ВАЛЕРИЯ ВОРОНИНА

На мой взгляд, жизнь обязательно должна сочетать в себе три составляющих: любимые люди, работа и творчество. Если с первым и вторым я определилась достаточно легко, то с творчеством было сложнее. Мною было испробовано вышивание, вязание, выжигание, бисероплетение, рисование, шитье, кулинария…Но все это было не то. Однажды, разбирая свой шкаф у родителей, я наткнулась на старую тетрадку, в которой обнаружились мои давным-давно забытые детские стихи. И это дало мне толчок в нужном направлении. Я начала писать. К тому же, уже давно в моей жизни совершенно случайным образом появляются люди. Множество разных совершенно уникальных личностей. Кто-то остается, кто-то уходит навсегда, а кто-то возвращается. И каждый из них имеет свою уникальную историю. Все мои работы – это мысли, придумки и преувеличенные зарисовки по поводу разговоров, встреч, даже просто случайных взглядов или наблюдений за миром. На этом сайте будут мои стихи, рассказы или романы. Но чего здесь не будет точно, так это реальности. Хотя, если вдруг кто-то узнает себя, извините.

Вампиры. Next Level

Ловля на живца. Все охотники это любят: быстро, эффективно, а в моем случае еще и без вариантов. Мне нет нужды чистить и заряжать ружья, а также устраивать засады в кустах. Я даже не могу выследить свою дичь. Мне всегда остается только одно: выманить.

На кухне вскипел чайник, но мне пока не до него. Я пролистал уже более ста ссылок, но все еще не мог найти подходящий образ. Какие-то все поголовно счастливые, или наоборот – совсем несчастные. Такие не зацепят. Похоже, придется заморачиваться с реальным созданием и раскруткой фейковой личности. Жаль…так хотелось побыстрее. Когда я уже отчаялся найти что-либо подходящее, на глаза вдруг попалась она. Более детальный просмотр страницы лишь подтвердил правильность первого впечатления. Задумчиво-грустный взгляд аватарки в коктейле с нарядом бохо-шик и феньками до локтей, а также специфическим статусом а-ля «все, что меня не съело, лишь сделало сильнее» – прям то, что доктор прописал.

Налив себе на кухне кофе, я вернулся к монитору и скопировал в папку понравившийся аватар. А заодно, взломав страницу, отметил все фотографии защитным символом. Дура дурой, но подставлять ее нельзя. Своя же совесть съест. И откуда вас последнее время столько берется? Хотя, если те твари сэволюционировали, то почему бы в пищевой цепочке не появиться новому звену? Не удержавшись, удаляю совсем уж левую фотографию, делая в памяти зарубку: в приступе альтруизма вправить-таки несчастной мозги. Вроде все, можно начать.

Присланный отчет убедил меня, что форум «Подари жизнь» – лучшее место для охоты. Последнее время эта проблема стала чуть ли не бичом поколения. Как будто сама природа восстала против человека, стараясь растоптать его, вывести из равновесия. И твари это чувствовали.

Зарегистрировавшись, даже не завожу новую тему, а листаю существующие. Хорошо, что здесь сразу на главной выводятся аватарки наиболее часто отвечающих, а заодно видно, кто в онлайне. Ага: в теме некой Анжи как раз идет оживленная беседа. Посмотрим.

 

Анжи: И представляете, он сказал, раз ты не можешь родить, ты мне не нужна! И ушел к малолетке, которая тут же от него залетела.

 

Гуру: Так может быть Вы мало пытались?

 

Анжи: Я сделала все, что только можно! Я прошла девять кругов ЭКО, проехала по всем святым местам, молилась! Заставила мужа подарить мне фикус, покупала каждую неделю киндер-сюрпризы, пыталась любить весь мир!

 

Гуру: А что Вам сказали врачи по поводу ЭКО? Почему у Вас не получилось?

