ДМИТРИЙ ЯСЮЛИС

Крыша

Введение.

Я никогда не понимал самоубийц, пока не встретил её….

 

Глава 1. Начало.

Здравствуйте, меня зовут Дмитрий. Я ученик средней школы России. Я учусь в 9 классе. К сожалению, он для меня будет выпускным. Я сейчас объясню, почему к сожалению. В школе были самые лучшие годы за всё время, что я живу. Даже в летних лагерях мне не было так весело как в школе. Здесь мы могли бегать по коридорам, играть в разные игры, а мероприятия у нашего класса всегда были самые весёлые. Учителя, конечно, относились к нам как к клоунам, но зато нам было весело. Все наши шутки и игры были весёлыми, что даже директор нас поддерживал, по-своему, конечно, – он нас не ругал, хотя много раз обещал сделать это. Наш классный руководитель всегда нас ругал в отличие от директора. Это была немножко седоватая женщина в возрасте 56 лет. У нас в классе, в отличие от остальных, никогда не было зачинщиков. Мы просто собирались всем классом, договаривались и делали. У нас уважалось чужое мнение, если кто-то не согласен, мы не делаем. Этому нас научил директор. Он понял, что ничего не может сделать с нами и поэтому всех опрашивает, были ли все согласны. Со временем это вошло как в особый ритуал перед шуткой или игрой. Успеваемость нашего класса, как ни странно, была чуть выше среднего – 56%. У нас все друг другу помогали. Если кого-то увидели со шпаргалкой, любой мог встать и сказать, что она – его. Вот много причин, почему я не хотел уходить из школы, но мне приходилось. Я очень хорошо знал естественные науки, астрологию, астрономию, физику, биологию и тому подобное. Я всю свою сознательную жизнь мечтал поступить в Московский Институт Естественных Наук, но чтобы туда поступить нужно закончить среднее специальное учреждение в любом из городов, где оно есть. Поэтому до моей мечты ещё очень долго.

Выпускной. Я никогда не плакал, а если и плакал, то никогда вот так. В классе у нас 13 парней и 17 девчонок, но если бы мерить у кого больше слёз, парни бы выиграли. С теми, кто уходил, прощались как будто они уходили на фронт – плакали, обнимали, а девчонки вообще устроили такой сюрприз… Все, кто хочет их поцеловать – целовали. Это только в нашем классе так было. Девчонки – молодцы. Так как у нас не было прямо уж совсем некрасивых, я поцеловался со всеми. Единственное, в чём мы с парнями тогда согласились, так это в том, что выпуск мы запомним надолго. Некоторые подшучивали над девочками, что же они сделают в 11 классе, но это была обычная зависть.

Лето прошло очень скучно – я всё время вспоминал ребят. Мы встречались иногда и обещали друг другу всегда так встречаться. Но время от встречи к встрече было всё скучнее и скучнее.

 

Глава 2. Новое начало.

Заканчивалось лето. Как и хотел, я поступил в этот колледж естественных наук. Новые ребята, никого не знаешь, всех узнаешь заново – как же я скучаю по школе. Туда, куда я хочу поступить, желающих поступить мало, даже очень. Когда я в начале июля пришёл подавать документы, мне сказали, что за три последних года придётся снова открыть специальность. До меня было ещё три человека на эту специальность. В общей сложности в нашей группе было одиннадцать человек: пять парней и шесть девчонок. Самая маленькая группа в колледже. Из-за малого количества людей в кураторы нам поставили очень молодую, симпатичную девушку с голубыми, как прозрачная река, глазами. Ну как тут не влюбиться. – Наверно у неё много поклонников, – сказал голос справа.– Кстати, я Дмитрий.

– О, тёзка, – пожав его руку, сказал я. – Что ты сказал про неё?

– Говорю, наверное, много поклонников? – переспросил Димка.

– Да, наверняка слишком много.

Нашей кураторше было 23 – это был первый вопрос, который спросил Алексей – парень с передней парты. У неё не было ни парня, ни мужа, она только что закончила колледж – это были следующих три вопроса от Кольки и Олега. И только один Леонид спросил, чем она увлекается и что любит. Дальше начались вопросы от девочек: Катя с Машей спрашивали про её красивую обувь и платье, Оля с Дашей спросили о её оценках, и где она училась, Женька и Ира спросили о её переживаниях и мечтах. И только Юля ничего не спрашивала. Она сидела на задней парте и только смотрела в окно. Взгляд её устремлялся куда-то на крышу. Когда Зоя, наш куратор, подошла к ней и спросила её вопрос, она, повернув голову на неё и снова на Зою, спросила: « А вы думали когда-нибудь о самоубийстве?» Зоя поперхнулась, а весь класс замолчал. И теперь я услышал, какой же нежный и по-детски красивый голос был у Юли: «Так что вы думали, Зоя Михайловна?» Весь класс ждал ответа Зои. Меня и ещё одного Диму очень удивило, почему она назвала её по отчеству. Зоя же сказала, что можно только в классе называть только по имени.

– Так что вы ответите? Можно же задать любой вопрос вам, да?

– А зачем тебе это знать, Юля? – спросила Зоя.

– Вы не можете ответить, тогда как мне верить вам и разговаривать с вами?

«Юля взорвалась просто ни с чего», – подумал я тогда.

Она встала и пыталась уже выйти, но Зоя остановила её в дверях одним только словом: «Да!»

У Юли загорелись глаза, как будто ей дарят шоколадку. Она перестала плакать, села на место и попросила: «Расскажите… расскажешь?» – скромно произнесла слова.

– Если тебе сложно называть меня по имени, можешь добавлять и отчество, ничего страшного… Ну хорошо, я расскажу. Мне было тогда столько же, сколько и вам сейчас. Тогда сильно влюбилась в мальчика в школе. Я его любила, а он меня нет. И тогда я действительно думала о самоубийстве. Но запомните ребята, всё, что говорим здесь, остаётся здесь. «Здесь» – это небольшая каморка, выделенная специально для нашей небольшой группы. После слов Зои я увидел, как у неё блеснула слеза.

– Ты плачешь? – спросил тут же я.

– Да нет, ничего, просто задела за живое.

– Итак, дети, идите на первый урок, – сказала Зоя.

– Дети? Прикольно, ты бы нас ещё «мальчики» и «девочки» назвала.

– Хорошо… Ребята и девчата, прошу на первый урок в этой жизни, новой студенческой жизни.

– Да, Зоя, – сказали хором все ребята.

– Юля, останься, пожалуйста, – попросила Зоя. – Итак, что побудило спросить тебя такое?

– Просто…

– Ты можешь говорить открыто, всё, что говорится и делается в этой комнате, остаётся здесь.

– Знаешь, Зоя, мне понравился Дмитрий, когда я увидела его при поступлении, поняла, что влюбилась, а когда увидела здесь, он даже не посмотрел на меня, – немного смущаясь, произнесла Юля.

– Но ты же всё время смотрела в окно.

– Я смотрела через отражение на него… – тут же перебила Юля.

– Ну скажи ему о своих чувствах, может, он стеснительный.

Юля, опустив голову, немного подумала, потом подняла глаза на Зою и, кивнув головой, улыбнулась.

Первый урок, новые знакомства. Из всех увиденных сегодня учителей мне больше всего понравился Лев Николаевич. Учитель, 33 года, не женат, детей нет, увлекается психологией. Ведёт он, кстати, тоже психологию. Как приятно видеть, что человек занимается любимым делом.

После первого дня мы опять собрались в каморке. Зоя сказала про выбор старосты. Она предложила Дашу выбрать старостой, а Катю – заместителем старосты. Вот надо было мне тогда шуткануть про дискриминацию по полу. Итак, я стал старостой. «Может, что и выйдет?» – сказал я про себя. После того как все разошлись, Зоя мне и Даше рассказывала о наших новых обязанностях.

 

Глава3 Первое признание

Наконец-то коллектив начал сближаться. Уже не было лагерей по 2-3 человека. Уже был большой дружный коллектив. Нас сплотило мероприятие, которое мы должны были устраивать для всех. Я много узнал о других ребятах. Узнал, почему они пошли сюда, какая у них семья, есть ли кто на примете в пару или есть ли уже пара. Самое, что мне показалось тогда странным, что на вопрос о паре Юля долго смотрела на меня, а потом сказала, что никого нет: ни сейчас, ни на примете.

