ЕВГЕНИЙ БУХАРОВ

Тихая песнь АЮ

ГЛАВА ХIV

 

Тонгак закончил свой рассказ…

– А когда ты был в Риме? – Спросил Майкл.

– Я покинул Рим в тот год, когда франками правил король Карл VII, он разбил англичан и узаконил свое правление. (110)* И это признали многие правители и население других стран.

– Но это невозможно! Этого не может быть! – сказал Руслан. – Ведь это было почти шестьсот лет назад. А из твоего рассказа получается всего лет шестьдесят-семьдесят!?

Тонгак взглянул на них. Но кроме удивления на их лицах не увидел ничего! Значит, они не лгут! Значит, они говорят правду! Но кто тогда они? Откуда? Как оказались здесь?

– Мне нужно поговорить с Богами! – Сказал Тонгак и вышел…

 

***

Под вечер Тонгак вернулся. Он подошел к друзьям и сказал:

– Я долго разговаривал с Богами! И они сказали мне, что вы говорите правду: вы действительно пришли из «другого» мира! Из мира, которого еще нет! Но и я сказал вам правду! Это Боги научили меня сказать вам все! Вы – вольные птицы, и всегда можете покинуть деревню и остров! Но тогда вы навсегда останетесь в «этом» мире! Придет время, и Боги отпустят вас «обратно»! Но для этого у вас будет только один шанс! Только – один! Другого не будет! Если вы «не уйдете» тогда, то дверь закроется для вас навсегда! И только вам выбирать: уйти или остаться! А сейчас если хотите уйти с острова, идите! Мы дадим вам лодки, плывите! Не мы вас держим! Это Боги прислали вас сюда! Значит, сейчас ваше место здесь!

– Но зачем мы здесь? Как здесь оказались? – спросил Роберт.

– Ответы на все вопросы знают только Боги!

– Но ведь ты – мудрец! Ты знаешь все!

– Все знает только дурак! Мудрец всегда и во всем сомневается, – ответил Тонгак.

– А когда Боги отпустят нас? – снова спросил Роберт.

– Ваше время еще не пришло! Но оно уже недалеко.

– Но мы все-таки вернемся?

– Боги сказали: «Вставай рано на рассвете, ибо закат приходит тогда, когда его совсем не ждешь! Живи долго, ибо смерть всегда приходит вовремя!» (111) *

Теперь друзьям все стало понятно. Вот почему они за те пять месяцев, что находятся здесь, ни разу не видели в море даже подобия корабля или хотя бы паруса. Они считали, что эта земля находится в стороне от морских путей. А оказывается, что морские пути сюда еще не проложены! И первые европейские корабли в этот район пойдут только лет через двадцать…

В это не хотелось верить! Это невозможно! Но перебирая в памяти все, они вынуждены были признать действительность. Теперь понятно, почему туземцы не знакомы с железом и с зажигалками, которые не удивляют уже даже самые отдаленные уголки планеты. Они поняли, что рухнула их последняя надежда… И спешить больше некуда… Неизвестно, когда придет «их» время, это известно только Богу!

– А как же Аю? – первым нарушил затянувшееся молчание Роберт. – Как она здесь оказалась?

– Это уже другая история…, – ответил Тонгак. И начал «новую» историю…

– Вся моя жизнь пролетела как один день. Проснувшись однажды, я увидел, что превратился в немощного старика. И только Великий Вождь Кариот удерживал меня. Я еще нужен был ему! А значит, это нужно Богам! Значит, не пришло еще мое время… Как я говорил, меня часто посещают «видения». Однажды я увидел, как иду по цветущему саду. Цветы были столь прекрасны и ярки, таких оттенков, которых я никогда не видел на земле! И я понял, что сейчас нахожусь в царстве Богов! И увидел я, что встретить меня вышли все пять сыновей Кариота. А с ними и их мать. Они все были вместе! Они шли и улыбались! Там, в царстве Богов, им было хорошо! Их лица излучали особый внеземной свет! И они сказали мне:

– Иди, Тонгак! Твое время еще не пришло!

И словно вихрь подхватил и понес меня. И вскоре увидел я, что пролетаю над этим островом. А на берегу я увидел маленькую, совсем крохотную девочку.

– Кто ты и откуда? – спросил я, опустившись с небес на землю.

Она была слишком маленькая, но здесь выросла словно на глазах. Она рассмеялась и сказала:

– Зовут меня Аю! Запомни: Аю! Нет у Кариота больше детей… А потому скажи ему: пусть назовет он меня дочерью своей! И я принесу в его хижину свет! Солнце вновь войдет в его хижину! Вновь запоют для него птицы! И Боги всегда будут рядом с ним! И не оставят его! Они будут нести его на руках своих! – И… она растаяла и исчезла…

Так узнал я, что у Кариота скоро уйдет и его последний сын. А потом придет ОНА – девочка с именем Аю!

Что было дальше? Боги всегда говорят правду! Надо только уметь ее услышать!

И Тонгак рассказал, как появилась в их хижине Аю. Как прошло ее детство. Как однажды в бою был тяжело ранен Кариот. И что всем стало ясно, что скоро Боги придут за ним.

И спросил я тогда Богов:

– Что теперь будет с Аю? Туземцы переменчивы. И ложась спокойно спать, можно так больше никогда и не проснуться! Аю превратилась в прекрасную девушку! Многие захотят сделать ее своею женой. Да, в одном племени все считаются родственниками. Но это значит, что Аю заберут отсюда навсегда на другой остров! И он уже никогда не увидит ее! И кто будет тот, кто сделает ее своей женой? Будет ли он беречь ее? И никто ни Аю, ни Тонгака спрашивать не будет!

Много лет прожил на свете старый Тонгак. Но эта девочка, которую он вместе с Кариотом назвал своей дочерью, было самое дорогое, что у него есть! Отрада его последних дней! Она – как глоток воды в пустыне!

И Боги сказали мне:

– Кариот воспитал ее воином! А ты дал ей разум! Пусть Кариот сделает ее Верховным Вождем! И она выполнит то, что предначертано ей на небесах!

И Тонгак рассказал ее дальнейшую жизнь до сегодняшнего дня.

– А что с ней будет дальше? – вновь спросил Роберт. – Ведь рано или поздно ей все равно придется стать чьей-то женой?

– Судьбы пишутся на небесах! Боги сказали мне, что еще не родился тот, кто назовет ее своею женой.

– То есть, она будет всю жизнь одна?

– Жизнь на Земле коротка! Но есть жизнь вечная! Жажду утолит любой ручей, сердце утоляет только сердце!

И еще Боги сказали мне, что не напрасно все мы оказались здесь в одно время. Да, я много прожил на свете лет. Но вся моя предыдущая жизнь была для того, чтобы оказаться здесь и сейчас! Аю? Она пришла в этот мир, чтобы оказаться здесь и сейчас! Вы? Вы оказались здесь по воле Богов! Здесь и сейчас! Кто знает, может вся ваша прошлая и будущая жизнь – это только отголоски. А в мир земной вы пришли для того, чтобы оказаться здесь и сейчас! Истина гласит: чтобы увидеть звезды, надо открыть глаза! (112)* Но все мы здесь не напрасно! Только Боги знают все! Что, зачем и почему?

Теперь вы знаете все! Я все сказал!

– Но ведь ты можешь предсказывать будущее! – снова заговорил Роберт. – Нам ты сказал, что придет время, и мы вернемся домой! А что будет с Аю?

– И ее, и моя, и ваши судьбы уже написаны! И их нельзя изменить! Это подвластно только Богам! Боги не оставят Аю!

 

***

Да, Тонгака часто посещали «Видения». Он задолго до появления Аю «видел», что она придет! Видел всю ее жизнь! «Видел», что придут «белые» люди. Знал, что Руслан и его друзья придут только для того, чтобы ее любовь к нему придала ей дополнительные силы духа, и это сделает ее «сильной»! А потом… Потом они уйдут. Уйдет и Аю… А он – Тонгак? Аю может быть спокойна! Тонгак всегда будет рядом! И здесь, на Земле, и «там» – в Вечности! Он всегда будет вместе со своей дочерью!

 

***

Иногда Тонгак жалел, что так много дал ей! Наверное, было бы лучше, если бы она воспитывалась все же как обычная туземская девушка. Рожала и растила детей. Так и прожила бы всю жизнь среди туземцев, не зная ничего и не задумываясь ни о чем, пока душа ее не оставила бы тело. Но судьбы пишутся на небесах! Сколько раз он говорил себе это! И он знал, не для того Боги послали ее в этот мир! Ничто не бывает случайным и напрасным! Даже если мы не всегда понимаем это. Аю не предназначена для спокойной жизни! У ее судьбы своя дорога! Ее отец Великий Вождь Кариот воспитал ее воином! А Тонгак дал ей разум! Он учил ее «хинди» (113)*, но она не говорит на «хинди». Он учил ее итальянскому, латыни, арабскому. Но она не говорит ни на одном из этих языков. Потому что она говорит на всех этих языках сразу, одновременно, перемешивая слова.

Тонгак учил ее «живому» языку! Чтобы она могла выразить все: звуки природы, пенье птиц, свои мысли и чувства! Зная ее «дорогу жизни» он воспитал ее в духе Таис(114) * и Клеопатры! (115)*

И опять сомнения, сомнения… Да, много мудрости – много печали…

 

ГЛАВА ХV

 

С Аю теперь друзья встречались постоянно. Они вместе с Аю, Таором и другими воинами племени ходили на охоту. Нет, не за тем, чтобы охотиться, – здесь они были бессильны. Просто в Аю они видели не Великого Вождя племени, а маленькую хрупкую девочку. Особенно после того, как все про нее рассказал Тонгак. И им казалось, что их девочку непременно может кто-то обидеть!

Вечерами устраивали «концерт», и Руслан пел свои песни. А ночью они отправлялись на рыбалку. Но теперь уже Аю провожала их до обрыва, а затем еще долго наблюдала за ними сверху – по горящему на пироге факелу. Разумеется, что в это время с ней всегда был ее вечный немой страж Таор.

Как-то рано утром к ним зашел Тонгак.

– Аю хочет показать вам свой остров! – сказал он.

– Это что еще за остров? – спросил Роберт.

– Сейчас вам принесут поесть, и вы пойдете…

Они вышли из деревни. Сначала Аю вела их вдоль реки. Затем зашли в лес. На все вопросы, куда она их ведет, Аю только тихо улыбалась. Она заранее знала, что им понравится. Не может не понравиться! Издалека раздавался шум падающей воды.

…Аю долго вела их по тропе. Как-то получилось, что Руслан оказался рядом с ней, а следом, на некотором расстоянии, ее вечный страж Таор. Он никогда не отдалялся от нее далеко, всегда готовый броситься ей на помощь! Замыкающими шли Майкл и Роберт.

Вскоре начался спуск. А когда спустились и вышли из-за поворота, перед ними открылась чудная, сказочная картина! И Руслан, и Майкл с Робертом невольно остановились. Они были ошеломлены от этой внеземной дикой красоты! Еще никогда они не видели ничего подобного! Если существует Рай на земле, то это непременно здесь! Со скалы, метров с двадцати, тонкой струей падала вода, образуя внизу сказочное озеро, окруженное с трех сторон скалами. Вокруг стояли прекрасные деревья. На них пели райские птицы (116)*, кричали всех размеров и всех цветов попугаи, где-то поблизости слышался визг обезьян.

