ЖАМИЛЯ УНЯНИНА

Дневник запутавшейся женщины

3 сентября 1974 года.

Девчонки в классе все как с ума сошли, у всех дневники. А я что рыжая, что ли? Сижу, смеюсь, посмотрела на себя в зеркало. Ну да, немного рыжая. У меня волнистые волосы и толстенная коса, которая мне так надоела. Я бы ее давно отрезала, но мама против. И дневник этот мне, в общем-то, и не очень нужен, не очень то хочется быть как все. Просто мама говорит, что пишу я грамотно и запятые почти всегда ставлю правильно, но речь у меня, как она сказала, оставляет желать лучшего. Она отвела меня во Дворец Пионеров в кружок. Вчера я ходила в первый раз. Ведет кружок настоящая журналистка из газеты «Юный ленинец»!!! Она сказала, что будет полезным завести тетрадь и записывать все свои мысли.

Я сегодня зашла в книжный магазин и купила общую тетрадь в клеточку, девяносто шести листовую. Продавец стоит такая, ногти пилочкой подпиливает. Посмотрела на меня, как на муху назойливую. Я ей, говорю: "Мне надо тетрадь общую", а она мне подала две и говорит: "Выбирай". Я взяла толстую, потом смотрю, а она в линейку. Говорю: "Мне надо в клеточку". Я думала, она съест меня своим взглядом: "Девочка, надо сразу говорить, что ты меня гоняешь туда сюда". Ой, думаю, перетрудилась.

Пришла домой, переоделась и даже обедать не стала. Тетрадь из портфеля вынула. Села, а что писать не знаю. Вот посидела немного и сначала взяла трафарет с алфавитом и на обложке фиолетовой ручкой написала: "ХИМИЯ". Это чтобы никто не догадался, что это мой дневник. Так надежнее. Вообще-то у меня пока от мамы нет тайн.

Я, конечно, пока не знаю, что я здесь буду записывать, но по ходу дела, я думаю, разберусь. Я решила, буду писать, писать, пока тетрадь не испишу. До конца десятого класса так буду писать. Везет Ритке, она влюбилась и ей есть о чем писать. А мне и влюбиться-то не в кого. Ну кто в нашем классе достоин внимания? Никто. Разве из девятого «б» Димка Потанин? Но он уже большой и на меня не глядит, и говорят, он уже дружит с Машей Котовой из 8 «г». Вот уж не думала, что вести дневник так трудно. Буду писать мелким почерком и в каждой клеточке, чтобы хватило этой тетради до десятого класса.

Наверное, сначала надо было написать, что меня зовут Лиза Пономарева, я учусь в седьмом классе в школе №1. У нас самая лучшая школа в городе. Ее построили еще до революции, это была сначала гимназия для мальчиков.

У меня есть подруга Ритка Соловьева. Мы познакомились с ней в пятом классе первого сентября на общешкольной линейке. Она приехала из другого города. У нее отец военный. Вот мы с ней так и дружим до сих пор.

Мы с ней почти все лето не виделись, и вот сегодня на третий день после каникул, наконец, сумели на большой перемене в школьном дворе поговорить. У нас там большой клен растет, и мы любим там поторчать, и поболтать. Ритка все лето провела в деревне у бабушки и там познакомилась с мальчиком. Он тоже приехал к своей бабушке, только из другого города. И вот там она и начала вести дневник. Пожалуй, на сегодня хватит, больше не знаю что писать.

 

5 сентября, 1974г.

Сегодня наша классная пришла перед первым уроком и быстренько рассадила нас на новые места. Меня пересадили за третью парту первого ряда с Аллой Даниловой. Многие недовольны, но мне Алла нравится. Перед нами сидит Генка Воеводин с Наташей Кравец. Генка противный. Я его не очень люблю.

Завтра всем классом идем в кино. Фильм называется "Москва, любовь моя". Говорят, фильм бесподобный.

Погода стоит такая чудесная, даже не верится, что осень. Обычно у нас в это время уже дожди и холод.

 

6 сентября, 1974г.

Ой, какой фильм хороший! Я даже плакала. Не знаю, нужно ли в дневнике писать содержание фильма. Нет, наверное. А то так всю тетрадь исписать можно.

 

18 сентября, 1974г.

И зачем только Марья Петровна нас пересадила? Этот Генка вечно оборачивается и смотрит на меня, лезет в наши с Аллой разговоры. Говорю ему, отстань, чего подслушиваешь? Как будто не слышит.

Сегодня рассказала Ритке, что тоже завела дневник. Она достала свой из портфеля и прочитала мне несколько страниц из того, что в деревне написала. Потом рассказывала, какой этот мальчик интересный, как они в деревне гуляли с ним по вечерам и ходили в кино. Ничего особенного. Подумаешь, в кино ходили!!!

Ритка говорит, что сначала не хотела ставить даты, а потом поняла, что надо. Говорит: "Вот откроешь, например, через года два дневник, начнешь читать, а там число стоит. Сразу понятно, когда писала. А так, думай и гадай, когда было записано". В принципе, она права, и я так думаю.

Не понимаю, чего тут особенного в этом занятии, ну я дневник имею ввиду. Уроков задают столько, успевай делать, а тут сиди и пиши. Все, буду уроки делать.

 

21 сентября, 1974г.

Генка мне так надоел, что я уже просила Марью Петровну пересадить меня на другое место. Но она сказала, никого пересаживать не будет до конца года. Вот вредная, какая ей разница, кто и где сидит?

Сегодня пошли домой с Аллой, а за нами Генка поплелся, хотел нести мой портфель. Я не дала, я что дура, что ли? Потом совсем не отвяжется.

В кружок во Дворце пионеров ходить бросила, что-то неинтересно стало. Надо лучше записаться на бальные танцы, хоть движение какое-то, и потом, это красиво. А тут сиди и пиши письма школьникам из соцстран. А что им писать? Ну, что можно написать незнакомым людям? Я уже ничего придумать не могу.

 

22 сентября, 1974г.

