ЮЛИЯ ЗАБОЛОТНАЯ

ПРОШЛОЕ ВЕРНЁТСЯ

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ РОМАН

Пролог

Безоблачное синее небо с мирно плывущими облаками, лёгкий летний ветерок, ласково теребящий ярко зелёные листья на величественных деревьях, высоко парящие над землёй птицы… Никогда еще я не замечала такого великолепия природы! Если раньше, выбежав из дома на работу, я скорее спешила прыгнуть в машину и укатить в агентство, то сегодня всё было по-другому. Иначе передо мной предстали все краски мира! Не спеша, шагая в агентство (сегодня я изменила сама себе, выбрав пешую прогулку вместо езды на автомобиле), я дышала полной грудью наполненным приятным волнением воздухом, слышала только чудесное щебетание птиц и видела окружающую красоту. И все это благодаря…

Да, всему «виной» явилась ЛЮБОВЬ! То чувство, которое так величественно воспевают в своих стихах и поэмах лирики, чувство, которое рождает шедевры живописи и красивые произведения музыки.

У меня было ощущение, что я не иду по асфальту, а лечу под облаками, наслаждаясь каждой минутой, каждой секундой своего существования… Зародившееся внезапно ЧУВСТВО заполняло меня изнутри с бешеной скоростью. Я каждое мгновенье думала о своём возлюбленном. Ян…. Ян…. До безобразия красивый брюнет с бездонными голубыми глазами, в которых я утонула в день нашего знакомства. До сего момента мне ещё ни разу не приходилось испытывать подобное. Ни одни мужские глаза не производили на меня такого ошеломляющего эффекта, как Яна. Все было наоборот, многие поклонники воспевали мою красоту: длинные волосы цвета пшеницы, необычайно выразительные зелёные глаза, прямой аристократический носик, пухлые губки, словно зовущие к поцелуям. Но Ян…он был исключением. Нет, конечно, он восторгался моим очарованием. Здесь было дело в другом. В свои двадцать два года я никогда не теряла голову из-за мужчины и всегда сохраняла разум. Но никто и ничто не застрахован от сбоя в системе. Так произошло и со мной: со дня знакомства с Яном прошло всего пять дней, а я уже не нахожу себя, прежнюю…

Я неторопливо иду в модельное агентство, в котором тружусь с 15 лет. Все мои старания и усилия окупились с лихвой: я представляю модели одежды известных кутюрье, работаю с иностранными агентствами и имею огромное количество предложений по сотрудничеству. Мое имя в модельном бизнесе у всех на устах, Полина Милославская…. В журналах очень часто печатаются мои фотографии. Периодически я встречаюсь с журналистами, хотя не люблю говорить о своей личной жизни: ворошить прошлое, обсуждать настоящее и озвучивать планы на будущее. Из-за этого сотрудники прессы дают мне описание «девушки – загадки».

А ведь они правы, скрывать мне есть чего…

 

***

Долгое время мама, Елена Милославская, держала меня в полном заблуждении относительно отца. До двадцати одного года я была уверена в том, что мужчина, проживающий с нами под одной крышей, и есть мой папа. У меня не было ни капли сомнения по этому поводу до тех пор, пока не открылась страшная тайна…

В тот весенний теплый вечер ничего не предвещало плохого…

Разрезая испекшееся мясо на кусочки, я напевала песенку «Всё будет хорошо» и слегка пританцовывала. Мое настроение было настолько приподнятым, что хотелось прыгать от счастья. А все благодаря тому, что известная фирма предложила безумный контракт, суливший настоящее богатство.

Заслышав в двери звук открываемого замка, я поспешила в коридор встретить маму (отец тогда был в командировке, в Томске).

– Привет! – улыбнулась я, помогая ей снять драповое черное пальто.

– Салют, солнышко! – поприветствовала меня мама, нежно поцеловав в щеку, как всегда. – У-ум, чем это у нас пахнет так вкусно?

– Я готовлю нам праздничный ужин!

– По какому поводу?

– Мама, мне тоже не терпится тебе все рассказать, но… Ты, давай, иди в ванную, а я пока накрою стол.

Мама несколько секунд смотрела на меня, дожидаясь хоть какой-то ясности, но я, взяв ее под локоток, проводила до ванной комнаты.

– Все при ужине. Точка. Никаких вопросов и умоляющих взглядов!

Уже спустя полчаса мы сидели за красиво накрытым столом и обсуждали предложенную мне сделку, от которой у нас обоих шла кругом голова. Да, достаток в семье был не особо большой, но, тем не менее, мы не бедствовали. Но упомянутый выше контракт обещал большие возможности.

– Ух! – не могла до сих пор опомниться мама. – У меня просто нет слов, как выразить то, что я чувствую сейчас!

– Со мной было то же самое, когда я заглянула в пункт контракта о сумме, причитающейся мне. Я больше и не промолвила ни слова, лишь тупо поставила подпись и кивнула на прощание обезумевшей головой.

Мама рассмеялась…

Еще долгое время мы сидели, потягивая приятное вино, разговаривая на разные темы. Захмелев, мама произнесла такое, отчего я выронила державший в руке фужер с недопитым вином на пол.

– Дочка, я больше не могу тебе врать. Я устала, очень устала… Все эти годы я скрывала от тебя правду об отце.

Я смотрела на маму непонимающим взглядом.

– Игорь – не твой родной отец.

– ???

– Мне было восемнадцать, когда я забеременела, – углубилась в воспоминания прошлых лет мама. – Мужчина, принимавший участие в сотворении тебя, выгнал из своего дома, когда я сообщила ему об этом. Понимаешь, я думала, что мы любим друг друга, но он больше любил работу в семейном бизнесе. Я не ожидала, что он предложит избавиться от ребенка. Я помню, как выскочила из коттеджа, словно ошпаренная. Слезы застилали глаза, когда я бежала по городу в сторону парка. Сама не помню, откуда взялся Игорь, он просто присел рядом и обнял за плечи, успокаивая, будто маленькую девочку.

– Вы были знакомы?

– Мы учились вместе в одном университете, на одном курсе, только лишь в разных группах. Игорь был без памяти в меня влюблен, но только я любила другого, твоего отца.

Мама не сдержалась и разрыдалась в голос. Я присела рядом с ней на диван и приобняла за плечи, стараясь вернуть её прежнее спокойное состояние, но всё было тщетно. Словно боль, копившаяся все эти годы в её душе, вырвалась на свободу. Она плакала, вспоминая свою первую любовь, принесшую только разочарование и страдание, плакала, что так поспешно вышла замуж за Игоря, так и не полюбив его за всю прожитую вместе жизнь…

– Поль, а ведь он молил, чтобы я дала ему шанс всё исправить…. Только было слишком поздно.

– Почему?

– Я находилась в браке с Игорем, которому была безумно благодарна. Ведь именно он спас меня от позора. Родители бы просто не выдержали, если б я родила тебя, не будучи в браке.

– Кто мой отец? – наконец, задала я мучавший меня вопрос.

Повисла долгая пауза, отчего по коже пробежал неприятный холодок, морозящий душу. Мама молчала, закрыв глаза.

– Кто он? Я должна знать правду.

Но мама не проронила ни слова, оставаясь неподвижной, словно статуя.

– Это…э…

– Кто?

– Алексей…

– Алексей? Какой? Как его фамилия? И вообще, я его знаю?!

