ЮЛИЯ ЗАБОЛОТНАЯ

ЖИТЬ РАДИ МЕСТИ

ПРОЛОГ

 

Как же прекрасно жить в этом чудесном мире!

Как игриво щебечут птички, удобно расположившись на ветках стройных деревьев!

Какое красивое ванильное небо с мирно плывущими облаками!

А как ярко светит солнце, согревая всех своим теплом!

Как волнительно становится в груди от лёгкого прикосновения ветерка к волосам!

Я стою на берегу у моря и зачарованно смотрю на красоту, распростёртую вокруг.

Смотрю на накатывающиеся волны, на море и плачу…

Я плачу от счастья.

Я все ещё не могу поверить, что смогла выжить, когда повсюду были только враги. Когда даже любимый человек отвернулся от меня, не сумев всё понять и простить… Но я выжила! Я словно феникс, превратившись в прах, снова возродилась. Я смогла после всего пережитого расправить гордо плечи и поднять высоко голову. И пусть на моём лице пока ещё едва уловимая улыбка, и на глазах порой выступают слёзы обиды и боли, а в груди иногда становится очень тяжело, я знаю, что смогу скоро беззаботно и открыто всем и всему улыбнуться. Я смогу засмеяться от души, но…не сейчас. Сейчас я просто рада тому, что живу!

Когда я вспоминаю своё прошлое, мне становится так горько и скверно на душе, что поневоле по телу пробегают мурашки. Я содрогаюсь от того ужаса, что пришлось пережить! Но, тем не менее, не перестаю удивляться своей силе воли. После всего случившегося во мне нашлось столько желания бороться за себя и за других, что до сих пор поражаюсь.

Если ранее я считала себя наивной, беззащитной девчонкой, то впоследствии я поменяла это мнение на совершенно противоположное. Оказалось, что защищаться нужно не мне, защищаться нужно от меня.

Я верю в Бога, но если ранее, когда меня ударяли по правой щеке, я подставляла левую, то теперь…я бью в ответ. Когда меня оскорбляют, я не опускаю глаза и не прощаю, а просто откладываю обиды на полочку в своей душе, словно книгу в шкаф. А когда пойму, что созрела и готова прочесть сей фолиант, я открываю его и…

Да, не думала, что я такая жестокая и беспощадная. Ведь ранее я не находила в себе подобных качеств. Возможно, такой меня сделали…люди. Когда начинаешь слепо любить и доверять, очень часто можно оказаться в руках недобросовестных людей, которые просто пользуются окружающими, не принимая в расчет, чьи бы то ни было чувства и принципы. Ранее я безоговорочно питала доверие ко всем и всему. Я не могла даже и подумать, что однажды стану жертвой своей наивности…

 

ГЛАВА 1

Университет

 

Внимательно слушая преподавателя, мы с подружкой успевали ещё переброситься парой слов.

– Ты вся сияешь, – заметила, улыбаясь, Люся и вопросительно взглянула на меня.

Ответом ей было сообщение на моем телефоне, пришедшее от Егора: «Привет, моя милая девочка! Я уже соскучился по тебе! Жду у входа».

Недолго думая, я подняла руку и попросила разрешения выйти из аудитории. Сбегая вниз по лестнице, я могла думать только о Егоре, встрече с ним, обворожительным молодым человеком, который заставил мое юное сердечко трепетать и волноваться. Пробегая мимо зеркала, я задержалась возле него, дабы поправить свои длинные светлые волосы, и улыбнулась отражению.

Егор стоял возле машины с большим букетом роз, который он протянул мне как только я оказалась рядом.

– Боже, какие они красивые! – восхищённо воскликнула я, поднося цветы к лицу. – И как потрясающе пахнут! У-у-ум!

– Да, они прекрасны, – слегка с хрипотцой произнёс кавалер, – но не прекрасней, чем ты. Ты затмеваешь своей красотой всё вокруг!

Я засмеялась от столь лестных слов и опустила вниз глаза, стараясь скрыть волнение.

– Ну вот, я снова тебя засмущал, – продолжил Егор. – Анфиса, брось! Мои слова – чистая правда! Ты очаровательная девушка! Когда я увидел тебя сидящей возле фонтана, то был просто ослеплен твоей красотой!

– Егор, ну прекрати, – попыталась возразить я.

– Хорошо, раз уж ты так реагируешь на мои комплименты, то я умолкаю, чтобы не вводить тебя снова в смущение. Фиса, а как ты смотришь на то, если мы с тобой сегодня вечерком сходим куда-нибудь? Например, в ресторан?

– С удовольствием, – ответила я и улыбнулась молодому человеку своей самой обворожительной улыбкой, способной растопить даже холодное сердце.

– Тогда до вечера, – и неожиданно поцеловав меня в щёку, Егор сел в машину и стремительно уехал, не дав мне даже опомниться от столь приятного поцелуя.

Я долго стояла неподвижно и смотрела в никуда, держа около груди драгоценный букет роз от человека, который одним своим взглядом парализует меня и заставляет сердце бешено колотиться внутри.

«Да, – думала я про себя, – кажется, влюбилась ты, Анфиска. Нет? А почему же сердечко того гляди и выпрыгнет!? Почему ты стоишь посреди дороги и сияешь!? Анфиска, ты точно «втюрилась» в этого красавчика! Да и глупо отрицать сей факт. Притом, что плохого в таком чувстве, как любовь? Ведь когда ты любишь, ты знаешь, для чего ты живёшь. Любовь даёт силы. Любовь делает нас богаче. Любовь дарует ключ, способный открыть ворота к счастью…»

И я отдалась этому чувству…

Но если б я только знала, чем обернётся для меня эта ЛЮБОВЬ!

 

ГЛАВА 2

 

Прошёл всего год, а жизнь моя кардинально изменилась.

Я вынуждена жить под чужим именем и в чужом городе.

Я живу чужой жизнью, моя же, собственная, осталась в небытие. Да и можно ли назвать ту жизнь настоящей!? Я не жила, а просто существовала! Просыпаясь каждый день, я горько плакала оттого, что Господь Бог и в этот раз не послал мне смерти. Каждый день я надеялась, что вот он – мой последний день на этой земле, а завтра меня уже не будет.

Но нет! Всевышний заставлял меня жить, страдая.

Заставлял жить, проклиная всё и всех.

Я жила в публичном доме, куда меня доставил мой драгоценный и любимый, как казалось, человек!

Да, Егор!

В тот злополучный вечер парень заехал за мной, и мы направились в ресторан «Айсберг любви». Я была очарована великолепием развлекательного заведения. Ещё ни разу мне не доводилось бывать в подобных местах. Егор же, в отличие от меня, вёл себя раскованно и непринуждённо.

Мы сидели за столиком друг напротив друга. Егор не переставал восхищаться моей красотой и непосредственностью и постоянно подливал мне вина, чему я не придавала значения, полностью доверившись своему спутнику.

Сейчас же я с горечью понимаю, какой же наивной и глупой я была девчонкой…

Когда я была уже изрядно пьяна, Егор предложил показать свой холостяцкий дом. Не задумываясь, я дала согласие на его предложение. По дороге мои мысли занимало то, что сегодня ночью между нами произойдёт близость. Нет, я не боялась! Я была внутренне готова к этому. Мне даже хотелось, чтобы моим первым мужчиной был именно ОН!

Боже, теперь же я содрогаюсь от отвращения, вспоминая подобные мысли!

Когда мы зашли в дом, предо мной предстала ужасная картина: двое здоровенных мужчин поднимали по лестнице вырывающуюся молодую девушку.

Я с испугом взглянула на Егора:

– Это и есть твой холостяцкий дом?

И тут в его глазах я увидела столько злости и жестокости, что начала пятиться назад к двери. Но парень резко схватил меня за руку, дернув к себе.

– Куда же ты вознамерилась, маленькая шлюшка?! Собралась домой? Не рано ли? – его издевательский смех зазвенел в моих ушах. – Мы даже с тобой не приступили к тому, зачем сюда ты ехала. – И снова его гогот раздался в пустом зале.

В этот момент я не могла узнать человека, которому отдала сердце. Я не могла поверить в его слова! Я надеялась на то, что всё, что было сказано, просто какая-то глупая шутка. Но мои мысли были прерваны сразу, как только ко мне подошли парни и, ухватив под обе руки, поволокли непонятно куда. Грубо затолкав в помещение, невзирая на крики и попытки сопротивления, они закрыли дверь снаружи на ключ.

Я осталась наедине с тишиной… Оглушающей… Пугающей… Только она и я… Тет-а-тет.

Смысл всего происходящего начал доходить до меня с большим трудом. Я всё ещё надеялась, что сейчас придёт Егор и заберёт отсюда, объявив своё поведение розыгрышем.

Да, именно так и будет! Он же шутит! Такого просто не могло со мной произойти! Подобные вещи я видела лишь по телевидению и читала в детективных рассказах, где жертвами становились красивые и богатые девушки. Я же… Никогда не считала себя красавицей, хотя окружающие только и твердили о моём очаровании, которому невозможно не поддаться. Но, глядя на себя в зеркало, я видела обычную, ничем не примечательную девчонку. А про богатство я и вовсе молчу. Сирота, у которой за душой ни гроша…

Целый час я пыталась успокоить себя различными предположениями, пока…

Дверь открылась, и на пороге показались трое мужчин, завидев меня, которые противно оскалились. Один из них произнёс:

– Привяжите её к кровати!

Не успела я опомниться, как эти двое схватили меня и моментально привязали верёвками и руки, и ноги к кровати.

– Молодцы, ребята! – похвалил их всё тот же мужлан и подошёл ко мне, взяв за подбородок. – Ну что, детка, поиграем?

Он снял с себя брюки и перелез через меня, расположившись своим достоинством перед моим лицом.

– Сделай папочке приятное, куколка! – и он громко загоготал. Поначалу я пыталась отворачиваться, но тут он резко схватил меня за волосы и намотал их себе на руку, и почти засунул свой орган в рот. Мне ничего не оставалось, как подчиниться его воле.

Это насилие продолжалось, наверное, целую вечность. Я молила Бога, чтобы он послал мне смерть.

Когда мужчина слез с кровати, он взял бутылку шампанского, вылив её содержимое в стоявшее в углу ведро, и направился вновь в мою сторону. Содрав одежду, он поднёс горлышко бутылки к моему самому интимному месту и резко двинул её вперёд. Я истошно закричала от ужасной боли.

– Ах, ты, наша девственница! – и толпа издевателей засмеялась животным смехом.

Я обливалась слезами, прося своего мучителя о пощаде, но всё было тщетно. Что было после, мне даже не хочется вспоминать.

Проснулась я уже следующим утром от чудовищной боли во всём теле. Я не смогла даже пошевелиться. Когда я попыталась позвать хоть кого-нибудь на помощь, то оказалось, что у меня совершенно пропал голос.

Я лежала обессиленная и вся в крови. У меня не находилось сил даже поднять голову. Пролежав в таком состоянии около часа, я вдруг услышала, как в двери повернулся ключ.

На пороге появилась пожилая женщина лет шестидесяти. Подойдя ко мне, она ахнула, а затем принялась приводить в порядок: мыть, замазывать раны йодом и накладывать поверх какой-то крем из баночки с неприятным запахом.