– Это невозможно! – сказал Роберт. – Такую красоту, наверное, только во сне увидеть можно!

– Внеземной Рай! – подхватил Майкл.

Руслан стоял, как завороженный! Аю увидела их восторг и, не выдержав, звонко рассмеялась! Да, там, в деревне, среди людей своего племени, она всегда была надменна. Но здесь, и среди этих людей, она все больше чувствовала себя простой обычной девушкой. Она не была их вождем, а они воинами ее племени. К присутствию Таора она давно привыкла и не замечала его. А они стояли и не могли налюбоваться этой сказочной красотой! Аю и сама очень любила это «тихое» место. Теперь ей непременно захотелось привести сюда и ее новых друзей и, конечно же, Руслана! И видя их взволнованные от восторга лица, она снова рассмеялась! В эту минуту она была абсолютно счастлива! Она твердо знала, что бы ни произошло дальше, что бы ни случилось, но они – ее новые друзья – никогда не забудут это место! И всегда будут помнить, что это чудо подарила им она!

Сбросив одежду, Аю окунулась в воду. Она прекрасно плавала и так заворожительно, что наши друзья тоже решили искупаться. Только немой страж – Таор остался на берегу, по-прежнему охраняя свою королеву. Он всегда был на своем боевом посту.

Друзья вскоре вылезли, а Аю еще продолжала плавать. А когда она все же решилась выйти из воды, они оказались не в силах оторвать от нее глаз! Это была настоящая русалка! С длинными распущенными до пояса волосами!

– Теперь я нисколько не сомневаюсь, что глядя на русалок, никто не может устоять и готов идти за ними на дно морское! – сказал Руслан.

Остальные просто сидели и молчали, наслаждаясь внеземной красотой этой молодой девушки!

Аю вышла и присела на траву, поджав колени и положив на них свою голову. И хотя она ничем себя не выдала, она прекрасно видела, какой взгляд был у ее Руслана! В нем одновременно сливались и восторг, и какая-то грусть, и еще что-то такое, чего она раньше никогда не видела!

«Пусть я никогда не буду ЕГО, но сейчас он – МОЙ! – подумала Аю. – Что мне для счастья еще надо!»

Обратно они возвращались медленно. Словно никто не хотел покидать это прекрасное место. Разговаривать тоже никому не хотелось. Вся эта красота и Аю вызывали такой восторг нахлынувших чувств, что слов просто не было. Молча шла и Аю. Она была счастлива!

 

ГЛАВА ХVI

Друзья и Аю теперь уже почти не расставались. Вместе – на охоту, вместе с ними Аю часто плавала на рыбалку. Таор, естественно, тоже был рядом. Это даже не обсуждалось. Шла она, следом – Таор.

Как известно, все вопросы в племени решаются сообща – на Совете Вождей. Из-за частых дождей Совет нередко проходил в хижине Аю. Друзья тоже присутствовали на Совете. Правда, только присутствовали. Они сидели в стороне, в углу хижины, не вмешиваясь.

Хижина Вождя представляла собой следующее. Такие же высокие нары из бамбука, на земле – циновки. Кроме того, на полу несколько камней, между которыми тлел огонь. Камни служили опорой для стоявшего на них глиняного горшка. На стенах висели связки раковин и перьев, а под крышей, почерневшей от копоти, человеческий череп. То есть, как и в других хижинах. Но кроме того, в хижине Вождя по углам расположены четыре деревянных фигурки вождей. Это священные изображения предков племени. Сделаны они были довольно искусно и с такими страшными рожами, что при взгляде на них, невольно испытываешь трепет(117)*

Иногда ходили к водопаду, спускались к заливу. Развлечений на острове немного. И друзьям приходилось придумывать их самим. Порой Руслан пародировал окружающих. Это было так похоже и так смешно, что все вокруг начинали смеяться. Вместе со всеми смеялась и Аю. Но ведь ей нельзя смеяться! Она – Вождь! И она закрывала лицо ладошками и опускала голову, чтобы никто не видел! Только плечики вздрагивали. Это было так смешно и так по-детски! Нет, конечно же, Вождю не запрещалось смеяться! Но Аю всегда хотелось выглядеть строгой и серьезной! Хотя разве можно оставаться серьезной рядом с этими «белыми» необычными людьми, которые ведут себя порой как «взрослые дети»! Аю уже не представляла, как раньше обходилась без них, и как будет дальше. Но старалась об этом не задумываться.

Тонгак видел все это. И понимал, что вскоре придется рвать «по живому»! Но если кто-то при этом может «сломаться», то Аю, он точно это знал, выстоит! И непросто выстоит! А станет еще сильнее!

Вечерами Руслан устраивал концерты. Это уже стало как традицией. Сначала пели туземцы, затем свои песни заводил Руслан. И все другие «переезжали» к «их» хижине. Слушая песни Руслана, туземцы выражали свое изумление и одобрение легким свистом и покачиванием из стороны в сторону. При этом у папуасов не было какой-либо любимой позы. Они часто меняли свое положение: то сидели на корточках, то, опускаясь на колени, сидели на своих икрах, то, почти не изменяя положения, раздвигали ноги так, что их ступни приходились по разным сторонам. Иногда ложились, подпирая подбородок рукою… Аю тоже сидела рядом и молча слушала. Его песни уносили ее далеко-далеко, в тот мир, который называется «Вечность», и где они всегда будут вместе! И она видела чудесные сады, цветы, слышала щебет порхающих птиц! Там нет этих никому ненужных войн, и не надо бороться за жизнь с копьем в руке…

Вечереет здесь довольно быстро. Стоит солнцу только закатиться, как сразу же заметно темнеет. Но некоторое непродолжительное время темнота почти не увеличивается. Затем очень быстро начинает темнеть, а вскоре после захода солнца царит уже почти полная ночь. И на небе зажигаются звезды. Как прекрасно это тропическое звездное небо! Большое созвездие Ориона проходит через зенит. Немного севернее – созвездие Тельца с любимой многими Плеядой, которую на Руси называли «Стажары». На южном небе высвечивается Корабль Арго со своими Килем, Кормой и Парусами, чуть западнее которого Южный Крест – мечта, наверное, всех моряков! Низко над северным горизонтом висит Большая Медведица.

Как-то Руслан, показывая на Сириус, который, как известно, легко находится по «поясу» Ориона, сказал:

– Вот это – Сириус! Самая яркая звезда, которую мы видим! Причем, Сириус – это двойная звезда!

– Да? – переспросила Аю. – А Тонгак сказал, что это тройная звезда! (118)* И еще… – продолжила Аю, – это действительно ярчайшая и мудрейшая звезда неба! Там живет Рехуа. Рехуа – это священное существо, которое живет на небе и на самом высшем небе – десятом небе! Поскольку Рехуа живет на самом высоком небе, ему не грозит смерть, Рехуа может оживить мертвых и излечить любую болезнь. Рехуа – это мудрейшее из существ, которое только существует!* Затем, указав на созвездие – пояс Ориона, Аю назвала его «Даманг», а указав на Плеяду – «Барасси».

Расставались они только на время сна, чтобы утром встретиться снова.

Как-то друзья спросили у Аю:

– Почему мы никогда не видели, чтобы туземцы мылись?

– Меня, конечно, Тонгак приучил иначе, – сказала Аю, – а они моются не чаще двух раз в год. Так как считается, что мытье приносит вред коже. Причем, в одной воде моется не только вся семья, но и их родственники, а иногда и гости. (119)* Необходимо добавить, что папуасы воду тоже почти никогда не пили. У них нет воды для питья. Немного воды они держат в больших бамбуках. Так же необходимо отметить, что почти за все время нахождения друзей на острове, Аю ни разу ни словом, ни взглядом не выказала своего отношения к Руслану. Она – Верховный Вождь! И не может уронить свое достоинство! Даже на любовь она не имела права…

И только Таор (не считая Тонгака), который не спускал с Аю глаз, иногда видел брошенные Аю на Руслана взгляды. Но он давно свыкся с ролью немого стража. Разумеется, что вздумай Руслан обидеть Аю, и Таор здесь же убил бы его на месте!

Так бежали час за часом, день за днем…

 

ГЛАВА ХVII

 

Шло время … Они уже давно свыклись с этой «новой», непривычной для них жизнью, как бы стали ее частью. Жизнь папуасов, их хорошие и вежливые отношения между собой, дружелюбное отношение с женами и детьми – создавали впечатление, что эти люди вполне довольны своей судьбой, самими собой и всем окружающим! Ни разу за все это время, друзья не видели ни одной грубой ссоры или драки между туземцами, ни разу не слышали ни об одной краже или убийстве между жителями деревни. Здесь не было ни бедных, ни богатых, ни зависти, ни воровства, ни насилия! Выражения злобы, ожесточения, досады – здесь не было этому места! Они умели искренне радоваться и печалиться. Будучи изолированными от остального мира, а, значит, менее подверженными различным изменениям, они оставались подобны детям: всегда с открытой душой и сердцем люди! При каждой неудаче, потере, смерти, обязанностью женщин было кричать, выть, плакать, выказывая печаль. А мужчины просто ходили молча, насупясь. При чем, нередко это делалось именно «по обязанности». Потому что отрываясь от этого, могли тут же «забыть» обо всем!

Не совсем обычными для друзей были и привычки папуасов. Например, кроме указывания рукой или кивком головы по какому-нибудь направлению, туземцы иногда заменяли эти жесты высовыванием кончика языка то налево, то направо, в зависимости от местонахождения указываемого предмета. Существовал и обычай передачи имен, что у друзей, особенно в первое время, вызывало путаницу.

Большинство неженатых туземцев своих хижин не имели. И они жили в общинном мужском доме, куда женщинам вход строго запрещен! Мальчишки-туземцы считались детьми до тех пор, пока не пройдут «Мулум», который считается секретным и важнейшим обрядом! Его проходила вся мужская часть населения туземцев! Это обряд посвящения, состоящий из целого ряда сложных действий и обучений, в результате которого молодые люди становились полноправными членами мужчин!

До этого мальчишкам, так же как и женщинам, доступ на площадку, где пируют мужчины, запрещен!

Женщины участия в папуасских пиршествах не принимали. Они едят отдельно и служат только при чистке съестных припасов.

Праздники и пиры устраивались обычно в полнолуние, в честь восхода Луны. Наших друзей туземцы тоже считали пришельцами с Луны. Ведь согласно легендам туземцев, «белизна кожи» была признаком далеких предков, тех, кто когда-то пришел с Луны, или кто после смерти пребывал в мире, недоступном живым людям. Считали, что «белые» могут одним взглядом исцелить больных и, наоборот, наслать болезнь, могут установить хорошую и плохую погоду, дать хорошую охоту и улов рыбы, могут поджечь воду, а, значит, и море! А это все доступно только Богам или тем, кого Боги послали к ним! Ведь сами Боги, когда спускаются на Землю, обычно останавливаются на высоких «священных» горах!

К пирам туземцы готовятся тщательно! Ходят более разукрашенными. Причем, лица разрисовываются так, что их не просто узнать, – до такой степени обыкновенное выражение и черты лица изменены цветными фигурами. В честь праздника выкрашиваются белой и красной красками щиты. Щиты туземцев сделаны из одного куска дерева, круглые, до одного метра в диаметре. На передней стороне около края вырезано два концентрических круга. В середине щита – фигура, представляющая значительные разнообразия. Щиты закрывали голову и грудь и могли порядочно защитить от стрел и копий!

