ДАРЬЯ ЕФРЕМОВА

Оля

«Кажется, дождь пошел», – подумала девочка про себя. Олечка устроилась поближе к окну, чтобы послушать тихую песню дождя. Она посмотрела сквозь стекло на улицу. Несмотря на дождь, солнечные лучи пробивались сквозь тучи, и атмосфера была весьма радостная. Все перерождалось после трех недель жаркого лета. Зеленая травка, пробивающаяся из-под земли, приветливо распахнула свои объятия дождю. Яблоня в саду расправила листочки. Соседская собака Кузнечка выбежала под дождь и звонко лаяла, кувыркалась.

Все перерождалось в природе. Дети выходили на улицу и танцевали под дождем.

Олечка смотрела на все это и улыбалась.

Неожиданно дождь прекратился, и на небе появилась радуга. Она сверкала и переливалась не семью, а сотней оттенков! Дождь прошел, но он принес с собой свежесть волшебного лета.

Оля радовалась вместе со всеми, но в ее глазах виднелась затаенная грусть. Теперь она почти не покидала души девочки. А всего неделю назад Оля могла вот так же, как те ребята за окном больницы, бегать и играть. Как тогда ей хотелось дождя! Но стояла засуха. Казалось, воздух плавился от высокой температуры. Люди сидели дома или пытались спрятаться от зноя в тени деревьев городского парка.

Оля и ее подружка Соня отважились выйти на улицу лишь под вечер, когда жара немного отступила. Сонечка взяла с собой новый мяч. Он был очень красивый: желтый с одного бока и зеленый с другого. Девочка кидала его об землю, а он как ракета взмывал вверх и падал в Сонины руки. Олечке тоже очень понравился мяч.

– Соня, можно мне тоже с ним немного поиграть? – спрашивала она.

– Подожди. Сейчас дойдем до площадки и будем вместе играть, – отвечала подружка.

Оле не терпелось поскорее взять в руки мяч, а до площадки было еще далеко. Она стала упрашивать Соню дать ей игрушку, но та оставалась непреклонной. Тогда Оля выбила мяч из Сониных рук, а тот, отрекошетив, побежал вперед.

– Что ты сделала? – закричала на подругу Соня.

Они вместе побежали за мячом. Он не останавливался. Девочки не смотрели, куда бежали, они видели только желто-зеленый мяч. Это сыграло с ними плохую шутку. Мяч вылетел на дорогу, Оля вслед за ним. А Соня только услышала визг пытавшейся затормозить машины…

Прошла неделя. С тех пор Оля ни разу не встала на ноги. Мама приходила к ней каждый день с красными, усталыми глазами; она говорила с врачами. О чем? Оля не знала. У девочки сильно болела голова и спина, она много спала. А когда просыпалась, мама всегда была рядом.

Вот и сейчас раздался тихий скрип двери, и в палату вошла Олина мама. Оля улыбнулась.

– Как ты сегодня себя чувствуешь, мое сокровище? – спросила мама

– Намного лучше! – ответила Оля

– Хорошо. Сегодня тебе разрешили небольшую прогулку.

Оля обрадовалась. Медсестра вкатила в палату коляску. Вместе с мамой они посадили в нее Олю.

На улице было чудесно. Летний день после дождя. Было тепло, но не жарко. Земля пахла озоном. Оля любила этот запах. Зеленая листва радовала глаз, а щебет птиц услаждал слух. Неподалеку прогуливались другие пациенты больницы, врачи. Все дышало покоем.

 

Интересно, вы когда-нибудь задумывались, как живется людям, чьи физические возможности ограничены? Да, я говорю об инвалидах. Насколько им сложнее жить, и насколько они сильнее нас. Я не ошиблась. Они сильнее нас духом. Стоит нам оступиться, испугаться – и мы бежим от проблемы, поджав хвосты. А что делать, если нет возможности убежать? Только бороться. Что они и делают. День за днем. Оле только предстояло этому научиться.