После этой ночи за мной ухаживали неделю. Поначалу я даже подумала, что на этом мои беды закончились. Но как оказалось впоследствии, они только начинались…

Сначала ко мне приглашали раза два в неделю мужчин, и я была вынуждена оказывать им интимные услуги. Затем мужчины стали посещать меня чаще…

Как-то я попыталась сбежать из публичного дома, но не успела дойти до входной двери, как меня быстро поймали и, жестоко наказав, посадили в подвал…на исправление. Во время избиения я молила своих мучителей о смерти. Но нет, они оставили меня жить…

 

ГЛАВА 3

 

Время тянулось очень медленно. Я уже начала свыкаться со своим безысходным положением. Существуя в борделе, я потеряла все свои мечты, все свои надежды. Я чувствовала, что ещё чуть-чуть, и я потеряю себя. В какой-то момент мне было это безразлично. Я просто не хотела ничего, кроме своей долгожданной смерти. А когда-то наступали такие моменты, что мне хотелось жить, хотелось вырваться на свободу и наказать своих обидчиков. Особенно самого главного из них!

Да, Егора!

Господи, а ведь мне казалось, что я его любила! И он,…он говорил мне тоже о любви. Твердил, что очарован мной… И я верила! Как же сильно я ошибалась!

Какими же всё-таки жестокими могут быть мужчины! За своё благополучие они готовы продать всё! Даже свою душу!

Как же после всего этого доверять людям!? Как после такого подлого предательства верить мужской половине!?

Глядя в глаза Егору, я видела в них только искренность и любовь, а, оказалось… Поверьте, «зеркала души» нередко отражают не ту сущность, которая есть внутри! И пусть говорят, что, глядя в глаза, невозможно обмануть человека. Я вам скажу иное: могут. Могут! Да ещё как! Как это сделал мой «любимый» Егор! Человек, которого я теперь презираю всеми фибрами своей души!

Я уже и не ожидала встречи с ним после того как пробыла полгода в борделе, так ни разу и не встретившись с этим подлым человеком. И вот однажды на пороге моей комнаты красиво одетый и изрядно пьяный показался тот, кого я меньше всего ожидала увидеть.

– Ну, привет! – сказал он, проходя вовнутрь и, не церемонясь, садясь на кровать.

Я стояла молча и не глядя на него. Но тут парень резко вскочил с места и приблизился ко мне, схватив за плечи с такой силой, что мне пришлось даже вскрикнуть.

– Что ты делаешь? – мне удавалось с трудом сдержать себя и не плюнуть ему в лицо.

– Хочу тебя, – выпалил он, сжимая ещё сильнее в своих крепких объятьях. Я не могла даже пошевелиться, и Егор воспользовался моим положением и опрокинул на постель, срывая на ходу платье.

В тот момент я ощущала такое отвращение к этому человеку, что, не сдержавшись всё-таки, плюнула в нахальное лицо, за что и получила сильный удар, угодивший прямо в глаз. Пытаясь вырваться, я царапалась, пиналась и кричала, но всё было бесполезно. Прекратив бороться, я вновь смирилась с неизбежным и подчинилась ему.

Я действовала как зомби, лишь моля Бога о том, чтобы это поскорее закончилось. В то время когда Егор совершал непристойные действия, я размышляла о том, как я могла влюбиться в человека, торгующего другими людьми? Хотя…это даже не человек. Если бы он был таковым, он поступал бы по-человечески, а он всё делает по-скотски. Это скотина, которой нет другого имени! Подонок! А ведь Люська, подружка, ужасно мне завидовала и постоянно твердила о том, что тоже хотела бы такого жениха! Господи, миленькая Люся, если бы только ты знала, каким чудовищем оказался этот Егор! Если бы ты только знала…

Егор медленно одевался и старался не смотреть в мою сторону. Я же неподвижно лежала на кровати и тихо плакала. Мне было жалко свою любовь.

Я полюбила человека, а он в одночасье растоптал мои чувства.

Я полюбила человека всем сердцем, а он просто плюнул мне в душу.

Я полюбила человека, даря ему всю себя, а он взял и вытер ноги об меня.

Я лежала на постели и ощущала на себе грязь. И теперь неизвестно, смогу ли я когда-нибудь от неё отмыться! Смогу ли я когда-нибудь отмыть своё тело от всех похотливых мужчин, которые до меня дотрагивались? Смогу ли я когда-нибудь восстановить свою пошатнувшуюся психику? Смогу ли я когда-нибудь снова стать весёлой и беззаботной, как когда-то?

Столько вопросов, а ответ на них просился один: НЕТ…

– Твоё тело также прекрасно, как и ты сама! – прервал мои мысли Егор, застёгивая замок на брюках. – Теперь я понимаю, почему ты здесь пользуешься бешеным успехом!

Я не выдержала и, встав, залепила ему звонкую пощёчину.

– Скажи, – продолжал, как ни в чём ни бывало, парень, – а ты меня всё ещё любишь?

Я уставилась на него как на сумасшедшего, услышав подобные слова.

– О какой любви может идти речь?! – почти выплёвывала я ответ. – Я тебя ненавижу! Знаешь, правду говорят, что от любви до ненависти один шаг. В этом я убедилась на собственном опыте. Теперь я тебя ненавижу. Понимаешь, не-на-ви-жу!!! – последние слова я почти кричала.

– Да, – в противоположность мне спокойно проговорил Егор, – а я думал, что любовь ещё жива. Знаешь, обычно тех девочек, что я сюда привожу, тут же забываю. А тебя вот уже полгода не могу вычеркнуть из памяти! Может, я тоже тебя люблю?

– Господи, – воскликнула я, взглянув ему прямо в глаза, – и как только у тебя поворачивается язык говорить подобные вещи?! Слетая с твоих губ, они превращаются в грязь! Как ты не поймёшь, что ты самое настоящее дерьмо!? Грязь! И сейчас, прикоснувшись ко мне, ты испачкал меня так, как не пачкали все мужчины, которые повидались на моём пути! Как же я тебя ненавижу! Ты даже не можешь себе этого представить!

Раньше я и не подозревала, что во мне может быть столько ненависти к человеку, которому некогда я доверяла и любила!

– Уйди же ты, наконец!

И он ушёл, хлопнув дверью…

В ту ночь я так и не смогла уснуть. Я много думала.

Мне было противно от самой себя!

Я ненавидела себя за своё бессилие и амёбное поведение!

Я всегда была жизнерадостной, сильной и целеустремлённой, а сейчас…. Во что я превратилась!? Живу, совершенно не желая бороться!!! Бороться за себя!!! За свою жизнь!!!

И тут во мне что-то треснуло! Да, та стена, которой я отгородилась от всего, дала трещину. Такую, что я захотела жить! Захотела свободы!

Да, теперь всё будет по-другому, решила я.

Я безумно хочу жить…. Жить ради мести…

 

ГЛАВА 4

 

И вот однажды настал тот день, когда мне выпал случай сбежать из публичного дома.

В бордель приехали иностранные бизнесмены, желавшие извращённого секса.

Оставшись наедине со своим клиентом, я принялась ласкать его и тут нечаянно наткнулась на пистолет, спрятанный у него за спиной. Недолго думая, я выхватила его и направила на ничего не понимающего мужчину. Я знала, что это мой единственный реальный шанс вырваться из этого заведения, которым я непременно должна воспользоваться. Направив пистолет на бизнесмена, я вышла беспрепятственно из борделя. Да, он был неплохим прикрытием. Ещё бы, самый главный иностранец из прибывших!

Приказав ему сесть за руль той машины, на которой они прибыли, и везти меня по направлению в Москву, я не выпускала из рук пистолета, направленного на мужчину.

– Послушай, ну а сейчас-то нельзя убрать пушку? – спросил он, с улыбкой взглянув на меня.

– Нет, – отрезала я. Говорить мне совсем не хотелось, единственной мыслью было так это добраться до дома!

Но тут мужчина вновь заговорил:

– Отпусти, она всё равно не заряжена, – и он остановил автомобиль. – Не веришь, попробуй, выстрели. – И его лицо снова озарила нежная улыбка.

Но я не могла поверить в подобного рода заявление, тем более после того, как обожглась на Егоре. Нет, нет, он блефует, пытаясь ввести меня в заблуждение.

Ну, конечно же, сейчас я, как глупая девица, опущу пистолет, и он тут же приставит его к моему горлу и с превеликим удовольствием увезёт туда, откуда мы приехали. Да ещё вдоволь после поиздевается.

– Не пытайся одурачить меня! Заводи машину и поехали! Иначе ты вынуждаешь меня пойти на более решительные действия.

– Стреляй.

Рука немного вздрагивала от мысли, что именно сейчас ради своей свободы мне придётся убить человека. Сердце бешено стучало в груди, отдаваясь звонко в ушах. Всё, я должна действовать, иначе… Я должна решиться, иначе у меня уже не будет другого такого шанса оказаться на воле.

Раз… Два… Три…

Щелчок…

И тишина…

Выстрела не последовало…

Открыв зажмуренные от страха глаза, я обратила свой взор на сидевшего рядом мужчину, затем на пистолет, затем снова на водителя…

– Но…, – запиналась я, – как же? Почему ты ничего не сказал ещё там, в борделе? Почему не сдал, а подыграл в этом спектакле?

– Понимаешь, девочка, – ответил мужчина, – во мне ещё осталось что-то человеческое, хотя я и живу в поистине зверских условиях, где выживает тот, кто более жесток и чёрств. Понимаешь, увидев в твоих глазах столько отчаяния и страданий, я просто не смог бы оставить тебя там, в чудовищном притоне, где правит беспощадность и бессердечность. Сам я далеко не любитель подобного рода заведений, просто в силу обстоятельств я был вынужден отправиться в этот бордель, славившийся своими извращёнными выходками. Человек, от которого зависит одно моё дело, маньяк до конца костей. А чтобы усладить его и доставить удовольствие от встречи, пришлось воспользоваться услугами данного публичного дома. Притом, увидев тебя, я обомлел от красоты. Ты просто богиня, созданная жить в этом мире в роскоши и любви, а не в таком месте, где царит разврат и беспощадность. – И мужчина улыбнулся мне ласково.

– Знаете, с того времени, как я попала в бордель, я перестала доверять людям.

– ???

– Человек, которого, как мне казалось, я любила, привёз меня сюда, заставив заниматься проституцией. Он предал мои искренние чувства. С тех пор внутри себя я ощущаю только пустоту. И больше ничего. Порой кажется, что моя душа умерла, а осталась жить только одна голая оболочка.

Мужчина молча слушал мой ответ, глядя с сочувствием.

– Куда тебе?

Назвав адрес своей бывшей общаги, я углубилась в раздумья, а мой же водитель, задав в навигаторе нужное место, спокойно завёл автомобиль и двинулся в путь.

 

ГЛАВА 5

 

Мой спаситель, Матвей, довёз меня до места, где мы с ним и распрощались, обусловившись на том, что в борделе он скажет, что я оставила его, двинувшись в Москву в неизвестном направлении. Матвей просил оставить ему адрес или телефон, по которому бы он смог меня найти, но я посчитала это лишним. Эти нити могут навести на меня совершенно ненужных людей.

Притом, я не доверяла Матвею, хоть он и явился моим ангелом. Где-то внутри голос шептал быть поосторожней с мужчинами, которые легко могут предать ради своего благополучия.

