СИМОНОВА НАТАЛЬЯ

Симонова Наталья Анатольевна.  г. Димитровград Ульяновской области. Родилась 16 октября 1982г.

Публиковалась в местных городских газетах, участвовала в городских фестивалях творчества инвалидов. В фестивалях 2003 и 2005 годов была удостоена звания дипломанта. В 2006 году как автор стихов она участвовала в областном конкурсе «Крылья моей души», где была удостоена почетного диплома. В 2002, 2006 и 2007 годах ее стихи входили в региональные сборники поэзии инвалидов «Мы и время». Все стихотворения и проза Натальи Симоновой наполнены единым смыслом – писать о добром, рассказывать людям о вечных духовных ценностях, говорить им о том, чего стоит каждый глоток солнечного света, каждое слово, сказанное с душой. Особым колоритом искренних чувств наполнен цикл ее детских рассказов «Дедушкины сказки».

Сегодня поэтесса мечтает написать издать книгу стихов и рассказов и назвать ее «Вспышки счастья». Такими вспышками для нее являются встречи с интересными людьми, с теми, кто понимает, как тонка грань между светом и тьмой, как хрупок этот мир, как одинока осень, как желанны слова любви и простого сочувствия многим из нас… Она знает обо всем этом не из книг, а из страниц собственной, такой непростой, хотя и совсем еще недолгой, жизни.

РАССКАЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Тайна ёлочной игрушки

Вот уже вторую зиму как Ярославна с родителями перебрались к бабушке в деревню в старый дом, построенный еще прабабушкой Ярославны. Дом весь был уставлен старинными книгами и разнообразными изделиями ручной работы. С раннего утра родители Ярославны уезжали в город на работу, а Славка (так девочку называют дома), заплетя две толстые косички, отправлялась в школу. Ярославна обожала читать, чем выделялась из всего класса. Самыми любимыми у нее были книги, написанные прабабушкой Эммой, они бережно хранились на полках книжного шкафа. Легкие юмористические истории-сказки научили девочку мечтать. Благодаря им она привыкла все время что-нибудь мастерить, в них она находила ответы на все свои детские вопросы, кроме одного. Когда она спрашивала маму и бабушку, почему этих книг нет в магазинах или библиотеках, они пожимали плечами. Папа однажды сказал, что после революции эти сказки посчитали устаревшими и ненужными для детей. Славка хотела, чтобы все ребята могли познакомиться с чудесными книжками, где все было почти как взаправду, и мечтала, чтобы в ее жизни произошло хотя бы одно из чудес, описанных бабушкой.

Долгими зимними вечерами, сделав все уроки, Славка подсаживалась к бабушке, вяжущей в кресле очередной носок или свитер, брала с полки толстую потрепанную книжку и с удовольствием читала вслух, открывая в знакомых текстах что-то новое каждый раз.

Славка любила Новый год, как и все дети. Папа приносил в дом зеленую красавицу-елку. Он стояла посреди комнаты пушистой новогодней гостьей, наполняя пространство душистым запахом и предчувствием чудес. С чердака доставали старинные игрушки: часы, которые показывали без пяти двенадцать - они всегда вешались на переднюю верхнюю ветку; Снежная Королева в красивом меховом тулупчике устраивалась рядом с хозяином праздника Дедом Морозом. Нижние ветви заполнялись фигурками попроще: веселым лапландским оленем с колокольчиком на шее и ветвистыми рогами, золотым домиком лесовика с заснеженной крышей, белкой с серебряным лукошком, с изумрудными ядрышками из сказки Пушкина.

Самой любимой у Ярославны была игрушка-ночник из прозрачного розоватого стекла. Вроде ничего особенного, но девочке казалось, будто бы там и впрямь горит огонек. Обычно эту семейную реликвию вешали под контролем бабушки на одно и то же место, на верхнюю ветку, чтобы пушистый любимец семьи, толстый кот Абрикос не мог достать её.

История, о которой пойдет речь, случилась за два дня до праздника.

В этот год бабушка уехала на праздники к сестре и доверила наряжать елку Славке и ее родителям. Стеклянный ночник на этот раз повесили на нижнюю ветку рядом с рыжим блестящим котом - копией пушистого Абрикоса. Абрикос так и норовил заехать лапой по довольно улыбающейся морде игрушечного кота так, что висящие рядом игрушки качались и звенели, постукивая друг о друга, чем приводили пушистого любимца в дикий восторг: он начинал носиться вокруг елки, только хвост мелькал точно комета.

Славка уселась за столом у окна, в сотый раз перечитывая любимую книгу бабушки Эммы. Абрикос сидел на подоконнике, обвив себя хвостом, он тыкал лапой в темное стекло, где отражались разноцветные блики гирлянды.

- Мяу! - предупредительно мяукнул кот.