 

Наступила осень. Но Оля так и не смогла встать. Врачи сказали, что это на всю жизнь. В первые дни она еще надеялась, что это шутка, недоразумение. Но дни проходили, а встать на ноги так и не получилось. До конца лета она провела в больничной палате. Дождя больше не было. Жара царствовала до конца лета. Большую часть времени Оля проводила в душной палате или на процедурах. Несколько раз заходила Соня. Она смотрела на подругу виноватыми глазами и что-то невпопад рассказывала. Теперь между ними словно возникла стена. Соня была подвижной девочкой, ей было сложно долго находится в комнате. А в образе больной подруги она видела свою вину. Ее визиты становились

все более редкими. И с каждым днем Оле казалось, что мир отдаляется от нее. Остается только небольшой уголок для нее.

Мирок, где тихо, спокойно и … статично. Ничего и никогда не изменится. Чем больше проходило времени, тем больше она впадала в уныние. И уже никакие воззвания ее мамы не помогали.

«Теперь я не такая как все. У меня нет будущего. Кто я? Калека… Есть ли вообще смысл жить дальше?» – думала Оля, затем смотрела на лица родителей и понимала, что смысл есть. Она жила ради них.

Наступил октябрь. Зарядили дожди. Солнце почти не появлялось сквозь плотную завесу туч. Оля сидела в кресле возле окна и смотрела на улицу. Теперь она большую часть времени проводила у окна. На коленях лежала «Алые паруса» Грина. Волшебная сказка… Ее-то как раз не хватало.

Раздался стук. Дверь приоткрылась, и проеме показался знакомый силуэт.

– Бабушка! – Олино лицо осветила улыбка. Ее бабушка, Софья Валентиновна, жила очень далеко, поэтому Оля видела ее раз в несколько лет. Девочка очень любила бабушку.

Софья Валентиновна приблизилась к девочке.

– Здравствуй, моя родная. Здравствуй, Олюшка, – сказала бабушка. Женщина обняла внучку. – Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, бабуль, – она отвела взгляд, – я много читаю.

– Читаешь? Это хорошо.

Разговор продолжился. И вскоре казалось, что ничего не случилось. И это смеются по-прежнему две счастливые бабушка и внучка. Они проговорили до вечера. Оля смеялась, но грусть не исчезла из ее глаз.

Перед уходом, когда Оленьку уже уложили в кровать, бабушка подошла к ней.

– Олюшка, возьми это, – Софья Валентиновна протянула ей подарок. Цепочку с кулоном в виде ангела.

– Какая красивая! – восхитилась Оля, рассматривая украшение.

– Этот ангел защитит тебя, – сказала бабушка, одевая цепочку на шею внучки.

– Как это? – спросила девочка

– Ты все увидишь. Просто верь. – Она поцеловала внучку в лоб и поправила одеяло, – до скорой встречи, Олюшка.

 

« Что же все-таки значили ее слова?» – подумала девочка, проваливаясь в сон.

 

Я иду по темной улице. Небо заволокло тучами. Невдалеке гремит гроза. Скоро она будет здесь. Не хочу промокнуть под дождем. Ветер крепчает. Иду мимо деревянных покосившихся домиков. Заброшенная деревня. Стекла в окнах выбиты, двери нараспашку. Внутри гуляет ветер, со свистом проносясь сквозь щели. Страшно. Убыстряю шаг, хочется найти хоть какой-то крепкий дом, чтобы спрятаться от грозы. Холодно. Как же холодно… Первые капли небесной воды упали на землю. Звук дождя казался барабанным боем. Вокруг пусто, страшно, и есть только этот бой. Ноги уже с трудом передвигаются. А есть ли смысл идти дальше? Может, там впереди только такие же пустые дома? Остановиться. Замереть. Всматриваюсь вдаль. Что это? Мне кажется? Огонек! Неужели? Рядом сверкнула молния. Быстрее! Бежать к свету. Нет, мне не показалось! Свет все ближе, все ярче. Он льется из окна. Вот и он, дом. Стучу в крепкую дверь. «Откройте! Впустите меня! Мне страшно!» Из-за шума грозы ничего не слышно. Стучу громче. Неужели никто не услышит?

