ВЛАДИМИР КОРШУНОВ

ВЛАДИМИР КОРШУНОВ

Родился 21.10.1970, рос, жил, живу в Ульяновске. С детства бредил морем, но почему-то хотел поступить в лётное училище. Поэтому, когда не прошёл медкомиссию, поступил в политехнический – на строительный факультет. Как-то так вышло, что окончил педагогический. По специальности – географ, но всю сознательную жизнь работал журналистом: радио, газеты, ТВ (региональные, конечно). В общем, сплошной сумбур: и в жизни, и в "творчестве".

"Творю" со школы, но впервые опубликовал свои опусы на "стихах.ру" и "прозе.ру", когда был желторотым сорокалетним юнцом. Да, ещё в журнале "Литературный Ульяновск". Очень неплохой журнал. Наши – ульяновские, его знают. Ой, сколько же тут ульяновских! Мама, не горюй! Когда увидел такое, даже подумал, а не перебор ли и мне сюда? Но потом решил: одним больше, одним меньше. Никто и не заметит. Хотя... Конечно, хочется, чтоб заметили.

Чуть не забыл: о достижениях! Они у меня тоже есть. Два сына, хорошая жена. Что нужно ещё человеку, чтобы... Ой, много чего. Простите, что-то я совсем заболтался. Всем – удач в жизни и творчестве, и нескучного чтения!

СКАЗКА О ДВУХ КОСМОНАВТАХ

Ох, и давно это было! Так давно, что не было тогда ни городов, ни посёлков городского типа, ни деревень даже. А была одна сплошная Цивилизация. И было в той Цивилизации – всё. И заводы с фабриками, и машины диковенные, разные ящички с кнопочками да пимпочками… Были даже такие, что безо всяких кнопочек – от одного чиха работали. Были и ракеты быстролётные – в бооольшом количстве! У кого такая ракета есть – хоть всю Цивилизацию зА пять минут облететь может. А хоть бы и на Орбиту – пожалуйте! Крутись вокруг Цивилизации, отдыхай, пиво пей, да загорай в излучениях разных – никто не мешает.

И работали на одной такой ракете – два космонавта – два друга давнишних. Один без другого – никуда, как шприц с иголочкой. Возили они на Орбиту туристов всяких: катали, развлекали, частушки пели, на электрогармошке играли. Да всё душевно так – аж до слёз пронимало.

А в иной день и нет никаких туристов. Отдохнуть бы где под искусственной пальмой, книжку электронную полистать – не тут-то было. Спецзаказ! Начальников местных в служебную командировку на Орбиту вези. А тут уж не до отдыха, даже не до гармошки. Успевай на последней космической скорости круги вокруг Цивилизации нарезать, да напитки «веселительные» подавать. Начальству в такой командировке – весело, а космонавтам не до веселья. Строгие начальники всё – требовательные.

Да и то сказать, что развелось их – начальников, значит, в той Цивилизации – видимо, не видимо. Ну, а как иначе? Команды всякие простым работягам давать надо? Надо! Присматривать, чтоб команды те исправно исполнялись – нужно? Нужно! Кто цивилизованно работать не желает, нормы выработки не выполняет – наказать, за теми, кто наказывает – проследить… Везде начальники нужны! Дел у местного начальства – невпроворот. А самое-то главное – Продукт Цивилизации распределять! Это уж самое первое дело!

Цивилизация динамично развивалась. А потому Продукта её на всех не хватало. Делить его надо было умеючи. Ну, начальству, само собой, сколько надо – по потребности и с небольшим запасом, чтоб ежели что – до следующей Цивилизации с грехом пополам дотянуть. Что останется – всем остальным: строго по записи в электронных карточках…

Да ещё пушки надо было разные космические строить, антенны всякие – чтоб другая цивилизация, коль такая отыщется, не прилетела и не помешала развиваться. Да ещё пол-лицаев надо кормить, в униформу одевать. Без них – тоже никуда! Цивилизация – это всегда порядок. Ну, а чтобы за порядком приглядывая, технический прогресс они, пол-лицаи, не тормозили, одевали им на головы специальные колпаки с электронными датчиками – как раз в пол-лица. Так, что если кто скорость космическую превысит, или дорогу начальству случайно перегородит, пол-лицаи тут как тут: штраф плати, или дубинкой про меж глаз да про меж ног – на выбор – цивилизованно. А если начальник какой или владелец фабрики переедет кого на своём «Автопилоте» последней модели – ничего. Пол-лицай и не заметит – колпак в пол-лица мешает.

