Игорь Альмечитов

Игорь Альмечитов

родился в г. Воронеж, окончил Воронежский Государственный Университет,

факультет романо-германской филологии.

Проходил срочную службу в рядах российской армии.

«Тот самый» кузен Ави и гуманистические идеалы человечества

            

            ...прототип кузена Ави, который под разными именами в виде второстепенного персонажа фигурировал уже, как минимум, в трёх «нетленных» произведениях, был срисован со вполне реального человека и никогда не являлся собирательным или обобщенным образом, введённым в уже упомянутые тексты «ради красного словца».

            Соответственно, и история его жизни, описанная под «правильным» углом, наверняка, потянула бы на увесистое сочинение из не одной сотни страниц.... Да, и многоточие в самом начале этого текста якобы должно свидетельствовать о долгих предварительных размышлениях автора о своём персонаже, творческих терзаниях и внушительности изложенного материала (какой бы лингвистический или философский подтекст последнее ни несло в себе для каждого отдельно взятого читателя... особенно по факту прочтения этой в меру драматичной истории).

            Но, как часто пишут в наше время в статьях или подзаголовках к разного рода видеороликам: «Внимание — спойлер!» Иными словами, сам автор поставил многоточие в начале этой истории просто интуитивно, не задумываясь ни о «высоких художественных материях» текста, ни о чём-либо ином... якобы способном увлечь воображение вдумчивого и благодарного читателя вплоть до окончания совсем недолгого повествования. Ибо конец этой короткой истории для кого-то покажется не только банальным, но даже и в меру пошлым, если отталкиваться от того психолингвистического приёма, который позволил главному герою в каком-то смысле не только выйти победителем из неприятной ситуации, но даже преподнести урок на будущее своему незадачливому гопнику-антагонисту. Хотя, последнее, увы, не более чем надежда автора, всё ещё наивно верящего в некие гуманистические ценности и установки нашего сильно подпорченного в последние десятилетия пропагандой и культом силы (если не сказать — насилия) общества.

            Впрочем, и это предисловие слишком затянулось, и автор уже представляет удивлённо приподнятые брови и сморщенные в недоумении лбы читателей, дочитавших текст до этого места и немые вопросы в их глазах: какой ещё «легендарный» кузен Ави? Какие «нетленные» произведения? Что за бред несёт этот горе-сочинитель?

            Увы, из трёх заданных (или незаданных в немом ступоре) вопросов лишь последний попадает в самое яблочко. Первые же два вполне, так сказать, легитимны и как нельзя лучше отражают отношение самого автора к своему герою. Ибо кузен Ави, без лишнего преувеличения и лишней скромности, является персонажем широко известным и более чем узнаваемым... пусть и в очень узких кругах. «Нетленные» же произведения действительно существуют... впрочем, мнение об их «нетленности» пусть останется исключительно на совести автора. Что же касается предисловия к этой короткой истории и («Внимание — спойлер!» – так и не состоявшейся полномасштабной драме), то с ним мы действительно чересчур затянули...

           

 

 

            Так вот... Кузен Ави, как и было почти дословно написано в одном из уже упомянутых выше «нетленных» произведений, кузеном никому не приходился (по крайней мере, для тех, кто знал его под данным псевдонимом), но имя за ним как-то закрепилось… А поскольку реальные имена читателю всё равно ничего не скажут, пусть эти имена (как вроде бы пишут в комментариях к голливудским фильмам), навсегда останутся покрытыми завесой тайны и изменёнными до неузнаваемости...

            Откуда появилось это странное «имя», как и его долгая этимология или — если угодно — «топонимика», просто оставим за кадром, ибо объяснение чего-то загадочного всегда окрашивает саму тайну оттенками тривиальности и оставляет какой-то трудно уловимый, более того, неприятный привкус разочарования после детального объяснения.

            Так вот... кузен Ави всегда был человеком радикальным и прямолинейным и сдерживать себя в выражениях и интонациях (даже если подчас это и настоятельно требовалось сделать) не любил никогда...