Матвей говорил о симпатии, но я понимала, что это излишнее в данный момент. Чтобы строить новые отношения, мне нужно время, чтобы покончить со старым. А для этого необходимо разобраться со всеми своими врагами. Я обязана отомстить за поругание над собой.

Но для начала мне надо измениться…

И я изменилась.

Люся помогла мне сделать новый паспорт, притом я, прежняя, уже числилась в погибших. Как же Егор всё ловко и быстро провернул. К тому же, ему облегчало дело и то, что я была воспитанницей интерната, до которой никому нет дела.

Также для своей безопасности я была вынуждена покинуть Москву и уехать в Питер, к маме Люси. Опять же благодаря своей подружке я полностью изменила свою внешность: теперь я жгучая рыжеволосая барышня с изумрудно-зелёными глазами. Меня просто невозможно не заметить.

Дабы не утяжелять жизнь тети Веры, Люсиной мамы, и не быть лишним ртом, я устроилась администратором в элитный ресторан. Данная работа мне была ещё и необходима в связи с тем, что вероятность встретить там влиятельного мужчину намного возрастала. А мне был нужен сильный, богатый и имеющий огромную власть.

Не спорю, поклонников было много, даже я бы сказала, чересчур много. И блондины, и брюнеты, и сильные, и слабые, и богатые, и среднего класса. Но ни один не вызывал у меня интерес и не подходил, хотя…

Возможно, Кирилл именно тот, кого я ищу. Он руководит питерской группировкой, имеет огромную власть в городе. К тому же помимо его богатства, Кирилл очень красивый молодой мужчина. Хотя это-то меня и пугает.

После встречи с Егором я боюсь красивых парней. Я боюсь быть вновь преданной и обманутой, с разбитым сердцем и опустошённой душой.

Но в данный момент выбирать особо не из кого. Можно было бы предпочесть красивому Кириллу какого-нибудь несимпатичного Ивана, да только где ж его взять? Где взять такого, чтобы подходил под все нужные параметры?

Поэтому я вынуждена ступить на опасную тропу. Иного выбора у меня просто нет…

 

ГЛАВА 6

 

Два месяца спустя.

 

– Послушай, Алла, – как же резко звучало моё новое имя. Но ничего, я привыкну. Ведь теперь я другая, я не та наивная и глупенькая Анфиска с филологического факультета. Теперь я сильная девушка, которую невозможно сломить и обмануть. – Аллочка, ты меня слышишь? – настойчиво звал меня Кирилл, сидевший за столиком напротив в ресторане «Рай», куда он пригласил меня на ужин.

– Да, да, – опомнившись от своих навязчивых мыслей, произнесла я. – Я просто задумалась. Извини.

– Алла, так ты подумала над моим предложением? Ты выйдешь за меня?

– Послушай, Кир, – ответила я с лёгкой усталостью, – понимаешь, ты меня торопишь. Мы с тобой знакомы слишком мало, а ты предлагаешь слишком много.

– Алла, – не дал продолжить мне мужчина, – я предлагаю тебе себя: мои чувства, моё тело, мой дом и всё остальное, что мне принадлежит. Я подарю тебе жизнь без нужды, я окружу тебя любовью и вниманием. Я люблю тебя, в конце концов.

И тут внутри меня что-то дрогнуло. Я не заметила, как по лицу сбежала слеза, затем ещё, а за ней ещё одна… Я плакала и плакала, совершенно не владея собой и ситуацией. Во мне ожили старые обиды, открылись старые раны…

Не так давно Егор твердил мне о любви, а она оказалась фальшивкой.

«Ты очаровательная девушка! Когда я тебя увидел сидящей возле фонтана, то был просто ослеплён твоей красотой!» – не давали мне успокоиться слова этого предателя. Да, он безоговорочно лгал, пользуясь моей наивностью и доверчивостью. Он не погнушался ничем, ничто не могло остановить этого человека от совершения подобного зверства. Егор безжалостно предал меня, нисколько не пожалев о содеянном. И таких, подобных ему, в мире безграничное количество.

Слова Кирилла «я люблю тебя» открыли в моей душе старые раны… Казалось, что я выработала иммунитет к данным речам, но оказалось, что нет…

– Прости меня, – посмотрела я на своего озадаченного спутника.

– Аллочка, милая, прекрати, – с заботой отнёсся ко мне Кирилл, обнимая ласково. – Это ты меня извини, дурака. Да, конечно же, я слишком тебя тороплю. Просто я боюсь тебя потерять, вот в чём дело. Но обещаю, больше не буду досаждать тебя этим вопросом. У тебя будет предостаточно времени, чтобы всё обдумать и принять решение. А я... Я буду ждать столько, сколько будет нужно. Хоть всю жизнь.

Я смахнула непрошеные слёзы и улыбнулась.

– Прошу только, – продолжил с мольбой парень, – останься со мной.

Я кивнула в знак согласия.

Позже мы отправились к Кириллу домой.

В эту ночь я знала, между нами должна произойти близость. Это я прочитала по глазам Кирилла. Я видела, как он меня хотел, и не стала сопротивляться.

Кирилл бережливо поднял меня на руки и отнёс в спальню на кровать. Нежно и медленно раздевая меня, он то и дело касался губами моего тела. Сначала Кирилл снял с меня туфли и тут же покрыл поцелуями ноги. Боже, ничего подобного я ранее не испытывала. Мне было так приятно, что я начинала забываться. Затем за туфлями последовала юбка, блузка, а потом и нижнее белье. Я лежала обнажённая, а Кирилл целовал каждую клеточку моего тела, стараясь доставить незабываемое удовольствие.

Он целовал мою шею, слегка покусывая, затем груди, спускаясь всё ниже и ниже. Я чувствовала неимоверную истому внизу живота. Боже, да я хотела этого мужчину! Впервые за столь долгое время я ощутила себя женщиной! Когда Кирилл добрался до моего укромного местечка, я уже готова была кричать от невыносимой муки, требующей скорейшего высвобождения. Но парень продолжал меня изводить своими поцелуями там, настойчиво пробиваясь языком внутрь. Я теребила его волосы и тихо просила о пощаде. И вот он мне её даровал: я почувствовала, что разлетаюсь на мелкие кусочки, испытывая неземное удовольствие, которого мне ещё ни разу не доводилось познать.

Кирилл стал раздеваться сам, но я не дала ему этого быстро сделать. Медленно и мучительно стаскивая с него одежду, я так же, как и он, играла с его телом, заставляя гореть, словно в огне, от испепеляющего желания.

Не имея больше сил сдерживать рвавшуюся наружу страсть, мы упали на пол, на мягкий ковёр и занялись любовью. Я царапала его спину и кричала от необыкновенного удовольствия, которое мне дарил находившийся рядом мужчина.

Мы одновременно с Кириллом достигли вершины блаженства. Было ощущение, что тело стало почти невесомым, а чувства настолько обострились, что казалось, ещё немного, и я воспарю к небесам от непередаваемого счастья.

– Что это было? – слегка придя в себя, спросила я лежавшего рядом красивого мужчину.

– Это страсть между двумя любящими людьми, – ответил он мне, положив руку на живот. – Аллочка, ты даже не представляешь, как мне с тобой прекрасно! Как же я тебя люблю! А ты?

Я молчала, обдумывая свой ответ. Что же всё-таки я испытываю к Кириллу? Изначально предполагалось, что он будет необходим мне для исполнения задуманного плана, но сегодня я поняла, что меня к нему тянет, что я привязываюсь к нему. Люблю ли я его? Господи, как же я боюсь этого слова – любовь! Сколько горя оно мне уже принесло!

Я сильно обожглась, и поэтому, как говорят: тот, кто обжёгся однажды на молоке, теперь дует и на воду. Так и я.

– Алла? – позвал Кирилл.

– Честно, Кир, – призналась я, – я испытываю к тебе самые нежные и светлые чувства. И такую сумасшедшую страсть, что сносит голову.

– Но это и есть любовь, – подытожил мужчина. – Это её составляющие. Моя девочка, почему ты так резко реагируешь на мои слова о любви к тебе? Кто-то причинил тебе боль? Если это так, то мы накажем его! Ты только скажи.

Я замотала головой, мне не хотелось исповедоваться перед Кириллом. Боюсь, что узнав правду, он мог бы и не принять меня. Лучше ему не знать о моей прошлой жизни. Она слишком тёмная и грязная…

– Обними меня, – попросила я Кирилла. Он не проронил больше ни слова, поняв, что в данный момент я не готова дать ему большего.

 

ГЛАВА 7

 

Наше безоблачное совместное счастье продолжалось три недели.

Я понимала, что это может продлиться ещё долгое время, я же должна сначала отомстить за себя. Я просто не могу спокойно жить с осознанием того, что человек, поломавший мою жизнь, до сих пор безнаказанно ходит по земле и дышит со мной одним и тем же воздухом.

Последние дни у меня началась бессонница: я не могла никак найти ответ, где же мне найти своего обидчика.

Но однажды решение на мучавший меня вопрос нашлось само собой. Во время моего телефонного разговора с Люсей, она проговорила, что видела несколько раз Егора возле нашего университета, где мы учились. Он снова и снова выискивает наивных дурочек и увозит в приют похоти и жестокосердия.

Теперь я знала, какими должны быть мои дальнейшие действия: мне необходим пистолет.

Обшаривая все ящики в доме Кирилла, я надеялась найти жизненно важную для меня вещь. Я уже было совсем опустила руки, как вдруг мои поиски увенчались успехом: оружие лежало в дальнем углу письменного стола. Осторожно взяв его в руки, я проверила патроны и аккуратно положила в сумочку. Теперь нужно быстро собраться и неприметно уйти из дома.

На столе я оставила записку для Кирилла: «Милый, прости меня. Я вынуждена покинуть город, а вместе с этим и тебя. Ещё раз прости. А знаешь, я действительно люблю тебя. Твоя Аллочка».

Я обвела взглядом, полным горечи и страданий, дом и быстро выскочила во двор.

Я полюбила Кирилла, как бы ни пыталась это отрицать. Мне невыносимо тяжело расставаться с ним, совершенно не зная, встретимся ли мы когда-то вновь. Мне очень больно оставлять человека, который подарил мне себя и своё сердце. Да, в этот раз чувства Кирилла искренние и светлые. Но только, увы, сейчас пока они излишни и только мешают делу.

Мне нужно быть сильной, чтобы не сдаться, чтобы дойти до конца намеченного пути. Мне нужно отрешиться от всех сентиментальностей, чтобы выстоять и не сжалиться. Я должна помнить о своих врагах и уничтожить их.

Кирилл… Как не вовремя появился этот человек в моей жизни! После столь чудесных моментов, проведённых вместе, я должна покинуть его, разделив нас на «он» и «я». Я просто не могу смотреть в его глаза, пока не закрыты глаза человека, покалечившего мою жизнь и поломавшего мои крылья.

 

ГЛАВА 8

 

Москва.

 

Я не верила своим глазам: я снова в своём родном городе, сижу возле университета, где мне так и не довелось доучиться. И всё из-за этого подонка, Егора! А вот, кстати, и он. Всё такой же красивый и самовлюблённый!

Егор, заметив меня, сидящую в одиночестве на скамейке, уже шагал в мою сторону.

