Николай Полотнянко

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ПОЛОТНЯНКО.

Родился 30 мая 1943 года в Алтайском крае. 

Окончил Литературный институт имени А.М. Горького.

Николай Алексеевич является автором романов: «Государев наместник»,  «Атаман всея гулевой Руси», «Клад Емельяна Пугачева», «Жертва сладости немецкой», «Бесстыжий остров», «Загон для отверженных», «Минувшего лепет и шелест», «Счастлив посмертно», комедии «Симбирский греховодник»,

а также поэтических сборников: «Братина» (1977), «Просёлок» (1982), «Круги земные» (1989), «Журавлиный оклик» (2008), «Русское зарево» (2011) «Бунт совести» (2015), «Судьба России» (2016), «Как хорошо, что жизнь прошла» (2017), «Прекрасная Дама»(2017) и других.

С 2006 года – основатель и главный редактор журнала «Литературный Ульяновск».

В 2008 году Николай Полотнянко  награждён Всероссийской литературной премией имени И.А. Гончарова, в 2011 году – Почётной медалью имени Н.М. Карамзина, в 2014 году – орденом Достоевского 1-й степени, в 2015 – премией Н.Н. Благова.

Показания очевидца

– из писательского дневника –

Я памятник воздвиг… 

 

Пока все хвалят, иль клянут свободу,

И правит слабыми умами суета,

Я памятник воздвиг, но не себе — народу

И городу Симбирску навсегда.

 

Край был основан не мечом, но плугом.

Всё было здесь: и крепость барских пут,

И разинский, и пугачёвский бунт,

Подобные слепым кровавым вьюгам.

 

Он мнил себя как город-дворянин,

Пока пожар не стал ему итогом.

И родился на пепелище сын,

Что на столетье стал мужицким богом.

 

Под прошлым всё ещё сочится кровь,

Я памятник на ней воздвигнул граду.

И Богом данную к Отечеству любовь

Считаю для себя как высшую награду.

От автора  

     За свою более чем полувековую литературную жизнь я написал полтора десятка художественных книг, и наступила пора подводить творческие итоги. И сразу же следует сказать главное, что литература никогда не была для меня ни способом добывания денег, ни путём к громкой известности. Я стремился быть честным писателем русского народа. Поэтому и в своём дневнике я выступаю и как русский писатель, и как ответчик, и как свидетель, поскольку не отрицаю возможности сурового суда потомков над собой и моими современниками. Ведь то, что мы совершили, ещё долго будет терзать умы и души грядущих поколений. И они неизбежно спросят с нас за развал и унижение Отечества. Надеюсь, что мои «Показания…» помогут им в этом, поскольку у меня и мысли не было отмолчаться, очернить или приукрасить действительность. И я своим дневником даю показания очевидца всем, кто хочет знать мою правду о том, что ввергло Россию в пучину державного безвременья.

     Я прожил на свете более трёх четвертей века и должен с недоумением и горечью отметить самый пагубный недостаток подавляющего большинства моих современников — это их жалкое трепетание перед ничтожествами, которые имеют, хотя бы на час,  мизерную власть. От нашего слабодушия и нежелания постоять за попранную правду произрастают все настоящие и будущие беды, как отдельно взятого человека, так и всего государства.

     Современная Россия никак не может встать крепко на ноги потому, что умные образованные талантливые, нравственно порядочные люди брезгают и боятся работать в системе управления, и по этой причине в ней так много нечистых на руку руководящих проходимцев, пошляков и неучей.

     Следует так же признать, что перестроечным бедламом в народе поколеблены основные ценностные ориентиры. Приватизация духовной жизни народа либералами русофобского толка, при попустительстве и даже с помощью власть предержащих, произошла гораздо раньше, чем присвоение промышленности и природных ресурсов. Искажённым либералами школьным и высшим образованием воспитаны тьмы креативных неучей в отечественной истории и классической литературе. Они равнодушны к Пушкину и, значит, к России, к её настоящему и будущему.

     Вместе с тем совершенно справедливо мнение, что в нашей стране много талантливых и склонных к искусствам людей, но почему-то руководят культурой не они, а недалёкие разумом чиновники, с дурным характером и жалким профессиональным образованием. В столице засилье таких людей в культуре сглаживается большим числом признанных талантов, чей творческий авторитет укрощает особо ретивых бюрократов от культуры.

     В провинции, взять хотя бы Ульяновск, творческий человек полностью зависит от произвола даже самых незначительных культурно-бюрократических букашек. Всех людей искусства они рассматривают, как надоедливых просителей и бывают неприятно ошарашены, когда перед ними появляется, к примеру, роман об основателе Синбирска, который настоятельно требует определения для себя значимого места в почти безлюдном историческом и художественном ландшафте региональной культуры.

И все приходят в замешательство и не знают, что с этим писательским подарком для народа делать, тем более, что он издан в Москве, в солидном издательстве, как и другие романы Симбирской исторической серии. Все, начиная с губернатора, делают вид, что в культурном смысле в области ничего выдающегося не случилось. Ну, скажем, написал Николай Полотнянко за свою жизнь пятнадцать книг, а мы-то причём?.. Мы его об этом не просили… Мы ему их не заказывали…

И мысли нет, что писатель выполнил своё творческое предназначение: написал книги для очеловечивания народа, в первую очередь, молодого подрастающего народа, чтобы тот не пребывал в слепоте казённо-квасного патриотизма, а познавал живую историю своего Отечества и прочувствовал вкус природной русской речи.

     Надеюсь, прочтение дневника поможет вдумчивому читателю взглянуть на минувшую культурную жизнь нашего края без скоропалительного осуждения или восхваления всего, что в ней ни случалось.

     Такими мы были, такими мы есть и такими пребудем всегда… Обо всём этом без гнева, правдиво и сдержано рассказано в «Показаниях очевидца».

-1997- 

 

21.03. Закончил книгу стихов «Симбирский временник» (история края в поэмах и стихах). Вячеслав Николаевич Егоров десять стихотворений напечатал в журнале «Мономах», а как издать книгу — ума не приложу.