Дверь открылась внезапно. За ней никого не было. Странно… Вхожу в дом. В гостиной горит камин. Иду ближе к теплу. Наконец-то. Но, почему здесь никого нет? Комната пуста.

«Эй! В доме есть кто-нибудь?» – Тишина. Никого. Странно. Думаю, ничего страшного не случится, если погрею руки у огня. Как тепло. Уютно. Грозы за окном почти не слышно. Только треск поленьев. Села в кресло возле камина. Теперь я высохла и просто наслаждаюсь теплом. Хорошо. Огонь так завораживает. Мне кажется, или он становится все ярче? Да, так и есть! Пламя взметнулось вверх. Все разрастаясь, огонь приобретал форму силуэта. Даже не огонь… Свет. Наконец увидела! Ангел! Настоящий. Когда свет перестал ослеплять, смогла рассмотреть его лучше. Ангел, состоящий из света, смотрит на меня и едва заметно улыбается.

– Здравствуй, – сказал он, – не бойся меня. Я пришел помочь тебе.

– Здравствуйте. Я не боюсь. Вы в правду ангел?

Свет стал ярче, а улыбка теплее.

– Вправду.

На душе стало светло. Впервые за несколько месяцев внутри появилось спокойствие.

– Я твой ангел-хранитель. Я буду помогать тебе.

– Помогать? Как?

– Для начала, буду составлять тебе компанию.

Это здорово. Теперь у меня будет друг. Пусть даже только во сне.

 

На следующее утро Оля проснулась совсем другим человеком. В душе зародилась надежда. Теперь все казалось не таким безнадежным и безвыходным как вчера.

– Мама! – закричала Оля.

– Оленька? Что случилось? – женщина влетела в комнату.

– Все хорошо. Мама, я хотела сказать, что люблю тебя.

– Что ты, дочка? Я тоже тебя люблю, – сказала мама, присаживаясь на край Олиной кровати и обнимая дочь за плечи. Девочка почувствовала себя в коконе заботы и понимания. В темных тучах появился просвет.

 

Он появился снова. Пришел во сне. Сегодняшней ночью я оказалась в той же уютной комнате с камином. В этот раз ангел не появился из огня. Он уже сидел в кресле. Это было так странно и чудесно. Ангел сидит в кресле! Как человек.

– Здравствуй, – он поднялся мне навстречу. Только сейчас я заметила на его коленях книгу.

– Здравствуйте. – Я устроилась в соседнем кресле.

– Ты любишь поэзию?

– Не знаю. Я читала, конечно, стихи, но как-то… Несерьезно, что ли.

– Ты не задумывалась над тем, что прочитала? Напрасно. Ведь в стихах есть ответы на многие вопросы.

 

– Темно, темно! На улице пустынно...

Под музыку осеннего дождя

Иду во тьме... Таинственно и длинно

Путь стелется, к теплу огней ведя.

 

В уме моем рождаются картины,

Одна другой прекрасней и светлей.

На небе тьма, а солнце жжет долины,

И солнце то взошло в душе моей!

 

Пустынно всё, но там журчат потоки,

Где я иду незримою тропой.

Они в душе родятся, одиноки,

И сердца струн в них слышится прибой.

 

Не сами ль мы своим воображеньем

Жизнь создаем, к бессмертию идя,

И мир зовем волшебным сновиденьем

Под музыку осеннего дождя!..

 

– Прочитал он. Перед глазами встала картина, описанная в стихах. Сквозь тьму, сквозь дождь идет человек. И его душа светится, разгоняя тени. Благодаря ему безрадостный пейзаж превращается в волшебную сказку. – Это стихотворение Константина Фофанова. Называется «Под музыку осеннего дождя».

– Это чудесно! Почитай что-нибудь еще, – попросила я.

 

Сегодня Оля проснулась с определенной целью. Это было открытие! Стихи! Они откроют ей дороги в мир фантазии. Там, где не нужны будут ноги. Где все равны.

– Спасибо тебе, ангел! – прошептала девочка, сжимая в ладони подаренный бабушкой кулон.

 

За завтраком Оля спросила маму:

– Мам, а ты любишь стихи?

