ГАЛИНА ЩАПОВА

К РОДНЫМ И ДАЛЬНИМ БЕРЕГАМ

Небольшое путешествие по западному Подмосковью

 

Волоколамск

 

Если на стации Тушино сесть на электричку, то уже через два с половиной часа можно гулять по городу Волоколамску.  По преданию этот город был заложен в 1054 году Ярославом Мудрым, но официально годом его рождения считается 1135 год. Это самый древний город Московской области. 

Среди невысоких холмов на берегу реки Городёнки, впадающей в Ламу, где торговый люд перетаскивал волоком свои ладьи с товарами из одной реки в другую, возникло поселение Волок на Ламе или Волок Ламский.

Находясь на торговом пути из Новгорода в московские земли, Волок на Ламе долго оставался центром притяжения для русских князей и иноземцев. За сотни лет поселение разрослось, но и многократно подвергалось пожарам и разорениям. И только в XV веке Волоколамск вошёл в состав московского княжества.

С перемещением торговых путей город утратил своё прежнее значение и превратился в провинциальный уездный город.

Раскинувшийся на холмах Волоколамск удивительно живописен.

В излучине реки Городёнки сохранились земляные валы древнего кремля, заложенного в XII веке Андреем Боголюбским. Сегодня на территории восстановленного кремля расположен музейно-выставочный комплекс.

Медленно поднимаюсь по высокому холму в кремль. При входе посетителей встречает композиция из трёх деревянных скульптурных фигур, личности которых в прошлом способствовали развитию и процветанию Волока Ламского.

Это – последний Волоцкий князь Фёдор Рюрикович, правивший с 1494 года, фигура купца, держащего над головой символ путешествия – ладью, и, наконец, гусляр с гуслями, создатель былин и сохраняющий подлинную русскую культуру.

Чугунная ограда конца XIX века, отделяющая кремль от города, достойна особого внимания. Опорные столбы из красного кирпича со шпилями на конце стоят точно выстроившиеся воины, готовые к бою.

С кремлёвских валов хорошо видны Покровская церковь (1695 г.) и бывший Успенский собор. Из памятников гражданской архитектуры представляют интерес городской административный комплекс, выполненный в стиле ампир, и асимметричное здание пожарного депо с элементами модерна.

В кремле сначала осматриваю белокаменный Воскресенский собор конца XV века в стиле московского зодчества – самое древнее сооружение города. Однокупольный храм, украшенный терракотовым фризом, с изысканными пропорциями, передающими суровый характер эпохи его создания. На северо-восточном столпе сохранился фрагмент росписи конца XV века.

Многоярусная колокольня служит высокой доминантой комплекса.

В конце XIX века на территории кремля возведён кирпичный Никольский собор. В убранстве его использовались архитектурные мотивы XVII века. Сегодня это музей истории города и самого кремля.

Захожу в музей. Экспозиция начинается с истории края. Особое внимание уделено роли волоковых путей и интересной информации о дворянских усадьбах Гончаровых и Чернышёвых в Яропольце.

 

Ярополец

 

Добраться до села Ярополец можно на автобусе, но, чтобы не терять время на его ожидание, проще доехать на такси или на попутке, поскольку расстояние от Волоколамска до села всего-то километров двадцать.

В Яропольце я не первый раз и мне здесь многое уже знакомо. Год назад в местном музее я познакомилась с удивительной женщиной – Антониной Павловной Кожемяко, о которой написала очерк. Именно она создатель и бессменный директор яропольской библиотеки и краеведческого музея, расположенного с давних времён в бывшем Народном доме.

И я снова иду на встречу с героиней моего очерка, чтобы поздороваться и поклониться ей за невероятную преданность своему делу.

Девяносто лет исполнилось Антонине Павловне, но она продолжает с жаром и любовью рассказывать экскурсантам об истории создания ещё в военные годы библиотеки, музея, об истории своего края.

Двухэтажное здание музея тоже имеет свою историю.

Старожилы рассказывают, что в 1920 году жители села и окрестных деревень решили своими силами построить гидроэлектростанцию. В ближайшем лесу нарубили и заготовили брёвна, собрали из них небольшое здание на месте бывшей мельницы Чернышёвых, а где раздобыть динамо-машину, силовой агрегат ­– проблема.

Случайно до них дошёл слух, что в деревню Кашино в 15 километрах от Яропольца на открытие первой тепловой электростанции приехали В. И. Ленин и Н. К. Крупская. Они быстро отправляют своих делегатов к Ленину и те просят его приехать к ним, посмотреть и помочь с их гидроэлектростанцией.

И вот к Народному дому подкатывает автомобиль и из него выходят Владимир Ильич и Надежда Константиновна. Они идут через «живой» коридор, поднимаются на второй этаж. Здесь, выступая перед крестьянами, В. И. Ленин хвалит людей за их инициативу и обещает помочь в короткие сроки.

И, действительно, уже через неделю из Москвы приезжают специалисты, доставляется динамо-машина. И в 1920 году заработала первая в России Яропольская гидроэлектростанция. В память об этих событиях на небольшой площади напротив музея установлены два бюста – В. И. Ленину и

Н. К. Крупской, а на здании музея – мемориальная доска с датой выступления Ленина.

В 1941 году электростанция была разрушена. Но в настоящее время восстановлена как музейный памятник истории.

Ярополец одно из древнейших сёл Подмосковья, известное с XII века, в котором находятся удивительные памятники архитектуры XVIII века – усадьбы Гончаровых и Чернышёвых. С 1684 года село принадлежало украинскому гетману Дорошенко. Сегодня над его могилой восстановлена часовня, установленная Гончаровыми по совету Пушкина.

После смерти гетмана его имение поделили два сына. Южная часть отошла Дорошенко-Загряжским, а с 1825 года стала принадлежать Н.И.Гончаровой, родственнице Загряжских. Северная часть, доставшаяся другому сыну, в 1717 году была продана фельдмаршалу Г. П. Чернышёву.

Впоследствии возникли два самостоятельных дворцово-парковых ансамбля Гончаровых и Чернышёвых.

Усадьба Гончаровых в стиле классицизма сложилась ещё в середине XVIII века. Изящный дом, украшенный лоджиями и колоннами, соединён крыльями-галереями с двумя флигелями. Сегодня там устроен музей с живописными картинами и семейными фотографиями родственников и друзей Гончаровых – Пушкиных.

Расположенные напротив дома конюшня и каретник образуют вместе с домом овальный двор. За пределами парадного двора находятся оригинальной архитектуры дом управляющего, корпуса ткацких мастерских с изящно обработанными фасадами, красивая Екатерининская церковь с двухъярусной колокольней, увенчанной шпилем.

Обхожу церковь слева. Узкая дорожка, заросшая высочен-ным борщевиком с белёсыми цветочными шляпками, спускаясь вниз, выводит к пруду. У воды тихо, спокойно, безлюдно, несмотря на то, что в усадьбе в настоящее время

работает санаторий.

Обрамлением усадьбы служит пейзажный парк, с причудливой оградой, зубчатыми башнями и павильоном в псевдоготическом стиле.

Усадьбу в 1833-1834 годах посещал А. С. Пушкин и перед главным домом возвышается его бюст.

В доме на стене холла висит схема генеалогического древа Гончаровых. Долго можно рассматривать эти ветви – их так много!

Поднявшись на второй этаж, я заглянула в одну из комнат. В небольшом помещении со скошенным углом и очень высоким потолком никого не было. Стояли две кровати и прикроватные тумбочки советского времени. Интересно, что чувствуют люди, отдыхающие в этом санатории? Наверное, неуютно жить и отдыхать в таком историческом месте.

Усадьба Чернышёвых при жизни фельдмаршала была превращена в роскошную резиденцию, которую современники сравнивали с Версалем.

На верхней террасе расположены сильно пострадавший от времени, но сохранивший следы былого величия, дворец, соединённый галереями с хозяйственными постройками. Перед домом остались чугунные ворота с башнями в виде крепостных сооружений средневековья. Сохранился регулярный парк с гранитным обелиском в честь посещения усадьбы Екатериной II. Напротив главного дома высится двухкупольный храм, в восточной части которого расположена Казанская церковь, а в западной – родовая усыпальница. В 1941 году село было оккупировано немцами, и усадьба здорово пострадала.

Побродив вокруг разрушенной церкви и постояв у огороженной усыпальницы, с надеждой на будущее восстановление уникальных памятников архитектуры, в создании которых принимали участие видные зодчие XVIII века Казаков, Баженов и их ученики, я возвращаюсь в Москву.

 

Июнь, 2014 г.

Дед и внук Есаяны

 

Доктор

 

Николай Петрович Есаян родился в Нагорном Карабахе. Окончив школу фельдшеров, ушёл на первую мировую войну, затем прошёл и всю гражданскую. После поступления и окончания ростовского мединститута доктор Есаян работал в больнице города Нуха Азербайджанской ССР.

Когда началась Великая Отечественная, ставшая для доктора уже третьей войной, Николай Петрович возглавил госпиталь при знаменитой армии генерала Чуйкова, которая отличилась при обороне Сталинграда и первой вошла в Берлин. Есаяна прекрасно знал Г. К. Жуков, командовавший Вторым Белорусским фронтом, куда входила и армия Чуйкова.

По завершении войны доктор Есаян какое-то время оставался в Берлине, но хотелось уехать домой к семье, где у него остались жена и трое детей. Ему предлагали возглавить центральный госпиталь Берлина и генеральское звание, обещали привезти семью. Но куда привозить? В разрушенный Берлин? Дети уже студенты, должны учиться, да и по родине стосковался. И Николай Петрович отказался. Жуков отпустил полковника в Ереван и даже выделил ему в поезде отдельное купе.

На одной из станций восточной части Германии, когда он вышел из вагона за кипятком, к нему подошёл парень в оборванной шинели и обратился на армянском языке:

– Товарищ полковник, вы армянин?

– Да, – ответил Николай Петрович

– Не возьмёте меня домой?

 Позже Николай Петрович рассказывал, что он столько насмотрелся за эту войну, что, посмотрев в глаза этому молодому человеку, поверил в его искренность, поверил, что парень перенёс такое! И взял его с собой.

Парня звали Татевос Герульдян. В 1941 году он ушёл  добровольцем на фронт и в одном из первых же боёв был ранен и попал в плен. Немцы отправили его в концлагерь в Западной Германии. От смерти Татевоса спасло то, что местным фермерам разрешили выбрать среди пленных несколько человек в качестве батраков. Его и ещё двух парней выбрал фермер, который оказался порядочным человеком. Пленные батраки занимались сельским хозяйством, но сбежать было невозможно. Обычной одежды у них не было, а в лагерной робе их немедленно задержал бы и расстрелял первый немецкий патруль.

Когда война закончилась, Татевос, раздобыв где-то шинель, из Западной Германии на «перекладных» и товарняках добрался до вокзала в восточной части Германии. Понимая, что на родине после плена его вряд ли ждёт радушный приём, он всё равно стремился домой, надеясь на чудо.

И чудо произошло. Вместе с Николаем Петровичем Татевос добрался до Еревана и остался жить в семье Есаяна. Ему оформили новые документы, помогли устроиться в больницу санитаром. Через год Татевос поступил в институт, женился на дочери Есаяна, и вскоре у него родился сын, назвали Рубеном.

1947 год. Татевос учится, у него всё прекрасно, жизнь наладилась, живёт в дружной семье, где все помогают друг другу, чтобы как-то выжить после разрухи и голода.

И вот случайно на улице Татевос встречает своего товарища, с которым когда-то учились и играли вместе.

Такая встреча! Воспоминания. Надо отметить – «Ну пойдём куда-нибудь, посидим». Зашли в какую-то забегаловку, взяли пивка, выпили по рюмке, разговорились. И постепенно доверчивый Татевос рассказал приятелю всё – про плен, про помощь доктора, про новые документы.  А на следующий день «товарищ» пошёл в КГБ, написал донос, и Татевосу дают 25 лет тюрьмы.

Доктора и его семью, к счастью, не тронули. Ведь Николай Петрович пришёл с войны с орденами, медалями и  отличной характеристикой.

Жену Татевоса с маленьким Рубеном ожидала высылка в Сибирь. Было ясно, что ребёнок теперь будет расти с клеймом «сын врага народа».

Но и в этой ситуации доктор Есаян не остался равнодушным. Он принимает такое решение – дать годовалому малышу свою фамилию, а отчество оставить отца.

Шли годы. В школе отчеством Рубена никто не интересовался и до десяти лет мальчик был уверен, что Николай Петрович – его отец, жена доктора – его мать, а свою родную маму он считал своей старшей сестрой.

В 1956 году Татевоса освободили.

И вот однажды Рубен приходит из школы, стол накрыт, все сидят, какой-то мужик вместе со всеми, и Николай Петрович говорит:

– Прости, Рубен, что я тебе ничего не рассказывал раньше. Теперь ты вырос и должен всё знать, а когда станешь совсем взрослым, поймёшь, что жизнь бывает очень сложной.

И, указав на незнакомца, сказал:

– Он – твой отец.

Для Рубена это было ударом. Мальчик так любил человека, которого считал своим отцом, что долго не мог смириться с этим известием. Татевос, видя переживания сына, был вынужден оставить его в семье Есаяна.

В 1959 году Николая Петровича не стало. Он долго и тяжело болел, но держался настолько мужественно, что не только вся его жизнь, но и смерть стали для Рубена примером.

За день до дня рождения внука, доктор, тогда уже еле двигался и еле говорил, позвал мать Рубена и сказал:

– Купи ребёнку подарок и при мне вручи его сегодня. Мать говорит:

– Ну, зачем же сегодня? Завтра у него день рождения,  завтра и поздравим.