Второй месяц обучения. Оказывается, учиться здесь не так просто, как казалось. Мне помогали, конечно, школьные знания, но тут был такой объём информации, что я нередко путался в данных. Мои дела как старосты шли хорошо. Поддержка группы была незаменимой помощью. Я всё больше возвращался к школьным годам. Казалось, что со мной рядом снова те ребята из школы, с которыми я так был дружен. Сейчас я меньше с ними общаюсь. Я мог бы сказать, что у меня много времени занимает колледж, но это не так. Просто в один момент я понял, что упускаю их. И вот уже к середине ноября я почти не думал о них. Просто в один день я обернулся назад, а их нет. Нет тех весёлых ребят, красивых девчонок, этих шуток, приколов. Их просто нет. Всё прошло, всё ушло туда, в прошлое, и этого уже никогда не вернёшь. Сейчас я всё чаще вспоминаю об этом. Единственное, что осталось, это воспоминания. Воспоминания о тех днях, когда я был счастлив.

Наступила зима. Колледж не работает на зимних каникулах, и мы разъехались по своим домам. Мне было очень радостно увидеть родных, дом. Я несколько раз брал телефон, чтобы позвонить школьным друзьям, но что будет на встрече? Я задавал этот вопрос себе много раз. Ну, увижу их, обрадуемся и всё. Разъехавшись с кем-то, ты теряешь его с каждым днём. У вас новая жизнь с этим человеком, и вам больше не о чем говорить, а поделиться новостями можно и через 5-10 лет.

Той зимой, на новый год, я получил подарок. Это не был подарок от близких мне людей. Это была шоколадка. Когда я её развернул, то я увидел записку: « Радуйся, как будто мама тебе её принесла. И да, я люблю тебя!»

«Чёрт! – подумал я про себя, – это же моя любимая фраза, но кому так надо признаваться мне в любви?» До конца каникул у меня не выходило это из головы. В ночь, когда я её получил, я не спал всю ночь. На улице наверняка был сильный ветер, потому что ветки дерева, растущего в 7-8 метрах от дома, так и били мне в окно то снегом, слетавших с них, то самими ветками.

После каникул я уже просто не думал об этом. Мало ли кто мог её прислать…на земле около 7 миллиардов людей. До этой записки мне не было дела, но я всё же носил её у себя в кармане. Когда я вошёл в класс, ребята уже бурно обсуждали свои зимние каникулы. Я не успел даже сумку положить, как ребята налетели на меня с вопросом об отдыхе. Я был в замешательстве – не знал, что ответить. Ну что я им скажу? Что получил признание в любви и все каникулы думал только о ней – о том, кто мне её прислал? Я сел на место и спокойно сказал: «Знаете, ребята, это были лучшие каникулы в моей жизни – мне признались в любви». Я смотрел на всех ребят, так же как они смотрели на меня – удивлённо. Во всех глазах ребят я прочитал белую зависть. И только Юля сказала: «И надо тебе было чувства другого человека напоказ выставлять?» Зоя к этому моменту уже была в кабинете. Она увидела всё происходящее и сказала: «Ребята, на урок!» Когда все вышли, Зоя попросила остаться меня и Юлю. Сначала она говорила с Юлей, а потом вызвала меня. Не зная, о чём они болтали с Юлей, я очень волновался. Я зашёл в старую добрую каморку, и Зоя сказала: «По поводу той записки… Это я написала». – «Ты? Но… почему?»

И Зоя начала плести что-то про: ну как ты не понимаешь…и всё такое… В моём шоковом состоянии я не очень хорошо запомнил, что она говорила. Я тогда всё понял, записка была от Юли. Я это понял по нескольким причинам: 1) У Зои очень необычная буква «б» – она пририсовывает ей хвостик, 2) Зачем ей тогда говорить с Юлей об этом.

Я решил её проверить. Я сказал:

– Если ты действительно любишь меня, давай поцелуемся.

– Что? Да как ты… – немного подумав, она сказала, – хорошо, но всё, что происходит здесь, остаётся здесь.

Я был просто в недоумении, она действительно меня поцеловала. Она сделала это ради Юли? С тех пор Зоя стала моим кумиром. Закончив меня целовать, она сказала: «А теперь марш на урок, Дмитрий.» А я, выходя из каморки, уже стоя в дверях, сказал: «Я знаю, что письмо от Юли, но за поцелуй спасибо, будет настрой на весь день. Но только ответь, пожалуйста, честно, письмо точно от неё?»

– Да письмо от неё. Но как ты догадался?

– Не был точно уверен до этого момента. А вообще ты в букве «б» рисуешь хвостик, а в письме его нет.

– И что ты будешь делать?

– Ну, для начала можно ещё поцелуй?

Зоя влепила мне пощёчину со словами: «Не наглей и помни главное правило, а то получишь ещё раз».

Я даже подумать не мог, что такая хрупкая на первый взгляд девушка может так залепить по щеке.

– Хорошо, Зоя.

В классе пока никого не было. Все ели в столовой, бегали на переменах. В класс вошла Юля. Я подумал, что это может быть единственный шанс объяснить ей, что я её не люблю. Я подошёл к ней со словами: «Возьми, это твоё!» – и отдал записку. Она лишь опустила голову и спросила: « И Что?»

Поначалу я не знал, что ответить, но потом вдруг выпалил: «Я не люблю тебя». Сказал так громко, что подходившие к дверям ребята тоже это услышали. Юля расплакалась и убежала. После уроков в портфеле я нашёл записку, которая попала туда неизвестным образом. Текст этой записки звучал так: « Любимый Дмитрий. Я предполагаю, ты не любишь меня. Да и как можно полюбить, такую, как я. Ты мне понравился, как только увидела тебя при поступлении. Я не знаю, почему я так в тебя влюбилась. Ты хороший, добрый, отзывчивый. Я никогда не встречала таких людей как ты. Тот разговор с учительницей был об этой записке. Зоя хорошая, правда. Она не остановила меня, а дала мне право решать. В новый год я кидала тебе в окно веточки и снежки, но ты так и не выглянул в окно. С тех пор я немного простудилась, но сейчас, наверное, уже всё равно. Сейчас весна, везде тает снег, а твоё сердце, похоже, так же холодно ко мне. Сегодня я собираюсь прыгнуть с крыши. По мне это место, где ты чувствуешь себя свободным…» Ниже был указан адрес. По состоянию бумаги можно было понять, что она плакала во время написания письма. И я сказал самому себе, что обязательно пойду и проверю тот адрес. Когда я подошёл к Зое, она сразу же меня отпустила.

 

Глава 4 Встречи на крыше

Назначенное место. Сейчас весна, тепло, но я всё также был в куртке. Адрес, по которому я пришёл, был очень странный. Там стоял лишь один старый дом, заброшенный, наверное, уже лет десять. На краю крыши я увидел фигуру девушки. Не боясь темноты и всякой другой мерзости, я побежал внутрь. Я перепутал подъезды, но на крышу было просто пробраться – всего-то пару гнилых досок. Увидев меня, Юля обернулась. После чего я сказал: «Ты что надумала, а ну слезай!»

– Дмитрий, ты пришёл, – она повернулась, спрыгнула с края и поднесла мне шоколадку.

– Так что? Закормишь меня теперь? – с усмешкой сказал я. Её глаза были полны надеждой, что я возьму эту шоколадку. Она стояла напротив меня и, протянув руки, держала шоколадку обеими руками. – Давай спустимся вниз!

– Но тогда ты уйдёшь и больше не посмотришь на меня. Пока ты будешь приходить сюда в шесть, я не прыгну.

– Ты хочешь, чтобы я всю ночь здесь сидел?

– Да, ты ведь останешься со мной?

Мне ничего не оставалось, как только согласиться. Я знаю, люди прыгают из-за любви. А она, видать, сильно меня любила, и, по-моему, она немного спятила. Но я не мог её бросить.

В первую нашу встречу я пришёл ближе к шести. На крыше уже стоял телескоп.

– Мы что, на звёзды смотреть будем? – Юля меня вновь увидела, улыбнулась и протянула мне шоколадку. Я знал, что придётся их каждую встречу брать. Юля рассказывала мне про звёзды. Я и сам много чего знал, но у неё были знания профессора. На крыше всегда были одеяла, и мы спали под открытым небом и просыпались от солнечных лучей. Я делал это только ради Юли, мне было несложно. Каждую встречу она меня чем-то удивляла. Сначала был особый ритуал, была шоколадка. Причём, каждый раз это были разные шоколадки – это было символично, ведь ни одна встреча не была похожа на другую. Она иногда просила принести ей пиццу или хот дог. Она брала половину, а вторую отдавала мне. Я еле успевал совмещать уроки и встречи на крыше. Со временем я начал даже подумывать, что она не прыгнет, а просто манипулирует мной.

Однажды я пришёл на встречу, а там, на крыше, стояли две свечки, и был накрыт имитируемый стол, который состоял из клеёнки, покрытой чистой скатертью. Я зашёл на крышу, и она не принесла мне шоколадки, но вместо этого мы поели шоколадный пудинг. Это была ночь, когда падали звёзды.

