БОРИС КУДРЯШОВ

Небеса Обетованные

Глава 1

 

Иван Петрович сидел в своём кабинете и внимательно просматривал на мониторе самые последние снимки дальнего космоса с орбитального телескопа «Орфей». Иван Петрович в своём НИИ «Космические исследования» изучал вопросы обнаружения каких-либо признаков жизни на Марсе и за пределами Солнечной системы. Профессор уже на протяжении многих лет занимался, как ему тогда казалось, этой рутинной работой, и на этот раз ему не удалось обнаружить ничего такого, что могло бы вызвать в нём бурю эмоций. На мониторе компьютера медленно проплывала панорама марсианской поверхности, на которой трудно было однозначно сказать, что именно тот или иной фрагмент является свидетельством деятельности разумных существ. Впрочем, достаточно много лет назад американские и российские космические зонды при орбитальном полёте вокруг Марса обнаруживали ряд объектов, которые можно было бы отнести именно к искусственным сооружениям. Но однозначно решить этот вопрос можно было бы только при высадке космонавтов и американских астронавтов на поверхность Марса.

Шёл 2039 год, и уже готовился совместный полёт американцев и россиян на эту таинственную планету. На протяжении многих лет шла подготовка к этому грандиозному проекту, который бы стал отправной точкой непосредственного контакта между земной и инопланетной цивилизацией.

Иван Петрович сильно закашлялся и достал из кармана пузырёк с валидолом.

— Чёрт бы побрал это сердце, — сердито прохрипел профессор, — в рабочее время никогда не оставляет меня в покое, всё ноет и ноет…

Профессор уже давно страдал от сердечной недостаточности и, как только мог, скрывал эту свою проблему от своих товарищей по работе и от начальства.

— Господи, но неужели ты, кровеносный насос, не дашь мне закончить то, к чему я стремился всю свою жизнь, — тяжело вздыхая, тихо шептал себе под нос Иван Петрович. После значительной дозы лекарства профессору стало гораздо лучше, после чего он с особым вниманием и упорством приступил к дальнейшим исследованиям. Надо сказать, что Иван Петрович, в тайне от руководства НИИ, занимался разработкой космического модуля, но на совершенно и принципиально новой схеме и принципе движения этого аппарата, как в атмосфере Земли, так и в глубоком космосе. Как это ни странно, но нашему профессору открылись какие-то, известные только ему одному, тайны окружающего нас мира, которые позволили ему взглянуть на наш мир и физические фундаментальные законы несколько с другой стороны. После многолетних и тщательных расчётов Ивану Петровичу удалось создать небольших размеров макет космического модуля, который свободно под управлением профессора уже мог совершать полёты в земной атмосфере. Свою скрытую от посторонних глаз лабораторию он сумел организовать на территории своей дачи, которая находилась в достаточно глухом лесном массиве Подмосковья. Для этого он привлёк к сотрудничеству несколько надёжных сотрудников из своего НИИ, которые, несомненно, помогли ему в этом предприятии. Но для создания настоящего аппарата требовалась напряжённая работа уже целого коллектива научных и технических работников и, конечно, участие многих предприятий страны.

 

 

Глава 2

 

Мобильный телефон профессора зазвонил приятной мелодией Моцарта, и Иван Петрович поспешил ответить звонившему.

— Иван Петрович, голубчик, зайдите ко мне в кабинет, есть разговор, — раздался в мобильнике сердитый голос директора НИИ Корнеева Эдуарда Семёновича.

— Интересно, что это шефу понадобилось от меня? — с ожесточением выключая мобильник, зло подумал профессор.

На дворе накрапывал небольшой дождь, небо закрыли чёрные тучи. Начало июня, как всегда, было промозглым и сырым. Настроение у Ивана Петровича было практически на нуле и что-то его удерживало от визита к своему начальнику-ретрограду. Профессор быстро достал из кармана очередную таблетку и тяжело поднялся со стула.

Иван Петрович шёл по длинному коридору своего родного НИИ и мысленно рассуждал:

— Нет, здесь что-то не так, Семёныч меня никогда так просто не вызывает к себе на ковёр. Да и чем я провинился и что ему не нравится в моей научной деятельности?

Наконец Иван Петрович добрался до кабинета Эдуарда Семёновича и решительно отворил дверь. В приёмной кабинета сидела молодая секретарша и с кем-то мило щебетала по мобильному телефону. Увидев профессора, секретарша кивком головы указала ему на стул у её стола и опустила руку с телефоном на стол.

— Слушаю Вас Иван Петрович, — небрежно взглянув на профессора, тихо проговорила секретарша, — изложите мне быстро вашу мысль, проблему или просьбу, а то у меня совершенно нет времени на пустые разговоры.

Профессор уже достаточно давно был знаком с секретаршей и поэтому совершенно спокойно произнёс:

— Вы, Зиночка, не угадали, с какой целью я вдруг появился у вас. Это ни моя инициатива, а желание всеми нами уважаемого Эдуарда Семёновича.

— Господи, Иван Петрович, — надув, ярко накрашенные губки, прошептала Зиночка. Конечно, проходите к шефу, он уже давно Вас дожидается.

За столом сидел пожилой мужчина и нервно курил сигарету.