Генку ненавижу! Из-за него я сегодня порвала новые капроновые колготки. Это вторые с начала четверти. Не знаю, что скажу маме? Колготки дорогие, стоят 7 рублей. Мама и так просила быть аккуратней, до получки еще далеко. Врать маме неудобно, но что мне рассказывать ей, что мы с Аллой убегали от Генки после уроков? Мы пошли в конец школьного двора и полезли в дыру в заборе. Там, за спортзалом, кто-то давно выломал несколько заборин и можно сразу попасть в парк. Мы бежали, как ненормальные через кусты, а этот придурок за нами. Ну я и зацепилась колготками за какую-то ветку. Такая стрела пошла и на видном месте. Попробую зашить, может незаметно будет.

 

23 сентября, 1974г.

Я полдня провозилась с колготками, пытаясь их починить. Кажется, получилось вполне сносно. Куда деваться, до холодов осталось совсем немного, а там в теплые переоденусь. Не я одна в таких хожу. Это у Голубевой мать где-то на базе бухгалтером работает, вот она и выпендривается в обновках. Уж она в починенных колготках не придет. Ну и фиг с ней.

Начинаем готовиться к смотру художественной самодеятельности. Мы с девчонками будем петь песню. Долго решали какую, все спорили до хрипоты, то одному не нравится, то другому, так пока ничего и не придумали. Валя Емельяненко на пианино будет играть, она у нас в музыкальную школу ходит. Надо еще одну сценку разыграть, завтра останемся после уроков, классная обещала принести сценарий.

Этот дурак Генка, сказал мне сегодня, что он на мне женится, что я от него никуда не денусь. Чертов очкарик и коротышка. Я ему сказала, пусть сначала подрастет.

Генка Воеводин, по-моему, влюблен в меня еще с первого класса. Он был всегда такой стеснительный и маленького роста, и, по-моему, у него комплексы от того, что ему приходится носить очки. Но с тех пор, как меня пересадили на следующую парту за ним, его словно подменили. Ха, ха! От такого счастья ему, видно, показалось, что он и ростом стал выше, и очки его ничуть не портят, а наоборот, придают ему солидности. Кто это ему сказал? Видно, его мама-фифочка. Мать у него немка, а отец русский.

Мама моя работает в детском саду педагогом. Она закончила наш пединститут, русский и литературу. Но она не смогла работать в школе, говорит, учеников боялась. Она у меня маленькая ростом. После моего рождения ушла работать в садик и меня заодно туда пристроила. А потом, когда отработала год, то за мной закрепили место. Она хотела снова уйти в школу, но заведующая уговорила ее остаться. У них через год педагог уходила на пенсию, вот маму потом на ее место и оформили.

А папка у меня на заводе работает инженером. Он у меня высокий и красивый, я на него похожа, особенно волосы такие же с рыжиной, и волнистые. Он часто ездит в командировки в разные города, но чаще всего в Москву. Маме это не нравится, она расстраивается, когда он уезжает. А мне нравится, он мне подарки привозит.

 

24 сентября, 1974г.

Классная сбрендила, ну и сценку она нам притащила! Мы так возмущались между собой, ей кажется, что это само то!!! Наверное, в своей дикой молодости в школе ставила. Сейчас так и не говорят. Пришлось согласиться, с ней не поспоришь. Она на родительских собраниях нас закладывает нашим родичам. А нам это надо? Одно радует, что Генка не задействован в этой, как говорит мама, галиматье. Хоть домой одна буду ходить после репетиции.

Наконец-то похолодало, я переоделась в простые колготки. А к празднику мама обещала новые купить.

 

27 сентября, 1974г.

Блиииин! Выхожу сегодня с репетиции, а в фойе сидит на подоконнике Генка. Думала, тихонько прошмыгну мимо него. Но не тут-то было! У него очки, наверное, какие-нибудь специальные, во все стороны видит. Генка все время читает. Вообще-то с ним интересно, он мне по дороге рассказывает что-нибудь интересное. Я даже иногда прошу его: "Ген, расскажи чего-нибудь".

Перечитала, что сейчас написала. Без конца – нибудь, нибудь. Ну и что, мой дневник, как хочу, так и пишу! Мама не увидит. Хотя, надо все-таки стараться писать правильно, избегать повторений. "Русский язык богат", - всегда твердит мама. Я ведь этот дневник для того и завела, чтобы записывать свои мысли и учиться писать, развивать свою речь.

 

12 октября, 1974г.

Через неделю мой день рождения! Папа приедет из командировки, привезет мне что-нибудь! У меня он в пятницу. Но моих гостей мы пригласили на субботу. Наконец-то не будет взрослых!!! Родители уйдут к бабушке Вере на весь вечер. Я пригласила всех своих друзей. Долго думала, что делать с Генкой. Звать или не звать? Решила все же позвать, все равно ведь припрется, с него станется! И будет неприятно. А так, я думаю, будет лучше, придет со всеми, как белый человек.

 

20 октября, 1974г.

Целую неделю не писала, некогда было, готовились к дню рождения. Папа привез из Москвы бананов и мандаринов. Говорит, огромную очередь отстоял. Папка – ты прелесть! Он еще привез разных шоколадных конфет!

День рождения получился отличный, мы играли в разные игры. Мама наготовила столько вкусного, объелись просто.

А самое интересное, что Генка принес мне три розы. Где он мог их достать? Мне было, конечно, очень приятно. Никому из девчонок никогда не дарили розы. Но все равно я его не люблю, пусть даже и не мечтает.

 

1 ноября, 1974г.

Сегодня Ритка пришла в школу вся припухшая, а я заржала, и говорю ей: "Ты чё, Ритка, с бодуна"? А она, говорит: "Я всю ночь проревела, мать нашла мой дневник и прочитала". Я спрашиваю: "Чего у тебя там такого написано, чтобы тебе попало от матери"? А она такая, говорит: "Я там написала, что мы с Виталиком целовались". Я ей, говорю: "Правда что ли? Ну и как?" А она мне: "Я придумала, мы только гуляли несколько раз".

Вот тебе и раз! Я ей сказала: "Ну ты, Ритка, и дура! Зачем нужно было придумывать"?

А она на меня обиделась. Да ладно, завтра же и подойдет ко мне первой, она без меня не может.

А я в своем дневнике врать не буду, буду писать только правду. Правда, мне уже так все надоело, ничего нового не происходит.

 

4 апреля, 1975г.

