БОРИС КУДРЯШОВ

Эх, всё не так...

Не знаю почему, но собачки мне всегда нравились. Но осуществить своё заветное желание – приобрести собаку, я сумел только будучи уже в приличном возрасте, когда мой семейный корабль благополучно пошёл ко дну, разбившись о скалы бытовых проблем. Ещё находясь совсем в юном возрасте, я с завистью провожал взглядом своих коллег по двору, многие из которых каждый день выгуливали своих четвероногих подопечных, гордо поглядывая в мою сторону.

На какие только ухищрения я не шёл, чтобы заслужить доверие у своих родителей и получить от них, наконец, разрешение на покупку на птичьем рынке дорогого моему сердцу щенка. В ход было пущено всё: и отличные оценки в школе, ангельское и предупредительное поведение дома, и даже уборка в квартире. Но мои родители всегда оставались непреклонны в этом вопросе, объясняя мне, мальчишке, причину своего отказа лишь только тем, что наша квартира была совершенно не приспособлена для содержания такого рода животных. И действительно, мы втроём ютились в однокомнатной квартире, которая была сплошь заставлена мебелью, стеллажами с книгами, а на полу возлежал великолепный ковёр, по случаю приобретённый моим отцом на барахолке.

В те времена мне было совсем непонятно поведение моих родителей. Тогда мне казалось, что материальные блага, уют, достаток в семье не самое главное, а главное совершенно другое, которое я чувствовал своим сердцем и душой. Но за вереницей пролетевших лет мои чувства к четвероногому другу заметно стёрлись из-за постоянных забот и проблем, которые постоянно сопутствовали мне в жизни. От отца с матерью я унаследовал всё ту же однокомнатную квартиру, которую через пару лет я преобразовал в нечто совершенно другое, которое в полной мере соответствовало моему вкусу и мироощущению. Что касается семейной жизни, то здесь я потерпел полное фиаско, встретив на своём пути девушку, на первый взгляд добрую и заботливую, а как в последствии оказалось – хитрую и расчетливую стерву, которая уже через год нашей совместной жизни выкачала из меня всё, оставив меня практически без средств к существованию. С тех самых пор в моей голове укоренилось сознание того, что настоящих и бескорыстных друзей можно лишь найти только в среде бессловесных четвероногих существ – собак, которые в любой сложной и тяжёлой жизненной ситуации никогда не ответят мне хитростью и злобой, а всегда будут преданы мне до конца своих дней.

Так вот, после таких серьёзных жизненный коллизий я остался один на один в квартире со своими не очень-то радостными мыслями на моё дальнейшее существование и со своим одиночеством. Со временем моя одинокая жизнь в четырёх стенах стала для меня просто невыносимой, и однажды, накинув на плечи свою старую кожаную куртку, я отправился на птичий рынок, чтобы, наконец, приобрести то, что ностальгической нитью на протяжении многих лет тянулось из моего далёкого детства.

Сегодня воскресный майский день, удивительно тёплый и солнечный. При входе на птичий рынок небольшой стайкой расположились старушки, скромно предлагая прохожим хомячков, котят и всякую мелкую живность. Я спокойно прохожу мимо них, не забывая о той главной цели, ради которой я и оказался здесь. От обилия щенков и взрослых собак, предлагаемых на рынке, у меня закружилась голова, и совершенно сбитый с толку, я просто бродил по рынку, прислушиваясь к разноголосице продавцов. В какой-то момент моё внимание привлёк парнишка лет десяти, который скромно притулился к прилавку с зелёными попугайчиками, держа в руках корзинку с каким-то зверьком.

– Привет, – бодро завёл я разговор, внимательно разглядывая содержимое корзинки. – Кем торгуешь, дорогой, кого можешь мне предложить?

Мальчик, смотревший куда-то в сторону, быстро перевёл взгляд на меня и тихо ответил:

– Здравствуйте, да вот уже битых два часа стою здесь, и никто даже не хочет взглянуть на моё чудо.

– Я полагаю, малыш, что это твоё чудо покоится на дне корзинки или я ошибаюсь, – улыбнулся я, слегка приподнимая платок, которым была покрыта корзина.

Мальчик, с гордостью заглянув мне в глаза, быстро ответил:

– Дяденька, вы даже себе не представляете, какая это замечательная порода! Таких щенков вы уже никогда не увидите на нашем рынке. Я бы и сам с удовольствием оставил его у себя, но, к сожалению, мои родители против, а вышвыривать щенка на улицу у меня не поднимается рука.

– Ну, эта тема мне уже достаточно хорошо знакома, – поглаживая щенка по голове, с грустью заметил я.

Щенок на какое-то мгновение высунул свой розовый шершавый язычок и лизнул мне руку, преданно заглядывая мне в лицо своими большими серыми глазами. Судя по размерам щенка, ему было не более двух месяцев от роду, да и весь его милый вид и молящий взгляд говорили за то, что пройти мимо такого чуда, не приобретя его, было равносильно преступлению.

– Ладно, парнишка, пожалуй, я приобрету это твоё чудо, но ты всё же мне скажи, что это за порода, и какая у собачки родословная.

Надо сказать, что я совершенно не разбирался в породах собак, а посему я полностью положился на случай и честность мальчугана, который, как мне показалось, был совершенно искренен со мной.

Мальчик, слегка почесав затылок, уверенно заговорил:

– Да вы не сомневайтесь, дяденька, вы ещё будете вспоминать и благодарить меня за этого щеночка. Наследственность у него прекрасная, его отец и мать неоднократно побеждали на собачьих выставках нашего города. Кроме всего прочего, он совершенно здоров и чрезвычайно активен. Он неразборчив в еде и съест абсолютно всё, что бы вы ему ни дали. Но если вы всё-таки хотите придерживаться строгих правил по уходу и кормлению щенка этой породы, то советую вам в зоомагазине приобрести специальный корм, вам продавец подскажет, какой.

– Всё это очень хорошо и вполне устраивает меня, – глядя на мальчика, ответил я. – А всё же, дорогой, что это за порода такая?

– А вы что, дяденька, совсем не разбираетесь в породах собак, – прищурился на меня юный собаковод.

– Да, знаешь, как-то ещё не приходилось вплотную заниматься этими четвероногими существами, вот только теперь решил этим заняться, – немного смутившись, ответил я.

– Так вот, дяденька, перед вами шотландский терьер и считайте, что вам сегодня крупно повезло с вашим приобретением.

Быстро расплатившись с мальчишкой и сунув щенка себе за пазуху, я быстрой походкой направился в зоомагазин для приобретения необходимого корма для моего подопечного существа. Щенок, тёплым комочком прижавшись к моему телу, негромко поскуливал и слегка царапал лапами мою куртку.

– Ну, ну, потерпи малость, дружок, – наставительно заметил я щенку, – сейчас твой хозяин зайдёт в один магазин и приобретёт для тебя всё то, что поможет тебе утолить свой голод.

На моё счастье в магазине никого не было. Продавщица – молодая девушка со скучающим выражением лица с руки кормила огромного белого попугая, который своим большим кривым клювом каждый раз аккуратно и осторожно откусывал по небольшому кусочку банана, в знак благодарности то поднимая, то опуская хохолок на своей головке. Увидев меня, продавщица, не спеша, подошла к кассе и вопросительно взглянула на меня.

– Что будете брать, мужчина? – не очень-то любезно осведомилась продавщица, сунув в рот, оставшийся от птицы кусочек банана.

– Здравствуйте, – уж совсем торжественно заговорил я, – видите ли, я сегодня на рынке приобрёл щенка и хотел бы для него купить упаковку собачьего корма.

– Так, понятно, – спокойно отреагировала на мои слова продавщица, – а какой породы ваша собака?

– Ах да, я совсем забыл вам об этом сказать, – поспешил ответить я, – это шотландский терьер.

