ВАЛЕРИЯ ВОРОНИНА

На мой взгляд, жизнь обязательно должна сочетать в себе три составляющих: любимые люди, работа и творчество. Если с первым и вторым я определилась достаточно легко, то с творчеством было сложнее. Мною было испробовано вышивание, вязание, выжигание, бисероплетение, рисование, шитье, кулинария…Но все это было не то. Однажды, разбирая свой шкаф у родителей, я наткнулась на старую тетрадку, в которой обнаружились мои давным-давно забытые детские стихи. И это дало мне толчок в нужном направлении. Я начала писать. К тому же, уже давно в моей жизни совершенно случайным образом появляются люди. Множество разных совершенно уникальных личностей. Кто-то остается, кто-то уходит навсегда, а кто-то возвращается. И каждый из них имеет свою уникальную историю. Все мои работы – это мысли, придумки и преувеличенные зарисовки по поводу разговоров, встреч, даже просто случайных взглядов или наблюдений за миром. На этом сайте будут мои стихи, рассказы или романы. Но чего здесь не будет точно, так это реальности. Хотя, если вдруг кто-то узнает себя, извините.

Любовь зла

— Катька! Ты не можешь мне отказать! — подруга схватила меня за рукав и потянула за собой.
Я попыталась аккуратно высвободиться, попутно сказав:
— Могу, у меня дела.
— Да что может быть важнее?! — прижавшись ко мне, девушка проникновенно взвыла. — Это же сам Джу-у-у-лиус!!! И у нас места в первом ряду! Ты представляешь, он будет на расстоянии вытянутой руки! А потом меня обещали провести в его гримерку!
Я все же смогла вырваться из цепких когтей соблазна и, улыбнувшись, попрощалась:
— Желаю повеселиться!
Как можно скорее выскочив за дверь, я направилась к остановке. И даже брошенное вслед «сумасшедшая!» меня нисколько не задело. Я буквально летела домой, окрыленная ожиданием. Интересно, что будет сегодня? Позавчера я нашла на подоконнике розу и чуть опаленную по краям записку. Вчера он забегал сам, но совсем ненадолго. Получить короткую передышку и снова ринуться в свою войну. А что же будет сегодня? Перебирая в уме варианты событий, я совершенно забыла об окружающем мире. Я не замечала ни ветра, ни сгущающихся сумерек, ни холодных капель дождя. В моей душе было солнечно и радостно.
Квартира встретила меня тишиной и темнотой, однако едва я переступила порог, как поняла: он здесь. И не может быть иначе! Не раздеваясь, я быстро прошла в комнату и действительно увидела сидящую на подоконнике фигуру. Когда он чуть обернулся на шум, свет фонаря обнажил безобразную рваную рану на левой скуле. Если бы не неровные края, она была бы незаметна на черной коже. Охнув, я подбежала к нему и протянула руки его к лицу. Однако он перехватил мои ладони и начал осторожно их целовать.
— Я так соскучился, — чуть хрипло прошептал он.
— Тебе больно?
«Вот идиотка! Сказать больше нечего!!!»
— Уже нет
Он мягко улыбнулся и, посмотрев мне в глаза, прижал мою ладонь к ране. Легкий холодок пробежал по моему телу, и его плоть тут же излечилась. Не осталось даже шрама.
— Где ты сегодня был? — спросила я, пристраиваясь рядом с ним на подоконнике.
Вместо ответа он обнял меня и, закрыв глаза, провел рукой по воздуху. Перед моим взором возник прекрасный зал с высоченным потолком, тонкими мраморными колоннами и большим фонтаном в центре. На бортике сидел маленький мальчик, что-то высматривая в воде. Вот он чересчур наклонился и, не удержав равновесие, упал в воду.
— И после этого ты хочешь, чтобы я поверила, что ты злой, — улыбнулась я, наблюдая как он достал из воды ребенка.
Легким мановением руки он убрал видение и, посмотрев мне в глаза, спросил:
— А если я скажу, что через полвека этому ребенку суждено перерезать жителей семи государств, поверишь?
Я смотрела в его бездонные бордово-карие глаза, честно пытаясь увидеть в них зло, и не могла. Он грустно улыбнулся и посмотрел в окно, так и не дождавшись ответа.
— Расскажи мне что-нибудь? — робко попросила я, уткнувшись носом в его плечо.
— Про что ты хочешь услышать?
— Не знаю, выбери сам.
— Хорошо. Давай я расскажу тебе про викингов
Легкий пасс и перед моим взором вновь возник мираж. Я видела море и корабли. Я видела на них отважных и беспощадных воинов севера, одетых в меховые плащи и шлемы с полумасками. Я видела кровавые битвы, где никогда не брали пленных и видела пиры, где вино лилось рекой, а веселье не прекращалось ни на мгновение Перед моим взором прошли тысячи жизней и смертей, управляемых им. И ничего другого я и не могла увидеть. Ибо воин знает лишь о тех битвах, в которых участвовал сам. Я не видела, чьи именно жизни оборвались по его воле, но знала — они есть. Всегда были и всегда будут. Таков проклятый путь воина.
Я снова проснулась в своей кровати совершенно одна и тут же улыбнулась, увидев на подоконнике прекрасный букет из роз. Впечатление портили лишь чуть обожженные края лепестков, но да это были мелочи. Огромным усилием воли я заставила себя встать и начать собираться на работу. Нужно было по максимум забить время заботами, чтобы оно пролетело незаметно. Ведь едва я освобождалась, как день как будто замирал в вечности. Минуты тянулись медленно-медленно. Каждая чуть ли не по часу. Забавно, а ведь еще неделю назад мне такого и в голову не могло прийти! Эх, ведь действительно ровно неделя, а как будто целая жизнь. От вечера до вечера. От встречи до встречи. Но вот наконец часы пробили шесть, и я, невежливо прервав рассказ подруги о Джууулиусе, поспешила домой.
Я снова летела на крыльях любви, не замечая ничего вокруг. Ни темноты, ни ветра, ни крайне подозрительной личности, бредущей следом. Но стоило мне войти в подъезд, как некто цапнул меня за шкирку и, грубо развернув, схватил за горло. Совершенно без усилия он поднял меня над полом, прижав к стене. Я всмотрелась в его безупречно красивое, но чересчур холодное, почти белое лицо, но не увидела на нем никаких эмоций. Чуть подернув сложенными за спиной белоснежными крыльями, некто чистым мелодичным голосом произнес:
— Передай своему дружку, что он вышел за рамки. Ребенок должен был умереть, ибо он станет погибелью тысячи невинных душ, а это значит нарушение равновесия
— Отпусти ее, — велел он, бесшумно появившись за спиной нападавшего.
— Или что? — усмехнулся тот, глядя мне в глаза. Да, на лице его не было эмоций. Зато во взгляде они были с избытком. В его глазах было не просто зло. В них были ненависть, холод, презрение — Вот ведь какая штука, мы оба бессмертны, то есть считай неуязвимы. Вернее, ты был таковым, а я остался

