БОРИС КУДРЯШОВ

Марс не прощает ошибок - 2

ПРОДОЛЖЕНИЕ

ГЛАВА 31

- Парни, обратилась Надежда к двум своим товарищам, - командир требует немедленного нашего возвращения на базу. Что-то случилось с американскими астронавтами, они запросили у нас помощь. Вы прекрасно понимаете, что это означает для нашей экспедиции. Это означает, что она бесславно закончится, так и не начавшись. Какие у кого будут мнения на этот счёт? Стоило ли лететь за десятки миллионов километров, чтобы всё бросить и вернуться ни с чем домой.

- Надя, погоди, не бухти, - осторожно начал Саша. Во-первых, мы не имеем никакого права не выполнить приказ Николая, а, во-вторых, нет более благородной задачи, чем спасти чьи-либо души взывающие о помощи. Мне кажется, что Николай совершенно прав, требуя свернуть экспедицию и двинуть к американским астронавтам. Олег, может быть, ты иначе думаешь?

- Вот именно, Саша, я думаю иначе и полностью поддерживаю Надежду в её стремление довести начатое нами дело до конца.

- Олег, Надька, да вы просто сошли с ума. Это что же получается - бунт на корабле, а представляете себе, какие последствия повлечёт за собой ваш отказ от приказа командира вернуться на базу?

- Я всё себе отчётливо представляю, Саша, и совершенно не боюсь ответственности за свои поступки. Победителей не судят - это старая истина и мы с Олегом постараемся ещё раз это блестяще подтвердить.

- Надюха, да вы вдвоём не справитесь с той программой, которая запланирована на Марсе. Кроме всего прочего, вам предстоит установить долговременный бокс для проведения исследований поверхности и атмосферы планеты.

- Ну, вот мы с Олегом и займёмся этим. А в наших силах и способностях ты не сомневайся, мы справимся с любой задачей, которая встанет на нашем пути. Запасов кислорода и продовольствия нам хватит на один месяц, а за это время Николай выполнит свою интернациональную миссию по оказанию помощи нашим коллегам по космосу. Короче говоря, Саша, мы с Олегом остаёмся на планете, а ты стартуй на базу к Николаю.

- Надя, Олег, - сильно нервничая, вновь заговорил Саша, да вы понимаете, что своим отказом вы создаёте прецедент в мировой пилотируемой космонавтике, где требуется чёткая и

слаженная работа всего коллектива космонавтов, как единого целого. А вы разрываете эту цепь, ставя под сомнение чёткие и твёрдые решения нашего товарища и, между прочим, командира.

- Ладно, Саша, успокойся, - спокойно заметила Надежда, - никто и не собирается ставить под сомнение приказы командира, но есть ещё такое понятие - совесть, которое не позволяет мне, даже в этой сложной ситуации, на пол пути всё бросать и ретироваться назад. Понимаешь ли ты, что в нашу экспедицию был вложен труд десятков тысяч людей, затрачены сотни миллионов рублей для реализации нашего полёта и поэтому я твёрдо решаю остаться на планете и продолжить исследования. И давай больше не будем возвращаться к этому вопросу. Тебя уже давно Николай ждёт на базе, где ты, безусловно, принесёшь много пользы для спасения американцев.

- Надежда, кажется, тебя вновь вызывает командир на связь, - насторожился Олег, - видишь, сигнальное табло горит.

- Да вижу я, всё вижу, - быстро ответила Надежда, нажимая на табло бортовой связи. Коля, я внимательно тебя слушаю, что ты хочешь мне сказать?

- Надя, почему вы так долго молчите, что у вас случилось и готовы ли вы стартовать на КС? Время, Надюха, не терпит и нам уже давно пора отправляться в далёкий путь.

- Коля, только давай без эмоций, мы с Олегом остаёмся на планете и продолжаем запланированные исследования Марса. К тебе на базу вернётся только один из нас - это Сашка и я полагаю, что вы втроём вполне справитесь с задачей спасения наших американских коллег.

В наступившей тишине было отчётливо слышно, как монотонно жужжат многочисленные электронные приборы спускаемого аппарата. Наконец, после продолжительной паузы послышался гневный голос командира:

- Значит так, Надежда, никакой самодеятельности я не потерплю и ещё раз приказываю всем вам немедленно покинуть планету и вернуться на КС, иначе о вашем поведении будет доложено на Землю.

- Коля, дорогой, не надо так кипятиться, давай рассуждать спокойно и трезво, - тихим голосом заговорила Надежда. Ты должен понять только одно, что космонавтика - это, прежде всего, риск и борьба, из которых человек, если он считает себя человеком, должен всегда выходить победителем. Я не боюсь взять на себя ответственность за судьбу нашей миссии на Марсе и предлагаю тебе, как нашему товарищу и командиру, присоединиться к моему решению. Коля, поверь мне и Олегу, что, поступая таким образом, мы сразу же убьём двух зайцев: выполним марсианскую программу и поможем нашим заокеанским коллегам в их беде.

- Мне известна другая поговорка, Надя: «за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь».

- Ну, это не про нас, Коля, надо верить в свои силы и возможности, которые у нас есть. Я совершенно убеждена, что у нас всё получится и ты поймаешь именно двух зайцев, - засмеялась Надежда.

- Не знаю, что и сказать вам, - тяжело дыша в микрофон, ответил Николай. Зная твой характер и твою железную волю, Надюха, я вижу, что ты уже не склонна к перемене своего решения остаться на планете и поэтому я вынужден согласиться с твоим выбором, который мне всё же не по душе.

- Ничего, Коля, Бог не выдаст, свинья не съест и мы ещё попируем на родной Земле по случаю нашего благополучного возвращения с очередной победой. Больше не буду занимать твоё внимание различного рода поговорками

и пословицами, готовьтесь к встрече Александра.

- Надюха, - почти закричал в микрофон командир, - я не могу лететь дальше без вас, понимаешь ли ты это или нет.

- Коля, не надо истерики, мужик ты или кто, - твёрдо произнесла Надежда, - всё будет хорошо, не волнуйся за нас. Всё, конец связи!

Последние слова своего заместителя совершенно не успокоили Николая, а наоборот вызвали в его душе бурю чувств и эмоций, с которыми он уже не в силах был справиться. Командир с замиранием сердца всматривался в монитор главного компьютера, на котором в крупном масштабе было указано место посадки спускаемого аппарата. Многоцелевой космический корабль покоился на шести телескопических опорах в окружении множества бурых и чёрных камней, кем-то в своё время щедро разбросанных по поверхности Марса. Командир выключил монитор и глубоко задумался. Ему вспоминалась совсем юная, но чрезвычайно обаятельная и привлекательная Надя, которая с первого же взгляда сразу же раз и навсегда завоевала его сердце. Вспоминались совместная учёба в отряде космонавтов и тяжёлые, изнурительные тренировки в центре подготовки

космонавтов. Но дни проходили за днями, и Николай всё никак не мог набраться храбрости сделать своей возлюбленной предложение. Командир сидел в пилотском кресле и всё никак не мог понять, почему эта милая, нежная девушка так легко и просто подавляет его волю, внушая ему, с её точки зрения, мысли, которые чуть раньше казались ему полным вздором. Все мысли Николая были сосредоточены только на этой загадке, разгадать которую он был не в силах. За пеленой своих воспоминаний и мыслей командир не заметил, что за его спиной уже давно стоит Варвара, тактично покашливая в кулачок.

- Командир, что с вами, вы как будто задремали, - осторожно трогая Николая за плечо, поинтересовалась Варвара.

- А, это ты, Варюха, - стряхивая с себя остатки воспоминаний, спокойно отреагировал на появление космонавта Николай. Да вот на меня что-то сегодня нашло такое, что до сих пор я нахожусь, как будто под гипнозом.

- Командир, гипноз - гипнозом, но всё же я хочу получить от вас указания на наши дальнейшие действия. Я уже поняла, что двое наших космонавтов, не смотря на ваш приказ, всё же остаются на поверхности планеты и

желают продолжить запланированные исследования Марса. Командир, мне кажется, что нельзя ваши личные отношения с Надеждой переносить на текущие дела и тем более, на такие страшно ответственные и опасные эксперименты в космосе. Вы всё-таки командир, а не тряпка.

- Послушай, Варя, я понимаю твоё негодование и возмущение по поводу моего последнего решения, но поступить иначе я всё же не мог. Да ты и сама прекрасно знаешь Надежду, её характер и её удивительную способность отстаивать своё мнение. Да, я согласен, что проявил определённого рода слабину, но мне кажется, что Надежда всё же права в отношении двух зайцев, которых мы непременно загоним в наши силки.

- Эх, Коля, вот именно сейчас ты проявляешь преступную халатность и уступчивость в обсуждении твоих приказов. Но у нас впереди в этом недружелюбном и холодном космосе ещё столько ответственной работы, успех которой будет в полной мере зависеть от того, кого мы, прежде всего, будем созерцать в твоём лице - командира или влюблённого юношу.

- Хорошо, Варюха, - засмеялся командир, - твоя жёсткая критика мной принимается, а теперь,

не теряя больше времени, слушай мой приказ.

- Вот это уже совсем другое дело, Коля, я внимательно тебя слушаю.

- Через несколько минут с поверхности планеты стартует Александр, который вместе с нами продолжит полёт в направлении бедствующих американцев. Надежда с Олегом остаются на Марсе и оборудуют в удобном месте долговременный бокс, который одновременно послужит для них и убежищем на время пылевых бурь, и местом обитания и отдыха. Бокс оборудован всем необходимым, чтобы спокойно переждать наше возвращение к планете Марс. Установка бокса не вызовет у них особой трудности, поскольку он мобилен и способен без посторонней помощи самостоятельно перемещаться по поверхности планеты. Сборка же его отдельных частей уже многократно отрабатывалась на тренировках. Запаса кислорода, воды и сублимированных продуктов им хватит на два марсианских месяца. Я полагаю, что мы гораздо раньше вернёмся к ним.

- Ясно, командир, - улыбнулась Варвара, сверкая белоснежными зубками. Что ещё запланировано у нас?

- Так, Варюха, на нас троих теперь возлагается особая миссия по спасению наших американских коллег. Вы с Сашей займитесь уточнением кратчайшего курса к этим космическим неудачникам, учитывая, конечно, явную опасность пояса астероидов.

- Я всё поняла, командир, - озорно сверкая глазами, быстро ответила Варя.

- Это ещё не всё, Варюха, - строго посмотрев в глаза девушке, ответил Николай. У нас есть возможность значительно увеличить скорость нашего полёта, воспользовавшись солнечным парусом. Нет нужды тебе опять пересказывать всю технологию развёртывания этого гигантского зонтика позади КС, который, опираясь на мощное солнечное излучение, выведет КС к планете Юпитер буквально за одну неделю. Но ваша задача с Сашей будет заключаться в точном расчёте количества топлива, которое нам потребуется, чтобы затормозить КС и не проскочить мимо планеты - гиганта.

- Коля, когда ты планируешь стартовать к американцам, - уже посерьёзнев, осведомилась Варвара.

- Так это теперь напрямую будет зависеть от вашей с Александром расторопности и активности. Как только я получу от вас уточнённые расчёты курса полёта, то сразу же незамедлительно будет принято решение. Ясно!

- Вот теперь мне всё ясно, командир, - ответила Варя. Кстати, командир, у меня тоже есть для тебя новости.

- Ну, что там у тебя, Варя, давай побыстрее, мы и так потеряли уйму времени, решая вопрос о продолжении миссии на Марс.

- Командир, наши бортовые оптические датчики зафиксировали на поверхности Юпитера ярчайшую вспышку в районе красного пятна. Я полагаю, что об этом необходимо немедленно сообщить американцам и в наш космический центр на Земле, - горячо заговорила Варвара.

- Хорошо, Варвара, я как раз и собираюсь в экстренном порядке связаться и с теми, и с другими. Иди, работай, Варя, мне надо тут одному покумекать над некоторыми вопросами.

 

 

Глава 32.

 

Артур, как всегда, быстро выполнив домашнее задание углубился в чтение своих любимых научно-популярных книг. Уже в который раз он с упоением перечитывал статьи об общей теории относительности Эйнштейна. Но сегодня Артуру что-то подсказывало включить компьютер.

- Наверное, опять эти мои космические «друзья» навязывают мне своё общение, - подходя к компьютеру, с тревогой в душе подумал мальчик. И что они во мне нашли такого особенного?

Через минуту монитор компьютера засветился голубым фоном, на котором чётко проступили уже знакомые Артуру черты инопланетного гостя.

- Чувствую, что вы мне сегодня хотите сказать что-то особенное, - устало, садясь за компьютер, поинтересовался у инопланетянина Артур. Знаете, вы мне уже порядком надоели со своими нравоучениями, но всё же я готов и в этот раз вас выслушать, но при условии, если на этот раз вы мне расскажете всё, что для нас землян пока сокрыто.

- Добрый вечер Артур, - улыбнулся пришелец, - а ты растёшь не по дням, а по часам. Твои научные и духовные познания углубляются так стремительно, что мы не видим более никаких причин скрывать от тебя то, что в очень скором времени произойдёт в нашей Вселенной, ну и, конечно, на твоей родной Земле. Ну, что, рассказывать или нет?

- А вот это уже достаточно интересная новость для меня, - насторожился мальчик, буду вам

очень признателен, если вы посвятите меня в свои тайны. Только у меня к вам будет одно маленькое замечание по поводу нашего с вами общения. Уж, коль вы такая могущественная цивилизация, то я бы хотел общаться с вами на уровней мыслей. Я полагаю, что это не составит вам особого труда. Ну, а пока поговорим и через компьютер.

- Ну, что же, ваше желание, молодой человек, для нас закон. Итак, слушайте нас очень внимательно и по возможности старайтесь нас не перебивать своими вопросами. Вы все, живущие сейчас на Земле, являетесь свидетелями уникального периода в эволюции не только вашей Солнечной системы и даже в духовной эволюции всей нашей Галактики. Если говорить на языке ваших понятий о пространственно - временном континууме, то можно сказать так: в недалёком будущем человечество Земли вместе со всеми остальными разумными существами вашей Солнечной системы и всей Галактики совершит уникальный по своей значимости квантовый скачок, не похожий ни на один их тех, которые со строгой периодичностью происходили во Вселенной и ранее.

Человечество уже вплотную подошло к концу временного периода в 26000 земных лет,

который полностью охватывает очередной цикл огромной по своим масштабам динамической космической системы «Созвездие Плеяд - Солнце - Планета Земля». В настоящее время ваше Солнце или как мы его называем «Солнечное кольцо» вращается вокруг Алкионы - центральной звезды Созвездия Плеяд.

Уникальность предстоящего квантового скачка заключается в том, что и Созвездие Плеяд, в состав которого входит и ваша Солнечная система, также вот-вот закончит своё пребывание на орбите вокруг Центра Галактики, где это созвездие находилось на протяжении последних 230.000.000 лет (по вашему времяисчислению). Кроме того, вся наша Галактика заканчивает период своего длительного пребывания на орбите вращения вокруг Великого Центрального Солнца Всего Сущего.

Все три цикла - Галактика (на своём эволюционном уровне) - Созвездие Плеяд (на своём уровне) - ваша Солнечная система (со всеми её планетами и Землёй в том числе) - должны завершиться практически одновременно, синхронно, чтобы не нарушалось динамическое равновесие всей Системы. Как только это произойдёт, тут же начнётся новый, более сложный и более высокий для из составляющих эту

Систему разумных космических Единиц эволюционный цикл.

Это событие произойдёт (вернее, во внутревременном континууме оно уже произошло) для вас землян уже достаточно скоро: одновременно и синхронно начнётся следующий цикл эволюционного развития Земли протяжённостью в 26000 лет и начнёт раскручиваться на новом уровне следующий цикл Великой космической спирали нашей Галактики вокруг Великого Центрального Солнца Всего Сущего. И ничто не сможет помешать этому грандиознейшему по своим масштабам космическому квантовому скачку. Ведь мы говорим не только о судьбе вашей планеты, но и о судьбах миллиардов других планет и систем, которые также являются участниками этого уникального и чудесного перехода в их духовной эволюции.

- Ну, хорошо, уважаемый гость, но всё же нельзя ли немного конкретизировать те самые изменения, которые по вашим словам произойдут с нашей Галактикой, - заинтересовался Артур.

- Можно, конечно, малыш, и поконкретнее, но всё же наберись терпения и выслушай меня до конца. Система Плеяд очень скоро станет частью звёздной системы Сириуса, начнёт вращаться по новой орбите вокруг этого Солнца, став системой высокого звания и местопребыванием так называемых «Городов Света».

Напомним вам, что ваше Солнечное кольцо также входит в систему Плеяд в качестве восьмой звезды и, следовательно, тоже удостоится высокой чести создавать внутри собственных систем Города Света. Но так как ваше Солнце вместе со своими планетами находится как бы на «окраине» системы Плеяд, то и квантовый эволюционный скачок в вашей Солнечной системе произойдёт чуть позже.

- Вот, интересно то как, - произнёс вслух Артур, - вы говорите почти от имени Самого Создателя, как его поручители, но кто и когда вручил вам в руки эти вериги и откуда вы можете знать о судьбе всей нашей Вселенной? Знаете, уважаемый гость, всё это попахивает какой-то грубой фантазией, не имеющей ничего общего с реальными событиями, происходящими в Великом Космосе.

Лицо пришельца озарила лучезарная улыбка, после чего он спокойно ответил:

- Вы, земляне хотите слишком быстро получить ответы на всё, что вам интересно и занимает ваш ум, но я ещё не закончил. Мы отлично знаем и понимаем те материальные и психологические трудности, с которыми вынуждены сталкиваться все те, кто желает научить и передать свои эволюционные сознания другим людям. Далеко не всегда мы, к сожалению, видим готовность людей серьёзно воспринимать наших проводников и ту поистине неоценимую работу, которую они ведут на благо всего человечества, не считаясь ни с нуждой, ни с насмешками, ни с множеством других преград, препятствующих их самозабвенному труду. Сожалеем, что вы пока не можете быть менее недоверчивыми, менее рационалистичными и сомневающимися, менее подверженными всевозможным предубеждениям. Но мы очень хотим, чтобы вы были счастливы так же, как и мы и ради этого мы трудимся здесь и на ваше понимание, на вашу преданность и на ваше мужество перед лицом испытания Духа.

Сильные сдвиги ожидаются на Физическом плане, где перемены, как внешние, так и внутренние, уже начались и с каждым годом будут углубляться, по мере того, как ваша Солнечная система будет всё больше погружаться в полосу высокочастотного излучения, исходящего из Центра Галактики. В пространстве Земли уже

работает Космический преобразователь этих излучений и мощь его с каждым годом всё возрастает. До запуска этого орбитального реактора, Земля в течение нескольких последних лет попеременно входила в зону активного облучения и выходила из неё, чтобы эти высокочастотные энергии не сказались слишком отрицательно на состояние белково-нуклеиновых комплексов, составляющих основу ваших физических тел. Но уже через несколько лет физическое тело Земли полностью погрузится в эту «фотонную полосу» и будет пребывать в ней в течение последующих двух тысяч лет. Благодаря этой высокочастотной энергетической «полосе» Центр Галактики сможет передавать Земле и другим планетам через ваше Солнце священные коды, необходимые для духовного пробуждения Сознаний и последующего эволюционного скачка всей Солнечной системы. Естественно, что Сознания, у которых центральная нервная система, астральные и ментальные тела недостаточно развиты, чтобы свободно переносить воздействие столь высоких энергий, не смогут выдерживать этих вибраций и поэтому уже не смогут воплотиться на Физическом Плане Земли. Таким несовершенным человеческим Сознаниям уготовлена другая участь -

продолжать своё духовное развитие на другой планете, находящейся вне вашей Солнечной системы. Многие из землян уже сейчас начали ощущать большие и неожиданные подвижки в своём духовном и энергетическом развитии.

- Так, на сегодня достаточно, - обхватив голову руками, закричал в монитор Артур. Если вы не остановитесь, то я сойду с ума от этих ваших неожиданных сюрпризов. Всё, до скорой новой встречи, незнакомец!

 

 

Глава 33.

 

- Чёрт бы вас побрал, Майкл, почему вы не отвечаете на мои запросы, - начал не на шутку расходиться командир. Ещё раз спрашиваю вас, как прошла посадка и что вы наблюдаете вокруг? Немедленно отвечайте, что вы там языки свои что ли проглотили.

Командир КС «Независимость» с утроенным напряжением и вниманием всматривался в картинку на мониторе и никак не мог понять, что же всё-таки призошло с его товарищами. Наконец, через весьма продолжительную паузу Джону удалось услышать приглушённый голос Майкла:

- Сэр, пока ещё рано нас поздравлять с очередной победой в космосе, поскольку не всё так хорошо, как бы нам этого хотелось. Во-первых, посадка действительно произошла на удивительно ровной и чистой ледяной площадке, но повреждены две посадочные опоры и вследствие этого корабль лёг на правый борт. Но на этом наши проблемы ещё не закончились, сэр.

- Майкл, когда вы научитесь докладывать обо всём чётко и быстро, - закричал в микрофон Джон, - какого дьявола вы там мямлите. Как вы считаете, у вас сохраняется возможность выйти на поверхность Европы, чтобы с помощью гидравлических манипуляторов выровнять корабль.

- Джон, всё гораздо сложнее, чем вы думаете, - с грустинкой в голосе ответил Майкл. Дело в то, что наш спускаемый аппарат продолжает плавно опускаться сквозь толщу льда к поверхности океана. Мы здесь ничего не понимаем, чем всё это вызвано, но, тем не менее, факт на лицо - мы куда-то проваливаемся.

- Майкл, ты ничего не путаешь, - заволновался командир, - вы же приземлились на твёрдый лёд, а не в болото.

- Да вот в том-то и дело, сэр, что мы отчётливо слышим какой-то странный шум и скрежет снаружи корабля. Корабль слегка покачивается из стороны в сторону, что, безусловно, свидетельствует о нашем благополучном полёте вглубь планеты.

- Майк, на вашем месте я бы припрятал ваш чёрный юмор куда-нибудь подальше в карман, но как выходить вам из этого положения я просто не знаю.

- Джон, есть возможность включить стартовый двигатель, но только в том случае, когда корабль вновь займёт вертикальное положение, а пока он опускается, лёжа на правом боку.

- Что вы наблюдаете снаружи через иллюминаторы спускаемого аппарата, - быстро спросил командир.

- За стёклами иллюминаторов мелькает какая-то белая крошка, видимо, мелкие осколки льда. Джон, судя по тому, как быстро за стёклами иллюминаторов стемнело, наше продвижение вглубь планеты проходит в «штатном» режиме и мы уже на приличной глубине. Джон, похоже, что это конец, мы погибаем…

- Да вы что, парни, держитесь, ваш корабль ещё не разрушен и сохраняется ещё надежда на то, что, он всё же займёт вертикальное положение, а это прямой путь к свободе и спасению. Майкл, Стив и Энтони, мы с вами и будем всеми силами содействовать вашему спасению из этой дьявольской ловушки. Постоянно контролируйте положение корабля в ледяной западне и как только представится удобный случай, сразу же включайте стартовый двигатель.

- Сэр, мы вас поняли и тоже будем надеется на благополучный исход, что же нам остаётся ещё делать. Никогда не думал, сэр, что моя карьера так бесславно закончится.

- Майкл, мы же американские парни и не в таких переделках бывали, - тихо успокаивал своего товарища Джон, - давай спокойно оценим обстановку.

- Джон, какая , к чёрту, спокойная обстановка, - закричал в микрофон Стив, - ты хоть понимаешь, что произошло с нами. Мы теперь в ледяном плену и через минуту - другую окажемся в плену океана. Наш корабль не подводная лодка, а аппарат, который предназначен для совершенно других целей. Может быть в воде мы ещё продержимся какое-то время, а что нас ждёт потом. Командир, не надо строить никаких иллюзий в отношении освобождения корабля из этого ледяного ада, всё по-моему и так ясно…

- Парни, вы что-то слишком рано собрались попрощаться с жизнью. Вспомните, как нас наставляли на тренировках инструкторы держаться и верить в удачу до самого конца.

- Командир, я всё прекрасно понимаю, но сейчас не тот случай, чтобы напевать бодренькие песенки о девочках, - ответил с ненавистью Стив. Мы погибаем, Джон.

Спускаемый аппарат, царапая свои борта об острые края ледяных глыб, величественно погружался в холодную черноту неизвестности. Экипаж космического корабля в составе трёх отважных астронавтов замер в томительном ожидании последующих событий. Через несколько минут шум и скрежет за бортом корабля прекратились, и спускаемый аппарат как бы завис на одном месте.

- Слушай, Майкл, похоже на то, что мы уже пробили лёд и сейчас уже находимся в водной стихии океана Европы, - тихо заметил Стив.

- Да я вроде ещё не совсем идиот, - вяло огрызнулся Майкл, устало всматриваясь в иллюминатор корабля, - и сам прекрасно всё вижу. А ну-ка, включи прожекторы, надо получше разглядеть эту водную стихию Европы.

Водное пространство вокруг космического корабля ярко осветилось от шести мощных

работающих прожекторов. Вода вокруг корабля сразу же заиграла красивыми зеленоватыми бликами.

- Парни, что вы наблюдаете за бортом корабля, - раздался в эфире голос Джона.

- Пока ничего и никого не видим, командир, кроме бесконечных водных пространств зеленоватого цвета. Кстати, Джон, бортовые датчики регистрируют достаточно комфортную температуру за бортом корабля и вполне вероятно, что океан уж не настолько пуст, как нам вначале это показалось. Ещё один немаловажный факт, командир, наши приборы фиксируют наличие кислорода в воде, а это уже однозначно говорит о том, что в океане возможна самая примитивная жизнь, - горячо заговорил, Стив.

- Майкл, так что же всё-таки происходит с кораблём, в каком он состоянии и как себя ведёт в водном пространстве океана?

- Похоже, командир, что наше движение вниз прекратилось и по показаниям наших приборов корабль находится на расстоянии шестисот метров от нижней границы ледяного панциря планеты. Очевидно, что уравновешены две силы: сила тяжести нашего корабля и выталкивающая сила воды, поэтому мы и висим в этой стихии

и никуда боле не движемся.

- Ну вот, видите, парни, это уже положительный момент во всей этой истории, - нервно засмеялся Джон. Этот положительный факт вам, безусловно, поможет вырваться из этого страшного заточения.

- Сэр, что вы имеете в виду, - заинтересовался Энтони, - с того света пока ещё никто не возвращался.

- Не надо так грустно обобщать всё то, что с вами случилось, - твёрдым голосом заговорил командир. Сейчас вам необходимо за очень короткое время освободиться от всего тяжёлого и ненужного на борту корабля и тогда ваш аппарат, как пустая консервная банка, сама всплывёт на поверхность. Теперь уже нет никакой нужды держать на борту многофункциональный вездеход, буровую установку и бокс для долгосрочного пребывания на поверхности Марса. Всё это должно уйти за борт корабля в пучину планетарного океана.

- Всё понятно, Джон, - ехидно заметил Энтони, - тогда нам придётся созерцать поверхность Марса только с его орбиты.

- Подожди, командир, со своими идеями, здесь вокруг нашего корабля крутятся какие -то твари. О, Боже, - закричал в микрофон Стив, - вид их отвратителен, а размеры просто чудовищны. Это что-то среднее между муреной и китом, но размером с целый супермаркет. Джон, одно из этих чудовищ уже несколько раз атаковало наш корабль и, судя по сильным глухим ударом в борт корабля, даже попробовало нас на свой зуб.

- Сэр, этих тварей становится всё больше и больше, они раскачивают корабль и пытаются его разорвать своими челюстями, - испуганно закричал Майкл.

- Парни, немедленно включите энергетическую защиту вокруг корабля, я полагаю, что эта операция их отпугнёт, а может даже воздействует на них физически, - приказал Джон.

- Мы поняли вас, сэр, - быстро ответил Энтони, - я тоже сразу же подумал об этом и включил энергетическую защиту. Часть этих монстров сразу же потеряли контроль над собой и стали погружаться в пучину океана, а вот некоторые всё же продолжают кружить вокруг корабля с явно агрессивными намерениями. Одна из них особенно выделяется своими жуткими размерами и агрессивностью. На этот раз, Джон, нам не спастись, это чудовище нас атакует и мы готовы…

На этой последней фразе связь со спукаемым аппаратом прекратилась. И напрасно Джон в течение последующего часа безуспешно пытался связаться со своими товарищами. Тогда он ещё не знал, что одному из этих океанических монстров всё же удалось нарушить герметичность внешней и внутренней обшивки корабля после чего вода под огромным давлением почти мгновенно заполнила все помещения корабля. Уже через минуту всё было кончено и бесформенные обломки корабля медленно погружались в зеленоватые пучины планетарного океана. Командир КС «Независимость» с какой-то маниакальной настойчивостью продолжал вызывать своих товарищей на связь, но в ответ ему было только молчание и монотонный эфирный шум.

 

 

Глава 34.

 

КС «Ариадна» распустив за собой гигантский солнечный парус, ускоренным темпом двигалась к планете Юпитер. После возвращения Александра на борт станции работа на ней возобновилась с утроенной силой. Были приняты все меры предосторожности, чтобы исключить каких-либо неожиданностей на данном участке пути к гигантской планете. Космонавтам пришлось ещё раз пересмотреть все нормы расхода продовольствия и питьевой воды, чтобы живыми и здоровыми в своё время добраться до родной планеты.

Для защиты от мелких метеоритов, встречающихся на пути КС, был включён защитный энергетический щит (последняя разработка российских учёных), который позволял уничтожать эти космические образования ещё на дальнем подступе к станции.

Николай напряжённо вглядывался в монитор, ожидая очередного сеанса дальней космической связи с Землёй. Томимый долгим ожиданием, командир нервно постукивал костяшками пальцев по приборной доске главного пульта. В цетральный пост медленно вплыл Александр. Его лицо было чем-то сильно озадачено.

- Командир, я случайно перехватил сообщение американских астронавтов, адресованное Хьюстону и должен сказать, что положение у них уже сейчас на грани катастрофы.

- Так, Саша, давай всё по-порядку с самого начала. Что там у них ещё стряслось?

- Коля, они попытались высадиться на ледяную поверхность Европы, чтобы пополнить свои

водяные запасы на обратную дорогу, но их посадочный модуль при посадке провалился под лёд и затонул.

- Погоди, Саша, а ты случайно ничего не перепутал. Толщина ледяного покрова на Европе достигает значительных величин и я не понимаю, как такое могло с ними случится.

- Вот именно, командир, я и сам теряюсь в догадках, но тем не менее это непреложный факт. Короче говоря, погибли три американских астронавта. Но это ещё не всё, командир, их космическую миссию преследуют одни промахи и неудачи или по воле случая, или в результате их плохой подготовлености к полёту.

- Ну, что там ещё у них случилось?

- На борту КС «Независимость» буйно расцветает какая-то странная чёрная плесень. Три блока станции они уже полностью загерметизировали, но сохраняется вероятность того, что эта гадость проникнет в другие отсеки станции через проводку и аппаратуру. Кстати, американцы сообщают на Землю, что некоторая часть приборов в загерметизирован-

ных боксах уже полностью выведены из строя. Настроение у командира «Независимости» упадническое, сейчас он находится на грани

срыва из-за полного провала своей мисии на Марсе.

- Ну, и, очевидно, есть и третья новость, которую ты приготовил мне напоследок? - с грустью заметил командир.

- Да, Коля, ты абсолютно прав, есть и третья новость, которая как бы подводит жирную черту под первыми двумя. Сейчас американская КС взяла обратный курс к Марсу, но в результаье колоссального взрыва, возникшего от падения чёрного пришельца на Юпитер, в атмосфере последнего возникли чудовищные флуктуации сродни с солнечными протуберанцами, которые мощнейшей волной прокатились практически по всей поверхности Юпитера. Из-за сильнейших магнитных возмущений, возникших в результате этого столкновения на американской КС вышла из строя часть навигационной системы и сейчас КС летит по направлению к Марсу практически по инерции, не корректируя и не отслеживая своё местоположение в пространстве. Короче говоря, Коля, они остались практически без «глаз» в космосе и теперь всё будет зависеть только от нашей расторопности и профессионализма в процессе их спасения.

- Так, Саша, мне всё понятно. Действительно,

положение серьёзное и промедление в этом вопосе - подобно смерти. Сколько ещё нам добираться до их КС, вы с Варюхой уже закончили необходимые расчёты.

- Командир, нам потребуется не менее суток, чтобы сложить солнечный парус и включить систему торможения. Мы с Варварой уже передали сообщение американцам, чтобы они в свою очередь тоже гасили свою скорость, ведь мы идём друг к другу встречными курсами и нам предстоит полностью погасить скорости наших станций, чтобы избежать прямого столкновения. Я полагаю, что через трое суток мы уже примем на наш борт оставшихся в живых астронавтов, если, конечно, плесень не поставит свою жирную чёрную точку на всём живом в пространстве американской КС.

- Хорошо, Саша, действуй, - подвёл итог разговору командир, - но обязательно докладывай мне обо всём, что вам удастся сделать за этот период времени.

На главном пульте КС замигали табло дальней космической связи и Николай углубился в прцесс долгой и утомительной своими большими прерывами дальней космической связи. С первых же слов Николай сразу же узнал голос своего космического наставника Андрея:

Приветствуем экипаж КС «Ариадна»! Как у вас обстоят дела, чем занимаетесь, все ли здоровы?

- Здравствуйте, Андрей Петрович, рад нашей очередной встречи, жаль, конечно, что она прерывается каждый раз на длительный промежуток времени, но, как говорится, против законов физики не попрёшь. Андрей Петрович, не хочу с вами лукавить, но два наших космонавта Иванова Надежда и Конкин Олег всё же остались на поверхности Марса в долгосрочном боксе и продолжили свои научные исследования. Не знаю, может быть я проявил слабину, позволив им это сделать, но вы и сами прекрасно знаете характер Ивановой, для которой важна не столько гарантированная безопасность полёта, а сам процесс первооткрывателя - исследователя. Я был абсолютно бессилен против её железных доводов.

- Понятно, Коля, эта тема мне достаточно хорошо знакома про моей первой экспедиции на Марс, в ходе которой мы потеряли человека, который по своему характеру и мироощущению ничуть не отличался от твоей подопечной Надежды. Ну, что я могу сказать тебе, Коля, раз вы все приняли такое решение, то стало быть так тому и быть. Ещё раз хочу тебе, Николай, напомнить, чтобы Надежда с Олегом ни в коем случае не пытались приблизиться к двум объектам на Марсе - это пирамиды и инопланетный дисковидный корабль. Убеди Надежду, что для нас это запретная зона и что нас там не ждут, иначе может случится непоправимое, которое в своё время уже случилось с нами во время первой экспедиции на Марс.

- Андрей Петрович, о чём вы говорите, вам же не удалось во время вашей экспедиции добраться до этих объектов. Какая опасность, какие проблемы?

- Коля, послушай меня, - раздался в эфире голос руководителя полёта, - не обращай внимания на слова Андрея Петровича. Просто, Андрей Петрович хочет вас предостеречь от всяких неожиданностей и опасностей, которые вам могут встретится на Марсе. То, что говорит Андрей Петрович заслуживает безусловного внимания и тщательного изучения, но пока не существует никаких доказательств того, о чём он меня и вас предупреждает. Нужны неоспоримые доказательства и факты, которых у Андрея Петровича пока нет. Андрей Петрович мне уже несколько ранее докладывал о своих впечатлениях о первой своей экспедиции к красной планете и о том необычном и неопознанным, с которым ему довелось встретиться как на Марсе, так и по дороге к родной Земле. Но, к сожалению, на руках у нас отсутствует видеосъёмка загадочных феноменов, которая бы однозначно подтвердила слова уважаемого нами космонавта. Поэтому передай сообщение Ивановой, чтобы она не ограничивала себя сидением на одном месте, а вполне активно и решительно занималась сбором научной информации на поверхности Марса, в том числе около вышеназванных двух объектов, которые давно будоражат весь научный мир своей загадочностью и таинственностью. Кстати, вы все снабжены прекрасным оружием самозащиты - протонными бластерами, которые легко и свободно справят-

ся с любыми, так называемыми, НЛО возникающими на вашем пути.