– Нет, сегодня. Пожалуйста, сходи и купи.

Она пошла, купила китайскую авторучку и вручила Рубену. А утром следующего дня, когда все проснулись, увидели, что доктор умер.

Хоронили Николая Петровича всем городом – так велико было уважение людей к доброте, величайшей порядочности и профессионализму доктора Есаяна.

Татевос Герульдян – отец Рубена, окончив мединститут, тоже стал врачом, защитил диссертацию, но война, немецкий плен и сталинские лагеря подорвали его здоровье и вскоре после Николая Петровича он тоже умер.

Дед воспитывал и учил Рубена: «жизнь свою ты должен прожить так, чтобы встретив своего друга, товарища или просто знакомого, мог бы смело смотреть ему в глаза, зная, что по отношению к нему не сделал никакой подлости».

Рубен окончил высшее лётное училище, стал лётчиком и через всю жизнь несёт любовь и уважение к своему деду – Николаю Петровичу Есаяну.

 

Лётчик – испытатель

 

С Рубеном Татевосовичем Есаяном я познакомилась на праздновании дня космонавтики. Меня заинтересовала история этого человека, которого часто называют «Герой мирного неба».  Рубену Татевосовичу в этом году исполнилось 67 лет, но он продолжает летать, и последние 12 лет чаще всего в Антарктиду, связывая полярников южного полюса с родиной.

Слушаю его рассказ.

– В 2001 году вопрос о полётах в Антарктиду встал очень остро. Авиация к тому времени уже десять лет не летала на этот континент. Это очень большой перерыв, и перед нами стояла задача возобновить полёты.

В декабре 2001 года на самолёте ИЛ-76 я вылетел из Кейптауна (это самая южная точка на африканском континенте) на аэродром Новолазоревское, который находится рядом с нашей станцией в Антарктиде.

Аэродром громко сказано ­– это единственная ледовая полоса, подготовленная для посадки такого тяжёлого самолёта, как ИЛ-76. С тех пор мы и летаем туда, завозим полярникам топливо, продукты, медикаменты и всё жизненно необходимое для работы в суровых условиях.

Такие полёты всегда опасны из-за непредсказуемой погоды. Порой подлетаешь, а садиться некуда, нет видимости. Кроме того, они имеют свою специфику – за самолётами не следят локаторы, нет систем, обеспечивающих безопасность полётов. Диспетчер даёт информацию только о скорости ветра, температуре воздуха и атмосферном давлении. Вся ответственность лежит на командире самолёта, который принимает решение при экстремальных ситуациях, возникающих очень часто.

Года три назад я познакомился с людьми из фирмы «Спектр». Они сделали спутниковую систему, которая позволяет самолёту идти на посадку в облаках при плохой видимости.

Захотелось опробовать эту программу. Дооборудовали самолёт. Оборудование устанавливается на самолёте и на земле – два раскладных чемоданчика с антеннами. Посадили диспетчера в Новолазаревском, чтобы контролировал работу системы на земле. Два штурмана со мной летели, один приготовился вести видеосъёмку. Система-то впервые испытывалась.

И вот подлетаем к Новолазаревскому.

Я закрываю шторку со своей стороны, имитируя сгущение облаков. Второй лётчик смотрит как обычно – для подстраховки. Заходим на посадку, снижаюсь до 60 метров. Открываю шторку – полоса по курсу, как надо. Отлично!

Без такой системы при отсутствии видимости у нас был «рубеж возврата»: не долетая километров 400 до аэродрома,  связывались с диспетчером, узнавали погоду и принимали решение – лететь дальше или возвращаться, потому что если выйдешь ближе к аэродрому, а он закрыт облаками, то на обратный путь топлива не хватит. Так что эта система нас здорово выручает, хотя мне, слава богу, возвращаться не приходилось ни разу.

Расскажу ещё об одном испытании.

У нас в Антарктиде одиннадцать станций. Мы в Новолазоревское привозим груз для всех, а они уже на маленьких турбовинтовых самолетах развозят по своим станциям. Но есть станция на высоте 3500 метров, где полярники, двенадцать человек – бурильщики, гляциологи, синоптики, живут под снегом. Под снежным покровом вырыты ходы и на глубине трёх-четырёх метров находятся домики, комнаты в которых обогреваются и освещаются движками, работающими на солярке.

Лето в Южном полушарии начинается в конце ноября. Декабрь, январь, февраль – антарктическое лето с температурой -35°С – -36°С. Зимой температура часто снижается до - 80°С. В 1986 году там был зафиксирован рекорд температуры на Земле -89,3С°.  Поэтому горючее для полярников – это жизнь.

А как оно доставлялось? На станцию Мирный на восточном побережье Антарктиды приходил корабль, выгружал бочки с соляркой, их грузили на сани и дальше санно-тракторным путём обоз тащился на расстояние в 1400 километров. Поход этот занимал 45 дней. По дороге трактора ломались, их бросали и из 115 тонн горючего довозили едва половину.

Стоял вопрос – что делать?

Я предложил метод десантирования.

Коллеги в Москве засомневались – возможно ли?

Я говорю – возможно, а почему нет? Давайте попробуем.

Вышел на наших десантников-парашютистов, и начали с ними эксперимент. Они ставят на платформу с парашютной системой четыре бочки. Я им говорю – «Маловато, рассмотрите вариант с большим количеством бочек». Они возражают – так никто не делал, вес очень большой. А я – «Мало ли, что никто не делал. А мы сделаем». Через месяц едем с главным конструктором ильюшинской фирмы в Киржач. Там у ребят вышка, а на высоте около девяти с половиной метров стоит платформа с шестью бочками и с системой амортизации, рассчитанной так, чтобы от удара при падении на бетон бочки остались целыми.

Бросили. А в бочках был даже не керосин, а вода, а она тяжелее. Хлопнулось всё о бетон – бочки целы. Эксперимент удался. А нам бросать придётся даже не на бетон, а на снег. Это же спасение для людей.

И вот в начале декабря 2005 года я забираю эти парашютные системы, платформы, пять человек парашютистов-десантников и мы летим в Кейптаун. Бочки туда привезли кораблём, и пока я делал два рейса из Кейптауна в Новолазаревское и обратно ребята подготовили 28 платформ по шесть бочек на каждой. Мы их погрузили в самолёт и вылетели на аэродром Новолазоревское, а оттуда уже в центр Антарктиды.

Летим, всюду только горы, скалы, лёд. Почти четыре часа летели. Вышли на связь с полярниками, снижаемся. А они сделали площадку прямо за станцией. Мой штурман заволновался. Говорит – над станцией заходить нельзя. Не дай бог, парашюты не раскроются, а бочки – это же бомба! Или вдруг промажем, станция-то рядом.

Сделали заход с другой стороны. Начали сбрасывать платформы с высоты 400 метров. Всё удачно. Но вот на предпоследнем броске не открываются два парашюта, и всё – груз ушёл под снег.

Я расстроился – так красиво всё сделали и такой финал.

Вернулись в Новолазаревское, нас все поздравляют, такая эйфория, а я недоволен.

На следующий день улетели в Кейптаун, и нам звонят в  гостиницу – бочки достали, вытащили с глубины 4,5 метров.

Вот такая непростая наша работа с открытиями, радостями и огорчениями.

В сентябре 2010 года самолёт ТУ-154 вылетел из Якутии в Москву. Примерно через три с половиной часа полёта на борту полностью отказала система электропитания. Тем не менее, пилоты сумели посадить самолёт на полосу, необустроенную для посадки самолётов такого типа. Срубая деревья, лайнер выкатился в тайгу на несколько десятков метров. К счастью, никто из пассажиров и членов экипажа не пострадал.

Поднять самолёт и доставить его на завод в Самару – задача не из лёгких. И её предлагают решить Рубену Есаяну и его прославленному экипажу.

Рассказывает Рубен Татевосович:

– Три дня сидел я и рассчитывал по графикам и формулам. Подключил наши научные кадры, аэродинамиков и сказал им, что если мои и их расчёты совпадут, значит верно считаем. Совпали! И только тогда я ответил директору компании «Алроса», что мы берёмся поднять ТУ-154 из тайги. И подняли. Эту машину, всю помятую, побитую доставили на заводской аэродром в Самару.

При подъёме нас снимало телевидение, называя героями, а я им говорю, что это не героический поступок, а точный расчет.

И ученикам своим, лётчикам-испытателям всегда говорю:

«Знаете, ребята, в Жуковском есть кладбище с аллеей лётчиков-испытателей и, чтобы не оказаться там раньше времени, надо к каждому полёту подходить сначала теоретически. Продумать все возможные варианты, просчитать всё до мелочей»

А два года назад в январе месяце в Антарктиде побывала  делегация Государственной думы во главе с Артуром Чилингаровым и он встретился там со своим другом – князем Монако Альбертом II, который оказался человеком храбрым, не боящимся экстрима, прилетев на Южный полюс на маленьком самолёте.

Не каждый полярник на такое отважится.

Там, на нашей полярной станции мы и познакомились.

Альберт II сказал, что слышал обо мне и рад, что обратно полетим вместе. Во время полёта князь попросился в кабину и живо интересовался всеми подробностями в нашей работе. Подарив мне серебряную медаль княжества, он пригласил меня в Монако в качестве личного гостя, но я в Монако, к сожалению, так и не побывал.

В 2006 году за испытания новой авиационной техники, в частности, самолётов Туполева, Ильюшина и самолёта - амфибии Рубену Татевосовичу было присвоено звание Героя России.

Кстати, в 2002 году на самолёте – амфибии БЕ-200 Есаян, вылетев из Таганрога в Армению и приводнившись на озере Севан, установил мировой рекорд, так как ни одна амфибия не садилась на воду на высоте 1930 метров над уровнем моря. На озере за 24 секунды его самолет взял на борт 12 тонн воды и взлетел.

При тушении пожаров этот самолёт очень эффективен, а искусство пилота заключается в том, чтобы на скорости 190 километров в час успеть выпустить заборники воды, набрать её и взлететь, а потом, сбросив воду на очаг пожара, вновь вернуться за новой порцией.

В 80-е годы Рубен Есаян работал в Африке в качестве личного пилота министра обороны Анголы. В Анголе шла гражданская война. Советский Союз помогал этой стране, и Рубену постоянно приходилось летать в зону боевых действий. Три года за его самолётом охотились партизаны из УНИТА, которых поддерживала ЮАР, так как на нём летали высокопоставленные военные чиновники из Анголы, Кубы и из нашей страны.

Вспоминает Рубен Татевосович:

– Однажды в район города Лубанга привезли ангольскую делегацию, а оттуда надо было забрать кубинскую военную инспекцию в количества 15 человек. Сразу после взлёта на высоте 50 метров в самолёт попал снаряд. Стреляли прямо из джунглей.

Снаряд попал в правый двигатель, мотор охватило пламя. Включив все системы пожаротушения, я сделал быстрый круг и сел обратно на взлётную полосу. Кубинцы, которые провожали делегацию и видели с земли всё происходящее, признались, что не надеялись на благополучный исход. Несмотря на то, что двигатель полностью выгорел, мы все остались живы.

А в 1984 году, когда я вернулся в Армению и стал работать начальником лётного отдела управления гражданской авиации, меня вызвали в Москву для награждения орденом Дружбы народов.

 

В настоящее время Рубен Татевосович – руководитель лётно-испытательного центра Государственного НИИ гражданской авиации в Москве. Институт занимается испытанием техники и поддерживает лётную годность гражданских самолётов, как отечественных, так и зарубежных, находящихся в распоряжении наших авиакомпаний. Но он не бросает и лётное дело.

Пусть и дальше ему покоряется воздушная стихия, а в спутницах всегда будет стабильная удача, которая для лётчика-испытателя ох, как нужна.

 

Ноябрь, 2013 г.

Один день в Витебске

 

Недалеко от Смоленска на берегах Западной Двины, несущей свои воды в Балтийское море, и её притоке Витьбы расположен белорусский город Витебск.

Отдыхая в смоленском санатории, мы с подругой решили съездить на один день в этот город.  Ясным солнечным осенним утром, заказав такси, мы отправились в недалёкий путь. 

Границу с российскими паспортами пересекли без особых проблем, так как у водителя было разрешение на проезд в Белоруссию. Примерно через два часа мы уже были в центре города на небольшой площади Тысячелетия, где на нашу удачу проходила экскурсия. Присоединившись к небольшой группе, прислушались к рассказу гида.

По легенде город был основан в 974 году киевской княгиней Ольгой. Возвращаясь из похода на печенегов, она облюбовала это место, заночевала здесь и велела заложить на этой горе замок. Считается, что с этого и началась история Витебска.

 

Городские площади

 

На площади Тысячелетия в XII веке была построена Благовещенская церковь – одна из самых древних церквей города. Это первый каменный храм в Витебске. Со временем он перестраивался, надстраивался, а в 1961 году по приказу городских властей вообще был взорван.

Спустя тридцать лет было решено возродить церковь в её первоначальном виде, и в 1998 году она была восстановлена. Таким мы и видим этот действующий храм сегодня. Войти внутрь не удалось, так как там шла служба.

Здесь же на площади стоит небольшая деревянная церквушка Святого Александра Невского, построенная в 1993 году как временная до окончания реставрации Благовещенской церкви. Но временное, как часто бывает, становится постоянным.

Следующая площадь, куда мы пришли, была площадь Свободы, бывшая Соборная.

Её украшает здание Окружного суда. П-образная в плане постройка дополнена боковыми крыльями разной длины, а широкая литая металлическая лестница до сих пор украшает её интерьер. Элементы неоклассицизма и модерна в оформлении фасада позволяют отнести здание к числу наиболее интересных памятников архитектуры конца XIX века.  В настоящее время в нём находится художественный музей, достойный особого внимания, но посетить, к сожалению, его не удалось из-за недостатка времени.

