещё чего, уйдём все вместе! – возразила Наташка.

- Мне нужно, чтобы ты проверила выходы. Вдруг те гады их закрыли за собой, если мы потратим время на открытие всех замков, тогда мы точно отсюда не успеем выбраться, – пояснил он, – поэтому пока мы будем работать тут, ты расчистишь путь.

- У меня есть ключи, если двери таки будут захлопнуты, – Альберт Валерьевич протянул девочке связку ключей.

 

Наташка недоверчиво посмотрела на Евгения и старика, но всё-таки взяла ключи и сказала:

- Если не вернёшься, – она строго посмотрела на Евгения, – убью.

- Так и быть, – посмеялся Евгений и побежал снимать крепления с боеголовки.

 

Наташка окинула помещение последним взглядом и, спустившись на нижний ярус, поспешила к выходу. Через минуту все крепления были сняты. На то, чтобы убежать из комплекса, у них было ещё две минуты. После чего должен был произойти старт закрепленных ими ракет.

- Это всё? – решил уточнить он у Альберта Валерьевича, когда они тоже спустились на уровень ниже.

- Взрыв запустит боеголовку в небо, та должна будет пробить люк, закрывающий эту шахту, а затем наши ракеты направят её по заданной траектории. Вроде это всё.

- Отлично, – сказал Евгений и, схватив Альберта Валерьевича за ворот, подтолкнул его к краю шахты.

- Ты что творишь! – закричал тот.

- Ты же понимаешь, что я не могу оставить тебя в живых? – спросил Евгений.

- Ещё как можешь, я думал, мы теперь на одной стороне.

- Ха, как же. Думаешь, я не понимаю, что как только мы выберемся отсюда, ты прикажешь своим шавкам убить Наташку?

- Евгений, ты хоть представляешь, сколько сейчас на кону? Если я здесь погибну, то ты никогда не узнаешь, к чему нужно готовить мир.

- Мир, блин, ни к чему не нужно готовить! Он прекрасен такой, какой есть, – заявил Евгений. – Ты же, ничего не поняв и ни в чем не разобравшись, увидел какую-то информацию, к которой был не готов, и решил, что это опасность, которая угрожает человечеству. Знаешь, как называют таких людей, как ты?

- Ты не понимаешь, что…

- Да всё я прекрасно понимаю! Таких людей как ты называют психопатами.

- И поэтому ты решил убить меня?

- Нет не поэтому, а потому что тебя невозможно остановить.

- Ты так ничего и не понял, Евгений. Будь у меня ещё немного времени, я бы тебе доказал это, но сейчас ты мне точно не поверишь. Сейчас ты не видишь, какое огромное окно в будущее хочешь закрыть.

- Вернее, прикрыть форточку, – со смешком произнёс Евгений и толкнул Альберта Валерьевича с помоста.

 

Убедившись в том, что злодей не успел ни за что ухватиться, он побежал прочь. Размышлять над моралью сего поступка у него не было времени. Сейчас все мысли были забиты тем, как бы успеть сбежать отсюда. Он пробежал два поворота и даже один раз забрёл не туда. Но всё-таки нашёл обратный путь. Дверь на улицу была нараспашку. Он поднялся по ступенькам, уводящим наверх, и побежал по следам на снегу прочь от этого места. Вдали он увидел, как навстречу ему идут четыре человека. Евгений замахал им руками, чтобы те немедленно шли назад, и в этот самый момент за его спиной прогремел взрыв. Ударная волна тут же откинула его лицом вперёд. Он с трудом оклемался от боли при падении, перевернулся на спину и узрел, как из-за скалы вылетает нечто пылающее огнём. Оно улетало вдаль, куда-то в сторону севера. В надежде, что всё сработает, Евгений стал ползти в ту сторону, где видел Наташку с ребятами. Все четверо также лежали на спине и смотрели на то, как удаляется бомба.

- Надеюсь, она взорвётся там, где никого не будет, – проговорила Наташка.

- Она взорвётся в воздухе, – пояснил Евгений, – однако в сторону океана мы её направили, чтобы никто не попал под радиоактивные осадки.

- А где Свердлов? – она вдруг заметила отсутствие Альберта Валерьевича.

 - Он остался там, чтобы спасти всех нас, – солгал Евгений, – последнее крепление заело, а времени уже не было. Поэтому он заставил меня уйти, а сам остался там.

 

Судя по всему, Наташка не знала, что ответить. С одной стороны, этот человек спас их всех, а с другой хотел её застрелить. Наверное поэтому она решила промолчать

- Так, а эти что тут забыли? – Евгений указал на безрассудную троицу.

- Не знаю, когда я направилась по следам в их сторону, они уже были здесь.

- А где прихвостни Ала? – спросил он у них.

- Они сбежали, когда увидели приземляющийся вертолёт, – начал рассказывать Максим, – а нас троих оставили тут, наверное, думали, что вертолёт прилетел по их душу.

- Не мудрено, учитывая, что вертолёт был пумавским, – вслух предположил Евгений.

- Так, – заявил Михаил, – рассказывай, что это за пума такая, и какую ещё информацию у них украл Альберт Валерьевич.

- Всё потом, – отмахнулся Евгений, – сейчас нужно думать, как нам самим выбираться отсюда.