     Прошлой осенью губернатор Горячев выделил писателям большие деньги на обустройство нового помещения, поскольку из «Союзпечати» нас вытурили новые хозяева жизни в клетушки на ул. Ленина. Наш председатель Союза Евгений Мельников купил стильную мебель, телевизор, я помогал её грузить, выгружать. Через пару дней её спёрли, всё вынесли подчистую, хоть бы стул оставили. Мельников от такого удара залёг дома, но наутро оклемался, пошёл к Горячеву. Тот его пожурил и приказал выделить писательской братве номер в гостинице «Советская». Я там ещё не был.

     Заканчиваю писать историю Высшего военно-технического училища имени Богдана Хмельницкого с полковником Виктором Ильиным. Он оказался достойным соавтором, и мне с ним приятно работается. Книга почти написана, но много мешкотной редакторской работы, и Виктор Михайлович великодушно взял её на себя.

     Сегодня Ельцин встречался с Клинтоном в Хельсинки. НАТО уже на наших, до 1939 года, границах.

     23.03. На 27.03 намечена Всероссийская акция протеста, своего рода бунт на коленях, из-за массовых и многомесячных невыплат зарплат. Общий долг ажно 50 триллионов рублей! Но правительство бодрится — всё хорошо и даже прекрасно…

     05.04. 2-го апреля подписан договор с Белоруссией, очень куцый. Его уже оплёвывают в СМИ. Дескать, не надо спешить, мол, Западная Европа шла к объединению сорок лет, а тут такая спешка…

     Собрание в Союзе писателей походило на праздничный банкет. Мельников, опасаясь скандала из-за кражи мебели, выкатил шесть бутылок водки и увесистую закусь, что было весьма благожелательно встречено писательской общественностью. Отчётный доклад единодушно  постановили  утвердить,  работу  писательского  бюро одобрить. О краже не вспоминали…

     06.04. Знаменательное сообщение по радио: чеченский главарь Масхадов считает, что Россия должна подписать мир как побеждённая в результате 400-летней войны сторона. Теперь основной чеченский промысел — захват корреспондентов. Цена выкупа миллион и выше «зелёных». Батюшки! Счастье-то, какое! Нужно срочно сдать чеченцам всю эту либеральную сволочь, которая прославляла бандитов как рыцарей, и не выкупать её никогда. Бандит Басаев назначен вице-премьером Ичкерии. Он бывший секретарь райкома комсомола.

     08.04. Деньги в училище ещё не отдали за январь. В «Ульяновской правде» встретил журналиста Н.Р., советского интеллигента ульяновского закваса. Подобные типы характерны для нашей глуши. Они что-то знают, что-то читали, что-то понимают, что-то пописывают, иногда даже талантливо. И одновременно с этим полное отсутствие своеобычности, какая-то пришибленность души и боязнь стать, хотя бы на вершок, выше обывательских мнений.

За моим поколением, хоть заоглядывайся, — полнейшая пустота. За все 24 года моей жизни в Ульяновске не появилось в писательской среде никого из молодых писателей, кто не зачах, а развился хотя бы до писателя среднего уровня. За эти годы я не слышал от наших писателей ни одного суждения о литературе, ни умного, ни глупого, кроме как от Евгения Мельникова. Он русскую литературу любит жертвенно и до самозабвения, а вот русская жизнь ему не по нраву. Как бы это его не погубило как писателя.

09.04. Без комментариев. Ельцин по телевидению: «Я взяток не беру! Конечно, жить трудно, но ничего, хватает».

10.04. Ельцин ударился во все тяжкие — объявил войну коррупции. Он старый вояка: воевал с преступностью, с экономическим спадом и т.д. И вот на шестом году всеобщего разграбления государства заимел желание победить коррупцию. Объявлено, что к осени будет разработан моральный кодекс чиновника. По словам всенародно избранного фараона, чиновники — это гражданские офицеры. Стало быть, присяга?..  Как-то всё легкомысленно получается: одни присяги предали, другие — приняли. Но какая грандиозная имитация активности! Какой куриный полёт фантазии!

11.04. За вчерашний день в городе разбилось сорок машин. Денег в училище не дают. В этом году я ещё ни разу не получал зарплаты, но, как молвил фараон, «обходимся», налегаем на «коклеты» и «пилимени». Смотрю на наше бесхребетное офицерство. Воспитанное КПСС в духе рабского подчинения, оно перенесло на новые власти готовность унижаться и быть униженным. «Непобедимую и легендарную» штатская либеральная шваль унизила, как только хотела. И всё началось с измены Военной присяге, Боевому Знамени.

В стране уже шесть лет бушует психическая эпидемия, вызванная предательством и отступничеством. Число граждан, поражённых этим недугом —  несколько десятков миллионов

27.05. Серый тоскливый день. Получил фотографии на новый писательский членский билет. Физиономия не дай боже! Мятая, обвисшая, ну, совсем старче…

Новый выверт внутренней политики: «Программа семь дел». Первое дело — честность во всём, второе — погашение долгов по пенсиям, третье — подъём промышленности…

СМИ трещат на все лады, а народ отвернулся и молчит. Он занят на садах-огородах.

28.05 Характерный для нашего времени эпизод. Неделю назад, когда Горячев проезжал мимо нашей автобусной остановки, кто-то погрозил ему кулаком. Он остановил машину и подошёл к толпе.

     — В чём дело?

     — Уехать не можем! Автобусы не останавливаются.

     Через час на остановке появились проверяющие с повязками, дежурили пару дней, затем испарились. Автобусы в эти 2 дня останавливались исправно.

Вывод: надо грозить начальству кулаком каждый день, если хочешь чего-нибудь добиться.

29.05.Черноморский флот поделён между Украиной и Россией, а по сути, упразднён.

09.10. Бездарно промотанное лето. Мои отдыхали в Крыму в пансионате по путёвкам — прощальный подарок от советских профсоюзов, а я — с мужиками в кустах. За лето ни строчки.