Самая большая площадь в городе – площадь Победы.

Она имеет форму прямоугольника, с трёх сторон ограничена жилыми и общественными зданиями, а четвёртая сторона обращена к Западной Двине.  На площади находится Мемориальный комплекс в честь советских воинов-освободителей, партизан и подпольщиков Витебщины.

Во время Великой Отечественной войны оккупанты создали в городе пять лагерей смерти, в которых было уничтожено более ста тысяч военнопленных и мирных граждан.

Мемориал сооружён в 1974 году. Главный монумент его – три высоких трапециевидных обелиска, у подножья которых горит вечный огонь. К нему подходят два бассейна и пилоны с датами войны.

С площади Победы переходим в парк Победителей, где вдоль аллеи Воинской Славы выставлена боевая техника времён Великой Отечественной войны – танки, артиллерийские орудия, самолёты, полевая кухня.

Детишки с удовольствием лазают по этой технике. Запрета нет. Счастье, что для них это просто развлечение. И пусть они никогда не столкнутся с тем, что пришлось испытать и пережить их дедам и прадедам.

Останавливаемся ещё на одной небольшой площади – Ратушной. В начале ХХ века ансамбль её составляли здание городской ратуши, православная Воскресенская церковь и католический костёл Святого Антония. Сегодня костёла нет, а на его месте работающий фонтан обливает высокими струями аллегорические женские фигуры, символизирующие слияние трёх рек – Двины, Витьбы и Лучосы.

Иван Бунин в своём романе «Жизнь Арсеньева» писал, что в костёле св. Антония он впервые услышал звуки органа и они его так потрясли, ему казалось, будто нет на земле более дивных звуков, чем эти грозные, скрежещущие раскаты, гул и гром.

Воскресенская церковь, возведённая в традициях позднего барокко, своей высотой, богатым декоративным украшением фасада производит огромное впечатление.

Первая деревянная церковь на этом месте была построена в конце XVI века, а каменный храм заменил её только в XVIII веке. Он долго оставался одним из главных украшений исторического центра Витебска, пока не был, как и другие, взорван. Так советская власть боролась с религией.

Шестьдесят лет на месте церкви зеленела лужайка, где в праздничные дни устраивались концерты. И только в 2009 году восстановленная Воскресенская церковь вновь заняла своё место.

Визитной карточкой Витебска считается Свято-Успенский кафедральный собор. Он возвышается на Лысой горе и доминирует над городом.

В XV веке на этом месте стояла православная церковь во имя Пресвятой Богородицы. Бурные вековые исторические события меняли облик храма. В XVIII веке на этом месте был выстроен каменный храм, который стал называться Успенским собором. После революции он был закрыт, а в 1936 году взорван. И только через семьдесят лет собор был восстановлен и освящён.

В 2013 году перед Успенским собором установлен памятник патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II.

С двинской кручи спускаемся на улицу Пушкина к миниатюрному памятнику Александру Сергеевичу, установленному в честь 190-летия со дня его рождения. Пушкин дважды проезжал через Витебск. В 1820 году, отправляясь в южную ссылку и четыре года спустя по дороге из Одессы в село Михайловское.

                  Музеи Шагала

 

Оказавшись в Витебске, невозможно не побывать в доме-музее Марка Шагала.

В начале 1900-х годов дом построил отец художника. Детские и юношеские годы Марка прошли здесь.

Музей был открыт в 1997 году. В нём представлены предметы быта того времени, фотографии, копии архивных документов, рассказывающие о годах жизни Шагала. Во дворе установлен памятник художнику со скрипкой в руках под названием «Витебская мелодия на французской скрипке». Вместо смычка у Шагала кисточка, дека скрипки – Эйфелева башня, а сама скрипка – город Витебск.  Скульптор Валерий Могучий изобразил художника сидящим на ослике, во рту которого василёк – любимый цветок Шагала.

Недалеко от дома на Покровской улице установлен ещё один памятник Марку Шагалу. Там он изображён сидящим в низком кресле, держащимся за голову, вроде как с головной болью, над ним летящий ангел-хранитель. В народе этот памятник прозвали в шутку «памятник цитрамону».

С именем Шагала связано ещё одно здание на улице газеты «Правда». В 1918 году в этом доме Марком Шагалом было открыто Народное художественное училище – школа искусств, куда в качестве преподавателей были приглашены художники из Москвы и Петрограда.  В стране шла гражданская война, в столицах было холодно и голодно, поэтому переезд в провинцию, где выжить было проще, для многих представлялся привлекательным.  И на предложение Шагала в Витебск приехало созвездие замечательных художников – Казимир Малевич, Роберт Фальк, Мстислав Добужинский и много других. Каждый из них получил под крышей шагаловского училища полную свободу и в проявлении собственного творчества и в работе с учениками.

Усилиями Марка Шагала и преподавателями училища в Витебске был создан Музей современного искусства. Если бы коллекция этого музея сохранилась, это было бы большим достоянием города.  Но участь музея печальна. Часть картин была отправлена в Петроград, часть в Минск, но большая часть утрачена. Развал музея начался в 1920 году, когда Марк и другие художники уехали из города.

Сегодня здание бывшего Народного художественного училища принадлежит музею Витебского современного искусства, где предполагается организовать экспозицию, рассказывающую о традициях того времени.

Из современных сооружений интересен концертный зал под открытым небом на улице Фрунзе, куда мы случайно забрели. Это главная сценическая площадка Международного Фестиваля «Славянский базар в Витебске». Первый фестиваль здесь проходил в 1988 году. Крыша зала представляет собой высокую ажурную металлическую конструкцию, а зрительный зал в форме амфитеатра вмещает более шести тысяч человек.

Рядом с театром открыта аллея лауреатов, выложенная плитами с их именами на фоне шагалового василька ­– символа фестиваля.

Побродив ещё немного по улочкам старого города, отведав в кафешке белорусских драников, мы с тем же водителем, договорившись с ним заранее, вернулись в Смоленск.

 

Октябрь, 2013 г.

Хошимин

 

Часто этот вьетнамский город до сих пор называют Сайгоном. Такое название он имел до 1975 года, когда при воссоединении северного и южного Вьетнама был переименован в Хошимин.

Первая экскурсия, конечно, в музей военной истории. Слишком жестокую войну пришлось пережить стране, чтобы не говорить об этом.

Интересная часть экспозиции находится перед зданием музея, где размещены американские вертолёты, истребители и другая военная техника. В самом музее фотографии и стенды, которые со всеми шокирующими подробностями рассказывают об освободительных войнах с Францией и Америкой.

Следующий объект – собор Нотр-Дам, построенный французами в 1880 году.

Две изящные башни красного кирпичного собора уходят высоко в небо, а его скромный внутренний интерьер заметно оживляют красочные витражи.

А неподалёку находится грандиозное здание почтамта, которое можно принять за вокзал XIX века с великолепной арочной крышей – творением Гюстава Эйфеля. Внутри здания на торцевой стене помещён огромный портрет Хо Ши Мина.

У старинного деревянного стола на скамье каждый день сидит 95-летний старик и пишет письма для всех желающих на английском, французском, вьетнамском языках. На русском он знает только одно слово – «здравствуйте». Об этом рассказал наш гид Чон и показал место, где этот старик обычно сидит. На вопрос, как зовут старика, Чон ответил, что все зовут его просто «Дед».

Два раза приходила я на почту, хотела познакомиться и сфотографировать Деда, но его не было. Может, заболел, ведь ему 95 лет.

Во Вьетнаме средняя продолжительность жизни для мужчин 70 лет и 75 – для женщин, и это несмотря на пренебрежительное отношение к гигиене.

Однажды мы были свидетелями такого действа.

Наш автобус долго стоял у отеля и мы из окон могли наблюдать, как пожилая худенькая вьетнамка, сидя на корточках перед немудрёным очагом прямо на асфальте, готовила стейки для завтрака. Пока угли разгорались женщина сняла с ноги шлёпанец и протёрла тряпкой ступню, протёрла шлёпанец сверху, и подошву не забыла протереть. Потом проделала то же самое со второй ногой, протёрла перед собой асфальт, а затем этой же тряпкой стала протирать одну тарелку за другой.  Наблюдавшие в автобусе так и ахнули.  Готовые стейки женщина перекладывала на «чистые» тарелки.

Но также я видела, как рано утром в сквере перед отелем вьетнамцы начинают свой день с гимнастики тай-цзи, упражнений на растяжку и игры в бадминтон.

Гуляя по городу можно увидеть на большой красочно оформленной эстраде концерты народной музыки и танцев. Причём в танцах-аэробике участвуют все желающие под руководством организатора, а в скверах установлены бесплатные тренажёры, на которых крутятся, качаются, вертятся взрослые и дети.

К сожалению, прогулку в Хошимине, да и в других городах, огорчает неисчислимое множество мопедов, мотоциклов, велосипедов и других транспортных средств, которые несутся мощным потоком, не сбавляя скорости и не уступая пешеходам, и надо как-то умудриться перейти между ними дорогу. Главное в этом деле, советует гид, идти медленно и только вперёд.

 

Почти детективная история

 

И всё-таки напротив нашего отеля сбила меня девица на мотобайке.

Из гостиницы выскочил служащий с какой-то спасательной жидкостью и показал, что надо быстрее растирать раненую ногу. Девица же постояла, глядя на меня с виноватым видом и снова умчалась в густом потоке таких же мото-байков, -циклов и всяких других «мото».

После этого случая переходить дорогу одной стало ещё рискованнее и я стала к кому-нибудь пристраиваться.

Как-то вечером, уже совсем стемнело, переходя через большую площадь от собора Нотр-Дам, я пристроилась за молодой девушкой. Машин в этот раз было немного.

Иду и рассуждаю: «Какая красивая фигурка у этой современной вьетнамки – короткое чёрное платьице, стройные ножки, на согнутой руке чёрная сумочка. Интересно, куда она идёт? Я всё равно гуляю, пойду-ка я за ней».

Мы пересекли мрачноватую площадь, девушка, назову её Ветой, впереди, я – за ней. Она вышла на ярко освещенную улицу, затем свернула налево и направилась к современному сияющему огнями зданию, доминирующему над соседними домами.

Открыв большую, тяжёлую дверь она вошла в здание.

«Ну, меня-то туда, скорее всего, не пустят» – подумала я, но потянула за ручку массивной двери и тоже вошла. Меня никто не остановил.

Девушка уже шагнула на эскалатор, который двигался вниз. Я поспешила за ней.

Здание оказалось огромным многоэтажным магазином с кафешками и ресторанами. Но Вета явно не собиралась ничего покупать.

Эскалаторы по спирали большого диаметра уходили глубоко вниз. В центре этого большого «колодца» висела великолепная люстра. На этажах за столиками сидели люди, бегали дети.

Девушка спускалась всё ниже и ниже.

«Может, она здесь работает», – рассуждала я, продвигаясь за ней. Девушка не чувствовала слежки и не разу не оглянулась.

Наконец на «минус энном» этаже она сошла с эскалатора

и направилась к стеклянной двери, автоматически раздвинувшейся перед ней. Я – туда же.

И увидела … игорный зал. За столами сидели мужчины и женщины по двое, по трое и даже кое-где по одному. Вета подошла к одному из столов и стала наблюдать за игрой. Я подошла к тому же столу и встала напротив.

Наконец-то я смогла рассмотреть её. Милое личико, прямые чёрные волосы до плеч. На меня не обращает никакого внимания.

Игроки за столом вытаскивали из холщёвых мешочков фишки и выкладывали их на стеклянную поверхность стола, под которой автоматически менялись картинки и надписи.

Постояв, минут пять, Вета отошла к другому столу. Я снова за ней. Она села, вытащила из сумочки такой же серый мешочек и выбросила несколько фишек на стол.  Удивительно, что она так и не взглянула на меня ни разу, хотя я следовала за ней от самого собора.

Понаблюдав за её игрой минут десять, бесполезно пытаясь понять смысл игры перед тем, как покинуть игорный зал, я решила сделать пару снимков. Но стоило мне вытащить фотоаппарат, как передо мной возник охранник с суровым лицом. Хорошо, что хоть аппарат не отобрал.

Девушка Вета осталась играть, а моя игра в детектив на этом закончилась.

 

Остров Тхай Шон

 

Огромный район южнее Хошимина в дельте реки Меконг включает множество протоков, каналов, рисовых полей и речных плавучих деревень. И мы, группа из двадцати человек, плывём на небольшом кораблике, чтобы всё это увидеть.

Поразительно, но на воде в домах на сваях есть телевизоры, балкончики, украшенные цветами, и даже собаки бегают по узкому деревянному помосту. Здесь же огорожены небольшие бассейны, где имеется запас живой рыбы для продажи.

У одного из островов пересаживаемся в лодки по пять человек в каждой. Худощавая вьетнамка неопределённого возраста в неизменной конической шляпе оттолкнула длинным веслом лодку от берега, и мы продолжили путь по узкому каналу.

Справа и слева непроходимые джунгли. Мангровые заросли, деревья и стволы водяного кокоса почти цепляются за лодку.

Зелёный цветущий остров Тхай Шон – просто райский уголок. Туристам здесь всегда рады. Удивительный обед из национальных блюд был приготовлен для нас. Об этом стоит рассказать.

На столах с белыми скатертями уже стояли приправы, специи и в небольшой миске вода. Рассуждая, кто-то предположил, что вода, возможно, для мытья рук, но для пяти пар рук (за столом нас было пятеро) этой воды слишком мало.

Сидим, ждём.

Подходит девушка-официантка и молча ставит (именно ставит) на середину стола небольшую запечённую рыбу «Ухо слона».