            Но что точно является важным для данного рассказа, пусть и несколько косвенно, так это то, что в своё время кузен Ави был профессиональным спортсменом, а затем и не менее профессиональным тренером в юношеском спорте... а, значит, в каком-то роде и знатоком человеческой психологии...

            Увы, от спортивного прошлого к моменту, о котором идёт речь в повествовании, в багаже нашего героя осталось лишь несколько синтетических футболок, в которых он выступал за свою команду, колоссальный опыт работы с подростками в спортивном зале и хроническая травма голеностопа, из-за которой кузен Ави ходил всегда прихрамывая, да и то лишь на совсем короткие дистанции... Иными словами, хотя персонаж наш и оставался всё таким же мужественным внешне, а также убедительным и острым «на язык», как и во времена своей радикальной юности, но в плане физическом к тридцати с небольшим хвостиком (то есть ко времени, когда и случилась та самая неприятная ситуация, которую занимательной язык поворачивается назвать лишь после того, как всё завершилось и завершилось без каких-либо физических увечий для обеих сторон «бытового конфликта»), по вполне понятным причинам, давно уже был не бойцом... по крайней мере, в плане уличных стычек с разного рода подпившим хулиганьём...

 

 

 

            С чего точно начался тот бытовой конфликт, точно не помнил даже главный «виновник торжества». Точнее, помнил лишь приблизительно и в самых общих чертах. Так, что всё дальнейшее описание произошедшего до определённой степени является лишь попыткой автора самостоятельно выстроить детальную хронологию тех драматических событий... хотя и максимально минимизировать в рассказе художественный вымысел.

            ...как и все бытовые, а, значит, не стоящие даже выеденного яйца конфликты, начался он, по сути, на пустом месте. Или, иными словами, от невозможности кузена Ави пройти мимо любого рода несправедливости, чтобы не устранить её или, как минимум, не попытаться это сделать...

            ...в тот морозный день кузен Ави всего лишь мирно ехал домой в маршрутке, по привычке рассматривая тоскливую российскую действительность за грязными окнами и размышляя о том, как легитимно увеличить доходы скудного семейного бюджета (ибо при всей своей радикальности, «легендарный» герой, как трёх предыдущих, так уже и данного повествования, с поздней юности принципиально не ввязывался ни в какие сомнительные авантюры и никогда не шёл на сделки с собственной совестью).

            На одной из остановок в салон буквально ввалился огромный парень с явно избыточным весом и наглой физиономией небитого гопника, который очевидно привык к безнаказанности в любых «бытовых конфликтах», где из-за его габаритов и нежелания раздувать из мухи слона, «вторые стороны конфликтов» предусмотрительно предпочитали с ним не связываться...

            «К слову» и «между делом» добавим, что профессиональная деятельность кузена Ави в последние годы была связана с реальным, более того, производственным сектором отечественной, трещащей по всем швам экономики, а как известно, на любом производстве, помимо профессионалов своего дела, обязательным шлаком всегда оседает немало маргинальных персонажей. Кузен же Ави, будучи хорошим физиогномистом от природы, ещё и на практике ежедневного общения с подобным «контингентом», убеждался в том, что и без того изначально предполагал увидеть в людях... Иными словами, на физиономии вошедшего отражалось однозначное состояние ограниченности и самонадеянности переоценивающих свои способности хамов, выросшей из самообмана, что все окружающие точно обойдут их стороной, что бы сами они ни попытались выкинуть.

            Назревающего конфликта вполне можно было избежать, но на беду всего автобуса, хамоватый гопник сел на пассажирское сидение сразу у входа, раздвинув бедра так, что пройти к выходу, без того, чтобы не задеть его объёмные части тела, было положительно невозможно. Вслед за чем, не обращая внимания на окружающих, в полный голос он продолжил обсуждать какую-то чушь по мобильному телефону с таким же приятелем-маргиналом, судя по малосвязной и эмоциональной речи.