Не судите, да не судимы будете

Эта неприятность случилась с Афанасием Ивановичем аккурат в пятницу тринадцатого. После насыщенного трудового дня он, весело насвистывая, спускался в подземный гараж. И, несмотря на жуткую головную боль и зверский голод, мужчина был просто счастлив. Не мудрено: даже малая победа окрыляет, а уж весомая… Что и говорить, конкуренты были разбиты в пух и прах благодаря хитрой финансовой политике, и шикарная многоходовка завершилась изящным матом. Как он их! Афанасий Иванович был донельзя горд собой. Ведь он не просто воин и победитель, он молодец.

На лестничном пролете второго этажа вахтер мыл пол. Причем, тряпка да и вода были уже явно грязнее допустимого. Это было особенно заметно, когда вахтер доставал из ведра швабру. На пол с черной тряпки стекали почти чернильные потоки, от которых образовалась уже приличная лужа почти такого же цвета. Но вахтер не обращал на это никакого внимания, продолжая размазывать грязь. Афанасий Иванович брезгливо покосился на лужу, аккуратно переступил ее, стараясь не намочить дорогие ботинки и, поджав губы, двинулся дальше. Этот досадный эпизод сильно подпортил ему настроение. Дело в том, что Афанасий Иванович терпеть не мог «таких» людей. Он всегда узнавал их безошибочно, с первого взгляда. Как только вахтер Гошка устроился к ним на работу, он тут же был мысленно занесен в соответствующую категорию. И хотя с виду он был здоровым сорокалетним мужиком, назвать его Георгием Сергеевичем у Афанасия Ивановича язык не поворачивался. Согласно его убеждениям, права на имя-отчество надо было заслужить.

