АЛЕКСАНДР НИКИФОРЯК

 

 

 

 

АЛЕКСАНДР НИКИФОРЯК

Родился в Молдавии, жил до 15 лет в Казахстане.Сейчас живу в Кемеровской области. г. Мариинск.

Женат, есть дочь 1,5 года. Работаю в типографии.

 

 

РАССКАЗЫ

Сон

ГЛАВА I

– Дядя, вы сегодня, как всегда, будете спать на крыше?

– С чего это ты взял, что я буду на крыше?

– Ну как?! Вы же всё время талдычите, что тама тепло, мало мух, и к звёздам ближе.

– Нет, сегодня мне нужно навестить бабушку.

– Ночью будете путешествовать?

– Да, ночью веселее. Не доставай меня глупыми расспрашиваниями.

– Ладно, отстал.

Странный человек этот дядя Диван (автор: нет смысла называть вам привычные имена, всё равно это вам ничего не даст). Любит ходить по ночам, говорит, что стесняется народа, вроде как стыдно смотреть людям в глаза. Много грехов в душе ( говорит, грешен очень он, на воскресные молитвы не ходит, водку пьёт и матерится), и они мешают ему быть как остальные люди – добрым и правильно живущим, кстати, у них в роду все такие были, в общем – неправильные люди.

Я, конечно, тоже не энным местом делан, но у меня грехов будет поменьше, да и красивее я, и моложе, и скромнее я тоже, правда, только иногда. Ну что я всё про себя и про себя, нехорошо это.

Племянник, как вы убедились, хороший малый (слова Дивана, обращённые к Облаку), я люблю таких людей, так как они безгрешны и скромны.

Ну вот сегодня вечером я к бабушке. Чтобы как-то провести время (автор: любил до безумия ходить в лес по грибы да по ягоды), я люблю ходить в лес по грибы да по ягоды. Обычно за мухоморами и всякими там поганками. Спросите почему, я отвечу – всё равно их никто не собирает, а только топчут и издеваются всячески, ну и конечно их больше, чем правильных грибов.

Взял я авоську поменьше и пошёл в лес. Пока шёл до леса, проголодался, такое бывает, когда утром натощак выпьешь водки, весь день себя плохо чувствуешь и болеешь. Специально пошёл такими тропами, чтобы никого не встретить, а то, как сами понимаете, стыдно будет мне, что я пьян и голоден, а они трезвые и добрые.

Зашёл в лес, приспичило, сходил в кусты, вышел. А тут, как назло, добросовестные навстречу, подобрал мухомор, чтобы меня не уличили в плохих делах, совесть уже начала надо мной издеваться и болеть.

– А ты, Диван, что забыл в нашем лесу?

– Мухоморы собираю, – ответил я, опустив глаза на землю (автор: гы-гы, как ему это удалось, наверное, фокусник этот дядька).

– Какие ещё мухоморы?!

– Простые, сами посмотрите.

Заглянули в два носа, убедились.

– Вот ты чудак-то, это неправильные грибы, надо собирать съедобные, – и засмеялись в два рта.

– Это я не себе.

– А, ну тогда ладно, ступай дальше.

Мне так показалось, что аргумент был неплохой, надеюсь, мне поверили, хотя совесть ещё не успокоилась, дерево мокрое было неподалёку.

(автор: автор устал и пошёл спать, так как у него сегодня родилась дочь, и жена его ждала, завтра автор допишет пару строк про дядю).

 

ГЛАВА II

Вечерело, самое прекрасное время поспать и выспаться перед ночными прогулками.

Полез на крышу по лестнице, как обычно, ничего не предвещало беды. Пролез почти до конца лестницы, и тут что-то захрустело, и я упал на землю, уснул. Уснул не потому, что было неприятно от падения, а просто не захотел ещё раз лезть наверх. Да на земле ещё и лучше, места много.

Проснулся немного попозже, спина почему-то болит, наверное, простыл на земле. Собрал мухоморы в котомку и подался. На посошок выпил немного бражки для настроения. Облако куда-то запропастилось, наверное, пошёл по девкам, в соседний дом. Нет, чтобы дома сидеть или лежать на печи, неправильно живёт, короче говоря.

Темно на улице, хоть глаз выколи, собаки воют, и ветер поднялся. Идти тяжело, с ног валит, главное – мухоморы не потерять, а то бабушка обидится. О, какой-то огонёк вдали, опять ребятня всякая костры жжёт и спать никому не даёт.

Подхожу к костру, а это не костёр, а церьковь какая-то горит, дети, наверное, подожгли. Они такое умеют, подожгут, а сами не знают, что поджигают, сорванцы, короче. Народу что-то многовато собралось, вёдра в руках маленькие, а церьковь большая, силы не равные, но они надеются потушить пламя. Искры летят высоко, красиво так, разлетаются по всему небу. Люди бегают что-то, я смотрю на небо, аж голова закружилась, попятился назад, а тама камень, упал, и прямо на котомку с грибами, конфуз.

Церьковь догорела, люди и ротозеи тоже ушли спать, опять темнота наступила. Луна светила ярко, голова заболела от бражки. А идти ещё прилично и автора что-то не слыхать, наверное приболел немного.

Зевота стала одолевать понемногу. Возле дороги стояло дерево, недолго думая, прилёг я поспать, прислонившись к нему.

 

ГЛАВА III

И снится мне сон. Вроде как я на корабле какого-то большого судна, а вокруг обезьяны, вроде как на макак похоже, хотя я особо не разбираюсь в приматах. Одни жёлтые, другие зелёные, пара голубых бегало и приставало к другим приматам. А я стою в сторонке и наблюдаю за этим хаосом со стороны, смотрю, что дальше будет, интересно до безумия. Но подходить к ним не буду, а вдруг чего ещё покусают или за борт выкинут.

За штурвалом стояла самая большая и грозная по виду обезьяна, в ножнах торчал меч-кладенец, на шее висел массивный золотой крест (автор: такие кресты носили самые праведные и добрые приматы). Она всеми командовала и прикрикивала, если кто не послушался.

Что-то как-то корабль медленно плывёт, щас посмотрим, что там. Посмотрел за борт, а мы стоим на песке, да-да, именно на песке, и никуда не движемся. Осмотрелся по сторонам – никого и ничего живого покуда глаз хватает, чудеса, одним словом, куда плывут – непонятно, зачем плывут – это нада узнать. Кромешная пустыня.