В Союзе писателей грядут перевыборы. Спихнуть Мельникова с хлебного места мечтают многие, поскольку ему платят ровно столько же, сколько начальнику отдела областной администрации. Он приходил ко мне домой с почётным предложением стать Главписателем области. Зачем мне такой хомут?.. Кроме зарплаты председателя, денег в Союзе ни копейки. Да и на самих писателей я смотрю скептически. В 1991 году нас было двенадцать, а через пять лет стало вдвое больше. Спрашивается, откуда такой рост творческого поголовья?.. 

Он идёт от ложного представления Мельникова, что увеличение числа писателей поможет ему сохранить зарплату и повысит авторитет организации. Но Мельникову Горячев платил не потому, что ему были нужны писатели, а за то, что знал его ещё по комсомолу, поэтому и поддерживал. Но Женя затаскивал в Союз публику, которая не знает чувства благодарности, и за это поплатится.

25.10. Нужно было видеть, какие страсти кипели на собрании. Вчерашний друг и соратник Мельникова по кооперативу «Зодчий» Юрий Соколов сразу же зычно заявил, что председателем будет он, и начал швырять в Мельникова, как кирпичи, обвинения одно тяжелей другого. Конечно, главным «кирпичом» была украденная мебель. Соколов так много об этом говорил, что многие стали подозревать Мельникова в мебельных махинациях и проголосовали против своего недавнего кумира.

Я поднялся на гостиничный этаж, где был буфет, освежился очищенной, закурил, и тут за мной прибежал гонец с известием, что меня избрали директором Литературного фонда. Я спустился вниз, и мне подсунули печать, ключи от сейфа, мятую амбарную книгу.

     — Сколько денег в кассе? — поинтересовался я.

     — Ноль рублей, ноль копеек.

     — А если пустой сейф убежит, как мебель, мне за него отвечать?.. Приму, но после ревизии.

01.11. Являясь конкретным результатом человеческой деятельности, культура есть ни что иное как духовно - материальный массив, который народ приобретает за время своего исторического пути. Другими словами, сколько на нашей планете народов, столько и культур, и у каждого народа она своя — оригинальная и неповторимая. Но вместе с тем каждая культура имеет общие для всего человечества фундаментальные сущности. Речь, в первую очередь, идёт о понятиях свободы и справедливости.

     На Западе первична свобода, а справедливость вторична.

     Русская культура первичной считает справедливость, а свобода для неё вторична.

Идея свободы привела к созданию стран «золотого миллиарда».

     Русская идея Божеской, а затем и социалистической, справедливости создала «Русский мир», объединивший в едином государстве до ста самых  разных народов.

     Русский народ и другие коренные народы России взывают к справедливости социалистического толка, утраченной ими в результате так называемых реформ, а в ответ, вместо неё, получают всё больше искажённой российскими реалиями «свободы» западного образца.

10.11. Вчера в газете «Симбирский курьер» была опубликована статейка, призывающая ульяновцев прозреть и свергнуть ненавистный режим семьи Горячева. Подписали обращение несколько демократических организаций, в том числе и местное отделение СП России в лице новоиспечённого председателя Ю. Соколова, чья кучерявая подпись была первой, и выходило, что писатели являются закопёрщиками свержения недавно победившего на выборах Фролыча. Ай, да Соколов, как же он укусил руку, с которой ему предстояло кормиться?

15.11. Сегодня посетил цитадель капитализма «Инкомбанк», где встретился с Анатолием Блюдиным, который из комсомольского деятеля всесоюзного значения ловко перевоплотился в одного из рьяных первопроходцев капитализма. Биржевые сплетники числили его в одном ряду с самыми богатыми людьми России.

Блюдин спустился ко мне на лифте и пригласил в курилку. Закурили. Я понял, что пришёл сюда совершенно напрасно.

— Ну, как живёшь? Стихи не бросил писать?

— Поэзия — это как высокая болезнь, — сказал я и прикусил язык: Анатолий давно был болен.

— А я стихов давно не читаю, — тускло сказал Блюдин. — Перешёл на Библию. Тебе, наверно, деньги на издание стихов нужны, так с этим не всё просто. Но я посмотрю, что можно будет сделать.

В его тусклом взгляде мелькнула живинка.

— Смотрю, ты не меняешься.

Бесшумно подошёл лифт, и Блюдин воспарил на этаж для финансовых небожителей.

23.11. Соколов собрал собрание по альманаху, но я повернул его к публикации в газете об отзыве Горячева. Все притихли, помалкивают, прячут глаза. Спрашиваю: «Кто за то, чтобы опубликовать опровержение?» Молчат. Посапывают. Пошёл в «Ульяновскую правду», написал реплику и отдал редактору Ю. Ромбовскому. Тот её сразу заслал в набор.

26.11. Прошло 50-летие моей любимейшей Людочки — чуду, которая осветила мою жизнь красотой и сердечностью.

04.12. Переломил себя и пошёл клянчить деньги к директору «Автозапчасть» Г. Матвееву. Геннадий Дёмин меня обнадёжил: «Я с ним говорил, он сам поэт, три книжки издал, поможет, я с ним говорил».

Пошёл, дурак, чтобы полюбоваться на лирического толстосума и получить дулю. А ведь как ловко послал меня на три буквы: «Свободных денег нет, можно дать запчастями, но ты же их не возьмёшь?..»

Подарил мне свою графоманскую книжку в твёрдой обложке. Говорит, что заплатил 13,5 млн. из собственного кармана, и она помогает ему в командировках устанавливать контакты — дарит секретаршам, горничным в гостиницах.

Последние встречи с интеллигентными толстосумами излечили меня от надежды, что каждый из них только и ждёт случая проявить свою щедрость, когда к нему явится нищий поэт с рукописью стихов. Увы, времена Третьякова и Мамонтова прошли безвозвратно, а новых господ вполне устроит, если народ сначала разучится читать, затем — говорить, и будет способен только на одобрительное мычание.

18.12. При Соколове жизнь в Союзе писателей забила ключом и всё «по голове». В газете «Симбирские губернские ведомости» опубликована статейка: «Вместо того, чтобы писать романы, писатели пишут жалобы». Пережёвывание старого: опять про кражу мебели, про телевизор, который якобы присвоил Мельников, обвинение безобиднейшей Лидолии Никитиной в присвоении денег Литературного Фонда. Статейка была инспирирована Соколовым. И подпись: Ульяновская писательская организация.