Всю зиму ничего не записывала. Сегодня искала словарь по английскому и нашла свой дневник. Перечитала, смешно стало. Нет, ну мысли у меня всякие в голове роятся, и что же их все в тетрадку, что ли, переписывать? По-моему это все дурь.

 

1 сентября, 1975г.

Ёлки-палки! Как быстро пролетело лето. Вот уже и 1 сентября, я восьмиклассница. Летом с родителями ездили в Алушту. Красотища! Море такое теплое и ласковое, накупалась вволю! Мы жили у какой-то тетки. У нее каменный дом, а в подвале кухня. А туалет на улице. Мне так понравился унитаз, обшитый каким-то войлоком мягким, я такого еще никогда не видела.

До моря, правда, далековато. Мы спускались с горы через кладбище, потом через какой-то санаторий проходили и выходили к морю. Все так здорово, только назад в гору идти нужно было. Автобусы там не ходят. А еще по улице собак столько бегает, ужас! И я их очень боялась.

Я за две недели очень хорошо загорела. У меня в жизни такого красивого загара не было. Так уезжать не хотелось!!!

 

5 сентября, 1975г.

Сегодня к нам привели новенького. Классная, говорит: "Знакомьтесь – это Саша Самохвалов". У меня прямо сердце ёкнуло. Что-то мне в нем сразу все показалось необыкновенным: высокий, стройный, глаза большие и карие. Я на него пялилась, как на чудо. По-моему, он меня тоже заметил. Да! Еще нас опять всех рассадили по разным местам. Я теперь сижу в среднем ряду за пятой партой. Чудеса! С Риткой моей, Соловьевой. А новенького посадили прямо напротив нас в первом ряду с Игорем Сотниковым. А Генку, так ему и надо этому коротышке! оставили на своем месте. Он шею свернул уже на меня оборачиваться. Но домой так и таскается за мной. Иногда вручаю ему свой портфель, чтобы хоть какая-то от него польза была.

 

10 сентября, 1975г.

Я не ошиблась, я Самохвалову точно понравилась! Сегодня они с Сотниковым пересели на наш ряд и сели за нами. Он пока молчит, смотрит на меня так выразительно. Я делаю вид, что мне все равно. Ну пересел, ну и что?

Но после четвертого урока пришла классная и разоралась. "Это что такое? Кто вам разрешил?" И заставила их пересесть на свое место. Ну не зараза ли?

Потом объявила нам, что завтра едем на картошку. Ура!!!

 

12 сентября, 1975г.

Обожаю ездить на картошку. Всегда так весело! Автобус был большой, два класса уместилось. Самохвалов пришел с гитарой. Пока ехали всю дорогу пели разные песни. Потом нам в поле выдали по ведру и началось! Мы собирали картошку наперегонки, выхватывая иногда друг у друга, и все время ржали. А мальчишки бегали к машине с полными ведрами. Генка и Самохвалов старались у меня забирать ведро с картошкой. Генка, кажется, злой на Самохвалова. Все время трется около меня и оттесняет Самохвалова. Вот гад! И тут от него покоя нет!

В два часа у нас был обед. Так здорово было. Все вытащили свои съестные припасы и разложили на газетах прямо на земле. Мне так все понравилось! Почему-то на природе все кажется таким необыкновенно вкусным! Но самое интересное было потом. Самохвалов взял гитару и начал петь. Я таких песен и не слышала никогда. А какой у него голос красивый, оказывается! Девчонки все от него в восторге. А он смотрел только на меня.

 

20 сентября, 1975г.

Вчера Самохвалов пошел провожать меня до дому. Генка шел, как всегда, рядом и рассказывал разные истории, не замолкая ни на минуту. Так и хотелось сказать ему: "Генка, ну закрой свой рот и иди уже домой". Мы дошли до моего дома, я зашла в свой подъезд, и поднялась на третий этаж. Сморю в окно, а они пошли дальше по улице. Потом, смотрю, встали друг против друга и о чем-то долго говорили, потом пошли в разные стороны. Мне стало как-то не по себе...

 

21 сентября, 1975г.

Все кончено! Самохвалов после вчерашнего на меня почти не глядит, вернее, глядит иногда, но как-то странно. Что ему сказал этот придурок? Господи! Я ненавижу этого идиота!

 

10 ноября, 1975г.

Началась новая четверть. Настроения никакого... Мне Самохвалов все больше и больше нравится, только он, кажется, мной больше не интересуется. Генка отваживает всех мальчишек от меня. Многим кажется, что мы с ним дружим. Он так и ходит за мной каждый день до дому. А две недели назад раздался звонок в дверь. Мама открыла, а на пороге стоит и улыбается эта зараза. Мама его пригласила в квартиру. Я вытаращила глаза, когда его увидела. А этому нахалу хоть бы что! Мы как раз ужинать собирались. Он спокойненько так сел с нами и жрал так (другого слова у меня для него нет), как будто его сто лет не кормили. И ведь, какая зараза! Сидел и развлекал моих родичей разными рассказами. А они уши развесили и слушают. Когда он ушел, мама говорит: "Какой мальчик интересный".

Вот ведь гад, как сумел сразу втереться в доверие! И что же вы думаете? Он теперь ходит к нам каждый день, как к себе домой. Мало мне его в школе, так еще и дома покоя нет.

 

12 ноября, 1975г.

Вчера к нам в класс привели шесть человек новеньких. У нас и так класс большой, а тут целая орава! Оказывается, старая школа, что на улице Островского в аварийном состоянии, и их по разным школам распределили. Вот дела!

 

14 ноября, 1975г.

Я так и думала, что ничего хорошего от этих новеньких ожидать нечего. Девочка одна, Наташа Белорецкая, с Самохваловым учились в начальной школе в параллельных классах. И домой им в одну сторону идти. Это все! Похоже, мне теперь ловить нечего. Генка и эта Наташа стоят у меня поперек дороги.

Вчера мама, как мне показалось, плакала. Может, с папой поссорились? Но мне сказала, что все нормально. Он опять уехал в командировку.

 

2 сентября, 1976г.

Учебный год пролетел незаметно, лето тоже. У многих одноклассников бабушки в деревнях живут, хоть на воздухе время проводили, а моя баба Вера живет в городе.