Дальше смотреть на это я не мог: слишком уж явная манера хозяина стаи. Нужно было срочно что-то делать. Жертва уже была в сетях, причем так глубоко, что самой ей не выбраться. Значит, оставался единственный вариант: предложить тварям что-то более вкусное.

 

Strong_Angel: Ой, сори за вмешательство! Но у меня была такая же проблема, только хуже! Я пережила кучу выкидышей, сделала целых двенадцать попыток. Но я не сдамся! Я во что бы то ни стало выцарапаю себе ребенка, пусть даже буду растить его одна!

 

Гуру: Ничего страшного! Здесь мы гостям только рады. И это очень хорошо, что жизнь не сломала Вас! Вы молодец! Девочки, Вы, если хотите, общайтесь, а мне, к сожалению, пора. Удачи Вам обеим.

 

Попрощавшись с Гуру, я с удовлетворением отметил, что Анжи тоже весьма быстро ушла. То, что ее отпустили, говорило о том, что рыбка заглотила крючок. Скрестив пальцы на удачу, я напряженно ждал: сорвется или нет. К счастью, весьма скоро пиликнул приватный чат.

 

Гуру: Здравствуйте! Я все-таки не смог оставить Вас наедине с Вашей болью. От Вас буквально веет негативом. Позвольте мне помочь Вам.

 

Ух, сложно играть роли. Но, увы, без этого в моей работе никак. Не сбиться бы с окончаниями…

 

Strong_Angel: Не волнуйтесь! Я уже вполне крепко стою на ногах. Жизнь меня не сломит!

 

Гуру: Восхищаюсь Вашей стойкостью. Но поверьте, не надо носить все пережитое в себе. Отпустите его, расскажите, и пусть оно уйдет.

 

Strong_Angel: Вы правда так думаете?

 

Гуру: Поверьте, я помогла многим.

 

Уж в этом сомнений не было! Я уже почувствовал холодное скользкое шупальце, тянущееся к моей душе. И, настроившись на нужный лад, вдохновенно начал петь. Про детские комплексы, про мужа скотину, про врачей-коновалов и прочее-прочее-прочее…

Стая состояла из семи особей. Я буквально наяву видел, как они цеплялись к щупальцу хозяина, и пили боль фейковой личности, еще не догадываясь, что я замаскировал ей. Первым очнулся, конечно, хозяин и попытался вырваться, но нет: аркан реальной ненависти уже прочно обвил его шею. А если не отцепится хозяин, не отцепятся и прочие. На этот раз мне попался действительно сильный.

 

– Пусти меня! – заверещал голос в моей голове.

 

Ну, уж нет, дружок. Раз уж голосишь, то теперь точно не выпущу. Усилие воли, и по щупальцу пошла смертельная для тварей волна. Главное продержаться. Всего пару секунд. Пару секунд борьбы, которые кажутся вечностью. Но, наконец, восемь предсмертных воплей болью отозвались в голове, заставили потечь из ноздрей горячую красную жидкость, но я выдержал. Добил.

Несколько минут полежав, откинувшись на спинку стула, я затер все следы своих махинаций и ушел в душ. Уж сколько лет работаю, а так и не научился толком ставить защиту. Гадкое послевкусие, оставшееся от беседы, красноречиво говорило: зацепили. Не сильно, но неприятно. Хотя, нельзя изобразить чувства, не зная, как они выглядят. И каждую охоту мне приходилось их вспоминать. И детские комплексы, и мужа скотину, и врачей коновалов. А тут хочешь, не хочешь, часть души приходится открыть. Хоть и не так, как твари рассчитывают.

Придя в спальню, я укрыл одеялом спящую жену, и лег рядом, нежно обняв.

 

– Мне неудобно! – сонно пробормотала она, отталкивая меня.

