ВИКТОРИЯ МАМИНЕВА

О СЕБЕ:

Ассоциирую себя с Ассоль, которая не дождалась корабля под алыми парусами и пошла домой… под перекрестными насмешками жителей родного города – «Сказок не бывает!». Увы, это так. Тем не менее, сама мечта стоила жизни!

Некогда я писала прозу под псевдонимом Элла Жежелла. Это девушка лет 20-22, не лишенная самоиронии и романтизма, которая рассказывает о проблемах современной молодежи. Меня пару раз обвиняли в том, что я «насаждаю феминизм» и «ненавижу мужчин». Ан, нет. Просто считаю, что женщины, вне зависимости от внешних данных, должны себя уважать (не противопоставлять мужчинам), не впадать в зависимость от наличия или отсутствия отношений. Только и всего. Хотя, может, пишу я об этом слишком уж эмоционально. Ну, такова моя натура.

Теперь надеюсь начать новый этап в жизни. Скучный и взрослый.

Конечно, быть вечно мечущейся в поисках смысла жизни душой в какой-то мере хорошо – приятно ощущать себя особенной, но в определенном возрасте существовать под таким градусом эмоций уже невозможно. Либо перегореть навсегда, либо меняешь мышление.

Кажется, я к этому почти готова, не боясь утратить индивидуальность. Надеюсь, стать добрее и, наконец, взрослее, в хорошем смысле этого слова – не обрасти цинизмом, а перейти от экспрессии и неизжитого до сих пор юношеского максимализма к философскому осмыслению жизни. Надеюсь, в будущем это найдет отражение и в творчестве.

А пока... представляю некоторые произведения, написанные в тот самый период "высокого градуса чувств".

 

ПОШЁЛ ТЫ...ЧЕРЕЗ МОСТ

В юности, когда моя душа тряслась из-за бренности бытия, я набирала ледяную воду и садилась в ванную. Остывала.

Ха, яркое доказательство того, что свой крест надо нести до конца, иначе последствия скажутся позже: тогда мне становилось легче, к тому же, я заболевала и пропускала ненавистную школу, зато теперь, скорее всего, у меня не будет детей.

На сей раз я решила испить чашу позора до дна. Надеялась, что сей мазохистский жест, наконец, меня отрезвит. Только достигнув дна, можно начать подъем…

– То есть, он никуда не уезжал? – уточнила я, ощущая, как гулко бьется сердце.

– Откуда я знаю? – замялась Элла. – Во всяком случае, сейчас Сергей точно в городе – они с моим благоверным позавчера в теннис играли… Может, и уезжал, но уже здесь, – она помолчала. – А Сергей что, ни разу не позвонил тебе с Настиной свадьбы? Вы же вместе тогда ушли!

– Да. Но утром он сказал, что уезжает в командировку…

– Да мало ли что там у него случилось, а!

– Спасибо за инфу, пока, – боясь, что голос сорвется на ультразвук.

Руки задрожали, ноги подогнулись.

Я набрала номер Сергея. Он не ответил.

Да хватит уже! Сам не набирает, еще не отвечает. Что это может означать? Правильно – его утащили пришельцы. Надеюсь, для опытов!

 

«Если у тебя есть посох, я дам тебе посох. Если нет – отниму».

Прочитав где-то это высказывание, я поняла его однозначно – «если ты думаешь, что твоя проблема неразрешима, тебе будет послана еще одна. Чтобы ты понял, что бывает и хуже. А счастье привлекается к уже счастливым людям».

Возможно, автор фразы вложил в нее другой смысл – это не так важно.

Главное, что она как нельзя более соответствовала ситуации, сложившейся у меня.

Самое ужасное, что ничего страшного не происходит…

Вспомнилось, как Сергей рассказывал о своих занятиях боксом: когда тебя бьют, надо позволить боли пройти через тебя. Просто принять.

Я легла на пол в позу покойничка, чтобы это острое ощущение прошло сквозь меня, как ток. Перед глазами картинка: лежу, такая… и умираю от тоски. Хоронят в свадебном платье. Хоть таким способом я его надену.

Разряд тока был, видимо, слишком сильным. Я почувствовала, как плавятся мозги.

Какой смысл теперь лежать на полу, если ничего не изменится?

Я встала с ковра и пошла жарить сосиски.

Процесс поедания немного отвлечет – не могу жевать и думать. Но, сквозь туман безысходности, вспомнилось, как он сказал, когда мы прощались у мостика:

– До встречи, солнышко.

И так ласково у него получилось!

 

«Такие, как я, становятся рок-звездами, работниками морга… но никак не любимыми!» – мне нравилась эта обезличенная плагиаторами фраза, увиденная в Инете.

Как сладко оправдывать собственное одиночество ОСОБЕННОСТЬЮ. И все равно, где-то в глубине души теплится надежда, что придет кто-то и откроет мир чувств.

Когда мы дошли до мостика, я поняла: это ОН. СЕРГЕЙ.

– До встречи, солнышко! – сказал он.

Я пошла домой через мостик, отделявший мой дом от его.

Удивительно. Мы с Сергеем учились в одной школе, но не перемолвились и парой слов, жили, фактически, по соседству, гуляли в близлежащем парке – в разное время, Сергей был хорошим товарищем парня моей близкой подруги Эллы, но мы не пересеклись до роковой Наськиной свадьбы. Метаморфозы судьбы!

Я шла через мост, ощущая себя хозяйкой жизни, складывала цифры в номерах проезжающих мимо машин: “Если в сумме будет 7, значит, он меня полюбил”.

И ведь было 7!

Вот бы мостик не кончался!

 

Я старалась есть сосиски медленнее, сознавая, что после этого мне снова будет нечего делать. За эти несколько дней построила планы на будущее, чего давно не делала, а теперь камня на камне не осталось.

Я поняла, что созрела для создания семьи.

В идеале должно быть как минимум двое детей. Учитывая мои проблемы по этой части, сие вряд ли осуществимо, но шанс родить одного у меня есть, пусть и небольшой.

Возможно, стать мамой и не получится, тогда фантазия подсовывала другую картину: я прихожу домой с работы, в двадцатиградусный мороз, принимаю горячий душ, потом топаю в постель – на носочках, чтобы не разбудить его (Сергея?), а он не спит. Ждет меня. Я засыпаю, уткнувшись ему в плечо.