– Мимо такой красоты невозможно пройти мимо! Это надо быть глупцом, чтобы не испытать данный шанс познакомиться со столь очаровательной девушкой! – пролепетал парень.

– Вы это мне? – вызывающе спросила я, закинув демонстративно ногу на ногу.

– Милая, конечно, вам, – ответил Егор и присел рядом. – Позвольте узнать, как вас зовут?

– Алла, – не задумываясь, произнесла я то имя, под которым теперь жила в мире, созданном этим коварным человеком.

– Красивое. Оно очень вам идёт. Алла, а разрешите мне пригласить вас сегодня со мной где-нибудь поужинать?

«Хм, – усмехнулась я про себя. – Теперь он уже не заморачивается с обхаживанием девушек, а действует быстро. Ну что ж, это даже к лучшему».

– С радостью, – ответила я. – Только вы даже не назвали своего имени.

– Ах, – опомнился он, – я позабыл обо всём, стоило мне подойти к вам. Вы лишили меня рассудка. Виталий.

– Очень приятно, – улыбнулась я. «Так, так, теперь у тебя даже имя другое».

Мы обменялись номерами телефонов, условившись встретиться сегодня ближе к восьми.

 

***

Мы пили шампанское и наслаждались красивой музыкой. Я замечала, как Егор то и дело подливал мне спиртного, стараясь как можно сильнее споить меня. Только он, дурак, к своему несчастью, не замечал, что я незаметно сливала содержимое своего фужера в стоящую рядом чашку с водой.

Когда заиграла медленная песня, Егор, он же Виталий, пригласил меня на танец. Находясь с ним в такой ужасающей близости, я мучилась от рвавшегося наружу отвращения.

– Алла, ты даже не представляешь, как я хочу остаться с тобой наедине. Уедем отсюда? – шептал мне на ухо кавалер и сжимал мою руку.

– Согласна, – я слегка укусила его за мочку и заметила, как по его телу побежали мурашки. Хм, возможно, сегодня мы не сразу угодим в его бордель. Скорее всего, он пожелает испробовать меня, уж больно разгорячённым был вид Егора. Но мне было совершенно наплевать на это. Я точно знала, что именно сегодня свершится правосудие над этим мерзким человеком. И в этом мне поможет пистолет, лежащий весь вечер в моей маленькой сумочке и согревающий своим присутствием душу.

Я согласилась на предложение Егора, и мы ушли из ресторана. Как только машина тронулась с места, я вытащила пистолет и направила на ничего не понимающего мужчину.

– Не останавливайся, – приказала я ему. – Мне ничего не стоит всадить в тебя пулю. Держи курс на Базовскую. Там-то мы с тобой и поговорим, Егор. – Нарочито выделила я его имя.

– Я Виталий, – попытался возразить парень.

– Да нет, – прервала его я, – я знала тебя Егором.

Остановив машину возле заброшенного здания, я, не выпуская из рук оружия и держа Егора на прицеле, приказала тому зайти в помещение, не делая никаких лишних действий. Но, кажется, парень решил, что сможет легко и быстро уйти от меня. Он дернулся в сторону, вознамерившись сбежать, только пуля, вылетевшая вслед, не дала ему далеко уйти, угодив в ногу и свалив парня на пол.

– Я же предупреждала.

Не обращая внимания на стенания мужчины, я велела ему закрепить руки самому на себе в наручники и, на всякий случай, связала его ноги.

– Наконец-то, я дождалась этого дня!

– Анфиса? – испуганно спросил Егор, на что я громко рассмеялась.

– Ты меня ещё помнишь? Вот так память!? Да, дорогой, это именно я! И я привела тебя сюда, чтобы отдать должок! Знаешь, всё время как я сбежала с борделя, я хотела поквитаться с тобой, забрать твою жизнь. Но теперь я передумала! Я оставлю тебя жить при одном «но», – я замолчала, наблюдая за тем, как по лицу Егора пробежала тень надежды. Он рассчитывал, что я куплюсь на деньги, которые он предложит. Большие деньги. Он рассчитывал, что я всё та же дурочка, которой можно манипулировать.

– Я хочу, чтобы ты переписал всё своё имущество на меня, – продолжила я. – Я хочу стать хозяйкой борделя!

– Это невозможно, – затряс головой мерзавец.

– Егор, ты же сам прекрасно понимаешь, что твоя жизнь в твоих же руках. Поэтому невозможного ничего просто не должно быть. Нужно, чтобы ты захотел. А ты непременно захочешь.

– Никогда, сука! – оскалился мужчина.

Я прицелилась пистолетом в другую ногу Егора.

– Что ты собираешься делать, дура?

– Полегче со словами! Я и без того питаю к тебе море ненависти. Поэтому будь повнимательнее к тому, что вылетает из твоего поганого рта. Если ты меня выведешь окончательно, тогда уже для тебя не будет никаких «но». А пока, раз ты не дал согласия, я немного подточу своё умение стрелять.

И я выстрелила… Пуля прошла рядом с рукой парня, напугав того до безумия.

– Хорошо, хорошо, я согласен, – завопил тот.

– Вот и умничка! – я, не медля, набрала номер Люськиного мужа, Максима, который имел в Москве статус превосходного нотариуса. И уже спустя полчаса мужчина приехал к месту со всеми необходимыми бумагами.

После того как Егор подписал все требуемые документы, Максим распрощался со мной и уехал. Я отправила того домой, так как к Егору у меня ещё был один личный разговор.

– Как же я тебя ненавижу! – прошептала я.

– Твои чувства взаимны, – проговорил Егор. – С того времени, как ты сбежала, в борделе начались сплошные проблемы. Из-за тебя я лишился многих девок, приносящих огромный доход. Сука!

– Ну, я же просила тебя быть помягче, – теперь я стреляла прямо в цель, в другую ногу парня. Егор истошно закричал.

– Что тебе ещё нужно от меня?! Я же выполнил все твои условия!

– Нет, милый, – усмехнулась я улыбкой, от которой у любого должен был бы пробежать холодок по коже. – У меня к тебе есть ещё одно маленькое дело, – я выдержала долгую паузу, заставившую мужчину испугаться не на шутку. – Знаешь, что ты сейчас подписывал? Догадываешься ли? – Он замотал головой, отчего мне стало ужасно смешно. Весь его жалкий вид даровал мне долгожданное наслаждение.

– Нет? Тогда мне придётся прояснить ситуацию. Сейчас мы составили ма-а-аленькое завещание, по которому после твоей смерти наследницей твоего имущества стану я, твоя сводная сестра.

У Егора от услышанного округлились глаза.

– Ты сумасшедшая!

– Возможно, – ухмыльнулась я. – Ты же знаешь, что за всё надо платить. Нельзя же, чтобы тебе сошли с рук все твои грехи. За такие деяния невозможно ходить по земле безнаказанно. Единственное, так это мараться о тебя придётся мне. Но, как говорится, обстоятельства вынуждают меня это сделать. Знаешь, Егор, с того момента как я попала в бордель, я придумывала, как мне тебя наказать. Просто застрелить, это слишком просто. За мою покалеченную жизнь я хочу для тебя больших страданий, – я взяла стоящую в углу заранее привезённую канистру с бензином.

– Ты больная! – завопил что есть силы Егор. – Остановись!

Но я уже плескала на него горючую жидкость, не внимая истошным крикам и просьбам.

– Нет, я не больная, просто внутри слишком огромная жажда мести. И я не успокоюсь до тех пор, пока не рассчитаюсь со всеми своими обидчиками. Пока не сотру вас всех в пепел, – я засмеялась ему в лицо, зажгла спичку и бросила Егору под ноги.

 

***

Я сидела в дальнем углу кафе и пила красное вино бокал за бокалом.

Вспоминая жуткую картину в заброшенном здании, я содрогалась от ужаса. В носу до сих пор ощущался запах гари человеческого тела.

Почувствовав вновь подкатившую тошноту, я постаралась переключиться на что-то другое, хотя это мне удавалось с трудом.

Когда я собралась уйти из кафе, мой взгляд упал на вошедших двух молодых людей, одним из которых оказался Кирилл. Ребята прошли в другой конец зала, не обращая внимания на других посетителей заведения.

Я возблагодарила Всевышнего, что осталась незамеченной. Нам сейчас нельзя встречаться, иначе я не смогу выполнить задуманное.

Я оставалась сидеть за столиком в то время как по лицу катились жгучие слёзы. Всё моё существо рвалось к человеку, который возродил меня к жизни. Моё сердце разрывалось на части, но я боролась, как могла. Не выдержав больше этих мучений, я вышла из кафе, стараясь остаться незамеченной. Хотя где-то в глубине души я тайно надеялась, что Кирилл меня увидит и остановит. Я безумно хотела оказаться в его нежных объятьях, почувствовать вновь тёплое прикосновение его страстных губ на своих. Я хотела очень многого от одного человека, но именно это «но» говорило мне также о другом сильном желании. Я хотела одного, но от многих… Я хотела смерти своих обидчиков. И это желание было настолько колоссальным, что заставляло позабыть обо всём на свете.

Я надеялась, что мы снова будем вместе с Кириллом, как только разберусь с дьяволами, превратившими мою жизнь в ад.

Спустя шесть месяцев после смерти Егора Васильева меня разыскали неизвестные люди из нотариальной компании, предъявив документы на наследство.

Я давно ждала их. Показаться раньше я не могла, дабы не навести на себя лишние подозрения. А по прошествии шести месяцев, когда Егора объявили умершим от несчастного случая (его машина была найдена утопленной в реке, тело же нигде не обнаружили), я стала полноправной хозяйкой его имущества. Огромным плюсом в моей ситуации было отсутствие у Васильева каких-либо живых родственников. Его родители пять лет назад погибли в автокатастрофе, родных сестёр и братьев не имелось, а дальние родственники не представляли никакой опасности. По подделанному Максимом документу я приходилась Егору сводной сестрой. И в своём завещании «братец» всё своё наследство отписал мне, бедной сироте.

В моём распоряжении оказался громадный двухэтажный особняк с прилегающим к нему огромным садом, бассейном и теннисным кортом, казино «Амиго», бешеные вклады, как в банках России, так и за рубежом, а самое главное, доля в заветном борделе.

Однажды одним дождливым днём я решила позвонить Кириллу.

Набрав его домашний номер телефона, я долго слушала гудки, пока вдруг трубку не поднял тот, кому принадлежало моё сердце.

– Да, – послышался на том конце провода бархатный баритон. – Слушаю.

– Привет, – прошептала еле слышно я.

– Алла?! – почти прокричал от неожиданности Кирилл. – Аллочка, Бог ты мой! Куда ты пропала?

– Кирилл, это всё позже. Сейчас же я хочу сказать тебе только то, что чтобы ни случилось, помни, я люблю тебя. Да, я боялась раньше произнести эти слова. Но бороться со своими чувствами больше не могу. Они есть, и от этого никуда не денешься, – и я повесила трубку, не дав ему возможности задать мне вопросы, на которые я в данный момент не могу дать ответы. Единственное, что заботило меня, так это я хотела, чтобы Кирилл знал, что я его люблю.

Слёзы предательски сбежали по щекам, оставив после себя мокрые дорожки.