– Знаешь. Он известный бизнесмен. Алексей Макаров – тот, кто недавно был спонсором вашего показа в Милане.

– Ты…хочешь…сказать, что…, – я налила себе в фужер вина доверху и выпила его залпом, поморщившись.

– Да, Полина, золотко, это твой настоящий отец.

Алексей Макаров – очень богатый человек. Нефтяной магнат, доходы которого увеличиваются с каждым годом. Владелец крупной «Турецкой компании», акции которой имеют баснословные цены. Макаров, помимо своего бизнеса, занимается благотворительностью. Благодаря его вложениям были созданы многочисленные приюты для бедных и нищих, для сирот. Несомненно, это имеет огромное влияние на авторитет, вызывая у окружающих уважение к его личности.

Однажды мне лично пришлось столкнуться с Макаровым, когда он стал спонсором нашего показа в Милане. Как только я встретилась с ним глазами, то была просто очарована красотой этого мужчины. Благородные черты лица без каких-либо недостатков, что поражало воображение, атлетическая фигура, которой могли позавидовать молодые парни. Явно, Макаров не пренебрегал занятиями в спортивном зале. Заметив меня, он пришел в странное замешательство, не зная толком, что сказать.

– Здравствуйте! – первой я вывела его из непонятного состояния потерянности.

– Здравствуй, – ровным голосом ответил мужчина и протянул руку для приветствия.

– Иннокентий, наверняка, опаздывает? Сегодня недалеко от его дома произошла ужасная авария, из-за чего проезд ужасно затруднен. Может, пока кофе? – Хоть Иннокентий всегда меня ругал, что, угощая посетителей напитками, я выполняю обязанности секретаря, но мне это нравилось. С детства мама приучила меня к гостеприимству.

– Да, пожалуй, – Алексей явно чувствовал себя не в своей тарелке, и я поспешила на кухню, оставив странного гостя в одиночестве….

Мама молчала и смотрела на меня, ожидая очередного вопроса, который вертелся в моей голове.

– Он знает, что я его дочь?

– Догадывается…. После того злосчастного вечера я прекратила все отношения с Алексеем. Игорь настоял, чтобы мы как можно скорее поженились, чтобы не вызывать никаких расспросов со стороны окружающих. Я тогда делала всё, словно в забытье, будто на глазах была пелена. Спустя несколько месяцев или около года Лёша начал искать со мной встреч, чтобы всё вернуть назад. Но я была уже замужем, да и обиды не давали о себе забыть, хотя всё мое существо стремилось к любимому. Знаешь, я ведь до сих пор люблю его….

– Что? А как же?

– Вот так, – ответила мама, отпив из своего бокала вина. – Такую любовь не забыть никогда, ты это и сама поймёшь, когда встретишь на пути достойного молодого человека. Все эти годы я живу воспоминаниями, когда мы были счастливы с Лёшей.

– А сейчас он? – мне даже было страшно продолжить вопрос, опасаясь услышать что-то выбивающее из колеи. Хотя куда уж! – Вы….

Мама молча поднялась с дивана и медленно подошла к окну, всматриваясь в ночной город.

Я ждала ответа, находясь в напряжении. Сегодняшний вечер откровений нанёс моему ровному течению жизни существенные изменения, от которых голова шла кругом.

Ах! Как же я сразу не вспомнила о сыне Макарова, Денисе, который отчаянно за мной ухаживал. Кроме того, нас с ним связывали далеко не дружеские отношения. Объятья, поцелуи, частые встречи, которые, к счастью, не заканчивались интимом, хотя сам Дэн искренне этого желал. Но словно сам Бог отвел меня от согрешения с родным братом! Боже!

– Я никогда не изменяла Игорю, – вывела меня из раздумий мама. От неожиданности я даже вздрогнула. – Да и Леша сейчас очень занятой человек, обремененный семейными обязательствами. Кстати, именно поэтому я и решила рассказать о твоем настоящем отце. Как-то на днях я увидела тебя в обществе его излюбленного сыночка, вы еще в тот момент очень откровенно друг с другом обнимались, что…

– Спасибо, мама, что ты вовремя меня предупредила, – сарказма в моем голосе было предостаточно…

 

Глава 1


Ян ждал меня около городского парка с букетом шикарных белых орхидей.

– Превосходно выглядишь, синичка! – не удержался парень от комплимента, заключая меня в свои жаркие объятья, и закружил в воздухе.

Я почувствовала себя самой счастливой и любимой на свете девушкой. Ян был воплощением девичьих грез: статный мужественный красавец, при одном только взгляде на которого сразу бросало в жар. Одетый в серо-синие джинсы и белоснежную футболку он выглядел настолько сексуально, что я готова была поступиться всеми принципами и броситься к нему в постель. Хотя я очень благоразумная девочка, наученная на горьком мамином опыте общению с мужчинами. Один неверный поступок, одно мимолетное безумие может привести к плачевным последствиям. Поэтому я всегда прежде думаю головой, а только потом сердцем и всем остальным. Но сегодня в мозгу словно отключились все механизмы, сдерживающие порывы молодого тела. Мне безумно хотелось ощутить нежное прикосновение горячих рук Яна на своей гладкой коже, почувствовать его запах желания…

Стоп! Необходимо остановить это безумие, иначе мы оба не сможем сдержаться и натворим глупостей. Еще слишком рано! С нашего знакомства прошло только десять дней, а я уже помышляю о подобных вещах…

– Как прошел день? – вырвал меня из бредовых мыслей спутник, продолжая целовать шею и ушко.

– Ум…очень…замечательно, – промурлыкала я, наслаждаясь его ласками. – Просто превосходно… Ян! Прекрати, иначе я совсем растаю от нежности.

На что парень искренно засмеялся.

– Не думал, что так действую на тебя!

– Прекрати! – попыталась я освободиться из его объятий, но все было тщетно. Сильные мужские руки держали меня так крепко, что выбраться из них было просто невозможно. – Тебе нравится мучить меня? А что если я сделаю то же самое с тобой? – и в оправдание своих слов я слегка коснулась губами шеи кавалера, а затем еще, и еще… Я заметила возбужденное состояние Яна: его горящие желанием глаза, чувственные губы, приоткрывшиеся при учащенном дыхании, упершаяся мне в живот твердая плоть…

– А теперь я прошу остановиться, – почти взмолился Ян, прикрыв глаза.

– О! Не думала, что такой дружеский поцелуйчик приведет тебя в такое состояние? – передразнила я парня. Ян еще крепче прижал меня к своему торсу, заставив сильнее почувствовать его возбуждение.

– Вы еще сомневаетесь, сеньорита? – улыбнулся он и пристально посмотрел на меня.

Один только взгляд его колдовских глаз заставил ощутить волнение внизу живота. Я поняла, что внутри меня разгорается не меньший огонь, чем в его теле. Ян заставил мое существо пылать и гореть от желания, как ни один из многочисленных поклонников. Но все произошло в столь короткие сроки, что в голове не могло уложиться.

А в тот момент, когда мы страстно обнимались, неподалеку остановился черный «Лексус», из тонированного окна которого показалось искаженное злостью и ревностью лицо Дениса Макарова.

 

Глава 2

В модельном агентстве царила суматоха из-за приближающегося показа в Неаполе, куда мы должны были в скором времени лететь. Из угла в угол бегали менеджеры, модели, суетились агенты, о чем-то постоянно крича своим подопечным.