Пиры, обычно, начинаются с вечера и длятся всю ночь, иногда - вплоть до обеда. Во время пиршества скатертью им служат банановые листья, посудою, то есть чашками и тарелками – скорлупа кокосовых орехов, вилками – обточенные бамбуковые палочки, заостренные кости, а многие пускали в ход даже свои гребни, ложками служат выгнутые раковины.

Наевшись и напившись кэу, туземцы начинают свою «музыкальную» часть! Для этого несколько папуасов, подняв высоко над головой свои бамбуковые трубы более двух метров длиной, начинают даже не дуть, а кричать в них, издавая пронзительные протяжные звуки. Другие, дуя в продолговатый просверленный сверху и сбоку орех, производят резкие свисткообразные звуки, которые варьируются в зависимости от открывания и закрывания бокового отверстия пальцем, а также от величины кокосового ореха. Были и другие музыкальные инструменты. Например, состоящий из трубки, к которой прикреплялось множество своеобразных шнурков с нанизанными на них скорлупками. Потрясая таким инструментом, туземцы производили такие звуки, как будто кто-то трясет большими деревянными четками! При всем этом кругом к стволам деревьев были прислонены копья, а из кустов торчали луки и стрелы. Затем, начинали бить барабаны, и на середину выходил молодой воин с копьем в руке. Громко и дерзко он начинал вызывать желающих вступить с ним в поединок. Охотник тотчас же находился! И закипал бой! Они налетали друг на друга, нанося и отражая удары. Все поддерживали и подбадривали их протяжным воем. Но было видно, что это только игра, что каждый старается не ранить нечаянно противника. Наконец один слегка касался острием копья груди другого и признавался победителем!

После начинаются танцы. В танцах принимают участие уже все! Во время танца женщины двигаются медленно, делая маленькие шаги, выдвигая зад, которым вертят из стороны в сторону. Так как туловище наклонено вперед, то груди при этом болтаются. Это, вероятно, утомительно, так как время от времени женщины подпирают свои груди ладонями, но продолжают так же вертеться!

При пляске мужчин в основном двигается средняя часть туловища, колени согнуты, руки заняты и держат барабан, ударами в который они аккомпанируют танец. Движения постоянно усиливаются, а под конец темп делается совсем неистовым и вдруг резко прерывается. При этом женщины плясали в центре круга, а мужчины, окружая их, двигались вокруг один за другим все быстрее и быстрее. Плясали девушки с белыми цветами в черных волосах, почтенные матери семейств, юноши, взрослые воины и седоволосые вожди. Все они были ловки и неутомимы!

Праздник продолжался до утренней зари.

 

ГЛАВА ХVIII

 

Уже десять с лишним месяцев пролетело, как друзья находились на острове, когда Аю донесли, что к берегу приближаются рыбаки. Скоро они будут в деревне. Рыбаков встретили и провели в деревню. Они часто приезжали сюда. Родственников среди различных племен много. Им принесли кокосы. Они быстро разделали их. А делается это так: сначала топором, а затем своим костяным ножом отделяется зеленая кора ореха. После берется пустое блюдо из скорлупы ореха. Ударив по ореху, туземцы разламывают его на две равные части, и жидкость из ореха выливается в пустое блюдо. Затем достают из своих мешков крепкую раковину и, взяв половину кокоса, выскребают из него мякоть ореха, а натертую таким образом массу опускают в кокосовую жидкость. Вскоре блюдо из скорлупы наполняется натертой кашицей, которая, будучи разбавленной сладкой кокосовой жидкостью, дает вкусное блюдо. А начисто выскобленные куски скорлупы используются как посуда. Довольно большая выгнутая раковина используется как ложка. Одного кокоса может хватить на достаточную порцию для четырех туземцев. Съесть одному весь орех было бы затруднительно.

После того, как папуасы съели свои порции, один из них, держа одной рукой барабан, сделанный из выдолбленного пня, другой стал ударять по краям натянутой шкуры ящерицы. При этом он очень ловко делал прыжки, сгибая колени, а потом снова выпрямляя их. Затянутую им песню подхватили хором остальные и попарно последовали за «первым», который со своим барабаном представлял главное лицо танца. Наплясавшись, они закончили.

От гостей Тонгак узнал, что Краон вновь собирает силы, чтобы отомстить неразумному племени! Это значило, что в воздухе вновь запахло грозой… Вскоре гости собрались уходить. Прощаясь, туземцы пожимали руку повыше локтя. А отойдя на несколько шагов и полуобернувшись, они сгибали руку в локте и, сжимая ее в кулак, разгибали ее. Это их своеобразный прощальный привет, после которого они уходят.

Их проводили на берег. И они уплыли. А Тонгак поспешил в хижину, чтобы рассказать Аю о «последних новостях», происходящих на соседних островах и у Краона. Аю эти новости не обрадовали.

Она, конечно же, понимала, что рано или поздно Краон соберет силы и придет. Но она помнила и другое, то, что однажды сказал Тонгак, что два раза будут приходить воины «того» племени, и два раза будут уходить с поникшими головами. Но что потом будет третий раз. И эта схватка будет последней…

Два раза она разбила воинов отца Краона – Улауна. Теперь – Краон. И это Великий Воин! Хитрый и сильный! Обладающий огромной силой своего племени. Такого победить непросто! Ловушки, устроенные Аю его отцу, не помогут. Краон сам участвовал в этих битвах и хорошо знаком с ними. Теперь Аю это хорошо понимала, что ей могут помочь только Боги!

Она собрала Совет. Но ничего ей не могли сказать младшие вожди. Они сильные, опытные, смелые, старые воины. Но они знали и понимали силу Краона и воинов его племени. Выход оставался один: принять смерть в бою! Но что потом будет со стариками, женщинами и детьми?

Тогда она обратилась к друзьям, может, они что-нибудь скажут?

Майкл подробно расспросил о всех прошедших битвах и подробностях. Они были неутешительны. Краон не допустит подобных ошибок! Спросил о тайных тропах на берегу острова. Ему объяснили, что это невозможно! Краон знает, что достаточно пять воинов, чтобы перекрыть тропу и остановить на ней любое количество его воинов. Выхода не было…

– Но неужели нельзя ничего придумать!? – вскричал Роберт. – Ведь должен же быть какой-то выход!

– А что бы ты сделала, Аю, на месте Краона? Каким путем пошла бы ты? – спросил Руслан.

И словно искра проскочила на лице Аю. Почти мгновенно, но друзья успели ее заметить. Аю, опустив глаза, молчала.

– Что же ты молчишь, Аю? – снова спросил Руслан.

– Я пошла бы третьим путем…– ответила она. – Но тогда… Спасения уже нет…

– Это что за «третий» путь? – спросил Майкл.

– Там, где у нас не будет никаких возможностей остановить Краона и его воинов… Это ущелье… Оно безопасно для прохода его воинов. Наши воины не смогут остановить их там, и они выйдут к самой деревне… У нас слишком мало воинов против их многочисленного племени…

– А что оно из себя представляет?

– Пологий спуск и подъем. А с обеих сторон сыпучие камни. И ни подняться по ним нельзя, ни спуститься, так как это может вызвать камнепад. При этом высота ущелья делает бесполезными наши стрелы и копья, укрывшись щитами идти можно спокойно. Все это делает путь Краона безопасным.

– Надо осмотреть это ущелье! - сказал Майкл. – Сколько у нас времени?

– Это знают только Боги! Рыбаки сказали, что Краон готовится напасть. Но когда – не известно. Но не сегодня.

– Значит завтра надо все осмотреть!

– Да будет так! – Сказала Аю. Совет был закончен.

Назавтра Аю и друзья и, естественно, как всегда и Таор, весь день занимались осмотром ущелья. И это не оказалось напрасным! У Аю появилась надежда, что ее народ будет спасен! Необходимо было только время!

С обеих сторон, действительно, много сыпучих камней. И если с одной стороны ущелья приготовить огромные валуны, коих здесь в достатке, а со стороны леса – срубленные деревья, то сбросив их «вовремя», можно вызвать камнепад, и воины Краона навсегда останутся под этими камнями! Только немногие смогут вырваться из этого «каменного» мешка, побросав щиты и все свое оружие! И только единицы сохранят его, чтобы умереть достойно!

Необходимо также перекрыть выход «обратно». Для этого необходимо использовать то, что на дне ущелья много высокой сухой травы! И если ее поджечь, пропустив вперед Краона и его воинов, то это вызовет огромный пылающий костер. Назад пути уже не будет! И это заставит их бежать вперед, где их уже будет ждать в скором времени каменный мешок!

А там, на выходе из ущелья, у деревни, их встретят воины Аю. Теперь уже сила будет на стороне Аю.

Это было вынесено на Совете Вождей.

– Да будет так! – Сказала Аю.

…С восходом солнца закипела работа. Ее было много! Никто не знал, когда придет Краон. Успеют ли они? И не окажутся ли все их усилия напрасными?

Рыбаки тоже не появлялись, чтобы можно было узнать, что там у Краона.

Аю осунулась, похудела. Сейчас решалась судьба ее народа. Тех, кто сделал ее своей дочерью, вскормил и воспитал! Когда-то Тонгак сказал, что только она сможет спасти свой народ! Это была тяжелая ноша для семнадцатилетней девушки.

Две недели длилась подготовка. Наконец, все закончено! Но Краон ничего не знал об этом ущелье. А значит, у него, по-прежнему, было два пути: через лес и через перешеек. Но там его остановить уже невозможно!

Снова был собран Совет.

– Что делать? Как Краон может узнать об ущелье? Через рыбаков? – Невозможно! Он не поверит. Он знает, что мы умеем хранить тайны! Значит, это – ловушка!

– Надо сделать, чтобы узнал и поверил!

– Для этого есть только одна возможность! – сказала Аю. – Мы никогда не изгоняли из племени тех, кто не желает что-либо делать*, опасаясь, что они откроют все наши тайны. Сейчас мы можем это сделать!

– Но все знают и про «каменный мешок»! – сказал Майкл. – А тогда узнает и Краон! Значит, изгнанный должен сказать только то, что надо сказать! Это может сделать только тот, кому ты действительно веришь!

Таор стоял в углу хижины и все слышал. Он уже знал, что делать… Сейчас от него зависела жизнь его племени и Аю! Аю, за которую он готов отдать свою жизнь! Все, что он делал, было для НЕЕ! Или ради НЕЕ!

– Но кто это сделает? – Спросила Аю.

– Я! – Ответил Таор!

«Только не ты!», – подумала Аю. Она словно впервые увидела его! И поняла, как он, оказывается дорог для нее! Никто не любил ее так, как любил Таор… Это слишком большая потеря… А вслух сказала:

– Тебе он не поверит!

