ВАЛЕРИЙ СЕРЕБРОВ




Я из города Тольятти.

О себе?

Что-либо интересного рассказать особо и нечего.

В своё время на меня повлияло творчество Эдгара По и Говарда Лавкрафта.

Ночная прогулка

Посвящается Валерии Апостоловой

 

Почему человек может выйти на прогулку ночью? На это может быть множество причин. Например, встретиться с приятелями, пойти на свидание со своей девушкой или просто подышать свежим ночным воздухом. В эту ночь и я собрался на прогулку. На долгую прогулку, и причина у меня была своя, очень отличающаяся от остальных мотивов.

 

В тот вечер я, как обычно, сидел дома за компом с бутылкой пива, цедя его потихоньку и лазая в сети то слушая музыку, то смотря всякую хрень, то оставляя бессмысленные сообщения в соцсетях, то просто банально глазея на голых девок. Прикончив третью бутылку пива, я пошёл отлить. В туалете висело старое зеркало, которое я когда-то подобрал на помойке. Я не лазаю по помойкам, просто, выкидывая мусор, я заметил его. Явно недешёвой работы и очень старое. Говорят, старые вещи могут накапливать свою память, а зеркала тем более – могут запоминать всё, что в них отражалось. Конечно, я не очень верю во всё это, но сама мысль подобрать старое, не разбитое и красивое – в раме из какого-то тёмного дерева с резными узорами зеркало – показалась мне довольно неплохой. И вот теперь, выпуская пиво на волю, я смотрел на своё отражение в зеркале. На меня смотрел явно не красавчик с припухшим от злоупотребления алкоголем лицом и трёхдневной щетиной. С какими-то потухшими и безразличными глазами. Интересно, запомнит меня зеркало, или всё это всё-таки сказки?

Вернувшись в комнату, я ещё немного посидел за компом и начал собираться на свою ночную прогулку. На улице стояла глубокая осень, и было достаточно холодно, моросил дождь. Я надел джинсы и свитер. Взяв пакет, кинул в него нужные мне вещи. Какие – говорить, думаю, неважно. В коридоре я надел ботинки и куртку с капюшоном. Вышел за дверь и запер её, подёргав ручку по привычке, проверяя, закрылась она или нет.

 

Погода была не из приятных, и поэтому на улицах практически никого не было – как я уже говорил – моросил дождь, и резкие порывы ветра больно хлестали маленькими каплями по лицу. Но мне с детства нравилась такая погода. Не знаю почему. Всегда любил дождь. Я накинул капюшон и пошёл. Дворик в доме, где я жил, был неплохой. Чистый, зелёный. С лазилками и горкой для детей. Да и летом шумных полупьяных матюгающихся компаний не было на лавочках. С деревьев и кустов опали все листья, и они были похожи на скелеты. Мёртвые деревья... хотя нет, всего лишь уснувшие.

Со двора я вышел на пустынные улицы. Абсолютно пустынные. Не было никого. Достал мобильник и посмотрел время. Был уже первый час ночи. В некоторых окнах домов горел свет. Вот так путешествуя в одиночестве и заглядывая в окна, думаешь – а что там сейчас происходит? Что делают люди по ту сторону? Радуются? Плачут? Смотрят телевизор? Трахаются? Да всё что угодно. Может даже сейчас там происходит пьяная драка, в которой кто-то умрёт, или бытовая ссора, которая закончится очень плачевно. Жизнь – насыщенная на события и скоротечная штука. Лично я считаю, что никогда не жил. Я существовал. Это гораздо медленнее, но насыщенности никакой нет. Есть лишь одиночество и пустота. Но сейчас по эту сторону, где был я, не было больше никого. Словно все улицы были моими.

В тусклом свете фонарей искрились маленькие капли мороси. Улица шла вдаль и вниз. Я шёл, не торопясь, ловя каждый момент. Вот магазин, где я обычно покупал еду и выпивку – в нём часто были акции, и можно было немного сэкономить. Вот школа. Чуть дальше – детская поликлиника. Обычный город. Обычная осенняя ночь, когда лучше спать дома в тёплой уютной кровати и желательно с любимой девушкой под боком.

 

Но всё это и делало мою прогулку необычной. Я свернул на другую улицу и пошёл в сторону леса; он был уже близко – виднелись высокие старые сосны. Через минут десять я уже шёл по грязи поля возле леса, изгаживая в ней свои любимые ботинки. Наверное, их бы пришлось долго отмывать. Если бы я вернулся домой. Но этого не было в моих планах, и я смело шлёпал по лужам, даже не пытаясь их обойти, и беспощадно давил грязь. Зайдя в лес, я достал мобильник и включил фонарик – темень была кромешная. Благо телефон заранее был полностью заряжен, и заряда должно было хватить до конца прогулки.

