ГАЛА УЗРЮТОВА

ГАЛА УЗРЮТОВА

 

Копирайтер, рекламный креатор, журналист. Пишу прозу, стихи. В 2006 и в 2007 гг. проза вошла в Лонг-лист Всероссийской премии «Дебют». В 2007 г. пьеса «Бог он-лайн» стала одним из победителей конкурса «Маленькая премьера-2007» и была прочитана в Центре им. Мейерхольда. Лонг-лист драматургического конкурса «Премьера.txt» (2008 г.). Пьеса «Ключи» стала одним из победителей конкурса «Любимовка» и была прочитана в Театр.doc (2009 год). Публикации: Новая литература, Новая реальность, International (Cirkumfleks) Magazine, литературный журнал «ИДА», Русский переплет, Органон, Erfolg.ru, литературном сборнике «Отражение», журналах и т.д.

All inclusive

Всё включено

Папа сказал: «Она пропала…»

 

Вы когда-нибудь видели мужчину, которого сын гладит по голове и утирает ему горячие слезы? Знакомьтесь - это мой папа.

Он нормальный и не псих, просто перестал вникать в жизнь и все вокруг. Причина серьезная настолько, что наше семейное будущее теперь мутно. Отец даже не запрещает мне пользоваться его ноутбуком, а это уже совсем пропащее дело. Я-то еще верю, что все наладится, а вот он уже отчаялся и перестал жить. Он иногда ест, конечно, и спит, но руки опустил.

Все началось почти полгода назад, когда исчезла наша мама. То есть, моя мама, а папина жена, любовь и много кто еще. В таких случаях говорят «пропала без вести», и действительно – новостей от нее не поступало.

Тогда папа вошел ко мне в комнату, безнадежно оперся на дверной косяк и устало произнес:

- Она пропала…

На меня словно волна обрушилось, сразу затошнило, и дико закружилась голова. Мама была всегда, и я не мог представить, что когда-нибудь она исчезнет. Да еще вот так вот -сразу и непонятно куда.

Я проплакал с неделю, а отец вообще не выходил из комнаты и забил на работу. Мы дали объявления на телевидение и в газеты, но результата не последовало. Скоро мне стало казаться, что это какая-то мамина игра, в которую она нас посвятит чуть позже. Как будто она где-то затаилась, чтобы потом появиться и сообщить нам что-то важное. Может, она сделала некое открытие или стала невидимой? Все-таки, я верю, что это не просто так, и со временем мама вернется.

А папа не верит. Папе 37 лет, и он давно взрослый, хотя с виду и не скажешь. Его словно подменили, или мы поменялись ролями. Он потерял равновесие - я нет. Он перестал готовить - я пытаюсь хоть чем-то его накормить. Он не кидает в стирку рубашки - я снимаю их с него силой. Пришлось даже научиться брить щетину - иначе папа давно бы превратился в лохматое подобие лешего.

Я говорил с его друзьями. Дядя Ленивый, которого так прозвали за большое пузо и привычку сопеть на диване, даже пытался вытащить отца на прыжки с парашютом, но тот ни в какую. Теперь уже мало кто ему звонит, словно он куда-то уехал, или сломался телефон. Иногда только заходит сосед Егор, чтобы подкинуть денег или продуктов, а папа ему даже спасибо не говорит. Мы с Егором сдружились. Пьем иногда чай и думаем, как пробудить отца. Сосед говорит, что ему только мама сможет помочь, и надо подождать, а мне трудно вот так вот жить.

Я еще и заболел после известий об исчезновении мамы.

С четверга начались каждодневные жуткие головные боли. Надо было что-то делать, но отсылка к меняющейся погоде, да плюс еще потом выходные-все затянулось до вторника.

Утро запомнилось полуторачасовым поиском карточки медицинской моей затрепанной фиолетового оттенка.

Пошел в поликлинику, проискав карточку полтора часа…

Прихожу, вижу воочию, что мне нашли карточку. Я немного даже обрадовался сквозь головные боли, но не тут-то было - без флюорографии к врачу не допускаем! Пройдите на флюорографию-это всего 2 секунды!

Я наивным образом просто поддался этой ботве и пошел на флюорографию. Очередь - человек 15, и за 2 человека до меня – перерыв. Какое-то проветривание!

Запустили и еще заставили футболку снять: пришлось своей нежной белой кожей прикасаться к какому-то странному всеми телами города отираемому предмету…бррр…

Теперь к терапевту. К той, которая моя по адресу, мне настоятельно не советовали идти, дабы не быть замученным рассуждениями о пользе китайской медицины.

Решил сунуться к терапевту не по адресу, и она даже меня пустила.

Она мне сказала ай-ай-ай!!! Низя стока за компом мальчик - и вообще, у вас жуткое переутомление – давайте там витамины всякие и т.д.

Потом ее руки неожиданно исчезают под столом, и она достает оттуда две длинные неотесанные деревянные палки! Я подумал - дело плохо. А она уже начинает растирать себя этими палками – типа вот так, мальчик, делай, чтобы за компом не уставать. Это еще кому лечиться надо?

А потом она говорит: «Обследование мозга не желаете пройти?».

Я согласился. Поднялся на 4 этаж, а там…нет, этим врачам положительно нужна профилактика! Сначала я боялся: это же все выглядит так, как будто тебя измучивают. Там к мозгу всякие провода присоединяют и т.д.

Тут меня нашла маман бывшего одноклассника , увидела мою дрожь и решила показать мне заранее, что со мной будет. Провела меня в кабинет, дабы я воочию убедился, что это не страшно путем просмотра процедуры на другом парне.

Когда операцию с парнем закончили, взгляд врача пал на меня и мои длинные волосы. И вроде того, куда это мы с такими волосами? резинки нет что ли?

Пришлось срочно ретироваться в коридор и найти в рюкзаке резинку.

Прицепила мне врач на голову всяческое оборудование: сиди, закрой глаза и расслабься. тут она замялась: нет, пока можешь не закрывать! Йокарный бабай, Марья Ильинична, что вы тут наделали, старость не радость…погоди, ща я все переделаю тут в компьютере…

Пока я ждал, что Марья Ильинична все там переделает, мне стало еще веселей. А потом, когда пошел анализ моего мозга на компе, стало даже страшно.

что-то у вас промежуток какой-то необычный вот тут, и в этом бассейне увеличено…врач вам все скажет.

Расстроился я после всего этого.

Терапевт с говорящей фамилией Страшнова сказала, что талончиков в стационар нет пока, приходите в среду без очереди.

Давайте на кушетку ложитесь - живот посмотрю. НЕТ, что ВЫ??? Сделайте мне лучше что-нибудь с головой! Встаньте и втяните руки, теперь правой рукой до носика, теперь левой, и все с закрытыми глазами! Чувствуешь себя идиотом просто.

Еще ведь предупреждали, что она будет вдалбливать в тебя чудеса китайской медицины. И этот момент настал. Попьете витамины, будете принимать настойку женьшеня и (!) китайского лимонника. Нервы успокаивает.

Потом сидел в очереди на электрорасческу, а там бабульки. Наш диалог:

- Скажите, а вот вы молодой, как у вас дни летят- быстро или медленно?

- Когда как - по настроению, ежели чего ждешь, то медленно и наоборот…

- А! А то вот сижу – три часа дня, и думаю: поскорей бы вечер! А еще знаете, сейчас же всякие дыры в атмосфере, гадости всякие! Вот уберешься дома, а посмотришь на солнечный луч, - он весь в пыли! Раньше же такого не было!!!

И теперь мой день такой весь в лекарствах:

 

УТРО

Электросон

Электрорасческа

Витаминка белого цвета

Пирацетам

Глицин

Настойка женьшеня

Аскорбиновая кислота с глюкозой

Найз

 

ДЕНЬ

Витаминка синего цвета

Пирацетам

Аскорбиновая кислота с глюкозой

 

ВЕЧЕР

Витаминка красного цвета

Пирацетам

Глицин

Пустырник

Найз

 

«- У вас есть смирительные сорочки для гостей?

- Да, есть».

 

Джим Моррисон.

 

Вчера приходила класснуха и хотела рассказать папе, что я прогуливаю школу. Папа хмуро сказал: «Здравствуйтеидосвидания», закрыл дверь и повалился спать. В глазок я увидел недоуменное лицо Варвары Александровны, и меня это даже позабавило.

Потом Лешка мне рассказывал, как Варварка причитала на классном часе, что «у Сашеньки папа свихнулся, и ребенку нужна срочная помощь» и т.д.

Только Лешка знал, что у нас случилось, но он не стал никому ничего рассказывать и объяснять. Это только с виду всем все надо, всем все интересно.