– Поверит! Я знаю, что сказать! Но поверит он только тогда, если я уйду с рыбаками…

Друзья не верили своим глазам, за одиннадцать месяцев, что они находятся на острове, они впервые услышали, как заговорил Таор! А еще все видели, что сейчас совершается трагедия… Но другого выхода не было…

Теперь все с нетерпением ожидали рыбаков. А их все не было…

 

ГЛАВА ХIХ

 

Краон долго ждал своего часа. И этот час настал! Теперь он собрал «свои» силы, чтобы отмстить этому проклятому племени! Сколько раз его отец – Улаун водил туда своих воинов! Сколько воинов осталоь навсегда лежать в той проклятой земле! Краон понимал, что это должна быть последняя битва! Битва, которая решит все! И ему, Краону, нельзя проиграть ее! Его воины верят ему и жаждут мести! Они не простят, если он проиграет! Поэтому он должен обеспечить все, чтобы не совершить ошибки отца, не попасть в очередную ловушку того, неизвестного вождя!

Нужны были рыбаки, которые могли хоть что-нибудь сказать о племени и их вожде. Но рыбаки, как назло, не появлялись. Он даже не догадывался, что своим ожиданием, дал Аю это драгоценное время. И вот однажды утром ему сказали, что на горизонте появились рыбаки!

О! Как долго он их ждал!

 

***

Аю сообщили, что к берегу приближаются рыбаки!

О! Как долго она их ждала!

 

***

Рыбаков, как обычно, встретили на берегу и повели в деревню.

С рыбаками шел и неприметный папуас. Он ничем не выделялся среди других. Такой же обычный, улыбающийся рыбак. Рыбаков окружали веселые улыбающиеся лица.

– Я огнем и копьем сотру ваши улыбки! – думал Краон, (а это был именно он), продолжая улыбаться в ответ.

Рыбаки в очередной раз ничего не смогли ему сказать ни о племени, ни о его вожде. Тот по-прежнему оказывался «на охоте». И тогда Краон, оставив у себя в племени несколько рыбаков, как заложников, сам поехал с остальными под видом простого рыбака. Он не смотрел по сторонам, старался даже не поднимать голову. Но его острый, мгновенно брошенный взгляд, примечал все!

Их подвели к самой высокой хижине, хижине вождя.

– Неужели я сейчас увижу вождя!? – подумал Краон. – Неужели в первый раз за время прибытия рыбаков он оказался не «на охоте»!?

Давно Краон жаждал увидеть своего кровного врага! Ох, как он его ненавидел! С каким бы удовольствием он вцепился в его горло и вырвал все ему из глотки! А его череп он повесит на самый высокий кол возле своей хижины! Пусть все видят и знают: нет такой силы, которая остановит Краона! Недолго осталось ждать этому вождю дикого племени прихода Великого Вождя Краона! И тогда горе тебе и всему твоему племени!

Но это потом! А сейчас он – простой рыбак. Улыбающийся всем.

Рыбаков окружило почти все население деревни. Гости всегда привозят с собой новости! Первым из хижины показался Тонгак. Он подошел к гостям. Внимательно осмотрел их. Все как обычно. Но Тонгака нельзя обмануть! Он сразу приметил рыбака с колючим взглядом! И понял, кто перед ним! Но время еще не пришло…

Краон тоже был мудрый человек. Он понял, что этот колдун сразу же выделил его из рыбаков и догадался, кто он, хотя и ничем не показал этого.

Все стояли и с нетерпением ожидали выхода вождя… В этот момент из хижины показалась Аю. Да, немного похудевшая, но по-прежнему такая же прекрасная! Ее глаза небесного цвета испускали какой-то внеземной свет! Если бы сейчас у ног Краона сверкнула молния и грянул гром, он бы этого

не заметил! Земля словно выскользнула из-под его ног! Что угодно мог представить себе Краон, но такого! Словно богиня, спустившаяся с небес, стояла перед ним Аю! Краон был не просто удивлен, а потрясен и подавлен!

И это та, которая уничтожила столько воинов его племени, а его самого заставила бежать с позором как трусливого зайца!?

Да, он, конечно же, слышал, что у Кариота была дочь с лицом белее Луны. Такие вести быстро распространяются. Но что с ней стало потом, не знал никто! А то, что она станет вождем племени!? Это даже смешно было подумать! Так вот почему она не хотела, чтобы ее видели рыбаки! Никто не должен был про нее знать! И… Она дважды разбила его отца…

Сейчас Краон впервые понял, что об этом можно было догадаться давно! Мужчина-воин всегда в бой идет открыто! Кариот бы никогда не стал прятаться! Он всегда шел впереди и вел за собой воинов! В открытую! А здесь две победы этого племени, и обе за счет обмана! На такое способна только женщина!

Все остальные рыбаки тоже были потрясены этой красотой! Аю не могла не заметить, какое впечатление произвела на них. На нее смотрели широко открытые глаза, полуоткрытые рты, после внезапно оборванной фразы… Все словно застыли… Но ни один мускул не дрогнул на лице Аю! Она молча окинула всех взглядом. Краон хотел опустить глаза, но ничто не слушалось его. Он понимал, что сейчас выдает себя, что она поймет, кто он. Но… Ничего не мог с собой поделать… Он проиграл очередную схватку… Сейчас… Здесь…

«Если бы я мог сделать эту женщину своей женой! С моими силами и ее умом – мне было бы ничего не страшно! – подумал он. – Я бы даже был готов простить ей все! Даже этому колдуну ради нее я сохранил бы жизнь! И подарил ей его! Если бы только сделать ее женой!»

Аю сразу поняла, кто он!

Он понял, что Аю догадалась, кто он!

Но никто из них не подал виду!

Их первая схватка началась!

Как обычно, гостям принесли угощение. Казалось, что все рады приезду гостей! Но только три человека понимали, что происходит сейчас в действительности! Это Тонгак, Аю и Краон.

В разговоре, естественно, не могли не коснуться и племени Краона. Аю сама завела разговор на эту тему, спросив, что слышно про «то» племя, что там у них делается? Может быть, этот рыбак знает? Краон ответил уклончиво. Он прекрасно понимал, что Аю знает, что готовится «новая» схватка. И ответил осторожно, что они, кажется, к чему-то готовятся. Но когда это будет, разве ему – простому рыбаку, тем более с другого острова, известно?

– Да, Краон – Великий Вождь и Великий Воин! – сказала Аю. – Но он – не мудрый вождь! Сколько раз его отец, Великий Вождь Улаун, пытался завоевать эту землю! Но мой отец, Великий Вождь Великого Племени, Кариот, всегда вставал на его пути! Когда Боги пришли за моим отцом, и душа его оставила тело, Улаун два раза приходил завоевать землю моего племени! И два раза уходил с поникшей головой! И Боги пришли за ним! И

душа его оставила тело! Великим Вождем стал сын его – Краон! Но он не мудрее своего отца Улауна! Сколько воинов Улауна навсегда остались на земле моего племени? Сколько жен потеряли своих мужей? Сколько детей потеряли отцов своих? Но Краону нужна новая кровь! Он хочет еще много своих воинов навсегда оставить здесь! В моем племени много молодых красивых женщин! Воины Краона могли бы сделать их своими женами! И им бы не пришлось искать себе жен на других островах! Они бы родили им сильных и смелых воинов! Сколько молодых женщин у Краона? Мои воины бы сделали их своими женами! Но Краон – не мудрый воин! Он хочет войны! Пусть приходит! У него два пути: через лес и через перешеек! Мои воины встретят его! И он и его племя навсегда останутся на нашей земле! И их души оставят их тела! Боги не допустят, чтобы воины чужого племени ступили на священную землю моего народа!

Что мог ответить ей Краон? Сейчас он был простой рыбак. А что мог ответить ей Вождь Краон? Он понимал, что проиграл эту битву … Нет, не ту, предстоящую схватку и спор о могуществе его племени! Он проиграл другую битву… Эта женщина поразила его сердце…

– Да будет так! – сказала Аю. И скрылась в своей хижине. Негоже ей, Верховному Вождю, сидеть с чужими рыбаками. Там, в ее хижине, ждали друзья.

…Стоило Аю уйти, и свет словно померк в глазах Краона…

Тонгак, слышавший весь разговор, понимал, что Краон пришел не напрасно! Он пришел, чтобы отнять самое дорогое, что есть у Тонгака! Его дочь! И понимал, что сейчас вынужден отпустить его… Отпустить, зная, что потом тот снова придет сюда, неся с собой смерть! Тонгак больше не в силах был видеть его, ненавистного ему человека! И тоже ушел в хижину.

Вскоре, рыбаки стали собираться в обратную дорогу.

Краон, молча, опустив голову, спускался по тропе вниз…

…Таор сначала поверил, что это простые рыбаки. Но ненадолго! Его любящее сердце подсказало ему об опасности, грозящей Аю. Он понял, что перед ним враг! Страшный жестокий враг! И теперь Таор знал, что делать! Выбор был сделан! Он хотел еще раз, может быть, в последний, увидеть Аю… Но даже этого лишили его Боги… Он не решился зайти в ее хижину… Таор молча пошел провожать рыбаков, бросая прощальные взгляды. Он не знал, сможет ли когда-нибудь еще вернуться сюда… Он приблизился к Краону, идя по тропе рядом с ним. Затем, тихо сказал:

– Я знаю, что тебе нужно! Я помогу тебе! Я дам тебе то, что ты хочешь! Но ты мне дашь то, что попрошу я!

– И что же тебе нужно? – спросил Краон. Он уже не удивлялся, что его узнали. Странно было, что его отпускают! Он бы Аю не отпустил!

– Тебе – остров, мне – Аю!

В который уже раз сегодня судьба потрясала Краона! Что угодно ожидал он от этого молодого воина, но такого! Краон не был особо жестоким. Он был просто воин, закаленный в битвах. Горько оплакивал своих воинов. И сейчас, в первый момент, он даже захотел впиться в горло предателя! Но так было только в первый момент! Краон, кроме всего прочего, был и мудрым воином. А сейчас судьба дарила ему шанс отомстить за все! За всех воинов, за всю пролитую ими кровь, а еще… Если все действительно получится… Неужели этот молодой дикарь думает, что Краон отдаст ему Аю!? Ну что ж, пусть думает! Недолго ему

жить осталось! А Краон сделает Аю своей женой! И никогда и никому ее не отдаст! Только ему одному должно принадлежать это божественное создание! Все это мгновенно промчалось в голове Краона.

– Как ты хочешь помочь мне?

– Сейчас я уйду. А там, за мысом, я приплыву к твоей пироге. И ты возьмешь меня с собой…

…Тонгак вышел на берег. Он видел все… Аю и друзья тоже вышли из хижины и сели рядом. Гостей уже не было. Вскоре к ним присоединился Тонгак и сказал:

– Он ушел…

Все поняли, что он имел в виду… Таора с ними больше не было…

Но это было не все. Тонгак понимал, что сейчас он нанесет Аю еще больший удар… Но время пришло… Молчать нельзя… Он должен это сделать… Повернувшись к друзьям, Тонгак сказал:

– Приходит и ваше время. Вы не случайно пришли сюда! Все в этой жизни не случайно! Скоро исполнится двенадцать лун (120)*, как вы появились здесь. И именно в ночь полнолуния вы сможете вернуться «назад». Если вы не вернетесь в эту ночь, то не вернетесь уже никогда! НИКОГДА! Такова воля Богов!

Друзья оцепенели… Они так долго об этом мечтали! Но сейчас!?

