ВЛАДИМИР САПРЫКИН

САПРЫКИН ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ

Родился в городе Майкопе в 1947 году.

Окончил Саратовское военно-химическое училище и Московскую академию радиационной, химической и биологической защиты. Кандидат технических наук, «Заслуженный сотрудник ФГУ «48 НИИ микробиологии Министерства обороны Российской Федерации», прошел путь от командира взвода радиационной воздушно разведки до начальника лаборатории НИИ микробиологии Министерства обороны Российской Федерации.

В 1993 году вышел в отставку вследствие военной травмы (инвалид-колясочник).

За воинскую доблесть и безупречную службу награждён 15 орденами и медалями. Член Союза писателей России.

Автор 52 книг (стихи, проза) из них 31 книга для детей.

Приключения Клоника

Наверное, не найти на планете земля ни одного ребёнка, который бы не знал, кто такой гуманоид? Современных детей не удивить новостями о космических пришельцах и НЛО. Дети хорошо ориентируются в сети Интернет и с удовольствием играют в «Звёздные войны». Они предполагают существование на других планетах солнечной системы более развитых цивилизаций и готовы идти с ними на контакт, предполагая, что эволюция во Вселенной идёт разными темпами и разными путями, но в конечном итоге приходит к человекообразной форме жизнедеятельности. Очевидно, мы не одни во Вселенной, если теория вероятности не исключает возможности встречи землян с инопланетянами. На Земле существуют особые районы, своеобразные каналы или окна для проникновения внеземного разума на нашу планету. Такие окна есть и в России. В частности, богат уфологическими событиями и наш Краснодарский край. Существуют также предпочтительные трассы, по направляющим которых (их так и называют «реперными метками») прибывают инопланетные корабли. Именно с их помощь можно объяснить феномен концентрации НЛО в определённых точках земного шара. Навигация по реперным направляющим идёт день и ночь. Мы не видим многие явления лишь потому, что эти районы удалены от населённых пунктов. Согласно одному из четверостиший Нострадамуса, после 1999 года на Земле ожидается нашествие инопланетян. Пророчества и предсказания относительно нашествия пришельцев видят не только у Нострадамуса, но и в Библии. Если переложить описание, содержащееся в первой главе книги пророка Иезекииля, на современный сленг, то он видел человекообразное существо, быстро перемещающееся в пространстве. Нашествие таких существ можно ждать на Земле в ближайшее время? Каковы они? С кем нам, возможно, придётся иметь дело? В этом сборнике фэнтези я расскажу об удивительных приключениях гуманоида Клоника, случайно попавшего на нашу планету и нашедшего на ней добрых и верных друзей.

 

1

 

В одной из станиц Кубани, которая приютилась у самой кромки леса, жила большая казачья семья, состоящая из девяти человек: пять детей паранормальными явлениями четыре взрослых девчонки и один мальчик , родители детей и родители отца детей. Каждое утро, кроме выходного дня, девчата уходили в школу, родители – на работу, а мальчик оставался дома под строгим присмотром бабушки и дедушки. Несмотря на свой детский возраст Вундер, так все домочадцы называли маленького Егора, был не по годам развитым ребёнком. К пяти годам он уже читал, а в шесть лет увлёкся паранормальными явлениями. Егорка мечтал встретиться с пришельцами из других планет и по выходным дням, взяв с собой дедовский морской бинокль, уходил на Лысую гору к егерю, деду Сафрону, который, по утверждению многих станичников, неоднократно имел контакт с гуманоидами. И вот в очередное воскресение Вундер отправился к деду Сафрону, чтобы больше узнать о пришельцах с других планет. Ему было очень интересно знать, какие они эти гуманоиды и зачем залетают в их края. Путь мальчика лежал через лес, о котором среди станичников ходили нехорошие слухи. По одним слухам – в лесу находится хорошо замаскированная база инопланетян, и они похищают людей для каких-то своих исследований. По другим слухам – в лесу прячутся от правосудия оборотни и серийные маньяки. Шёл Вундер по лесу и напевал полюбившуюся ему песенку про компьютеризацию и неожиданно столкнулся, лицо к лицу, с каким-то неизвестным ему существом, напоминающим человека, но очень маленького роста, лысого, четырёхухого и трёхглазого.

Уши вращались как вертолётные лопасти, а каждый глаз излучал яркий синий свет. Вундер понял – перед ним инопланетянин и так растерялся, что потерял дар речи.

Гуманоид заговорил с Вундером сипловатым голосом на чистом русском языке:

— Здравствуй, Егорока! Ты меня не бойся, я с тобой ничего не сделаю.

— А я и не боюсь, — оправившись от страха тихим шёпотом, пролепетал Вундер. — Я сразу понял, что ты инопланетянин и прилетел к нам из другой планеты. Мне дед Сафрон много кое-чего о вас рассказывал. Однако я совсем по-другому представлял образ космических пришельцев. Вот вы такой маленький, а на вид страшный.

— Я не знаю, откуда я и кто я, — пролепетало существо. — Я давно здесь живу. Пусть я буду пришельцем, но я не знаю, откуда и зачем я пришёл. Почему это я страшный? — Гуманоид внимательно оглядел себя с ног до головы. — Красавец.

— На красавца ты совсем не похож.

— Почему?

— Да потому что у тебя три глаза, четыре уха, нет ни рта, ни носа, а вместо них у тебя какой-то клюв. Наверное, ты отнял его у попугая. Да и руки какие-то чудные — напоминают крылья птицы, у которых вместо перьев пальцы, да и на ногах всего три пальца.