В общем, жили они так – поживали, некоторые даже чего-то наживали, но вот ресурсы Цивилизации, из которых всё – от топлива до еды делали, заканчиваться стали. Как не бились с наукой, как её, науку, не били, ничего в решении проблемы не выходит. Да и то сказать, наука, в основном, прикладная была – всё приклады к космическим пушкам мастерила, а вот чтобы из дерьма снова ресурсы получались, а не наоборот – никак. Хоть ты тресни! Сказывали – давно когда-то это умели. А потом, как Цивилизацию построили – ничего не выходит. В общем, решили тогда науку по другому пути пустить, чтоб все силы на освоение оставшихся ресурсов бросить, да всю мысль на создание новых мощных ракет направить: другие планеты, если что, к цивилизации приобщать. А то ведь ракеты тогда туда-сюда на Орбиту ещё летали, а так чтоб на другие планеты – с большим трудом. Да и то – в одну сторону.

Научная общественность, хоть и была уже цивилизована давно – всё ж такому подходу сперва противилась, упиралась, даже саботировала. Пришлось меры воздействия принимать. Кому электронные карточки урезать, на кого пол-лицаев напустить. А кому-то, кто по правильному пути пошёл, и отпуск Продукта увеличить, и даже дачу на Орбите пообещать. Худо-бедно начала наука работать в нужном Цивилизации направлении. Осталось только два отщепенца: академики Альпингольдман да Бурельман. Так и сидели в своих лабораториях – голую теорию в ступе толкли. «Ну, в научной семье всегда не без уродов!» – решили начальники, да и плюнули на них.

Да вот – незадача! Углядел как-то Бурельман в свой самодельный телескоп какой-то то ли шар огненный, то ли метеор. Посчитал траекторию, да как брякнет на весь цивилизованный научный мир:

– Копец вам, ребята! Летит сюда неопознанное космическое тело – оооочень большое! Со скоростью невиданной – почти сверхсветовой! И через три месяца, ежели не раньше – врежется прямо в серёдку нашей Цивилизации и разнесёт её в клочья! В общем, сливайте воду с реакторов!

Услышал его на другом конце Цивилизации академик Альпингольдман и заявляет:

– Брехня это всё! Я – дескать – тоже расчеты делал. Никакое тело в серёдку Цивилизации не врежется. А пройдёт оно по касательной к центру её гравитации. Заденет токмо боком. Пожары, наводнения, потеря магнитного поля и атмосферы, это – к бабке не ходи! Но через три месяца Цивилизация будет стоять, как мать поставила. И токмо к зиме в клочья распадётся на атомы и самоликвидируется. Так, что воду с реакторов сливайте, но без спешки – спокойно…

И смеётся, гад, ехидненько так с экранов цивилизованного телевидения.

Услыхали начальники – задёргались:

– Да как же это так?! Академики, мать их ети! Мы строили-строили, и вдруг – бац! Тело летит, и всё к едрене матери! Быть такого не может!

Обратились за разъяснениями к другим академикам – цивилизованным.

А те и говорят:

– Может, да ещё как! Мы, мол, тоже об этом думали, да сказать боялись. К тому же траекторию рассчитать никак не могли. А Альпингольдман с Бурельманом – авторитеты в наших кругах непререкаемые…

Ой, что тут началось! Начальство их даже не дослушало – сразу за чемоданами побежало! Большому начальству и чемоданы, правда сказать, не нужны были – всё, что надо до следующей Цивилизации, в контейнеры у них запаковано, в узелочки увязано – «стратегический припас» называется. Сели в персональные сверх-дальние ракеты и только жаром сопел провожающих обдали!