В эфире вновь прозвучал голос Андрея:

- Яков Иванович, вы напрасно иронизируете по этому поводу, всё гораздо серьёзнее, чем вы себе можете даже вообразить. Конечно, исследовать Марс, безусловно, надо, но только в тех рамках, которые нам дозволены и доступны. На Марсе ещё множество интересных и

загадочных мест, которые ждут своего открытия, но я ещё раз хочу предостеречь и Николая и Надежду, что пока нам рано совать свой нос, куда не следует. Это совершенно не наша иерархия и мы пока не доросли до этих открытий.

- Хорошо, Андрей Петрович, мы будем осторожны и внимательны на красной планете и надеемся, что мы всё же сумеем обойти все препятствия и выйти победителями в этой битве за Марс.

- Эх, Коля, дорогой ты мой товарищ, ты должен раз и навсегда понять, что эту битву мы уже давно проиграли и нам предоставляется очень скромная возможность открыть для себя что-то такое, которое нам будет позволено открыть более могущественными космическими силами. Ну, хорошо, оставим пока эту тему в стороне. Меня интересует сейчас вопрос вашей спасательной миссии на американскую КС. По нашим данным и по сообщениям наших коллег из НАСА положение на КС «Независимость» становится просто катастрофическим. Всему вина, конечно, чёрная плесень, для которой теперь уже не существует никаких преград. Она чрезвычайно активна и пожирает практически всё, превращая последнее в рыхлую труху. Это чрезвычайно опасно для оставшихся на борту КС астронавтов, поскольку через кабели и проводку станции она начала проникать и в другие отсеки. Кстати, Николай, через какое время вы уже сможете состыковаться с американцами? В этом вопросе медлить уже нельзя, потому как дорога каждая минута.

- Андрей Петрович, - после длительной паузы заговорил Николай, - мы всё понимаем и делаем всё возможное, чтобы как можно скорее выйти в ту область космического пространства, где запланирована наша стыковка с американцами. По нашим расчётам уже через трое суток мы уже будем готовы принять астронавтов на свой борт. Андрей Петрович, но мне всё же хотелось услышать от вас более подробную информацию о тех опасностях, которые могут подстерегать нас на Марсе.

- Коля, в своё время ты всё узнаешь, но мне позволительно было сказать тебе только то, что ты услышал и не более того. Я надеюсь, что твоей экспедиции в большей степени повезёт и ты вернёшься на Землю усыпанный лаврами побед и необыкновенных открытий. Но я ещё раз тебя предупреждаю будь осторожен и излишне не геройствуй. А, впрочем, эти мои слова я отношу ко всем членам твоего славного экипажа. До новой встречи на просторах Вселенной!

 

Глава 35.

 

- Мы не хотели раньше времени тебя беспокоить, звёздный мальчик, - в своей голове Артур услышал уже знакомый ему голос, - конечно, тебе необходимо было некоторое время, чтобы осмыслить ту первоначальную информацию, которую ты получил от нас неделю назад.

- Не смейте называть меня звёздным мальчиком, - гордо вскинув голову, с жаром заговорил Артур. У меня есть имя, которым меня однажды нарекла моя мать. Я землянин и надеюсь им остаться навсегда.

- Хорошо, Артур, мы больше не будем донимать тебя своими вариантами твоего существования во Вселенной, если тебе нравится твоё имя, пусть оно и останется навсегда при тебе. Кстати, ты именно сейчас располагаешь желанием и временем продолжить нашу беседу о будущем вашей планеты, ну и, конечно, о будущем всей Вселенной.

- Я сейчас направляюсь домой после занятий в клубе любителей астрофизики и думаю, что смогу уделить вам внимание на часок-другой. Пожалуй, я присяду на скамейку в сквере, чтобы сосредоточиться и более внимательно вас слушать. Так, что вы хотите ещё добавить к вашим словам, уважаемый гость из далёких миров. На мой взгляд вы уже достаточно убедительно изложили вашу концепцию переустройства Мироздания на основе любви, братства, гармонии и других добродетельных качеств разумных сущностей. Или у вас ещё что-то припасено для меня, прошу вас!

- Спасибо, Артур, за доброе отношение к нам и я надеюсь понимание нашей озабочености. Итак, я продолжаю:

Миллионы людей Земли уже сейчас начали ощущать ускрение своего духовного роста и тесно связанные с ним процессы очищения от накопившейся за многие воплощения Кармы, когда ваша планета то окунается в высокочастотные вибрации фотонной полосы, то выходит из них. Частота таких энергетических погружений с каждым годом будет неуклонно увеличиваться до тех пор, пока все объекты нашей Галактики не займут приготовленные для них позиции на новых орбитальных системах, и Земля не является здесь исключением.

Вскоре в связи с переходом на новый виток эволюционной спирали ваша планета будет инициирована как одна из Школ Мистерии для человеческих сознаний и как местопребывание так называемых «Городов Света». В течении оставшихся нескольких лет, в конце которых произойдёт Галактическое Солнечное Посвящение Земли, повсеместные локальные и глобальные наводнения, засуха и пожары, небывалые по своей разрушительной мощи землетрясение и извержения тысяч вулканов, динамические сдвиги огромных материковых и океанических геологических пластов и в конце концов - резкий сдвиг полюсов и изменение угла наклона земной оси выведут вашу планету на необходимый уровень кармического и духовного очищения. Высокочастотные вибрации из центра Галактики омоют Землю живительным потоком Божественных Энергий и расчистят все низшие Планы от накопившихся за 26000 лет человеческой деятельности хлама, грязи и несовершенных форм ментального и астрального творчества общечеловеческого Сознания.

Перед каждым человеком, ныне живущим на Земле, уже сейчас жёстко и однозначно поставлен вопрос: готов ли он стать духовно

ответственной личностью, чтобы остаться на Земле по истечении времён очищения. Никто никого не смеет принуждать, каждый должен сделать свой, единственно верный для его уровня сознания выбор. Как уже было сказано, для тех Сознаний, которые не пожелают в силу своей эволюционной незрелости - остаться на Земле и заселить Города Света, уже подобрана другая планета, находящаяся в другой части Галактики, где для этих ещё эволюционно молодых Сознаний в течение многих тысячелетий будут продолжаться кармические уроки и индивидуальная эволюция на трёхмерном плане. Их существование на новой планете будет мало отличаться от привычной земной жизни.

Те из землян, кто в силу идентичности своего сознания с посылаемыми на Землю вибрациями решает остаться и продолжать свою дальнейшую эволюцию на Земле, должны будут обучиться совершенно новому отношению к окружающему Миру, характерному для эпохи Святого Духа, которое не мыслимо без открытия и активизации Высших Энергий Божественных центров в изменённых формах человеческого тел. Если бы Силы этих психическиз центров начали функционировать в полную

силу уже сейчас без предварительного преобразования всех структур вашего организма, то вы просто бы погибли, так как ваши нынешние физические тела не смогут выдержать того всё более интенсивного потока солнечной радиации, который с каждым годом будет всё сильнее наполнять атмосферу вашей планеты и изменённые тела оставшихся жителей Земли.

Во времена падения Атлантиды, которые по своему значению мало отличались от грядущих ближайших лет, те, кто не опустился своим сознанием на низшие уровни существования, спокойно и безболезненно перенесли воздействие клокочущих вокруг них стихий, потому что знали Закон: «Подобное притягивает подобное». Это означает, что человек, объятый чувством страха и ужаса, привлекает к себе такие же грубые по типу вибраций разрушительные энергии и силы, которые и подтвердят все самые худшие из его опасений. Вероятность того, что смертельно напуганный человек может погибнуть от этих сил значительно возрастает.

Если же человек твёрдо знает, что ему нечего бояться, потому что он вечен, что смерти нет, а есть лишь временный переход сознания на более высокий уровень существования, то в

среде клокочущих вокруг него стихий он будет сохранять спокойствие и хладнокровие, которые привлекут к нему охранительные Силы и предохранят от возможных повреждений его физическое тело. Вы напрасно думаете, что какой-то случайный камень, сорвавшийся со скалы, сможет убить его или же его сожжёт поток кипящей лавы. Ни одна из «случайностей», происходящих на физическом плане вовсе не является таковой. Случайностей в вашем примитивном понимании просто не существует, но есть закономерности, которые вытекают из незыблемых законов Мироздания, исполнение которых обеспечивается сонмами невидимых и, неразличимых для ваших органов чувств, тонко - материальных существ. Когда же человек, вооружившись знанием этих Законов, достигает определённой высокой точки в эволюции своего сознания, то он может спокойно жить в местностях, где мощное землетрясение или наводнение убивает каждого, кто не знает Законов и не живёт по ним, - в этом случае в момент катаклизма он просто вибрационно в медитации возносится на уровень следующего измерения и переживает духовное возвышение вместо смерти. Такой человек даже может помогать другим, тем, кто готов обратиться к

Свету для создания вибрационного сдвига. В этом случае просящие о помощи должны полностью доверять такому человеку и должны быть абсолютно уверены в благополучном исходе.

Таким способом очень многие учителя спасут от физической смерти тех, кто временно покинув своими Сознаниями разбушевавшийся физический план перейдут на вибрации Астрального Плана.

В районах сильных землетрясений, наводнений, пожаров и других земных катаклизмов, где страх, несогласие, ненависть, алчность и ярость создали достаточно уплотнённые аморфные нижнеастральные энергетические ниши и воронки, Сознания тысяч и даже миллионов одновременно погибших людей в момент смерти могут быть захвачены этими иллюзорными «реальностями», которые у вас принято называть Адом или Чистилищем. Но вы должны твёрдо знать, что и по ту сторону Смерти Существа Света всегда находились и находятся рядом с вами. Они уполномочены оказывать помощь тем, кто желает освободиться от грубых вибраций и оградить себя от неправомерных посягательств обитателей низшего Астрала на свободу выбора. Имеющие Свет должны идти к Свету, а имеющие внутри себя тьму должны принадлежать Тьме. Поэтому постарайтесь избавиться от тьмы в ваших душах ещё при жизни.

Сознания людей, которые вознесутся в медитации на астральный уровень, вместо того, чтобы умереть физически, так же возвысят и вибрации всего Пространства вокруг себя до уровня вибрации поля Света, благодаря чему Сознания всех тех, кто захочет развиваться дальше и войти в Свет, смогут найти временное пристанище и сделать плавный посмертный переход. Те из учителей, кто во время катаклизмов будут выполнять такое служение, специально для этого и воплотились именно в нынешний важный период и обычно в предыдущих жизнях имеют большой опыт работы с Душами, осуществлявших посмертный переход.

Поэтому мы и хотим вас предупредить о том, что нечего бояться предстоящих испытаний, но к ним надо за оставшееся очень короткое время очень серьёзно и ответственно подготовиться. Только тот, кто искренне предан Свету и живёт в нём, просто переместится в следующую, более высокую альтернативную реальность, из которой его душа уходила в

очередное земное воплощение. Каждому Созна-

нию, покинувшему непригодное к дальнейшей эксплуатации физическое тело, Существами Света будет предоставляться выбор всякий раз, когда они того пожелают; после смерти каждое Сознание сможет выбирать: развиваться ли ему дальше и духовно прогрессировать через опыт или же продолжать оставаться в страхе и пребывать в плену собственных иллюзий и невежеств.

Это и есть тот самый «Страшный Суд», который вот уже две тысячи лет пытаются по-своему толковать ваши религии. Помните, что все мы, возможно даже больше чем вы и сами, заинтересованы в том, чтобы Суд этот был взвешенным и справедливым по отношению к тем Сознаниям, чьи физические тела погибнут в этих глобальных земных переменах. Мы знаем, что очень многие люди выберут надвигающиеся естественные «катастрофы» как способ ухода из жизни, поскольку их высшее сознание понимает, что их несовершенные личности пали слишком низко в иллюзию физического Плана и уже не смогут измениться в данной им жизни.

Будут и такие, кто также примут смерть

сознательно, но не из-за неразрешимого внутреннего конфликта, а для того, чтобы помочь миллиардам душ погибших переместиться в Свет во время их посмертного перехода и повсеместно наладить в Астрале Земли мощные каналы Вознесения. Но будет и огромное количество таких Сознаний, которые выберут такой способ смерти лишь только потому, что они уже готовы хоть сейчас оставить Землю и перейти на следущую планету их эволюционного выбора. Будут также и миллионы таких людей, которые просто должны будут умереть физической смертью, поскольку состояние их тел и клеточные мутации достигли такого ужасного уровня, что их уже посто невозможно улучшить или преобразовать в оставшееся время на этой планете.

Независимо от того умрёт ли физическое тело человека или в случае вознесения во время глубокой медитации только будет казаться умершим, все Существа, ответственные за благополучный переход предстоящего Галактического Перехода Земли, имеют достаточно сил и возможностей, чтобы обеспечить наименьшую вероятность случайностей даже во время такого глобального События. Каждому из тех, кто будет покидать физический Мир, будет

предоставлена возможность свободного выбора: либо уйти, либо остаться на Земле. Те же, кто останется на планете, должны будут принять на себя и нести ответственность за помощь друг другу не только в физическом выживании, но также и в духовной эволюции.

Ну что, Артур, я полагаю, что на сегодня вполне достаточно информации для тебя. Тебе предстоит многое осмыслить и понять, чтобы войти в Свет. Для этого у тебя есть всё и мы с большим удовольствием примем тебя полноправным членом нашей Небесной общины Света.

- Да уж, информация действительно очень серьёзная для осмысленя, но из того, что вы мне рассказали я понял одно, что в своих земных воплощениях мы духовно растём, приближая то время, когда этот процесс, наконец, остановится и мы все вольёмся в пространства Света, где уже не будет ни зла, ни корысти, ни зависти, ни ярости, ни других любых чисто человеческих пороков. Теперь я уже могу совершенно чётко сказать вам, что я абсолютно разделяю с вами эту точку зрения на Эволюцию Душ и всем сердцем принимаю Существ Света и вас в том числе.

- Спасибо, Артур, мы давно ждали от тебя этих слов и ты полностью оправдал наше доверие. Ну, что же, давай прощаться до новой встречи и открытой беседы.

 

 

Глава 36.

 

У американского президента сегодня было плохое настроение. Секретарь Марта безуспешно пыталась хоть как-то приободрить своего босса, предлагая ему с самого утра то кофе, то чай, но, видимо, сегодня президента донимали совсем другие мысли и проблемы.

- Марта, сегодня я никого не хочу видеть, - с раздражением глядя на секретаря, заявил президент, - ко мне можете пропустить только тех, кому я сам лично назначил на сегодня. И потом, Марта, не найдётся ли у нас чего-нибудь покрепче, знаете, надоел мне этот ваш кофе.

- Сэр, у меня припасена одна бутылочка виски, но вы же понимаете, что это только для высоких гостей.

- Считайте, что у меня сегодня на прёме высокий гость.

- Сэр, вы так всегда шутите, - кокетливо глядя на президента, засмеялась Марта. Насколько мне известно на сегодня не запланировано никаких высоких гостей.

- Марта, неужели вы откажете мне сотавить компанию, - обнимая секретаря за талию, нежно поинтересовался президент.

- Джон, пустите меня, в любой момент в ваш кабинет могут войти посторонние люди. Да и потом я не смогу составить вам компанию по одной важной причине.

- Интересно будет послушать вас, Марта, что это за причина, да и ещё такая важная. Неужели у такой милой женщины могут быть важные причины, - улыбнулся президент. Я полагаю, что две - три рюмочки виски вовсе не испортят вам настроение, но этим вы однозначно поднимите мне настроение.

- Джон, я уже давно хотела вам сообщить, что теперь мне противопоказан алкоголь да и многое такое, что позволительно другим женщинам.

- Я вас что-то не понимаю, Марта, - насторожился президент, - вы что приняли монашеский постриг или вступили в клуб трезвенников.

- Ни первое и ни второе, Джон, я беременна.

- Ну, и кто же тот счастливый человек, от которого вы ждёте дитя?

- Сэр, мне очень жаль, но это вы.

- Марта, а вы случайно ничего не путаете, - удивлённо глядя на своего секретаря, с иронией в голосе заметил президент.

- Джон, я же вас предупреждала, что все эти ваши шуточки после рабочего дня могу весьма плохо закончиться. Я не знаю, что и делать теперь, но я сразу же скажу, что делать аборт я не намерена.

Марта закрыла лицо руками и разрыдалась.

- Ну, ну, не надо так огорчаться, дорогая, я думаю, что мы с вами утрясём этот вопрос, правда, для меня он несколько неожиданный, но вполне разрешимый. И давно это у вас или вы только сейчас вспомнили, что у вашего ребёнка должен быть законный отец.

- Джон, не надо иронизировать, мне и так тяжело, а вы ещё позволяете тут себе…

- Конечно, позволяю себе, Марта, пока что в этом кабинете президент страны - я и в принципе могу решить любой вопрос, в том числе и ваш. Одно могу сказать только, Марта, что вы и ваш будущий малыш не будете нуждаться ни в чём и никогда, это я вам гарантирую. Но нам придётся с вами расстаться, вы же понимаете, что мой статус не позволяет мне давать почву моим недругам для сплетен и пересудов. Вы получите в другом городе интересную высокооплачиваемую работу и квартиру.

- Джон, но мне всё же казалось, что вы питаете ко мне чувства, что я нравлюсь вам, - всхлипывая, тихо запричитала Марта.

-Марта, мне ещё истерики вашей здесь не хватает. Все наши космические планы рушатся прямо на глазах, а вы мне здесь преподносите сюрприз за сюрпризом. Всё, разговор окончен и приготовьте мне кофе покрепче.

Марта, бросив на президента презрительный взгляд, быстро удалилась из кабинета.

- Чёрт бы побрал этих женщин, - кипятился президент, - в самый неподходящий момент всегда лезут ко мне со своими проблемами.

Схватив со стола бутылку виски, президент профессиональным движением налил себе в стакан спиртной напиток.

- Ну вот так-то лучше, - почти залпом выпив содержимое стакана, удовлетворённо крякнул президент.

Достав из кармана золотой портсигар, президент с удовольствием затянулся дорогой сигаретой. Перед его мысленным взором проносились фрагменты его жизни в том числе и последние события, связанные с битвой за Марс. Президент великой страны отчётливо понимал, что после такого чудовищного про-

вала всей марсианской программы ему уже чрезвычайно трудно будет усидеть в президентском кресле

- Проклятые специалисты, - заплетающимся языком ворчал президент, - вы все годитесь только для работы в хлеву - крутить коровам хвосты, а не готовить марсианские программы. Марта, - рявкнул президент в переговорное устройство, дождусь ли я сегодня этих бездельников из космического центра?.

- Сэр, - срывающимся голосом ответила секретарь, - в приёмной уже десять минут назад собрались все, кому вы сегодня назначили. Сэр, кого пропустить к вам первым?

- Давайте всех сразу, Марта, у меня сегодня с каждым из них будет особый разговор.

Президент, уже подогретый изрядной дозой виски, сидел за столом и с ненавистью наблюдал как в его кабинет один за другим осторожно входят специалисты из космического центра. Небрежно кивнув вошедшим на свободные кресла за совещательным столом, президент обратил свой гневный взор к руководителю марсианской программы господину Томпсону.

- Ну, что молчите, Рэй, - с язвительной усмешкой глядя на специалиста, заговорил президент, - доложите нам всем каким образом вам удалось во второй раз сыграть на руку русским?

Не вы ли на государственной комиссии кричали и били себя в грудь, защищая ваши идеи и проекты в их особой надёжности и исключительности. Чёрт бы вас побрал, вы хоть понимаете, что русские уже который раз показывают нам здоровенный кукиш, за который, кстати, будете расплачиваться именно вы, а не кто-либо другой. Где, я вас спрашиваю, хвалёная американская техника, которая не один раз положительно зарекомендовав себя на Луне, на этот раз вывела нас на задворки космических технологий.

- Сэр, если позволите, то я отвечу, - опустив скромно голову, заговорил господин Томпсон.

- Ну, ну, попробуйте мне сейчас и немедленно доказать обратное, - брызгая слюной, закричал президент..

- Сэр, действительно, обстановка достаточно сложная для наших астронавтов, но и не в такой степени трагична, ка вы это себе представляете.

- Что вы несёте, Рэй, что означит по-вашему не трагична? А то, что мы уже потеряли трёх наших лучших астронавтов - это по-вашему не трагедия?

- Сэр, давайте оставим свои эмоции на другое время, а сейчас нам необходимо срочно решить, как нам всем выходить из создавшегося положения.

- Э, нет, голубчик, вы это бросьте, именно вы отвечали и отвечаете за марсианскую программу и прежде всего вы несёте бремя полной ответственности за успех этой миссии.

- Да я и не отказываюсь, господин президент, - обиженно посмотрев на главу страны, робко ответил господин Томпсон. Да, мы потеряли трёх наших лучших астронавтов в глубинах Европы, но у нас ещё сохраняется шанс с помощью всё тех же русских всё-таки добраться до Марса.

- Господин президент, разрешите мне продолжить мысль господина Томпсона, - поднимаясь с кресла, заговорил главный конструктор КС «Независимость».

- Надеюсь хоть от вас услышать сегодня что-то дельное, - недовольно проворчал президент.

- Сэр, наша станция в настоящее время летит в обратном направлении к Марсу. На борту станции уже сейчас достаточно много проблем, как с плесенью, так и с управлением. Но я полагаю, что к моменту стыковки с русскими наша КС сохранит работоспособность и активность. Станция продолжает полёт к Марсу практически по инерции, но уже через непродолжительное время произойдёт стыковка с русской КС и в этом состоянии две станции полетят единым модулем к Марсу.

- Бросьте молоть чепуху, Стив, неужели вы серьёзно считаете, что русские рискнут тащить на себе насквозь заражённую станцию какой-то дрянью, от которой нет противоядия. Мне представляется, что они в качестве пассажиров просто возьмут на свой борт оставшихся в живых двух наших парней, а «Независимость» отстыкуют в открытый космос.

- Не могу с вами не согласиться, сэр, возможен и такой сценарий спасения наших парней, но будем надеется на сохранение нашей КС.

- Всё это так, Стив, но я надеюсь, что вы в курсе того, что русские уже работают на Марсе и наш план по выманиванию их с орбиты Марса полностью провалился. Эти русские хитры как сто китайцев и они всё же перехитрили нас, оставив на Марсе свою долгосрочную станцию с двумя космонавтами. Мы перехватили переговоры русских космических аппаратов с Землёй и убедились, что налицо их явные успехи в миссии на Марсе.

- Сэр, но всё же я считаю, что и американская нога ступит на поверхность красной планеты. Я полагаю, что русские предоставят возможность нашим парням прогуляться по марсианским каналам.

- Я тоже в этом не сомневаюсь, Стив, но заметьте, что они это сделают только с помощью их аппаратов, наш спускаемый аппарат уничтожен на Европе.

- Сэр, - горячо заговорил главный конструктор КС, - и всё же, если всё пройдёт успешно, это будет наша общая с русскими победа, о которой ещё долго будут вспоминать наши потомки.

- Ну, что же, господа, я полагаю, что нам ещё рано справлять панихиду о наших провалах и неудачах в дальнем космосе и мы ещё завоюем утраченные нами позиции в пилотируемой космической программе, - вставая со своего кресла, подытожил президент.

- Марта, мы дождёмся, наконец, сегодня кофе или нет, - уже более бодрым и спокойным голосом осведомился у секретаря президент Соединённых Штатов.

 

 

Глава 37.

 

- Ну что, Олег, нам предоставляется прекрасная возможность проложить первую борозду на поверхности Марса, - весело засмеялась Надежда, кокетливо поглядывая на Олега.

- Ну, во-первых, уже не первую борозду, - в тон Надежде ответил Олег, - первую борозду до нас проложил эктпаж Андрея Петровича, а, во-вторых, я уже давно готов это сделать, мой командир. Ну, и куда мы сегодня направим наш марсоход?

- Значит так, Олег, сегодня у нас достаточно обширная программа наших действий. Я полагаю, что в первую очередь нам необходимо продвинуться на север планеты и исследовать одно странное природное образование. Наши автоматические станции «Марс-25» и «Марс-27» обнаружили на поверхности Марса природные геологические образования, напоминающие собой глубокие пещеры. При сканировании поверхности планеты были обнаружены глубокие карстовые пещеры большой протяжённостью и большого объёма. Вероятней всего они возникли миллионы лет тому назад, когда на планете были подходящие условия для их появления.

- Надя, я не возражаю против твоего плана и, пожалуй, именно здесь нас ждут интересные находки и открытия.

С надеждой взглянув на своего командира, Олег запустил двигатель марсохода.

- Слушай, Надежда, до этих твоих пещер достаточно далеко и у меня такое ощущение, что сегодня к вечеру мы уже не успеем вернуться назад, а по сему не плохо бы нам прихватить с собой некоторый запас продовольствия. Как ты на это смотришь?

- Олег, ну правда, ты как малыш Карлсон, которому в известной сказке всё время хотелось есть. Ничего страшного не произойдёт, если ты немного схуднёшь за сутки, а то смотри, эдак дней через десять в свой скафандр ты уже забраться не сможешь, - захихикала Надя.

- Ну вот, так всегда, как только я соберусь немного расслабиться, так мне сразу же говорят - нет.

- Ладно, ладно, я пошутила, - примирительно заметила Надежда, - уж если тебе так хочется, то не стоит ограничивать себя в своих желаниях. Возьми себе всё, что ты считаешь нужным.

- Надюха, что бы я без тебя делал, - улыбнулся в ответ Олег, - но эту твою доброту я запомню на всю жизнь.

- Ну вот и отлично, а теперь, если говорить серьёзно, смотри в оба вперёд и не прозевай чего-нибудь серьёзного и опасного на пути

марсохода.

Олег перевёл рычаг управления двигателем на малые обороты и тяжёлый вездеход плавно стронулся с места.

- Слушай, Олег, - напряжённо всматриваясь в монитор внешнего обзора, поинтересовалась Надежда, - как ты думаешь, почему на Марсе, куда бы мы только не смотрели, так много мелких и крупных камней? У меня такое ощущение, что давным-давно какие-то сказочные великаны бродили по Марсу, щедро одаривая его этими камешками. Вот только мне совершенно не понятно, зачем они это делали.

- Слушай, Надь, да у тебя просто поэтическая душа! Тебе книги надо писать, а не выпонять грязную и тяжёлую работу космонавта.

- Эх, Олежек, ничего то ты не понимаешь, для меня космос - голубая мечта моего детства, отказаться от которой я уже не в силах! А книжку я ещё успею написать, какие мои годы, - засмеялась Надежда.

Между тем марсоход медленно прокладывал себе путь среди россыпи разнокалиберных камней, щедро разбросанных по поверхности красной планеты.

- Слушай, Олег, за нашей милой болтовнёй, ты случайно не сбился с курса, по моим расчётам

мы уже давно должны были быть у цели.

- Командир, у меня всегда всё точно, а, кстати, вон, смотри, на горизонте что-то замаячило.

Надежда пристально всматривалась в монитор внешнего обзора, но ничего не видела.

- Надь, да ты не туда смотришь, смотри в лобовое стекло марсохода, если хочешь увидеть что-то интересное.

- Олег, кроме голых пологих холмов я ничего не вижу, - начала постепенно раздражаться Надежда.

- Да ты на холмы не смотри, а смотри на то, что находится между ними.

- Чёрт, - воскликнула от удивления Надежда, - неужели это то, что мы ищем.

Между двух достаточно высоких холмов зияла своей чёрной пустотой пещера. Размеры входа в пещеру просто потрясали, трудно было поверить, что это природное образование, а не дело чьих-то рук.

- Олежек, быстро включи на мониторе приближение, я хочу поближе рассмотреть эту дьявольскую дыру. Ага, вот, спасибо, теперь можно отчётливо разглядеть все подробности этого входа в пещеру. Слушай, Олег, а эту штуковину свободно войдут пять таких марсоходов как наш. Значит поступим так: я выхожу на поверхность и медленно продвигаюсь в глубь пещеры, а ты по моим командам не спеша следуешь за мной. Перед самым входом в пещеру остановишь марсоход и я сойду на поверхность Марса.

- Ясно, командир, - бодро ответил Олег, - слушай, Надь, а может быть ты лучше проникнешь в этот чёрный грот не пешим порядком, а мобильным как я?

- Нет, я должна самостоятельно углубиться в пещеру, чтобы выяснить насколько она отвечает безопасности нашего пребывания в ней, - быстро ответила Надя, опуская перчатками защитное стекло гермошлема скафандра.

- Ладно, - буркнул в ответ Олег, - с тобой трудно спорить, но смотри там особо не геройствуй, это тебе не Афонские пещеры на Кавказе.

- Слушай, Олег, никогда не надо ничего говорить мне под руку, я и так волнуюсь, так ещё и ты со своими советами лезешь.

Марсоход, слабо урча электрическим двигателем, медленно приближался ко входу пещеры. Как ни странно, но вход, несмотря на свои гигантские размеры, имел почти правильную квадратную форму. Трудно было себе даже предположить, что такая форма входа в пещеру просто случайная игра природных сил.

Марсоход, не доходя десяти метров до загадочного объекта, резко остановился.

- Командир, я полагаю, что имеет смысл пока не двигаться дальше, а с этого места прожекторами осветить то место, куда ты собираешься идти.

- Пожалуй, ты прав, Олег, нам торопиться не следует в этом вопросе, тем более, что мы совершенно не знаем, что нас там ожидает. Ладно, что-то мы с тобой опять заболтались, - подходя к переходному люку, заметила Надежда, - давно мне пора оставить свои следы на марсианском песочке.

- Эх, Надюха, что-то мне всё это не нравится, - тихо проворчал Олег, - может быть оставим в покое эту нору в неизвестность. Ну, на кой чёрт ты сейчас полезешь туда, там же может быть всё, что угодно?!

- Вот поэтому я и хочу именно туда, чтобы увидеть там нечто новое и непонятное для мировой науки! - гордо подняв голову, ответила Надя. Ладно хватит болтать и голову мне морочить всякими предположениями, давай выравнивай давление в переходном шлюзе, - по связи быстро проговорила Надежда, захлопывая за собой дверь шлюза.

- Господи, прости чад своих неразумных, - мысленно помолился Олег и активировал систему выравнивания давления в переходном шлюзе.

Через пять минут томительного ожидания Надежда осторожно открыла наружный люк марсохода и по небольшой металлической лестнице медленно сошла на поверхность Марса.

- Надюха, - тихо по связи проговорил Олег, - ну, какие у тебя ощущения перед неизведанным?

- Как и у любого нормального человека, - бодро ответила Надя, - передвигаться изрядно мешают мелкие камни, которых здесь просто пруд пруди, а так - всё в норме.

- Ладно, ты там особо глубоко не заходи и если что, то дай мне знать, я моментально подъеду.

- Хорошо, Олег, не волнуйся, всё будет о,кей, - засмеялась Надя и двинулась, к зияющему чёрной пустотой, входу в пещеры.

Надежда, включив на гермошлеме фонарь, осторожно продвигалась вглубь пещеры, если это вообще можно было назвать пещерой. Стены пещеры за миллионы лет обросли наростами и пластами пород, но всё же во всём этом Надежда всё отчётливей стала замечать еле заметные приметы техногенных сооружений, к которым в своё время уже кто-то приложил свои руки.

- Так, вот это уже интересно, - восторженно всматриваясь в огромные каменные плиты, которыми был выложен свод пещеры, подумала Надежда.

Быстро включив связь, Надя радостно сообщила:

- Слушай, Олег, похоже, что до нас здесь уже кто-то побывал. То, что мы на протяжении многих лет считали природными образованиями совершенно не имеют к этому никакого отношения. Эти штуковины кто-то очень давно вырыл, но зачем и для какой цели, это нам с тобой ещё предстоит понять. Давай двигай не спеша за мной, здесь достаточно места, чтобы прошёл марсоход.

- Ну, что же Надежда, я поздравляю тебя с первым твоим успехом, - засмеялся Олег и вновь включил двигатель марсохода. Надежда медленно продвигалась в тёмной пещере, подсвечивая себе фонарём. Олег осторожно следовал за своим командиром, напряжённо вглядываясь в чернеющее пространство перед собой.

- Слушай, Надь, у меня такое ощущение, что здесь в своё время поработала чья-то умная рука и голова, до того всё ладно сделано, - глядя на проплывающие мимо своды пещеры, изрёк Олег.

- Вот об этом я тебе и толкую и заметь, какими возможностями должны были обладать эти существа, чтобы соорудить всё это. Ты посмотри, какими гигантскими блоками выложены стены пещеры, это просто немыслимо. Один такой блок может весить где-то тонн двадцать.

- Да уж, Надя, не простая это была работёнка, - с восторгом ответил Олег. Но, всё же лучше нам вернуться, чёрт их там знает, что они оставили нам в наследство.

- Ну уж нет, Олежек, не для того я пролетела десятки миллионов километров, чтобы довольствоваться только взятием проб грунта и атмосферы Марса. Понимаешь, Олег, я - космонавт-иследователь, а это значит, что я буду всегда рисковать и идти только вперёд навстречу моим опасностям.

- Надь, ты не обижайся, всё что ты говоришь - это прописи, но есть ещё и другие люди, которых беспокоит и волнует судьба всей экспедиции. Из-за нашей с тобой неразумности и бесшабашности может пострадать всё дело вся наша уже вторая миссия на красную планету. Мы, безусловно, должны быть исследователями, но достаточно осмотрительными и благоразумными. Геройствовать сколь угодно можно на

родной Земле, а на чуждой нам планете это может сыграть с нами злую шутку.

- Господи, Олег, - начала расходиться Надежда, ну, сколько можно говорить об одном и том же. Прекрати читать мне мораль, я уже выросла из того возраста, чтобы за мной следили или ухаживали, как за маленьким ребёнком. Я уже совсем…

Олег увидел и услышал как Надежда, резко оборвав свою страстную речь, вдруг резко остановилась и попятилась назад.

 

 

Глава 38.

 

- Мамочка, ты знаешь, мне иногда хочется, чтобы ты мне на ночь почитала какую-нибудь мудрую сказку или спела колыбельную, - обнимая мать, тихо прошептал Артур.

- Ну, вот видишь, сынок, какой ты у меня ещё маленький, - целуя сына в лоб, ласково проговорила Наташа. Спать уже пора, какие сказки, Артур, закрывай глазки и спи.

- Мамочка, ну я тебя очень прошу, доставь мне такое удовольствие.

- Ну, хорошо, но только одну, а то тебе завтра рано вставать в школу, договорились.

- Я тебя внимательно слушаю, мамочка, - кладя голову на подушку и закрывая глаза, прошептал сын.

Наташа положила тёплую ладонь на голову сына и заговорила спокойным голосом:

« На маленькой, узенькой улице стоял старый дом, бывший некогда храмом. В этом доме жил молодой ваятель, бедный и безызвестный. Он хотел воплотить в мраморе то чувство, которое стремилось из глубины его души вознестись к вечному и бесконечному. Но как воссоздать его, в каком образе? Мягкая глина послушно принимала под его пальцами прекрасные формы, но на другой день он, как всегда, уничтожал созданное им накануне.

- Ты мечтатель! - говорили ему друзья. И в этом твоё несчастье ! Происходит всё это от того, что ты ещё не жил по-настоящему, не вкусил жизни, не пил жадными глотками жизненный нектар.

Однажды он проходил мимо одного из многочисленных римских палаццо и увидал внутри двора садик, полный душистых роз. Перед ним промелькнуло видение - молодая девушка, дочь хозяина дома. Как она была нежна, прелестна! Никогда в жизни он не видывал такой девушки! Ах, нет, видел в одном из римских

палаццо на картине Рафаэля, в образе Психеи.

Девушка ярко запечатлелась в его сердце и он вылепил её из глины. Друзья, увидав статую, громко возликовали и радовались работе ваятеля. Глина создавала ощущение живого тёплого тела, но не обладала белизной и прочностью мрамора. Мастер с новой энергией взялся за работу над мраморной Психеей.

- Ты мастер, какие жили во времена древних греков! - говорили ему восхищённые друзья. Скоро весь свет будет дивиться твоей Психеей!