Гуманоид внимательно посмотрел на свои руки и только пожал плечами.

— Что, сказать нечего?

— Почему нечего сказать? Уши как уши. Маленькие уши улавливают звуки высокой частоты, а большие — низкой. Они вращаются вокруг своей оси и ловят звуки, идущие со всех четырёх сторон. Вот у тебя всего два уха, чтобы улавливать и низкие и высокие звуки. Это плохо, так как много звуков твои уши пропускают.

— Ладно, с ушами я согласен, а почему три глаза?

— Тут совсем просто. Ты ночью хорошо видишь без освещения?

— Ну, ты и даёшь! Как же можно хорошо видеть ночью? У нас ночью в шаге ничего не увидишь, — почесав пальцами за ухом, парировал вопрос Вундер.

— А мой третий глаз выполняет функцию прибора ночного видения. Я им ночью вижу как остальными двумя днём.

— А ноги. Какие у тебя ноги? Такие ноги не приснятся даже во сне. И как же мне тебя называть? — Вундер, не давая сказать гуманоиду даже одно слово, в сердцах сильно хлопнул ладошками себя по ягодицам. — Ну и как мне тебя называть?

— Называй меня Клоником.

— Кем, кем? — От удивления Вундер присел на корточки.

— Клоником.

— Почему именно Клоником?

— Так называет меня Шоколадка, весёлая и жизнерадостная собачка. Я недавно с ними познакомился.

— Ну и чем же ты их удивил?

— А я клонировался в Шоколадку, и мама Шоколадки, Ангелина, не смогла распознать кто из нас её дочь.

— Ну ты и заливаешь. Ты что, факир? Не верю в эти сказки, — сказал утвердительно Вундер и рассмеялся. — Как у тебя всё просто — дотронулся до собаки и ты собака. Дотронулся до гуся, бац и ты гусь, до порося — ты поросёнок.

— Ты что, мне не веришь?

— Я бы поверил, если бы всё это видел своими глазами.

— Да нет проблем! — радостно вскрикнул Клоник. — Смотри.

Клоник дотронулся до Вундера, и через несколько секунд рядом с Вундером стоял его клон.

Оба-на! — Вундер присел от удивления. — Ничего себе фокус-покус. Как это ты делаешь? Меня научишь этому фокусу, а? — обратился Вундер к своему двойнику.

— Я не могу. Вернее я хочу, но не знаю, как это сделать. Сам могу, а как этому научить других, я не знаю.

— Ладно байки мне рассказывать. Что это значит, не могу? Ты всё можешь. Я это чувствую всем своим нутром. — Вундер нежно погладил сначала правой, а затем левой рукой свой живот. — Я с утра проголодался и меня ждёт дед Сафрон. До свидания гуманоид, вернее Клоник, я пошёл.

Клонику не хотелось отпускать Егорку, и он заинтересовал его вопросом: — А любишь ли ты инопланетную вегетарианскую вкуснятину: ягоды, фрукты?

— А почему вегетарианскую?

— Да потому, что вегетарианская пища и вкуснее и полезнее — кладезь витаминов, аминокислот и минеральных веществ, необходимых любому живому организму.

Вундер очень любил фрукты, ягоды и утвердительно кивнул головой в знак согласия.

— Тогда чего мы стоим? — спросил у Вундера Клоник. — Милости прошу в мою обитель, где очень много разной экзотической вкуснятины.

— Ну и где это твоя вкуснятина? — спросил Вундер у Клоника, осматривая его продовольственные запасы.

— Да вот же они. — Клоник указал взглядом на пару груш и три яблока.

— Этого добра в саду у моего деда Сафрона тысячи. Обыкновенные яблоки и груши, никакой экзотики. Обманул ты меня.

— У меня даже в мыслях не было тебя обманывать. Для тебя нет, а для меня это экзотические фрукты.

— Хорошо. Я выполнил твою просьбу и пришёл тебе в гости, посмотреть на якобы экзотические фрукты. Теперь ты должен прийти ко мне в гости.

— Не вопрос.

— Заметь, Клоник, это не я сказал. Ты придёшь ко мне домой в моём образе. Зайдёшь в мою комнату, откроешь окошко и можешь идти на все четыре стороны.

— А ты?

— А я пойду и погляжу на заезжего диск-жокея, как он работает и как «зажигает» молодёжь Дед строгий и после 21 часа одного гулять не пускает.

Домой Вундер вернулся ближе к вечеру, отказался от ужина и ушёл в свою комнату, пожелав всем покойной ночи. Никто из домочадцев не придал значение странностям в поведении Вундера — его голос стал сиплым, а карие глаза излучали синий свет.

 

2

 

Солнце, медленно передвигаясь по небу, неохотно приближалось к горизонту, и обеденную жару поглотили тени дворовых деревьев. Со стороны моря потянуло свежестью. Это долгожданный бриз наконец-то забрёл и в этот ухоженный и облагороженный жильцами двор. Из-под беседки на свежий воздух выползли дворовая собака Ангелина и её дочка Шоколадка и, не спеша, направились к стоящему во дворе металлическому контейнеру, куда сердобольные жильцы многоэтажного дома приносили им еду и воду. Как всегда, первой до контейнера добралась Ангелина, и на весь двор прозвучал её сердитый монолог:

— Безобразие! Глазам своим не верю. Не успела я с Шоколадкой отлучиться на пару часов, как в моей столовой появилось какое-то никому не известное существо. Ты кто такая или кто такой? — Ангелина с удивлением осматривала непрошенного гостя со всех сторон. — Непохож ни на кого из представителей животного мира планеты Земля. Откуда ты забрёл в наш двор?