Но этого не будет.

Какая же я идиотка – могла бы сразу сопоставить факты: командировка, видите ли, какая-то наметилась, о чем он мне сказал утром, когда мы покидали его квартирку. Многообещающее «До встречи, солнышко» затмило все, пролив бальзам на душу.

Значит, больше никаких сюрпрайзов в моей отлаженной в своей хаотичности судьбе не предвидится.

Я съем сосиски, потом настанет ночь и усну (впрочем, скорее всего, не удастся), потом придет другой день, потом третий, далее – сотый… а потом умру, меня закопают в земельку и обгрызут черви! Пессимистично? Просто надо понять, какой была моя жизнь, чтобы в полной мере осознать, чем была эта встреча с Сергеем.

 

Сейчас, кажется, в моде социальный треш: «Все плохо, я бы сдохла, да кто летом на даче мои грядки поливать будет?», или еще жестче: «единственное, что держит меня на бренной земле – желание пережить своих врагов и станцевать на их похоронах».

Я – треш ходячий, такими «особенными» рисуют молодое поколение – те, кто пытается представить молодежь как стадо нытиков с неустановленными целями.

Нас, таких, немного. Просто мы, кандидаты в антисоциальные элементы, идеальные мишени для оттачивания ораторского искусства в диспутах о «потерянном поколении».

Я всегда была непутевой. Возможно, причина в чрезмерной эмоциональности. Первый же раз получив совком по балде в песочнице, всерьез задумалась: а уместна ли я на этой земле? Почему-то меня с детства не любили, считали фриком. Само собой, мировоззрение у меня формировалось соответствующее, «нытиковое», как говорит моя мама: все (окружающие) – такие бессмысленные существа, кипятятся в котле мелких радостей. Думают, что ради их ничтожных целей стоит жить. Наивные! Да все мы – никто. Одна я сознаю, какое дерьмо эта жизнь, а потому с юности инертно жду смерти. Не, ну, зачем что-то делать, если все мелко и бессмысленно?

Я рождена, чтобы сдохнуть. Никого из нас сия чаша не минует. Но другие умрут, а я – СДОХНУ. Одна. И похоронят меня у дороги, и тропа к могиле зарастет бурьяном, так как никто не придет…

Я искала дом. Подразумеваю – место, где можно укрыться с головой, нет оценок и мнений. Избавиться от ощущения тяжести. Такого пристанища у меня не было. В школе – одноклассники, учителя. Я думала: «скорее бы умереть».

Сдохну, вот, бесславно, зато в укор своему времени и Судьбе.

НО-О-О-О-О (да, вот такое большое): поверх этого нигилизма было и что-то еще. Большее, чем я сама. Взгляды. То, что останется, когда я все-таки скончаюсь, то, по чему меня можно распознать из тысячи. Верила в справедливость, как бы наивно это ни звучало. Была убеждена, что, если будешь порядочной девочкой, тебе воздастся в виде большой и толстой любви, никого не обманешь – и сама на пути увидишь только искренность и т.п.

Моя система координат с осями и абсциссами существовала долго и была грелкой перед сном. Я хотела познать любовь, мечтала, что у меня, наконец, появится друг…

Мне казалось, еще чуть-чуть, и все будет. Осталось немного, говорила я себе. Ведь не может же человек прожить без отношений всю жизнь.

Годы шли, и прямые принципов заворачивались в дугу.

Ты ждешь, значит, чу-й-в-с-твввввввв, в истерическом каком-то нетерпении: «если в этом году не встречу, умру!»…

Ну, а одним погожим весенним деньком получаешь приглашение на свадьбу бывшей одноклассницы Насти, которая звала тебя «чувырла».

Вот как тут не ощутить покусывание под ложечкой? Несправедливо!

Да, нельзя сравнивать себя с другими, но возможно ли это?

Прошло столько лет, а я так и не услышала этих слов… главных.

Не состоялась большая любовь, о которой я так мечтала, не будет никогда юношеского «ЛЮБЛЮ!», наивных признаний и прочего. Я ни для кого не стала воспоминанием. Некоторые хранят в памяти первую девушку, которой кричали свое «люблю». Досадно.

К сожалению, все это вполне переносимо. В ранней юности я и предположить не могла, что те, кого не любят, оказывается, продолжают жить… а куда им деваться?

 

Раздался звонок телефона.

Я взглянула на дисплей – «Саша». Очередное разочарование.

– Да?

– Перезвони мне!

У меня не было ни малейшего желания.

– Говори, что хотел?

–Ты понимаешь, что у меня бабла на телефоне мало? Перезвони, и я скажу! Жду.

Я ухмыльнулась. Да жди, хоть до Второго пришествия.

Звонок повторился.

– А -а-а, понял! Все дуешься из-за того раза?

– Нет, – честно призналась я.

С этим Сергеем успела забыть и о существовании Сашки и о том, что должна-де на него за что-то обижаться.

– Тогда давай встретимся вечером, – продолжал тем временем. – Я сегодня после работы могу. Пойдем в классное место.

Хотелось, чтобы прозвучал в душе набат – «Вот он, выход!». Стоило впасть в ничтожество, как объявился Сашка. Я уже ни во что не верила, но, в любом случае, терзать сосиски весь вечер не выйдет.

– Давай у памятника, я тебя заберу и мы пойдем! В 7, ок?

– Ага, – инертно согласилась я. – А как мне одеться-то в это классное место?

– Секси! – смачно произнес он.

– Хорошо. До встречи.

«Держись за него! Слышишь, Женя?!»

 

Когда мы познакомились с Сашкой, у меня была мысль, что Провидение обратило на меня свой взор. Наконец-то, за все страдания и унижения Женьку полюбил красавчик.

Сашка подошел ко мне на улице. Я удивилась. Никогда бы не подумала, что способна привлечь внимание высокого интересного брюнета. Только – одно плохо – ну, ничего я к нему не испытала. Во мне не была задета ни одна струна. «Да симпатичный же парень!» – внушала я себя. Глаза все видели, а тело не реагировало, вот парадокс.