            Мешала ли ему принять естественную позу пара первичных половых признаков под растянутыми спортивными штанами, либо были те части тела действительно настолько большими и даже «железными», что не позволяли будущему антагонисту кузена Ави сидеть, как большинству людей в «присутственных» местах, известно лишь одному Богу (и владельцу своего сильно переоценённого «хозяйства»), но факт оставался фактом — натура вошедшего (вполне возможно, уже подсознательно) и в этот «роковой» момент требовала самоутвердиться за счет окружающих его пассажиров.

            Пассажиры же лишь неодобрительно поглядывали в сторону маргинала, либо осторожно обходили раздвинутые увесистые части тела, «просачиваясь» ко входной двери и стараясь не задеть их владельца...

            Впрочем, глупо обвинять «наших» людей, уже приученных к тому, что «недремлющие органы» не будут сильно углубляться в детали конфликта и правоту одной из сторон, в отсутствии гражданской совести. Как показывает практика и статистика, для ментального и физического здоровья (как и для собственного кошелька), всегда спокойнее и надёжнее не ввязываться ни во что сомнительное и «махать кулаками только после драки» где-нибудь на собственной кухне, чем попадать «на карандаш» представителям официальных органов с «холодными сердцами и горячими головами».

            ...Потому буквально все пассажиры в маршрутке лишь хмуро и напряжённо молчали, стараясь не прислушиваться к неприятному тембру голоса и, тем более, не вникать в суть произносимого.

            Как подспудно не надеялся кузен Ави, что «тело» выйдет на одной из остановок раньше него самого, этого не произошло. С трудом и с тяжёлым вздохом приподнявшись со своего места (и пусть благодарный читатель, у которого хватило сил и терпения дочитать до этого места, не усмехается над якобы робостью или даже трусостью, обуявшими кузена Ави в предвкушении неприятного столкновения... тяжесть вздоха нашего героя была связана лишь с тем, что в холодное время года его травмированный в юности голеностоп ныл гораздо сильнее, чем летом), кузен Ави двинулся к выходу.

            Увы, даже при приближении более чем габаритного и внешне грозного кузена Ави, огромное «тело» ничуть не изменило изначальной позы, продолжая заслонять собой проход и нести ту же самую однотипную чушь в трубку мобильного телефона...

            Дальнейший диалог между кузеном Ави и его случайным антагонистом был совсем коротким, став одновременно апогеем всей этой гротескной истории. Но, как водится в стрессовых ситуациях, наверняка у обоих участников и даже вынужденных свидетелей/зрителей/слушателей того диалога, в памяти остались свои версии его развития и содержания. Как и свои оценки произошедшего. Единственно, о чём можно утверждать с едва ли не «добуквенной» уверенностью была окончательная развязка конфликта и безоговорочная капитуляция «маргинального тела». Как и однозначная победа интеллекта над грубой и плохо управляемой физической силой.

            ...кузен Ави добрался по проходу до «раскинувшегося» в нём тела и нейтрально-вежливо попросил подвинуться, чтобы была возможность пройти ко входной (она же — выходная) двери. «Тело» на просьбу никак не отреагировало, продолжая общаться по мобильному. 

            Вторая фраза от кузена Ави прозвучала уже в форме императива:

            - Бёдра сдвинь. Мешаешь пройти, - нельзя сказать, что кузен Ави не понимал, что открыто провоцирует конфликт. Как понимал он и то, что, если этого не сделает он, то уже никто, как минимум, из присутствующих в автобусе не сможет или не решится преподать урок вежливости «неподатливому телу».

            - Пошел на хер, - произнесено ли было именно выражение «на хер» или что-то более грубое и даже нецензурное, точно не помнил уже и сам кузен Ави.

            И да простят автора особо щепетильные читатели, которые морщатся даже при слове «жопа», встреченном в каком-либо тексте. Как известно: «из песни слова не выкинешь». Или — что будет намного более точным — такова неприглядная и обнаженная правда ежедневных будней в общественном транспорте в суровых российских реалиях от Калининграда вплоть до самой Камчатки... А привирать и совсем уже беспардонно приукрашивать собственный текст автору не хочется и самому...