 

Подождав, когда снова заснет, я придвинулся к ней. К счастью, сон был достаточно крепким, и моих объятий она не почувствовала. Теперь такие моменты тепла в наших отношениях были единственными. Расплата за тщеславие. У меня самого никогда не было ни детских комплексов, ни мужа скотины, ни врачей-коновалов. Я был высококлассным психологом, на прием к которому попасть было крайне сложно. Передо мной проходили тысячи разбитых судеб и израненных, искалеченных душ. И я всем пытался помочь. Всем, кроме той, которой это было действительно нужно. А теперь было слишком поздно.

Если вам вскроют грудную клетку консервным ножом, покопаются там, а потом цинично разложат по полочкам, знайте – вас выпили. Раньше вампиры были гораздо гуманнее: им было достаточно только вашей крови. Теперь они выпивают душу. Провоцируя вас, втираясь к вам в доверие, заставляя снова и снова переживать боль. И после того, как это произойдет, у вас останется не так много вариантов. Вы можете стать одним из них: хозяева с удовольствием принимают в стаю новых особей. Еще вы можете просто жить дальше, делая вид, что ничего не произошло. Натянуто улыбаться, доказывая всем и каждому, что все у вас здорово. Периодически перемежая искренний смех с истеричным хохотом. Однако пустота выпитой души не даст вам покоя, но заполнить ее будет очень сложно. Проще всего там селится ненависть, и многие легко впускают ее, принимая как спасение. Не худший из возможных вариантов. Ведь кто-то этой гнетущей пустоты не выдерживает и завершает свою жизнь еле заметным некрологом в занюханной газетенке.

Теперь вампиры не поджидают вас в темном переулке и не спят в гробах. У них нет клыков, они не боятся солнца. Но узнать их можно. Они всегда слетаются, когда кто-то вопит про свою боль. Особенно во всеуслышание. Для них это самый сладкий зов к обеду. Но они по-прежнему не могут действовать силой. Если раньше вампира нужно было пригласить в дом, то теперь их нужно позвать в душу. И они с радостью войдут, скорчив донельзя скорбную мину. А дальше, они будут искренне задавать вам вопросы, охая и ахая на каждую вашу эмоцию. Заставляя вас вывернуться наизнанку и снова пройти через уже изведанные круги ада, невзирая на то, хотите вы этого или нет. А потом вас цинично добьют. Какой-нибудь меткой фразой. Но это уже не для обеда, а так, для развлечения. Так что, открывая кому-то душу, будьте внимательны: у всех видов есть своя лестница эволюции.

Вампиры. Next Level II

Уже три месяца в сети было подозрительно тихо. Мой паучок-шпион добросовестно обследовал всевозможные форумы, но отчеты всегда были удручающего содержания: «Интересующих особей не обнаружено». И, казалось бы, надо радоваться — нет вампиров, нет выпитых людей. Но, увы, я понимал, твари просто сменили методы кормежки. И самое печальное, что, скорее всего, из-за меня. Научившись бороться с ними, я не особо осторожничал — нападал в открытую, почти не таился. Вряд ли мне удалось истребить их всех, а вот заставить обрести новые навыки — запросто. Сперва я подумал, что они просто научились обходить мой поисковый алгоритм. Но нет. Месяц ручного прочесывания Интернета ничего не дал. Да, на форумах по-прежнему были те, кто развешивали на других свои комплексы, поднимали самооценку за счет «душеспасительных бесед» и уроков жизни, но не более того. Вампиры из сети ушли. Конечно, с одной стороны, приятно было осознать, что я хоть чего-то добился в своей войне. Но с другой… Куда-то же они делись.

Оторвавшись от монитора, я потер уставшие глаза и, наконец, посмотрел на время. Десять утра. Надо же, как я засиделся. А хотел ведь всего часок посерфить и, если повезет, поохотиться. Поднявшись, я пошел в спальню, где меня встретила неубранная кровать, разбросанная одежда и даже тарелка с остатками вчерашнего ужина. А еще томик какого-то ширпотребного сопливого романчика о ба-альшой и чистой любви. Открыв дневник, я записал: «Состояние стабильно. Устройство на работу процесс умирания личности не остановило, но замедлило». Хоть какая-то удача. Потому что прошлые опробованные методы все только ухудшали. Например, присланный букет от «тайного поклонника» от реальности лишь оттолкнул. А работа была не столько стимулом, но хотя бы поводом вставать по утрам с постели и приводить себя в порядок.