В силу того, что у меня выдалось несколько свободных минут между репетициями, я прошла не к кофе-машине, как обычно, а на кухню, чтобы сварить себе крепкого натурального кофе, которое бы меня взбодрило в это раннее суетное утро. Приготовив его в турке, я, не медля, перелила напиток в кружку, отчего по комнате распространился приятный ободряющий запах.

Наслаждаясь только что приготовленным кофе, я погрузилась в воспоминания вчерашнего вечера…

Ян пригласил меня в караоке-клуб «Запятая», где я еще ни разу не бывала, хотя многие знакомые девчонки восторгались этим заведением. Помимо уютной обстановки там был не менее приятный обслуживающий персонал и превосходное меню, потрясающее своим разнообразием. Многие предложенные там блюда и напитки мне не приходилось не только пробовать, но даже и слышать. Но большее восхищение вызывал, конечно же, мой спутник, одетый в светло-серый костюм. Элегантный стиль делал его и вовсе неотразимым.

В свою очередь, Ян любовался мной, о чём свидетельствовали его горящие интересом глаза.

– Не прошло и четырех часов с момента нашего расставания, как я уже ужасно по тебе соскучился! – разливая по фужерам игристое шампанское, произнес Ян. – Что ты со мной сделала? Еще никогда в своей жизни, Полина, я не был так увлечен девушкой. Ты меня околдовала своей неземной красотой, синичка!

Мне так нравилось, когда Ян называл меня синичкой, что я готова была растаять. Это выражение в его устах звучало очень ласково и нежно, доставляя мне удовольствие. Многие парни обращались в мою сторону с выражениями, «котенок», «зая», «куколка», но все это было так неестественно, что вызывало только негативную ответную реакцию. А невинное «синичка» Яна приводило в восторг, а сердце чаще билось от радости.

– Ну, за нас! – провозгласил тост кавалер, протянув фужер. Я последовала его примеру.

Вечер протек незаметно за интересным разговором на самые разные темы, за пением песен в караоке, в результате чего мы получали максимальные баллы и бурные аплодисменты посетителей клуба. Вскоре последовали танцы, где нам не было равных. Признаюсь, я даже не ожидала, что Ян окажется превосходным танцором.

– Не смотри на меня так, я некоторое время ходил на курсы, – признался парень во время танго.

Я лишь задорно засмеялась, вызвав у молодого человека очаровательную улыбку.

Часы показывали три часа ночи, когда мы решили покинуть клуб. Ян проводил меня до дома на такси, в котором мы не переставали целоваться до тех пор, пока таксист не закашлялся, привлекая к себе внимание.

– Молодежь, приехали!

Расплатившись, мы вышли из машины и еще долгое время стояли возле подъезда, не выпуская друг друга из объятий.

– Ян, мне пора. Ранним утром уже надо быть в агентстве. Мы же скоро улетаем в Неаполь на показ. А завтра пробное дефиле, на котором я должна выглядеть как «огурчик».

– Ты хочешь сказать, что покинешь меня? – брови Яна поползли вверх от известия о неожиданной временной разлуке.

– Не драматизируй! Я улетаю всего лишь на неделю.

– На неделю?

– Ян, – дотронулась я нежно рукой до его гладко выбритой щеки, – пойми, мне тоже не хочется расставаться с тобой. За последние дни я так привязалась к нашим встречам, что и не представляю себе жизни без твоего присутствия. Но у меня такая работа, и я вынуждена лететь.

Он согласно кивнул головой, хотя в глазах было много печали и грусти. Боже! Мы ведь расстаемся на несколько дней, не навсегда же! Хотя мне самой с трудом представляется то время, что я буду вынуждена провести в разлуке с Яном, с любимым… Господи! Любимый! Я люблю этого человека! Эта мысль, так внезапно промелькнувшая в голове, повергла меня в шок. Не спорю, со мной случались влюбленности, но любовь…

Я отчетливо поняла, что такая дама, как ЛЮБОВЬ, все-таки обнаружила мое местонахождение, как бы я не пыталась спрятаться от нее. Но я была несказанно рада тому, что человеком, которого мне было суждено полюбить, оказался такой необыкновенный Ян. Я не хотела пока раскрывать тайну своего сердца никому, пусть даже любимому. Да он тем более не должен об этом знать. Сначала я хочу услышать от него эти драгоценные слова и увидеть красивые поступки и действия, красноречиво говорящие об истинных чувствах, а не пустой звон.

Очень часто я сталкивалась с личными драмами своих подруг и просто знакомых девушек, которые оказывались обманутыми мужчинами. Успокаивая очередную жертву мужского эгоизма, я убеждалась в мысли, что доверять сильному полу нельзя. Нужно быть очень внимательной и осторожной, чтобы не оказаться в проигрыше и с разбитым сердцем. Сейчас чаще парень думает о своих желаниях и потребностях, грубо используя спутницу. Хотя…где-то виноваты и сами женщины. Нужно лишь проявить чуточку предусмотрительности, и тогда уже мужчина будет виден с другой стороны, истинной. Изначально надо смотреть на него широко открытыми глазами, а вот уже когда он будет полностью во власти женщины, вот тогда-то и можно слегка прикрыть свои очаровательные глазки на его шалости.

Поэтому я и не хочу обжечься. Хотя…мое сердце уже принадлежит Яну, и чтобы не произошло, меня это определенно заденет, будь то хорошее, либо плохое. Но я стараюсь верить в лучшее…

– Поль, – вернул меня к действительности бархатный голос Яна, – я буду безумно по тебе скучать.

– И я. Но мы всегда можем созвониться.

– Да. Но, понимаешь, синичка, я хочу видеть тебя. Смотреть в твои большие яркие глаза и на маленький носик, который мне так и хочется подергать, соблазняться при виде твоих пухленьких губок и просто терять голову от твоих пропорций. А еще мне будет не хватать такой умной и восхитительной собеседницы, как ты, моя прелесть, – молодой человек засыпал меня комплиментами, а сердце замирало от радости и волнения.

Я улыбнулась и чмокнула спутника в щеку.

– Не понял? – игриво посмотрел на меня Ян, сощурив глаза.

– Мне пора, – я снова поцеловала его в щеку.

– ???

Последовал очередной поцелуй в то же самое место на лице.

– Играешь? – Ян приблизил меня к своему хорошо накачанному телу, отчего по коже пробежали мурашки.

– Ян…

Но не успела я проронить и слова, как губы парня завладели моими, слившись в безумном поцелуе. Страсть сжигала нас обоих изнутри, готовая поглотить целиком.

Легкий предрассветный ветерок, тихое трепетание листьев на деревьях, еле слышное воркование голубей на крыше приводило в состояние блаженства. Сама природа наслаждалась нашим искренним поцелуем, наблюдая с замиранием за следующим шагом влюбленных людей…

Сейчас же я сидела на кухне в агентстве и медленно потягивала кофе из своей красивой чашки, предаваясь приятным воспоминаниям прошедшего вечера. Но вдруг мои мысли прервал неожиданный телефонный звонок.

– Привет, зайчонок! – послышался в трубке голос Дениса Макарова.

– Привет, – давно он не давал о себе знать.

– Как проводишь время? Занята сейчас?

– Да, готовлюсь к очередному показу. Честно, Дэн, нет времени и желания разговаривать.

– Подожди, Поль, – прервал меня парень. – Я соскучился по тебе и не могу больше так. Не мучай своего преданного раба и назначь встречу, о которой я уже мечтаю год.

