БОРИС КУДРЯШОВ

Марс не прощает ошибок - 2

фантастический роман

ОПУБЛИКОВАНО В АВТОРСКОЙ РЕДАКЦИИ

ГЛАВА 1

Андрей сидел в своём электромобиле по дороге в «РОСКОСМОС» и мысленно перебирал события последних лет своей жизни. С момента последнего его триумфального полёта к Марсу прошло уже семь лет, и за этот период времени многое изменилось в налаженной и размеренной жизни моего главного героя. Из той первой экспедиции на Марс в живых остались только трое - сам Андрей, Наташа и её приёмный сынок Артур. Андрей уверенно вёл свой электромобиль по заснеженным улицам Москвы. Последние несколько лет он работал в «РОСКОСМОСЕ», занимаясь последними разработками в аэрокосмической области. В этом году выдалась какая-то особенная зима с сильными морозами и обильными снегопадами. Из-за снежных заносов центр Москвы превратился в сплошной узкий лабиринт из расчищенных проходов. Управление электромобилем Андрею пришлось взять в свои руки, а не пользоваться услугами автопилота. Андрей вёл свой электромобиль сквозь глубокие снежные заносы и мысленно рассуждал:

- Нет, всё же я до сих пор не могу понять, почему моя первая экспедиция к красной пла-

нете не принесла мне полного, морального удовлетворения. Стоило ли лететь за миллионы километров, чтобы собрать несколько десятков килограммов марсианского грунта и взять несколько проб атмосферы. Почему во время экспедиции погибли мои товарищи, хотя, казалось бы, каждый наш шаг, каждое наше действие на станции и вне станции были неоднократно отрепетированы на земных тренажёрах и в специальных вакуумных боксах.

Навстречу Андрею, несмотря на обильный снегопад, неслась разнородная автомобильная масса. Вот уже на протяжении последних четырёх дней не прекращался снегопад, который вынуждал коммунальное хозяйство города работать круглосуточно и с чрезвычайным напряжением.

- Так, - рассуждал Андрей, напряжённо крутя баранку, - с такими заносами не опоздать бы мне сегодня на фирму.

Навстречу Андрею неслись грузовики, наполненные доверху какими-то строительными материалами. На окраине Москвы по решению правительства города решено было построить комплекс очистных сооружений по самым последним научно-техническим разработкам и технологиям. Все СМИ города усиленно рек-ламировали этот новый технический монстр, который, по их мнению, должен был в значительной степени разгрузить коммунальное хозяйство города. Грузовики со строительным оборудованием с шумом проносились мимо электромобиля Андрея, обдавая его машину клубами искристого снега.

- Ну, вот куда они так гонят, - включая дворники стёкол, всё больше злился Андрей. На дворе уже давно не то время, когда надо было кому-то рапортовать о досрочно выполненных работах по принятым ранее обязательствам.

Мимо электромобиля Андрея, урча мощным дизелем, пронёсся автокран, разбросав в разные стороны пушистый снег. На какое-то мгновение переднее стекло электромобиля полностью засыпало снегом. Андрей резко дал по тормозам, но было уже слишком поздно. Электромобиль от резкого торможения повело в сторону, и он выехал на полосу встречного движения. От сильного удара тяжёлого грузовика электромобиль несколько раз перевернулся и врезался в витрину супермаркета. Зазвенело разбиваемое стекло витрины, и Андрей потерял сознание. В мозгу Андрея проносились какие-то странные видения: огромные пирамиды, полуразрушенный НЛО на Марсе и отчаянный крик Лены: «…ну что же ты не стреляешь, убей же меня…». Потом всё исчезло и в полной темноте чей-то, до боли знакомый, голос произнёс:- Ваша цивилизация ещё не готова вступить в Галактическое Содружество развитых цивилизаций.

- Что это, - лихорадочно соображал Андрей, - жив я или нет. И почему я сейчас где-то лежу, и мне в голову лезут всякие мысли.

Андрей медленно открыл глаза и увидел над собой склонённую голову девушки.

- Леночка, ты жива, дорогая моя, - прошептал в забытьи Андрей и попытался приподнять голову.

Андрей не знал, что уже четыре дня за его жизнь борется бригада врачей лучшей московской клиники. После столкновения с тяжёлым грузовиком Андрей получил серьёзные травмы, и только в результате быстрых и неотложных мер врачам удалось сохранить ему жизнь.

Медсестра положила тёплую ладонь на лоб Андрею и мягко попросила:

- Вам сейчас ни в коем случае нельзя волноваться, лежите спокойно, всё самое страшное уже позади. Кстати, меня зовут Машей, а вот ваша Леночка обязательно вас навестит в отведённое на то время.

И только сейчас Андрей осознал всё то, что с ним произошло в морозное февральское ут-

ро. Закрыв глаза, он забылся тяжёлым и беспокойным сном. Ему снился его маленький, ещё совсем наивный и доверчивый сынок Алёшка, снилась его первая и последняя любовь в лице дорогой ему сердцу Алёнки, которая приказала ему долго жить ещё пять лет назад, снились его товарищи - космонавты по первой экспедиции на Марс. В памяти Андрея всё отчётливее прорисовывались все события той самой жестокой и трагической экспедиции к красной планете. Сон постепенно терял свою власть над сознанием Андрея, потому как среди череды сонных сюжетов он уже чётко различил чей - то спокойный, но властный мужской голос:

- Ну, как там наш подопечный, вы сделали ему все необходимые инъекции, Машенька?