Он назначил свидание. Мы пошли в парк. Гуляли вокруг пруда, разговаривали… Вернее, Сашка рассказывал, как его бесит работа: и вставать ему, бедному, рано, и платят-то мало… Я молча слушала и кивала.

– Ты – такая душевная девушка, Женя!– воскликнул он эмоционально.

Я смущенно потупила взор. Приятно.

И все-таки, что-то было не так. Глядя на целующиеся парочки, забывшие обо всех приличиях, меня охватывала тоска. Вот, высокий брюнет, подарок судьбы, назвал «душевной», а у меня нет ни малейшего желания впиться в его четко очерченные губы.

В общем, все эти мысли меня морозили.

Я посоветовалась с Эллой.

– Да не нравится он тебе просто, и все! Вот и не встречайся с ним больше, делов-то, – сказала она, выслушав мои сомнения. – Женя, если душа не лежит, не заставлять же себя!

– Ну, симпатичный он… Странно это все.

– И что дальше? Мало ли их, симпатичных… Не все же должны нам нравиться, и черты лица ни причем. Просто у тебя серьезных отношений никогда не было, вот ты и не понимаешь. Энергетика должна быть схожей. Темперамент. Если так – все сложится отлично, будь он даже Квазимордой, хих. Нет – хоть сам Бред Питт, – не будет вам хорошо вдвоем.

– Наверное.

– У вас еще ничего не было, а у тебя уже такие мысли! Если изначально нет чувств, думаешь потом появятся? А представь, при самом лучшем исходе, ЖИТЬ С НИМ? С нелюбимым! – увещевала Элла.

– Не мне выбирать.

– Как можно себя настолько не уважать? – вздохнула Элла.

 

– Куда пойдем? – поинтересовалась я у Сашки при встрече.

– В парк!

– Ты же обещал сводить в классное место! – напомнила я.

– А парк, где мы в тот раз гуляли, разве не классное место?

– Зачем тогда ты сказал одеться особенно?

– Я говорил стиль «секси»! Зачем? Странный вопрос, – усмехнулся Сашка. – Мне так нравится.

Он остановился, чтобы меня поцеловать.

Неприятно, но терпимо. Женька, держись.

Невольно вспомнилась Элла: «… жить с ним, с нелюбимым». Нельзя об этом думать. Если бы я была несимпатична Сашке, он не назначил бы мне вторую встречу. Интересный парень, наверное, желающих полно. Если выбор пал на меня, может, у него и правда ко мне симпатия? Но спасительные мысли приятных ощущений не вызывали.

С Сергеем было иначе. Внешне он уступал Сашке по всем пунктам, но одно прикосновение вызвало дрожь во всем теле. Наверное, это и была страсть, которая возникает неожиданно и сметает все на своем пути.

Наконец, я отстранила Сашку, мы направились в парк.

 

В тот роковой день, когда бывшая одноклассница Настя ни с того ни с сего пригласила меня на свадьбу, первая мысль была о Сашке.

Я отправила ему СМС: «Давай в субботу сходим на свадьбу моей одноклассницы». Пусть головокружительную карьеру не сделала и, увы, не похорошела, зато, вот, явлюсь с интересным мужчиной. Ведь никто не знает, какие у нас отношения на самом деле, и виделись мы один раз. И разлилось по сердцу ощущение успокоения – какое счастье, когда есть кому написать.

Он перезвонил:

– Какой ресторан, Женя?! Мы же договаривались в субботу погулять, а ты в последний момент меняешь планы. Так не делают! Я был о тебе лучшего мнения! – и он отсоединился.

Я покорно перенабрала номер:

– Саш, ты извини меня, а? Ну, так вышло… свадьба – это ж повод… ну… так серьезно! – заискивала я.

– Неужели важнее встречи со мной?

– Если мы пойдем вместе – разве это не встреча?

– А я говорю, что идти не хочу.

– Да почему?!

– Я все уже сказал, – он отключился. Мужик, вы что.

 

Откровенно говоря, не так уж мне и впарилась эта свадьба, Наську я со школы выносила с трудом, но уже давно нигде не была. С тех пор как Элла нашла бойфренда.

Одно время проводила много часов с ней. Мы вместе шатались по летним кафешкам, заходили в клубы. Моя красавица-подруга преследовала одну цель: найти жениха. В провинции на девушку старше двадцати лет, не состоящую в браке, смотрят укоризненно. А некоторые – с плохо скрытым торжеством. Наши знакомые-де переросли клубы, теперь у них «правильные ценности». Я таскалась с ней просто так. Нравилось возвращаться после клуба и петь русские романсы. Потом она нашла обеспеченного бойфренда, стала вить семейное гнездышко в его загородном коттедже.

Мы практически не виделись, разве что созванивались.

– Женя, мне мой подарил колечко!

– Шубку.

– Мы собираемся купить машину.

После фортеля Сашки я набрала Элле – посоветоваться. Может, и правда не ходить, раз он против? Хочется повеселиться, но… поехать одной? Не айс.

– Что за предрассудки? – удивилась Элла. – Вот мой друг тоже не пойдет, – он в Москве будет.

– Ну, значит, вместе отправимся, – обрадовалась я.

– Вообще-то, моим спутником Сергей будет. Помнишь?

– Не-а.

– Семчук его фамилия. Ну, учился в нашей школе, на год старше. Он такой наивный был, толстяк-тюфяк… Видела б ты его теперь! Таким бабником стал. Оказывается, этот Сережа с моим мужиком общается. Как мир тесен! Вот мой и доверил, так сказать, ему меня, хи-хи, как товарищу, но подарок от троих вручим, не парься. Мы с Сережкой купили уже.

– Я в доле.

– Ну и отлично. Иди на свадьбу. Даже ни о чем таком не думай! – посоветовала подруга. – Одного понять не могу, Жень… – озадаченно произнесла Элла после паузы. – Почему твой Сашка так рьяно отказывался идти с тобой? Он же в субботу свободен, коль скоро вы собирались вместе время провести…

– Может, расстроился? – предположила я. – Он ведь хотел меня пригласить, а не в ресторане с незнакомыми ему людьми…

– А куда, кстати, этот крендель тебя пригласить-то хотел? – заинтересовалась Элла.