Я шёл, не выбирая направления. Просто шёл наугад, освещая себе дорогу, чтобы не споткнуться о корень или кочку. Вроде бы ничего необычного – деревья – как лиственные, но преимущественно всё те же высокие сосны, от которых в воздухе пахло хвоей, и кусты, земля, засыпанная листьями и промокшая от осенних дождей. Но ночь и сама цель моей прогулки придавала окружению какую-то волшебную, правильнее сказать, мистическую красоту. Что нужно сделать, чтобы разглядеть в простых вещах эту таинственность? В заброшенном доме, в пустынном осеннем пляже, да пусть даже в полуистлевшем бревне? Увидели бы вы за гранью обыденности ту самую тайну? Сейчас все грани для меня стёрлись.

Я брёл достаточно долго и уже начал уставать. Скорее всего, безнадёжно заблудился, но меня это совершенно не волновало. Если ты идёшь, то в любом случае, не просто так, а куда-то, и конец пути неизбежно настанет. Я обратил внимание на одну странность – вокруг не было ни единого живого существа. Ни птиц, ни белок, которых в наших краях водилось немало. Только шум ветра в голых ветвях деревьев. Морось перешла в дождь, и ветер задул сильнее. Наверное, будет гроза. Отлично. Прямо как по заказу – моя любимая погода... И прямо в эту ночь.

 

Впереди между деревьев показался просвет – наверное, поляна. Пройдя вперёд, я понял, что ошибался. Это было маленькое озеро. Совсем маленькое, можно сказать, лужа. А в центре этой лужи росло дерево, с которого облетели ещё не все сухие листья. Я завороженно смотрел на этот пейзаж и понял что вот оно – моё место. Наконец я его нашёл. Путь закончился.

Мне повезло – сбоку озера было нечто вроде отмели, по которой можно было пройти, лишь слегка намочив ноги, но не искупавшись в ледяной воде. Я прошёл к озеру, сел возле дерева и шумно выдохнул. Сколько же я прошёл? Ноги ощутимо устали. Я положил пакет рядом с собой и выключил фонарик в мобильнике. Посмотрел на время. Третий час. Говорят в три часа ночи нечисть властвует. Впрочем, как я уже говорил – не особо верю в эти байки.

Интересно, был ли тут кто-нибудь до меня? Видел ли это место? Я надеялся, что нет. Хотелось думать, что я первый ступивший на этот островок. Что вполне вероятно: шёл я достаточно долго и не по тропинкам, а абсолютно наугад. Никогда не знаешь, что может находиться с тобой по соседству. Как и я не мог представить о таком странном островке с одним высоким деревом. Я полез в пакет и достал кое-что из его содержимого – бутылку водки и колы. Хотелось расслабиться после своего путешествия. Открыл и сделал несколько долгих глотков, обжёгших горло и разлившихся теплом по животу. Запил колой. Пока достаточно. Напиваться нельзя. В моих планах не было нажраться тут и вырубиться, а проспавшись, переменить свои мысли и решения. Я просто начал думать. О жизни. О мире. О людях. И о себе.

 

Что значит жить? Смотря на людей, я понимал, что все они живут. У каждого свои проблемы и заморочки. У каждого свои печали и радости. У каждого есть и друзья, и недруги. У каждого есть любимый человек. Ну, или был. Каждый живёт для чего-то, ради чего-то. У каждого есть ЦЕЛЬ. У меня ничего не было. Лишь абсолютное одиночество и пустота. Никакой цели. Никакого будущего. Просыпаясь, я снова хотел уснуть, а когда ложился спать, надеялся, что уже никогда не проснусь. Я ненавидел этот мир. Ненавидел людей, может правильнее будет сказать, завидовал им. Потому что любая жизнь, какой бы она не была – это жизнь, а не существование. А мне даже вспомнить нечего. Впрочем и зависть, и ненависть с обидой давно прошли. Осталось только полное безразличие. Полная пустота. Этот мир для них, для людей, но не для меня. Я тут чужой случайный гость. Так какой же тогда смысл злиться?

 

Я сделал ещё пару глотков водки и колы, и тут телефон пиликнул – пришло сообщение. Аа, Лера... Моя виртуально-реальная любовь. Виртуально, потому что мы никогда не виделись за три этих долгих года, а реальная, потому что любил я её по-настоящему. Хотел приехать. Да вот только далековато она. А денег на билет у меня не было. Я экономил каждую копейку и ел, что придётся и что подешевле, потому что, к тому же, меня ещё и уволили с работы из-за сокращения. А новую работу я так и не смог найти. Моя заначка заканчивалась.

