АНДРЕЙ БЕЗДЕНЕЖНЫХ

"901 километр", киносценарий

20 СЦЕНА

Леша и Костян стоят у вагона, у окошка купе проводника. На окне трещина, сделанная еще Николаичем. В руке у Леши та самая железяка, которой Николаич эту трещину сделал. Леша готовится ударить. Приноравливается.

КОСТЯН: Осторожно, Леш…

Леша размахивается, бьет, в конце отпуская железяку, и отскакивает в сторону.

Удар у него получается гораздо лучше, чем у Николаича. Первое из двух стекол бьется. Падают осколки.

КОСТЯН (довольно): О!

Леша подбирает железяку, отходит подальше от окна, и теперь уже получше размахнувшись, с разбега, кидает ее в окно. Трещинами покрывается и второе стекло. Его куски отлетают и внутрь купе, и наружу. Леша снова поднимает железяку. Теперь уже не выпуская ее из рук, отбивает торчащие по краям осколки, очищая проем.

КОСТЯН (с уважением): Лихо ты!

Со стороны ближнего входа в вагон появляются Лапина, Смирнова, Дрезина.

На лицах – удивление. С противоположного конца вагона, руки в карманы, движется Кефир. На лице – интерес.

Леша, отбив осколки, подняв голову, смотрит на выбитое окно.

КЕФИР (подойдя; с улыбочкой): Вы че это?

ЛЕША (буднично): Яниной аспирин нужен…

КЕФИР (удивленно): Аспирин?.. (по его лицу пробегает догадка; радостно и возбужденно) Так, может, там и жратва есть? (смотрит на выбитое окно, разворачивается, бежит туда, откуда пришел).

КОСТЯН (смотрит ему вслед; с нотками обреченности): Ну, все… Сейчас Рапиру приведет…

ЛЕША (делает жест, словно бы поднимая что-то; энергично): Давай, быстрее, залазь!

КОСТЯН (отшатываясь): Я?!

ЛЕША (девочкам, с тем же жестом; энергично): Девочки, давайте мы поднимем кого-нибудь!... Вы изнутри купе откроете…

ДЕВОЧКИ (испуганно отшатываясь): Че?!

ЛЕША (энергично, с нотками раздражения): Ну, тогда меня давайте поднимайте!

ЛАПИНА: Да ты сам подпрыгни, подтянись…

ЛЕША (досадливо): Да там стекла! (Костяну) Ну, Костян!..

Маленький Костян делает руки замком. Леша становится на них. Девочки тут же подходят и стараются помочь Костяну держать Лешу.

Леша аккуратно убирает из рамы несколько стекол, расчищает место, где можно упереться. Смотрит внутрь купе. Замирает.

КОСТЯН (кряхтя): Леш, быстрее давай!

ЛАПИНА (предупреждающе): Павлов, уроним!

Леша выбрасывает еще несколько осколков. Хватается, забирается внутрь. Просунувшись через окно, он встает ногами на стол. Смотрит на пол, на полку.

Тела проводницы нет…

Разбитые стекла хрустят под Лешиными ногами. Он, не решаясь спуститься со стола, скидывает стекла ногами. В задумчивости (а скорее – «в ошарашенности») приседает. Пауза.

КОСТЯН (громко): Чего там? Воняет?

Голос Костяна приводит Лешу в чувство. Он спускается со стола, начинает осматриваться. Видит аптечку, берет.

КОСТЯН (громко): Леш! Чего там?..

Леша открывает купе, выходит в коридор. В проходе у первого купе брезгливо сморщившись и глядя на Лешу, стоят, не решаясь подойти ближе, Кефир, Кваша и Тараканова.

КЕФИР (с брезгливым выражением): Ну что там? Жратва есть?.. (заметив аптечку) Чего это у тебя?

Леша показывает медицинский крест на крышке.

Со стороны тамбура с таким же брезгливым выражением, зажав нос пальцами, появляется Лапина, за ней – Костян. Лапина брезгливо и искоса пытается заглянуть

в купе проводника. Заглядывает.

ЛАПИНА (отшатываясь): А-а!

Костян, Кваша, Кефир, Тараканова тоже отшатываются как по команде. Кефир даже оказывается за спинами Кваши и Таракановой.

ЛЕША (кинув на них хмурый взгляд): Да нет там никого… (протягивает Лапиной аптечку) На, ищи аспирин…

Леша снова заходит в купе. Осматривается. Выдвигает большую запечатанную коробку (примерно 30 на 40 см), открывает. Внутри – фабричные упаковки печенья. Леша вытаскивает коробку и ставит на стол.

В купе осторожно засовывается голова Костяна. Костян ошарашено осматривается.

КОСТЯН (тихо и напугано): Леш, а где она?

Леша выдвигает другую коробку – распечатанную. Видит в ней коробки с сахаром, пакетики чая. Вынимает коробку и тоже ставит на стол.

Между тем взгляд Костяна падает на лежащий в углу около двери сотовый телефон. Костян делает шаг в купе, воровато оглядывается, осторожно приседает, берет телефон и быстро прячет в карман. Леша стоит к нему спиной и «маневра» не замечает.

В купе заглядывает Кефир. Как и Костян ошарашено обводит все глазами.

КЕФИР (недоуменно): Вы куда ее дели? (замечает коробку с печеньем)

О! (оборачивается к Таракановой и Кваше) Девчонки, тут печенье!

Кефир отстраняет Лешу и Костяна и берет коробку.

КОСТЯН (грозно): Э-э! Ты куда?

КЕФИР (с наездом): Че ты, Костян, твое что ли? (пытается выйти из купе, но Костян перекрывает ему путь).

КЕФИР: Девчонки!

В купе появляется Рапира. За ее спиной – Кваша и Тараканова.

РАПИРА (грозно): Че тут такое?

КЕФИР: Да вон, Костян печенье зажать хочет…

РАПИРА (осматривается; недоуменно): А где проводница-то?… (резче) Павлов, где проводница?

Леша, спокойно и философски взирающий на происходящее, лишь пожимает плечами.

РАПИРА (Костяну): Петухов, мы печенье не забираем… Мы поделим поровну (берет коробку у Кефира и передает Кваше).

КЕФИР: А вот тут еще сахар, чай…

РАПИРА (глядя на сердитого Костяна): Петухов, вот сахар вы поделите, ладно?

КЕФИР (заглядывая еще в какую-то коробку): Эх ты! (вынимает литровую банку варенья; радостно) Зашибись! Чайку попьем! (протягивает банку Рапире).

КОСТЯН (возмущенно): Че вы все берете?!

КЕФИР (весело и злорадно): А кто нашел, тот и берет!