- Валерий Иванович, вы можете не беспокоиться, я всегда всё делаю строго по вашему назначению, - ответил тихий женский голос. Правда, прослеживается некоторая неадекватность в его поведении. Вот только что он нарёк меня какой-то Леночкой, а так всё хорошо. Все параметры жизнедеятельности организма в норме.

- Очень хорошо, Машенька, - ответил мужской голос, - вы пока свободны.

Андрей открыл глаза и увидел склонённого над ним пожилого мужчину в белом халате.

- Ну, Андрей Петрович, как ваше самочувствие, - поинтересовался мужчина, щупая лоб Андрея шершавой рукой, - вижу, что дела наши идут на поправку. Меня зовут Валерий Иванович, я ваш лечащий врач и надеюсь, что нашими совместными усилиями мы легко справимся со всем тем, что свалилось на вашу голову.

- Спасибо, Валерий Иванович, чувствую я себя хорошо, - тихо ответил Андрей, - у меня уже ничего не болит. Когда вы выпишите меня из больницы?

- Ну, торопиться пока нет никакого смысла, поскольку первые впечатления о вашем самочувствии вас могут подвести. Сейчас вы накачаны большим количеством препаратов, в том числе и анестетиков, которые могут нарисовать в вашем мозгу ложную картину благополучия и комфорта.

- Так, доктор, ясно, - с грустью заметил Андрей, - ну а в действительности как обстоят мои дела?

- Дорогой Андрей Петрович, дела у прокурора, - пошутил доктор, - а у нас диагноз, который

говорит о том, что вам пока рано думать о выписке. Но всё же думаю, что недельке через

две мы вас отпустим, если всё сложится именно так, как я планирую.

- Хорошо, Валерий Иванович, - быстро ответил Андрей, - это не моя ипостась, и поэтому я скромно умолкаю, предоставляя вам полную свободу действий.

- Ваше предложение принимается, - засмеялся доктор, вставая со стула, - а пока я вас оставлю на какое-то время.

Доктор похлопал Андрея по плечу и быстро удалился из палаты.

- Так, что же это получается, - в сильном волнении анализировал Андрей, - по всему выходит, что моя первая экспедиция на Марс увенчалась полной победой, но в результате насильственный действий со стороны инопланетян наша память была заблокирована на ту информацию и на те события, которые могли бы резко изменить мировое мнение о возможности существования жизни на этой планете.

Андрей лежал на больничной койке в реабилитационном отделении клиники и изо всех сил напрягал свою память, стараясь выжать из неё самые незначительные подробности тех трагических событий семилетней давности. В дверь палаты кто-то тихо постучал.

- Войдите, - тихо прошептал Андрей, сильно напрягая голосовые связки, - заходите, не стесняйтесь, я любому человеку рад.

Скрипнула дверь и на пороге нарисовалась фигура Алексея.

- Сынок, дорогой, каким ветром тебя занесло, - удивился Андрей, - как ты узнал, что я здесь?

- Здравствуй, отец, - садясь на стул рядом с койкой Андрея, взволнованно заговорил Алёшка. Мне только сегодня позвонил секретарь администрации президентского полка и сообщил эту грустную новость. Вот я и сразу же примчался к тебе, Вот возьми, здесь апельсины и бананы, ешь витамины и скорее поправляйся. Ну, как ты, отец, ведь ты же у меня такой внимательный и осторожный, как всё это случилось?

- Да, ерунда, сынок, не зацикливайся на этом. Мне в какой-то момент просто не повезло и именно на заснеженной дороге. Ничего страшного не случилось, и я планирую уже через недельку вновь приступить к своим прямым обязанностям. Ну, а у тебя как дела, как проходит твоя служба у президента, - поинтересовался Андрей. На какой срок ты подписал контракт в этой военной организации?

- Ты знаешь, отец, я подписался на восемь лет, и служить мне ещё два года, ну а потом думаю продолжить своё образование именно в том учебном заведении, о котором ты мне не раз упоминал.

- Вот это правильно, Алёшка, я всегда знал, что ты продолжишь моё дело. Ты себе даже не представляешь, до чего же всё-таки прекрасна наша планета Земля с расстояния нескольких сот тысяч километров. Да и вид безбрежного космоса просто завораживает своими ярчайшими звёздами и галактиками.

- Да, я знаю, отец, я уже много читаю литературы на этот счёт в свободное от службы время, чтобы подготовить себя психологически и морально к тем ответственным делам, которые мне предстоят в недалёком будущем.

- Ну, что я могу ещё сказать, - улыбнулся Андрей, - ты на правильном пути, сынок, я спокоен за тебя и за твою судьбу.

- Отец, я буду часто навещать тебя в клинике, я уже договорился со своим командованием.

- Ладно, Алёшка, это вовсе не обязательно, а вот я хочу, чтобы ты связался с Наташей и пригласил её ко мне. У меня есть, что сказать ей, да и вообще я уже давно не навещал её и её звёздного мальчика.

- Хорошо, отец, я обязательно свяжусь с ней и передам ей твои пожелания. А что ты ей хотел рассказать, - заглядывая в глаза отцу, поинтересовался Алёшка.

- Да, так, свои мысли по работе, - уклончиво ответил Андрей, отворачивая лицо к стене.

 

ГЛАВА 2

Наташа сидела в кресле у телевизора и слушала последние новости. Как обычно передавали всякую чепуху, в основном новости криминального характера или скандальные истории.

- Господи, да когда же Россия начнёт жить то по-человечески, - в сердцах воскликнула Наташа, - как надоел мне этот бесконечный пиар и криминал.

- Мам, да выключи ты эту ерунду, если хочешь, то я и сам тебе в простой и доступной форме объясню, что твориться на нашей планете, - раздался детский голос из соседней комнаты.