 

Лера спрашивала, почему я молчу. Я хотел написать – в смысле? – но тут вспомнил, что забыл выключить комп, когда уходил. Теперь его некому будет выключить... Он так и будет работать, пока за неуплату не отключат электричество. И я так и буду некоторое время онлайн. Всё ещё живой. В сети. Забавно, да? Я даже засмеялся и стал переписываться с Лерой. Спросил, чего не спишь. В ответ - не спится, по тебе скучаю, люблю тебя и всё такое. Сплошная романтика, разве это не мило? Спросила, что я сейчас делаю. Я ответил – сижу аниме смотрю. А какое? Хех, любознательности у неё не отнимать. Границу пустоты – ответил я. Ложись спать, поздно уже. Она согласилась, сказала – если что – пиши, жду тебя завтра в скайпе. Ну ну... Надеюсь, у неё завтра будет удачный день. И вся её жизнь будет счастливой и удачной. Она этого заслужила. Хотелось поболтать с ней подольше, но моё настроение не располагало к разговору с любимым человеком. Да и не хотелось отнимать её драгоценное время сна.

 

Я достал пачку сигарет, закурил и включил музыку. Первым попавшимся треком оказался Nightwish - Away. Что ж, неплохо. Я смотрел в ночное дождливое небо и чувствовал, как ледяные капли дождя бьют по лицу. И слушал. Мне даже сделалось как-то хорошо. Как-то спокойно. Все лишние мысли будто бы отошли на задний план, сделались незначительными и неважными. Истлевший окурок обжёг пальцы, и я отшвырнул его в озеро. Затем включился Slipknot - circle. Треки всё шли. Я всё сидел и слушал, прислонившись спиной к стволу дерева, и смотрел в небо. Только бы мама не сильно переживала, ведь у неё побаливает сердце... Я её очень любил, хоть она никогда меня не понимала. И пусть она поживёт подольше. И пусть Лера выкинет меня из головы и позабудет поскорее и живёт долго и счастливо. Если бог есть, то это мои две последние к нему просьбы.

 

Я залез в пакет за главным снаряжением своего путешествия – за верёвкой. И медленно начал заплетать петлю. Интересно, как умирают висельники? От нехватки воздуха? От перекрытия сонной артерии? Или если "прыгнуть в петлю", то от перелома шеи? Что ж, узнаем... И не надо говорить, что жизнь не так уж плоха, что выход в любой ситуации всегда найдётся... Будете говорить это девочке-школьнице, которая прыгает с крыши из-за безответной любви, или мужику, который приставил дуло к виску из-за того, что его бросила семья. Мой случай совершенно другой. Не буду рассказывать, чем это он такой особенный – вы не психологи. Да и не вашего ума это дело. Я не ищу ни понимания, ни жалости, ни поддержки. Ничего этого мне не нужно. Всё, что мне было нужно все эти долгие годы, пронизанные одиночеством, пустотой и страхом безысходности, я уже нашёл. Это озеро посреди, чёрт знает, какой, чащи леса, островок посреди него, одно единственное дерево и верёвка. Ну и сигареты. Хотя говорят, что перед смертью не накуришься.

 

Я полез на дерево, держа в правой руке петлю. В детстве это получалось у меня очень хорошо. Любил лазать по деревьям. И навык не растратился. Наверное, это как плавание или езда на велосипеде. Ствол был мокрым от дождя, и лезть было непросто – руки и ноги соскальзывали, но мне удалось долезть почти до верхушки. Как мне показалось, высота была примерно с двухэтажный дом. Что ж, неплохо. Выше лезть нет смысла. Я поудобнее уселся на ветку и подтянул верёвку. Надёжно завязал её конец на одной из веток и подёргал, убеждаясь, что она не развяжется. Так же я прикинул длину – шмякнуться об землю не хотелось. Всё в порядке. Я повисну где-то на середине высоты. Последние приготовления были закончены, и я решил побыть в этом мире ещё немного, сидя на ветке и смотря на озеро и лес отсюда, сверху. Совсем рядом сверкнула молния, а за ней раздались оглушительные раскаты грома. Я усмехнулся, подумав, что следующая молния ударит в дерево, на котором собирался повеситься, и меня поджарит, но ждать миллионы ватт с неба было бы глупо.

 

Интересно, что будет после смерти? В бога я не верил, разве что если совсем чуть-чуть. В загробную жизнь – тем более. Когда-то мне делали операцию. Ввели наркоз. Я отключился. Операция длилась примерно час. Некоторые рассказывают, что под наркозом видели красочные приятные сны. Я же не видел ничего. Ничего не было. Ни снов, ни времени, ни пространства, ни света, ни тьмы. Не было абсолютно ничего. Такое ощущение, что я закрыл и сразу же открыл глаза. Доля секунды, превратившаяся в час.