Ритка опять ездила в деревню. Приехала вся в трансе, ее прошлогодний ухажер ей изменил. Она приехала попозже, сначала ездила в лагерь, а потом уже в деревню поехала. А он уж там с другой встречается. Вот и верь после этого парням. Хотя это на Генку, похоже, не распространяется. Он как прилип ко мне в седьмом классе так и не отстает. Одна надежда на то, что закончим школу, поступим в разные вузы и там кого-нибудь облюбует себе.

Мама опять плакала этой ночью... Что-то неладное творится в нашем королевстве. Она делает вид, что все нормально, но я то чувствую, что не все. Может, папа нашел себе кого-нибудь? Да не похоже что-то. Он если не в командировке, то всегда с нами. А может, мама заболела чем-нибудь страшным и боится нам признаться?

Вчера я долго лежала и не спала, я думала про маму, а вдруг она действительно больна? Страшно. Я боюсь, а вдруг она умрет.

 

11 ноября, 1976г.

Началась вторая четверть и сразу такая новость. Пришла классная со списком в руках и сказала нам такое!

Прочитала фамилии, и мою в том числе, и говорит: "Все, кого я назвала, останьтесь после этого урока, а остальные могут идти домой". Мы не знали, на что подумать, еле урок просидели. Оказалось, нас переводят в другую школу. Почему? Почему именно нас? Мы в этой школе проучились столько лет и в другую?! Никого наше мнение не интересует. На улице Менделеева построили новую школу, и нас туда переводят. Мы так возмущались и кричали, что никуда не уйдем. Классная сказала, что вопрос уже решен и утвержден. Наша школа перегружена, и что уже завтра мы должны идти в новую школу. Ужас!

 

18 ноября, 1976г.

Мы уже неделю учимся в новой школе. В принципе, тут совсем неплохо. Учителя все нормальные. Огромный спортзал и актовый зал тоже. Библиотека просто шикарная и даже читальный зал есть.

Самое главное нас с Риткой не разлучили. В нашем классе также Самохвалов с Наташей Белорецкой. Я уже смирилась, что они дружат. Значит, с моей стороны это была не любовь? Ах, да бог с ними, пусть дружат. А Наташа девчонка неплохая, она мне нравится. А самое главное, Генка остался в старой школе, он не возмущается и ничего мне не говорит. Господи, неужели ты услышал мои молитвы?

 

20 ноября, 1976г.

Да елки же палки! Прихожу в школу и первого, кого вижу – это Генку! Сидит за столом и рот до ушей! Я ушла в туалет и разревелась. Ну что же это такое? Это что злой рок? Или же карма моя такая? Первый урок так и отсидела в туалете. Потом успокоилась и пришла в класс. Сказала ему, пусть хотя бы сядет от меня подальше.

Наш класс получился сборный из разных школ, мне все нравятся, и девчонки, и мальчишки. Наша классная тоже нормальная.

 

17 мая, 1977г.

Я не писала полгода. Мне было очень тяжело. Родители разошлись. Это просто катастрофа.

В тот день я пришла из школы пораньше, последнего урока не было. Мама сидит на диване вся поникшая, а отец сидит на полу и собирает чемодан. Я говорю: "Ты куда опять, папка? В командировку?" Он мне отвечает: "Нет, дочка, я ухожу от вас".

Я сначала дар речи потеряла. Потом спрашиваю: "Что-то случилось"?

Мама ушла в другую комнату, а он подошел ко мне и говорит: "Лиза, ты меня должна понять. Я давно уже встретил другую женщину, она живет в Москве. Нашему сыну уже шесть лет. Я все это время ждал, когда ты повзрослеешь. Пойми меня и прости, я не могу жить на два города.

Я ему сказала: "Папка, а как же я? Я тебе больше не нужна? Ты меня больше не любишь"?

Он хотел обнять меня, но я от него отпрыгнула и убежала в свою комнату.

Он собрал свои вещи, зашел к нам с мамой и сказал: "Простите меня". И ушел.

Мама сказала, что ей даже стало как-то легче, что он ушел. Так не должно было продолжаться. Она давно уже знала, хорошие люди донесли, да и она тоже догадывалась. Бедная мама.

У меня была депрессия, я даже в больнице лежала. Сейчас мне стало полегче.

Мама повеселела, но иногда все же плачет по ночам.

Генка все это время был рядом со мной. Мама говорит – он надежный. Но я не люблю его, хотя и очень привыкла.

 

2 июля, 1978г.

Не писала целый год. Готовилась к выпускным экзаменам. То на курсы по подготовке бегала, то дома учила. В результате хорошо подготовилась и сдала все экзамены на пятерки. В аттестате у меня поровну и четверок, и пятерок. Мама говорит, что я могла бы и постараться, чтобы пятерок было больше, но я считаю, что нормально закончила школу. Не всем же быть вундеркиндами, как Генка..

Буду поступать в химико-технологический, а Генка в Политех. Хоть сейчас мы не будем вместе! Опять у меня теплится надежда, что он от меня все же отстанет. Посмотрела на обложку дневника, видимо, не зря я тогда на обложке написала слово "ХИМИЯ".

Моя Ритка уехала с родителями своими куда-то в Подмосковье. Мне без нее очень грустно. Но куда же деваться – это жизнь. Она мне написала уже два письма, хочет поступать в Москве в Медицинский, хочет стать врачом, как ее мать.

 

17 августа, 1978г.

Ура! Я поступила! Генка тоже, а вот Ритка провалилась. Она пишет, что устраивается санитаркой в больницу и на следующий год будет снова поступать. Она упорная, думаю, что на следующий год точно поступит.

Отец прислал мне письмо, поздравил с поступлением и зовет в гости, пока не начались занятия. Я промолчала. Не могу пока простить. Мама говорит, надо простить, что он развелся с ней, а не со мной, и что он меня всегда любил и любит. Я еще не совсем все осознала, мне надо еще хорошо над этим подумать.

 

21 сентября, 1978г.

Отец приезжал к бабе Вере. Я ничего не знала и пришла к ней, думаю, они все подстроили. Я сначала остолбенела, потом мы с ним разговаривали, было трудно. Потом он меня обнял, и я долго ревела у него на груди. Я все же его люблю, он мой отец. Такова жизнь.