– Эй, голубчик, – обратился к рядом пробегающей обезьяне. – Не затруднит Вас мне подсказать, куда вы плывёте и зачем.

Примат посмотрел на меня с возмущённым взглядом и прокричал.

– Вы что себе позволяете, как не знать вам, об этом все знают.

– Ну подскажите мне, глупому и неразумному (автор: Диван не отличался особым умом и проницательностью, туповатый малый, я вам скажу).

– Мы движемся вперёд, – с высоко поднятой головой прокрякал примат.

– Ой, спасибо за объяснение, а то я думаю, почему корабль стоит на песке.

Я конечно, недалёкий человек, а этот вообще тупой.

Эх, красота-то какая, хорошо, что это сон, а то бы я помер с голодухи и обезвоживания. Или это не сон?! Тут меня прошибло током. То ли я во сне, то ли наяву. Вот незадача то.

Надо узнать, где я – там или тут (соавтор: автор ушёл на обед, извините, искренне).

 

ГЛАВА IV

Спустился вниз корабля, может, там мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит и что делать. Спустился, а там крысы корабельные, и так много их.

– Ребята, подскажите, мы куда едем? – оглядывая вокруг.

Клетки с крысами были массивными, из толстых железных прутьев, наверное, чтобы эти животные не выбежали наверх корабля и не покусали палубных. Вид, кстати, у них был неважным, какой-то крысиный оскал с маленькими свинячьими глазками. Жутковатые ребята, если честно.

Ребята в ответ тока молчали и смотрели на меня своими маленькими глазками, я так понял – они были немыми. Не люблю я немых, я лучше пойду наверх, там светло и крыс нет.

Вот незадача-то, то немые попадаются, то неосведомленные, будем искать правду.

Идти в начало судна я не решился, страшновато как-то, там обезьяны большие и серьёзные, пойду лучше посмотрю, что там внизу, на песке.

 

ГЛАВА V

Помахал я рукой экипажу непонятных обезьян и двинулся дальше, куда глаза глядят, всё равно скоро просыпаться (автор: наивный дядька, смайл, он думает, что он спит и скоро придёт к бабушке, ещё раз смайл). Песок оказался горячим, и ноги всё время тонули в нём, чтобы они не тонули, я разулся и пошёл босиком.

Чем дальше я уходил от странного корабля, тем непонятней я себя чувствовал, и с ними неинтересно, и идти непонятно куда, как-то неопределённо получается, вроде как не по себе, неприятно, короче говоря. А вдруг там, дальше, край земли, и я упаду неизвестно куда, или, ещё чего хуже, бесконечная пустыня и смерть от истощения и голода. Корабль скрылся из виду, а я так и не понял: то ли я сплю, то ли нет, вся рука у меня была искусана зубами, но я так и не проснулся, какая-то бабушка меня всё время беспокоила, и эти крысиные страшные рожи за решётками нагоняли на меня не лучшие воспоминания.

Диван шёл по пустыне с босыми ногами и не догадывался, что бабушка его ждала, в то время как он спал, спал, спал…

 

Ёжик и Бобик

Ёжик жил как полагается всем ёжикам в лесу, собирал различные предметы обихода, такие как часы наручные, деньги разные, мелочь блестящую, и собирал это всё у себя на фазенде за городом в сейфе, чтобы это никто не украл.

Как-то ёжик ушёл как обычно в лес за поиском новых ценных вещей. А с утра как-то погода не задалась, и ветер сильный, и дождь, и гроза, ну вот всё было не так, как надо. Но ёжик у нас – парень не суеверный, не стал он закрывать свою фазенду на ключ, ну кто может зайти в его жилище, его же все знают и боятся.

Рядом с его домом бегал бобик, кружил и высматривал, куда бы забежать от стихии да спрятаться. Смотрит – фазенда стоит, дверь нараспашку, вот это удача, вот фортануло-то. Забежал в домик, разжёг камин, погрелся, выпил коньяка с сигарой, сходил в ванну два раза, поспал немного.

Ну, наверное надо уходить, а то хозяева придут и накажут меня, что без спроса тут я нахожусь и делаю, что хочу. Возле выхода Бобик заприметил коробочку железную с ключом снаружи. Открыл коробочку Бобик, а там всякие побрякушки дивные и разные. На радостях схватил эту коробочку и побежал куда глаза глядят, и в общем был таков.

Ёжик пришёл домой: дверь нараспашку, камин горит, коньяк выпит, сигарета на ковре дымит, беспорядок полный.

– О боже, коробочку украли! – прокричал ёжик ( автор: ёжик пропищал).

Он долго ещё рыдал и причитал, как же так могло такое случиться, ой-ой-ой.

Смысла в написанном не особо много, но Бобику повезло.

 

Сладкая ложь

Выдалась минутка, и я решил немного поразмыслить. И всё-таки, где – правда, а где – ложь. Интересно понять, почему ложь иногда лучше правды и наоборот.

– Вы мне верите? – спрошу я вас.

Кто-то будет мне верить, а кто-то нет, как обычно – два лагеря.

Но я же не смогу вас обманывать постоянно, это тоже очевидный факт.

То же самое можно сказать и про ложь, просто неинтересно всё время обманывать, да и по любому кто-нибудь подловит на лжи.

Получается, что и тем, и тем мы пользуемся постоянно и каждый день, кто-то с радостью, у кого-то совесть, нравственность, а кому-то это спасает жизнь.

Значит, по большому счёту, между ложью и правдой разница не очень большая, а для кого-то и вовсе нету. Но последствия после применения этих понятий разнится. Чем выше и серьёзней, тем опасней последствия.

Слез я с подоконника, налил чашечку чая, добавил немного сахара, размешал пальцем.

Ммм, сладкий чай, не люблю сладкий чай, пошёл и вылил в раковину.

Выше написанное может быть и правдой, и ложью, фактов, удостоверяющих, что это правда нет, так же как и то, что это ложь (смайл). Какой-то важный человек давным-давно говорил, что кто сомневается, тот мудрый или трусливый, ну точно не помню, но что-то в этом духе.

Получается, чем глубже опускаешься в размышление о лжи и правде, тем меньше между ними разница.

Начинаешь задумываться: а правильно ли ты живёшь, а правильна ли окружающая действительность (если это действительность или вы просто спите), а где правду нам говорят, а где обманывают, а вообще, мы существуем на самом деле или мы все ЛОЖЬ.