– Дэн, я тебе не раз говорила о том, что наши отношения не могут иметь продолжение.

– Но почему? – не мог успокоиться Денис. Я так и не сказала ему правду о том, что мы брат и сестра. И в дальнейшем не собираюсь…

– Эта тема закрыта, – огрызнулась я. – Макаров, забудь меня как страшный сон и больше никогда не вспоминай!

– Поль, так ты еще больше раззадориваешь меня и мое воображение! Ты затеяла опасную игру, хотя сама этого толком не понимаешь. Но будь осторожна, шутить с собой я не позволю никому, даже тебе, моя прекрасная орхидея.

И в трубке послышались частые гудки.

Господи! Не хватало еще Дениса, когда я уже начала думать, что он вычеркнул меня из своей памяти раз и навсегда! Но выводы относительно Макарова-младшего были ошибочными…

Парень сам не заметил, как влюбился в меня и отступать не собирался. Такие мужчины, как он, не привыкли проигрывать, пусть дело касалось бизнеса или женщин.

Денис же в это время перебирал в уме много вариантов того, как вернуть Полину, но пока не подходил ни один… А хотя…

Стоя на балконе, парень глубоко затянулся дорогой сигаретой и устремил свой взгляд вдаль…

 

Глава 3

До прилета в Неаполь оставалось два часа, как бортпроводница объявила о вынужденной посадке в аэропорту Праги из-за неполадок двигателя.

Да - а, очень весело!

– Вылетаем завтра, в семь утра! – сообщил нам буккер, занимающийся организацией данного проекта.

Девчонки-модели грустно вздохнули, а потом даже заулыбались, когда выявилась перспектива прогуляться по городу и возвратиться к завтрашнему утру.

Я хотела пройтись по Праге в одиночестве, разобраться со своими мыслями, которые были в полном беспорядке. А все из-за нежданного телефонного звонка Дениса.

При воспоминании о нем внутри что-то сжималось и заставляло все существо трепетать. Не понимаю, почему Дэн вызывал во мне такие не сестринские чувства, ведь это совершенно неправильно. Да и притом, я влюблена в Яна. Да, именно, влюблена в другого мужчину! Но тогда почему какое-то непонятное чувство глодало меня при упоминании Дениса Макарова.

Когда мы только с ним познакомились, а это произошло при показе верхней одежды модного модельера, Ивана Кравчука, я была очень счастлива, находясь рядом с таким брутальным молодым человеком. В тот памятный вечер парень зашел ко мне в гардеробную с огромным букетом шикарных алых роз и просто очаровал своей галантностью и мужской силой. Когда наш коллектив поехал отмечать удачное завершение показа в кафе-ресторан «У Кольца», Денис отправился следом.

Я была одета в простой джинсовый костюмчик, состоящий из коротких шортиков и жилетки. В таком наряде меня могли не пустить в приличное заведение, что, собственно, и произошло при входе в ресторан. Охранник преградил мне путь, но тут же рядом оказался Денис (оказавшийся владельцем этого заведения). Пренебрежительным голосом он обратился к мужчине:

– Пропусти девушку.

Тот послушно отодвинулся в сторону, давая мне дорогу.

– Спасибо, – улыбнулась я Денису, отчего в ответ получила не менее очаровательную улыбку, заставившую меня слегка разволноваться. Господи! Дай мне силы противостоять этому обаянию!

В кафе наша развесёлая компания разместилась за большим столом, Денис же занял место неподалеку. Он не сводил с меня своих карих глаз, следя за каждым движением, за каждым шагом. Признаюсь, мне очень льстило, что такой парень открыто мной увлёкся. Ведь в городе его семья считалась богатой и завидной, и почти каждая девушка мечтала стать подругой Дениса. Но он менял их как перчатки, пополняя свой длинный список разбитых девичьих сердец очередной жертвой. Каждый вечер Денис блистал в обществе какой-то красотки. Сейчас же его взор упал на меня. Но он глубоко ошибся, надеясь, что я соглашусь на второстепенную роль. Я не из тех, кто готов довольствоваться объедками. Мне нужно либо все, либо ничего.

И в отношении Макарова я решила придерживаться подобного мнения, от которого не собиралась отступать ни на шаг. В тот же вечер молодой человек понял мою позицию, что его очень обрадовало. Давно уже он не играл по таким правилам. Все девушки в первый же день знакомства оказывались у парня в постели, ублажая его. Денис привык к такому положению вещей и был не готов получить отказ, когда официант принес для меня на подносе бутылку дорогого вина, коробку изысканного шоколада и записку.

«Полиночка, я буду самым счастливым человеком, если вы скрасите мое одиночество сегодняшним вечером».

Но я проигнорировала этот вызывающий жест.

Далее последовало приглашение на танец, от которого я отказалась, ссылаясь на свой весьма «непристойный внешний вид» для ресторана. Нет, меня ни сколько не смущало, что я была одета в слишком открытый наряд. Я хотела установить свои правила игры, на которые молодой человек либо соглашался, либо «катился в тартарары».

Денис сразу это понял, в связи с чем удостоил меня обворожительной улыбкой. Я была вынуждена отвести глаза в сторону, чтобы не поддаться шарму этого мужчины и не последовать безропотно к его столику, где он потягивал коктейль в одиночестве.

После того вечера Макаров начал осаждать меня своим настойчивым вниманием, преподнося разные подарки и приглашая в интересные места, которые я себе не могла позволить по финансовому состоянию. Изысканные рестораны, оригинальные клубы, дорогие магазины, в которых Дэн покупал мне шикарные вещи, даже не обращая внимания на мой возмущенный ропот. Развлекательные центры, боулинг, дайвинг, прогулки на лошадях, яхте… В газетах появились статьи, в которых журналисты писали о том, что, наконец-то, сын нефтяного магната «по уши» влюбился в известную модель. Наши совместные фотографии часто публиковались в прессе, причем на первых полосах. Все было словно в сказке: прекрасный принц нашел свою принцессу, и впереди их ждало только счастливое будущее. Но, как всегда бывает в реальной жизни, всему хорошему приходит конец, день сменяет ночь. Мама открыла тайну, которая заставила меня посмотреть на мир другими глазами…

Денис не мог понять причину моего внезапного охлаждения к нему. Все отговорки, объяснения не доходили до его сознания.

– Дэн, не преследуй меня, – чуть ли не крича, проговорила я, когда молодой человек в очередной раз подкараулил меня возле подъезда.

– Полина, я не понимаю, что произошло с тобой!? В конце-то концов, имею я права узнать причину нашего расставания? Ведь все было хорошо! Кто тебе переехал дорогу?

– Дэн, я добилась тебя, и все. Большего мне не нужно, – врать было очень трудно, что приносило мне огромную боль. Помимо всего парень мне безумно нравился, и это служило еще большей травмой моего ужасного состояния. Брат! Ну почему? Почему в жизни происходит все не так, как нам хочется? Почему на пути встречается слишком много тяжелых препятствий?

В то время я думала, не переживу мучений, выпавших на мою долю. Просыпаясь с утра, я плелась в агентство, где меня ничего не радовало. Вечера я проводила дома с бутылкой вина либо коньяка, никуда не показываясь. Я боялась быть застигнутой врасплох: в прессе уже начали появляться заметки о крушении наших отношений с Дэном. И случись мне попасться журналистам, я бы не сдержалась!