 

5 июля, 1979г

Как я не сошла с ума, я не знаю... Через месяц после приезда папы нам пришла телеграмма из Москвы. Папа погиб в автомобильной катастрофе.

Мы поехали в Москву с мамой и папиным братом и привезли его хоронить домой.

Молодая жена отца не захотела брать на себя дела с похоронами. Мой братишка как две капли воды похож на папу, глядя на него, в душе все переворачивалось и содрогалось.

Но беда, как говорят, не приходит одна. Баба Вера умерла через двенадцать дней после смерти папы. Накануне было девять дней папе, а на следующее утро бабе Вере стало плохо. В больнице она пролежала всего три дня и умерла. Сердце не выдержало. Так что у нас были поминки за поминками.

Как хорошо, что мы успели с папой помириться. Ведь я, когда увидела его в тот раз у бабы Веры, хотела убежать. Никогда бы себе не простила этого. Он словно проститься приезжал.

Я опять лежала в больнице с нервным потрясением. Хотела бросить институт. Потом хотела взять академку, но Генка уговорил не бросать. Сессию сдала с грехом пополам, осталась без степешки. Сейчас потихоньку прихожу в себя.

Мы едем в стройотряд. Генка нервничает, а я рада, что не буду его видеть хоть какое-то время. Но я нисколько не сомневаюсь, что он и там нарисуется разок другой.

 

28 августа, 1979г.

Лето пролетело быстро и интересно. Самое главное событие – это стройотряд. В первый раз в жизни несказанно повезло! Генкин факультет отправили куда-то в Казахстан. А мы были в Волгоградской области на помидорах. Жили в палатках. Напротив нас был ряд палаток ребят из нашего Политеха со стройфака. Они строили где-то коровник.

В первый же день мы разрисовали масляными красками стройотрядовские куртки, это было так здорово!

Самое интересное начиналось вечером: жгли костры, пели песни под гитару. Еду готовили себе сами, назначались дежурные. Особенно вкусно получалось, когда дежурили девчонки Ольга и Света. У них прямо талант в этом деле!

Работы было весь день столько, что казалось упасть вечером и не вставать, но откуда-то брались силы после ужина, открывалось второе дыхание!

Через неделю, примерно, я познакомилась с Владом Тихомировым из Политеха. Он мне сказал, что приметил меня давно, оказывается, он живет недалеко от меня. Он решил, что мы с Генкой дружим серьезно, и очень обрадовался, узнав о наших истинных отношениях. Влад занимается борьбой, он высокий и рослый. Я думаю, что у Генки теперь нет никаких шансов. Мне его стало даже немного жалко. Но все равно пора с ним кончать. Сколько же можно мне и себе жизнь портить?

Когда вернулись домой, я познакомила Влада с мамой. Он приходит к нам почти каждый день, мы ходим с ним гулять в парк, иногда в кино. Мне с ним интересно и весело, он с юмором.

Генка, как приехал, сразу пришел к нам. Мама его тут же, как своего, усадила за стол, сидели пили чай. Я сидела и думала, когда же он уйдет? Ведь скоро Влад должен прийти. Но он и не думал уходить. Потом звонок в дверь, мы с мамой переглянулись, и она пошла открывать дверь. Влад вошел, я видела, как по его лицу пробежала тень. Мне ничего не оставалось, как познакомить его с Генкой. Потом Влад говорит: "Ну что, пошли?" Я встала и сказала: "Мама, мы идем гулять с Владом. Ты уж тут Гену сама займи чем-нибудь".

Мама говорит, что Генка сделал вид, будто ничего не произошло, посидел немного и ушел, сославшись на какие-то дела. Боже мой! Неужели до него, наконец, дошло, что мы уже взрослые, и должны каждый идти своей дорогой.

 

7 сентября, 1979г.

Прошла неделя и я думала, что с моим другом детства все уже в прошлом, что мы хотя бы останемся с ним друзьями. Он не показывался мне на глаза и не звонил. Но Гена либо дурак первостатейный, либо такой просто настырный, и из вредности не хочет уступать, либо, действительно, у него такая любовь ко мне, ни каким клином не вышибить.

Мы с Владом вышли из моего подъезда и пошли в сторону парка, вдруг откуда-то из-за дома выходит Генка, здоровается, и идет с нами. Как всегда начал что-то рассказывать, но я сейчас хоть убей, не вспомню что. Сердце мое колотилось, как у зайца. Так и гуляли весь вечер втроем. Через день то же самое. Потом он приходил ко мне домой, если мы никуда не шли.

Через месяц Генка пришел с разрисованной физиономией, говорит, что упал с лестницы. Ни у Влада, ни у Генки ни один мускул на лице не дрогнул. Но я то не дура, поняла откуда ноги растут.

 

25 сентября, 1979г.

Мы стали ссориться с Владом из-за Генки. Он говорит, что ему этот урод очкастый мерещится отовсюду. Даже когда его нет рядом, ему кажется, что он идет между нами, и что ему это все надоело, что он Генке снова намоет рыло, если тот не отстанет. Если честно, то и мне это все надоело. Я сказала, что нельзя всякий раз бить морду, что надо все решать мирно. В общем, мы разругались так, что я увидела истинное лицо Влада. Он ругался матом, как сапожник, а я этого тоже не потерплю.

 

6 октября, 1979г.

Влад не появляется уже вторую неделю. Впрочем, и Генка, словно затаился.

 

14 октября, 1979г.

Оказывается, они подрались! Влад разрисовал Генкину физиономию. Я ходила в Политех, встретила у входа Влада и залепила ему пощечину. Он крикнул мне вдогонку: "Дура".

Генка почти две недели лежал в больнице, сказал, что его встретили на улице вечером, попросили закурить. Все поверили, а милиция, якобы, искала злодеев. На этом все и закончилось.

 

15 августа, 1983г.

Как же долго я ничего не писала! А тем временем я закончила институт. Многие по распределению уехали в разные города. Меня оставили в институте на кафедре. Генка получил распределение в Казань на какой-то завод. Но его папаша подсуетился, и теперь он работает в проектном институте.

За эти годы у меня были Коля Горячев и Антон Карев. Но все прошло по тому же сценарию. Парни исчезли, а рядом, как всегда, Генка...

 

11 июня, 1985г.