КОСТЯН: А печенье мы нашли! (делает шаг к Кваше и протягивает руки).

ТАРАКАНОВА (перегораживает дорогу; зло): А фиг тебе!

РАПИРА (на повышенных тонах): Петухов! Ты че, деловой тут самый? Я же сказала: мы поделим!

КОСТЯН (с вызовом): Знаю я, как вы делите! (Леше) Леш, ты че молчишь? Скажи им!

ЛЕША (вяло): Да ладно ты, Кость…

КОСТЯН (с наездом): Боишься с ними связываться, да?.. Эх, ты, маменькин сынок!..

ЛЕША (тихо и спокойно): На меня-то ты че наехал?

КОСТЯН (укоризненно): Эх, Леха… Я думал, ты пацан… (расталкивая всех, выходит из купе; на ходу, обиженно): Хрен теперь нам что дадут…

Кефир, между тем, спокойно, по деловому и со знанием дела – зритель должен понять, что подобное он проделывал не раз – обшаривает купе. Леша философски на него смотрит. От входа в купе наблюдают Рапира, Кваша и Тараканова.

Все, что Кефир находит, он бросает на пол. Ценное выкладывает на стол. Ценного, собственно, немного. Кроме сахара и чая на столе оказываются фонарь, зажигалка, перочинный нож и непонятно зачем нужная здесь коробка с длинными стеариновыми свечами.

Кефир закончил обыск, еще раз осмотрел купе, взял зажигалку, зажег.

КЕФИР (взглянув на Рапиру): Я возьму?

Рапира кивает.

Кефир опускает зажигалку в карман. Взглянув на Лешу, берет коробки с сахаром, передает Таракановой. Потом в одну руку берет фонарь и нож, в другую коробку

с чайными пакетиками. На секунду замирает. Кладет все на стол, берет коробку со свечами и протягивает Леше, ткнув ему в живот.

КЕФИР (весело): А это вот вам!

Леша автоматически берет коробку в руки.

КЕФИР (забирает фонарь, нож и чай, делает шаг к девчонкам): Ну, че, пошли?… Нет тут больше ничего…

Рапира, Кефир, Кваша и Тараканова уходят.

Леша, держа коробку в руках, смотрит на беспорядок.

В купе заглядывают Лапина, Смирнова и Дрезина. Окинув все взглядом и слегка презрительно посмотрев на Лешу (они все слышали), проходят дальше.

Леша ставит коробку и запускает руку в свечи, ворошит, интересуясь, нет ли чего под ними. Вдруг, уколовшись, отдергивает руку. Осторожно раздвигает свечи. Вынимает небольшую круглую штуку. Это – значок с надписью: «Добро пожаловать в город Красная Могила!»

 

21 СЦЕНА

Купе Бабуси. Бабуся спит, Костян сидит рядом и пытается его разбудить.

КОСТЯН (теребит Бабусю за плечо): Юр… Юр… Просыпайся… Юр…

Бабуся не реагирует.

КОСТЯН: Юр… (словно придумав что-то) Приехали, Юр! Ленинград!…

Бабуся не реагирует.

КОСТЯН: Юр, пожар! Вставай…

Бабуся не реагирует.

Пауза. Костян обречено и расстроено смотрит на Бабусю. Потом снова начинает теребить.

КОСТЯН (уныло и без всякой надежды на успех): Юр, вставай… У нас печенье украли…

БАБУСЯ (завозился; сквозь сон): Чего?…

КОСТЯН (с проснувшейся надеждой): Печенье украли… Мы с Лешей нашли,

а Рапира забрала…

БАБУСЯ (силясь проснуться): Чего?..

КОСТЯН: Вставай, Юр! Сами сейчас все съедят, а с нами не поделятся…

Возня Бабуси затихает. Он словно бы вновь вздумал уснуть.

КОСТЯН (с испугом): Шестьдесят пачек, Юр! Целая упаковка!..

Бабуся как зомби скидывает ноги с полки, садится. Он все еще наполовину спит.

КОСТЯН (настойчиво): Бабусь, вставай… Еда, Бабусь, еда!…

Бабуся трет глаза. Видно, как мучительно ему просыпаться.

КОСТЯН: Еда…

Бабуся с шумом выдыхает, трясет головой, открывает глаза. Мутным взглядом смотрит на Костяна.

КОСТЯН : …Мы нашли, а Рапира забрала…

Взгляд Бабуси мутен, но видно, что он уже проснулся и въезжает в проблему.

БАБУСЯ (хрипло): Где?

КОСТЯН (указывает в сторону купе Рапиры): Там…

Бабуся тяжело вздыхает, сбрасывая остатки сна, тяжело встает. Трет лицо рукой. Подтягивая тренировочные штаны, медленно идет в сторону купе Рапиры. Костян следует за ним.

 

Бабуся и Костян заходят в купе Рапиры. Костян оглядывает купе – коробка с печеньем стоит на нижней полке между Кефиром и Малаховой.

Тараканова и Кваша играют в парного дурака против Малаховой и Рапиры. Кефир наблюдает за игрой. На появление Бабуси никто внимания не обращает.

БАБУСЯ (немного неуверенно, но, стараясь быть солидным): Костян говорит, печенье бы поделить надо…

КЕФИР (махнув в его сторону рукой): Погоди!

Бабуся смотрит на играющих.

Ходит Рапира под Квашу. Вместо того, чтобы ходить по одной карте, сразу выкладывает пару, Малахова, не дождавшись, пока Кваша начнет крыть, подкладывает еще одну карту. Кваша раскрывается. Ходит под Малахову, например,

с «восьмерки». Малахова кроет.

КВАША: Все, крыто… Люсь, у тебя «восьмерки» есть?

ТАРАКАНОВА: Не…

Бабуся и Костян стоят за спиной Таракановой и хорошо видят ее карты. «Восьмерки» у Таракановой есть.

Малахова ходит под Тараканову. Как и Рапира выкладывает сразу несколько карт, например, «девяток». Рапира, не дождавшись, когда Тараканова начнет крыть, подкладывает еще одну карту – «десятку».

ТАРАКАНОВА (сконфуженно): Лен, не идет «десятка»…

РАПИРА (озадачено): Почему?

ТАРАКАНОВА (тыкает пальцем в «девятку»): Такую надо…

РАПИРА: А-а… (забирает карту обратно).

БАБУСЯ (Костяну; шепотом): Рапира играть не умеет!

Костян кивает.

ТАРАКАНОВА (поразмыслив, забирает «девятки» Малаховой): Но я все равно беру…

БАБУСЯ (не выдерживает; изумленным шепотом Таракановой): Ты чего берешь, Люсь? У тебя же вон «валеты»!