Пусть я плачу, пусть мне сейчас очень тяжело и мучительно больно, но пройдёт время, и я, надеюсь, смогу снова стать весёлой и счастливой. Лишь бы Кирилл сумел меня понять и простить.

 

ГЛАВА 9

 

Прогуливаясь по магазинам, Люся обратилась ко мне:

– Алла, слушай, – даже близким я запретила называть меня прежним именем. Анфисы больше нет и никогда не будет. – Кирилл постоянно о тебе спрашивает маму. Да, она сказала, что ты теперь в Москве. Говорит, в последнее время Кирилл стал выглядеть не лучшим образом. Может, ты хотя бы позвонишь ему?

– Люсь, – после некоторой паузы произнесла я, – не так давно я связывалась с ним. Я призналась в своих чувствах, но большего дать пока не могу. Скажи, как я ему объясню пропажу пистолета? – и я вопросительно взглянула на подругу.

– А что если ему всё рассказать? – предложила Люся.

– Нет, нет. Ты что?! – возразила я. – Подумать только, как я смогу сказать ему о том, что работала проституткой? Нет, это не выход. Сначала я разберусь со своими обидчиками, верну всем должки, а уж потом, – я устремила свой взгляд в пустоту, обдумывая будущее, которое рисовалось мне пока не в радужных красках.

Ещё два года назад я жила беззаботно. Хотя на тот момент мне было о чём грустить. Родители отказались от меня, оставив совсем крошечную в приюте. Тем не менее, я была всегда позитивно настроена, верила в счастливое будущее. Просыпаясь каждое утро, я улыбалась солнцу, небу, окружающим людям. Я верила всем и всему. Когда я смотрела телевизор или читала в газетах об убийствах, то всегда содрогалась. Теперь же на это я реагирую спокойно. Теперь я сама вершу правосудие.

За эти прошедшие два года я изменилась до неузнаваемости не только внешне. Поменялись и мои мысли, и мечты, принципы. Я стала жёсткой и агрессивной, меня не так-то просто стало обмануть и прогнуть. Жизнь моя сломлена, и даже с Кириллом я не смогу стать прежней. Мне не забыть всё, что пришлось перенести в прошлом. Но точно знаю, что именно Кирилл способен возродить меня к жизни. Только он!

 

ГЛАВА 10

 

Я сидела в кабинете борделя и ожидала Ивана Горбунко, одного из совладельцев этого злачного заведения.

Человека, который во время моего нахождения в публичном доме наказывал за любые провинности.

Человека, который принуждал вымаливать прощение такими способами, что стынет в венах кровь.

Человека, который заставлял делать то, что страшно даже вспоминать.

– Здравствуйте, Аллочка, – заходя без стука, проговорил мужчина, улыбнувшись.

– Проходите, – смогла лишь произнести я, указав ему на стул напротив. Я сидела, перекинув ногу на ногу, так что его взору открывались слегка видневшиеся из-под ультракороткой юбки трусики. Я уловила мимолётный взгляд мужчины, брошенный именно в том направлении.

– Как ваша жизнь? – хотя и без его ответа я прекрасно знала о всех происходящих с ним и его родственниками событиях. Нанятый детектив очень качественно выполнял свою работу.

– Как всегда, – отмахнулся мужчина. – Жена одолела своим нытьём, дети – запросами. Так хочется от всего этого отдохнуть.

– Может, скрасить вам один из вечеров? – предложила я, рискуя таким заявлением и в то же время молясь, чтобы он согласился.

– Я мог только мечтать об этом, – в ответ прошептал Иван, положив свою руку мне на коленку. Я же подбодрила его действия, разрешив ему проследовать дальше. Мужчина тяжело задышал.

– Тише, тише, – остановила я его, когда Иван хотел расстегнуть замок на ширинке своих брюк. – Оставим это на вечер. – И лукавая улыбка осветила моё лицо, оставив мужчину в предвкушении незабываемого вечера.

 

***

Играла чудесная медленная музыка. Мы сидели с Иваном в ресторане друг напротив друга. Я водила носком своей замшевой туфли по его ноге, подзадоривая и распаляя мужчину всё больше и больше. Но тут совсем нечаянно мои глаза увидели Кирилла в обществе белокурой симпатичной девушки, о чём-то ему мило щебечущей. Пронёсшиеся внутри чувства сковали все мои действия. Я замерла на полуслове, ощутив, как где-то глубоко проснулась ревность, готовая накрыть меня с головой.

Сидящий рядом мужчина дотронулся до моей руки и проговорил:

– Аллочка, вы так прекрасны! – на что я, найдя в себе силы, смогла улыбнуться.

– Иван, здесь так шумно и многолюдно. А я хочу тишины и уединения. С вами.

И уже спустя несколько минут мы почти выбежали из ресторана. Напоследок бросив взгляд на Кирилла, я заметила, что он был полностью поглощён беседой со своей спутницей.

На глаза навернулись непрошеные слёзы, но я с трудом смогла себя сдержать. Сейчас не время распускать нюни. Со своими чувствами к Кириллу я разберусь позже, когда уничтожу всех своих врагов. Один уже давно покоится в кувшине, стоящем в кабинете в борделе, другой – у меня в руках. И есть ещё третий, человек, который был первым на столь длинном и мучительном пути, превратившем в прямом смысле меня из юной девочки в зрелую женщину.

Мы приехали с Иваном на заранее съёмный мной дом на окраине города.

Не успев даже толком закрыть за собой дверь, мужчина повалил меня на пол, стаскивая одежду. Я пыталась вырваться, хоть немного его охладить, но всё было бесполезно. Иван горел желанием обладать мной так сильно, что его было не остановить. После того как мужчина насытился вожделенным телом, он встал, собирая разбросанную по всему полу одежду.

– Стой, где стоишь, – проговорила я, направив на мужчину пистолет. Бросив ему наручники, я скомандовала, чтобы он так же, как когда-то в своё время Егор, пристегнул себя. – Умничка! А теперь присядь, мы немного поговорим по душам.

– Что ты задумала, чёрт возьми?! – не понимал всего происходящего мужчина.

– Хм… Что мне нужно? Хороший вопрос. От тебя мне нужна лишь смерть, – усмехнулась я, заметив в глазах Ивана неподдельный испуг. – Я хочу видеть, как ты сдохнёшь!

Оплескав мужчину бензином, я истерически засмеялась.

– Что ты задумала?! – Иван резко дёрнулся вперёд, но я молниеносно выстрелила ему в руку, отчего тот взвыл от пронзившей резкой боли.

– Я предупреждала не делать ничего лишнего. Ты сам напросился, идиот! Как же хочется жить, да?! Знаешь, я очень понимаю тебя. Я тоже хотела безумно жить, пока не попала в ваш бордель.

Иван уставился на меня во все глаза, пытаясь вспомнить среди всех «воспитанниц».

– Не получается? – усмехнулась я. – Да, мне пришлось здорово над собой потрудиться, чтобы стать другой.

Я чиркнула спичку о коробок и бросила её в мужчину…

Поймав такси, я попросила водителя отвезти меня в стоящую неподалёку обветшавшую церковь, внутри которой было очень много старинных икон, одного взгляда на которые хватало, чтобы по телу пробежал озноб.

Упав на колени, я заплакала.

«Боже, я знаю, что не имею права приходить в твой дом. Я слишком грешная, но я, как твой заблудший сын, прошу о прощении! Молю тебя, Всевышний. Прости за мои грехи, злодеяния. Не отрекайся лишь от меня!»

Я молилась и горько плакала. Открывшаяся боль не давала мне даже вздохнуть.

Я плакала до тех пор, пока не иссякли слёзы и не кончились силы.

 

ГЛАВА 11

 

Сидя на огромном диване в своей недавно купленной квартире, я медленно потягивала коньяк, погруженная в нерадостные думы.

Мне вспомнилась воспитанница из детского дома, которая очень нежно относилась ко мне и всегда говорила:

– Когда ты вырастешь, принцесса, среди проходящих мимо людей сумей разглядеть того, кто сможет сделать тебя счастливой. Я верю, ты станешь королевой, перед которой будут преклоняться многие. Только ты не теряй честь и достоинство! Будь всегда сильной назло всем!

Мои размышления прервал телефонный звонок.

– Алло, привет, Аллочка! – затараторила на том конце провода моя близкая подруга. – Алла, слушай, тут такое дело. У мамы в субботу юбилей, пятьдесят лет, и она приглашает тебя.

– О, конечно, я приеду. Тётя Вера – мой душевный друг.

И вот в назначенный день мы праздновали день рождение тёти Веры. Для такого мероприятия она сняла в аренду хорошее кафе и закатила там настоящее пиршество.

В разгар гулянья я вышла на улицу немного освежиться, как вдруг заметила стоящий напротив, через дорогу, знакомый автомобиль с госзнаками 666, на капоте которого сидел его владелец. Я заметила, как Кирилл бросил в сторону недокуренную сигарету и двинулся в мою сторону.

Я не могла даже пошевелиться, замерев словно статуя.

– Привет, Алла! – подошёл ко мне он и встал на расстоянии нескольких сантиметров. Я остро ощущала эту дурманящую близость. Кирилл, не владея своими эмоциями, заключил меня в объятья.

О, Боже, как это было сладко таять в руках любимого человека!

– Кир, – остановила я его, когда он покрывал жгучими поцелуями мою шею, – Кирилл, прошу, отпусти меня. Я должна уйти.

– Нет, я никуда тебя не отпущу, – сжал ещё сильнее в своих объятьях Кирилл. – Я не хочу тебя потерять.

Мне было трудно и больно сдерживаться. Поэтому я последовала за своим любимым в его машину, и он увёз меня к себе домой.

Я отдавала ему всю себя в эту ночь. Каждой клеточкой тела я впитывала ту любовь, что дарил мне безгранично любимый человек.

Мы любили друг друга неистово, словно в последний раз. Так, будто это был последний день в нашей жизни. Будто мы никогда не встретимся уже вновь.

И где-то глубоко внутри я слышала тихий голос, который говорил мне, что так и будет.

Мы лежали с открытыми глазами, не произнося лишних слов, погруженные каждый в свои мысли.

Я знала, что если я останусь с Кириллом, то все мои планы рухнут, словно карточный домик. Находясь рядом с любимым, я становлюсь другой, мягкой, влюблённой, добродушной. А такой я быть не должна. Мне нужно собрать всю свою волю в кулак и завершить задуманное дело.

Под утро Кирилл всё-таки заснул. Выбравшись из его крепких объятий, я накинула платье и, окинув обречённым взглядом безмятежно спящего любимого, вышла вон из квартиры, смахивая рукой скатывающиеся слёзы.

 

***

Приехав на следующий день в бордель к обеду, я заметила царивший в заведение переполох. Весь персонал был взъерошенный и напряжённый. Лишь только когда мне сообщили о том, что прошлой ночью была убита девушка клиентом во время извращённого полового акта, я поняла настроение сотрудников.

К горлу подкатил ком. Мне стало тяжело и больно дышать.

– Алла Александровна, – обратился ко мне администратор Алексей, – мужчина просит не оглашать сей факт. Девушка, заигравшись, сама напоролось на меч.