Маленькое существо, чем-то напоминающее маленького человечка, всеми своими тремя ярко-синими глазами молча смотрело на Ангелину, а два маленьких и два больших уха на эллипсовидной голове медленно вращались вокруг своей оси: маленькие — налево, а большие — направо. Тело было покрыто густыми светло-серыми волосами и напоминало кокосовый орех. Нос — типичный клюв попугая, а руки — крылья птицы с семью пальцами. Короткие, но толстенькие ноги с тремя пальцами всё время были в движении. Создавалось впечатление, что это неведаное миру существо танцует зажигательную румбу.

— Ты чего это молчишь? — вступила в разговор Шоколадка. — Отвечай, если тебя моя мама спрашивает. Или ты собачьего языка не понимаешь?

— Почему не понимаю, понимаю, но не могу ответить, кто я или что я такое и как и откуда я к вам попал, — выставив ногу вперёд, гордо произнесло существо. — Помню, что глаза открылись, и я увидел этот двор. Я здесь давно, и мне здесь очень нравится. Я здесь живу и играю.

— А почему же мы тебя ни разу не видели? — опередив Ангелину, спросила Шоколадка.

— Да потому что я клонируюсь.

— Как это так, клонируешься? — от удивления Ангелина присела на задние ноги. — Я что-то от школьной ребятни слышала о клонировании, но не верила в это.

— Стоит мне прикоснуться к кому-либо из живых существ — через несколько секунд я становлюсь его клоном. И никто не определит, кто из нас настоящий, а кто клон. — Существо неожиданно до всех дотронулось до Шоколадки, и через пару секунд перед Ангелиной стояли две Шоколадки.

— Ура! Я знаю, как мы его назовём, — в восторге завизжала Шоколадка.

— А меня не надо никак называть. У меня уже есть имя.

— Интересно, интересно, — протявкала Шоколадка. — И как же тебя зовут?

— А зовут меня Клоник.

— Как? — задала вопрос Ангелина.

— Мне мальчик Вундер дал имя Клоник, потому что я умею клонироваться в любое живое существо.

— Послушай, Клоник, это что же такое выходит? Объясни мне простую вещь: ты теперь всё время будешь в обличии моей дочери? — с неподдельным испугом спросила Ангелина.

— Да не волнуйтесь вы понапрасну, — успокоил Клоник Ангелину. — Как только мною клонированный объект исчезает более чем на пять минут из поля моего зрения, я снова смогу превратиться в того, которого вы сегодня встретили, а могу прожить в этом образе несколько суток.

Так Клоник прижился во дворе, и никто из жильцов дома даже представить себе не мог, что на их дворовой территории собаки Ангелина и Шоколадка играют и попадают в очень интересные и забавные истории не с местными кошками и голубями, а с Клоником.

 

3

 

С приходом сентября начался новый учебный год, и на весь световой день двор остался без детворы. Дети шли в школу и из школы, но во дворе возле своих любимых питомцев, дворовых собак и кошек, не останавливались. Ничего не поделаешь — школа — это источник знаний, а чтобы много-много знать, надо хорошо учиться. Аксакал двора дед Сафрон, провожая детей в школу, всегда говорит им напутственные слова: «Дети, учёба ещё никому не помешала, ведь знаний не бывает много, их почему-то всегда мало. Вот я, дожив до уважаемого возраста, наконец-то понял, что все проблемы, беды и невзгоды от незнания». Солнышко, растолкав лучами тучи, заглянуло во двор, где на цветочной клумбе мирно дремала Шоколадка, а в метре от неё сидела и скучала дворовая кошка Лайда, и двор сразу преобразился: стало светло и уютно.

— Ты чего это скучаешь? — донёсся до Лайды знакомый голос.

Лайда повернула голову и прямо перед собой увидела Шоколадку.

— Когда это она мимо меня прошла? — удивлённо подумала Лайда и повернула голову в первоначальное состояние. От удивления она вскочила на ноги. В метре от неё, нежась в солнечных лучах, дремала Шоколадка. — Обалдеть! Две одинаковых собаки. — Лайма по очереди смотрела то на одну Шоколадку, то на другую и, ничего не понимая, прикрыла от удивления глаза. Вдруг она почувствовала, что кто-то дотронулся до неё. Лайма открыла глаза и увидела перед собой свою копию.

— Наверное, я заболела, — подумала Лайда. — Сначала две Шоколадки, теперь две Лайды. — Лайда внимательно осмотрелась вокруг себя.

Одна Шоколадка продолжала дремать, а вторая куда-то исчезла. Не найдя ответа на свой вопрос «куда делась вторая Шоколадка», Лайда истерично взвизгнула и испуганно уставилась на вторую Лайду.

— Да успокойся же ты, наконец. Сейчас я тебе всё объясню.

Две Лайды уселись друг против друга, и Клоник рассказал историю своего появления в их дворе.

— Давай с тобой дружить, — примирительно обратилась Лайда к Клонику.

— Давай. А что это значит дружить?

— Ну, это же так просто, гуманоидная ты непонятка. Дружить — это значит быть друзьями. Понял?