ТАРАКАНОВА (быстрым движением закрывает карты и оборачивается; сердито): Бабусь, отвали! Не твое дело!

Бабуся удивленно смотрит на Костяна.

БАБУСЯ (Косятну; шепотом): Тараканова же хорошо играет… Почти как мы…

КОСТЯН (шепотом; уверенно): Поддаются…

Бабуся и Костян стоят и снисходительно смотрят, как Тараканова с Квашей «сливают» игру. Бабуся и Костян переглядываются и понимающе улыбаются.

 

Тараканова и Кваша проигрывают. Кваша с деланной печалью собирает карты со стола.

РАПИРА (снисходительно): Да, Тараканова… А говорили, что вы – мастера…

Вы вообще играть не умеете!

ТАРАКАНОВА (оправдываясь): Да ладно… Вон вы как играете… (уважительно) Сила…

БАБУСЯ (ему в голову пришла мысль; энергично): Девчонки, а давайте на печенье сыграем!

Бабуся смотрит на Костяна, тот одобрительно кивает – ему мысль понравилась.

КВАША: Не-е, Бабусь… Я знаю, как вы играете…

БАБУСЯ: Да ладно… Ни че мы не играем… (Рапире) Лен, давай – вы с Малаховой против нас с Костяном?…

КВАША (возмущенно): Да ты че, Бабусь, офигел?! Они же только играть научились!

РАПИРА (недовольно): А че, хорошо играем… Вас-то выиграли!

ТАРАКАНОВА (укоризненно): Ну, Лен…

РАПИРА (с наездом): Я не поняла, вы че, поддавались что ли?! Я же сказала –

не поддаваться!

КВАША (переглядывается с Таракановой; испуганно): Не-е, мы честно играли…

РАПИРА : Ну и не гоните! Игра-то легкая! (Бабусе) Садись, Юр! По сколько ставим?

БАБУСЯ (с трудом скрывая ликованье): По одной… Нет, давайте по две!.. (подмигивает Костяну).

РАПИРА : А чего «по две»? Играть, так играть… (Кефиру) Сколько всего печенья? Посчитал?

КЕФИР (неуверенно): Шестьдесят пачек…

РАПИРА : Это по сколько на каждого?

Кефир пожимает плечами.

РАПИРА : Нас сколько? (окидывает взглядом купе, начинает загибать пальцы): Семеро… Еще кто? Лапина – восемь… Ну, Смирнова, ладно, Смирнова – девять… Все… Шестьдесят на девять дели, сколько будет?

БАБУСЯ: А остальные?

РАПИРА : А кто остальные? Остальные – не положено… Палец пусть сосут…

КОСТЯН: А Леша? Он же печенье нашел…

РАПИРА (недовольно наморщившись): Леша?.. Ну, ладно, Павлов – десять. Шестьдесят пачек на десять человек. По сколько получается?

МАЛАХОВА: По шесть пачек…

РАПИРА (напористо): Кефир, ты мне свою долю займешь?

КЕФИР (не поняв, в чем дело): Ну…

РАПИРА (Таракановой и Кваше): А вы? Займете?

Кваша и Тараканова молчат.

РАПИРА (снисходительно): А куда вы денетесь… (Бабусе) Тридцать пачек мы ставим! Не хотите, не играйте…

КВАША и ТАРАКАНОВА (в один голос): Нет!

БАБУСЯ (торопливо): Хотим! Хотим! (суетливо) Сейчас, Лен… Я тоже займу…

ТАРАКАНОВА: Лен, ты че? Не играй!..

РАПИРА : Отвали!

Мы видим Костяна, у которого от перспектив сорвать куш рот до ушей расплывается

в улыбке.

БАБУСЯ (суетливо смотрит, на Квашу, на Тараканову, соображает, что у них уже заняли): Сейчас… (убегает в сторону своего купе).

КВАША (плаксиво): Лен, ну сейчас же проиграете все…

КОСТЯН (Кваше): Марин, ну хотят же играть… Чего ты мешаешь?..

ТАРАКАНОВА (Костяну): У тебя, Петухов, совести совсем нету…

РАПИРА (гневно бьет ладонью по столу): Все! Ушли отсюда, девчонки! (Костяну) Садись, Костян… (протягивает Малаховой колоду) Тасуй давай, а то я не умею…

Прибегает Бабуся.

БАБУСЯ (запыхавшись, садится): Все! У Леши, у Лапиной, у Смирновой занял! Сдавайте…

Рапира берет сданные карты нелепым движением, роняет половину, лезет под стол поднимать.

МАЛАХОВА: Ой, Лен! Я помогу…

Малахова лезет под стол, где быстрым движением обменивается с Рапирой несколькими картами.

РАПИРА (поднявшись из-под стола; наивно): А кто в этой игре первым ходит?

Я забыла уже…

КОСТЯН (глядя на Бабусю, который уже начал незаметно показывать знаки пальцами): Шестерка козырная…

РАПИРА (удивленно и радостно): О! Она у меня!..

В купе заходит Леша. Встает руки в карманы. Видит, против кого собрался играть Бабуся.

ЛЕША (скептически): Бабусь, это ты с Рапирой играть собрался?.. Не-е, я не ставлю…

Малахова делает знак Кефиру.

КЕФИР (вынимая из коробки пачку печенья и протягивая Леше): На, Павлов…

Не ставишь – иди отсюда!.. Тут и так воздуха мало…

ЛЕША: А чем как мало?.. А Наташе?..

РАПИРА (отрываясь от игры; с наездом): Какая Наташа, Павлов? Какое «мало»?

Ты не понял? Иди отсюда, тебе сказали!

Леша пожимает плечами, делает полшага назад, но не уходит. Скептически смотрит.

Кефир встает, загораживая от Леши стол с играющими. Угрожающе смотрит Леше

в глаза.

Леша мотает головой, машет рукой, уходит. Кефир садится.

КОСТЯН (с сомнением): А чего это он не ставит?..

БАБУСЯ (ерзает в предвкушении выигрыша; нетерпеливо): Костян, ты че?! Играй!..

 

Леша подходит к купе Яниной. Не желая показывать печенье девчонкам, прячет пачку в карман. В своем купе достает и кладет на стол перед Наташей.

ЛЕША (с усмешкой): Больше нам не обломится… (с усмешкой качает головой)

А Бабуся дурак… С Рапирой в карты на печенье играть сел! А она прикинулась, что играть не умеет! Ха! Я с ней играл… Она, мало того, что мастер, у нее еще и карты крапленые!.. И подмешивает постоянно!.. (подумав) Да и ладно! Рапира все равно бы ничего никому не дала…

НАТАША: Так сказал бы Бабусе…

ЛЕША (опустив глаза; негромко): Да-а, скажешь там…

 

В купе Рапиры, меж тем, идет игра. Костян и Бабуся сидят с расстроенными лицами и полными руками карт. Рапира и Малахова холодно и методично их «расстреливают». Даже «моргаться» у ребят нет возможности, так как им просто не дают хода…

Игра заканчивается в пару минут.