В тот же самый миг мой щенок высунул свою мордочку из своего временного укрытия и тявкнул на продавщицу.

– Так, мужчина, я сегодня совсем не склонна к шуткам и прошу вас покинуть мой магазин, – испуганно глядя на щенка, быстро проговорила продавщица. Кстати говоря, ваша дворняжка может питаться чем угодно, и вам вовсе не обязательно тратить деньги на дорогостоящие иностранные корма.

Я с изумлением смотрел на продавщицу, не понимая, о чём это она говорит.

– Да, да, уважаемый, – настаивала на своём девушка, уж если вы свою дворнягу называете терьером, то я тогда, простите, королева Англии.

– Какая королева Англии, что вы несёте, – нахмурился я, – я требую от вас всего лишь одного, чтобы вы незамедлительно продали моему терьеру упаковку корма и больше ничего.

– Мужчина, да у вас никак белая горячка, – начала выходить из себя девушка, – я ещё раз вам говорю, что у вас за пазухой сидит обыкновенная дворняга, а не какой-то там терьер, да ещё шотландский.

– Постойте, как это дворняга, – не веря своим ушам, насторожился я.

– Да вот уж, такая, каких теперь во множестве носится по улицам нашего города, пугая прохожих, – уже совершенно спокойно ответила продавщица. – И вообще на будущее, мужчина, я хочу вам дать добрый совет – никогда не покупайте щенков на рынках, а приобретайте их в элитных собачьих клубах, где вас уж точно никто не обманет.

И только теперь до меня дошёл весь ужас произошедшего со мной события на рынке. Этот маленький, но уже достаточно опытный махинатор сыграл со мной злую шутку, подсунув мне обычного дворового щенка.

– Вот, мерзавец, – выходя из магазина, с горечью в душе мысленно отметил я. Такой маленький, а уже с таким багажом негативных качеств в душе.

Моё настроение было напрочь испорчено этим неприятным инцидентом с продавщицей в магазине, но, памятуя о том, что у меня за пазухой находится маленькое и совершено беззащитное существо, я бодрой походкой направился к своему дому, мысленно утешая себя:

– Ну и пусть непородистая собака, главное не это. Главное заключается в том, что у меня теперь на долгие годы поселится настоящий друг, который скрасит мою одинокую холостяцкую жизнь и привнесёт в неё много нового и радостного.

С этими мыслями я распахнул дверь в парадную и нос к носу столкнулся со своей соседкой Эльзой Карловной, живущей этажом ниже.

– Добрый день, Эльза Карловна, – широко улыбаясь, поприветствовал я свою соседку.

– Добрый, – удивлённо глядя на меня, строго ответила соседка. – Что это вы, Борис Иванович, сегодня такой радостный, что у вас произошло?

Надо сказать, что Эльза Карловна была председателем домового комитета и довольно-таки рьяно исполняла свои обязанности по наведению порядка в довольно большом хозяйстве нашего кооперативного дома.

– Эльза Карловна, вы можете поздравить меня с приятным и счастливым приобретением, которое с лихвой скрасит моё постоянное одиночество, – весь сияя, быстро выпалил я.

– Очень хорошо, Борис Иванович, я поздравляю вас и надеюсь, что вы всё же вступаете в законный брак с вашей избранницей, – с лёгкой иронией в голосе, улыбаясь, заметила соседка. – А то ведь знаете, как нынче принято у многих мужчин – поматросил и бросил.

– Да нет, Эльза Карловна, вы меня не так поняли, – заволновался я. – Я совсем не то хотел вам сказать.

– Не надо лукавить, Борис Иванович, – ехидно отреагировала соседка. – За свою большую жизнь я достаточно хорошо изучила все повадки мужчин, и должна сказать вам, что в моём доме я не потерплю никаких любовных притонов и прочего всякого такого.

– Эльза Карловна, хоть на минутку остановите ваш поток обвинений в нарушении нравственности с моей стороны, тем более, что речь идёт всего лишь о собачке, которая, безусловно, вам понравится.

– О какой такой собаке? – не поняла соседка.

Я распахнул куртку и извлёк на божий свет щенка, который, с благодарностью лизнув мне руки, грозно тявкнул на соседку.

– Какая агрессивная собака, – отпрянув к почтовым ящикам, испуганно взвизгнула Эльза Карловна. – Кстати говоря, Борис Иванович, собак это тоже касается – никаких собачьих притонов я не потерплю. И потом, если ваша собака начнёт гадить в нашем подъезде, то я вынуждена буду принять в отношении вас и вашей собаки определённые меры.

Я быстро поднялся со щенком на свой этаж и захлопнул за собой входную дверь, дабы больше не слушать агрессивные реплики соседки.

– Так, дружок, что же мне с тобой делать? – опуская щенка на мягкий коврик у входной двери, мучительно соображал я. – Тебя, по всей видимости, три раза в день следует чем-то кормить, а у меня и холодильник сегодня пустой, – гладя щенка по спине, рассуждал я. – Да и потом пора тебя уже наградить каким-нибудь красивым именем, ну, скажем, Тимофеем.

Щенок, опустившись на коврик, жалобно запищал, видимо, требуя к себе какого-то особого внимания и, конечно, питания.

– Всё ясно, малыш, ты покуда посиди здесь, а я тем временем слетаю в универсам и затарюсь чем-нибудь съестным, – выпалил я, хватая пакет и выскакивая из квартиры.

Должен сказать, что я вёл холостяцкий образ жизни и, естественно, что рацион моего питания был чрезвычайно скромен. Но сегодня для меня был какой-то особенный день, и в ознаменование этого счастливого события в моей жизни я решил немного расслабиться и позволить себе немного посорить деньгами. Из универсама я уже вышел с двумя большими пакетами, доверху набитыми всякими продуктовыми изысками

– Полагаю, что Тимошка вполне будет удовлетворён таким моим щедрым и чистосердечным подношением, – мысленно рассуждал я, открывая дверь в квартиру.

К моему удивлению щенка на коврике я уже не обнаружил, зато обнаружил небольшую лужицу желтоватой жидкости посередине комнаты.

– Интересно, куда же это он мог подеваться, – снимая уличную обувь и надевая тапочки, вслух проговорил я, осторожно оглядываясь по сторонам.

– Тимошка, ну где ты, шалун, – тихо позвал я щенка, слегка похлопывая ладонями рук. – Никак под диван забрался, озорник, а вот выковыривать его оттуда уже будет сложно.

Дело в том, что из-за маленькой площади моей квартиры мебель в ней располагалась практически вплотную друг к другу, а посему любая перестановка мебели вызывала в моей душе только тоску и зубную боль. Короче говоря, я потратил два с половиной часа, чтобы благополучно извлечь бедолажку из его временного плена.

Надо отметить, что щенок оказался на удивление добрым зверьком, но чрезвычайно подвижным и любопытным. Каждый раз, возвращаясь домой с работы, я обнаруживал в квартире небольшой беспорядок, который поначалу меня совершенно не пугал и не тревожил, помятуя о том, что всем малышам на свете свойственны эти черты характера и манера поведения. Но со временем, когда Тимошка стал подрастать, эта его безудержная внутренняя энергия стала мне немного досаждать.

Нельзя сказать, что и этот факт меня слишком сильно огорчал, но иной раз, возвращаясь уставший с работы, я частенько ловил себя на мысли, что этот вечный двигатель в лице моего четвероногого подопечного когда-нибудь сведёт меня с ума. Но самое главное заключалось не в этом, а в том, что Тимофей только меня признавал за своего друга и хозяина, а со всеми остальными жильцами нашей парадной вёл себя достаточно агрессивно, не оставляя им никакой надежды на примирение.