— Здравствуйте, Эдуард Семёнович, — прикрыв за собой дверь, осторожно начал профессор.

— Да, да, Иван Петрович, — вставая из-за стола, заговорил мужчина, — проходите к моему столу и присаживайтесь.

Судя по озадаченному выражению лица своего шефа, Иван Петрович быстро сообразил, что разговор будет не из приятных.

— Видите ли, уважаемый вы наш и дорогой Иван Петрович, — осторожно и издалека начал свой разговор директор НИИ, — до меня дошли слухи, что у вас не совсем ладится со здоровьем. Конечно, я вижу, с каким усердием Вы выполняете свои функции в моём НИИ, и мне очень нравятся ваши последние исследования в отношении скопления галактик в известной области Вселенной, а также в отношении огромной чёрной дыры в центре Млечного пути. Всё это замечательно и в этом отношении у меня к вам нет никаких претензий. Но Вы должны отчётливо понимать, что мы не одни занимаемся проблемой прямого контакта с инопланетными цивилизациями, которые могли бы нам открыть новые перспективы, как в научной, так и в технической сфере. За океаном уже давно ведутся поиски таких контактов с инопланетными силами, чтобы иметь полное превосходство во всех отношениях во всём мире. Простите, но здесь и дураку объяснять не надо, что если нашим заокеанским партнёрам удастся установить постоянный и долгосрочный контакт с такими силами, то наша страна вынуждена будет полностью покориться их воле, моще и многократному техническому превосходству. Как вы понимаете, уважаемый Иван Петрович, мы не можем этого допустить, а значит необходимо в самые короткие сроки установить с гуманоидами двухстороннюю связь и попытаться выяснить их истинные намерения в отношении нас и нашей грешной Земли. И дай Бог, чтобы это оказалась дружественная нам цивилизация, а не серые и зелёные человечки, для которых мы являемся как бы исходным материалом для своих генетических опытов. Я надеюсь, Иван Петрович, что главная моя мысль вам понятна. Но вот уже на протяжении долгого времени я от вашей лаборатории не получаю никакой информации в отношении этой проблемы. Для меня, Иван Петрович, это достаточно странно и непонятно, если учесть тот факт, что летающие тарелки уже давно почти свободно бороздят небесные просторы нашей планеты. Я буду очень рад, если Вы сумеете чётко и обоснованно опровергнуть эти мои слова. Внимательно слушаю Вас.

Иван Петрович, нервно поправив на шее галстук, тихо заговорил, изредка бросая косой взгляд на шефа:

— Эдуард Семёнович, вы не совсем правильно расставили свои акценты на мои исследования в вашем НИИ. Во-первых, установить прямой контакт с инопланетной цивилизацией мы уже пытаемся не первый год. Я отлично понимаю, Эдуард Семёнович, что от этого будет зависеть практически всё: и мир на Земле, и стремительный рост технического и научного прогресса. Но вы же сами только что сказали, что летающие тарелки уже давно свободно бороздят небесные просторы нашей грешной Земли. Очевидно, что они видят и представляют нас, как мы представляем себе деятельность муравьёв и пчёл. Они прекрасно понимают, что мы находимся только в самом начале пути длительного и сложного пути осознания себя в непростом мире Вселенной. Лично мне кажется, Эдуард Семёнович, что контакта с ними не будет ещё на протяжении многих и многих лет, пока на Земле не прекратятся бесконечные конфликты и войны. Да и не всегда часто мы живём в полном согласии с природой. Экологическая обстановка на Земле оставляет желать лучшего. Простите, Эдуард Семёнович, возможно, я сейчас в вашем кабинете наговорил много лишнего, но я уже давно собирался высказать вам свои мысли и моё представление на будущее планеты.

Иван Петрович замолчал и с опаской взглянул на своего шефа. Лицо у Эдуарда Семёновича посерело, и на лбу чётко обозначились борозды глубоких морщин. Директор встал из-за стола, подошёл к окну и открыл форточку. Достав из пачки очередную сигарету, Эдуард Семёнович с явной неприязнью обратился к Ивану Петровичу:

— Вы знаете, Иван Петрович, это хорошо, что вы так честно и откровенно высказали своё мнение на дальнейшие наши усилия вступить в контакт с дружественной нам цивилизацией. Кстати, Иван Петрович, это не единственное ваше мнение на эту проблему, но в моём НИИ достаточно много энергичных и перспективных научных работников, которые полны решимости в самые сжатые сроки осуществить именно то, что вы, простите за грубость, предаёте анафеме. Да и потом, Иван Петрович, вам уже давно пора заняться вашим здоровьем. Я полагаю, что уже нет никакой необходимости обременять вас такими серьёзными проблемами. Всего доброго, Иван Петрович, я вас больше не задерживаю.

Эдуард Семёнович затушил сигарету и с силой захлопнул форточку. Иван Петрович возвращался в свою лабораторию, отчётливо понимая, что в самое ближайшее время последует приказ о его увольнении из родного НИИ. Так оно и случилось, через неделю Иван Петрович уже держал в своих руках приказ о его увольнении из НИИ по причине несоответствия занимаемой должности.