- Артур, тебе ещё рано рассуждать на политические темы, - строго заметила Наташа. Вот окончишь школу, поступишь в какой-нибудь

ВУЗ, вот тогда и сможешь свободно и грамотно разбираться во всех сложностях жизни. Те-

бе пока ещё только семь лет, надо немного подрасти, набраться ума и окрепнуть физически.

В комнату вошёл стройный голубоглазый мальчик в спортивном костюме и с книжкой в руках.

- Мамочка, ну почему ты мне всё время говоришь, что я маленький, - целуя Наташу в щёку, тихо прошептал мальчик. Мои учителя в школе говорят, что я уже совсем взрослый и вполне адекватно воспринимаю многие научные проблемы.

- Ну, во-первых, малыш, ты пока ещё учишься в пятом классе, а, во-вторых, твои преподаватели тебе льстят, говоря, что ты всё можешь. Не торопись делать выводы, они порой бывают обманчивы.

- Мамочка, я тебе обещаю уже через три года окончить школу, - с жаром в голосе заговорил мальчик. У меня сейчас какой-то подъём в душе и страшно тянет к точным наукам.

- Ну, это тебе от отца передалось, - с нежностью разглядывая белокурую головку сына, ответила Наташа.

- Мам, ну когда же ты мне расскажешь об отце, - обнимая Наташу, насупился мальчик.

- Так, дорогой, давай сначала разберёмся, что у тебя с уроками на завтра, а потом затронем и эту волнующую тебя тему. Ну-ка, показывай мне дневник, что там у нас творится?

- Мам, да я уже давно сделал все уроки и если ты мне позволишь, то я немного посижу в Интернете.

- Так, сынок, а кто это тебя надоумил в семь лет лазить по Интернету, - строго заговорила Наташа. Лучше книжки читай, от них больше будет пользы, чем от этого электронного всевобуча.

- Нет, мамочка, ты не права! Через электронное окно в мир мы узнаём самые последние новости, как из науки, так и из политической жизни. Книги, конечно, книгами, но они достаточно быстро устаревают и перестают отвечать современным требованиям.

- Слушай, Артур, с тобой спорить становится всё труднее и труднее. Да и рассуждаешь ты вполне, как сложившаяся личность.

- Вот именно, мамуля, да и потом всю нашу домашнюю библиотеку я уже давно прочитал, и мне хочется чего-нибудь свеженького из области точной механики и электроники.

- Это, конечно, похвально, сынок, что ты тянешься к науке, но тебе разве не хочется поиграть со своими сверстниками в какие-нибудь детские игры или просто прогуляться с друзьями.

- Ты знаешь, мамочка, мне почему-то кажется, что они все какие-то приземлённые и примитивные. У них у всех какие-то странные ограниченные увлечения и, ко всему прочему, они совершенно безалаберно относятся к своему времени и к своему физическому здоровью.

- Интересно, сынок, а в чём это выражается?

- Ну, во-первых, они употребляют в пищу совершенно вредные для здоровья продукты, а, во-вторых, тратят своё драгоценное время на глупую болтовню или постоянно о ком-нибудь сплетничают.

- И всё-таки, сынок, ты должен быть снисходителен к ним, ведь они твои товарищи, с которыми тебе предстоит общаться на протяжении нескольких лет. Да и потом ты ни в коем случае не должен унижать их и показывать своё превосходство в каких-то знаниях. Я надеюсь, что ты меня понимаешь?

- Да, я всё понимаю, мамуля, и веду себя с ними соответствующим образом. Кто же вино-

ват в том, что я такой, а они такие, ведь так, мама?

- Именно так, Артур, я рада, что сумела тебе внушить эти истины. А теперь всё же покажи свои уроки, я хочу убедиться, что у тебя всё выполнено к завтрашнему дню.

Мальчик поцеловал мать и убежал в свою комнату.

- Так, - мысленно рассуждала Наташа, - это что же получается: уже к одиннадцатилетнему возрасту, мой малыш окончит среднюю школу. Просто невероятно, откуда в нём пробудились такие способности, я что-то не замечала за его отцом каких-то особенных качеств, которые бы всех нас космонавтов интриговали и удивляли. Правда, тяга ко всему новому у него всё же была, но не в такой же степени, как у его сына.

- Мам, о чём ты думаешь, наверняка о моём отце, - подходя к матери, поинтересовался мальчик.

- Ты удивительно проницателен, мой сыночек, да, действительно, я немного задумалась и именно о твоём отце.

- Мам, а как погиб мой отец, ты же обещала мне рассказать об этом.

- А ты тетрадки свои принёс мне или нет. Так,

давай теперь посмотрим математику. Сынок, ну зачем ты площадь треугольника вычислил через интеграл?

- А что, по-моему, так гораздо проще и логичнее, чем обычным способом.

- Ну, в принципе, ты прав, конечно, но товарищи по классу вряд ли поймут твои объяснения на этот счёт. Интегральное и дифференциальное исчисление они будут проходить только в десятом классе.

- Мамочка, но я ничего не могу с собой поделать, мне какой-то внутренний голос подсказывает, что и как делать. А я просто выполняю его волю.

- Сынок, да что ты, зачем ты меня пугаешь какими-то голосами.

- Нет, мама, я ничего не выдумываю, - горячо заговорил мальчик, - и вообще, мама, я никогда не вру.

- Ладно, ладно, дорогой, ну а что там у нас с литературой? Ага, вот вам предложено выучить отрывок из сказки А.С. Пушкина. Да, отрывок достаточно большой и наверно тебе потребуется немало времени, что запомнить его.