Через полтора года мой щенок превратился в здоровенного пса с вполне сложившимся характером и мироощущением. Должен заметить, что за время нашего совместного проживания моя квартира представляла собой совершенно унылое зрелище. Все стены квартиры были исцарапаны сильными и когтистыми лапами Тимофея, кое-где со стен клоками свисали порванные им обои. На мебель, так долго хранимую мной, просто было жалко смотреть. Кроме всего прочего, Тимофей наотрез отказывался спать в прихожей на куске старого ковра, а каждый раз вечером забирался в мою постель и клубком устраивался у меня за спиной.

Конечно, все эти сложности с собакой вызывали в моей душе протест, и как-то уже само собой зрело решение об избавлении от Тимофея. Но всё равно я каждый раз старался заглушать в себе этот противный внутренний голос, который постоянно бубнил мне: «Всё, Борис, зачем ты мучаешь и изводишь себя, давно пора тебе избавиться от этого монстра, который навсегда лишил тебя покоя и сна». С этими тяжёлыми мыслями я в очередной раз ложусь спать, своей спиной чувствуя тепло, исходящее от густой шерсти собаки.

Утром, как обычно, я вскакиваю с постели и, прихватив с собой Тимофея, выхожу на лестничную площадку. Собака нетерпеливо тянет меня вниз, желая как можно скорее освободиться от того шлака, который накопился в ней за прошедшую ночь.

– Погоди, Тимошка, не рвись, успеешь ещё сделать свои дела, – тихо бормочу я, пытаясь ключом попасть в замочную скважину. – Ишь как тебя распирает, небось опять вчера переел лишнего.

Я просто захлопываю дверь и, стараясь особо не шуметь, спускаюсь с собачкой вниз к входной двери парадной. Но, как обычно бывает в таких случаях, дверь в парадную распахивается, и на пороге я отчётливо различаю давно примелькавшуюся мне фигуру Эльзы Карловны с двумя большими пакетами в руках. Не знаю почему, но моя собачка как-то особо выделяла эту женщину из всех жильцов нашей парадной. По всей видимости, мои мыслеформы, моя энергетика каким-то невероятным образом передались Тимофею, который незамедлительно с грозным лаем рванулся вниз навстречу этой несчастной женщине. Совершенно не ожидая такого подвоха со стороны своей собаки, я непроизвольно выпустил из рук поводок.

Эльза Карловна, дико взвизгнув, отскочила к двери парадной, пытаясь занятыми руками открыть её. Предчувствуя неминуемую беду, я бросился вниз по лестнице, истошно крича:

– Тимофей, фу, назад, стоять!

Но было уже поздно. Огромный пёс в коротком прыжке сбил с ног Эльзу Карловну и своими острыми клыками в два приёма разорвал в трёх местах её новую норковую шубку. Перепрыгивая через три ступеньки, наконец, я добрался до пса и кованым десантным ботинком саданул ему под рёбра. Тимофей, жалобно заскулив, сразу же оставил в покое мою соседку и с покорным видом присел около моих ног.

– Вот так-то лучше будет, – накидывая на морду собаки изолирующий намордник, строго обратился я к Тимофею.

Эльза Карловна продолжала лежать вниз лицом на грязном полу парадной и тихо постанывала. Руки и ноги её мелко подрагивали, а из опрокинутых пакетов разлилось молоко, и высыпались продукты. Я нагнулся к соседке, пытаясь поднять её с пола.

– Эльза Карловна, как вы себя чувствуете, – задал я соседке совершенно глупый и не к месту вопрос, – вам помочь подняться? Мне очень неловко, что всё так получилось, но смею вас заверить, что вы уже можете не опасаться за свою жизнь, поскольку с этой минуты моя собака уже не причинит вашему здоровью никакого вреда.

– Негодяй, подонок, – тяжело поднимаясь с пола, закричала соседка, – вы мне за это ответите. Мало того, что ваш зверь чуть не лишил меня жизни, так эта ваша дворняга превратила ни во что самое сокровенное, что у меня ещё оставалось в этой злой жизни. Я незамедлительно подам на вас в суд за ваше безответственное поведение и нежелание прислушаться к многочисленный советам и пожеланиям жильцов нашей парадной.

– Эльза Карловна, – своим телом закрывая незадачливого пса, начал оправдываться я, – поверьте, мне бесконечно стыдно, что всё так произошло, и я готов прямо сейчас перед вами извиниться и незамедлительно компенсировать ваши моральные и материальные издержки.

Эльза Карловна, смерив меня презрительным взглядом, резко отреагировала на мои слова:

– Нахал, и вы ещё смеете мне говорить о какой-то там компенсации. Я прекрасно осведомлена о вашем бюджете, и вряд ли в самое ближайшее время вы будете в состоянии приобрести для меня новую норковую шубу и всё такое прочее, что поможет мне прийти в себя после перенесённого мной стресса.

Эльза Карловна схватила в руки наполовину порванные пакеты с продуктами и, с силой оттолкнув меня, медленно стала подниматься к своей квартире.

«Да, пожалуй, для меня и моего Тимошки наступают чёрные дни» – выходя на улицу, с горечью подумал я.

Тимофей, как бы чувствуя свою вину, с понурым видом плёлся за мной, не смея поднять на меня глаза.

– Всё, Тимоха, – надевая на собаку строгий ошейник, наставительно заметил я, – сегодня ты будешь наказан. Я полагаю, что это пойдёт тебе только на пользу, иначе ты со своим неистовым характером настроишь против меня всю нашу округу.

Тимофей смотрел на меня своими серыми глазами и продолжал как-то странно скулить.

– Нечего оправдываться здесь передо мной, – сердито заметил я собаке, – ты уже не первый год живёшь со мной в этом доме и должен уважать всех жильцов, которых ты встречаешь на своём пути

Моё настроение после такого случая оставляло желать лучшего и, вернувшись с утренней прогулки, я уже не стал спускать с поводка Тимофея, а привязал его к трубе отопительной батареи.

– Вот, Тимоха, сегодня ты целый день будешь сидеть у меня на привязи за твой отвратительный поступок на лестничной площадке, – щёлкая пальцем по холодному и влажному носу собаки, строго проговорил я. – Да и в еде ты у меня сегодня не получишь того, что мог бы получить, будь ты покладистым и спокойным псом в отношении чужих людей.

Поставив перед собакой тарелку с кашей и миску с водой, я отправился на кухню завтракать. Быстро поджарив себе яичницу с ветчиной и вскипятив в электрочайнике воду, я с тяжёлыми мыслями в голове приступил к завтраку. Есть совсем не хотелось, но сегодня на работе мне предстояло много дел, и поэтому я почти насильно впихивал в себя горячий завтрак, не чувствуя при этом никакого аппетита и наслаждения.

Со стороны комнаты до моего слуха доносилось слабое поскуливание Тимохи и какие-то непонятные шорохи. Войдя в комнату, я увидел Тимофея лежащим в небольшой лужице крови. Собака тихо скулила и языком пыталась что-то слизнуть со своего бока. Подойдя ближе к Тимофею, я моментально сообразил, какую злую шутку я сыграл с собакой, когда в порыве гнева саданул ей по рёбрам кованым ботинком.

– Боже мой, какой же я идиот, – кидаясь к Тимофею, закричал я, – ведь собака, наверняка, получила серьёзную травму.

И действительно, на правом боку собаки шерсть была окрашена красным цветом, что указывало на то, что необходимо было предпринимать срочные меры, чтобы хоть как-то унять страдания животного.

В моей домашней аптечке всегда находилось всё то необходимое, что могло бы устранить любую физическую неприятность в моём организме, и поэтому я, быстро обработав рану раствором йода, туго перевязал собаке её кровоточащий бок.

Надо отдать должное Тимохе, который на всём протяжении всей этой довольно-таки болезненной процедуры ни разу не зарычал и не задёргался от жгучего йода.

– Ну вот, дружок, я полагаю, что до моего возвращения ты как-нибудь потерпишь, а вечером я вызову тебе врача-ветеринара, – гладя собаку по спине, уже примирительно заметил я.