Я так понял, человек по сути один всегда. Ну, или почти всегда. Разве кто-то поймет, как это - жить без мамы, если она у него есть?

Никто не виноват.

Никто не поймет.

Никто не знает, что делать с папой.

 

Папу хотят упечь в психушку

 

Когда я зашел в спальню родителей, то увидел отца, неподвижно сидящего на краю постели. Я налил ему стакан воды и протянул в надежде на шевеление. Вместо этого Дмитрий Валерьевич выбежал из спальни и стал по-детски биться о стекло на кухне. Меня это не испугало: в первые месяцы после исчезновения матери он и не такое выделывал. Я его понимаю. Хоть еще и не любил, но чувствую, что если бы сам потерял Любовь, то, наверное, погиб бы в этом жестоком мире. Просто невозможно здесь без Любви и все тут. И дядя Егор то же самое говорит.

Пока я готовил завтрак, отец куда-то незаметно исчез. Обыскав всю квартиру, я побежал во двор. Нельзя ему одному в таком состоянии на улицу выходить. Загребут еще чего доброго куда-нибудь в место нехорошее.

Я увидел папу, лежащего на детской площадке во дворе. Рядом стояла какая-то ребятня и пыталась разбудить взрослого дяденьку. Он не реагировал ни на крики, ни на толчки дворовой детворы. Я поднял отца на ноги, взял его за руку и потащил в сторону подъезда.

Соседские подростки с насмешкой смотрели на мои действия, но мне было все равно, что думают эти малодушные уроды. Им бы только сигарет покурить да напиться. А у меня есть папа. Пусть и такой, но папа.

Еще и глупые бабульки на лавке у подъезда стали махать головами, причитая о нерадивости взрослого родителя. Поражаюсь, до какой степени люди, прожившие много лет, могут быть недалекими. Наверное, им больше обсуждать нечего или они совсем потеряли уважение к себе.

В то утро папа на удивление завтракал с аппетитом. Неужели я научился хорошо готовить? Хотя, вряд ли: лучше отца мало кто умеет выделывать фокусы из продуктов. И мама так говорила, когда папа готовил какую-нибудь вкуснятину.

После завтрака отец хотел было вздремнуть, но тут в дверь позвонили.

В глазке я увидел двух санитаров. Я спросил у папы, нужно ли открывать, но он ничего не ответил. Я, кажется, догадывался чьих рук это дело. Месяц назад одна из зловредных бабулек уже вызывала скорую, чтобы папу забрали в психушку, но тогда у нее ничего не вышло. Папа на полчаса ожил, и все прошло нормально. Видимо, она решила повторить свою попытку после увиденного сегодня утром во дворе. Что ж, пусть попробуют.

Я уложил папу под одеяло и отправился открывать дверь новоявленным спасителям человечества.

- Нам поступил вызов, что здесь живет сумасшедший отец, который выделывает во дворе непонятно что. Позвольте пройти, - отрапортовала худенькая медсестра в очках из тонкой оправы, своим видом пародирующая Скалли из «Секретных материалов».

Ее белый халат был настолько отглажен, что рябило в глазах. Правильная женщина без вредных привычек. Мы с папой таких не любим.

Я решил бить на жалость и сделал изумленное лицо. Проводив санитаров в зал, я предложил им сесть на диван. Сам сел напротив в кресло и стал тут же соображать, что говорить дабы эти дурацкие визиты, вдохновленные бабой Машей, наконец, прекратились. Баба Маша-это вообще непонятное недоразумение природы, от которого можно ожидать чего угодно, и никакой прогноз погоды не спасет.

- Саша, расскажи нам, что с твоим папой? Что у вас происходит? Ведь это уже не первый вызов! – молоденькая санитарка так хлопала глазками, что казалось, ее это действительно интересует.

- У вас есть мама? – пустив первую слезу, начал я растерянно.

- Есть, - удивленно ответила медсестра.

- А у меня она недавно исчезла…- в моих словах было столько грусти, что хватило бы на целую дюжину девчонок со двора, пропустивших три серии Кати Пушкаревой.

- Как так - исчезла?

- Пропала. Полгода назад. Мы с отцом себе места не находим. Поэтому, иногда случаются неадекватные, нервные даже поступки, понимаете? – своей интонацией я пытался вызвать санитаров на доверительный тон.

- А что такое было с твоим папой сегодня во дворе? – вмешался второй санитар, почесывая свои седые усы.

- Просто ему захотелось воздуха, и он вышел погулять. Да, просто захотел погулять. А потом ему стало плохо, и он упал. И я сразу забрал его домой, а что тут такого?

- Да, ничего, – в недоумении пролепетала Скалли. – Просто нам такой вызов поступил, будто там псих какой-то по двору бегает. Вот мы и приехали. А можно посмотреть на твоего папу? Где он?

- Пожалуйста, только он спит. Вон там, в спальне, - проводил я врачей в родительскую комнату.

Посмотрев, как отец спит, санитары поохали, и отправились восвояси. Я выглянул из-за кухонной занавески и увидел, как они что-то говорят бабе Маше, как раз дежурившей у подъезда. Надеюсь, у нее пропала охота упечь отца в психушку, иначе она будет иметь дело со мной. А я за семью горой, что бы там ни было. Отец-это единственное, что у меня осталось. Я как никак продолжатель его рода, и не могу его подвести. Когда мама вернется, я расскажу, как заботился о папе, и она меня поцелует в лобик.

 

Папа прячется в туалете

 

На следующий день к папе пришел друг, с которым они вместе работали в журнале National Geographic. Илья расположился в должности фотографа, а отец готовил исследовательские материалы на исторические темы. Папа и сейчас бы там работал, если бы не ушел в подполье, но это его выбор, и я не вправе судить.

Как только отец услышал звонок в дверь, он сразу заперся в туалете. Может, он подумал, что это снова санитары? Или ему просто не хотелось никого видеть, ведь коллега пришел без предупреждения. Вообще, я бы тоже с удовольствием отсиделся в туалете или ванной, лишь бы никого не видеть.

Быстро устаешь от обилия информации, лиц и ощущений. Столько всего сыпется со всех сторон. Сейчас человеку обязательно требуется ежедневная порция информации и прочей лабуды: он без этого не может. Ужас даже в том, что современный чел лучше включит радио или ТВ, чем будет морочить себя рассусоливаниями вроде: «Кто я? И для чего я пришел на эту Землю?»…Он просто не может быть один, физически не может этого выносить. А мы с папой можем, только дяде Илье этого не понять!

Представьте, как хорошо, наконец, побыть одному! Ты свободен от вечно непрошенных и обязательно нежданных «друзей», непременно «преданных», почему-то считающих тебя миллионером, легко пробиваемым на бабки. Ты можешь делать все, что хочешь. Неудивительно, что порой, человека приходится подолгу «вытаскивать» из ванной или туалета. Как-то слышал по радио, что человек в среднем проводит в туалете три года своей жизни. Смешно, но сегодня это, наверное, единственное место, где человек может уйти в себя… Я бы так начал статью на эту тему: «Шум воды, скрежет бочка над унитазом и сигаретный дым – это атрибуты новой нирваны современного человека».

Пришлось мне выйти к дяде Илье и угощать его чем-нибудь. Чая он не захотел, хотя я научился заваривать очень прилично. Он принес какое-то красное вино и потребовал бокалы. Его даже не смутило, что папы нет и только минут через десять он очнулся:

- Да, а где у нас Дмитрий Валерьевич? – вальяжно произнес коллега, наливая себе в бокал кровяного цвета переливающуюся жидкость.

- Папа в туалете. У него что-то с животом. Не знаю даже, когда выйдет, и выйдет ли вообще, – сухо заметил я.

Илья рассмеялся и сказал, что вечно сидеть в туалете невозможно, и что он обязательно дождется своего друга.

Потом он начал расспрашивать, нет ли вестей о маме, и чем мы тут с отцом занимаемся.

- Нет, о маме ничего не слышно. Но мы продолжаем надеяться, хотя папа уже отчаялся. Ну, вы его видели…

- Ничего, Сашка. Все образуется, - продолжал Илья. – Просто надо верить. Знаешь, когда у меня в детстве пропала собака, Мулька ее звали, я целый год себе места не находил, представляешь? Но я не сдавался. А потом - раз и появилась! Где-то гуляла целый год и появилась! Так что, все возможно. Любое чудо. Любое! - Илья похлопал меня по плечу и налил себе еще немного вина.

Я решил вызволить отца из сортира и пошел в уборную. Постучавшись, я сообщил папе, что к нему пришел Илья, и только минут через семь мы смогли лицезреть папу в зале. Он зашел неуверенной походкой так, что мы с Ильей собрались было его поддержать, но он сказал, что справится.