Мы опять в недоумении – как же эту рыбу есть? Но вот официантка приносит «веер» из каких-то прозрачных пластин и начинает готовить для нас первое блюдо.

Она берёт из «веера» лист, опускает его в миску с водой, (вот, оказывается, для чего была приготовлена вода), он становится мягкий, эластичный этот рисовый лист. Девушка отщипывает кусочки рыбы и начиняет лист рыбой, рисовой вермишелью, пророщенными бобами, зеленью. Полученные голубцы раскладывает по тарелкам.

Затем она принесла суп Фо с лапшой, потом на столе появился кокос, наполненный рисом на гарнир к тушёной свинине, был подан салат с курицей, морковью, арахисом, базиликом и ещё с чем-то. Блинчики с проросшими бобами и, конечно, чай из ароматных трав. Всё было красиво, много и очень вкусно.

На острове организовано совсем небольшое предприятие  по изготовлению конфет из кокосового молока.  Всего четыре-пять человек занимаются этим.  Варят, иногда добавляют пряности, вытягивают полученную сгущёнку в полосу, режут, заворачивают в обёртки и готовый ирис тут же продают.

Побродив по этой части цветущего острова, достойного фотосъёмки, и накупив местных сувениров, мы по узкой тропе среди густой непроходимой зелени, вытянувшись в цепочку, выходим к дороге.

А дальше лошадки, впряжённые в тележки, доставляют нас к берегу. Снова рассаживаемся в лодки и отправляемся в обратный путь. Сначала в Хошимин, а затем и в Москву.

Вьетнам сегодня – умиротворённая страна. На её территории располагаются красивейшие пляжи и бухты, в городах красуются древние дворцы и буддистские постройки, а местные жители по-восточному улыбчивы и дружелюбны.

 

Январь, 2013 г.

Страна древних цивилизаций

 

Три часа перелёта из Москвы и мы в Стамбуле. Отдохнув один день, я и двое моих друзей, разместившись в междугороднем туристическом автобусе, вместе с другими единомышленниками отправились в недельное путешествие по стране.

 

Пещерный город

 

На рассвете над Каппадокией в небо поднялись десятки разноцветных воздушных шаров. В корзине одного из них находилась и я.  Шар набирал высоту, а мы ждали восхода солнца. Все взгляды устремлены на восток.  И вот, наконец, оно медленно стало появляться из-за гор, освещая и расцвечивая панораму одного из прекраснейших видов на земле – огромное горное плато, усыпанное церквями, монастырями и домами, вырубленными в скалах.  Шары то поднимаются, то снижаются, разворачиваются, давая возможность обозревать огромные пространства этой удивительной «планеты Каппадокия».

Приземлились мы на платформу грузовика и какое-то время ещё сидели в корзине (нас было 18 человек), пока рабочие не погасили купол шара. Борта корзины довольно высоки и выбраться из неё трудновато, поэтому женщин мужчины снимали на руках.

И вспомнился мне эпизод из детства, когда Дед Мороз вот так же вынимал меня, шестилетку, из сундука и ставил к ёлке в детском саду, где я исполняла танец заводной куклы. Он «заводил» меня и я начинала двигаться.

Здесь вместо ёлки нас ожидал стол с шампанским и церемония вручения сертификатов за смелый полёт над Каппадокией – одним из самых необычных районов Турции.

Формирование этого ландшафта началось много веков назад во время извержений вулканов, окружающих местность.

Находки, обнаруженные во время раскопок в этих местах, говорят о том, что первые поселения в районе Каппадокии появились за семь – восемь тысяч лет до н.э..

Отложения в виде пепла, лавы, обломков и глины подняли уровень земли более чем на 300 метров и образовали рельефное плоскогорье. За миллионы лет вулканический пепел превратился в мягкий камень – туф.  Вода и ветер создали в туфе глубокие изрезанные каньоны, а в них – каменные столбы и «заросли» гигантских каменных грибов.  Такое чудо природы! Ходишь среди всего этого, и удивлению нет предела.

Местные жители научились выдалбливать в мягком туфе жилища, а в византийскую эпоху здесь возникли первые христианские монастыри. Монахи вырубали в конусообразных скалах кельи и храмы и покрывали стены фресками.

В монастырском горном комплексе Гореме (ударение на последнем слоге), куда мы поднялись, огромное множество строений IX, Х и XI веков.  Это и церковь св. Варвары, и церковь св. Катерины, молельня, Девичий монастырь. Церквей в скалах так много, что все не перечислить.

Начиная с III века, Каппадокия становится центром христианской религии и на стенах многих церквей видны фрески с изображением сцен из Старого завета и жизни Христа. Особенно хорошо сохранились они в церкви св. Иоанна.

 

Подземные города

 

Удивительны подземные города Каппадокии. По крутым ступеням спускаемся в один из них – в город Диринкую. По узким, низким и тёмным переходам, согнувшись, чтобы не ударить голову, переходим из одного помещения в другое.  В городе, который мог вместить до 30 тысяч человек, на глубине 85 метров выстроено, а точнее, выдолблено девять этажей.  Люди, жившие в этом регионе, в случае необходимости или войны прятались в таких подземельях, защищая свою жизнь и собственность. Более двухсот подобных поселений было построено в Каппадокии, начиная с Х в. до н.э..

Город Диринкую, где мы бродим, полностью оборудован для жизни человека в условиях изоляции. Имеются даже широкие загоны для животных, вентиляционные шахты, глубокие колодцы грунтовых вод, места для поклонений и молитв, спальни, кухни, «зал для конференций», помещения  для продуктовых запасов, печи, туалеты и трубы-каналы  для связи с внешним миром.  Каждый вход замаскирован и мог быть быстро заблокирован огромным камнем. Такие же камни блокировали ходы на этажи подземелья. А сами ходы строились с расчётом запутать непрошеных гостей, поэтому опасно сворачивать в сторону – можно заблудиться.

Пройдя за гидом по двум этажам города, выходим на поверхность земли.

Танцующие монахи

 

Караван-сараи – места, где с XIII века останавливались торговцы-кочевники для отдыха на длинном караванном пути. Строились такие постройки на расстоянии километров сорока одна от другой, так как животные не могут преодолеть большее расстояние без отдыха. Сейчас караван-сараи используются как гостиницы или культурно-развлекательные центры.

В Каппадокии мы были приглашены на вечерний ритуал дервишей, проходивший в караван-сарае.

Своим видом караван-сарай напоминает крепость, так как нападение разбойников на придорожные гостиницы в те времена происходили очень часто. Стены возводились таким образом, чтобы могли выдержать нападение и недолговременную осаду.

Входим через величественные арочные ворота на территорию, окружённую высокой каменной стеной.

Первый двор представляет собой большой четырёхугольник с действующим фонтаном в центре. Вдоль стен открытые веранды с низкими столиками и креслами для отдыха, тёплая столовая, кухня, место для молитвы и комнаты для хозяев.

Через галерею проходим во второй двор. Это закрытое помещение предназначалось для животных, проводники же поднимались на крышу и там спали. А в холодное время года они ночевали вместе с животными. Сегодня этот караван-сарай служит местом проведения  молитвенных ритуалов дервишей, которые они демонстрируют посетителям.

Кто же такие дервиши?

В переводе с персидского это слово означает «бродячие бедняки». Но к турецким дервишам это определение явно не подходит.  Члены мусульманского религиозного братства, которых мы увидели, скорее, напоминают артистов, а их ритуал – настоящий спектакль.  Сначала группа монахов в чёрных одеяниях и высоких фетровых шапках конической формы ходят по кругу с молитвой на устах. Затем в действие вступает квартет музыкантов.  Начинают звучать заунывные звуки нея (подобие флейты), к ним постепенно присоединяются уд и канун – струнные щипковые инструменты и, наконец, громкие удары ручной  литавры – тамбуры. Ритм музыки становится всё интенсивнее, словно гипнотизируя зрителей и исполнителей ритуала.

Дервиши сбрасывают чёрные одежды и остаются в белых рубахах и широчайших юбках. Со скрещенными на груди руками они кланяются своему наставнику, который остаётся в чёрной мантии, а затем, обойдя на площадке круг, начинают вращаться.  Их головы запрокинуты, руки поднимаются, причём правая ладонь повёрнута вверх, чтобы получить божье благословение, а левая – вниз, передать его на землю.  Дервиши кружатся на одном месте так долго, что удивляешься, как они не падают от головокружения. Минут через десять останавливаются, проходят по кругу и вновь их захватывает вихрь вращений. Длинные широкие юбки белоснежным колоколом окружают каждого из них.  Заходов во вращение после короткой остановки у дервишей пять или шесть.  Мистический ритуал заканчивается тем, что они снова надевают чёрные накидки, кланяются старшему монаху, выстраиваются в цепочку и уходят с арены. 

Красивая церемония.

 

Конья – город икон

 

Город Конья считается одним из самых религиозных в Турции. С греческого он переводится как «город икон». Именно в Конье жил основатель ордена крутящихся дервишей Мевлан Руми. В средние века основанное им братство привлекало огромное количество паломников мусульманского мира. Судя по обнаруженным при раскопках предметам VII века до н.э. Конья – один из древнейших городов Турции.

XII-XIII в.в. стали периодом расцвета Коньи. Город украсили дворцы, мечети, медресе и мавзолеи. Вокруг города были возведены мощные стены, однако они не спасли Конью в XIII веке от нашествия монголов.

Проезжая через город, мы побывали в музее Мевлана и музее ататюркской культуры, где представлены небольшая мечеть, комната чтения, предметы турецко-исламского искусства, кельи дервишей. Музей Мевлана – один из лучших музеев Турции, расположенный в старинной гостинице XVI века, которую турецкий султан подарил основателю дервишского ордена. 

Комплекс зданий включает семахане для ритуального  вращения, библиотеку, жилые и учебные помещения. Главная достопримечательность музея – мавзолей с гробницей самого Мевлана Руми (1207–1273).

Рядом находятся саркофаги его жены и детей, а также потомков и последователей его учения.

 

«Хлопковый» замок

 

На поверхности земли в тени облаков раскинулись белоснежные травертиновые террасы Памуккале. Природная красота этих гор превосходит все ожидания.

Ярко-белые образования возникли на склоне горы Чалдаг в результате отложения солей из богатых кальциевых источников. Прекрасные белые, словно из хлопка, горы, по которым течёт горячая минеральная вода, и огромное число естественных бассейнов манят к себе.

Разуваемся и топаем босиком по белоснежному простору.

Несколько лет назад посетителям и туристам разрешали купаться прямо в расположенных на террасах водоёмах, но теперь проход к ним закрыт. Но окунуться в горячие источники минеральной воды можно в «Священном бассейне Клеопатры». Там берёт начало большая часть ручьёв, создающих травертиновые образования. Вода в бассейне почти круглый год имеет температуру +35 градусов.

По легенде несколько столетий тому назад Клеопатра, прославившаяся своей небывалой красотой, почувствовала, что её красота понемногу увядает. И она приказала своим солдатам найти и принести лечебную воду, с помощью которой сможет продлить молодость и красоту.

Воины разошлись по всему свету в поисках чудодейственной жидкости для своей царицы. Одним из таких мест, куда они добрались, оказался бассейн на территории Памуккале. Умывшись привезённой воинами водой, Клеопатра увидела, как разглаживаются морщинки на её лице и, не теряя времени, отправилась к этому бассейну, чтобы окунуться в  него.

Хочется верить в сказку.

И я надеваю купальник и тоже вхожу в тёплую прозрачную воду бассейна Клеопатры.

Рядом с естественным чудом природы Памуккале раскинулся античный Иераполис.

Город был основан во II веке до н.э. и входил в состав Римской империи.

По одной из версий он был назван в честь Гиеры (Гиераполис), жены Телефоса, легендарного основателя города Пергама.

Иераполис часто разрушался землетрясениями, но в II – III веках н.э. постепенно восстанавливался.

Идём по улице древнего города. Не очень мощные стены окружали город. За пределами стен огромное античное кладбище. Склепы, выстроенные из мрамора и известкового камня, хранящие прохладу и сумрак, вот уже двадцать веков, поражают своими размерами.

Но самым величественным произведением архитектуры стал неплохо сохранившийся театр. Его строительство длилось 144 года. На барельефных фризах театра изображены религиозно-обрядовые сцены и мифологические темы войн между божествами и чудовищами.

В конце XIX века начались раскопки города, а позже ЮНЕСКО включила Памуккале и Иераполис в список мирового наследия.

 

Троя

 

Более десяти лет длилась троянская война. Погибли тысячи славных воинов за эти годы. Причиной жестокой войны по легенде стало похищение троянским царевичем Парисом красавицы Елены, супруги спартанского правителя Менелая.

Троя была разрушена и в финале этих событий – исчезновение одной из древнейших цивилизаций.

Для осмотра руин Трои идём по круговому маршруту.

Лучше всего сохранились восточные стены, толщиной до  четырёх метров и высотой метров шесть, и городские ворота (1700 г. до н.э.). Облицованный камнем пандус ведёт к входу в бывшую крепость. Можно представить, как по нему вкатывали огромного деревянного коня из истории, изложенной Гомером.

Прямо за входом в крепость стоит хорошо сохранившийся дом и реконструированный храм богини Афины.

Осмотрев постепенно восстанавливаемые руины города, выходим к современной копии троянского коня.  Внутри трёхэтажного деревянного коня узкая лестница, по которой дети и взрослые лазают вверх–вниз и выглядывают в небольшие открывающиеся окна.

В последнее время исследования учёных и архиологические раскопки продолжаются, дополняя историю этого района.