«О, Господи, – подумала я про себя, – эта девочка не заигралась. Она преднамеренно лишила себя жизни. Когда-то я тоже просила каждого своего клиента убить меня. Я уговаривала, что мы подстроим это как несчастный случай. Но ни один из них не соглашался на подобное. А эта девочка всё-таки добилась своего. Боже, почему ты также не дал мне возможности умереть, а оставил здесь, на этой грешной земле, бороться за себя и других поруганных девочек?! Мне очень тяжело. Но теперь я уже не сдамся, когда так близка к цели».

– Он хочет с вами лично побеседовать, – продолжал между тем Алексей.

Я кивнула головой и молча направилась в кабинет.

Весь день я ходила отрешённая от всего окружающего мира. Я вспоминала Егора, Ивана, убитую девушку Сонечку. Боже, ведь она была такая молоденькая. Столько энергии и жизнерадостности я ещё не встречала ни в одной «заложнице борделя». А она,… она очень хотела жить и верила, что когда-нибудь отсюда выберется к своим любимым родителям и жениху.

Господи, меня повсюду, куда бы я ни оглянулась, окружают смерти. То убиваю я сама, то кто-то другой… Жестокость и насилие царят в моём настоящем мире, из которого я выберусь пока не скоро.

Погруженная в тяжёлые думы, в постоянном напряжении в течение месяца, я думала, сойду с ума. Меня очень беспокоил мой последний обидчик, к которому я не могла найти лазейку. Неприступный Олег Дубровский пока оставался для меня серьёзной нерешённой проблемой.

Видя моё угнетённое состояние, Люська предложила немножко освежиться и выбраться на природу вместе с их друзьями, среди которых было трое одиноких парней.

– Может, тебе кто-нибудь там приглянется, – подмигнула она мне.

Ребята и правда были очень симпатичные и интересные, особенно Андрей. Высокий статный и прекрасно сложенный брюнет с удлинёнными волосами и пропорциональными чертами лица, сильно напоминающий мне Кирилла, сразу же обратил своё внимание на меня.

Как-то он позвал меня побродить немного по лесу, чтобы иметь возможность поговорить наедине, получше познакомиться, на что я охотно согласилась.

– Алла, а ты веришь в любовь с первого взгляда? – после того как я слабо кивнула головой, он продолжил. – Вот и я, увидев тебя сегодня, начинаю в это верить. Нет, нет, не смейся. Мне кажется, я влюбился.

– ???

– Алла, а разреши тебя сегодня проводить?

– Нет, Андрей. Прости, но я не хочу давать тебе надежду, так как моё сердце отдано другому человеку.

– И у меня совсем нет шансов? – Андрей заглянул с надеждой мне в глаза.

– Увы, нет. Мы можем быть просто друзьями.

– Алла, ты слишком красива и притягательна. Ты манишь к себе, словно магнит. Поэтому быть с тобой в дружеских отношениях – это самоубийство. Ты же – ходящее искушение.

После некоторой паузы молодой мужчина взял мою руку в свою и проговорил:

– Пойдем к ним, а то они нас, наверное, потеряли.

И мы побрели обратно к весёлой компании. Всё оставшееся время я расслаблялась, стараясь не думать о терзавших меня мучениях и проблемах.

 

ГЛАВА 12

 

– Добрый день! – подняла я трубку телефона, находясь в кабинете в «Райском доме».

– Здравствуйте, – услышала я до боли знакомый голос Кирилла. – Это Алла Александровна?

– Да, – попыталась придать грубые нотки своему голосу я, дабы оказаться неузнанной.

– С трудом удалось найти номер вашего заведения. Благо один знакомый в хороших отношениях с Дубровским, который и перенаправил меня к вам. Ведь обсудить заказ можно именно с вами?

– Всё верно.

– Так вот моя проблема состоит в том, что мои друзья возжелали э-э-э… эксцентричного…э-э-э…

– Секса, – продолжила за него я.

– Да, именно. И я бы хотел подъехать с ними завтра, часов в восемь вечера. Возможно ли?

Я слушала то, что говорил Кирилл, вполуха.

Пред глазами предстала наша будущая встреча. Да Кирилл, только увидев меня здесь, а тем более в качестве хозяйки столь злачного места, просто возненавидит.

Как я смогу посмотреть ему в глаза? Что я скажу?

Ведь мы нередко касались темы похищения девушек и вербования их насильственным путём в проститутки. И Кирилл всегда яростно высказывался против всех сутенёров!

И что я ему скажу, представ пред его лицом именно той, кого он презирал?

Переложить обязанности встречи гостей на администратора я не могла в силу того, что последний на две недели взял отпуск, укатив в Грецию. Я осталась одна с заточенными девушками и огромным количеством охранников.

– Так вы согласны? – вывел меня из размышлений Кирилл.

– Хорошо, завтра в восемь.

– Огромное спасибо. До свидания! – и в трубке послышались частые гудки, звонко отдававшиеся в ушах.

– Только не это, – глядя в пустоту, прошептала я, – только не это, Кирилл.

 

***

Часы, висевшие на стене, пробили восемь часов вечера.

Стоя возле окна, я заметила подъезжающую знакомую чёрную машину, из которой вышло двое неизвестных парней, а затем последовал и Кирилл. Безупречно одетый красивый молодой мужчина заставил моё сердце в очередной раз учащённо забиться и замереть. Я сжалась от предстоящей встречи, не сулившей ничего хорошего.

Вот где-то внизу послышались приглушённые голоса.

Вот уже на лестнице раздались чьи-то шаги.

Вот кто-то постучался в дверь.

– Добрый вечер! – Кирилл вошёл в кабинет.

Я так и стояла неподвижно возле окна спиной к своему посетителю.

– У вас здесь очень шикарно.

Кирилл замер на полуслове, когда я обернулась. Он застыл неподвижно на месте, как только увидел, кто стоял перед ним.

– Ал-ла? – еле-еле произнёс он моё имя.

С моих глаз сбежала слеза, а следом за ней ещё одна.

Кирилл мотнул головой, пытаясь прогнать наваждение. Мужчина не мог поверить в происходящее, ему казалось всё это каким-то сном.

– Этого не может быть, – подошёл он ко мне так близко, что я остро ощутила еле уловимый аромат его духов.

– Позволь мне всё объяснить, – взмолилась я, ухватившись за лацкан его пиджака, на что он только горько усмехнулся.

– А здесь не нужны никакие объяснения, милая. Как видишь, у меня есть глаза. И я способен всё разглядеть. Бог мой, Алла, как же тебе удалось лёгко меня обмануть! А я-то поверил, дурак! Скажи, тебе не противно от самой себя? Ты – хозяйка борделя! Да такого, что стынет в венах кровь, какой жестокостью он славится! – в глазах Кирилла читалось отвращение.

Только не это! Как же я боялась увидеть этот взгляд, полный омерзения и ненависти.

– Кир, – не могла больше сдержать я слёз, – ты не знаешь многого!

– Так расскажи! – выкрикнул он, не совладея с переполняющими эмоциями.

Но я замотала головой.

– Не могу! Я не могу.

– Да просто тебе нечего мне сказать, Алла…Александровна, – язвительно добавил он.

– Зачем ты так?! – я приблизилась к мужчине ближе, но он грубо оттолкнул меня, словно боялся испачкаться.

– Зачем ты так поступила?! Почему ты сразу не сказала, что ты владеешь таким «сокровищем»?! Я бы не сделал даже шагу в твою сторону! Ты – шлюха! Обычная продажная проститутка! А я то поверил, словно сопляк, в твои сказки про любовь!

– Но я, правда, тебя люблю, – прошептала я, закрыв от бессилия глаза. – Пойми, обстоятельства вынуждают меня находиться здесь. Прошу…

– Прекрати этот спектакль, – грубо оборвал меня Кирилл. – Твои слова не вяжутся с действительностью. Скажи, а сколько стоят твои услуги? Может быть, я и захотел бы поиметь хозяйку борделя?

Я залепила ему звонкую пощёчину.

– Убирайся вон, – прогнала я прочь мужчину.

Что он и сделал, громко хлопнув дверью.

Я услышала, как во дворе заработал двигатель, а спустя несколько секунд сорвалась с места с визгом машина.

Оставшись наедине со своей болью, я зарыдала в голос. Мне было очень обидно от слов Кирилла, которые резали словно по живому.

Я горько плакала оттого, что снова мои чувства разбились на осколки, поранив моё сердце и душу. Только в этот раз я сама виновата во всём. Я сама подписала себе приговор.

Если бы сегодня встретил Кирилла и его друзей кто-то другой из нашего персонала, возможно, когда-то мы бы ещё могли быть счастливы. Но теперь, после всего увиденного, Кирилл не сможет меня простить и понять.

– Так, стоп, хватит! – скомандовала я, попытавшись взять себя в руки. Посмотревшись в висевшее на стене зеркало, я окинула себя оценивающим взглядом. Неплохо, можно идти встречать других гостей, иностранных, которые должны появиться с минуты на минуту.

– Здравствуйте, – поприветствовал меня на русском один из приезжих бизнесменов. Стоило мне только на него взглянуть, как я обомлела. Предо мной стоял мой спаситель из прошлого, Матвей. По его глазам я прочитала, что и он пытается меня вспомнить, хотя ему это с трудом удавалось.

– Матвей.

– Да, – кивнул он головой. – Вы кого-то мне напоминаете, но никак…

– Пройдёмте, – пригласила я его наверх, в свой кабинет, между тем распорядившись разместить других мужчин в гостевой комнате и обслужить, как положено. – Возможно, на вашей памяти остался эпизод, когда вы выходили из этого заведения под дулом незаряженного пистолета?

– Не может быть, – Матвей был потрясён. – Анфиса?

– Теперь я Алла, – улыбнулась я ему, бросившись в объятья.

Мы долго разговаривали и даже не заметили, как за окном заметно стемнело.

Взглянув на часы, висевшие на стене, я встрепенулась.

– Боже! Совсем забыла!

– Что такое?

– За мной же сейчас должен заехать мужчина, за которым я давно охочусь.

Именно так. На сегодняшний вечер у нас с Олегом Дубровским была запланирована деловая встреча по поводу дальнейшей судьбы борделя. Мужчина сам вызвался поговорить обо всём где-нибудь в уединении, в кафе-ресторане. На что я с огромной радостью согласилась. Это облегчало исполнение моего последнего плана.

– Здравствуйте, – проговорила я Олегу, сев на заднее сиденье его элитного автомобиля.

– Добрый вечер! Шикарно выглядите! – сделал комплимент мужчина и завёл машину. С его лица всю дорогу не сходила улыбка. Он был чему-то тайно рад, что в свою очередь заставляло ухмыляться меня. Ведь сегодня его финальный банкет на этой земле!

Заприметив вдали аптеку, я нарочно зашлась удушающим кашлем.

Олег съехал в сторону, остановив машину.

– Алла, что с вами? – был не на шутку напуган мужчина.

– Я…я…, – не могла даже вдохнуть я.

– Что? – Олег вытащил аптечку, пытаясь найти там лекарство, хотя даже сам не понимал, что ему нужно.

– Астма, – еле слышно произнесла я. – Вон там…аптека, – указала я на стоящее поодаль фармацевтическое заведение.

– Я мигом.

Стоило только Олегу отойти на несколько шагов, как я быстро достала из своей сумочки заранее приобретенную через «хороших» людей небольшую взрывчатку и положила её в аптечку, спрятав надёжно за лекарствами и удалив свои отпечатки с доступных мест.