Девочка отвлеклась:

- Сейчас я дочитаю и поиграю с тобой!

Непоседа-кот на минуту замолк.

- Мяу! - послышалось снова с подоконника.

Кот перепрыгнул прямо на книжку.

Она почесала рыжего друга между усов, закрыла книгу, взяла с полки бумажный бантик на грубой нитке – любимую игрушку Абрикоса. Бант, словно белый мотылек, то вспархивал высоко, то опускался на ковер, прямо перед носом, заставляя кота нервничать. Разыгравшись, кот начал носиться вокруг елки. Пушистый проказник задел зеленую колючую ветку, на которой висела игрушка. Старая нитка порвалась: Дзыннь! Бух! Лампа упала на паркет, расколовшись на две части.

- Что ты наделал, дурачок?! – прошептала Славка. - Что ж теперь будет? Мама и бабушка зададут нам теперь!

От осколков исходило мягкое теплое свечение. Кот подбежал ближе: между осколками лежал крошечный светящийся шарик. Славка взяла его двумя пальчиками и, положив на открытую ладошку, стала разглядывать. Тепло шара не обжигало руки, а приятно грело. Слава провела им по лицу. Приятное тепло и покалывание наполнили пальцы, веки отяжелели. На ватных ногах добрела до дивана, шар выпал из рук. Увидев неопознанный светящийся объект, кот зашипел и выгнул спину.

- Не бойся, дурачок! – это всего лишь теплый шар… Я немножко полежу, и мы его уберем и осколки тоже. Мама еще не скоро вернется, так что успеем, - девочка зевнула.

Кот обнюхал шар со всех сторон и наподдал ему лапой. Последнее, что видела Славка, засыпая, был портрет прабабушки, висящий в золоченой раме над книжным шкафом. Эмма Затеева с улыбкой наблюдала за происходящим в комнате.

Слава показалось, что не прошло и минуты, как она закрыла глаза. Тихо щелкнула входная дверь.

«Мама пришла, - ничего не успели убрать, - подумала она. - А может, бабушка приехала пораньше. Жалко, что она расстроится…»

В прихожей зажегся свет, послышалось старческое шарканье и покашливание.

Точно бабуля. Дверь в зал бесшумно отворилась. Девочка затаила дыхание и закрыла глаза. Бабушка пересекла комнату, Славка почувствовала прикосновение теплой руки. Она приоткрыла глаза: на краешке дивана перед ней сидела немолодая дама в длинном лиловом платье и однотонной шляпке. Из-под шляпки выбивались седые кудри. Лицо ее было румяным, серые глаза ласково смотрели на девочку. Слава узнала в гостье прабабушку Эмму. Она выглядела точь-в-точь как на портрете.

- Бабушка Эмма! - растерянно пролепетала Слава. - А мы сегодня с Абрикосом играли и разбили вашу игрушку.

- Я знаю, поэтому и пришла, - улыбнулась сказочница.

- Мне жалко лампу, она была моей самой любимой, - вздохнула Славка.

- Не печалься, - гостья погладила ее по голове, - дай-ка мне осколки.

- Вот все, что от моего любимого ночника осталось, - сокрушенно сказала девочка и подала осколки.

- Только и всего-то, - ободряюще произнесла бабушка. - Так это дело мы быстро поправим.

С минуту она держала шарик в руках, что-то беззвучно нашептывая.

Славка с интересом наблюдала за нею, не веря глазам: осколки превратились в мягкую массу розового цвета.

- Ну вот, теперь мы сможем слепить его заново.

Славка с любопытством наблюдала, как ловкие пальцы бабушки мяли массу, придавая ей разные формы.

- Здорово у вас получается! - воскликнула девочка. - А кто вас научил этому?

- Мой отец скульптором был, - начала бабушка Эмма, не переставая лепить, - жили мы в городской квартире, мастерская у него была на втором этаже. От заказов отбою не было. А летом мы жили на даче, днем гуляли по окрестностям, ходили на этюды, а вечерами отец уходил в маленькую мастерскую, где стоял гончарный круг, я устраивалась рядом, брала кусок глины и разогревала ее в руках. Мы лепили посуду, сушили ее, обжигали, раскрашивали, а потом дарили нашим гостям. Отец бережно относился к моим неумелым поделкам и всегда ставил их на видное место. Однажды, уже в конце дачного сезона на нашей улице появился худой невысокий старик в огромной соломенной шляпе. Проходя мимо нашего палисадника, он подозвал меня: «Мадемуазель, скажите, пожалуйста, здесь скульптор Затеев живет?»

Я с готовностью позвала папу.

Отец пригласил старика в палисадник.