Трудно, наверное, ответить на этот вопрос, разделить эти два понятия на поверхности нашей жизни, когда мы купаемся во лжи, для нас всё правда, и всё для нас хорошо и замечательно. Правда, в большинстве случаев, не очень приятная (у кого какой опыт), приятно всё-таки жить в обмане. Не спорю, приятно, но мы чем сильнее погружаемся в иллюзию, тем сильнее уходим от правды, что приводит, в свою очередь, к аномалиям в развитии не только души, но и тела.

Но и жизнь в правдивом мире тоже не приведёт к счастью и радости (автор: кому как). Эх, иногда хочется что-нибудь наврать, преувеличить.

По теории относительности эти понятия могут подменять друг друга.

Всё-таки, как приятно жить в сладком обмане, в принципе, мы все в нём и живём, кроме некоторых нехороших людей, которые много знают и молчат в тряпочку.

Когда живёшь в ложном мире, говорить правду или ложь уже разницы не представляется, всё равно вокруг иллюзия.

А всё-таки чай был, но сахара не было, купить забыл.

 

Предисловие

Ветер дует мне в лицо, закачало лес вокруг. Солнце светит мне в глаз, а я сижу в позе лотоса на камне и медитирую. Весь такой в пижаме с розовым слоником, хорошо смотрится, особенно в лучах солнца.

Я сижу сам по себе и ковыряю в своём носу, думаю о чём-то, сам не знаю о чём, но взгляд такой умный и серьёзный. И тут идёт мальчик лет восьми от роду и посвистывает сам себе и весело шагает, не обращая внимания ни на что, так как, наверное, он был уверен, что он один. Я продолжаю ковыряться в носу, но при этом боковым взглядом смотрю на этого мальца.

Вдруг он меня замечает, и я резко закрываю глаза, но при этом забываю выдернуть палец из носа, что меня и выдало, а так бы сидел и медитировал сам по себе и всё там.

– Дядя, вы философ? – неожиданно выпалил мальчуган.

Я удивился, что он со мной заговорил.

– А почему ты так решил?! – с удивлением спросил я.

– А у вас одежда какая-то не такая, как у всех.

Хорошо, что он не заметил, что у меня палец в носу, какое-то облегчение у меня на душе стало.

Он продолжил:

– Вы, наверное, много думаете?

Я продолжал держать палец в ноздре. Подул ветер и бумажный пакет (до конца не было выяснено, откуда он прилетел и куда улетел потом) прилип мне на лицо, у мальчика проявилась улыбка на лице на пару секунд, но потом он снова стал серьёзным.

– Почему ты так решил, что меня выдало?

– У вас палец в носу и пакет на лице.

Я из-под пакета высунул палец и вытер его о кимоно (автор любил носить кимоно, особенно когда он сидел на камнях) и заговорил:

– Мальчик, а ты куда шёл-то, а?

– Я шёл мимо и увидел вас, и подумал, что вы тут не просто так сидите, вы очень похожи на философа или мыслителя, я вас на картинке видел.

– Мальчик, иди, куда шёл, и не мешай мне думать о высоком.

Малыш улыбнулся и поскакал дальше, а я убрал пакет с лица, засунул палец в нос и продолжил сидеть на камне и думать о всяких умностях.

Ветер дул ему в лицо, кимоно развевалось на ветру, и он сидел и умничал, сука. Умный, блин, оказался, так все могут сидеть на камнях и умничать, но никто не мог умничать с пальцем в носу и думать о том, как бы слезть с этого камня и доковылять до дома и поесть чего-нибудь мясного.

Вышел из дому, иду. Вот незадача-то, забыл утром зубы почистить (чешу затылок), да и голову бы не помешало помыть. Иду такой, ковыряю в зубах и думаю, почему так светло вокруг, может, это ядерная зима, ан нет, ядерной зимой было бы холодно и темно, а тут наоборот, светло и тепло, видимо, на улице лето.

Ой, чуть не забыл, вернее забыл, но вовремя вспомнил, мне же надо передать пирожки двум незнакомцам, мне бабушка сказала, что надо сходить и угостить этих людей. Быстренько вернулся домой, схватил корзину с пирожками и бегом обратно.

Иду потихоньку осматриваюсь, чтобы никто пирожки не забрал, как в одной грустной истории про девочку в красном, плохая была девочка, если честно, хорошие девочки в красном не ходят, тем более по лесу и одна, её мама плохо воспитала, вот она и натыкается каждый раз на волков, серых.

Туман, туман, ещё раз туман белый, о, вот наконец-то калитка. Ворота какие-то большие, и два мужика стоят в сторонке немного и о чём-то разговаривают, по всей видимости про погоду или каких-нибудь баб обсуждают.

– Добры люди, подскажите, вас как зовут-то, мне тут надо передать кое-что, – промолвил я, задрав голову вверх, большие были ребята, вот такие ребята и должны стоять на проходной, чтобы никакие придурки не могли пройти. Рослые были ребята, наверное, в детстве их хорошо кормили и поили, вымахали, будь здоров.

– Я Пётр, а это Павел. А что хотел передать, юнец.

– Ага, понятно, щас посмотрим, – заглядываю в корзину, а там два свёртка с надписями: « Петя» и «Паша».

– Ну, наверное, это вам, – и передаю пирожки в руки этим двум амбалам, – берите, берите, ребята, моя бабушка мастер на все руки, особенно если надо что-нибудь испечь или заругать кого.

– О, мои любимые, с ливером, – прошептал один из них.

– А мне с картошкой достались, тоже неплохо, – промолвил другой крепыш.

– Ну раз вы так довольны, можно ли войти к вам и посмотреть, чем вы тут занимаетесь, всё равно я весь день свободен, обещаю, что я тут ничего не напачкаю, всё будет в целости и сохранности, я человек аккуратный и совестливый.

– Да ради бога, нам не жалко, проходи, – сквозь пирожок сказал один из них.

Вот повезло-то мне, хоть посмотрю, как тут люди-то живут, а то привык с бабушкой жить и ничего не видеть кроме этого. Захожу через ворота, а там туман, ну думаю, надо немного пройтись, должно же быть что-то кроме тумана.

Ну вот, я же говорил, люди какие-то стоят, да много как их тут, в очереди стоят, наверное тут открыли пивточку или магазин какой, с дешёвыми ценами, я тоже люблю такие магазины. Подхожу к последнему в очереди и спрашиваю:

– Дядя, а куда эта очередь-то?