 

Эфес

 

Эфес, крупнейший античный город Турции, возник в  Х веке до н.э. на северном склоне горы Пион в удобном для торговли месте. Здесь пересекались морские пути и караванные дороги азиатских глубин.  Город имеет богатую историю, вдаваться в которую не стоит, просто войдём и будем осматривать частично сохранившиеся, а частично восстановленные храмы, памятники, здания. 

Улица идёт под уклон, слева руины гимназии (II в. н.э.), построенной по приказу императора Нерона, затем дорожка приводит к территории археологического раскопа, и мы оказываемся у церкви св. Марии (IV в.н.э.). Проходим к фасаду отреставрированного театра, построенного тогда же и рассчитанного на 20 тысяч мест, где в настоящее время проходят музыкальные фестивали.

Дальше двигаемся по Мраморной улице. В конце её сохранились руины публичного дома с символикой Дома любви, а напротив – самое знаменитое сооружение Эфеса – библиотека Цельсия (110-135 г. н.э.).  Здание построил консул Гай Юлий Аквила над гробницей своего отца Цельсия. Изящный двухэтажный фасад бывшей библиотеки, где хранилось свыше 12 тысяч книг, украшен нишами для муз, с изящными фресками Интересно, что из читального зала в  Дом Любви вёл подземный ход.

Если от библиотеки свернуть налево, то попадём на улицу Куретов, так она названа в честь жрецов храма Артемиды. В начале улицы руины византийского фонтана, а напротив – по всему периметру здания расположены посадочные места общественного туалета в хорошем состоянии. Уже в античные времена в нём была создана система канализации с проточной водой

Двигаясь по улице Куретов мимо фонтана Трояна, выходим к храму Домициана, в котором в настоящее время разместился музей.

Долго ещё бродили мы по древнему Эфесу, рассматривая агору – торговую площадь и сворачивая на небольшие улочки, но путешествие наше заканчивается.

 

В Турции можно валяться на белом песке, загорать, разглядывая пальмы, общаться с обитателями коралловых рифов, а можно совершить интереснейшее путешествие вглубь веков.

Что я и советую тем, кто не ленив и любознателен.

 

Март, 2013 г.

Маленькая страна Черногория

 

По одной из версий эта небольшая страна на западном побережье Балканского полуострова, которую можно объехать за один день, (её площадь около четырнадцати тысяч квадратных километров) получила своё название от растущего здесь дерева «чёрная сосна» или по местному «чёрная гора».  Высота его иногда достигает 35 метров, а объёмная тёмно-зелёная крона выглядит почти чёрной. Ценится сосна высоким содержанием смолы, что делает её водонепроницаемой, идеально подходящей для строительства кораблей. По этой причине она в стране почти полностью вырублена.  Черногорией эта православная страна называется только для нас, россиян, для западных же стран она – Монтенегро, что, в общем, одно и то же.

В аэропорту города Тиват, тёплым августовским вечером, нас встречает Весна. Миловидная блондинка Весна поясняет, что это не время года, а её имя. Путешествуя по стране, мы ещё не раз будем удивлены романтичными именами местных девушек.

От аэропорта до города Будва ехать минут 35 – 40. Автомобильная дорога, по которой мы едем, тянется параллельно длинной взлётной полосе и отделена от неё лёгкой сеткой. Из окна автобуса мне видно, как по этой полосе движется аэробус, почти рядом с нами, затем увеличивает скорость и поднимается в воздух, а мы продолжаем свой путь по земле.

 

Будва

 

Стоит оказаться в любом городе у моря, океана или реки, вода, как магнит, притягивает к себе. Так и в этот раз, устроившись в небольшой частной гостинице, мы с мужем идём к морю с чарующим названием Адриатическое.  По всему побережью до самой пристани и Старого города, расположенного прямо у моря на небольшом полуострове, тянется галечный пляж.

Город Будва – один из главных морских курортов страны, он состоит из двух частей: современная часть и Старый город, основанный в V веке до н.э. как торговое поселение.

В чьих руках только не был город. Венецианцы, турки, французы, австрийцы, итальянцы хозяйничали здесь. И только после второй мировой войны Будва была освобождена от иноземцев. Богатое прошлое у небольшого Старого города. В 1979 году он был разрушен землетрясением, но позднее успешно восстановлен, и сейчас можно пройти по улочкам без названий, зайти в музеи, осмотреть церкви IX и XII веков. Есть и действующая церковь Святой Троицы XIX века.

Старый город окружают высокие толстые стены. Можно подняться и пройти по ним, наблюдая сверху за жизнью внутри города и вне его, что мы и сделали. Вдоль всей крепостной стены видим несколько башен, вышек, бастионов, проходов, лестниц.

А можно подняться ещё выше – в Цитадель. Когда-то здесь располагались австрийские казармы, сейчас – просторная библиотека, музей с экспонатами, обнаруженными при раскопках в 1936 году. Это и женские украшения из разных металлов, и монеты, и даже древний бронзовый шлем. Здесь же хранится символ Будвы – две каменные рыбки, о которых рассказывает легенда.

В давние времена в этом городе жил каменщик родом из семьи каменотёсов. Он полюбил девушку из богатой семьи и она ответила ему взаимностью. Но родители девушки решили выдать дочь против её воли за богатого купца. Узнав об этом, влюблённые решили не расставаться и, взявшись за руки, прыгнули с крепостной стены в море.

И случилось чудо – они превратились в двух рыбок и скрылись в волнах Адриатики. Люди, видевшие это, услышали, как из глубины донеслись два голоса: «Будем два, как одно целое, будем всегда вдвоём». Отсюда, якобы, и пошло название Будвы. И возникло поверие: кто погладит двух рыбок в Цитадели, тому будет сопутствовать вечная любовь.

В настоящее время в Старом городе узкие улочки заполнены сувенирными магазинами, кафешками, а в Цитадели проводятся встречи с артистами, писателями, художниками. И многочисленные туристы гуляют, смотрят, фотографируют.

В современной части зелёного города жизнь бурлит круглые сутки. Даже ночью город не засыпает. Открытые кафе и рестораны заполняются отдыхающими, на столах появляются морепродукты, звучит музыка. А летом здесь проходят многочисленные фестивали, концерты под открытым небом.

Каждый вечер к нам приходит Весна. Она рассказывает о городах, островах, озёрах Черногории и по её рекомендации мы отправляемся знакомиться со страной.

 

Город Котор

 

На берегу Которского залива у подножья горы Ловчен расположен один из древнейших городов, основанный ещё во времена Римской империи.

Несколько веков Котор находился под властью Венеции. Бурные исторические события оставили в городе многочисленные следы, особенно в архитектуре.

Так, городской центр старого города с его площадями, улицами, храмами окружён стенами длиной почти пять километров, а толщина стен в некоторых местах достигает пятнадцати метров. Символ города – один из красивейших храмов XII века – католический собор Святого Трифона, в нём сохранились фрески XIV века и великолепная ризница работы венецианских и которских ювелиров.

На Окружной площади, куда мы вышли, возвышается башня с часами 1602 года. Во время землетрясения 1979 года было разрушено множество храмов и церквей в городе, но башня устояла и только на пятнадцать сантиметров отклонилась от вертикального положения. Под часами столб позора. К нему привязывали преступника и зачитывали приговор. Здесь же находился суд, здание  которого тоже сохранилось.  Местные жители, проходя по городской площади, видели привязанного человека и понимали, что его за что-то судят. Так венецианцы боролись с преступлениями в городе.

Недалеко от площади можно осмотреть наполеоновский театр (1809 г.), созданный для развлечения самого Наполеона.

Котор, как и Будва, состоит из современного и Старого города, который сохранился в хорошем состоянии и с 1979 года входит в список культурного наследия ЮНЕСКО.

 

Подгорица и Монастырь Острог

 

Дорога к монастырю идёт через Подгорицу – столицу Черногории. История Подгорицы как поселения известна с XIV века. Долгое время она находилась под властью Турции и только в XIX веке освободилась от иноземного ига. Во время второй мировой войны город был почти полностью разрушен, но кое-что от древних построек удалось восстановить. Например, монастырь XII века и древний Визиров мост. А в основном это город с административными и университетскими центрами и современными музеями.

Остановившись на пару часов в Подгорице, мы едем дальше.

Высоко над Острожным утёсом высечен в скале самый  известный в Черногории монастырь XII века митрополита Василия Острожского, позже канонизированного.

Наш микроавтобус поднимается всё выше и выше по опасному пронумерованному серпантину. Останавливаемся на 25-м серпантине и далее идём пешком до Верхнего храма.  Монастырь встроен в крутую отвесную скалу и занимает часть природной пещеры. Два храма расположены при монастыре – Верхний и Нижний.

В Верхнем хранятся мощи святого Василия Острожского. Считается, что они вылечивают людей и тысячи паломников со всего мира едут, поднимаются пешком до Верхнего монастыря и по 5–6 часов стоят в очереди, чтобы прикоснуться к ним в надежде очищения от грехов и излечения.

А сами черногорцы говорят, что святой Василий наблюдает с горы за ними и ждёт, когда те вернутся к своим корням

 

Скадарское озеро

 

В юго-восточной части Черногории на границе с Албанией среди густой зелени гор находится самый большой на Балканском полуострове национальный заповедник – Скадарское озеро. Когда-то оно было морским заливом, но, отделившись с годами от моря, стало пресноводным. Озёрная вода заполняет огромное по размерам углубление, расположенное между высокими карстовыми горами.

Множество рек наполняют озеро, и только одна река Бояна вытекает из него. Круглый год на озере сохраняется постоянный микроклимат, и благодаря тёплым воздуху и воде здесь скапливается огромное количество (около 270 видов) птиц. Это прекрасное место для исследования природных явлений и орнитологических станций.

 

Город Цетине

 

Западнее Скадарского озера на высоте 760 метров над  уровнем моря у подножия горы Ловчен находится историческая и культурная столица Черногории город Цетине, основанный в 1482 году.

Для черногорцев Цетине – это символ нации и всей страны, созданный во время героической борьбы за свободу.

Немало исторических событий происходило в Цетине.  Именно этот город был центром организованного сопротивления туркам и резиденцией черногорской православной церкви.

Самая старая постройка в городе – церковь Влашка (XV в.). Цетинский монастырь вместе с церковью Негоша, бывшего государя Черногории, окружен высокими стенами с четырьмя башнями и составляет в настоящее время музейный комплекс. Недалеко от монастыря находится резиденция Негоша с кабинетом, библиотекой, бильярд-залом. Сейчас в этом здании музей, он так и называется «Бильярда».

Цетине – город музеев, и за короткое время их все обойти невозможно.

Из очередного музея выходим на площадь. У сувенирного магазинчика симпатичный колоритного вида кузнец в кожаном фартуке с шикарной седой бородой и радушной улыбкой, приплясывая под музыку у раскалённого горна, чеканит свои сувениры. Приятно у такого продавца купить только что изготовленную вещицу.

 

Остров святого Стефана

 

В последний день нашего пребывания в Черногории мы решили побывать на острове, о котором слышали много интересного.  Каждые тридцать минут от причала Будвы отходят большие катера к острову святого Стефана.  На небольшом скалистом острове Будванской Ривьеры организован остров-курорт. С материком он связан тонким насыпным песчаным перешейком.  Назван остров в честь покровителя Черногории святого Стефана и славится своими пляжами с розовым песком, шикарными отелями, элегантными зданиями и живописными церквями на узких улочках.  Этот дорогостоящий курорт – одно из самых любимых  мест отдыха королевских особ и знаменитостей. А любознательные туристы, вроде нас, могут только объехать на катере вокруг острова – люкс, осмотреть его и сделать фотоснимки со стороны моря.

 

Маленькая Черногория богата достопримечательностями и трудно описать их все, надо побывать там и увидеть всё самому.   

 

Август, 2013 г.

Шри-Ланка  жемчужина Востока

 

На протяжении своего существования эта страна имела самые разные названия.

До 1972 года она называлась Цейлоном и только через 24 года после обретения независимости вернулась к своему древнему названию.

Остров, на котором расположена Шри-Ланка, напоминающий по форме каплю воды, или фрукт манго, часто называют земным раем. А кому же не хочется побывать в раю?  Вот и мы с моей верной спутницей Людмилой в ноябре месяце прилетели в эту страну, чтобы узнать, как живут в раю люди.

Говорят, что в древности остров был соединён с материком полоской земли под названием Адамов мост и по легенде эту тропу, по которой ходили боги, бог-обезьяна использовал, чтобы спасти Ситу, возлюбленную невесту бога Рамы от ланкийского царя-демона.

Когда-то весь остров занимали густые джунгли, но в XIX – XX веках большая часть лесов была вырублена, их место заняли плантации кофе, чая, кактусовых деревьев, рисовых полей.  Рис – основной продукт питания островитян. Но не менее важную роль играют кокосы. Из них получают хлеб, вино, масло, уксус.

 

Ода кокосовой пальме

 

Большая часть шри-ланкийских кокосов выращивается на небольших плантациях. Очищенные спелые орехи величиной с небольшой арбуз помещают в специальные теплицы, засыпают землёй, и через 6 – 10 месяцев проросшие растения высаживают в открытый грунт. Через 5 – 6 лет пальмы начинают плодоносить. Созревают плоды в течение года и с одной пальмы можно получить до сотни орехов. Жидкость внутри кокоса – приятный напиток, но главное сокровище – белая мякоть внутри ореха. Это источник растительного жира, который используется в кулинарии, при производстве косметики, мыла, шампуней, глицерина.  Но плоды не единственная ценность кокосовой пальмы. Практически каждая её часть полезна для человека. Не зря её называют деревом жизни. Говорят, что способов использования этого дерева столько, сколько дней в году.  Например, из кожуры кокоса мастера вырезают ложки, чашки, сувенирные фигурки. Одна из них стоит у меня на письменном столе – очень симпатичная обезьянка с раскрытой книжкой в руках. Я разговариваю с ней и велю ей смотреть не на меня, а в книгу, но она не слушается. Чудесный сувенир!