«Кошмар! Неужели нельзя дойти и сменить воду?! — мысленно посетовал он. — Лентяй никчемный! Уж лучше бы вообще ничего не делал, чем так!»

И по старой доброй привычке принялся беседовать с собой. Да, был за Афанасием Ивановичем такой грех: любил он поговорить с умным человеком.

«Не понимаю, как так можно жить? Никуда не стремиться, ничего не хотеть! Только есть, спать, пялиться в телевизор и напиваться по пятницам до потери пульса! Работать так, чтоб денег хватало впритык, жаловаться на невероятную усталость в конце „трудовой“ недели, да и вообще ругать все и вся! Сплошная деградация!»

«Я что-то не помню, чтобы Гошка когда-то на что-то жаловался, — ответил ему внутренний голос. — По-моему, он вообще ни с кем не общается».

«Еще б он общался! — буркнул Афанасий Иванович. — Все равно таких людей сразу видно. Здоровый адекватный мужик такой работой побрезгует!»

«Ну, люди разные бывают, — ответил ему внутренний голос. — Может, он на большее просто физически не способен?»

«Чушь! В личном деле у него никаких медицинских записей нет. При приеме на работу я за этим строго слежу. Ни болезней, ни судимостей. Так что главное — желание! — заявил Афанасий Иванович. — Как говорил классик, кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — отговорки!»

«Тогда-а, — задумчиво протянул внутренний голос, — может быть, по его убеждениям, человеку доступно неограниченное количество воплощений. Вот и думает, что еще успеет все сделать в другой жизни».

«Еще больший бред! — фыркнул Афанасий Иванович. — Даже если в запасе есть куча жизней, это не повод спускать в унитаз настоящую!»

Вдруг его беседу весьма невежливо прервали: раздался жуткий грохот, и через мгновение огненная волна испепелила подвернувшегося ей человечка. Да, этого Афанасий Иванович не учел: проиграв в уме, конкуренты решили отыграться силой. Ну или это был просто следующий ход в партии, ошибочно принятой за завершенную. В любом случае, это было уже неважно.

Очнувшись в совершенно пустой белой комнате, Афанасий Иванович сразу понял, где он и что с ним стало. Немудрено: он всегда считал себя очень умным человеком. И хоть всю жизнь был атеистом, с основными концепциями основных религий был ознакомлен. В рамках общей эрудиции. Даже в сложные моменты обращался к высшим силам, именуя их Богом. Например, когда бизнес был на грани банкротства, и нужно было нечто среднее между удачей и чудом, чтобы его спасти. Забавно, но Афанасий Иванович не ощутил никакого разочарования оттого, что все его жизненные убеждения были неверны. Хотя, наверное, если бы они были верны, обрадоваться этому он бы вряд ли успел. Тем не менее, к происходящему он отнесся без лишнего пафоса и драматизма.

«Эх, надо же, какая неприятность! — подумал он. — Хорошо хоть завещание успел составить».

Увидев на противоположном конце комнаты дверь с табличкой «Распределитель», Афанасий Иванович без промедления отправился туда. А чего тянуть? Конечно, ему было обидно умереть в расцвете лет, ведь он столько мог еще сделать, но по любимой психологической методике, Афанасий Иванович никогда не концентрировался на плохом. К тому же, жизнь свою он считал полноценно прожитой. Многого сам добился, причем, без подлости и обмана. Детей на ноги поставил. Обеспечил людей работой, открыв вполне успешный бизнес. Жертвовал на благотворительность. Да, он, несомненно, был полезен для общества. Ведь оно, как известно, выражает свою признательность исключительно в денежном эквиваленте. Чем больше оно тебе заплатило, тем больший и полезный ты молодец.

За дверью Афанасия Ивановича встретила такая же белая комната, но здесь были два стула, стол с кожаным креслом и очередной неприятный сюрприз. На одном из стульев сидел Гошка. В той же затертой вахтерской униформе. Увидев вошедшего, он приветливо улыбнулся ему.

— И вас зацепило? Жаль, я думал, вы успели выйти. Хотя, судя по звуку, там несколько кило взорвалось. Скорее всего, и около здания все разворочено. Хорошо, что поздно было — народ по домам уже разбрелся.

Афанасий Иванович не ответил, а взяв стул, перенес его чуть ближе к двери и сел, откинувшись на спинку. Гошка же между тем продолжил:

— Эх, забавная штука жизнь. Ведь две войны прошел, а в итоге окочурился на гражданке. Даже обидно.