– Иди отсюда мальчик, иди, не мешай, видишь – люди стоят, не мешай, и так все на нервах, бог его знает, что нас ждёт-то, – с недовольством сказал незнакомец.

Ого, в очереди стоит, а сам не знает, что там дают, идиоты. Тут подходит ко мне какой-то ещё амбал и спрашивает:

– Малец, а где твои документы на очередь?

– Какие документы, мне разрешили тут погулять двое, возле ворот которые стоят (а сам про себя думаю, наверное, какой дефицит тут раздают, раз очередь большая, да ещё плюс ко всему документы требуют, непонятно, надо как-нибудь разузнать, в чём тут дело-то).

– Странно, на них это не похоже, – удивлённо пробормотал верзила и удалился в туман.

Фу, я уж подумал, меня щас бить будут, а пирожков-то бабушкиных больше нет, вот меня бы тут раскрутили по полной. Думаю, надо пробираться в начало очереди, может, получится увидеть, что там происходит и что там раздают.

Очередь была огромной, мне так показалось, на несколько километров – это как минимум. В очереди стояли разные люди и по внешнему виду и по содержанию, даже иногда встречались собаки и кошки. Вот что они там делают, странно. Пока шёл, успел пару раз дремануть. Проснулся оттого, что какой-то бич захотел у меня корзину свистнуть, но я-то тоже не из робкого десятка, оплеуху получил нормальную, а чтобы не повадно было у спящих красть.

Ну наконец-то стали видны какие-то огоньки в тумане. Подхожу, вижу несколько шезлонгов и гамаков, за ними сидят несколько девушек молодых и, не торопясь, попивают коктейли из больших бокалов. Я, ни сколько не смущаясь, подошёл к этим зонтикам и проговорил свою коронную фразу:

– Женщины, Вы не заняты?

– Садитесь, сударь, к нам мало кто подходит просто так, в основном уроды и бичуганы всякие (лицо девушки было искажено неприятными ужимками и непонятным положением бровей, наверное, у ней были неприятные воспоминания, в общем бяда).

Я присел, и тут же ко мне подлетел непонятно откуда здоровый дядька и промолвил следующее:

– Это ты нашим пирожки дал?

– Ну да , я (а сам немного бзднул и занервничал, а вдруг щас меня поставят в эту безумную очередь, и я буду стоять, у меня даже не будет возможности присесть на стул и поспать. Кстати, я очень люблю спать, во сне ответственности меньше, и если будут убивать, то не наверняка).

– У вас безлимитный абонемент навсегда, говорят, это первый случай, когда посторонний смог пройти мимо двух апостолов.

– Кто, кто?

– Эти двое из ларца – апостолы, – прошептал оболтус.

– Если честно, то мне по-фиолетовому, главное, я передал пирожки им, как мне наказала бабушка.

– Если вы про ту бабушку, про которую думаю я, то Вы можете занять любой шезлонг с любой девушкой в этом уютном местечке, – и показывает мне самое крутое место возле самой жгучей брюнетки в этом райском местечке.

– Ой, а я стесняюсь к Вам подойти, – говорю я этой самой брюнетке.

– Да не бойся, мальчуган, кроме тебя тут навряд ли кто подойдёт, тут скукотища-то постоянная, девки одни сидят постоянно и смотрят на всяких уродов и педофилов круглые сутки напролёт.

– О боже, как Вам неприятно, наверное?

– Да мы привыкли уже к этому, а как ты у нас оказался?

– Да так, помаленьку шёл, шёл и пришёл (тут я улыбнулся и по ходу дела очаровал эту незнакомку).

И сижу я попиваю какой-то местный коктейль (по ходу дела даже с алкоголем, ужас, срамота-то какая), а там стоят эти все люди и вроде как оправдываются, тока я не совсем понял, по какому поводу это они делают, но стараются изо всех сил что-то доказать какому то человеку или нечеловеку. Я его, если честно, не видел, но примерно представляю, по ходу дела, неплохой должен быть, раз после оправданий они остаются ещё живыми и улыбаются. Я люблю таких, как он, хороший такой.

– А вы что, такой скромный всегда?

– Нет, не всегда, я не скромный, когда рядом со мною нескромные жгучие брюнетки ( Вы наверное подумали, что я бабник, ан нет, я не он, просто я люблю любить, вот и всё).

– Пошлите со мной в туман?!

– А как же посмотреть на этих оправдывающихся людей из очереди?

– Да бог с ними, мне так кажется, что с Вами будет намного интереснее, чем нынешнее пребывание на этом скучном месте.

Я удалился с этой нимфой, сам не знаю куда, но куда-то в туман. Не помню, что там было, но вроде мне понравилось.

Я попросился у амбалов и остался навечно смотреть в очередь и радоваться новым девочкам. Кстати, девочки обновлялись каждую неделю. Ну как бы и мне неплохо, и я им не надоедаю.

Иногда подходил к незнакомцу за той стеной, по ту сторону очереди, вроде как неплохой, мне так показалось.

Я доволен, но эти в очереди так напрягали, всё время спрашивали, то закурить, то огонька хотели, ну я им давал прикурить, с ноги (ха-ха-ха, ржу не могу).

Короче, по ходу дела я там и останусь, а что, я никого не трогаю, меня особо не трогают, прекрасно.

Проснулся в гамаке, женщина рядом, незнакомец за стеной, я удовлетворён.

Ничего против не имею к вышеперечисленным персонажам, если кого обидел, сразу хочу извиниться.

 

Жрать охота

Жрать-то как охота, даже не представляете, как охота жрать, именно жрать, не есть, а жрать. Пошёл куда глаза глядят, думаю, пойду сейчас – что-нибудь да получится найти или заработать.

Надел свой любимый костюм, мне его ещё дедушка подарил, перед смертью завещал мне свой костюм, в свою очередь ему завещал его ещё его отец, который в свою очередь ему подарил в окопе в первую мировую его соратник по оружию. Весь такой расфуфыренный и в кедах вышел в поисках еды и пропитания.

Досадно было, когда на улице лежал снег, и люди крутили пальцами возле виска и говорили, что у меня не все дома, мне так показалось, что они провидцы, у меня и вправду дома никого не было, я иногда появлялся в этом доме.

Ходил, просил то у людей, потом перешёл на собак, никто не хотел мне ничего давать. Говорили мне: иди, работай, бич, привык ничего не делать, бездарь и лоботряс.