«Дело у меня к вам, - гость вынул из кармана пожелтевшую картинку. Он развернул её, оказалось, что это афиша. На ней была нарисована красивая черноглазая девушка в костюме цыганки. - Была у меня большая юношеская любовь. Вот чудить на старости лет стал, хочу иметь статуэтку. Чтобы она всегда танцевала для меня». Отец согласился слепить танцовщицу по картинке.

Через несколько дней старик пришел за своим заказом, держа в руках маленькую корзинку. Я с гордостью провела гостя в мастерскую. Его красавица-плясунья стояла на полке. Она была похожая на летящую птицу: тонкие руки простерты к небу, пышная юбка приоткрывала стройные ножки, вытянутые на носочки. Старик ахнул, глаза его увлажнились.

«Премного благодарен, господин Затеев! Будто наяву Любонька моя на сцене! Вот только у меня с деньгами сейчас туго, позвольте я вас отблагодарю. Примите от меня, я слышал, вы собираете старинные вещицы». Он вынул из корзинки потрясающей красоты маленькую стеклянную лампу. Абажур ее украшала белая бисерная бахрома.

Отец осторожно взял игрушку в руки: «Красота какая, такой в моей коллекции точно нет!»

Старик улыбнулся. «Это не простая лампа, а почти лампа Аладдина из арабских сказок, она может выполнить самое заветное желание ребенка или человека чистой души».

С той поры эта игрушка хранилась у нас дома, пока однажды я ненароком не разбила ее. Из середины лампы выкатился светящийся шарик. Я взяла его в руки со слезами. Было жаль игрушку, жаль, что папа расстроится. Я бы все на свете отдала, лишь бы игрушка не разбивалась. К моему удивлению, шарик притянул осколки, и в руках оказалась игрушка, целая и невредимая. Я поняла, что лампа и в самом деле была волшебной! Сколько раз потом я жалела, что попусту истратила желание, в жизни случалось столько непредвиденного: войны, революции, утраты...

Славка придержала руку бабушки: «Я очень люблю твои книжки, они научили меня мечтать, чувствовать красоту, мастерить, я очень хочу, чтобы другие дети могли познакомиться с твоими замечательными историями. Желаю, чтобы твои книги появились во всех магазинах и библиотеках, и все дети полюбили тебя, как я».

Славка обняла бабушку Эмму, прижалась головой к ее плечу. И вдруг бабушка исчезла.

Славка протерла глаза. Осколки так и блестели под елкой рядом с Абрикосом. Славка собрала их и, вздохнув, принялась склеивать игрушку.

Хлопнула входная дверь. Девочка кинулась встречать родителей. Они привезли кучу шуршащих подарочных пакетов. Славке пришлось сознаться в их с Абрикосом проделке.

- Что поделаешь! - вздохнула мама, - Игрушки иногда бьются. Давайте чай греть.

Через два дня, наконец, наступил Новый год. Под елкой Славка нашла подарок, завернутый в блестящую бумагу. С нетерпением распаковала и ахнула: в ее руках лежала новая книга, на нарядной обложке которой красовалось имя автора. Это был первый том прекрасно иллюстрированных сказок Эммы Затеевой!..

 

Сказка о грузовичке и кабриолете

В залитом солнцем торговом зале Детского мира многолюдно. Среди игрушек на средней полке стояли две машинки: маленький зеленый грузовичок с желтой кабиной соседствовал с кабриолетом с дистанционным управлением. У кабриолета открывалась дверь и откидывался верх. Он считал себя самым красивым в магазине и ни с кем из игрушек не желал знаться. Грузовичок же всегда был не против поболтать с соседом на какие угодно темы. Но как только кабриолет начинал хвалиться, грузовичок замолкал и весело разглядывал снующие мимо детские лица.

Однажды в толпе он заметил мальчика лет пяти, в джинсовом костюмчике и кепке красного цвета. Малыш с интересом разглядывал полки. Возле ряда, где стояли машинки, Малыш остановился.

– Мама – сказал он громко, показывая на кабриолет, – такая машинка у меня была.

– Да малыш, – согласилась мама, взяв его за руку.

Когда из магазина последний продавец закрыл за собой дверь, кабриолет начал по обыкновению хвастаться тем, что у него дистанционное управление и открывается кабина. Но грузовичку не хотелось отвечать самовлюбленному авто. Наступила долгая пауза. После чего грузовичок задумчиво сказал:

– Знаешь, я бы мечтал, чтобы меня купили тому Малышу в красной кепке.

– Мечтать не вредно, – мигнул фарами кабриолет – да ты представляешь, кто это? Сын директора магазина. У него игрушек целый шкаф, даже меня он вернул обратно. Только потому, что один раз меня не разрешили взять на улицу. А с тобой он расстанется на второй день. В тебе нет никакой изюминки, он разберет тебя по шестеренкам.

Грузовик молчал. Он понимал, что если начать спорить с соседом, то кабриолет разозлится и может наговорить еще больше неприятного.