— Как говорит ваша дворовая детвора, понял, не лох. А что значит быть друзьями?

— Это значит всё поровну. Ты сегодня ел?

— Не знаю…

— Тогда пойдём со мной за беседку. Я припрятала на чёрный день несколько гранул «Кити-Кет». Я от него не в восторге, но без еды можно и ноги протянуть.

— А ноги-то зачем протягивать?

— Это сленг. Протянуть ноги, значит лишиться жизни. Пойдём, и ты узнаешь вкус «Кити Кет». Люди, наверное, забыли или не знают, что я хищница. Я люблю рыбу, мясо, кузнечиков и гусениц, мне, чтобы набраться энергии и выжить в этом сложном мире, нужен животный белок, а мне несут «Кити-Кет». Ну, хотя бы сами разок его попробовали. Интересные существа эти люди, но ленивые. Имеют ноги, а ездят на машинах.

— Плохо, наверное, они учились в школах, — вставил своё слово Клоник.

— Это ты точно сказал. Плохо учились, если не знают, что движение — это жизнь. Мы, кошки, это знаем с самого рождения, поэтому в любом кошачьем роду никогда не было и не будет машин. Будем всегда ходить и бегать только «на своих двоих».

Лайда и Клоник не спеша направились к беседке, и в этот день их во дворе никто не видел.

 

4

 

Солнце спряталось за кромку моря, но июльская жара не спадала даже ночью. Наигравшись в прятки с кузнечиками, Клоник безмятежно дремал под огромным кустом юкки, но две пары его чувствительных ушей уловили беспорядочные звуки, напоминающие свист, и разбудили его. Приоткрыв сразу все три глаза, недалеко от себя он увидел каких-то странных маленьких зверьков, усердно что-то рывших на клумбе. Это были ежи — ночные жители двора. Клоник незаметно подобрался к одному из зверьков, дотронулся до него и через несколько секунд клонировался.

— А теперь, дети, пора домой, — ворчливым голосом позвала своих детей домой мама ежиха. — А ну-ка быстро все ко мне, я вас пересчитаю. Ажик, Бэжик, Вэжик, а где Гэжик?

— Да тут я, тут, и Ажик рядом. Уже бежим, — откуда-то из-за розы проворчал Гэжик.

— Как это Ажик может быть рядом с Гэжиком, если он рядом со мной? — удивлённо подумала мама Мажиха.

— А вот и мы!

Мажиха глазам своим не поверила, но рядом с Гэжиком стоял Ажик. Она обернулась к остальным детям. От удивления она молча присела, так как среди Бэжика и Вэжика тоже был Ажик.

— Мадам, успокойтесь, — твёрдым, хорошо поставленным голосом обратился Клоник к Мажихе. — Я вам сейчас всё объясню.

По просьбе Мажихи Клоник превращался то в Бэжика, то в Вэжика или Гэжика и даже в саму Мажиху. Ежи приняли Клоника в свою семью.

— Пойдём к фонтану, там свежо. — Клоник обратился к Ажику.

— Нет? Туда я не пойду.

— Почему?

— Мы не любим воду.

— Ну как можно не любить воду, если вода — это жизнь? — восторженно произнёс Клоник. — Вы что, её даже не пьёте?

— Без воды жить нельзя, и воду мы пьём. Когда накушаемся всякой вкуснятины. После сытной еды всегда хочется пить.

— А что вы считаете вкуснятиной? — спросил у Ажика Клоник.

— В первую очередь, это улитки и гусеницы.

— А во вторую?

— Во вторую — разнообразные жуки и дождевые черви.

— А у меня на первом месте вода, — перебил беседу Вэжик. — Она очень вкусная, особенно вода утренней росы. Мы не любим, когда вода попадает на наше тело.

— А я люблю обливаться холодной водой. Это, ёжики, укрепляет здоровье, — нравоучительно произнёс Клоник. — Это я точно знаю.

— Нам нельзя обливаться водой, — подойдя к Клонику, сказала Мажиха. — Наш организм устроен так, что при попадании воды на тело она против своей воли разворачивает наш колючий клубок, и мы становимся лёгкой добычей голодных бездомных собак.

— Но мы любим, находясь возле кошек, играть их хвостами, — хихикая просвистел Бэжик.

— А кошкам это нравится? — Клоник задал вопрос Бэжику.

— А мы у кошек никогда об этом не спрашивали, — вместо Бэжика ответил Вэжик.

— Почему?

— Почему, почему. Да потому, что мы не знаем кошачьего языка, — вступил в разговор Гэжик. — Если кошки разрешают нам играть с их хвостами, значит, это им нравится.

— А я такой игры не знаю, — обращаясь ко всей ежиной семье, тихо произнёс Клоник. — Наверное, мне стоит попробовать поиграть в эту игру. Спасибо за хорошую компанию, но пора по домам.

Ежи под предводительством Мажихи направились в сторону дворовой беседки, а Клоник, дойдя до своего лежбища, лёг на спину и, глядя в звёздное небо, мысленно рисовал картину завтрашнего дня — игру с кошачьими хвостами.

 

5

 

Был обычный июльский день. Всё живое попряталось от жары в тенистые места дворовой территории, и только Шоколадка сидела на самом солнцепёке в метре от беседки. Она ждала своего друга Клоника, который обещал поиграть с ней.

— Привет, Шоколадка, кого это ты так высматриваешь? — прямо над ухом Шоколадки раздался знакомый голос. И это был голос того, кого она так долго ждала — голос Клоника.