- Вовсе нет, мамочка, я всю сказку запомнил со второго прочтения, и если тебе интересно, то я сейчас же прочту её от начала и до конца.

Ну-ка, порадуй маму своими познаниями на литературном поприще, - улыбнулась Наташа, обнимая мальчика.

Артур отошёл к противоположной стене и бодро начал пересказывать сказку. Наташа сидела в кресле и с удивлением разглядывала этого белокурого мальчика, который продолжал в быстром темпе пересказывать сказку великого классика русской поэзии. После смерти Лены - его матери прошло уже восемь лет, и Наташа всё никак не могла понять, почему её друзья так глупо погибли в открытом космосе, выполняя ремонтные работы на внешних обводах космической станции. В голову лезли всякие мысли и версии о случившемся в той самой первой экспедиции на Марс. И самое главное, что настораживало и вызывало полное недоумение у Наташи так это то, что такие достаточно штатные работы в открытом космосе привели к трагическому исходу.

- Мам, да ты меня совсем не слушаешь, - обиделся Артур и отвернулся к окну. Ну, вот ты опять думаешь о своём первом полёте в космос, не правда ли.

- Сынок, прости меня, но такие душевные раны быстро не заживают и долго ещё мучают нас своей беспощадной правдой.

- Мам, скажи, а мой отец - герой?

- Дорогой, безусловно, герой, и он сделал очень многое для развития российской космонавтики.

- А, что конкретно он сделал при полёте на Марс, - заглядывая в глаза матери, поинтересовался Артур.

- Ну, во-первых, он был заместителем командира космической станции, а на самой поверхности Марса собрал большой объём информации, которая помогла российским учёным досконально изучить структуру марсианского грунта и состав атмосферы.

- Мам, ну а как погиб мой отец?

- Видишь ли, сынок, при возвращении с Марса, у нас возникли трудности с герметичностью нескольких боксов КС. Несколько космонавтов вышли в открытый космос и по трагическому стечению обстоятельств они все погибли.

Наташа подошла к сыну и погладила его по головке.

- Мне кажется, сынок, что ты тоже пойдёшь по стопам своего отца. У тебя необычайная память и аналитический склад ума, которые позволят тебе в будущем решать сложные профессиональные вопросы и задачи.

Наташа села за стол и снова о чём-то задумалась. В дверь кто-то позвонил длинной и

настойчивой трелью электронного звонка.

- Артурчик, иди в свою комнату, - быстро проговорила Наташа, - а я открою дверь. Интересно, кто бы это мог быть в такое время?

Наташа открыла дверь и увидела на пороге молодого парня в военной форме.

- Здравствуйте, Наталья Викторовна, - отрапортовал парень, протягивая Наташе букетик свежих гвоздик. Вы меня не узнаёте, я Алексей - сын Зимина Андрея Петровича.

- Алёшка, это ты, - засуетилась Наташа, - ну, проходи скорее в комнату, не стой на пороге.

- Да вы не беспокойтесь, Наталья Викторовна, я буквально на одну минутку по поручению моего отца.

- А что случилось с Андреем Петровичем? Так, всё, раздевайся и проходи в комнату, расскажешь мне всё по - порядку, - беря в руки букет цветов, проговорила Наташа.

- Да я весь в снегу и боюсь наследить тут у вас, - мялся у порога Алексей.

- Ничего страшного, проходи скорее в комнату и располагайся, а я пока тут чайку соображу,- захлопотала Наташа.

- Ну, хорошо, но только ненадолго, Наталья Викторовна, а то у меня в полку командир строгий.

Алексей и Наташа засиделись за разговором

допоздна и, уже допивая четвёртую чашку чая, Алешка воскликнул:

- Ну, всё, теперь мне гауптвахты не избежать, я нарушил строгий распорядок моего полка.

- Да ладно, Алёша, не волнуйся, я позвоню в твой полк и всё улажу. Я не думаю, что тебя строго накажут за твой проступок, ведь ты же не где-то прохлаждался, а был с отцом в больнице, да и мне потом рассказал об этом трагическом случае. Ладно, спасибо тебе, дорогой, что заглянул к нам на огонёк, а к твоему отцу я буквально завтра заеду, навещу его.

 

ГЛАВА 3

В космическом центре Хьюстона велись последние работы для проведения испытаний космического корабля многоразового использования «Циклоп». Огромный сборочный цех был заполнен людьми. Среди работников цеха особо выделялась одна группа научно-технических специалистов, которые что-то горячо обсуждали, часто переходя к неприличной для их статуса и ранга жестикуляции.

- Господа, прекратите кричать, - поднимая руку над головой, потребовал уже достаточно пожилой военный. Мне кажется, что все наши

проблемы мы должны решать не криками, а дельными и ответственными предложениями.

Генерал тяжело опустился на подставленный ему стул и продолжил:

- Мы и так потеряли достаточно много времени из-за нерадивости и преступной халатности тех, кто отвечает за сроки испытания нашей новой космической разработки. На встрече в Белом доме с президентом я уже докладывал ему о переносе сроков испытания «Циклопа», что вызвало бурю эмоций и гнев главы нашей страны. Вот вы, господин Линдерс, что можете сказать в своё оправдание? Мало того, что мы, проиграли нашу гонку с русскими за планету Марс, так вы всей душой стремитесь укрепить этот ваш так называемый успех. Я не посмотрю, что вы главный конструктор этого монстра, а очень быстро переведу вас в обыкновенные рабочие за вашу расхлябанность в работе. Почему до сих пор некоторые системы «Циклопа» не доведены до нужных параметров или вы опять рассчитываете, как говорят русские: «…на авось!»

