Владимир Невский

ПРИТЧИ

Эгоизм

— Помоги мне, мудрец, дай мне дельный совет.

— Я советов не даю. Я лишь определяю причины, а решение и лечение человек выбирает сам.

— Пусть будет так. Помоги.

— Я слушаю тебя.

— Почему мне так не везет в любви. Уж сколько раз я любил, а так ни разу не познал счастье и наслаждение. Нет ощущения блаженства, легкости и вечной гармонии.

Задумался на время мудрец и вскоре вынес свой вердикт:

— А ты никогда и не любил.

— Как? — изумился визави.

— Эгоизм – вот источник твоих бед. Эгоизм не способен любить. Он может только влюбляться.

—???

— Любить – это, прежде всего, отдавать, и при этом самому обогащаться. А ты ж в любви ищешь способ самоудовлетворения. И это – не любовь.

— Так что мне делать?

— Искать.

— Новой любви?

— Силы. В борьбе с эгоизмом.

Клякса

Учитель красивым каллиграфическим почерком написал на листе прекрасные стихи, воспевающие добродетель, вознося саму доброту в ранг необходимой повседневности. Ученики читали стихотворение и восхищались его пронзительной чистотой, необычной простотой и утонченной изысканностью.

Это было поистине шедевральное творение. Каждое слово, каждое предложение источали незримую, но такую чувствительную красоту. Каждая строчка, каждая стопа веяли вечными ценностями.

Когда всеобщее восхищение улеглось, и наступила глубокая тишина, наполненная усталостью и удовлетворением, учитель вновь взял в руки перо. Обмакнул его в чернильницу и…. поставил большую, жирную кляксу прямо посередине листа.

— Ах! — выдохнули разом все ученики.

— Вот, — пояснил учитель свое действие. — Это зло. Именно оно и отложится в нашей памяти и отодвинет на второй план то добро, которым мы еще так недавно восхищались.

Всё пройдёт

— Папа, а как понять выражение «всё пройдёт»? — чистые, чуть наивностью дышащие глаза сына заглянули в душу. Мужчина задумался на мгновение, а потом достал с полки толстый семейный фотоальбом.

— Смотри, — на первом снимке был запечатлен пятилетний мальчуган, который рыдал навзрыд. — Это я выпрашиваю у родителей мячик. Тогда мне казалось, что моему горю не будет

конца. Но…, — он перевернул страницу.

— Что?

— Видишь, мне тут около десяти лет. Я – капитан футбольной команды района. Мы только что выиграли

городской кубок. Я был так счастлив, и думалось тогда, что эйфория эта не пройдет никогда.

— И?

— А это я в двадцать лет, — грустно сказал мужчина.

На фотографии был изображен парень с ампутированной ногой.

— Это после автокатастрофы. Конец всей карьере футболиста. Крах всем мечтам. Смысл жизни

безвозвратно утерян. Казалось, что навечно.

— Нет? — искренняя надежда плескалась в глазах.

— Нет! — широко улыбнулся мужчина. — Ты же знаешь, что я продолжаю играть в футбол. Между прочим, паралимпийский вид спорта. Новые надежды, новые вершины. Всё меняется, всё проходит. Надо просто жить и верить.

Корень

 Вырос на грядке как-то сорняк. И, несмотря на неблагоприятные погодные условия, он быстро набирал рост, креп и выпускал новые ростки. Своим видом портил не только антураж, но и наносил весомый вред, отравляя жизнь окружающим.

И как только человек не пытался бороться с ним.

Оторвет ростки – как тут же нарождались два новых побега.

Разрубит сорняк под самый корень – да тот с новою силой прорастал.

Даже выкорчевывать его человек пытался. Да только корни паразита окрепли и ушли глубоко в землю.

И тогда человек вырыл ямку у самого корня и наполнил ее смертельным ядом. И вот только после этого постепенно стали опадать вмиг пожелтевшие листочки, а потом и высохшие веточки. И, в конце концов, сорняк погиб.

Ищи корень, человечище! Не борись с побегами. Не трать напрасно ни времени, ни сил. Корень зла – един!