Никитина возмутилась: «Я выхожу из писательской организации!»

     Соколов: «Верни писательский билет!»

     Забрал у потерявшей над собой контроль женщины удостоверение и спрятал в сейф.

-1998-                        

 07.02. Драчка в Союзе не утихает. Соколов написал письмо и потребовал в ультимативной форме от губернатора денег: «… иначе писательская организация откажет вам в политической поддержке…» Ну, ни силён ли бродяга?.. Горячев отшвырнул письмо своему помощнику Геннадию Дёмину:

     — Они что там, пьют и не закусывают?

Геннадий Иванович вызвал машину и приехал ко мне в расстроенных чувствах.

— Нехорошо получается, — вздыхает он. — Губернатор к писателям со всей душой. Приказал подготовить положение об их финансовой поддержке, а тут Соколов такое пишет.

Он вынул из кейса папочку с письмом.

— Вот, прочти. Он не понимает, что рубит сук, на котором так вольготно сидит. Сейчас возможности помочь писателям, как в 1992 году, нет, и не предвидится.

Как же, я хорошо помню, как мы с Мельниковым удачно подкатили, при содействии Геннадия Ивановича, к губернатору с просьбой издать книгу каждому члену Союза писателей. Так была издана моя книга стихов «На изломе России». Это сейчас губернатор — государственно охраняемый субъект власти, до него не допишешься и не достучишься, а на заре перестроечной свободы доступ к нему был свободным, общение — человеческим. Но очень скоро приветливое личико демократии исказили гримасы бандитизма и терроризма, и она, не мешкая, соорудила вокруг себя неприступную крепость.

— Слушай, Николай, — сказал Горячев, подписывая постановление на финансирование книгоиздания. — Может, ты возьмёшься за выпуск новой газеты, деньги мы тебе выделим, помещение подберём?

Предложение было неожиданным, но ответ на него у меня был готов давно. Я дал себе слово никогда не участвовать в демократическом бедламе.

12.02. Вчера встретил давнишнего приятеля отставного майора - гаишника Евгения Ротова.

— Алексеич, когда ты обо мне напишешь?

Он получил пенсию и немного навеселе.

— О чём же писать, Евгений Иванович?

— Как о чём?.. Обо мне!

— Ну, хорошо, поведай из своей жизни что-нибудь такое, что тебя поразило больше всего.

Он задумывается, трёт небритый подбородок, затем вскидывает на меня тёмные, как пистолетные дульца, зрачки.

— Есть такой случай! — он хлопает меня по плечу. — Помню, как-то весной поднимает меня с дикого похмелья супруга и тащит с собой на дачу, копать землю. Я, хоть и здоровый был бугай, но копнул раз, другой — и взмок что твой мышонок. Похмелиться надо, а негде. Ну, думаю, попал в переплёт! А жена зудит: копай да копай! А пот так и прёт из меня!

Думаю, надо умыться. Подошёл к баку, а там снег натаял, заглянул туда, и в глазах потемнело. Ну, думаю, чокаюсь! Бутылки примерещились. Я протёр глаза, заглянул снова. Точно!.. Они, родимые. Вытаскиваю одну бутылку, другую, ровно двенадцать штук. И вино какое — «Варна»! Откуда взялись?.. Откупорил еле-еле одну, хватил из горла и вспомнил. Гуляли с мужиками по осени. Поставили охлаждаться и забыли. А мне по весне такое счастье привалило.

— Какое же тут счастье, Евгений Иванович? — сказал я.

— Ничего ты не понимаешь, писака… Это у вас, поэтов, счастье где-то на небесах, а у мужика всё просто и ясно: болезнь — горе, здоровье — счастье. Голова с похмелья трещит — горе, нашёл ящик с «Варной», как я, так это ж сказочное счастье!

20.02. Был в библиотеке, полистал столичные литжурналы. Они продолжают никчемными публикациями гнуть своё, что русская литература истощилась, но у неё есть достойные наследники, лже-классики нового времени (Давлатов, Бродский и др.).  Все как один из змеиного яйца перестройки.

В Союзе застал одного Юру Соколова. Он мрачен, и тому есть веская причина: Союзу отказали в финансировании.

— Этого и следовало ожидать, — сказал я. — Ты и бухгалтер остались без окладов, через неделю нас выставят из гостиницы. Пиши слёзницу Фролычу, он мужик отходчивый.

— Замучается ждать! — буркнул Соколов. — Кстати, двадцать восьмого собрание, приходи.

В этом году настоящая зима. Февраль вьюжный, с перепадами температур от ноля до тридцати. Кажется, идёт ещё одна волна гриппа.

28.02. Собрание в Союзе было долгим и нудным. Сначала Соколов часа два, брызгая слюной, нёс несусветную ахинею, но кто подрёмывал, кто читал, а мы с Мельниковым поднялись в буфет и взяли по стакану бургундского. Женя был уже на поддаче, и его тянуло на откровенность.

— Я немного расслабился, — признался он. — Имею на это полное право.

— Что, роман закончил? — догадался я. — И о чём он?

— Ни за что не догадаешься. Детектив!

Мы спрыснули писательский успех Жени и возвратились к собранию.

На второе Соколов подал приём новых членов в Союз. Они уже в линию сидели вдоль стены, и только один, Саша Никонов, очень талантливый прозаик из Димитровграда, был мне знаком. Про остальных молчу. Иногда мне кажется, что люди выбирают писательство как забаву и относятся к нему, как к хобби, только потому, что сейчас за это пока не расстреливают. Важная вещь и членский билет, чтобы им козырнуть при случае. Правда, членский билет советского  писателя  выглядел гораздо  солиднее, чем членский

билет СП России. И это понятно: какие сами, такие и сани.

.......................................................

