АНДРЕЙ БЕЗДЕНЕЖНЫХ

Город в дырке

Жили-были во дворе дети. Ещё, к их огромному сожалению, жили взрослые. Ладно бы жил только добрый пьяница дядя Саша, огромный и сильный как самосвал, или Пётр Степанович, бывший режиссёр мультстудии – худенький старичок с окладистой светло-рыжей бородой. Но ещё во дворе жили и управдом Макар, и дворник Самуил Андреевич, и множество разных крупногабаритных тёток, целый день обсуждающих разные глупости.

Главарём детской ватаги был Лёша, сын колбасных дел мастера, ну да рассказ не о нём, а о четырёх мальчиках и неприметной пушистой дворняге Люське, в чьей родословной можно было найти примесь крови французской болонки. Мальчиков звали Бу, Сунитаз, Дядя Коля и Сёмыч. Их звали и по-другому, но мне они сказали, чтоб я написал эти имена.

Началась история тёплым апрельским утром, когда Бу и Сунитаз, заметив дырку

в площадке первого этажа, засунули туда носы, глядя в темноту.

– А давай спустимся, – предложил Сунитаз, трогая края дыры.

Рассудительный Бу достал фонарик, смастерённый из батарейки с прикрученной изолентой лампочкой, и посветил. Он увидел нечто, отчего мурашки побежали у него по коже.

– Эх, здорово! – сказал Сунитаз. – Ты видел!? Видел!? Да!? Я вниз, а ты как хочешь.

– Подожди, – сказал рассудительный Бу, но Сунитаз, словно загипнотизированный, не слушал и уже свесил ноги в розовых башмаках.

Несколько секунд виднелись держащиеся за край дыры его руки, потом он прыгнул

и исчез.

– Ну, чего тут стоишь?! – закричала вошедшая в эту минуту одна из вечно недовольных и озабоченных дворовых тёток, – Иди в свой подъезд и там стой!

Она ещё что-то бормотала, открывая дверь, а обиженный больше на себя за свою нерешительность Бу уже был дома.

По телевизору все каналы показывали одно и то же. У взрослых вечно или Путин, или похороны. Бу съел бутерброд с сыром, выпил кефир и снова вышел на улицу. Он мог поклясться, что в дырке видел купол и крыши незнакомого города. Он задумчиво бродил мимо песочницы и турника, разговаривая сам с собой.

Все проблемы решили Дядя Коля с Сёмычем, прогуливающиеся с Люськой.

– Пошли, посмотрим, – сказал Сёмыч, выслушав рассказ.

В дырке было темно. Бу, готовый к насмешкам, зажёг фонарик, но крыши, умытые дождём, так же блестели, и кое-где на покрывающем их гудроне виднелись лужи.

– Ух ты! – сказал Дядя Коля. – Прыгнем?

Но тут раздались энергичные шаги. По лестнице спускался управдом Макар.

– А ну, идите отсюда! – сказал управдом. – Не для вас ломали, трубы проводят! – но, зачарованный загадочными лицами, заглянул через плечи ребят и обмер. – А это откуда здесь? А ну, кыш! Кыш отсюда!

Он присел на колени и запустил в дыру руку.

– Чьё это, говорите?! – сказал он, доставая пару лёгких мужских туфель.

Он шарил ещё, потом взял у Бу фонарик, посветил и, кажется, остался доволен результатом.

– Смотрите, – сказал он, стуча по подошве, – настоящий каучук. А здесь – кожа.

Я о таких с детства мечтал. – Он сложил туфли в портфель. – Никому не говорите, хорошо?

Он порылся в кармане и достал измятые деньги: – Вот вам. Берите на мороженое.

Ну! Бери-бери!

Когда управдом ушёл, Бу с опаской заглянул в дырку.

– Он ничего не увидел, кроме своих туфель, – констатировал Сёмыч. – Давайте быстрее прыгать, пока кто-нибудь ещё не подошёл.

Они взяли Люську и по очереди, помогая друг другу, спрыгнули.

В идеальных городах, одним из них, несомненно, является город, в который попали наши герои, ходят идеальные трамваи. С буквой «И» вместо цифры. Все, кто в них садятся, доедут туда, куда им нужно. Главное, только не сесть в трамвай, идущий в обратную сторону, эти часами будут блуждать по незнакомым улицам, и, в конце концов, вам придётся выходить и пересаживаться. Подъезжая к развилке, такой трамвай едет одновременно во всех направлениях, куда проложены рельсы. И когда в вагон садятся баловства ради или просто покататься, он всё равно привозит к дому, но не спеша, дав насладиться дребезжанием и толкотнёй.

Сёмыч, Бу и Дядя Коля нашагались, тараща глаза, и устали. Люську водили на поводке, чтоб не нанесла ущерба чужому миру, но она всё равно три раза пописала

и один покакала.