Аю… Она совсем недавно потеряла близкого, как оказалось, очень дорогого для нее человека… А сейчас она теряла все… Она молча ушла в свою хижину…

– А как же последняя схватка? – спросил Майкл. Но тут же он вспомнил свой домик в Джерси, любимую жену – Клару, которую уже столько не видел… И своих детей… Сил на какой-то выбор уже не было… Неужели скоро он снова будет дома?

Роберт вспомнил милую Шотландию, эти старые улочки Эдинбурга, монумент Вальтеру Скотту, под аркой которого он впервые поцеловался, свой кабинет с камином и томиком любимого Роберта Бёрнса на углу стола, и, конечно же, свою любимую Мэри, как он в шутку называл жену и которую не оставит больше никогда… Вспомнил и детей Джона и Кэрролл… «А ведь Кэрролл даже чем-то похожа на Аю», – подумал он… Но тут же отбросил эту мысль…

– Я просто хочу домой…– промолвил он…

А Руслан… Ему ни о чем не хотелось думать. Но мысли сами лезли в голову… Дома его ждала жена – Людмила, дети, друзья… Он снова хотел быть с ними, в кругу семьи, друзей. В кругу тех, кто для него всего дороже на свете… Но здесь… Эта совсем молодая девушка, несшая на своих маленьких хрупких плечах такой непосильный груз… И этот маленький народ… Он сейчас впервые понял, как за этот год ему стали дороги и близки эти полудикие, простые, бесхитростные, с открытой душой и сердцем люди… А ведь им не нужны чужие земли, богатство… Ничего не нужно… Они просто хотят жить! Просто жить! Жить и радоваться жизни! О, Господи! Как, оказывается, дорого это стоит… И сейчас его сердце разрывалось от боли. Остались какие-то считанные дни, всего пятнадцать дней, и все… И все…

А в хижине тихо плакала Аю…

Но никто не видел ее слез! Потому что никто и никогда не должен видеть ее слез! Никто! И никогда!

 

ГЛАВА ХХ

 

Время полетело быстро... Пятнадцать дней… Двенадцать… Десять… Восемь…

И однажды гонцы принесли Аю весть, что пять воинов Краона приблизились к границам их земли и воткнули копья свои в землю. Они ждут ответа. Аю решила встретить их у своей хижины. Майкла, Руслана и Роберта она оставила в своей хижине.

– К нам пришли пять воинов того племени, которое хочет сжечь нашу деревню, убить всех воинов, а их жен и дочерей захватить в плен. Эти воины не должны видеть вас. Никто не должен знать о вас. Но вы должны слышать все, что они скажут. Поэтому вы будете находиться в моей хижине, – сказала Аю.

Когда эти воины-парламентеры (121)* вошли в деревню, их встретило почти все население деревни. В центре деревни, впереди всех, стояла Аю – Верховный Вождь, за ней пять младших вождей и чуть в стороне колдун Тонгак, как отметили гости. По дороге сюда они отметили, что между рекой и обрывом часто мелькали воины этого племени. Значит, они готовы встретить там воинов их Великого племени и снова устроить им ловушку. Но их Великий Вождь – Великий Воин! Он – мудрый воин! Он знает, как разбить все это племя, и никакие ловушки больше не помогут им!

Они подошли к центру.

– Великий Вождь Краон послал нас сюда, чтобы сказать вам его волю! – сказал один из них.

Необходимо отметить, что жители соседних деревень говорят на разных языках, но понимают друг друга.

Им подали циновки. Они сели. Напротив сели младшие вожди. Последней опустилась Аю. Таким образом, образовался круг. Один из воинов гостей встал и начал свою речь:

– Мы пришли сюда по воле Богов и нашего Верховного Вождя – Великого Вождя Великого Племени – Краона. Он долго разговаривал с Богами! И Боги сказали ему: «Иди и скажи им!» И мы пришли, чтобы сказать вам Волю Богов! Наш Великий Вождь Краон – Великий Воин! Никто не может сравниться с мудростью и силой Великого Вождя Краона! Сами Боги помогают ему! И горе тому, кто нарушит волю Богов и встанет на пути Великого Краона! Много раз воины вашего племени вставали на пути Великого Вождя Улауна. Но душа оставила его тело. И Великим Вождем стал сын Улауна – Краон. Но Краон не только Великий Вождь и Великий Воин! Не напрасно его зовут и мудрым Великим Вождем! У Великого Вождя Краона много-много воинов! Скоро они придут сюда и сожгут вашу деревню, затопчут ваши плантации и зальют кровью всю вашу землю! Воины Великого Вождя захватят в плен ваших жен, женщин и детей! Убьют всех ваших воинов и их черепами украсят свои хижины! То же самое ждет и вашего вождя и его колдуна. Но Великий Вождь Великого Племени Краон – мудрый воин! Он может сохранить вам жизнь! Ему не нужна ваша кровь! Ему нужны молодые и сильные воины! И он примет их к себе! Он не убьет ваших стариков, женщин и детей! А позволит им жить в любой части острова, если они признают его своим Вождем!

Для этого вы должны:

– Сами сжечь свою деревню!

– Все, что имеете, отдать воинам Великого Вождя Краона!

– Все молодые и незамужние женщины должны прийти к Великому Вождю Краону!

– Ваши вожди с опущенными головами должны прийти к Великому Вождю Великого Племени Краону и привести с собой вашего вождя и колдуна! Тогда Великий Вождь Великого Племени Краон укажет вам, где вы можете построить новую деревню! Молодых и незамужних женщин отдаст своим воинам, и они, может быть, сделают их своими женами! Ваших вождей, может быть, Великий Вождь сделает своими воинами! Вашему колдуну Великий Вождь окажет особую честь: он лично убьет его и съест его мозг! (122)* А вашего вождя Краон, может быть, сделает своей женой! Я все сказал!

Он замолчал. Вокруг стояла тишина. Руслан, Роберт и Майкл сейчас были готовы выскочить и разорвать на части этих гостей! В круге тоже стояла тишина… Аю встала. Вслед за ней встали и все остальные. Она рукой указала гостям ждать, а сама что-то тихо сказала одному из воинов, стоявших поблизости, и зашла в хижину. Следом за ней в хижину вошли младшие вожди.

Гости сидели на прежнем месте. Им принесли кокосы. Они разделали их и приступили к трапезе.

В хижине начался совет. Вожди и Аю сидели по кругу. Старый мудрый Тонгак отошел в сторону и стоял, опустив голову. Наши друзья сидели в другом углу хижины и ждали, что скажут вожди. Аю встала и обвела всех взглядом. Все продолжали сидеть и молчать, опустив голову. Аю молча ждала, что скажут вожди. Тишина затягивалась. Она длилась полчаса, час, полтора часа… Все продолжали молчать. Аю по-прежнему стояла и тоже молчала.

Ни один раз друзья присутствовали на Совете Вождей, но такого странного Совета, они не видели еще никогда! Несколько раз им хотелось вскочить и закричать:

– Что вы молчите? Почему не разорвете этих псов на части?

Но они не были вождями. А, значит, не могли выступать на Совете, пока их не спросят.

Минуло два часа…

И тогда Аю, подняв правую руку и согнув ее в локте, сказала:

– Да будет так!

Совет был окончен.

Все, кроме друзей, вышли из хижины. Последней вышла Аю и прошла вперед. Младшие вожди и Тонгак остановились сзади.

Гости встали, ожидая ответа.

– Мы много слышали о вашем Великом Вожде Краоне, – начала свою речь Аю. – Да, он – великий воин. Но он – не мудрый воин! Воины моего племени примут смерть, но никогда не станут воинами вашего вождя! Вожди моего племени никогда не станут служить вашему вождю! Женщины моего племени никогда не станут женами воинов вашего племени и никогда не будут рожать им детей! Аю никогда не станет женой грязного животного – Краона! Да отвернутся от вас Боги! Да будет так!

Затем, повернувшись к своим воинам, громко, чтобы слышали все, добавила:

– Уведите их! Пусть они скажут своему грязному животному Краону наше решение! – И, развернувшись, скрылась в своей хижине.

Сказать, что наши друзья сейчас были в восторге, равносильно, что ничего не сказать! Эта молодая девушка в очередной раз доказала им, что она действительно Великий Вождь!

Друзьям оставалось всего семь дней…

 

***

Когда Краону сообщили, что сказала Аю, он пришел в ярость. Еще никто и никогда не смел так разговаривать с ним! Он готов был разорвать этих воинов, принесших ему такую весть! Но сейчас каждый воин был нужен! Он прекрасно понимал, что это будет последняя схватка! Жестокая, яростная! Не на жизнь, а на смерть! И… Исход ее известен только Богам…

Краон не был жестоким воином, но он был, по истине, смелый и великий воин! Он не бежал с поля боя там, в лесу, прикрывая до последнего убегающих воинов своего племени. И только голос отца, Улауна, заставил его отступить. Он никогда и ничего не боялся! Никогда! А сейчас… Сейчас у него впервые в жизни вкралось сомнение… Два раза его отец – Великий Вождь Улаун – поднимал воинов на войну с этой Аю! И оба раза проиграл… А сам погиб от рук ее воинов. Теперь он должен вести в бой своих воинов. И против кого? Против остатков какого-то племени, возглавляемого молодой женщиной!? В это трудно было поверить! Если бы ему рассказали о вожде другого племени, попавшего в подобную ситуацию, он бы долго смеялся! Подобный позор могла смыть только кровь или смерть в бою… Но сейчас… Это было не чужое племя, а его… И Вождь этого племени – он, Краон… Может, ей помогают сами Боги? Можно воевать с любыми земными воинами, но воевать с Богами!? А тогда… Тогда исход предрешен… Но выбор сделан… Решение принято… И он уже не в силах что-либо изменить… Воины его племени сочтут его за трусливого зайца! А сейчас они верят ему! Верят, что он приведет их к победе!

Не было душе его покоя… Только та, последняя схватка решит все! Победа или… Или смерть!

 

***

Однажды утром Тонгак сказал Аю:

– Ночью он приходил. И приводил с собой десять воинов Краона. Он довел их до деревни. А потом увел обратно!

Аю все поняла. Значит, ему удалось!

– Надо сказать им! – сказала Аю.

– Не надо! Пусть они уйдут спокойно. Они пришли сюда, чтобы придать тебе сил! И они сделали это! А сейчас они должны уйти!

Тонгак знал: небесные часы запущены… И их ход уже не остановить… Судьбы пишутся на небесах…

Друзьям оставалось три дня…

 

ГЛАВА ХХI

 

…Вот и наступил последний день пребывания на острове…

С утра они поели. Затем Аю снова позвала друзей в… Теперь уже «их» «тихий» уголок. Аю с Русланом по-прежнему шли впереди. Майкл с Робертом чуть-чуть сзади. Не было только Таора…

Проходя по лесу, они увидели необычное растение. Это была «Трупная лилия» – самый большой цветок в мире. (123)* Даже природа словно прощалась с ними… Спустились к водопаду. Все было также столь прекрасно. Но ничто уже не радовало их. Не было и звонкого веселого смеха Аю… И все-таки Аю, в этот последний день захотелось привести их сюда! Чтобы они навсегда запомнили это место! И ее… Ведь они уже никогда больше не встретятся… Никогда больше…

Говорят, когда ждешь, время летит медленно. Неправда! Здесь оно таяло на глазах. Хотелось остановить его хотя бы ненадолго, хотя бы на чуть-чуть… Но оно стремительно продолжало таять…

Скоро уже вечер… Их последний вечер… И все…

 

***

…Вот наступил и вечер… Скоро закат… Пора прощаться… Аю не встретила их, как обычно, у хижины. Не было и ее вечного стража. Проход был открыт… И они вошли внутрь.