Конечно, нехорошо подслушивать взрослые разговоры, но меня это не остановило. Мне же нужно было знать, что происходит с моим отцом. Он же мне не чужой человек.

Илья предлагал папе отправиться с ним в интереснейшую экспедицию по поиску каких-то там древних останков человека в Африку. Он рассказывал, какой должен получиться замечательный материал, что это вернет папу к работе и отвлечет его от горя. Но в том –то и дело, что папа не хотел отвлекаться от горя. Он решил, видимо, страдать до конца, и отказался.

Не знаю, обиделся ли Илья, но он как-то быстро ушел, хотя и дал отцу пару дней на размышление.

- Почему ты отказался? – спросил я отца, когда ушел Илья.

- Потому что я не хочу, и ты это прекрасно знаешь.

- Если ты боишься за меня, то не волнуйся. Я уже достаточно взрослый, чтобы пожить какое-то время один.

- Не в этом дело, Сашка, ты же знаешь! Не в этом! Я уже ничего не хочу, мне ничего не надо, ясно тебе? Ясно?

Отец совсем разволновался, и я налил ему 40 капель корвалола с вином. Совсем скоро он уснул, а я все думал, как уговорить его отправиться в экспедицию. Кто знает, может, он бы там и маму нашу нашел? Как Илья сказал, любое чудо возможно же!

И отец всегда говорил мне также. А теперь сам в это не верит, и я его совсем не узнаю. Он уже совсем как ребенок, а я стал ему нянькой. Это даже интересно. Нам в школе психолог рассказывал, что иногда взрослые мужчины остаются детьми на всю жизнь – может, это как раз тот случай?

Хотя, с другой стороны, раньше он такой не был. Или я просто этого не замечал? Почему для открытий нам нужны какие-то происшествия? Почему мы ничего не замечаем каждый день?

Мы каждую секунду привыкаем к самому худшему, не замечая изменений, даже самых страшных перемен. Когда человек сможет отстраниться и посмотреть на себя со стороны, то поймет, как далеко он зашел.

Надо приготовить ужин.

 

Папа празднует мамин День рождения

 

Если бы мне предложили выбор или базар из самых разных пап, я бы все равно выбрал именно своего. Это не патриотизм. Это любовь сына к отцу. Настоящая. Я папин сын.

Иногда я боюсь своих мыслей. Дума, вдруг, они воплотятся? Поэтому, я стараюсь не допускать идей о маминой смерти. Я думаю, что все будет хорошо. Значит, так оно и будет.

Раньше я думал, что папа может все. Он был для меня каким-то недосягаемым героем: мог разобраться с обидевшими меня мальчишками во дворе, поставить на ноги мой самосвал, вылечить мне простуду и т.д. теперь я вижу, что папа не герой. Папа - человек, у которого тоже есть чувства, сила и слабости. Глупо думать, что у взрослых все хорошо, и они все могут. Ни фига подобного - они делают вид, что все могут. А когда приходит крайний срок, то разводят руками и тоскливо произносят: «Тут уж ничего не поделаешь…».

Лешка говорит, что у меня странный папа. Я молчу и думаю, что ему бы на своего посмотреть. Сидит вечерами и домино во дворе гоняет. Но я ему этого не говорю, жалею.

Сегодня 25 сентября, мамин День рождения. Я не знал, что будет на этот раз. Обычно папа устраивал для мамы какой-нибудь сюрприз, да так, что у меня дух захватывало. То свозит на вершину миру, то подарит сотню бабочек… А сейчас…стоит ли готовить праздничный ужин? Надо спросить у папы.

Когда я зашел в спальню, то по-настоящему испугался. Отца там не было, а на полу валялись его мятые рубашки. Сбежал? Я остался один? Но тут я увидел ногу, торчащую из под кровати. Я заглянул и обомлел: папа спал под кроватью. Это похоже на то, как я прятался в детстве, когда что-то нашкодил. Без мамы папа был беззащитен.

Но отец же ничего не натворил! Сколько можно винить себя за пропажу мамы? Или он чего-то не договаривает?

Я подергал отца за штанину, и тот нехотя зашевелился.

- Сынок, - сонно произнес он, вылезая из своего убежища. – Ты знаешь, что сегодня у нашей мамы День рождения?

- Да, конечно, я помню, - гордо ответил я.

- Надо отметить этот день. Он особенный.

- Пап, а ты правда не знаешь, где мама?

Отец замолк и как будто лихорадочно пытался найти подходящий ответ. Папа все еще сидит на полу, а я стою над ним сверху, как будто жду его слов, способных привести к обвинительному приговору. Дети иногда похожи на диктаторов, особенно когда их принимают за недостаточно умных.

- Саш, где мама, я не знаю. И ты об этом прекрасно знаешь! – отец повысил голос.- Просто понимаешь, День рождения - это особенный день. Это день, который подарил нам нашу маму, и мы должны отблагодарить его. Я не о том, что надо устраивать пир на весь мир. Нет. Просто давай вместе вспомним, что мама любит, что ей нравится.

- Может быть, тогда она услышит нас и придет, да?! – появилась моя надежда.

- Может быть, может быть…

Я не переставал верить в возвращение мамы. Вера - это то, что спасает меня уже много месяцев. Кто-то думает, что мир на лжи держится – и никуда от этого не деться! Но, с другого боку, перестанешь людям верить, - окончательно веру в мир потеряешь. Поэтому я верю, и моя мама меня слышит, я уверен.

Мы весь день вспоминали, что же такого любит мама, и что мы ей еще не дарили на День рождения. Так трудно праздновать рождение человека, когда его нет рядом. Как будто устраиваешь утренник для невидимки. А, может, мама и вправду играет в невидимку? А сама сидит тут рядом и смеется. Хотелось бы верить.

Наконец, папа вышел из укрытия с просиявшим лицом, какого я давно уже не видел.

- Мы пойдем на берег реки, - отрапортовал отец.

- Как? Зачем? – недоумевал я, хотя и знал, что просто так папа ничего не делает.

- Увидишь, - устало ответил он, завязывая шнурки на ботинках.

Я люблю ходить к реке, потому что мы с мамой часто здесь гуляли. Когда я стал постарше, она гуляла, а я рядом катался на велосипеде. Она еще все время боялась, что я упаду в реку и кричала: «Осторожней, Сашка, не лихач!». Я и не лихачу, вообще теперь на велике не катаюсь, не до него стало.

Отец стал что-то искать на берегу в куче мусора. Оказалось, нужно найти стеклянную бутылку. И лучше не из-под пива, а из-под минералки. Чтобы прозрачная была такая. Наконец, я нашел и протянул отцу. И что он будет с ней делать?

- Саш, - начал папа. – Сегодня мамин День рождения, поэтому возможно все, понимаешь? Давай считать, что это день чудес. А в день чудес, что надо делать? Загадывать желание. Давай с тобой загадаем, чтобы мама вернулась! – у отца стали наворачиваться слезы.

Я видел, как трудно было ему сдержаться и не заплакать. Отец вырвал листок из своей записной книжки и достал ручку.

- Пиши, - сказал он мне и протянул бумагу.

- Что писать? – не понял я.

- Желание! Пиши наше с тобой желание! – в этот момент глаза отца стали какими-то безумными.

Я положил листок на коленку и нацарапал: «Хотим, чтобы наша мама вернулась. Мы ее очень любим. Сын и муж». А внизу сделал приписку: «С Днем рождения, мама!».

Папа взял листок, свернул его в трубочку и отправил в прозрачную стеклянную бутылку. После этого он заботливо защелкнул пробку и сказал:

- Кидай!

Я кинул бутылку далеко. Так далеко, что если мама еще дальше, она должна это увидеть и вернуться к нам. А если ее кто-то украл, то пусть знает, что мы маму не отдадим.

На самом деле, мне с каждым годом все меньше верилось в такие чудеса с загадываниями желаний. Особенно теперь, когда мне уже 15. Просто я видел, что папа хочет меня утешить такими вот играми. Хотя, по-моему, он и сам ребенок, поэтому все это и затеял. Видимо, с годами это не у всех взрослых пропадает.

Детство все играет в жилах и зовет посоревноваться. По–моему, мир – одна большая сказка, где сосуществуют злые подлые тролли и добрейшие красавицы феи.

Взрослые с их всезнанием мира становятся самыми важными волшебниками в сознании ребенка. Ведь только они могут объяснить, почему сегодня светит солнце, и нет дождя. Или почему Оле-Лукойе начнет свою добрую сказку, только когда малыш крепко закроет глаза. Взрослый предстает перед ребенком каким-то всемогущим созданием. Может завязывать шнурки так, что они ни за что не развяжутся. Может одной фразой в момент включить все огни и гирлянды на новогодней елке.