В этот момент рядом со столом возникло свечение, и через секунду на его месте появился юноша в обтягивающем белом комбинезоне и с золотым обручем на голове.

— Здравствуйте, Георгий Сергеевич, — обратился он к вахтеру. — Вы уж не сердитесь, но не доглядел я. Видимо, подрастерял навык. Надо было вас сразу передать другому, но уж столько вместе прошли, что жалко было расставаться. Думал, уж на гражданке-то все тихо будет. Ан вон оно как вышло. Наверное, я тоже очень устал.

Гошка пару секунд бестолково хлопал глазами, а потом вдруг его лицо озарил свет понимания:

— Погоди-погоди, а ту неразорвавшуюся гранту часом не ты подпортил?

— Да, я, — улыбнулся парень.

Гошка встал и душевно обнял своего хранителя:

— Ох, вот за это тебе огромное спасибо! Я ведь тогда ничего не успевал сделать, а там дети были.

— Да ладно Вам, я всего лишь делал свою работу, — скромно потупился ангел, выбираясь из объятий. — Подождите-ка, а чего Вы тут сидите-то? Насколько я помню, Ваш серый ящик пуст.

— Мне сказали подождать, — пожал плечами Гошка.

— Понятно, — сказал ангел, покосившись на Афанасия Ивановича. — Ладно, пойдемте, я Вас сам провожу.

Свечение окутало мужчин, и они исчезли из комнаты.

«Интересно, о каком ящике шла речь? — подумал оставшийся. — Хотя, скорее всего, о вместилище грехов. Да, так ведь и пожалеешь о своем атеизме. Но с другой стороны, посты, я, конечно, не соблюдал, не крестился, не исповедовался, так и не грешил вроде бы особо. Во всяком случае, не убивал, не чревоугодничал, не крал, не прелюбодействовал, и что там еще по списку?…»

Однако додумать мысль ему не дали: в комнате снова засиял свет, но на этот раз новый ангел, весьма похожий на ушедшего юношу, появился прямо в кресле. Облокотившись о стол, он положил подбородок на сомкнутые в замок руки и уставился на Афанасия Ивановича.

— Здравствуйте, — вежливо улыбнулся тот. — Вы мой ангел-хранитель?

— Нет, — тихо ответил сидящий за столом. — Вы некрещеный, вам не положено.

— Это как? — опешил Афанасий Иванович. — Распределитель мне положен, а хранитель нет?

Не меняя позы, субъект ответил:

— Моя задача направить вас к нужной сущности в зависимости от ваших религиозных убеждений.

— А, так я атеист, — обрадовался Афанасий Иванович.

— Нет, — покачал головой собеседник. — Атеисты — люди абсолютно без веры. А раз вы здесь, значит, хоть крупица ее в вашей душе есть. Нужно только понять, во что именно вы верите. Дайте мне пару секунд.

Под пристальным, пронизывающим взглядом Афанасию Ивановичу стало неуютно. Но он, молча, вытерпел это. Напряженная тишина, казалось, висела в комнате целую вечность. Но вот сидящий за столом провел ладонями по лицу, и буквально в этот же момент в центре комнаты возникло три ящика. Большой серый, а также два поменьше: белый и черный. Афанасий Иванович судорожно стал вспоминать все известные ему религиозные догматы, пытаясь понять, к какому же из верований его отнесли. Противоположные составляющие: черное и белое, были во многих религиях. Но третий компонент ни в одну не вписывался.

— Откройте, пожалуйста, серый ящик, — обратился к Афанасию Ивановичу ангел.

Тот подчинился, и когда открыл крышку, увидел обычные чашечные весы. Ангел же поднялся из-за стола и, подойдя к ящику, тоже посмотрел внутрь и усмехнулся:

— Что ж, раз нам есть чем взвешивать, давай посмотрим, насколько полезен ты был для Жизни, Афанасий. 