Если долго находиться с человеком в одной компании, то со временем ты привязываешься к нему. Вот и Юля показалась мне чем-то симпатична. В ту ночь мы стояли и смотрели на падающие звёзды. Я стоял позади её и, обняв её тело руками, неожиданно даже для себя поцеловал. И у неё заблестели глаза, ведь уже я принес ей ту самую шоколадку. Я тогда даже подумать не мог, что это наша последняя встреча. В тот вечер мне пришло письмо в почтовый ящик. В нём была только одна фраза: «Спасибо, что дал мне время!»

Я тут же побежал на крышу. На крыше я нашёл ещё одну записку: «И всё-таки ты меня любишь. Если хочешь знать почему, то вот…» В письме был вкладыш – «доктор детской больницы Каспин А. Ю.»

В этот же вечер я побежал в больницу. Там я узнал, что у Юли был рак, и самое что меня удивило, врач сказал мне: «Как сегодня? У неё не было даже трех месяцев с момента, когда я объявил о диагнозе, а объявил я его летом прошлого года».

Весь разбитый и в слезах я шёл домой. Но в ящике я нашёл ещё одно письмо: «Любимый Дмитрий, МОЙ любимый Дмитрий. Пора бы всё объяснить. Летом у меня был выбор, куда поступить. Я тогда увидела тебя и влюбилась. Я поступила туда же, куда и ты. Наверное, ты сразу побежал к врачу и знаешь, что мне давали всего лишь три месяца. Благодаря тебе я продержалась так долго. Помнишь, я говорила, что Зоя классная. В тот день мне было очень больно, а ты пришёл, и боль ушла. Ты мой ангел, хотя и не знаешь об этом. Зоя мне помогла встретиться с тобой там, на крыше. Я нисколько не сожалею о том, что сделаю, и ты не сожалей. Знаешь, я знала, что когда ты меня поцелуешь, это будет наша последняя встреча. Я люблю тебя».

К моменту завершения прочтения у меня лились слёзы как из ведра. Я не знал, буду ли я дальше жить, но я вспомнил обещание, которое некогда дал Юле: «Всегда продолжай жить»

 

Эпилог (обязателен к прочтению)

Через несколько дней состоялись похороны. Пришли все ребята. Странно, но они даже не догадывались, что я с Юлей встречался, одна только Зоя. На похоронах мне пришлось говорить речь, да и сам я хотел говорить, надо было высказаться. Речь я готовил дня два-три, и, когда речь была готова, я вышел на трибуну и первое, что я сделал, порвал листочек с речью и сказал: «Извините, я порвал речь. Юля была чистым, искренним, открытым человеком, и поэтому я буду открыт и буду говорить от сердца. Я любил Юлю. Мы встречались с ней на крыше, и я понял, какой это хороший, добрый человек. Я не хочу, чтобы её запомнили как самоубийцу, поэтому скажу. У неё был рак, это и стало причиной смерти…» И заплакав, я ушёл с трибуны. Все были удивлены моей и её любовью. Порой мы не замечаем людей, которые действительно нас любят. Если бы я посмотрел чуть-чуть в сторону тогда, в сентябре, и увидел бы тот взгляд, устремлённый на меня, мы бы провели время лучше. Не было бы ни крыши, ничего бы не было. Знаете, у каждого человека есть такое место, где он чувствует себя свободным, и это место только для двух влюблённых. Будь это парк, алея или крыша. Меняется место, а не сам смысл.

 

Обещание

Введение.

На свете можно встретить много людей, но мой рассказ пойдёт о тех, кто любит давать обещания и принципиально их выполняет, кто не выполняет, кому дали обещания, и он не отстанет, пока не выполнят то, что обещали. Четвёртой группы, как вы заметили, нет. Это те люди, которые заранее знают, что данные им обещания не выполнят…. Но человеку же нужно во что-то верить.

 

Глава 1. Перевод в 3 школу.

Здравствуйте, меня зовут Дмитрий. Я отношу себя к первой группе людей. Точнее стараюсь относить. Выполнять обещания здорово: новые люди, новые связи и знания. В общем, в убыток идёт только время. На начало нового учебного года я перевёлся в школу номер 3. Это была старшая школа. Я перевёлся в 9 класс. Самое что интересное, на первое сентября ко мне подбежала девушка, напрыгнула на меня и заговорила:

– Дмитрий! Дмитрий! Ты перевёлся сюда, чтобы, наконец, выполнить моё обещание? – я не сразу её узнал…

– Стоп! Какое обещание, ты кто?

– Я Настя Китаева, а разве ты не помнишь?

В жизни у меня была всего одна Настя Китаева, и это было в начальных классах. Она была в очках, немного полноватая,…в общем всё, что отталкивало парней от неё. Но сейчас передо мной стояла красивая, стройная, кареглазая, с красивой грудью и телом девушка – почти сформировавшаяся женщина.

– Н… Настя? Да ты стала просто красавицей. Так что про обещание?

– Ты и это не помнишь? – глядя на меня как на врага народа, сказала Настя.

– ААА обещание!!! – и я поцеловал её. Она ударила меня по щеке и сказала:

– Да нет, идиот. Как вспомнишь, так и выполнишь, а я тебе ничего не скажу!

В начальных классах любой человек знал, что если я не выполняю обещания, то мне не по себе. Мне становиться просто плохо от мысли, что я что-то пообещал и не выполнил. «А может я и не обещал ей ничего», – подумал я про себя… Но тут как назло в голове всплыл момент: мы стоим с ней, тогда ещё не очень красивой, и я говорю: «Обещаю». Блин, что же было до этого? Хотя бы ещё секунды две вспомнить. Так, надо подумать. Что я мог ей пообещать, что не выполнил сразу? Это точно не поцелуй, неужто жениться? Ну нет, такого я не мог пообещать. Я так был влюблён в другую, да и если я не могу выполнить обещания, то я говорю, что не могу. Уже полночь? Вот и заставила она меня подумать…

 

Глава 2. Новые встречи.

Первый день в школе, не считая первое сентября, конечно. Мне не очень хочется видеть Настю. У меня своих-то дел полно. Как же сложно вклиниваться в новый коллектив, в тот, где свои порядки и некоторые устоявшиеся правила. Вот в класс зашёл наш куратор и сказал:

– Ребята, поздравляю, вы официально девятиклассники. Дмитрий, выйди сюда и расскажи ребятам о себе.

Я начал рассказывать о прошлых школах, о некоторых качествах характера, и тут произошло для меня самое страшное. Открывается дверь, и в класс вваливается та, в кого я мог бы влюбиться, если бы не знал, что это она.

– О, Настя, а я думал, ты заблудилась, – вежливо с усмешкой сказал учитель.

– О, Димка, ты тоже будешь учиться со мной? Я так рада, что ты сможешь выполнить обещание.

– Да, да. – Даже самый недалёкий догадался бы, что мне нужно подсказать с обещанием. Я и так себя чувствую не очень, а тут ещё и напоминания каждый день.

Тут учитель что-то начал объявлять про разделение группы. Слава Богу, что можно выбрать. Конечно, я выберу группу, где нет её…

В новой группе я очень сдружился с Машей. Маша – девочка 17 лет, учится с самого первого класса, поэтому дружба с ней была просто незаменима. Мы сблизились с ней сразу. Она мне рассказывала о других учениках и давала советы по жизни. Я как доверчивый ребёнок рассказал ей всё: и про обещание, и про Настю. Она предложила мне поспрашивать у старых школьных друзей, может, они что слышали.

 

Глава 3. Встреча со старыми друзьями.

Я с трудом вспомнил 3-4 человек с начальных классов. Первым, конечно, я вспомнил Костю. Он был моим лучшим другом детства. Я подумал, что если мы дружили, возможно, он что-то слышал. Но когда мы к нему пришли, у нас состоялся непростой разговор:

– Здорова, Костян! Узнал?

– Димка, ты ли это? Сколько лет, сколько зим! – в его голосе звучало что-то нерадостное, и я решил спросить.

– Что-то случилось?

– Да выселяют меня отсюда, не знаю, куда теперь идти.

–Так поживи у меня пока квартиру не найдёшь, – я сказал это даже не задумываясь, ведь если бы я также влип, то он бы сделал то же самое.

– А не слишком я буду мешать? У тебя же девушка!

Тут Маша подошла ко мне и поцеловала, при этом добавив, – мы просто друзья.

Костя просто выпал в осадок.

– Хорошие у тебя друзья, Дмитрий.

– Как всегда! – сказал я, глядя на Костю.

Костя переехал ко мне и теперь живёт у меня. Про обещания он мне ничего не рассказал. Он только сказал, что это произошло в день выпуска из младших классов. Он видел, как Настя выбегала из класса с криками: «Обещал! Обещал!». Мне так и не вспомнилось то обещание.