14.04. Как-то мы не так живём, никак не можем сделать чистосердечное признание, что и на нас лежит часть вины за развал государства, и на мне, и на многих миллионах граждан, бывших чекистами, госаппаратчиками, военными, сотрудниками МВД и просто рядовыми коммунистами. И секрета в гибели страны нет: её убило враньё сверху донизу, ложь победила правду, мы стали врать и до сих пор врём даже самим себе, что стали жертвой обстоятельств необоримой силы.

Ложь теперь рядится в личину объективности, появилась масса вранья на тему «не виновата я, это он сам…» Даже КПРФ уверена в своей невинности и непорочности. А мне хочется спросить Зюганова, что ему помешало из пацанской рогатки пробить черепушку своему соседу Ельцину шариком от подшипника?.. Рогульки, резинки и шарика хватило бы для изменения хода мировой истории. А мы все врём, врём, врём…  пока не помрём.

Враньё у нас утвердилось в качестве государственной идеологии. Для этого создана неисчислимая рать политологов, которые вбивают в головы людей заведомое враньё под видом самой настоящей правды. Мы сейчас живём при таком раскладе, что любой бомж честнее и нравственнее любого министра в правительстве.

17.05. Сегодня в России великое множество людей нуждаются в очеловечивании, и, помогая им в этом своим творчеством, писатель постигает своё предназначение в создании произведений такой художественной силы, которая очищает душу читателя и возвышает его к усвоению христианских нравственных истин. Талант писателя крепнет и мужает не от внешнего влияния, а от внутреннего саморазвития, он, подобен семечку одуванчика, которое даже закатанное в асфальт, пробивается к свету. Для писателя это тот кусочек света Божией истины, который он смог высветить своим талантом.

Постигнув своё предназначение, писатель согласно ему относится и ко времени, в котором живёт и творит. Сегодня почти все писатели клянут настоящее время, не понимая своего писательского счастья, ибо, как сказал поэт: «Блажен, кто посетил свой мир в его минуты роковые…» Кто знает, но может быть, Бог избрал многострадальную Россию, дабы испытать ещё раз (не последний ли?) на прочность её человеческую природу, все слои народа и тех, кто плутает около?..

20.05. «Симбирский временник» одобрен редсоветом, но это не означает, что он будет напечатан. Директор издательства Волошин говорит, что пока(?) нет денег. Ну как после этого не залить грусть-тоску водкой?.. И тут, кстати, оказалась присуждённая мне первая премия от областной пожарной охраны, которая проводила конкурс на лучший очерк. Душа горит от безвременья, отсюда и стихи как раскалённые угли…

Русская литература началась с поэзии, и возродиться должна с неё. Она легче поддаётся оценке, стихи ещё находят отклик в русской душе, в поэзии видна вся суть русской литературы, а бездарность всякого стихотворца видна невооружённым взглядом. Есть ещё не восславленные поэты — вот Гребнев, вот Малашич, вот Черевченко, вот Благов и ещё с десяток живых и недавно ушедших из жизни русских поэтов.

13.09. Российское телевидение каждый день тиражирует злопыхательские выкрики всякого рода хулителей русской истории. Подобные господа были и при Пушкине.

«Что   же   касается   нашей   исторической  ничтожности, — писал

поэт Чаадаеву, — то я решительно не могу с вами согласиться… Войны Олега и Святослава и даже удельные усобицы — разве это не та жизнь, полная кипучего брожения и пылкой и бесцельной деятельности, которой отличается юность всех народов? Татарское нашествие — печальное и великое зрелище. Пробуждение России, развитие её могущества, её движение к единству… оба Ивана, величественная драма, начавшаяся в Угличе и закончившаяся в Ипатьевском монастыре, — как, неужели это не история, а бледный полузабытый сон! А Пётр Великий, который один есть целая всемирная история? А Екатерина Вторая, которая поставила Россию на пороге Европы? А Александр, который привёл Вас в Париж?…» [Пушкин, 1992, с. 51]

Корень нашего патриотизма в истории России… Граждане черпают знания об истории в подавляющем большинстве случаев из чтения художественной исторической литературы.

Я написал около пятидесяти стихотворений и полдесятка поэм на тему истории России, но пора взяться и за историческую прозу. 

...................................................

12.11. Пригласили на заседание литературного кружка во Дворце книги. Тема: моя книга стихотворений «На изломе России», изданная в 1993 году на деньги, выделенные губернатором. Не люблю читать стихи, но пришлось. Не люблю, когда говорят о моих стихах хорошо или плохо. Всё это враньё, потому что я сам не могу и не пытаюсь понять, как я их написал. Этот процесс нельзя дробить на части, как-то объяснять. Поэтическая мысль должна исходить из поэта, как из головы Афины, цельная и совершенная.

В зале холодно, гуляют сквозняки. Умница Ольга Аминова, руководитель кружка, на меня смущённо поглядывает, и я предлагаю обществу поговорить о Блоке — последнем классике русской литературы.

-1999-

20.01. Дёмин уходит на пенсию. Я перенёс занятие в «Надежде» на среду. Наверно, встречусь с этой публикой в последний раз. Они хорошие ребята, но для них кружок — это возможность приятно провести время. Огонька поэзии я не разглядел ни в одном. Как, впрочем, его и нет во всём, что именуется современной литературой.

Они нормальные люди, и нечего им соваться в писатели, потому что сегодня духовная основа русского народа — художественная литература — пребывает в исковерканном состоянии. Часть её орусскоязычилась и превратилась в гнилостный ходячий труп, заражающий похабством всё, с чем только ни соприкоснётся. Влияние её ничтожно, но называющие себя традиционными писатели не могут противопоставить ей свои интересные и талантливые книги. И причина этому не Ельцин и его политика по умалению русской культуры, а сами писатели, которые никак не могут взять в толк, что советская литература приказала долго жить гораздо раньше разрушения советского государства.

04.04. Либеральная идея для завоевания ею России нуждалась в забойной аргументации, то есть в фактах, желательно таких, которые, как репьи, цепляли бы душонку российского обывателя, оставляли в ней незаживающие царапины и занозы. И саднили, саднили, заставляя его не смотреть по сторонам, где в это время шёл грабёж и беспредел, а подталкивали к ещё более омертвляющему самокопанию и самобичеванию.