На следующий день Малыш с мамой снова пришли в магазин.

– Мама, купи грузовик – канючил мальчик.

– Петя, зачем тебе? – ласково уговаривала мама, – у тебя полно подобных машин.

– Будет еще одна – не унимался Петя.

Мать, не выдержав каприза, купила грузовичок. Продавец сняла с полки, упаковала и отдала игрушку Пете.

– Прощай глупенький, – мысленно говорил кабриолет, – завтра же тебя не станет на свете.

После того как грузовичок был продан, кабриолет еще долго простоял на полке, никому не нужный. Некому было теперь слушать его ночные монологи.

И вот, наконец, его подарили мальчику Жене не день рождения. Кабриолет переехал в тот же дом, где уже две недели жил грузовичок. В один из дней Женя вышел во двор, держа в руках кабриолет. Подойдя к играющему в песочнице малышу, Женя весело сказал:

– Привет, давай знакомится! Меня Женей зовут, а тебя?

– Петя – сказал он.

– Смотри, какая у меня машина! – Женя с гордостью показал кабриолет, – только у него фары не горят.

– А у меня, – сказал Петя, – грузовик, он песок на стройку возит. Давай играть, как будто в твоей машине сидит богач, он приехал посмотреть на строительство виллы...

Наигравшись в песке, Женя предложил новому другу:

– Давай теперь в догонялки?

– Давай! – согласился Петя.

Мальчики побежали вокруг дома.

Оставшись один на один с кабриолетом, грузовик сказал старому знакомому, не очень надеясь на продолжение разговора, – Привет!

Но кабриолет поздоровался и продолжил, хотя грузовик его ни о чем не успел спросить.

– С тех пор, как тебя купили, мне стало очень одиноко, некому было меня даже выслушать. Спустя две недели я попал в руки к Жене. Пока был для него новой игрушкой, он занимался мной, потом потерял мои батарейки, и я встал в пыльный угол. Стоя там, я часто вспоминал тебя. Понял, как я был жесток своими насмешками. Прости и, если захочешь, давай дружить.

Грузовичок смотрел на кабриолет и не верил тому, что слышал.

Немного помолчав, кабриолет добавил:

– Каждый из нас такая же машина, как и другой, только разных марок.

После этих слов грузовик увидел, что кабриолет действительно раскаивается в прошлом. И тогда он сказал:

– Я ни капли, никогда на тебя не сердился. Хорошо, что ты понял, что был неправ. Я готов с тобой дружить.

 

С тех пор, встречаясь во дворе, грузовик и кабриолет весело сигналили друг другу.

Самовар

С утра в доме Самовских была суета: все ждали сестру Натальи Николаевны, Катерину. Хозяйка дома ещё со вчерашнего дня поставила тесто на пироги и сегодня встала пораньше, чтобы к приезду гостьи успеть напечь. Дети Натальи Николаевны – Егор, Петя и Саша бегали по всему дому в ожидании тети, играли в догонялки. Вдруг во дворе громко залаял черный пес Палкан. Самый старший, Егор, вышел посмотреть, почему так лает собака

– Палкаш, милый, ты на кого так ругаешься, – ласково спросил мальчик, глядя на пса. Егор оглянулся, за калиткой стояла тетя Катя. Егор бросился открывать калитку.

– Мама, братишки, тетя Катя приехала, – радостно закричал он.

Наталья Николаевна, Петя и Саша тоже вышли во двор. Тетя Катя обняла Егора:

– Егорка, мой хороший, вырос-то как за год!

Петя и Саша тоже очень обрадовались приезду тети Кати. Мальчики любили, когда она приезжает.

Немного поговорив, Наталья Николаевна стала накрывать на стол.

– Я к твоему приезду пирожков напекла, – сказала Наталья Николаевна, когда все зашли в дом.

– А помнишь, как пекла мама? Мы просыпались, а дома пахло свежим хлебом. Я своих детей тоже научила этому. Старшая Кристина мне помогает, а Костя и Вася просыпаются, и в доме пахнет хлебом.

–Давно я не видела своих племянничков, – сказала Наталья Николаевна.

– Может, помочь тебе чем-нибудь, – предложила сестре Катерина.

– Помоги, – согласилась Наталья Николаевна, – в сенях стоит самовар, вынеси его во двор, налей воды и поставь кипятить.

Через несколько минут Катерина со двора громко позвала:

– Наташенька, а самовар-то у вас дырявый!

– Как дырявый, – испугано всплеснула руками Наталья Николаевна, – он недавно куплен!

– Дырявый, посмотри сама.

Наталья Николаевна вышла во двор и увидела Катерину, наливающую воду в самоварную трубу.

– Катюша, ты что делаешь? – улыбнулась она.