Шоколадка вскочила на ноги, приветливо завиляла хвостом, лизнула Клоника в щёку и спросила:

— И где это ты, милый мой дружок, шастал столько времени? Я уже и ждать устала. Сижу здесь одна на солнцепёке как дурочка, жду тебя, а тебя всё нет и нет.

— Не обижайся на меня, Шоколадка. Честно гуманоидное, я шёл к тебе, но по пути, у можжевельника, встретился с лягушкой.

— С лягушкой? В нашем дворе?

— Да, с лягушкой, в вашем дворе. Она и сейчас, наверное, сидит под кустом можжевельника и мух да комаров ловит и ест. Ловит и ест. Я рядом с ней просидел часа два, а она молчит, глазищи свои выпучила, а своим длинным языком как рукой ловко ловит разных насекомых и тут же поедает их. Мне это надоело, и я ушёл от неё.

— Куда?

— На полянку, что за домом.

— И что ты делал на полянке?

— Познакомился с кузнечиками и играл с ними в салочки. Наползался и напрыгался вволю.

Потом вспомнил, что обещал поиграть с тобой и вот прискакал к беседке. Ты меня даже не заметила. Сидела как заворожённая и смотрела куда-то вдаль и тихонечко скулила.

— Это я тебя высматривала. Скулить я вовсе не скулила, я песенку пела. Сама её сочинила и когда мне скучно пою.

— А можешь её спеть для меня свою песенку? Может быть, она мне понравится, и я тоже буду её петь.

Клонику не пришлось долго упрашивать Шоколадку спеть песню. Шоколадка отошла немножко в сторону, присела на задние ноги и, закрыв глаза, запела:

Я дворовая собака,

Тяв-тяв-тяв,

И совсем не забияка,

Гав-гав-гав.

У меня дружок есть, гномик,

У-у-уууууууууууууу,

Гномика зовут все Клоник.

Тяв-гав-у-у-уууууууууууууу!

— Класс! Это настоящий собачий хит. Ты, Шоколадка, настоящий бард.

— Кто я?

— Бард.

— А кто такой этот бард? — Шоколадка в ожидании ответа завиляла хвостом.

— Бард это тот, кто сам песню сочиняет и сам поёт. Ты сочинила песенку про меня и про себя, придумала мотив песни и сама её исполнила. Значит, ты самый настоящий бард.

— Бард. — Очень коротко и как-то рычащее, с явным недовольством протявкала Шоколадка.

— Ну, тогда заменим слово бард на слово автор-исполнитель. Это одно и то же.

— Автор-исполнитель, — медленно, нараспев, произнесла это слово Шоколадка. — Мне это больше нравится. Прислушайся сам, как это звучит: — А сейчас для вас прозвучит песня «Дружок», автор-исполнитель — Шоколадка. Это классно?

— Классно! Смотри, Ангелина откуда-то бежит и что-то несёт в зубах.

— Где-то еду раздобыла, сейчас будем обедать.

— Ну, тогда приятного тебе с Ангелиной аппетита. А я побегу к Вундеру, мальчик скучает по мне. Пока. Завтра опять встретимся, — задорно ответил Клоник и не спеша направился к Вундеру. Вскоре он скрылся за углом дома, но Шоколадка этого не видела, так как за обе щеки уплетала сосиску, которой молоденькие продавщицы из магазина «Магнит» угостили Ангелину.

 

6

 

Наступил долгожданный для школьной детворы сентябрь, и до обеда тишина поселилась во дворе. Ночи стали холодные, бабочки, кузнечики, лягушки куда-то исчезли. Ежи, с которыми подружился Клоник, ушли в спячку. Даже бездомные кошки, которые всё лето пропадали во дворе, куда-то исчезли, и только Шоколадка и Ангелина и днём, и ночью пропадали во дворе. Двор стал их родным домом. Они жили под беседкой, и они с удовольствием играли с Клоником.

— Скучно стало во дворе, — обращаясь к Шоколадке, с грустью в голосе сказал Клоник.

— Почему скучно? Зачем так говорить? Мне никогда не скучно, — сладко, всем телом, потянулась Шоколадка. — Рядом со мной всегда мама Ангелина, а с ней никогда не заскучаешь.

— Это хорошо, что у тебя есть мама. А кто моя мама, где она живёт, и почему её нет рядом со мной, я не знаю.

— Так может быть ты просто случайно потерялся, и твоя мама ищет тебя, а если мама ищет, то обязательно найдёт. Когда я была ещё совсем маленькая, убежала с дворовыми кошками на соседнюю улицу. Кошки разбежались кто куда, и я осталась одна, а как попасть в свой двор не знала. Села и с горя тихо заскулила и заплакала. Сколько времени я так сидела, не помню. Помню только, что-то тёплое прикоснулось к моему уху. Повернулась и увидела маму. Мама меня нашла, потому что мамы всегда находят своих потерявшихся детей.

— Всегда? — тихо спросил Клоник.

— Всегда-всегда! — уверенно ответила Шоколадка. — Потому что они их любят. Это, Клоник, самая настоящая любовь.

— А что такое любовь? — с неподдельным интересом спросил Клоник. — Я этого слова ещё не слышал.

— Объяснить тебе, что такое любовь? — Шоколадка внимательно посмотрела на Клоника. — Любовь — это… — Шоколадка замолчала. — Это очень трудно объяснить, но я попытаюсь объяснить так, чтобы ты понял.