Решив, что сидение в четырех стенах и одержимый серфинг меня доконают, я пошел прогуляться. Нужно было сменить обстановку и хотя бы просто посмотреть на нормальных, а лучше счастливых людей. На улице была поздняя весна. Светило солнце, распускались почки на деревьях, щебетали птицы. Как же хорошо жить на окраине города. Вдали от шумных дорог, рядом с парком. В этот час там было довольно людно: куча мамочек с колясками да влюбленные парочки, сбежавшие с уроков или лекций ради более интересного занятия. Я шел, дыша полной грудью, и просто смотрел на окружающих. Такие прогулки очень полезны. Они напоминают мне, ради чего я веду свою войну. Конечно, сперва во главе угла была месть. Я искал того, кто выпил мою жену и лишил меня счастья. Но позже я понял, что ее этим не вернешь. Что толку мстить, если не сумел уберечь? Как только для меня слово «что» заменилось на «нет», нашелся новый стимул. Теперь я охотился ради того, чтобы как можно меньшему числу людей пришлось пережить то, что пришлось пережить мне.

Проходя мимо одной из лавочек, я случайно глянул на сидящих там, и тут же подсознание выдало знакомый сигнал. Видимо, я уже окончательно настроился на волны сознания этих тварей, что мог опознать даже в реале. На скамейке сидели две девушки. Роскошная блондинка в кожаной курточке и синих чуть потертых джинсах, а также неприметная рыженькая мышка в сером пальто и высоких белых сапогах. Откинувшись на спинку, блондинка по-кошачьи довольно щурилась от яркого солнца. Встав за растущими неподалеку кустами, я прислушался к разговору.

— Говорю тебе, — улыбнулась блондинка, кладя руку на плечо собеседницы. — Сейчас ты свою жизнь спускаешь в унитаз. Если не начнешь что-то делать, то через пять лет окажешься никому не нужной страшной старой девой. Пойми, у тебя осталось не так много лет, чтобы хотя бы попробовать побыть красивой.

— Я понимаю, — вздохнула мышка. — Но не могу так, как ты.

— Ерунда, — махнула рукой собеседница и полезла в сумочку.

Достав что-то оттуда, она протянула это девушке и сказала:

— Видишь, это я. Пять лет назад.

— Не может быть! — изумилась мышка.

— Еще как может, — рассмеялась собеседница и достала из сумки что-то еще. — Вот возьми. Эти люди изменили мою жизнь, они смогут изменить и твою. Ты славная девушка, и я, правда, хочу тебе помочь. Ну, серьезно, больно видеть, как ты тратишь время впустую. Нет, конечно, кормить и заботиться о бездомных животных — это круто. Только стоят ли они того, чтобы скармливать им свою жизнь?

— Ты права, — вздохнула мышка. — Как же здорово, что мы с тобой познакомились!

— Я твой друг и желаю тебе только добра, — улыбнулась блондинка и, посмотрев на часы, притворно охнула. — Ой, прости, мне надо бежать. У меня встреча по поводу контракта, потом мой ненаглядный ведет меня в театр, а на вечер у нас заказан столик.

— Как же я тебе завидую, — вздохнула собеседница, глядя снизу вверх на поднявшуюся блондинку.

— Не волнуйся, дорогая. Воспользуйся листовкой и у тебя тоже все это будет. Ты сильная! Ты справишься! Ну, еще свидимся. Чао!