Верховный начальник, всенародно избранный на ближайшие 80 лет, уже с Орбиты «Обращение к народу» отстучал:

«Так, мол, и так, братья! В тяжёлый час испытаний беру на себя бремя первым покинуть нашу всеми любимую Цивилизацию! Присмотреть, где, значится, есть на просторах Вселенной другое место, более подходящее для строительства другой – ещё более совершенной, чем бывшая. Так что, ежели кто долетит – милости просим! Я и там готов вас возглавить. За сим – наше вам с космической кисточкой! Не поминайте лихом. А главное: сохраняйте спокойствие, продолжайте исполнять свой долг! Любите Цивилизацию – мать вашу!»

Сказать по правде, обращение Верховного мало кто дослушал. Как слово «бывшая» услыхали, так к чемоданам да ракетам побежали – у кого они были. Даже подруг, с которыми в командировках на Орбите развлекались, бросили. Стукаются на старте, подрезают друг дружку – в неизведанное пространство вслед за Верховным рвутся.

Были, правда, ещё ракеты общественные: муниципальные, госпитальные, военно-транспортные. Да мало их, и старенькие они – слабосильные. Даже ассенизаторные ракеты, на которых продукты жизнедеятельности Цивилизации в космос частично вывозили – заняли… А мест всё равно не хватает. Едва-едва мелких начальников с их родственниками увезти можно.

А на космодромах – толчея! Пол-лицаи, что в оцеплении стояли, простой народ удерживали, тоже плюнули на всё да к ракетам побежали. Ох, и давка была – страсть!

А два космонавта в то время отдыхали после орбитальной вахты – в любимом генномодифицированном палисаднике полёживали. Как вдруг начальница их муниципально-туристского Отдела как заорёт в наушники:

– Чего лежите-прохлаждаетесь, бездельники! Тревога!!! А ну, быстро дуйте на резервный космодром! Чтоб через тридцать космических минут ракета под парами стояла!.. С полным запасом угля, воды и «веселительных» напитков!

Прибыли космонавты на космодром, раскочегарили ракету – ждут…

– А что, Второй! Видно, что-то неладное стряслось, – говорит Первый космонавт Второму. – Гляди: шмутки кругом по «взлётке» разбросаны. Чемоданы раскрытые валяются…

– Да я и сам замечаю. И охраны никакой нет. Ни одного пол-лицая за версту не видать. И забор поломан, и проволока колючая оборвана.

Сказать по правде, хотели накануне космонавты ракете своей полную диагностику устроить: подкрасить, масло поменять, жидкость тормозную. А потому поставили её в ремонтный бокс. В общей сумятице граждане отъезжающие, видать, про неё и не вспомнили.

А пока настроили космонавты свой радиоприёмник – стали слушать, что происходит. По первости, помехи одни шли. А потом поймали-таки какую-то радиостанцию. Там академик Альпингольдман выступает. Рассказывает, какая жизнь может быть в Цивилизации после столкновения с космическим объектом. Получалось, что никакой. А потом ведущий со всеми попрощался, высморкался, и песню – «Славься, Цивилизация!» врубил. Её всегда врубали, когда дела в Цивилизации шли хреново, и светлые подвиги от жителей местных и неместных в большом количестве требовались.

Поняли всё космонавты. Слезу рукавицами смахнули:

– Ну, что, брат! Послужим Цивилизации в последний раз! – говорит Первый.

– Послужим! Как не послужить! Мы же клятву давали! – отвечает Второй. – Своего ничего не возьмём – место на ракете оставим, чтоб народа побольше спасти!

На том и порешили. Даже спички лазерные для облегчения взлётной массы выбросили. И скафандры сняли. Честные они были – космонавты эти. Людей шибко любили…

Вскоре начальница на космодром прибыла со всей семьёй – едва в тарантайке уместились. Чемоданов у них – на весь грузовой отсек. А тут другие начальники да начальницы – из других отделов, те, что улететь не успели – также с домочадцами, с прислугою своею припылили.

Разместились не без драки. Часть чемоданов с деньгами пришлось оставить на лётном поле. Да и то сказать – что покупать-то на них там, где нет ещё никакой Цивилизации?

Пока космонавты на Орбиту ракету выводили, виражи на витках закладывали, сидели все в салоне тихо перегрузками сдавленные. А как орбитальная невесомость началась, так «веселительных» напитков себе потребовали и снова заспорили. Куда лететь, никак не решат. Одни говорят: «Айдате на Марс!» Другие – на Луну! Третьи говорят, что Луна почти цивилизована и вместе с Цивилизацией космическим объектом накроется – на Юпитер надо! А четвёртые орут, что климат им юпитерианский не нравится – облачно, дескать, очень. Будто не от катаклизма спасаются, а за грибами собрались! Особенно бабы надрываются – аж до визга!