Бабуся сидит с ошарашенным видом и полными руками карт. Костян, бросив карты,

с унылым видом смотрит в окно. Рапира, улыбаясь, смотрит на Малахову.

РАПИРА (издевательски; Бабусе): Че сидите? Встали и ушли!

БАБУСЯ (туманным взором смотрит на Рапиру): Лен, может мы отыграемся?..

ТАРАКАНОВА : А на что играть будете?

БАБУСЯ (нерешительно): На яблоки… Яблоки у нас есть…

РАПИРА (задумчиво): На яблоки?

КОСТЯН (вставая): Нет, Бабуся, пошли! Мы сегодня больше не играем…

БАБУСЯ: А че, Костян, давай…

КОСТЯН : Нет, Бабусь… (выбравшись из-за стола, берет сидящего Бабусю за руку) Пошли, пошли… Ты чего, ничего не понял что ли?

БАБУСЯ (недовольно): Чего не понял-то?

КОСТЯН (тянет его за руку): Пошли, я тебе потом все объясню…

БАБУСЯ (вставая): Чего?..

КОСТЯН (тянет Бабусю): Пошли…

Бабуся идет за Костяном следом.

КВАША (вслед): Ребят! Приходите еще!

Бабуся и Костян отходят от купе.

КОСТЯН (через плечо): Развели нас как лохов, Бабусь, ты че, не понял?..

БАБУСЯ (изумленно): Чего? (останавливается).

КОСТЯН: Мы сами такое сто раз делали… Прикидывались, что играть не умеем,

а потом…

БАБУСЯ (сделав шаг в сторону купе Рапиры; угрожающе): Чего?..

КОСТЯН (берет его за руку): Да ладно, Юр, проехали… Все по понятиям. Сами виноваты…

ГОЛОС КВАШИ (передразнивая Костяна; громко): Пошли, пошли, Бабусь, я тебе потом все объясню… Малахова! Классно ты все придумала!

Из Рапириного купе доносится взрыв хохота. Громко включается магнитофон. Правда, батарейки в нем сели, и магнитофон заметно тянет. Кваша и Тараканова громко подпевают припеву песни.

Бабуся стоит и, сжимая кулаки, сердито смотрит в сторону купе Рапиры. Потом разворачивается и идет за тянущим его прочь Костяном.

 

22 СЦЕНА

Купе Яниной. Смирнова лежит и читает книгу. Янина лежит на боку, не плачет, равнодушно и опустошенно смотрит перед собой. Наташа, Лапина и Дрезина смотрят, как в их сторону от Рапиры уныло бредут Бабуся и Костян.

БАБУСЯ (дойдя до купе, останавливается): Проиграли, Тось…

СМИРНОВА (поднимается, лежа на полке; изумленно): Проиграли?

КОСТЯН (тихо, обреченно): Проиграли…

ЛАПИНА: Вы же говорили, что они играть не умеют.

БАБУСЯ (пожимая плечами, немного деланно вздохнув): Даже сходить не дали…

ДРЕЗИНА (с расстройством): Да ладно вы, ребят… Это ж – Рапира… Чего вы от нее хотите…

Со стороны купе Рапиры усиливается музыка – кто-то прибавил громкость – видно пошла любимая песня. Визги усилились. Но магнитофон тянет уже очень сильно.

ДРЕЗИНА (недовольно): Празднуют…

Костян, вдруг словно вспомнив что-то, идет дальше по купе.

БАБУСЯ Ты куда, Кость?

Костян с решительным видом заходит в купе Леши. Леша сидит и, опустив голову, рассматривает найденный значок. Костян встает вплотную к Леше.

КОСТЯН (подозрительно): Леш, а почему ты хотел ставку забрать?

Леша поднимает на Костяна глаза, потом опускает.

КОСТЯН : Ты знал, да?

Леша кивает, не поднимая головы.

КОСТЯН : А чего не сказал?

Леша молчит.

КОСТЯН (эмоционально): Трус!

В купе заходит Бабуся. Слышит последние слова.

БАБУСЯ (удивленно): Ты че, Костян?

КОСТЯН (оборачивается к Бабусе, потом снова смотрит на Лешу; зло, но спокойно): Гад ты, Леша!.. Дать бы тебе по морде…

БАБУСЯ (подходит): Кость, ты чего?

Костян не обращает на Бабусю внимания. Леша по-прежнему, не поднимая головы, сидит перед Костяном и тупо рассматривает значок. Костян досадливым тычком по рукам выбивает у Леши значок и мимо ничего не понимающего Бабуси идет в свое купе.

БАБУСЯ (недоуменно смотрит на Лешу): Он че, Леш? (оборачивается к Костяну

и идет за ним) Ты че, Кость?

Леша, пару секунд посидев без движения, поднимает значок и с каким-то новым – злым, но веселым выражением лица – прикалывает его к себе на воротник.

 

Из Рапириного купе слышен громкий стук и треск – словно бы уронили и разбили стеклянную банку с содержимым. Раздаются возгласы. Музыка выключается.

ГОЛОС КЕФИРА (раздосадовано): Эх! Девчонки…

Громкий ГОЛОС РАПИРЫ: Блин! Тараканова! Убирай теперь!

Леша выходит в проход и смотрит. Лапина, Костян и Бабуся смотрят туда же.

Из купе Рапиры слышны звуки, как будто кто-то двигает по полу осколки.

ГОЛОС КВАШИ (громко): Дрезина? Варенье хочешь?.. Иди сюда!

ГОЛОС ТАРАКАНОВОЙ: Вытри на полу!

Слышны звуки передвигаемого по полу стекла. В Рапирином купе в проход выходят Кваша и Тараканова.

КВАША (громко): Дрезина! Ты чего, не поняла что ли? Иди сюда, я сказала!

Дрезина встает, делает шаг.

ЛАПИНА: Зин, ты куда?

Дрезина садится.

КВАША (грозно и медленно): Дрезина…

Кваша и Тараканова идут в сторону купе Яниной. Пауза. Мы видим, что Дрезина и Лапина напрягаются, как звери при приближении опасности. Словно бы втягивают головы в плечи, смотрят в сторону. Бабуся и Костян, не желая связываться, исчезают

в своем купе. Янина отворачивается лицом к стене. Смирнова делает вид, что читает книгу. Одна только Наташа смотрит открыто и доброжелательно.

Кваша и Тараканова входят в купе Яниной.