— Так объясняй, я смышлёный, может быть и пойму.

— Любовь — это когда мама Ангелина несёт мне сосиску, но перед тем как отдать мне её, сама пробует вкусная она или нет. Понятно?

Может быть, Клоник ничего и не понял, но он не стал просить Шоколадку объяснять ему ещё раз, что такое любовь, а скромно ответил: — Понятно. Как же не понять, если сосиска досталась и тебе, и Ангелине.

— Моя мама, наверное, тоже меня любит и ищет меня. Ты сказала, что моя мама меня найдёт. — Клоник всеми своими тремя глазами у ставился на Шоколадку.

— Конечно, найдёт, ты в этом не сомневайся, только научись ждать. Долой грусть и нечего хандрить, побежали к беседке, поиграем в песке. Песочек морской, чистый-чистый и так пахнет морем, — виляя хвостом, протявкала Шоколадка.

— А откуда он взялся? Море-то далековато…

— Его вчера дед Сафрон привёз целую тачку, они с Вундером в эти выходные будут обновлять старенькую песочницу.

— Тогда побежали…

Не прошло и минуты, а Клоник, усердно роясь в песке, совсем забыл о скуке. Добрые слова надежды, сказанные Шоколадкой, укрепили веру Клоника в то, что его, потерявшегося во Вселенной, ищут. Надо только верить и ждать. Добро всегда порождает добро. Эту аксиому Шоколадка и Ангелина выучили наизусть ещё весной. Теперь знаком с этой аксиомой и Клоник.

 

7

 

На Кубань пришло бабье лето. Температура воды в море и температура воздуха сравнялись, дни оставались по-прежнему солнечными и, ожидая своих многочисленных друзей Вундера, Ангелину, Шоколадку или же Ажиху со своим семейством, Клоник, лёжа на боку в цветочной клумбе под кустом розы, внимательно наблюдал за очень красивым существом. Такого он ещё не видел — существо и ходило, и перелетало с место на место. Когда оно оказалось рядышком с Клоником, он тихо, чтобы не спугнуть, задал вопрос:

— Кто ты?

— Кто я? — совсем не испугавшись Клоника, ответило существо.

— Да, да, кто Вы?

— Я голубь! — с гордостью и удивлением заявило это ходячее и летающее неизвестное. — А кто ты, интересное создание? Вроде бы и клюв есть, и крылья, но не птица.

— Да, я не птица.

— А кто же ты?

— Не знаю, — пожав плечами, со вздохом ответил Клоник. — Вундер утверждает, что я инопланетянин и называет он меня Клоником.

— Кем?

— Клоником.

Клоник не знал птичьего языка, а Гойя — языка гуманоида, но они понимали друг друга и болтали обо всём, что их интересовало более часа.

— Люди нас уже тысячу лет содержат как домашнюю птицу, — важно заметила Гойя.

— А зачем?

— Зачем, зачем. А затем, что общение с домашними голубями приносит человеку много радости, и он заполняет свой досуг общением с нами. Посмотри на меня, разве я не привлекательная птица?

— Не только привлекательная, но очень грациозная. Ты мне нравишься, — протяжно, нараспев произнёс Клоник.

— Нас очень любят дети, — продолжала Гойя.

— За что?

— Не за что, а почему!

— Ладно, почему?

— Да потому, что уход за нами заполняет досуг подростков, и они не шастают по подворотням, ища приключения на свою голову. — проворковала Гойя. — Если бы ты мог летать, ты бы понял мои ощущения.

— А кто сомневается в моих способностях? Надо лететь — полетим.

Клоник неожиданно дотронулся до голубя, и через несколько секунд рядом с Гойей стоял её клон.

Гойя совсем не удивилась появлению рядом с собой ещё одного голубя.

— Полетели со мной, и с высоты птичьего полёта ты увидишь, как прекрасен этот мир.

— Полетели!

Два голубя вспорхнули и взмыли ввысь, поближе к солнцу.

Сколько же красивых мест на Кубани увидел Клоник с высоты птичьего полёта! Их количество даже трудно сосчитать. Они летали всего минут десять, но впечатлений от полёта осталась тьма-тьмущая.

— Посмотри вниз, Гойя! Вон там, за пригорком, бегают, меня не замечая, мои друзья Ангелина и Шоколадка. Ты на меня не обижайся, но я лечу к ним. Я им расскажу о своём полёте и тех красотах, которые я увидел, совершая свой первый в жизни полёт. До свидания! Надеюсь, что мы ещё не раз встретимся. — Клоник, широко расправив крылья, медленно, по спирали, начал спускаться на землю.

 

8

 

Клоник, спрятавшись за угол беседки, с интересом слушал, как Ангелина отчитывала свою непослушную дочку: — Шоколадка! Сколько уже можно так себя вести? Гоняешь по двору как метеор, ничего вокруг себя не замечая. Я уже тысячу раз предупреждала тебя, что во дворе много машин, которые могут просто раздавить тебя. — Постепенно, продолжая нравоучение, Ангелина перешла на лай.

Шоколадка, молча все это слушала, лёжа в тенёчке под огромным платаном, а потом так серьёзно, строго, выговаривая медленно каждое слово, протявкала в ответ: — Этим ты меня совсем не удивила, я тоже могу психовать.

Ангелина сначала опешила, а потом рассмеялась на весь двор звонким лаем и лизнула в морду подбежавшую к ней Шоколадку.