 

 

Глава 3

 

Прошло два месяца с момента увольнения нашего героя из дорогого его сердцу НИИ. Иван Петрович рано утром шёл по лесной тропинке с тремя удочками в руке к озеру, которое находилось в двух километрах от его дачи в Подмосковье. Его голова была заполнена мыслями о совсем недавней его научной деятельности в НИИ «Космические исследования». Настроение, конечно, у профессора было паршивое, но чтобы хоть как-то отвлечься от тяжёлых мыслей, Иван Петрович решил немного порыбачить. Быстро расположившись на краю большого озера, Иван Петрович закинул все три удочки с приманкой в водную гладь озера и присел на раскладной стульчик. Было раннее утро, и начало сентября ещё не предвещало наступлению ранних холодов и длительных нудных дождей. В лесу стояла полная тишина, многие птицы уже улетели на юг, и лёгкий утренний туман медленно поднимался с мокрой от росы травы к верхушкам сосен. Надо сказать, что сегодня клёв был не совсем такой, какого ожидал Иван Петрович, и поэтому от долгого ожидания профессор начал подрёмывать, часто роняя голову на согнутые в локтях руки.

— Господи, да что же это сегодня ни одной поклёвки нет, — от досады, пиная ногой заполненное озёрной водой ведро, — негодовал профессор.

В какой-то момент бодрствования Иван Петрович ощутил, что не может встать со своего стульчика и даже пошевелить ногами и руками.

— Это ещё что за чёрт, — пытаясь встать на ноги, мысленно возмутился профессор. — Да, пожалуй, мой возраст даёт всё же о себе знать, — с грустью в душе подумал профессор.

Но, как это ни странно, каким-то седьмым чувством Иван Петрович ощутил за своей спиной присутствие чего-то непонятного и пугающего. Невероятным усилием воли ему всё же удалось немного повернуть голову в сторону того неизвестного, что так насторожило его. За его спиной стояли три существа высокого роста и в белых одеяниях. Судя по их внешнему облику, можно было догадаться, что за спиной профессора стояли двое мужчин и женщина. Существа ростом были больше двух метров и в руках они держали какие-то миниатюрные приборы. Их лица отличались исключительно правильными чертами. У существа женского пола были красивые белые волосы, свободно распущенные до пояса. У мужчин были такого же цвета волосы, но коротко подстриженные. Иван Петрович сидел на своём раскладном стульчике и не мог произнести ни слова, от увиденного им.

Существо женского пола медленно подняло руку, и Иван Петрович ощутил в своём мозгу вполне членораздельную русскую речь:

— Вы не должны бояться нас. Мы прибыли на вашу планету только с добрыми намерениями и не причиним вам никакого вреда. Если вы будете вести себя разумно, то мы снимем с вас наше защитное поле, после чего вы сможете свободно общаться снами.

— Нет, это всё-таки мне снится, — быстро от страха моргая глазами, подумал профессор.

Тут же профессор услышал в своей голове голос инопланетянки:

— Нет, это вам не снится, это явь, и мы надеемся, что дальнейшие ваши действия в отношении нас будут вполне адекватны и не агрессивны.

Иван Петрович сделал несколько судорожных глотков и также мысленно ответил инопланетянке:

— Вы можете не беспокоиться, я не позволю себе каких-либо агрессивных действий против вас. Но позвольте вас спросить, почему моя личность так сильно заинтересовала вас?

Иван Петрович вдруг ощутил во всём теле какое-то сильное облегчение, что позволило ему встать на ноги и повернуться лицом к гостям из далёкого космоса. К своему крайнему удивлению Иван Петрович заметил, что инопланетяне почти в два раза выше его ростом, и это обстоятельство его сильно смутило и озадачило.

— Мы ответим на все ваши вопросы, Иван Петрович, — слегка улыбнувшись, спокойно проговорила инопланетянка, — а пока я прошу вас посетить наш корабль, где вам будет предоставлена интересная для вас информация о ближнем и дальнем космосе.

— Интересно, откуда они знают моё имя? — насторожился профессор.

— Это, уважаемый профессор, не должно вас беспокоить, — вновь заговорила инопланетянка, — мы знаем о вас всё. Вы нам симпатичны как человек и симпатичен ваш взгляд на будущее человечества и вашей планеты.

Через мгновение Иван Петрович ощутил, что его тело начинает принимать горизонтальное положение и стремительно летит через озеро к небольшой лесной полянке. Иван Петрович, от страха происходящего с ним, закрыл глаза и полностью предался случаю. Наконец полёт профессора прекратился и он увидел себя сидящим в удобном кресле в красивом помещении. Всё помещение было заполнено приятным голубоватым светом, а неизвестно откуда до его слуха доносились приятные слухи, напоминающие классическую музыку. Иван Петрович хотел привстать и получше осмотреть помещение, но в этот самый момент перед ним неизвестно откуда нарисовалась фигура инопланетянки в том же изящном белом одеянии. Инопланетянка посмотрела на профессора своими раскосыми голубыми глазами и заговорила:

— Не бойтесь ничего, Иван Петрович, вы сейчас находитесь на борту нашего промежуточного модуля и вам ничего не грозит. Этот модуль связывает нас с кораблём, который находится на орбите вокруг Луны. Прежде всего, я хочу пояснить, почему именно вы заинтересовали нас. В ваших взглядах на будущее вашей планеты чётко прослеживается рациональное зерно. Да и потом вам удалось создать макет летательного аппарата, действие которого уже основано на совершенно иных принципах перемещения космических модулей в межзвёздной среде. А теперь я готова ответить на все ваши вопросы, которые, я надеюсь, вы уже сформулировали и подготовили.