КВАША (медленно и грозно): Дрезина, я не поняла… Чего сидим?

Дрезина встает.

КВАША (Дрезине): Тряпку нашла! Быстро!

ЛАПИНА (укоризненно, но не решительно): Зина…

КВАША (Лапиной): Я не поняла, кто тут вякает?

ТАРАКАНОВА (угрожающе): Сиди, Лапина! (Лапина угрюмо отворачивается).

ДРЕЗИНА (Лапиной; хмуро): Да ладно, Тось, я вымою… (идет к купе Рапиры).

КВАША (Дрезине; грозно): Ты куда идешь, дура?!

ДРЕЗИНА (неуверенно): В туалет…Там тряпка… Должна быть…

КВАША (грозно): Нет там тряпки! (указывает в сторону купе проводника)

В том туалете возьми!

Дрезина останавливается.

КВАША : Че встала? Бензин кончился?

ТАРАКАНОВА : Вперед, Дрезина!

Дрезина уходит. Кваша окидывает взглядом купе.

КВАША (поймав взгляд Наташи, которая в отличие от остальных прямо смотрит

в глаза «агрессорам»): А ты, новенькая, чего сидишь? Ну-ка встала!

Наташа не двигается с места, так же доброжелательно смотрит на Квашу.

КВАША (приближаясь к Наташе): Ты чего, белобрысая улыбаешься? Я не понятно сказала? Встала и тоже за тряпкой пошла!

Наташа не двигается с места, смотрит в глаза.

ТАРАКАНОВА (удивленно): Она че, борзая?!

Наташа не двигается. Мы видим, что Леша в своем купе стоит и напряженно прислушивается. Крутит пальцами приколотый к вороту значок.

КВАША (со злой усмешкой смотрит на Тараканову): Она не понимает… (вдруг хватает Наташу за волосы и резко дергает вниз) Ну-ка пошли, выйдем!

Наташа от неожиданности падает на четвереньки на пол. Кваша накручивает ее волосы на кулак и тянет за собой по проходу.

В купе Яниной стремительно входит Леша.

ЛЕША: А ну-ка не тронь ее!

Леша сильно отталкивает Квашу так, что та от неожиданности валится на стоящую

за ней Тараканову и падает.

ЛЕША (отталкивает Тараканову, но уже не так сильно): И ты тоже!.. Чего вам

от нее надо? (разворачивается и помогает подняться Наташе) Пошли, Наташ, отсюда… (зло оглянувшись на Квашу) Уроды!

Леша, взяв Наташу за плечи, уводит в свое купе.

КВАША (поднявшись, идет за Лешей; грозно, но больше – удивленно): Так…

Я не поняла…

Со стороны купе Рапиры идут Кефир, Рапира и Малахова.

Леша завел Наташу в купе, усадил у окна, сел рядом, уперев ноги в противоположную полку, как бы закрывая дорогу к Наташе.

Кваша и за ней Тараканова входят в купе Леши. Кваша, как пару минут назад Костян, нависает над Лешей. Только сейчас Леша смотрит в глаза противнику. В его глазах злое и одновременно веселое выражение.

КВАША (угрожающе): Ты че, Павлов? Пока Уткин здесь был, сидел тише воды, ниже травы, а сейчас осмелел что ли?.. (резко толкает Лешу в плечо) Ты че сидишь?!

Леша как петух вскакивает и всей массой тела вытянутым локтем то ли бьет, то ли толкает Квашу в горло. Та, схватившись за горло, падает. Опешившая Тараканова отшатывается. Мимо нее в купе врывается Кефир и пытается наотмашь ударить Лешу в лицо. Но драться в купе неудобно, удар проходит вскользь. Кулак кефира попадает

в ребро верхней полки.

Леша использует момент и коротким движением довольно профессионально бьет Кефиру снизу в челюсть. Кефир валится на Тараканову, через стоящую на четвереньках Квашу.

Леша выскакивает из купе в проход, где больше оперативного пространства для драки.

ЛЕША (держа перед собой кулаки; весело и зло): Ну, давай, вставай!.. Кто еще?..

За кучей малой из Таракановой, Кваши и Кефира в проходе появляются Бабуся и Костян. На их лице – крайнее удивление.

БАБУСЯ (удивленно): Э-э… Че это вы?

Отстранив Бабусю, на «поле боя» появляется Рапира. За ней – Малахова.

РАПИРА (останавливается, осматривается, внезапно усмехается): Во, дуры! (Кваше, которая присела на боковое сиденье и, держась за горло, то ли хрипит,

то ли пытается прокашляться) Тебя кто просил драться?! (отвешивает Кваше подзатыльник, поднимает глаза на Лешу; с металлом в голосе) Павлов, тебе конец… Но не сейчас – в городе… Понял?

Леша по-прежнему стоит, подняв кулаки, и весело смотрит на Рапиру.

Рапира, снова отстранив Бабусю, идет в сторону своего купе. За ней – Малахова. Потом ретируются держащаяся за горло Кваша и Тараканова. Последним идет Кефир.

КЕФИР (обернувшись к Леше, проводит большим пальцем по горлу; со злорадной улыбкой): Не жить тебе, Павлов!

Уходит мимо расступившихся Бабуси и Костяна.

Леша делает в сторону уходящего Кефира несколько боксерских движений, словно бы отрабатывает удары. Потом опускает руки и усмехается.

Костян и Бабуся пораженно на него смотрят.

ЛЕША (Наташе): Собирайся, Наташ, пойдем деревню искать. Нечего нам тут больше делать…

Леша замечает стоящую в соседнем купе с тряпкой в руке и ждущую окончания инцидента Дрезину. Забирает у нее тряпку, проходит мимо Костяна и Бабуси.

ЛЕША (вслед Кефиру, громко): Эй, уроды! (сильно кидает тряпку) Мойте сами!

Сухая тряпка не долетает до цели и падает на пол. Кефир оборачивается и повторяет свой жест – большим пальцем по горлу. Леша усмехается и идет в свое купе. Мимо, опустив голову, проходит Дрезина. Леша, угадав ее намерение, останавливается и провожает ее глазами. Дрезина подбирает тряпку и идет к купе Рапиры.

Леша недовольно качает головой, мимо стоящих с опешившем видом на том же самом месте и наблюдающих за его действиями Бабуси и Костяна проходит в свое купе.

ЛЕША (Наташе): Собирайся, Наташ…

Ребята собирают свои вещи. Костян и Бабуся наблюдают.

БАБУСЯ (после паузы; с сожалением): Зря ты Маринку ударил… Тебе Семен за нее голову отвернет…

КОСТЯН : Да, Леш… Теперь тебе в школе жить не дадут… (пауза) И на улице тоже… (пауза) Ты че, молчишь, Леш?