Да, мир – это просто склад волшебства! Маленький чел, первый раз совпав со своим отражением в зеркале, долго не может понять: кто это там такой и почему он за ним все повторяет? Не иначе как забавное существо из Зазеркалья, где гуляет смелая Алиса, взялось пообезъянничать!

А что это за беспардонный черный господин, везде и всегда преследующий меня? И почему он дублирует мои кривляния? Из какой он сказки, и кто его послала сюда? Мама скажет ребенку: «Это твоя тень». Но упрямый малыш еще долго будет доказывать, что «она ведь не всегда со мной - иногда есть, а то и нет…».

Каждая капля, каждый вздох и день – маленькие, но важные чудесные превращения в глазах ребенка. Он видит волшебство в крошечном исчезающем следе на грязном песке в замусоренной коробке, гордо именуемой песочницей. В игриво скачущем на мультяшных обоях солнечном зайчике. В беззащитной божьей букашке, которую он бережно сажает на свой маленький пальчик и отпускает в небеса. И даже радуга для него еще не скучное зазубренное явление из растрепанного учебника физики, а что-то неземное и сказочное.

Кто же ребенок в этом большом мире волшебства? Конечно, он всегда с теми, кто творит добро и беспощадно борется со злом. Его друзья – это забавные эльфы, разговорчивые гномы, очаровательные феи и прочие герои, плотно населяющие книжное и мультяшное пространство.

Дети действительно по-доброму и искренне верят в их существование, а иногда даже разговаривают с ними. Малыш думает, что добро всегда побеждает зло – не без помощи волшебства, естественно. Сказки, которые дети поглощают в неимоверных количествах, просто напичканы всяческими чудесами.

Взрослые, - как дети. Практически все фильмы, которые они с мамой смотрели, построены по той же обкатанной схеме, что и детские сказки. Те же герои и злодеи, те же подвиги и тайны, только в роли волшебных помощников выступают современные достижения техники. Конечно, в финале фильма добро по обычаю торжествует над злом.

И почему взрослые дядьки, иногда даже вырастая, все еще играют в игрушки? Наверное, многим и многим взрослым в детстве не хватало волшебства, и они пытаются наверстать это упущение сейчас. Они ищут чудеса на детских киносеансах и в магазинах игрушек. Они штурмуют дисней-ленды, цирки и толкутся в очереди за новым томом «Гарри Поттера».

И все это для того, чтобы вернутся туда. В мир детства.

 

Папа приносит письмо

 

Этот день начинался, как обычно. Я не пошел в школу, а папа не отправился на работу. Он спал дольше обычного, однако вскоре поднялся и даже захотел завтракать. И представьте себе, ему даже понравились мои макароны с сыром! Я уж было обрадовался, что отец поправился и заговорил об экспедиции в Африку. Зря я это сделал. Папа снова умолк, нахмурился и спрятался у себя в комнате. Весь день он не выходил оттуда и только к вечеру вышел погулять. Я хотел пойти с ним, но он сказал, что хочет побыть один. Конечно, меня это насторожило, только делать было нечего. Не буду же я с ним за ручку ходить.

Пока отец был на улице, я решил осмотреть их с мамой комнату. Обычно они не разрешали мне туда заходить, отчего мое любопытство только усиливалось. Вряд ли они там что-то прятали, просто, наверное, не хотели, чтобы я бардак там заводил. Сейчас я не собирался делать бедлам, а просто захотел посидеть в их спальне. Да и возраст уже не тот, чтобы игрушки разбрасывать.

Кровать была не заправлена, но мои порывы это исправить пришлось унять, иначе отец бы непременно догадался, что я был в этой комнате. Я сел за отцовский стол и начал перебирать бумаги. Не то, чтобы я что-то искал. Нет. Мне хотелось понять, чем живет мой отец, что его волнует. На столе лежала «Тошнота» Сартра и какие-то наброски старых статей по работе. Я бы тоже хотел работать журналистом в National Geographic: мне трудно представить более интересную для меня профессию. Но отец почему-то всегда был против. Может, я чего не знаю? Или он думает, что я не справлюсь.

В телефонной книге, которая валялась рядом, я нашел кучу номеров, мало о чем мне говорящих. Это была мамина книжка. Я скучаю по маме и по ее голосу. Она так мило говорила «Сашка», что мне это иногда снится.

Через пару часов вернулся отец. В нем что-то изменилось: он сиял от радости, хотя и выглядел растерянным. Папа зашел быстро и не разуваясь, бросив мне в руки какое-то письмо.

- На, читай! – крикнул он.

Его кудри так затряслись, как будто большой поток ветра ворвался в окна, хотя они были закрыты. Меня даже немного испугала его интонация, а такое выражение лица я давно у него не видел.

Я вынул из уже вскрытого им конверта письмо. На конверте значилось: «Сашке и Диме», и стоял наш адрес. Обратного адреса, конечно, не было. Неужели это письмо от мамы? Текст был напечатан на компьютере, что было похоже на маму. Она почти всегда писала письма на ноутбуке.

«Сашка и Дима! Простите меня, что я исчезла. Я понимаю, что вы беспокоитесь, и очень сильно, но не волнуйтесь. Со мной все в порядке, просто мне нужно было уехать. Жаль, что я не могу вам всего рассказать, но, поверьте, по-другому было нельзя.

Я очень по вам скучаю. Иногда даже сталкиваюсь с вами в городе, но так, чтобы вы меня не видели. Это очень сложно объяснить, но сейчас ничего изменить нельзя.

Дима, тебе нужно вернуться на работу. Ты просто убиваешь меня своим внешним видом, ведь я помню, каким красивым ты был. Я люблю тебя. Ради Сашки, ради нас, сделай все возможное и наберись терпения!

Сашка! Почему ты забросил школу? Тебе остался всего год, а ты стал таким ничтожным лодырем! Чтобы я этого больше не видела. Это меня расстраивает.

Со мной все в порядке. Больше писать не могу. Ждите еще писем.

Ваша мама.

Целую!».

Я разревелся как дурак, а отец начал меня обнимать и успокаивать.

- Ты думаешь, мама вернется?! – накинулся я на него с расспросами.

- Конечно! А ты сомневаешься? – как будто недоумевал он.

Я перечитал мамино письмо еще несколько раз и решил, что обязательно начну ходить в школу со следующей недели. Сегодня все равно пятница, и там делать нечего. Может, и отец станет работать?

Никак не могу понять, что же случилось с мамой? И как она может за нами наблюдать? Вдруг, ее похитили? Надеюсь, у нее все будет хорошо.

Вечером мы с отцом даже посмотрели фильм по Первому каналу про каких-то пиратов. Казалось, папу даже сюжет интересует больше, чем меня. Давно его таким не видел. Вот что может сделать мама! Стоит ей только слово сказать, как все меняется.

Мужчины и женщины вообще странные существа. Иногда любят. Иногда ругаются. Пора бы выбрать уже что-то одно.

Вот отец с матерью как заладят: ты не прав, я права, ты не права, я прав… Хоть из дома уходи! Правда, в последнее время они жили дружно, да. Как затишье перед бурей, во время которой мама и исчезла. Просто взяла и исчезла.

 

Папа учится быть мамой

 

Все следующие дни отца словно подменили. Он повеселел и все время говорил, чтобы я не волновался, что с мамой все в порядке, что он вернется и т.д. Как будто я сам ему этого раньше не говорил! Видимо, мамино письмо наконец-то раскрыло ему глаза, и он поверил в чудо как настоящий ребенок. Да, мой отец до сих пор ребенок. И мама так все время говорила. Его машину она называла его игрушкой, а газету – мурзилкой. Папе это всегда нравилось, он словно растворялся в маме. Он говорит, что знает: только мама его никогда не предаст, и ради этого стоит жить.

Как-то маму уволили с работы на радио, потому что подумали, что она обманула редактора, хотя на самом деле это была не она. Так вот отец, узнав о случившемся, был вне себя от гнева. Ему хотелось защитить маму от всего злого и подлого, что есть на этом свете.

Он пошел на радиостанцию, где работала мама, и тайком пробрался в студию. После этого он во весь город заявил по радиомикрофону, что на этой станции работает недоверчивый редактор, который не разбирается, кто его по-настоящему обманывает, ну и все в таких выражениях. В общем, все поняли, что он имеет ввиду. Мы тогда долго смеялись!

- Что хочешь на завтрак, Саш? – спросил отец, разбирая кастрюли.

- Да ладно, пап, иди отдыхай! Я сам справлюсь.