- Моей Психеей! - повторил он. Моей! Да, она и должна быть моею! И я такой же художник, как мои великие предшественники. Милосердный Господь даровал мне талант, превознёс меня, как своего избранника!

И он упал на колени и со слезами на глазах благодарил Бога, потом опять забывал его ради неё, ради её мраморного изображения, ради Психеи, словно вылепленной из снега и разрумяненной утренним Солнцем…

Прошли столетия. Яркая звезда светила по-прежнему, всё такая же светлая, крупная, какою была уже тысячелетия…

Однажды рыли в саду могилу; умерла молодая монахиня, и в это утро собирались её похоронить. Вдруг заступ наткнулся на камень, сверкавший ослепительной белизною. Стали действовать заступом осторожнее, и из земли показалась женская голова, руки, ноги… Наконец, из земли люди извлекли чудную статую Психеи, изваянную из белого мрамора.

- Как она прекрасна! Какое совершенство! Памятник искусства лучших времён! - говорили люди. Кто создал её?

Никто не знал этого, никто, кроме сияющей тысячелетия утренней звезды. Она одна знала земную жизнь творца Психеи, его испытания, его слабость и веру в человеческое достоинство. Бренная оболочка его распалась в прах, как и должно, но результат его устремлений, воплощение таившейся в нём искры Божьей - Психея осталась. И она никогда не умрёт, она переживёт самую память о своём творце, будет служить здесь на Земле проблеском его бессмертной души! И вот её нашли, оценили и полюбили! Ясная утренняя звезда, горевшая на румяном небе, обливала своим дрожащим светом Психею и освещала блаженно улыбавшиеся уста и глаза зрителей, созерцавших в немом восторге душу, изваянную из мрамора.

Всё земное истлевает, рассыпается в прах, забывается. Помнит о нём лишь звезда, свидетельница бесконечных времён; всё же небесное само сияет и живёт в памяти. Но и эта память может угаснуть, однако Психея будет жить века!»

- Ну, вот и сказки конец, а кто слушал - молодец, - улыбнулась Наташа. Всё, сынок, тебе пора спать, закрывай глазки.

- Мамочка, ты знаешь, мне что-то совсем не спится, посиди со мной ещё.

- Нет уж, голубчик, у меня завтра тоже неотложные дела и мне необходимо хорошо выспаться.

Наташа заботливо укрыла одеялом сына, выключила свет и тихо выскользнула из комнаты. Артур лежал на кровати с открытыми глазами. Он до сих пор находился под впечатлением рассказанной его матерью сказки. Совершенно незаметно для Артура в его мозгу зазвучал уже хорошо знакомый голос незнакомца;

- Артур, мы знаем, что тебе не спится. Конечно, такая красивая сказка никого не сможет оставить равнодушным. Нам нравится ход мыслей твоей мамы.

- Вы знаете, а я знал, что вы сегодня посетите меня, - тихо заговорил мальчик. Мне уже действительно интересна ваша информация о будущем нашей Земли да и всей Галактики. Я готов теперь слушать вас всегда и с огромным

вниманием.

- Артур, мы не сомневались, что ты пойдёшь по нашему пути, и это нас радует. Ну что же, сегодня мы тебе расскажем о самом главном, что тебе очень пригодится в самом ближайшем времени. Итак, я начинаю:

- Через очень короткий промежуток времени каждый из оставшихся землян должен будет научиться понимать и принимать следующие четыре главных эволюционных принципа:

1. Цель существования человека на Земле - физическое, эмоциональное, ментальное и духовное развитие.

2. Суть каждого человеческого существа - божественна, создана из Эманации Света и Любви, природой которой является Добро.

3. Свободная воля - абсолютное универсальное право; безупречность призывает «я» подчинить свою свободную волю Божественной воле с полной верой и абсолютным доверием.

4. Всё Мироздание священно - независимо от того, насколько оно соответствует нуждам каждого конкретного «я».

В настоящее время, так или иначе , мы стараемся донести эти четыре духовных принципа до Сознания каждого живого человека. Суть Планетарного Закона заключается в том, что

перед окончанием основного временного цикла, а именно это и происходит сейчас - каждому живому человеку необходимо напомнить четыре эволюционных принципа, которым он обязан следовать. Некоторые люди получают эти сообщения через книги, другие через фильмы. Третьи получат опыт клинической смерти, а затем вновь вернутся в свои физические тела, но, уже качественно изменив сознание и смогут, в свою очередь, за оставшийся короткий срок помочь измениться тем, кого любят.

Многих людей посетят ангелы, Вознесённые Учителя, Матерь Божия. Обширную информацию об эволюционном Сознании и святости будут также подсознательно получать все, кто рассматривает, носит на себе или держит в руках определённые объекты вроде кристаллов и драгоценных камней. Это только некоторые примеры того, как осуществляется процесс распространения на планете вышеназванных четырёх духовных Истин. Ваше участие во всём этом состоит в том, чтобы оставшееся до катаклизмов время прожить правильно, научиться безупречности и постоянно практиковать её, молиться о познании Божественного Плана и понимании вашей роли в нём бескорыстно исцелять, тщательно очищать себя от всего ненужного и наносного на всех уровнях.

Вы должны знать, что на коллективном уровне существуют семь основных кармических энергетических структур, подлежащих как можно быстрому искоренению, устранению и трансцендированию. Это:

- высокомерие или гордыня;

- болезненное пристрастие к чему-то или кому-то;

- навязывание собственных взглядов и мнений;

- ненависть к живому и неживому;

- насилие над сознанием или волей другого человека;

- напрасные жертвы;

- болезненное чувство стыда.

Эти семь источников страдания и боли являются источниками и переносчиками Кармы, от которой Земле и её обитателям обязательно нужно будет очиститься в ближайшее время. Вне зависимости от того, настроена ли одна страна на достижение превосходства над другой страной или же какой-нибудь из новоявленных «учителей» ставит себя выше менее сознательных или пусть даже бездуховных людей - в любом случае такая позиция называется высокомерием или гордыней.

Лежит ли алкоголик в сточной канаве и не может никак освободиться от своей страсти, или овладевают умом человека навязчивые мысли о своём физическом внешней виде или теле его (её) соседа - в любом случае мы имеем дело с болезненным пристрастием.

Клевещет ли одно религиозное течение на другое, доказывая свою правоту, или духовная личность смотрит сверху вниз на «деревенщину» - в любом случае это называется предвзятостью.

Ведёт ли одна страна войну с другой страной или родитель наказывает и унижает ребёнка - в любом случае эти действия называются насилием. Убивают ли белые люди аборигенов других стран, оскверняя их земли, или водители невольно давят белок и оленей, слишком разгоняя машину, - в любом случае остаются жертвы. Несёт ли Германия на себе гитлеровские шрамы или бедняки огромной и богатой страны ощущают ничтожность своей нищей жизни - в любом случае это чувство называется стыдом.

Каждый человек должен выполнять часть своей работы в деле исцеления себя самого и других людей от этих кармических структур. Для тех из вас, кто овладел поведенческим и

мировоззренческим уровнем этих структур или искренне и плодотворно работает над ними, основной задачей ближайших лет станет сознательное выравнивание личностного Сознания с Высшим «Я», с Высшим Коллективным Сознанием и Божественным Единством. Эмиссары Света из Плеяд и Андромеды, Световые существа с Сириуса, Высший Совет Двенадцати, Великое Белое Братство и многие другие мелкие духовные группы со всех областей Галактики искренне хотят оказать помощь тем, кто желает духовно подготовиться к предстоящим на Земле энергетическим преобразованиям, быстро и качественно эволюционировать, чтобы затем вознестись к нам.

Мы плеядеанцы, находимся среди вас - как в плотных, так и в эфирных телах. Многочисленные вестники Плеяд передают свои сообщения, как это всегда бывало в конце основных эволюционных циклов на этой планете. В конце предыдущего земного 26000 - летнего цикла после разрушений, также вызванных сдвигом полюсов и прочими глобальными природными катаклизмами, на вашей Земле из двух миллиардов населения осталось немногим более одного миллиона человек, которые были рассеяны по всей планете. Примерно та же пропорция между выжившими и погибшими может возникнуть и на этот раз.

В настоящее время необходимо, чтобы люди Земли нашли в себе духовную смелость потребовать того, чего они хотят. Сейчас перед Землёй открывается потрясающая возможность совершить духовный квантовый скачок. Когда это произойдёт, Земля и все люди переместятся в четырёх и пятимерное уровни Пространства, тем самым полностью избавив своё сознание от грубых энергий низших Астральных подпланов.

Если большая часть оставшегося в живых населения Земли примет за основу своего существования уже упоминавшиеся нами выше четыре духовных принципа, то ваша планета станет первой из планет, когда-либо осуществивших такой духовный квантовый прыжок в своей Эволюции. Все нужные для этого энергетические условия для такого скачка на системном, галактическом и даже вселенском уровнях уже имеются, в чём и состоит уникальность данного события. Но и на Коллективном Сознании человечества Земли лежит огромнейшая ответственность. Для того, чтобы иметь абсолютную уверенность в успешном завершении предстоящего квантового Перехода, не менее 144000 человеческих сознаний должны стать просветлёнными и воплотить Высшее Космическое Сознание Христа. Лишь при достижении этой критической массы пробудившихся Сознаний состоится то общегалактическое Явление, которое у вас принято называть «массовым Вторым Пришествием Христа». Волна высоких вибраций энергии Просвещения пройдёт через всю планету и её население, пережигая грубую энергетику всех Мыслеформ и растворяя завесу, отделяющую людей от их собственного внутреннего опыта Божественной Сущности и Истины. И тогда всё оставшееся население Земли почувствует, как волна Просветления проникает во всё сущее на планете. В это время параллельно будут активизированы планетарное Просвещение и врождённая целеустремлённость человеческих душ к духовной эволюции.

Те же, кто не выберет Свет, испытают на себе все ужасы разрушения старых форм планеты и автоматически окажутся в так называемом «Общегалактическом восстановительном центре». Всем им обязательно будут предоставлены новые возможности для эволюции и духовного роста. Если же через некоторое вре

мя они вновь захотят исследовать тьму, их отправят в какую-нибудь другую галактику, где такая возможность по-прежнему существует.

Естественно, что к данному космическому событию готовимся не только мы - Силы Света. Также и Силы Тьмы предпринимают все допустимые и недопустимые меры для того, чтобы оно не случилось, потому что в этом случае они полностью потеряют Землю как плацдарм для проведения деструктивных опытов над людьми. Для этого у них имеется обширный арсенал средств, в числе которых, как крайняя мера, подготовка планетарного взрыва, благо, что ядерного и химического оружия вы накопили на сотню таких взрывов. Мы об этом знаем и держим ситуацию на Земле под неусыпном контролем. Мы уже неоднократно демонстрировали, что мы активно и постоянно контролируем все земные структуры, обладающими характеристиками военно-ядерного потенциала.

Но даже если (чисто теоретически) предположить самое худшее и ядерный взрыв всё-таки произойдёт, то в этом случае предусмотрен запасной вариант благополучного завершения ситуации, а именно: по нашему одновременному сигналу-коду 144000 Христоподобных человеческих Сознаний мгновенно перейдут в тела Вознесения, приобщив к себе (по Закону притяжения подобного подобным) всех остальных вновь пробуждённых землян. Влияние каждого из этих Христоподобных Существ на остальных людей будет настолько сильным, что каждый из них сможет мгновенно перенести за собой на высшие планы Планетарного Сознания ещё по 144000 человек. Таким образом, 144000 Христоподобных создадут энергетические условия для квантового скачка ещё 20736000000 человеческих Сознаний, не только воплощённых, но и раз воплощённых человеческих душ.

Тогда тёмная завеса, или так называемое «Зеркало», «Астральная Сеть», окружающая внешнюю атмосферу Земли и состоящее из грубых энергий и человеческих эманаций, полностью растворится. Это позволит всем Галактическим Кодам, проходящим через ваше Солнце, достигать Земли, что сейчас представляет огромную сложность и трудность. Не останется никаких низших астральных планов, и все люди ощутят «Божественный Свет», после чего обнаружат себя на полностью обновлённой Земле, которая будет более прекрасной и чистой, чем та, на которой вы сейчас пребываете

- Так, на этом мы, пожалуй, прервём наше повествование, поскольку наш подопечный благополучно заснул крепким сном, - тихо проговорил незнакомец и отключился от сознания мальчика.

 

Глава 39.

 

Космическая станция «Независимость» продолжала свой полёт в почти неуправляемом режиме. Несмотря на отчаянные попытки двух американских астронавтов, загадочная плесень делала своё чёрное дело. Второй, пятый и шестой блоки КС полностью были выведены из строя. Все приборы и оборудование этих блоков были превращены в труху. Только благодаря особым металлическим сплавам, составляющим основу внешних и внутренних обводов КС, на какой-то момент удалось предотвратить дальнейшее распространение этой заразы.

- Послушайте, Том, - обратился командир к своему товарищу, - необходимо включить программу автоматического сброса скорости, иначе мы можем благополучно проскочить мимо русских, которые уже на подходе к нам.

- Ничего не получится, сэр, - с грустинкой в голосе ответил Том, - плесенью выведена из строя автоматика и поэтому нам придётся вручную осаживать нашего стального коня.

- А вы хоть проверили ручную систему или она тоже выведена из строя. Если это так, то нам уже точно ничего не светит на этом почти мёртвом корабле, - задыхаясь от бессильной ярости, прошипел командир.

- Джон, если мы в такие трагические для нас дни совсем потеряем своё лицо, то тогда, действительно, нам уже ничего не светит. Возьмите себя в руки и сохраняйте хладнокровие. Можете не беспокоиться, ручная система мною уже проверена и всё пока работает в штатном режиме.

- Хорошо, Том, извините меня, знаете, это нервы, - опуская голову, ответил командир. В таком случае я поручаю вам вплотную заняться этим вопросом, а я пока попробую связаться с русским экипажем, надо уточнить некоторые детали стыковки.

- Сэр, я вас понял, - отчеканил Том и удалился из центрального поста.

- Вот уж никогда не думал, что придётся так плотно работать с русскими, - подумал командир, включая внешнюю дальнюю связь.

Через несколько минут томительного ожидания командир услышал в эфире незнакомый ему голос:

- На связи командир космической станции «Ариадна» Козырев Николай, с кем имею честь говорить.

- Да, русские всё же большие романтики в отношении имён своих космических аппаратов, - подумал Джон, нажимая на панель связи.

- С вами говорит командир космической станции «Независимость» Джон Брэсли. Мы приветствуем славный российский экипаж и бесконечно вам благодарны за быстрое реагирование на наши призывы о помощи. У нас на борту сложилась чрезвычайно сложная ситуация, с которой самостоятельно справиться мы уже не в силах. Я полагаю, что вы уже достаточно хорошо осведомлены о наших проблемах и нет нужды ещё раз поднимать эту тему. Я надеюсь, господа, что мой ломаный русский язык вам достаточно понятен, чтобы осознать всю ту опасность, которая грозит нашей станции и в первую очередь нашему здоровью.

- Джон, я вас слышу хорошо и ваш русский язык вполне приличен, чтобы мы осознали всю степень вашей трагедии в космосе. Я полагаю, что нам в такой сложной ситуации необходимо

выработать план совместных действий, чтобы исключить всякие неожиданности при встрече наших станций и при стыковке.

- Я с вами полностью согласен, господин Козырев, - быстро ответил Джон, - мы уже приступили к ручному торможению КС, чтобы сбросить скорость до нуля. К сожалению, автоматика КС выведена из строя и поэтому вам необходимо быть крайне осторожными при причаливании и стыковке с нами.

- Джон, я полагаю, что это не вызовет у нас особых проблем. У нас пока, слава Богу, всё работает и, я думаю, что стыковка с вами пройдёт на все «пять»! Сразу же хочу заметить, что нами с Земли получено указание изолировать вашу КС от нашей станции.

- Господин Козырев, что вы имеете в виду, - насторожился американец. Неужели, вы нас бросите в этом холодном и негостеприимном космосе?

- Да нет, Джон, вы меня не поняли. Я хотел сказать, что вам придётся навсегда расстаться с вашей насквозь заражённой станцией. Мы не имеем никакого права рисковать и брать на себя ответственность в состыковочном варианте продвигаться к Земле. Нет никакой гарантии

того, что ваша плесень через какое-то время не поразит блоки и отсеки нашей КС. Вы можете рассчитывать на полное гостеприимство на нашей КС, но уже только в качестве членов моего экипажа.

- Я не могу с вами согласиться, господин Козырев, - горячо заговорил Джон, - я даю вам стопроцентную гарантию, что никакого заражения вашей станции не произойдёт. Все блоки, где обнаружена эта гадость, надёжно загерметизированы и я могу с полной уверенностью сказать, что наше совместное продвижение всё же возможно. Кроме всего прочего, будет чрезвычайно важно доставить нашу КС к Земле, чтобы уже на месте разобраться с этой дрянью, которая «помогла» нам полностью изменить программу нашего полёта к Марсу.

- Мне очень жаль, Джон, но в данной ситуации двух мнений быть не может. Ровно через сутки наша космическая станция окажется рядом с вами и вам уже сейчас необходимо принимать окончательное решение. У вас есть ещё двадцать четыре часа, чтобы с вашим товарищем обсудить наше предложение. Мы не намерены менять наше давно принятое решение в отношении вашей аварийной станции.

- Да, русских не так-то просто переупрямить, - подумал Джон, выключая связь, - но в то же время, если я соглашусь с ними, то тогда потеряю всё и уже как обычный космический турист с позором вернусь на Землю.

Командир КС «Независимость» сидел за главным пультом и с ненавистью вспоминал те заверения его наставников и инструкторов, которые с пеной у рта доказывали ему превосходство американской космической техники над российской.

- Проходимцы и негодяи, - кипел от негодования Джон, - всех этих специалистов из космического центра надо отправить работать в свинарник, выносить свиные помои, большего они не заслуживают. Уже который раз русские доказывают всему миру своё превосходство в космосе и в технике. Всю жизнь нам внушали образ этакого русского Ваньки - казака в шапке-ушанке из сибирских дремучих лесов, а вот оказывается и русские что-то могут преподнести миру.

- Том, - позвал по внутренней связи своего помощника командир.

- Я слушаю вас, сэр, - быстро ответил астронавт с некоторым волнением в голосе.

- Слушайте, Том, зайдите в центральный пост, необходимо срочно проконсультироваться с вами по одному вопросу.

Через минуту в центральный пост плавно вплыл Том.

- Джон, я готов выслушать ваши новые указания, - учтиво кланяясь командиру, отрапортовал астронавт.

- Прекратите паясничать, Том, сейчас ни место и ни время шутки шутить, лучше послушайте, что я вам сейчас скажу. И я полагаю, что вам определённо расхочется шутить.

- Я слушаю вас, сэр, - с достоинством глядя на своего босса, ответил Том.

- Я только что выходил на связь с русским экипажем и нам они предлагают покинуть станцию и перейти к ним, но в качестве членов их экипажа. Вы же понимаете, что это значит, мы потеряем своё лицо и вынуждены будем безоговорочно подчиняться приказам русского командира. Как вам это нравится, что вы можете сказать по этому поводу?

- Джон, давайте говорить начистоту, вы сами прекрасно понимаете, что мы проиграли эту гонку, это противостояние вчистую. И не надо бить себя в грудь кулаками и сучить ножками,

доказывая в истерике, что американская нация это всемирные гуру, которые всё знают и всё могут. А вот на поверку то оказалось, что не всё могут, Джон, и не всё знают.

- Это вы к чему клоните, Том, - с опаской заглядывая в лицо своему товарищу, осведомился командир.

- Я, Джон, клоню к тому, что нам немедленно следует соглашаться с русскими и переходить на их корабль. В противном случае, вряд ли мы когда-нибудь ещё увидим свой родной штат и своих родных.

- Какой же вы всё-таки зануда, Том, я так рассчитывал в вашем лице обрести твёрдую поддержку, а вы так быстро и легко поддались требованиям русских.

- Знаете, сэр, это вовсе не требование русских, а требование моего здравого рассудка, который шепчет мне сейчас на ухо: « Том, если тебе дорога твоя жизнь, беги с этой прокажённой станции, пока не поздно!»

- Ну, что же, Том, будем считать, что этот вопрос нами окончательно решён, но только учтите, что обратных ваших шагов я уже не приму, как бы вы меня об этом не просили.

Командир нажал на панель дальней комической связи, бросая яростные взгляды на своего товарища.

- На связи командир КС «Ариадна» Козырев Николай. Джон, я внимательно вас слушаю, что вы имеете мне сказать?

- Господин Козырев, мы принимаем ваши предложения и ваши условия. Я надеюсь, что наше присутствие на вашем корабле не будет для вас обузой и мы готовы наравне с вами активно продолжить исследовательскую деятельность во имя прогресса всего челове-

чества.

- Очень хорошо, Джон, мы ожидали от вас этих слов, которые нас радуют и мы их однозначно принимаем. Мы понимаем Джон и Том, как вам сейчас тяжело, но другого решения не должно было и быть в этой трагической ситуации для вас. Но вы должны быть уверены, что мы предоставим и вам возможность оставить свои следы на пыльных тропинках красной планеты.

- Сэр, родная мать не смогла бы меня так утешить, как это сейчас сделали вы, - дрожащим от волнения голосом ответил Командир КС «Независимость».

 

 

Глава 40.

 

- Олег, я столкнулась лицом к лицу с чем-то неизвестным, - тихо проговорила Надежда.

- Ещё бы, Надюха, ведь мы уже продвинулись в эту пещеру на добрых пять километров и похоже, что ей нет ни конца, ни края.

- Ну, то, что у неё нет края, так в этом ты не прав, она конечна и замыкает всё нечто такое, что даже трудно описать.

- Ты хочешь сказать, что это нечто перегородило весь проход в пещере, - осторожно поинтересовался Олег. Что значит, что ты не можешь это описать, всё можно описать. Оно живое или неживое, агрессивное или доброе? Слушай Надежда, не томи ты меня, а то я уже начинаю нервничать. Слушай, на всякий случай активируй свой бластер, чёрт их там разберёт, что они нам приготовили в качестве сюрприза. Ну, так всё - таки, Надь, что ты видишь перед собой.

- Олег, у меня такое ощущение, что я парализована и не могу поднять даже руку или двинуть ногой. А то, что я вижу перед собой похоже на слабо волнующуюся водную поверхность ярко голубого цвета. Но эта штуковина,

как ни странно, занимает всё вертикальное пространство пещеры, не оставляя никакого прохода или малейшей щели. За этой волнующейся стеной ничего не разглядеть.

- Всё, Надежда, давай возвращаться назад, у меня такое ощущение, что мы наткнулись на какой-то портал, который связывает два пространства до нас и за этой колеблющейся стеной.

- Олег, хватит болтать, ты всё-таки не на посиделки пришёл, давай медленно двигай ко мне.

- Да я уже и так понемногу продвигаюсь к тебе, ты главное не волнуйся, мне кажется, что это нечто и оказало на тебя такое действие, кому же ещё. Ага, вот теперь и я вижу эту колеблющуюся голубую ртуть. Ты знаешь, бортовые датчики на предмет вредности для человеческого организма излучений уже зашкаливают, а что же будет, если мы почти вплотную подойдём к этому порталу.

- Не знаю, Олег, портал это или не портал, но как ты планируешь вызволить меня из этой дьявольской западни, - начала терять самообладание Надежда. Мой бластер висит у меня на боку, но я как - будто оцепенела и не могу

даже пошевелиться. Олег, выручай или я не знаю, что со мной будет, - закричала в истерике Надя.

- Спокойно, Надя, не надо так кричать, - взволнованно заговорил Олег. Это хорошо, что ты стоишь не совсем по центру этого объекта, а немного в стороне и сзади. К счастью, защитное поле нашего марсохода сильно сглаживает эти излучения от портала и я ещё могу свободно двигать своими руками.

- Олег, хватит болтать, я давно жду от тебя активных и решительных действий, а не пустой словесной трескотни. У нас же на борту установлен мощный протонный излучатель.

- Надя, ты хочешь, чтобы я применил его против этого монстра, так что ли?

- Если ты не применишь излучатель по этой дряни, то эта дрянь обязательно применит что-нибудь против меня. Кстати, она уже цепко держит меня и не отпускает.

- Надь, но ты же понимаешь, что может произойти… Они это могут расценить как агрессию с нашей стороны и просто уничтожить нас, как непрошенных гостей.

- Я всё понимаю, Олег, и беру всю ответственность за происходящее с нами на себя, -

закричала в ярости Надежда, - стреляй же ты, наконец.

Из передней части марсохода вырвался ярчайший энергетический шнур, который упёрся своим концом в колеблющуюся преграду. Своды пещеры мгновенно осветились ярко-фиолетовым, слепящим глаза, светом.

- Олег, увеличь энергию излучателя, похоже, что эта дрянь никак не отреагировала на твоё предупреждение.

- Смотри, Надя, как бы чего не вышло,- переводя рычаг управления на максимальный режим, осторожно заметил Олег.

Под мощным напором протонного бластера колеблющаяся преграда прямо на глазах у Надежды стала быстро твердеть и уже через несколько секунд рассыпалась на мельчайшие сверкающие осколки. Перед взором Надежды открылась перспектива, от вида которой у неё перехватило дыхание. В двадцати метрах от неё своды пещеры резко обрывались гигантским помещением со слабым желтоватым освещением по контуру его стен. Как ни странно, но оцепенение, до этого момента возникшее в теле Надежды, прошло и она уже могла свободно и самостоятельно перемещаться в пещере. Марсоход медленно приближался к

этому довольно странному подземному ангару, освещая себе дорогу мощными прожекторами.

- Олег, как тебе нравится всё это, - быстро спросила Надежда, постучав перчаткой по корпусу марсохода. Может быть, мне всё это снится или я в хорошем бреду. Ты хоть понимаешь, куда мы с тобой вторглись?

- Да уж, теперь и мне понятно, что там маячит впереди, - ответил Олег, выключая двигатель марсохода. Похоже, что это подземная база инопланетян. Остаётся только понять, действующая она или они её давно покинули. Ну, и что мы будем делать - идти дальше или вернёмся на базу.

- Не спеши, Олег, мне что-то подсказывает, что эта база пуста, иначе бы нас давно обнаружили. Но пока я не вижу ничего такого, что могло бы нам угрожать. Давай, выходи из марсохода и мы уже вместе пешим порядком продолжим осмотр базы.

- А вот это твоё решение я считаю неправильным, - быстро отреагировал Олег, мне как раз лучше оставаться в марсоходе и под прикрытием брони ждать твоего возвращения. Если же мы вместе пойдём туда, куда ещё никто из землян не ходил, то где гарантия того, что мы оба благополучно вернёмся к марсоходу.

- Эх ты, трусишка зайка серенький, - пошутила Надежда, - ну, и не стыдно тебе при женщине произносить эти слова. Ладно, сиди себе там в марсоходе, а я всё же немного прогуляюсь по этому подземному «сараю».

- Надь, ты не обижайся, но я выполняю только ту инструкцию, о которой нам постоянно твердили на тренировках наши инструкторы.

- Да ладно, Олег, я всё понимаю, будем считать, что мы поняли друг друга. Я сейчас медленно двигаюсь в направлении открывшейся мне перспективы этого огромного помещения и буду постоянно комментировать свои наблюдения и впечатления от них. Если что, Олег, не теряя ни одной минуты, спеши мне на помощь. Как понял?

- Надь, ну ты меня обижаешь, я за тобой как ниточка за иголочкой и ты можешь полностью рассчитывать на мою поддержку и помощь.

- Олег, я уже продвигаюсь в самом помещении, границ которого я пока не наблюдаю из-за слабого освещения, но и мой персональный фонарь в шлеме скафандра тоже не может обозначить границы этого сооружения под поверхностью Марса. Никого из посторонних я пока не наблюдаю. Такое ощущение, что это

место давно кем-то покинуто. В этом гигантском ангаре установлены какие-то странные боксы с большим количеством иллюминаторов по их контуру. Все иллюминаторы выполнены из затемнённого стекловидного материала и мне пока не удаётся рассмотреть, что же находится внутри этих многочисленных боксов.

- Слушай, Надюха, а дверцы или входные люки есть у этих боксов или их поверхность совершенно лишена последних?

- По размерам, Олег, эти боксы как трёхэтажные жилые дома, но дверей или люков я не вижу. Немного вдалеке от меня наблюдаю дисковидные аппараты серебристого цвета. О Господи, да их здесь просто пруд - пруди, - в ужасе воскликнула Надежда. Олег, я попытаюсь немного поближе подойти к этим штуковинам. Знаешь, не так часто тебе предоставляется шанс собственными руками пощупать эти, так называемые, «тарелочки».

- Будь осторожна, Надь, а вдруг там уже кто-то сидит и с таким же пристальным вниманием наблюдает за тобой, ну и за мной, конечно.

- Ну, во-первых, Олег, тебе нечего опасаться, ведь ты сидишь под надёжной бронёй марсохода, а у меня на этот случай имеется персональный бластер, которым я непременно

воспользуюсь, если почувствую что-то неладное.

Надежда спиной прислонилась к одному из боксов, чтобы перевести дыхание и активировать бластер. Все последующие события Надежда воспринимала как в кошмарном сне. Стена бокса под напором спины космонавта резко отошла в сторону и вовнутрь помещения. Всё так быстро произошло, что Надежда даже не успела вскрикнуть или что-то сказать своему товарищу, ожидающему её в марсоходе. Рухнув в тяжёлом скафандре на пол, Надежда тут же вскочила на ноги, пытаясь вновь оказаться снаружи злополучного бокса. К своему удивлению, ей это не удалось сделать с первого раза, поскольку какая-то неведомая сила отбросила её от стены. Потревоженная Надеждой стена также плавно и бесшумно заняла своё прежнее место в боксе.

- Чертовщина какая-то, - аккуратно поправляя на себе скафандр, мысленно отметила про себя Надежда.

Каким-то шестым чувством за своей спиной Надежда почувствовала какое-то шевеление. Резко повернувшись лицом к непонятному, она с ужасом увидела прямо перед собой несколько существ, которые пристально смотрели на неё своими чёрными миндалевидными глазами. Первое оцепенение от ужаса невероятной картины, быстро прошло, и Надежда, взяв себя в руки, уже более спокойно шагнула навстречу инопланетянам.

- Господа, я надеюсь, что вы не причините нам никакого зла, - протягивая руку инопланетянам, улыбаясь проговорила Надежда, - мы прилетели к вам с планеты Земля по велению сердца и по неистребимому исследовательскому духу, который, я надеюсь, присущ всем разумным существам нашей Галактики.

К удивлению Надежды инопланетяне никак не отреагировали на её торжественные слова, но стали медленно приближаться к ней.

- Так, - мысленно констатировала Надежда, - похоже что они по-русски ни бельмеса не понимают, хотя в принципе, что со мной могут сделать эти трое зеленоватых карлика. На вид они какие-то худосочные с большими яйцеподобными головами , длинным тонкими руками до колен.

Всё же Надежда благоразумно отступила к стене и наставила на пришельцев ствол бластера.

- Я так полагаю, господа, что вы в отношении меня строите какие-то планы. Боюсь, что вы немного поторопились, приняв меня за одноклеточную амёбу, - быстро выкрикнула Надежда и активировала бластер.

К большому удивлению космонавта бластер не сработал, а только как-то слабо пискнул и начал буквально на глазах таять в руках, как будто он был изготовлен из цельного куска льда. Надежда с ненавистью отбросила в сторону уже совершенно бесполезный предмет и, дрожащим от волнения голосом, закричала сколько хватало сил:

- Олег, чёрт бы тебя побрал, пальни пару раз по этим недружелюбным гостям из будущего. Я у них в плену и они что-то здесь затевают в отношении меня.

- Надька, где ты, в каком боксе, здесь их видимо-невидимо, куда мне палить, я тебя не наблюдаю, - покричал в ответ Олег.

- Да в тот самый, который стоит прямо перед тобой, давай не тяни резину, а то они меня сейчас схватят.

Олег трясущимися руками нажал на панель активации протонного излучателя, но к его удивлению последний отреагировал на это странным гудением, после чего из панели показался синеватый дымок.

 

 

Глава 41.

 

Артур сидел за кухонным столом и с каким-то отрешённым видом смотрел как мать хлопочет у плиты.

- Мам, а почему ты теперь говоришь, что нам пока рано соваться в космос, что мы ещё не дорасли до понимания многого. Что именно ты подразумеваешь под многим? Ведь космонавтика- это прежде всего самые передовые технологии и невероятные открытия, которые самым непосредственном образом можно использовать в хозяйстве нашей страны. Понимаеь, всё это очень странно. Ты - участница первой экспедиции на Марс, в то время страстная сторонница пилотируемых полётов и вдруг такой резкий поворот на сто восемьдесят градусов. Мамочка, объясни мне, что происходит в твоей душе.

Наташа медленно отошла от плиты, вытирая руки о фартук.

- Сынок, с некоторых пор мне стала доступна информация, о которой я даже и не подозревала. И поэтому я многие вопросы и понятия,

ранее мне казавшиеся незыблемыми, подвергла переоценке.

- Мам, ты имеешь в виду ту информацию, которую нам сообщили инопланетяне и Андрей Петрович.

- Ну, вот видишь, ты и сам всё прекрасно знаешь, - улыбнулась Наташа. Понимаешь, сынок, космос это слишком серьёзно, чтобы тратить на него колоссальные средства, которые зачастую, не оправдывают себя. Представляешь себе, сынок, как бы мы все хорошо жили, если бы все эти деньги пошли на внутренние нужды страны, на развитие высокой духовности нации, на её образование, на экологию.

- Да, мамочка, я понимаю тебя, но согласись всё же, что технический прогресс и науку остановить просто невозможно. Человек всё равно будет стремиться туда, где нет места застою, спокойной и размеренной жизни.

- Дорогой ты мой, так ведь никто и не собирается останавливать технический прогресс, но его всё же надо направить в нужное русло, многое поправить в нашей жизни, что ещё возможно, а уже потом рваться к чужим звёздам, у которых, наверняка, тоже свои проблемы.

- Вот инопланетяне тоже мне об этом каждый раз говорят, - грустно произнёс Артур.

- А что, ты с ними до сих пор поддерживаешь контакты, - удивилась Наташа.

- Да, мамочка, конечно, я с ними общаюсь и, кстати, сегодня у меня запланирован с ними телепатический сеанс связи. Если тебе интересно послушать умные мысли звёздных людей, то присоединяйся ко мне. Сейчас я запущу компьютер и мы начнём очередной сеанс связи. Ты только не пугайся того, что они скажут. Это может повергнуть тебя просто в шок. Но говорят они об этом достаточно убедительно и доказательно и я не в силах им больше не верить.

Артур подошёл к компьютеру и активировал системный блок. Через минуту монитор компьютера засветился знакомым голубым светом, на фоне которого проявился лик незнакомца.

- Ну, что же, Артур, продолжим нашу беседу уже в расширенном составе, - улыбнулся с экрана пришелец.

- Добрый вечер, незнакомец, - поздоровалась Наташа,- мой сын совершенно заинтриговал меня той информацией, которую вы уже успели передать ему. Если вы не возражаете, то я тоже с удовольствием послушаю вас.

- Так какие тут могут быть возраждения, - засмеялся незнакомец, - чем большее число, ныне живущих на вашей планете людей узнают правду о грядущих событиях, тем лучше будет для них. Итак, я продолжаю своё повествование.

- Физический план с его трёхмерным измерением так же постепенно будет терять своё значение и придёт время, когда он прекратит своё существование, как отработанный и уже не нужный эволюционный материал. Большинство людей Земли будет жить в четвёртом и в пятом измерениях, которые у вас принято называть «Раем» или «Дэвачаном». Те же, кто вознесётся на эти уровни в предыдущих своих жизнях, также перейдут прямо в пятое измерение или даже ещё выше, так как и на них очень сильно отразится прогрессирующее воздействие квантового скачка планеты.

Мы уже сейчас заранее готовим в этих измерениях школы для обучения тех новых духовных человеческих существ, которые станут четырёхмерными. Эти существа узнают о своих собственных творениях в прошлом, о происхождении и целях своей Души, и постигнут все духовные учения, соответствующие данному уровню Эволюции. Как и предсказывали ваши пророки, также являвшиеся нашими Братьями, на Земле уже в начале третьего тысячелетия наступит благодатный эволюционный период продолжительностью в тысячу лет, во время которого будут преобладать мир и сосредоточенность человеческих Сознаний на интенсивной духовной Эволюции. Школы Мистерий будут центром всей деятельности на протяжении всех этих тысячи лет.