ЛЕША (укладывая что-то в походную сумку): А чего мне сказать?.. (берет лежащую на столе пачку печенья и протягивает Костяну) На!

Костян автоматически берет. Замечает Лешин значок, присматривается.

КОСТЯН (цепляет Лешу за рукав): Погоди, погоди…

Леша разворачивается. Костян, дотронувшись пальцами, разглядывает его значок.

КОСТЯН (хмыкает): Красная Могила… (поднимает на Лешу глаза).

ЛЕША : Понимаешь, Костян… Нету никакой школы… И нету никакой улицы…

И Семена никакого нет… Мы погибли в железнодорожной катастрофе и застряли сейчас между раем и адом…. Рай – там, а ад – там (показывает пальцами в разные стороны – туда, куда уходят рельсы) Или наоборот (показывает пальцами наоборот) Мы идем их искать… А вы оставайтесь…

Леша и Наташа идут по проходу к выходу.

Показываем лица Бабуси и Костяна. Они совершенно ошалело смотрят им вслед.

 

23 СЦЕНА

Купе Бабуси. Бабуся и Костян лежат на своих полках. С кислым видом прислушиваются к происходящему в вагоне. А в вагоне не происходит ничего хорошего. Разозленные Лешей Кваша и Тараканова разбираются с девочками.

Около купе Рапиры в проходе стоит, опустив глаза, Лапина. Перед ней – Кваша, за ней – Тараканова.

КВАША (громко и грозно): Ты че, Лапина, вякаешь? Тоже борзая стала? (дает Лапиной пощечину) В глаза смотри!

Лапина поднимает глаза, в глазах – слезы.

Из купе Рапиры с мокрой тряпкой в руке, с закатанными рукавами и волосами, забранными сзади резинкой, выглядывает Дрезина.

ДРЕЗИНА (угрюмо): Девчонки, я же мою!.. Не трогайте ее…

КВАША (оборачивается): Мой, сука! Твое дело – мыть и молчать!

Дрезина приседает и продолжает мыть пол.

КВАША (Лапиной): Заступиться за Дрезину хотела?! А поработать вместо нее не хочешь? (хватает Лапину за волосы и тянет в свое купе) Ну-ка, башкой давай своей мой, чмо!

Кваша окунает волосы Лапиной в стоящее ведро, Лапина пытается вырваться, но Тараканова дает ей пинка, а Кваша пригибает к ведру – Лапина падает на четвереньки и окунается в ведро головой.

Лапина поднимает голову, по ее лицу, волосам, одежде течет грязная вода. Она сидит перед ведром на коленях и начинает громко реветь.

Дрезина сидит на корточках с тряпкой, почти забившись под стол. На нижних полках, подобрав ноги, наблюдают за происходящим Рапира, Малахова и Кефир. У Кефира на лице злая усмешка, у Рапиры – почти как всегда – спокойное и холодное выражение. По лицу Малаховой видно, что сцена ей не нравится – насилие ей неприятно.

Кваша, руки в боки, нависает над Лапиной.

КВАША : Мой, сука, я сказала! Волосами мой! (Лапина ревет) Че, не понятно я сказала?! (хватает голову Лапиной и окунает волосами в ведро).

Лапина начинает реветь очень громко. Дрезина уже совсем забилась под стол.

КВАША (пихает Лапину кулаком в голову): Совсем оборзели! Сначала Павлов, теперь эта думает, что ей все можно!.. Мой, я сказала! (двумя руками тянет голову Лапиной к полу).

Лапина, не сопротивляясь, падает набок на пол. Ревет уже просто оглушительно.

МАЛАХОВА (тихо): Да ладно, бросайте…

РАПИРА (Кваше): Заткни ее, Марин!

КВАША (отвешивая Лапиной пинка): А ну не ори!

Лапина ревет. Кваша оглядывается на Тараканову. Вместе они хватают несопротивляющуюся и ревущую Лапину за руки и волоком вытаскивают из купе. Оттащив метров на пять, бросают и идут назад.

КВАША (Дрезине): Че забилась?! Домывай давай! (указывает на расплесканную Лапиной воду).

Лапина лежит там же, где ее оставили, и ревет с той же силой.

 

24 СЦЕНА

Купе Бабуси. Слышен рев Лапиной.

Бабуся и Костян по-прежнему лежат на полках. Костян, словно ничего не происходит, пытается насвистывать какой-то мотив.

В купе входит Янина. По ней видно, что она больна, у нее температура.

Янина стоит и жестко смотрит на ребят.

Пауза.

ЯНИНА: Ребят, как вам не стыдно, а? Помогите… (видя, что на нее не обращают внимания) Ну вы чего, глухие, да?

Костян продолжает что-то насвистывать. Бабуся, кряхтя, садится, не глядя на Янину, берет колоду карт и начинает перетасовывать.

ЯНИНА (с горечью): Эх, вы… А еще Павлова ругали… Да он по сравнению с вами… (запинается, уходит).

Бабуся, тасуя карты, поднимает взгляд на Костяна. Тот уже не насвистывает, а хмуро смотрит в потолок. Бабуся опускает взгляд на карты. Тасует.

 

Янина подходит к лежащей Лапиной, возле которой сидит Смирнова. Лапина лежит на боку и ревет. Смирнова полотенцем то ли гладит ее по голове, то ли вытирает ей волосы.

Янина присаживается рядом. Гладит Лапину по плечу.

ЯНИНА (Смирновой): Надо ее в купе отвести… (гладя по плечу Лапину) Пойдем, Тось… Пойдем…

Лапина, не останавливаясь, ревет в голос.

Дрезина с ведром выходит из купе Рапиры, идет к выходу – выливать грязную воду.

СМИРНОВА (Яниной): Давай ее поднимем, а, Оль?…

ЯНИНА (Лапиной): Тось, пойдем… Девочки пытаются поднять Лапину. Она совершенно безвольна. Не переставая громко реветь, встает, поддерживаемая девочками, идет в свое купе. Здесь девочки усаживают Лапину на боковую полку.

Смирнова полотенцем вытирает Лапиной волосы и лицо. Янина, порывшись в ее вещах, достает майку.

ЯНИНА (присаживается перед Лапиной с майкой в руке, заглядывает снизу в глаза; заботливо): Тось, нужно майку сменить… Давай эту снимем…

Лапина безвольно позволяет снять с себя мокрую и грязную майку и одеть другую. Она по-прежнему, не переставая, ревет на одном тоне.

Подходит Дрезина. На ее лице хмурая решимость.

ДРЕЗИНА: Девочки… Вы как хотите, а я пойду Лешу догонять…

Лапина внезапно встает и, не переставая реветь, начинает складывать вещи в сумку. Янина и Смирнова пару секунд колеблются, а потом начинают молча делать то же самое.