– В парк гулять.

– Хм. Интересная картина вырисовывается. Он второй раз зовет тебя в парк, а не в кафе, допустим, или в кино… и отказывается в ресторан сходить… Да денег ему жалко! Жлоб он у тебя!

– Банкет за счет Наськиного мужа, вообще-то.

– А он просто не хочет в подарок на свадьбу вкладываться, вот и все, – припечатала подруга. – Я понимаю, почему он в первый раз тебя в парк пригласил – пообщаться, узнать получше. Но, если он тогда определился, что ты ему нравишься, то должен ухаживать! – безапелляционно заявила Элла.

– Почему это? – заступилась я. – Ничего он не должен!

– Да причем тут деньги, Женя? Подари, не знаю, звездочку из картонной бумаги – так один мой бывший сделал. Он сам ее смастерил, написал мое имя и сказал: «Элла, я открыл звезду и назвал ее в твою честь».

– Романтично.

– Ага! Я была так счастлива! – мечтательно произнесла Элла. – И бриллиантов никаких не надо. Главное – искренность. Еще скажи, что ты не согласна, Женя!

– Очень даже, – вздохнула я. – Не поспоришь, – но снова попыталась оправдать Сашку: – Просто мало времени прошло еще. Если ко мне не относятся как к «звездочке», значит, не заслужила этого, наверное.

– Твоя нелюбовь к себе переходит все границы! – возмутилась Элла. – В общем, так, Женя. Если ты, дорогуша, не пойдешь на свадьбу во имя того, чтобы гулять по холоду в парке с этим жадиной-говядиной…

– Да не такой он!

–…я никогда с тобой общаться не буду. Так, вот, и знай!

Так было решено, что я пойду на треклятую Наськину свадьбу.

 

На торжестве, будучи изрядно пьяненькими, девчонки заговорили о приятном. Ну, о моей неудавшейся личной жизни.

– Женька, а ты что, у нас замуж не собираешься? – спросила меня счастливая Настя. – Мужчины любят молоденьких. Не успеешь до двадцати пяти – все.

– Что тебе мешает, Женька? – вклинилась в разговор Машка. Она в браке с двадцати лет. Была Барановой, стала Козловой.

– Да где их искать, мужчин этих? – посетовала я. – На скоростях нашего времени! Увидел красотку – захотел переспать – получил желаемое – пошел дальше. Все!

– Ах, какая глупость! Это самооправдание. Ты совсем не повзрослела. Встречают по одежке – провожают по уму, – назидала Маша Баранова-Козлова. – Была бы ты интересным человеком, это бы затмило внешность! – сказала она, глянув на себя в зеркальце и удостоверившись, что у нее и с фейсом все в порядке, помимо «благородной» души, позволяющей добивать неудачливую одноклассницу.

– Да, у моего много красивых девок было, – сказала Настя. – Но выбрал он меня. Потому, что я – Личность.

Я не стала спорить. Бесполезно.

Настя… тоже мне, «интересная личность».

Конечно, симпатичные девушки всегда нравятся за их «прекрасный внутренний мир». А у таких, как я, красивой души быть не может. Потому что в лучшие годы юности так достается за внешность, что внутри не остается ничего. Надо быть исключительным человеком, чтобы сохранить что-то прекрасное внутри. Я давно поняла, что не являюсь исключением.

Впрочем, какой смысл говорить им об этом? Не поймут. Настя, Маша, Элла искренне уверены, что любят их за внутренний мир…

Я ощутила, как набегают привычные слезы, и пошла на улицу.

 

Вспомнив обо всем этом, ощутила, что окоченеваю сильнее. Взглянула на Сашку. Он снова вещал том, как его раздражает работа.

– Слушай, я так замерзла. Может, зайдем в кафе какое-нибудь? – предложила я, пряча покрасневшие руки в карманы.

– Не так уж и холодно.

Да, сии неначавшиеся отношения обречены. Но если Сашке до сиреневой звезды мои переживания, потребности, желания… что тогда заставило его назначить вторую встречу?

– Стой, Саш.

– Что?

– Я хотела спросить. Что тебе от меня нужно? Чего ты хочешь от наших отношений, если это можно так назвать?

Сашка насторожился. Наверное, решил, что я требую от него руки и сердца,а, может, кредитку, что для него самое страшное!

– Ну… от такой девушки, как ты, мне нужно все, – просто ответил он.

– А конкретнее?

– У нас еще ничего не было, а ты меня уже грузишь!

– Некоторые вещи лучше выяснять прежде, чем что-то будет! – разъяснила я. – Просто не понимаю твоих намерений.

– Ну-у… Мне нравится, что ты такая душевная. Милая, – добавил Сашка. – Вот только… один момент такой…

– Что? В чем дело?

– Я хотел тебе сказать… не надевай больше это платье.

– Почему это?

– Оно мне не понравилось.

Я и вовсе оторопела. Дело не в том, что платье ему не приглянулось, дело вкуса, а в том, что Сашка сказал об этом. Не подумав, будет ли мне неприятно.

– Пора домой, - холодно сказала я.

– Я провожу.

– Не стоит. Сама дойду.

– Ты что, разобиделась? – догадался Сашка.

Почему кого-то обожают, а мне все говорят, что на ум приходит? Элле бы в жизни такого не сказали!

– Ну, ты как маленькая девочка!

– А ты у нас – взрослый мужчина! Только взрослые отвечают за свои слова. По крайней мере, о последствиях думают, – отчитала я. – Не нравится платье? Купи мне новое. – Сашка был поражен моей реакцией – все это время я старалась угодить ему. – Выберем то, что тебе понравится.

– Главное – красота духовная, – сказал Сашка после паузы. – Ты мне этим и нравишься.

И мы молча пошли в сторону дома. У подъезда он снова потянулся меня поцеловать.

– Да не хочу я.

Сашка удивленно посмотрел на меня:

– Детский сад – штаны на лямках. Я же извинился!

Нельзя терять этого парня. Может, Небеса смилостивились, а я…

Не стоит сжигать мосты. Ну, не понравилось платье… может, Сашка этот просто непосредственный? Что на уме –то и на языке! Зато понятный. Никаких неожиданностей ждать не стоит, как в случае со «сложной натурой» Сергеем.