- Нет, сегодня я буду о тебе заботиться. В конце концов, я тебе отец или нет? Итак, вон уже, сколько времени я провалялся без дела. Давай, иди в комнату, займись своими делами, а я пока чего-нибудь тут наколдую нам поесть!

Да, с папой что-то происходит, и это очевидно с каждым часом все больше. Я не мог поверить, что все скоро наладится. Уже и не верилось, что жизнь может стать такой как прежде. Такой, какой она была с мамой.

Сыну или дочери необходимы два крыла, полетав на которых, они смогут отправиться в свой собственный полет. Отец и мать. И это бред, когда говорят, что сыну больше нужен отец, а дочери – мать.

Мне одинаково не хватает ни того, ни другого. Может, я и расту самостоятельным: сам распоряжаюсь, сам готовлю, сам решаю и т.д. но иногда так хочется родного совета или просто полежать на родительском плече, поделиться радостью с теми, кто действительно будет за меня рад.

Да эти люди насквозь меня знают! Помню как-то, когда у Лехи появилась гитара, я ходил сам не свой. Это была моя давняя мечта, но я даже на своей подработке не мог на нее накопить. Я ничего не говорил родителям, чтобы их не расстраивать, и решил, что справлюсь сам. И у меня все равно будет гитара! А на День рождения родители мне сами ее подарили! Я был в шоке. Оказывается, они даже консультировались с Лешкой по поводу модели, чтобы не ошибиться. А сейчас, когда мамы нет, мне даже играть не хочется, хотя уже и скучаю по струнам неимоверно.

Включил телик. Там какие-то дебилы обсуждают, состоится ли концерт Мадонны в Москве. По-моему, этой женщине вообще надо выступать в закрытых помещениях для сугубо озабоченных индивидуумов. Вот уж ее ребенком я бы точно не хотел быть. Интересно, она вообще думает о детской реакции, когда замышляет свои выкрутасы? Тоже мне звезда и «заботливая» мама! Пойду лучше посмотрю, что там отец чудит.

Я своим глазам не поверил! На кухне уже красовался большой красивый торт! Отец ждал реакции, и он ее получил: через полчаса от торта одна треть осталась. Еще дяде Егору хватило, который вечером на чай зашел. Только почему-то папа соседу про письмо не рассказал, и остановил меня знаками, когда я попытался поделиться с Егором нашей радостью. Потом отец сказал, что не хочет, чтобы по двору поползли разные там слухи и тому подобное. Да, наверное, он прав. Мало ли, что люди там начнут сплетничать. Их это вообще не касается.

- Знаешь, пап, ты сегодня прямо себя превзошел! – радостно отметил я, уплетая последний кусок грандиозного торта.

- Это разве торт, - посмеялся он. – Вот у твоей мамы так это торты! А это так – тортик!!!

- Нет, пап, это не просто торт! Это торт по маминому рецепту. Ты как будто за маму сегодня. Мне даже показалось, что она вернулась, но вышла прогуляться, - я сел ближе к отцу и положил ему голову на плечо. Такое твердое отцовское плечо.

- Надо набраться терпения, Сашка, надо набраться терпения! Если мы сумеем дождаться, то мама к нам вернется.

На какое-то время мне показалось, что отец что-то не договаривает. Он стал задумчивым и снова погрузился в тоску. Может, там было еще одно письмо, которого я не видел? Или второй лист? О чем он молчит?

Но я уже не стал его расспрашивать, чтобы не портить такой замечательный день. Впервые за полгода у нас был по-настоящему счастливый день!

А кто-то счастлив от того, что получил скидку или что провалился его конкурент. А кто-то ждет, когда снизятся цены на акции. А мы счастливы – мы ждем маму.

 

Папа бежит на работу

 

Зачем люди работают? Чтобы быть обеспеченным, иметь много денег, покупать диски какого-нибудь там энрикеиглесиаса, а еще им нужно:

- пить кофечайвино в обеденные перерывы, а также на завтрак, обед, полдник, лондонский ти и поздний ужин,

- закупать тонны колготок в сеточку или самовпитывающихся помад,

- притворяться, что не одинок, дрыгая обвисшими складками в ночном клубе,

- хвастать новыми архитектурными аппаратами, когда-то напоминавшими мобильные телефоны,

- баловать кончики пальцев самыми дорогими беспроводными клавишами в мире,

- любоваться собой в блестящих зеркалах, намазавшись кремами, которые убеждают их в неотразимости собственной персоны…

Папа ходит на работу, чтобы ему было интересно жить. Он уже много где побывал и написал об этом в журнале. Да так, что я просто зачитывался. Такое ощущение, что я сам исходил все эти тропы.

Сегодня первый день за полгода, когда отец решил отправиться на работу. Он даже встал рано и погладил себе рубашку, пока я делал вид, что сплю и краем глаза наблюдал за ним. Видела бы мама, как он это делает, она, наверное, долго бы смеялась. Хотя, ради такой работы, я бы тоже рубашку и даже брюки погладил. Только отец не носит брюки. Отец носит джинсы. Сегодня надел какие-то помятые, хотя и хорошие. Помню, он их из Европы как-то привез. Мне еще тогда футболка с надписью «Best day» перепала, ярко-красная!

Отец ушел на работу, я встал и тихонько поднялся с кровати. В школу идти не хотелось, но я мысленно пообещал маме, что сделаю это. Вопрос в том, когда? Вяло поборов остатки сна, я зашаркал на кухню. Кухня - это вообще то место, где жить хочется. Есть горячий чай. И есть немного еды, а что еще нужно? О, да, даже половинка лимона завалялась! Да я сегодня просто буржуй!

В школе меня встретило изумленное лицо ничуть не изменившейся за полгода Варвары Александровны. Классная у нас - дама интересная, хоть и нудит иногда не по делу. Не буду приводить тут ее тираду, благо это мало кому интересно в современном информационно насыщенном обществе.

А вот с Лехой мы наговорились. Он, оказывается, к гитаре еще и усилки обалденные купил. И про маму мою много спрашивал.

- Чего, - говорит, - ты думаешь? Люди просто так исчезают? Нифига! Это все заговор. Смотри, с каждым годом все больше и больше. У меня у знакомых дочь недавно украли, до сих пор не нашли.

- Мама нам письмо прислала…

- Да ты что? Что пишет?

- Говорит, может, вернется. И пока не может нам всего рассказать.

- Хотя бы надежда теперь появилась… Но вдруг вас пугает кто-то от имени мамы. Или обмануть хочет.

- Ну не знаю. Там с такими подробностями, которые она только знает…

- Мало ли! Сейчас знаешь, какие возможности есть? Все выследят, все узнают, если надо…

Я уже не слышал Лешкиных рассуждений, а погрузился в мысли. На которые меня натолкнули его последние слова. А что, если вправду кто-то шутит над нами, и это письмо писала не моя мама? Да, много еще чего не ясного…

Школьный день тянулся долго, да еще вдобавок пришлось выслушивать обвинительные спичи учителей разных профессий. Дескать, в школу не ходил, сякой такой, и пощады не заслуживаю. Только мне было уже все равно, я все думал о словах Лешки.

С последнего урока мы с Лехой сбежали, и прошлялись по городу до самого вечера. Потом уже, когда холодно стало, я сказал ему, что пойду домой, хотя и видел, что он еще со мной не наговорился. Только ноги уже совсем обмокли, и я боялся вдобавок ко всему простудиться.

Квартира. Наша квартира встретила меня вкусным ароматом. Я не перестаю удивляться! Отец стоит в фартуке и что-то готовит, напевая «all you need is love»…

Просто телешоу какое-то, только наяву!

- А, Сашка, заходи, раздевайся! Как школа? Сильно ругали?

- Да так, поколбасили немножко. А у тебя что с работой? Не выгнали?

- Неа! Оказывается, меня просто таки заждались, и очень радовались моему возвращению. Я даже удивился. В общем, все нормально.

- А экспедиция? Ты едешь в Африку?

- Африка, - ответил отец, немного помолчав. – Понимаешь, сейчас не то время, чтобы ездить в экспедиции. Мне дали хороший заказ, и я смогу подзаработать, не уезжая из города. Понимаешь, я не хочу оставлять тебя одного.

Я понимаю. Поэтому и не пытаюсь его отговорить. Не хватало еще и без отца остаться! Вообще, я бы, наверное, ездил в экспедиции только если бы со мной моя женщина ездила.

Папа вообще стал беспомощным. Я, наверное, был бы таким же. Жаль, что я еще не умею любить. Может, и умею, но кому я это покажу. Конечно, не жду принцессу на горошине, но верю в свои чувства.

Папа – это я, или я - это папа?