И чмокнув воздух рядом со щекой мышки, девушка грациозно поцокала прочь. Будучи психологом, я никогда не верил ни в чудеса, ни в какие-то высшие силы, но этот момент и произошедшие после события заставили меня усомниться. Мне показалось, что кто-то будто подтолкнул меня к тому, чтобы забрать листовку и отправиться с ней домой. А ведь сперва я хотел отправиться за блондинкой. Только уже после понял — свое дело эта мадам сделала. Талантливо отыграла роль сыра.

Подойдя к оставшейся на лавочке девушке, я, не сказав ни слова, выхватил изучаемую ей листовку и быстро двинулся прочь. Вслед мне предсказуемо не раздалось ни звука. За воротами парка я чуть замедлил шаг и смог, наконец, рассмотреть, что же попало мне в руки. С виду обычная рекламная листовка. На радужном фоне был запечатлен поцелуй счастливой пары. Как водится, мускулистый длинноволосый брюнет нежно лабзал прелестную хрупкую блондинку. И все это происходило на палубе шикарной яхты. Текст под фото гласил: «Мы знаем, как получить любовь и открыть для себя все радости жизни! Приходите!» Далее давались адрес сайта, телефон и электронная почта, а также мелким шрифтом какие-то сведения о лицензии и гос.регистрации.

В гугле весьма быстро нашлась информация о конторе «Путь к счастью». В качестве основного вида деятельности указывалось «Проведение мотивационных тренингов». Мельком глянув на фотографии высококвалифицированного, дипломированного и даже остепененного персонала, я, недолго думая, пошел на ближайший тренинг, который назывался «Первый шаг». То ли чутье, то ли что-то другое говорило мне, что туда непременно нужно сходить.

В восемнадцать часов пятнадцать минут на цокольном этаже одного из торговых центров начала собираться толпа. Одинаково серые, угрюмые, смотрящие в пол девушки и юноши робко стояли вдоль стен, ожидая, когда откроются двери в тренинговый зал «Пути к счастью». Приткнувшись в самый неприметный угол и скрестив руки на груди, я постарался смешаться с толпой. В восемнадцать часов восемнадцать минут двери распахнулись, и на пороге я увидел пышногрудую блондинку в облегающем красном платье.

— О, как нас сегодня много, — заворковала мадам, приветливо распахивая объятия. — Заходите, заходите!

В зале царил полумрак, в котором еле-еле можно было рассмотреть расставленные перед сценой ряды стульев. На сцене я увидел трибуну, а за ней, у экрана, — улыбчивого брюнета в дорогом черном костюме. Небрежно опершись на спинку стоящего тут же стула, он ненавязчиво пересчитывал входящих в зал. Постаравшись на всякий случай не попасться ему на глаза, я сел на один из крайних стульев и стал ждать дальнейшего развития событий.

Когда шорох в зале утих, поднявшийся на трибуну брюнет приветственно взмахнул руками и провозгласил:

— Мы рады приветствовать вас здесь, в нашем доме! Мы нашли путь к счастью и стремимся поделиться своими открытиями со всеми, кто хочет этого. Давайте для начала посмотрим небольшой фильм о том, что есть счастье.

На протяжении пятнадцати минут под тихую красивую мелодию кадры, сменяя друг друга, рисовали яркую, беззаботную жизнь. Романтические прогулки пары под дождем, шумные вечеринки, на которых пара была центром внимания. Причем, идеально красивая. Позже появились тихие семейные вечера с детьми и, наконец, сидящие рядом старики в креслах-качалках на фоне солнца, уходящего в океан. И все бы ничего, да только от меня не смогла укрыться одна подлость: после каждого кадра на долю секунды мелькали незаметные для глаза, но различимые для разума посылы «Хочу! Желаю! Жажду!». И даже у меня после кадров, изображающих счастливую семейную жизнь, защемило сердце.

Когда фильм закончился, на трибуну вновь поднялся брюнет.