– Стихи? А почему ты спрашиваешь?

– Мне интересно.

– В школе очень нравились стихи Пушкина, Лермонтова. А потом как-то не было времени читать.

– Ясно. А ты не могла бы принести мне стихи из библиотеки?

– Конечно. Ты хочешь, чтобы я взяла книгу определенного автора? Или все равно?

– Я бы хотела почитать стихи Константина Фофанова. Можно еще других авторов.

– Хорошо, солнышко.

 

Вечером Оля сжимала в руках долгожданный томик со стихами. Константин Фофанов «Тени и тайны». Она с придыханием открыла книгу и начала читать. С первых строк она погрузилась в волшебную сказку. Каждое слово создавало вокруг новый мир, метафоры, сравнения казались сияющими отсветами на золотом полотне, устилающем дорогу в мир грез. А голос автора, который, Оле казалось, она почти слышала, был ее проводником. Вместе с ним она погружалась в морские глубины и парила в высоте, видела, как времена года сменяют друг друга, как люди встречают и теряют друг друга. Жизнь открывалась с новой стороны, и Ольга могла наблюдать, как она подобно бутону, расправляя лепестки, обнажала новые грани, рассказывала о новых судьбах. Томик стихов стал для девочки окном в новый мир. Мир, где она могла быть счастливой.

 

Прошло несколько месяцев. Оля увлеченно поглощала одну книгу за другой. Жизнь заиграла новыми красками. Теперь у нее всегда была компания из умных, начитанных собеседников. К ней в гости с помощью книг приходили Пушкин и Лермонтов, Тютчев и Фет, Гумилев и Цветаева. Ее любимый Фофанов тоже был рядом. Оля чувствовала себя вполне счастливой девочкой.

Мама и врачи не переставали удивляться. Оленька прекрасно себя чувствовала. Хотя о том чтобы встать на ноги, речи пока не шло. Но главное – уныние покинуло девочку. Она научилась жить, несмотря на болезнь.

 

– Оля, почему ты сегодня такая задумчивая? – спросил ангел. Я посмотрела на ангела.

– Знаешь, у меня столько мыслей в голове, столько образов. А рассказать о них я могу только тебе.

– Почему только мне? Расскажи всем!

– Как?

– Напиши свои стихи

– Я?! Что ты! Я не смогу.

Ангел посмотрел на меня в упор, прозрачно-золотистые крылья полыхнули светом.

– Откуда ты можешь знать? Ты пробовала? – спросил он. Свет становился все ярче. Сверкнула белая вспышка…

 

Оля вылетела из сна как пробка из бутылки. Села на кровати, безнадежно пытаясь рассмотреть хоть что-то в темноте. Ночь была в самом разгаре.

«… Ты пробовала?.. Как он мог так сказать! Я же… Я… Я не могу. Я не такая как все. У меня никогда не получится писать так, как пишут настоящие поэты!» – думала Оля. Когда обида немного утихла, она зажгла ночник.

«С другой стороны, почему бы не попробовать? Если я захочу, никто и не узнает». – Теперь ее мысли текли в другом направлении.

«Нужно только добраться до стола», – она огляделась. Кресло рядом, но перебраться в него, тем более без шума, будет проблемно. Девочка подтянула кресло к кровати и начала осторожно перебираться в него, опираясь на руки и подтягивая ноги.

«Еще немного… Черт!» – кресло дернулось и стало падать. Оля едва успела его перехватить и потянуть на себя. Раздался скрип. Девочка вздрогнула. Не услышал ли кто? Но, нет. Все было тихо. Вторая попытка увенчалась успехом. Оля перебралась в кресло. Подкатилась к столу. Взяла в руки карандаш.

«Ну и что теперь? О чем писать? – она оглянулась по сторонам, – Ночь. Темно. Сквозь занавешенные окна виден лунный свет. А звезды? В городе их не увидишь… а вот и первая строчка!», – карандаш заскрипел по бумаге. Слова складывались в рифмы… Муза стала диктовать девочке ее первые стихи…

 

– В ночном небе не видно звезд –

Лишь луна золотит крыши.