Мама каждый день старалась поддержать меня, вывести из ужасного состояния. К тому же я стала топить свои страдания в вине! Наверное, если бы это продлилось еще некоторое время, то я бы превратилась в алкоголичку! Мне даже страшно вспоминать те месяцы непрекращающихся пыток, которые, слава Богу, остались позади, в прошлом…

И вот, когда, казалось бы, я уже вычеркнула этого человека из своей жизни, он снова возник в ней, словно тень, прятавшаяся поблизости. Зачем? Зачем снова ворошить старое?

Хотя мама неоднократно повторяла мне о том, что такие люди, как Макаров, легко не сдаются. Порой мы приходили к выводу, что должны рассказать правду, но тотчас одумывались: ведь эта правда очень больно пройдется по Игорю, человеку, сделавшему многое для мамы и для меня. Он считал меня своей настоящей дочерью и ни словом, ни делом не опроверг данный факт. Игорь сильно любил нас, что откройся истина, он был бы повергнут. Этот мужчина очень гордился своей семьей: красавицей – женой и умницей – дочкой…

И вот сегодня, шагая по Карлову мосту, я пребывала в тягостных думах. Я должна бы радоваться тому, что в жизни появился любимый человек, Ян, но я ощущала тяжесть в груди, не дающую свободно дышать. Что-то вздрагивало внутри при упоминании только одного имени Дениса Макарова.

Ни внушительный Пражский Град, окруженный крепостной стеной с башнями, ни великолепный Королевский сад не приводили меня в восторг. Да что там, они даже не вызывали у меня интереса и обычного человеческого любопытства. Полностью погруженная в свои мысли я брела по улицам Праги, пока кто-то отчетливо не окрикнул меня.

Не может быть!? Скорее всего, я ошиблась. Этот человек просто не мог здесь быть!

Не обращая внимания на минутное замешательство, я продолжила свой бесцельный путь. Но теперь где-то за спиной послышались шаги, нагонявшие меня, и знакомый до боли голос снова произнес мое имя.

– Поля, прошу, остановись!

Обернувшись, я увидела запыхавшегося Дениса. Он, как всегда, был дьявольски красив.

– Не говори, что ты меня не слышала!

Я старалась выровнять участившееся дыхание, чтобы не вызвать у стоящего напротив меня молодого человека, являющегося моим братом, каких бы то ни было подозрений.

– Поль, – подойдя ближе, Дэн положил свои горячие ладони на мои плечи. Словно электрический разряд пробежал по телу, вызвав огромную волну необъяснимого страха. – Полиночка, я скучал по тебе.

Непонятное молчание с моей стороны только подстегнуло парня к дальнейшим активным действиям. Дэн привлек меня к своему пылкому телу и впился губами в мои губы. Нет, нет, только не это! Я попыталась вырваться из его цепких объятий, но все было тщетно. Денис только сильнее прижимал меня к себе и жарче целовал. Нет, нет! Это мой брат, который просто даже и думать не должен о подобных грешных поступках, а он…бесцеремонно сжимает меня в своих сильных руках!

– Не отрицай, твои чувства не были наигранными, солнышко!? – парень отстранился и пристально посмотрел мне в глаза, пытаясь отыскать истинный ответ. – Поля, я не понимаю, зачем тебе понадобился этот концерт? Ты хотела посмотреть на мою реакцию, так я считаю, что уже достаточно! Я, правда, не могу без тебя! Я люблю тебя, пойми ты это уже, наконец!

– Прекрати! – больше не могла я сдерживать эмоции. – Я тебе ясно сказала, что наши пути разошлись. Ты иди свое дорогой, а я – своей! Мы слишком разные, чтобы между нами что-то могло быть!

– Но было же! Ты просто не могла забыть те дни, когда мы были так счастливы!? Я прав?

– Денис, мне нужно идти, – я развернулась, но парень резким движением схватил меня за руку и заставил посмотреть в свою сторону.

– Или ты считаешь, что я поверю в твою любовь с Яном? Зря стараешься!

– Что ты лезешь в мою жизнь?! – не выдержав, взорвалась я. Меня уже достал этот допрос. – Я еще раз повторяю, отвали!

Отдернув руку, я пошла куда глаза глядят, лишь бы поскорее оказаться в недосягаемом от Дэна месте, где я смогу спокойно отдышаться и восстановиться. Гнев и злость накрывали мое существо с головы до ног, заставляя позабыть обо всем на свете. Сигналившие мне на дороге машины были тому свидетельством. Я шла, не обращая ни на что внимания: ни на красный свет светофоров, ни на отсутствие «зебр», ни на спешивших по своим делам жителям города. Одним моим желанием было поскорее найти укромное местечко, которое бы спрятало от вездесущего Дениса Макарова.

Как он оказался в Праге? Как он меня нашел? В голове кружилось много вопросов, на которые я не могла найти определенных ответов. Сплошной туман.

Заметив впереди Собор Святого Вита, я поспешила туда. Готический облик здания на некоторое время оторвал меня от мрачных мыслей. Я восхитилась великолепным огромным залом, освещенным высокими окнами, придававшими сооружению светлый божественный вид. Присев на незанятую скамейку, я прикрыла глаза и тяжело вздохнула.

Я просидела неподвижно в полном молчании в соборе около двух часов, которые подарили мне душевную свободу. Почему-то, уже выходя из церковного здания, я не ощущала в груди той боли, которая все это время пронзала меня.

Денис. Да, он мой брат, но об этом молодой человек не узнает ни от меня, ни от мамы. Прошел год, как мы расстались, как я восстановила свое душевное состояние, сильно пошатнувшееся от признания мамы. Теперь я влюблена в Яна, ничем не уступавшего по мужской красоте братцу. Если Денис был опасным человеком, то Ян – просто само очарование и надежность. Хотя его жаркие объятия и поцелуи говорили о жгучем парне, который легко может воспламенить в душе и теле уже затлевшие угольки страсти. Не сомневаюсь, что у моего возлюбленного было и есть много поклонниц, готовых согреть холодную одинокую постель своим теплом.

Неужто я ревную? Боже, да я, действительно, ревную Яна!

Подойдя к кафе с красивой вывеской на английском языке, я зашла в заведение утолить разыгравшийся аппетит, успев позабыть недавнюю стычку с Денисом, словно ее и не было в помине.

Пока занимались моим заказом, я огляделась вокруг и заметила несколько скучающих посетителей, вяло ковыряющихся в своих тарелках с едой. Один мужчина открыто пялился в мою сторону и противно улыбался. Хотя, это даже была не улыбка, а мерзкий оскал похотливого самца. Меня даже передернуло от отвращения.

Вскоре официант подал заказ, и я накинулась на еду. Только то, что лежало на тарелке, в данный момент представляло для меня интерес. Увлеченная поеданием приготовленной пищи, я не обратила внимания на вошедшего молодого высокого брюнета, на которого сразу же устремились глаза женщин. Он был очень красив, сексуален и богат, судя по дорогой одежде.

Противный мужчина подошел к моему столику, когда я принялась за чай с круассаном.

– Разрешите?

– Нет, – не церемонясь, ответила я на английском.

– О, мисс, как вы жестоки со мной! – невзирая на отказ, мужчина продолжил наступление.

– Простите, но у меня нет желания вести какие бы то ни было разговоры с незнакомым человеком.