Сегодня перечитала весь дневник. Сначала посмеялась, какая я была глупенькая и смешная. Потом стало грустно. Но не все так мрачно, как можно подумать из моих записей. Я по натуре веселая и общительная, у меня вообще-то друзей много, с которыми еще и со школы дружим, и в институте познакомилась. Но так уж получилось, что на протяжении этих лет, как в каждой бочке затычка Генка. Его так много в моей жизни, что кажется это уже моя судьба. Дело в том, что он мне вчера сделал предложение и сказал, что не торопит, но через неделю просил дать ответ. Я сказала: "Хорошо, я подумаю".

Мама говорит, чтобы я соглашалась, что лучше пусть он меня любит, чем получилось бы как у нее. Она рассказала мне, как у них с папой было. Я всегда знала, что мама из детдома, что она родилась за три года до начала войны, и жили они в Ленинграде. Когда их повезли по дороге жизни, началась бомбежка, и ее мама погибла. А отец погиб еще в начале войны. Так что она попала в детдом в нашем городе. Когда она закончила школу и поступила в институт, ей, как сироте и дочери погибшего офицера, дали комнату в коммуналке.

Потом она встретила папу. Дальше мне пришлось по крупицам из нее вытягивать. Когда она училась в пединституте, у нее была подруга Катя, очень красивая, высокая и смешливая. А мама хоть и симпатичная, но невысокого роста, и на фоне этой подруги здорово проигрывала. Однажды они пошли в парк гулять и познакомились с двумя парнями, один из которых и был мой папа. Им, конечно же, обоим понравилась Катя. Но она выделила сразу Сергея. Так и пошло у них с тех пор, встречались вчетвером и гуляли вместе. Потом Катя и Сергей поженились, а папа по привычке приходил к маме. Потом мама поняла, что беременна мной, и они тоже расписались. Но папа так и не смог полюбить маму и всю жизнь, оказывается, ей изменял, а мама терпела из-за меня. Вот такая грустная история.

 

18 июня, 1985г.

Прошла неделя, и я сказала Генке, что согласна. Мне уже скоро двадцать шесть. Подруги уже детей имеют.

Ритка два года назад вышла замуж. Он хирург и они работают в одной больнице. Федор старше ее на восемь лет. Мы с Генкой как друзья детства ездили на свадьбу. У них уже дочери полтора года.

Видно, от судьбы никуда не уйдешь... Генка так рад, что я согласилась, он просто счастлив. А я вспомнила, как он мне еще в седьмом классе сказал, что женится на мне. Иногда думаю, может, он меня не любит, что я для него просто как болезнь неизлечимая.

 

25 июня, 1985г.

Сегодня мы подали заявление в загс. Свадьбу назначили на 28 сентября. Это будет суббота. Я спросила у Генки, что сказали родители? Он ухмыльнулся и сказал, что они ничего еще не знают. Вот это новости! Велела сказать сегодня же. Я хоть и не большая сторонница свадьбы, была бы моя воля, я бы обошлась одной росписью. Но Генка сказал, свадьба будет, и что ему все равно, что скажут его родители. Я поняла, что тут не все так гладко.

 

18 сентября 1985г.

До свадьбы осталось совсем ничего, а родители Генки так и не были у нас. Я купила у Зои Захаровой ее свадебное платье, у нас с ней один размер. Она его в ателье заказывала, вполне так неплохое платье. А вот фата мне совсем не идет. Завтра с мамой пойдем в комиссионку, хочу примерить шляпу. Генка сказал, что у него все есть.

 

20 сентября, 1985г.

Сегодня, наконец, все прояснилось. Мать Генки против нашей свадьбы, только отец на его стороне. Вот это новости!

 

22 сентября, 1985г.

У меня стресс! Никакой свадьбы не хочу! И замуж не хочу! Я его и не люблю, и не любила никогда! У меня даже здесь все не как у людей!

Я немного успокоилась и могу писать дальше. У меня даже слез нет плакать, какая-то апатия. Мама успокаивает, но вижу и ей не по себе. И так по порядку. Иду с работы, подхожу к дому и вижу, стоит Генкина мать. Я ее в жизни видела несколько раз, когда в школе еще учились. Не зря я ее еще в седьмом классе назвала фифой. Она изменилась, конечно, но узнать можно. Этакая немецкая фрау. Одета вся с иголочки, прическа на голове такая замысловатая, на руке висит небольшая сумочка. Я подошла и поздоровалась. Она осмотрела меня с ног до головы, усмешкой такой презрительной меня одарила. Так, думаю, что дальше? И тут ее прорвало! Наговорила мне столько гадостей, что я, как дурочка не смогла ей и слова сказать. Боже мой, оказывается, это я ее сыночку еще со школы прохода не даю! Что если бы не я, то они давно бы уже в Германии жили. Это из-за меня ее сынок Геночка губит свою жизнь. Ноги ее в нашем доме не будет, и чтобы я не надеялась, что жить у них буду. Наконец, я смогла прийти в себя. Сказала, что и моей ноги в ее доме не будет, что жить у меня и у самой есть где.

Теперь и я уже пришла к мысли, что не доставлю ей такого удовольствия, выйду ей назло за "Геночку"!

 

30 октября, 1985г.

Свадьба была в кафе "Весна", народу было мало. Со стороны Гены только отец и два его институтских друга с женами. А с моей стороны тоже только папин брат с женой и сыном и две подружки с мужьями. Ритка с Федором не смогли приехать. Она беременна вторым ребенком, и у нее страшный токсикоз. Посидели так скромно и разошлись.

Сегодня получила свадебные фотографии. Ну и вид у меня получился! Везде такая грустная, а что вообще можно было ожидать? Зато Гена мой такой счастливый, весь светится, и получился так хорошо, ну не дать ни взять Ален Делон! Бывает же так!

Вот и началась семейная жизнь. Мы живем в квартире бабы Веры, немного привели ее в порядок, вполне так приличная квартирка получилась.

 

17 сентября, 1986г.

Двадцатого июля у меня родилась дочь, вернее, у нас родилась дочь. Долго думали, как ее назвать. Решили Наташей. Я очень рада, теперь хоть жизнь не будет такой унылой. Гена оказался очень заботливым папашей. Встает к дочке по ночам, бегает на молочную кухню, помогает мне со стиркой и гуляет часто с коляской. Не жизнь прямо, а рай. Может, и действительно правильно в старину говорили – стерпится, слюбится. Во всяком случае, он хороший муж.