Из людских нескончаемых гнезд

Гомон льется все выше и выше.

 

Что-то синее вновь в рукаве,

Растеклось по парковкам ненастье,

Даже после дождя в синеве

Звезд не видно при низком контрасте.

 

Я запуталась в рифмах, пусть

Не найду в небоскребах ответа,

Чем-то большим будет мой путь,

Полный жизни и вечного света.

 

– Прочитала я вслух и замерла. Ангел улыбался. Сейчас он светился от радости, а перья золотистых крыльев колыхались, хотя воздух в доме оставался недвижим.

– У тебя все получилось! – сказал он.

– Да? Тебе правда понравилось?

Он кивнул: «Тебе нужно было лишь поверить и начать творить».

Я расплылась в улыбке.

– Что ты чувствовала, когда писала стихи?

Я задумалась. Это был свет. Сначала небольшой отсвет, который становился все ярче в процессе работы, и наконец, превратился в пламя. Оно не опаляло, лишь согревало все вокруг. Что же это? Вдохновение?

– Я чувствовала счастье! – уверенно ответила я.

 

 

Прошло несколько лет.

Известный блоггер Алексей Кораблев протискивался сквозь толпу к входу в зал. Конференция начнется еще через полчаса, а помещение уже переполнено. Среди людей то тут, то там появлялись знакомые лица: журналисты, фотографы, известные люди. Алексей пробирался все дальше, и вскоре отчетливо стала видна сцена. Возле нее крутился организатор, отдавая последние распоряжения рабочим. Мимо пронеслась, распространяя вокруг шлейф приторно-сладких духов, поэтесса Милада Рямодзянова. В паре шагов от него стояли два депутата. Невдалеке виднелась голова известной поп-дивы. Все они сегодня, несмотря на всю свою популярность, почти не получали внимания. Это был не их день.

«Все же, как много из этих людей действительно радеют за дело, ради которого собрались? Сложно поверить, что даже та носатая дама – он переместил взгляд на женщину средних лет, которая проходило мимо него, – как-то связана с центром поддержки инвалидов…» Его мысли прервал звонок. Все расселись по местам. Торжественная часть праздника началась. На сцене появилась ведущая.

– Добро пожаловать, дамы и господа! Празднование, посвященное пятилетию Центра психологической поддержки инвалидов, прошу считать открытым. На сцену приглашается председатель Фонда Помощи инвалидам, сиротам и ветеранам войн, Гришина Татьяна Валерьевна.

 

На сцену поднялась та самая носатая дама.

– Здравствуйте, – она, чуть смущаясь, начала говорить. – Сегодня мы присутствуем на юбилее действительно важной организации. Центра, который помог, помогает и будет помогать людям, которые в этом нуждаются. Центр предоставляет возможности и пути для тех, кто их не видит или не может ими воспользоваться в силу определенных обстоятельств. Люди, которые работают В Центре Поддержки, делают действительно важную и нужную работу. Поэтому сегодняшнее празднование посвящено им.

Но главной помощницей, создательницей Центра является Ольга Александровна Лаврова. И конечно, слова благодарности звучат сегодня в ее честь. Долгое время Фонд Помощи инвалидам, сиротам и ветеранам войн сотрудничает и помогает Центру. И я искренне надеюсь, что это сотрудничество на благо людям будет длиться еще долгие годы. – Закончив речь, Татьяна Валерьевна спустилась со сцены.

«Похоже, я действительно не слишком хорошо разбираюсь в людях, – подумал Кораблев. – Ее слова абсолютно искренни. Даже актриса так не сыграет. А она вряд ли актриса».

Блоггер перевел взгляд на сцену. На нее поднимался высокий мужчина. Левый рукав его пиджака свободно падал вниз, неотягощенный внутренним содержанием. Мужчина встал посреди сцены. Прямая осанка и четкий шаг выдавали в нем военного.