Следующей была Оля. Ольга – лучшая подруга Насти, по крайней мере, была тогда. Когда мы к ней пришли, она плакала. Нас впустила её мать, сказав, что она так почти неделю – сидит и плачет в своей комнате. Мы поднялись, а она даже не впустила нас. Я попросил Машку спуститься и начал думать план, чтобы она нас впустила. Я полез через окно. Она так рассмеялась, что не впустить меня было сложно. Мы проговорили о её проблеме без малого три часа. Дело в том, что её бросил парень, которого она так любила, и ей надо было выговориться. После трех часов ей стало легче, и она спустилась вниз. Об обещании она мне добавила – к тому, что я знаю, то, что это как-то связано с астрономическим кружком.

Людей под 3-4 номером мы не нашли, так как их вообще не было в городе. Пока мы бегали с этими людьми, наступил апрель. Мы не думали, что это займёт столько времени…

 

Глава 4. Дела в школе во время поиска.

В школе было много интересного, поэтому поиски затянулись. В октябре меня приняли в совет школы. Сказали, что свежий взгляд им не помешает. Совет школы – это круг людей, отвечающих за порядок в дисциплине и территории, за заполнение табелей и в проведении различных конкурсов.

В ноябре довелось целый день искать собачку одной семиклассницы. Меня даже с уроков сняли. Я пообещал, что найду, и я нашёл. Когда я нашёл этого щенка, то мне стало немножко больно от невыполненного обещания.

16-17 лет – юношеский максимализм. Отношения и гормоны играют по полной программе. Я стал вместо школьного психолога. Многих спасал разговором, многих советом. Приближался новый год, нужно было чистить снег на школьном дворе. Я вышел один, так как это забота школьного совета. Я был просто потрясён, что произошло в тот день. Из каждого класса выходили люди, забыв об уроках, и помогали расчищать снег. Я их даже не просил – они просто не уходили и чистили снег. Вышла примерно половина школы и все мои знакомые. Двор мы убрали за 10 минут, несмотря на его огромность. Я хотел было всех поблагодарить, а мне все зааплодировали и сказали, что благодарности не нужно. В тот день я расплакался. Это было так трогательно, но их никто не просил…

Зимние каникулы. Я всё время провёл дома. Не было настроения никуда идти. В январе вновь возобновили занятия. В школе со мной некоторые здоровались на «вы». Помню, увидел однажды, как ребята таскали парты из кабинета в кабинет. Мне стоило сделать звонок в совет, и пришло ещё 6 парней из совета, и мы все перетаскали парты. Все также благодарили меня, хотя я не сделал ничего больше других.

Февраль. Наступили холода. 9-11 класс это время подготовки к экзаменам. По радио передали, что холода простоят около месяца и возможно будут до середины марта. Ребята очень перепугались за экзамен – успеют ли подготовиться. Я тут же взялся за это дело. Я снял специальный зал, договорился с учителями, и мы проводили уроки. Кто хотел, приходил. Учителям спасибо – поддержали нас.

Как и обещалось, холода продлились около месяца. В наш клуб тайных учеников приходили не только с нашей школы, поэтому и учителей пришлось из других школ приглашать. В общей сложности через наш клуб прошло около 10000 человек.

Апрель. Наконец-то тепло. Можно снять куртку и ходить в рубашке. Девчонки надели юбки, парни рубашки с короткими рукавами. Однажды я увидел, как 10-классник пристаёт к 9-класснице, что та была в юбке, и он всё время её задирал. С ним я разобрался легко и издал внутришкольный закон о порядке, и если это заметит хоть кто-нибудь, то ученика выкинут из школы. С тех пор порядок был просто идеальным.

 

Глава 5. Выпускной и (не) выполненное обещание.

Выпускной. Я знал, что 9 – мой последний класс. Первый и последний. Поэтому я так активно себя проявил в школьные дни. Все готовились к выпускному, а я так и не узнал ничего про обещание.

Тут на меня налетела Настя с криком: «ну ты узнал»?

– Прости, похоже даже я могу ошибиться. Я ничего не узнал и не вспомнил.

Она расплакалась и убежала. Я побежал за ней, а за мной и Машка. Мы с Настей сильно оторвались от Маши. Настя привела меня к старому дому и побежала на крышу. Тогда я подумал, что я хороший психолог, и начал с ней говорить:

– Что ты собираешься делать?

Она лишь стояла на краю и плакала.

– Знаешь, что за обещание? – проговорила она сквозь слёзы.

Я хранил молчание.

–Ты обещал посмотреть со мной на звёзды на этой самой крыше.

(Поднимая голову на Настю) – Ну конечно же! Я вспомнил, ты ходила тогда в кружок, и ты хотела посмотреть на звезду, которая пролетает раз в шесть лет.

– Сегодня та самая ночь. Если бы ты вспомнил, то мы бы успели, а так она улетела. – И она заплакала больше.

Я вновь опустил голову. Подумал, так вот почему она прибежала сюда. До меня доносились крики, которые издавала Маша.

– А знаешь, я люблю тебя и беру пример с тебя. Я тоже буду держать обещания.

– Ну, это же здорово! – воскликнул я. Да воскликнул с такой улыбкой, что будто я выиграл миллион в лотерею.

– Я пообещала, что если не посмотрю с тобой на звезду через шесть лет, то прыгну с той самой крыши, – и она сделала шаг в пропасть. Я ничего не успел сделать, а когда услышал Машкин крик снизу, сам подбежал к краю.

– Нет, нет… – я плакал, очень долго, ведь это моя вина.

Тут поднялась Машка и проводила меня домой. Я пришёл в себя и, всё осознав, не мог жить с этой мыслью. Я отправился на ту же крышу. Только я поднялся, увидел Машку:

– Я знала, что ты придёшь.

– Я не могу так жить. Она прыгнула из-за меня… – я стоял и плакал, не мог сдержать слёз.

– Зачем, почему, не ты виноват. Если бы она сказала сразу об обещании, ты же его бы выполнил.

– Но мой мир рушится, понимаешь? Я прыгну.

– Посмотри на небо! Видишь? Каждая звезда – голос человека, которому ты помог. Ты спас столько людей, затронул столько жизней… Ты решил, что людям будет лучше без тебя, но люди не согласны.

– Маша я не могу…

– Да заткнись ты. Я люблю тебя, и если ты прыгнешь, я буду страдать.

– Больше, чем все жизни, что я спас?

– …Да!

– Маша, Маша, почему надо быть такой.

– Ладно… я давно это подготовил, но всё равно… Выходи за меня!

– Что? Ты серьёзно?

– Да, подойдёт и укороченный вариант. Ты согласна?

– Да! Конечно да!

– Повторяй за мной…в горе и в радости, в болезни и здравии…пока смерть не разлучит нас…

– В горе и в радости, в болезни и здравии…пока смерть не разлучит нас…

– А теперь, жена, мой мир рушится и я хочу покончить с этим!

– Да, любимый.

Мы, взявшись за руки, прыгнули вниз. То падение было быстрым. Там лежало три мёртвых тела подростков…

Это и есть конец истории.

 

Эпилог (обязателен к прочтению)

Что есть обещание? Обещание – это слово, сказанное когда-то, кем-то, и кто-то воспринял его всерьёз. В этом рассказе молодой человек пострадал из-за того, что обещания для него были смыслом жизни. На похороны пришлось снимать целый парк. За гробами шло столько исправленных судеб, столько спасённых жизней, а свою они спасти не смогли. Кто-то сказал на тех похоронах, что жизнь вся состоит из обещаний. Теперь очень сложно узнать, зачем он тогда пообещал ей посмотреть на ту звезду, и о чём был их разговор. Самое главное, давать только те обещания, которые ты действительно можешь выполнить…

 

Так почему же всё-таки любовь?

Глава 1. Вместо введения

В наши времена очень много, что не нанесено на карту. Разные дороги, города. А что если на карту не нанесли целую страну? Не подумайте ничего такого, просто такая маленькая страна, что её все считают за город. Хотя почему это не город, если в этой стране и город-то один? А название этого города никто толком-то и не знает. На вывеске города написано «С…..». И никто никогда и не знал: откуда взялась вывеска, как истинное название города, и зачем….хотя стоп, рассказ мой вовсе не о городе…Простите, я увлёкся… В этом городе живут и работают самые обычные люди. У них самая обычная работа, самые простые американские доллары, и самые простые чувства и переживания. Все подростки ходят в местный институт, женщины работают домохозяйками, а мужчины, которые постарше, работают на заводах, фабриках, водят такси…в общем почти вся работа на мужчинах…И снова, простите, я отвлёкся…рассказ мой вовсе не о работе….он о любви…

 

Глава 2. Обычная учёба с элементами мечтаний.