Лицо генерала побагровело от душащих его эмоций.

- Господин генерал, - быстро начал главный конструктор, - вы не должны опасаться за маленький сбой в нашей работе. Все эти

недочёты носят сугубо временный характер и уже через неделю наш «Циклоп» будет покоиться на стартовой площадке мыса Канаверал.

- Какого чёрта вы, господин Линдерс, стараетесь втереть мне розовые очки, - кипятился генерал. Я с вашего позволения ещё не полный идиот, чтобы не понять, что ваши дела застопорились на более длительный срок. А вы отдаёте себе отчёт в том, что русские уже в который раз покажут нашей стране огромный кукиш. Наверняка вы забыли, что они идут впереди нас на целых три месяца.

Господин Линдерс, гордо вскинув брови, заговорил жёстким и решительным голосом:

- Господин генерал, я полагаю, что новый космический корабль русских «Антарес» не так скоро будет принят их государственной комиссией. В этом направлении нашими спецслужбами ведётся постоянная работа по предотвращению быстрого запуска «Антареса» в серию.

- Что вы там бормочите какую-то чепуху, - шумел генерал, - да ваши агенты ничего не стоят. Уже на протяжении нескольких лет контрразведка русских успешно блокирует все ваши попытки проникнуть в «РОСКОСМОС». Всё, мне надоело выслушивать ваши измышления и бредни на этот счёт. Господин Коган, вы кажется курируете топливную систему корабля

«Циклоп»? Доложите о степени готовности этой системы корабля.

От группы научных специалистов отделился средних лет мужчина в белом халате. Нервно одёрнув на себе халат, господин Коган продолжил уже начатый главным конструктором доклад председателю государственной комиссии:

- Господин генерал, топливная система корабля доведена до нужных параметров и думаю, что со стороны моих специалистов не будет никаких срывов и неожиданностей.

- А я вот думаю, что вы сейчас лукавите, пытаясь нарисовать мне красочную картину полной готовности вашей системы.

- Что вы имеете в виду, - откровенно удивился господин Коган.

- Сегодня утром мне позвонил один ваших сотрудников, не буду называть его имени, и сообщил о некоторых существенных неполадках в топливных насосах корабля. Что вы на это скажете, господин Коган?

- Это не должно у вас вызывать отрицательных эмоций. Сегодня же мои специалисты заменят один из шести топливных насосов корабля. На стендовых испытаниях он просто немного не дотянул до необходимой мощности, что и вызывает его срочную замену. Но я уверяю вас,

господин генерал, что этот дефект мы устраним в течение двух часов.

- Хорошо, мне нравится ваша расторопность, - хитро улыбаясь, с удовлетворением заметил генерал, - но совершенно не нравится, что я об этом узнаю не от вас, а от ваших подчинённых.

- Господин генерал, я учту все ваши замечания в отношении моих сотрудников и топливной системы в частности и смею вас заверить, что все необходимые работы будут сегодня закончены.

- Ну, хорошо, вы свободны, а сейчас я хочу услышать мнение господина Гринбергса о состоянии наших дел на орбитальной станции «Независимость». Нас несколько пугают успехи русских в этом плане. Их последняя разработка - КС «Ариадна» отвечает всем современным требованиям космонавтики. А почему на нашей КС всё ещё ведутся работы по монтажу четырёх блоков с ракетным топливом? Вы отдаёте себе отчёт в том, что через шесть месяцев уже назначен день старта нашего комплекса к красной планете.

- Действительно, господин генерал, мы с некоторым запозданием заканчиваем монтаж блоков на станции, - вытянув руки по швам, отрапортовал господин Гринбергс, - но это не наша вина.

- Как это не ваша, чёрт бы вас побрал, - корчась от гнева, закричал генерал. Именно вы несёте полную ответственность за чёткое выполнение сроков всех монтажных работ на орбите. Чего вам не хватает, чтобы успешно реализовывать намеченное нами? У меня постепенно складывается такое мнение, что вы преднамеренно затягиваете все работы, чтобы уступить дорогу русским. Ну, что вы замолчали или я не прав?

- Господин генерал, ваши откровенные замечания оскорбляют меня, вынуждая ускорить работы по монтажу недостающих блоков. Должен сказать, что это может привести ко многим отклонениям и ошибкам в технологическом процессе монтажа. Тем более, что все эти ответственные мероприятия проводятся в открытом космосе нашими лучшими астронавтами, которые уже сейчас перегружены работой в других блоках.

- Это меня совершенно не волнует, а вот вас должно волновать и подхлёстывать в работе. Для того у вас на плечах голова, а не задница, чтобы реализовывать свои мысли в конкретных делах. Короче говоря, даю вам конкретный срок, чтобы вы смогли в последний раз доказать нам всем, что не зря занимаете

столь высокую должность. Через две недели все блоки должны уже стоять на месте, понятно вам.

- Но, господин генерал, этот срок вами взят просто с потолка и вам сейчас очень трудно представить себе всего того объёма работ, который предстоит нам сделать. Легко отдавать приказания, совершенно не представляя тех проблем, которые сейчас стоят перед моими специалистами.

Окинув генерала ненавидящим взглядом, господин Гринбергс отошёл в сторону.

- Так, - выходя из себя, злобно прошипел генерал, - это уже похоже на бунт. Значит вы, господин Гринбергс, отказываетесь выполнять те указания, которые мне были совсем недавно спущены сверху самим президентом страны, я так вас понимаю?

Генерал вскочил со стула, вперив в докладчика испепеляющий взгляд.