— Мам, я кушать хочу, — тихо и жалобно протявкала Шоколадка. — Ты что кушала сама?

— Когда?

— Я бы тоже с удовольствием съела этих самых когдашиков, — с надеждой, глядя в глаза Ангелине, проскулила Шоколадка.

— Проголодалась моя деточка, проголодалась. Да и как тебе не проголодаться, если ты всё время в движении — то бегаешь за кем-то, то с кем-то прыгаешь.

— Шоколадка! Ты где спряталась? — Звонким и пронзительным голосом, чтобы слышно было даже в соседнем дворе, прокричала Ульяна, которая иногда подкармливает Ангелину и Шоколадку. — Иди ко мне. Я тебе еду принесла.

«Это надолго, — про себя подумал Клоник. — Сначала собаки съедят то, что принесла им Ульяна, а потом то, что уже несёт сосед из первого подъезда, а за тем то, что принесут две сердобольные старушки из другого подъезда. Схожу-ка я лучше на речку к Вундеру. Он там с утра рыбу ловит. Приглашал. Вот я и приду». Клоник медленно покинул территорию двора и направился к речке.

Когда Клоник подошёл к тому месту, где любит ловить рыбу Вундер, то он увидел ведро, в котором плавало более двух десятков рыбёшек. Клоник долго рассматривал пойманных Вундером рыб и даже разговаривал с ними на чистом рыбьем языке. Кто утверждает, что рыбы немы, тот ничего о рыбах не знает. Рыбы, как и люди, разговаривают между собой, но человеческое ухо не улавливает эти звуки.

— Что за новости? Почему ведро пустое? Ты что, Клоник, съел всю рыбу в сыром виде? — услышал Клоник грозный окрик Вундера.

— Ничего и никого я не ел. Я отпустил их всех обратно в море, потому что они лежали с открытыми ртами, плакали и говорили мне: хотим к маме, хотим к своей любимой мамочке.

— Ну и правильно сделал! — Хлопнув рукой Клоника по плечу, весело сказал Вундер. — Рыба исчезла, но пришло хорошее настроение. Спасибо тебе за это, Клоник. Пошли домой, а по дороге я расскажу тебе одну очень интересную задумку.

 

9

 

Солнце перевалило зенит и многочисленные облака, гоняясь по синему-синему небу друг за дружкой, закрывали его от пытливых глаз Клоника, и в эти промежутки времени он, лёжа на своём излюбленном месте в палисаднике под кустом розы, внимательно рассматривал редких прохожих.

— Привет, Вундер! Ты это куда идёшь?

— Привет, Клоник! К деду спешу.

— А он что, заболел?

— Да нет. Здоров мой дед и на работе.

— Так зачем ты идёшь домой, если дома никого нет? Пошли, погуляем во дворе.

— У меня спецзадание! — загадочно промолвил Вундер.

— А что это за спецзадание? — спросил Вундера Клоник, недоумённо пожав плечами.

— Сегодня вечером команда нашей улицы играет с командой соседней улицы в футбол, и я хотел бы поболеть за нашу команду, но дед поставил мне условие.

— А говоришь спецзадание.

— Это условие и есть спецзадание. — Вундер поднял руку вверх и многозначительно посмотрел на свой указательный палец. — Секрета в этом спецзадании нет. Дед постоянно занимается улучшением почвы, поэтому у него всегда всё растёт и созревает на корню. Почва в огороде деда глинистая, и каждую осень, после уборки урожая, он завозит два огромных самосвала песка, разбрасывает его по всему огороду ровным слоем вместе с перегноем и перекапывает, чтобы ранней весной огород был готов к посевным работам. Но годы берут своё, и деду трудно делать все работы в огороде самому. Стареет мой дед, вот и выставил мне условие.

— Да говори же скорее, какое условие?

— Перекопать до начала футбольного матча весь огород.

— А сколько твоему деду лет? — спросил Вундера Клоник.

— В декабре исполнится 67, он ещё крепкий мужчина. Работает мой дедушка всегда не спеша, но последнее время быстро стал уставать. Он пенсионер, но продолжает работать. Не из-за того, что надо деньги зарабатывать, а из-за того, что дома двум моим старикам — бабе и деду, очень скучно. Поэтому баба весь день на базаре, продаёт выращенный дедом урожай, а дед на работе. Понял?

— Понял.

— Но ты, Клоник, должен мне помочь. Один, до начала футбольного матча, с таким объёмом работы я не справлюсь. Мне очень хочется посмотреть эту игру.

— А что в этой игре особенного?

— Как что? Ты бы посмотрел, как владеет мячом Витёк, какой дриблинг! А какие точные пасы он даёт своим нападающим? Тютелька в тютельку, прямо на ногу… Класс! Пеле отдыхает. Я деда очень люблю и должен выполнить его задание.

— Послушай, Вундер, а за что ты любишь своего деда?

— Не за что, а почему.

— Ну, почему? — Клоник вопросительно посмотрел на Вундера.

— Во-первых, он папа моей мамы, — загнул один палец Вундер. — Во вторых, если бы не было деда, то на свет не появилась бы моя мама. — Вундер загнул второй палец. — А в-третьих, не было бы мамы, то я бы не родился. Так как мне его не любить?

— Вундер, ты правильно рассуждаешь. Не было бы твоего деда, и мы бы с тобой не встретились.

— Логично, Клоник, логично.

