НИКОЛАЙ ПАДЕРОВ

НЕСУЩЕСТВУЮЩАЯ ЖИЗНЬ

На перроне никого не было. Сквозь надвигающиеся сумерки моросил мелкий дождь. Я вышел из электрички и потащился к привокзальному ларьку. Купив пачку сигарет, пошел в сторону светящихся окон какого-то местного кабака. Столики одиноко стояли в пустом помещении, тускло освещенном настенными лампами. За стойкой стояла девушка и невозмутимо ковырялась в носу.

– Пива, – коротко пробурчал я.

– Вам какого? – сухо спросила та, вытаскивая палец из ноздри.

– Свежего, – не менее кратко ответил я.

– У нас всё свежее, – с гордостью в голосе сказала девушка.

– Ага. И не разбавленное... Налейте вот этого, – показал я на кран рядом с собой.

Девушка посмотрела на меня, как вегетарианец на шашлык и выдавила:

– К пиву брать будете что-нибудь?

– Кружку.

– Вы сюда поумничать зашли? – не выдержала она.

– Девушка, налейте мне, пожалуйста, пива. Пока всё.

Девица недовольно хмыкнула и выполнила заказ. Рассчитавшись, я сел за столик в углу и немного отпил "свежего" пива. Настроение было не из лучших. Со мной что-то случилось, но я никак не мог понять, что именно. Всё осточертело, хотелось просто забыться... В кармане заиграл сотовый. Не обращая внимания на звонок, я сделал еще пару глотков и закурил. В этот момент дверь заведения открылась, и на пороге показался мужчина лет пятидесяти. Выглядел он как-то странно. Спортивные штаны, пиджак и шляпа. Он подошел к стойке и через минуту уже стоял перед моим столиком с двумя бутылками пива:

– Не помешаю?

– Нет, – сказал я безразлично и воткнул горящий окурок в стенку пепельницы.

Мужчина сел напротив. Я заказал еще одну кружку, и пока я с ней разделывался, странный посетитель поинтересовался:

– Не подскажешь, который час?

– Десятый, – ответил я нехотя, давая тем самым понять, что у меня нет желания продолжать разговор.

– Да, быстро летит время, – произнес мужчина задумчиво. – А ты что такой невеселый? Случилось чего? – он явно хотел пообщаться еще.

Я посмотрел на него и сказал: – А чему радоваться?

Мужчина как-то загадочно ухмыльнулся:

– Это точно. Особенно если учесть, что жизни не существует.

– В смысле? – не понял я.

– На самом деле ничего нет. Всё – лишь плод нашего воображения.

– Вы буддист? – спросил я, делая заинтересованный вид.

– Нет. Скорее реалист. Дело в том, что буддизм утверждает, что весь мир – иллюзия. Обман. Мы его видим, но на самом деле ничего нет. В действительности же всё гораздо проще. Нет даже самих нас.

– Это как? Кто же тогда я и вы? – усмехнулся я.

– Мы – никто. Потому что нас как таковых нет. Хотя этого догмата не найти ни в одной религии.

Что-то с этим дяденькой не так, решил я и вымолвил свое предположение:

– Если вы из какой-нибудь секты, то напрасно теряете время. Я не верю во всю эту ерунду.

– Я не могу потерять время, потому что оно уже потеряло меня.

– Неужели? – иронично заметил я. – Ну, вам виднее... Похоже, подумал я, передо мной сидит взрослый человек, с рассудком которого возникли серьезные проблемы.

Мужчина рассмеялся: – Я тебя прекрасно понимаю, Николай. Когда-то я так же, как и ты верил лишь своим глазам и ушам...

Тут я насторожился: – Откуда вы знаете мое имя?!

– Это не имеет значения. Когда я умер и попал туда, куда попадают все, мне удалось сбежать. Теперь я здесь, говорю с тобой. И это сейчас главное.

И тут я подумал, что либо в пиво чего-то подмешали, либо кто-то меня разыгрывает. Мужчина тут же утешил:

– Это обычное пиво и никакой не розыгрыш. Да-да. И не надо так на меня смотреть. Для тебя это необычно, а для меня – в порядке вещей.

Я не знал что и сказать. Этот мужик только что ответил мне на то, о чем я подумал! Похоже, у меня поехала крыша...

– Всё с тобой нормально, – продолжал мужчина, – просто ты пока многого не понимаешь.

– Вы кто такой? Откуда вы знаете то, о чем я думаю? – испуганно спросил я и почему-то стал оглядываться по сторонам.

Девушка за барной стойкой уже куда-то исчезла.

– Послушай, Николай, – выражение лица мужчины вдруг сделалось каким-то особенно серьезным, – нас действительно не существует. Как бы ты этому факту не противился. Мы лишь плод чьего-то неизвестного воображения, персонажи короткого рассказа, который однажды закончится. Сейчас о нас кто-то читает. Он только что прочитал эту фразу, которую ты от меня услышал. Ты и я – вымышленные герои. А они не могут знать, кто их автор. Не только потому, что им этого не дано, а потому что их нет. Они есть только в сознании автора. В реальности их не существует. Когда ты читаешь книгу, разве не понимаешь, что ты – существуешь, а те, кто в ней, нет? То же происходит и сейчас. Но слово имеет великую силу. Такую, о которой ты даже не подразумеваешь. Неспроста Библия начинается с "Вначале было Слово..."