Вскоре появился запыхавшийся Олег, вручив мне ингалятор, подающий кислород. Брызнув им в рот для пущей убедительности, я изобразила облегчение.

– Надо же мне было забыть свой баллончик! – вздохнула я и закрыла крышку аптечки, которую Олег сразу же убрал обратно на место, не заподозрив неладное.

– Вы меня очень напугали, Алла. Сейчас лучше?

– Да, сейчас всё замечательно. Я думаю, нам стоит поторопиться, иначе ресторан закроется.

И мы продолжили путь.

В ресторане «Империя» всё было шикарно, начиная от дорогих парчовых штор и заканчивая обходительным культурным персоналом.

Мы с Олегом сидели в дальнем углу заведения, расположившись возле окна, а в это время на автостоянке красивое «Ауди» поджидало своего хозяина, чтобы устроить ему поистине феерический прием в свои «жаркие» объятья.

Тут у Олега зазвонил телефон. Извинившись, он вышел из зала.

Оставшись одна, я стала рассматривать окружающих посетителей, как вдруг мои глаза нечаянно встретились с до боли знакомыми глазами Кирилла. Он пристально смотрел на меня немигающим взглядом. В этот момент мне хотелось броситься к нему и утонуть в его объятья. Я хотела коснуться губами его пылких и горячих губ, но… Рядом с ним сидела молодая красивая брюнетка, которая всячески пыталась донести до любой женщины, чей взгляд хоть ненароком задерживался на Кирилле, что этот мужчина её.

«Боже, а я, наивная, размечталась! Кирилл уже забыл обо мне! И, возможно, он прав. Любой бы устал ждать, когда я всё-таки наиграюсь и приду к нему».

Не имея сил больше сдержать рвавшиеся наружу чувства, я вышла в другой зал. И тут чьи-то мужские сильные руки легли мне на плечи.

Кирилл! Обрадовалась я, а сердце забилось с удвоенной частотой.

– Алла, – но зазвучавший голос Олега вернул меня с небес на землю, – Алла, приношу свои извинения. Но только что звонила раньше времени вернувшаяся из Египта жена. Поймите меня правильно, но я должен вас покинуть.

– О, ничего страшного. Наш разговор подождёт.

– Огромное спасибо. Вас подвезти?

– Нет, нет, я немного ещё расслаблюсь здесь. Мне очень нравится этот ресторанчик.

– Тогда я откланяюсь, – Олег поцеловал мне руку и покинул заведение.

А спустя десять минут машина, не успев даже далеко отъехать от стоянки, взорвалась, как только я незаметно ни для чьих глаз нажала на пульте кнопку пуска.

Повсюду послышались испуганные крики. Посетители запаниковали, повставав со своих мест и направившись на улицу выяснять произошедшее. Я последовала их примеру. Выйдя во двор, я только мельком взглянула на автомобиль, который был подобен мясу, пережёванному через мясорубку, и свернула за угол, направившись на остановку, чтобы дождаться вызванного такси. Вскоре возле меня остановился черный «джип» и «моргнул» фарами.

Затем водитель посигналил мне, но я сделала вид, что совершенно безразлична к этим позывам.

Тогда ему ничего не оставалось, как выйти наружу.

– Ну, здравствуй, – поприветствовал меня Кирилл. Я стояла молча, глядя на него пустым взглядом и удивляясь пафосному тону, с которым он ко мне обратился.

– Алла Александровна, сегодня, замечу, у вас неудачный вечер? Клиент передумал воспользоваться вашими услугами?

После долгой паузы я всё же нашла в себе силы ответить:

– К чему тебе всё это? Пора уже забыть и отпустить.

На что мужчина только усмехнулся.

– Нет, дорогая, у меня к тебе остался один важный вопрос, к которому прибавился вдруг ещё один. Не знаю, как другие, но я прекрасно заметил, что взорвавшийся мужчина ужинал в твоём обществе. Да, замечательно, что ты скрыла свои волосы в пучке, исказила макияж, несомненно, чтобы тебя впоследствии было тяжело найти. Но это я оставлю на потом. Пока меня больше волнует вопрос, касающийся лично меня.

Я поняла, по поводу чего ему нужен ответ, поэтому проследовала в машину.

Мы ехали в неизвестном направлении.

– Куда ты меня везёшь? – не выдержала я.

– Ко мне, – спокойно ответил Кирилл.

– А что мы не могли побеседовать где-нибудь в другом месте?

Но что Кирилл ничего не ответил.

Всю оставшуюся дорогу я молчала, искоса наблюдая за угрюмым мужчиной. Да, он такой же красивый и статный! Его плечи, сильные и могучие, покрытые шёлковой чёрной рубашкой, могли спрятать от любой опасности и беды. На груди виднелся медальон, который я преподнесла ему на день рождения.

– А ты всё ещё хранишь мой подарок.

– Он мне не мешает. Ну вот, подъехали.

Зайдя в квартиру, я увидела повсюду валявшиеся пустые бутылки из-под коньяка и виски.

– Не обращай внимания, – сказал Кирилл. – Небольшая вечеринка накануне. Итак, Алла, где мой пистолет? – и он пристально посмотрел мне в глаза.

Я долго молчала, не зная, что ему ответить. Нужные слова не приходили в голову.

– Я ещё раз спрашиваю, – повысил голос молодой мужчина, – для каких целей тебе понадобился пистолет?

Но я продолжала стоять неподвижно в совершенном безмолвии. Тогда Кирилл не выдержал и, подойдя ко мне, схватил за плечи.

Мне было так горько на душе, что я просто не выдержала и уткнулась в грудь стоящего напротив человека и заплакала. Мне было очень больно от близости любимого, который в тоже время был далёк от меня. Но я не могла поведать ему о своём прошлом, тёмном и страшном.

– Что с тобой? – тряс меня за плечи молодой мужчина, видя, что я уже впала в истерику. – Опомнись!

Но я не могла остановиться.

Тогда Кирилл поцеловал меня. И этого оказалось достаточно, чтобы я успокоилась. Именно он был для меня спасительной таблеткой. Но где-то в глубине тонкий голосок шептал мне, что ему нужны только плотские удовольствия, что он не любит меня.

Отстранившись от него, я прошептала:

– Нет, – и дотронулась пальцами до своих целованных губ, которые, казалось, обжигали. – Нет, не надо.

– В чём дело? Ты же хочешь этого не меньше, чем я!

– Тебе нужен только секс? – переспросила я Кирилла, тайно надеясь на его отрицательный ответ. – Ты ясно дал мне понять, какого ты обо мне мнения.

После моих слов мужчина долго молчал, собираясь с мыслями.

– Алла, понимаешь, в тот момент мне было так больно, что я хотел отплатить тебе тем же. Ведь я же любил тебя…и продолжаю любить. Пойми, я не могу в тебе разобраться! Ты – сплошная тайна! Скажи мне, Алла, кто ты?

Я не знала, что ему ответить. Я лишь смахивала сбегавшие по щекам слёзы и качала головой.

– Не могу, Кир. Не могу.

– Но почему? – взревел он. – Почему? Я люблю тебя! И ты мне очень нужна! Откройся мне, я не причиню тебе боли! Вместе мы справимся со всем!

Молчание.

– Тогда ответь, для чего тебе понадобился мой пистолет?

Но я снова молчала, не зная, что сказать в своё оправдание и объяснение. Развернувшись, я побрела к выходу.

– Алла! – прокричал в след Кирилл.

Но я шла, не останавливаясь.

А уже вскоре почти бежала прочь от этого дома…

– Алла, сядь в машину, – поравнялся со мной Кирилл, выглянув из открытого окна «джипа».

– Кир, я прошу, оставь меня. В данный момент я просто не могу рассказать тебе всего. Да, я являюсь совладелицей борделя, что тебе, собственно, известно.

– Мне интересно твое прошлое, – прервал меня Кирилл.

– Его нет, – отрезала я.

– Алла, – выскочил из машины мужчина и схватил меня за плечи, развернув к себе лицом. – Алла, не мучай меня! Прекрати играть со мной, как с игрушкой! Я живой, понимаешь ты это!?

– Я не могу, – плакала я. – Если ты узнаешь о моей прошлой жизни, боюсь, ты не сможешь меня понять и простить. Поэтому…я не могу.

– Хорошо, – поправил ворот рубашки Кирилл, – тогда я сам докопаюсь до истины без твоей помощи. Садись, довезу до дома.

Я молча проследовала за мужчиной в машину и, удобно расположившись на сиденье, закрыла от усталости глаза.

Как же больно любить Кирилла! Как же мне больно видеть его и не иметь возможности рассказать о своих чувствах и укрыться в его объятьях от всех невзгод и проблем! Как же тяжело быть с ним рядом и не ощущать близости!

Почему жизнь обошлась со мной так?! Почему мы не встретились с Кириллом раньше, когда я ещё ничего не знала о существовании Егора?! Ведь всё бы было по-другому!

Я указала Кириллу дорогу, куда нужно было довезти. Высадив меня возле дома, он даже не проронил ни слова и не посмотрел в мою сторону. А лишь резко газанув, умчался прочь с бешеной скоростью на «джипе».

– Аллочка, – вдруг услышала я своё имя.

Обернувшись, я увидела Матвея, человека, который помог мне выбраться из того кошмара, в котором я существовала, и начать новую жизнь.

Совершенно не владея собой, я бросилась к мужчине в распахнутые объятья и горько заплакала. Я не замечала никого вокруг, ревя у него на груди, а Матвей же гладил меня по волосам, успокаивая, словно маленькую девочку.

– Извини, – слегка опомнившись, произнесла я, подняв глаза к лицу мужчины.

Но он лишь тихо улыбнулся:

– Глупости. Не бери в голову. Алла, знаешь, у меня к тебе есть разговор.

 

ГЛАВА 13

 

Спустя три месяца публичного дома больше не существовало. Всем девочкам я подарила новую жизнь.

В тот день, когда я собрала их всех в зале и объявила о свободе, я почувствовала внутри лёгкость, будто камень свалился с плеч.

Я видела перед собой шокированные лица девушек. Они не могли поверить в свершившееся чудо! Кто-то упал на пол и начал биться в истерике от радости! Кто-то схватился за волосы, не веря в происходящее!

Выдав каждой по новому паспорту и большому количеству денег, я предоставила шанс начать жизнь с чистого листа и постараться забыть прошлую.

Больше в одной комнате вместе с ними быть я не могла. Меня слишком переполняли эмоции! Пройдя в свой кабинет, я закрылась на ключ и налила в бокал коньяка. Осушив залпом стакан, я почувствовала, как по венам быстрее побежала кровь, а внутри разлилось приятное тепло.

Присев в кожаное кресло, я прикрыла глаза и горько заплакала.

Я плакала оттого, что всё, чего я хотела, сбылось!

Благодаря усилиям и огромным связям Матвея мы смогли уладить все вопросы с криминальными авторитетами и превратить бордель в крупный развлекательный центр.

Свой кабинет я обставила по самому последнему писку моды. Мои посетители восхищались красотой и убранством данной комнаты. И лишь немногие, завидев три кубка в стеклянном шкафу, задавали относительно их вопросы. Я же молча содрогалась от отвращения и в то же время от восторга. Да, эти кубки были подтверждением того, что мои враги повержены, а от них остался лишь прах, пепел, что хранится теперь в кубках.