Если лезет целоваться – значит, не совсем и наплевать…

Противно, но ты держись, Женя.

Молодец.

 

Дома я оказалась в кольце дневных мыслей и, вдобавок, кажется, заболела. Хорошо, завтра не на работу – у меня график 2/2. Если бы мне повезло – это как раз-таки не по законам жанра. Достойна ли счастья девица, которая вместо того чтобы жить под лозунгом: «ЛУЧШЕ БЫТЬ ОДНОЙ, ЧЕМ С КЕМ ПОПАЛО», плюнула на гордость и унижалась перед Сашкой, не испытывая к нему чувств? Конечно, нет.

Моя судьба – поучительный фильм о том, что, даже если ты – фрик, размениваться нехорошо, аморально, неправильно, а то еще хуже будет.

Допустим. Как же тогда быть со всеми этими Наськами? Впрочем, толку на них смотреть? Всю жизнь так и оглядывалась на других, сижу теперь, как дура.

Может, эти Насти-Маши заслужили в предыдущих воплощениях некий бонус, позволяющий давать в этой жизни кому угодно и при этом не разменяться и стать любимыми?

 

Может, не стоит делать такие глобальные выводы?

Тем не менее, просто мучительно хотелось позвонить Элле – может, попросить, чтобы переговорила с Сергеем, узнала, что он себе думает, балбес?

Бред. В таких ситуациях третий – лишний.

Но… Господи, почему?! Он один меня понял… и встретился так вовремя…

 

Итак, свадьба показала, что я-де проиграла жизнь. Зыбкое ощущение того, что все может наладиться, стало таять.

Я вышла в предбанник, чтобы адресовать упреки холодным звездам.

Там курил Сергей.

– Знакомая картина – всеобщая движуха, а Женя ушла, – тепло рассмеялся он. Я тоже улыбнулась. – И не совсем ведь почапала, а сидит на лестничной клетке… С сигаретой.

– Ты помнишь, какой я была в школе? – глядя на этого крупноватого парня с пронзительными голубыми глазами, никак не могла вспомнить его учеником.

– Смутно, – ответил Сергей. – Наверно, ты сидела на лестнице и ждала, что кто-то выйдет?

– Да. И сейчас тоже, если ты к тому. Но никто за мной не выйдет, – я прекрасно понимала, что мое нытье неинтересно парню, которого я не видела много лет, что там, и не помню даже. Впрочем, какая разница?

– А зачем кому-то выходить? Вот он, я, уже тут жду, стою, – рассмеялся Сергей.

Сейчас бы помогло какое-то общее воспоминание – вдруг память подсунет эпизод. Ан нет.

– Честно говоря, не знаю, что и сказать, Сергей. Хочется что-то вспомнить милое… про школу, но не могу. Я ее ненавидела. Можно обхамить учителей бывших, но не хочу. Я столько усилий приложила, чтобы забыть об этих годах, что и ворошить не стану.

– Шутишь? Женя, я сам ненавидел эти «чудесные годы».

И тут я его вспомнила.

Тогда он был полноватым, это сейчас подкачался. Замкнутый мальчик, с самым суровым видом приносивший Наське шоколадки. Просто клал их на стол и уходил, а все угорали.

– Я ненавидел ту систему… и смог изменить свою жизнь. Теперь у нее иное качество, – сказал Сергей.

– Мне не удалось.

После школы я не поступила. Просыпалась и клялась, что завтра изменю жизнь, но вот наступал новый день, и не знала, с чего начать.

Я сказала себе: «стоп», и совершила рывок: поступила в универ. Первые три курса года училась хорошо – ни одной «удочки»! И долой студенческую жисть! Зато получу красный диплом. Базарьте студенческие годы на отжиги, я свое уже спалила в постшкольной жизни, правда, в одиночестве, но не каждый из вас засыпал пьяный в подъезде, а баба Таня (соседка) окатывала водой из чайника.

Предо мной стояла цель – доказать однокашникам, а, в первую очередь, себе самой, что я-де тоже человек. Еще преуспею, тогда они увидят, узнают. Если стану эрудированнее, привлеку и мужчину соответствующего.

После четвертого курса попробовала найти работу, так как с финансами стало совсем тяжко, но тут меня постигло очередное разочарование: студенты никому не нужны. Максимум в нашей провинции – дворником или почтальоном, да и то не хотели брать на полставки.

Одноклассники («мажоры» провинциального разлива), меж тем, не работали (какая необходимость?) или устраивались при мамах-папах. Я осознала, что зубрить, когда все гуляют, бессмысленно. Ну, красный диплом, а толку-то с него, если на работу возьмут моего одноклассника, чей папа и является работодателем?

Словом, мой энтузиазм растаял.

Я устроилась работать диспетчером в службу такси и перешла на заочку.

Так и текла моя судьба. Будни – учеба, выходные – прогулки с Эллой, если у той не было парня. Когда появлялся, мои субботы уходили на бездумный просмотр пейзажа за окном, мысли о том, что хорошо бы улететь с девятого этажа и взмыть над небом… хоть разок видеть жизнь свысока.

Это я зачем-то изложила Сергею.

Семчук внимательно слушал.

– Ты меня извини, хорошо? – закончила я.

– За что? – не понял он.

Где-то в области сердца дрожало, пульсировало ощущение приходящей близости с этим человеком, и для перехода от «просто общения» к «дружескому общению» нужно было преодолеть некий барьер. Пусть им станет его признание, что его не раздражает сетования на судьбу.

Вообще, странно, что он выслушал. Обычно этим мужикам плевать на тех, кого они не хотят. Даже Сашка, претендовавший на мое сердце, и тот...

– За то, что я плачусь тебе… будто это интересно! Ты веселиться пришел, а я ною…

– Почему же – неинтересно? Жень, у меня был такой же период в жизни. Себя вижу… – задумчиво произнес Сергей.

– И как ты это преодолел?

– Поставь себе цель. Ну, или убейся, – юморок такой.