Вернулся домой под вечер, весь в соплях и с замерзшими ногами и руками. Заглянул в холодильник, ничего не нашёл, а ну да, сразу же вспомнил, что я один живу, в роддоме даже сказали, что я родился в капусте, поэтому наверное меня кормили только одной капустой в этом месте. Кстати, сиськи не выросли, я даже рыгал капустой, но сиськи не выросли, иногда даже немного обидно, хоть что-то можно помять перед сном.

Лёг спать голодным и холодным. Проснулся ночью, после полуночи, не спится что-то. Скорее всего, надо что-то поесть, снова заглянул в холодильник, лампочка сгорела, долазился.

Увидел на подоконнике ножик, взял в руку, посмотрел на вторую руку, эх, была, не была, отрезал себе один палец. Положил в кастрюлю, налил воды и поставил вариться, сам пошёл, прилёг на диван, пока варится мясо.

Проснулся через часок и сразу пошёл на кухню посмотреть, как там дела, а там на полу лежит мой палец и какой-то кот доедает его. Иду к подоконнику, беру нож, в этот момент кот, испугавшись, сигает в окно и будь здоров, исчезает в закоулках улицы. Я не долго думая, отрезаю себе ещё один палец (в этот момент благодарю бога за то, что у меня две руки и много пальцев на теле, которых хватит не на один день пропитания, даже прослезился от счастья, смеюсь).

Поел, пошёл прогуляться. Спросил у прохожего сигарету, после хорошего обеда надо покурить. Пришлось курить левой рукой, непривычно немного, но всё же лучше быть сытым, а пальцев ещё на пару недель хватит.

А там ещё пальцы на ногах, а далее пойдёт деликатес из копчёных ушей. Как всё же хорошо, что у меня ещё столько много чего есть.

 

Тайна

Скажу по секрету, мне недавно в руки попала одна очень важная информация, очень важная. В прошлом веке в Америке жил президент, много их там было, но одного из них убили, я даже по телевизору это видел, говорят, какой-то снайпер с крыши дома его убил, даже поговаривают за что. А именно за то, что он написал президенту просьбу, в которой говорилось следующее:

 

Вы даже себе не представляете, какой ужас проявился на лице тогдашнего президента, и он ему написал ответ: 

 

На что плохой человек обиделся и разозлился на президента и пригрозил его убить. Ну а что из этого получилось, вы уже знаете.

Но это не самое важное в этой загадочной истории, самое главное было в этой секретной информации, которую я получил совершенно секретно и случайно. И в ней говорилось следующее: 

 

Теперь вы понимаете и знаете, кто убил этого ни в чём неповинного президента. Вот такие вот дела-делишки. Хорошо, что я вам всё рассказал.

Пробелы в тексте – это не пробелы, это специальные бесцветные чернила, которые видать только под определённым углом и под специальным светом, а каким именно, я вам сказать не могу, это секрет. 

Вот жена, стерва же а, заставила меня чистить картошку в полдень. Я лежал себе помаленьку на диване, никого не трогал, лежал, короче, сам по себе. Тут она заявляется и говорит мне, что надо срочно почистить картошку, пока она сходит на работу, вроде как она там что-то делает.

Лежу уже почти три часа. Думаю, когда же моё тело поднимется, а оно не поднимается, сука. Говорю ему, что надо подниматься, а оно ноль внимания и дальше на месте лежит, сука.

Наконец-то я поднял своё бренное тело, побрёл до кухни. Пришёл, сел на табурет и стал чистить картофель. Чистил минут сорок, а потом потянулся за самой большой картошкой, и что-то меня взяло за руку.

– Эй ты, ты кто такой, не держи меня за руку, гнида мелкая, – прокричал я непонятному существу.

Существо ещё сильнее меня сжало и стало тянуть меня в мешок.

– Ой, гондурасы (я не матерюсь, я так выражаюсь), куда вы меня тащите?!

Так держали они меня до самого вечера, пока моя жена не пришла. За 10 минут до её прихода меня рука отпустила и сказала:

– Ещё раз не захочешь встать с лежачего положения, я тебя накажу.

– Как?! – спросил я, немного опасаясь последствий.

Ответа не последовало, но я понял, что картошку надо чистить постоянно и в течение всей недели, а то меня утянет какая-нибудь сука в неизвестном направлении.

Я вообще люблю картошку, особенно чистить её по утрам и вечерам (смеюсь до коликов).

 

Кирпич

Торопился один мужичок весенним солнечным утром на работу. Чуть ли не вприпрыжку бежал, опаздывал на деловую встречу, серьёзный человек был.

(дочь проснулась, пойду, посмотрю, как она там, недавно родилась). Не писал недели две, очень был занят своими делами, гулял, пил, в общем отдыхал.

А ну да, вернёмся к мужичку-здоровячку. Вот он бежал-бежал, а тут неподалёку шла стройка вовсю, шум, гам, кирпичи то там, то тут. Гастарбайтеры шумно что-то своё обсуждали, кричали, смеялись на четвёртом этаже (извиняюсь за слово гастарбайтеры, оно не очень политкорректно, но всё же такое слово придумал не я, поэтому я им только пользуюсь, а не обозначаю).

Летит кирпич, бежит мужик, летит кирпич, бежит мужик, тут они повстречались на половине первого этажа, примерно на одном метре и восьмидесяти двух с половиной сантиметров. Не скажу, что встреча была обоюдно радостной и радушной, но прикурить можно было в метрах трёх от встречи этих объектов. Мужик рухнул на землю и что-то забормотал, все вокруг сбежались к мужику и стали что-то с ним делать, кто трясёт его, кто-то искусственное дыхание стал делать, кто по щекам стал бить, короче, стали помогать ему кто чем может. Собака мимо бежала и кричала:

– Ага ещё сильнее надо было торопить и бежать, добегался, дурак, вот теперь лежи и получай помощь, – и сделала умное лицо.

– О, я тебя понимаю, ты же собака, но я тебя понимаю, почему я стал тебя понимать?

– Вот тебя шандарахнуло-то, любезнейший(ха ха ха, расхохоталась собака), а ты что, на китайском что раньше разговаривал?! – и не дожидаясь ответа от мужика, собачка побежала по своим нуждам.

Очнулся мужик в больнице, голова болит, картинка расплывчатая, ничего не помнит.