Я хотел было перебить моего собеседника, но тот многозначительно поднял указательный палец вверх, оборвав меня на полуслове.

– Помимо нас, как ты уже понял, есть автор, который создал меня и тебя, а также всё остальное, что нас окружает. Даже твои мысли и сомнения – это лишь продукт его разума. То же касается и меня. И всех остальных. Кроме автора существуют читатели, которые в данное время читают этот рассказ. Читатели – простые наблюдатели. Но они существуют постольку-поскольку, то есть пока открыт текст, и они читают его, прикидывая модель сюжета на себя. Автор же существует всегда. Ты можешь мне сейчас не верить, но я точно знаю, что тот, кто нас сейчас читает, абсолютно уверен в том, что в действительности мы не существуем, как, впрочем, и вся наша жизнь. Вот такой странный парадокс. Мы вроде есть, и в то же время нас нет. Это трудно объяснить на словах.

– Что за чушь! возразил я. – Никакой автор меня не создавал!

– Ты хочешь сказать, что сам себя создал? Ты – творец самого себя?

– Не я, конечно. Родители...

– А они сами себя создали? Никто не появился на этот свет сам. Все люди – творения. Так что изначально мы все зависимы. От наших создателей. Ничего нашего нет. Мы – пользователи того, что нам дали. А когда срок жизни подходит к завершению – теряем всё, даже собственную плоть.

– Значит, мы и не умираем, если не живем? – спросил я, вообще ничего не понимая.

– Нет, конечно. То есть мы умираем, для кого-то. Но на самом деле мы живы. Только по-другому. У нас свой мир, от которого читатель далек. Он ограничен рамками логики и собственного воображения, думая, что это всего лишь рассказ, который придумал автор.

У меня никак не укладывалось в голове то, что я услышал от человека, внешний вид которого едва ли совмещался с тем, что он говорил.

– А для чего он нас выдумал? – задал я вполне логичный вопрос.

– Об этом известно только самому автору. Одно лишь могу сказать: мы – его часть. Его подобие. С помощью нас он хочет чего-то передать. Возможно, тем самым он решает свои личные проблемы.

– Ясно. Но почему вы подошли именно ко мне? Это ведь не случайно? Откуда вы знаете обо мне и о том, что я думаю? Для чего вы вообще мне это всё говорите? – мысль об этом по-прежнему не давала мне покоя.

– Я тебе ничего не говорю. Потому что меня здесь нет. И нет вообще. Я – плод твоего воображения.

– Как нет? – удивился я. – А с кем же я тогда разговариваю? Сам с собой что ли?

– Можно сказать и так. Иначе откуда я всё про тебя знаю?

– Чушь какая-то... Почему я должен во всё это верить? Я же вас вижу, могу дотронуться до вас...

Мужчина несколько снисходительно посмотрел на меня и сказал:

– Это как сон. В нем, как правило, ты не осознаешь, что тебе это снится, ты видишь себя и других, можешь их почувствовать наощупь. Но потом ты просыпаешься и понимаешь, что этого всего нет. Хотя во сне всё очень явно и убедительно. В нашей жизни почти то же самое. Смерть – это наше пробуждение. Я уже проснулся. А ты – еще спишь.

– Как же я не существую, если я есть?

– Ты пока есть. Однажды тебя не станет. Как и когда-то не существовало вообще. Всё началось с того, что тебя никогда не было, а кончится тем, что тебя никогда не будет.

– Что-то я совсем запутался... – действительно, в голове была какая-то каша, полный бред. Я опять закурил. Сигарета в руках задрожала. – Допустим, что всё так и есть, как вы говорите. Мы сейчас разойдемся. Я останусь один. И что мне делать, зная всё это? Как мне дальше жить?

– Как жил, так и живи. Всё равно ничего не изменится. Мы подчиняемся определенным законам. Да и кто тебе сказал, что ты живешь? Ты сейчас находишься в неопределенном состоянии.

– А почему я вообще есть? Почему меня никто не спросил, хотел ли я быть? Зачем мне такая жизнь, где я ограничен и зависим, где я всего лишь плод чьего-то воображения? Это имеет какой-то смысл?

– Всё имеет свой смысл. У каждого свое предназначение. Но цель у всех одна.

– И какая же? Умереть?

– Смерть – это не цель, а неизбежная участь. Главное – оставаться тем, кто ты есть. Быть самим собой. Оставаться человеком. Во что бы то ни стало. Простая общеизвестная человеческая мораль.

В этот момент показалась девушка за стойкой:

– ...да... он здесь... – тихо сказала она и повесила телефонную трубку. Затем опять куда-то вышла.