Вот интересно, как отец продолжается во мне? Кровью? Мыслями?

Невозможно мне представить, как наследуется личность. Если мыслить глобально, то на свете живет один человек, который перерождается во многие мысли и лица. Я – это тот же папа, только молодой. Не из рода, а в род. Не из тела, а в дух.

Кого из них я люблю больше. Себя или отца? Думаю, что отца: без него бы меня не было. А Бог, наверное, смотрит сверху и наблюдает. Обстоятельства такие, что люди вышли за пределы. Их уже не устраивает власть. Они хотят неба, а неба на всех не хватает.

И главное, что никто не может предложить альтернативную версию. Есть небо. Есть земля. А то, что между ними – люди - пытается обладать всем. И никому в голову не придет, что земля дана нам в аренду. В любой момент ее хозяин сможет отобрать за нерадивое обращение.

Что-то я в эзотерику какую-то ударился, хотя и полезно иногда.

Если сложить все мои представления о мире, то получится мусорный бак питерского двора-колодца. Там нет сортировки. Там нет гармонии. Там есть хаос и много разных ароматов, которые вместе образуют отвратную совершенно вонь.

Интересно, отец, когда взрослел, мучался такими идеями? Думал о смерти? Наверное, он тоже в один из дней обвел все свои вены и стал похож на картинку из учебника анатомии.

Опять же женщины. Я все никак не пойму, почему некоторые мужчины гребут всех дам под одну гребенку. Дескать, такие-сякие, и все тут. А я наблюдаю за именами. Среди Леночек много недалеких. Среди Кать – одни шлюхи. Среди Маш много простоватых. Среди Оль – благочестивых. Среди Настасий – мудрых. Полины представляются мне некой квинтэссенцией и идеалом. Но тут опять же все спорно. 1% из 100 окажется вдруг нормальным, и ты его пропускаешь, как потрясающий фильм с непонравившимся названием. Есть счастливые для тебя числа, а есть неприятные для тебя имена.

Вообще, мне трудно представить себя с женщиной. Видимо, я еще не дорос, или просто кишка тонка пока.

Например, я женюсь. Что я буду делать?

 

Я бы хотел:

 

- гулять по вечерам за руки,

- заворачивать свою женщину в одеяло и нести из ванны на кровать,

- расчесывать ее длинные волосы,

- завязывать шнурки, когда она выставляет мне свою упругую ножку,

- выворачивать налицо ее вещи, которые она оставила на изнанке,

- держать ее за руку, когда она жмется ко мне, завидев собаку,

- делать все то, что не делают остальные после первого месяца женитьбы…

 

А что получится?

 

- семейные скандалы,

- недоверие,

- замашки на значительность каждой персоны,

- грязные чашки с плесенью на подоконниках и под кроватью,

- пакетики лекарств под подушкой,

- ты виновата! Нет, это ты виноват!

- Я сегодня не приду ночевать,

- Кого ты хотела обмануть?

- Еще раз так скажешь…

 

Но я все-таки мечтаю. Иногда, когда долго не могу заснуть, я начинаю представлять.

Как будто мне лет 30, а у меня еще никого нет. И самое главное - никого не надо. А потом, я как будто в кафе. Сижу за столиком, кручу в руках газету, пью зеленый чай. За соседний столик садится девушка, но ее лицо я боюсь представить. Я мечтаю обо всем, кроме ее лица. Мне не важно, какого цвета ее волосы. Какие она носит чулки. Какой формы ее зубы.

И каждый раз, когда я заканчиваю мечтать, девушка словно снимает маску с лица. Это моя мама. Я не хочу, чтобы это была моя мать. Но все время получается именно так.

Мама – не идеальная женщина, и я это понимаю. Просто хочется похожее создание найти. Многие мужчины так поступают или они даже не знают этого, но подсознательно на это решаются.

Наверное, это просто детское желание тепла. Или просто не хватает мамы. Ее же нет рядом.

Как-то я спросил у отца, почему он выбрал маму. Ответ был неожиданным. Оказывается, это мама сама его выбрала. Новый век - новые правила. А какая разница - кто выбирает, если все равно есть любовь?

Сегодня звонил Ирине. Она живет по соседству, и иногда мечтает обо мне. Это она мне сама сказала около года назад. Я думал, она повзрослела, и нам будет, о чем поговорить. Но нет - все та же косметика, и все те же шмотки. И еще -какойхорошийновыйлакпоявилсявкаталогеэйвон.

МРАЗНО!

Как можно быть такой тупой?

Мне, видимо, нужная какая-нибудь полумонастырская Полина из лесу. Хотя, и не только в дремучих местах такие бывают. Вот папа же нашел маму. А вдруг, она была последняя?

Вообще, - завести кота, и не мучаться. Тепло!

Впервые за последние месяцы я взял гитару и попытался хоть что-то наиграть. Пальцы отвыкли от струн, поэтому поначалу получалась какая-то лажа. Если человеку сказать, что он талантлив, и у него все получится, он станет гением. Если сказать, что он полный лажовщик, то он может сломаться и забросить инструмент.

Человек рождается. Вырастает. Становится взрослым. Ходит на работу и носит галстуки. Пьет кофе по утрам и трет пятки пемзой. Ему снятся длинные машины и кошки с розовыми бантами.

Просыпается.

Вдруг что-то резкое случается.

Теперь не нужны галстуки.

Фарфоровые чашки.

Деньги.

Он узнал истину. Скоро будет зима, а его это не пугает. О чем это я? Наверное, о том, что, однажды озарение приходит к каждому человеку. Но не все могут распознать его сквозь химически насыщенное пиво и кипу деловых бумаг.

И, конечно, многие думают, что они не такие. Они, конечно, не тратят дни попусту. Каждый день живут как последний. А на деле?

Какая разница между ощущением, что ты живешь последние дни и знанием этого? Просто солнце посмотрит на тебя и не найдет. Не нужно особенных слов, сочувствий, жалости. Просто последний день. Как бы вы провели этот день, если бы знали, что он последний? Да никак… Как и все остальные…

На деле я такой же неуменыш, как и мы все. Где-то в глубине меня сидит эта мечта. О том, что истина откроется и мне. Но что я должен для этого сделать? Может, стать папой? Пока я похож на какого-то молокососа или укурыша, которым мало кто интересуется.

Обратите на меня внимание. Я умный молодой человек.

Сегодня я отослал пару своих рассказов по всем издательствам, которые нашел в инете. Во дурак! Папа бы так не сделал.

Самые добрые ответы были такими:

«Уважаемый Александр.

Признательны Вам за внимание к нашему издательству. Однако редакторам

"надо уметь говорить NO": Ваша рукопись не вписывается в наши планы.

Всего Вам доброго.

Литературный отдел Издательства Х».

А это уже от офис-менеджера, который забивает ответы авторам:

«МНЕ понравилось, но я - не издатель и не печатаю. Ищите и Вас обязательно напечатают».

Еще я написал письмо Паоло Коэльо. Интересный он писатель, и меня к нему как-то тянет. Слава Богу, я не фанатею, а умею читать между строк. Мне даже ответ пришел:

«Dear Alexander,

Thank you for your kind email.

Always follow your dreams and fight for them with faith.

May love always be your guide in every moment of your life.

Paulo Coelho».

Я надолго запомню эти слова.

Какие-то странные вещи стали со мной происходить. Вчера стою почти на трамвайных рельсах. Слышу, как мне сигналит трамвай. Я его слышу. Но это как будто не мне. Не оборачиваюсь. Не двигаюсь. Я не могу двигаться, хотя понимаю, что трамвай трезвонит именно мне. Вдруг чья-то рука вытаскивает меня с рельс. Видел только, что молодого человека, судя по куртке. Я даже не оборачиваюсь на него. Не говорю «спасибо». Он уезжает на маршрутке. Мне стыдно.

Иногда мне вообще кажется, что я многого не достоин. Как в детстве говорили: не заслужил. Подаст кто-нибудь ягод мытых, а я думаю - я этого не достоин! То ли я слишком плох для этого... или мне как-то не по себе. Факт один - я чувствую себя недостойным.

Причем, это проявляется в любой мелочи: пусть кто-то даже ручку мою поднимет или место уступит - не достоин. Каждый раз хочется повторять бессчетное число СПАСИБО за всякую мелочь, не говоря уже о серьезном... или это просто заниженная самооценка...

Папа, помоги мне…

Папа варит вкусный кофе, но поступает неправильно

Один католический монах, довольно праведного вида познакомил меня с Папой Римским. Он выглядел совершенно не таким, каким его привычно разглядывать по ТВ. Среднего роста дряхлый мужчина с сединой и в черном католическом одеянии.