– Ты видишь, вам продали дырявый самовар! – показывая на лужу, сказала сестра.

– Катюша, – рассмеялась Наталья Николаевна, – он не дырявый, просто это делается вот так.

Она подняла крышку самовара и ковшиком налила в него воды, а в самоварную трубу положила щепочек и шишек и разожгла там огонь.

Спустя полчаса вся компания сидела за красиво накрытым столом, пила чай из белоснежных чашек и дружно смеялась, вспоминая «дырявый» самовар.

 

Путешественники

 Когда я была маленькой, дедушка часто рассказывал мне о своем детстве. Его рассказы казались мне забавными. Одну из этих историй мне и хочется записать. Она произошла со старшим братом дедушки, Виктором.

Витя был очень веселым мальчиком. У него было много друзей. Особенно он дружил с Васей. Вася учился с ним в одном классе, а был на год младше. Слушался Витю во всем, как старшего. Как-то раз, возвращаясь из школы, Витя сказал своему другу Ваське:

– Давай отправимся в путешествие.

– Давай, – долго не задумываясь, согласился Вася.

– А куда?

– В Златоуст, – ответил Витя другу.

– Тогда завтра я тебя буду ждать на углу улицы Кыштымской. Идет?

– Идет, – весело сказал Вася, но тут же грустно добавил, – а что мы скажем дома.

– Не переживай, – успокоил Витя приятеля, – скажем, что нас всем классом на картошку посылают.

– А нам поверят?

– Обязательно поверят.

Так и сделали. На следующий день за завтраком Витя сказал маме все так, как и было условлено.

– Да, – сказала мама, – а когда я была у тебя в школе, там про это ничего не говорили.

– А нам только вчера об этом сказали, – соврал Витя.

– Ну что же, – сказала мама, – езжай на свою картошку.

Она собрала Вите в мешочек буханку теплого белого хлеба, испеченного в русской печи, луковицу, кусок сала и завернула щепоть соли в тряпочку. Витя надел старые сапоги и старую куртку, нашел в огороде палку подлиннее, забрал из кухни узелок, приготовленный матерью и быстро зашагал из калитки. На углу улицы Кыштымской, где жил Витя, его уже ждал Вася.

– Ну, что, – спросил Витя, – готов?

– Готов! – сказал Вася, – пошли.

И они тронулись в путь. Мальчики долго шли по дороге. По обеим ее сторонам стояли дома, коровники. Домики были аккуратно выкрашены в белый цвет, ставенки у них покрыты голубым. Домики были обнесены заборчиками. Мальчики долго шли молча. Наконец, Васька нарушил тишину.

– Витя, а кто у тебя там живет? – спросил он.

– Никто, – сказал Витя.

– А если спросит кто-нибудь, зачем мы туда идем, мы что скажем?

– Ну, скажем, что идем к тете, ладно?

Не заметили они как вошли в лес. В лесу было хорошо. Опавшие листья шуршали под их ногами. Воздух был чистый-чистый, опадающие с деревьев листья медленно купались в воздухе, казалось, будто бы они танцуют вальс. Было уже около полудня, когда ребята вышли на большую поляну.

– Витя, я устал и есть хочу, – сказал Вася, – давай устроим привал.

– Давай, – согласился Витя, – надо найти место получше, под деревом.

Они сели на землю, развязав узелок с едой. Витя протянул другу кусок хлеба с салом, половину луковицы, соль на тряпочке они положили между собой. Витя, видя, что его приятель, набив рот хлебом, тянется за третьим куском, сказал:

– Я за тебя боюсь, ты не лопнешь?

Вася отрицательно мотнул головой. Витя встал с земли отряхнулся и дал руку товарищу. Остатки еды они снова завязали в узелок, встали и пошли дальше.

Тем временем в дверь Байдериных постучали. Дверь открыла Наталья Трифоновна. На пороге стояла женщина, она была одета в синее осеннее пальто и шляпку такого же цвета, на ногах ее были белые сапожки на маленьком каблуке.

– Здравствуйте, – сказала она.

– Здравствуйте, – сказала вежливо в ответ Наталья Трифоновна.

– Я новая классная руководительница Вити, Анна Алексеевна. Можно войти?

– Конечно, конечно – взволнованно проговорила Наталья Трифоновна.

Анна Алексеевна прошла в комнату, села.

– Что вас привело?

– Я пришла познакомиться и узнать, почему Ваш сын Витя не был сегодня в школе?

– Как не был в школе? – всплеснула руками мать, – сегодня за завтраком он сказал мне, что их всем классом послали в соседний колхоз на картошку. Я собрала ему поесть, и он вышел из дома.

– Но, Наталья Трифоновна, мы сегодня писали диктант на тему «Осени», и ни на какую картошку никого не посылали.