Кто-то гладит по голове и приговаривает:

– Вот говорил же тебе, не убегай от меня, вот не послушался и попал в беду.

Жена моя, наверное, беспокоится обо мне, как я тут, наверное, мне покушать что-нибудь принесла, может быть какой-нибудь окорочок или мяса кусок.

– Вы, доктор , когда отпустите этого беднягу?

– Ну не раньше чем через неделю, травма сильно рассекла голову.

– Ладно, пускай лежит и поправляется.

Один остался в палате. Ну раз все ушли, могу встать и походить по палате. Еле как встал, подошёл к зеркалу, вся голова в бинтах, уши торчат почему-то сверху, обычно они были по бокам от головы, может, у меня уши отлетели от кирпича. Да, беда, конечно, ещё усы какие-то торчат в разные стороны, откуда они.

А ветлечебница работала только до пяти вечера, ни мяса, ни даже куска хлеба жена не принесла, случится неприятность с кем-нибудь, и поесть даже никто не принесёт.

Убедительная просьба, ходите аккуратнее возле строек и всяких плохих зданий, кирпичи могут падать и не предупреждать об этом. Я обычно хожу в головных уборах, всякое может быть, жизнь полна неожиданностей.

 

– Здравствуйте, я тут пришёл, я немного стесняюсь, у вас тут так светло и хорошо, я в грязном, ещё не успел постираться.

– Можешь не беспокоиться, тут всё сделано для тебя, чтобы ты чувствовал себя хорошо, легко и комфортно, всё для тебя, друг мой.

– Ой, вы такой добрый и приветливый, а мне рассказывали, что вы можете кого-нибудь покарать или даже что-нибудь отнять и даже убить.

– Это, скорее всего, дезинформация, многие меня не видели и думают, что я плохой и помню недоброе, это всё неправда, я тебя уверяю, ты в безопасности, и тебя здесь все любят и уважают.

– А почему я встретил вас, а не того самого, которым всех пугают, кто себя плохо ведёт?

– Ты находишься только в моём мире, другого места просто не существует, вы сами придумали его, чтобы друг друга пугать и быть в неведении. Зачем вы пугаете друг друга и дерётесь, я вас люблю и по-другому не умею, а вы говорите, что я вас позабыл?!

– Ой, извините меня, но я этого не говорил, я был занят своими делами и ничего про это не слышал, я не знаю про что речь, я вас всегда уважал и ходил в ваш храм, извините меня великодушно.

– К тебе нет никаких претензий, ты жил как получалось, тебе было легко и трудно, ты уходил и приходил ко мне, я тебя всегда ждал и надеялся, что с тобой ничего дурного не случится, я для тебя приготовил всё самое лучшее, чтобы ты себя чувствовал как дома – легко и уютно.

– Значит, вы меня любите?!

– Конечно…

Тело лежало на тротуарной плитке, кровь сочилась с окровавленного тела, двое скрылись в конце улицы. Луна освещала лицо покойника, и оно улыбалось, улыбалось чистому небу.

Тела двоих нашли через три квартала к югу от тела покойника.

– Привет...я вас долго ждал… …иногда мы не имеем

Даже шанса на истину…

 

Путешествие

Вы даже не знаете, как я люблю путешествовать. Как одену шорты и давай бегать то вокруг дома, то вокруг какой-нибудь берёзы ближайшей.

Сижу в инете и смотрю: путешествуйте с нами!!! Вот я и решил, что надо обязательно попутешествовать куда-нибудь. А так я был только в деревне и то не на долго, только попить самогон, да рожи побить ( смайл).

Одел свои любимые шорты и футболку и побрел, куда глаза глядят. Иду, иду и вижу, что вокруг всё белым-бело и люди ходят в одеждах больших, странные какие-то, я же в шорты одет, значит тепло вокруг, и все должны ходить в лёгких одеждах, мне так показалось, что они все дураки, а вам?

Прохожий идёт, трясётся весь, что-то бормочет себе под нос, сумасшедший, наверное, нос крючком, шапка большая, во всю голову, сапоги одеты на левую ногу, притом оба одеты на левую ногу, наверное замерзает (тут недавно я сам чуть не замёрз, живу-то в Сибири).

Сразу хочу предупредить, это с вами не книга разговаривает, а ваш сумасшедший автор, чтобы он всю жизнь в этих рваных шортах ходил, а ел только подножный корм, етить через бревно (ругательное выражение, применяется крайне редко и только говорящей книгой).

Автор – книге: если ты будешь возникать и что-то неприличное высказывать в мой адрес, то я, когда напишу эту книгу, буду мелкими кусочками сжигать тебя в самую лютую зиму, смайл, смайл, смайл, просмеялся…

…………………………………………………………………………………

О, вроде замолчала или замолчал, не знаю, я под корешок не заглядывал (хихикаю).

О чём это я, а да, о моём великом путешествии в непонятные страны…

...автор ушёл на работу…теперь я могу Вам всё рассказать, как было на самом деле, а не то, что выдумал этот сумасбродный.

Я смотрю, тут без меня власть почти хотели захватить. Но увы, книжонка, ты как всегда забыла, что без меня ты никто и, самое главное, кто за тебя писать будет, акромя меня?!

(сейчас будет диалог, которого на самом деле не может быть в принципе в природе, но вы же читаете не совсем обычную книгу, кстати, это не комплимент книге, пусть она не думает, что она такая особенная и необычная).

– Как кто, ты думаешь, что ты самый умный тут?

– Ну не самый умный, но по крайней мере, у меня есть ноги и руки и даже рот откуда вылетают слова (сделал важную мимику лица).

– Во, нашёл чем удивить мой переплёт (послышалось мелкий хихикающий смешок), если бы не я, то куда бы ты смог поместить все буквы из твоей головы, чтобы написать даже эту строчку, что сейчас видят читатели, а???

– На бумагу, хи-хи, бумага не книга, ты подумала, что я пишу сразу в книгу с чистыми страницами (смеялся от души минут десять, всё-таки какая тупая книга мне попалась, сам удивляюсь, откуда она такая появилась, всё-таки какой я умный).

– Эй, придурок, не забывай, что я всё слышу, ты же пишешь в меня свои тупые мысли и выражения, они же хранятся у меня на страницах.

– Ну всё, ты меня разозлила, щас как перестану тебя писать, вот посмотришь, что с тобой будет, тебя просто напросто не выпустят в свет и ты будешь в воображаемом месте, догадайся в каком.