Этот день на работе я провёл как в тумане, часто ошибаясь в том или ином деле и невпопад отвечая на задаваемые мне вопросы сотрудниками моего отдела. Вечером после работы я почти бежал к своему дому, не ожидая уже ничего хорошего от того, что ожидало меня в квартире. Как ни странно, но мои опасения на предмет ближайшего печального будущего полностью подтвердились, когда, подходя к дому, я заметил у своей парадной аварийную машину сантехнической службы и машину МЧС. Из окна моей квартиры вырывались клубы пара. Около парадной собралась толпа зевак, шумно и с удовольствием обсуждая происходящее в доме. Быстро глазами отыскав в толпе необходимого мне человека, я подскочил к своей соседке:

– Эльза Карловна, – задыхаясь от волнения, закричал я, – что всё это значит, и что здесь делают эти службы?

– Они делают именно то, что им и положено делать в таких экстренных ситуациях, – зло косясь в мою сторону, язвительно проговорила соседка.

– А что им положено делать? – совершенно сбитый с толку, продолжал кричать я.

– Для начала, Борис Иванович, прекратите орать на меня, а когда успокоитесь, то ответьте мне, какого чёрта вы привязали ваше чудовище к трубе центрального отопления. Вы же прекрасно знаете, что наш дом уже не первой свежести, можно сказать, находится почти в аварийном состоянии, и потом все трубы уже давно проржавели и любое неосторожное действие в отношении их может привести к затоплению квартир. Кстати говоря, это и произошло в вашей квартире. Во-первых, после вашего ухода на работу, ваш четвероногий подопечный поднял весь дом на уши, непрестанно воя и скуля, а, во-вторых, видимо, не дождавшись вас, стал рваться с привязи, что и привело к разрыву трубы.

– Где Тимофей, – предчувствуя настоящую беду, застонал я, – где он?

– Вашего, как вы выражаетесь, Тимошку с многочисленными ожогами и порезами увезла скорая ветеринарная помощь в клинику для бездомных животных. А вот вам, голубчик, уже придётся оплатить не только мою шубу, но и весь тот чудовищный ущерб, который нанесла ваша собачка нашему дому.

Всем своим существом я чувствовал, что во мне сейчас рвётся какая-то невидимая духовная нить, которая все эти годы крепко связывала меня с дорогим моему сердцу четвероногим существом. Я уже не помню, как я добирался до ветеринарной клиники, но открыв входную дверь, я прямиком кинулся к дежурному врачу, сидящему за стойкой клиники.

– Простите, – скороговоркой забубнил я, глотая слова, – к вам сегодня привозили собаку с ожогами и ссадинами?

Врач, не спеша, снял телефонную трубку и что-то уточнил по телефону.

– Вы, очевидно, хозяин этого бедолаги, – спокойно поинтересовался врач, – да, сегодня в середине дня нам его доставили, но довольно-таки в плачевном состоянии. Сейчас мы делаем всё возможное, чтобы поддержать жизнь в вашем четвероногом друге, но потребуется серьёзная и дорогостоящая операция, которая уже гарантированно сохранит ему жизнь ещё на многие годы.

– Хорошо, хорошо, доктор, – как безумный твердил я, уже ничего не соображая, – я всё оплачу, делайте операцию немедленно!

– Очень хорошо, Борис Иванович, но мы должны получить от вас определённые гарантии, – улыбнулся на мои слова врач.

Из ящика стойки врач достал небольшой бланк и протянул его мне.

– Вот, пожалуйста, заполните это и распишитесь, и лучшие врачи нашей клиники незамедлительно займутся вашим подопечным.

Я трясущимися руками схватил листок бумаги и, не читая его, быстро начертал внизу бланка свою фамилию.

– Ну, вот и славно, – пряча бланк в глубине стойки, удовлетворённо произнёс врач и извлёк из кармана мобильник.

Через неделю моего Тимошку выписали из клиники. Надо отдать должное специалистам этого учреждения, которые за столь короткое время смогли поставить на все четыре лапы моего любимого пса, за здоровье которого я заплатил слишком дорогой ценой. А за тот ущерб, который моя собака нанесла дому, почти полностью затопив три нижние квартиры, я расплатился своей квартирой и автомашиной.

Теперь мы с Тимохой в качестве сторожей обосновались на большой платной автостоянке на окраине города. Я пристроился в охранном помещении, где у меня есть всё для поддержания сносной жизни: небольшой столик, два табурета, электроплитка с кипятильником и совсем небольшой диванчик. Поздней ночью, когда поток машин затихает, я с чистой душой и совестью укладываюсь на диван, а за моей спиной тёплой печкой устраивается Тимофей и спокойно засыпает, уткнув свой влажный и холодный нос мне в спину.

На протяжении уже долгого времени после случившегося со мной мне часто снится один и тот же сон – я прихожу домой после прогулки с собакой, а мама, выглядывая из кухни, выговаривает мне каким-то странным и чужим голосом: «…эх, сынок, вот попомни мои слова, не доведут тебя до добра эти твои собаки…». После таких маминых слов я с ужасом в душе просыпаюсь, но обнаружив за своей спиной тёплую живую печку, блаженно засыпаю.

 

Журавль в небе...