– Это бесполезно. Я уверена, что испытания даются неспроста. И, если ты не выдержишь, покончишь с собой, в следующей все повторится… Лучше это доживу. Так Аюрведа говорит. Уйдя из жизни, ты останешься наедине с проблемами…

– Это немыслимо! – воскликнул Сергей. – Ты увлекаешься Аюрведой? Не знаю ни одного человека, кто бы ее читал. Когда я искал себя, прибегал и к религии, если можно выразиться так… Читал книги о смысле жизни, там, самоопределении. Из всего, что я когда-либо читал, Аюрведа мне наиболее близка.

– Тоже самое.

Он смотрел на меня с интересом.

– Так, я сейчас на Эллу гляну и вернусь к тебе, Женя… Что смеешься? Я товарищу пообещал, что присмотрю. А то такую красотку уведут. Ты ведь подождешь меня?

– С нетерпением.

Я с удивлением осознала, что правду говорю.

 

Ночью не могла уснуть.

«Господи, если ты есть, сделай так, чтобы я была с Сергеем… пожалуйста, я не могу больше так, ну, что вам стоит… – и нижняя губы дрожала. – Я хочу быть с ним! Пусть, даже если он и не думал встречаться дальше, изменит свое решение… Пожалуйста-а-а. Я не могу его потерять, – повторяла мысленно, как в бреду, ощущая, как стучит сердце. – Ну, сократи мою жизнь… Я хочу, чтобы он был со мной! Больше мне ничего от этой жизни не надо».

Вскрикнул мобильный.

СЕРГЕЙ?! Мои просьбы услышаны?

– Привет.

Элла. То, увлеченная отношениями со «своим» не звонила неделями, а тут – второй раз за день.

– Как дела?

– Нормально.

Словно мы не днем разговаривали, а месяц назад.

– А мне мой подарил цветы.

– Да уж, событие.

– Еще какое! Он мне обычно-то дарит вещи… драгоценности, шмотки, ну, и так далее. А тут…

– Романтика.

– Женя, ты извини меня… но… блин… не звони ему больше! – воскликнула Элла.

– Кому?

– Сама знаешь. Только прошу тебя, не обижайся… Я знаю, что нельзя говорить такое… но я не хочу, чтобы ты выглядела окончательной дурой! – скороговоркой заговорила Элла. – Короче, Сергей завел разговор о тебе сегодня… когда был у моего. Он спрашивал у меня, как от тебя отвязаться. Сергей рассчитывал, что ты сама поймешь, когда он про командировку сказал и потом ни разу не позвонил… А ты не поняла. Все названиваешь. Сергей сказал, что ты – типа симпатичная девчонка…

– Правда? – меня так в жизни не называли. Глаза защипало от слез.

– Да. Но он с тобой не хочет быть… Я была уверена, что у вас сложится. А он… сказал, что, мол, твое нытье бесило, ему не нужны проблемы. Вот. Ты только не переживай. Слышишь? – продолжала Элла.

Интересно, чем руководствуются люди, говоря «не расстраивайся»? Наверное, Элла ждала, что я с радостным вскриком: «Рада до смерти!» надену на голову мусорное ведро и стану скакать по комнате в припадке безудержного веселья.

– Ты расстроилась? – хватило у нее наглости спросить.

– Что ты. Мне приятно. Безуууумно.

Я была близка к истерике.

– Давай сменим тему. Что там моя убогая личная жизнь! Это неинтересно. Элл, а какую шубу тебе твой крендель подарит?

Ярость разрасталась внутри. Я воображала, как красотка Элла, светски закинув ногу на ногу, обсуждает с Сергеем меня. Ведь знал, что мне передадут, но ему было все равно. Стоило представить тот разговор, возникало желание взяться за бензопилу. Сергею отрезать язык за то, что болтает много, Элле – ухо, за то, что слышала.

– Ладно, спишу этот порыв на временное помутнение рассудка, – помолчав, сказала Элла. –Женя, подумай, как эта ситуация выглядела со стороны Сергея, – она, оглушенная моим неожиданным молчанием, разматывала передо мной клубок событий. – Ты ведь в первый же вечер ему отдалась, как я поняла! Хотя вы с ним не виделись шесть лет, что там, ты даже не вспомнила его лица, когда я фамилию назвала. Вот он и решил…

– Это Сергей так сказал?

-Нет. Он так уж откровенно-то не обсуждал… просто спросил, как ему лучше поступить, чтобы корректно отшить.

Я молчала.

– Женька, на первом свидании нельзя, – наставляла Элла.

– Это устаревшие принципы.

– Не, поверь, мужики не изменились. Это в них вбито на генетическом уровне! – мудрствовала она над моей израненной душой.

Да выходит, я – аморалка, которая на все согласна. Получается, так мне и надо. Но как донести до Сергея, до Эллы, что дело не в распущенности, а в том, что со мной ни один мужчина по-человечески-то не разговаривал?!

– Ты соглашаешься, потому что боишься, что тебе никто больше не предложит, так? Но это просто… неуважение к себе! – продолжала Элла вомущаться.

– Ты – великий психолог! – разозлилась я. – Иди в пень! Конечно, легко себя ценить, когда с ранних лет вокруг тебя лучшие парни хороводы!

Сейчас Элла скажет, поди, что главное – душевная красота.

– Женька, внешность – ерунда. Главное…

–… душа, ага! Внутренний мир. Богатый такой.

С другой стороны… она не виновата в том, что я некрасива и человек, видимо, неинтересный.

– Извини, – сказала я наконец.

– И ты меня тоже… – вздохнула Элла. – Наверное, не стоило…

– Все нормально.

Едва отсоединившись, я вылетела из квартиры, постучала в соседскую дверь.

Открыла баба Таня.

– Можно от вас позвонить?

Мой облик свидетельствовал о том, что спорить нежелательно.

– Женечка, звони на здоровье!

Я кинулась к телефону.

Почему такой вариант мне в голову не приходил? Может, Элла что-то не поняла? Мало ли!..

Сергей ответил:

– Да?

Не хотел встречаться – мог бы сказать. Или просто не стал заморачиваться?! Не смог решить проблему, переложив неприятный разговор на Эллу – наверняка знал, что она мне передаст, раз мы подруги.