– Даааа, а тогда для чего ты начал писать меня, а? Молчишь, жуёшь булку (утро просто сейчас, завтракаю немного, я же не книга). Если меня не напечатают, ты так и будешь жевать и жевать не только булку, но скорее всего и другие предметы, не совсем предназначенные для попадания в твой глупый рот. Вот тогда посмотрим, как ты запоёшь, умник. Так что не дёргайся и слушайся меня, я тут главная, и точка.

–…это не точки, просто я показываю неприличные жесты в сторону оппонента.

Вот вам и книга, молчала-молчала, а щас заговорила, да ещё как заговорила, умничать стала, корчить из себя неведомо что. Но она права, если я её не напишу, то будет очень печально и некрасиво, даже можно сказать некультурно.

 

P.S.

Кстати, в написании данного писания, автором не употреблялись следующие предметы: таблетки, алкоголь, курительные вещества, не состоял в психиатрических диспансерах. Хотя недельку ему можно было бы полежать.

Последние строки были написаны не автором, он удалился в туалет.

Соавтор.

 

Добрые люди

ГЛАВА I

Сижу на подоконнике, скучаю что-то, даже выпить не с кем чаю, скукотища. Эй, кот, иди сюда-а-а, я тебя сейчас поглажу. У ти, какой хороший, ласковый и добрый, ты всегда такой хароший (слово написано правильно, не надо его менять, я сам его придумал) или у тебя бывают случаи плохого настроения, а может быть, ты меня хочешь укусить или даже поцарапать. Значит, от тебя можно ожидать чего угодно. Значит ты не совсем добрый кот.

Кот сидел рядом и смотрел на меня большими зелёными глазами и молчал, он всегда молчал, когда я с ним начинал разговаривать на неприятные для него темы, просто кроме него никто не хотел меня слышать, так как все были очень умными, а я ничего, как всегда, не знал, меня родили глупым и нерадивым, меня всё время учили быть добрым и хорошим мальчиком.

Как-то кот мне рассказал, что люди иногда не добрые, как говорят они сами, иногда они совершают другие поступки, не совсем похожие на те, о которых тылдычуть всю жизнь.

Речь кота:

– Вот ловлю я как-то мышь и вижу, что меня пинают незнакомые люди, я за мышью, а они мне пинком под зад. Даже один из них мне вилкой в хвост тычет и приговаривает: «ты мерзкое животное, ты урод, ты не такой, как мы, ты плохой, от тебя много блох и вшей и мышей ты не ловишь!». Хотя мышь торчала у меня изо рта. Короче, вот такая история, потом люди взяли меня на руки и выкинули на улицу, а потом ты встретил меня, ну это ты уже знаешь.

Моя речь:

– Вот видишь, я так и знал: ты тоже недобрый, ты вшивый и мышей не ловишь, но ничего я лоялен к этим недостаткам. Поэтому я тебя и подобрал, чтобы я мог с тобой разговаривать и гладить тебя.

Кот:

– Налить тебе чаю?

Мой ответ:

– Слушай, давай пойдём и посчитаем, сколько добрых людей на земле, это же так просто, если ты говоришь, что они не любят вшивый и блохастых, значит, они многих не любят, а если не любят, значит, они не добрые, а вредные и капризные.

Ответ кота:

– А что же нам делать-то ещё, на улице вечер, людей мало, все вредины уже спят, значит, добрые ходят по улице.

Я:

– И то правда, одевайся и пошли, ой, то есть я сейчас оденусь и отправимся с тобою гулять по миру и считать добрых людей, ты согласен?!

Кот:

– Конечно согласен, ты же мой друг и товарищ, тем более мышей я всех переловил, и делать мне пока нечего сегодня, так что в путь, мой друг.

 

ГЛАВА II

Вышли два товарища на улицу, а там никого, погода плохая идёт, дождь и слякоть, ветер и сквозняки повсюду гуляют. Плюс ко всему ещё и темно, на часах около часа ночи.

– Ох, а мы-то пошли на поиски и даже не заметили, что время-то позднее, на улице никого нет, да и погода не к чёрту.

– Да ты прав, мохнатый мой друг (на мохнатого он уже не походил, это было какое-то ужасное, худое создание, всё мокрое и жалкое), время мы с тобой выбрали неудачное, тёмное и ветреное.

В темноте не было видно их мокрого и ужасного вида, темнота закрывала их недостатки, но они всё шли и шли вперёд в надежде найти доброго и отзывчивого спутника на своём пути, чтобы можно было всем вместе съесть немного мороженого на лавочке и послушать птичек.

Гроза гремела, в окнах домов горели лампочки, кто-то смеялся, а кто-то рыдал, кто-то ел пельмени, а кто-то мылся.

А мы с котом шли по улице и искали добрых товарищей.

Говорят, их могилы нашли в Новой Зеландии, два креста один побольше, другой поменьше, могилки были ухоженными, с рюшечками и свежими цветами каждый понедельник. Всё-таки они нашли добро, на своих могилках.

Автор смеялся долго и упорно на протяжении трёх минут и 34 секунд.

 

Сидит мужик в поле и мастерит что-то. Ходит по полю собирает разные камни, палки и всякий хлам. И так продолжается примерно эдак, честно скажу, там не был, но очень долго, там ещё после него лес вырос большой, кедровый вроде, говорю как на духу, честно и правдиво.

Рядом строились дома, сносились дома, снова строились дома и снова разрушались, а мужик сидел себе и сидел, сидел и сидел, так можно и высидеть что-нибудь круглое. И сразу всплыла в памяти история про курицу, я раньше куриц держал разных пород. А мне особенно нравилась одна курица, рябая была. Вот я её и назвал – курица Ряба, к одноимённой сказке никакого дела не имеет.

А в моём доме всё время бегала мышь, шнырём по ходу была, всё ей надо было знать, всё хотела видеть и всё такое. И вот одним прекрасным летним вечером возвратился я домой с Эвереста, я туда часто хожу, люблю, знаете ли вы, походить, побродить по всяким местам неведомым. И захожу я домой, а там сидит мышка Ночнушка (я её так назвал, так как ходить любит по столам ночью, а днём она отсыпается в курятнике под курицей, там, наверное, тепло, я не пробовал, врать не буду. Ну вот, сидит мышка на полу, а на столе Ряба сидит и тужится, яйцо хочет чтобы появилось.