Сергей Иванович со скучающим видом сидел у своего старенького телевизора, пультиком перебирая надоевшие ему до смерти телевизионные каналы.
— Господи, как вы все мне надоели, — тихо сквозь зубы бормотал Сергей Иванович. — Каждый день одно и то же: реклама, политика, криминал и всегда траурные вести.
Надо сказать, что Сергею Ивановичу — отставному майору ВВС трудно было освоиться в новой для него социальной среде, которая вызывала в нём только ярость и отчуждение. Отслужив в рядах доблестной Советской армии, а затем и Российской армии ровно сорок лет, Сергей Иванович привык к чёткой и слаженной работе служб его подразделения. В то счастливое для него время майор прекрасно понимал, что такое хорошо, а что такое плохо. Все его приказы и наставления выполнялись однозначно быстро и чётко. Но теперь в мозгу у Сергея Ивановича постоянно варилась непонятная для его сознания каша из всего того сумбурного и страшного, которое тревожило и настораживало его.
Сергей Иванович с каким-то тупым упорством продолжал переключать телевизионные каналы, пытаясь всё же найти что-то созвучное его измученной душе. Так и не найдя ничего хорошего, пенсионер с отвращением отбросил в сторону пультик и направился на кухню, откуда уже давно доносились весьма приятные запахи от приготовленного женой ужина.
— Ну-с, что тут у нас вкусненького на ужин? — потирая на ходу ладони, обратился к жене Сергей Иванович. — Я надеюсь, Софьюшка, что сегодня ты меня порадуешь чем-то особенным, — обнимая жену за плечи и чмокая её в шершавую щеку, весело осведомился военный ветеран.
У плиты хлопотала пожилая женщина, быстро наполняя большое блюдо румяными блинами. На её лице, ещё сохранившем остатки былой красоты, промелькнула улыбка, которую можно было однозначно расценить как подтверждение слов Сергея Ивановича.
— Серёжа, поскольку на дворе уже давно Масленица, то я решила порадовать тебя вкусными блинчиками, которые, я надеюсь, тебе понравятся.
Сергей Иванович, не спеша, расположился за кухонным столом и осторожно придвинул к себе блюдо с блинами. После пятого блина Сергей Иванович налил себе душистого чаю и обратился к жене:
— Знаешь, Софьюшка, вот сколько лет я живу в этом новом для нас с тобой мире, и никак не могу понять, что мы сейчас строим, где сейчас находятся все те духовные ценности, которые были присущи нашему времени, и когда всё это стабилизируется и наладится? По телевизору я не могу найти для себя ничего такого, которое бы согрело мне душу.
Софья Васильевна аккуратно вытерла руки о фартук и присела к мужу.
— Серёжа, ну что ты такое говоришь, — гладя рукой по спине пенсионера, вкрадчивым голосом начала говорить жена. — Всё обязательно наладится, вот увидишь. Кстати, Россия в настоящий момент на подъёме, и уже совсем не за горами настанут хорошие времена, которые принесут людям спокойствие, радость и полную уверенность в завтрашнем дне. Кстати, дорогой, из прошлого сохранилось достаточно много интересных телепередач, которые придутся тебе по душе. Это и «Поле чудес», «Что? Где? Когда?» и некоторые другие. Серёжа, вот и поучаствуй в этих проектах, ведь у тебя такой огромный жизненный опыт.
— Не знаю, Софьюшка, — грустно заметил Сергей Иванович, — думаю, что мои вопросы-загадки эти интеллектуалы из клуба знатоков сразу расколют.
— А ты, Серёжа, всё же подумай и составь для них такой вопрос, который они бы не смогли расколоть.
Ещё немного поворчав на тему международной политики, Сергей Иванович удалился в свой кабинет, не забыв при этом сильно хлопнуть дверью.
Сергей Иванович уже достаточно давно находился в состоянии повышенной нервозности и раздражительности, и самостоятельно справиться с этим он уже не мог, и поэтому свежая мысль его жены показалась ему занятной и интересной.
— А что, — сам с собой рассуждал отставной майор, — я ещё утру нос этим зазнайкам из Москвы и покажу им такой вопрос, от которого многие из них придут в полное уныние.
Надо заметить, что Сергей Иванович всегда и во всём доводил задуманное им до логического конца. Поэтому и в данном случае ветеран ВВС с каким-то особенным ожесточением приступил к составлению вопроса-загадки знатокам элитарного клуба.
Через небольшой промежуток времени Сергей Иванович получил подтверждение из Москвы на участие его вопроса в очередных играх клуба «Что? Где? Когда?».
Радости отставному майору не было конца. Сергей Иванович весь как-то преобразился и однозначно помолодел. В его уже было потухших глазах вновь заиграли искорки радости и бойцовского азарта.
— Ну, что, Софьюшка, тряхнём мы сегодня стариной, как думаешь? — садясь ближе к телевизору, ликовал старик.
— Дай-то Бог, дай-то Бог, — прижимая руки к груди, тихо лепетала Софья Васильевна, преданно заглядывая в глаза мужа.
Точно в назначенное время началась очередная игра элитарного клуба «Что? Где? Когда?». Двое пожилых людей сидели у своего старенького телевизора, тесно прижавшись друг к другу, ожидая счастливого момента озвучивания выстраданного Сергеем Ивановичем вопроса. Между тем, крупье представил всех игроков и участников игры и приступил к первому вопросу.
Сергей Иванович напряжённо следил за ходом игры, вытирая носовым платком постоянно выступающий на лбу пот. Время шло, а вопрос военного ветерана так и оставался непрочитанным.
— Чёрт бы их всех подрал, — сердито бормотал себе под нос пенсионер, — ну почему так долго не зачитывают мой вопрос
Софья Васильевна сходила на кухню и предложила мужу стакан холодной минеральной воды.
— Серёжа, ты забываешь, что это игра-лотерея, — вкрадчивым голосом заметила жена ветерана. — Может так случится, что твой вопрос вообще не прочитают. В конце концов, Серёжа, ты уже не ребёнок и должен понимать, что в таких играх главное — везение.
— Какое, к чертям, везение, — весь напрягся Сергей Иванович, — мне по телефону обещали прочитать мой вопрос, ясно тебе или нет.
— Успокойся, дорогой, возьми себя в руки и терпеливо дожидайся удачи, и она обязательно посетит тебя.
Сергей Иванович дрожащими руками принял от жены стакан с минералкой и в два глотка осушил его.
— Хорошо, Софьюшка, я полагаю, что и в этот раз удача посетит нас, — криво усмехнулся пенсионер, искоса взглянув на жену.
Между тем, игра уже подходила к концу, а счёт всё ещё оставался ничейным 5:5. Как обычно и случается в таких случаях, удача действительно посетила уже не на шутку разволновавшегося старика. Стрелка волчка совершенно неожиданно для всех остановилась на письме Сергея Ивановича.
— Ура-а-а-а, — радостно закричала Софья Васильевна, — наш вопрос, Серёжа, в игре! Мы, безусловно, сегодня выиграем кучу денег, на которые сможем съездить куда-нибудь отдохнуть!
По лицам игроков было видно, что у них не было никакого желания сдавать эту игру. Все игроки напряжённо ожидали озвучивания вопроса Сергея Ивановича, обхватив друг друга за плечи. Выждав небольшую паузу, крупье тихим и спокойным голосом начал зачитывать вопрос ветерана:
— Уважаемые господа, пишет вам пенсионер Сергей Иванович Козырев из Санкт-Петербурга. Кстати говоря, у него к вам вопрос-загадка, отгадка которого позволит вашей команде одержать победу над телезрителями. Итак, господа, внимательно слушайте вопрос:
— То, что находится в чёрном ящике, безусловно, является средством общения с потусторонним миром, посетители которого, в одно и то же время, не имеют возможности созерцать нас, но вполне адекватно могут воспринимать нас как реальных, себе подобных сущностей, несмотря на то, что между этими мирами существует именно то, что препятствует их свободному и полноценному общению. Итак, господа, о чём идёт речь, и что находится в чёрном ящике?
В игорном зале наступила полная тишина, но уже через несколько секунд игроки просто взорвались вариантами правильного ответа на довольно-таки странный вопрос пенсионера из Санкт-Петербурга. Между тем, отведённая минута для обдумывания вопроса быстро истекла, а единого мнения в команде господин крупье так и не услышал.
— Господа, — быстро проговорил крупье, — кто будет отвечать?
Капитан команды — рыжеволосый парень лет двадцати пяти, быстро нашёлся:
— Отвечать, господин крупье, будет Олег Северинцев.
Сергей Иванович как-то весь сжался и дрожащей рукой ухватился за край стола.
— Я полагаю, господин крупье, — осторожно начал отвечать Олег, — что речь идёт о попытке человечества связаться с инопланетными сущностями на поверхности Луны. То есть, я хочу сказать, что ни для кого уже не является секретом тот факт, что на ближайшей к нам планете Луне орудуют инопланетяне. Параллельно с нашей цивилизацией существует ещё какая-то мощная цивилизация, которую пока мы не в состоянии чётко отслеживать и контактировать с ней. А космос как раз и является тем самым однозначным препятствием, которое мешает нашему полноценному контакту и общению с иными сущностями.
— Достаточно интересная версия, господин Северинцев, — с иронией в голосе начал говорить господин крупье. То есть, вы хотите сказать, что нам здесь, в студии, удалось запрятать в чёрный ящик такие грандиозные творения Создателя как Землю и Луну?
— Нет, господин крупье, — уже чувствуя свой неверный ответ, горячо заговорил Олег. — Я хотел сказать, что в чёрном ящике находится небольшой глобус Земли с прикреплённым к нему шариком Луны.
Сергей Иванович вскочил со своего кресла и радостно запрыгал по комнате.
— Ура, Софьюшка, они ответили неправильно, у нас с тобой всё получилось! Совсем скоро мы станем сказочно богаты и сможем немного пополнить наш семейный бюджет.
Софья Васильевна, не веря своим глазам, продолжала, как завороженная, следить за ходом мыслей господина крупье.
— Тихо, Серёжа, подожди прыгать, а то мы можем пропустить что-то очень важное для нас в словах крупье, — нежно взглянув на мужа, тихо прошептала Софья Васильевна.
Между тем, крупье продолжил:
— Ваш ответ, господин Северинцев, принят. А теперь послушайте правильный ответ. Всё гораздо проще, господин Северинцев и совершенно излишне было вам так высоко заглядывать в небеса в поисках там потустороннего мира. А речь идёт о самом обыкновенном дверном глазке, который вам достаточно хорошо знаком в обиходе. И действительно, потусторонний мир с его сущностями (людьми), который находится за непреодолимой преградой (входной дверью) на самом деле является лестничной площадкой. Мы через дверной глазок прекрасно видим тех людей, которые приходят к нам в гости. Но те же самые гости не могут (так уж устроен глазок) через тот же глазок видеть нас. В чёрном ящике, господа, находится дверной глазок!
— Господа, итак, я должен констатировать поражение в этой игре наших уважаемых знатоков от команды телезрителей. На этот раз, господа, победу одержали телезрители! А пока я объявляю музыкальную паузу, в течение которой мы всё-таки дождёмся окончания голосования наших уважаемых телезрителей и увидим ту самую сумму, которую выиграл Сергей Иванович Козырев за свой, безусловно, интересный и остроумный вопрос.
— Серёжа, а ты молодец, что вспомнил про нашу старую входную дверь. Кстати, её уже давно надо было менять, да вот всё денег на это мероприятие не хватало. Знаешь, дорогой, у меня такое ощущение, что телезрители за твой вопрос наголосуют вполне приличную сумму, на которую мы очень быстро поправим все свои дела и прекрасно отдохнём где-нибудь на солнечных островах!
Между прочим, Серёжа, на замену нашей двери потребуется двадцать тысяч рублей — совсем незначительная сумма, — искренне радовалась Софья Васильевна.
Между тем музыкальная пауза быстро пролетела, и на экране высветилась сумма выигрыша Сергея Ивановича. Отставной майор расширенными от удивления глазами смотрел на табло и не верил тому, что там было высвечено. На табло красовалась сумма выигрыша — девять тысяч рублей.
— Что это, — еле слышно пробормотал ветеран, — что это за сумма, я вас спрашиваю?
Софья Васильевна обняла мужа за плечи и чмокнула его в мокрую от слёз щеку.
— Дорогой, прежде всего, ты, должен понять, что это всего лишь красивое шоу, которое иногда может подарить участнику весёлое настроение и долгожданный выигрыш. Серёжа, ты должен гордиться уже сейчас хотя бы тем, что именно твой вопрос зачитали, и ты выиграл определённую сумму денег. Кроме всего прочего, именно твой вопрос поставил окончательную победную точку в споре между игроками и телезрителями! Ну, чего ты раскис? Видимо, сам Господь Бог помог нам в замене входной двери. Мы с тобой на этом выигрыше сэкономим несколько тысяч! Это же здорово!
Сергей Иванович повернулся лицом к жене и грустно заметил:
— Эх, Софья, как мне надоело уже на протяжении многих лет держать в своих руках только синицу, зная, что в небесах уже давно пасутся косяки журавлей, доступа к которым у нас с тобой уже не будет никогда