– Вот обманщик, – воскликнула мать, – а мне наплели семь бочек арестантов. Ну, попадись он мне только теперь. Вы не волнуйтесь, Анна Алексеевна, как только этот сорванец вернется, я обязательно с ним поговорю.

С этими словами мать проводила учительницу к двери.

С каждым часом в лесу становилось темнее. Деревья казались огромными великанами, сомкнувшими над нашими путниками свои ветви, как руки. Звуки, тревожившие лес днем, затихли. Вася нарушил тишину, царившую между ними с Витей с привала. Толкнув приятеля под локоть, он сказал:

– Слушай, Витя, страшно.

– Не бойся, – ободрил Витя друга, стараясь говорить как можно веселее, чтобы скрыть то, что он сам боялся. Вдруг, услышав странный шорох, оба мальчика остановились.

– Витя, ты слышал? Что это? – испуганно прошептал Вася.

– Не знаю, – так же шепотом ответил Витя.

– Слушай, Витя, а ну как это леший?

– Леший бывает только в сказках, а наяву не бывают. Начитался сказок, вот тебе и мерещатся на каждом шагу страхи.

Шаги тем временем приближались. Витя уже не мог скрыть страха.

– Давай спрячемся за дерево, – предложил Вася.

В темноте Витя нащупал у друга в рюкзаке фонарик. Ребята засветили фонарик и увидели, что к ним приближается мужская фигура.

– Я же говорил, леший, – прошипел Вася товарищу на ухо.

Когда фигура подошла к дереву, за которым стояли мальчики, им удалось рассмотреть ее, посветив фонариком. Это был старик высокого роста, с короткой ухоженной бородой. Он был одет в длинный зеленый плащ. В его руках была сучковатая палка, через плечо тряпичная сумка. Заметив ребят, стоящих за деревом, он обратился к ним:

– Что вы тут делаете, соколики?

– Ничего, – тихо прошептал, выйдя, из-за дерева Витя. – Мы идем в Златоуст к тете.

– В Златоуст, – улыбнулся старик, – к тете?

Витя стоял, опустив голову, как будто ему было очень стыдно за свои слова. Вася смотрел на друга из своего укрытия и не узнавал его. Витя, который был для Васи лидером, теперь упал в глазах мальчика из-за того, что он испугался. Меж тем старик продолжал разговор с Витей:

– Значит, со своим другом в путешествие отправились, в Златоуст?

– Да, дедушка, – уже смелее, подняв глаза, сказал Витя.

– Тогда вам надо в другую сторону.

– Как в другую сторону? – удивился Витя, – и шепнул Ваське: – Вот это мы с тобой влипли!

Старик стоял и смотрел на мальчиков, улыбаясь. Когда ребята вышли из своего убежища, он сказал:

– Соколики вы мои, мне кажется, вам нужна помощь, посмотрите на себя.

Ребята выглядели действительно жалко. От поднявшегося ветра куртки на мальчиках трепало как осиновые листки. Сами они дрожали от холода.

– Ну, вот что, – с минутку подумав, сказал старик, – я лесник и живу здесь неподалеку, на опушке, а Вам, как я понимаю, надо поесть горячего и побыть в тепле.

Ребята кивнули. Дорогой немного осмелел и Васька.

– А как Вас зовут, дедушка? – тихо спросил он.

– Меня зовут дедушка Егор, – ласково посмотрев на мальчика, сказал старик.

Когда они дошли до дома лесника, была уже глубокая ночь. Дом лесника состоял из одной комнаты, на стене у окна висело ружье, перед окном стоял стол с задвинутыми под него тремя табуретками. На противоположной стороне стояла русская аккуратно беленая печь. Немного подальше – старая кровать, с положенным на нее тоненьким матрасиком. Рядом с кроватью был маленький шкафчик с книгами и посудой. Дед Егор подошел к печке и достал оттуда котелок наваристой каши, из стола достал три ложки и пригласил ребят за стол. Ребята с жадностью набросились на угощение. Они ели так, будто никогда в жизни не пробовали каши вкуснее.

Слово за слово и у мальчиков с дедом Егором завязался разговор.

– А почему Вы стали лесником? – спросил Витя.

– Я стал лесником, потому что очень люблю природу. Мой отец был охотником, наша семья жила в маленьком северном селе. Нас у мамы было восемь человек, я самый младший из детей. Когда мене было семь лет, отец начал брать меня с собой в тайгу. Мне нравилось бродить по ней. Я любил приходить, надышавшись таежным воздухом, валиться с ног от усталости. Мои братья не могли понять, что я нахожу в бесцельном, по их мнению, бродяжничестве по лесу. Им казалось, что лучше сеять хлеб или выращивать скотину, но я не мог представить себе жизни без природы. Вот вы, ребята, просыпались когда-нибудь в лесу?