В конце этого периода Земля официально примет на себя галактическую роль местопребывания Городов Света и школ Мистерий для других трёхмерных планет. Вы сами станете Ведущими и Учителями для Сознаний, пребывающих в трёхмерных мирах, такими же, какими мы теперь являемся для вас.

Если вы через несколько лет добьётесь успеха ( а мы твёрдо верим в это и будем вам помогать), то гигантская волна эманации Любви и Радости, образовавшаяся от союза Высших Коллективных Сознаний с трёх и четырёхмерными Сознаниями обойдёт всю Галактику и преобразует всю оставшуюся Карму и низшие астральные энергии вашей солнечной системы в чистый Свет - подобно тому, как планетарная волна Просветления сделает это для Земли и её людей. Мощь этой волны будет ощутима не только во всей Галактике, но и во всём Сущем.

Мы верим в вас и в высшее Сознание вашей планеты. Хотя будущее и прекрасно, но вы не должны допускать и тени сопротивления или высокомерия, которые могут остановить ваше движение к Вознесению. Пока вы выполняете свою часть работы и желаете стать лучше, насколько это возможно, - мы будем помогать вам любым удобным для нас способом. Однако мы никогда не будем вмешиваться в вашу личную учёбу и рост. Ведь вы здесь для того, чтобы стать Учителями, а не инвалидами, которых надо спасать. Настало время, чтобы вы сами спасали себя с помощью упорного и преданного целительства, роста и непрерывного духовного пробуждения.

Это «Экстренное Сообщение» вы не должны рассматривать, как вызов или стремление к господству и завоеванию вашей планеты. Наоборот, мы стремимся к тому, чтобы вы, люди Земли, остались полноправными хозяевами на духовно обновлённой и энергетически очищенной планете. Мы полны решимости помешать повторению жестокой планетарной катастрофы, которая не в столь отдалённые времена стоила жизни многим миллиардам

существ на других планетах нашей Галактики, ныне уже непригодных для обитания и продолжения Эволюции живых существ.

Мы вполне осознаём, насколько большинству из вас, погрязшим в иллюзиях Физического Мира, трудно и невозможно поверить в то, что мы вам сообщаем, но именно нам плеядеанцам со стороны Иерархии Света доверена миссия спасения человечества в период квантового скачка. Не обманывайтесь на счёт того, будто вы сможете каким-то волшебным способом избежать Волн Вечного Закона, управляющим непрерывным становлением Космоса. Мы не советуем вашим военным игнорировать эту истину, в противном случае каждый нарушивший закон автоматически будет подвергнут наказанию. Кроме того, мы в течение всего оставшегося периода времени с помощью наших многочисленных баз, находящихся в четвёртом пространственном измерении вашей планеты, будем постоянно поддерживать энергетическое равновесие Земли, распространяя элементы, необходимые для развития экзистенциальных и организующих начал жизни во всём многообразии её форм. Наше особое внимание приковано к двум входам и выходам на северном и южном полюсах, которые и ваша наука могла бы использовать для предотвращения дальнейшего образования так называемых «озонных дыр» в атмосфере Земли. Необходимо просто прекратить запуски ракет, которые провоцируют нарушение магнитных приливов и отливов, затрудняя тем самым центробежные и центростремительные динамизмы и способствуя образованию геодинамической дистонии Земли.

Движимые Вселенской Любовью, мы находимся среди вас, чтобы помочь вам осознать свои ошибки и раскаяться. Расставьте все вещи по настоящим местам! В противном случае, неизбежно возрастает роль разрушительных сил, дестабилизирующие физические и психические процессы на Земле, что приведёт к неоправданным потерям. Нарушение естественного равновесия сил на планете может вызвать прогрессирующую дестабилизацию нейронов мозга и аномалию церебральных волн, что вызовет массовые эпидемии и болезни, стимулирующей безумное и неудержимое желание убийства всех живых существ и себя в том числе. Подобное массовое заражение умов в критический период Эволюции очень вероятно и чрезвычайно опасно.

Ваши генетические структуры - носители биодинамических процессов претерпевают сейчас очень пагубные вмешательства и аномальные влияния со стороны Иерархии Тьмы. Психика людей всё больше и больше подвергается губительному воздействию стрессов видоизменяющих генетический строй и нарушающих стабильность его нормальных эволюционных функций.

Отрицательные эмоции влияют на динамическую сеть, дестабилизируют процессы памяти и вызывают аномальные мутации в ваших душах. После физической смерти такие души уже не смогут восстановить утраченную индивидуальность и будут использованы лишь в качестве вторичного материала для эволюции Коллективных Душ Животных. Поэтому станьте ещё более бдительными к ухищрениям и искушениям тёмных сил, менее всего заинтересованных в благополучном вашем Преображении.

Очень и очень скоро всё на вашей Земле будет очищено и возродится к новой Жизни. Зло будет побеждено и все его служители окажутся связанными и запертыми в сверхплотном мире, откуда им придётся снова начинать своё эволюционное восхождение, чтобы

когда-то достичь тех уровней вибраций, которые в скором времени позволят более двадцати миллиардам человеческих Сознаний стать обитателями земных Городов Света. Приготовьтесь же, люди, так как и день, и час «Страшного Суда» над прошлым вашей планеты уже обозначен!

Разумные существа из системы звезды Альциона, которая расположена в Плеядах - в звёздном скоплении в созвездии Тельца - имеют тело, очень похожее на ваше. Они подчиняются тем же мыслям Бога - Творца, поэтому и материальные формы выражения человеческого тела у вас и у них очень схожи между собой. По этой же причине ваши флора и фауна также очень похожи. Несколько тысячелетий назад эта цивилизация даже имела свою колонию на Земле. Хотя они и превосходят вас по развитию всего лишь на несколько тысяч лет, но развивались по совершенно иному, чем вы пути. Их эволюция проходила гораздо быстрее, и главной причиной их духовного и интеллектуального восхождения была неослабевающая воля к победе над дегенеративными и деструктивными силами, а также осознание необходимоти возвышения над всеми слабостями, обусловленными вынужденой утратой внутреннего равновесия.

Их концепция свободы полностью лишена негативности и то состояние уравновешенного блаженства и гармонии, в котором они пребывают, укрепляется глубиной их внутреннего мира и той здоровой определённостью, которая сообщается им беспредельной уверенностью в том, что как они служат высшему, так и высшее служит им.

Они говорят, что помогают вам потому, что живут и действуют по законам любви к ближнему. Конечно, они могли бы помочь вам и в гораздо больших масштабах, но по Космическим Законам не имеют право насильно вмешиваться в естественное развитие и созревание Сознаний Земного Человечества в пределах Материального Творения.

Поэтому их цивилизация ограничивается лишь невидимой помощью, суть которой состоит в следующем: Экипажи их космических кораблей прикладывают большие усилия, чтобы постоянно приводить в состояние равновесия и баланса то соотношение сил, которое вы люди своим варварским отношением к Природе всё больше, и всё глобальнее выводите из равновесия.

Многие люди, с которыми они постоянно поддерживают телепатический контакт, были специально инкарнированы на Землю с Плеяд, чтобы создать здесь прямые пункты соединения Сознаний их цивилизации с человечеством Земли. Если бы не своевременная и действенная невидимая помощь, оказываемая человечеству извне другими космическими цивилизациями по сглаживанию критических ситуаций, вы уже давно бы не смогли существовать здесь из-за сильного радиоактивного излучения. Радиоактивное излучение уже обусловило гораздо более сильное повреждение клеток ваших физических тел, чем это представляется вашим медикам и учёным.

Некоторые опасные процессы в клетках начинают становиться необратимыми. Иммунная система становится всё более нестабильной, что и обусловило появление новых опасных болезней, из которых СПИД - лишь первая ласточка приближающихся тяжёлых испытаний человечества. Новые болезни человечества будут связаны с дестабилизацией энергетики астрального тела, что будет очень болезненно сказываться на состоянии внутренних органов. Загрязнение окружающей среды, усиление радиоактивного фона в первую очередь скажется на кожном покрове людей. Исчезнут очень многие полезные насекомые и птицы, в том числе и пчёлы, с исчезновением которых человечество лишит себя таких ценнейших лекарств, как мёд, прополис, пчелиное молочко и пчелиный яд.

Цивилизация с Плеяд имеет в пространстве вашей планеты три так называемых опорных пункта или космические станции, куда наши корабли прилетают в определённые промежутки времени. Одна из таких станций находится над территорией России, вторая над Соединёнными Штатами Америки, а третья - над территорией Австралии. Они расположены на высоте примерно семи тысяч километров над поверхностью Земли, а в длину каждая из таких станций имеет пятьдесят километров и способна очень длительное время вести совершенно автономное существование.

- Да уж, грустную вы нам картину нарисовали, - осторожно поглядывая на пришельца, с грустью в голосе заметила Наташа. Неужели у нас всё так плохо, как вам это представляется. Не успели ещё, как следует, пожить на нашей грешной Земле, а уже нас предупреждают о Вселенских катаклизмах.

- Нам очень жаль, уважаемая землянка, но не нами выдуманы эти Великие Законы, которым обязаны подчиняться все цивилизации Вселенной.

 

 

Глава 42.

 

После заключительных операций по сближению и причаливанию российской станции к американской, два астронавта благополучно перебрались на борт «Ариадны».

- Чёрт бы побрал этих русских, - сердито ворчал бывший командир «Независимости», уже два часа держат нас в переходном шлюзе, проверяя на чужеродную микрофлору.

- Сэр, вы напрасно так нервничаете, - спокойно заметил Том, - русские уж не такие глупые ребята и они прекрасно знают, что делают. Было бы весьма странно, если бы они сразу же без всякой предосторожности пустили нас в свой монастырь.

- Том, вы всю дорогу стараетесь перечить мне, - яростно вращая глазами, прохрипел Джон, - мне надоели ваши тупые комментарии по поводу и без всякого повода.

- Джон, после того как вы навсегда расстались со своим статусом командира, я имею полное право высказывать свои суждения и без вашего официального разрешения.

- Вы можете болтать, что угодно, но официально я всё ещё числюсь командиром КС «Независимость» и вы обязаны мне подчиняться, чёрт вас возьми, - почти закричал Джон. Мне надоело чувствовать себя подопытной крысой в этом железном чулане, и я требую немедленного освобождения из него.

Джон подлетел к герметичной перегородке и яростно забарабанил кулаками во входной люк станции. В тот же момент в эфире прозвучал спокойный голос Николая:

- Господа, спешу вас успокоить, ваша проверка на чужеродную биомассу закончена. Ровно через три минуты вы сможете спокойно перейти на борт нашей станции, где вас ждёт наш радушный приём, ну и, конечно, ряд обязанностей, которые, я надеюсь, вы будете свято выполнять. До скорой встречи, господа!

- Ну, вот видите, Джон, у русских всё под контролем и всё предсказуемо, а вы мне закатываете истерики, которые уже и меня стали раздражать.

- Ладно, Том, не будем ссориться, время всё расставит на свои места. Сейчас нам крупно не повезло, но у меня такое ощущение, что совсем скоро и мы с вами, Том, внесём свою лепту в решение самых ответственных задач и проблем, которые ещё встанут перед русскими космонавтами.

Ровно через три минуты плавно отошёл в сторону люк, закрывающий вход на станцию. В открывшемся внутреннем пространстве станции показались головы Александра и Варвары. Американские астронавты несколько настороженно приблизились к люку и заглянули в него.

- Ну, чего вы медлите, господа, - засмеялась Варвара, - милости просим в нашу обитель, где вас уже никто не обидит.

- Действительно, господа, - улыбнулся Александр, - мы не казаки из Сибири и не собираемся вас рубить шашками. Уж, пожалуйста, сделайте милость, пройдите на нашу станцию.

Наконец, набравшись храбрости, и преодолевая некоторую неловкость, оба астронавта ступили на пол космической станции «Ариадна».

- Ну, что, господа, давайте без всяких там церемоний, - лукаво поглядывая на Джона, улыбнулась Варя, меня здесь все кличут Варей или, если хотите, Варюхой, а это мой боевой товарищ Александр или просто Саня. Ну, а как вас родители в своё время нарекли?

Американцы приняли вертикальное положение и, отдав по-военному честь Варваре, представились.

- Ну, вот и хорошо, господа, - спокойно проговорил Саша, - а теперь я отведу вас в ваш бокс, где вы сможете спокойно отдохнуть, ознакомиться с оборудованием, уставленном там, и сосредоточиться на предстоящих больших делах, которыми нам с вами в скором времени предстоит заняться. Вижу, вижу, господа, что вы горите желанием встретиться с нашим командиром Николаем Козыревым, но не будем опережать события, в нужное время мы удовлетворим и это ваше желание, а пока прошу вас следовать за мной.

Американские астронавты пристально вглядывались в лица их новых покровителей и никак не могли взять себе в толк, почему и каким образом такое благополучное и процветающее государство потерпело полный крах в этой безумной гонке за Марс.

Том видел, как лицо его бывшего командира постепенно наливается кровью, а левый глаз начинает предательски дёргаться. Предполагая не самое хорошее начало от своего командира, Том взял инициативу на себя:

- Господа, мы тронуты вашим гостеприимством и не находим даже слов, чтобы выразить вам свою благодарность за наше спасение.

Осторожно бросив взгляд на Джона, Том продолжил:

- Не обращайте внимания на моего товарища, он слегка понервничал за последние несколько суток и поэтому ему сейчас очень трудно оправиться от шока потери своего космического корабля.

- Да мы всё понимаем, господа, - с грустью в голосе заметил Саша, - но на то мы и космонавты - исследователи, чтобы постоянно принимать на себя удары судьбы. Не стоит придавать этому особое значение.

По мере разговора космонавтов с астронавтами, они плавно продвигались по многочисленным отсекам станции, давая американским гостям необходимые пояснения об устройстве КС «Ариадна». Наконец, вся компания остановилась около отсека, специально выделенного для

двух астронавтов. Александр распахнул дверь и жестом пригласил американцев проследовать за ним.

- Ну, вот, господа, этот отсек зарезервирован как раз специально на всякий непредвиденный случай. Я полагаю, что здесь вы сможете в полной мере отдохнуть и набраться сил для новых свершений на благо всего человечества, - вежливо заметил Саша.

Оставшись одни, астронавты с некоторым изумлением, рассматривали место из временного пребывания.

- Послушайте, Джон, не кажется ли вам, что русские в некоторых вопросах превзошли нас. Вы только посмотрите на это, - Том рукой указал на монитор компьютера, встроенного в стену бокса, - это же последний писк компьютерных технологий. А этот внутренний интерьер бокса вызывает у меня только положительные эмоции.

- Да я уже и сам замечаю, Том, что вы уже готовы прогнуться под любыми требованиями русских, - сердито косясь на своего товарища, злобно заметил Джон. Вы всё-таки не забывайте, что наши идеи и наши взгляды на многие мировые вопросы и проблемы доминируют в

мире. Да и потом, чёрт вас возьми, вы всё же американец, а не какой-нибудь туземец, который рад связке ярких бус, подаренных ему цивилизованным человеком. В конце концов, и у вас должна быть хоть какая-то гордость за свою страну и за свой народ.

- Ну, а что вы предлагаете, Джон, постоянно ссориться и конфликтовать с русским экипажем? Не забывайте, дорогой, что они, по сути говоря, спасли наши жизни и только за это мы должны им бесконечно благодарны. Или у вас другое мнение на этот счёт? Вам же русским языком разъяснили, что мы на станции вовсе не будем сторонними наблюдателями, а примем самое активное участие в исследовании Марса. Джон, уже давно пора вам забыть ваши имперские замашки на ведущую роль Соединённых Штатов. Наш мир уже давно не тот и мне странно слышать от вас такие заявления.

- Ладно, Том, оставим пока этот разговор на другое время, а сейчас мне необходимо расслабиться и отдохнуть.

Джон быстро разоблачился и прилёг на койку, предварительно пристегнувшись страховочными ремнями.

- Послушайте, Том, у меня в голове созрел некий план, который при его благополучном завершении поможет нам обрести своё лице на русском корабле. Том, поймите только одно, что нас не поймут, если мы вернёмся на родную Землю космическими туристами, а не победителями. Понимаете, слишком большие силы и влиятельные люди задействованы в этом проекте. Многие в Соединённых Штатах заинтересованы в нашем неоспоримом успехе в космосе и поэтому я советую вам принять моё предложение.

- О каком предложении вы говорите, Джон, - улыбнулся Том, - может быть, у вас созрел план захвата русской станции или что-нибудь в этом роде. Боже праведный, как мне всё это надоело уже там в своей стране, где постоянно во всех СМИ постоянно превозносили наше самое демократичное и самое свободное государство в мире. Вы же сами прекрасно понимаете, Джон, что всё это далеко не так. Во всяком случае, Джон, вы на меня не рассчитывайте, я не собираюсь потворствовать вашим чёрным мыслям в отношении русских и хочу предупредить вас, что я всеми силами встану на защиту интересов русского экипажа, который, между прочим, подарил мне второе рождение.

- Не надо делать поспешных заявлений и выводов, Том, - с усмешкой заметил Джон, - одному только Богу известно, что нас ждёт впереди на этой русской посудине.

- Я уже сделал свой выбор, - гневно глядя в глаза своему товарищу, по-военному отрапортовал Том, и не собираюсь менять своего мнения, а вот вам придётся крепко подумать над теми словами, которые вы сейчас изволили произнести. Никогда не думал, Джон, что вы так низко падёте в моих глазах…

 

 

Глава 43.

 

От ужаса происходящего с ней Надежда закрыла глаза и потеряла сознание. В её голове постоянно стоял какой-то странный металлический звон и яркие световые вспышки. Надежда совершенно не помнила на протяжении какого времени она находилась в таком состоянии, но, наконец, открыв глаза, обнаружила себя на небольших размеров столе, прикованной к нему плотными обручами.

- Господи, - мысленно взмолилась Надежда, - да что же это мне так не везёт в моей благородной миссии первооткрывателя. Эй вы, яйцеголовые господа, я полагаю, что вы ошибочно приняли меня за существо, которое хочет причинить вам вред. Уверяю вас, что мы - люди Земли не хотим никому угрожать, мы просто хотим понять, что привело Марс к такому грустному и печальному финалу в своём развитии. Ведь наверняка миллионы лет назад Марс представлял из себя цветущую и благодатную планету, но в настоящее время - это безжизненные холодные пространства. Хотя, судя по вашей активности, у вас, вероятно, совершенно другое мнение на этот счёт.

Надежда краешком глаза наблюдала за медленно приближающейся к ней группе инопланетян и её тело содрогалось от ужаса предстоящих вероятностных событий в отношении её тела.

- Господа, вы же цивилизованные существа, достигшие грандиозных успехов в освоении космоса и в научно-техническом прогрессе, неужели вы предпримите какие-то людоедские методы в отношении бедной девушки, - забилась в истерике Надежда.

Через мгновение группа зеленоватых существ уже стояла у стола, где покоилось тело космонавта. Один из инопланетян своей худосочной четырёхпалой рукой достал из складок своего комбинезона какой-то длинный и острый стержень и начал медленно вводить его в нижнюю часть живота девушки. Как ни странно, но Надежда при этом ни ощутила какой-либо боли, а только её пробрала мгновенная дрожь от холода металлического прибора.

- Ну, это уже переходит все границы дозволенного, - в ярости закричала Надежда, пытаясь высвободить руку из плотных пут инопланетян. Освободите меня немедленно и прекратите эти ваши гнусные эксперименты над моим телом. Может ли мне сейчас кто-нибудь из вас внятно объяснить, что происходит?

Надежде так и не удалось освободить руки от крепких захватов, плотно облегающих её тело, но в тот же миг она услышала в своём мозгу звучащие на высокой частоте слова:

- Лежите спокойно, мы не причиним вам больших страданий. Нам необходимо взять некоторые пробы из разных частей вашего организма. Вы сами виноваты в том, что так бесцеремонно вторглись в пространство, которое мы тщательно скрывали от землян.

Но, раз вы уже здесь, то мы вынуждены подвергнуть ваше сознание и физическое тело некоторым изменениям и коррекциям, которые позволят вам в будущем продлить своё существование на планете до трёхсот лет.

- Конечно, спасибо вам за такую любезность, - гневно ответила Надежда на слова инопланетянина, - но мне совершенно незачем так долго жить и наблюдать, как умирают в глубокой старости мои дети и внуки.

- Вы не должны опасаться этого, поскольку через ваши гены, эти новые свойства автоматически передадутся вашим детям и внукам. Инопланетяне достали из под стола ещё ряд зондов и острых стержней, которые попеременно начали вводить в тело девушки. Как и обещал инопланетянин, девушка не испытывала никакой боли, за исключением того неприятного чувства от контакта с металлическими инструментами.

- Чёрт бы вас побрал, - кося глаза на инопланетян, сердилась Надежда, - да когда же вы, наконец, закончите эти свои варварские исследования. Сколько можно терзать бедную девушку? Да и потом, зачем вам всё это надо?

- Наша цивилизация, к сожалению, вырождается и нам требуется новый и свежий материал, чтобы улучшить генофонд наших сущностей. По своей биологической структуре и форме вы полностью подходите для этого мероприятия.

- Но, насколько мне известно, вы не имеете никакого права вмешиваться в развитие нашей цивилизации. Это претит межгалактическому кодексу развития цивилизаций или я не права.

- Конечно, вы правы, нас уже предупреждали не раз цивилизации «Плеяд» и «Сириуса», но вы сами добровольно вторглись туда, куда вам путь заказан и мы только пользуемся случаем, чтобы осуществить давно нами задуманное.

Надежда видела, как один из инопланетян приставил к её голове овальной формы и тёплый по ощущениям предмет, от прикосновения которого её вдруг страшно потянуло в сон. Уже через несколько мгновений Надежда крепко спала, совершенно не замечая, что с ней происходит.

Между тем, Олег мучительно соображал, в каком боксе находится Надежда. Электронное сканирование ближайших к нему боксов не принесло никаких результатов. Видимо, боксы были изготовлены из особого материала, полностью отражающего энергетические волны сканера.

- Эх, Надюха - горюха, - нервничал Олег, - ведь говорил же я тебе, чтобы ты не совалась туда, где нас не ждут. Ну, где мне теперь искать тебя? Да и потом эти твари вывели из строя наше протонное оружие.

Занятый своими мыслями, Олег совершенно не слышал, что уже кто-то давно барабанит рукой по обшивке марсохода. Заглянув в один из иллюминаторов, Олег увидел улыбающуюся Надежду, которая руками делала ему какие-то знаки.

- Одно из двух: или я брежу, или Надьке удалось каким-то образом покинуть один из этих боксов, - с изумление глядя на своего товарища, мысленно констатировал Олег.

Олег нажал на панель внешней связи и с большим облегчением услышал уже до боли знакомый голос Надежды:

- Ну, чего ты там заперся в своей скорлупе, - засмеялась Надя, - давай открывай переходной люк, надо обсудить план наших дальнейших действий.

После несложных операций по переходу космонавта на борт марсохода, Надежда уже через

пару минут стояла перед изумлённым и несколько испуганным Олегом. Быстро освободившись от гермошлема, Надя с удивлением взглянула на Олега.

- Слушай, Олег, у меня такое ощущение, что ты меня сегодня впервые увидел. Что с тобой?

- Со мной то как раз всё в порядке, а вот что с тобой случилось за эти три часа твоего отсутствия, - тихо проговорил Олег. Где ты была всё это время?

- Можно подумать, что ты не знаешь, где я была. Ты же по монитору отслеживал каждое моё движение между боксами. И потом о каком моём отсутствии ты говоришь, тем более трёхчасовом? Ты явно сегодня перетрудился, Олежек, и тебя надо отдохнуть. К сожалению, за время своей кратковременной прогулки мне не удалось встретить кого-нибудь, да и в этих боксах я не заметила никаких признаков входных люков или дверей.

- Надя, опомнись, что ты несёшь, какая к чёрту прогулка между боксами, когда ты, будучи в полной истерике, взывала о немедленной помощи и защите от инопланетян.

- Господи, да что ты такое говоришь, никаких инопланетян я и в глаза не видела, а только видела множество боксов и дисковидных аппаратов. Слушай, Олег, я понимаю, сегодня у нас особенный день, мы многое уже увидели и это наложило свой отпечаток на нашу психику. Я совершенно не удивляюсь тому, что с тобой сейчас происходит, но это, я уверяю тебя, пройдёт.

- Да я совершенно здоров, - почти закричал Олег, показывая дрожащей рукой на главный пульт, - а это я тоже выдумал?

- Ну, и что у нас с главным пультом? - по-деловому осведомилась Надежда.

- Эти существа вывели из строя наше протонное оружие, то есть я хочу сказать, что мы теперь полностью беззащитны в этом отношении.

- Вот интересно, Олег, ты рассуждаешь. А не кажется ли тебе, что любая техника подвержена износу, что и произошло с твоей пушкой. Я полагаю, что инопланетяне здесь совершенно ни причём, тем более, что я их здесь пока не наблюдаю. Всё, Олег, хватит дурить мне голову и давай думать, как нам теперь выбираться отсюда.

- Надя, послушай меня, - горячо заговорил Олег, - если существуют эти боксы и эти дисковидные аппараты, то не исключена возможность того, что скоро появятся их хозяева.

- Ладно, Олег, не надо так переживать по всяким пустякам. Может быть эти твари и существуют, но пока они нам ничего плохого не сделали, по крайней мере, мне. А если они действительно появятся, то я найду с ними общий язык.

- Интересно, Надюха, на чём же это жиздется такая твоя уверенность в успехе контакта? Во всяком случае, я не ожидаю ничего хорошего от встречи с ними. Короче говоря, я принимаю решение возвращаться на базу, а там видно будет, чем нам заняться в дальнейшем.

- Ты принимаешь решение, - возмутилась Надежда, - а меня ты спросил? Между прочим, Олег, в данном случая именно я являюсь командиром, а ты всего лишь мой подчинённый и посему все решения принимаю и буду принимать только я и никто другой. Тебе это ясно или нет?

- Ну, чего ты дёргаешься, Надь, не хватало нам ещё поссориться на этой чуждой нам планете. Хорошо, хорошо, я не возражаю - ты командир. И что же мне может предложить мой командир в этой сложной ситуации? - засмеялся Олег.

- Значит, так, Олег, - медленно заговорила Надежда, - в первую очередь мне необходимо осмотреть хотя бы один дисковидный аппарат. Согласись, что не каждый раз предоставляется такая прекрасная возможность пощупать руками то, что некоторым людям только виделось во сне. Ну, а затем уже мы с лёгким сердцем сможем спокойно покинуть этот ангар.

- Ну да, если портал ещё открыт для нашего возвращения, - с иронией в голосе заметил Олег. А если эти твари восстановили нами же разрушенный портал, то нам уже не видать воли никогда.

- Олег, оставь этот свой тюремный юмор при себе, - насупилась Надежда, - не всё так страшно и печально, как ты думаешь. Мы и так уже на воле достаточно давно и дай нам Бог оставаться свободными и независимыми ещё не одну сотню лет.

- А ты уверена, что инопланетяне разделяют с тобой твою точку зрения на волю? - улыбнулся Олег.

- Да, я в этом абсолютно уверена, - с раздражением в голосе ответила Надежда. Мало того, я уверена, что они помогут нам в исследовании этой загадочной планеты, раскроют нам некоторые секреты своих сверхтехнологий и знаний.

- Ладно, Надюха, с тобой мне трудно спорить,

давай прогуляемся до ближайшего дисковидного аппарата и сразу же назад. И учти только одно, что защитить тебя я уже не в силах.

- Никакой защиты вовсе не потребуется, - быстро ответила Надежда, надевая на голову гермошлем.

 

 

Глава 44.

 

В центре управления полётом сегодня было многолюдно и достаточно жарко от остроты высказываемых суждений и мнений о завершающем этапе полёта станции «Ариадна».

За большим дубовым столом сидели: члены государственной комиссии, руководитель центра подготовки космонавтов, директор «РОСКОСМОСА», руководитель полёта, космонавты первой миссии на Марс и другие лица. На повестке дня стоял только один вопрос: о предварительных результатах второй миссии на красную планету и благополучное возвращение космонавтов на родную Землю.

Из-за стола поднялся председатель государственной комиссии и, обведя всех присутствующих испытующим взглядом, заговорил:

- Господа, я рад вас приветствовать на очередном нашем контрольном заседании, на котором мы должны подвести некоторые итоги нашей второй миссии на Марс и подумать над тем, как обезопасить экипаж КС и её саму от всяких непредвиденных случайностей. Денис Яковлевич, я полагаю, что эта тема в первую очередь должна быть вам очень хорошо знакома, вот и доложите нам, с чем столкнулись наши космонавты за время своего многомесячного полёта к Марсу.

- Спасибо, Виктор Алексеевич, я постараюсь в полной мере осветить весь круг вопросов и проблем, которые стоят перед нашими космонавтами. Пока ситуация в далёком космосе у нас под контролем, но не исключена возможность того, что в любой момент она может выйти из - под контроля.

- Что вы имеете в виду, - недовольно поморщился председатель государственной комиссии, - говорите яснее.

- Хорошо, Виктор Алексеевич, я скажу прямо, что запасы питьевой воды на станции крайне ограничены и если космонавты позволят себе произвольно её расходовать, то уже через два месяца на станции не останется ни капли воды. Вы же понимаете, чем всё это может за

кончится.

- Ну, а почему вы решили, что наши космонавты поведут себя в этих непростых условиях не штатно? Откуда у вас такое паническое настроение, Денис Яковлевич, - сердито косясь на выступающего, заметил председатель. Это вам не американские астронавты-паникёры, которых в космосе может напугать любая мелочь. Да, кстати, что вы можете сказать о завершении операции по спасению американцев. Какие новые данные вы получили на сей счёт?

- Операция по спасению части американского экипажа прошла весьма успешно и без осложнений. Американские астронавты прижились на нашей КС и активно влились в наш экипаж. Правда, существуют некоторые психологические проблемы с их командиром.

- Ну, это и понятно, - усмехнулся Виктор Алексеевич, - они привыкли чувствовать себя хозяевами во всём мире, а здесь вот надо безоговорочно подчиняться российскому командиру.

- Кстати, Виктор Алексеевич, нам перед отстыковкой от Американской КС удалось перекачать с неё достаточно большое количество пресной воды.

- Ну вот, видите, а вы нас тут всех пугаете нехваткой воды, - засмеялся председатель. Ну, хорошо, пока оставим этот вопрос в стороне, а вернёмся к нашим российским космонавтам. Адрей Петрович, кажется, вы на протяжении достаточно долгого времени готовили их к полёту и уж кому, как ни вам знать о психологическом климате на станции. Мы внимательно выслушаем ваше мнение.

- Виктор Алексеевич, не хочу скрывать, но психологическая атмосфера на КС достаточно сложная, но не критическая.

- Ну, не тяните кота за хвост, говорите прямо, что там у них опять стряслось, - начал расходиться председатель.

- Да в общем-то ничего и не случилось, но на станции сложилась обстановка двоевластия.

- Вот это уже интересно, - насторожился председатель, - и в чём это выражается.

- А это выражается в том, уважаемый, Виктор Алексеевич, что некоторые приказы и распоряжения командира КС господина Козырева Николая рядом космонавтов ставятся под сомнение и даже не принимаются к исполнению.

- Назовите мне фамилии этих ослушников, - беря в руки автоматическую ручку, строго заметил председатель.

- Виктор Алексеевич, не надо спешить с выводами, поскольку эти незначительные разногласия в среде экипажа всё же сыграли свою положительную роль в продолжении исследования Марса.

- Что вы имеете в виду, - нахмурился председатель.

- Я имею в виду тот факт, что программа исследования Марса не прерывалась ни на один день, а успешно продолжается и в настоящее время, хотя часть российского экипажа задействована в программе спасения американских астронавтов.

- Я что-то вас не понимаю, Андрей Петрович, потрудитесь объяснить нам, как это можно одновременно одному человеку погнаться за двумя зайцами и благополучно их поймать.

- Вот именно, Виктор Алексеевич, всё так и произощло, как вы описываете. Всё дело в том, что на орбите Марса наши космонавты приняли сигнал бедствия с американской станции. Было решено пока свернуть предстоящую программу исследования Марса и ускоренным темпом двигать к терпящим бедствие американцам. Но по инициативе космонавтов Ивановой Надежды и Конкина Олега в результате продолжительных дискуссий было решено оставить на поверхности Марса базовый лагерь с двумя космонавтами, а остальным трём членам экипажа двигаться к бедствущим американцам. Так что, Виктор Алексеевич, теперь уже можно с уверенностью сказать, что инициатива космонавтов Ивановой и Конкина была вполне оправданной, не взирая на то, что они первоначально отказывались выполнять прямые приказы Козырева.

- Андрей Петрович, вы хотите сказать, что эти ослушники теперь герои и победители, так что ли? - с усмешкой на губах поинтересовался председатель.

- Вот именно, Виктор Алексеевич, а победителей не судят - это старая истина.

- Да нет, Андрей Петрович, дисциплина в таких ответственных делах решает практически всё. Здесь и успех дела и здоровье экипажа и ещё многое такое, которое не обозначить двумя словами. Я надеюсь, что вы меня понимаете? Ну, хорошо, что эти ослушники успели натворить там на Марсе или они не выходят на связь? Яков Иванович, вы как руководитель полёта должны быть хорошо осведомлены в этом вопросе.

- Спасибо, Виктор Алексеевич, за предоставленное мне слово, поскольку мне действительно есть что сказать. Николай Козырев практически

постоянно находится со мной на связи и докладывает обо всех событиях, происходящих как на самой станции, так и на поверхности Марса. Информация достаточно интересная и требующая переосмысления много того, что нам ранее казалось незыблемым.

- Я вас внимательно слушаю, Яков Иванович, - снимая очки, насторожился председатель.

- Так вот дело в том, господа, что на поверхности Марса нашими двумя космонавтами обнаружена подземная база инопланетян с многочисленными техногенными сооружениями. К счастью, до прямых контактов с инопланетянами дело пока не дошло, но раз существует подземная база, то должны существовать и сами хозяева всего этого

- Так, так, вот это уже интересно, Яков Иванович, - искоса поглядывая на выступающего, улыбнулся председатель. А вы уверены, что это действительно так, а не плод больного воображения этих ваших двух космонавтов.

- Да нет, Виктор Алексеевич, похоже, что дело обстоит именно так, как мне недавно доложил командир Козырев. Наши и американские автоматические станции давно фиксируют над поверхность Марса пролёты каких-то странных объектов дисковидной и цилиндрической формы, как, впрочем, и над поверхностью Луны. Поэтому нет никаких оснований не верить нашим космонавтам, которые рискуя своей жизнью, доводят до нас эту ценнейшую информацию

- Ну, хорошо, сегодня же передайте на борт станции, чтобы космонавты не вступали в контакт с этими существами из других миров и немедленно покинули месторасположение базы инопланетян. Что вы можете сказать о дальнейшей программе исследования Марса и возвращения КС на Землю?

- К сожалению, не по нашей вине мы отклонились от чётко составленного графика полёта нашей КС и поэтому возвращение наших космонавтов будет не столь скорым, как это планировалось. Но самым неприятным для нас является тот факт, что в этот период времени Марс значительно удалится от Земли и нам придётся вновь корректировать обратный полёт КС с учётом количества топлива, находящегося на борту «Ариадны».

- Вы что же хотите сказать, что может и не хватить топлива нашим космонавтам, чтобы благополучно завершить свой полёт? - возмутился председатель.

- Мы сейчас над этим работаем и уже через пару дней будет составлена программа автоматического полёта КС к Земле, и я полагаю, что наша миссия на Марс благополучно завершится.

- Ну, что же, господа, будем и мы надеяться на благополучное возвращение наших ребят из далёкого космоса, - вставая из-за стола, проговорил председатель государственной комиссии. Я благодарю всех присутствующих за искренние и деловые сообщения, которые, несомненно, помогут всем нам завершить это великое дело - освоение ближайшего к нам космического соседа. Все свободны, господа!