Если меня спросят, было ли у меня с женщинами, скажу, что да. И звали ее Сергей Семчук

Я уже так истыкана, но, оказывается, было одно живое место… ничего. Зато впредь будет некуда бить…

– Ты – козел! Понял?! – не сдержалась я.

Повисла пауза.

– Эм… Женя… – только и сказал он.

А в сущности, в чем Сергей виноват? Он не обманывал. Обещаний не давал. А что я там вообразила…

– Я все сказала.

– Тогда и я скажу, – спокойно начал Сергей. Я напряглась. – Собственно, это совет. На будущее. Женя, перестань ныть! Что у тебя за позерская позиция? Как будто ты прям инвалид. Нет. Они борются за жизнь, соревнования выигрывают, а ты… руки есть, ноги есть, но, вместо того, чтобы изменить жизнь, ноешь о том, что она изначально не удалась! – просто великий оратор. – Женя… – позвал он.

– Ну? – откликнулась я.

– Пока ты не начнешь себя уважать, никто не станет, – назидательно произнес Сергей.

– Спасибо, я учту.

 

Может, открыть окно, и… ?

Если действительно существует Тот Свет, реинкарнация, какой урок я вынесла из этой? Что приобрела? Злость, зависть, ненависть. Поняла, что если ты некрасива – значит, недочеловек, и неважно, каковы твои личностные качества. Осознала, что быть не такой как все нельзя (только если ты красива – этим счастливицам позволено все).

За темной полосой не всегда светлая, иногда чернота не заканчивается.

А, может, никакого того света нет? Вот было бы хорошо! Сон и покой. И нет никаких оценок, мнений, к которым прислушиваешься поневоле.

Зачем думать обо всем этом? Только время оттягиваю. Если и совершать самоубийство, то по наитию. В тот момент, когда жгучее ощущение невыносимости вспыхивает особенно ярко, когда желание самоуничтожиться сильнее, чем страх боли, потому что жить с этим невозможно. А если немного, совсем чуть-чуть оттянешь время, появляются иные мысли: «Вдруг при падении с девятого этажа я не умру, а останусь инвалидом?» и так далее.

Да, я ждала того момента «просветления», причем совершенно сознательно. Зачем? Это лишь отсрочка.

Ничего не изменишь, как бы это глупо ни звучало, учитывая мой возраст.

Да, хорошо, если никакого ТОГО света нет, только вечный сон. Не будет этой ненависти, злости, того саднящего чувства, от которого хочется разбить голову о стену. Хотя не исключено, что, уйдя из жизни, я останусь с ними наедине. Нет уж.

 

Я вспомнила, как первый раз пришла обозванная из школы, подошла к зеркалу и увидела то, о чем говорили и сверстники– «толстая», «страшная» и подумала: «Они правы». И как я раньше могла не замечать, что действительно... такая?

Теперь подумала: а почему мне должно быть дискомфортно? Почему, собственно, я должна что-то ИМ ДОКАЗЫВАТЬ, оправдываться

Моя жизнь показывает, что надо учиться принимать окружающий мир таким, каков он есть. Не судить, не сравнивать себя с другими, не удивляться, отчего так несправедливо, что я-де так и не стала конфеткой, а мерзкая Наська выходит замуж за бизнесмена.

Любая встреча в этой жизни чему-то учит. Сергей тоже преподал мне урок, теперь я поняла, какой. Сначала не осознала, что хочет мне сказать Жизнь, когда появился Сашка, все повторилось, только в ухудшенном варианте, ибо сейчас задействованы мои чувства. Себя надо уважать.

Займусь спортом. Потом стану красивой и дерзкой. Сергей приползет, а я скажу:

– Пошел ты … обратно, через мост!

Хотя, конечно, и это неправильно. Я должна сказать ему «Спасибо», пожелать счастья и жить дальше. Ну, хорошо. Значит, при встрече так и сделаю:

– Спасибо, Сергей, за преподанный урок, – и только потом пошлю.

 

В девять утра меня разбудил звонок. «Сашка».

– Да?

– Перезвони! – сказал он и отключился.

«Положи мне денег на счет – обязательно наберу», – ответствовала я ему посредством СМСки.

Сашка тут же перезвонил, не поскупился:

– Встретимся? Я сегодня могу.

Ни тебе «извините», ни вежливого интереса – пошла ли я на свадьбу?

– Не знаю. Я простыла в парке. Если к вечеру оклемаюсь… может быть. Зависит от того, куда мы пойдем.

– В классное место.

– А поконкретнее? Мне надо знать, что надевать. Если в ресторан идем – это один стиль. В кино – совсем другой.

– Ресторан? Глупенькая девочка, все значительно проще! – рассмеялся он. – Значит так, в 18:00, на том же месте.

– Слушай, я же тебе сказала, что вчера замерзла и больше по паркам в юбке до ушей гулять не стану! Понял?! – я чувствовала, что злюсь, и пыталась подавить чувство вины за это.

Он помолчал:

– Я бы, может, и пригласил тебя куда, но у меня бабла мало!

– Постоянно говорить девушке, что тебе жаль на нее денег – некультурно! Неужели сам не понимаешь, что слышать это неприятно? И после этого ты еще хочешь каких-то отношений?! Бабла нет? Так заработай!

– Давай увидимся и поговорим… – настаивал он.

Думает, если полезет целоваться, я растаю? Ха-ха.

А может, слишком придираюсь? Старые комплексы рекой нахлынули. Эмоции, пережитые за день, были столь сильны, что уничтожили все. Ну, проявлю характер, поругаюсь с ним насмерть. С моим везением едва ли найдется кто-то другой…

– Значит, так, – милостиво согласилась я. – Увидимся, так и быть. В 18:00 у моего дома. Ты ждешь меня с букетом цветов. Мне нравятся белые розы. Понял?

– Да. Хорошо, – ответил Сашка.

 

Я позволила себе опоздать и вышла на улицу в 18:10.

У подъезда уже топтался Сашка. С пустыми руками.

– Привет, – поздоровался он.

-Так, а цветы где?

-Я думал, ты пошутила, - произнес он.

И мне стало стыдно. Сама виновата! Девица с вечной виноватой улыбкой, которая выпрашивает букетик цветов, как нищенка – милостыньку.

