АНДРЕЙ БЕЗДЕНЕЖНЫХ

В поиске линий

 

…И так уже не один день. Песок и вода, несколько сантиметров воды над бесконечным пляжем, небольшие островки, выступающие на поверхность.

Уже не день, но и ещё не вечер. Постоянный предгрозовой сумрак и облака, различных форм и оттенков облака. И больше ничего. Вымоченные обломки дерева и неровное дно, вязнущее ноги выше щиколоток. Прерывистый рокот ниоткуда…

Это похоже на сумасшествие. Изматывающее тяжёлое чувство полной бессмысленности всего и бесконечного пляжа, и бесконечного дня или вечера, не разобрать. Но до сознания доходит, что это всё что есть. Что больше ничего не дано. Не хочется жить, но что же тогда?

Ни просвета, ни луча солнца из облаков. Ничего.

Что-то хрустнуло под ногами… Нет, показалось. Только сумрак. И облака. Облака и сумрак.

Господи, что это? То облако похоже на соты, а то – на пчелу… А вон медведь, подкрадывающийся к мёду… Вот хрустальный замок, где я обрету покой…

Что со мной? Я схожу с ума. Нет, смотрите, по-моему, те облака – это цветы, нет – это рыбы…

Рыбы. Сколько их. Беспомощный взгляд. Всюду дохлые, распухшие и наполовину истерзанные водой рыбы. Откуда?..

Нет, это сумасшествие. Ничего нет! Я ничего не вижу!

Кто это там, на песке?.. Нет! Ничего нет!

Боже!

Тяжёлое дыхание. Расплывающийся взгляд. Кто проклял меня? Зачем?

Но нужно идти. Больше ничего нет.

Мир без сна, мир бредовых галлюцинаций, мир без жизни. Но жизнь.

Как хочется свежести! Дождя! Да, дождя… Ветер?.. Нет.

Нет.

То ли это ад… Как душно. Дождя… Почему нет дождя?

Я в поиске линий, линий пространства.

Бред. Откуда это?

Дальше пути не было. Пляж уходил под воду.

Бесконечное гладкое море. Ни волны, ни всплеска. Недвижимая застывшая грязь и полусгнившие рыбы. Опять… Кажется, что они завязли в непроницаемой мёртвой поверхности.

Вода дошла до колен, до пояса и замерла, слилась с горизонтом. Стало страшно.

Застывшее тяжёлое небо и застывшая гниль. Руки коснулось полуразложившееся мёртвое существо. Тошнило от отвращения.

Новый облик бессмысленности окружающего, единственно данного на земле.

Очищающим, будоражащим ветром пришла ярость. Ненависть. Бессильный всплеск нервов. Но дающий ощущение непричастности к большому болоту.

И снова шаги. Разгребая тину, разбрасывая грязь руками.

Есть ли толк в следе на воде. Сзади снова затягивает мутью. Незыблемость.

Но даёт силы появившееся чувство движения. Упругая гладкость рассекается телом, яростью движения вперёд. Гнилое море, но только в движении приходит ветер. И чем быстрее шаг, тем сильнее ветер.

Влага на теле, пот со лба. Но что-то от радости в сердце. Радости борьбы.

Чтобы не слиться, нужно хотя бы идти.

И так не один день…

 

…Гарь закрывает дыхание. Пыль слепит глаза. Рёв. Вот он. Далёкий рокот. Дорога вперёд, дорога назад. Полоса двух линий в полшага.

Вереницы машин и бешеных скоростей. Харкают смолистой кровью выхлопные трубы. Ноют обрывки музыки и слов из зашторенных окон. Липкий душный дым газов. Зной от жарких металлических тел. Безумная гонка в волоске от живого тела.

Болят перепонки, взлетают волосы. Следы заносит песком.

Уйти? Но только дорога двух белых полос.

Крик, зажав уши: «Безумцы! Безумцы!»

Сумасшествие. Мелькание неба и теней. Ревущая музыка из окон. Ад.

Но приводит в себя чей-то голос. Что-то стройное среди летящих кусков крашеного металла…

Соло ржавой гитары. Дым, закрывающий даль, опрокидывающий небо.

Мёртвые рыбы! Это тоже дохлые рыбы в гнилом море.

Бежать!..

Гонит зной. Бежать!..

Больная испарина и кровь тупой болью в голове.

Бежать! Здесь мечется воздух. Но сотни механических ветров не станут живым ветром в лицо.

Бежать!

И так не один день…

 

Город пуст. Каменное безликое чрево. Гулкие хохочущие рты стен и хищные глаза. Серые исполины и маленький бегущий человек. Эхо асфальта. Здесь пусто, здесь нет тебя.

Усиленный голос: «Бу-Бу-Бу, Бу-Бу, Бу-Бу».

«Лязг, лязг», – вторят стены.

«Буумм», – гудит асфальт. Мёртвые звуки. Холодный равнодушный гул.

И так не один день…

 

«Бу, Бу-Бу! Бу-Бу!».

Серые лица, торопящиеся маски. Локтями в толпу.

Лица. Лица.

«Бу! Бу-Бу!»

«Бу! Бу-Бу!»

Папки, портфели, сумки, авоськи. Шаги. Суета ног.

Лишь бы пройти! Ещё одна капля в толпе.

Снова ненависть.

Мёртвые рыбы!

Что?! Рождается смех. Неудержимый смех. Это мёртвые рыбы!

Но нет движенья. Я – один из них. Человек толпы. Бегущий и прорубающий дорогу. Одно из серых угрюмых лиц, встревоженных целью.

Губы сначала в усмешке. С трудом поддаётся воск. Неуверенная усмешка.

«Бу! Бу-Бу! Бу! Бу-Бу!»

Улыбка, до глубины глаз улыбка. Чистый воздух. Выше крыш – небо.

Свободная летающая улыбка. Вздох. Ещё один вздох.

Невесомые шаги и полёт…

И так не один день…

 

Под ногами земля. Поле крестов. Оцепенение. Кресты. Звёзды. Полумесяцы. Гранитные плиты. Мёртвый ветер и мёртвая плоть, уже не плоть – прах.

Грудью о стену. Надгробья.

Ты станешь лицом в толпе лиц на памятниках неизбежно уходящим.

Бессмысленность всего. Но неизбежность пути. Всё, что есть.

Разбитая цель, разбитая мудрость. Мёртвые, они удивительно похожи.

«Бу! Бу-Бу!»

Зачем ты, голос, если придёт смерть?..

Зачем вы угрюмыми лицами в толпе… Если придёт смерть?..

Всё кончено…

Рыбы! Мёртвые рыбы! Один из ликов суеты.

 

Медленная отрешённая улыбка. Разгорающаяся улыбка.

Невесомый полёт над суетной землёй.

Берег. Костёр. И печёная картошка.

Звёзды. Стволы сосен. Ветер.

В этом доме идёт дождь…  

 

Комментарии: 0