Именно благодаря этому мы, ельцинские «россияне», уже десять лет идём вперёд с головой, повёрнутой назад. Мы всё ещё гипнотически прикованы к прошлому, но не к тому, что составляет честь и славу Отечества, а к навязанным политическими проходимцами якобы тёмным и спорным сторонам истории. Слава богу, что куда-то пропали призывы к покаянию, а то ведь на полном серьёзе нас уверяли, что мы все должны встать на колени и каяться, каяться...

У либерализма есть ещё «сладкое слово» — свобода. Собственно, оно и стало той спичкой, которая подпалила державу со всех сторон. К слову, свобода — вполне буржуазное понятие и обозначает совсем не то, что русский человек имел в виду, когда с полоумным видом участвовал во всех шабашах гласности и демократии, прокатившихся по России. Многие поверили, что свобода равнозначна справедливости, но получили не её, а свободу для жуликов и воров, и прочих напёрсточников эпохи грабительского накопления капитала. Свободным в так любезном либералам буржуазном обществе может быть только собственник, и чем крупнее, чем влиятельнее эта собственность, тем он свободнее, то есть повелевает не только землёй, пароходами, космическими кораблями и атомом, но и манипулирует сознанием, как на личностном, так и на общественном уровне.

22.04. Поздравить Ильича с днём рождения пришла административная головка области и, конечно, сам губернатор. Ни одного радостного лица. И это уныние понятно. Ведь понимают, что несли, несли знамя Ленина и бросили в рыночную грязь.

 

Камень на камень, кирпич на кирпич.

Умер наш Ленин Владимир Ильич.

Дедушка Ленин,  мы подрастём,

Красное Знамя в руки возьмём.

 

И не подумали, что бросили не тряпку с палкой, а СПРАВЕДЛИВОСТЬ ДЛЯ ВСЕХ — ВЕКОВУЮ МЕЧТУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.    

— Пребывание Ленина в Мавзолее пока ещё поддерживает в народе уверенность, что безвременье когда-то да закончится, установится что-нибудь вроде «социализма с человеческим лицом». Это народное мнение придаёт некоторую временную устойчивость режиму. Народ согласен терпеть и ждать, и верить в своё заблуждение.

— Физическая ликвидация Ленина приведёт к тому, что народ почувствует себя «сиротой», лишённым своего народного заступника, и устремит свои негодующие взоры на власть, поэтому для неё сохранение Ленина в Мавзолее необходимо, хотя она вряд ли это понимает.

02.05. Русский диагноз. Ни для кого не секрет, что мы сейчас живём в дезориентированном распадающемся обществе, постепенно утрачивая все нравственные ценности, сдавая без сопротивления исконные русские территории, опошляя и уничтожая родной язык. А между тем эти три составляющие являются основой любого народа, ибо нравственные ориентиры определяют цель жизни поколений, территория — жизненное пространство, язык — духовную общность и связь поколений.

Подобное положение дел порождает в душах тех, для кого Отчизна не пустой звук, чувство растерянности и бессилия. Многим кажется, что течение времени остановилось, образовалась чёрная дыра, из которой прут и прут тьмы бесов, и нет силы, способной остановить их. Как тут не вспомнить Ф. Достоевского, который в эпилоге «Преступления и наказания» пророчески писал: «Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселяющиеся в тела людей... Люди, принявшие их в себя, становились тотчас бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя более умными и непоколебимыми в истине, как считали заражённые...»

В 1866 году это сказано, но как злободневно звучит и сейчас, когда вся Россия бьётся, как тяжелобольной, в пароксизме трихинного умопомрачения Уничтожена основа основ народного бытия — держава, жизнь не стоит ломаного гроша, а в душах темнота и безысходность. И мало кто отдаёт себе отчёт в том, что произошло с Россией за последние сто лет, какие силы погрузили её в пучину духовного мрака и почти предопределили крушение. Такие вот тяжкие мысли на весенний праздник.

20.05. Вопрос о мировом мещанстве поднял Александр Герцен. Он в 1864 году пришёл к выводу, что будущее Европы есть мещанство, то есть позитивизм в философии, рационализм в жизни. Паситесь, сытые народы! Родился человек, прожил жизнь, умер — так заведено от века, всякий классовый бунт бесполезен. Русская революция, мировые войны — всего лишь подтверждение непобедимости мещанства, посредственности, пошлости. Мир в наши дни стал Китаем, человечество в тупике. Божий свет христианства еле тлеет. Неизбежна тирания в мировом масштабе, которая продлится тысячелетия.

От этой перспективы человека не спасли ни Христос, ни Будда, ни Магомет, но я почему-то надеюсь, что человека не дадут расчеловечить Гомер, Шекспир, Пушкин…

07.06. Двести лет Александру Сергеевичу Пушкину, но его юбилей заболтали, как и всё, что было святым для народа. Взялись указать путь к светлому будущему всему человечеству, а поскользнулись на либеральных какашках, да так, что до полусмерти разбились. Вроде привстали на карачки, шарим вокруг себя, за что уцепиться, чтобы подняться на ноги, и всё мимо Пушкина.

Надо же придумать такую чушь про забугорные инвестиции, что они де нас спасут. Коли от нас Господь отказался, то наши опоганенные отступничеством от справедливости души спасать больше нечем как Пушкиным, его «… змеи сердечным угрызением».

 

               «И с отвращением читая жизнь мою,

               Я трепещу и проклинаю,

               И горько жалуюсь, и горько слёзы лью,

               Но строк печальных не смываю».

                                                      (Воспоминание)

                                      

В своё время Гёте вопрошал: «Что свято?»  И сам отвечал: «Свято то, что объединяет много душ». Вдумаемся в эти слова. То, что объединяет много душ, является святым. Не то же самое для России и Пушкин? Он объединяет не только души, но и поколения, потому что он первый заговорил «самостоятельным и сознательным русским языком» (Ф.Достоевский). И, пожалуй, гораздо больше, чем историкам, мы обязаны Пушкину обретением исторической памяти. Наш гений охватил весь путь России до её последнего шага, простёрся до той тьмы, которая неизбежно поглотит всех и вся. И в этом смысле Пушкин — Святой земли русской.