Толстое волокно кокоса после обработки идёт на производство ковриков, корзин, щёток, рыбацких сетей, угля и даже водонепроницаемой одежды. Я видела, как ребята-ланкийцы делают верёвки и канаты. Подобно нашим деревенским бабушкам, которые тянут куделю на прялках, они на примитивных станках вытягивают из специально подготовленного кокосового волокна верёвку, которая тут же скручивается.

Взрослая кокосовая пальма может достигать высоты до 25 – 30 метров. На её вершине трепещется на ветру настоящая корона из гигантских напоминающих перья листьев. Её ствол идеально подходит для изготовления рыбацких лодок, мебели, домов, а листьями покрывают крыши жилищ и даже из прожилок листьев местные жители плетут различные изделия.

 

Религия

 

Большинство жителей Шри-Ланки исповедуют буддизм. Они берут на себя обязательства этой веры, известные как три драгоценности – это Будда, его учение и буддийская община.

Индуизм – вторая религия в стране. Индуистских храмов, как и буддийских, довольно много в стране.

Эти религии отличаются друг от друга и в то же время тесно связаны между собой. В храмах индуистских часто можно увидеть Будду, а в буддийских храмах – богов индуизма. Ислам, христианство, религия веддов также присутствуют в стране.

С христианством жителей Шри-Ланки познакомили португальцы, поэтому здесь господствует римский католицизм.

Интересно наблюдать, как по утром детей разных конфессий родители ведут и везут в школы.  Форма у всех школьников белая, но мусульманские девочки идут с белыми платками на голове, у мальчиков-иудаистов – шапочки-кипы, христианские девочки с бантиками в косичках.

 

Негомбо

 

За две недели нашего пребывания в Шри-Ланке мы с подругой в сопровождении гида Сурекши и водителя просторной Тайоты побывали во многих городах страны, и первым был Негомбо, расположенный на западном берегу Индийского океана.

Океан встретил нас не очень приветливо. За два дня, что мы были в этом городе, огромные волны не позволили нам даже искупаться.

Негомбо довольно большой город, насчитывающий более ста тысяч жителей. Но это прежде всего рыбацкий порт. Рыбаки с утра на своих каноэ выходят в океан, а уже во второй половине дня берег заполняется рыбой, разложенной для просушки и вяления под жарким солнцем.

Историческую значимость города подчёркивает большой голландский форт. Сначала этот город заняли португальцы и их влияние проявилось во множестве католических церквей. В 1644 году он перешёл в руки голландцев, о чём напоминает архитектура общественных зданий, а позже его захватили англичане.

В сорока километрах от Нагомбо находится столица Шри-Ланки Коломбо и мы обязательно должны там побывать.

 

Коломбо

 

Стоит выйти из отеля, как трёхколёсные такси-трейши, часто их называют «тук-тук», уже рядом и водители предлагают свои услуги. Во многих азиатских странах бегают такие тук-туки с крышей над головой, но, чтобы они ещё и со счётчиком были, это я увидела впервые.  Мы с подругой садимся в такое такси, и ланкиец мчит нас вдоль океана, где на открытой пляжной полосе развлекаются местные футболисты, любители крикета, воздушных змеев и бега трусцой.  За четыреста рупий (примерно 4 доллара) мы добрались до центра города.

В начале XVI века португальцы, а позднее голландцы, строили на этом месте дома, возводили форт. Но наиболее явные следы оставили англичане. Это виллы и парадные викторианские постройки. Форт же сохранился лишь как название городского квартала близ порта. Побродив по его улицам, мы вышли в торговый район Петтах.  Этот район считается сердцем старого Коломбо. Здесь сосредоточено множество храмов, мечетей, магазинов, рынков, где продают всё – фрукты, овощи, одежду, сувениры, ювелирные украшения.

В квартале Петтах среди мечетей, церквей и храмов особого внимания заслуживают индуистские храмы Старый и Новый Катиресан, посвящённые богу войны Сканде. Когда на всём острове празднуют Вел в его честь, отсюда отправляется большая процессия. На ярко украшенной и запряжённой быками повозке, по улицам города везут статую и оружие Сканды.

Гуляя по городу с полуторамиллионным населением, видим, как старинные особняки колониального стиля соседствуют с небоскрёбами и с древними восточными храмами. Смешение культур и религий, времён и народов оставили свой отпечаток на неповторимом облике города.

 

Слоновый питомник

 

По дороге в Сигирию останавливаемся у слонового питомника, который был организован, чтобы кормить и ухаживать за осиротевшими слонятами, найденными в джунглях. Здесь малышей кормят молоком из бутылочки, они вырастают и заводят свои семьи. Жарким ноябрьским утром целое стадо слонов со слонятами выводят к реке на водопой и для водных процедур, которые они замечательно устраивают с помощью хобота. А для тех, кто сидит на слоне, то и их обольют мощным душем. Для нас это аттракцион, а для животных – спасение от жары. Река мелководная, каменистая, с порогами посредине, но у берега спокойная и некоторые слоны улеглись в воду и лежат неподвижно, словно мёртвые. Ребята-погонщики трут им бока и спины, стараются расшевелить, но такую флегматичную громадину в десять-пятнадцать тонн не так-то легко сдвинуть с места.

Интересна и любопытна небольшая фабрика-музей при слоновом питомнике. Здесь из слоновьего навоза делают бумагу.  Сначала сырьё смачивают, размельчают, очищают, затем распределяют тонким слоем на поддонах, высушивают – и получают бумагу и картон, из которых тут же мастерят и расписывают сувениры.

 

Крепость в небе

 

Скальная крепость Сигирия – самая значимая достопримечательность Шри-Ланки. Массивный монолит высотой около двухсот метров из красного камня со всех сторон отвесно обрывается вниз. Это чудо света мы видим уже издалека.

История рассказывает, что в V веке к власти в этих краях пришёл царь-отцеубийца Кассапа и спасаясь от мести брата  скрылся на этой скале.  После захвата власти он начал укреплять и без того неприступную скалу Сигирию и в завершение воздвиг на вершине этого гигантского мегалита роскошный дворец, ставший его резиденцией на долгие годы правления.  Внизу на равнине по его приказу были разбиты чудесные сады с бассейнами и прудами. Добраться до резиденции можно было, лишь карабкаясь по узкой крутой лестнице, вход на которую был оформлен в виде гигантского льва, высеченного в скале.  Проходя через его открытую пасть мимо вооружённой охраны, люди попадали к лестнице.  Необходимые припасы и воду на гору таскали рабы. 

И всё-таки уникальное убежище не спасло Кассапу.  Через восемнадцать лет его брат со своими воинами одержав победу провозгласил себя правителем. А Кассапа, увидев своё поражение, покончил с собой.

Крепость Сигирия была предана забвению. Её поглотили джунгли, а в местных пещерах поселились монахи.

Тропа через нижний парк выводит нас к двум львиным лапам. Только они и сохранились от огромного каменного льва. Чтобы добраться до верхушки Львиной горы, где спустя многие годы была обнаружена высотная резиденция правителя, надо обязательно пройти между этими лапами.

На полпути к вершине попадаем в узкий грот. Здесь сохранились знаменитые фрески Сигирии – «облачные девы», написанные прямо на скале.

В зелёных и красных тонах рисунки поражают яркостью красок. Скорее всего это портреты придворных красавиц. Их грудь обнажена, а бёдра скрывают облака и кажется, что девы парят в них.  Надпись на скале гласит, что красавиц было пятьсот, но обнаружено только двадцать две. Все вместе они являют собой одну из загадок древней культуры Шри-Ланки.

От верхнего дворца, куда мы поднялись, до наших дней  сохранились только остатки стен, ступени лестниц и бассейн.

Зато с высоты открывается фантастический вид на джунгли, рисовые поля, озёра и далёкие горные хребты.

 

Древний город

 

Анурадхапура был первой столицей острова ещё с IV века до н.э. и сохранял свой статус на протяжении тысячи лет. Этот город самый известный из древних городов Шри-Ланки. Его ступы (дагобы), построенные из небольших кирпичиков, высушенных на солнце, известны на весь мир. Эти сооружения, имеющие форму колокола,  отличаются красотой и великолепной архитектурой.

Одна из древнейших дагоб Руванвелисея – массивная белая, поднимаясь ввысь, кажется, растворяется в облаках.

В центре старого города растёт священное дерево Бо – одна из наиболее почитаемых буддийских святынь. Оно выращено из привезённого из Индии черенка дерева, под которым Будда достиг просветления и считается самым древним на земле, ему более двадцати двух веков. Дерево возвышается над храмом, его ветви поддерживают золотые подпорки. Вокруг сооружена платформа с ведущей к ней каменной лестницей, у основания которой установлена золотая скульптура, изображающая посадку черенка. Верующие сначала кланяются ей, а затем поднимаются на платформу, чтобы помолиться на само дерево.

 

Скальный храм Дамбулла

 

Двигаясь дальше по маршруту, мы подъезжаем к великолепным скальным пещерам. Они находятся в огромной гранитной скале на высоте более пятисот метров.  И прежде, чем добраться до этого священного места, медленно поднимаемся по крутым каменным ступеням в сопровождении обезьян, которые ведут себя довольно дерзко.

Известно, что в этих пяти пещерах четырнадцать лет скрывался король Валагамба из Анурадхапуры. После его возвращения на престол он повелел выстроить на этом месте самые роскошные храмы острова.

Переходя из пещеры в пещеру, видим в каждой из них лежащего Будду огромных размеров, фигуры сидящего Будды и своеобразную настенную живопись.

Самая большая и самая значительная – вторая пещера. Здесь находятся шестьдесят фигур Будды, статуи некоторых индуистских божеств, двух царей и полторы тысячи изображений Будды на сводах. В центре пещеры высотой в семь метров стоит чаша, в которую со сводов капает священная вода.

Есть предположение, что эти пещеры служили прибежищем монахов ещё более двух тысяч лет тому назад, но статуи и настенная живопись были созданы намного позже.

В настоящее время этот уникальный пещерный комплекс находится под защитой ЮНЕСКО и отреставрирован частично с её помощью.

 

Канди

 

Канди второй по величине и численности насе-ления (сто семьдесят тысяч человек) город Шри-Ланки. На протяжении двух веков до завоевания города британцами в 1815 году он был столицей страны. Канди считается культурным центром острова, он богат своими древними традициями. Многие виды искусств и ремёсел расцветали именно здесь (резьба по дереву, серебряное, медное, ювелирное искусство).

Приехав в город, прежде всего, идём в знаменитый, сияющий белизной, храм XVII века Зуба Будды. Это главный религиозный и исторический памятник всей Шри-Ланки. Расположен он в центре города на берегу красивого озера. Когда-то храм был разрушен террористами, но сейчас полностью восстановлен и имеет первоначальный вид.

Покрыв ноги и плечи, сняв обувь, мы входим в храм.

Помещение, где находится реликвия, венчает позолоченная крыша, а сам зуб хранится в золотой шкатулке, украшенной драгоценными камнями.

По легенде зуб был найден в пепле на месте кремации Будды в 543 году до н.э.. В Шри-Ланку его привезли в IV веке н.э., но потом он был украден и перевезён в Гоа. Только в XVII веке зуб Будды на Цейлон привезла индийская принцесса, спрятав его в своей причёске. И поскольку она приехала на слоне, то и он стал реликвией. Забальзамированный и украшенный слон стоит за огромным стеклом, мимо которого проходят тысячи паломников и туристов.

Во все буддийские храмы верующие приносят лилии для возложения богам. Цветы в огромном количестве продают при входе. Завораживающая картина – горы красных, белых, розовых лилий.

В музее храма можно ознакомиться с историей острова, а с верхнего этажа полюбоваться на огромную ухоженную территорию перед ним, на озеро и монаршие купальни на берегу

А вечером в театре познакомиться с сингальской народной музыкой и танцами в исполнении местных артистов. Под звуки барабанов танцоры исполняют невероятные акробатические трюки, а заканчивают выступление хождением босиком по раскалённым углям.

 

Чайные плантации

 

Ранним утром покидаем Канди. Дорога идёт в гору мимо живописных чайных и каучуковых плантаций. Из окна машины вижу, как женщины-сборщицы чая идут на работу с заплечными мешками для сбора чайного листа и с длинными бамбуковыми палками, которыми они отгоняют змей и ограничивают свой участок при работе.

Раньше чайный лист собирали в корзины, но они были тяжелы для женщин. Ведь, чтобы добраться до плантации, им приходится два – три часа идти пешком по крутым горным склонам.  Красочно одетые женщины, собирающие листья с чайных кустов на зелёных просторах, – невероятно красивая картина и проезжающие туристы только и делают, что щёлкают фотокамерами. Сборщицы улыбаются, им нравится, что их снимают, и они надеются, что им за это хоть какая-нибудь денежка перепадёт.  То, что со стороны выглядит красиво, на самом деле тяжёлый труд, к тому же плохо оплачиваемый. Да и работа эта сезонная.

Первая частная плантация на Цейлоне появилась в середине XIX века. И с тех пор чайное производство стало быстро развиваться, вытеснив кофейное. Чайное дерево может вырасти до десяти метров, но чтобы облегчить сбор листа, его подрезают, придавая вид кустарника.

«Формула» лучшего чая – два верхних листочка с почкой и чем выше расположена плантация, тем лучше и ценнее чай. Мы побывали на чайной фабрике. Здесь листья сушат, измельчают, просеивают, сортируют – восемь видов сортов получают на выходе и, наконец, фасуют.