— Итак, — сказал он, обведя взглядом притихшую толпу. — Все вы знаете, что такое счастье. Мы просто на всякий случай немного напомнили об этом. И несомненно, все его достойны. Только, увы, не всем оно дается. Есть черта, находясь за которой, люди уже могут добиться счастья, как бы ни хотели. И тут никто им не сможет помочь. Даже мы будем бессильны. Есть дно, из которого не выбраться. Я уверен, что среди вас таких нет, но давайте все же посмотрим, какие признаки есть у тех, кто за чертой.

И снова начался фильм, только музыка стала тяжелой, угнетающей, давящей. Впрочем, как и показываемое на экране. Кроме того, теперь ведущий не молчал, а комментировал кадры. Резко, отрывисто выкрикивая реплики:

— Девушка никогда не добьется счастья, если хоть раз в жизни купила букет цветов для себя. Это дно!!!

— Парень никогда не добьется счастья, если ставит на аватарку котика. Это дно!!!

— Девушка никогда не добьется счастья, если с ней ни разу не делали комплименты незнакомые мужчины. Это дно!!!

— Парень никогда не добьется счастья, если после двадцати пяти живет с родителями. Это дно!!!

— Девушка никогда не добьется счастья, если делает что-то «чтобы себя порадовать». Это дно!!!

— Парень никогда не добьется счастья, если скачет вокруг женщины, как собачонка. Это дно!!!

И было еще много-много подобного бреда, который благодаря правильной подаче и дополнительной обработке стал губительным. Ведь картинки для «видео» были составлены из фотографий присутствующих.

На что лучше всего реагирует душа? На мечту. Увидев ее, она сама открывается, и в нее может войти любой желающий. Когда же душа раскалывается на части, которые легко можно оторвать и утащить? Когда ее мечту разбивают вдребезги. Я видел, как один за другим сникали сидящие вокруг меня люди, безвольно опуская головы. У кого-то по щекам текли слезы, а кто-то просто пялился пустыми глазами в пространство. Вампиры знали, кого приводить к себе на ужин. Держу пари, у каждого из этих несчастных совсем недавно появился друг-благодетель, задача которого была подготовить блюдо перед финальной обжаркой и съедением. И все прошло без сучка и задоринки.

Я сидел, не в силах ничего сделать. Да, я чувствовал, видел щупальца, тянущиеся к душам, но, увы, порвать их не мог. Конечно, можно было попытаться, но попытка могла слишком быстро обернуться самоубийством. Я чувствовал, что в комнате, кроме хозяина-ведущего было еще около семи особей. И если в сети я для них был неуязвим, то в реальной жизни все могло обернуться иначе. Поэтому мне оставалось только молча смотреть и ждать конца.

Я добросовестно притворился выпитым, скопировав поведение сидящего рядом паренька, и когда все закончилось, вместе со всеми вышел на улицу. Бредя в толпе зомби в сторону остановки, я немногим отличался от них. Потому что был раздавлен чувством вины. Ведь именно благодаря моей «охоте» вампиры сменили тактику, и теперь их методы стали гораздо жестче, а жертв стало существенно больше. Я шел, молча смотря под ноги, не решаясь оглянуться, чтобы не увидеть идущих рядом. А в голове стучалась одна и та же мысль: «Что же я наделал?..»

А есть ли чудо?

«Праздник к нам приходит...Праздник к нам приходит...» – где-то с середины декабря в моей голове начинает звучать эта мелодия. Примерно в это же время в городе начинают вешать гирлянды и прочие предметы новогоднего декора. Тогда я тоже дома ставлю елку и достаю с верхней полки шкафа свой сундук. Старый, с потертыми кожаными боками. Он достался мне еще от прабабушки. Вместе с частью содержимого. Каждый год я осторожно открываю крышку и улыбаюсь при виде спрятанного под ней великолепия. Елочные игрушки... много, разных. Стеклянные шарики, соломенные ангелочки, разноцветные шишечки, белочки, птички... чего тут только нет. И каждая игрушка – год жизни. В нашей семье это традиция: к новому празднику покупать одно новое украшение. И неважно, каким был год: плохим или хорошим. Ему все равно нужна памятка.