Комментарии: 18
  • #18

    Валерия Воронина (Понедельник, 14 Декабрь 2015 20:19)

    Иришка, ничего пока не буду загадывать. У меня сейчас героиня романа повисла на середине непойми какого ритуала, а у меня нет времени ее оттуда вытащить)))) Так бедная и висит) А еще одна в другом начатом романе застряла посреди РПГ-игры) так что сначала мне надо с ними разобраться, а потом смотреть )

  • #17

    Иришка (Понедельник, 14 Декабрь 2015 20:14)

    Лерочка, да ты ж моя прелесть! дай обниму-поцелую))
    давай, обязательно додумай про темнокожего демона, и мы потом обсудим все детали и повороты сюжета))

  • #16

    Воронина Валерия (Понедельник, 14 Декабрь 2015 20:13)

    Иришка, меня тоже повеселило наше "жираф-сама жираф")) Про то, что это можно развить в роман мне сказали еще на ФанБуке. Но увы: сейчас я еле нахожу время на написание текущей работы, а потом на очереди начатая, но временно замороженная. Так что что-то новое я начну в лучшем случае летом, а то и не ближайшим) Спасибо за беседу)

  • #15

    Иришка (Понедельник, 14 Декабрь 2015 20:06)

    дорогая Валерия, спор мы действительно окончим, поскольку жирафами оказались мы обе)) и, наверное, останемся каждая при своём мнении: я - при своем читательском, а вы - при своём авторском))
    если для вас творчество - это отдых, это ведь замечательно)) творчество должно быть в радость)
    хочу лишь ещё раз сказать и уточнить, серьёзно и без шуток, мне очень понравилась идея! именно поэтому мне так не хватало ясности, понятности, детальности и прочей обоснованности! и если эта вещь станет более объемной, мы вполне сможем продолжить обсуждение.

  • #14

    Воронина Валерия (Понедельник, 14 Декабрь 2015 20:01)

    Иришка, я Вам больше скажу: Ваш юмор оценили еще минимум 5 человек моих друзей и родных. Одной подруге очень понравилось, как Вы додумали мое произведение. А бабушке очень понравились Ваши остроумные реплики. В которых, кстати, ни она, ни я ничего злобного не увидели. Но тут опять же вопрос восприятия и содержания понятия "злобность". Вполне возможно, Людмилу зацепило Ваше высказывание о собственной злобности (коли уж она вступилась за меня, верну должок, так сказать). А от моей семьи и друзей Вам благодарность за положительные эмоции и пожелание удачи.

  • #13

    Иришка (Понедельник, 14 Декабрь 2015 19:49)

    уважаемая Людмила, вы немного запоздали с выступлением в защиту Валерии. тем более, что Валерия и сама неплохо с этим справлялась) и даже оценила мой юмор, ну или сарказм, это кому как нравится. и упрямо и жёстко изложила свой авторский взгляд. но вы, Людмила, не правы - этот конкурс почти три месяца прекрасно существовал и без моих комментариев, а деньги на телефон мне не нужны) я заявляла об этом на страничке конкурса. а если читали все мои комментарии, то знаете, что не все они "злобные"

  • #12

    Воронина Валерия (Понедельник, 14 Декабрь 2015 12:30)

    Здравствуйте, Людмила! Спасибо за поддержку, но право не стоило. Любой, кто выкладывает свои работы под истинным именем должен быть готов к любого рода отзывам. Людей в мире много, люди все разные. Но действительно в чем я с Вами согласна: такого рода комментарии не вписываются в атмосферу сайта. Но тут или атмосфера, или свобода слова. А слова бывают разные. Пытаться "учить жизни" и самоутверждаться за счет этого - вполне себе человеческое желание. История знает много таких примеров. По поводу "не обращать внимания": я выслушиваю любое мнение, ибо информация лишней не бывает. Бесполезной - может быть. По поводу "писать дальше": на этом сайте я выкладываю только законченные работы, а так я есть еще на Мастерской писателей, на Самизадте и на ФанБуке (редакторы, не сочтите рекламой других ресурсов). Там в настоящее время я выкладываю рабочий вариант продолжения "Злой сказки" ("Сказка должна быть доброй"). Когда я его закончу и доведу до ума, то выложу и тут.

  • #11

    Воронина Валерия (Понедельник, 14 Декабрь 2015 11:45)

    > о незаконченности произведения, поскольку это >признаёт и сам автор
    Иришка, про жирафа вы прямо в точку попали))) Похоже, мне так и не удастся донести до Вас мысль, что все свои новеллы я считаю законченными. Увы, мы с Вами говорим на разных языках. По поводу труда: все время работать нельзя. Надо как-то и отдыхать. Для меня творчество - это отдых. И я могу позволить себе в нем некоторые шалости. Например, написать так, как я вижу, а не как этому положено быть или как это хотят видеть. Конечно, в определенных рамках: под энциклопедическое определение новеллы мои произведения шикарно подходят по всем признакам (особенно неожиданной развязкой). Если бы это был роман, тогда Ваша критика относительно непрописанного сюжета была бы уместна. Но с романами я так и не "шалю". По поводу закончить спор: жалко, мне с Вами было очень весело. Вы очень забавный человечек. Искренне надеюсь, что Вы победите в конкурсе комментариев: они того стоят)