Итак, здравствуйте! Меня зовут Ксандр! Я студент местного института. У меня есть мама, папа и маленькая сестрёнка. Я жил в городе «С» всю свою жизнь, и всё было обычно, пока я не встретил её. Она – кареглазая брюнетка с длинными до плеч волосами, с милой улыбкой и чистой душой. Она новенькая в нашей группе, приехала из Калифорнии для дополнительного образования по специальности психолог. Она была чуть старше меня – мне 19 ей 24…Простите мне мою неосторожность – я не сказал её имя! У неё было прекрасное имя – её звали Лиза. Хотя, что я вам рассказываю про неё…для вас она покажется обычной девушкой, а я влюбился, да так сильно, что только о ней и думал. Первая любовь, любовь с первого взгляда – полный набор, чтобы сойти с ума, не правда ли? Вот я и сошёл… не в прямом смысле, конечно, но не мог думать ни о чём и ни о ком кроме неё –в общем любовь. Тогда я сидел, как сейчас помню, на втором ряду 3 парте, она сидела на 3 ряду 4 парте. Я всё время искал повод оглянуться и посмотреть на неё. Она тогда ещё не знала о моих чувствах, и поэтому каждый раз, когда я оборачивался, а она это замечала, она всё время спрашивала меня: «Что?», а я отвечал: «Да ничего, просто в окне…э..ээ…пейзаж…красивый!». И она всё время отвечала что-то вроде этого… «А, ну понятно». Глупая ситуация, согласитесь?! Для меня учёба уже не была обычной, я всё время только и делал, что смотрел на неё. И каждый раз я представлял, нет можно сказать даже мечтал, о том, как я проведу с ней жизнь. И каждый раз это были разные истории…

 

Глава 3. Почему он?

Один день, по-моему, даже понедельник, да, да точно понедельник, запомнил, потому что на выходные тогда ходили в кино на новый фильм…как же он назывался….ах да что-то про вторжение. «И что такого, обычный поход в кино», – можете сказать вы, но вы же ещё не знаете, что там была она…та в которую я был так влюблён. И вот чем то воскресенье мне так запомнилось. После сеанса я увидел, как она разговаривает с Ларгусом. Ах, да вы не знакомы. Ларгус – мой друг, мой лучший друг. Мы ходили в один детский садик, учились в одной школе, наши отцы работали вместе – в общем, если бы не разные родители, я бы с уверенностью назвал его братом. Так о чём я? Ах да, она разговаривала с ним, простите мне, но я подслушал их разговор, он приглашал её в кафе. Когда они закончили, и он ушёл, я подошёл к ней и спросил, о чём они разговаривали, она ответила: «Да так ни о чём…о фильме…я выходила и пропустила отрезок, и он мне рассказывал, а когда до рассказал, мы распрощались и ушли». Стоп, но я уверен в том, что слышал – он звал её на свидание. У меня начали появляться в голове разные мысли: "Почему она солгала? У них всё серьёзно? БОЖЕ, что я несу, неужто первый раз полюбив, я стал таким ревнивым? А может это просто встреча? Да, обычная встреча, они будут обсуждать .... учёбу...блин, что я несу, конечно же, это свидание...может проследить? Но я не ревнивый, надо доверять ей, если не сказала – значит неважно....а вдруг она знает, что я люблю её и не хочет меня ранить? Тогда надо сказать ей, что люблю её, и посмотреть её реакцию...да, это самый верный вариант....но как начать? Лиза, я люблю тебя? Нет, я буду выглядеть идиотом в её глазах...надо придумать стих....о, точно, скажу, что у меня для неё подарок и прочитаю стих....но какой? Взять какого-нибудь автора или сочинить самому? Так, что там у авторов? "Я в глазах твоих утону...." нет, это уже заезжено....но я больше ничего не знаю....думай, думай....а если так: "я простой обычный парень, очень я тебя люблю, цветок этот лишь для дамы, я тебе его дарю.....блин, где я возьму цветок?...да стих неплохой, но цветок....а, вон палатка....так, что взять: розы? тюльпаны? лилии?...вот чёрт, хватает только на полевые....ну ладно, полевые так полевые....тогда надо изменить на цветы.... «цветы эти лишь для дамы» ....надо повторить....всё запомнил....но...где она...куда она ушла...вот чёрт, только зря потратил последнюю двадцатку, предназначаемую мне на проезд...ну вот ещё одна ночь без сна...причина та же, а обстоятельства другие....боже, как же холодно...

В этот понедельник меня разбудил будильник, преждевременно поставленный на 7:30. Сегодня она встречается с ним. У меня не выходит мысль из головы: "Почему она солгала?" В институте я думал только лишь о том, чтобы поспать. Меня не волновала ни эта встреча, я даже на секунду забыл о Лизе. Удивительно, но в первый раз за время влюблённости я подумал о своём здоровье. Не значит ли это, что я её теряю, что моё же подсознание больше не хочет терпеть её? Но вскоре эти мысли ушли, ведь я снова её увидел – она уже собиралась на встречу.

Собравшись с мыслями, я решил «Доверяй, но проверяй!», и пошёл за ней. Нет я не следил, просто….проверял…Ну так вот, Лиза пришла именно в то кафе, куда её позвал Ларгус. Это было очень миленькое местечко под названием «Сказка». Она села за столик, где её уже дожидался её «собеседник», точно не слышал их разговора, но точно помню, что тогда они говорили около двух часов. Всё это время я ждал её. Я думал, что лучшего момента признаться может не представиться. Вот время их встречи подошло к концу. Они встали из-за стола, он как джентльмен расплатился, и они тут же распрощались. «Он даже не проводит её, – мелькнула мысль у меня в голове. – Может, у них и нет ничего?» Тут она вышла и увидела меня. Я предложил её проводить, и всю дорогу мы разговаривали:

– Привет!

– Привет, что ты тут делаешь? – спросила она. Так как я ожидал этого вопроса, я ответил, что здесь неподалёку магазин игрушек, для младшей сестры выбирал подарок. Слава богу, поверила…

– А ты что? – видно было, что она растерялась, ведь она не готовилась к такому вопросу, да и вообще не была готова даже увидеть меня.

– Я была в кафе, – странно, но она не соврала.

– Одна или с кем то? – нервно спросил я, с нетерпением ожидая ответа.

– Одна.

«Ни в одном так в другом», – подумал я.

– А я видел, что Ларгус сидел с тобой за одним столом, – сказал с таким жёстким тоном, но не выдавая ревности, но всё же давая ей понять, что я раскусил её ложь.

– Да он сидел, но недолго, мы вскоре распрощались, – она говорила уверенно, давая мне понять, что её личная жизнь меня не касается. И тут я решил признаться…

– Знаешь, я люблю тебя, – сказал это так неуверенно и быстро, что у меня промелькнула мысль, что она возможно не поняла.

– Что? – у неё было такое удивление на лице, как будто….даже не знаю с чем сравнить…ну представьте, что к вам приходит ребёнок и говорит, что вы его родитель. Представили, умножьте на 10 и это будет её удивление.

– Я люблю тебя, – повторил более увереннее, понимая, что ничего ужасного не произошло. Мы остановились. – Да, я люблю тебя, влюбился как только ты пришла в группу, влюбился так сильно, что не мог ни есть, ни спать, – сказал и почувствовал некое облегчение, которое настаёт после того, что сказал то, что долго скрывал. Прошло примерно 10 секунд после моей речи, но она так же молчала. Я наклонился к ней, чтобы поцеловать, но она оттолкнула меня.

–Ты что делаешь? Я не говорила, что ты можешь поцеловать меня! И я…я не люблю тебя, я люблю другого – Ларгуса. – Она говорила это с такой злостью, наверное я очень её обидел, что попытался поцеловать.

– Но почему он? Чем он лучше меня? – я спросил так не потому, что считаю своего друга хуже меня, просто спросил из-за неожиданности отказа… у меня был такой план по её согласию…

– Потому что он подошёл первым. Он подошёл и признался мне в любви. А ты сидел и просто смотрел на меня…зачем мне парень, который не может сделать решительных действий? – я задумался, не знал что ответить на такое обвинение. Она развернулась и ушла.

 

Глава 4. Разговор с другом.

Через два дня после этого разговора я решил поговорить с другом. Я подумал, что мы взрослые люди и возможно он всё поймёт и уступит место мне. Ну это был лучший мой вариант. Самый худший для меня вариант был то, что у них любовь, и он мне её не уступит. В эту среду в институте его не оказалось. Как плохо, что я должен ждать того, что они будут встречаться. Следующий день его опять не было. «Да что ж такое», – подумал я…неужто он что-то готовит для неё? Уже в четверг я не думал об учёбе. Я загорелся той мыслью, что он что-то готовит для неё. Пятница. И опять его нет. Тогда я решился, подошёл к ней и спросил:

– Ты знаешь, где он? – решительно спросил я.

– Кто? – она ответила с такой небрежностью, что мне сразу стало ясно, что она не хочет меня видеть.