 

 

Глава 45.

 

Космическая станция «Ариадна», совершив ряд манёвров в космическом пространстве, вышла на стационарную орбиту вокруг Марса. Несмотря на все усилия командира российского экипажа Николая Козырева психологическая атмосфера на КС оставляла желать лучшего. С первого взгляда можно было предположить о вполне лояльной и спокойной атмосфере царившей на борту станции, но при более пристальном взгляде на поведение космонавтов многое говорило за то, что последние нервничают и порой совершают поступки, не отвечающие установленным нормам морали и приличия.

Николай сидел в центральном посту и мысленно перебирал все события предшествующего дня, который подарил ему достаточно много неприятностей и волнений. На подлёте к Марсу отказала система автоматической ориентации станции, что повлекло за собой дополнительные расходы топлива для ручной коррекции движения КС. Только благодаря титаническим усилиям российского космонавта Петрова и американского астронавта Тома, неисправность удалось быстро устранить. Николаю вообще нравился этот весёлый и неунывающий американец, для которого не существовали такие понятия как скука и грусть. А вот о втором американце Николаю уже трудно было сказать что-нибудь определённо хорошее. Джон оказался весьма мнительной и замкнутой личностью, с которой было очень трудно не то что контактировать, но и работать. Почти все приказы и распоряжения командира КС он подвергал критике и сомнению. Всё это накладывало свой отпечаток на общее состояние дел на КС. Николай сидел в глубокой задумчивости, мучительно соображая каким образом ему сохранить те крупицы добра, любви и уважения в сердцах своих товарищей.

- Значит так, - хлопнув ладонью руки по пульту, твёрдо решил командир, - сегодня на Марс высадятся Саша и Джон. Я полагаю, что это в какой-то степени разгрузит ту атмосферу неприязни и отчуждённости, которая в последнее время сложилась на борту КС между космонавтами и американскими астронавтами.

Николай расположился в командном кресле и не спеша нажал на панель внутренней связи с космонавтами.

- Саша и Джон, пройдите в центральный пост для получения нового ответственного задания, - твёрдым голосом приказал командир.

На поверхности Марса два российских космонавта продолжали свою исследовательскую деятельность. В последние несколько недель с ними была потеряна связь и, это очень беспокоило Николая. Конечно, чужая планета таила в себе много сюрпризов, которые зачастую могли вылиться во что-то более серьёзное и трагическое для космонавтов.

В центральный пост вплыли Джон и Саша и закрепившись ремнями в своих креслах, вопросительно и настороженно посматривали на своего командира.

- Ну, что, голубчики, пора и вам немного размять свои косточки, прогулявшись по пыльным марсианским дорожкам, - пошутил Николай. Сегодня, господа, мной принято решение отправить на поверхность Марса двух космонавтов для выяснения причины упорного молчания двух наших товарищей, которые уже на протяжении длительного времени ведут исследовательские работы на красной планете. Командиром вашей группы назначаю Джона, его заместителем и естественно подчинённым Александра. Какие будут соображения и вопросы на этот счёт? - бросая быстрый взгляд на американского астронавта, поинтересовался командир КС.

- Сэр, я благодарю вас за доверие и хочу сказать, что мы приложим все силы для реализации того, что вами задумано сделать на красной планете, - быстро по-военному отчеканил американец.

- Ну, одному мне без вашей активной помощи не решить и десятой доли того, что задумано сделать, но благодаря нашей совместной и дружной работе мы сможем добиться многого и успешно завершить наш, уже триумфальный, полёт к Марсу, - ответил Николай.

- Сэр, нельзя ли немного подробнее осветить вопросы, связанные с нашей высадкой на Марс, - тихо поинтересовался Джон. Я полагаю, что в первую очередь необходимо посетить легендарные пирамиды и полуразрушенный дисковидный аппарат на поверхности Марса. Согласитесь, сэр, что эти два объекта чрезвычайно интересны и важны для наших учёных. И если нам удастся раскрыть их тайны, то это позволит нам пересмотреть и переосмыслить многие научные постулаты, ранее казавшиеся нам незыблемыми.

- Так, Джон, ваше мнение мне понятно, а что мне скажет ваш заместитель, - улыбнулся Николай.

- Командир, а я считаю, что в первую очередь надо выяснить причину упорного молчания наших товарищей на Марсе. Я полагаю, что пирамиды мы всегда успеем осмотреть, а вот наши товарищи могут оказаться в большой беде, если мы смалодушничаем или займёмся ни тем, чем надо.

- А не совершаю ли я глубокую ошибку, назначая командиром этого американца, - мысленно рассуждал Николай, пристально вглядываясь в лица космонавтов, сидящих перед ним.

Николай повернул голову в сторону иллюминатора станции, за которым медленно и величественно проплывала марсианская панора-

ма. Николай понимал, что между Джоном и Александром уже давно назревал серьёзный конфликт и поэтому решение послать их обоих на Марс было вполне оправданным, чтобы снять с них тот психологический гнёт, который уже давно витал над ними.

- Значит так, Джон, - я не возражаю против того, чтобы в самое ближайшее время были исследованы упомянутые вами марсианские объекты, но вы должны понять, что жизнь наших товарищей для нас дороже всего, - спокойным голосом заметил Николай. Ваша главная задача на красной планете состоит в том, чтобы в самое короткое время обнаружить наших товарищей на Марсе и помочь им наладить связь со мной. Я надеюсь, что вы правильно поняли мои слова?

- Сэр, да я и не отказываюсь от поисковой миссии на Марсе, но одно, никоим образом, не может помешать другому. Можно обнаружить наших товарищей на Марсе и уже совместными усилиями продолжить исследование планеты.

- Джон, вы поймите, - горячо заговорил Саша,- что этот ваш инопланетный корабль никуда не денется от нас. Он уже достаточно давно покоится на поверхности Марса и вряд ли уже куда-нибудь улетит. Вы согласны со мной?

- Да, да, русский коллега, я согласен с вами и готов незамедлительно приступить к спасению русских космонавтов.

- Пока, Джон, никого не требуется спасать, - нахмурился Николай, - пока нужно просто обнаружить наших космонавтов и установить со мной устойчивую связь. Кстати, на всякий случай прихватите с собой протонные бластеры, они вам могут очень пригодиться на Марсе. Для проведения этой операции, я думаю, вам достаточно будет трёх часов, поскольку пропавшие космонавты не могли слишком далеко удалиться от базового лагеря. Кроме всего прочего, сейчас на Марсе в этом районе относительно спокойно и вы по следам марсохода сможете достаточно быстро их обнаружить. Итак, господа, я надеюсь на вашу чёткую и слаженную работу на поверхности Марса и приказываю незамедлительно присту-

пить к реализации всего того, о чём я только что говорил с вами. До скорой встречи на связи.

Космонавты отделились от своих кресел и, по-военному отдав честь, удалились в спускаемый аппарат КС.

- Дай Бог этим ребятам осуществить мною задуманное, - вновь заглядывая в иллюминатор станции, подумал Николай. Хотя им будет не совсем легко преодолеть тот психологический барьер отчуждённости, который возник между ними.

Командир нажал на панель внутренней связи и проговорил жёстким голосом:

- Варвара, как у нас обстоят дела с запасами топлива на борту. Вы уже произвели соответствующие расчёты или ещё нет?

В динамике центрального пульта Николай услышал знакомый ему голос космонавта:

- Коля, по моим предварительным данным количества топлива на борту КС должно хватить на обратный перелёт к Земле, но должна сказать, что если во время полёта потребуются какие-то коррекции движения, то этого количества может и не хватить. То есть, я хочу сказать, Коля, что топлива у нас в обрез.

- Ну, уж, спасибо за такую радостную новость, - с грустью в голосе заметил Николай. Значит, ты хочешь сказать, что мы уже не имеем права на ошибки в космосе?

- Вот именно, Коля, это я и хотела тебе доложить, - весело ответила Варя.

- Слушай, Варюха, а чего ты так радуешься, на мой взгляд мы сейчас стоим на краю пропасти, которая не имеет дна, - искренне возмутился командир. Здесь в пору плакать надо, а не веселиться и уверять себя, что всё о,кей.

- Командир, ты же сам нас всегда учил сохранять спокойствие и трезвость ума, - быстро отреагировала Варвара, - вот как раз и настал тот самый момент, чтобы не пасть нам всем духом.

- Что верно, то верно, Варвара, - примирительно заметил командир, - но всё же излишняя эйфория в данном случае не уместна. Да, вот ещё что, Варвара, подготовь мне расчёты запаса воды, кислорода и всего прочего, без чего нам не прожить и дня на станции. А пока я свяжусь с Джоном и Сашей, которые, я полагаю, уже запылили свои ботинки марсианской пылью .

- О,кей, Коля, - весело ответила Варя.

 

 

Глава 46.

 

Надежда медленно продвигалась в направлении

ближайшего дисковидного аппарата в лучах мощных прожекторов марсохода.

- Надюха, только не вздумай пытаться проникнуть в эти дьявольские штуковины, - взволнованно проговорил по связи Олег.

- Ладно, успокойся, - усмехнулась Надежда, - яйца курицу не учат

- Вот у тебя, между прочим, всегда так - ты права, а я всегда какой-то недоумок в твоих глазах, - обиделся Олег.

- Ну, Олежег, прости меня, я не хотела тебя обидеть, просто я не люблю, когда мне говорят под руку. И потом прожектора направь немного выше, что-то я плохо различаю эти тарелочки. Ага, спасибо, вот так хорошо.

Надежда почти вплотную приблизилась к дисковидному аппарату и рукой прикоснулась к его корпусу. Судя по своим небольшим размерам , этот аппарат предназначался для полётов над поверхностью Марса. Поверхность диска была абсолютно гладкой, без единого сварного или крепёжного соединения отдельных его частей и казался монолитным. Диск покоился на четырёх телескопических опорах с серией затемнённых иллюминаторов по диаметру диска.

- Так, интересно, - пристально вглядываясь в стёкла иллюминаторов, рассуждала Надежда, -

должен же быть у них где-то вход в эту штуковину.

Корпус аппарата отливал каким-то странным серебристым светом, но, как ни странно, глаза совершенно не уставали от этого феномена. Надежда медленно обошла вокруг аппарата, так ничего и не обнаружив, но на всякий случай всё же заглянула под днище диска. К своему удивлению Надежда обнаружила под днищем диска какое-то подобие входного люка. Быстро поднырнув под диск, Надежда пошарила руками по поверхности люка, пытаясь обнаружить устройство для его открытия.

- Я буду не я, если сейчас не обнаружу то, что позволит мне проникнуть внутрь этого монстра на четырёх ногах, - уверенно констатировала Надя.

Медленно продвигаясь вдоль корпуса аппарата Надежа, наконец, наткнулась на какой - то почти невидимый для глаз сглаженный стержень, который на несколько миллиметров выступал из днища аппарата.

- Ага, вот оно то, что позволит мне приоткрыть страничку тайны этого аппарата из других миров, - с удовлетворением подумала Надежда и надавила рукой на стержень. Через перчатку скафандра Надежда почувствовала

лёгкое дрожание корпуса диска, после чего люк в центре днища аппарата плавно открылся.

- Эй, где ты, Надюха, - взволнованно закричал по связи Олег, - я тебя потерял из виду.

- Ну, что ты кричишь, - спокойно отреагировала Надежда, - я под днищем диска и мне удалось обнаружить входное устройство в нём. Пожалуй, я рискну и осмотрю внутреннее убранство этого инопланетного корабля.

- Надька, ты это выбрось из головы, - испуганно закричал Олег, - чёрт знает, что тебя ожидает в этом аппарате, немедленно возвращайся на борт марсохода или за свои действия я не ручаюсь.

- Олег, прекрати сучить ножками, - назидательно заметила Надежда, - да и потом ты, наверно, забыл, кто есть кто. Я командир и я принимаю решение не останавливаться на достигнутом, а продолжать исследования. Иначе зачем вообще мы прибыли на эту загадочную планету, чтобы сидеть сложа ручки и любоваться марсианскими закатами.

- Надюха, да пойми ты, дурочка, что я не могу равнодушно смотреть, как дорогой моему сердцу человек совершает глупые и необдуманные поступки.

- Так, это уже интересно, а нельзя ли немного поподробнее с этого места, - засмеялась Надя,- значит, твои слова я должна расценивать как объяснение в любви.

- Надя, давай этот разговор отложим на потом, хотя мне уже сейчас хочется многое сказать, но я прошу тебя, не лезь ты в этот чужеродный аппарат.

- Нет, Олег, этот вопрос для меня уже решён и не будем напрасно в ступе воду толочь, тем более, что я уже почти проникла в этот аппарат. А ты знаешь, тут достаточно просторно и уютно и вовсе это не чуждый нам аппарат. Здесь всё предусмотрено для спокойной и деловой работы. Я сейчас нахожусь, как мне кажется, в центральном посту тарелки, от которого я просто в шоке.

- Что ты имеешь в виду, - насторожился Олег, - что именно вызывает у тебе удивление?

- Ты знаешь, Олег, всё здесь совершенно не так, как у нас, но вызывает восхищение их рационализм и вдумчивость в правильном размещении пилотских кресел, приборов контроля и управления этим космолётом. Пилотские кресла достаточно мягкие, но удивительно малых размеров, как будто специально изготовленные для детей. Можно вполне предположить, что сами пилоты небольшого роста.

- Надя, я прошу тебя только ничего там не трогать руками, ведь ты же не знаешь о предназначении той или иной панели на пульте, нажав на которые ты поставишь окончательную жирную точку на своём существовании.

- Олег, вот только не надо каркать по всякому поводу, - недовольно проворчала Надя. Действительно, центральный пульт насыщен всевозможными панелями и табло, многие из которых или перемигиваются, или постоянно светятся ненавязчивым приятным светом. Кстати, Олег, многие панели имеют надписи в виде иероглифов, которые мне совершенно не понятны.

- Ну, вот и хорошо, что не понятны, Надя, - радостно заметил Олег, - это как раз говорит за то, чтобы ты прекратила свои исследования и вернулась на марсоход.

- Слушай, Олег, ну какой же ты всё-таки зануда, - удивлённо воскликнула Надежда, - я только во вкус вошла, а ты мне предлагаешь немедленно вернуться под твою опеку. Нет уж, голубчик, - засмеялась, Надя, - так быстро отсюда я не уйду. Я ещё должна обязательно посидеть за их главным пультом, почувствовать

себя в роли межгалактического странника, ищущего разум в безбрежных далях Вселенной.

Неожиданно связь с Надеждой на полуслове была прервана каким-то всё нарастающим шипением, которое очень быстро перешло в высокочастотный свист. Олег с ужасом наблюдал, как внешние обводы дисковидного аппарата начали постепенно приобретать размытый характер и уже через минуту сам аппарат как бы растворился в том пространстве, где он только что покоился.

От неожиданности случившегося у Олега задрожали руки и, напрягая все свои силы, он закричал во всё горло:

- Надька, немедленно возвращайся назад, неужели ты оставишь меня одного на этой жуткой планете.

Сквозь шум и треск эфира Олег слышал отдельные приглушённые слова Нади, доносящиеся как-будто из далека.

- Надя, где ты, что с тобой, я тебя больше не наблюдаю, - в изнеможении кричал Олег, пристально вглядываясь в пустое пространство перед собой. Проклятые инопланетяне, я ненавижу вас и вашу негостеприимную планету, которая приносит земному человеку только вред и горе, - в иступлении кричал Олег. Будьте вы прокляты со своими назойливыми визитами в наш мир.

Олег в бессильной ярости опустился на пол марсохода и горько разрыдался. Олег уже не помнил на протяжении какого времени он находился в таком коматозном состоянии, но через какое-то время, вновь открыв глаза, он заметил, что из ангара, в котором находился марсоход, полностью исчезли все дисковидные аппараты, а многочисленные боксы приобрели совершенно другие очертания и цвет.

- Так, - озабоченно поглядывая в лобовое стекло марсохода, резюмировал Олег, - самое время уносить ноги из этого дъявольского вертепа, иначе и меня вряд ли кто уже отыщет в этих загадочных пещерных лабиринтах.

Олег запустил движок марсохода и, резко развернувшись на месте, двинулся в обратный путь.

- Ну вот, я так и знал, - простонал Олег, увидев в тридцати метрах от себя колеблющуюся жидкую стену портала. Эти твари за такое короткое время успели - таки восстановить, нами же уничтоженную, стену портала. Интересно, как мне теперь без протонной пушки преодолеть эту жуткую завесу из чёрт знает чего.

Олег в глубокой задумчивости остановил вездеход в нескольких метрах от колеблющейся стены портала, пытаясь найти хоть какое-нибудь решение для выхода из крайне сложного положения, которое могло обернуться полной катастрофой для него.

- Интересно, - лихорадочно соображал Олег, - у меня такое ощущение, что я нахожусь в какой-то огромной клетке или мышеловке и через непродолжительное время эти инопланетные «друзья» вплотную займутся мною. Ну, я полагаю, что они не дождутся этого никогда, - твёрдо решил Олег и вновь запустил двигатель. Надюха была совершенно права, когда говорила, что человека не должны пугать никакие преграды и трудности, встающие на его пути.

Олег перевёл режим работы двигателя на максимальный режим и отжал сцепление. Марсоход, дёрнувшись всем корпусом, ринулся вперёд, оставляя за собой клубы красноватой пыли. Быстро преодолев короткое расстояние до портала, марсоход всей своей многотонной массой обрушился на инопланетный портал. От страшного удара Олег сразу же потерял сознание. В его голове мелькали какие-то видения, слышались голоса, но всё это происходило в полном мраке и в странной звенящей тишине.

- Так, я надеюсь, что это ещё не конец, - стараясь сохранять самообладание, с горечью в душе подумал Олег и открыл глаза.

 

Глава 47.

 

- Артур, как у тебя с уроками, - поинтересовалась Наташа, заклядывая с кухни в столовую.

- Мам, а что ты спрашиваешь, - удивился Артур. Можно подумать, что у меня когда-то были большие проблемы с уроками.

- Артурчик, сегодня Андрей Петрович хочет пригласить нас в лес по грибы, - звеня тарелками, пояснила Наташа. Как ты на это смотришь, сынок? Между прочим, он знает одно место, где грибов можно набрать сразу несколько корзинок, представляешь себе!

Артур захлопнул популярный научно-технический журнал и повернул голову в сторону кухни. На его детском лице заиграла саркастическая усмешка.

- Мам, сама подумай, зачем нам такая прорва грибов. И потом грибы это достаточно трудноусвояемый продукт и к тому же вредный для организма.

- Интересно, с чего это ты взял?

- Это я ниоткуда не взял, а об этом говорит народная молва, что всё хорошо в меру. Ладно, но только учти, мамулька, что собирать я стану только лисички, к которым у меня особое отношение.

- Хорошо, сынок, будем считать, что мы уже почти договорились, - удовлетворённо заметила Наташа.

- Конечно, договорились, мамулька, тем более, что может быть это последний мой поход на природу.

Наташа быстро вышла с кухни и села рядом с сыном.

- Что-то я не поняла, сынок, о чём это ты говоришь?

- Понимаешь, мамочка, в скором времени, нас всех ждут большие перемены и не только в личной жизни, но и в глобальном масштабе относительно нашей Земли. Ты же уже имела счастье беседовать с представителем одной из могущественных цивилизаций, которая хочет помочь нам спокойно перенести те потрясения и глобальные катастрофы, которые обрушаться на нашу Землю. Короче говоря, я с ними заключил договор о переходе в четвёртое измерение, где я смогу в полной мере безпрепятственно продолжить своё интеллектуальное развитие. Ссудный день стремительно приближается и те, кто не сможет своевременно подготовиться к этому событию, просто погибнет. Они предлагают мне уже сейчас мгновенный переход в четвёртое измерение, где я незамедлительно встречусь с существами Света, которые помогут мне развить мои духовные начала для перехода в ещё более высокие измерения и планы Вселенной. Мам, да ты и сама в курсе всех этих событий, которые уже косвенно проявляются в том или ином регионе мира.

- Сынок, ну о чём ты говоришь, - всплеснула руками Наташа, - какой там, к чёрту, переход. Нам всем на родной планете необходимо наводить порядок, а не думать о каких-то других измерениях, в которых ещё никто из живущих на Земле не бывал.

- Мамочка, но ты же не будешь отрицать, что сама совсем недавно внимала речам одного инопланетянина, кстати, моего большого друга.

- Да, я не отрицаю этого факта, сынок, но всё же я считаю, что тебе пока не стоит туда торопиться, да и как же мы с Андреем Петровичем будем жить без тебя.

- Вот в этом всё и дело, мамочка, что вы можете свободно присоединиться ко мне и тогда уже мы никогда расставаться не будем. Мамочка, у меня остаётся очень мало времени на этой Земле и я хочу от тебя услышать окончательный ответ - да или нет.

- Сынок, ты меня пугаешь своей категоричностью, я не готова вот так сразу ответить тебе, - заплакала Наташа. Да что же это такое делается, мой родной сынок хочет покинуть наш грешный мир и переместиться в неведомые дали, - запричитала Наташа.

- Мам, да ты не переживай так сильно, там мне действительно будет хорошо, я верю своему другу и учителю. Он говорит, что существа Света сразу же берут шефство над всеми теми земными душами, которые попадают к ним. Да и потом, мамочка, оглянись кругом, что творится в мире. Неужели ты не понимаешь, что Земля уже обречена на то, что с ней хотят сделать высшие силы Вселенной и это уже не дано нам остановить или предотвратить.

В прихожей раздался звонок. Тяжело поднявшись с дивана, Наташа пошла открывать входную дверь. В прихожую ввалился весь мокрый от осеннего дождя, но необыкновенно счастливый Андрей.

- Ну, что за кислое настроение тут у нас, - скидывая с плеч плащ, с порога поинтересовался Андрей

Поцеловав жену в щёку, Андрей прошёл в гостиную.

- Привет, Артур, что тут у вас с мамой произошло, почему вы оба такие взвинченные.

- Здравствуйте, Андрей Петрович, - вежливо поздоровался Артур, - во-первых, кислое настроение только у мамы, а, во-вторых, я не вижу никаких причин для грусти и волнений.

- Андрей, - перебила сына Наташа, - Артур решил оставить нас одних на этой грешной Земле, - вновь зарыдала Наташа.

- Постой, что означает, оставить нас одних, - заволновался Андрей, - говори яснее мать.

- Он хочет перейти в четвёртое измерение, где царят мир, счастье, добро и всё такое прочее. Ну, помнишь того самого незнакомца из компьютера, который вёл задушевные беседы с Артуром и со мной. Так вот он и предлагает нашему сыну незамедлительно оставить этот мир и перейти в другой более спокойный и счастливый.

- Так, - удивлённо протянул Андрей, - и когда же ты собираешься нас покинуть, Артур?

- Андрей Петрович, может быть сейчас вам

особенно трудно понять меня и те неоспоримые доводы, которые предоставили мне мои друзья из мира Света, но пройдёт совсем короткое время и вы в этом сами убедитесь. Но может так получится, что будет уже слишком поздно.

- Что поздно, Артур?

- А поздно то, уважаемый Андрей Петрович, что вы просто погибнете в той страшной мясорубке, которая уже не за горами.

- Ладно, Наташа, успокойся, мы ещё вернёмся к этому вопросу, а сегодня я вас приглашаю в лес за грибами, - нежно поглаживая Наташу рукой по голове, спокойно отреагировал на слова Артура Андрей. Правда, на дворе пока моросит небольшой дождик, но для настоящих грибников он не помеха. Итак, в путь, друзья мои!

Сборы были не долги и уже через час мои герои шли по тропинке пригородного лесопарка. Уже через тридцать минут совсем прекратился дождь и солнечные зайчики заиграли на дождевых капельках, висящих на листьях берёз и осин.

- Артур, ты только посмотри, как прекрасен твой мир, - подходя ближе к мальчику, тихо произнёс Андрей. Неужели этот мир тебе уже

так надоел, что ты стремишься Бог весть куда?

- Андрей Петрович, не надо давить мне на психику, я всё прекрасно понимаю и совершенно адекватно оцениваю реалии сегодняшнего дня. Никто не спорит, что наш мир удивительно тонок и прекрасен, но всё дело в самом человеке, который довёл этот прекрасный мир до абсурда и катастрофы.

- Ну, хорошо, Артур, а ты абсолютно уверен в твоих новых космических друзьях. А вдруг это не существа Света, как ты считаешь, а существа Тьмы, которые дурят тебе голову и стараются всеми средствами сманить тебя, сам знаешь куда. Откуда в тебе такая неистребимая и непоколебимая уверенность, - совсем разошёлся Андрей.

- Вы напрасно так нервничаете, Андрей Петрович, - спокойно отреагировал Артур, - не вы ли получили от тех же инопланетян истинную информацию о вашей первой экспедиции к Марсу. Не вы ли так убеждённо говорили, что пока нет никакой необходимости летать к другим планетам. Значит, вы подвергаете сомнению ранее полученную вами информацию.

- Эх, Артурчик, милый мой мальчик, не всё так просто в этом мире. Кстати, ту информацию, которую я получил от них, очень легко

проверить через тех ребят, которые сейчас трудятся на поверхности красной планеты. Если действительно всё так и произошло, то на поверхности Марса в тех самых местах должны были остаться следы, которые оставили наши космонавты и не просто следы, а именно то, что привело к гибели нескольких российских космонавтов.

- Ой, смотрите, кого я нашла, - низко наклоняясь в траву, прокричала Наташа.

Под кустом шиповника сидел ёжик и мирно посапывал влажным носиком.

- Слушайте, ребята, какая это всё-таки прелесть, - осторожно гладя руками ёжика, восхищалась Наташа. Послушайте, а ведь это премилое существо, похоже, голодное и неплохо бы его чем-нибудь накормить. Ну-ка, сынок, достань из корзинки наши бутерброды и пакет с молочком. Сейчас мы его накормим.

- Наташа, а почему ты считаешь, что он голодный, - с улыбкой на лице заметил Андрей. Лично мне кажется, что он вполне благополучен и занимается своими лесными делами.

- Вам мужчинам трудно понять стремление матери всегда заботиться о своих детках, - наставительно заговорила Наташа. Да и какая же мать оставит в беде своего дорогого ребёнка,

зайчонка.

- Мам, ну ты нам с Андреем Петровичем ещё процитируй всего Корнея Чуковского. Между прочим, его мать - ежиха, которая тщательно следит за самочувствием своего детёныша или, во всяком случае, в своё время следила за ним. Теперь же он подрос и может вполне самостоятельно существовать в своей родной стихии. Наши бутерброды, мамочка, я уверяю тебя, это милое существо есть точно не станет, ну разве что, немного полакает твоего молочка. У него своя еда, своя цель в его скоротечной жизни и свои независимые ни от кого взгляды на тот мир, который его окружает.

- А вот теперь давай рассуждать, Артур, как этот живой природный пример применить к твоей непростой ситуации, в которой ты сейчас находишься. В роли этого милого колючего существа будешь выступать ты, а в роли доброго существа из четвёртого измерения - естественно твоя мама, которая всем сердцем желает тебе добра и благополучия. А теперь, Артур, на минуту представь себе, что почувствует этот самый ёжик, когда его из леса твоя мама принесёт в свою квартиру и будет кормить из жалости и сострадания его тем, что ему вообще противопоказано есть.

- Я понимаю, что вы мне хотите сказать, Андрей Петрович, и эта ваша аналогия вполне уместна и в какой-то степени отражает все те изменения, которые ожидают нас в ином мире. Но я всё же считаю, что те силы не настолько глупы, чтобы не знать наших привычек, приоритетов и сложившихся традиций, без которых на первых порах нам будет очень тяжело, как тому же ёжику, оказавшемуся в квартире. Не забывайте, Андрей Петрович, что человек очень быстро привыкает ко всему новому и к такой резкой перемене в его жизни тоже очень быстро привыкнет. Я в этом совершенно убеждён!

- Ладно, - примирительно заметил Андрей, - на сегодня хватит высших материй, давайте этот день лучше посвятим созерцанию прекрасной живой природы, на которую нам всегда не хватает времени.

 

 

Глава 48.

 

- Джон, вас можно поздравить с удачной посадкой на поверхность Марса? - засмеялся Саша, открывая переходной люк спускаемого аппарата. Ваша нация сегодня может гордиться вами,

ведь сегодня особенный день для неё.

- Что вы имеете в виду, сэр, - недовольно проворчал американец.

- Ну, как же, сегодня впервые в мире американская нога ступит на поверхность другой планеты, или у вас, Джон, совершенно другое мнение на этот счёт.

- У меня совершенно другое мнение на этот счёт, Алекс, - резко ответил американец. В 1969 году мы уже оставили свои следы на другой планете, именуемой Луна, и ваша ирония совершенно не уместна в данном случае.

- Да ладно, Джон, я просто шучу, - тихо ответил Саша, - но согласитесь, что эту гонку за Марс вы всё же проиграли.

- Чёрт бы вас побрал, сэр, вам то какая разница, проиграли ли мы что-то или выиграли, главное то, что я и вы уже сидим на Марсе и через несколько минут приступим к его исследованию.

- Я с вами полностью согласен, Джон, и больше не стану донимать вас своими шутками, - улыбнулся Александр. Послушайте, Джон, а ведь у нас на борту нет запасного марсохода и нам придётся пешим порядком искать наших товарищей на красной планете.

- Я полагаю, Алекс, что они не могли далеко

отъехать от базового лагеря и мы достаточно легко сможем их обнаружить. Между прочим, марсоход должен был оставить в грунте Марса достаточно чёткую колею, которая и послужит нам прекрасным ориентиром в их поиске,- опуская защитное стекло гермошлема, спокойно ответил американский астронавт.

- Ну, что же, Джон, предоставляю вам возможность первому выйти на поверхность Марса, а через минуту и я присоединюсь к вам. Согласны?

- О,кей, Алекс, благодарю вас за доверие, - с волнением ответил Джон и по короткой металлической стремянке спустился на грунт Марса.

- Ну, какие впечатления от марсианского пейзажа, - деловито осведомился Александр, - что наблюдате вокруг себя?

- Алекс, у меня сердце готово выпрыгнуть из груди от счастия того, что я на другой планете. Вы знаете, мы достаточно удачно приземлились, потому что рядом с нами покоится огромных размеров валун, который в определённый момент мог бы нам принести много неприятностей, если бы одна из опор посадочного аппарата попала прямо на него. Где-то в двухстах метрах от меня наблюдаю базовый лагерь ваших космонавтов, но марсохода около него не наблюдаю. Вся поверхность Марса вокруг спускаемого аппарата усыпана мелкими и крупными камнями красновато-бурого цвета, да и сам грунт Марса красновато-бурый. Алекс, здесь очень яркое Солнце, на него просто невозможно смотреть, а небо почти чёрное с фиолетовым оттенком.

- Ладно, Джон, я сейчас спущусь к вам и мы вместе отправимся на поиски наших товарищей.

Джон отошёл на несколько метров от спускаемого аппарата и начал внимательно вглядываться в окружающий его марсианский пейзаж.

- Алекс, прихватите с собой наши бластеры, а то от волнения я совершенно забыл о них.

- Есть такое дело, Джон, - весело ответил Саша, осторожно спускаясь на поверхность Марса. А вы знаете, Джон, - засмеялся Александр, - мне Марс представлялся чем-то совершенно иным, более загадочным и фантастическим, а здесь всё так похоже на земной грунт. Правда, цвет неба совершенно другой, да и эта красноватая пыль под ногами.

- Алекс, пока мы оставим в покое наши восторги и эмоции от увиденного нами, а сейчас нам надо заняться делом. Вы же понимаете, что запасы кислорода в наших заплечных ранцевых контейнерах не безграничны и поэтому нам надо как можно быстрее двигаться в направлении базового бокса ваших космонавтов, а оттуда уже взять курс на поиск пропавших товарищей.

- Есть, командир, - шутливо выкрикнул Саша, рукой козырнув в сторону Джона. Держите, Джон, ваш бластер и молите Бога, чтобы он вам не пригодился на этой странной планете, где бесследно пропадают космонавты.

- Спасибо, Алекс, вы чрезвычайно любезны, ну а сейчас двигаем вперёд к заветной цели.

Космонавтам в своих тяжёлых и неуклюжих скафандрах понадобилось достаточно много времени, чтобы преодолеть эти двести метров до базового лагеря. Выполнив все необходимые операции, они оказались внутри бокса.

- Смотрите, Джон, не так всё и плохо, - радостно воскликнул Саша. Всё же, нам не придётся топать ни весть какое расстояние до наших товарищей, а нам поможет вот эта механизированная тележка, как раз предназначенная для перевозки дух космонавтов.

- Ну да, Алекс, у нас в своё время было что-то похожее на Луне. Действительно, это должно в значительной мере облегчить нам задачу поиска ваших друзей.

- А что, Джон, здесь достаточно уютно и можно расслабиться часок другой.

- Вот мы этим и займёмся, Алекс, когда найдём космонавтов. А теперь помогите мне выкатить этот аппарат из бокса на поверхность планеты.

Удобно разместившись на сидениях тележки, космонавты, наконец, не спеша двинулись в сторону следов, оставленных марсоходом на поверхности красной планеты.

- Джон, а ведь мы должны быть благодарны судьбе, что сейчас на Марсе относительно спокойно и нет ветра, который бы в одночасье замёл следы марсохода, правильно я говорю.

- Вы как всегда правы, Алекс, - спокойно ответил американец, - если бы это случилось, то для ваших друзей это означало бы катастрофу.

Космонавты медленно продвигались по поверхности Марса вдоль следов, оставленных марсоходом. Мимо них проплывали невысокие холмы и отдельные скальные образования. Огромное количество мелких и достаточно крупных камней несколько затрудняло продвижение тележки вперёд. Наконец, преодолев значительное расстояние, космонавты оказались у входа в огромную пещеру между двумя холмами.

- Алекс, это похоже на то, что нам и нужно, - насторожился американец, - тем более, что следы от марсохода ведут именно туда. Какие у вас будут соображения на этот счёт?

- Вы командир, Джон, вам и решать, - с изумлением всматриваясь в тёмное пространство пещеры, по-военному отчеканил Саша. Но, всё же, мне кажется, что эта пещера будет являться конечным звеном в неудачной попытке моих товарищей выступить в роли первооткрывателей таинственной планеты.

- Будем надеется на это, - улыбнулся в ответ Джон. Значит так, Алекс, мы сейчас медленно начнём продвигаться вглубь пещеры, внимательно отслеживая всё то, что может повредить этому. Ну, и если нам повезёт, то уже очень скоро сможем обнять ваших друзей.

Космонавты сошли с тележки и, включив фонари, двинулись к провалу огромной пещеры.

- Джон, обратите внимание на то, что это вовсе не естественное природное творение, а достаточно неплохое инженерное сооружение, поскольку своды пещеры выложены какими-то огромными плитами. И вообще, судя по таким огромным размерам туннеля, он был предназначен для каких-то глобальных целей.

- Я уже в этом нисколько не сомневаюсь, Алекс, - серьёзно заметил Джон, - здесь что-то не чисто. Боже праведный, Алекс, посмотрите, что там маячит впереди, никак я наблюдаю контуры марсохода. Давайте несколько ускорим наше движение к аппарату, вероятно, вашим товарищам необходима немедленная помощь.

- Да, действительно, Джон, теперь и я чётко вижу впереди марсоход и надо спешить на помощь космонавтам, - заволновался Саша.

По мере приближения космонавтов к аппарату, его обводы все чётче и ярче прорисовывались в чернеющем проёме туннеля. Наконец, космонавтам удалось вплотную приблизиться к марсоходу и заглянуть в него через лобовое стекло. За главным пультом сидели два космонавта, и казалось, что они дремлют. Александр перчаткой постучал по лобовому стеклу марсохода и включил внешнюю связь.

- Эй, сони, нашли время для сна, открывайте дверь, гости прибыли.

К своему удивлению, оба космонавта никак не отреагировали на слова Саши, только открыли глаза и стали внимательно всматриваться в лобовое стекло марсохода.

- Господи, да что же они там вытворяют, - занервничал Саша, молотя кулаком по обшивке

марсохода, - сколько можно смотреть на нас.