Иван Петрович сидел в удобном кресле напротив инопланетянки и не знал с чего начать свои вопросы. Наконец, собравшись с духом, он заговорил взволнованно и тихо:

— Простите, уважаемая гостья из Вселенной, но почему, если вы считаете себя дружественной нам цивилизацией, вы не предпринимаете никаких попыток вступить с нами в прямой контакт? Что вас удерживает от этого?

— Понимаете, землянин, вашей цивилизации ещё слишком рано обращать свой взор в Небеса. И без этого на вашей планете множество проблем, которые требуют к себе самого пристального внимания и как можно быстрого решения. Я имею ввиду ваше жестокое и неразумное обращение с природой, ваши многочисленные конфликты и войны между государствами, ваше полное нежелание мирным путём идти навстречу друг другу. К сожалению, ваша цивилизация в нашем каталоге занимает одно из последних мест по своим непредсказуемым поступкам, агрессивности и духовному развитию человечества.

Ивану Петровичу не понравился такой прямой и бескомпромиссный ответ инопланетянки, но профессор всё же ответил:

— Да, но наши учёные считают, что освоение космоса принесёт нашей цивилизации новые знания и открытия, которые позволят нам взглянуть на окружающий нас мир совершенно иными глазами. Кстати, уважаемая гостья, не знаю, как называть вас по имени, уже к концу этого года готовится совместный пилотируемый полёт российских космонавтов вместе с американскими астронавтами к планете Марс, которая уже давно будоражит умы учёных всего мира своей загадочностью и своими тайнами. Как говорится, отправимся в глубокий космос вместе всем миром, взявшись за руки… Я полагаю, что этот грандиозный проект как раз и станет отправной точкой к мирному сотрудничеству двух супердержав и установлению мира во всём мире.

— Должна вас, уважаемый профессор, огорчить, посетить эту загадочную планету вы всё же не сможете по той же самой причине, изложенной мной ранее. На Марсе уже существует цивилизация, которой не желателен контакт с кем бы то ни было. Да и сколько ваших космических станций исчезло на подлёте к Марсу и при попытке осуществить мягкую посадку.

Иван Петрович сильно закашлялся и вновь быстро и нервно заговорил:

— Но наш президент господин Добрынин считает, что этот проект подтолкнёт весь мир к совершенно новому пониманию и восприятию добра и зла, к отмене гонки вооружений и полноценному, плодотворному и совершенно свободному сотрудничеству между нациями.

— Нет, землянин, вы и ваш президент заблуждаетесь. Такой полёт будет стоить бюджету этих ваших двух, как вы говорите, супердержав сверх огромных расходов, что в конечном итоге, несомненно, приведёт к резкому снижению жизненного уровня народов.

— Так почему же вы напрямую не скажете нашему президенту об этом, а просто наблюдаете за нами, как за рыбками в аквариуме? Если вы считаете себя дружественной нам цивилизацией, так внушите эти светлые и нужные мысли тем людям, которые считают, что полёт должен состояться.

— Согласно галактическому кодексу мы не имеем права активно вмешиваться в развитие той или иной цивилизации. Вам предоставлена полная свобода в решении всех ваших задач и проблем, и только от вас самих будет зависеть ваше будущее. Если мы увидим, что вы зашли слишком далеко в своих негативных деяниях, то будем вынуждены поставить жирную точку на ваших попытках диктовать другим цивилизациям своё мировоззрение и смысл жизни. Да, кстати, можете называть меня Геллой.

— Спасибо, Гелла, но неужели вам не жаль российских и американских космонавтов, которые на протяжении столь долгого времени готовились к этому историческому полёту, к своей мечте.

— Дело в том, землянин, что руководством двух супердержав уже давно решён этот вопрос, и наше активное вмешательство ничего не изменит. Конечно, нам будет тяжело наблюдать за трагическим концом этой международной космической экспедиции, но мы строго придерживаемся законам и кодексу галактического совета.

— Господи, Гелла, но неужели уже ничего нельзя предпринять, чтобы спасти экспедицию от гибели? — со слезами на глазах простонал профессор.

— Видите ли, Иван Петрович, наша цивилизация находится достаточно в сложных отношениях с теми существами, которые сейчас на Луне и красной планете. Их цивилизация достаточно прохладно относится к галактическому кодексу и зачастую нарушает его незыблемые законы. Примером тому служат частые похищения ими людей и животных на вашей планете для своих генетических экспериментов и почти полное нежелание посещения другими цивилизациями планеты Марс. Мы прекрасно понимаем, что для всего человечества, как вы считаете, этот полёт принесёт много новых открытий и знаний, поэтому мы пойдём вам на небольшую уступку и попробуем договориться с теми силами, которые могут помешать этому проекту.

— Спасибо, Гелла, я бесконечно благодарен вам за эти ободряющие слова и абсолютно уверен, что полёт состоится.