Она стояла по-прежнему такая же гордая, неприступная, с каменной маской на лице.

Что они могли сказать? Все было понятно и без слов. И они, молча, так ничего и не сказав, повернулись к выходу. Роберт с Майклом вышли. Хотел выйти и Руслан, но Аю задержала его.

– Руслан! – сказала она. – Я должна сказать тебе. Никогда не говорила, а сейчас скажу. Ты уйдешь. И мы больше никогда не увидим друг друга. В этом мире. Пройдет много времени, и мы вновь увидимся. Но не здесь! А в другом мире, который называется Вечность! Мы встретимся, чтобы не расставаться уже никогда! Так мне сказали Боги! И так будет! Ты должен знать, что там, в Вечности, я буду ждать тебя! А теперь иди!

Аю опустила голову и тихо добавила:

– Иди… Мне больно видеть тебя…

Руслан впервые видел Аю такой слабой, незащищенной. Но что он мог сделать? Он даже не знал, что можно сказать, чтоб утешить ее, любое слово выглядело бы чуждо и фальшиво.

Он вышел…

 

***

Вся деревня вышла проститься с ними. Все знали, что они уходят навсегда. А друзья даже не знали, что им можно сказать на прощание. Вдруг оказалось, что эти дикие, полуголые туземцы стали очень близкими и дорогими для них людьми. На душе было горько. Но надо было идти. Выбор сделан. Они втроем спустились по тропе на каменистый берег.

Прошел всего один год, как они оказались на этом острове. Всего один год! А казалось, что прошла целая жизнь! Они поняли, что за этот год и они стали другими. И уже никогда не будут прежними. Они невольно оглянулись наверх. Там, у обрыва, они увидели одиноко стоящую Аю. Она по-прежнему оставалась такой же маленькой и хрупкой в свои семнадцать лет. Она стояла и смотрела на них сверху вниз. Нет, в ее глазах не было слез. Она всегда умела владеть собой! Но и отсюда, снизу, было видно то, что не смогла скрыть даже «сильная» Аю, в ее глазах стояла немая боль прощания… Она прощалась с ними навсегда…

Невольно всплыла фраза: «За меня глаза расскажут»…

Друзья отвернулись. Они не в силах были видеть эту боль. А когда обернулись еще раз, ее уже не было…

…Там, на Западе, догорал закат. Он был, по истине, прекрасным: ало-красно-розовый! Скоро наступит ночь. А с рассветом опустится туман, который унесет их отсюда уже навсегда…

 

***

…Утром они проснулись.

Их окружал туман синеватого цвета. Такой густой, что в двух метрах ничего не было видно. Но потом он стал светлее, а затем исчез и совсем.

Они сидели в распадке, недалеко от берега. Здесь и нашли их русские друзья:

– Вы где были? Мы все обыскали! Сутки вас уже ищем! Хотели уже спасателей вызывать! Ну ладно они, а ты-то, Руслан! Как ты-то умудрился заблудиться? Тут и заблудиться-то негде! Там твоя Людмила с ума сходит! Давайте, пошлите! Уже пора домой собираться! Завтра с утра на работу!

Друзья все это время сидели и молчали… Да и что говорить? Они только окинули друг друга взглядом, пытаясь убедиться, что это, может, все было только сон?

Пустой бутылки из-под виски не было. (Но могли забросить в кусты!) У Руслана не было охотничьего ножа и ножен. ( Но, может, по-пьяне, хотел подарить его новым друзьям и «посеял» где-то?) Не было зажигалок. (Но, может, блуждая в темноте, могли выбросить, когда закончился газ!) Роберт проверил блокнот и ручку. Их не было. (Я что, ночью пытался что-то записать? Да кто его знает…)

Они встали и пошли…

Их уже ждали. Там уже знали, что они, наконец, нашлись!

Майкл и Роберт залезли в свою палатку и завалились. Говорить не хотелось. И они просто лежали с закрытыми глазами, притворяясь (друг от друга?) спящими.

Вскоре они услышали, как их русские друзья кричат им:

– Майкл! Роберт! До свиданья! Удачи вам! Хорошо вам отдохнуть!

Только кто-то один подошел к их палатке, раздвинул полог и, увидев их спящими, вновь опустил его. Затем они услышали, как Руслан сказал по-английски:

– Farewell ! And if forever farewell! (124)*

Вскоре взревели моторы, и русские уехали. И они остались одни на этой небольшой опушке…

 

***

…Они не знали, что и как сейчас можно сказать друг другу. Но вечно молчать не будешь.

Первым начал Майкл:

– Что-то мне кажется, что я уже устал от этого отдыха!

– Я тоже…– ответил Роберт.

Они молча приготовили завтрак. Так же молча собрали свои вещи. Палатку и спальные мешки собирать не стали, они все равно уже не нужны!

Молча собрались и пошли. Скоро автобус нес их в Иркутск.

Окружающая природа их уже не радовала, и они спали всю дорогу (или делали вид, что спят).

Остановившись в гостинице, зашли в ресторан, перебрасываясь время от времени пустыми ненужными фразами. Но не молчать же все время! Надо что-то и говорить! И они словно заставляли себя делать это!

Вечером, чтобы развеяться, решили прогуляться по ночному Иркутску.

Да! Ночной Иркутск – это зрелищно! Ничего не скажешь! Но и здесь они «ничего» не видели… И, побродив, вернулись в гостиницу. И сразу же, пожелав друг другу доброй ночи, легли спать.

Назавтра, прямо с утра, они позвонили насчет авиабилетов.

Майклу забронировали билет на 13.45. Роберту – до Лондона, только назавтра. (125)*

Они зашли в ресторан позавтракать и одновременно устроить так называемый «прощальный ужин», делая все, словно автоматически. Ничего их не радовало. Казалось, что они спешат расстаться друг с другом.

– Давай, ты не будешь меня провожать! – сказал Майкл. – Не люблю прощаний!

– Хорошо! – ответил Роберт. – У него и самого не было желания, но ведь не скажешь об этом!

 

***

…Они расстались… И теперь уже навсегда. Никогда и ничего они больше не слышали о Руслане.

Сами же, почему-то, как-то постепенно перестали друг другу звонить, общаться по скайпу, оправдывая себя «нехваткой времени». Первое время они еще посылали друг другу поздравления на Хэллоуин, Рождество и Новый Год. (126)* Но постепенно как-то само собой прекратилось и это…

 

ГЛАВА ХХII

Прошло время…

Ничего не изменилось в жизни наших героев. Роберт по-прежнему любит побродить по «старому» Эдинбургу (127)*, пройтись по «Королевской миле» и ее тихим улочкам, заглянуть в «Bobby*s Bar», где, уверяют, был «рожден» Гарри Поттер … А вечером, покачиваясь в кресле-качалке, посидеть у камина, покуривая сигару со стаканчиком эля. (128)* На углу его стола по-прежнему лежит уже потрепанный томик его любимого Роберта Бёрнса.

Все, как прежде…

Он по-прежнему любит свою Мэри, которую считает самой лучшей женщиной на свете! Подрастают дети. Скоро и дочь выйдет замуж, все к тому идет. Но, иногда глядя на дочь, Роберт ловит себя на мысли, что невольно вспоминает ту маленькую хрупкую девушку…

Ни он, ни его друзья так и не узнали, чем закончилась «та» история… Но то, что Краон пришел, не сомневался никто!

Что дальше стало с Аю и ее народом?

Роберт старался вычеркнуть все это из своей памяти. Это всего лишь сон! Этого ничего не было! Но все всплывало снова и снова. И он снова видел глаза этой девушки, а за ее спиной еще сотни глаз туземцев, которые были устремлены на него! Нет, в них не было укора. Но от этого на душе становилось еще горше… И не было от этого спасения! И Роберт понял, что только одно может стереть эту память! Это, как говорила Аю, «Время, когда Боги придут и за тобой…»

 

***

Майкл… Он тоже постарался как можно быстрее вычеркнуть всю эту историю из памяти. Он даже ударился в работу, стараясь «загрузить» себя каждую минуту. Его Клара и дети были для него самое святое! Он, может быть, впервые в жизни понял, что для человека семья – это самое главное в жизни! Все остальное ушло на «задний план», стало неважно! И он дал себе клятву, что больше никогда не расстанется с Кларой!

Шло время…

Однажды они собрались съездить отдохнуть во Фриско. (129)* Да, с Восточного побережья на Западное! Но Фриско – это Фриско! Это почти Рай на земле! Как-то Клара осталась в номере, а Майкл решил прогуляться по берегу. Он присел на скамейку, достал и закурил сигарету, невольно любуясь последними лучами заходящего солнца. Закат был, действительно, прекрасным: ало-красно-розовый!

И вдруг… Его словно резануло по сердцу… Ему вспомнился точно такой же закат, когда они втроем сидели на скалистом берегу, ожидая своего часа… Ему даже показалось, что стоит обернуться, и там, наверху, он снова увидит Аю. И ее глаза… И эту немую боль…

И воспоминания нахлынули разом… Стало так больно и пусто…

И Майкл понял, что эти глаза будут преследовать его всю оставшуюся жизнь…

 

***

Руслан… У него тоже все по-прежнему. Он живет в Иркутске, в своей небольшой двухкомнатной квартире, недалеко от центра. Летом часто по-прежнему бегает в горы. Ездит с семьей и друзьями на Байкал. Правда, в основном на южное и восточное побережье. А с этой, западной стороны… Ну разве что до Листвянки (130)*. Выше – для него – ТАБУ! (131)*

Рядом с ним по-прежнему его Людмила. Руслан и Людмила снова вместе! Дети выросли, разбежались. Скоро уже пойдут внуки. Все, как прежде. Как обычно…

И все бы ничего, но один и тот же сон не дает ему покоя… Ему снится, что они снова гуляют по берегу этого Райского озера. А потом Аю, смеясь, убегает от него, а он продолжает стоять на месте. Один и тот же сон. Несколько раз… И, просыпаясь, каждый раз Руслан уже в сотый раз задает себе один и тот же вопрос: «А правильно ли он тогда принял «решение»? Как бы он поступил сейчас?» Он снова взвешивает все «за» и «против» и в сотый раз приходит к выводу, что и сегодня он поступил бы точно так же! Значит, все ПРАВИЛЬНО! Только если действительно все правильно, то почему же ему снова снится тот же сон, и Руслан в очередной, в сто первый раз, задает себе те же вопросы?

А недавно ему приснилось, что они снова стоят на берегу озера, но Аю уже не смеется. А потом она просто молча уходит. А он по-прежнему остается стоять. Немного отойдя, Аю оборачивается, и на ее лице появляется грустная улыбка. И Руслану в этот миг даже показалось, что он услышал, как она тихо сказала:

– Не торопись… Я подожду! – И… словно растаяла…

Проснувшись, Руслан понял, что теперь она ушла навсегда… И не придет больше… Она будет тихо ждать его где-то там… В Вечности…

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

…Аю долго не ложилась. Спать не хотелось…

Еще вчера вечером они были здесь. Еще прошлой ночью она могла спуститься к ним на берег и этим «испортить» все! Ничего бы не произошло, и они остались бы здесь, на острове! Но она знала, что не может так сделать! Это их право: уйти или остаться!