Родители его после рождения Наташи уехали все-таки в Германию, продав свою замечательную кооперативную квартиру. Фрау, как она сказала своему Геночке, спасет жизнь второму сыну, что в этой стране у детей нет будущего. Отец приходил попрощаться, он все-таки неплохой дядька.

 

3 мая , 1993г.

Как незаметно прошло семь лет. Столько всего за это время произошло!

Через два года я, так и не привыкнув к Генке, рыдала просто, умоляя его развестись со мной. Мы даже ходили разводиться, но нам дали испытательный срок для примирения и посоветовали сходить к психологу. И мы сходили! Она долго с нами общалась и вместе, и порознь. Потом снова со мной разговаривала. Психолог премилая такая дама, душевная очень. Она сказала, что Гена, действительно, меня очень любит, и жить без меня не сможет, что это как раз такой случай, когда человек влюбляется один раз и навсегда. В результате мы забрали наше заявление из суда. Летом все вместе поехали в Гагры. Нервы мои немного подлечились. А потом произошел такой случай.

В обеденный перерыв я пошла в кафе, которое находится недалеко от нашего института. Там неплохие комплексные обеды, и я иногда для разнообразия туда хожу одна, чтобы отдохнуть от всех этих надоевших институтских сплетниц. Стою в очереди, думая о чем-то своем, о девичьем. Вдруг ко мне оборачивается мужчина, что стоял передо мной. Я потеряла дар речи. Это же Самохвалов! Ну и дела! Он работает недалеко отсюда и всегда обедает здесь, но сегодня немного задержался, и вот такая встреча. Мы с ним проговорили весь обед и договорились на завтра встретиться здесь же. Он женат, у него двое детей: мальчик и девочка. Я спросила у него про Наташу Белорецкую, но он сказал, что она живет в другом городе, там, где они учились вместе, но после второго курса они поссорились, и Наташа вышла замуж за однокурсника, и он про нее ничего больше не знает. А он после окончания института вернулся назад в наш город, женился на девочке, которая младше нас на два класса училась, но я ее не помню. С тех пор мы с ним так и встречались тайно. Он сказал, что никогда меня не забывал. Так прошло еще пять лет. Однажды я все-таки спросила, почему же он тогда, еще в школе, отступился от меня? Он долго не хотел мне отвечать. Но потом все же рассказал. В тот день, когда они разговаривали с Геной у моего дома, тот сказал ему, что мы дружим и что у нас уже все было. Я чуть не задохнулась от такой наглости. Ведь мы с ним и целовались первый раз на свадьбе уже. Самохвалов долго утешал меня и просил не устраивать разборки с мужем, он боролся за свою любовь своими средствами, и что если бы он тогда не был таким дураком, и тоже так же, как Гена, боролся за меня, то все может быть сложилось бы иначе, а теперь уже поздно, он свою семью не бросит, любит своих детей, и жена у него очень хорошая, и он по своему ее тоже любит.

После этих слов я заторопилась домой, мне стало так обидно. Какие мужики все сволочи! А я-то дура размечталась, думала, разведусь, и Самохвалов разведется, и мы уедем куда-нибудь, я с Наташей и он. А он трус, как был трусом, так и остался.

На следующий день я не пошла обедать в это кафе и два дня не отвечала на звонки. И что самое удивительное, он больше меня не беспокоил, исчез также неожиданно, как и появился.

Вчера было воскресенье, я пролежала в постели и ревела весь день, а Гена с Наташей уехали на весь день в парк, а вечером он ходил на цыпочках и иногда заглядывал ко мне.

 

19 апреля, 1999г.

После того случая с Самохваловым, я решила, что жизнь моя испорчена окончательно, и я решила смириться. Я поняла, что надо чем-то основательно загрузить себя, чтобы не было времени на всю эту любовную дурь и весь год готовилась к поступлению в аспирантуру. Ходила на подготовительные курсы по английскому языку. Потом сдала кандидатский минимум. Я выбрала заочную форму обучения, чтобы быть загруженной по максимуму. Год подготовки и четыре года обучения пролетели мигом. Ну вот, теперь я кандидат технических наук, доцент, и преподаю на нашей же кафедре. Мне нравится моя работа, студенты, как они сейчас говорят, народ «прикольный». Мне с ними интересно, мы находим общий язык. Я тут как-то заболела, и моя группа, куратором которой я являюсь, пришла меня навестить. Так приятно было!

Наташа моя растет красивой девушкой, мы с ней неплохо ладим, но она какая-то не очень ласковая. Нет у нас с ней такого, чтобы посидеть на диване, обнявшись, полежать вместе на кровати и попеть песни, как это было у нас с мамой. Она все же, как ежик колючая. Иногда думаю, что это моя вина. Когда она была маленькая, с ней всегда был отец, отвечал на все «почему», водил ее гулять. А что я? Я всегда страдала по поводу своей нелюбви к Генке, хоть и старалась не показывать виду, но ведь ребенок все чувствует. Потом эта история с Самохваловым, она выжала из меня все соки, и я все силы бросила на аспирантуру. Мне было некогда приголубить ребенка. Ну вот теперь и получай фашист гранату... Кто скажет, что у нас плохо в семье? Никто! Все спокойно и размеренно, ну прямо образцовая семья. А духовной близости нет! А дочь, тем не менее, уже взрослая девушка.

 

11 декабря, 2002 г.

Неожиданно умерла мама... Все получилось как-то быстро. Вечером ее увезли на скорой с гипертоническим кризом в реанимацию, на следующий день ей стало лучше, и ее перевели в общую палату. Два дня я ее навещала, и все казалось уже позади, она нормально себя чувствовала. На следующий день прихожу, а ее койка пустая, и вся палата в это время была пустая. Я не придала этому значения, ну мало ли что. Тут вошла санитарка и говорит мне: "Идемте, я отдам вещи вашей матери". Я говорю: "А где она? Вы перевели ее в другую палату?" Она мне удивленно заявляет: "А разве вам не сообщили? Она же умерла три часа назад".

Земля ушла из-под моих ног...