Державное значение Пушкина хорошо осознают, нет, не наша интеллигенция, а неприятели России. Они очень хорошо понимают, что экономический, политический хаос в России ещё не означает её конца, им нужно подорвать нравственную основу самого народа, сделать немыслимым его существование как цельного организма.

Иногда приходит в голову страшная мысль: а что если России как государства не станет, и народ её рассеется по лику земли? Что тогда?.. Евреи и армяне сохранились как народы, потому что не утратили свои священные книги, откуда черпали духовные силы для выживания. И не только сохранились, но и забрали в руки такую силу, особенно первые, что почти всё человечество у них в долгах по части толерантности.

Так что же мы с собой возьмём, если такое случится в России? Конечно, Пушкина, ибо в нём — язык наш и память наша.

.......................................

-2000-

07.01. За последние десять лет в России многое изменилось. Народ от литературы, которая является стержнем русской культуры, отшатнулся, потому что самые известные русскоязычные писатели, считавшиеся солью советской литературы, выступили на стороне разрушителей СССР и, по сути, предали воспитанный на пушкинском гуманизме советский народ на растление и поругание во имя либерализма. В конце 80-х годов прошлого века литературные журналы обрушили на читателей словопады «правды» про репрессии, «слезинку ребёнка», и только сейчас стала понятна настоящая цель этих публикаций. Русскоязычные писатели не только крепко помогли предательской клике Ельцина перезапрячь народ из одних оглоблей в другие, но и (не хочется верить, что навсегда) отучили его от трепетно-доверчивого отношения к книге, которое на Руси существовало со времён первоучителей славянских.

Новая власть выделила группку писателей-подписантов, которые поддержали Ельцина во время трагических событий 1993 года, и их облагодетельствовала, а всех русских писателей — членов СП СССР обрекла на вымирание и забвение.

5.02. Вышел из здания администрации области, глянул на монумент вождя. Стоит. Пока помалкивает… Повернул за угол в сторону драмтеатра, здесь затишье, дворник размеренно сметает снег с тротуара. Подхожу ближе и узнаю нашего ведущего прозаика, автора почти десятка повестей и романов, изданных в Саратове и Москве, Евгения Мельникова. Он разгорячён работой, в седоватой бороде капельки пота.

— Ты всё время норовишь быть поближе к сценическому искусству, — пытаюсь я пошутить.

— Какой дали участок, тот и убираю.

— Я тебя подожду, вмести домой поедем.

— Не жди, у меня ещё участок возле Дворца профсоюзов.

Я ехал на маршрутке по Волжскому мосту. И вдруг у меня неожиданно сложилось стихотворение, которое я тут же записал на пачке сигарет.

                                 

Писатель метёт у театра,

И листья взлетают гурьбой.

Такая уж выпала карта

В игре, что зовётся судьбой.

 

Он мастер сюжета и фразы,   

И знает, где тьма и где свет.

Но гложет Россию зараза —

Писателю места в ней нет.

 

Пусть беден, но горд наш прозаик

В призванье высоком своём.

Он верует свято и знает,

Что слава придёт в его дом.

 

Придёт и рассыплет без счёта

Хвалу за терпенье и труд

И деньги, и лавры почёта

Когда-то страдальца найдут.

 

И будут издатели рыскать

За ним. (Вот он, славы угар!)

Пока ж, как церковная крыса,

Он нищ и метёт тротуар.

 

Такая уж выпала карта

В игре, что зовётся судьбой.

Писатель метёт у театра,

И листья взлетают гурьбой.

 

     20.02. Женя, хоть не сразу, но эти стихи признал. Однако ещё десять лет назад он и предположить не мог, какую беду народу и ему лично принесёт перестройка. Такими наивными, как он, были многие миллионы простодушных граждан СССР. Что им вещали СМИ, в то они и верили. И в самом деле, ах, какими простодырыми были мы, провинциалы, совсем недавно, каких только розовых надежд не питали, какую только чушь не несла ульяновская «кухонная» оппозиция, когда вырвалась на волю.

С утра до ночи галдели всякого рода политические тусовки, массовки, собирались тысячные митинги.

«Антибюрократический центр» — где сейчас его вождь и кто о нём помнит?.. Как его там…Ступников или Отступников?.. Всё это хмелило умы самым немыслимым бредом, ослепляло глупейшими надеждами. Словом, «Лечу! Лечу!»… как кричала лягушка в известной сказке.

...............................................

18.06. Патриотизм в России — это особого рода чувство взаимной собственности между Отечеством и гражданином, вроде того, что существует между ребёнком и матерью. Патриот говорит: «Моя Родина, Моё Отечество, я — сын Своей страны». Тем же чувством должно отвечать ему и государство. Но оно у нас сегодня скорее мачеха. Поэтому Родина и государство далеко не одно и то же. В патриотизме много эмоционального, в силу этого он не сможет заменить национальную идею, которая владеет русским народом с незапамятных времён, с начальных корневых слоёв материка культуры, на коем зиждется Россия во все времена. Я говорю о правде-справедливости для всех людей на планете Земля. И русский есть патриот своей Родины, где смыслом жизни является Божеская справедливость.

......................................................

-2001-

Хотя наступило третье тысячелетие, нет никого ощущения свежести и новизны жизни. Чтобы убедиться в этом, не надо выглядывать на улицу, там пусто, все у телевизоров, а там всё те же наглые и бесстыжие физиономии так называемых звёзд. Под их пляски и визги мы вползли в новое тысячелетие, всё человечество, со своим зловонным обозом — злобой, жестокостью, пошлостью, жадностью… Такое впечатление от всего земного безурядья, что распятый Христос так и не был снят с креста. И до сих пор продолжаются его искупительные мучения за бесконечные грехи человечества, но число их и тяжесть только увеличиваются и увеличиваются.

Итог двадцати веков христианизированной части человечества весь в том, что оно не способно уже породить соответствующую исторической эпохе идею своего будущего. Перед человечеством во все стороны расстилается ландшафт потребительского сообщества и, кажется, он бесконечен.

...................................................