– Нет, дедушка Егор, никогда, – хором сказали ребята.

– Вот так-то, – улыбнулся старик, – а чтобы почувствовать лес, его красоту, надо хотя бы раз встретить рассвет в лесу, это что-то волшебное, ребятки. Да что я вам говорю, завтра все увидите сами, – закончил дед Егор.

– Вы лучше расскажите, как вы забрели-то сюда, соколики.

Ребята в двух словах рассказали ему свою историю.

– Ну, мальчики, – засмеялся дед Егор, – давайте ложиться спать. Вы устраивайтесь на кровати, а я лягу на печку.

Вася долго не мог заснуть. В его голове вертелось все, что произошло сегодня: лесник, хождение по лесу. И все это казалось ему большим приключением.

На следующее утро Васька проснулся раньше всех. Он оделся и вышел из домика лесника. Только мальчик открыл дверь, ему в лицо пахнуло утренней свежестью. Легкий ветерок едва тронул на голове волосы Васьки. Его охватило странное чувство, как будто изнутри его наполняло прозрачным воздухом, и он становился легким-легким.

На поляне, вокруг дома лесника, стояли стройные, одетые золотой листвой березы. Васька глубоко потянул носом в себя, помотал головой от удовольствия. Приятный утренний холодок пробежал по всему телу, улыбка озарила лицо мальчика. Только тогда он понял, почему вчера дед Егор с такой любовью говорил о своем лесе. Васька поёжился от утренней свежести и быстро зашел в дом. Дед Егор уже встал и готовил завтрак.

– Что, Василёк, выходил подышать? Пользительно утром, – тихо сказал старик, увидев вошедшего Васю.

– Да, Вы были правы, дедушка, – лес утром действительно хорош, – сказал Вася, сев на табурет возле стола.

– То-то же, – улыбнулся дед Егор.

Он подошел к мальчику и погладил его по смоляным кудрям.

– Вот почему я с детства хотел жить на природе, – сказал старик.

– Ну, а теперь, – продолжал он, – буди своего заспавшегося друга, будем завтракать.

На самом деле Витя уже давно не спал, ему просто лень было вылезать из-под теплого и легкого как пух одеяла. Он смотрел на происходящее в комнате сквозь щелки глаз. Дед Егор подошел к постели:

– Ну, Витюш, пора вставать, уже завтрак на столе, – сказал дед.

Витя быстро вскочил, помотал головой, чтобы как следует проснуться.

За завтраком Вася сказал другу, что он проснулся поздновато.

– Почему поздновато? – спросил Витя.

– Я сегодня выходил подышать воздухом, пока ты спал и увидел, как встает солнце, как просыпается лес. Утренняя прогулка придала мне сил на весь день. Прав дедушка Егор, в лесу хорошо, но мне уже хочется домой.

– Что, ребятки, в гостях хорошо, а дома всё-таки лучше.

– Да, дедушка, – сказал, вздохнув, Вася.

После завтрака старик встал из-за стола.

– Ну, нам пора прощаться, ребятки, я провожу вас до станции.

Спустя полчаса они уже шли по лесу. В голове Вити быстро проносились все события, произошедшие с ними со вчерашнего утра, и его немного пугало возвращение домой и то, как воспримут их самовольную отлучку обе мамы. Ваську тоже, конечно, беспокоила взбучка дома, но еще он думал о том, сколько впечатлений принесло это лесное путешествие.

Через каких-нибудь полчаса мальчики и дед Егор вышли к вокзалу. Маленькое одноэтажное здание вокзала показалось мальчикам в лучах сияющего яркого осеннего солнца дворцом. Рядом с вокзалом стояла стеклянная будочка для продажи билетов. Дед Егор подошел к будочке, просунул голову в окошечко.

– Здравствуй, моя хорошая, – ласково сказал старик девушке, сидящей там.

– Дедушка Егор, каким ветром вас к нам занесло?

– Да вот, Людочка, поймал я у себя в лесу двух зайчишек-путешественников, Василька да Витюшку.

Обернувшись к мальчикам, он сказал:

– Ребятки, идите сюда, теперь вам надо попасть домой, в Челябинск. Когда туда первый поезд?

– Первый поезд на Челябинск уходит через полчаса, – сказала Людочка, – но билетов на него уже нет. Очень жаль, но ничем не могу помочь вашим зайчатам.

– Ну, что же, спасибо, милая, – сказал дед Егор. – До свидания, моё золото, – и отошел от кассы.

– Ну вот, а как же мы доберемся домой, – опустив голову, тихо сказал Васька, – все из-за тебя, – прошипел он Вите на ухо, – мы не сможем попасть домой.

– Не надо было соглашаться, раз ты такой трус, – прошипел в ответ Витя на ухо другу.