Наташка очень плакала. Говорит: "Мама, как же так? Я ведь, дура, с ней иногда ссорилась. Как же теперь? Я не смогу сказать, что я ее очень любила".

 

28 июля, 2005г.

В этом году решила взять Гену на отдых в наш институтский дом отдыха. Раньше мы туда ездили с Наташей. Теперь она живет своей жизнью, и наш дом отдыха ей уже «по барабану».

Мы познакомились с замечательной парой, сидели в столовой за одним столом, и комнаты наши были на одном этаже. Они из другого института, поэтому взяли путевки к нам по коммерческой цене. Отдохнули замечательно. Гена так доволен, что хочет и на следующий год сюда ехать. С новыми друзьями обменялись телефонами и решили, что по возможности приедем и на следующий год.

 

30 августа, 2005г.

Вчера мне неожиданно позвонил Виталий. Это тот мужчина, с которым мы познакомились в доме отдыха. Пригласил встретиться в кафе. Я долго думала, что делать? Сначала думала не пойду. Найду какой-нибудь повод и откажусь. Но в последний момент передумала и все же пошла. Чего уж скрывать, он мне сразу понравился. Всю ночь спала плохо. Вспомнила слова отца, когда он уходил из дома, что когда вырасту, я пойму его. Да, папа, я тебя поняла давно. Я такая же, как ты. Я никогда не любила Гену и вряд ли полюблю.

Мы сидели в кафе достаточно долго и много говорили. Он очень приятный, симпатичный, у нас с ним много общего.

 

4 февраля, 2011г.

Связь с Виталием продолжается по сей день. Да я дрянь, я тварь. Мне стыдно и перед Геной, и перед Юлией, женой Виталия. Но я так давно живу в этом сраме и выхода другого из этой ситуации я для себя не нахожу.

У меня нет подруг, с кем бы я могла откровенно поговорить, поделиться. В церковь ходить не приучена была, да и что я могу сказать в свое оправдание.

Но грехов так много, всю жизнь в грехе. Разве можно это простить и отпустить?

Неделю назад я позвонила моей Ритке в Москву. Трубку взяла ее дочь. То, что она мне сказала, меня убило. Моя любимая подруга, моя Ритка, умерла от рака яичника.

Почему она молчала? Почему я ничего не знала? А все потому, что я, связавшись с Виталием, забыла обо всем и обо всех. Мы так давно с Риткой не общались. И вот она умерла, а мне даже не сообщили.

Вот теперь сижу, передо мной упаковка снотворного и стакан с водой. Но сначала хочу хотя бы кратко написать, что за эти годы произошло. Зачем? Не знаю. Видно, уже вошло в привычку писать в эту общую тетрадь с надписью "ХИМИЯ". Да и заканчивается она. Хотела до конца десятого класса исписать, а хватило почти на всю жизнь. Да простит меня мама, писала, как могла. Наверное, и ошибок тьма, и запятые в самых неожиданных местах наставила, и излагала свои мысли, словно я все та же семиклассница Лиза Пономарева.

В Виталия я влюбилась без памяти. Я никогда, оказывается, до этого не любила, мне просто башню сносило от него. Мы встречались при малейшей возможности. Врали, изворачивались, придумывали самые невероятные поводы, чтобы только встретиться. Ездили вместе в другие дома отдыха.

Потом Гена и Юлия все узнали, но такая жизнь все равно продолжалась. Виталий сказал жене, что если она хочет, чтобы они не развелись, пусть терпит, а он будет обеспечивать ей жизнь, как прежде. Гена, как он сказал одной моей приятельнице, думает, что это когда-нибудь все же кончится, и я перебешусь.

Когда мне исполнилось пятьдесят лет, я пригласила близких своих друзей. Мы отмечали дома. Нас было шесть человек и Виталий. Поздравляли все, было очень весело. Потом встал мой Гена и начал говорить, что ему очень повезло в жизни с такой женой, как я. Рассказывал, какая я такая замечательная, и что он меня любил и любит всю жизнь. Все сидели и улыбались, потом дружно выпили. Господи, какая лживая и фальшивая у меня жизнь. Ведь пока говорил Гена, представляю, какие у всех были мысли в голове. Ведь все до единого знают о наших отношениях с Виталием. Но ничего, все прошло нормально, как будто все так и должно быть. Меня аж затошнило от всего. Но я пережила и это.

Наташа моя вышла замуж за немца и живет в Германии. Моя немецкая свекровь умерла, так и не увидев свою внучку. Свекор, хоть и хотел бы вернуться назад, но уже не мог. Пожелал, чтобы его похоронили рядом со своей Бертой. Их второй сын Максим женился тоже на немке русского происхождения. А Наташа поехала после смерти своей немецкой бабушки в гости, там познакомилась с другом их семьи, он старше ее на пятнадцать лет, вышла за него замуж, но детей пока нет.

Наша любовь и пылкая страсть с Виталием через несколько лет улеглась, мы встречались уже больше по привычке по воскресеньям. Все остальное время жили обычной жизнью. Теперь бы я хотела все бросить и доживать спокойно свою жизнь, но Виталий ничем не лучше Гены. Он словно мертвой хваткой вцепился в меня и не хочет отпустить. Я устала от такой жизни. Меня уже ничего не держит на этой земле, дочь выросла и устроила свою жизнь. А Гена? Ну сколько можно? Всю жизнь его жалела и не бросала. А теперь вот брошу и навсегда. Пора уже, вот сейчас выпью эту горсть таблеток и усну, и гори...

 

5 февраля, 2011г.

Господи, помоги! Пусть он останется живой! Спаси его, Господи! Он не заслужил такой участи.

Я хотела уже проглотить таблетки, но тут пришел Гена. Откуда он взялся, не знаю, ведь он с работы приходит в семь часов, а было только три часа дня. Он подбежал ко мне и сбросил все таблетки на пол, схватил меня рыдающую в охапку, долго гладил по голове, что-то говорил и потом, когда я затихла, застонал и схватился за сердце. Теперь он в реанимации, а я, дрянь мерзкая, сижу и уговариваю Бога, чтобы он спас моего Гену. Я знаю, что я не заслужила прощения, но Гена, в чем он виноват? Господи,пусть он выживет.

Комментарии: 0