- Ой, да ладно, просто выйдем из радиуса глушилок и позвоним родителям, – быстро нашла выход из ситуации Александра.

 

Так и решили поступить. Евгений прошёл ровно столько, сколько нужно было пройти, чтобы выйти из зоны глушения связи, а затем обессиленный и измождённый до предела упал без памяти.

 

Эпилог

 

Он не мог пошевелиться. Он был в сознании, но не мог двинуть и пальцем. Тело отказывалось слушаться своего владельца. Но боль он чувствовал, и она была неописуема. Однако даже она не могла затмить его рассудок. Уже какое-то время после взрыва он продолжал надеяться. Надежда, это всё, что у него сейчас оставалось. Рука зажимала танкетку рации, которую он успел вынуть из кармана, пока падал. Теперь оставалось только ждать, что кто-нибудь из его подчинённых примет сигнал и отыщет то, что от него осталось. А потом, потом он отомстит этому наглому мальчишке.

 

Прошло несколько дней после того происшествия. Евгений с Наташкой собирали свои вещи. Завтра они уже уезжали. Михаил с Александрой решили устроить догонялки, дабы помешать этому важному процессу. Благо, среди них не было Максима, тот бы тоже обязательно присоединился к этому балагану, но парень помогал своим родителям готовиться к их очередной экспедиции в африканские джунгли, потому шума было в два раза меньше.

- Миша, Саша, – строго заявила Виктория Андреевна, – если будете мешать ребятам собираться, оба останетесь дома на лето.

 

Это утихомирило сорванцов, но быть менее назойливыми они от этого не перестали. Когда они прекратили свои буйства, их в очередной раз захлестнула волна любопытства, и потому они снова полезли к Евгению с расспросами. Из Наташки они уже выпытали всё, что она знала, поэтому теперь их целью номер один был Евгений, который не спешил выполнять своё обещание всё им рассказать, как только они вернутся домой. Сам же он считал, что они и так знают слишком много, и на них может начаться охота, узнай ПУМА, что он им что-то рассказал сверх того, что они узнали в бункере. Поэтому помалкивал. Что никак не собиралась делать общественность.

 

СМИ и интернет вовсю пестрили заголовками о взрывах в районах северно-ледовитого океана и собственно Иркутской области. Однако ни один журналист так и не смог докопаться до истины. Всю сгоревшую технику в бункере тут же кто-то забрал, а те крупицы следов, которые остались, не давали ровным счётом ничего. Вот и оставалось бедным журналистам лишь предполагать, обвинять правительство, которое ничего не делает с этим, да строить весьма смехотворные теории заговоров.

 

ПУМА не подавали никаких признаков жизни. Евгений знал, что они затаились и выжидают. Они знают, что после того, что натворил Денис, Евгений вплотную займётся именно ими. Чего бы ему это не стоило, он выведет эту зловещую организацию на чистую воду и не остановится ни перед чем.

 

К чести сказать, Денис не солгал тогда в ракетной шахте. Они, правда, вылечили детей, над которыми злодеи ставили эксперименты. Отнюдь, у лечения был один побочный эффект, ребята никогда не смогут завести своих собственных детей в будущем. Но, по крайней мере, они были живы, и у них было это самое «будущее».

 

Альберта Валерьевича таки удалось спасти. Евгений даже навестил его один раз в больнице. Полная парализация тела. Парню даже было жаль старика, но другого варианта не было. Этот человек не гнушался любыми средствами для исполнения своих сумасшедших замыслов, теперь он был лишён даже возможности разговаривать и больше не сможет причинить никому вреда, даже если захочет.

 

Как сообщил Сергей, фокусника и Рязимскую посадили в одну тюрьму, правда в разные блоки, по половому признаку, разумеется, а против исчезнувшей с радаров майора Волковой и её отдела завели уголовное дело. Кроме того, расследованию подвергся и местный отдел внутренних дел. Когда Альберт Валерьевич выбыл из игры, а все его близкие сторонники либо сидели, либо отвернулись от него, полетели головы.

 

Помимо всего прочего, дабы не попасть под горячую руку, другие городские службы стали работать усерднее. Например, служба отлова животных, после того как изъяла маленького львёнка у недавно пойманных браконьеров, обнаружила в одной из заброшенных многоэтажек чудом уцелевшую одинокую львицу – мать малыша. В конце концов, правду говорят: кошки всегда приземляются на четыре лапы.

 

В связи со всеми этими новостями можно было сказать, что Евгений, уезжая из Данска, стал немного счастливее.

 

Спустя три года для Евгения и сто тридцать восемь лет для человечества. Через три минуты после катастрофы, устроенной плутонианами в войне Марс, Земля – Плутон.

 

Евгений лежал посреди выжженной пустоши. Угольно-чёрная трава рассыпалась в пыль, когда он до неё дотрагивался, чтобы подняться на ноги. Сам он был в светоотражающем скафандре, а лицо закрывало затемнённое стекло. Если бы он сейчас был без защиты, то моментально бы сгорел в пламени солнца, которое теперь светило в два-три раза мощнее, чем полагалось. На уме у него было: «да, и вправду, нам бы тут явно не помешал крем для загара», а вслух получилось сказать только:

- Вот чёрт!

Comments: 0