Водная стихия

Плавает на поверхности сор обид, ветки зависти, листья нечистоплотности. С каждым новым прожитым днем слой становится все плотнее и толще. Уже трудно разглядеть чистую водную стихию. А она стоит того, чтобы познать и вкусить ее. Чиста и кристально прозрачна.

А у самого дна накопилась муть. Жирная и вязкая. Противная и липкая, оставляющая после себя трудно выводимые следы. Иногда она встряхивается, приходит в движение, поднимается с самого дна. И вот тогда исчезает чистота. Пропадает прозрачность.

Блекнет привлекательность. Красота погибает.

Непригодной становится стихия. Опасной, а порой – вообще ядовитой. И потребуется немало времени и терпения, чтобы вновь добиться хрустальности.

 Как будто душа человеческая.

Сорняк

На грядке с культурными и благородными растениями пророс сорняк.

— Удали его! — приказал Разум.

— А может, посмотрим, что из этого вырастет? — возразила Душа.

— Он заглушит овощи, — ответил Разум.

— Такой маленький? — удивилась Душа.

— Пройдет совсем немного времени, как он вырастет.

— Может тогда?

— Не спорь, — приказал Разум. — Надо думать о хлебе насущном. Вот придет зима, метели и холода. А мы сядем у горящего камина, будем вкушать овощи и фрукты да это лето вспоминать. А на голодный желудок – зима вечностью покажется.

Но Душа ослушалась Разума. Сорняк вырос и зацвел. Правда, всего один денек, но как прекрасен был тот цвет!

И именно его вспоминала Душа в долгие зимние вечера. И от этих воспоминаний становилось тепло. Даже больше, чем от огня в камине и от сытого ужина.

Стихия и мечты

На улице разыгралась стихия. Ветер бил рекорды по всевозможным шкалам измерения. Заметал колючим снегом все дорожки и тропинки. Где-то оборвались провода электроснабжения, и поселок погрузился во мрак.

— Ну вот, — возмутилось молодое поколение. — Теперь не выйдешь на улицу. Ни на катке покататься, ни на лыжах прогуляться, ни в мягких сугробах поваляться.

— Ну вот, — посетовали их предки. — Что делать без света? Ни футбол по телевизору не посмотреть, ни на женских форумах на просторах Интернета не посидеть.

— Ну вот, — обрадовалось старшее поколение. — Теперь можно, наконец-то, всем вместе собраться и поговорить. Просто поговорить. Или просто помолчать, но зато все вместе.

На улице стихия.

Мечты сбываются и не сбываются.

Это жизнь.

Добро

 Открыл как-то один Мыслитель школу. Набрал себе учеников, которым долгие годы читал проповеди и наставления. Вся его философия сходилась к одному: нельзя творить добро! «Не делай добра – не получишь и зла» – вот главное кредо его учения. И было этому правилу масса примеров. История человеческого существования щедро одаривала яркими примерами и сюжетами.

После обучающего курса разбрелись по свету его ученики, чтобы лично донести до людского племени истину Мыслителя.

Вот идут два лучших ученика и видят, как пожилая женщина боится перейти оживленную магистраль. Тогда один из адептов помог бедной женщине перейти дорогу. Идут они дальше. По истечению некоторого времени второй ученик и говорит:

— А ты сотворил добро, что нам делать запрещено.

— Да я о нем уже забыл. А вот ты до сих пор помнишь, ибо совершил противоположное. И потому на душе черные мысли и думы.

Каждому свое

 Долго орел наблюдал за семейством коалы. Коала-мать бережно и трепетно возилась со своим единственным детенышем. Тот уже достаточно вырос и окреп, чтобы стать самостоятельным представителем класса и вида. Но мать продолжала оберегать и опекать, таская его на своей спине с одной ветки на другую в поиске сочных листьев эвкалипта. Не выдержал орел, поинтересовался:

— Скажи-ка мне, Коала, почему ты так опекаешь его? Боишься, что он свалится с дерева? Но он все равно когда-нибудь, да свалится. Это природа. Так судьбой предназначено.