В конце экскурсии нас угостили вкусным ароматным чаем.

Проехав по западной и средней частям острова, возвращаемся в Коломбо.

Продвигаясь вдоль берега, я вдруг увидела людей, сидящих на шестах в океане. Чудо какое! Сидят словно птицы на колышках. Оказывается, на шестах, вбитых в дно, закреплены небольшие платформы, на которых и устраиваются рыбаки с удочками.

Прилетев в Шри-Ланку, мы хотели узнать, как живут люди в «раю». На наш беглый взгляд – они счастливы.

Все, с кем нам приходилось общаться, были доброжелательны, улыбчивы, жизнерадостны.

Однажды на берегу, мы с подругой с удовольствием наблюдали, как после рабочего дня на пляже появилась семья – трое детишек и их родители. Двое мальчишек, примерно, шести и девяти лет и девочка лет двенадцати. Они бегали, резвились, забегали в воду, валялись в мокрой одежде в песке, смеялись – просто сходили с ума. Счастливые родители, не делая им ни единого замечания, просто улыбались, наблюдая за детьми.

В другой раз, гуляя по берегу океана, мы с Людмилой добрели до небольшой мелководной лагуны и видели, как молодая супружеская пара купала, словно в ванне, семимесячного малыша. Ребёнок весело шлёпал ручками по тёплой воде, радуя себя и родителей.

Множество фотографий счастливых людей, живущих на далёком острове, привезли мы в Москву.

 

Шри-Ланка давно манила меня к себе, и я не была разочарована, путешествуя по этой стране – одной из древнейших и красивейших стран Южной Азии.

 

Ноябрь, 2013 г.

Величественный Хампи

 

Наша небольшая компания из пяти человек морозным февральским утром вылетела из Москвы на западное побережье Индийского океана в штат Гоа к тёплому Аравийскому морю с желанием погреться на солнышке, поваляться на песке и покачаться на волнах.  Меня такая перспектива не прельщала и я решила, оставив своих друзей, отправиться вглубь Индийского полуострова, чтобы увидеть исторические места, средневековые церкви, мечети и индуистские храмы.

В шесть часов утра следующего дня за мной заехал водитель, и мы на его машине отправились в путь, прихватив по дороге ещё одну молодую пару, не желающую валяться на пляже.

Часа через полтора добрались до местечка Багу, где нас ожидали ещё две такие же легковые машины с пассажирами. После завтрака в местном ресторанчике наша «колонна» с одиннадцатью туристами двинулась на юг по направлению к штату Карнатака.  Дорога непростая, горная, около четырёхсот километров нам предстояло проехать, но как много довелось увидеть в пути: деревни с колоритными рынками, плантации специй, озёра, заселённые птицами, природные заповедники и водопады.

В Индии я не в первый раз и знаю, как много чудес она хранит. Одно из них ­ Величественный Хампи – цель нашей поездки.

Хампи – древняя столица империи Виджаянагаров. История рассказывает, что в течение двух столетий, начиная с XIV века, на этом месте процветал древнейший город Виджаянагар. С одной стороны он омывался рекой Тунгабхадра, а с трёх других был окружён горами.

Относительно основания города существует несколько легенд.

Одна из них говорит о том, как два брата служили при дворах Капилы и Анегонди, расположенных на северном берегу реки, а после разрушения Анегонди исламскими правителями братья основали собственное царство и осели в Хампи.

Индуисты на протяжении столетий считали Хампи священным местом, а город Виджаянагар стал «Городом победы» – символом борьбы индусов против мусульманских вторжений.

Расцвет Хампи приходится на период XVI века. В это время империя Виджаянагаров была богатой и могущественной. Здесь торговали хлопком, тканями, сахаром, железом, специями. Сюда привозили арабских скакунов и шёлк из Китая.

Но войны продолжались и после поражения армии Ваджаянагара в битве при Таликоте ( конец XVI в. ) город был разрушен. Потеряв свою столицу, империя распалась.

 

Священный центр

 

Подъехав к Священному центру Хампи, мы пересаживаемся в длинные открытые машины-гусеницы и въезжаем в заповедную зону.

Я читала об том древнем городе с его музыкальными колоннами, акведуками, всемирно известной колесницей и действующим по сей день древним храмом Шивы и теперь могу всё это увидеть.

Солнце палит нещадно, хочется спрятаться в тень. Но мы стоим и внимательно слушаем рассказ гида.

Судя по развалинам Хампи, властители прошлой империи покровительствовали художникам и архитекторам.

Мастера Виджаянагара создали собственный архитектурный стиль, используя при строительстве огромные валуны, благодаря чему и возник неповторимый облик города.

Храм Витхала, к которому мы подошли, настолько уникален, что ЮНЕСКО включила его в список объектов Всемирного наследия. Это один их лучших образцов архитектуры династии Виджаянагар.

Вход в храм через ворота, над которыми возвышается храмовая башня. Потолок оформлен резьбой с изображением цветов и геометрических узоров, а изящные резные колонны, поддерживающие потолок, издают при постукивании по ним мелодичные звуки, которые разносятся на огромные расстояния.

Очень хотелось это услышать. Но на просьбу ударить по колонне гид сказала, что от этих звуков стали разрушаться горы, окружающие город, поэтому получен запрет на удары по колоннам.

Восточнее храма находится знаменитая каменная колесница Хампи – святилище, построенное по образцу деревянной колесницы, украшенное изысканной резьбой и изображением Гаруды, священной птицы бога Вишну.

Обходим ещё один храм Ачьютхараджая. Двое ворот ведут в коридоры, на их стенах врезаны имена тех, кто жертвовал средства на храм. Колонны в главном зале словно обвиты замысловатой резьбой с изображениями мифологических и эротических сцен.

Территория бывшей империи огромна и мы переезжаем на авто от одного объекта к другому.

 

Королевский центр

 

Его постройки, обнесённые высокой гранитной стеной, считаются королевским анклавом. Могучие крепостные стены защищают роскошные памятники архитектуры, отличающиеся исключительным богатством украшений.

Храм XVI века Лотос - Махал, очевидно, строился для цариц. Он украшен изящными арками, красиво отделанными окнами и пирамидальными куполами.

За стенами дворца находятся десять увенчанных куполами слоновых стойл со сводчатыми входами, оформленными в различных архитектурных стилях, и павильоны для охраны

Первый день нашего путешествия клонился к вечеру.

Полюбовавшись закатом с высокого холма Хемакуты в разрушенном городе, мы выехали в соседний городок Хоспет, чтобы переночевать в местном отеле.

На рассвете второго дня мы снова вернулись в Хампи.

На высоких каменных руинах собрались туристы с разных маршрутов. У всех наготове фото и видеокамеры в ожидании восхода солнца. Вокруг крутились наглые обезьяны, выпрашивая подачки. Они цеплялись за пакеты и хватали еду с рук.

Наконец из-за дальних холмов стал медленно подниматься жёлтый круг солнца. Защёлкала и зажужжала съёмочная аппаратура, стараясь запечатлеть все фазы выползания светила.

Ещё на пляжах в Гоа я заметила, что у индусов принята традиция – по возможности каждый день встречать и провожать солнце. И на берег по вечерам высыпает такое количество людей, какого я не видела ни на одном пляже. Семьи с детьми, одинокие старики, влюблённые парочки, обнявшись, сидят, стоят, лежат, устремив свои взгляды к водному горизонту.

Но вернёмся в Хампи.

Спустившись с каменных нагромождений, через резные ворота входим в храм Мальяванта. Главное святилище храма расположено вокруг огромного валуна, с резными изображениями богов.

Храм действующий. Сняв обувь, вхожу в небольшой зал с колоннами. Брахман-служитель храма предлагает принять участие в ритуале, который длится здесь, по всей видимости, довольно давно.

Я сажусь на расстеленный ковёр, сложив ноги «калачиком». Рядом индусы издают громкие ритмические звуки, ударяя небольшими медными дисками одним о другой. Брахман ставит мне на лоб красное пятно в знак благословения и даёт в руки такие же два диска, и я присоединяюсь к звучащему ансамблю.

Но мысль, что могу отстать от своей группы, не даёт расслабиться и долго участвовать в этой церемонии, и через несколько минут я встаю, поклоном благодарю присутствующих, оставляю денежку и выхожу из храма.  

Империя Виджаянагаров – самая большая индуистская империя южной Индии.

Огромные её пространства поражают воображение уникальным природным ландшафтом, который можно сравнить с марсианским пейзажем. А храмы затерянного города, включённые в список объектов Всемирного наследия, дышат историей и слушая рассказы гида я впитывала эту историю и прикасалась к ней.

 

Февраль, 2014 г.

В краю золотого заката

 

После семичасового перелёта уже на трапе самолёта жадно втягиваю приятный сентябрьский марокканский воздух. От тёплых вещей мы с подругой избавились ещё в Домодедово, убрав их в багаж.  Недельное путешествие по северо-западной части африканского континента обещает быть интересным.

Находясь на стыке Европы и Африки королевство Марокко имеет богатую историю, она уходит в первые века до н.э., но с ней мы начнём знакомиться завтра, когда соберётся вся наша группа из тринадцати человек – туристы из разных городов России.

На небольшом «Мерседесе» мы проедем вдоль океана и вглубь страны, побываем в нескольких городах. И первым из них будет Агадир.

 

Начало маршрута.

 

По дороге делаем небольшую остановку, чтобы увидеть чудо – как местные козы проявляя истинное мастерство акробатики взбираются на деревья, чтобы полакомиться листьями и плодами арганового дерева.

Аргания, высотой пять-шесть метров, напоминает колючую облепиху. Иногда дерево называют железным или каменным, так как оно растёт на камнях. Плоды его похожи на маслины. Местные крестьяне отжимают из плодов аргании ценное масло, способ получения которого не совсем обычен и трудоёмок.

Из какашек коз и верблюдов, которые тоже любят эти плоды, женщины выбирают не переработанные животными косточки, сушат их, вручную лущат и перетирают на каменных мельницах, получая масло первого отжима. Для получения одного литра масла перерабатывается восемьдесят килограммов косточек. И таким тяжёлым трудом занимаются только женщины.

 

Белый город

 

Агадир – современный курортный город, растянувшийся на несколько километров вдоль Атлантического океана. Широчайший песчаный пляж тянется вдоль берега и, если идти по набережной, можно дойти до местного рыболовецкого порта, занимающего второе место в мире по ловле сардин.

Погода не жаркая, градусов двадцать, но не искупаться в океане никак нельзя и я иду далеко-далеко по песчаному дну, чтобы достичь глубины. Ночные отливы в Агадире весьма значительны и в первой половине дня до глубокой воды приходится идти довольно долго.  Небольшие волны мягко окатывают меня, но мне не холодно и я, радуясь этой встрече, плыву всё дальше и дальше от берега.

Современные белые дома Агадира живописно выделяются на фоне неба, океана и зелени.

В 1960 году старый город был разрушен землетрясением. Даже мощные стены не смогли устоять против напора стихии.

Поднявшись на самую высокую в городе гору, высота которой 283 метра, мы оказались у Касты. Эта древняя крепость выдержала на своём веку множество осад, но не устояла перед землетрясением. И сегодня можно видеть только отреставрированные стены, а над бывшими воротами едва угадывается какая-то надпись на голландском языке и дата 1746 год.

У крепости «дежурят» марокканцы. Кто с верблюдом, кто с обезьянкой для платного фотографирования. Но великолепные виды на белоснежный Агадир, Атласские горы и долину Сус можно снимать бесплатно.

 

Красный город

 

Из Агадира мы выехали в направлении Атласских гор в  город Маракеш, столицу берберов. Его называют Красный  город.

Въехав в город, убеждаешься, что он действительно красный. Терракотовые стены Старого города и окрашенные в пурпур дома подтверждают это.

Когда-то на месте современного Маракеша была пустыня с перевалочным пунктом для караванов и только в 1062 году на этом месте заложена первая мечеть, а позже стали возводиться другие постройки. И возникшее поселение постепенно начинает походить на город.

Наивысшего расцвета Маракеш достиг только после смерти его основателя Юсуфа ибн Ташфина в 1106 году, а со второй половины XIII века это уже самая большая столица исламского мира. Старый город (медина) становится мал для жителей Маракеша и за стенами медины начинается строительство Нового города.

 

Кутубия

 

Самые знаменитые достопримечательности Маракеша находятся внутри медины.

Как и почти девять веков назад город просыпается под звучащий с минарета Кутубии голос муэдзина. Кутубия не просто главная мечеть, она символ города.

Мечеть XII века строилась в течение сорока лет.  Простота архитектуры, незатейливый декор и сбалансированные пропорции сделали сооружение одним из самых главных памятников города. Высота минарета семьдесят семь метров и виден он с расстояния до двадцати пяти километров.  Минарет заканчивается шпилем-громоотводом с нанизанными на него декоративными полыми позолоченными шарами разной величины, а рядом с ним возвышается «виселица», так назвал её наш гид Низар. На всех древних минаретах установлены такие виселицы. На них раньше вывешивался белый флаг для оповещения плохослышащих  мусульман о том, что наступило время молитвы.

В каждом марокканском городе старый город – медина обязательно огорожен высокой крепостной стеной с большим количеством дозорных башен и множеством ворот. Медина в Маракеше одна из самых старейших. Длина её стен более десяти километров.  Улочки медины живут своей особой жизнью. Здесь свои площади, музеи, фонтаны, дворцы.