Долго они так спорили, ругались, маникюром друг-дружку царапали. Так что космонавтам пришлось космический пластырь из аптечки доставать, хоть медикаментов и так в обрез было.

Устали космонавты со своими пассажирами – страшно! Утомились между вахтами – ни сна, ни роздыху. Визг, проклятия, да пьянство поголовное, за которое в прежнее время и ссадить в космосе могли на ближайший пол-лицайский корабль.

В общем, надоело им это путешествие, тем более, что топлива хватало – и то, если балласт сбросить и в потёмках лететь – едва-едва до Юпитера, климат которого большинству дам не нравился.

– А заедят ведь они нас на другой планете, брат! – говорит Первый космонавт Второму.

– Как пить дать – зае…дят! – отвечает Второй. – Недели не летим, а они уже с ума свели: то есть, то пить, то «давай потанцуем, красавчик…» А ведь на другой планете не до танцулек будет, брат. Я и сейчас от усталости с кресла валюсь. А там и космические шалаши надо будет строить, и на охоту ходить. И обстирывать их, и обшивать… Они ведь ни хрена же не умеют – только командовать!

– Да «веселительные» напитки жрать! – Добавил Первый.

Посоветовались они, да решили взять ночью курс обратно – на Цивилизацию. Нечего, мол, космос выходцами с нашей Цивилизации загаживать. Хватит и того, что у себя наворотили. «Умирать, так умирать с тобой!» – как в песне «Славься, Цивилизация!» поётся.

Выбрали космонавты место посадки, вошли в плотные слои, сбавили газ, да так и приводнились недалеко от бережка на каком-то озерке.

Поскольку место посадки выбирали визуально, без помощи диспетчеров и без карт, которые в свете последних событий были без надобности – местечко оказалось тихим – девственным. Никакой Цивилизацией не испорченным.

Вышли они к пассажирам. А те едва с похмелья глаза продрали. Решили их не пугать. Пусть, мол, последние часы доживут спокойно.

– Это, – говорят, – планета Небалуй. До Юпитера у нас угля бы не хватило. А сюда мы короткую дорогу знали. Климат тут хороший – солнечный. Так что на рассвете можете позагорать, в озере поплавать. Только далеко не разбредайтесь и не расплывайтесь. Местные рыбы очень зубастыми могут оказаться. Как схватят за одно место – и не балуй!

Бабы и рады! Купальники напялили, очки солнечные нацепили. Мужики, мелкие начальники, тоже не отстают: скафандры скинули, «веселительные» напитки в озеро охлаждаться сунули. Сидят – партию в подкидного дурачка соображают…

А меж тем космический объект пролетел уж… Совсем рядом от Цивилизации. Ветром обдал, да время сбил. Так что пока космонавты десять дён по открытому космосу своих «турыстов» катали, в Цивилизации уже год прошёл. Да и не Цивилизация это уже стала, а что-то совсем другое – дикое, в общем, место – первобытное.

Местных жителей, конечно, здорово поубавилось. Ну, кого в давке у ракет подавили – таких ничтожно малое количество оказалось – на статистику не влияющее. А вот начальство с прислугой исчезло – раз. Уже половина населения. Владельцы фабрик, заводов, турболётов с родственниками и дружками – ещё прОцентов десять. Да пол-лицаев маленько: одни улетели новую цивилизацию охранять, а иные колпаки сняли, да как все остальные – безракетные – тута и остались.

Первое время, конечно, страшновато было. А потом ничего – привыкли. Фабрики позакрывались, так зато рыбы, дичи всякой стало – море! Урожаи, и не генномодифицированные, а самые настоящие – прям-таки попёрли! Воздух чище стал – экология, стал быть, наладилась. Никто никого не давит. В морду и про меж ног не бьёт. Ресурсы в таком количестве, как прежде, вроде уже без надобности. Карточки электронные отменили. И всего хватает. Продуктов точно – завались стало. А главное, жизнь спокойная началась: без окриков, без отчётов, без стрессов всяческих. Скучновато, правда, без начальников по первости было, но потом ничего – забыли о них даже.