            ...Произнесено это было «телом» уничижительно и с презрением к чужим проблемам. С интонацией, которая уже стала визитной карточкой всех отечественных квасных патриотов с высшим телевизионным образованием.

            - Пошёл сам на хер! - кузен Ави ответил почти автоматически. Нельзя сказать, что он не ожидал чего-то подобного от себя, учитывая типаж и масштаб личности, заполонившей проход, но всё же ожидание — дело одно, а реальность, на которую накладывается рефлекс альфа-самца... реальность всегда дело несколько иное.

            Естественно, лексикон кузена Ави был намного богаче подобного примитивного обмена «остротами». Но, увы, в некоторых эмоциональных ситуациях даже настолько принципиальным людям, как наш герой, тоже приходится «ассимилироваться с культурной средой» и поневоле пользоваться чуждыми им языковыми средствами, чтобы максимально точно и ясно донести свой посыл до оппонента.

            - Чего?! - «тело», очевидно не привыкшее к подобным фразам и интонациям в свой адрес, тем более, от незнакомцев, удивлённо повернуло голову, забыв на мгновение даже о важных телефонных переговорах.

            - Того! - кузен Ави инстинктивно решил пойти самым коротким путём к завершению конфликта, раз ничего иного всё равно уже не оставалось.

            - Не понял, - на этот раз «тело» полностью развернулось в сторону кузена Ави. Более того, развернулось агрессивно.

            Как ни парадоксально, но именно этот маневр оппонента дал кузену Ави возможность сменить позицию и стать возле выходной двери.

            - На остановке, пожалуйста. - Последнее кузен Ави произнёс уже вежливо и обращаясь к водителю, который тоже заинтересовано поглядывал в салонное зеркальце на обе стороны нарождающегося конфликта.

            - Поймёшь... когда с собой разберёшься, кто ты. - Как ни странно, но каким-то неуловимым шестым чувством кузен Ави ощутил, что перехватил инициативу и, образно говоря, уже возвышается над почти поверженным противником.

            «Противник» же совершил всего одну, но роковую для себя ошибку: вместо того, чтобы попытаться перехватить ускользающую от него «инициативу», он пошёл на поводу у кузена Ави. Иными словами, и здесь, подтверждая какие-то трудно формулируемые законы диалектики, практический ум и знание психологии перевесили пусть и объёмную, но всё же не отягощённую интеллектом физическую массу.

            В этот момент маршрутка подъехала к остановке.

            - И кто я?! - агрессивный вопрос «маргинального тела» прозвучал одновременно с открывающейся дверью.

            - Ты? - кузен Ави приостановился на долю мгновения на порожках, словно выдерживая необходимую театральную паузу, и уже спокойно и отчётливо, чтобы слышали все пассажиры маршрутки, заключил. - Ты - какашка!

            Назови кузен Ави оппонента «козлом», «уродом» или ещё каким-нибудь «приемлемым» для «маргинального тела», пусть даже и нецензурным термином, дело наверняка закончилось бы мордобоем. Но настолько детское оскорбление было тем, что никак не вписывалось в ограниченную вселенную обалдевшего от неожиданности «тела»...

           

 

 

            ...Последнее, что под гомерический хохот всей маршрутки увидел кузен Ави, был кататонический ступор в глазах оппонента и полное непонимание, как реагировать на смех за спиной и настолько выбивающуюся за грани его «пакетного мышления» фразу...

 

 

 

            P.S. И, наконец, эпилог, он же — обязательный нравоучительный вывод, которого часто ждут и даже требуют от авторов многие чересчур дотошные читатели: скромный герой нашего повествования в очередной раз доказал не только самому себе, но и окружающему, мало уже чему верящему и мало на что надеющемуся российскому «электорату», что добро всё ещё способно побеждать... и бывает оно не только всепрощающим или с крепко сжатыми кулаками, но даже сильно прихрамывающим, с часто хмурой и небритой физиономией... и наличием нешуточного интеллекта, а подчас даже эмпатии к слабостям ближних своих...

 

 

 

The End

 

 

Декабрь 2022г.

Comments: 0