Лыжная лихорадка

На лыжной базе сегодня переполох. Наконец-то, после долгой и затяжной оттепели наступили настоящие морозы и повалил густой снег. Директор базы – крепко сколоченный мужичок мучительно соображал, каким образом с малыми потерями для его базы провести ответственные соревнования по лыжному биатлону.

- Чёрт бы побрал этих спонсоров, которые могут только на своих митингах произносить красивые речи, - стоя у окна с ненавистью в душе рассуждал директор. – Сволочи, неужели нельзя было вовремя поставить на базу спортинвентарь и всё такое, что могло бы способствовать благополучному проведению этого ответственного мероприятия.

Директор подошёл к столу и набрал на мобильнике какой-то номер. Судя по напряжённому выражению его лица, предстоящий разговор был ему неприятен.

- Александр Вольфович, доброе утро, это вас Леонид Иванович беспокоит. Я хочу вам напомнить, что я уже не в силах каждый раз откладывать начало традиционной лыжной гонки, которая уже не первый год проводится силами нашей базы.

Надо сказать, что несмотря на свой почтенный возраст, в Леониде Ивановиче чувствовался какой-то внутренний стержень, который позволял ему поддерживать в себе какую-то необыкновенную кипучую деятельность и активность, чего нельзя было сказать о сотрудниках его базы.

- Я всё понимаю, Леонид Иванович, - в мобильнике директора прозвучал скрипучий голос спонсора, - но и вы должны нас понять, что государственный бюджет вовсе не резиновый, и мы прикладываем нечеловеческие усилия, чтобы хоть как-то поддержать многочисленные спортивные мероприятия нашего города. Вы что же думаете, если на меня возложены полномочия народного депутата, то мне всё позволено и доступно? Увы, к сожалению, это глубоко ошибочное мнение многих моих избирателей. Вы же прекрасно понимаете, что я не могу из своего кармана финансировать то или иное мероприятие, а могу предоставлять лишь только то, чем я располагаю в настоящий момент.

- Александр Вольфович, до начала соревнований остаётся всего двадцать дней, а у меня на базе отсутствует половина спортивного инвентаря, да и сами понимаете, что наши спортсмены пользуются давно устаревшим стрелковым оружием, которое зачастую на соревнованиях даёт осечку. Прицелы винтовок давно уже сбиты, а приклады и сами стволы оставляют желать лучшего. Да и потом, Александр Вольфович, не забывайте, что на наши соревнования будут приглашены как наши, так и зарубежные корреспонденты, ведь эти соревнования всегда отличались своей многочисленностью и высокими результатами. Кроме всего прочего, чтобы как-то ещё более популяризировать этот вид спорта, мы отобрали из огромного количества желающих поучаствовать в наших соревнованиях ряд спортсменов-любителей из простого народа. Я полагаю, что эта наша инициатива внесёт совершенно новую струю в этот вид спорта, что позволит нам уже в другом свете предстать перед многочисленными корреспондентами.

- Хорошо, Леонид Иванович, я постараюсь вам хоть чем-то помочь в этом вопросе, но учтите, что я всё-таки не Господь Бог. Через пять-шесть дней вы получите почти всё то, о чём вы меня просите. Всего доброго!

Директор выключил мобильник и устало опустился за свой рабочий стол. Достав из нагрудного кармана металлическую фляжку с коньяком, Леонид Иванович жадными глотками осушил её.

 

***

Надо отметить, что наш достаточно большой город всегда отличался высокой спортивной активностью, что позволяло ему всегда находиться в центре внимания спортивной прессы. И действительно, на многие профессиональные соревнования допускались спортсмены-любители или даже вовсе любители, которые уже хорошо зарекомендовали себя в биатлоне.

Лев Петрович Кирин уже три дня находился в состоянии полной эйфории от ощущения того, что уже через несколько дней он опять, уже в который раз, примет участие в этом замечательном празднике спорта и здоровья. Несмотря на свой пенсионный возраст этому жизнерадостному человеку удалось сохранить в своей душе бодрость духа, молодой задор и оптимизм. Его уже сильно морщинистое лицо постоянно излучало радость и доброту, которых так не хватало окружающим его людям. Вот и сегодня Лев Петрович, как обычно рано вскочив с постели и наспех накинув на себя спортивный костюм, выбежал из дома для осуществления очередной утренней пробежки. Надо сказать, что Лев Петрович жил далеко не в спальном районе города, а на его окраине - в скромной, построенной ещё сорок лет назад пятиэтажке. Контингент жильцов его дома не отличался особой интеллигентностью, поскольку истинные старожилы дома давно канули в вечность, а сам дом представлял из себя сборище непонятно каких и непонятно откуда приехавших личностей. Поэтому, прежде чем выйти из своей парадной, Лев Петрович, обычно, осторожно высовывал голову из-за входной двери и внимательно следил за тем, что происходило в ближайших метрах от его жилища. Вот и на этот раз, Лев Петрович, не изменив своей уже постоянной традиции, осторожно вышел из парадной и, убедившись, что ему ничего не угрожает, мелкой трусцой засеменил в сторону ближайшего сквера. Пробежав где-то метров двести, старик каким-то шестым чувством ощутил на своей спине чей-то пристальный взгляд. Резко обернувшись назад, Лев Петрович к своему ужасу заметил бегущего за ним огромного пса неизвестной ему породы, который совершал в его сторону большие прыжки и грозно рычал. Где-то в десяти метрах от собаки Лев Петрович разглядел и хозяйку собаки – совсем молодую девушку, которая бежала следом за собакой, что-то крича ей.