Я чувствовала, что снова распаляюсь. Действительно, почему же тогда он подошел именно ко мне? «Душевная девушка». Ха! Читай: «проста, как пять копеек, можно много усилий не прилагать!». Зачем ей еще и цветы дарить? Можно сказать, что бабла жалко, а потом полезть целоваться как ни в чем не бывало, зная наперед, что отказа не будет.

«Глупенькая девочка». Действительно! Наверное, Сашке, как и большинству мужчин, нравятся такие как Элла, Наська. В отличие от меня у них есть гордость, посему они после первого «жаль тратить бабло» отправляли его по известному адресу. А Сашке, как и большинству мужчин, хотелось, чтобы им восторгались. Вот он и думал, неуверенная в себе Женя будет ему пятки целовать. Да сейчас! Хватит с меня!!! Какой бы я ни была, унижаться не стану. Никогда.

– Ну-с, куда пойдем, друг мой? – спросила я насмешливо. – До того парка, который тебе так полюбился, далековато будет. Придется на маршрутку бабло тратить!

– Хм… Да-а, – всерьез озадачился Сашка. – А! Вот, что! Мы можем отправиться в парк, что недалеко от твоего дома. Ну, который за мостом.

Он не понял, почему я рассмеялась.

– Женя, ты что?

Парк за мостом! ОМГ! Приступ смеха прошел неожиданно резко.

Я подняла глаза и с неизбывным удовольствием сказала то, что должна, наверное, произнести хоть раз в жизни каждая неуверенная в себе девушка:

– Да пошел ты … через этот мост!

 

Комментарии: 16
  • #16

    Валера (Среда, 28 Январь 2015 07:50)

    Давно так не смеялся. Молодец что послала. Я думала начале , что драма будет, переживания всякие бабские, а тут все так бойко закрутилось.

  • #15

    Энтони (Четверг, 08 Май 2014 10:13)

    И все-таки я думаю что Сашка в нее влюбится после того, как она его послала и проявила себя и перестала унижаться

  • #14

    Автор (Воскресенье, 04 Май 2014 11:14)

    #14
    По-моему, совершенно очевидно, что история о геометрии в жизни школьников средних классов. Автор хотел сказать, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, и забывать об этом нельзя.

  • #13

    ЙА (Вторник, 29 Апрель 2014 11:56)

    Признаться так и не поняла, что хотел сказать автор рассказом

  • #12

    Энтони (Четверг, 24 Апрель 2014 21:51)

    Автор молодец!

  • #11

    Автор (Четверг, 24 Апрель 2014 15:46)

    #10
    Энтони, автор читает комментарии, просто не видит смысла отвечать.
    Было бы довольно странно, если бы я стала Вас переубеждать: "Вы неправы! Мое произведение гениально, оно отображает дух эпохи! Прочтите еще раз, а потом еще, пока не понравится!".

  • #10

    Валерия (Четверг, 24 Апрель 2014 13:56)

    Подлец тут не Сашка, а этот герой-полюбовник Семенчук. Трус. Если хочешь расстаться с женщиной - сделай это честно. Может он и думал, что Женя знает правила игры, но потом-то явно понял, что она неровно дышит. Мог взять трубку и все ей прямо сказать прямо, хоть это и жестко, а не прятаться, тем более за глаза расставаться Он любви явно не заслужил.

  • #9

    Энтони (Четверг, 24 Апрель 2014 13:47)

    Да я не спорю, что написано талантливо, просто вот не мое как-то. В начале я героине не сопереживал. Меня даже раздражало что она так унижается. Правда. в конце-таки стал уважать.
    Интересно почему молчит автор.

  • #8

    Ольга (Четверг, 24 Апрель 2014 07:27)

    Энтони!
    Просто вы не такой., как этот Сашка. И слава Богу. Речь как раз о том, что героиня, боясь одиночества, как и многие наши женщины, нет решалась проявить свою волю..Но в конце концов предпочла прекратить свои унижения..
    Явная трансформация личности...
    А написано, действительно очень-очень талантливо, читается на одном дыхании...

  • #7

    Энтони (Четверг, 24 Апрель 2014 07:18)

    С точки зрения мужчины скажу - мне показалось, что Сашка вообщем-то не жадина. Просто предел героини проверял. Сколько она готова терпеть. А скажу-ка я что денег нет - как отнесется? А если скажу, что платье не нравится - как отреагирует? Она терпела. Когда Женя себя проявила, возможно, он в нее даже и влюбится. Только поздно.

  • #6

    Энтони (Четверг, 24 Апрель 2014 07:12)

    А мне как-то не очень понравилось. Как написано, сам стиль -да. Но тема нет. И не потому что главная героиня -женщина, просто из вполне обычной ситуации делаются какие-то слишком глобальные выводы. Может это и хорошо-придает философский стиль, но все равно рассказ мне уж очень пафсным кажется. Даже не знаю, в целом-написано отлично, но все равно не нравится.

  • #5

    Автор (Среда, 23 Апрель 2014 07:02)

    Спасибо большое! Рада, что эта история вызвала отклик в сердце.

  • #4

    Дмитрий (Среда, 23 Апрель 2014 02:21)

    Несомненно талантливо. Спасибо. Достойно первого места.Тонкая психология и удивительно глубокое погружение в мир человека..так мало кто пишет.

  • #3

    Автор (Вторник, 22 Апрель 2014 10:45)

    Спасибо за отзывы, Валерия! Ну, как в "Донни Дарко" - "Некоторые люди рождаются с вирусом трагедии внутри". Не совсем точно, и, тем не менее...

  • #2

    Валерия (Вторник, 22 Апрель 2014 08:39)

    Вообще полезный рассказ пусть сюжет и не уникальный и захватывающий, но все неуверенные в себе девушки должны его прочесть.

  • #1

    Валерия (Вторник, 22 Апрель 2014 08:39)

    Если честно я читала и думала что в конце Женька пойдет гулять с этим Сашкой и даже замуж выйдет за него. Потому что она такая какая-то уже в своем возрасте трагичная. Слишком во вес вдумывается. И рада что она послала этого жадину куда подальше. Может и правда не все потеряно?