21.12. Кино — это не искусство, поскольку не имеет только ему принадлежащего оригинального творческого языка, который имеют: литература — слово, музыка — звук, живопись — цвет и линия, чтобы выразить им самые сокровенные смыслы бытия. Скорее, это совершаемый по определённым правилам и планам производственный процесс, который можно назвать творческим с большой натяжкой, поскольку кино создаётся не как нечто цельное, как скульптура из глыбы мрамора, а собирается из сценических разнородных иногда противоречащих друг другу фрагментов, и цельность любого киношедевра весьма условна. В процессе кинопроизводства трудно выделить конкретного единого автора. Режиссёр?.. Но он, скорее, куратор проекта или прораб. Если говорить о художественной составляющей кинокартины, то почти всегда её «авторство» принадлежит оператору и композитору. О каком-либо режиссёрском творческом вдохновении говорить не приходится. Можно только признать, что он создаёт нечто, что не может тягаться с искусствами божественного рода в искренности, глубине проникновения в человеческую душу, гармонии, и самое главное, в очеловечивании людей, и по этим причинам кино никогда даже не приблизится к поэзии, музыке и живописи.

-2002-

29.03. Русская идеология — это А.С. Пушкин. Иногда задаёшься вопросом, правильно ли в школе преподают русскую литературу?.. Ведь у нас и так бывает, что цели провозглашаются благие, но они не всегда достигаются. И многие выносят из школы не любовь к отечественной литературе, а равнодушие к её красоте и основным русским смыслам. Почему так происходит?.. Смею выразить убеждение, что преподавание литературы, начиная, может быть, с министра просвещения графа Уварова, поставлено у нас с ног на голову. Как построено изучение литературы?.. Отвечаем — хронологически. Существует раз и навсегда закреплённый ряд: Державин, Карамзин, Крылов, Пушкин, Лермонтов, Гоголь… Шолохов. Но позвольте, это разновеликие писатели. Один из них жил на подъёме русской общественной жизни, другой — на её спаде. Один смог объять собой всю Россию, другой — только область войска Донского. То есть, налицо бессистемность, такого в точных науках нет и в помине. Там изучение построено от простого (основополагающего) к сложному. Там никому в голову не придёт сначала изучать законы термодинамики, а потом извлечение квадратного корня.

Но, если задача школы — обучение и воспитание человека разумного и одушевлённого, то преподавание литературы как человекообразующего предмета должно вестись по-иному. Во-первых, нужно резко ограничить круг писателей, обязательных для изучения в школе. Достаточно будет глубоко изучить Пушкина, чьё творчество объемлет собой все стороны русской духовной жизни, как в прошлом, так и в обозримом будущем. В нём содержится вся проблематика, присущая современной России, а также галерея бессмертных образов, которые и сегодня существуют в России. И факультативно проходить всю русскую классику, заканчивая Блоком. 

-2003-

25.05.Стремление к уюту, к собственной благоустроенности свойственно всем живым существам. Куколке бабочки уютно в своём коконе, сурок благоустраивает свою нору как купчина, обстоятельно, с толком. Птицы вьют гнёзда, медведь ложится в берлогу, даже альбатросу на продуваемой всеми антарктическими ветрами скале по-своему уютно. Но доходим по этой живой цепочке до человека и видим опять крайности. Богатый видит уют в непомерной роскоши. Бомж спускается в канализационный люк и там, в теплотрассе, ему уютно: темно и сыро.

Для остальных людей уют — это самоцель, это Идея жизни, двигатель всей жизни, но она так коротка и быстротечна, так обволакивает человека миражами, что человек не успевает даже задуматься, зачем он пришёл в этот мир. А если не задумался ни разу над этим, то прожил жизнь впустую, растратил её на беготню и погоню за призраками.

18.06. Человек умирает, и его жизнь имеет смысл только в двух случаях. Первое — если есть какое-то другое существование, второе — если о нём остаётся память, тогда он по сути дела жив, пока о нём помнят. Пусть эта жизнь, как сейчас говорят, виртуальная, но это жизнь. Это бессмертие человека в человечестве, пока оно существует. По этому рассуждению бессмертны Христос, Сократ, Будда, Конфуций, Магомет, Чингисхан, Тамерлан, Сталин, Гитлер, Ленин, Шекспир, Рафаэль и многие другие.

А на что надеются простые смертные вроде меня?.. Наше бессмертие в продолжении рода. Эту мысль наиболее отчётливо озвучил Кун Цзы. В Китае всегда был культ предков, общение с ними давало живущим смысл существования. Человек видел реальное продолжение своей жизни в потомках.

.......................................................

Говорят, что у власти не хватает политической воли, но никто не говорит, что у неё нет совести. Совесть — сторож души, она должна быть в равной степени и у власти, и у человека. Ложь разрушает стыд и поражает совесть, в которой, как в коконе, сберегается от повреждения грехом бессмертная душа. Страх Божий — это боязнь повредить душу грехом. В ком есть страх, в том есть Бог.

Душа лечится правдой-справедливостью.

В стране все хоть за что-то ответственны. Но кто в России отвечает за душу народа?..

................................................................

06.07. Дни бегут, едва успеваешь перелистывать календарь. Вчера, к примеру, посчитал день четвергом, сегодня узнал, что сегодня суббота. Первый по-настоящему тёплый день лета, 28 градусов тепла.

Хочется дописать кое-что к «Симбирскому временнику», например, о И. Гончарове, удивительно неторопливом и цельном человеке. В нём есть много от «Обломова» или наоборот. Он писал о нём с любованием. «Обрыв» — своя поэтика, «просто пишу, как пишется» (Раевский).

«Симбирский временник» — это история Симбирского края, рассказанная художественным языком поэзии, единственное хронологически выдержанное и цельное в своём роде произведение. Вряд ли оно будет оценено по достоинству сразу после выхода в свет,

но со временем это обязательно случится.

............................................................

От редактора 

 

На этой страницы опубликованы выдержки из книги Николая Алексеевича Полотнянко "Показания очевидца".

Читать всю книгу полностью можно, пройдя по ссылке:

 

Comments: 0