 

Я одел петлю на шею. Она должна была туго затянуться. И тут я понял, что мне страшно сделать последний шаг. До жути страшно. Ведь я же потом не вернусь... Не будет назад дороги... Я понимал, что это нужно сделать, это необходимо сделать, тут вариантов других нет и быть не могло. Но я не мог... Так и продолжал сидеть на ветке с петлёй на шее в каком-то странном оцепенении. Наверное, это инстинкт самосохранения, который есть у всех живых существ, запрограммированный глубоко-глубоко в подсознании. И вдобавок самое сильное людское чувство – страх, а самый сильный страх – это страх перед неизвестностью. Но было ясно, что чем больше думать над этой неизвестностью, тем меньше будет оставаться решимости. Очень жаль, что я так и не смог выполнить свою заветную мечту – приехать к своей подружке, обнять её и поцеловать, и сказать, как сильно я её люблю. Мне бы хватило и этого. Не во всех историях есть хэппи-энд. Что ж, мне пора, тем более что я уже промок и замёрз. Не поминайте лихом. Хех, да кто же меня вспомнит кроме матери да подружки? Так даже лучше. Лучше бы вообще никто не вспоминал, словно меня и не было на этом свете. Прощай, до омерзения прекрасный мир...

 

 

***

 

Тёмный силуэт соскользнул с ветки и резко остановился, не долетев до земли несколько метров. Его слегка подбросило вверх – верёвка и ветка спружинили. Затем он просто начал медленно и спокойно раскачиваться на ветру под проливным дождём, в свете молний и под раскаты грома. Шея не сломалась. Перехватило дыхание, но и от удушья смерть не грозила – секунд через семь в глазах потемнело, и сознание начало уходить от него. Он не бился в агонии, тщетно пытаясь выбраться. А просто ждал. Вот и всё. Как же это просто. И как же это страшно... Но самое страшное было уже позади. Позади было уже абсолютно всё. Он не должен был рождаться и исправил эту ошибку, пусть и с запозданием. Со временем его плоть истлеет, оставляя лишь скелет. Верёвка сгниёт и оборвётся. Его кости смешаются с этим маленьким и никому не известным островком. Вот и закончилась его скучная и никчёмная история...

 

 

***

 

Когда сердце уже почти остановилось, и мозг уже почти отключился, сквозь мутную красно-чёрную пелену в глазах он услышал сигнал сообщения. Затем сверкнула ослепляющая вспышка, раздался жуткий гром, и всё вокруг словно встряхнуло. Молния попала прямо в дерево, расщепив его ствол на две части. Тёмный силуэт упал на землю и дрожащими руками в судорогах стянул петлю с шеи, зайдясь кашлем и жадно глотая воздух. Не приходя в себя, не понимая, что он делает, силуэт полез в карман куртки. Достал мобильник. Одно новое сообщение. Лера. Любимый, мне не спится! Поговори со мной?

 

Твою мать... – прохрипел силуэт и, шатаясь, встал на ноги.

 

P.S. Цените свою жизнь.

 

 

7.05.2015, 00-37

 

Лампочка

В тесной каморке без окон на кровати лежит человек. Со стороны может показаться, что он мёртвый. Он совсем не двигается, не моргает. И лишь хорошенько присмотревшись, можно заметить движение его грудной клетки. Взор его направлен на тусклую лампочку, висящую на потолке. Смотреть на неё не больно – светит слишком слабо. Слабый свет пронзает тяжёлый, душный воздух и в ненарушаемой тишине можно расслышать, как ток потрескивает в вольфрамовой нити.

Для человека кроме этой лампочки в мире больше ничего не существует. На улице может быть ясный солнечный день или тёмная безлунная ночь. Морозное туманное утро или золотистый вечер. Может идти ливень, выбивая пузыри на лужах. Или медленно кружить снег. Может, там листопад или весёлая весенняя капель. А может, ничего этого и не было, человеку всё равно. Для него есть только тусклая лампочка. Он навсегда прогнал из головы все надежды, мечты, мысли и думы. Теперь там только тусклая лампочка. Он не любит, не презирает, не радуется, не страдает, не смеётся и не плачет. Все чувства и ощущения растворились в слабом свете лампочки.

Человек не помнил, в каком он городе или стране. Не помнил, сколько ему лет, и как его звали. Он не помнил даже свою внешность. И уж точно он не помнил, сколько уже тут находится. Время бешено бежало или остановилось. Это было неважно. Важна только тусклая лампочка. Для человека она – идол, божество. Она вечна. Она прекрасна…

 

12.06.07

 

Комментарии: 0