Рыдания Лапиной становятся тише и, по мере сборов, сходят на нет. Собрав сумку, она без пауз поднимает ее и, всхлипывая, идет к выходу.

Девочки, не ожидавшие такой резвости, еще не успели собраться, спешно заталкивают вещи в сумки. Второй, почти сразу же за Лапиной, на выход идет Дрезина.

В отличие от Леши и Наташи, сумки которых были походными и небольшими, у Лапиной, Дрезины и Яниной – сумки гигантские и неудобные. Примерно в таких торговцы носят товар на рынок. Сумка Смирновой еще более-менее подходит для похода.

БАБУСЯ (увидев идущую мимо его купе процессию; удивленно): Девчонки, куда это вы?

Лапина, а затем Дрезина проходят мимо молча. Секунд через пять идет Янина, укоризненно смотрит на Бабусю и Костяна. Проходит мимо. За Яниной проходит Смирнова.

Кваша, заинтересовавшись шумом, выглядывает из купе. Видит уходящих девочек.

КВАША (громко): Э! Вы куда это?…

Из купе Рапиры выглядывают Тараканова и Кефир.

КЕФИР (со злой усмешкой): Крысы бегут с корабля…

КВАША (встает и идет по проходу) А ну, стоять!.. Стоять, я сказала!

Тараканова и Кефир идут за Квашей. Малахова и Рапира заинтересованно выглядывают из купе, смотрят вслед.

Беглецы не останавливаются.

КВАША (идя за ними): Стоять! А ну, бросили сумки!

Рапира поднимается и тоже идет за ними.

Кваша, Тараканова и Кефир настигают беглецов в тамбуре. Янина со своей гигантской сумкой спускается из вагона. Смирнова ждет очереди. Внизу стоят Лапина и Дрезина.

КВАША (не решаясь трогать Смирнову, орет через ее плечо Лапиной и Дрезине): Куда, дуры?!

Смирнова тоже начинает спускаться. Лапина и Дрезина подхватывают сумки и идут

в ту же сторону, куда ушел Леша.

Кваша, а за ней Кефир и Тараканова спрыгивают на насыпь. Им весело, они прикалываются.

КВАША (издевательски): Дрезина! Ты куда поехала?!

Лапина, Янина, Смирнова и Дрезина уперто и целеустремленно уходят, не обращая внимания.

КВАША (издевательски): Стоять, Дрезина! А кто пол нам мыть будет?

Из вагона, не сходя вниз, высовывается Рапира, смотрит на уходящих.

КЕФИР (злорадно): Дуры! Сумки-то свои бросьте! С ними только на рынке торговать!… Да вы сдохните с ними!.. Ноги сотрете, дуры!..

Беглецы молча, напряженно и целеустремленно, как автоматы, уходят прочь. Лапина иногда всхлипывает.

КЕФИР (качая головой, со злой улыбкой): Во, дуры… (поднимает голову на Рапиру).

РАПИРА: Пусть идут… (скрывается в вагоне).

Из вагона спускаются Костян и Бабуся. Смотрят вслед девочкам.

КЕФИР (Костяну; издевательски): А ты чего не ушел, Костян?

Костян молчит.

Кефир, из которого прет энергия, поднимает камень и кидает его вслед уходящим. Камень пролетает очень близко от Дрезины. Кефир поднимает другой камень, собирается бросить, но Бабуся хватает его за руку.

Кефир зло поворачивается к Бабусе и хочет что-то сказать, но встречается взглядом

с очень нехорошим для него взглядом Бабуси, тушуется, выпускает камень.

КЕФИР (пожимает плечами, не глядя на Бабусю; негромко): Ну и пусть идут… Им же хуже…

Тараканова и Кваша поднялись в вагон. Кефир лезет за ними следом.

Мы видим ребят глазами зверя. Он находится в лесу, за ближайшими деревьями. Тяжело и шумно дышит. Взгляд зверя переходит с вагона на окружающий лес.

То здесь, то там мы видим множество темных размытых очертаний.

Взгляд зверя возвращается к вагону. Мы видим, что Бабуся и Костян тоже залезают в вагон. Зверь начинает медленно и осторожно, тяжело дыша, двигаться к вагону. Размытые тени следуют за ним. Движение становится все быстрее, быстрее. Нарастает производимый ими «шелестящий» звук. В тот момент, когда Бабуся последним поднимается в тамбур, тени облепляют вагон. Звук обрывается.

Пауза.

Из тамбура, услышав что-то подозрительное, высовывается Бабуся. Смотрит направо, налево. Ничего необычного не замечает. Исчезает в вагоне.

 

 

25 СЦЕНА

Бабуся и Костян сидят в своем купе и угрюмо смотрят в окно.

В купе Рапиры включается совершенно дико тянущий магнитофон и тут же выключается.

КОСТЯН (с сарказмом): Приехали… Сдох «Панасоник»… (коверкая голос, поет несколько фраз из только что «тянущей» на магнитофоне песни).

БАБУСЯ (вспомнив о чем-то приятном, поднимает палец): О! (встает и уходит

в сторону Лешиного купе).

В следующем от Лешиного купе Бабуся поднимает нижнюю полку и достает оттуда пакет с кошкой. Идет назад, вынимая из пакета кулек с пряниками. Ставит на стол перед Костяном.

БАБУСЯ (весело): Пожрем?

КОСТЯН (не может поверить своим глазам; изумленно): Ты?!.. Так это ты украл?!

БАБУСЯ (суетливо развязывает узел на кульке, у него прямо-таки слюнки текут

в предвкушении; весело): А че? Им все равно ничего не надо…

КОСТЯН (пораженно и укоризненно): Бабуся!..

БАБУСЯ (только сейчас в его голосе появились нотки оправдания): Ну, ты че, Костян? Они же даже печенье нам отдали! Зачем им?..

КОСТЯН (раздосадовано хватается рукой за лоб): Бли-ин!

БАБУСЯ (он уже развязал кулек и достает пряник; с досадой, не понимая Костяна): Да брось ты, Костян! В карты, значит, прилично обманывать, а тут нет?.. (Заталкивает пряник в рот почти целиком, жует) Сейчас все можно… (жует) Сейчас каждый за себя… (жует) И за друга… (протягивает Костяну другой пряник) На, ешь давай…

Костян не берет пряник, пристально смотрит на Бабусю. Потом пожимает плечами

в ответ на какие-то свои мысли, отнимает руку ото лба и ей же берет пряник. Откусывает, жует. Внезапно поперхнувшись, начинает кашлять.