 

***

…Уже скоро начнет светать, а сна все не было.

Сколько ей дано еще дней и ночей? Теперь и она знала ВСЕ… Осталось совсем немного, совсем чуть-чуть. И ее народ станет свободным! На долгие годы! Ее время подходит к концу… А там… Там – Вечность! И ОН!

В этот момент вошел Тонгак. Ее старый, мудрый, любимый Тонгак. Ее второй отец.

– Он привел их… Они пришли… – сказал он и вышел…

Теперь он уже все сказал ей… Ничего не осталось… Он открыл ей последнюю дверь…

 

***

Еще до восхода солнца ее воины заняли свои места. Скоро начнется схватка… Последняя схватка…

 

***

«Необходимо двадцать воинов послать сверху ущелья, – думал Краон. – Да, их увидят. И схватка будет недолгой. Но они предупредят об опасности! А значит, ими можно пожертвовать…»

 

***

С восходом солнца Краон и его воины вошли в ущелье. Рядом с ним шагал Таор, который понимал, что должен быть впереди! Его могла опередить только Аю! Он шел и вел за собой врагов, которые несли с собой смерть…

 

***

Схватка наверху была недолгой… Ее не могли не слышать там, внизу…

Но они были уверены в своем могуществе! Да и… Они еще не знали, что обратной дороги уже нет…

 

***

…Таор понимал, что Аю совсем не обязательно кидаться в этот бой! Но он слишком хорошо ее знал! С самого детства! И он твердо знал, что она не только бросится в бой, но и будет в первых рядах! Она не привыкла быть «второй»! А значит, надо срочно туда, вперед! Чтобы, если потребуется, успеть закрыть ее от стрелы и копья! Он рвался вперед, расталкивая врагов. Но не за жизнь он сейчас боролся! Точнее сказать, не за свою жизнь! Там, впереди, была Аю! И кто бы что ни говорил, Аю все равно его!

Ему удалось, он вырвался! Сами Боги помогли ему! И, как он и думал, далеко опережая всех, навстречу бежала Аю. В своей боевой раскраске она была так прекрасна! Но не было никого рядом с ней. И Таор бросился ей навстречу! Верный страж снова рядом с тобой, Аю! На какую-то долю пересеклись их взгляды, и каждый успел все прочитать в глазах другого:

– Здравствуй, милая, любимая, Аю! – говорили одни.

– Здравствуй, милый брат! – говорили другие…

Таор только успел добежать и развернуться, как увидел, что уже несколько воинов направили на Аю свои луки. Таор, оттолкнув, встал на ее пути! И тут же в него вонзилось несколько стрел. Таор, как и в детстве, снова опередил ее. Он упал. Аю опустилась на колени, приподняв голову Таора. И Таор впервые в жизни увидел блеснувшие у Аю слезы. Он улыбнулся. Это было последнее, что он успел сделать… Он был уже далеко отсюда…

Аю встала. В ее глазах уже не было слез. Там, впереди, ее враги, которые пришли сюда и принесли с собой смерть. Она медленно подняла свое копье и снова ринулась в бой! Там, впереди, ее ждала Вечность! А самое главное, тот, кто ей всего дороже! И скоро они вновь встретятся, чтобы не расставаться уже никогда!

 

***

…После боя ее нашли… Она лежала, широко раскинув руки. Ее глаза были устремлены ввысь… Она сдержала свое слово: когда Боги пришли за ней, она, как и отец, встретила их с широко открытыми глазами…

Говорят, что ее последние слова были:

– Не торопись, я подожду…

 

***

…А старый мудрый Тонгак долго стоял у обрыва. Он не видел боя. Да ему и не надо было видеть. Биение сердца дочери он чувствовал дыханием своего сердца. Когда ее сердце остановилось, он шагнул в Вечность…

Чтобы и там оберегать ее…

 

***

Легенды об Аю быстро разнеслись по островам! Но время стерло и их…

 

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

 

А может, этого НИКОГДА НЕ БЫЛО?  И все это только сон?

Только почему же тогда, открыв карту мира, и сегодня в стране тысячи островов (132)* можно отыскать небольшой Архипелаг, который носит название ОСТРОВА АЮ… (133)*

 

 

ОТ АВТОРА

 

Существовала ли когда-нибудь девушка по имени Аю? Да.

В Индийской и Индонезийской мифологии существовало Божество по имени Аю – мужского рода. Но Аю – это женское имя. В Индии, например, жила женщина – Великий Учитель (Гуру) по имени Аю Кхадро – в конце 19-го века. Была очень знаменита. Но и в Индонезии очень давно (когда точно – не известно!) жила девушка по имени Аю. Имя ее уходит в глубину веков. Жила она в Западном Папуа, т.е. среди папуасов. Имя Аю переводится: светлоликая, светлоокая. Если «светлоликая» говорит о том, что среди черных туземцев она была «белая», то «светлоокая», т.е. со светлыми глазами, – говорит о ее европейском происхождении. Причем, она была не «рядовым» членом племени. Иначе бы ее имя, да и она сама просто затерялись бы во времени, и никто и никогда о ней не вспомнил бы! Так кто она? Память «о белых людях», до того как в этой части океана появились первые европейские корабли (примерно 1615 г.), у папуасов была только по Аю! Разве что по их легендам: «Белые люди» – это дети Богов, прилетевшие с Луны! Именно так они считали! Но имя девушки Аю стало легендой! В настоящее время в Индонезии и в Папуа нередко встречается это имя, правда, уже потерявшее свое «первоначальное» значение (см. перевод имени). Кроме того, ее именем назван Архипелаг, остров, поселение, река, озеро… Нередко в те времена женщина становилась и Верховным Вождем племени! Это описывал и Джеймс Кук и другие! А в Индонезии, в придачу, женщина во все времена очень почиталась! Возможно, это связано с тем, что женщин просто на всех мужчин не хватало. И нередко женщины, что называется, «правили балом»! Был у Аю и жрец Тонггак (в книге – Тонгак). Факт – есть факт! Эти люди существовали!

Необходимо, наверное, добавить и то, что когда я начал писать повесть, передо мной встали 1000 вопросов: как выглядели хижины «внутри» и «снаружи», как выглядели папуасы, как одевались, как выглядела деревня, их обычаи, традиции, быт, отдых, праздники, орудия труда и охоты, история, флора и фауна, язык общения, словообразование и еще много-много другого! Пришлось перевернуть море различной литературы, фотографий. Причем, как у путешественников, так и научной! Так что все описанное про жизнь папуасов, правда. Даже если что-то покажется необычным!

И еще… Просто хотелось бы добавить. Тонггак, хоть и прожил порядка 50 лет среди папуасов и, естественно, не мог не полюбить этот народ, но он полюбил и Аю, ставшую ему дочерью, последней радостью, последним глотком воды в пустыне («Без нее жизнь – ничто, просто прах…»)… И он не видел достойных его дочери! А она – молодая, приходит время, когда сердце просит любви. Может быть, поэтому он сказал ей, что она встретит своего любимого только в «Вечности». И вскоре убедился, что ее сердце занято именно «им». А значит, можно быть спокойным: в ее сердце другой уже никогда не найдет дорогу! Он, конечно же, знал, что ее жизнь не будет долгой. Может, поэтому и поступал именно так. Когда появились «друзья» (я не напрасно ввел их, объясню попозже!), Тонггак вскоре убедился, что они – неплохие люди. И к Аю относятся только как к дочери, к маленькой девочке (хотя ей 16-17 лет). А значит, с их стороны опасности нет. Наоборот, они даже как бы опекают ее! Но они пришли и уйдут! Даже если не получится уйти, то он «поможет»! Их должно не стать! И, если потребуется, Аю принесет их даже в жертву, чтобы спасти свой народ! Тонггак «научил» ее расставлять приоритеты! Тем более что она знает, что ее счастье ждет только в «Вечности»!

Она в 15 лет стала Вождем. Слишком рано на нее свалился столь тяжелый груз, да еще и в суровое время. Но это был единственный способ спасти ее, и чтобы никто без ее согласия не отдал кому-нибудь в жены. Она была слишком молода и считала, что должна всегда быть строгой и серьезной! Она не имеет права ни на смех, ни на любовь, ни на счастье… Так думала она. Ведь теперь только от нее зависело будущее ее народа: будет ли оно (племя) просто жить! И только изредка она уходила в свое «тихое» место, где могла спокойно посидеть и даже полежать на траве, мечтая о чем-либо. Или, находясь в одиночку в своей хижине, тихо поплакать, зная, что никто не видит ее слез. Потому что никто и никогда не должен видеть ее слез! Никто не должен видеть ее слабой! Чтобы показать ее «вторую» натуру, я и ввел друзей. Как простых статистов. Которые пришли – увидели – ушли… И все! Но с их помощью все увидели, что Аю (оказывается!) умеет и смеяться и просто радоваться жизни! Что она, оказывается, живой человек, а не каменное изваяние!

Такова была короткая жизнь девушки по имени Аю… Короткая и яркая… Как вспышка… 


КОММЕНТАРИИ

110* Карл VII Победитель (22 февраля 1403, Париж — 22 июля 1461, Меюн-сюр-Йевр) — король Франции (провозглашён в 1422 году, коронован в 1429 году) из династии Валуа, пятый сын Карла VI Безумного и Изабеллы Баварской. В марте 1429 года, в самый разгар Столетней войны, при дворе французского дофина Карла VII появилась 17-летняя пастушка Жанна д'Арк. «Царь Небесный послал меня к Вам, благородный дофин, чтобы сказать, что Вы будете венчаны в городе Реймсе в наместники Царя Небесного, единого Короля Франции!», – сказала она ему. 17 июля 1429 года после освобождения Орлеана и Реймса Карл VII был торжественно коронован в Реймском соборе. Во время церемонии предводительница французской армии Жанна д'Арк держала над ним знамя. Накануне, 16 июля, вступая в город Реймс, Карл был встречен восторженными криками: Ноэль, ноэль!», что по-французски означает «радостная весть». Англо-бургундский гарнизон оставил город, так и не приняв боя с французами. Успех похода превзошел самые смелые ожидания: менее чем за три недели армия достигла конечного пункта, не сделав ни одного выстрела, не оставив на своем пути ни одной сожженной деревни, ни одного разграбленного города. Миропомазание и коронация короля прошли согласно принятому церемониалу, хотя подготовка к нему была довольно поспешной. Коронация дофина стала актом провозглашения государственной независимости Франции и знаменовала победу над английскими оккупантами.

111* Это неточная фраза из художественного фильма молдавского кинорежиссера Эмиля Лотяну, снятого на киностудии «Мосфильм» в 1975 г., по ранним рассказам М. Горького, и, в частности по рассказу «Макар Чудра» - «Табор уходит в небо». Более точно это звучит так: - Не люби деньги, - обманут! Не люби женщин, - обманут! Из всех вин самое пьянящее – это воля! Вставай рано на рассвете и запомни, что закат приходит тогда, когда его совсем не ждешь! Живи долго! Ибо придет твоя смерть вовремя!

112* «Чтобы увидеть звезды, надо открыть глаза!» - Корейская пословица.

113* Хи́нди — название индоарийского языка, или диалектного континуума языков, распространённых преимущественно в северных и центральных регионах Индии. Традиционное письмо хинди — слоговая азбука деванагари.