— Я знаю.

— Тогда почему?

— Это мое дерево, и я не позволю этому падению произойти. Он должен упасть со своего эвкалипта. У каждого своя вершина, к которой он должен стремиться, по пути и падать, и подниматься. У каждого – своё.

Все в руках

Возвращался как-то крестьянин с поля домой. Уставший, задумчивый. Сколько б ни старался он, сколько б пота и крови не проливал на поле – никак из нищеты не может выбраться. Сетовал он на жизнь да журил Всевышнего.

Тут его взгляд упал на тоненький, нежный росток сорняка. Тот пробивался сквозь груду камней, тянулся щуплым стебельком к ласковому солнышку. Задумался крестьянин, помахивая мотыгой:

«Может, раскидать камни? Дать возможность травинке вырасти на вольготных условиях, чтобы окрепнуть и родить новые семена. — И он уже собирался осуществить задуманное, но новая мысль обожгла его. — Так это же сорняк!!! Он вырастает, плодится и губит урожай. Так может лучше просто перерубить его?»

Крестьянин поднял вверх голову, как обычно поступал при решении трудных жизненных задач. И небеса не подвели, ответили:

«Все в твоих руках».

Славянская

То было в древние времена, когда Боги, ныне забытые, могли спускаться с небес и жить среди людского племени.

Два славянских рода, древляне и поляне, не поделили как-то между собой межу. И завязалась междоусобная война. Да такая безжалостная и кровопролитная, что сам Перун, бог-громовик, решил вмешаться в дела людские. Но даже и его грозовые молнии – стрелы не смогли остановить кровавую распрю. И отступился Перун.

Тогда решил вмешаться Волос, бог пастухов и скота. Посмеялся над ним весь пантеон. А тот просто заиграл на сопилке. Его игра была столь чиста и искусна, что воины невольно заслушались. Волшебная мелодия очаровала их. Опустились мечи и луки, склонились копья, упали в траву щиты и шеломы. И выступили на глазах скупые слезы. И побратались тогда древляне с полянами, заключив перемирие.

И признал тогда пантеон, что не всегда только силой можно остановить зло. Поистине, красота – страшная сила, и она способна как и разрушить мир, так и спасти его.

Пустота

Поставил Мудрец перед учениками ряд пустых кувшинов и сказал:

— Посмотрите и скажите, что вы видите.

Посмотрели ученики, ответили:

— Пустота.

— Вы правы. — Мудрец стал заполнять кувшины. В первый сосуд он налил простую родниковую воду, во второй – вино, в третий – тягучий мед. И дальше: горечь, патоку, молоко. Закончил наполнять кувшины и вновь обратился к ученикам. — О чем вы думаете, глядя на это?

Пожали нерадивые ученики плечами, покачали головами и промолчали.

Не стал Мудрец ни журить их, ни время тянуть:

— Вот так же и Человек, приходящий в этот мир, как и эти кувшины, пустой и чистый. И только те, кто в это время рядом с ним, заполняет эту пустоту. По своему желанию, на свое усмотрение. И только они в ответе, чем станет жить этот Человек, каким он войдет в историю своей жизни.

Выбор

Высоко в небе парит птица. Долго парит, ловя крыльями воздушные потоки. Зорко оглядывает землю, что простирается от горизонта до горизонта.

Что выглядывает она? Что ищет?

А ищет она дерево. Простое дерево. Простое лишь на первый взгляд. Оно не должно быть простым как все.

Оно должно быть особенным. Надежным и крепким. Со стержнем внутри. С таким не страшно в этом мире жестокости и насилия. С таким надежно, потому как можно доверить абсолютно все. Даже жизнь.

Птица выбирает Дерево, а не Дерево – Птицу.

Снег

— Учитель! — парнишка оторвался от тетради, где старательно записывал все, что произносил мудрец. Даже то, что он обычно говорил в повседневности и в быту. — А почему вы всегда говорите о людях в единственном числе? Человек. А ведь люди такие разные, у каждого своя мораль, своя жизненная позиция, своя дорога.