Один из интереснейших дворцов – дворец Бахия, в переводе «дворец красавиц». Возведён он был в конце XIX века в традиционном марокканском стиле великим визирем Бу Ахмедом Сиди Муссой для своих четырёх жён и двадцати четырёх наложниц. В течение семи лет строился и достраивался дворец и превратился в лабиринт из маленьких комнат, роскошных залов, галерей и тенистых внутренних двориков с фонтанами и апельсиновыми деревьями. В интерьере дворца использовались традиционная мозаика, гипс, панно из резного атласского кедра, ковры. Парадный двор вымощен мрамором и окружён колоннами.

Порядки в гареме визиря были очень строгие. Покидать свои покои женщинам запрещалось, а в комнате жён даже окна, выходящие во внутренний дворик, были прикрыты деревянными решётками, чтобы их никто не мог видеть.

В конце XV века основатель династии Саадитов Ахмед аль Мансур строит в медине усыпальницу для своей умершей матери. И все дальнейшие поколения Саадитов продолжали традицию захоронения в этой фамильной гробнице.

 

Площадь Джема-аль-Фна

 

На площадь мы пришли уже к вечеру. В это время спадает зной и здесь начинается настоящая жизнь. Потрясающий вид на закате: лучи оранжевого солнца  освечивают красные минареты, внутренние стены медины  и рыночные здания. Хочется без конца щёлкать фотоаппаратом. Вот он – край золотого заката!

Эта огромная площадь – настоящий культурный феномен. Чего только на ней нет! Здесь кипит жизнь, которую город ведёт уже не протяжение десятка веков.

Под зонтиками сидят гадалки, акробаты крутят свои сальто, знахари выдёргивают зубы и продают снадобья, заклинатели змей демонстрируют своих питомцев, зазывалы приглашают в свои торговые палатки, водоносы в огромных ярких шляпах звонят колокольчиками в попытках привлечь туристов на платное фотографирование, музыканты и танцовщицы демонстрируют своё искусство.

Повара в белых колпаках готовят еду и дым от жаровен и запах специй витают над площадью.  А для любителей каретных прогулок выстроен целый ряд красочных конных экипажей.

Жизнь на площади утихает только под утро. 

Площадь Джема-аль-Фна ровесница медины. На русский язык её название переводится неожиданно грустно, как «Собрание мёртвых» или «Площадь отрубленных голов». Когда-то здесь казнили воров и выставляли их головы на утыканной гвоздями стене. Отсюда и пошло такое название.

В 1987 году ЮНЕСКО внесла старый город Маракеша в список памятников всемирного наследия.

 

Сад Мажореля

 

В Новом городе Маракеша тоже можно увидеть много интересного. Например, сад Мажореля.  Великолепная коллекция редких растений со всего мира собрана в этом небольшом парке. Сад носит имя своего создателя – французского художника и натуралиста Жака Мажореля.  В 1919 году он приехал в Марокко по рекомендациям врачей. Мажорель был болен туберкулёзом, а местный климат идеально подходит для лечения этой болезни.  Поправив здоровье, художник навсегда остался в Марокко. На приобретённом участке земли он построил виллу «Оазис», вокруг которой разбил сад своей мечты.  Здесь собрано уникальное семейство кактусов, они органично сочетаются с бамбуком, пальмами и другими растениями.  Скамейки, дорожки и цветочные клумбы оформлены в ярко-жёлтых, оранжевых и фиолетовых тонах, а беседки, заборы и вилла глубокого синего цвета. В небольшом пруду с кувшинками и лилиями плавают золотые рыбки, а в ветвях деревьев весело щебечут птицы.  В глубине сада уютно располагается музей исламского искусства.

После смерти хозяина в 1962 году виллу вместе с запущенным садом выкупил известный кутюрье Ив Сен-Лоран. Он вместе со своим другом Пьером Берже восстановил погибающий парк и сад Мажореля стал для них источником вдохновения в творчестве.

 

Мекнес

 

Подъезжая к одному из имперских городов Марокко городу Мекнес, расположенному в северной части гор Среднего Атласа, наш микроавтобус остановился у главных ворот мекнесской медины.  Ворота Баб-эль Мансур считаются самыми красивыми в королевстве.  Мощные колонны с капителями, украшенные изящным арабско-сложным мозаичным узором из глазурованной керамики тёмно-зелёного цвета, дополненные чёрной арабской вязью, производят восторженное впечатление.  Главные ворота медины по своей конструкции должны были защищать город от врагов. Пробив первые двери тараном, враг упирался во вторые, пробить которые тем же способом не представлялось возможным из-за малого пространства.  Сегодня внутри ворот организована художественная галерея, где устраиваются временные экспозиции современных художников.  Ворот медины в Мекнесе так же много, как в других старых городах.  На северо-восточной стороне стоят мощные почерневшие от времени ворота Баб Берден с зубчатыми башнями, напоминающими вход в средневековый европейский замок.

Почти все ворота в Мекнесе получили названия от базаров. Так и слово «берден» в названии ворот произошло от находящихся рядом мастерских по изготовлению и продаже берденов – сумок, загружаемых на ишаков. Ещё одни ворота Баб эль Хмис – ворота четверга, так как в этот день недели у этих ворот был базар.

 

Город Фес

 

Это ещё один древний арабский имперский город в Марокко.  Фес разделён на три части – Старую и Новую медины, и  современный город. Самая интересная часть – Старая медина. Это настоящий огромный «живой» музей. Он и сегодня  считается духовным и культурным центром страны.

Старая медина расположена по обеим берегам реки Фес, а самая известная её часть – узкие извилистые улочки, фонтаны с затейливой мозаикой, шумный базар, нагруженные ослики с привязанными мешочками под хвостом, бани, уникальные мечети с медресе, куда-то спешащие велосипедисты и аромат специй над всем этим.

Улочки, пересекаясь, образуют многочисленные площади, где идёт бойкая торговля и прямо на улице работают ремесленники.

Долго можно бродить по медине, знакомясь с ожившим средневековым городом, где все его дома, лавочки и мастерские сохранились практически в первозданном виде.  Стены многих домов украшены кружевной резьбой по дереву, на дверях и фасадах цветная мозаика, а вместо дверных звонков – тяжёлые железные кольца. Всё сделано умело, добротно и на века.  Улочки медины настолько узки, что современный транспорт здесь отсутствует, а все грузы перевозятся на тележках и осликах. Разойтись с ними бывает порой очень трудно, и когда слышишь от водителя крик «Балак!» (Осторожно), приходится вжиматься в стену или в первый попавшийся дверной проём.

Чтобы ориентироваться в этом кажущемся бесконечном лабиринте, нужно здесь родиться и вырасти. А приезжему человеку заблудиться в Старом городе очень легко, ведь здесь девять тысяч улочек и из них три тысячи тупиковых. Поэтому во время прогулок по медине желательно следовать за гидом.  И мы, вытянувшись в цепочку, медленно идём за ним, останавливаясь на площадях, чтобы послушать его рассказ.

Старая медина разделена на множество отдельных кварталов, каждый из которых представляет собой замкнутую структуру со своей мечетью, водоснабжением, хлебопекарней. Все дома скреплены между собой известняковыми плитами, поэтому этот уникальный город представляет собой единое целое и догадаться о переходе из одного квартала в другой можно лишь по дверям.

Определить, богатому или бедняку принадлежит дом также сложно. Фасады внешне похожи, различается лишь внутренний интерьер, увидеть который можно, если повезёт, заглянув в приоткрытые двери.

Кафе соблазняют нас аппетитными ароматами, слышны звуки музыки. Из соседней пекарни разносится умопомрачительный аромат.

Обитатели медины редко покупают готовый хлеб. Многие хозяйки с утра замешивают тесто, делают лепёшки со своим клеймом и относят их на выпечку в ближайшую пекарню. Перед обедом свежевыпеченный хлеб забирают. Свой узнают по клейму.

Мы зашли в одну из хлебопекарен. Марокканец большой деревянной лопатой вынимал из печи хлеба. На вопрос, можно ли купить у него горячую лепёшку, гид Низар сказал, что это невозможно, так как все лепёшки с клеймом и за ними приходят хозяева. Пришлось уйти ни с чем.

Интересную ночную экскурсию по медине организовал для нас Низар, пригласив для большей безопасности двух полицейских, которые шли с нами в гражданской одежде, чтобы не привлекать внимания.

Ночью, когда закрыты все палатки, магазинчики, мастерские и медина свободна от праздно гуляющих и туристов, она имеет совсем другую ауру.  На освещённых улицах тусовалась молодёжь и было ощущение, что мы ходим не по улицам, а по запутанным коридорам огромнейшего здания, тем более, что некоторые улочки имеют крышу от дневного палящего солнца. Ночью можно было зайти в караван-сарай, бывший перевалочный пункт для караванов, нижний этаж которого превратился в склад и отстой для ослов, а верхний так и остался для людей.  Можно заглянуть в открытую дверь медресе. Створки её парадной двери отделаны бронзой, которую время от времени чистят лимоном. Через эту дверь можно войти, не снимая обувь, но есть и другой вход в эту школу. Он ведёт в молитвенный зал. Туда входят без обуви. Узкий вестибюль ведёт к бассейну для омовения. Внутренний двор и лестница наверх, где расположены комнаты учеников, облицованы ониксом, фаянсом и мрамором.  Из внутреннего дворика можно подняться на мраморный мостик, перекинутый через небольшой приток реки Фес. Это граница, за которую не мусульманам вход запрещён, поскольку дальше расположен молитвенный зал.

В конце ночной прогулки по медине Низар предложил нам подняться на крышу одного из домов. Сверху мы смотрели на освещённый спящий город, а над нами огромное тёмное небо мигало множеством рассыпанных звёзд.

Два дня жили мы в этом интересном городе и однажды в одном из магазинов, когда выбирали обувь, за нами ходил пожилой продавец-марокканец и с улыбкой твердил одно и то же: «бабушки, бабушки». Я подумала: что же он обижает нас, женщин, называя всех бабушками. Выучил бы какое-нибудь другое русское слово, более приятное.

А позже выяснилось, что он говорил не «бабушки», а «бабуши» – так называются национальные тапочки с острыми и иногда загнутыми вверх носами. Их-то он нам и предлагал!

 

Рабат

 

На побережье Атлантического океана находится современная столица Марокко – Рабат. Город возник в VIII веке, когда берберами было построено укреплённое поселение – рабат. От этого слова и произошло название города. В Рабате расположены резиденция Мохаммеда VI – короля государства, все министерства и иностранные посольства.

У ныне правящего короля девятнадцать дворцов. В какой бы город мы ни приехали, там обязательно есть его дворец, охраняемый солдатами. Но даже ворота дворца фотографировать запрещено.

Эмблема Рабата – Башня Хасана. На закате дня заходящее  солнце причудливо обрисовывает её силуэт.  Башня и мемориальный комплекс Мохаммеда V обнесены высоким глиняным забором, у входа несут вахту королевские гвардейцы на украшенных жеребцах. В руках у них национальные флаги на длинных флагштоках. Одеты гвардейцы весьма колоритно: парадные мундиры, зелёные головные уборы и белые плащи.  Создатель башни Якуб аль Мансур хотел увековечить своё имя, соорудив самую высокую постройку, возведя первую в мире по величине мечеть. Но землетрясение 1755 года разрушило большую часть отстроенного, оставив нетронутым лишь строгий минарет из красного кирпича, который носит имя султана и называется «Башня Хасана».

Мемориальный комплекс Мохаммеда V состоит из мавзолея, мечети и музея.

В 1962 году король Хасан II решил увековечить память своего отца Мохаммеда V в камне. И за несколько лет над обрывистым берегом реки Бу-Регрега рядом с Башней Хасана возводят кубическую постройку из белого мрамора с пирамидальной крышей, покрытой черепицей изумрудного цвета. Входы каждого из четырёх фасадов мавзолея оформлены подковообразными арками.

К мавзолею ведёт широкая мраморная лестница. Потолок выполнен из кедра, украшенного резьбой и позолотой. Пройдя по верхней галерее можно увидеть сверху мраморный монолит саркофага Мохаммеда V.

 

Касабланка

 

Едем вдоль океана. С утра наползал туман, не давая  снимать, но к обеду прояснилось и в Касабланку мы въехали при отличной погоде.

Этот город, что стоит на берегу океана, самый большой в стране. Он считается самым известным городом Марокко. 

Главная достопримечательность и символ Касабланки – мечеть Хасана II. Это не просто самое высокое здание города, но и самый грандиозный и пышный мусульманский храм ХХ века.  Минарет высотой двести метров – самый высокий в мире, а сама мечеть – самое высокое религиозное сооружение. В мечети находятся медресе, библиотека, национальный музей.  Возведение мечети стало результатом желания короля Хасана II увековечить своё имя в архитектуре.  Оформление интерьера производит огромное впечатление. В зале для молитв 78 колонн из розового гранита, полы с подогревом покрыты мозаикой из золотистого мрамора и зелёного оникса. Стены восхищают фресками, мозаикой, великолепной резьбой и затейливыми узорами арабской вязи. Люстры выполнены из муранского стекла.

Рано утром, когда муэдзин призывает на первую молитву, крыша мечети раздвигается навстречу солнцу, и его лучи проникают в нижнее помещение мечети, где расположены фонтаны для ритуальных омовений.

Старая медина Касабланки мало чем отличается от медин других городов: бедное население, еврейский квартальчик и нескончаемое переплетение узких улочек с лавочками торговцев, мечетями, маленькими кафе и множеством кошек.

За неделю мы проехали по западной части страны и  вернулись снова в Агадир.

Королевство Марокко, имея прекрасные песчаные пляжи на берегу Атлантического океана, заснеженные вершины в горах Атласа, плодородные равнины и обширные пески Сахары, гостеприимно принимало нас во всех городах, где нам удалось побывать.

 

Но всё же, какое счастье из дальних стран возвращаться к родным берегам!

 

Октябрь, 2014

Комментарии: 0