— Иван Петрович, не спешите меня благодарить, всё ещё впереди, но должна вам сказать, что ваши космонавты всё же сумеют высадиться на поверхность Марса, но никого там не встретят.

— Это ещё почему? — искренне удивился профессор.

Гелла расстегнула комбинезон и тяжело вздохнула.

— Я полагаю, Иван Петрович, что та цивилизация позволит вашим космонавтам и астронавтам только побродить по пустынным и холодным просторам Марса и не более того. Дело в том, что они располагаются глубоко под поверхностью Марса, но прекрасно контролируют инородные межпланетные станции, которые приближаются к Марсу. Ну, хорошо, землянин, а теперь я полагаю, что вам будет интересен и полезен полёт к нашей звёздной системе, к нашей планете, где мы покажем вам то, что вы никогда не видели. Так вы согласны лететь с нами или нет?

— Гелла, я об этом мечтал всю свою жизнь, но мои родственники могут не понять столь долгого моего отсутствия. Я полагаю, что этот полёт продлится на протяжении нескольких лет?

— Ну, что вы, Иван Петрович, неужели вы думаете, что мы в своих перемещениях во Вселенной используем достижения вашей науки. Кстати говоря, многие ваши научные догмы ошибочны. Наш полёт по земным меркам продлится всего неделю. А ваши родственники будут считать, что вы прекрасно рыбачите на даче. Ровно через неделю вы вновь окажетесь на своей даче, это я вам гарантирую.

 

 

Глава 4

 

Иван Петрович сидел в удобном пилотском кресле и внимательно следил за действиями инопланетян. Судя по тому, как Гелла быстро и решительно отдавала команды своим двум напарникам, можно было однозначно сказать, что она является главной на межзвёздном корабле. Иван Петрович был облачён в защитный комбинезон и с напряжением вглядывался в огромный монитор, расположенный перед пультом пилотов. В какой-то момент звёздная россыпь на мониторе сменилась стремительным перемещением звёзд в одну яркую точку в центре экрана.

— Не волнуйтесь, землянин, — до слуха Ивана Петровича донеслись слова Геллы. — Наш корабль перешёл на субсветовую скорость полёта, которая позволит ему в кратчайшие сроки преодолеть это чудовищное расстояние до нашей звезды.

— Простите, Гелла, а в какой звёздной системе вы обитаете? — скромно поинтересовался профессор.

— Ваши учёные называют эту группу звёзд созвездием Сетки. Теперь вы должны немного отдохнуть, а затем мы покажем вам наш мир.

Иван Петрович вдруг ощутил во всём теле приятную негу и слабость. Через минуту он уже спал. Профессору показалась, что он только на одно мгновение закрыл глаза, но когда он вновь открыл их, то увидел перед собой нечто невероятное и грандиозное. Иван Петрович стоял на огромной площадке, окружённой со всех сторон необычного вида строениями. Все строения изнутри светились каким-то желтоватым свечением, а по многочисленным воздушным магистралям с огромными скоростями проносились тарелкообразные летательные аппараты. Но самое удивительное состояло в том, что небо над головой профессора было розовым. Профессор был облачён в скафандр, того же цвета, но при этом не чувствовал никакого стеснения в своих движениях.

— Ну, что, Иван Петрович, — кладя руку на плечо профессору, с улыбкой на лице произнесла Гелла, — давайте пройдём в наш космический центр, где мы подробно познакомим вас с нашим миром.

Через несколько минут профессор уже находился в одном из помещений строения, которые по своим размерам в несколько раз превосходили все известные Ивану Петровичу мировые небоскрёбы. Со стен помещения струился приятный желтоватый свет, а за импровизированным большим столом сидело несколько инопланетян с серьёзными выражениями лиц.

— Ну, что, Иван Петрович, — тихим голосом заговорила Гелла, — вы первый человек с планеты Земля, которому посчастливилось созерцать наш мир. Мы не станем стирать из вашей памяти, увиденное и услышанное вами, чтобы сохранить в вашем сердце твёрдую уверенность, что Вселенная населена многочисленными цивилизациями.

На огромном мониторе перед взором Ивана Петровича медленно проплывали сюжеты странного и во многом непонятного ему мира чужой планеты, сопровождаемые подробными комментариями Геллы и её товарищей.

— Нет, — тихо шептал себе под нос Иван Петрович, — этого просто не может быть. Такого многообразия животного мира я не наблюдал нигде, а главное, что весь этот мир в корне отличается от земного мира.

Перед глазами профессора проплывала панорама геологических структур планеты, её растительного и животного мира. Стройной чередой ему были показаны главные города планеты, космические станции, космодромы, образ и смысл жизни всего сообщества планеты.

— Простите, Гелла, а не могли бы вы поделиться со мной какой-нибудь технической новинкой и подробно рассказать о технологии её изготовления, — скромно поинтересовался профессор, заискивающе заглядывая в глаза инопланетянки.

— Нет, землянин, это исключено, — как-то сразу посерьёзнела Гелла, — ваши военные моментально используют эти знания для создания ещё более смертоносного оружия. И вообще, уважаемый землянин, мы уже достаточно долго и много говорили с вами о нашем мире, и я полагаю, что этого вполне достаточно для первого вашего визита в наш мир добра, света и счастья.