Да, возможно, меня можно назвать сумасшедшей!

Но я самозабвенно шла к своей цели, уничтожая на пути тех, кто представлял собой препятствие. Я это делала не только ради себя, но и ради других, поруганных невинных девочек, и тех, кто ещё мог сюда попасть.

 

ГЛАВА 14

 

– С днём рожденья, моё солнышко! – поздравила я свою подругу, вручив ей путёвки на двоих на острова, куда она уже давно хотела попасть.

– Не может быть?! – завопила Люська. – Я самая счастливая!

– Я рада за тебя, милая.

Люся принялась меня расцеловывать, а я же краем глаза заметила через окно, как в кафе подъехал знакомый чёрный джип.

Внутри всё встрепенулось и задрожало от волнения и предвкушения!

Вскоре в зал зашёл Кирилл вместе с двумя своими друзьями. Ребята производили неизгладимое впечатление, о чём свидетельствовали загоревшиеся от возбуждения глаза молодых девушек и призывные улыбки.

Ребята сели за дальний свободный столик и сделали заказ официанту.

Люська тем временем тоже успела заметить Кирилла и заговорщически подмигнула мне.

Весь вечер я пыталась скрыться от глаз Кирилла, лишь бы остаться незамеченной. Не знаю, но в данный момент на душе было как-то тяжело, и видеть, и разговаривать с Кириллом пока не было огромного желания. За эти три месяца я честно пыталась забыть его. И, кажется, одно время даже и не вспоминала о нём, но, увы, сердцу не прикажешь!

Я наблюдала за Кириллом. Мне было неприятно видеть, как к нему подходили девушки и расточали милые улыбки. А он же в ответ дарил свои.

Когда я отошла в уборную комнату, то почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернувшись, я увидела облокотившегося о стену пьяного Кирилла.

– Ну, привет, – ухмыльнулся он.

Я молча на него смотрела.

– Хм, даже не здоровается! – продолжил Кирилл, подходя ближе ко мне. – Сама гордость! – Он дотронулся до моего подбородка, заставив посмотреть ему прямо в глаза. – Почему ты прячешься от меня, Анфиса?

Я застыла от услышанного! Анфиса! Бог мой, моё настоящее имя! Имя из прошлого, которому нет места в настоящем! Нет, не может быть, чтобы Кирилл всё-таки всё узнал! Но как?

Молодой мужчина смотрел на меня испытующе и ждал ответа. Но я снова не знала, что ему сказать. Он вновь застал меня врасплох.

– Я жду, милая, – повторил он. – Пора раскрыть свои карты. Тем более я многое чего знаю из твоей жизни. Поэтому нет смысла отпираться.

– Но что мне тебе сказать, если ты всё обо мне знаешь? – спросила я его с мольбой в глазах. – Раз тебе всё известно…

– Я бы хотел узнать, куда ты отправила двух своих бывших совладельцев? Про последнего я знаю, его взорвали в его же машине. А вот про тех, первых, я не смог ничего нащупать. Да и никто, собственно, о них ничего не знает. Ты в курсе, что к тебе скоро нагрянут гости?

Я тупо уставилась на Кирилла, ничего не понимая.

– Дорогая моя, за всё надо платить. А ты это хорошо понимаешь. Нельзя в одночасье стать хозяйкой таких богатств! К тому же странным образом пропали совладельцы притона, стоило только тебе появиться. Милая, это пахнет жареным! Сейчас все подозрения на тебя, и уже делаются ставки!

– О чём ты говоришь?

– Да тебя собираются убить, дурочка! – почти прокричал Кирилл, чем привлёк внимание окружающих. – Если в ближайшее время ты не предоставишь трупы покойничков и их предполагаемых убийц, то можешь заранее прикупить себе предсмертное платье! И я, понимаешь, ничем не могу помочь!

– Но у меня нет трупов, – прошептала я.

Кирилл схватил меня за руку и вывел на улицу, к машине, где не было посторонних глаз и ушей.

– Я не знаю, о чём ты говоришь, – упиралась я, – но ещё вчера Матвей уладил этот вопрос.

– Матвей??? – оскалился мужчина.

– Да, мой друг и мой спаситель.

– Тогда я что-то упустил, пока пил беспробудно эти три дня, – обидевшись, пробубнил Кирилл.

Мы стояли и молчали, не зная, что сказать друг другу.

Все мои карты были открыты, но я так и не поняла, как на всё отреагировал мой любимый человек.

Кирилл подошёл ко мне и заглянул, кажется, в самую душу.

– Солнышко, зачем ты заставила нас страдать? Всё то время, что ты мстила за себя одна, мы могли бы делать это вместе! Ведь я же люблю тебя!

– И я тебя люблю, – заплакала я и бросилась в его объятья. Я плакала, а Кирилл всё целовал и целовал каждую частичку моего лица.

А чуть погодя мы уехали в его московскую квартиру на такси.

В эту ночь мы не могли насладиться друг другом. Кирилл целовал каждую клеточку моего тела и постоянно шептал слова любви. По моим щекам сбегали слёзы счастья. Я просто не могла поверить, что всё это происходит наяву! Что я свободна и любима!

Мне было радостно оттого, что рядом близкий и любимый человек! Именно тот, которого я так долго ждала!

Начало светать, когда мы, насладившиеся друг другом, спокойно лежали в кровати, крепко обнявшись и шепча всякие нежности. Но вдруг мы услышали, как в двери раздался щелчок открываемого замка. И буквально через несколько секунд, мы даже не успели накинуть на себя что-то из одежды, в комнату влетела взволнованная молодая красивая девушка.

– Выметайся вон, шалава! – закричала она на меня, а затем тут же перевела разгневанный взгляд на Кирилла. – Может быть, ты прекратишь водить сюда всяких девок!? Прекрати устраивать из нашего дома бордель!

Последние слова болью отозвались во мне. Не слыша их дальнейший спор, я молча, не привлекая к себе лишнего внимания, собралась и вышла прочь из квартиры. Кирилл же о чём-то кричал девушке, но я даже не могла разобрать его слова. Мне было так больно и обидно! Зачем он обманул меня? Ведь Кирилл сказал, что не женат, а судя по словам этой барышни всё как раз-таки наоборот! Она – его супруга! К тому же он доверил ей ключ от дома! А это многое значит!

Неделю я не выходила из квартиры, которую купила на тот случай, если мне понадобиться где-то скрываться. Но однажды ко мне пожаловал гость.

– Матвей! – бросилась я к нему и зарыдала. Кажется, мужчина уже привык к тому, что я постоянно плачу у него на плече. Поэтому он принял, как должное, мои слёзы. Тем более Матвей знал всё о наших сложных отношениях с Кириллом.

Мужчина гладил меня по спине, стараясь успокоить.

Чуть позже, когда мы сидели на кухне и пили кофе, Матвей взял мою руку в свою горячую ладонь и произнёс:

– Аллочка, а давай уедем ко мне, в Испанию?

Мы долго молча смотрели друг на друга, а затем я кивнула головой в знак согласия:

– Может быть, так будет лучше.

 

ГЛАВА 15

 

В аэропорт мы подъехали рановато. До нашего рейса оставалось ещё три часа.

Я решила воспользоваться свободным временем и позвонила Люське. Она не могла поверить, что я улетаю вот так, спонтанно и неожиданно, не предупредив никого, в Испанию, в чужую незнакомую страну. Люся отговаривала меня, как могла. Она твердила, что здесь мой родной дом, любящие меня люди! Кирилл! Вот жаль, что она не знала, что именно ему-то я и не нужна! Кирилл просто пользовался мной, как красивой игрушкой! Распрощавшись с подружкой, мы пообещали, что всегда будем на связи и будем приезжать друг к другу в гости! Я плакала, не в силах сдержать рвущихся наружи горьких слёз.

Матвей нежно обнял меня и прошептал о том, что всегда будет заботиться обо мне и любить.

– Что? – казалось, не расслышала последних слов я.

– Да, Аллочка, с первого дня нашего знакомства я люблю тебя. Как ты думаешь, зачем я вернулся снова в Россию, когда у меня огромный бизнес в Испании?

Я пожала плечами, недоумевая.

– Да, – продолжил он, – всё потому что не мог жить без тебя! Я приехал в Россию, чтобы найти тебя. Понимаешь, после встречи с тобой во мне что-то перевернулось! Весь мир показался серым и скучным. И единственным человеком, кто смог бы меня воскресить к жизни, была ты.

– Матвей, – прошептала я со слезами на глазах, – спасибо, мне очень приятно слышать такие слова. Но, мой заботливый и родной, я не могу ответить тебе тем же. Да и ты это прекрасно знаешь.

– Тс-с-с, – приложил к моим губам палец мужчина, заставив прекратить говорить, – Алла, я всё знаю. Знаю, и что твоё сердце принадлежит другому. Но, поверь, моей любви хватит нам на двоих. А от тебя мне будет достаточно уважения и понимания. Я не прошу тебя любить меня. Нет, нет, я на это не претендую.

Матвей крепко обнял меня.

И вот объявили наш рейс. Взяв чемоданы, мы проследовали к самолёту.

Я шла, а в груди всё разрывалось от боли. Слишком много чувств бушевало внутри!

Мне было тяжело покидать родной город, родную страну. Ведь здесь прошло моё детство, моя юность, студенческие годы. Было много радостей…. Но и боли и предательства предостаточно. Но об этом я даже не хочу вспоминать. То была не моя жизнь!

Слёзы безжалостно бежали по лицу, оставляя после себя мокрые дорожки.

– Алла, – вдруг услышала я, как знакомый голос окликнул меня. – Алла, – снова повторил голос.

Мы с Матвеем остановились. Обернувшись, я увидела…

– Кирилл, – прошептала я и со всех сил бросилась к нему. Любимый сжимал меня в своих сильных объятьях, а я… Я плакала и не могла остановиться.

– Ну, хватит, малышка, – проговорил ласково Кирилл. – Вот только ты мне скажи, зачем столько времени пряталась от меня? Я не имел возможности даже объяснить тебе всё произошедшее! Спасибо Люси! Если бы не она, я бы тебя потерял.

– Зачем? Зачем ты мне солгал, что не женат?

– Милая, а я и не женат. Мы давно развелись с Аней, но она всё ещё тешит себя надеждами, что мы сойдёмся.

– А как же ключи?

– Да я с тех давних пор так и не поменял замок в квартире, так как почти в ней не бываю. А тут…соседка, близкая подружка бывшей жены, оперативно сообщила ей, что дома кто-то есть, вот она и прибежала. Ты прости меня, дурака, но я как-то совсем не думал в тот момент о смене замка, полностью поглощённый и увлечённый тобой. Я же люблю тебя, Алла!

– И я, – но тут меня вдруг осенило. Матвей. Обернувшись, я увидела его, шагающим к самолёту.

«Прости меня, – мысленно обратилась я к нему, – но здесь мой любимый».

Кирилл ещё крепче обнял меня.

– Он всё понял, – кивнул он в сторону всё дальше удаляющегося Матвея. – Мы слишком сильно любим друг друга, чтобы стоять между нами.

И я полностью с ним согласилась.

Между нами была настоящая любовь.

Любовь с большой буквы.

 

Комментарии: 0