  • #10

    Людмила (Понедельник, 14 Декабрь 2015 11:32)

    Заинтересовала переписка Иришки с автором. Не смогла удержаться, чтобы не выступить в защиту автора. это просто какой-то расстрел, а не комментарии. и я на месте Валерии просто не стала бы снисходить на попытки Иришки вывести её из себя, а именно этого комментатор и добивается. очень некрасиво спускать собак на других, если у тебя плохое настроение.
    У вас прекрасный сайт, где много интересных произведений, Публикуются и маститые, и начинающие творцы, и те кто не может не писать. Место есть всем. Видела стихи даже ребенка. Как это приветствуется. И манера писать у всех разная.
    Это не значит - быть интересной только Иришке. Кстати, её высказывания появились одновременно с объявлением конкурса комментариев.
    Господа редакторы, такие комментарии не нужно учитывать. В них одна злоба и неприязнь. Если ты хочешь высказать свое отрицательное мнение к произведению, то делай это тактично, учитывая, что так думаешь только ты, у других может быть другой взгляд. А Валерии я советую не обращать внимания на злобные выпадки и продолжать творить. Кстати, очень даже неплохой её роман на сайте.

  • #9

    Иришка (Воскресенье, 13 Декабрь 2015)

    ну, хозяин - барин... и "жираф большой, ему видней..."
    если здесь нет литературоведов, то я предлагаю редакторам поставить пометку "этюд", "набросок", "эскиз" или что-то иное, позволяющее судить о незаконченности произведения, поскольку это признаёт и сам автор... и мы покончим с этим спором...
    а то ведь пока мы тут пререкались, можно было и готовый рассказ сочинить... ну так пишите, Валерия, пишите...
    вдохновение - это удача, а вот довести сюжет, а не только мысль, до финала - это труд...
    если же даже для вас это скучно, то даже не представляю, как умирал от скуки Лев Толстой, заканчивая свою эпопею "Война и мир"...

  • #8

    Воронина Валерия (Суббота, 12 Декабрь 2015 11:14)

    В мою картину мира словосочетание "законченный эскиз" вписывается вполне гармонично, если я рассматриваю эскиз на как "набросок для ...", а как средство быстрой фиксации идеи. Если у меня будет желание, что-то я смогу потом развить в более крупные произведения, но писалось-то не ради этого. Не как черновик-набросок, а как описание ситуации, выражающей одну основную мысль. То есть придумка-рассуждение об условиях, в каких эта идея является истиной и о тех, для кого она является истиной. По поводу истины-не истины: смотря как к этому относиться. Если страдание близких безразлично, то да, об уязвимости из-за любви тут речи быть не может. По поводу "вам хотелось порадовать читателей...": откуда Вы можете знать, чего я хочу? Может, я просто хотела выразить свое отношение к определенной идее? А если мы допускаем, что я это писала исключительно чтобы кого-то там порадовать, то почему Вы делаете вывод, что у меня это не получилось? Абсолютно всех порадовать нельзя. Есть люди, любящие произведения только с "опорными точками", чтобы додумать их финал так, как им больше нравится и не получить разочарование от печального, но зафиксированного конца. Пока что-то неизвестно, оно может быть каким угодно и каким удобно. Да и "жесткие" вещи писать скучно.

  • #7

    Иришка (Пятница, 11 Декабрь 2015 22:22)

    эскиз может быть признан самостоятельной вещью, но он по определению - незаконченная вещь.
    уязвимость из-за любви - это истина спорная, ибо любовь и может стать оберегом. но спор этот, право, долгий...
    вам хотелось порадовать читателей, и это понятно. но читая отрывок, у которого нет продолжения, испытываешь непонимание и разочарование.
    а ведь всего-то и нужно - предупредить, что это эскиз, набросок, зарисовка... но никак не готовая вещь... увы...