– Конечно же, Ларгус, кто же ещё? – вновь я задал вопрос…

– Не знаю, он уехал, сказал до понедельника, – она ответила так, как будто его вообще не волновало когда он приедет, или она не хотела чтобы он возвращался.

– Ну хорошо, – твёрдо ответил я, скрывая то, что дико хотел обнять её и поцеловать.

Выходные я еле как пережил. По мне это были самые сложные суббота и воскресенье. В субботу я лежал на кровати и всё время думал о них. В воскресенье на меня вообще напала бессонница. Слава богу, понедельник. Ларгус появился в институте. Я не стал беспокоить разговором его с утра. Подождал, пока мы поедим. Потом пока мы доучились. Конец занятий. Я предложил прогуляться с ним и поговорить:

– Как дела с Лизой? – сразу начал с этого вопроса, потому что дорога короткая.

– Всё хорошо…я почти затащил её в постель, – эта его фраза меня просто потрясла. Он не говорил со смехом. Он говорил серьёзно.

– То есть как в постель? – сказал я, вернув все свои мысли обратно в голову.

– А я что не говорил? С первого курса я веду…ммм… некую коллекцию….с кем я пересплю…и она следующая…на выходных я как раз ездил к ещё одной из коллекции.

Я слушал, просто разинув рот. У меня была только одна мысль: «надо предупредить Лизу, пока ей не стало очень больно».

– А Лиза у тебя какая? – спросил я для уточнения данных.

Он достал из кармана средних размеров записную книжку с закладками, выбрал имя в записях и сказал: «31»

Вот тут мне стало очень страшно за Лизу. Мы распрощались с Ларгусом, и я быстро же направился к Лизе.

 

 

Глава 5. Разговор с Лизой

Я был у неё уже через 15 минут после встречи с Ларгусом. «О боже, хоть бы она оказалась дома!» – мелькало у меня в голове. Но мне повезло…она оказалась дома. Я пытался убедить её, но все мои старания были тщетны:

– О, привет, слава богу, ты дома, – сказал это с препинанием , ведь ещё не отошёл от такой «пробежки».

– Привет! Ты бежал? Что-то случилось? – не знаю почему она тогда спросила, бежал ли я…. Её ведь совсем это не волновало…

– Да, бежал…Тебе надо быстро расстаться с Ларгусом! – вот интересно…всю дорогу пока я бежал я думал только о том, как бы помягче ей это сказать, а когда пришёл к ней, сразу всё выпалил.

– Ч…Что? Что значит расстаться? Мы же уже говорили на эту тему! – здесь её лицо было таким, что если бы ей не было жалко дверь, она бы меня ей ударила.

– Стой! Ты ничего не знаешь! Он просто хочет переспать с тобой, ты очередной трофей в его коллекции!... – я выпалил всё начистую несмотря на то, что Ларгус мой лучший друг.

– Оу, Оу, Оу… какая ещё коллекция? Что ты опять придумал на этот раз? – было заметно, что она мне не поверила.

– Я ничего не придумываю! Я говорю чистую правду! – я оправдывался перед ней, как будто мать застала меня за курением и я пытаюсь доказать ей, что просили подержать бычок…

– Пошёл вон! И если ты ещё раз что-нибудь подобное ляпнешь, я возненавижу тебя, навсегда! Ты меня понял? – она говорила так серьёзно, что я не стал сопротивляться и отошёл от двери. Она хлопнула дверью, а я пошёл домой, расстроенный провалом.

В тот вечер я долго думал, что делать со всей этой ситуацией. Мне приходили разные мысли: оставить всё так или идти до конца? Добиваться её понятия или пусть сама всё поймёт? В любом случае я кого-нибудь потеряю….Или Ларгуса или Лизу.

 

Глава 6 Ужасная ошибка.

На следующий день в институте, увидев Лизу, я решил извиниться перед ней, списав всё на то, что пытался её вернуть, но неудачно. Она меня поняла сразу, но не простила. Мне пришлось купить ей пару булочек и компот, но это было просто знаком примирения. Пары прошли хорошо. Я даже почти не думал об этом, как вдруг на меня налетел Ларгус с обвинениями. Лиза ему всё рассказала: о том, что я приходил, что рассказал ей о списке…в общем обо всём. После этого он сказал мне 5 слов: «Ты больше мне не друг!». ОН развернулся и ушёл. Знаете, из всей этой ситуации с Лизой – это было самым болезненным, но ожидаемым. Меня все пытались успокоить, что, мол, вернётся, что он мой лучший друг, что всё образумится….жаль они не знали всей правды.

Днём того же дня Ларгус очень долго о чём-то беседовал с Лизой. Я слышал какие-то отдельные фразы… «давай, будет здорово» или «ты не пожалеешь» Эти уговоры прошли около пятнадцати минут, а после они встали и куда-то ушли. Я успел догнать их в дверях института и спросить: «вы куда?» И Лиза мне ответила: «мы в гости к Ларгусу». Тут до меня дошло, что там, в столовой, почти пятнадцать минут он уговаривал её пойти к нему и заняться сексом. А она согласилась. Ну что ж, мне остаётся просто жить дальше и смириться, что она уже никогда не станет моей.

День прошёл успешно, не считая того, что я потерял веру в любовь и в друзей. Как вдруг вечером мне на телефон поступил звонок. Это была Лиза. Только услышав звонок телефона, я понял, что это Лиза, ведь на неё у меня стояла особая мелодия. Я взял трубку и услышал ужасное: «Приезжай за мной! Я на автобусной остановке рядом с домом Ларгуса, приезжай, прошу, и забери меня отсюда поскорее», – она плакала, она еле разговаривала из-за слёз, но я понял всё…

Я приехал и забрал её. Всю дорогу она была неразговорчива, только дома удалось её разговорить:

– Что случилось? Почему ты плачешь? Это Ларгус? Он ударил тебя? – после последнего вопроса она заплакала ещё сильнее. – Да что с тобой произошло, чёрт возьми?

– Он меня изнасиловал, ясно? Он держал мне руки, засунул кляп мне в рот и изнасиловал. Боль была такая сильная, что я кричала так, что даже кляп не спасал от криков. – И она заплакала сильнее.

Боже, эти слова подвергли меня в ужас. Я принёс ей воды и успокоительного. Она успокоилась, и мы продолжили разговор.

– Но я думал, ты согласилась! О чём же он тебя уговаривал сегодня?

– Он сказал, что устроил ужин для нас двоих. Если бы я знала…

– Но ты не знала, ясно. Дело не в тебе, а в нём!

Где-то на подсознательном уровне я думал, что дело в ней. Ведь она меня не послушала. И она как будто прочитала мои мысли…

– А самое паршивое знаешь что! То, что ты меня предупреждал, а я не послушала…

После чего я встал, схватил нож и сказал: «Я этого так не оставлю», и пошёл к Ларгусу с мыслями отомстить.

 

Глава 7. Расплата

Взяв нож, я тут же вышел на улицу. Лиза сразу поняла, куда я пошёл, и отправилась за мной. Она пыталась меня остановить:

– Стой, ты куда? – сейчас она уже не плакала, она говорила с чувством гнева и вины вперемешку и чуть не разорвала мне куртку…

– Просто останься у меня, хорошо? А я вернусь через полчаса и мы всё обсудим. – Я оттолкнул её и ускорил шаг.

– Зачем ты взял нож? Ты убьёшь его? Но тебя посадят, как ты не понимаешь? – и снова у неё на глазах появились слёзы.

– Не убью, обещаю, но причиню вред точно, за то, что он так с тобой поступил. Как ты не понимаешь, я люблю тебя и отомщу за тебя любому, кто причинит тебе вред. – Вот тут и я не сдержался, и у меня тоже проскочила слеза.

– Да, да. Ты любишь меня, и я тебя люблю. Отдай мне нож и мы вернёмся в дом. – Она заплакала ещё сильнее. Я ей не поверил, она сделала бы что угодно, чтобы я не ходил к нему.

– Тогда если любишь, поцелуй меня как любимого человека. Успокойся, подумай, как тебе меня надо поцеловать…давай целуй же. – Она опустила взгляд. – Так я и думал…

Я ещё больше ускорил шаг. Лиза всё так же бежала за мной, но я её почти не слушал, ведь ею руководил страх, а не любовь. С таким быстрым шагом через минуту я был у его дома. Я постучал в дверь так сильно, что соседи могли услышать, но меня это не волновало. Рядом плакала Лиза, всё так же пытаясь меня остановить. Когда дверь открылась, я ворвался внутрь, и мы с Ларгусом начали беседовать:

– Зачем ты пришёл, и почему у тебя в руках нож? Лиза, почему ты убежала, ты меня не так поняла. Я просто…– он стал подходить к ней, но я отмахивал его от неё ножом.

– Отойди от неё, Ларгус! Лиза мне всё рассказала! Это правда, ты, правда, её изнасиловал?