— Да, Гелла, я вполне удовлетворён той информацией, которую вы мне предоставили. Я сейчас нахожусь в необыкновенном состоянии счастья и гордости за предоставленную вами мне возможность увидеть все эти необыкновенные чудеса, которые могли бы любому человеку присниться только во сне.

— Ну, вот и хорошо, землянин, а теперь нам пора собираться в обратную дорогу, — с удовлетворением в голосе заметила Гелла. — Я ещё раз хочу напомнить вам, что мы не собираемся стирать из вашей памяти всё увиденное и услышанное вами. Сейчас вас не должно ничего беспокоить, закройте глаза и откиньте голову на подголовник кресла. Нам было очень приятно, Иван Петрович, контактировать с вами. Мы надеемся, что вы хоть в какой-то мере сможете донести землянам, всё, то хорошее и полезное, что мы вам показали. Прощайте!

Иван Петрович закрыл глаза и сразу же ощутил необыкновенную лёгкость во всём теле. В голове профессора раздавались какие-то странные звуки, похожие на громовые раскаты. Через какое-то время всё стихло, и профессор открыл глаза. Иван Петрович увидел себя сидящим на лужайке перед лесным озером. Рядом с ним валялись раскиданные в разные стороны удочки.

— Господи, где я и что со мной? — с испугом оглядываясь по сторонам, быстро соображал профессор. — Интересно, почему я здесь, а не в созвездии Сетки у Геллы?

И только теперь до Ивана Петровича дошло, что он уже вновь на родной планете и что совсем недавно действительно был на чужой планете.

Глава 5

 

Иван Петрович сидел в своей однокомнатной квартире и с напряжением следил за последними мировыми теленовостями. Одна новость с телеэкрана особенно сильно насторожила его. Профессор погромче включил звук в телевизоре и услышал чёткий голос диктора:

— 21 ноября 2039 года будет осуществлён запуск космического корабля «Прометей» с пятью космонавтами на борту на орбитальную космическую станцию «Заря» с помощью мощной ракеты носителя «Ангара-15». На протяжении многих лет совместно с американскими астронавтами два государства готовили этот проект — пилотируемый полёт к красной планете. Этот совместный полёт позволит поднять мировую науку на совершенно новый уровень.

Иван Петрович лихорадочно соображал, каким образом ему предотвратить этот полёт.

— Так, сегодня 18 октября, — быстро взглянув на настенный календарь, — мысленно отметил про себя профессор. — Значит, есть ещё время сообщить директору НИИ «Космические исследования» о пустом и бессмысленном полёте на Марс.

Иван Петрович быстро на мобильном телефоне набрал знакомый ему номер. Через мгновение он услышал голос Эдуарда Семёновича:

— Да, слушаю вас, кто говорит, — быстро и с некоторым раздражением проговорил директор НИИ. — Послушайте, у меня слишком мало времени, так что потрудитесь как можно скорее изложить свою мысль.

Иван Петрович весь напрягся, но, всё же, с полной решимостью в голосе произнёс:

— Здравствуйте, Эдуард Семёнович! Это вас беспокоит ваш бывший сотрудник Иван Петрович.

— Слушаю вас, Иван Петрович, чем вызван ваш звонок ко мне?

— Видите ли, Эдуард Семёнович, нам необходимо срочно встретиться, у меня есть для вас чрезвычайно важная информация.

— Иван Петрович, не морочьте мне голову своими фантазиями. Какая к чёрту у пенсионера может быть чрезвычайно важная информация? — сердито прокричал в трубку директор НИИ. — У меня масса неотложных дел перед запуском космического корабля «Прометей», а вы трезвоните мне и занимаете моё время всякой ерундой.

— Эдуард Семёнович, — почти простонал в мобильник Иван Петрович, — я вас умоляю на немедленную встречу, ну хотя бы на десять минут.

После длительной паузы профессор вновь услышал голос своего бывшего начальника:

— Ладно, Иван Петрович, только из уважения к вам и вашим заслугам я приму вас сегодня вечером. Приезжайте сегодня к девятнадцати часам.

Иван Петрович торжествовал, тогда ему казалось, что его информация о встрече с инопланетянами и их мнение о предстоящем полёте к Марсу будет однозначно воспринята и понята. Но, как это часто бывает, наш бедный учёный глубоко заблуждался.

В приёмной директора НИИ профессора встретила секретарша.

— А это вы Иван Петрович, рада вас вновь созерцать в наших стенах. Проходите, Эдуард Семёнович еже давно дожидается вас.

Иван Петрович робко отворил дверь в кабинет своего бывшего начальника и деликатно кашлянул.

— Ну, что там у вас за важная информация, Иван Петрович,-закуривая сигарету, сердито проворчал директор. — Да Вы проходите к столу, не стойте там у дверей.

Иван Петрович присел на краешек кресла и, постоянно заглядывая в глаза директору, быстро заговорил, при этом резко жестикулируя руками.

— Эдуард Семёнович, то, что я вам сейчас скажу, покажется вам с первого взгляда чистой выдумкой, но это правда, клянусь вам.

— Иван Петрович, у меня слишком мало времени, давайте всё же ближе к вашей теме и, пожалуйста, без предисловий.