- Я уже давно замечаю за вами ваше нелояльное отношение к нашему проекту, но теперь ясно вижу, что передо мной стоит человек, для которого все наши титанические усилия в гонке за Марс просто пустое слово. Я сегодня же доложу президенту о вашем поведении на нашем заседании контрольной комиссии. И потом я хочу сказать, что вы слишком много

себе позволяете, так дерзко отвечая мне. Господа, на этом я закрываю наше научно-техническое совещание и всё-таки надеюсь, что все мои пожелания не стали для вас пустыми словами. Все свободны!

 

ГЛАВА 4

Андрей лежал на больничной койке и смотрел в разрисованное морозными узорами окно. Все

его мысли были сосредоточены только на одном - на тех видениях, которые однозначно говорили, что вся та официальная информация

о результатах первой экспедиции просто ничтожная часть того, что пришлось испытать

его товарищам в безбрежных просторах космоса.

- Но в то же время, - мысленно рассуждал Андрей, нельзя так просто и слепо доверять тому, что выдаёт мне больное воображение. Я получил во время автомобильной аварии сильнейший стресс и немудрено, что моя голова в какой-то момент могла неадекватно отреагировать на мои чувства и на окружающую меня действительность. Нет, я не имею никакого права так легко поверить всему тому, что мне приви-делось ночью. Необходимо всё же своим трезвым умом решить эту логическую задачу, а может быть даже головоломку, которую мне услужливо подсунул мой воспалённый мозг.

В палату вошла медсестра с целым набором в руках медицинских препаратов.

- Здравствуйте, Андрей Петрович, как ваше самочувствие? - нежно улыбаясь, поинтересовалась медсестра.

- Рад вас видеть, Машенька, - засмеялся Андрей,- в вашем присутствии я всегда сразу молодею лет эдак на десять.

- Андрей Петрович, вы мне льстите, - тихо ответила медсестра, скромно опуская глаза.

- Нет, нет, Машенька, я это говорю от чистого сердца, от вас исходит какая-то невероятная энергия, которая придаёт мне силы.

- Хорошо, Андрей Петрович, я очень рада, но парочка, предназначенных для вас капельниц, ещё быстрее поставят вас на ноги.

- Эх, Машенька, как я уже устал от этих капельниц и уколов. А может быть вы, моя красавица, сделаете мне снисхождение и частично освободите меня от этих неприятных процедур. Вы знаете, даю вам честное слово, что чувствую себя превосходно и не вижу никаких причин, чтобы ещё на какое-то время задерживаться в вашем учреждении.

- А вот ваш лечащий врач Валерий Иванович придерживается пока несколько иного мнения.

- Интересно будет послушать вас, - с улыбкой на лице ответил Андрей, - какое такое особое мнение у Валерия Ивановича. Машенька, что

бы ни говорил мой лечащий врач, я на это смотрю совершенно спокойно, а ещё в большей степени доверяю своим чувствам, которые подсказывают мне, что я почти здоров.

- Ну, вот видите, вы сами говорите, что почти здоров, а из этого однозначно вытекает, что вам ещё какое-то время надо полежать в нашей клинике.

- Да я бы с удовольствием полежал у вас, тем более под присмотром такой очаровательной девушки, но работа, прежде всего. Понимаешь, Машенька, мы тоже в своём роде подневольные люди и должны чётко следовать графику запланированных работ.

Андрей с тоской во взгляде повернулся к окну, за которым уже который день мела метель.

- Так, надо срочно позвонить в «РОСКОСМОС», - быстро соображал Андрей, - по прогнозам погоды такая кутерьма со снегом ещё продолжится, по крайней мере, две недели. Весь северо-запад охвачен каким-то жутким циклоном, который может сильно помешать в установленные сроки доставить космический

корабль на стартовую площадку.

Андрей повернулся к медсестре и ласково попросил:

- Машенька, пожалуйста, не могли бы вы подарить мне на десять минут ваш мобильник. Мне надо очень срочно позвонить на фирму и проконсультироваться по одному очень важному вопросу.

Медсестра осторожно положила капельницу на столик и сунула руки в карманы халатика.

- Да, Андрей Петрович, мой мобильный телефон всегда при мне, но это вовсе не даёт мне право предлагать его тяжело больным пациентам. Да и потом, вдруг в палату войдёт сам Валерий Иванович, представляете себе, что последует за этим.

- Ну, совсем не трудно догадаться, Машенька, что последует за этим, но я смею вас заверить, что в этом случае я всю ответственность возложу на себя.

- Хорошо, Андрей Петрович, но дайте мне слово, что не будете волноваться во время ваших важных переговоров.

- Хорошо, хорошо, девочка моя, - засмеялся Андрей, беря в руки мобильник.

Медсестра, сердито сдвинув брови и скривив от досады губки, быстро вышла из палаты.

- Ну, что же, - размышлял Андрей, - надо звонить самому главному, только он всегда в курсе всех дел на базе и сможет меня ознакомить со всеми теми новостями, которые произошли за время моего вынужденного пребывания в клинике.

Андрей быстро набрал нужный ему номер и услышал в трубке знакомый ему голос:

- Слушаю вас, Андрей Петрович, как ваше самочувствие, когда вас ожидать на базе.

- Здравствуйте, Денис Яковлевич, да вот врачи тут цепко держат меня на привязи и не отпускают. Я уже давно рвусь к вам, всё думаю, что там у вас, какие проблемы, а они долдонят своё, что, мол, ещё недельку надо полежать. Ладно, Денис Яковлевич, это всё лирика, а теперь я бы хотел от вас услышать, как обстоят наши дела, и сможем ли мы в установленные сроки подготовить «Антарес» к запуску. Смотрите на дворе какая погода, а это может в значительной степени помешать транспортировке корабля к месту старта в Плесецке.