БАБУСЯ (вскакивает, хлопает Костяна по спине): Блин, Костян! Ну, ты даешь!

Где-то рядом начинает глухо звонить телефон. Костян прокашливается, делает знак Бабусе, чтобы тот прекратил бить его по спине. Сидит, прислушиваясь, опираясь ладонями о стол.

БАБУСЯ (прислушиваясь): Это у тебя что ли?

КОСТЯН (отрицательно мотает головой): У меня звонок другой… (встает, прислушивается) Где это?.. (с полки на стене достает свой телефон, показывает Бабусе) Вот мой. Выключенный…

В купе входит Кефир.

КЕФИР (недоуменно): Это телефон звонит что ли?

КОСТЯН (разводит руками): Не знаю… (поднимает свою полку – звук становится слышнее).

КОСТЯН (догадывается): А! (открывает стоящую под полкой сумку, звук становится еще громче) Это же проводницы телефон!..

БАБУСЯ (изумленно): Кого?!

КОСТЯН : Проводницы… Я его в ее купе нашел… (не понимая) Но он же выключен был!

Костян вынимает телефон, но звонок уже прекратился.

КОСТЯН (смотрит на экран; удивленно): Эх ты! (показывает Бабусе) Смотри – сеть какая-то!..

КЕФИР (придвигается): Какая еще сеть? Мы недавно проверяли – не ловится тут никаких сетей!…

Ребята смотрят на экран. На том месте, где обычно написано наименование сети – надпись: «901 км». Ребята переглядываются.

КЕФИР (протягивает руку): Дай посмотрю…

КОСТЯН отодвигается от него. Набирает номер. Прикладывает трубку к уху, держит, ждет.

КОСТЯН (не отнимая трубки от уха): Че-то сигнала нет…

КЕФИР (протягивает руку): Дай я…

Костян снова отстраняется. Еще раз набирает номер. Снова подносит трубку к уху, слушает.

КОСТЯН (не отнимая трубку от уха): Тишина…

Внезапно трубка начинает звенеть. Костян от неожиданности вздрагивает, отдергивает трубку. Смотрит на экран. На экране высвечен номер звонящего абонента. Это те же цифры: «901».

КОСТЯН (осторожно подносит трубку к уху): Алё… (слушает).

БАБУСЯ (нетерпеливо): Ну, че там, Кость?

Костян слушает. Мы видим, как его лицо постепенно все больше и больше сковывается маской страха. Под конец рот открывается и становится все шире в безмолвном крике ужаса. Застывший взгляд Костяна устремлен «в никуда».

КОСТЯН (не отрывая трубки от уха, начинает с ужасом кричать): А-а-а!!!

Мы видим внутренность вагона глазами зверя. Камера стремительно движется к пацанам по проходу вагона. Слышен сопровождающий зверя «шелестящий» звук.

Камера взмывает в воздух (зверь словно бы прыгает) и стремительно приближается к искаженному ужасом лицу Костяна. Крик Костяна становится громче по мере приближения и обрывается, когда камера подходит вплотную к нему.

Вырубка.

 

26 СЦЕНА

По рельсам бредут Янина, Лапина, Смирнова и Дрезина. Лапина – метрах в двадцати впереди, за ней – Янина и Дрезина. Позади, метрах в двадцати – Смирнова. Смирнова хромает. Туфли на ее ногах совершенно не подходят для походов по пересеченной местности.

Девчонки усталые и раздраженные. Янину просто шатает, у нее температура, она выглядит заторможенной.

ДРЕЗИНА (жалобно, устало): Стой, Тось… (Лапина не реагирует) Тось…

ЯНИНА (бросает сумку; выдыхает): Все… Я больше не могу, девчонки!

Дрезина останавливается и тоже бросает сумку. Сзади «доковыливает» Смирнова. Лапина, как автомат, прет дальше.

ДРЕЗИНА (громко и осуждающе): Тося!

Лапина останавливается. Оборачивается. Идет дальше.

ДРЕЗИНА (резко): Тось!

Лапина не останавливается. Смирнова спускается с насыпи, присаживается на траву,

с трудом стягивает туфлю.

ЯНИНА (подходит к ней; с сочувствием): Зря ты с нами пошла…

СМИРНОВА (недовольно смотрит на кровавую мозоль на пятке, капризно): Я без ванны больше не могу!..

Янина идет к сумке, достает пластырь, протягивает Смирновой. Та берет, немного брезгливо скривив рот. Дрезина тоже подходит к девочкам. Смотрит, как Смирнова

с брезгливым выражением раскрывает пластырь и неаккуратно лепит его на ногу.

ДРЕЗИНА (не выдержав): Да не так надо! Дай я… (приседает, помогает Смирновой с пластырем).

Возвращается Лапина.

ЛАПИНА (подходит к девочкам): Ну, чего вы?

ДРЕЗИНА (прилепляя пластырь): Женя ногу натерла…

Лапина качает головой, отходит.

Дрезина закончила с пластырем. Не вставая, смотрит на туфли Смирновой.

ДРЕЗИНА (Смирновой): Же-ень… А тебе нельзя дальше в туфлях идти… У тебя же тапочки были, одевай их…

СМИРНОВА (капризно и возмущенно): Да ты че? Я их за три тысячи не для этого купила!

ДРЕЗИНА (сдержанно): Ну, хочешь, я тебе свои дам?

СМИРНОВА (брезгливо, немного высокомерно): Нет, Зин, спасибо… Я чужие тапочки не ношу.

ЛАПИНА (подходит): Ну, чего, девчонки, вы скоро?

Дрезина пожимает плечами.

ЛАПИНА (требовательно): Вставайте! Идти надо… (теребит сидящую на корточках Дрезину за плечо) Зин, давай, пошли…

ДРЕЗИНА : Сейчас, сейчас… (достает из сумки тапочки; Смирновой): Одень, Жень…

СМИРНОВА (воротит нос): А вдруг там грибок?…

ДРЕЗИНА (хмыкает, встает; возмущенно): Какой грибок, Жень? Ты без ног останешься в своих туфлях!

ЛАПИНА (теребит Дрезину): Зина… Пора… Хватит в Айболита играть… Пошли…

ДРЕЗИНА (взрывается): Куда «пошли»?! Тось, ты чего, ненормальная?! Смотри, чего у Жени с ногой! У Оли вон температура! Куда ты мчишься?!

ЛАПИНА (тоже взрывается): Че ты орешь, Зин?! Если до деревни сейчас не дойдем – в лесу ночевать останемся! Ты чего этого хочешь?

Дрезина молчит.

ЛАПИНА (укоризненно): Ту думай сначала, Зин, а потом ори… Пошли, давай… (отходит).

 

СТРАНИЦЫ    1.....2.....3.....4