— Хорошо, Эдуард Семёнович, я буду краток. Дело в том, что две недели назад я находился в гостях у инопланетян на неизвестной нашей науке планете. Их мир в корне отличается от нашего. Они показали мне практически всё и обещали не стирать из моей памяти эту информацию. Кстати, Эдуард Семёнович, они не рекомендуют нам лететь к Марсу, так как там хозяйничает недружественная нам цивилизация, которая может активно повлиять на благополучный исход полёта космической станции. Лично я общался с инопланетянкой Геллой, которая уверяла меня, что сначала нашей цивилизации надо навести порядок в своём доме, а уж потом пристально вглядываться в Небеса.

— Так, интересно, — сильно закашлялся директор от сигаретного дыма, — ну, и что вам ещё сообщила эта Гелла?

— О- о-о, Эдуард Семёнович, их мир находится в созвездии «Сетки», и это прекрасный мир! Меня там покорило всё: и их летательные аппараты, и природа, животный и растительный мир! Я с изумлением всё это наблюдал! И теперь я хочу только одного, Эдуард Семёнович, чтобы вы посодействовали в вопросе об отмене совместного с американскими астронавтами полёта к Марсу. Поверьте мне, как учёному, что на протяжении всего полёта с космической станцией может случиться всё, что угодно, да с космонавтами тоже.

Директор смотрел на Ивана Петровича и его глаза постепенно темнели.

— Да вы что, Иван Петрович, белены объелись, что вы здесь мне несёте какую-то ахинею. Подумайте сами, с какой такой стати в контакт с вами войдут представители иных миров. Вы простой пенсионер, который сидит дома и лопает овсяную кашку. Это может произойти только на высшем уровне или в результате активных действий специалистов из моего НИИ. Не морочьте мне голову и не занимайте своим бредом моё рабочее время. Я абсолютно уверен, что вам всё это приснилось.

— Да нет же, Эдуард Семёнович, — вставая на колени, простонал профессор, — я полностью отдаю отчёт своим словам. Инопланетяне пригласили меня на свой межзвёздный корабль прямо с рыбалки. Я сидел у озера и ловил рыбу. И вдруг за своей спиной я почувствовал что-то такое инородное, не земное. Когда я обернулся, то увидел перед собой трёх инопланетян, которые представились мне и предложили посетить их мир. Эдуард Семёнович, я отсюда не выйду до тех пор, пока вы не позвоните в Центр подготовки космонавтов и не потребуете, основываясь на мою важнейшую информацию, отмены полёта к планете Марс.

Эдуард Семёнович слушал профессора и одновременно что-то быстро писал на клочке бумаги. Через минуту он нажал на кнопку вызова секретаря.

В кабинет директора вошла секретарша и вопросительно взглянула на своего шефа.

— Зиночка, внимательно изучите этот материал и срочно позвоните по указанному там телефону, — не глядя на секретаршу, небрежно бросил ей Эдуард Семёнович.

Иван Петрович встал с колен и вновь присел на краешек кресла.

— Спасибо вам, Эдуард Семёнович, я ни на минуту не сомневался, что вы поверите мне и сделаете всё возможное, чтобы предотвратить этот полёт в никуда, — с улыбкой на лице радостно произнёс Иван Петрович.

— Да, видимо, у старика крыша поехала от бесконечных мыслей о звёздах и цивилизациях, — закуривая очередную сигарету, с грустью в душе подумал директор НИИ.

— Эдуард Семёнович, так вы не будете возражать, если я ещё немного расскажу вам о том мире, где мне посчастливилось побывать, — осторожно начал профессор.

— Да, конечно, Иван Петрович, я внимательно слушаю вас.

Тем временем Зиночка раскрыла свёрнутую пополам записку директора и прочла:

— Зиночка, немедленно свяжитесь с психиатрической клиникой. Сообщите им, что у нас экстренный случай, и требуется быстрая эвакуация психически больного человека в клинику. Речь идёт об Иване Петровиче. Действуйте!

Иван Петрович уже около часа сидел в кабинете Эдуарда Семёновича и с упоением рассказывал ему о своих впечатлениях от увиденного им на чужой планете. Наконец дверь в кабинет директора распахнулась, и в помещение вошли два здоровенных молодца в белых халатах.

— Да, — нисколько ни смутившись, начал говорить Эдуард Семёнович, — я совершенно забыл вас предупредить Иван Петрович, что в нашем НИИ выявлены несколько сотрудников, которые заражены очень опасными вирусами. И теперь каждого сотрудника направляют в научно-исследовательский центр, где берут пробы крови и ненадолго задерживают там, чтобы окончательно выяснить, не заражены ли они. А раз вы свободно прошли на территорию нашего НИИ, то вам придётся тоже пройти эту простую процедуру проверки. Как вы на это смотрите, Иван Петрович?

— Конечно, Эдуард Семёнович, какие тут могут быть возражения, — спокойно ответил профессор, — это дело серьёзное, надо будет и мне пройти вакцинацию.

— Ну, вот и договорились, — потирая руки, улыбнулся профессор и незаметно подмигнул двум санитарам у двери. — Иван Петрович, всё, что вы мне сегодня рассказали я обязательно приму к сведению и обязательно позвоню в соответствующие инстанции, — пожимая руку профессору, быстро проговорил Эдуард Семёнович.