Минут через пять яйцо появилось на свет и покатилось по столу, катилось, катилось и снова катилось и начало падать на пол, я стою, смотрю на всю эту картину и думаю, а выключил ли я газовую плитку на Эвересте, знаете, я такой забывчивый иногда бываю, то забываю одно, то другое, правда поесть и поспать мне напоминают, даже если я забываю, мне в голову приходят мысли и говорят – не забудь поесть, а потом иди спать, я всегда их слушаюсь, потому что боюсь, что они меня накажут и поставят в угол (хотя я углов не боюсь, я могу и там поспать, смайл).

Думал и вспоминал, вспоминал и думал, в итоге яйцо упало на голову мышке, мышка умерла от инфаркта, так как она никогда не думала умирать от яйца в расцвете сил, и я понял, что газовой плитки у меня и в помине не было (у автора была плитка, плитка шоколада, он её хранил под подушкой, на случай, если к нему придут мысли в голову насчёт еды, это я вам говорю по секрету, автору ни слова), я же поднялся на Эверест и сразу обратно к своим курочкам, они же у меня голодные, их надо кормить время от времени, уход и забота необходимы.

Взял мышь, положил в карман и пошёл в больницу. Подхожу к больнице, а там ночь на дворе. Подождал, когда наступит утро.

Отдал тело мышки в руки доктора, доктор осмотрел и сказал, да, точно, это был яйцевый инфаркт. Я с чистой совестью пошёл домой спать.

И с тех пор у меня в доме не водились мыши. Потом я похоронил мышь, как полагается, со всеми почестями и поминками в кругу куриц у меня на веранде, все плакали от горя, а я плакал от счастья, что мышей больше у меня в доме не будет.

Ну и я совсем забыл про того мужика на поле, что-то я хотел про него рассказать, но забыл совсем, про что именно. А вспомнил, ой, и снова забыл.

Тороплюсь написать следующий рассказ, поэтому закончу этот, извините, но мне пора спать.

 

Бросаем курить

Еду в автобусе. Жара, блин, стоит неимоверная, вроде бы февраль на дворе, а жара не спадает. Или жарко, или просто я ошибаюсь в месяцах, или я идиот. Рядом какие-то люди, кто стоит, кто-то сидит, а кто-то и лежит, кому как нравится. Солнце светит мне в лицо, я зажмуриваюсь и слышу голос:

– Эй ты, поговори со мной! – сиплый голосок донёсся откуда-то снизу.

Посмотрел вниз, под ноги, за спину, нет никого, может мне просто напросто показалось или солнцем голову напекло (как раз сегодня кепку забыл надеть).

– Жлоб, я к тебе обращаюсь, глохнешь?!

Опускаю глаза вниз, а там бабулька преклонных лет с сумкой в руках сидит и смотрит в грязное стекло с таким видом, как будто за окном ниагарский водопад. А в сумке сидит маленькая собачка и глазеет на меня. Я ещё раз обернулся, осмотрелся, кроме собаки на меня больше никто не смотрел.

– Это ты мне, шмакодявка? – с удивлением и шёпотом я спрашиваю у собачки, а вдруг это не она со мной говорит.

Тишина, моя остановка, я вышел из автобуса, так и не поняв, кто со мной говорил, я побрёл по своим делам.

Вышел из кабака, сигарета в зубах, немного шатаясь, я побрёл домой по узким улочкам тёмного города.

Заворачиваю за угол, выбрасываю бычок и тихий писк:

– Подними окурок! – тихим и нудным голосом пропищал кто-то или что-то.

Я послушно поднял окурок.

– А теперь съешь его! – приказали мне.

– А если я не съем?

– Тогда я тебя съем!!! – заорали на меня.

Перепугавшись, я проглотил окурок и побежал со всех ног галопом до дому, похмелья как и не было.

Вот таким нехитрым способом я бросил курить, и до сих пор не тянет.

 

Лежу в больнице, недавно положили, капельницу воткнули, сказали, лежи и выздоравливай. Короче, лежу и отдыхаю, получаю удовольствие оттого, что ещё живой.

Лежу, сплю, во сне кто-то грызёт ногти, только понять не могу, то ли я грызу, то ли кто-то ещё кроме меня грызёт. Смотрю на ноги, а там мужик сидит на корточках и грызёт мои ногти на ногах, жуть. Пнул ногой, продолжил свой сон.

Мне стало неинтересно, закончу.

 

Пошёл на базар. Жена сказала купить пару кроликов, говорит, будем разводить кроликов племенных. Взял ящик побольше, привязал к велику и поехал. Кручу педали, кручу педали, навстречу идут какие-то бичеватые молодые люди, думаю, надо своё лицо отвернуть в сторону, чтобы они его не увидели, а то у меня лицо лучше выглядит, чем у них, могут накостылять и велик с ящиком отобрать, тогда не видать мне белого мяса, а только люлей от жены. Лицо отвернул и еду так мимо них. Проехал, а лицо обратно повернуть забыл, въехал в кустарник шиповника, не повезло немного. Бичеватые пошли дальше, велик поцарапал, штаны порвал, повезло, считай.

Отряхнувшись, взобрался на велик и поехал далее. Ну вот и забор видно стало, забор рынка. Подъехал такой деловой, оттого что не «получил по горбу», улыбка до ушей, счастье через дырку в штанах аж сочится. Подхожу к багажнику, а там пусто, обернулся, посмотрел по сторонам, ничего нет. Наверное, когда я в кусты свалился, там и потерял. Немного взгрустнулось.

Взял пакет и пошёл за кроликами. Обошёл весь рынок, ну нет кроликов, никаких, ни больших ни маленьких (бывали такие годы, что и свиней не найдёшь, только петухи и курицы сидят в клетках).

Возвращаюсь обратно к своему велику, а тут откуда ни возьмись появился человечек в старом камзоле и с ехидным лицом. И говорит мне такое дело:

– Кроликов, говоришь, надо?

– Да надо, решил разводить кроликов.

– У меня есть немного, но они не совсем живые.

– А какие?

– Немного мёртвые, но зато дёшево.

– Ну если дёшево, тогда давай, сыпь их мне в пакет.

Аж штук пять вышло. Мужик, смотрю, светится от счастья, и мне хорошо, по дешёвке кроликов купил, а как моя жена будет рада этому, поеду побыстрее домой, обрадую жёнушку свою.

 

Комментарии: 0