– Ох, какие мы важные! – этот высоченный пьяный мужлан начал дерзить. – Да что ты из себя строишь? Вечно рассядутся здесь и строят из себя недотрог, а потом, как только услышат о долларах, готовы вылизать ноги! Сколько ты стоишь?

Резко вскочив со стула, я отвесила мужчине пощечину, он же в ответ ударил меня по лицу.

– Сука!

И тут рядом возник Денис, врезавший противнику по физиономии с такой силой, что последний отлетел в угол заведения. Мой защитник словно обезумевший зверь подлетел к обидчику и продолжил избиение.

– Прекрати, ты же его убьешь! – опомнившись, закричала я, подбежав к брату и оттащив от потерявшего сознание мужчины.

– Да я и готов убить эту тварь! – Денис взял меня за подбородок и оглядел лицо. – Сволочь, как он только мог коснуться тебя! Чтобы не выступил синяк, надо бы положить как можно быстрее лед!

Девушка из обслуживающего персонала моментально принесла лед, который я приложила к раскрасневшейся щеке, а уже спустя десять минут мы с Денисом вышли из кафе на улицу.

– Спасибо, – проговорила я слово, которое уже давно вертелось на языке.

– Да не за что, – отмахнулся Макаров, – любой уважающий себя мужчина поступил бы на моем месте точно так же.

– И, тем не менее, я тебе очень благодарна. Признаюсь, впервые со мной случилось подобное, хотя я уже неоднократно бывала в разных городах мира, иногда в далеко нецивилизованных местах. Но такое…

– Всегда всё бывает в первый раз, – подытожил молодой человек.

Мы просто шагали рядом, держа путь в неизвестном направлении. И почему-то пребывание по близости брата теперь вселяло в меня чувство защищенности и опоры. Я прекрасно понимала, что в случае опасности Дэн всегда придет мне на помощь. Он не испугается никого и ничего, даже если силы противника будут намного превосходить его собственные. Где-то в глубине души я восторгалась идущим рука об руку со мной молодым человеком, и в то же время маленький червячок все-таки не давал покоя сознанию, напоминая о том, что мне нужно держаться подальше от него.

– А что ты здесь делаешь? – не удержалась и задала так долго мучавший меня вопрос.

Денис усмехнулся:

– Ну, наконец, тебя все-таки заинтересовал я! Поленька, солнышко, я летел с вами на одном самолете еще с Москвы.

– Но я…не могла тебя…не заметить.

– Я вел себя как мышка, не попадаясь тебе на глаза. Ведь только так я могу быть рядом с тобой, только так не получу пинок под зад.

– Ты неисправим, – улыбка засияла на моем лице, хотя я вовсе не хотела показывать своих потаенных чувств.

– А ты как всегда прекрасна, – взгляд Дениса задержался на моих губах, а затем поднялся выше. Наши глаза встретились на несколько секунд. Окружающий мир показался где-то вдалеке и в белом тумане, словно остались мы одни и наши несестрински-братские чувства. В какой-то момент мне стало страшно, что прошлые эмоции, которые вызывал во мне Денис, вернулись. Мне захотелось оказаться в его крепких руках, почувствовать вкус забытого поцелуя, способного довести до незабываемого восторга и унести далеко за пределы разумного. Но мои желания противоречили естеству, Природе. Так не должно быть! Сестра не имеет права испытывать к брату подобных переживаний, как и он к ней.

Брат! Он мой брат! Не переставала твердить я себе, чтобы не поддаться обаянию молодого человека, приближающегося ко мне с каждой секундой все ближе и ближе. Он мой брат, родной брат! Брат…брат…

А губы Дениса уже ласкали мое лицо, покрывая нежными поцелуями каждый дюйм гладкой кожи…

Брат… Денис – мой бр…

Парень проник языком в мой рот, чем вызвал волну непреодолимого желания, зародившегося где-то внизу живота. Его настойчивые ласки продолжали сводить меня с ума и терять разум. А ведь я же благоразумная девочка…

Рука Дениса обхватила меня за талию и прижала к горячему телу, которое обжигало страстью.

Нет, нет, я должна отстраниться, освободиться из его цепких оков, сковавших тело и рассудок безумством… Но силы словно покинули мой организм, полностью подчинившись воле мужчине.

В этот момент в сумочке раздался телефонный звонок, выведший меня из безумного состояния.

– Синичка, привет! – голос Яна окончательно привел меня в себя. – Я по тебе очень-очень соскучился! Долетели?

– Ян, представляешь, в двигателе самолета обнаружились какие-то неполадки, и мы были вынуждены сесть в Праге. Вылет задержан до завтрашнего утра.

– Вот как? А как же ваш показ?

– Все в силе, ничего не меняется. Просто времени на подготовку у нас будет в обрез. А так…возвращаемся, как и запланировано, в среду. Конечно, если ничего не случится.

– Не говори глупостей! – Ян поругал меня. – Таких мыслей не должно быть в твоей прекрасной головке! Как прилетишь, набери меня обязательно!

– Конечно, не волнуйся! – заверила я любимого. – Целую.

В этот момент Денис нервно курил сигарету за сигаретой, внимательно вслушиваясь в мои слова.

Завершив милую беседу, я положила мобильник обратно в сумочку и обернулась к спутнику, взиравшему на меня злыми глазами.

– Не играй с огнем, – пригрозил братец и выбросил окурок в стоящую неподалеку урну.

– Дэн, а что если мы прекратим войну и заключил мир? – интересная мысль возникла у меня в голове.

– А я с тобой и не воюю; единственное, так это мы играемся чувствами друг друга. Не больше. А насчет того, чтобы быть друзьями, идея неплохая, но не в нашем случае. Я испытываю к тебе далеко не дружеские чувства, о чем ты прекрасно знаешь.

– Но я люблю Яна, – привела я еще один аргумент в пользу дружбы.

Денис замотал головой из стороны в сторону:

– Тебе это только кажется.

– Нет, я, правда, люблю его.

– Поль, неужто ты успела влюбиться за какую-то неделю?

– Да, представь себе! – этот разговор принимал затяжной характер. Да и видно было по реакции Дениса, что он не принимает мои слова всерьез.

Надо бы просто развернуться и уйти от этого человека, вносившего в мою жизнь неопределенность и сумятицу. Надо бы не обращать внимания на его зовущие взгляды, надо бы остановить приятные прикосновения, совершенно неприемлемые по отношению ко мне. Слишком много надо, но ни на одно из них я не согласилась, а продолжила стоять посреди улицы Праги с опасным человеком.

Боже! Ведь он мне брат! И не какой-то там, а самый что ни на есть родной! РОДНОЙ БРАТ! Что же со мной происходит? Куда подевалась вся благоразумность и рассудительность? Ведь еще с раннего детства мы прекрасно осознаем, что любовных отношений между родственниками не может быть. И, тем не менее, со мной происходит что-то неладное, если я до сих пор продолжаю принимать поцелуи брата! Я до сих пор продолжаю трепетать в его руках, словно мотылек на ветру.

К тому же в моей суматошной жизни появился Ян, окруживший любовью и теплом.

Ян! Что он для меня значит? Мне кажется, что я его люблю. Но с другой стороны, если бы это была настоящая любовь, то мне бы были неприятны ласки Дениса, а все как раз наоборот. А что если я влюблена в обоих, и в брата, и в Яна?

Подобная мысль вызвала улыбку.