– Ой, что будет! – сказал Сёмыч. – А вдруг она бактерии занесла, и теперь все здесь помрут!

– Чего говоришь-то, – проворчал Дядя Коля.

– А что, я книжку такую читал! – сказал Сёмыч и стал двигать теорию отношений между мирами.

Наблюдаемый город архитектурой мало отличался от их родного города. Но в нём имелись существенные странности – отсутствие названий улиц и лишённые машин дороги. Воздух, соответственно, был превосходен – пахло рекой и зеленью...

...А как вы думаете, что происходило в городе по ту сторону дырки в полу?

У тёмного провала собрались управдом Макар, дворник Самуил Андреевич и все злые тётки с окружающих дворов. Они, толпясь, засовывали в дыру руки и доставали разные вещи, ценность которых весьма спорна. Их маленькие глазки горели хищным огнём, и весь подъезд от этого так и пылал, не нуждаясь в электрическом освещении. Режиссёр Петр Степанович и добрый пьяница дядя Саша поливали стены и ступени из шланга, чтобы те не расплавились под давлением этого зловещего света. Желания толпы росли, и уже вздулась волдырями краска.

– Смотрите, там же город! – внезапно закричал управдом Макар.

– Город? – изумились тётки.

– Город? – воскликнули они хором.

– Там я найду сотни кожаных туфель! – кричал управдом Макар.

Толпа подхватила клич.

– Стойте! – замахал руками Пётр Степанович, а добрый пьяница дядя Саша, бросив шланг, попытался оттеснить тёток могучим торсом. Но женская сила отшвырнула его и ринулась вниз. Вооружённые здоровенными кулачищами и алчными целями тётки рассыпались по улицам, но их поджидало разочарование – в идеальном городе не было магазинов.

Я понимаю это так, что, не видя города, они получали то, что просили, но, пожелав город, они получили его таким, каков он есть.

Это моя точка зрения на данный вопрос. Я могу заблуждаться. Участники тех событий мне его прояснить не взялись.

Тётки, обшарив улицы и совершенно озверев, собрались кучей, чуть не удавив управдома Макара и дворника Самуила Андреевича за неумелое руководство. Напрасно урезонивал их Пётр Степанович. Напрасно грозно хмурился дядя Саша.

Его как пьяницу вообще никто не слушал.

А что дети?

Дети ехали в трамвае, разглядывая заоконный мир, беседуя с местными детьми,

и не подозревали о нагрянувшей беде. В частности, они слушали о том, что улицы не имеют названий, потому что в этом мире нет имен собственных (так они поняли),

и что здесь никто не умеет обзываться, дразнить или просто фамильничать.

В этот момент трамвай остановился, и перегородившие дорогу тётки ворвались

в салон.

– Я объявляю всех заложниками! – прокричал управдом Макар. – Никто не выйдет из трамвая, пока я не получу сотню пар кожаной обуви на каучуковой подошве.

А мои друзья – различные вещи по этому списку! – и он достал толстую тетрадь.

– Зубная паста, – прошептал вошедший с задней двери Пётр Степанович, – намажьте ей поручни, они схватятся и прилипнут!

– Молчать! – закричал дворник Самуил Андреевич и ощерился вилами, но, подумав, решил не связываться.

Честно признаюсь, что этот вопрос мне тоже не ясен. Почему к зубной пасте прилипли все злобствующие? Возможно, она исполнила чистящую роль, убирая налёт с безупречных зубов?

Так или иначе, а Бу сорвал крышку с висящего в салоне на манер стоп-крана тюбика, и из сотен щелей полезла пахнущая масса, приклеив тёток как мух к липкой ловушке. Местные жители покинули трамвай, и он стоял в белых хлопьях с тёмными вкраплениями от платьев толстых тёток.

– И что нам с ними делать? – спросил Пётр Степанович, на которого, как и на детей, паста не оказала действия. – Может быть, отправить трамвай в обратную сторону?

– Зачем же в обратную? – сказал Бу. – Пусть едут вперёд. У них будет шанс добраться до дома.

Когда дети покинули город и замазали за собой дырку, и прошло ещё время, милиция возбудила дело по исчезновению всех злобных тёток, управдома и дворника. А ещё через какое-то время к остановке подошёл трамвай с буквой «И» вместо цифры, и из потерявшей свои клейкие качества пасты выбрались люди, просившие у всех прощения и совсем не злобные.

В кабине сидел никто иной, как потерявшийся Сунитаз. Он помахал на прощанье рукой и скрылся в утренних лучах апрельского солнца.

Комментарии: 1
  • #1

    Ирина (Воскресенье, 29 Сентябрь 2013 19:20)

    Интересная, забавная история, написано с юмором и читается легко.