Иван Петрович с гордым видом сидел в карете скорой помощи и живо представлял себе, как быстро исполнятся все его просьбы и пожелания. Профессор находился в каком-то счастливом феерическом состоянии и совсем не обратил внимания на то, что машина скорой помощи въехала на территорию психиатрической больницы. Иван Петрович совершенно не замечал, что двое санитаров под руки ведут его по длинному коридору с многочисленными палатами, откуда выглядывали разного возраста психически больные пациенты. Наконец, санитары отрыли одну из палат и ввели туда Ивана Петровича. Профессор присел на привинченный к полу стул перед небольшим столиком и огляделся вокруг.

— Простите, молодые люди, а как долго будет происходить вакцинация? — скромно поинтересовался Иван Петрович у санитаров.

— Это будет зависеть только от вас. Сидите спокойно, поесть и попить мы вам принесём,- улыбаясь, ответили санитары и захлопнули за собой дверь.

— Странно, — начал про себя рассуждать профессор, — что означает эта их фраза… «это будет зависеть только от вас»?

И только теперь Иван Петрович заметил, что окно в его палате закрыто металлической сеткой, а стул и стол привинчены к полу.

— Господи, да это же дурдом, — вскакивая со стула и подбегая к закрытой двери, в истерике закричал старик. — Выпустите меня немедленно, я совершенно здоров, — во всё горло кричал Иван Петрович и ногами молотил в косяк двери. — Я требую прокурора!

Наконец, дверь в палату открылась и на пороге нарисовалась фигура пожилого человека в белом халате, сопровождаемая санитаром.

— Здравствуйте, Иван Петрович, меня зовут Александр Николаевич и я ваш лечащий врач, — вежливо представился пожилой мужчина. — Вы не должны так волноваться по всяким пустякам, и я твёрдо обещаю вам, что в самое ближайшее время мы сможем поставить вас на ноги.

Иван Петрович весь зашёлся от последних слов врача и с яростью выпалил прямо в лицо врачу:

— Меня не надо ставить на ноги, я и так на них крепко стою, а вот вам, уважаемый, придётся ответить перед правоохранительными органами за свои неправомерные действия. И вообще, немедленно свяжите меня с прокурором.

Врач пожал плечами и осторожно повернул голову к санитару:

— Евгений Борисович, в какой палате у нас лежит прокурор?

Иван Петрович не стал дожидаться ответа санитара и со сжатыми кулаками ринулся на врача. Санитар и врач быстро ретировались за пределы палаты и захлопнули за собой дверь.

— Негодяи, шарлатаны, прохвосты, — в исступлении кричал Иван Петрович, медленно сползая на пол палаты.

 

 

Глава 6

 

С момента определения Ивана Петровича в психиатрическую клинику прошло полтора года. Профессор долго не мог смириться с таким положением дел и постоянно писал бесконечные прошения и требования в различные инстанции об его освобождении, но постоянно получал отказ. Надо сказать, что Иван Петрович содержался в отдельной палате с вполне приличными бытовыми условиями. В его распоряжении были телевизор и радиоприёмник. Надо отметить, что при всём том психологическом состоянии, в котором находился Иван Петрович, он успевал следить за сводками новостей о полёте российских и американских космонавтов к красной планете. Как и предсказывала инопланетянка Гелла, космонавтам всё же удалось высадиться на поверхность Марса и приступить к запланированным научным исследованиям атмосферы планеты и её грунта. Но самое удивительное состояло в том, что космонавтам удалось обнаружить на поверхности планеты гигантские туннелеобразные образования, которые тянулись по поверхности Марса на десятки километров и имели структуру, напоминающую стеклоподобное вещество. Были произведены неоднократные попытки с помощью мощного лазера отделить от туннеля небольшого размера фрагмент этого вещества. Один из этих гигантских туннелей заканчивался погружением его в грунт планеты. После попытки пробить один из туннелей специальными бурами с гидравлическими усилителями, внутренность туннеля изнутри вдруг засветилась ярким фиолетовым светом, после чего часть космонавтов почувствовали резкое недомогание и вынуждены были в срочном порядке свернуть марсианскую экспедицию. Но всё же, космонавтам удалось собрать образцы грунта планеты и завершить свои научные исследования. Через восемь месяцев космическая станция, преодолев чудовищное расстояние, доставила космонавтов и астронавтов на родную планету. Все информационные агентства мира несколько месяцев подряд обсуждали итоги этого, безусловно, грандиозного и исключительно важного для науки, проекта. Космонавты и астронавты давали бесконечные интервью информационным агенствам всей планеты о своих впечатлениях от посещения Марса.

Иван Петрович сидел в своей палате и задумчиво смотрел на зарешётчатое окно своей палаты. Теперь он уже отчётливо понимал, что все попытки понять и услышать его были напрасны.

— Ну, что же, — с грустью в душе подумал профессор, — придётся сообщить моему лечащему врачу, что всё это мне приснилось, что я никуда не летал и ни с кем не встречался в бездонных далях Вселенной. Да, уважаемые господа, Небеса Обетованные всё же не для нашего во многом противоречивого мира, закончил свою мысль Иван Петрович и нажал на кнопку вызова своего лечащего врача…

Комментарии: 0