После знакомства, мы с Папой римским оказались в комнате, и я задумал спрашивать его о вере. Но он начал нести какие-то гнусности, так, что я даже испугался. Я понял, что он совершенно не тот, за кого себя выдает.

Я испугался и побежал на кухню к тому монаху, который нас собственно и познакомил. Странное дело: когда я вбежал в кухню, Папа Римский уже сидел за кухонным столом напротив того самого монаха!

Римский сидел и преспокойно чистил что-то своими дряхлыми руками с выпирающими венами.

Я подбежал к монаху, вцепился в него и стал кричать, показывая пальцем на Папу:

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!...

Все то время, пока я кричал, я смотрел на Римского, а он на меня. Когда он услышал про себя ЕРЕТИК, лицо его исказилось ровно настолько, насколько я понял, что он не тот, за кого все его считают. Это еще больше убедило в меня в истинности моих догадок, и я продолжил:

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!

-ОН ЕРЕТИК!...

Папа еле растолкал меня и сказал, что я сильно кричал во сне. И почему утренние сны всегда такие страшные? По ходу, отец не на шутку испугался. Я рассказал ему мой сон, и он его очень огорчил.

Но мой страх быстро прошел. Я умылся холодной водой, рассказал ей про сон и потихоньку успокоился.

На кухне отец уже варил кофе. Запах – просто обалдеть. Как будто расцвело много вкусных деревьев, а ты не знаешь, как они называются. Пытаешься принюхаться и понимаешь, что твой нос вплотную прижался к горячей кофеварке.

Сегодня отец показался мне каким-то волшебником из рекламы шоколада. Ему под силу сотворить все самое небесное. Ему под силу все.

В школе сегодня был один урок. И тот – физкультура. Поэтому, когда папа закрыл за собой дверь, я улегся на диван. В школу не пошел.

Пошел опять комнату родителей исследовать. Меня туда непреодолимо тянуло. Запретный плод сладок. Немного порывшись на отцовском столе и ничего интересного там не обнаружив, я залез в отцовский комп.

Там стоял пароль. Это уже интересно. Папе есть что скрывать или это просто защитный механизм такой?

Начинаю подбирать слова и числа. Все известные мне дни рождения провалились. Даже дата свадьбы родительской оказалось зря введенной. Мамины и папины имена тоже ничего полезного для входа не принесли. Что же отец здесь загадал?

31032006. Сработало. Все-таки я знаю отца. Для него сейчас самая главная дата - день исчезновения мамы.

Для начала посмотрим все недавние документы. Меня начала мучить совесть, но остановиться я уже не мог. Хотелось завладеть всеми мыслями папы, чтобы все о нем знать. Я все еще считал, что он чего-то недоговаривает. Иногда мне кажется, ему приходится от меня скрывать что-то. Или просто я такой подозрительный. Спрашивать напрямую бесполезно, он не признается. Остается только самому искать.

В недавних документах было мало вордовских файлов. В основном, фотографии и какие-то картинки по работе. Мамины фотографии. У моря. На песке. На волнах. Какая же она красивая.

Больше ничего интересного не было, и я пошел на крайние меры. Я сделал видимыми все скрытые файлы. Мое внимание привлек неприметный файл «письмо1.doc». Тутже открыл его и начал читать. Что это такое???

«Сашка и Дима! Простите меня, что я исчезла. Я понимаю, что вы беспокоитесь, и очень сильно, но не волнуйтесь. Со мной все в порядке, просто мне нужно было уехать…». Автор документа: Dmitriy.

Я не мог поверить своим глазам. Дата создания документа: как раз тот самый день, предшествующий папиному обнаружению письма от мамы.

Как он мог? Написать письмо от маминого имени, да еще и меня обдурить. Зачем ему это нужно? Значит, он знает то, чего не знаю я.

Не верится, что он мог так со мной поступить. Неужели его сердце даже не дрогнуло?

Я взял мобилу и набрал папин номер, но тут же остановился. Наверное, он все равно что-нибудь придумает и ничего мне не расскажет. В крайнем случае, найдет какое-нибудь оправдание. Я не хотел больше смотреть, как отец теряется. Как отец лжет. Хочу, чтобы в моих глазах он по-прежнему остался сильным человеком.

Но что же делать? Как узнать правду о маме? Может, почитать его почту. Или начать слежку. Это как-то низко, но то, что он со мной делает…я имею право на правду!

Снова мне показалось, что я остался один. Могу ли верить теперь отцу. Видимо, там совсем что-то страшное происходит, что он пишет письма за маму. И как мне реагировать на следующие письма? Что он еще придумает. Какую сказку сочинит на этот раз.

Я считаю себя уже довольно взрослым человеком, чтобы вынести столь тяжелую информацию.

Как-то они с мамой скрыли от меня смерть моей собаки. Тогда они сказали, что она пропала, а после Лешка выразил мне сочувствие, что пса задавила машина. Тогда это было как предательство, от которого некуда деться. Мы хотели тебя уберечь от боли, сынок! И кем же я вырасту, если все меня будут беречь?

Ничего, кроме растения из меня не получится.

Я вспомнил утренний сон. Что-то он мне напомнил. Там был папа, и он оказался не тем человеком, за которого его все принимали. Так и получилось…

Предвидение?

 

Папа водит меня за нос

 

Папа пришел и вел себя, как ни в чем не бывало. Было очень трудно сдержать себя и притворяться, будто все как прежде. Но я решил вести игру до конца. Не хочет рассказывать - не надо. Я все равно докопаюсь.

Неожиданно отец достал из своего портфеля конверт. Очередное письмо от мамы, видимо, настрочил. Наверное, на работе постарался.

- Я не стал открывать и читать без тебя, - уведомил меня он фальшиво взволнованным голосом.

- И правильно, - уныло промямлил я.

«Мои родные! Как же я по вам соскучилась. Вам, наверное, тоже очень трудно без меня. Потерпите еще немного. Здесь у меня тепло, и все в порядке. Иногда правда плакать хочется – так скучаю.

Не забывайте меня!

Мама».

В этот раз его фантазия была не слишком бурной. Видимо, мало времени на работе выдалось. Отец начал спрашивать, чего такой грустный. Снова, хотел было, сказать ему правду, но сила воли меня остановила.

- Пап, а ты не знаешь, почему некоторые люди врут?

- Какие люди? Тебя кто-то обманул?

- Да …

- Кто?

- Да так…

Весь вечер и полночи я пролежал с открытыми глазами. Не мог уснуть.

Я решил следить за отцом. Пусть, это подло, но не подлее, чем его дела. Просто не пойду завтра в школу, а притворюсь спящим.

Оденусь и пойду следить.

Тайное всегда становится явным. Отец, наверняка, мучается совестью. Но как искусно он играет! Актер, - вы только посмотрите!

Из моего окна виден другой дом. Там у меня есть любимый балкон. Не балкон мне, конечно, нравится, а человек, его владелец. Выходит каждый вечер и пьет чай.

Кажется, что бы ни случилось, он все равно выйдет и будет пить свой чай. Я даже уже изучил весь его чайный сервиз, и какие печенья он любит.

Хотел даже с ним познакомиться, но не стал. Побоялся, что мои представления не совпадут с реальностью. Вдруг, он урод какой-нибудь. Забавно, маньяк, пьющий по вечерам чай на балконе.

Вот фантазия разыгралась.

 

Папа, за которым следит сын

 

Никогда не приходилось ни за кем следить. В шпионов мы играли, конечно, в детстве, но вот чтоб так, по-настоящему, - никогда.

Сначала мне показалось это забавным, но быстро надоело. Приходилось постоянно держать все под контролем. Каждый шаг. Каждый вздох. Отец мог обернуться на любой шорох.

Ага, уже интересно. На работу он идти и не собирался. А еще чего-то парил вчера, что идет важное совещание, и что он боится опоздать. Хоть бы промолчал просто.

Сначала я думал, что он пошел к одному из своих знакомых. Но нет. Здесь никто из его друзей не живет.

В один момент мне показалось, что отец меня все-таки увидел. Я прижался к дереву и перестал смотреть. Только бы не заметил. Только бы не заметил.

Чувствуешь себя Калле Блюкмвистом, разве что только большого роста. Взрослый, а туда же.

Ну, все. Я потерял папу из виду. Вот ушлепок. Проследить и то не могу. Я сел на асфальт и стал думать, куда же отец мог пойти. Может, на мамину могилу? Нет, я не хотел и думать об этом.

А вот и он. Оказывается, в магазине все это время проторчал. И пакет какой-то у него в руках новый колышется. А несется-то, несется-то.