– Иногда очень трудно быть самим собой, – сказал я. – Приходится надевать различные маски, играть соответствующие роли. Допустим, что всё, что вы сказали – правда. Мы не существуем, жизнь – рассказ. Но чем он закончится? В чём его суть?

– Об этом знает только автор... Заметь, большинство людей старается не забивать себе голову вопросами о смысле жизни и вполне довольствуются тем, что имеют. Живут своей стандартной жизнёшкой простого обывателя для продолжения своего рода, такого же чуждого к извечным вопросам, как и они. Живут и умирают, живут и умирают... Они следуют общепринятым нормам, делают всё как надо, как положено, как все. Это напоминает схему. Мысли и чувства становятся искусственными. Этакая механическая жизнь. Люди заботятся о том, чего однажды навсегда лишатся. Их куда больше волнует непогашенный кредит, чем вопрос, что же будет после смерти. Сплошная бытовщина. Семья, карьера, зарплата... Все стараются плыть по течению, ибо так легче. И так заведено. Смысл жизни большинства – просто жить. Получать удовольствие. И вся наша жизнь от начала до конца нам неизвестна, но известна автору, так как он ее создатель.

– Значит, мы заранее обречены и выполняем то, что нам припишут? Получается, мы не хозяева своей жизни?

– Это заблуждение. На самом деле мы вершим свою судьбу сами. Только автору уже известно, чем всё закончится. Ему подсказываем мы. Но он думает, что работает его фантазия. А что такое фантазия? Откуда автор черпает мысли? Способность творить? Да. Но материал... откуда он его берет? Из чего рождается мысль?.. В свою очередь, автор помогает нам. Так же невидимо. Всё взаимосвязано, как видишь.

– Короче, я так ничего и не понял...

Мужчина улыбнулся.

– Однажды осознание придет к тебе само.

Вдруг открылась дверь, и в помещение буквально влетели два человека в мокрых от дождя кожаных плащах. Один из них закричал:

- Так вот ты где, проповедник наш! А ведь тебя предупреждали!

Теперь всё ясно, подумал я, поглядывая на своего странного собеседника. Мужчина встал и, не переставая улыбаться, сказал, глядя в мою сторону:

– Ну, мне пора...

В это время люди в плащах подбежали к моему столику и, взяв меня под руки, поволокли к выходу. После недолгого замешательства я воскликнул, пытаясь вырваться:

– Какого черта! Куда вы меня потащили?

– А то не знаешь! – выкрикнул один из них. – Домой, Коля, домой…

– Это какая-то ошибка! – запротестовал я. – Вы меня с кем-то спутали!

– Ошибка?! – иронично удивился один из них. – Тут кроме тебя никого нет.

– Как нет? – показал я на мужчину, с которым только что говорил. Тот снял шляпу и поклонился.

– Похоже, у парня опять началось, – засмеялся второй, поправляя плащ.

– Да вот же он! – завопил я в отчаянии, показывая пальцем на мужчину, который уже выходил за дверь.

– А! Точно! Вот он! Держи его! – закричал человек в плаще. Затем он сделал вид, будто ловит кого-то и снова засмеялся.

– Ладно, забираем его, – сказал второй и схватил меня за плечо. Второй последовал его примеру. Упираясь во что только можно, я пытался высвободиться, но безуспешно. Они вытолкали меня на улицу и запихнули в какую-то машину.

И тут я решил сделать последнюю попытку вырваться. Со всего размаха пнул одного коленом в живот, но тут же сзади получил оглушительный удар по голове...

Очнулся я уже в какой-то комнате и полностью связанным. Страшно болела голова. Боясь признаться себе, я все-таки вынужден был осознать свое местонахождение. Только почему-то я никак не мог вспомнить, что был здесь раньше... Я так ничего и не понял, но чувствовал, что встреча с незнакомым мужчиной была не случайной.

Так, в своих раздумьях, я пролежал около часа. Было такое ощущение, что меня уже нет. Да и был ли я когда? Может, жизнь действительно, как сон? Во сне я разговариваю с людьми, которых сам же и придумал и ничуть не сомневаюсь, что они – настоящие. И этот самообман не раскрывается до пробуждения... А может, и правда, жизни не существует? Взять, например, прошлое. Все прожитые мною годы. Всё, что было прежде, теперь этого нет. Остались одни воспоминания. Где я, десять лет назад? Я – был. Или не был? И то, что есть сейчас, канет в бездну минувшего. Этого не будет. Значит, этого потенциально не существует. Всё незаметно исчезает.

И мне вдруг показалось, что время меня потеряло. Навсегда...

 

Комментарии: 2
  • #2

    галина (Понедельник, 14 Декабрь 2015 08:23)

    Ваш рассказ "Несуществующая жизнь" действительно подтверждает сотворение человека словом, и слово было у Бога, а главная его мысль - оставаться человеком и задумываться о своем назначении в жизни и переходом в другую, духовную жизнь. Если рассказ дает толчок задуматься - это уже успех! Творческих Вам задумок! С уважением, Галина.

  • #1

    Валерий (Понедельник, 27 Октябрь 2014 18:22)

    Мудро, мудро. Ничего не скажешь.