  • #6

    Воронина Валерия (Пятница, 11 Декабрь 2015 17:07)

    >не называйте вещь эскизом, если пытаетесь >утверждать, что она закончена.
    По вашему мнению эскиз не может быть самостоятельной законченной вещью?
    >что в этой новелле для вас является законченной >мыслью
    Как минимум, прописная истина: если кого-то любишь, то ты уязвим в битве. В принципе, это основная мысль ради которой все и писалось. Просто еще один вариант ее представления.

  • #5

    Иришка (Пятница, 11 Декабрь 2015 14:44)

    дорогая Валерия. не называйте вещь эскизом, если пытаетесь утверждать, что она закончена. поставьте пометку "эскиз" на ваших зарисовках, и не вводите читалей в заблуждение!
    и уж подскажите мне, старой женщине, сделайте милость, что в этой новелле для вас является законченной мыслью?..

  • #4

    Воронина Валерия (Четверг, 10 Декабрь 2015 16:58)

    В каждой новелле есть основная идея, мысль с началом и концом. Поэтому черновиком это назвать нельзя. Зарисовкой-эскизов для более масштабного в будущем произведения- да. Но сама по себе каждая новелла закончена. Не в плане сюжета, а в плане выражения одной мысли ради которой она и писалась.

  • #3

    Иришка (Среда, 09 Декабрь 2015 22:46)

    дорогая моя Валерия! предупреждать же надо! и называть вещи своими именами. новеллу - новеллой, а черновик - черновиком.
    и если рассказ не закончен, то какого лешего - растуды его в качель! - он отослан на сайт?
    да, можно рассудить, что у рассказа открытый финал и с натяжкой признать его законченным. но эта натяжка будет длиной от Ульяновска до Владивостока...
    и да, я всего лишь вредная и злая тётка, чей комментарий опять не пропустит редактор...
    но не разочаровывайте читателей! не надо...

  • #2

    Воронина Валерия (Понедельник, 07 Декабрь 2015 15:36)

    Здравствуйте, Ирина! Я прочитала все Ваши комментарии, но с Вашего позволения отпишусь только тут. Все мои новеллы это эскизы-зарисовки с намеренно оставленными пробелами. Заполнять их можно по-разному, кому как больше нравится. Возможно, какие-то позже развернутся во что-то большее, а, возможно, и нет. Спасибо за мнения.

  • #1

    Иришка (Понедельник, 07 Декабрь 2015 14:55) (Понедельник, 07 Декабрь 2015 15:14)

    не, ну как так можно, а? только я настроилась на эпичный финал, как рассказ закончился... некоторые вещи автор явно творит под девизом "я напишу - а ты додумывай".
    автор, честно говоря, молодец, что взялась за тему борьбы и относительности добра и зла, ангелов и демонов и добра с кулаками.
    но для чего в рассказе подруга с Джуууулиусом, если это не играет никакой роли в сюжете? а если играет, то какую, скажите? чтобы было больше слов? тогда лучше пусть автор рассказала бы о первой встрече героини с Демоном! так, например: он впервые пришёл ко мне на закате, когда заходящее солнце было таким же красным, как его глаза.
    каким образом она разглядела доброту в его бордово-карих глазах, почему поверила и полюбила всего за неделю? почему он выбрал именно её? например: ты похожа на ту, которую я когда-то любил, она погибла потому, что я отказался исполнять их приказ.
    и почему Демон такой пацифист и не желает делать за Ангелов их грязную работу по спасению тысяч невинных душ посредством заблаговременного убийства того, кто будет виновен в гибели этих душ?
    и к вопросу о финале - где хотя бы намёк хоть на что-то? где эпичная битва Ангела и Демона? где шантаж и ультиматум - жизнь героини в обмен на смерть того мальчика? например, так:
    - Выбирай, - сказал Ангел, - либо живёт он, либо она.
    - Не тронь её!
    - Так ты убьёшь мальчишку?
    - Да. Клянусь.
    Огнём мне обожгло лицо. Ангел холодно улыбнулся, глядя на клеймо на моей щеке.
    - Это чтобы ты не забыл, - обернулся он к Демону. - Обещаю, исчезнет, как только мальчишка будет мёртв.
    Демон смотрел мне в глаза, но его взгляд стал иным. Он коснулся моей обожжённой щеки, но убрать клеймо не смог.
    - Прощай, - сказал он. - Не бойся, ты не будешь жалеть о том, что встретила меня.
    И я поняла, что больше не увижу его...

    автор, сюжет замечательный и очень романтичный, но неужели было так сложно добавить чуть больше трагичности в новеллу?! ведь у меня же это получилось?