Учитель грустно усмехнулся в усы:

— Я говорю высшие истины. Они едины для всех. Да и сама мать-природа порождает людей абсолютно одинаковыми.

— Разве? — скептически прищурив глазки, спросил ученик.

— Она сама об этом нам напоминает.

— Неужели? — неверие достигло своего апогея. А рука, тем не менее, упорно держала карандаш в ожидании великой мудрости. И ответ учителя не заставил себя долго ждать:

— Ты выйди на улицу, присядь на скамью и просто понаблюдай. И прислушайся. Вот мимо тебя проходят люди. Такие разные, как ты утверждаешь. Но это только видимость. Деформация изначального. А ты вслушайся.

— Что? — нетерпение нарушало все каноны этикета.

— Снег! Снег у всех под ногами скрипит одинаково.

Прощение

— Прости меня. Я был не в себе. Что-то нашло.

— Понимаю.

— Моя эпиграмма не такая уж и злая.

— Зато бьет очень больно.

— Прости.

— Я это слышу все чаще и чаще. Да и не только я. Все близкие и друзья. Ты изменился, ты причиняешь боль. Всем, кто любит и ценит тебя.

— Но я же прощу прощения.

— Слишком часто.

— То есть?

— Важно не то, что тебе хватает здравомыслия извиняться, куда важнее, что ты получаешь это прощение. Но знай: ты идешь вдоль черты, а она становится все тоньше и незаметнее. Однажды ты просто не услышишь в ответ «Хорошо». Однажды тебе просто некому будет сказать «Прости».

Эхо

В Энских горах жило-было Эхо. Было оно трехкратное, с большой октавой и сочным ясным голосом. Оно имело одну отличительную черту. Шарм. Свою неповторимую изюминку. Первый раз оно повторяло все предложение полностью, последующие разы – только его последнее слово.

Вот и потянулись люди к подножью горы, чтобы насладиться забавной игрой слов. Сначала это были безобидные восклицания и крики. Но со временем род людской изменился и выкрикивал уже конкретные вопросы.

— Мой начальник дурак?

И Эхо прилежно отвечало:

— Мой начальник дурак? — Дурак. — Дурак.

— Я богатым буду?

— Я богатым буду? — Буду. — Буду.

— Я экзамены сдам?

— Я экзамены сдам? — Сдам. — Сдам.

И улыбались люди, наивно полагая, что это знак судьбы, успокоительное свыше. Подкармливали свое тщеславие, зависть и тайные, в большинстве своем, черные желания и мечты.

И однажды Эхо отказалась повторять грязь человеческих пороков. И Боги наказали его за это, оставив навеки без голоса.

В Энских горах теперь царит Абсолютная тишина. Страшно и жутко.

Жизнь

Я бросил грешить.

Без вмешательства церкви.

Я перестал завидовать.

Просто у меня все есть.

Я уже не толстею.

Но при этом не сижу ни на какой диете.

Я бросил пить.

Без всякой кодировки.

Я не курю.

Рекомендации и угрозы Минздрава тут ни при чем.

Я праведник.

Хотя и не слышу голоса совести.

Всем доволен, и всем удовлетворен.

Без пересмотра шкалы ценности и желаний.

Я ПРОСТО УМЕР.

Молва

Собрал Учитель своих учеников и сказал:

— Я покажу сейчас вам на примере социальное явление, а вы должны угадать, что это.

И достал из печи уголек. Горящий внутри и подернутый пеплом наружи.

— Это может очернить, — сказал Учитель и провел угольком по своей руке, оставляя на ней жирный след черной сажи.

— А может и обжечь. До различной степени боли. — Приложил он уголек ко второй руке, и вскоре на ней образовался ожог.

Ученики продолжали в полном молчании наблюдать за действиями Учителя.

— Она может принести тебе блага. Свет, тепло, уют. — Учитель указал на печь, в котором весело потрескивал огонь и готовился в горшочках обед. — Обеспечить тебя и пищей насущной. А может….

Он кинул уголек в кучу соломы. Через мгновение повалил едкий дым, и солома загорелась.