Денис проводил меня до отеля, в котором буккер забронировал номера. Не прощаясь и не смотря на парня, я прошла сквозь холл к лифту, который поднял меня до седьмого этажа. Как только за спиной закрылась дверь номера, я почувствовала огромную усталость сегодняшнего дня. Скинув туфли на невысоком каблучке, я прошла в ванную, где быстренько приняла душ. Приятная теплая вода доставила мне удовольствие, заставив на некоторое время отвлечься.

Уже позже лежа на широкой кровати, застланной шелковой нежно-розовой простыней, я вспомнила лицо и фигуру Яна, его бархатный баритон, волновавший внутренности, и поняла, что была бы не прочь сейчас поделить с ним эту широкую кровать.

– Привет! – набрала я Яна, который долго не снимал трубку, что я даже начала беспокоиться.

– Привет! – Ян был чем-то встревожен либо зол, что плохо было понятно только по его голосу.

– Мне стало скучно, и я решила позвонить тебе, – послышался какой-то шум возле Яна. – Ты с кем-то?

– Я у друга, на день рождение.

– Яну некогда. Он о-о-очень занят, – в трубке зазвучал женский насмешливый голос, а затем частые гудки.

От злости я бросила телефон в стену, отчего он рассыпался на части. Ха! А то я размечталась о волшебных отношениях с Яном. Не так мне представлялся этот человек, не в таких красках рисовалось будущее с ним.

Ян оказался таким же подлецом, как и все остальные мужчины, встречавшиеся на моем пути. Ну, как? Как можно верить противоположному полу? В очередной раз я пришла к выводу, что вокруг сплошные обманщики и потребители!

Набросив на себя джинсовое короткое платье, я спустилась вниз, в бар. Часы в фойе показывали два часа ночи, и я рассчитывала на то, что не застану много посетителей. Мои догадки оказались верными. В баре сидело примерно пять человек. Подойдя к стойке, я заметила одиноко потягивающего виски Дениса. Прятаться от него я не собиралась, а где-то мне даже хотелось его поддержки, которую он всегда оказывал.

– Налейте чего-нибудь покрепче, – попросила я бармена. Услышав знакомый голос, Дэн поднял опущенную вниз голову и с интересом посмотрел мне в глаза. – Да, неприятный день!

Но молодой человек ничего не ответил, не съязвил, не ухмыльнулся, как всегда, а лишь повел плечами и снова устремил свой взгляд в почти пустой бокал.

Бармен налил мне коньяка, который приятно обжег все внутренности.

– Еще, – попросила я.

Последовал еще один бокал, затем еще и еще.

– Довольно, – Денис сделал бармену жест, запрещающий наливать мне следующую дозу алкоголя.

– Ничего подобного, – пьяно произнесла я. – Будьте любезны, молодой и красивый, обслужите даму. – Невзирая на ропот брата, обратилась к парню, доселе потчевающего меня приятным напитком.

– У тебя сегодня самолет ранним утром. Думаю, это глупое решение напиться до потери пульса, чем бы оно ни было вызвано.

– А какая тебе, собственно, разница?

– Ты и сама знаешь ответ на этот вопрос. Мне не безразлична твоя жизнь, – Денис устало обхватил голову руками, отчего мне стало его немного жаль. Так хотелось погладить по шелковистым иссиня-черным волосам, взбодрить каким-нибудь ласковым словом, но я не могла переступить эту черту.

– Может, расскажешь, что случилось? – поинтересовался парень, так и не поднимая головы.

Некоторое время между нами воцарилось молчание, которое с каждой минутой сдавливало грудь от напряжения и боли. Еще чуть-чуть и не хватило бы воздуха. Еще чуть-чуть и померк бы свет.

– Я начинаю верить, что мужчины созданы для того, чтобы вносить в жизнь женщины только страдание и слезы.

– С чего бы такое импульсивное решение?

– Знаешь, подобные вещи мне бы не хотелось обсуждать с тобой.

– И тем не менее? Поль, давай перестанем играть друг другом! Поверь, мне все это дается нелегко. Я согласен попробовать отношения в стиле брата и сестры.

Его последние слова привели меня в состояние оцепенения. Как же он близок к истине! Здесь не надо притворяться, изображая родственников. Мы ими являемся на самом деле. Как хочется открыть правду, но нельзя! Нашей слаженной семье, которой восхищаются все окружающие знакомые, придет конец. Мы не выстоим в этом жестоком мире, особенно Игорь.

Хотя я не говорила маме, но мне сильно хотелось познакомиться поближе со своим настоящим отцом. С той стороны, с которой я его видела, мне очень понравился этот мужчина, хотя то, как он обошелся с мамой, перечеркивало все.

Но ведь, может, и мама сама была не права, не дав опомнившемуся Макарову, пусть и с существенным опозданием, шанса!? А кто знает? Чем черт не шутит! Вдруг всё бы получилось?

– Это все он? – вывел меня из размышлений Денис. – Хотя можешь и не говорить, я все прочитал по твоим глазам.

– Какой ты проницательный! – съязвила я, бросив на парня пьяный взгляд.

– Не дерзи, Поля. Я устал уже от всех наших баталий. Поэтому прошу по-человечески, сжалься и просто поговори со мной спокойно и без всяких подковырок.

Я кивнула головой в знак согласия.

– Он пожалеет об этом, не волнуйся.

– Нет, ты не будешь никуда лезть. С Яном я способна сама разобраться.

Но Денис ничего не ответил, зато в уме уже прикинул план мести.

 

Глава 4

Показ новой летней коллекции в Неаполе прошел на самом высоком уровне. Довольными остались все без исключения: что приглашенные зрители, что сотрудники модельного агентства. Не успели прозвучать финальные аплодисменты, как уже послышались вопросы по поводу того, с кем можно было бы обсудить заказ.

Я укрылась в гримерной комнате от поклонников, которые сразу же поспешили в мою сторону поздравить с успешным дефиле и поближе познакомиться. Но нет, увы, сегодня я была не в состоянии расточать милые улыбки и вести непринужденную беседу. А все из-за того, что вчерашние посиделки в баре с Денисом затянулись почти до утра. Притом излишне выпитое спиртное также давало о себе знать: с утра я долго не отходила от туалета, головная тупая боль просто сводила с ума так, что не спасали даже сильнодействующие болеутоляющие таблетки, которые мне заботливо были доставлены швейцаром по просьбе моего братца.

Денис… Тьфу ты! Я вчера так разоткровенничалась с ним, что теперь в свете дня ужасно стыдно. Никогда еще я не плакала и не искала утешенья в мужских объятьях, никогда не показывала свою слабость противоположному полу, особенно Дэну, человеку, преследовавшему меня.

Переодевшись в свою обычную одежду, короткие шортики и легкую блузку, я незаметно вышла из здания и проследовала в гостиницу. Мне необходимо укрыться в тихом местечке, чтобы побыть в одиночестве и спокойно обдумать все произошедшее. А именно, меня сильно тревожил разговор с Яном по телефону. Вернее, почти его отсутствие. Не может быть, чтобы Ян так подло поступил со мной!? Его влюбленные, горящие обожанием глаза, нежные прикосновения… Все это не могло быть наигранным. Я повидала много мужчин, клявшихся в любви мне, что хорошо научилась разбираться, где ложь, а где истина. Но Ян… Нет, я не могла так грубо ошибиться в нем! Нет, нет! Здесь какая-то ошибка!