А тут и Альпингольдман с Бурельманом совместно по радио выступили.

«Ошиблись мы, – говорят, – немного в расчетах… Не было у нас точных приборов, потому траекторию считали имперически, от того и просчитались… Простите нас за это, дорогие сограждане!»

 

Да чего ж прощать-то?! Когда такая жизнь началась! Хотели их даже за ошибку Бобелевской премией, которая в честь первого фабриканта Цивилизации Адольфа Бобеля учреждена была, наградить. Но потом подумали-подумали: денег теперь всё равно нет… Дали им грибов солёных, ягод, орехов лесных – дары нетронутой Цивилизацией природы. Те аж расплакались от счастья…

А космонавты наши всё шли и шли, и встретили к обеду на том берегу озера одного мужичка, который рыбу удил. Рассказал он им всё это. Посмеялись все вместе, ушицы с дымком похлебали, да пошли два друга обратно к ракете – пассажиров своих обрадовать.

Пришли, а пассажиров-то и след простыл: одни окурки да пустые банки от «веселительных» напитков валяются.

Решили космонавты идти разыскивать несостоявшихся мигрантов. После Цивилизации хорошо, конечно, кругом стало, но уж больно девственные места-то всё кругом – Цивилизацией не обезображенные. А начальники с начальницами хоть и мелкостатусные на борту были, один леший – делать ничего не умели, не ровен час и сгинуть могли.

Долго ходили космонавты по естественным ландшафтам, по просторам нехоженым. Почти что стёрли подошвы ботинок космических. Да и то сказать, время после пролёта космического объекта как сбилось, так и пошаливало. Часы или стояли, или как бешеные стрелки наворачивали. В общем, сколько дней иль месяцев прошло – не ведомо.

Но вот однажды вышли космонавты к какому-то селению. Глядят: а там жизнь кипит! Народ забор из валежника мастерит, гудрон в вёдрах зачем-то варит. По периметру деревни уж и типы какие-то в одинаковых набедренных повязках с дубинками наперевес ходят. А над главным шалашом флаг полосатый развивается – совсем как в Цивилизации!

– Что за наваждение? – подумали космонавты.

Зашли они в деревню, а там – их самые пассажиры! В полном составе. И у каждого отдельный шалаш со столом и с секретаршей…

И уж карточки какие-то у всех: не электронные ещё, а на банановых листьях, но уж с печатями, отчёты, донесения – и другая всяка-разна трихамудь…

Узнала их бывшая начальница Отдела – обрадовалась:

– Где ж это вы, соколы мои космические, пропадали столько времени? Мы тут племя местных дикарей без вас нашли. Стали им объяснять, что да к чему. Как дела в порядок привесть, как отчёт написать, кому подать… Мы, таперича у них Новую Цивилизацию строим. Ещё чуть-чуть – всех на электронный учёт возьмём. В общем, живём не хуже прежнего… Но истосковалась я по вам! Одни дикари ведь кругом, да мелкостатусные чиновники. А я тута Верховная правительница – на ближайшие 38 лет пока… Может, потанцуем?

Переглянулись космонавты. Всё поняли. Хотели взять Верховную к реке «потанцевать», да там и скормить крокодилам, но… пожалели. Жалостливые были они очень. Да к тому ж большая вероятность была, что как Верховная исчезнет, так сразу выборы будут в деревне объявлены, и на её место новая заступит. Демократия у них уж была – по всему видно…

Пошли космонавты обратно к ракете. Или к другим людям, куда ещё Цивилизация не добралась. Больше их никто не видел. Может, от тоски на другую планету полетели, может, остались? Неизвестно. Только Цивилизация там развивалась семимильными шагами. Ибо человек всегда знает, что ему лучше, и без неё – без Цивилизации – долго не может. Ну, а дальше всё в книжках про историю написано…

 

2012 г.

Комментарии: 2
  • #2

    Олег (Воскресенье, 29 Сентябрь 2013)

    Согласен. Ирония, однако!

  • #1

    Николай (Суббота, 30 Март 2013 19:08)

    Эх, как загнул! Здорово!