- Ну, во-первых, Андрей Петрович, конечно, ваше временное отсутствие внесло свои коррективы в сроки выполнения отдельных операций при монтаже некоторых узлов «Антареса», но я считаю, что коллектив справится с возложенными на него задачами и наш новый корабль с небольшим опозданием займёт своё место на стартовом столе Плесецка.

- Ну, а во-вторых, что? - уже начиная нервничать, быстро спросил Андрей.

- Во-вторых, нас беспокоит система автоматической стабилизации корабля , во время выведения его на околоземную орбиту. На стенде телеметрия зачастую выдаёт какой-то странный сбой. Такое ощущение, что система заражена каким-то стойким вирусом, который постоянно корректирует и изменяет по своему усмотрению несколько параметров стабилизации полёта.

- А вы связывались с ведущими специалистами в этой области, - садясь на больничной койке, поинтересовался Андрей.

- Да вот, в том - то и дело, Андрей Петрович, все электронщики просто с ног сбились, пытаясь выяснить истинную причину этих странных сбоев в работе электроники корабля, но вы же понимаете, что я не имею никакого морального права ставить окончательную точку на проекте. Этот дефект может дать о себе знать в любой момент, в том числе и во время старта космического корабля, что может привести к непредсказуемым последствиям.

- Ну, хорошо, а что вы предлагаете, Денис Яковлевич. Вы же понимаете, что нас не погладят по головке за срыв сроков запуска «Антареса».

- А, что делать, Андрей Петрович, наши специалисты уже просто выбились из сил, пытаясь понять и устранить эту досадную помеху, но пока всё безуспешно. Самое главное заключается в том, что этот электронный вирус окружает себя защитными полями, которые создают непреодолимую преграду нашим антивирусным программам. Я уже было подумывал о полной замене всех блоков этой системы на новую, но это займёт достаточно большой промежуток времени.

- Нет, Денис Яковлевич, мы не можем этого допустить и отодвинуть сроки запуска. Ну, а если всё же как-то нейтрализовать этот вирус, введением новой обновлённой программы с повышенными степенями защиты.

- Мы сейчас думаем об этом и, похоже, что уже близки к успеху. Конечно, очень странно и непонятно, каким образом этот вирус смог появиться в нашей хорошо проверенной и чётко отлаженной системе. Вы знаете, Андрей Петрович, этот факт наводит меня на определённые мысли.

- Да, в общем-то и я склоняюсь к тому же, - быстро ответил Андрей, - я полагаю, что вам необходимо связаться с первым отделом и поставить их в известность. Пусть они по своим каналам проверят всё то, что им покажется подозрительным, как в нашем приборном оборудовании, так и в наших сотрудниках, хотя я лично доверяю абсолютно всем.

- Я с вами полностью согласен, Андрей Петрович, и сегодня же я свяжусь с нужными людьми, чтобы они занялись всем этим хозяйством.

- Добро, Денис Яковлевич, действуйте пока без меня, а я через пару деньков присоединюсь к вам. Всего доброго!

Андрей выключил мобильник и тяжело опустился на больничную койку.

 

ГЛАВА 5

Артурчик сидел перед компьютером и никак не мог сообразить, что же всё-таки произошло с его электронным помощником. Компьютер как будто взбесился, упорно отказываясь выполнять любые команды оператора. На экране монитора постоянно возникали какие-то странные сюжеты и непонятные знаки, которые постоянно меняли свою форму и содержание.

- Что же это такое, - с изумлением глядя на экран, лихорадочно соображал мальчик. Или я чего-то не понимаю, или кто-то решил подшутить надо мной, мешая мне заниматься моим любимым делом. Пожалуй, пора запускать программу перезагрузки, а то и до беды не далеко, - твёрдо решил мальчик и нажал на кнопку перезагрузки компьютера.

Экран монитора на какое-то мгновение погас, но тут же засветился ненавязчивым желтоватым фоном, на котором отчётливо проявился лик неизвестного мальчику человекоподобного существа. Артур испуганно «мышкой» потянулся к окошку выключения компьютера, но к его удивлению компьютер никак не отреагировал на попытки мальчика выключить компьютер. В ответ на свои действия мальчик услышал голос, исходящий от существа на экране:

- Без нашего желания ты не сможешь отключить компьютер. Не бойся нас, мы твои друзья и просим тебя быть благоразумным, и выслушать нас.

Мальчик убрал руку с электронной мышки и скромно заметил:

- Должен заметить вам, уважаемый неизвестный, что это не очень - то тактичный способ познакомиться со мной. Для этой цели существует вполне приличная электронная почта, куда мне мои друзья шлют постоянно сообщения. Так почему же вы позволяете себе такие шутки. Мне это неприятно и я жду от вас объяснений на этот счёт. И вообще, мне мама давно говорит, чтобы я не общался с незнакомыми мне людьми, а в данном случае именно с вами, тем более, что я вас никогда не встречал и не имел чести быть знакомым с вами. Всё, я сейчас выдерну электрический шнур из розетки и прекращу наш с вами вынужденный контакт.

- Минуту, малыш, - услышал Артур в своём мозгу явно мужской голос, но звучащий на какой-то высокой неприятной частоте. Не спеши отключаться от нас, тем более, что всё, что ты сейчас увидишь и услышишь, имеет прямое отношение к твоей матери Наташе и другим космонавтам. Но всё же в большей степени это, прежде всего, касается тебя, звёздный мальчик. Ну, так что, ты еще не передумал отключаться от нас или всё-таки спокойно выслушаешь то, что будет чрезвычайно полезно для тебя.