Я потянулась к сотовому телефону и только сейчас вспомнила, что он безжалостно испорчен в пылу моего внезапного гнева и ревности. Черт! Там же номер Яна, по которому я с ним могла бы связаться! Чёрт! Чёрт! Как же теперь быть!? Я же не только не знаю, как с ним поговорить, но я и не знаю, где он живет, чем занимается, где работает. Какая же я всё-таки дура! В то время когда Ян интересовался моей жизнью, я совсем не спрашивала о его, что теперь попала впросак. Нет, нет! Я обязательно должна вспомнить хоть одну деталь, за которую бы могла уцепиться! Просто нужно хорошенько подумать, напрячь мозги! Нужно подумать…подумать…подумать…

Все тщетно! Ничего не получается! Нет ничего в памяти, за что можно было бы ухватиться!

В растерянности и полном отчаянии я опустилась на большую двуспальную кровать и закрыла глаза. Очень сильно хотелось заплакать, но я сдержалась; очень сильно захотелось подойти к бару и выпить спиртное, чтобы забыться, но я нашла в себе силы остановить этот порыв. Упав навзничь, я тупо уставилась в потолок, переливающийся всеми цветами радугами. Несомненно, этот дизайнерский ход должен был бы очаровать постояльца номера, но он не вызвал в душе ничего, кроме неприязни. Опустив тяжелые веки, я глубоко вздохнула. Остался лишь один выход из сложившейся ситуации – восстановить сим-карту и ждать долгожданного звонка. Либо надеяться на встречу с Яном.

 

***

В это время Ян, находясь в кабинете на работе, расхаживал из угла в угол и нервно теребил волосы на голове.

– Может, ты присядешь? – не выдержал Максим, близкий его друг.

– Не могу.

– Что замучил геморрой? – попытался пошутить молодой человек, за что получил суровый взгляд в свою сторону. – Хорошо, молчу, молчу.

– Макс, что мне делать? Я вчера весь вечер пытался дозвониться до нее, но все бесполезно. В отеле, где она расположилась, мне отвечали отказом, ссылаясь на то, что мисс нет в номере. Чёрт! Как же мне с ней связаться и всё объяснить!?

– Да, соглашусь с тобой, что ситуация не из приятных, – кивнул головой друг в знак согласия. – Как ты сам допустил, чтобы Алка взяла твой телефон!?

– Как будто я ей сам его протянул!? Тоже скажешь! Она его вырвала, что я даже не успел и сообразить толком.

– Что ж, тогда ты просто тупоголовый болван!

– Спасибо, еще друг называется! – укорил его Ян и устало опустился в кресло. – Хорошо, остается надеяться, что я смогу всё объяснить ей, подкараулив возле дома. Другого выхода я не вижу.

 

Глава 5

Вернувшись из Италии, я первым же делом поехала к подружке, Тане. Срочно нужно было исповедаться и услышать хоть какой-то совет от своей мудрой советчицы, не раз выручавшей меня.

– Как я по тебе соскучилась, солнышко! – пролепетала она, завидев меня на пороге. – Ну же, проходи!

Уже восседая в своем любимом кресле на кухне, я рассказала обо всем Тане: начиная неудачной остановкой в Праге и заканчивая успешным показом коллекции одежды.

– Так там еще и Макаров был? – подружка все знала о семейной тайне и свято её хранила ото всех любопытных. – Господи! Поль, я-то думала, что он уже позабыл тебя. Хотя мне в это верилось с трудом.

– То есть?

– То и есть, ты очень красивая и интересная девушка, которую непросто вычеркнуть из памяти и из сердца! И не возражай! Макаров, конечно, ведет себя как настоящий завоеватель. Не будь он твоим братом, это было бы даже очень весело.

– Тань, я ведь с ним целовалась в Праге, – промолвила я и опустила глаза вниз, сгорая от стыда.

– ???

– Мне нечего сказать в свое оправдание. Танюш, понимаешь, я прекрасно осознаю, что веду себя неподобающим образом, растворяясь в страстных объятьях своего братца, но ничего не могу с собой поделать. Когда он рядом, мозг отключается. Я сама себя не узнаю, такое ощущение, что я впадаю в транс, гипноз, когда меня кто-то ведет. В тот момент он ведущий, я ведомая.

– Поль, но так не должно быть…

– Я это знаю. Но разум и тело становятся не единым целым, а отдельными частями. Они не заодно, а порознь. Не друзья, а враги.

– То есть тело берет верх над разумом? – уточнила Татьяна.

– Да, – кивнула я головой, соглашаясь.

– Стоп! Ты умная девочка, которая сейчас же выбросит этот бред из головы, и больше не будет идти на поводу у своих низменных чувств. А что Ян?

– А вот он-то и является моей основной головной болью, – ответила я, отпив из красивой яркой кружки ароматного цветочного чая. – Я не желаю верить, что он меня обманул. Ведь то, как он смотрел на меня, как говорил, как обнимал и целовал. Ведь это всё не могло быть наигранным, фальшивым.

– Подожди, не спеши тогда. Не делай скорых выводов. Если ты ему дорога, то он обязательно найдёт тебя, что не трудно сделать при твоей известности. Но вот если…

– Я ему не нужна, то он просто забудет, как неинтересный эпизод в своей жизни, – закончила я фразу, смахнув выступившие из глаз предательские слезинки.

Таня вмиг оказалась рядом и обняла, словно маленькую сестрёнку.

– Тише, солнышко, – уговаривала подружка, – не нужно раньше времени лить слёзы. Я больше чем уверена, что уже сегодня он встретит тебя возле подъезда с букетом цветов и морем извинений. Не плачь, девочка!

– Полинка, да ты влюбилась!

Таня была потрясена подобным открытием. Ведь после романа с Дэном я поклялась, что больше не полюблю никого! А тут…

Домой я возвращалась в надежде, что Ян уже ждёт меня возле дома. Я летела на машине, окрылённая долгожданной встречей с любимым человеком! Но мои мечты разбились вдребезги, когда во дворе я не заметила ни души, только лишь одиноко блуждающую собаку. Она была словно олицетворением меня, такой же беспризорной и ненужной. Припав головой к рулю, я громко зарыдала, больше не имея сил сдерживать свою боль…

А в это время Ян на своей машине нёсся по улицам Москвы к дому Полины, обгоняя неторопливо едущие автомобили, порой не соблюдая правила дорожного движения. Красный свет светофора не был для молодого человека препятствием, Ян просто не обращал ни на что внимания, даже на преследующий его черный «Лексус» Дениса.

Братец решил разобраться с «обидчиком», и вот он уже достал из бардачка приготовленный заранее пистолет, как вдруг впереди послышался резкий свист тормозов и сильный удар…

Новенький Мерседес был искорежен вылетевшим из-за поворота грузовиком. Моментально на место аварии подъехала карета «Скорой помощи».

– Что там?

– Жив?!

– Вот ненормальные!

– Это что же творится на дорогах?!

– Боже мой!

Пробираясь к пострадавшим, Денис повсюду слышал возгласы ужаса и сострадания.

– Что с водителем иномарки?

Подъехавшие моментально сотрудники МЧС вытаскивали изувеченное тело Яна.

– Аккуратно! Аккуратно! Кладите его на носилки! – командовал врач. Прощупав пульс молодого человека, он произнес:

– Жить ему осталось считанные секунды…