- Джон, что будем делать, - повернулся к американцу Саша. У меня такое ощущение, что Надька и Олег находятся в каком-то трансе и не владеют в полной мере своими чувствами.

Александр вновь вплотную приблизился к лобовому стеклу марсохода и внимательно вгляделся в лица своих товарищей. И только теперь Александр заметил в их лицах на первый взгляд незначительные изменения. Их лица приобрели какой-то странный надменный вид. Глаза обоих космонавтов были наполнены слабо мерцающим зеленоватым светом. Космонавты сидели за главным пультом без гермошлемов и было отчётливо видно, что волосы на их головах отливают белизной от седины, а лица в значительной мере постарели. Через всё лицо Надежды пролегли глубокие морщины, которые до неузнаваемости изменили её облик.

- Чёрт, - в испуге отпрянул от лобового стекла Саша, - мистика какая-то. Неужели сейчас передо мной сидят мои товарищи, но в таком страшном обличье, - с болью в душе подумал Саша. Да что же такое могло произойти с ними, чтобы оно так сильно изменило их облик?

- Надька, ты слышишь меня, - из последних сил

в исступлении закричал Саша, молотя кулаками в стекло марсохода. Наденька, девонька ты моя, открой нам входной люк и мы с Джоном освободим вас из этой дьявольской ловушки.

 

 

Глава 49.

 

Командир КС «Ариадна» уже который час пытался установить связь с космонавтами на Марсе, но пока все его многочисленные попытки кончались неудачей. Бросив на главный пульт сердитый взгляд, Николай закрыл глаза и попытался хоть немного расслабиться. В динамике пульта прозвучал голосок Варвары:

- Коля, ты просил меня подготовить расчёты по запасу топлива и всего прочего на КС, к тебе сейчас можно пройти?

- Давай, Варюха, - с грустью в голосе ответил командир, - а то от напряжения у меня кажется сейчас мозги закипят. Что-то наши ребята не отвечают на мои вызовы. Что там у них случилось, ума не приложу.

- Коля, не волнуйся, я сейчас прибуду к тебе, не вешай нос, командир, где наша не пропадала, - засмеялась Варя.

- Эх, Варя, мне бы твой оптимизм, но, к сожалению, я воспринимаю действительность такой, какая она в данный момент предстаёт предо мной.

- Вот это и плохо, командир, всегда надо верить во что-то лучшее и тогда в жизни всегда будет везти.

- А вот и я, - радостно объявила Варвара, появляясь в проёме двери центрального поста. Коля, ну, в самом деле, чего ты раскис, всё или почти всё, что творится с нами, выглядит вполне прилично, и мы скоро двинем назад к нашей старушке Земле.

- Значит, всё-таки почти хорошо, - насторожился командир, - ну, выкладывай, оптимистка, что в твоём понимании означает «почти хорошо»?

- Почти хорошо, Коля, означает, что у нас назревают маленькие проблемы, которые надо решать немедленно и быстро.

- Вот с этого и надо было начинать, Варя, а не разводить мне здесь дискуссии на темы везения и оптимизма, - сердито заметил командир. Ладно, не обижайся, это так к слову пришлось, - улыбнулся командир, глядя на Варвару.

- Вот вы мужчины все такие, вам палец в рот не клади, враз по локоть откусите, - обиделась Варя. Ладно, командир, докладываю! На орбите Марса мы можем находиться не более

двух суток и после истечения этого срока немедленно брать курс к Земле. Оказывается запаса топлива на КС остаётся значительно меньше, чем я думала. Если учесть максимальное количество коррекций полёта, которые нам предстоит выполнить при подлёте к Земле, то уже к самой Земле мы подлетим, как говорится, на одном дыхании и с пустыми баками. Это первое, Коля. С этой самой минуты нам придётся очень экономно расходовать продукты и воду, запас которых уже становится ограниченным, и опять же к Земле мы можем однажды прилететь с чувством страшной жажды или невероятно истощёнными.

- Короче говоря, Варвара, ты нам всем предла-

гаешь переходить на подножный корм, т. е., отдавать предпочтение нашим оранжереям с растительностью. Но я, всё же, не козёл, а нормальный человек, который уже привык питаться по-человечески, а не как жвачное животное, - обиделся командир.

- Если надо, Коля, ты ещё и захрюкаешь, - засмеялась Варя. Ну, а если говорить серьёзно, Коля, то мне уже точно не до шуток. Короче говоря, командир, необходимо в срочном порядке сворачивать экспедицию и двигать к дому.

- Ишь ты, какая шустрая, - нахмурился Николай, - сворачивать ей экспедицию захотелось. А то, что у меня ещё практически ничего не сделано на Марсе, ты об этом подумала.

- Коля, ты лучше меня знаешь, что промедление - смерти подобно, - обнимая командира за плечи, тихо прошептала Варя.

- Послушай, Варвара, мы же перекачали к себе почти все запасы воды с американской КС, куда же она вдруг подевалась, - не унимался командир.

- А ты сам подумай, куда она могла деваться, - серьёзно ответила Варя. Коля, как ты мог забыть, что значительная часть воды ушла на охлаждение систем, отвечающих за нормальную работу многих агрегатов и механизмов станции. Которые по неизвестным нам причинам стали перегреваться. Если отключить охлаждение, то мы навсегда задержимся на орбите этой, чарующе красивой, планеты. Или у тебя, Коля, другое мнение?

- Да нет, Варюха, ничего отключать не следует, я ещё хочу полюбоваться земными пейзажами, - ответил Николай.

- Ну, слава Богу, в этом вопросе мы, кажется, с тобой единодушны, - улыбнулась Варвара.

Включив вентилятор на главном пульте, Николай продолжил:

- Да, подружка, доводы твои весьма весомые, но как мне в настоящий момент свернуть экспедицию, если её члены молчат и не выходят на связь. Я уже несколько часов пытаюсь связаться с ними и всё безуспешно. Даже и не знаю, что делать.

Николай руками облокотился на пульт и в задумчивости посмотрел в иллюминатор КС.

- Скорее всего, Варя, нам придётся перейти на более низкую гелиоцентрическую орбиту и с неё попытаться что-то рассмотреть на поверхности Марса. Здаётся мне, что их упорное молчание чем-то всё же обусловлено. Вероятно, они попали в какую-то историю, из которой не знают или не находят в себе сил выпутаться. Что ты на это скажешь, подруга верная моя?

- А что я скажу, командир, моё дело десятое, как ты скажешь, так я и поступлю, - стреляя глазками в командира, пропела Варя. Но учти, Коля, что это должен быть последний манёвр на орбите Марса, иначе может произойти всё то, о чём я уже тебе докладывала. И потом я хочу тебе сказать…

Слова космонавта были прерваны каким-то писком и скрежетом в динамике главного пульта, сквозь которые пробивались отдельные слова Александра:

- Вызываю…обнаружен…критическая…молчите..

- Отвечает борт КС «Ариадна». На связи командир станции Козырев Николай, - почти закричал в микрофон командир. Саша, какого чёрта вы так долго молчали в эфире, что там у вас стряслось, немедленно доложите обстановку.

В динамике пульта наступила тишина, после чего уже более внятный и без помех голос Саши произнёс:

- Командир, я и сам не понимаю, что происходит со связью, по видимому, помехой этому послужил глубокий тоннель, в котором мы сейчас и находимся.

- Какой к чёрту тоннель, - возмутился Николай. Вы что хотите сорвать нам программу исследования программы.

- Ничего мы не хотим срывать, - с обидой в голосе заговорил Александр, - просто на нашем пути к предположительному месту нахождения марсохода и возник этот самый тоннель. Кстати, командир, могу смело утверждать, что он рукотворный.

- Час от часу не легче, - начал расходиться командир, - ну и что вы обнаружили в этом рукотворном тоннеле?

- Сэр, вступил в разговор Джон, - благодаря этому тоннелю мы и обнаружили ваш марсоход с двумя космонавтами на борту. Но они находятся в каком-то коматозном состоянии и не открывают нам входной люк.

- Понятно, - задумался Николай, - а вы не пробовали проникнуть в марсоход, использовав свою электронику. Ведь люк в марсоходе можно открыть и в автоматическом режиме, запустив для этого определённую программу с ваших портативных ЭВМ. Джон, дай мне поговорить с Александром.

- Есть, сэр, - отрапортовал американец, выключая связь.

- Сашка, у тебя никак мозги высохли, - прокричал в эфир командир, - ты же прекрасно знаешь, как действовать в таких случаях. Мы же на полигоне неоднократно отрабатывали этот вариант. Ты что, код забыл?

- Коля, после всего увиденного нами не только код, но и маму родную забудешь, - запинаясь ответил Саша.

- Да что там можно было увидеть, - продолжал нервничать командир. Вы что там уже с инопланетянами побратались?

- Ни с кем мы там не побратались и вообще

пока никого из живых существ мы здесь не встретили. Надюху и Олега ты вряд ли теперь узнаешь.

- Это ещё почему, - изумился командир.

- Коля, в это трудно поверить, но они уже выглядят глубокими стариками. Мы с Джоном просто в шоке от всего этого.

- А вы, друзья мои, ничего не путаете, может быть вам такие картины рисует ваше воображение? Сами подумайте, каким образом наши космонавты за столь короткий срок могли постареть.

- Вот в том-то и дело, Коля, просто чепуха какая-то, а за наше воображение ты не беспокойся, мы вполне адекватно воспринимаем всё происходящее вокруг нас.

- Значит так, Саша, немедленно активируй программу автоматической разблокировки входного люка и сразу же доложи мне о результатах своих действий. Как понял меня?

- Коля, всё ясно, незамедлительно приступаю, о результатах доложу.

Николай приблизился к иллюминатору и взглянул на огромную выпуклую полусферу поверхности Марса, которая медленно и величаво проплывала под ним.

- Варя, запланированное изменение орбиты КС

я отменяю и теперь наша задача заключается в том, чтобы как можно скорее эвакуировать четвёрку наших космонавтов с этой негостеприимной планеты. Я полагаю, что можно значительно сузить круг наших исследовательских работ на планете и срочно возвращаться на Землю.

В динамике пульта вновь зазвучал Сашин голос:

- Командир, нам удалось проникнуть в помещение марсохода. Пытаемся с Джоном привести в чувства Надюху и Олега, но пока ничего не получается. Наши товарищи находятся в каком-то странном полулетаргическом состоянии, из которого нам не удаётся их вывести.

В эфире прозвучал голос Джона:

- Сэр, я как командир принимаю решение доставить терпящих бедствие ваших товарищей в базовый бокс, где можно будет продолжить наши попытки привести их в норму. Если всё получится, то мы продолжим выполнение намеченных вами работ на планете. Как поняли меня, сэр?

- Джон, я с вами полностью согласен и надеюсь, что у вас всё получится, - уже более спокойно отреагировал Николай.

 

 

Глава 50.

 

Наташа, отряхнув с зонта капли дождя, вошла в прихожую. Уже который день шёл противный мелкий осенний дождь, не предвещая в ближайшем будущем никаких перемен.

- Когда, наконец, закончится эта сырость на дворе, - с грустью в душе подумала Наташа и вошла в гостиную.

Андрей сидел перед телевизором и внимательно следил за последними космическими новостями. Повернув голову в сторону вошедшей Наташи, Андрей с горечью заметил:

- Да, Наташа, пока космос не хочет открывать нам своих секретов. Вот и американцы потерпели полный крах в своём стремлении быть первыми в этой безумной гонке за Марс. Хотя ты знаешь, два американских астронавта продолжают трудиться на борту нашей станции. Одному из них Николай предоставил возможность прогуляться по Марсу. Думаю, что американский президент оценит эту нашу инициативу, как ты думаешь, Натали?

- Я никак не думаю, Андрей, - сегодня я что-то очень устала и пока мне не до новостей. Андрей, а где Артур, ты его сегодня видел, - насторожилась Наташа.

- Да где же ему быть, дорогая, - улыбнулся Андрей, - сидит в своей комнате и делает уроки. Правда, у него сегодня какое-то кислое настроение , даже поговорить со мной не захотел.

- Хорошо, ну а ты его хоть покормил или нет, - скромно осведомилась Наташа.

- Наташенька, ну неужели я стану морить голодом нашего дорогого сына, - засмеялся Андрей. Да, да, я его покормил по полной программе и, видимо, это позволило ему немного поднять настроение, слышишь эти чарующие звуки музыки, доносящиеся из его комнаты.

- Очень хорошо, Андрей, а то я уже волновалась, как он там и что с ним. Ты знаешь, мне в последнее время что-то не нравится его настроение. Эти его острые суждения на многие мировые проблемы меня просто пугают и настораживают. Он все события воспринимает вовсе не так как мы с тобой, а с каких-то странных позиций, многие из которых я вообще не могу понять и воспринять.

- Ну, а что бы ты хотела от звёздного мальчика, - в задумчивости глядя на экран телевизора, тихо ответил Андрей. Артуру свыше что-то дано такое, что вызывает в наших душах протест. Вероятно, мы с тобой, Натали, не доросли ещё до понимания того, что нашему

сыну уже давно понятно и известно. Ладно, сходи к нему в комнату, поговори с ним, приласкай его.

Наташа осторожно приоткрыла дверь в комнату сына. К своему удивлению, в комнате Наташа никого не обнаружила. Войдя в комнату и подойдя к рабочему столу сына, Наташа обнаружила на столе записку, написанную рукой Артура:

«…Дорогая, мамочка, я принял окончательное решение покинуть ваш мир и перебраться к моим учителям и наставникам, которые уже давно ждут меня на орбите Земли. Ты не должна плакать и страдать, узнав о моём решении. Ранее мы с тобой уже говорили на эту тему и у меня нет уже никакого желания вновь возвращаться к ней. Поверь, мамочка, что только у моих друзей я смогу реализовать себя во многих сферах моей жизни. На Земле пока существует очень много препятствий этому, преодолеть которые я не в силах. Мамочка, я мысленно обнимаю тебя и крепко целую! Передавай горячий привет Андрею Петровичу, которого я тоже очень любил и уважал! Мамочка, мои учителя по моей просьбе и вам предоставляют тот же шанс, что и мне, и если вы решитесь на это, то очень скоро мы встретимся в ином мире, где всегда царят мир, любовь и счастье. Включи компьютер и прочитай сообщение!»

Наташа в каком-то жутком оцепенении стояла у стола и дрожащими руками сжимала записку сына. По её щекам текли слёзы, а всё тело содрогалось от рыданий.

- Андрей, - тихо простонала Наташа, - подойди ко мне. У меня больше нет сил читать это.

В комнату вбежал Андрей с газетой в руках.

- Что случилось, Наташа, почему ты плачешь, а где Артур?

- Это я у тебя должна спросить, где мой сын, - с новой силой зарыдала Наташа, подавая Андрею письмо Артура.

Быстро пробежав глазами письмо, Андрей тяжело опустился на стул перед компьютером.

- Наташа, но это просто бред какой-то, к каким это он гостям собрался улетать, - искренне возмутился Андрей.

Наташа бросила на Андрея негодующий взгляд, заметив сквозь слёзы:

- У тебя никогда не хватало времени по душам поговорить с сыном. Неужели, ты не понимаешь, что все эти твои проблемы на работе ничего не стоят по сравнению с психологическими проблемами Артура. Ты хоть понимаешь, что произошло или нет. Нашего сына уже нет, он в других мирах, куда нам путь заказан. Почему ты, как новый его отец, так мало уделял ему внимания? - с ненавистью глядя в глаза Андрею, в истерике кричала Наташа. Это всё из-за тебя и только по твоей вине я потеряла своего дорогого сына. Я ненавижу тебя и больше не могу тебя видеть в своём доме.

Андрей с какой-то обречённостью смотрел на письмо Артура и лицо его с каждой минутой приобретало какой-то отрешённый вид. Наконец, положив письмо на стол, Андрей тихо заговорил:

- Успокойся, дорогая, мы уже не в силах поправить то, что уже свершилось, но если ты заметила, эти, так называемые учителя Артура, и нам предоставляют шанс принять их условия. Я полагаю, что нам всё же не стоит так убиваться и отчаиваться, а включить компьютер и внимательно ознакомиться с их посланием.

- Делай что хочешь, - с яростью в голосе закричала Наташа и руками закрыла мокрое от слёз лицо.

Андрей быстро включил компьютер и вышел

на страничку Артура. Монитор компьютера засветился ровным голубоватым светом, на фоне которого чётко проступил текст сообщения:

«…Космическое братство приветствует родителей Артура! Предвидя вашу острую реакцию на исчезновение вашего мальчика, спешим вас заверить, что вашему сыну здесь ничего не угрожает. Мы полагаем, что Артур на протяжени какого-то времени постепенно подготавливал вас к этому своему решению и поэтому это не должно было явиться для вас какой-то страшной новостью. В нашем мире ваш сын уже встретился со своими биологическими родителями, которые, кстати, тоже находятся у нас и уже давно приносят огромную пользу нашему братству. Смею вас заверить, что это совершенно самостоятельное и твёрдое решение вашего мальчика покинуть ваш мир и поэтому не следует думать, что это он совершил по нашему принуждению. Мы всегда каждой сущности предоставляем право выбора: двигаться в своём духовном развитии к свету и любви или оставаться на Земле и покориться судьбе. Артур уже очень давно тосковал по своим биологическим родителям , и мы сочли нужным предоставить ему возможность быть всегда рядом с ними. С вами мальчик прожил тоже достаточно много лет, ощущая к вам большую привязанность, которую наше братство не могло оставить без внимания. Исходя из всего этого, на нашем совете было принято решение предоставить и вам, по вашему добровольному согласию свободно и мгновенно переместиться в наш мир, где вам будут незамедлительно предоставлены все условия для творческой деятельности во имя великого космического братства. Всё, что от вас потребуется, так это кликнуть «мышкой» о,кей в конце нашего послания. Кроме всего прочего, мы предоставляем вам однократную возможность просмотреть небольшой видеосюжет с вашим мальчиком.

По экрану монитора побежали какие-то иероглифы и непонятные значки и уже через минуту Андрей увидел своего сына в окружении его матери Лены и отца Артура.

- Наташа, перестань плакать и посмотри на экран, - в изумлении закричал Андрей. Оказывается Ленка и Артур живы и теперь находятся в другом мире.

Наташа медленно приблизилась к компьютеру и внимательно прочитала сообщение инопланетян. На экране монитора быстро сменялись картинки с видами незнакомых ей городов и природных пейзажей. Судя по радостному и счастливому выражению лиц Артура и его родителей, в этом мире им действительно было очень хорошо. Видеосюжет очень быстро закончился, вновь высветив начальное послание инопланетян.

- Андрей, я больше не могу ни одной минуты оставаться на Земле и принимаю решение последовать примеру моего сына, - тяжело опускаясь на стул рядом с мужем, прошептала Наташа. Ты можешь остаться на Земле, я знаю, что у тебя ещё есть незаконченные дела в этом мире. Наши космонавты ещё нуждаются в твоих ценных советах и подсказках.

- Наташка, да ты что, в своём уме, - закричал Андрей, - какой к чёрту другой мир, о котором мы вообще не имеем никакого представления. Нам эти друзья могут написать всё что угодно и представить всё в розовых тонах. А вдруг это охотники за нашими душами, которые в их мирах будут подвержены чёрт знает чему. Успокойся, у нас с тобой ещё в нашем мире очень много дел и я тебя никуда не отпущу.

- Нет, Андрей, - тихо проговорила Наташа, - я видела в видеосюжете нашего мальчика с Леной и Артуром, и я безоговорочно верю этим инопланетянам.

Андрей нежно обнял Наташу и потянул её в сторону от компьютера.

- Отпусти меня, - в ярости закричала Наташа, пытаясь освободиться из сильных рук Андрея,- ты не смеешь препятствовать моему решению покинуть этот теперь уже страшный для меня мир.

Андрей ещё крепче схватил Наташу и поволок её в гостиную. Видимо, именно в такие минуты в человеке вдруг просыпаются какие-то резервные силы, способные совершать невероятные поступки. Резко повернувшись лицом к мужу, Наташа молниеносным движением рук нанесла несколько ударов Андрею в области печени и сердца. Андрей, слабо вскрикнув, разжал руки, после чего рухнул на пол. Воспользовавшись этой паузой, Наташа пулей влетела в комнату Артура и «мышкой» активировала программу инопланетян. Андрей лежал на холодном полу и тихо постанывал:

- Наташка, опомнись, ты сошла с ума, мне нельзя туда с тобой, у меня же Алёшка остаётся на Земле.

 

 

Глава 51.

 

Американский астронавт стоял посередине базового бокса и тихо ворчал:

- Алекс, ну вот вы мне объясните, почему мне так дискомфортно в российских скафандрах. Я в них как не в своей тарелке, честное слово. Сам не пойму, чем это всё вызвано?

- Знаете, Джон, то же самое я могу сказать и о ваших скафандрах. Хоть они в некоторых случаях и легче наших, но в них я нахожу много недостатков.

- Например, - спокойно поинтересовался Джон.

- Ну, хотя бы то, что в случае чего быстро освободиться из вашего скафандра просто невозможно, а в наш мы просто вплываем и выплываем, - с гордостью заметил Саша.

- Что есть, то есть, Алекс, это промах наших конструкторов, но всё же по другим параметрам наш скафандр значительно превосходит лучшие ваши разработки.

- Да ладно вам, Джон, вы опять хотите вывести меня из себя, - рассердился Саша.

- Ну, ну, не принимайте так близко к сердцу мои замечания, Алекс, я вовсе не хотел затронуть струнки вашего самолюбия и приношу вам свои извинения. А теперь к делу, Алекс. Если вы ещё помните, я являюсь командиром нашей спасательной операции, а раз так, то приказываю вам оставаться в базовом лагере и продолжить попытки реанимации ваших космонавтов. Что касается меня, то я немного прогуляюсь на марсоходе по поверхности Марса. Я полагаю, Алекс, что вы согласитесь со мной в том плане, что мы не должны терять ни одной возможности для продолжения наших изыскательских работ на Марсе.

- Хорошо, Джон, я вас понял и желаю вам удачи в вашей миссии на красной планете. Только не забывайте время от времени давать знать о себе, всё же мы находимся на чуждой нам планете.

- Пусть это не волнует вас, Алекс, у американских астронавтов достаточно большой опыт покорения Луны и поэтому я совершенно спокоен и уверен, что выполню то, что задумано американской программой исследования Марса.

Американец махнул рукой и исчез в проёме переходного люка бокса.

- Чёрт бы побрал этого американца, - мысленно возмутился Саша, - вечно старается доказать мне какие-то истины, которые мне уже давно знакомы.

Тем временем Джон благополучно проник в

марсоход и запустил движки.

- Так, - мысленно рассуждал астронавт, - до полуразрушенных пирамид примерно пятьдесят миль по прямой, но если придётся маневрировать между препятствиями, то это несколько продлит мою прогулку по поверхности Марса.

Джон перевёл рычаги управления двигателями в крайнее положение и марсоход рванул с места к заветной цели американского астронавта. Мимо бортов марсохода проносились остроконечные чёрные сказы и небольшие каньоны, которые грозили марсоходу своей непредсказуемой таинственностью. Через два часа пути на горизонте Марса показались первые пирамиды. У Джона замерло сердце от открывшейся его взору панорамы. В тот же миг он услышал Сашин голос:

- Джон, как дела, что-то ваша прогулочка уже затянулась на два часа. Почему молчите, где вы находитесь?

- Алекс, всё хорошо, не волнуйтесь, - тихо ответил американец. Я нахожусь в районе марсианских пирамид. Если бы вы только знали, какие это грандиозные сооружения. У меня просто дыхание перехватило, когда я увидел их.

- Джон, смотрите, будьте крайне осторожны и особо ничем не увлекайтесь. Я бы вам всё же

советовал просто взять пробы грунта и двигать обратно к лагерю. Кстати, Джон, похоже, что один из наших космонавтов начинает приходить в себя. Ну, всё, до очередной связи.

- Нет уж, русские парни, - подумал Джон, - теперь уже никто не заставит меня быстро и без должных исследований вернуться на базу. Раз я уже здесь, то сделаю всё возможное, чтобы понять, что это высится передо мной.

Джон не спеша направил марсоход к ближайшей от него гигантской пирамиде, одна из стен которой была полуразрушена, а образовавшийся проём в стене пугал своей чернеющей пустотой. Марсоход медленно продвигался к пирамиде, переваливаясь всем корпусом через многочисленные марсианские камни.

- Интересно, - подумал Джон, - с какой целью в своё время были построены эти монстры, а главное, кем.

Марсоход, урча электродвигателями, медленно въехал в гигантский проём пирамиды. Астронавт включил прожектора и направил свет от них вглубь проёма. Лучи прожекторов тонули в бездонной глубине тёмного пространства пирамиды, ничего не высвечивая в нём.

- Так, - подумал Джон, - а ведь этот гигантский проём в пирамиде не мог сам собой образоваться, видимо, кто-то приложил к этому свою руку.

Астронавт выключил прожектора и надолго задумался, Джон прекрасно понимал, что в одиночестве ему достаточно рискованно продвигаться вглубь пирамиды без должной страховки. Но что-то Джону подсказывало, что чрево пирамиды таит в себе нечто необычное. После некоторого раздумья астронавт всё же завёл двигатели марсохода. Как ни странно, но марсоход ни на миллиметр не стронулся с места.

- Опять русская техника барахлит, - яростно дёргая рычаги управления, прохрипел астронавт.

В голове Джона прозвучал какой-то глухой звук, быстро переросший в высокочастотное гудение.

- Это ещё что за чёрт, - нервно дёрнувшись всем телом, подумал американец, - никак какие-то силы пытаются выжить меня из своей обители. Ну уж нет, господа, пока я не получу того, что хочу, я отсюда не уйду, - закричал во всё горло астронавт, грубо дёргая рычаги на главном пульте марсохода. Сразу же после последних слов Джона пространство перед ним резко сузилось и его ослепил ярчайший свет, исходящий откуда-то из глубины пирамиды. В

тот же миг какая-то неведомая сила как пушинку приподняла марсоход и с невероятной скоростью вынесла его за пределы стен пирамиды. От невероятности случившегося Джон на какое-то мгновение потерял сознание и очнулся уже на полу марсохода и в значительном отдалении от стен злополучной пирамиды.

- Ну, что же, - постоянно чертыхаясь, резюмировал Джон, - мы американцы уважаем силу и поэтому я прекрасно понимаю, что здесь мне больше делать нечего.

Джон с трудом поднялся на ноги и включил внешнюю связь:

- Алекс, вы меня слышите, ответьте Джону.

- Слышу вас, Джон, какие новости, слушаю вас.

- Алекс, какая-то неведомая сила выбросила марсоход из пирамиды, куда я пытался въехать. Алекс, это настолько невероятный факт, что я просто не нахожу слов, чтобы описать всё то, что я ощутил за эти несколько минут.

- Вот я и говорю, Джон, что это достаточно негостеприимная планета, на которой, быть может, мы ещё хлебнём горя. Давайте, дуйте назад, я уже почти привёл в чувство моих товарищей и теперь мне потребуется ваша конкретная помощь. Как поняли меня Джон?

- Алекс, я возвращаюсь и надеюсь, что больше не встречу на своём пути что-нибудь такое, что может повредить моему здоровью или механизмам марсохода. Конец связи, Алекс.

Астронавт, не спеша, вновь завёл двигатели марсохода и перевёл рычаги управления на среднюю мощность.

- Нет, всё же интересно, - уже более спокойно стал рассуждать Джон, - эти монстры не могут так просто покоится в песчаном грунте Марса, следовательно, под ними находится нечто такое, что удерживает их на поверхности красной планеты.

Увлечённый своими мыслями, Джон совсем не заметил, как оказался рядом с небольшого размера туннелем, уходящим с небольшим уклоном в глубь планеты в сторону пирамид. Джону сразу же бросилось в глаза то, что рядом со входом в туннель были разбросаны какие-то механизмы, напоминающие земные проходческие щиты.

- Нет этого просто не может быть, - в испуге проговорил Джон, - похоже, что это вполне земной проходческий щит, но каким ветром его сюда занесло и главное кем. Боже милостивый, неужели до нас здесь уже кто-то побывал, - с ужасом вглядываясь в лобовое бронированное стекло марсохода, лихорадочно соображал американец.

Включив мощный прожектор, астронавт начал планомерно метр за метром обследовать территорию, примыкающую к туннелю. В какой-то момент в мощном луче прожектора что-то сверкнуло и сразу же погасло. Джон вернул прожектор в прежнее положение и высветил то, что показалось ему наиболее подозрительным. От увиденной картины руки астронавта задрожали и, уже почти не сдерживая себя, он закричал в эфир:

- Алекс, я обнаружил полуистлевший космический скафандр недалеко от небольшого туннеля, который ведёт под пирамиды. Кроме всего прочего, вокруг входа в туннель разбросаны механизмы от проходческого щита. Вы понимаете, что это означает, Алекс? Это означает, что до нас здесь уже кто-то побывал. Между прочим, если я ещё что-то понимаю в космонавтике и в космической технике, это скафандр российского производства и достаточно устаревшей конструкции. Но у меня такое впечатление, что в этом скафандре кто-то находился, потому, что он во многих местах разорван и повреждён и покрыт странными тёмными пятнами, вероятно засохшей кровью. Алекс, похоже, что несколько лет назад здесь произошла какая-то жуткая трагедия, о которой пока никто ничего не знает.

- Джон, а вы случайно ничего не путаете. В этом районе Марса ещё никто не бывал, да и о каком скафандре вы говорите, откуда он мог там взяться. Слушайте, по-моему, вы немного переутомились и вам требуется отдых. Я с нетерпением буду ожидать вас на базе.

- Погодите, Алекс, делать поспешные выводы, я вполне адекватен и отвечаю за свои слова. Прямо перед моими глазами на грунте Марса покоится исковерканный российский скафандр и от этой жуткой картины я просто схожу с ума.

- Хорошо, Джон, успокойтесь, - наставительно заметил Саша, - если в вас уже сидит такая уверенность, то вам, я надеюсь, не составит особого труда прихватить его с собой в качестве неопровержимого доказательства того, что вам это вовсе не пригрезилось.

- О,кей, сэр, я это сделаю, - тяжело ответил Джон и выключил связь.

Быстро проделав все необходимые операции с переходными люками марсохода, Джон оказался на поверхности планеты. Медленно приблизившись к прорытому кем-то туннелю, Джон

осторожно приподнял то, что осталось от скафандра и внимательно стал вглядываться в опознавательные знаки на его частях. Астронавт с изумлением рассматривал знаки и буквы, однозначно говорящие о том, что этот скафандр вполне земного происхождения и принадлежит российским космонавтам.

- Вот теперь то я докажу этому упрямому русскому, что это вполне земной скафандр, - с удовлетворением подумал Джон, пряча отдельные фрагменты скафандра в небольшой контейнер у себя на боку.

Осторожно заглянув в туннель и никого там не обнаружив, Джон вернулся на борт марсохода.

- Что-то я совсем устал, - с досадой подумал Джон, вынимая из контейнера фрагменты российского скафандра и бросая его на пол марсохода. Где-то здесь у них должны хранится небольшие тюбики с водой, - подумал астронавт, снимая с головы гермошлем, в горле что-то совсем пересохло.

Наконец, отыскав на стеллаже необходимый тюбик с живительной влагой, Джон жадно прильнул к нему пересохшими губами, совершенно не замечая, что из фрагментов чужого скафандра медленно выползли чёрные жуки и

устремились к его ногам.

 

 

Глава 52.

Космическая станция «Ариадна» величественно проплывала над бескрайними плоскогорьями красной планеты, оставляя за собой сотни тысяч километров. Начинался период марсианских ветров и необходимо было в самые краткие сроки закончить основной цикл исследования планеты и возвращаться к Земле. Уже часть поверхности планеты затуманилась от сильнейших ветров, обрушившихся на марсианские пески, подняв их на значительную высоту над поверхностью. На борту станции в экстренном порядке велись работы по успешной эвакуации четвёрки космонавтов, остающихся ещё на поверхности Марса.

В центральном посту сидели командир и два его помощника. По их напряжённым лицам и нескрываемому раздражению в голосе можно было предположить о серьёзности обсуждаемых ими вопросов. Командир вёл переговоры с космонавтами, работающими на поверхности Марса.

- На связи Козырев Николай, - нервно нажимая

на панель внешней связи, несколько раз проговорил в эфир командир.

- Да, Коля, я тебя хорошо слышу, - спокойно ответил Александр.

- Саша, как там у вас дела и удалось ли вам привести в чувство Надежду и Олега, - нетерпеливо заговорил Николай.

- Командир, вроде как ребята уже отошли от оцепенения, в котором они находились, но пока ещё неадекватно воспринимают окружающую их действительность. Сознание постепенно возвращается к ним. Коля, ещё спешу сообщить тебе об одной невероятной новости, которую мне по связи передал Джон. Ему удалось в районе марсианских пирамид обнаружить нечто такое, что может поставить под сомнение всю официальную информацию о нашей первой экспедиции на Марс.

- Очень интересно, Саша, об этом доложишь по прибытии на КС, а сейчас я спешу сообщить тебе, что на значительной части Марса начинаются пылевые бури и поэтому вам необходимо срочным образом заканчивать ваши исследования и возвращаться на базу. Как ты меня понял?

- Командир, пока ничего не могу тебе твёрдо обещать, поскольку Джон ещё находится в пути и в лагере ожидается только часа через полтора. Но за это время мы с Надеждой и Олегом пока переберёмся в спускаемый аппарат и уже там будем дожидаться нашего товарища.

- Добро, Саша, как только будете готовы к старту, немедленно доложите мне лично, - строго предупредил Николай.

- Коля, не волнуйся, всё будет о,кей, - засмеялся Саша, - лишь бы Джон не заблудился на обратном пути, тем более, как ты говоришь, на нас надвигается пылевая буря.

- Хорошо, Саня, действуй. Конец связи!

Марсоход медленно продвигался вперёд, осторожно объезжая крупные валуны и многочисленные рытвины на поверхности пла-

неты. В динамике главного пульта марсохода прозвучал Сашин голос:

- Джон, будьте внимательны и осторожны на обратном пути к лагерю, надвигается пылевая буря.

- Не беспокойтесь, Алекс, по вашему радиомаяку в базовом лагере я свободно доберусь до вас, - запинаясь ответил Джон, каким-то незнакомым хриплым голосом.

- Джон, как ваше самочувствие, я вас не узнаю по голосу, - насторожился Александр.

- Алекс, не стоит волноваться, просто я чувствую лёгкое недомогание и какой-то странный зуд во всём теле, - вновь прохрипел Джон. У вас в марсоходе случайно не завелись блохи или что-то в этом роде, - поинтересовался американец.

- Джон, о чём вы говорите, какие блохи, - искренне удивился Александр, - вы же сами прекрасно знаете, что все космические аппараты перед стартом в космос проходят строгую и тщательную проверку на наличие микрофлоры.

- Не знаю, не знаю, Алекс, но я испытываю нестерпимый зуд во всём теле, такое ощущение, что по мне кто-то постоянно ползает , просто бред какой-то.

- Я полагаю, Джон, что это у вас нервное, которое очень быстро пройдёт, когда вы ступите на борт КС.

- Будем надеется на это, Алекс, - совсем тихо прохрипел Джон.

Между тем, выполнив все необходимые мероприятия по сворачиванию работ на красной планете, Александр со своими товарищами перебрался в спускаемый аппарат и приступил к подготовке оборудования и систем спускаемого аппарата к возвращению на КС.

Надежда смотрела на Александра какими-то

уставшими глазами и с нескрываемым интересом оглядывалась на многочисленные приборы и механизмы, установленные в спускаемом аппарате. Всё её поведение говорило о том, что её что-то беспокоит и приводит в недоумение.

- Надька, да что с тобой происходит, что тебя угнетает или пугает, - озабоченно поглядывая на своего товарища, ненавязчиво поинтересовался Саша. Да и потом у тебя такой вид, как будто ты уже прожила не одну жизнь. Ну, что же ты молчишь, подруга моя боевая, скажи хоть что-нибудь мне.

Надежда медленно прошла к своему креслу и неспеша опустившись в него, заговорила:

- Саша, у меня какой-то сумбур в голове, никак не могу понять каким образом я оказалась на этой планете?