-Чёрт, - уже задыхаясь от быстрого бега, в испуге закричал старик, – да эта же бестия меня определённо загрызёт.

Не долго думая, напрягая последние свои силы, старик припустил по центральной аллее сквера, лихо перепрыгивая через ограждения газонов и скамейки. В какой-то момент он почувствовал сильнейший удар в спину и, споткнувшись об очередную скамейку, рухнул на землю. Сзади на старика прыгнул здоровенный ротвейлер и вцепился острыми зубами ему в ногу.

- Караул, - во всё горло заорал Лев Петрович, пытаясь голыми руками оттолкнуть от себя взбесившееся животное. Но пёс цепко зубами держал старика за икроножную мышцу и совершенно не желал прислушаться к стенаниям бедного пенсионера. Через минуту к старику подбежала хозяйка ротвейлера и, сильно саданув ногой собаку под рёбра, оттащила её в сторону.

Праздничное и счастливое настроение Льва Петровича быстро сменилось на откровенную злобу и нецензурную брань:

- Гражданка, …, что это вы себе тут позволяете, - в ярости, брызгая слюной, закричал старик. – Мало того, …, что вы спускаете, …, с поводка собаку-убийцу, так вы, напрочь лишили меня возможности участвовать в ответственных соревнованиях города, …

Девушка, быстро накинув на собаку строгий ошейник и привязав животное к ближайшему дереву, помогла Льву Петровичу подняться на ноги.

- Простите меня, дедушка, за мою оплошность, - стала просить прощения девушка, - обычно, с собакой гуляют мои мужчины, но вот только сегодня они попросили за них выгулять собачку, которая, кстати, просто вырвалась из моих слабых рук. Простите, вы сможете самостоятельно добраться до вашего дома или вам помочь? – с испугом глядя на старика, скромно поинтересовалась девушка. – Да и потом, дедушка, не надо так материться, а всегда и в любых ситуациях старайтесь сохранять своё лицо.

- Ну, спасибо вам за совет, - зло поглядывая в сторону привязанной собаки, с ухмылкой заметил старик. Кстати, милая девушка, моё лицо всегда при мне, а вот вам я всё-таки посоветую следить за вашим чудовищем, которое в другой раз может напасть на кого-то другого и причинить ему ещё больший вред, чем мне. Спасибо, я уж как-нибудь сам доберусь до своей «хрущёбы», вот только лыжной гонки мне уже в этом сезоне не видать.

С отвратительным настроением в душе и немного прихрамывая на прокушенную в двух местах ногу, Лев Петрович кое-как добрался до своей квартиры. Скинув с себя испачканный в грязи спортивный костюм, старик не спеша осмотрел повреждённую собакой ногу.

- Вот гадина, – негодовал старик, - успела всё же прокусить мне икроножную мышцу. Какой же теперь из меня лыжник-биатлонист? Нет, это просто невозможно, я должен во что бы то ни стало поучаствовать в этих соревнованиях, потому как я уже заявлен в них и не имею никакого права подводить организаторов этого спортивного мероприятия.

К вечеру нога Льва Петровича распухла и сильно саднила.

- Проклятье, - с ненавистью стуча кулаками по столу, шептал сам себе под нос Лев Петрович, - по всему выходит, что в этом сезоне я всё же остаюсь не у дел. А впрочем, есть один выход, и, пожалуй, я им и воспользуюсь.

Лев Петрович набрал на мобильнике номер директора лыжной базы и уже через десять секунд ему ответил хорошо знакомый голос:

- Лев Петрович, это вы, что случилось, и почему у вас сегодня такой похоронный голос? Я очень хорошо знаю вас, и такое настроение совершенно не свойственно вам.

- Да, да, конечно, не свойственно, - быстро заговорил в мобильник старик, но я должен вас всё же огорчить, поскольку у меня повреждена правая нога, и я совершенно не смогу присутствовать на вашем празднике спорта.

- Лев Петрович, вы уже четвёртый человек, который отказывается от участия в этой интереснейшей лыжной гонке. Даже и не знаю, как мне быть с вами? Мы проделали колоссальную работу по комплектованию соревнующихся команд, и вы своим отказом ставите меня практически в тупик, вынуждая где-то искать вам замену.

- Успокойтесь, Леонид Иванович, я полагаю, что вам совсем не придётся долго и где-то искать мне замену, поскольку вместо меня побежит очень хороший мой знакомый, которому вовсе не надо долго объяснять, что такое лыжи и стрелковое оружие. Я полагаю, что он достойно выступит на наших соревнованиях и не опозорит свою команду.

- Ну что же, - сразу как-то подобрел директор, - это совсем меняет всё дело, и я надеюсь, что этот ваш протеже придёт к финишу одним из первых, с первых же выстрелов поразив все мишени. Давайте поправляйтесь и активно болейте за нашу команду, которая на этот раз обязательно победит.

- Спасибо, Леонид Иванович, всё будет тип-топ, – бодро ответил Лев Петрович. Кстати, моего подопечного зовут Сергей Викторович Подыграйло, и уже прямо сейчас вы можете занести его в списки основного состава нашей команды, - напоследок быстро проговорил Лев Петрович.

Между тем до начала соревнований оставалось всего трое суток, а спортинвентарь, так обещанный Александром Вольфовичем, всё ещё не поступал на территорию лыжной базы.

Леонид Иванович нервно прохаживался у ворот спортивной базы, постоянно тихо матерясь и сплёвывая на грязный снег слюну:

- Вот, негодяй, а ведь всеми богами клялся, что лыжи и винтовки доставит мне вовремя, - тихо шептал себе под нос директор базы.

Наконец, мелодичной трелью зазвонил мобильник в кармане директора. Быстро выхватив из кармана мобильник, Леонид Иванович почти закричал в трубку:

- Александр Вольфович, да сколько можно ждать? Может быть, вы забыли, что через три дня состоится открытие соревнований. Что вы себе позволяете, честное слово?

- Не волнуйтесь, Леонид Иванович, у меня всё под контролем, - спокойно отреагировал народный избранник на гневные слова директора, - произошла маленькая заминка с пробиванием в определённых инстанциях вашего спортинвентаря, но теперь уже всё утряслось, и мы сможем достойно провести это спортивное мероприятие.

- Это всё хорошо, Александр Вольфович, но позвольте вас спросить, доколе мне ещё прыгать здесь у ворот базы, дожидаясь вашей милости.

- Да мы уже почти добрались до вас, вот только немного задержались из-за снежных заносов и постоянных пробок на дорогах.

И действительно, через две минуты из-за поворота шоссе показалась крытая зелёная машина с большим прицепом, так похожая на военный грузовик.

- Это ещё что за чёрт, - сразу весь насторожился Леонид Иванович, - ещё военных мне здесь не хватало.

Военный грузовик, лихо развернувшись, припарковался у ворот лыжной базы. Из кабины выскочил весь сияющий депутат, а вместе с ним и какой-то военный при офицерских погонах на плечах.

- Знакомьтесь, Леонид Иванович, - ещё от машины радостно закричал народный избранник, - это теперь ваш новый спонсор – капитан Ширяев Семён Игнатьевич. Принимайте товар, Леонид Иванович, пока капитан не передумал, – неудачно пошутил депутат.