 

Повесив гирлянду, начинаю доставать игрушки. Согласно еще одной традиции, закрыв глаза, вытаскиваю первую попавшуюся. В этот раз в руке оказывается белая лошадка с золотистой гривой. Хм... а неплохой ожидается год. Помнится, самое худшее, что случилось тогда – сломалась дедова машина, и мне всю осень приходилось добираться до школы пешком. А зато самое лучшее, что тогда случилось – первый поцелуй и первая любовь... Которая, правда, разлетелась в дребезги в следующем же году. А вот и она – свидетельница: красная нахальная белка.  Усмехнувшись, вешаю ее на самый неприметный край и вытаскиваю следующую игрушку. Надо же, моя любимая. Деревянная фигурка шута в коричневом костюмчике и черной маске. Я хорошо помню вечер, когда эта игрушка появилась на нашей елке. За несколько часов до нового года. Стол тогда был накрыт небогато: пара рыбных консервов да буханка хлеба. Тогда был очень сложный год, на еду-то денег почти не было, не то что на новые игрушки.  Мы с бабушкой сидели на кухне при свете керосинки, ждали деда с работы. На улице шел мягкий пушистый снег, лениво кружащийся в свете фонаря, а я смотрел на него и думал: неужели нашей семье пришел конец? Ведь если на елке не появится в этот год новой игрушки, значит, нарушится традиция. А бабушка мне всегда твердила: «На традициях семья держится. Это ее корни, ее опора». Так что будет, если одна из этих опор рухнет?.. Тогда я думал об этом с ужасом, ибо искренне верил. Мне казалось, что завтра утром я проснусь в этом доме совершенно один, и я морально готовился к этому. К жизни без семьи. Я был маленьким мальчиком, и я очень боялся, ибо совершенно не представлял, что можно сделать. Ведь даже если попросить у Деда Мороза новую елочную игрушку, все равно будет поздно: подарки он приносит только к утру. Залезает в форточку почти перед самым рассветом, кладет подарок под елку и уходит прочь. Но я все равно просил, хоть и понимал, что это безнадежно. Просто ничего другого мне не оставалось.

 

Я помню, как заскрипел ключ в замке, и в прихожую вошел дед в заснеженном тулупе и почти белых валенках.

 

– Бабка! – закричал он с порога. – Ставь воду – картошку варить будем! Представляешь, иду мимо третьего дома и вижу: прямо на дороге клубни лежат! Видать мешок у кого-то лопнул, а они и не заметили.

 

Я видел, как бабушка обрадовалась новости и поспешила в прихожую забрать пакет. Но дед лишь хитро усмехнулся и достал из кармана что-то завернутое в засаленную тряпицу. Протянув мне ее, он сказал:

 

– Беги, вешай на елку.

 

Я сначала даже не понял, что именно велел мне дед. Но когда развернул тряпочку, чуть не заплакал от радости. У меня на ладони лежал аккуратно выструганный и тщательно разрисованный шут с привязанной к макушке черной ниточкой. Его озорная улыбка, его золотистые бубенчики, его черная маска на пол-личика, казалось, навсегда врезались мне в память. Это веселый скоморох, играючи, скинул камень с моей души. Спас мою семью. Я помню, как радостно повесив игрушку на елку, побежал помогать бабушке чистить картошку. В тот год я не нашел утром подарка под елкой, но знал – он весит на ней. Как сказали бы сейчас, выданный авансом. Я даже придумал, как Дед Мороз встретил моего дедушку по дороге домой и вручил ему пакет с картошкой для бабушки и игрушку мне. И как запретил строго-настрого говорить нам правду. Тогда я впервые по-настоящему поверил в чудо. Прошли годы, я повзрослел, так сказать, обтесался в жизни. Но каждый год, когда я достаю из своего сундука фигурку шута, я вспоминаю о чуде. И мне неважно, есть оно или нет. Я в него верю.

Комментарии: 0