- Надь, да ты что, уже всё забыла, - почти закричал Саша, прижимая к своей груди девушку. Мы же уже столько месяцев находимся в полёте, мы выполнили огромную программу по исследованию Марса и спасению американских астронавтов, которых постигла полная неудача при подлёте к Марсу. Давай, Надюшка, вспоминай скорее кто ты и зачем ты здесь. Неужели ты вообще ничего не помнишь?

- Саша, дорогой, не надо на меня давить, мне

сейчас так тяжело, - со слезами на глазах ответила Надя, - ты даже представить себе не можешь, что я пережила. Уже сейчас ко мне возвращается память, которая рисует в моём сознании совершенно невероятные картины.

- Наденька, солнышко моё, если в тебе сохранились ещё хоть какие-то силы, то поведай мне, что же произошло с тобой и Олегом пока мы занимались операцией по спасению американского экипажа.

Саша включил бортовой магнитофон и приготовился слушать девушку. Надя тяжело вздохнув, начала свой рассказ:

- Сразу же после вашего отлёта в район предполагаемой встречи с американской станцией мы с Олегом решили продолжить исследование планеты, - начала тихо говорить Надежда. Мы с ним были полны решимости как можно больше узнать о строении Марса, о физических и химических особенностях его грунта и атмосферы. Кстати говоря, нами собран достаточно большой объём информации на эту тему. Так вот, Саня, в какой-то момент нашего продвижения по Марсу, нам на пути встретилась пещера, которую нам непременно захотелось осмотреть. Вероятно, это и послужило всему тому последующему, что произошло с нами. В пещере мы встретили достаточно много неожиданного для себя, но это отдельная тема и я её обязательно подниму на научном совете в «РОСКОСМОСЕ», а сейчас расскажу о самом главном. Во-первых, пещера представляет из себя явно рукотворное сооружение, во-вторых, это какая-то мощная подземная база инопланетян на Марсе.

- Надь, а что тебя особенно поразило на этой, как ты говоришь, базе инопланетян?

- Саня, ты не поверишь, но там покоится целая эскадрилья дисковидных летательных аппаратов. К сожалению, я проявила излишнюю любознательность, почти вплотную приблизившись к одному из них. Как говорится, чисто женское любопытство сыграло свою роковую роль в моём похищении.

- Так они тебя похитили, что ли, - в изумлении воскликнул Саша.

- Да, не только меня, но затем и Олега. Короче говоря, меня какая-то неведомая сила внесла в один из этих космолётов, где уже находился экипаж в составе трёх существ, которые с каким-то жадным интересом стали разглядывать меня.

- Надюха, ну а всё-таки, как они выглядят, - живо заинтересовался Саша, - на кого они похожи?

- Ты знешь, как ни странно, но они очень похожи на нас - те же руки, ноги, лицо и т. д. Но всё же в каких-то еле уловимых деталях они выглядят более совершенными созданиями, чем мы. Как я поняла, командиром этого космолёта было существо женского пола в облегающем чёрном комбинезоне.

- Не бойся, землянка, мы не причиним тебе никакого вреда. Рядом со мной находятся два моих помощника - это биороботы и они полностью подчинены моей воле.

Я стояла перед этой неземной женщиной и различные чувства обуревали меня. Наконец, придя в себя, я резко и с каким-то чувством досады ответила ей:

- Что вы хотите от меня и по какому праву вы затащили меня в свой дисколёт?

Инопланетянка, снисходительно улыбнувшись, ответила:

- Ну, прежде всего, я спешу удовлетворить твоё любопытство и показать тебе то, что ты никогда бы не увидела за свою короткую жизнь и вероятней всего уже никогда не увидишь.

- Что вы имеете в виду, - вся напряглась я.

- Я имею в виду нашу планету в космической системе «Скорпиона», где тебе, землянка, представится возможность ознакомиться с нашим миром. К сожалению, наша цивилизация вырождается и нам крайне необходим ваш генофонд, чтобы продлить наше существование во Вселенной.

- Иными словами, вы хотите сказать, что я должна полететь с вами, - с иронией в голосе заметила я, - но прежде всего я хочу знать, где сейчас находится мой товарищ.

- С ним всё хорошо, - быстро ответила инопланетянка, - но если ты будешь настаивать, то он вполне может присоединиться к тебе в твоём коротком путешествии по Большому космосу.

- Представляешь, Саня, мне впервые за всю мою жизнь предложили такое, от которого отказаться я уже не могла и я согласилась.

Надежда сделала короткую паузу, после чего продолжила свой рассказ:

- Хорошо я согласна, - ответила я, - но почему я должна доверять вам. Какие вы мне можете предоставить гарантии моего возвращения на родную планету или хотя бы обратно на Марс, да и какое время потребуется вам для этого.

Время исчисление у нас несколько отличается от вашего земного, но для ваших товарищей вы исчезнете всего на пару недель. Ну а гарантией в этом случае может быть только моё честное слово.

Инопланетянка внимательно смотрела мне в глаза и казалось насквозь прожигала меня своим проницательным взглядом.

- Ну, так что, землянка, ты согласна лететь с нами или нет? В добавлении ко всему мною сказанному спешу заверить тебя, что пойдём ещё дальше и сохраним тебе память на всё происходящее с тобой, хотя это и будет нарушением наших законов.

- Представляешь, Саня, насколько всё это было фантастичным и удивительным, что я уже не управляла своим рассудком.

Подойдя почти вплотную к инопланетянке, я только тихо попросила её:

- Я прошу вас только об одном, чтобы мой товарищ Олег был рядом со мной в этом путешествии.

Инопланетянка понимающе улыбнулась и нажала на какую-то панель на пульте дисколёта. В тот же миг я увидела рядом с собой трясущегося от страха Олега, который с каким-то жутким чувством озирался по сторонам. Ещё через мгновение инопланетянка нажала на соседнюю панель на пульте и я потеряла сознание.

Надежда закрыла лицо руками, напряжённо вспоминая всё то, что с ней происходило на чужой планете.

- Саня, я совершенно не помню сколько времени потребовалось для нашего перелёта к другой звезде, но судя по моей внешности, достаточно много. Вероятно, я всё это время находилась в каком-то летаргическом сне, но когда я открыла глаза, то увидела себя уже на другой планете..

- Ну и какие впечатления у тебя от другого мира, - с восхищением поглядывая на Надежду, поинтересовался Саша.

- А ты знаешь, Саня, у них практически есть всё то, что и у нас. Я видела моря, горы, реки, леса и многое такое, что знакомо мне с детства. Но всё перечисленное мной в чём-то отличалось от земного или цветом, или качеством, или строением. И вообще, Саша, у меня такое ощущение, что там я прожила целую жизнь, потому как мне было показано очень многое, для осмотра которого в земных условиях точно бы не хватило целой жизни.

Надежда откинула голову на спинку кресла и

тихо попросила:

- Саша, я немного устала и всё остальное уже доскажу на борту КС.

- Конечно, Надюшка, отдыхай, - засуетился вокруг неё Саша, - а я пока свяжусь с Джоном, что-то он не подаёт о себе никаких знаков.

Александр подошёл к пульту управления спускаемым аппаратом и нажал на связную панель:

- Джон, как ваши дела, что-то давно вас не слышно в эфире, - спокойно заговорил Саша.

В эфире наступила томительная пауза, после которой все услышали какое-то хриплое бормотание, переходящее в визг и шипение.

- Опять что-то со связью, - возмутился Александр, стуча рукой по пульту.

- Саня, не надо больше стучать по пульту, а лучше взгляни на монитор внешнего обзора, - закричала в испуге Надя.

В четырёх метрах от платформы спускаемого аппарата стоял на растопыренных ногах Джон и с каким-то невероятным ожесточением размахивал руками, хлопая ими по различным частям скафандра.

- Джон, вы что, белены объелись или на вас так серьёзно подействовал климат Марса, - стараясь быть весёлым, прокричал в эфир Саша.

В ответ все опять услышали какое-то невнятное хриплое бормотание, переходящее в почти звериный рёв.

- Господи, Саша, неужели ты не видишь, что у Джона какие-то проблемы, избавиться от которых он самостоятельно не может.

Только сейчас, заглянув в иллюминатор спускаемого аппарата, Саша, к своему ужасу, заметил, что скафандр Джона неимоверно раздулся и по всему его контуру пробегали мелкие бороздки волн.

- Джон, - весь напрягаясь, закричал Саша в эфир, - тебе нужна помощь или нет, отвечай немедленно.

Наконец, через значительную паузу все услышали прерывистый и трудно узнаваемый голос Джона:

-

Алекс…я…немедле…улет. ..амне…коне…римен...

Саша видел, как после безуспешных попыток освободиться от того, что так его беспокоило, Джон повалился на грунт и его тело начало судорожно дёргаться в конвульсиях.

- Сашка, ну что же ты сидишь, надо выручать нашего товарища, - закричала Надя, бросаясь в выходному люку.

- Стоять, - грозно окликнул её Николай, - куда

тебя несёт, неужели ты не понимаешь, что помочь мы ему уже ничем не сможем. Видимо, около обнаруженного им туннеля он принёс с собой в марсоход какую-то биомассу, которая и погубила его.

- Господи, да что же это такое происходит с нами, - застонала Надежда, - что ни день, то новые сюрпризы нам преподносит этот кровавый Марс. Саша, а ведь всё самое нужное и интересное с точки зрения науки осталось в марсоходе. Домой мы уже вернёмся практически с пустыми руками, - с грустью заметила Надежда.

- А твой почти фантастический рассказ о посещении иных миров, - спокойно ответил Саша.

- Эх, Саня, вряд ли кто-нибудь мне поверит в эти мои невероятные истории, ты же знаешь, меня просто поднимут на смех.

- Я полагаю, Надежда, что твой новый внешний облик убедительно подтвердит твои слова. А вот на этой негостеприимной планете нам похоже уже делать нечего. Без марсохода нам очень трудно будет активно заняться исследовательскими работами на Марсе. Прощай, Джон, мы все любили тебя. Саша нажал на панель связи с КС.

 

 

Глава.53.

 

Андрей сидел в центре управления полётом и внимательно следил за сообщениями с КС. Сегодня в огромном зале центра было особенно многолюдно. В зале присутствовали представители ведущих фирм аэрокосмической промышленности, конструктора, учёные, специалисты из различных ведомств и служб так или иначе причастных к этому грандиозному проекту. Программа второй экспедиции российской межпланетной станции «Ариадна» к красной планете близилась к завершению. По нервозной обстановке, царившей в зале, можно было понять, что не так всё благополучно у наших космонавтов.

Руководитель полёта прохаживался по залу и бросал настороженные взгляды на главный информационный монитор на одной из стен центра.

 

- Яков Иванович, я всё же считаю, что, нам удалось сделать главное - спасти терпящих бедствие американских астронавтов. Да и при подлёте к Марсу и на самой его поверхности мы и американцы немного потрудились, обогатив мировую науку новыми данными об этой загадочной планете. Я считаю, что на данном этапе покорения Марса всё складывается весьма благополучно для наших космонавтов. Вот сейчас через пару минут должен выйти на связь командир КС Козырев Николай и, я надеюсь, что он порадует нас новой позитивной информацией.

- Дай-то Бог, Андрей Петрович, чтобы это было именно так, как вы говорите, - с некоторой иронией в голосе заметил руководитель полёта, - но мне шестое чувство подсказывает, что у них что-то не так. Судя по их длительному молчанию в эфире, обстановка на орбите Марса не совсем благополучная.

На главном мониторе замелькала информация о начале сеанса связи с российскими космонавтами.

- Подожди, Андрей Петрович, - жестом руки останавливая своего помощника, в волнении проговорил руководитель полёта, - вот мы сейчас и узнаем, что там у них творится.

На экране монитора возникло напряжённое лицо командира КС Николая Козырева.

- Передаю экстренное сообщение с борта КС «Ариадна», - взволнованно заговорил командир. Обстановка на борту достаточно напряжённая,

Яков Иванович. Операция по спасению двух американских астронавтов прошла достаточно успешно, но не всё так благополучно на самом Марсе. После разбивки базового лагеря на планете была предпринята попытка двумя российскими космонавтами продолжить плановые исследования поверхности Марса. В определённый момент времени космонавты столкнулись на поверхности планеты с чем-то из ряда вон выходящим, что привело их в состояние шока и к временной потере трудоспособности. После завершения операции по спасению американских астронавтов мной было принято решение высадить на поверхность Марса ещё двух космонавтов для поиска пропавших космонавтов. При выполнении этой операции американский астронавт погиб. Причиной этому послужило проникновение в его организм чужеродной микрофлоры, которая и погубила его. Чтобы обезопасить весь экипаж КС от чужеродной микрофлоры и успешно завершить экспедицию к красной планете, я принимаю решение срочно покинуть поверхность Марса и взять курс к Земле. Командир КС «Ариадна» Козырев Николай.

Все присутствующие в центре с изумлением и неподдельным волнением слушали сообщение

космонавта. По залу центра пробежала волна взволнованных восклицаний, суждений и мнений на это сообщение из далёкого космоса.

- Ну что ты на это скажешь, - обращаясь к Андрею, с грустью в голосе заметил руководитель полёта. Похоже, Андрей Петрович, что все мои мрачные прогнозы сбываются.

- Яков Иванович, - горячо заговорил Андрей, - побед всё же не бывает без потерь, Мне кажется, что американец столкнулся с той же проблемой, которая возникла у наших космонавтов в первой экспедиции на Марс.

- Что вы имеете в виду, Андрей Петрович, - нахмурился руководитель полёта.

- Я уже докладывал на научном совете о своих впечатлениях от первого полёта к Марсу и ту самую дополнительную информацию, которую никто серьёзно не воспринял. А, между тем, те же самые ошибки совершил и американский астронавт на поверхности Марса. Здесь сыграла свою роль беспечность и ничем не подкреплённая уверенность в правоте своих действий на чужой планете.

- Андрей Петрович, вы же понимаете, что весь этот гигантский механизм по исследованию космического пространства заведён не мною и не в моих силах остановить его. А раз так, то

мы все просто обязаны выполнять всё то, что нам предписано свыше. Я вас прекрасно понимаю и сочувствую вам, но каким-то образом остановить эту машину ни я, ни вы уже не сможем. Но уже с высоты вашего первого полёта к Марсу, как вы оцениваете решение Козырева Николая о прекращении деятельности на Марсе.

- Яков Иванович, это очень не простой, сложный вопрос, - не спеша начал говорить Андрей, - и я понимаю насколько было тяжело Николаю принимать это решение. Но всё же мне кажется, что он сделал всё возможное перед тем, как принять окончатальное решение. Да, наша первая экспедиция столкнулась на Марсе с чужеродной нам цивилизацией, в результате чего погибло столько наших товарищей и я считаю, что действия Козырева вполне оправданы и заслуживают только одобрения. Оставаться на орбите Марса просто неразумно да и опасно.

- Да, но у нас остаётся ещё ряд нерешённых вопросов, которые мы предполагали решить на Марсе.

- И всё же, Яков Иванович, риск в таком вопросе не оправдан и всем нам необходимо логически прийти к одному и тому же мнению на эту проблему.

К руководителю полёта подскочил помощник президента и, вытирая платком вспотевшую шею, быстро заговорил:

- Господа, мне это сейчас послышалось или Козырев действительно собирается прервать весь комплекс исследований и посещений на поверхности Марса?

У представителя президента страны нервно дёргалась щека, которую он всё время старался прикрыть ладонью руки. Господа, да вы отдаёте себе отчёт в том, чему вы сейчас даёте добро? Это же национальный проект и мы к нему шли всей страной ровно семь лет и вот на тебе - один человек принимает за всех решение.

Глазки у президентского помощника быстро бегали, как будто искали у кого-то поддержки его мнения.

- Филип Андреевич, вы напрасно так нервничаете, - спокойно начал Андрей. Я с полной долей ответственности заявляю, что продолжение работ на Марсе по ранее подготовленной программе может обернуться трагедией и вообще полным крахом второй марсианской экспедиции.

- Вы знаете, Андрей Петрович, ваше мнение о

пилотируемых полётах к другим планетам мне уже давно известно, - с хорошей долей иронии нервно заметил помощник президента. Если послушать вас, так пора вообще свернуть все космические исследования.

- Ну, зачем же свёртывать, космос надо исследовать, но всё же в разумных пределах.

- Простите, господин Зимин, а кто установил эти разумные пределы, случайно не вы?

- Не надо иронизировать, Филип Андреевич, я этого не заслужил. А по поводу разумных пределов скажу, что эти пределы диктует нам сама жизнь и наш печальный опыт за время нашей первой экспедиции на Марс.

Помощник президента медленно опустился в соседнее кресло и засмеялся.

- Андрей Петрович, ну вы как маленький ребёнок, у которого отнимают красивую игрушку. Ну, что вы в самом деле заладили одно и то же. Если бы все много лет прислушивались к подобным советам, то не было бы ни Гагарина, ни Комарова. Не было бы лунной программы и многого того, что и позволило нашей цивилизации так быстро развиваться.

- Ну да, или семимильными шагами двигаться к бездне, которая уже не за горами.

- Послушайте, господин Зимин, да вы просто

неисправимый пессимист, которому совершенно наплевать на наши грандиозные успехи в космосе. Я просто возмущён вашим упадническим настроением и о вашем поведении немедленно доложу президенту. И вообще я не понимаю, как такой человек, как вы, играете важную роль в этом проекте.

Помощник президента вскочил с кресла и быстрыми шагами направился к выходу из помещения.

- Андрей Петрович, зря вы так с ним, - с грустью заметил руководитель полёта, - я этого человека достаточно хорошо знаю и он может принести вам много неприятностей. С его подачи у президента страны может сложится вполне определённое мнение о вас.

- Ничего, Яков Иванович, на этот счёт у меня есть запасной ход, которым я непременно воспользуюсь, если дела сложатся именно так, как вы говорите.

- Что-то вы темните, Андрей Петрович, говорите какими-то загадками, - искренне засмеялся руководитель полёта.

 

 

Глава 54.

 

После успешной стыковки спускаемого аппарата с КС все космонавты собрались в центральном посту на совещание у командира космического комплекса.

- Господа, - тихим голосом заговорил Николай, - сегодня произошло событие, которое всех нас потрясло своей жестокостью и непоправимостью. Сегодня погиб американский астронавт Джон Форд - член нашего коллектива. Вы все, конечно, понимаете, что оставаться на поверхности Марса и продолжить программу исследования планеты означало бы поставить под угрозу благополучное возвращение на родную планету, хотя само это возвращение нельзя в полной мере считать благополучным и-за множества проблем, накопившихся за время нашего столь долгого полёта. Поэтому, господа, я получил из центра управления полётом разрешение на обратный старт. Хочу вас всех поблагодарить за мужество и стойкость, проявленные вами за время нашего полёта. Впереди нас ждёт не менее напряжённая работа по сбережению тех имеющихся на борту средств, которые обеспечат нам выживание за четырёхмесячный обратный перелёт. Какие у кого будут вопросы и мнения на этот счёт?

Николай вопросительно посмотрел на космонавтов и впервые за последние несколько дней улыбнулся.

- Ну, вот и хорошо, господа, ваше молчание однозначно подсказывает мне, что вы все поддерживаете мои мысли.

- Подожди, командир, - поднял руку Олег, - я надеюсь, что ты однозначно воспринял наше с Надеждой повествование о пленении нас инопланетянами. Или ты всё же сомневаешься в правдивости наших слов.

- Как я могу, Олег, сомневаться в правдивости вашего рассказа, если ваша внешность просто кричит об этом. И вообще я теперь понимаю нашего учителя Андрея Петровича, который перед нашим стартом недвусмысленно намекал мне на наличие каких-то сил на планете, с которыми лучше не связываться.

- Вот именно, Коля, а мы с Олегом сунулись туда, куда землянам пока путь заказан и за это поплатились на все сто.

- Да уж, теперь вряд ли мои друзья узнают во мне того молодого и жизнерадостного парня, каковым я всегда себя считал до недавнего времени.

- Да ладно тебе, Олежег, - вступилась в разговор Варвара, - да и сейчас ты парень, хоть куда. Да, хотела бы я побывать на другой планете в чужом созвездии. Слушайте, ребята, - засмеялась Варя, - да вы теперь у нас музейный экспонат, с вас иконы теперь можно писать.

- Ладно, хохотушка, уймись, сейчас нам всем не до шуток, - строго заметил Николай. Ты лучше доложи всем нам о тех нормах расхода пищи, кислорода и воды, которые помогут нам благополучно живыми и здоровыми добраться до Земли. А шутить мы продолжим уже на орбите Земли.

- Коля, ты вечно мне затыкаешь рот своими наставлениями, - сердито косясь на своего командира, ответила Варя. Между прочим, мой юмор нам строить и жить помогает, а если мы на протяжении этих четырёх месяцев поведём себя как грибы в чаще леса, то быстро из белых грибов превратимся в ядовитых мухоморов.

- Сэр, - уныло заглядывая в иллюминатор КС, заговорил Том, - а как вы собираетесь распределить наши обязанности на станции?

- Об этом, Том, поговорим несколько позже, а сейчас главная оптимистка станции доложит

нам о том, о чём я только что её просил, - бросая иронический взгляд в сторону Варвары, попросил командир. Итак, мы слушаем тебя Варя.

- Спасибо, командир, за доверие, - засмеялась Варя, - да, дорогие мои, думаю, что в скором времени лететь нам к Земле придётся только на голом оптимизме.

- Это ещё почему, мисс, - насторожился Том.

- А это потому, наш дорогой товарищ Том, что наши продуктовые и энергетические запасы на КС просто тают на глазах, и наступит такой день, когда на очередном таком совещании у командира я объявлю всем грустную новость, что есть, пить и дышать уже нечего и нечем.

- Откуда такие мрачные прогнозы, Варя, - нахмурился Саша, - неужели в наших хранилищах завелись мыши, которые пожирают наш стратегический запас.

- Саша, а ты разве забыл, что мы потратили достаточно много времени на перелёт к американским товарищам, - поворачивая голову с торону Александра, с грустью проговорила Варвара. Вот как раз этот временной отрезок и сыграл свою существенную роль в нашем новом расписании потребления всего вышеперечисленного мной.

- Господи, я так люблю сладкое, - вздохнула Надежда, с улыбкой глядя на Николая. Ну, я надеюсь, что сухари нам грызть не придётся, правда, Коля?

- А это уже будет зависеть от вас, господа, - вновь садясь за главный пульт, заметил командир. Конечно, свои аппетиты и привычки придётся несколько поубавить. Короче говоря, Варварой подготовлены материалы по экономному потреблению всего вышеперечисленного и я прошу всех с ними ознакомиться, чтобы не было в дальнейшем никаких нареканий. Так, а теперь вернёмся к вопросу астронавта Тома. Естественно, это один из главных вопросов, который мы обязаны немедленно решить и принять к действию. Итак, господа, сначала я хочу выслушать каждого из вас на этот счёт, кто чем желает заниматься. Я предоставляю каждому из вас свободу выбора только потому, что каждый из вас прошёл подготовку в Центре подготовки космонавтов и в одинаковой степени знаком с каждой системой на КС. Кто хочет высказаться?

- Коля, - устало поднимая голову, заговорила Надежда, - мне как-то по душе электронная начинка станции и я могу со всей ответственностью взять на себя заботу о ней.

- Очень хорошо, Надюшка, - с удовлетворением заметил Николай. Вижу, что Олег хочет что-то сказать нам. Прошу, Олег.

- Командир, я могу взять на себя ответственность за работу двигательной установки КС и систем, связанных с ней.

- Так, Олег, и твоё решение принимается. Я полагаю, что эту систему на КС можно и даже нужно доверить именно такому осторожному и ответственному специалисту как ты. Ну, а что нам скажет Саша, что-то он совсем притих, - засмеялся Николай.

- Эх, командир, притихнешь тут с вами, когда только что Варвара перед нами нарисовала такие радужные перспективы на наше будущее. Я даже и не знаю, что тебе ответить, Коля.

- Ну, а всё-таки Саша, ведь каждый из нас всё равно в той или иной степени отдаёт предпочтение каким-то системам.

- Ну, хорошо, командир, я хочу отвечать за систему ориентации станции и за дальнюю связь с Землёй.

- Очень хорошо, Саша, пусть так оно и будет, - улыбнулся Николай. У нас остаются Том и Варвара. Варя, я очень внимательно тебя слушаю, и давай только без шуток и прибауток. Сегодня мы должны поставить окончательную точку в распределении наших ролей на КС, иначе в какой-то момент нам может не хватить выдержки и сплочённости в самых сложных вопросах, которые могут возникнуть в процессе нашего возвращения на родную планету.

- Коля, ну ты опять мне читаешь нотации, - стреляя глазками в сторону американца, насупилась Варвара. Можно подумать, Коля, что у меня ещё есть выбор. Все системы КС уже благополучно разобраны космонавтами и естественно, что мне остаётся система жизнеобеспечения на КС. Но я должна тебе заметить, командир, что мне одной, ни за что не справиться с таким объёмом работ. Я прошу себе в помощники Тома. Том, я полагаю, что ты не станешь возражать этому моему скромному желанию - просьбе.

Американец слегка покраснел и, постоянно сбиваясь, заговорил:

- Сэр, мне будет вполне комфортно работать с этой милой русской девушкой, но я как-то не привык заниматься такими системами и мне всё же больше по душе электроника и на этом поприще я принесу гораздо больше пользы, чем тем, что вам предлагает русская мисс.

- Том, вы должны понять только одно, - строго глядя на американца, начал Николай, - что наши желания не всегда совпадают с нашими возможностями, а посему, ваши желания вы пока приберегите на другие времена.

- Том, - медленно подплывая к американцу, заулыбалась Варя, - ну, неужели я вам совсем не нравлюсь или у вас в Америке уже есть девушка.

Американец ещё больше покраснел и спрятался за спину Александра.

- Ну, куда вы прячетесь, Том, - засмеялась Варя, - теперь мы с вами повязаны одним делом до самой нашей матушки Земли. Да не бойтесь уж вы так, я вовсе не кусаюсь, - беря под руку американца, наставительно заметила Варя.

- Всё, господа, задачи ясны, цели определены! Прошу всех занять свои штатные места и незамедлительно приступить к выполнению своих служебных обязанностей.

 

 

Глава 55.

 

Андрей в глубокой задумчивости сидел в своём кабинете, вспоминая свою первую и последнюю экспедицию к красной планете. Ему вспоминались его товарищи, погибшие на этой злой и негостеприимной планете. Жизнь для него теперь приобретала совершенно иной смысл. Перед его глазами медленно проплывали дорогие ему образы - Лена, Артур, их звёздный мальчик, Алёна с Алёшкой. Андрей усилием воли пытался сбросить с себя этот тяжёлый груз воспоминаний, но они с новой силой волнами накатывались в его памяти.

- Нет, я так больше не могу, - мысленно рассуждал Андрей, - эти мысли меня сведут с ума. Сколько раз я говорил себе, что надо смотреть вперёд, верить в себя, в свои силы и возможности. Но каким образом мне претворить в жизнь свои знания, опыт и силы, если верхушка космической иерархии мне всё равно не верит.

Андрей открыл сейф и рукой потянулся к бутылке с коньяком. В тот же миг кто-то позвонил по телефону, и Андрей снял трубку:

- Зимин у телефона, кто говорит?

- Андрей Петрович, здравствуйте, - прозвучал в трубке приятный мужской голос, - с вами говорят из президентской канцелярии. Сегодня ровно в двенадцать ноль - ноль вам назначена встреча с президентом страны Ильёй Ивановичем. Через несколько минут за вами пришлют

машину. Пожалуйста, к этому сроку будьте готовы, вы же понимаете, что раз Илья Иванович нашёл в своём чрезвычайно сложном графике встреч нишу для общения с вами, то можно предположить о важности предстоящей беседы с ним.

- Хорошо, я всё понял, - быстро ответил Андрей, - к встрече я буду готов.

- Вот и хорошо, Андрей Петрович, для вас уже заказан пропуск и мы надеемся, что ваша встреча с президентом пройдёт в тёплой и деловой атмосфере. До свидания! Андрей бросил трубку на рычаг и откупорил коньяк.

- Теперь мне совершенно ясно, с какой стороны холодком потянуло, - подумал Андрей и налил себе в рюмку коньяку. Ну, правильно, Филип Андреевич уже успел доложить президенту наш с ним недавний разговор в космическом Центре. Да, пожалуй, такой служака далеко пойдёт в своём стремлении во что бы то ни стало выслужиться перед своим хозяином. Вот сволочь, представляю себе, в каких мрачных тонах он пересказал президенту нашу с ним беседу, с горечью подумал Андрей, выпивая коньяк.

За своими тяжёлыми мыслями Андрей совсем не заметил, как в его кабинет вошли двое

мужчин в строгих чёрных костюмах. Андрей быстрым движением руки спрятал початую бутылку с коньяком и вопросительно посмотрел на вошедших.

- Андрей Петрович, - вежливо улыбаясь, проговорил один из вошедших мужчин.

- Да, это я, а, простите, с кем я имею честь говорить, - осведомился Андрей.

- Внизу вас ждёт машина из президентского гаража, и я прошу вас проследовать за нами.

Андрей глубоко вздохнул и встал из-за стола. Дорога до резиденции президента заняла совсем немного времени. У парадного крыльца машина резко остановилась и, сидящий рядом с Андреем, мужчина быстро распахнул дверцу машины.

- Господин Зимин, вас ждёт президент страны, прошу вас, проходите.

- До этого Андрею ни разу не представлялась такая возможность побывать в апартаментах президента, поэтому он с каким-то трепетом и восторгом в душе озирался по сторонам, проходя к кабинету первого человека страны. Андрей подошёл к красиво инкрустированной двери президентского кабинета и осторожно постучал.

- Да, да, входите, - прозвучал из-за двери уже знакомый по телевизионным новостям голос президента.

Андрей вошёл в просторный кабинет и скромно остановился у дверей, не зная что сказать.

- Ну, Андрей Петрович, что вы там топчетесь у дверей, проходите к моему столу и присаживайтесь. Нам сегодня с вами предстоит непростой разговор

- Спасибо, Илья Иванович, - вежливо поблагодарил Андрей, проходя к президентскому столу.

Президент поднялся из-за стола и медленно зашагал по кабинету.

- Андрей Петрович, до меня дошли слухи, что вы не согласны с генеральной линией нашей авиакосмической индустрии, предлагая постепенное свёртывание космических исследований пилотируемыми аппаратами. Пожалуйста, постарайтесь развеять мои сомнения на этот счёт в отношении вас, - улыбнулся президент, испытующе поглядывая на Андрея. Так я вас внимательно слушаю, Андрей Петрович.

- Илья Иванович, нет никакого смысла мне сейчас оправдываться перед вами. Вы прекрасно меня знаете и надеюсь, знаете, что я всей душой предан своему делу и хочу, чтобы наша космическая наука развивалась ещё

более эффективно и интенсивно. Другое дело, Илья Иванович, когда кто-то нашёптывает вам на ухо всякие бредни обо мне и о моём желании всё прекратить и остановить в своём развитии. Таких мыслей у меня никогда не было и я надеюсь, что не будет.

- Андрей Петрович, вы не кипятитесь, а спокойно изложите мне свою концепцию понимания вопроса исследования космического пространства в мирных целях.

- Так вот я и говорю, господин президент, что мы тратим огромные деньги из государственного бюджета, создавая колоссальные космические станции с единственной лишь целью добиться лидерства в безумной гонке с США за ту или иную планету, не думая, что эти же миллиарды рублей можно направить на развитие земных обсерваторий и станций слежения за ближним и дальним космосом. Кроме всего прочего, мы с лёгкостью, зачастую не задумываясь о грозных последствиях этого шага, посылаем в глубокий космос наших космонавтов, которые не редко гибнут, сталкиваясь с чем-то непонятным и страшным в космосе. Я полагаю, что вы согласитесь со мной, что на первом месте всегда должен стоять человек, а не бездушная машина. Вот поэтому я и считаю, что нам пока рано тратить огромные средства и активно заниматься пилотируемыми полётами к другим планетам. Для этих целей вполне можно использовать компактные и относительно недорогие аппараты, которые в принципе могут выполнить всё то, что, сейчас рискуя своей жизнью, выполняют наши и американские космонавты.

Андрей закончил свою речь и устало опустил голову.

- Так, так, весьма интересно, - подходя к Андрею, тихо проговорил президент. А не кажется ли вам, Андрей Петрович, что развитие науки, как таковой, не может проходить без жертв. Только в постоянной борьбе за новые технологии, за новые идеи и достижения в науке и технике рождается истина, которая и является той движущей силой, способствующей процветанию любого государства, в том числе и нашего. Неужели вы не можете понять, приобретя уже такой богатый опыт из первого вашего путешествия к Марсу, что никакой бездушный робот не сможет никогда заменить живой человеческий ум, его способность анализировать те или иные проблемы и быстро находить на них ответы. Что вы можете мне

сказать по этому поводу? Господин Зимин, вы хорошо себя чувствуете или вам плохо?

Президент низко наклонился к опущенной голове Андрея и заглянул ему в лицо. Андрей спал, совершенно не осознавая, что выпитый им коньяк сыграет в его судьбе решающую и роковую роль. Президент осторожными шагами вернулся за свой стол и нажал на кнопку вызова. В кабинет незамедлительно вошла секретарь, неся на небольшом подносе чашечку дымящегося кофе.

- Агафья Викторовна, предложите Андрею Петровичу кофе, а то я вижу, что он что-то совсем притомился, слушая мои речи, - переводя взгляд на Андрея, с усмешкой проговорил президент.

Секретарь спокойно подошла к Андрею и слегка дотронулась до его плеча.

- Простите, господин Зимин, вам лучше выпить чашечку кофе для бодрости.

Андрей быстро проснулся и вскочил на ноги, задев плечом поднос с чашкой кофе в руках секретаря. Секретарша от испуга слабо вскрикнула и выпустила из рук поднос. Чашка, совершив несколько пируэтов в воздухе, благополучно приземлилась на президентский ковёр, оставив на нём большое тёмное пятно.

От ужаса всего происходящего Андрей вздрогнул всем телом и, глупо улыбаясь, посмотрел на президента.

- Господин президент, Илья Иванович, - тихо проговорил Андрей, - простите меня, я немного притомился на работе и вот уснул прямо у вас в кабинете.

Президент сидел за своим столом и его голубые глаза постепенно темнели и наливались какой-то стальной жёсткостью и беспощадностью.

- Значит, господин Зимин, вы говорите, что немного притомились на работе? А вам известно, что пить в рабочее время аморально и отвратительно. От вас так и разит коньяком. Да и вообще, как это вам в голову пришло явиться на такую важную и ответственную встречу в таком виде?

- Илья Иванович, - слабо оправдывался Андрей, - в последнее время в моей жизни произошли большие перемены, от которых я до сих пор не могу прийти в себя и поэтому я немного выпил, чтобы снять сильнейший стресс, который постоянно преследовал меня на протяжении уже достаточно длительного времени.

- И это говорит мне человек, которому рукоплескал весь мир после успешного полёта к

Марсу, - с нескрываемой ненавистью глядя на Андрея, закричал президент. Мало того, что вы вводите в заблуждение всех наших учёных и специалистов своими россказнями о летающих тарелочках и инопланетянах, так вы ещё смеете являться ко мне в таком виде. Агафья Викторовна, немедленно подготовьте мне приказ об освобождении господина Зимина от всех занимаемых им должностей.

Андрей стоял навытяжку перед президентом и чувствовал, как у него постепенно начинают неметь руки и ноги.

- Всё, господин Зимин, я вас больше не смею задерживать, - поворачивая голову в сторону Андрея, зло пробурчал президент, открывая на столе папку с документами.

 

 

Глава 56.

 

Андрей шёл домой, совершенно потрясённый от беседы с первым человеком страны.

- А вот это уже конец всему, - тяжело шепча себе под нос, рассуждал Андрей. Как я мог позволить себе так расслабиться и позабыть про всякую осторожность. Господи, какой же я всё-таки болван, - сжимая кулаки в бессильной

ярости, шептал Андрей.