— А чем-то я могу тебе помочь, если лопата в несколько раз выше меня, да и я совсем не знаю, как это делать. Я никогда не копал землю.

— Не дрейфь, Клоник, всё будет пучком, — убедительно произнёс Вундер. — Ты клонируешь меня, и мы вдвоём с тобой перепашем этот огород вдоль и поперёк.

— Ну, раз так, то я согласен.

Огород они перекопали не за два часа, а за несколько минут. Вундер показал Клонику, как надо делать копку огорода, и пока он ходил в сарай за второй лопатой, Клоник уже заканчивал перекопку огорода.

— Ну, ты, Клоник, как метеор! Не успел я сходить за лопатой, как работа почти что завершена. Спасибо, что мне оставил небольшой участок.

— Да я и сам не заметил, как всё вскопал. Мне это так понравилось.

— Делу время, а потехе час! — поставил точку в диалоге Вундер. — Работа окончена, футбольный матч ещё не начался. Всё ещё впереди.

На футбольном матче они были вдвоём. Никто из болельщиков не обратил никакого внимания на двух близнецов. И пусть команда Вундера проиграла с минимальным счётом, настроение у Вундера от этого не испортилось, так как он был настоящим болельщиком и понимал, что в спорте может победить и случай.

 

10

 

Наступил полдень, а Клоник всё лежал на своём любимом месте в палисаднике, вспоминая интересные моменты вчерашнего футбольного матча. Игра ему понравилась, и он мысленно представлял возможные варианты игровых моментов, когда должен быть гол, но мяч упрямо летел мимо ворот или же прямо в руки вратаря. Своими впечатлениями о футбольном матче он хотел поделиться с Шоколадкой, но та с самого утра убежала со своей мамой Ангелиной на рынок. Они этот рынок посещают каждое утро, потому что там они завтракают. Продавец мясного отдела Ашик Мурадян, разделывая мясные туши, всегда откладывал для своих любимцев кусочки мясных обрезков и молочных косточек. Ашик любил собак и знал, чтобы собаки были сильными и здоровыми, в их ежедневный рацион должно входить сырое мясо и кости.

Желудок собаки в считанные часы перерабатывает сырые мясные кусочки и кости, расщепляя их на жиры, белки, углеводы, пептиды и аминокислоты. Неожиданно возле Клоника приземлилась огромная-преогромная чёрная ворона и, не дав Клонику даже удивиться, закаркала на весь двор:

— Нет, вы только посмотрите на этого неслуха! Лежит себе, как ни в чём не бывало, греется на солнышке, а у меня сердце кровью обливается.

— Простите меня великодушно. — Клоник встал на ноги и сделал поклон в сторону вороны. — Я вас не знаю. Кто вы такая и почему меня ругаете? Я вам ничего плохого не сделал.

— Вы только послушайте этого врунишку. — Ворона закаркала ещё громче. — Он не знает своей мамы! Мама знает его и ищет любимого сыночка ровно два месяца пять дней десять часов три минуты и семнадцать секунд по всей территории Кубани, а он меня не узнаёт.

— Да вы внимательнее посмотрите на меня, а потом на себя. Мы похожи друг на друга как ёжик на жабу, — парировал возмущение вороны Клоник.

— Ой! — Удивлённо каркнула ворона, осмотрев себя. — Совсем очумела от счастья, забыла преобразиться в себя. Через секунду перед Клоником стояло красивое, большое и похожее на Клоника существо. — А теперь узнаёшь?

— Я ничего не помню, но ты так похожа на меня!

— Это ты похож на свою маму, то есть на меня, так как ты и есть мой пропавший сынок, которого я наконец-то нашла.

— Оба-на! Ещё один Клоник! — Удивлённо затявкала неожиданно появившаяся Шоколадка.

— Это, Шоколадка, моя мама. Она меня долго искала и наконец-то нашла, — с гордостью заявил Клоник.

— Я же говорила тебе, говорила, что мамы всегда находят своих потерявшихся детей! — На всю округу радостно завизжала Шоколадка. — Я же говорила, что надо верить и ждать, верить и ждать. Ты верил, вот и дождался. Сообщу эту новость маме Ангелине. — С этими словами Шоколадка устремилась в сторону беседки, где прилегла на отдых после вкусного завтрака Ангелина.

Когда Ангелина и Шоколадка подошли к палисаднику, то никого там не увидели. Никто там не появился и на следующий день.

— Клоник со своей мамой вернулись к себе домой, на свою планету, и нам остаётся только вспоминать те дни, когда он был рядом с нами, — лизнув Шоколадку в нос, тихо проскулила Ангелина.

— Да, мама, мне будет очень скучно без него, но я найду себе верных друзей среди собак из соседнего двора, и всё вернётся на круги своя. Пойдём в соседний двор.

Собаки мелкой трусцой побежали мимо беседки и играющих на детской площадке ребятишек в соседний двор, в котором давно прижились три бездомных собаки по кличке Боб, Матильда и Бориска. Исчезновение Клоника не удивило Вундера, а укрепило уверенность в том, что если гуманоиды там, на не известной землянам планете, смогли разработать технологию мгновенного клонирования и технологию точки возврата, то и он не лыком шит и серьёзно занялся разработкой собственного клонайцзера.

 

Комментарии: 1
  • #1

    Николай Дик (Понедельник, 14 Март 2016 06:40)

    Михайлович, рад приветствовать вас на этом сайте! Удачи вам и творческого вдохновения!