– Да. Что уж скрывать! – он достал какую-то верёвку и кусок ткани. – Этим я закрыл ей рот, а этим связал. – Я не знаю, что он пытался, но он сильно меня разозлил.

– Да ты маньяк. Я убью тебя. – Я размахнулся ножом со всей злости и ударил вслепую. – О нет! Что я натворил? Почему? Зачем? Зачем ты встала на его защиту? Прошу не умирай…прошу, любовь моя, только не умирай…Я люблю тебя! Господи, что же это? – Я видел, как Ларгус убегал из квартиры. Он что-то кричал, но меня волновала только Лиза. – На помощь! Помогите!

– Ксаандр, – проговорила Лиза. – А я ведь тебя действительно любила. И к Ларгусу пошла, чтобы ты поревновал немножко. – Она пыталась рассмеяться, но начала кашлять, потому что кровь шла у неё изо рта.

– Не надо, не говори ничего. Я тебя не оставлю, я с тобой. Знаешь, я хотел быть с тобой целую жизнь, а получилось, что целую минуту. Разница, конечно, большая, но всё же! – Она уже не была живой, но я так же с ней разговаривал. Последние её слова были: «Я тебя люблю».

Я просидел так с ней до приезда полиции. Вот так и закончилась эта история любви.

 

Эпилог (обязателен к прочтению)

Меня забрали и предъявили обвинение за преднамеренное убийство. Суд присяжных решил, что я убил её из ревности, и дали мне 15 лет тюрьмы. На последнем моём слове я лишь сказал: «Мне нет больше житья без Лизы, сажайте насколько посчитаете нужным». Сейчас мне 35. Меня выпустили в прошлом году, и я подумал, что через столько лет хоть кто-то должен поговорить о правде. Ведь это редкость в наше время. Я всё помню, как будто это было вчера, и это вчера повторяется каждый день. Прошлое преследует нас. Это может стать даром или проклятьем. На примере Лизы можно сделать вывод о жизни – в счёт идёт только последний твой поступок. Я долго рассуждал и пришёл к мнению, почему город назывался «С». Для одного это была «Слабость» – не с уметь удержаться и сделать что-то насильно в отношении человека. Для другого «Сила» – быть сильным и терпеть всё, что происходило в городе. Я же самопроизвольно выбрал слабость…Ведь я не смог сдержаться после того что сделал Ларгус. В тюрьме я очень часто думал «Так почему же всё-таки любовь?». А ведь и вправду, почему? В моей истории любовь погубила две жизни любящих людей: Лизы – она любила Ларгуса, и мою – я любил Лизу. Любовь я бы назвал проклятьем, ведь именно из-за любви я бы убил Ларгуса. Сейчас я живу кое- с кем, но без любви – не хочу наступать на одни и те же грабли. Это новая жизнь и новая история!

 

Сны...

Я раньше не задумывался об этом вопросе, но в последнее время это коснулось меня самого. Что людям делать по ночам? Спать или работать. С работой всё понятно, а со снами? Что делать если не спится.

 

Глава 1. Что делать если не спится?

Здравствуйте, меня зовут Николай Арсеньев. Мне 16 лет, учусь в средней школе. Я изучаю философию, психологию и астрономию. Меня всё это забавляет. Школа нужна мне меньше, чем эти три предмета. У меня есть мама, папа и сестра, но она уже взрослая и живёт в другой стране – лишь изредка я получаю от неё какие-то открыточки, на которых написано «поздравляю». У меня есть девушка – Ира. Не сказать, что я её не люблю, просто отношусь к любви с неким скептицизмом... Мы с ней гуляем, целуемся, здорово проводим время, но есть только сильная привязанность. Нас это устраивает…. Ну, меня точно устраивает… В январе прошлого года я случайно поссорился с врачом при осмотре, за что меня отправили к психиатру. Как сейчас помню этот разговор:

– Здравствуйте, зачем вы здесь?

– Так это… зачем я здесь?.. Ах, да, вы мозгоправ, так? Ну, значит я к вам, вот направление. – В таком тоне я проговорил с ней пять минут, она взяла направление и поставила на ней печать: красивую такую с гербом. Я тогда ещё вышел и маме похвастался: « Смотри, президентская печать». Мама тогда просто улыбнулась и сказала, что это государственная печать. Потом к ней подошёл врач, и они говорили с полчаса. Мама всё время поднимала голос и изредка плакала. Никогда не видел маму такой грустной. В это время на улице был конец мая. Я помню, с мамой вышли из здания, и я пытался развеселить её хорошей погодой. Уже дома мама сказала, что мне нужно лечь в психиатрическую больницу для обследования, как раз на месяц летних каникул. С доктором она говорила об анонимности проверки. Я с ней спорил, но всё-таки её аргументы были сильнее.

Первый день в больнице. Меня привезли на машине. Так как это было простым обследованием, то меня поселили в отдельной палате без особого присмотра. В первый день я только и успел что разложиться. При входе у меня забрали все острые предметы, телефон, шнурки, оторвали все пуговицы. Сразу повели на процедуры: меня поливали холодной водой, дезинфицировали, причём делали всё с такой небрежностью… Ну, и так до самого вечера. Вот так и осталось времени только разложиться. Единственное, что мне разрешили, это бумажный календарик – они сочли его не опасным. Я обвёл в кружок тридцать первое июня и зачеркнул крестом первый день. Я сразу же лёг спать. Но через 1-2 часа меня разбудила медсестра и принялась давать мне какие-то таблетки – что ж, пришлось выпить.

Второй день. Первое с чего начали – это завтрак. Здесь без подъёма – во сколько встал, во столько встал. Не успел на завтрак – твои проблемы. На завтрак давали овсяную кашу – ту, что я так не люблю. После завтрака в 9 часов утра были тренинги. С нами разговаривали психиатры. Первое занятие я сохранял свою упёртость и манеру говорить. После тренинга ко мне подошла Юля – психиатр – и сказала: «Николай, как бы ты ни старался, тебе в любом случае быть здесь месяц, и ты никак не освободишься, но если будешь буйным, мы оставим тебя до конца летних каникул, понятно?»

Я был так ошеломлен, что только покачал головой, давая согласие. Нам каждый день устраивали полно осмотров: ящиков, проверяли на ссадины, раны, брали кровь раз в 3 дня – один раз из вены, другой раз из пальца. После анализов, в 12 часов был обед. На обед давали суп и второе – тоже каша. Мы ели пластмассовыми ложками, ну это так, для безопасности. После обеда и до ужина было свободное время. Нас просто сгоняли в свободный зал, и там нас могли навещать, и мы могли играть в разные игры. В тот день ко мне пришла мама. Она принесла мне одежды и еды. Хотя половину у нее забрали, но всё же там было что-то вкусненькое. Она мне сказала, чтобы я держался подальше от всех этих сумасшедших, а то мало ли что. Я обнял её, заплакал и пожаловался, что хочу домой. Она меня успокоила и пробыла со мной ещё час. Время посещения заканчивалось, и до ужина оставалось 2 часа. Мне ничего не оставалось делать, как пойти в общий зал. Там было много народу. Кто-то играл, кто-то смотрел телевизор. В углу я заметил девушку. На вид ей так же как мне. Она смотрела в окно, в небо. «Скучает по дому!» – подумал про себя я. Я подошёл ближе и увидел такую картину: сидит девушка лет семнадцати, с белыми волосами, с голубыми глазами, с белыми ручками, в которых она держала листочек и что-то на нём писала. Я сказал: «Привет! Я Николай!» – она посмотрела на меня, бросила в меня бумажку и убежала. Ко мне подошла Юля и сказала: «А, это Кристина, она не очень разговорчива!» – я перебил: «А почему она убежала?» – на что мне Юля ответила: «У неё Альцгеймер – плохо работает краткосрочная память – поэтому если бы ты с ней познакомился, она бы всё равно забыла!» – Я лишь сказал: «Красивая!..» – Юля улыбнулась и ушла…

Я поднял записку, и в ней был написан всего один вопрос: «Что делать, если не спишь?» Там были какие-то комментарии, но тут подбежала Кристина, схватила листок, что был в моих руках, и убежала вновь…

 

Глава 2. Ночь – время для сна?!

После того случая с запиской прошло 1-2 недели. Всё думал о Кристине и тех словах: «что делать, если не спится?». Думал ещё потому, что сейчас не сплю сам. Уснул только ближе к полуночи. На следующий день, когда всех собрали в общей комнате, и пришло время посещений, я заметил, что к Кристине никто не пришёл. Я подумал тогда, что, может, приезжают реже, чем ко мне. Вот мама приехала. Похоже, она смирилась, что сын в психушке. Она пробыла также два часа. После этого нас собрали на тренинг. Туда пришла Кристина, и просто сидела и молчала. Она смотрела на меня, а я на неё. После всех упражнений, она сама подошла ко мне и сказала: «Я тебя где-то видела!» – и она убежала…

Услышав это, Юля подошла ко мне и спросила: «Вы были знакомы?»