– Добрый вечер, дорогие друзья. Меня зовут Бобров Дмитрий Сергеевич, я ветеран войны. Молодым парнем я мечтал стать таким же героем, как мой дед, ветеран Великой Отечественной. Поэтому, когда передо мной стал вопрос куда идти, кем стать, я выбрал военное училище. Как раз когда мы заканчивали его, начались все эти конфликты в Средней Азии. Правительство посылало молодых парней, призывников, выпускников военных училищ. Мы с моим лучшим другом, Володькой Масловым поехали туда добровольцами. – Он чуть задержал дыхание. – Во время одной из операций мы угодили в засаду. Осколок от гранаты попал Володьке в голову. Он умер у меня на руках. А я… Меня забрали в плен. С раненым плечом я почти ничего не мог делать. Рука болела. Но все же мне повезло. Через пару дней наши нашли меня и остальных. Нас освободили. Меня почти сразу госпитализировали. Началось заражение. Поэтому руку ампутировали.

Когда я вернулся домой, я не знал, что делать. Армии я был не нужен. Впереди была беспросветная жизнь инвалида-одиночки. За эти годы я запутался, отчаялся, и совсем было перестал верить людям, но в самый критический момент я услышал о Центре. Я подумал: «Что я потеряю, если просто схожу туда?» и пошел. Там меня встретили, я познакомился с замечательными людьми. Постепенно я стал исцеляться от моей затянувшейся болезни. Болезни души, а не тела. Ибо она куда страшней внешнего увечья. Благодаря открывшимся возможностям я стал развиваться духовно. Даже вступил в хор. – В зал раздался смех. – Но одной из самых знаменательных в моей жизни была встреча с основательницей Центра. Ольга Александровна как-то просто пришла на семинар. Она прочитала несколько своих стихотворений. И мне показалось, что эти стихи лечат душу. Сквозь них яркими лучами просвечивает надежда.

С первого взгляда становилась понятно, что это удивительная женщина. Несмотря на то, что ее возможности ограничены, она сумела побороть свои слабости и, более того, нашла способ помогать таким же как она. Стоит быть благодарными ей за это. Спасибо вам, Ольга. – Он улыбнулся, глядя в сторону первых рядов.

«Вот где она сидит», – промелькнула в голове мысль. Кораблев стал внимательно рассматривать женщину, сидящую чуть поодаль в инвалидном кресле. Светлые волосы, хрупкое телосложение, из-за недостатка света она смотрелась совсем юной, почти ребенком. Из глаз непрерывным потоком лилась сила. Это был взгляд действительно счастливой женщины. Какой-то мужчина помог ей забраться на сцену.

Она чуть кивнула ему.

Ольга взяла в руки микрофон. Когда прожектор осветил ее, кулон на шее блеснул матовым блеском. Что это на цепочке? Ангел. Красиво.

«Почему-то кажется, что ангелы должны быть ее постоянными спутниками», – подумал Кораблев. Определенно, после праздника он подойдет к ней, чтоб попросить автограф.

«Сегодня было сказано много хороших слов. Но главное, что их причиной стало множество хороших дел.

Знаете, человек по своей природе сильный. Но бывают моменты, когда он слаб, когда нуждается в помощи окружающих. Ему нужно, чтобы кто-то протянул ему руку помощи: сказал хорошие слова, подсказал новый путь. Если тебе помогут, подхватят в нужный момент, ты снова будешь сильным. Тогда оглянись вокруг, может быть, кто-то нуждается в твоей поддержке?» – Когда она говорила, ее лицо светилось. И в ней можно было вновь увидеть ту самую маленькую Олечку, которая благодаря стихам создала собственный мир и смогла поделиться им с другими.

Снова за ее плечом стоял Ангел, и его золотистые крылья освещали все вокруг светом истинного счастья.

Комментарии: 0

Вика(Понедельник, 17 Март 2014 20:04)

Даша, не бросайте писать! очень интересно, необычно и жизненно.

 

#1

Ясюлис Дмитрий(Четверг, 06 Март 2014 04:24)

Очень интересное чтиво. Просто я плохо разбираюсь в жанрах. Этот рассказа весьма необычен. С некоторыми элементами нереальности, что делает эту прозу ещё более интересной. Особенно стихи - сами стихи очень интересны.