Может, любовницу завел? Мама бы этого не пережила. Да, и я тоже всегда считал их идеальной парой. Вдруг, мама съехала, потому что узнала о любовнице? А мне теперь мозги парят!

Но хватит. Пора уже и дело знать. Ну вот, он сел на маршрутку. Пришлось взять такси и мчаться за ним.

- А куда вы так торопитесь, молодой человек? – неприлично поинтересовался веселый таксист.

- Надо поймать человека.

- Даже так.

- Вас это не должно волновать.

И водитель заткнулся.

- Шпионские игры, - пробурчал он, запивая сигарету кока-колой.

- Рак пищевода будет, - предупредил я. – От колы вашей.

- Не будет, - мудрено протянул он.

Я попросил таксиста остановиться чуть подальше той самой маршрутки, в которой убегал от меня отец.

Пошел дождь, и мне пришлось надеть капюшон. Это немного затрудняло слежку, но в целом было ничего так.

Папа, тем временем, плевал на дождь. Он уверенным гуманитарным шагом направился к какому-то синему зданию. Издалека я не мог разглядеть, что написано на его табличке у входа. Я решил дождаться, пока отец зайдет внутрь, и лишь после приступать к расследованию.

Как только отец вошел, я стал выжидать положенные, как мне казалось, минуты и двинулся к синему зданию.

Подойдя немного ближе, я увидел ту самую табличку.

ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА № 35.

Значилось на ней.

Отец болен? Почему он мне ничего не сказал? Неужели бы я его не понял! А вдруг, у него шизофрения? И поэтому он пишет эти самые письма? И в туалете еще прячется. Надеюсь, что все не так плохо. Может, это просто рядовой визит к своему терапевту. Хотя нет, это в поликлинику ему тогда надо. А это больница.

Значит, это не с ним что-то не так. Может, коллега заболел? Или родственник наш какой-нибудь?

Надо зайти внутрь. Как всегда обшарпанные скучные коридоры. Холодные до невозможности.

- Вы куда, молодой человек? – преградила мне дорогу седая бабулька-одуванчик.

- Я…я… Понимаете, мы тут с отцом пришли, а я немного отстал, и он сказал, чтобы я его догнал. Вы не видели такого высокого мужчину в светлом плаще?

- Видела, конечно. Он у нас частенько бывает. А вы сын, что ль ему?

- Да, я его сын. А куда он пошел, не скажете?

- Да на третий. К тяжелым пошел. Ой, сынок, как я вам сочувствую…

- Ага, спасибо…я пошел.

Мне стало страшно. Мне действительно стало страшно. Почему она нам сочувствует? Что такого скрывает мой отец? Неужели, он, все-таки, болен и ходит сюда подлечиться?

Я поднялся на третий и стал присматриваться. Конечно, ничего так сразу и не поймешь. Врачи, больные люди, каталки, инвалидные коляски….

Тогда я решил дождаться, откуда выйдет отец. Я занял невидимую нейтральную позицию за углом и стал наблюдать. Через полчаса отец вышел из палаты № 7. он был очень подавлен и еле двигал ноги. Что ему сказали? Кто он - мой отец?

Я хотел было, кинуться к нему, но вовремя остановился. Моей задачей было – выяснить, кого от меня скрывает отец в этой самой палате. Подождав еще 15 минут и набравшись силы, я тихонько заглянул в палату. Дверь была открыта, и я мог подробно осмотреть всех больных.

Куча инвалидных колясок. Почти все спят. Я стал всматриваться в лица, надеясь найти хоть одно знакомое. Но тщетно. Я уже было, собрался уходить, но тут мой взгляд остановился на гранатового цвета герберах.

Мама любила герберы. Я не мог поверить своим глазам. Всматриваясь в лицо этой спящей под системой женщины, я все больше узнавал в ней маму. Неужели это она? Ее руки были в каких-то медицинских повязках. Видно, что ей трудно шевелиться.

Что это? Рядом с маминой кроватью стояла…инвалидная коляска.

Я заплакал. Я всегда видел маму сильной и бодрой. Что с ней случилось? Почему они мне ничего не сказали???!!!

- Молодой человек, - услышал я за спиной. – Время посещений закончилось.

Я обернулся и увидел медсестру. Побрел домой. Совсем расхотелось кого-либо видеть. В школу я, естественно, уже не пойду…

Отец пришел поздно. Видимо, еще на работе пришлось задержаться из-за того, что в больнице был с утра.

- Как там школа? – устало спросил он.

- Я не был…

- Не был в школе? Почему?

- Не знаю. Проспал, наверное.

Мне совершенно не хотелось говорить. Нужно было время, чтобы осознать все произошедшее. Заем же мы тогда клеили объявления о поиске мамы? Зачем мы так страдали? Или когда ее нашли в таком состоянии, отец решил не говорить, что объявления помогли?

Наверное, они мечтают представить мне маму в радостном готовом виде. После лечения. Здоровую.

Но я же люблю любую маму. Не понимаю.

Я решил, что не могу сидеть, сложа руки. Надо было что-то делать. Мне казалось, что я не выдержу так долго, пока они решат, как мне все рассказать. А друг это затянется на несколько лет?

Это трусость или что? Почему они молчат? Жалеют? Не хочу, чтобы меня жалели. Не люблю я этого.

 

Папа не знает, что сын пошел в синее здание

 

Отец будил меня с утра в школу. Но я сказался хворым и не пошел. Разве в такой день я мог пойти в школу?

Сегодня я иду в синее здание.

Всю ночь я думал, что я как будто предаю папу. Может, мне стоило ему все рассказать? Поговорить? Но я, кажется, понял. Родители думают, что это будет травма для меня. Пусть думают, но это не так.

Странные они такие. Неужели они думают, что если мама - инвалид, я буду меньше ее любить? И мне не стыдно, что моя мама инвалид. Мне не стыдно, что я ее сын.

Я надел белую рубашку и закрыл за собой дверь. Начиналось самое страшное. Корвалол дома кончился.

Сегодня я хотел получить развязку.

Я как раз пришел в утренние приемные часы, и вчерашняя вахтерша сразу меня узнала. Маму пришел проведать, сынок.

У меня мурашки по коже пробежали от таких слов. Знала бы она, чем далось мне это «маму проведать». Хотя, что это я. Она же тут совсем не причем. Не время искать виноватых.

Время искать маму, и я пошел на третий этаж. Еще было время передумать, но меня уже не остановить.

Я приблизился к палате номер 7. Сегодня она почему-то казалась мне еще больше. Я открыл дверь. Некоторые пациенты спали. В том числе, и мама. Рядом с ней - все та же коляска.

Я осторожно положил купленную для нее оранжевую герберу на тумбочку и мягко сел на кровать. Видимо, отец придет вечером, раз она его не ждет. Я смотрю, как мама спит. Как же давно я этого не видел!

Минут через пятнадцать мама зашевелилась. Я заплакал. Сейчас она откроет глаза.

Открыла.

Плачу.

Она протирает глаза.

Я - плачу.

Она смотрит.

Она молчит.

Я – плачу.

Она говорит: «Сынок…».

Я – плачу.

Мы молча обнялись. Маме нельзя вставать, поэтому я старался ее не напрягать. Она тоже заплакала. Как будто ребенок, честное слово.

Я не выдержал напряжения и выбежал за дверь. В туалете меня сильно вывернуло. Тошнило, и кружилась голова. Какая-то медсестра напоила меня карвололом, и я смог вернуться к маме.

Оказывается, она попала под машину.

Оказывается, объявления - это фарс.

Оказывается, папа писал письма под ее диктовку.

Оказывается, они не хотели, чтобы я видел маму в таком виде.

Оказывается, они думали все это скрывать, пока мама не встанет на ноги.

Оказывается, мама давно может наблюдаться дома, но они платят, чтобы она лежала здесь. Чтобы я этого не видел.

Оказывается…

 

Сын делает папе сюрприз

 

Мы с мамой решили, что так будет лучше. Я рассказал ей все, что происходило во время ее отсутствия. Она тысячи раз просил прощения. Я тысячи раз просил прощения.

Папа не поверил своим глазам, когда открыл дверь.

Мы были вместе.

Мы снова были все вместе.

All inclusive

P.S.:

Папа сказал, что в этой жизни все включено. И горе, и радость, и небо, и земля, и низко, и высоко, и вера, и предательство… И одно без другого быть не может. All inclusive.

Комментарии: 1
  • #1

    pervayarosa (Среда, 16 Октябрь 2013 20:41)

    Уважаемые читатели! Авторы с большим волнением ждут ваших отзывов и комментарий. Пишите, делитесь своими мыслями о прочитанном. Ваши пожелания, добрые слова или критика просто необходимы.