– Нет, Юля, не были, первый раз здесь увидел, а что?

– Просто у неё болезнь не даёт помнить о новых знакомствах, но тебя она узнала.

– Повезло… – Юля побежала к главному врачу. Я понял, что Кристине назначат новые процедуры. На следующий день я её не увидел. Но ко мне подошла Юля и сказала: «Завтра на процедуры, так что никаких планов и посещений». – Мне ничего не оставалось ответить как «хорошо».

На следующий день были обещанные процедуры. Тамошние процедуры сильно отличаются от обычных. Тебя усыпляют и делают всякого вида томограммы, мрт, снимки головы и т. д. Вначале было страшно. Но когда вкололи наркоз, то не заметил, как уснул. Процедуры длились 9 часов. После всех процедур я уже проснулся в палате. Была уже почти ночь – я слышал, как крикнули об отбое. После долгого сна, всю ночь, разумеется, я не спал. Ближе к полуночи я услышал странное – шаги в коридоре. Я ещё подумал тогда: «Откуда? Наш блок закрывают, и врачи уходят домой!»

Я вышел в коридор, и увидел, что тёмная фигура свернула за угол и пошла вверх по лестнице. Так как всё равно делать нечего, я пошёл за ней. Вдруг я вижу, как фигура поднимается на крышу. Я очень сильно удивился, и меня это заинтересовало. Я поднялся на крышу и под светом тогдашнего полнолунья увидел Кристину – девушку с голубыми глазами:

– Что ты делаешь? – в тот момент я подумал, что она прыгнет.

– Не спится! – странное для меня: она говорила без страха в голосе, как будто знала, что я задам этот вопрос.

– А как крышу открыла?

– Она всегда открыта, на неё никто не залезает; боятся, здание старое, вот и боятся.

– Понятно, так отсюда можно убежать?

– Пожарной лестницы нет, а с 3 этажа прыгнешь – далеко не уйдёшь. Почему я тебя помню?

– Не знаю, наверно мы виделись… Ах, да, позавчера.

– У меня Альцгеймер, ранняя стадия, но даже на ней я всё забываю.

– Ну, наверно – подарок судьбы.

Мы так проговорили ещё 4 часа. Я спросил её о родителях. Узнал, что они разбились в автокатастрофе. Узнал, что она может не спать три ночи и ей хватает одной, чтобы выспаться. Узнал, что она любит. Узнал её отношение к жизни и к её болезни. В общем, обсудили много всего.

 

Глава 3. По-моему я влюбился!

Сегодня та самая ночь, когда я не увижу её на крыше. Я стал очень часто о ней думать. Что я заметил. Если её нет рядом, я скучаю. По-моему я влюбился. По условиям посещения крыши я должен сегодня спать. Но до полуночи не смог уснуть, во мне боролись два противоречия:

1)Как бы она не подумала, что я с ней из жалости.

2) Неужто, я такой несчастный, что могу полюбить только больную девочку.

Заснул я только после полуночи. Спросите, как я узнал? Кристина научила одному трюку. Сегодня 7 фаза убывающей луны. На стене я нарисовал чёрточки и по луне сверял время. Действующая система. Разница может в 2-3 минутах. До моего лежания осталась неделя. В эту ночь Я поднялся на крышу, и Кристина уже была там. Она подбежала ко мне и тихим голоском спросила: «Научи меня…целоваться…». – Я стоял в большом шоке. Я не знал, что делать, но имея к ней чувства, я поцеловал её. Я уже закончил, но она прижала меня к себе и продолжила. После пяти минут – она закончила со словами: «Так вот что такое поцелуй!!!» – она обняла меня. Я обнял в ответ, и тут она спросила:

– Ты меня любишь? Вот я, кажется, люблю тебя – тут у меня на глазах появились слёзы.

– Да, я люблю тебя, Кристина. – Я говорил открыто и честно, но вдруг она произнесла:

– Тогда давай… переспим…– и здесь я чуть не рухнул в обморок.

– Ч..Что? Переспим? Зачем тебе это?

– Ну, ты скоро уедешь от меня, а я всё равно всё забуду.

– Не говори так! Я никогда, слышишь, никогда тебя не покину! – здесь слёзы просто лились у меня из глаз, и я не мог остановиться. – И ты, ты никогда не забудешь…Но эта просьба…. Не так, только не так…

Она сняла с себя кофту и лифчик. Начала уже снимать штаны, и я снова сказал: «Стой, что ты делаешь?»

– Ну же. Не бойся, это я должна бояться – это мой первый раз…

– …Мой тоже…

И вот она уже стояла передо мной полностью раздетой. Я до последнего отказывался, но она подошла ко мне, взяла мою руку и положила себе на грудь. Тут я не сдержался и поцеловал её. Мы переспали там же на крыше, на заранее Кристиной подготовленном месте.

Осталось 2 дня. В этот день я решил позвать вместе с мамой и отца тоже. И с ними у нас состоялся непростой разговор:

– Мама, отец, я хочу сестрёнку – этот вопрос их ошеломил, и они начали отпираться.

– Ну, мы уже не в том возрасте, чтобы рожать, – сказали они с улыбкой.

– Тогда давайте удочерим, здесь есть девочка…– я не успел договорить – меня перебил отец.

– Девочка? То есть ты хочешь, что бы мы удочерили девушку из психиатрической больницы? Что скажут люди? Что скажут её родители, наконец?

– У неё их нет, – сказал я с опущенным взглядом, но тут же их поднял и продолжил. – Я сам возьму её на попечение, вам только удочерить, а заниматься Кристиной я сам буду. У неё первая стадия Альцгеймера.

Мама с отцом долго смотрели на меня, понимая, что я серьёзно, но всё же они сказали: «Прости, сынок, но мы не можем её взять на удочерение!», – сказала мама. «Да, мы её совсем не знаем!»

– Зато я знаю, она хорошая. Я плакал, даже сильнее, чем тогда на крыше.

– Прости, сынок, но нет! – мягким голосом сказала мама.

– Тогда, тогда…. Тогда я женюсь на ней. Да, я люблю её и женюсь на ней. И она переедет жить к нам.

– Сынок, что ты…– пыталась сказать мама, но я её перебил…

– Не вы ли учили меня совершать взрослые поступки и принимать серьёзные решения? Вот моё взрослое решение, что скажете.

– Сынок, я конечно….– начала мама, но отец взял слово.

– Хорошо, сынок, но на это потребуется время. Нужно собрать бумаги, и от нас и от неё.

– Ты что, за? – спросила мама

– Конечно, он уже вырос. Если он так пытается с ней быть, хорошо.

Благодаря тому, что отец меня поддержал, я через месяц женился на Кристине. Свадьбу отметили скромно – главное ведь ритуал, а не мелочи. В первую брачную ночь Кристина сказала мне: «Я люблю тебя, и я тебя помнила, а ответь мне на самый первый мой вопрос! Что делать, если не спится?» – я недолго подумал, вспомнил всё, что было в больнице, что я чувствовал в то время, и ответил ей: «Если не спится – надо Жить!»

 

Эпилог (обязателен к прочтению)

Прошло уже 2 года как мы живём вместе с Кристиной. Мы пару раз ездили за границу – там проходили испытания по лечению ранних стадий Альцгеймера. Кристина значительно идёт на поправку. Лекарства помогают. Я устроился на работу, чтобы кормить семью. Мы пока не стали рожать ребёнка, подождём, пока Кристина вылечится. Когда кто-нибудь узнаёт о моём прошлом в психушке, я просто говорю: «Я горжусь этим!» и просто ухожу. Вот интересно, как может сложиться судьба. Где только не встретишь свою вторую половинку. Истинную, а не такую, которая только подходит под тень половинки твоего сердца. А всё бы могло случиться иначе, если бы в тот день у психиатра я бы не сгрубил, то прожил бы жизнь скучнее. Но это совсем другая история.

 

Комментарии: 2
  • #2

    Игорь Николаевич (Воскресенье, 18 Май 2014 19:47)

    (обязательно к прочтению)
    Такое впечатление, что рассказы несколько автобиографичные. Жаль только, что в них присутствует некая боль. Но и в рассказах, и в стихах просматривается глубокое, философское проникновение в жизнь. И большое желание писать, высказать свои мысли. Это здорово для парня, которому 18.
    Удачи и в творчестве, и в жизни.

  • #1

    pervayarosa (Четверг, 06 Март 2014 11:12)

    Уважаемые читатели!
    Надеемся, вы поддержите участников литературного конкурса своими отзывами и комментариями. Ваше мнение будет учитываться при выборе победителей!