114* Та́ис — известная афинская гетера, пользовавшаяся благосклонностью Александра Македонского, впоследствии вторая жена египетского царя Птолемея I Сотера, от которого у неё были сын Леонтиск и дочь Ирана (Эйрена), вышедшая замуж за Эвноста, правителя кипрского города Солы. По мнению античных источников (Плутарх, Диодор Сицилийский, Квинт Курций Руф), Таис инициировала поджог дворца Ксеркса в завоёванном Александром Персеполисе (330 год до н. э.). По мнению Плутарха, целью Таис была месть Персии за сожжение Ксерксом Афин летом 480 года до н. э. Кв. Курций Руф утверждал, что Таис и Александр сожгли дворец, «будучи во хмелю». Плутарх тоже пишет об этом.

115* Клеопа́тра VII Филопа́тор (69 — 30 гг. до н. э.) — последняя царица эллинистического Египта из македонской династии Птолемеев (Лагидо ). Прославлена благодаря драматической истории любви к римскому полководцу Марку Антонию. В годы её правления Египет был покорён Римом, сама Клеопатра покончила жизнь самоубийством, чтобы не стать пленницей первого римского императора Октавиана Августа. Клеопатра стала одним из наиболее популярных античных персонажей в кинофильмах и литературных произведениях. Красота этой женщины была не той, что зовется несравненной и поражает с первого взгляда, зато обращение ее отличалось неотразимой прелестью, и потому ее облик, сочетавшийся с редкой убедительностью речей, с огромным обоянием, сквозившим в каждом слове, в каждом движении, накрепко врезался в душу. Самые звуки ее голоса ласкали и радовали слух, а язык был точно многострунный инструмент, легко настраивающийся на любой лад, на любое наречие… Клеопатра VII правила Египтом 21 год последовательно в соправительстве со своими братьями (они же по традиции формальные мужья) Птолемеем XIII и Птолемеем XIV, затем в фактическом браке с римским полководцем Марком Антонием. Являлась последним независимым правителем Египта до римского завоевания и нередко, хотя не совсем правильно, считается последним фараоном Древнего Египта. Широкую известность приобрела благодаря любовной связи с Юлием Цезарем и Марком Антонием. От Цезаря имела сына, от Антония двух сыновей и дочь. В то время как греки обычно пренебрегали воспитанием дочерей, даже в царских семьях, Клеопатра явно имела хорошее образование, которое, наложившись на её природный ум, дало превосходные результаты. Клеопатра стала настоящей царицей-полиглотом, владея, помимо родного греческого языка, египетским (первая из своей династии приложила усилия для овладения им, может быть только за исключением Птолемея VII Фискона), арамейским, эфиопским, персидским, ивритом и языком берберов (народа, жившего на юге Ливии). Её лингвистические способности не обошли и латынь, хотя просвещенные римляне, как, например, Цезарь, сами в совершенстве владели греческим языком.

116* Райские птицы – родственны нашим воронам и величиной бывают от сойки до жаворонка. В настоящее время известно уже более пятидесяти видов этих, действительно, великолепных птиц. Райские птицы распадаются на три подсемейства, из которых первое заключает в себе настоящих райских птиц. Самая известная из принадлежащих сюда птиц, - это безногая райская птица. Ее голова и шея – темно-желтые, лоб и горло – золотисто- зеленые, крылья и хвост – коричнево-бурые, ноги красные. Окраска самки тусклее и беднее. Клюв у птиц сильный, иногда длинный. У всех птиц хвост короткий прямой или длинный ступенчатый. Перья темные, с металлическим блеском, некоторые окрашены в яркие цвета, с преобладанием красного, желтого или синего. У многих на голове, боках или хвосте «украшающие» перья, демонстрируемые при сложных токовых играх.

117* Деревянные фигурки вождей – предков – обычно это находится у Верховного жреца. Но нередко случается, что Верховный Вождь и Верховный жрец – одно лицо.

118* Си́риус - также α Большого Пса — ярчайшая звезда ночного неба. В 1844 году Фридрих Бессель предположил, что Сириус представляет собой двойную звезду. Но все дело в том, что в Междуречье, где ранее находилась высокоразвитая цивилизация шумеров, известных нам по строительству Вавилонской башни, висячими садами Семирамиды и Ноевым Ковчегом во время потопа, (и которые, между прочим, изобрели колесо) была обнаружена древняя карта звездного мира. И Сириус на этой карте – ТРОЙНАЯ звезда! Здесь же была обнаружена и карта мира, на которой обозначена Антарктида, открытая, как известно, только в конце января 1820 года русскими мореплавателями Ф.Ф. Беллинсгаузеном и М.П. Лазаревым. Причем, опять же, на данной карте Антарктида состоит из двух больших островов с широким проливом между ними и проходящим через южный полюс. Шумеры, как известно, жили в IV – III тысячилетии до нашей эры. Не хочу в комментарии вставлять про Шумеров, потому, что это целая история, с уникальнейшими изобретениями, уникальнейшими хирургическими операциями, в т.ч. на глаза и другим. Цивилизация шумеров едва ли не выше, чем цивилизация Майя. Что поделать? Мир полон загадок! Далее Аю рассказывает легенду про звезду – Сириус. Вождь, как известно, лучше всех должен знать легенды древних предков и уступать в этом может, разве что, только жрецам.

119* Разумеется, что при мытье, речь о мыле и мочалках вообще не идет!

120* Лунный календарь — разновидность календаря, в основе которого лежит период смены фаз Луны, то есть синодический месяц. Продолжительность синодического месяца в среднем составляет 29,53059 суток. Таким образом, календарный месяц может состоять или из 29, или из 30 дней, причем месяцы в году чередуются, чтобы дни месяца как можно лучше попадали на одни и те же фазы Луны. В лунных календарях продолжительность года принимается равной 12 месяцам. В соответствии с этим, продолжительность лунного года получается равной 12 × 29,53059 = 354,36708. Значит, в календарном году может быть или 354 дня — простой год, или 355 дней — продолженный (високосный) год.

121* Парламентёр (от фр. — говорить) — лицо, уполномоченное сторонами, находящимися в состоянии войны, вести переговоры о заключении мира, перемирия, прекращения огня, капитуляции и др. У папуасов такого слова, как «парламентер», не было. Но смысл от этого не меняется.

122* С целью «ублажить смерть», убивали шамана и мозг его поедал вождь племени.

123* «Трупная лилия» - Раффлезия Арнольда цветёт одиночными цветками, которые являются одними из наиболее крупных на планете: их диаметр 60—100 см, а масса — до 8 кг. Иногда его называют «цветок лотоса»

124* « Farewell ! And if forever farewell ! » - Знаменитая фраза английского поэта Джона Байрона: «Прощай! И если навсегда, то навсегда прощай!»

125* В принципе, Майкл с Робертом могли лететь вместе. Дело в том, что авиарейсы: Иркутск – Нью-Йорк и Иркутск - Лондон - оба делают пересадки в Москве, в Шереметьево. Но они сослались, что выбирают и наиболее удобное для себя время прилета. Согласно их билетам: в Нью-Йорк, в аэропорт Джона Ф. Кеннеди (с учетом пересадки и времени в пути – 21 час 15 минут), прибытие в 18 часов 10 минут – по местному времени, а в Лондон, в Хитроу (время в полете, с учетом пересадки, 14 часов 15 минут), прибытие в 12 часов 15 минут.

126* Праздники: В США: Новый год - 1 января, Хэллоуин – 31 октября, Рождество – 25 декабря; в Шотландии, соответственно, - 2-3 января, 31 октября и 25 декабря. Т.е., практически, в одно время.

127* Эдинбург – см. комментарий к стр.1

128* Эль — вид пива, производимый быстрым верховым брожением при высокой температуре.

129* Сан-Франци́ско – сокращенно Фриско город и округ в штате Калифорния, США, названный в честь католического святого Франциска Ассизского. Сан-Франциско расположен на северной оконечности полуострова Сан-Франциско. Бо́льшую часть своей истории он являлся самым населённым и важным городом области залива Сан-Франциско. Сан-Франциско является мировым туристическим центром, известный своими летними холодными туманами, крутыми холмами и сочетанием викторианской и современной архитектуры.

130* Листвя́нка — посёлок городского типа в Иркутском районе Иркутской области. Находится на западном побережье озера Байкал. Здесь Ангара берет свое начало. Это место известно и своим Шаман-Камнем.

131* Табу́ — это строгий запрет на совершение какого-либо действия, основанный на вере в то, что подобное действие является либо священным, либо несущим проклятие для обывателей, под угрозой сверхъестественного наказания. Термин, заимствован из религиозно-обрядовых установлений Полинезии и ныне принятый в этнографии и социологии для обозначения системы специфических запретов — системы, черты которой под различными названиями найдены у всех народов, стоящих на определённой ступени развития. В переносном смысле табу может означать вообще всякий запрет, нарушение которого обычно рассматривается как угроза обществу.

132* Страна тысячи островов – Индонезия. В состав Индонезии входит 17 804 острова, из них: 7 870 – поименованы и 9 634 – безымянные. По последним данным, в состав Индонезии входит уже 18 108 островов. В Индонезии распространен яванский язык, на Молуккских островах: кей, галела, тернате, тидоре и буру; в Папуа и Новой Гвинее: дани, экачи, асмат-каморо, сентани, бонгу, авью-думут, манн-брат, мпур и другие. Индонезия – многонациональная страна. Кроме малайцев и китайцев проживает и много других народностей: банджары (близкие к малайцам), даяки (коренные жители острова Калимантан). На Сулавеси: буги и макасары, племена тораджей. На Молуккских островах - амбонцы.

133* Архипелаг «Острова Аю». В составе Архипелага входит 5 островов, из них 2 – нежилых. Наибольшим считается Pulau Аю. Его площадь составляет: 5, 06 кв. км. ( Прим. 3,73 Х 1,5 км). Наивысшая высота: 55, 84 м. Относится к Индонезии, провинции Западное Папуа. Проживают меланезийцы, папуасы, австронезийцы. Pulau Аю, который часто называют Pulau Аю, Айау или просто Ajoe - расположен над северной оконечностью острова Waigeo. Pulau Аю является частью Раджа Ампат (Р.А. - В переводе с местного – «4 короля»). На острове два крупных населенных пункта: Imbik Куан и Аю. Остров окружен двумя большими рифами. Доступ к острову ограничен небольшими лодками в связи с рифами и небольшими размерами острова. Пулау-Рени и Пулау Kanobe - два других небольших населенных острова к северу от Пулау Аю. Кроме того, в Папуа - Новой Гвинее существует неширокая река Аю, а так же небольшое озеро: Аю -Тенгай. 

Комментарии: 3
  • #3

    Татьяна (Понедельник, 23 Ноябрь 2015 10:38)

    Очень интересно!

  • #2

    Людмила (Суббота, 04 Октябрь 2014 14:37)

    Согласна! Очень интересная повесть! Читаешь на одном дыхании. У автора наверное есть ещё не мало произведений. Хотелось бы почитать.

  • #1

    Евгений (Вторник, 12 Август 2014 18:54)

    Хорошо пишешь, тёзка! Хотелось бы почитать ещё что-нибудь из твоего.
    Не сбросишь ли на сайт?