Мальчики так увлеклись своим спором, что не заметили отсутствия деда Егора, который внезапно куда-то исчез. Вася, увидев, что деда Егора нет рядом, совсем повесил нос. Он опустил голову и ковырял носком ботинка землю. Невеселые мысли мальчика прервал ласковый женский голос:

– Здравствуйте, ребятки!

Перед мальчиками стояла женщина, с забранными в тугой пучок волосами, одета она была в униформу проводницы. – Пойдемте со мной, зовут меня тетя Вера, я проводница отходящего поезда. Я помогу

вам попасть домой.

Когда они подошли к составу, там стоял дед Егор.

– Ну, вот и всё, пришла пора прощаться, мои зайчишки, прощайте, да больше не плутайте, – сказал он и улыбнулся.

Ребята прошли в купе проводницы, и пока поезд не тронулся, смотрели в окно на старика, стоящего на перроне и машущего им рукой.

Вскоре погода испортилась, и пошел мелкий, холодный осенний дождь, а наши путешественники сидели в теплом уютном купе и пили горячий сладкий чай.

Когда мальчики сошли с поезда, был уже полдень. Они попрощались с тетей Верой.

Витя шел нога за ногу, до него только сейчас по-настоящему дошло, как плохо он поступил, уйдя из дома и соврав матери.

Мальчики расстались на том же месте, где и встретились. Когда Витя подошел к дому, мама работала в огороде. Увидев Витю, она оторвалась от дела, подошла к нему и спросила:

– Ну, сколько вы мешков накопали?

Витя опустил голову, покраснел как рак и промямлил:

– Я сказал тебе неправду. Мы не были ни на какой картошке.

Мама улыбнулась.

– То, что вы не были на картошке, это я знаю, но меня интересуют два других вопроса, – уже строго сказала она. – Здесь была твоя новая классная руководительница и сказала, что у вас вчера был диктант на тему осени. Она очень недовольна вашим поведением. Как вам хватило совести уйти из школы в день диктанта, мне хотелось бы знать. Где вас черти носили все это время?

Витя сел на скамейку возле дома и неторопливо начал свой рассказ. Он рассказал маме все, все с того момента, как он на углу улицы встретился с Васей, и про деда Егора, и про то, как они заблудились в лесу. Мать слушала его рассказ и только всплескивала руками. Когда Витя закончил, у нее уже не осталось сил ругать сына.

– Ладно, – сказала она, – только извинись завтра перед учительницей.

На следующий день Витя подошел к Анне Алексеевне и извинился за свой поступок.

– Хорошо, но сегодня после уроков вы останетесь в школе и напишите диктант, который не написали вчера.

Из школы Витя с Васей шли вместе.

– Ну, как тебе, сильно попало? – спросил Витя.

– Да, досталось от матери порядочно, – ответил Вася, – больше я никуда не пойду!

Прошло много лет, Витя стал известным журналистом, работал в газете, но, к сожалению, так и не успел написать эту историю. На Васю же очень сильно повлияло утро в лесу. Он стал художником, особое место в его творчестве до конца жизни занимала природа.

Я с восторгом слушала эти повествования и просила повторять полюбившуюся мне историю снова и снова. Каждый раз дедушка добавлял что-нибудь интересное.

 

Комментарии: 6
  • #6

    Валерия (Суббота, 28 Июнь 2014 20:51)

    Наталья, здравствуйте! Я прочитала Путешественников и искренне Вам благодарна за сохраненную память о людях! Очень светлый и добрый получился рассказ! Читается легко и на одном дыхании, и вдохновляет именно история реального человека! Храните память, обрамляйте ее в прозу и стихи - ведь каждый человек - это большая история!

  • #5

    симонова наталья (Суббота, 28 Июнь 2014 13:50)

    Спасибо, Ирина, за идею, я подумаю над этим

  • #4

    Симонова Наталья (Четверг, 01 Ноябрь 2012 11:28)

    Ирине Андреевой: спасибо за идею! Я подумаю на эту тему.

  • #3

    Валерия (Четверг, 01 Ноябрь 2012 11:26)

    Спасибо, Замечательный рассказ!

  • #2

    kittigre (Понедельник, 15 Октябрь 2012 12:08)

    ))) А я бы стала лесником после таких путешествий. И уж точно бы добралась до Златоуста, тем более знаю туда дорогу)))

  • #1

    Ирина Андреева (Ерусланова): успехов! (Среда, 10 Октябрь 2012 09:29)

    Рассказы "Путешественники" и "Самовар" добрые, милые, житейские и, что особенно привлекательно, позитивные.

    Ну а "Сказка о грузовичке и кабриолете" поучительная и современная для современных дошкольников. Можно на этом не останавливаться, и для младших школьников написать сказку о сотовом телефоне и игровой приставке (или компьютере). А что? Это актуально!