Капитан распахнул дверь в крытый кузов, приглашая директора базы последовать за ним.

Леонид Иванович осторожно обошёл кругом военный грузовик и заглянул в его чрево.

- Что это такое? - не веря своим глазам, искренне изумился директор лыжной базы. – Что вы мне привезли?

- Да вы не стесняйтесь, Леонид Иванович, смелее залезайте в кузов, - толкая директора в спину, настаивал депутат, - там вы всё увидите.

Леонид Иванович с трудом вскарабкался в кузов грузовика и с удивлением уставился на сваленные в кучу деревянные лыжи и на стеллаж с боевыми карабинами СКС.

- Ну и как вам наш товар, – торжествовал депутат, - согласитесь, Леонид Иванович, что со мной всё же можно иметь дело!

- Какое дело и какой товар, чёрт бы вас побрал, - наступая грудью на депутата, грозно прошептал директор. – Вы хоть в состоянии отличить стрелковый батальон от лыжной базы или вы настолько глупы, что совершенно не можете отличить спортивное оружие от боевого?

Депутат, весь как-то сжавшись, на шаг отскочил от директора, пытаясь оправдываться:

- Успокойтесь, Леонид Иванович, я сейчас всё объясню, - нервно переминаясь с ноги на ногу, быстро зашептал депутат. – Видите ли, мне не удалось раздобыть именно то, что вы просили, но должен вам сказать, что у меня большие давнишние связи с одной из воинских частей, которая, кстати, базируется не так уж далеко от вас. Командир этой части любезно согласился оказать содействие в проведении лыжного биатлона и заметьте, совершенно бескорыстно, но с условием, что всю его технику по окончании соревнований необходимо будет ему вернуть.

- Какую технику, Александр Вольфович, о чём вы говорите? Вы что, меня совсем за идиота держите. Кто сейчас катается на таких деревянных лыжах и стреляет по мишеням из боевых винтовок? Да и потом обратите внимание на ширину этих лыж. На таких, простите, досках впору только лесникам по сугробам шастать, а не на лыжне стоять.

- А что мне оставалось делать, - совсем приуныл депутат, - когда все деньги, предназначенные на такие мероприятия, уже давно закончились, а очередные поступления из бюджета мы ожидаем лишь в следующем году. Вот и пришлось обратиться к хорошим и надёжным друзьям, которые никогда не бросят товарища в беде.

- Да вы хоть понимаете, что это просто нонсенс какой-то, нас никто не поймёт и, кроме всего прочего, эти ваши фокусы с боевым оружием подведут меня под вполне реальную статью закона, - продолжал нервничать директор базы.

- Не стоит уж так переживать, Леонид Иванович, я просто убеждён, что это будет нашей неожиданной для всех находкой, если хотите, новацией, которую поддержат многие спортивные клубы нашей страны и может быть даже за рубежом. Кстати говоря, всю эту нашу спортивную затею можно представить в несколько ином свете, так сказать, дать новое название этому спортивному мероприятию. Знаете, сейчас на телевидении в моде различные спортивные шоу.

- Что вы имеете в виду, - нахмурился директор, - какое ещё там новое название?

- Ну, скажем: «Лесничество на страже своих угодий!..» или что-нибудь в этом роде.

Директор с ненавистью сплюнул на колесо военного грузовика и устало заключил:

- Делайте, что хотите, я умываю руки, мне всё равно…

 

***

Лев Петрович уже третий день не выходил из дома. Нога сильно саднила, но врача старик так и не вызвал, опасаясь, что медики моментально обязуют его пройти курс лечение от бешенства – сорок уколов в живот.

- Этим потрошителям человеческой плоти только скажи, что меня укусила чужая собака, так они ещё долго от меня не отстанут. Нет уж, голубчики, я уж и сам как-нибудь справлюсь со своей бедой, – нежно поглаживая больную ногу, рассуждал старик.

На душе у Льва Петровича скребли кошки от осознания того, что всё так нелепо и глупо закончилось в тот злополучный день. За эти три дня старик прилично схуднул, потому как он жил один, и ухаживать за ним было некому. Но как водится, в холодильнике у каждого из нас всегда можно было что-то найти. Вот и Лев Петрович за эти три дня быстро опустошил всё содержимое холодильника и в последний день перешёл уже на совершенно пустой чай с почти заплесневелым печеньем.

- Это всё хорошо, - мысленно рассуждал старик, - с этой-то бедой я вполне справлюсь, а вот как там прошли наши соревнования по лыжному биатлону. Что-то в последние дни я совсем расслабился и по телеку пропустил все спортивные новости. Придётся в компьютере залезть на спортивные сайты и узнать самые горячие новости на этот счёт.

Лев Петрович, с трудом поднявшись с дивана, заковылял в соседнюю комнату, где на его письменном столе покоился устаревшей серии компьютер, но вполне пригодный для успешного выхода в интернет.

- Так, так, - мысленно ликовал Лев Петрович, заранее предвкушая победу своей команды.

В своё время, старик подключился на низкоскоростной тариф, и поэтому при выходе в интернете на нужный сайт его компьютер долго и мучительно «соображал».

- Чёрт бы тебя побрал, бездушный ящик, - стуча кулаком по системному блоку, сильно нервничал старик. – И долго мне ещё ждать от тебя милостей.

Наконец, на мониторе появилась главная картинка спортивного сайта и Лев Петрович с жадностью прильнул к экрану.

- Так это всё не то, и это не то, - всё бубнил себе под нос старик, - ага, вот это как раз то, что нужно. Да, пожалуй, на этот иностранный блок недельных спортивных новостей вполне можно положиться. Интересно, что же хочет нам сообщить это агентство, - внимательно вглядываясь в текст, уже вслух проговорил старик.

К своему крайнему изумлению Лев Петрович прочитал следующее:

«…Как передаёт агентство «Спорт-пресс», из достоверных источников стало известно, что на северо-западе России в непосредственной близости от границ с Финляндией была замечена беспорядочная стрельба из стрелкового боевого оружия, предположительно из карабинов СКС устаревшей конструкции. Финляндия выражает глубокую озабоченность в связи с этими недружественными действиями дружественного ей соседнего государства и надеется, что подобное больше не повторится в будущем. В то же время, согласно официальной версии спортивных агентств России, данный инцидент нельзя расценивать как какие-то скрытые манёвры или учения России, а всего лишь как спортивное шоу, о котором вовремя не уведомили финскую сторону. Тем не менее, как сообщает агентство «Спорт-пресс» уже на территории Финляндии задержан и уже даёт признательные показания один из участников этой вооружённой провокации. Им оказался шестидесятилетний пенсионер Сергей Викторович Подыграйло, который упорно отрицает свою скрытую и подрывную деятельность на территории Финляндии и утверждает, что стал жертвой так называемого спортивного шоу: «Лесничество на страже своих угодий!..». По словам его адвоката, Сергей Викторович просто заблудился на сложной и основательно запутанной лыжной трассе и с оружием за спиной оказался на чужой территории…»

Лев Петрович с каким-то ожесточением активировал программу выключения компьютера и надолго задумался:

- Вот, сволочь, так подвёл меня. Ну ничего нельзя доверить этому кретину. И какого чёрта его понесло к финнам, что он там забыл? Господи, да что же это творится с нашей Россией. Когда же придёт тот единственный мессия, который сумеет навести порядок в умах и делах нашего многострадального народа. Вот уж, действительно, мудро сказано: «Умом Россию не понять...»

 

Комментарии: 1
  • #1

    pervayarosa (Среда, 16 Октябрь 2013 20:20)

    Уважаемые читатели! Авторы с большим волнением ждут ваших отзывов и комментарий. Пишите, делитесь своими мыслями о прочитанном. Ваши пожелания, добрые слова или критика просто необходимы.