Навстречу Андрею шла, улыбаясь, молодая женщина, но, заметив перекошенное гримасой лицо Андрея, быстро отошла в сторону. Андрей уже не помнил, как он добрался до своей квартиры. Вся обстановка в квартире напоминала ему о том, что здесь совсем недавно кипела жизнь, слышались голоса Артура и Наташи. Андрей бросил папку с документами на стол и тяжело опустился на стул. Только теперь к нему пришло осознание того, что он проиграл и проиграл по-крупному. Медленно подняв голову, Андрей с невыразимой тоской перевёл взгляд на портреты Артура и Наташи на противоположной стене гостиной. На него смотрели два дорогих ему существа, которых он бесконечно любил и даже ни на одну минуту не мог себе представить, что так быстро останется один. Андрею вспомнилось совсем маленькое сморщенное крохотное существо на орбитальной станции, которое требовательно подавало голос, ища в пространстве материнскую грудь. Вспомнились Андрею и те бессонные Наташины ночи в бесконечных попытках согреть, накормить и приласкать эту космическую кроху.

Андрей медленно подошёл к письменному столу и достал чистый лист бумаги. В его голове сплошной пёстрой лентой проносились сюжеты его жизни, иногда больно жаля душу.

- Нет, я всё-таки должен это сделать, - тихо прошептал в пустое пространство Андрей, беря в руку авторучку. Я думаю, что Алёшка продолжит моё дело и сможет пробить эту стену недоверия и непонимания, которую мои недоброжелатели возвели передо мной. Андрей, склонившись над листом, начал писать:

«Дорогой мой, сынок, когда ты найдёшь это письмо, я уже буду очень далеко, даже ещё дальше чем ты думаешь. Не вижу никакого смысла боле оставаться на Земле. Мне перестали доверять, и я совершенно подавлен моим нынешним статусом, которого в действительности уже и не существует. Сынок, я раздавлен и унижен и не вижу боле никаких причин продолжать то, чему я посвятил всю свою жизнь. Жизнь пронеслась, как одно мгновенье, но я всё же горжусь тем, что у меня растёт такой славный сын, которому всё по плечу и который, я знаю, добьётся всего в этой сложной жизни! Я ухожу, сынок, не горюй и не переживай, думаю, что через много лет тебе предоставят возможность увидеть меня, Наташу и Артурчика, а сейчас продолжай жить, работать, учиться. Ты добьёшься в своей жизни всего того, чего добился я. Алёшка, когда ты прочтёшь это письмо, то обязательно включи компьютер и выйди на страничку Артура. Сайт открытый для всех и не требует пароля. Там ты найдёшь чрезвычайно интересную информацию, которую нам предоставила одна из могущественных космических цивилизаций. В конце всех сообщений ты увидишь определённую программу, ты и сам быстро поймёшь, что это за программа и для кого она предназначена, но пока её не активируй. У тебя впереди целая жизнь, которую ты должен прожить интересно, честно и высокодуховно. Я уверен, сынок, что у тебя это получится. А вот у меня, к сожалению, это не получилось и поэтому я уже сегодня активирую эту программу и продолжу своё существование уже в другом мире вместе с Наташей и Артуром. Эту программу, Алёшка, перекачай на дискету и держи её в самом надёжном месте, а оригинал в компьютере сотри, чтобы кто другой не попытался проникнуть туда, куда многим ещё путь заказан.

Сынок, Алёшка, я любил и буду продолжать любить тебя. Я просто убеждён, что когда-то

мы с тобой всё же пересечёмся на бескрайних просторах Вселенной. Всё, дорогой, прощай! Твой отец Андрей!»

Андрей осторожно положил исписанный лист на стол и придавил его будильником.

- Ну, вот и всё, - с облегчением вздохнул Андрей, - главное дело сделано. Андрей тяжело поднялся со стула и набрал номер Алексея.

- Да, отец, я тебя слушаю, - услышал Андрей до боли знакомый ему голос сына, - что случилось? Слушай, отец, ты что-то в последнее время мне стал так редко звонить. Знаю, знаю, не надо оправдываться, у тебя опять в «РОСКОСМОСЕ» неотложные дела, что угадал.

- Угадал, угадал, сынок, самые, что ни на есть неотложные, вот потому я и хочу лишний раз услышать твой голос и поинтересоваться твоими делами и проблемами. Кстати, сын, я сейчас тебя не очень отвлекаю, ведь всё-таки президентский полк.

- Да нет, отец, всё о,кей. Сейчас у меня как раз свободное время перед ужином и я могу и хочу с тобой подольше поболтать. Ну, как твоё здоровье, дорогой мой космонавт?

- Всё хорошо, сынок, у меня к тебе большая просьба.

- Отец, любую твою просьбу я выполню немедленно и легко, - засмеялся Алёшка.

- Ну, вот и хорошо, сынок, я хочу, чтобы ты ненадолго заехал ко мне на квартиру. Я думаю, что тебе не трудно будет договориться со своим командованием.

- Слушай, отец, мне что-то совсем не нравится твоё настроение, а ну-ка быстро выкладывай, что там у тебя стряслось. Ты же сам прекрасно знаешь, что скрыть что-то от меня просто невозможно. Или я не прав?

- Да нет, Алёшка, просто я сегодня немного устал на работе. Знаешь, сейчас в «РОСКОСМОСЕ» идёт борьба мнений о перспективе исследования космического пространства. Приходится зачастую горячо отстаивать свою точку зрения.

- Ну и, конечно, сегодня тебе тоже пришлось отстаивать свою точку зрения, - поинтересовался Алёшка.

- Не без того, сынок, но это уже не имеет для меня никакого значения.

- Почему, отец, ты так говоришь, ты что, собрался поменять свою профессию на какую-то другую, - засмеялся Алёшка.

- Да, что-то в этом роде, - тихо ответил Андрей. Вот обязательно приходи сегодня вечером и всё для тебя прояснится. Ну, всё, не стану тебя так долго задерживать, давай бери увольнительную и приходи. Я надеюсь, что ключи от дома ты не потерял. Прощай, сынок!

Андрей выключил телефон и тяжёлыми шагами подошёл к компьютеру.

 

Глава 57.

 

Межпланетная станция «Ариадна», проделав в космосе огромный путь вышла на ближние подступы к Земле. К сожалению, самые худшие прогнозы Варвары в отношении жизненно важных ресурсов на КС начали сбываться. Складывалась достаточно серьёзная обстановка на станции из-за существенных разногласий в среде космонавтов, которая в любой момент могла перерасти в откровенную конфронтацию, что в конечном итоге и случилось, не смотря на титанические усилия Николая сохранить на станции атмосферу доброжелательного сотрудничества.

- Саша, зайди в центральный пост, - тихо проговорил командир по внутренней связи, - необходимо обсудить ряд вопросов.

- Что случилось, командир, к чему такая спешка, - громко зевая, ответил космонавт, - я ещё глаза не успел продрать ото сна, а уже кто-то пытается мне всучить очередное задание. Ладно, сейчас буду.

- Да, что-то дисциплинка на станции оставляет желать лучшего, - с горечью в душе подумал Николай, включая монитор внешнего обзора.

На экране высветилась во всей своей красе голубая планета, которая уже не казалась слабенькой светящейся точкой, а большим голубым шаром, который занимал половину экрана монитора.

- Ну вот, кажется, мы и добрались до тебя, старушка ты наша, - глядя на родную планету, с глубоким чувством удовлетворения подумал Николай.

Приятные размышления командира были прерваны появлением в центральном посту Александра.

- Командир, у тебя какие-то вопросы ко мне, - недовольно глядя на Николая, осведомился Саша.

- Да, Саша, у меня к тебе не вопросы, а требование, которое ты должен в кратчайший срок выполнить.

- Ну, и что это за требование такое?

- Так, мне не нравится твой тон, Саша, какая муха тебя укусила с утра.

- А ты будто не знаешь, командир, что это за муха. Кстати, у этой самой мухи есть вполне определённое имя - Варвара.

- Что ты хочешь этим сказать, Александр?

- А то хочу сказать, что вышеназванная девица забаррикадировалась в своём боксе вместе с американцем.

- Вот интересно, с какой же целью она это сделала, - искренне удивился командир, - её кто-то обидел или она заболела?

- Да нет, Коля, ни то и ни другое. Пожалуй, её обидел тот скудный ежедневный рацион питания, который она же и составила несколько месяцев назад. Да и потом ты заметил, как тяжело стало дышать на станции. Опять же, командир, у нас уже возникли проблемы с кислородом.

- Хорошо, Саша, я приму это к сведению, а сейчас к делу. Кажется, ты у нас отвечаешь за систему ориентации станции, поэтому именно тебе я поручаю ещё раз тщательно проверить свою систему, поскольку через два - три дня мы уже выйдем на орбиту вокруг Земли. Я полагаю, что ты прекрасно понимаешь насколько важно нам в эти оставшиеся дни не промахнуться мимо Земли. Всё должно чётко сработать и строго в установленные сроки. Тебе всё понятно?

- Да уж куда яснее, командир, - нахмурился Саша.

- Всё, ты свободен, Саша, и можешь немедленно приступать к реализации вышесказанного мной.

Николай отвернулся к главному пульту и включил внутреннюю связь с космонавтами.

- Варя и Том, что там у вас происходит, чем вызвано это ваше добровольное затворничество на КС?

- Ничего особенного, Коля, просто нам с Томом захотелось немного побывать наедине, - с нескрываемым раздражением ответила Варя. И вообще, я очень устала, Коля, от этих повседневных отчётов, которые ты требовал от меня. Между прочим, я не бездушный робот, а достаточно интересная девушка, которая имеет право на личную жизнь.

- Так, Варя, - начал серьёзно расходиться командир, - что-то я тебя совсем престаю узнавать. Ещё совсем недавно ты кипела энергией оптимизма, а теперь я вижу перед собой нытика и нигилиста. Что с тобой происходит, ты что забыла, где ты находишся и какая ответственность на тебя возложена. Ну, а ты, Том, что мне скажешь, - нахмурился Николай. Ты то хоть понимаешь, что успех нашего предприятия будет зависеть только от чёткой и слаженной работы на КС.

- Сэр, я всё понимаю, но не понимаю только одного, почему я должен отказывать себе в еде и отдыхе, без которых невозможен успех ни в чём. У меня, сэр, кружится голова от недоедания, а перед глазами прыгают чёртики от недосыпания. Сэр, мне необходим нормальный режим дня, чтобы я мог успешно работать на вашей КС.

- Ну, у кого ещё будет такое же мнение, - почти прорычал Николай. Да вы понимаете, что вы несёте? Они все, видите ли, устали, им требуется отдых. До благополучного завершения полёта остаётся всего одна неделя, а вы позволяете себе мне говорить такие глупости. Короче говоря, своей властью я объявляю на станции чрезвычайное положение. Без моего разрешения никто из вас не имеет права по своему усмотрению изменять распорядок рабочего дня и нормы расхода жизнеобеспечивающих средств, запасы которых на КС катастрофически тают. Я надеюсь, что вы это прекрасно понимаете. Приказываю всем немедленно приступить к своим прямым обязанностям.

Командир КС выключил бортовую связь и активировал программу дальней космической связи. Вскрыв тюбик с лимонным соком, Николай жадными глотками мгновенно осушил его. Воспалённое от длительного полёта воображение командира рисовало в его мозгу картины земной жизни с её невообразимым богатством фауны и флоры. Николай всеми силами души старался сбросить с себя эту дурманящую пелену, которая уводила его мысли в сторону, но его желудок настойчиво давал о себе знать, требуя здоровой, вкусной, земной пищи.

На главном пульте замигал светодиод дальней связи с Землёй и уже через минуту командир услышал знакомый бодрый голос руководителя полёта.

- На связи руководитель полёта, чем обрадуешь Николай. Ну что, через два-три дня выходите на орбиту вокруг Земли, а там вас уже будет дожидаться космический корабль «Антарес», который вас и доставит на родную Землю. Ну, как дела, дорогой, как настроение?

- Здравствуйте, Яков Иванович, рад вас слышать! Да, наш полёт завершается, но не так, как мне хотелось, - с грустью ответил Николай.

- Откуда такое пасмурное настроение, Николай, ведь вы уже практически возвращаетесь победителями и героями. Мало того, что вы не потеряли ни одного российского космонавта в этой сложнейшей битве за Марс, но и совершили почти невозможное, спасая американских астронавтов.

- Всё это так, Яков Иванович, но вы не забывайте, что в этой битве за красную планету американцы потеряли четверых своих товарищей. Для российской космонавтики это, безусловно, триумф, а вот американский народ ещё долго не сможет отойти от шока полного провала своей миссии на Марс. И вообще, Яков Иванович, я бы хотел поговорить с Андреем Петровичем, который бы мне помог разобраться в той непростой психологической обстановке, которая сложилась на борту моей станции. У меня есть такая возможность связи с ним?

В эфире наступита томительная пауза, после которой Николай вновь услышал голос руководителя полёта:

- Коля, у тебя уже никогда не будет такой возможности, - с горечью ответил Яков Ивано

вич. Андрей Петрович куда-то бесследно исчез вместе со своей женой и приёмным сыном Артуром. Наши правоохранительные органы сбились с ног, разыскивая пропавшую семью, но пока всё безрезультатно. Его сын Алексей, от первого брака, тоже ничего не знает о пропаже своего отца и скорбит вместе с нами. Николай, а какие психологические проблемы ты хотел бы обсудить с Андреем Петровичем, может быть я смогу тебе что-нибудь дельное подсказать?

- Да нет, Яков Иванович, я всё же думаю, что экипаж достойно завершит программу полёта и никакой земной помощи для этого не потребуется.

- Ну, ну, смотри, командир, держи марку, не подкачай нас в самый ответственный момент, - засмеялся руководитель полёта. Ну, а если серьёзно, Николай, то вас в околоземном пространстве будут поджидать несколько другие гости, встреча с которыми крайне не желательна.

Андрей весь сжался и осторожно поинтересовался у руководителя полёта:

- Неужели инопланетяне опять готовят нам тёплый приём.

- Да какие там к чёрту инопланетяне, Коля, -

строго заговорил Яков Иванович, - ваша космическая одиссея несколько затянулась, в результате чего вас может накрыть метеоритный дождь, который в самое ближайшее время приблизится к Земле.

- Интересно, Яков Иванович, откуда же он взялся и почему нас об этом заранее не оповестили?

- Коля, пойми, дорогой, наши баллистики немного просчитались, что хвост от кометы CXR 7152 уже покинет пределы околоземного пространства, но, увы, жизнь нам и вам вновь преподносит свои сюрпризы. Так что не расслабляйся, командир, и будь особенно внимателен при переходе на земную орбиту. Вероятность столкновения вашей КС с роем метеоритов чрезвычайно мала, так как он пройдёт достаточно узкой полосой, но я советовал бы всё же включить защитное поле вокруг КС и тогда успех вам будет гарантирован. Всё, Коля, конец связи, до новой связи уже на орбите вокруг Земли!

 

 

Глава 58.

 

Три дня пролетели как один и наши космические герои, преодолевая навалившуюся на них усталость, приступили к последнему этапу их невероятно длительного полёта к красной планете - к выходу на орбиту вокруг Земли. Опасения руководителя полёта в отношении микрометеоритов были не напрасны, потому как приборы отчётливо фиксировали почти ежеминутное столкновение двух-трёх микрочастиц с защитным полем КС.

Николай включил внутреннюю связь и, стараясь не терять самообладание, заговорил:

- Друзья, я хочу поздравить всех членов экипажа КС «Ариадна» с завершением марсианской программы и выходом станции на орбиту вокруг Земли! Проделана буквально титаническая работа по сбору ценнейшей информации о чуждой нам планете, о которой ещё будут много говорить и которую ещё будут тщательно изучать многие научные центры мира. Сейчас нам, как никогда, необходимо собрать всю свою волю в кулак, чтобы на самом последнем этапе полёта выглядеть вполне достойно в глазах наших учёных, специалистов, друзей и родных.

- Командир, ну ты, в самом деле, выступаешь как на митинге, - недовольно по связи ответил Александр. Пока ещё нечему радоваться.

- А что такое могло произойти, Саша, что повергло тебя в смятение, - насторожился командир.

- Вот именно, командир, произошло и продолжает с удвоенной силой происходить. Короче говоря, Коля, мы оказались в самом центре этой космической тучки с метеоритами. Интенсивность столкновения с микрометеоритами резко возросла и дай Бог, чтобы наше защитное поле выдержало этот космический дождь.

- Саша, какова вероятность того, что какой-нибудь микрометеорит всё же пробьёт защитное поле КС.

- Вероятность этого события очень низка, но и на старуху бывает проруха, - пошутил Саша. Но, если нас посетит осколок диаметром всего лишь в черыре миллиметра, летящий со скоростью 10-20 километров в секунду, то беды, командир, не миновать.

- Да ладно тебе, Сашка, вечно ты со своими мрачными прогнозами, - раздался в эфире голос Надежды. Я полагаю, что за столь короткий срок нашего полёта вокруг Земли не должно ничего такого случится.

- Хорошо, Саша, - спокойно ответил командир, - я учту твои сомнения в отношении безопасности нашего полёта и приму соответствующие меры. Кстати, Надюха, как твои де…

Слова командира были прерваны сильнейшим ударом, потрясшим всю станцию. На главном пульте центрального поста моментально замигали светодиоды и табло, оповещающие об аварийной обстановке на КС. От сильнейшего толчка Николая отшвырнуло к соседней стене центрального поста. В динамике главного пульта приятным женским голосом прозвучала информация робота:

- Падает давление воздуха в жилых и рабочих отсеках станции. Нарушена герметичность внешних обводов станции. Выведена из строя двигательная установка. Существует угроза взрыва энергоносителя. Экипажу рекомендовано покинуть станцию.

Николай одним рывком поднялся на ноги и почти закричал по внутренней связи:

- Всему экипажу немедленно облачиться в лёгкие изолирующие скафандры и действовать согласно инструкции №2, предусматривающей непредвиденные аварийные ситуации на КС. Каждому члену экипажа немедленно доложить о своей готовности.

Николай в два прыжка перелетел к нише в

стене, где хранился аварийный спасательный скафандр и быстро облачился в него. Видимо, от сильнейшего удара станция потеряла свою устойчивость в пространстве и начала медленно вращаться вокруг своей оси.

- Этого нам ещё не хватало, - защёлкивая замки на гермошлеме, - с горечью подумал командир. Но всё же, мы уже на орбите и я думаю, что спасатели незамедлительно придут к нам на помощь.

- Коля, - в эфире прозвучал голос Вари, - это похоже на конец. Никогда не думала вот так просто умереть почти под боком у своей родной планеты.

- Варька, да что ты глупости говоришь, - весь напрягся командир, - о какой смерти ты говоришь, нас обязательно спасут.

- Коля ты всегда мне нравился своей рассудительностью и твёрдостью характера, а я вот такая слабая и безрассудная, - тихо заплакала Варя.

- Да о чём ты толкуешь, Варюха, мы ещё поживём и на твоей свадьбе погуляем, - с жаром заговорил командир. Что за пессимизм, выше нос, дорогая!

- Коля, а ведь я любила и продолжаю тебя любить, но видимо уже не судьба, - слабо захрипела девушка. Мы с Томом израсходовали весь аварийный запас кислорода в своих спасательных скафандрах задолго до этого дня, и теперь мы умираем, Коля, мы задыхаемся, прощай…

- Варюха, Том, - в бессильной ярости закричал командир да вы там что, с ума все посходили, какого чёрта вы нарушили моё табу в отношении норм кислорода. Отвечайте немедленно!

- Командир, - в эфире прозвучал голос Олега, - ты им уже ничем не поможешь. Очевидно, нашу станцию поразил один из тех микрометеоритов, о котором тебе совсем недавно докладывал Саша. Мы с Надеждой едва успели облачиться в защитные скафандры. Если бы немного помедлили с этим, то нас ждала бы та же участь, что и Веру с Томом.

- Командир, нарушена связь с Землёй, - прозвучал в эфире голос Саши, - у нас больше нет возможности связаться с центром управления полётом.

- Так, - лихорадочно соображал Николай, запаса кислорода в аварийных скафандрах хватит только на пять часов, но как сообщить на Землю, что мы терпим бедствие.

- Саша, сделай всё возможное и невозможное, чтобы восстановить связь с Землёй, иначе ты

понимаешь, что всех нас ждёт, - строго приказал командир.

- Коля, да ты не нервничай уж так, - спокойно ответил Саша, - на Земле тоже не дураки сидят и сами догадаются, что произошло нечто неординарное на орбите и примут соответствующие меры.

- Дай Бог, Саша, - стараясь быть спокойным, ответил Николай.

Между тем время течёт как сухой песок сквозь пальцы и его бег никто не в силах остановить. Прошло уже четыре с половиной часа, а ситуация на КС оставалась попрежнему критической.

- Сашка, ну что там у тебя, - задыхаясь, из последних сил закричал командир, - дождёмся мы связи или нет?

- Командир, похоже повреждены силовые кабели в приборном отсеке КС, - тяжело дыша, не спеша ответил Саша. На орбите нам собственными силами уже не успеть устранить этот дефект. Коля, я сделал всё что мог, не держи на меня зла…

- Сашка, какое зло, - хрипел командир и скупые слёзы катились по его впалым щекам.

- Командир, неужели это конец, - еле слышно в эфире проговорила Надежда и горько заплакала. Коля, неужели ты нам не оставляешь никакой надежды?

Дышать командиру становилось всё труднее и труднее. В эти последние минуты своей жизни Николай продолжал судорожно бороться за свою жизнь и за жизнь своих товарищей, но силы покидали его. Последнее, что увидел пред своими глазами командир была ярчайшая вспышка зеленоватого света, после чего он потерял сознание. Командира окружал абсолютный мрак, в котором ему слышались какие-то странные вздохи и шорохи. Ему страшно хотелось открыть глаза, но какая-то неведомая сила удерживала его от этого. В чёрном бархате мрака мелькали странные тени и слышалась речь, но на непонятном иностранном языке. Николай уже не помнил, сколько времени он находился в таком состоянии, но, всё же, сделав над собой невероятное усилие, ему удалось поднять тяжёлые веки, которые, как ему тогда казалось, были налиты свинцом. К своему изумлению, командир заметил, что он находится в огромном и светлом помещении. Через прозрачную крышу помещения струился ненавязчивый солнечный свет, лучи которого приятно ласкали ему лицо и руки. Кроме всего прочего, командир обнаружил себя сидящим в

мягком и удобном кресле рядом со столом, уставленным разного рода сосудами с какой-то жидкостью.

- Господи, - занервничал Николай, - где это я нахожусь, неужели мне всё это снится. А, впрочем, какой к чёрту сон, я же, похоже, умер, но откуда это всё вокруг меня.

Командир посмотрел на свои руки и с ужасом заметил, что они освещены голубым светом.

- Но, позвольте, - мысленно рассуждал командир, - наше Солнце не способно излучать голубых лучей.

И тут командира осенила страшная догадка, о которой он даже боялся когда-нибудь подумать. Медленно переведя свой взгляд в глубину помещения, он только сейчас заметил, что в помещении он не один. В соседних креслах сидели его товарищи по несчастью и точно с таким же изумлением осматривали себя и странное помещение.

- Да нет, этого просто не может быть, - ещё больше занервничал командир, пытаясь ущипнуть себя за руку, - ведь мы все должны были погибнуть. Неужели, то, что я вижу это предсмертная агония моего мозга, иначе каким бы образом мы все вдруг очутились в этом уютном помещении.

Преодолевая сильнейшее волнение, командир встал с кресла и направился к своим товарищам. Подойдя к ним почти вплотную, Николай заметил, что они все одеты в красивые белые одежды, а их лица в значительной мере помолодели.

- Господи, - взмолился Николай, - неужели мы все уже в раю.

За своей спиной командир услышал какой-то детский смех. Оглянувшись, командир с изумлением заметил, как к нему плавно приближается хорошо знакомый ему человек с красивой женщиной и мальчиком.

- Нет, мне всё это снится, - подумал Николай и закрыл глаза.

- Ну, чего ты испугался, Коля, - вдруг услышал голос своего наставника командир, - давай привыкай к новой планете и к новым порядкам на ней.

- Андрей Петрович, это вы, - открыв глаза, закричал Николай, бросаясь навстречу своему учителю и космическому наставнику.

- Как видишь, - засмеялся Андрей, обнимая своего ученика. Ну, я полагаю, что тебя не надо ещё раз знакомить с Наташей и Артуром.

- Андрей Петрович, так это всё-таки они, - показывая рукой на небо, тихо прошептал Николай.

- Они, они, дорогой ты мой ученик, - улыбнулся Андрей. Кстати, наши космические друзья перенесли в этот мир не только твой и американский экипаж, но и всех тех, кто волею судеб погиб при освоении космического пространства и тех, кто на Земле уже выполнил свою миссию духовного возрождения. Мой приёмный сын обрёл на этой планете своих биологических родителей - Лену и Артура, которые погибли в моей первой экспедиции к Марсу. Я знаю, Коля, что сейчас в твоей голове сумбур и полная сумятица от произошедшего с тобой, но ты мне должен поверить, что это вовсе не сон и не видения. Сейчас сразу не имеет смысла объяснять тебе, что это за планета и где она находится, ты это вряд ли сейчас спокойно воспримешь. Скажу лишь одно, что мы сейчас находимся в своей же галактике, но очень далеко от нашей Солнечной системы. Ну вот, кажется, и твои друзья - космонавты пришли в себя и направляются к нам. Обрати внимание Коля, что ни один человек из нашего и американского экипажа не пропал. Все они целы и невредимы и будут приносить большую пользу всему межгалактическому Содружеству Любви и Света.

- Нет, я, кажется, сейчас вновь умру, - закричал Николай, закрывая глаза от переполнявших его чувств.

 

 

Глава 59.

 

В Центре управления полётом царила напряжённая атмосфера. На двенадцать часов дня планировалась стыковка космического корабля «Антарес» с КС «Ариадна». В огромном зале между мониторами и многочисленными пультами управления и связи прохаживались все те, кто принимал самое активное участие в создании и подготовки к старту этих грандиозных космических аппаратов. По постоянному шуму голосов можно было судить о важности и ответственности этого мероприятия.

За главным пультом связи сидели: председатель государственной комиссии Корнеев Виктор Алексеевич, руководитель полёта Яков Иванович, главный конструктор «Антареса» Фролов Денис Яковлевич, руководитель Центра подготовки российских космонавтов Глушков Евгений Михайлович. В качестве наблюдателей также были приглашены: главный конструктор

«Циклопа» Майкл Линдерс, конструктор орбитальной станции «Независимость» Стив Ринбергс, директор ракетного испытательного полигона а штате Невада Том Зильберман и другие официальные лица.

Американские гости тихо вели беседу между собой:

- Послушайте, Майкл, не кажется ли вам, что и на этот раз наш президент получил от русских хорошего пинка под зад. Русские парни опять оказались на высоте, не потеряв ни одного космонавта, между тем как наши астронавты потеряли четверых своих товарищей.

- Даже и не знаю, что вам сказать, Том. Мне кажется, что в каждом русском человеке с пелёнок заложен какой-то стержень оптимизма и веры в свою правоту и в своё дело. Кроме всего прочего, Том, они все фанатики и фанатично преданы тому, что им внушили за время их воспитания и обучения. Вот поэтому им практически всегда сопутствует во всём удача, как в войнах, так и в обыденной жизни. А вообще-то не будем торопиться делать выводы, Том, полёт русских ещё не завершён.

Американцы повернули головы к мониторам, пытаясь понять на какой стадии в данный момент находится процесс стыковки «Антареса» и

КС. К председателю правительственной комиссии быстро подошёл руководитель полёта и что-то шепнул ему на ухо. Бросив испепеляющий взгляд на руководителя полёта, председатель яростно прошипел:

- Что значит, нет связи с КС, немедленно выяснить, в чём дело и незамедлительно доложить лично мне.

Руководитель полёта низко наклонился к председателю и тихо зашептал:

- Виктор Алексеевич космическая станция продолжает хранить молчание. Все наши попытки связаться с экипажем Козырева не принесли никаких результатов. Прямо и не знаю, что думать, - весь сжавшись от напряжения, быстро проговорил Яков Иванович.

- Где Фролов, - кипятился председатель, - какого чёрта его всегда надо искать.

- Виктор Алексеевич, - быстро подскочил к председателю главный конструктор «Антареса».

- А, это вы, - бросая гневные взгляды на главного конструктора, совсем разошёлся председатель, - вы что, даже в такой день не можете обойтись без сюрпризов. Это вам не полигон в Плесецке, где вы можете вытворять что угодно, а сегодня и здесь будьте любезны довести наше общее дело до логического конца. Вы

хоть это можете понять своими куриными мозгами?

- Виктор Алексеевич, спокойно заговорил главный конструктор, - космический корабль «Антарес» через пять минут в автоматическом режиме состыкуется с КС и, тогда уже мы точно сможем сказать, почему наши космонавты не выходили на связь.

- А вы уверены, что причина их молчания кроется в них самих, а не в ваших наземных службах связи, - яростно вращая глазами, закричал председатель.

Все присутствующие в зале повернули головы в сторону председателя, в том числе и американская делегация.

- Ну вот, видите, Том, оказывается, и у русских случаются серьёзные промахи в их безусловном космическом первенстве. Что-то у них там на орбите не заладилось, смотрите как весь напрягся председатель, - улыбаясь, заметил господин Линдерс.

Руководитель полёта взял в руки микрофон и заговорил взволнованным голосом:

- «Беркут» ответьте «Заре», как слышите меня? Что наблюдаете впереди?

После непродолжительной паузы все присутствующие в космическом Центре услышали спокойный голос командира космического корабля «Антарес»:

- Я «Беркут», всё идёт по плану. Медленно приближаемся к КС. На станции не горят причальные огни. Пытаемся в ручном режиме состыковаться с КС.

- В чём дело, Дмитрий Григорьевич, - насторожился руководитель полёта, - почему вы отказались от автоматической стыковки.

- Яков Иванович, по непонятной мне причине станция медленно вращается вокруг своей продольной оси, и это обстоятельство сильно затрудняет автоматическую стыковку. Я полагаю, чтобы избежать нам каких-либо осложнений, лучше всего подойти к станции в ручном режиме.

- Хорошо, Дмитрий Григорьевич, я не возражаю, - быстро ответил руководитель полёта, осторожно кладя микрофон на пульт.

В среде американских специалистов пробежал ропот восклицаний и вздохов.

- Послушайте, Стив, у меня такое ощущение, что русские стоят на краю пропасти, которая уже готова поглотить их, - еле слышно проговорил Майкл. Как вы думаете, удастся ли этим упрямцам осуществить стыковку с совершенно неуправляемой КС?

- Даю сто против одного, что они провалят это дело, - устало улыбнулся господин Гринбергс. У них нет никакого опыта в таких серьёзных переделках. Я полагаю, что это полный провал русской миссии к Марсу. Вероятней всего, Майкл, что русские космонавты уже мертвы, как, впрочем, и последний из наших астронавтов. Теперь наш президент может в полной мере воспользоваться своим правом объявить по всей стране национальный траур по поводу гибели наших парней в космосе.

- Да ладно вам, Стив, не стоит всё так драматизировать. Я хорошо знаю русских парней и их фанатичное стремление любой ценой довести начатое дело до конца. Давайте лучше послушаем, о чём говорит руководитель полёта.

Между тем, напряжение в Центре управления полётом с каждой минутой нарастало. Председатель правительственной комиссии постоянно кому-то звонил, требуя тех или иных объяснений по поводу произошедшего на земной орбите. В зале быстро замелькали тени специалистов служб, отвечающих за связь с КС. В общей суматохе и нервозной обстановке вдруг прозвучал голос командира корабля «Антарес»:

- Я «Беркут» вызываю на связь «Зарю», как

слышите меня?

- Ну, что там у вас, Дмитрий Григорьевич? - быстро ответил руководитель полёта.

- Яков Иванович, произведена стыковка в ручном режиме с КС. С первого захода нам не удалось совершить это, но вот со второй попытки всё получилось.

- Очень хорошо, Дмитрий Григорьевич, вам уже удалось проникнуть в помещения КС или нет, - поинтересовался председатель государственной комиссии.

- Да, конечно, мой экипаж уже обследует все боксы и отсеки станции, но пока никого не наблюдаем. Кстати, наши датчики фиксирую на борту станции почти полное отсутствие кислорода. Вероятно, по какой-то причине произошла разгерметизация станции.

- Что вы хотите этим сказать, - искренне удивился руководитель полёта.

- Этим фактом, Яков Иванович, я хочу сказать, что космонавтов на станции мы не наблюдаем, да и в практически космическом вакууме они очень быстро бы погибли.

- Чёрт бы вас побрал, - закричал в микрофон председатель, - куда же они все подевались, не могли же они просто так раствориться в воздухе, как приведения или вы считаете, что все

космонавты покинули КС по каким-то причинам?

- Я пока ничего не думаю, Виктор Алексеевич, с грустью в голосе ответил космонавт, - сейчас я докладываю вам только то, что видят мои глаза и фиксируют мои датчики, а это является непреложным фактом, от которого нельзя так просто отмахнуться.

- Дмитрий Григорьевич ещё раз вместе со всем экипажем тщательно проверьте абсолютно все помещения даже те, которые не предназначены для нахождения в них космонавтов и немедленно доложите мне в Центр о результатах, - устало садясь в кресло перед монитором, приказал руководитель полёта.

Председатель государственной комиссии с каким-то отрешённым видом тупо смотрел на главный монитор на противоположной стене космического Центра и казалось, что ему теперь абсолютно всё равно - обнаружат космонавтов на КС или нет.

- Виктор Алексеевич, что с вами, - нагнулся к его лицу руководитель полёта, - вам плохо.

Глаза председателя остекленели, а на лбу выступила испарина.

- Врача, быстро сюда врача, - закричал руководитель полёта, снимая телефонную трубку.

В эфире опять прозвучал голос командира космического корабля «Антарес»:

- Я «Беркут» докладываю «Заре», наши очередные попытки обнаружить, кого бы то ни было, на КС не увенчались успехом. Короче говоря, Яков Иванович, станция абсолютно пуста.

Руководитель полёта бросил микрофон на пульт и в тяжком раздумье опустил голову на руки. И только теперь в его сознании какими-то фрагментарными вспышками отчётливо прозвучали слова, сказанные Андреем о встрече с инопланетянами во время его первой экспедиции на Марс.

Председатель государственной комиссии, тяжело вздохнув, медленно повалился на пол.

Все присутствующие в Центре вскочили со своих мест и устремились к главному пульту, где руководитель полёта безуспешно пытался привести в чувство председателя.

- Сэр, - наклонился к руководителю полёта господин Гринбергс, - в нашей делегации присутствует опытный врач и он бы мог ока-

зать этому господину немедленную помощь.

- Да нет, господин Гринбергс, ему уже ничья помощь не потребуется. Его сердце не выдержало этих трагических новостей с орбиты.

Руководитель полёта обратился ко всем присутствующим:

- Господа, сегодня в шестнадцать часов намечена прессконференция руководства «РОСКОСМОСА» по вопросу итогов второй российской экспедиции на Марс, где я намерен озвучить истинные причины исчезновения наших космонавтов и одного вашего астронавта с космической станции «Ариадна». А пока я благодарю американскую делегацию за участие в нашей работе и боле не смею никого задерживать. До скорой встречи, господа, в «РОСКОСМОСЕ».

Американцы, недовольно ворча и постоянно оглядываясь на неподвижное тело на полу, покинули помещение Центра. Руководитель полёта сидел в кресле перед монитором главного пульта и тихо шептал:

- Андрей, прости ты меня старого дурака, как я теперь жалею, что тогда не верил тебе и не понимал всего того, о чём ты мне говорил. Господи, дай мне силы пережить всё это и увидеть всех тех, которых я своей же рукой благословлял в полёты, не ведая, что отправляю их туда, куда путь им пока заказан. Я собственными руками открывал им врата ада.

Руководитель полёта уронил, в одночасье поседевшую, голову на пульт и горько разрыдался.

А космическая станция «Ариадна» продолжала свой беспримерный, величественный полёт вокруг Земли, гордо храня в себе тайны, которые ещё долго будут будоражить весь научный мир Земли.

 

Комментарии: 0