— Может и погубить тебя. Так что это?

Ученики молчали.

— Это молва. Человеческая молва. — Наставник сам пояснил нерадивым ученикам, заставив их крепко призадуматься.

Враг

Одну женщину преследовали несчастья. То в очереди ее отругают, то начальство на работе смотрит недобрым взглядом, то с соседями опять случатся разногласия. Устала женщина от такой жизни, сил не осталось. И решила она тогда обратиться к мудрому человеку, который славился на всю округу знаниями и дельными советами. Пришла.

— Я хотела бы знать: кто является причиной такой нелегкой судьбы.

Попросил ее мудрец рассказать о своей жизни. И поведала женщина о череде несчастий, которые на протяжении долгих лет преследовали ее. Выслушал мудрец рассказ несчастной и незаметно усмехнулся в бороду:

— Знаю я, кто повинен в том. И ты знаешь этого человека.

— Кто? Кто? — с нетерпением воскликнула она.

— Вот проснешься завтра, и кого первым увидишь – тот и враг твой.

Обрадовалась женщина и поспешила домой. А проснувшись поутру, она первым делом взглянула в зеркало.

Принципиальность

Дал однажды Учитель своим двум ученикам задание. Одинаковое, и на единый срок.

Первый ученик прилежно выполнил его, проявляя упорство и настойчивость. Второй работал спустя рукава и с трудом уложился в сроки.

Вернулись они к Учителю. Мудрец просмотрел работы своих адептов. Оценил. И нашел у обоих аналогичные недочеты и недоработки. Потеребил седую бороду и сказал:

— Вы оба славно поработали. Старались, и потому я решил вас поощрить выходными днями.

Первому ученику он дал один день отдыха, а второму – целую неделю.

— Учитель! — возмутился первый ученик. — Это несправедливо. Принципиальность не должна быть двуликой.

Усмехнулся Учитель:

— Потому и дал ему я лишние выходные, чтобы он умом своим достиг этой Истины.

Жертва

 На теле гордой птицы завелся паразит. Присосался к шее. Там, где было невозможно его достать и уничтожить. Живет и жирует, высасывая кровь и силы.

Наверняка птица так и прожила бы свой век с соседом-паразитом. Да только паразит тот все грозился размножиться, захватить с потомством своим всю птичью стаю. А вот этого птица уже допустить не могла. И наклевалась тогда смертельного яда. И умирая, чувствовала, что и паразит, вкусивший отравленной крови, прекратил свое бренное существование.

На протяжении веков птицы той стаи поют песнь, прославляя брата своего.

Болото

У подножья высокой горы раскинулось огромное болото. Шипело оно, пузырилось, извергая наружу непонимание свое. Почему? Почему люди так спешат покорить неприступную вершину горы? Рискуя при этом жизнью и здоровьем.

А вот я! Совсем рядом, украшенное зеленым покрывалом трясины с разбросанными на ее поверхности радужными цветочками всего богатого спектра.

Но, увы, при всей красоте своей, я обделено вниманием людским.

И почему только слабые и малодушные людишки предпочитают мое общество?

Осень

Наступила Весна, поборов в неравном поединке лютую старушку Зиму, и вступила в законное наследство.

Слизало ласковое солнышко с ладоней земли остатки посеревшего снега. Весело звеня, побежали ручейки. Сквозь прошлогоднюю пожухлую траву дружно пробивалась молодая, сочная, изумрудная поросль. Рванула живительная влага по стволам деревьев, достигла макушки, наполняя живой, молодецкой силой и задором. Нежно лопались почки, выпуская на свет яркую, еще такую хрупкую зелень. Прилетели суетливые птахи, обустраивали гнезда, в которых предстояло зародиться новой жизни.

 Вот под такое дерево и пришла Осень. Присела осторожно и вздохнула тяжело.

— Ты не ко времени пришла! — задорно крикнула Весна.

— Я – осень души, — грустно ответила та. — Меня всегда тянет к молодости.

Comments: 1
  • #1

    Антон (Wednesday, 30 January 2019 07:56)

    Очень свЕтло и мудро!