- Видимо мне придётся нарушить запрет мамы не общаться с незнакомцами, - подумал мальчик, внимательно вглядываясь в резкие черты лица незнакомца. Хорошо, я готов выслушать вас, но имейте в виду, что у меня очень мало

времени для того, чтобы заниматься пустыми разговорами. У меня масса дел, как по школе, так и в различных клубах, где я числюсь на членских правах.

- Ну, вот и хорошо, малыш, - улыбнулся незнакомец, - мы знали, что ты поступишь именно так.

- Интересно, а почему вы называете меня звёздным мальчиком и что вы вообще знаете обо мне?

- Я надеюсь, что твой интеллект уже подсказывает тебе, кто мы и что хотим сообщить тебе.

- Да нет, уважаемый незнакомец, я не провидец, а ученик пятого класса средней школы. Правда, кто-то и считает, что во мне рано открылись какие-то незаурядные способности, но я этого не считаю. Просто с детства я увлекаюсь наукой и техникой, дружу с логикой и философией, и всё это помогает мне разбираться во многих жизненных проблемах, которые пока не доступны моим сверстникам из класса. Хотя погодите, неужто вы являетесь представителями инопланетной цивилизации, ищущей контакты с себе подобными. Даже если это и так, то я всё же не понимаю, почему моя скромная персона так сильно заинтересовала вас.

- Мы очень рады, что твоя логика позволила

тебе сделать правильное умозаключение в отношении нас. Да, мы действительно являемся тем, о чём ты только что говорил. Я ещё раз повторяю тебе, что нас совсем не надо бояться, мы твои друзья и надеемся, что ты поможешь нам в одном важном деле.

- Вот это да, - искренне удивился мальчик, - инопланетяне в моём доме. Да я вовсе и не боюсь вас, а, наоборот, с большим интересом выслушаю вас. Артур поудобнее расположился на стуле и приготовился слушать незнакомца. По экрану монитора побежали какие-то иероглифы и таблицы, а голос незнакомца продолжил:

- Артур, ты должен полностью довериться нам - твоим друзьям. Мы сочли нужным уже сейчас войти с тобой в контакт, поскольку твой интеллект вполне позволяет это нам сделать. По твоему умственному развитию ты соответствуешь выпускнику престижного технического университета, и поэтому нам совсем не трудно будет с тобой общаться и договариваться.

- Ну, это вы мне льстите, уж не настолько я подкован в науках, чтобы свободно разбираться во всех аспектах человеческой деятельности.

- Хорошо, Артур, мы довольны твоим скромным ответом, это говорит о том, что тебе не знакомы ещё такие чувства как самомнение и

самовосхваление, которыми часто грешат земляне. Но теперь ты должен выслушать нас.

Артур нетерпеливо прервал незнакомца:

- Послушайте, не знаю, как мне вас называть, давайте, наконец, займёмся делом, а то я теряю драгоценные минуты своего времени.

Незнакомец начал своё повествование, часто прерываемое сюжетами из первой марсианской экспедиции. Мальчик сидел перед монитором, с удивлением слушая и просматривая всё то, что ему преподносил в качестве информации незнакомец.

- Позвольте, но этого просто не может быть, - закричал в отчаянии Артур, закрывая лицо руками. Вы всё это выдумали от начала и до конца, но для чего и зачем, мне это пока не ясно. И вообще, почему вы решили, что некто Лена является моей матерью? Моя мама - Наташа, я её очень люблю и никогда не оставлю её.

Незнакомец с грустью посмотрел на мальчика.

- Малыш, тебе надо успокоиться и принять нашу информацию, как единственно истинную и абсолютно правдивую.

- Значит, мама на протяжении всего этого времени мне лгала, да и зачем?

Незнакомец доброжелательно смотрел на мальчика и продолжать говорить тихим и вкрадчивым голосом:

- С сегодняшнего дня и отныне, ты будешь делать всё то, что мы будем подсказывать тебе. Во всяком случае, молодой человек, ты должен быть нам благодарен только за то, что мы сохранили жизнь тебе и космонавтам. В принципе, мы могли этого и не делать, но в той ситуации это было просто необходимо. Мальчик встал из-за стола и потянулся к электрической розетке.

- Не делай глупостей, Артур, выключая нас из эфира и из своей жизни, ты обрекаешь себя, твою маму Наташу и других космонавтов на новые ещё более страшные и неожиданные испытания. Поверь нам, малыш, что земная цивилизация ещё очень слаба в интеллектуальном отношении и склонна к войнам, и агрессии. Мы не можем допустить, чтобы какая-то часть наших технологий попала в руки земным учёным, которые все наши научные и технические достижения смогли бы использовать в военных целях. Мы хотим, чтобы ваша цивилизация развивалась бы по совершенно другим законам, которые уже на протяжении многих тысячелетий знакомы иным галактическим формам жизни. Ваш путь ошибочен и ведёт только в тупик.

- Послушайте, а не слишком ли много вы на

себя берёте, - возмутился Артур, - это что же получается, что я всю оставшуюся жизнь должен как робот выполнять все ваши приказы.

- Нет, это не совсем так, - улыбнулся незнакомец, - мы никогда не приказываем, а всего лишь подсказываем единственно правильный путь к цели. Ну, конечно, если земляне особенно заупрямятся, то нам придётся уже применить к вам другие меры воздействия.

- Интересно, уважаемый, что вы имеете в виду?

- Ну, к этому вопросу мы ещё скоро вернёмся, а пока мы хотим заручиться твоей поддержкой в твоей очень деликатной миссии. Мы возлагаем на тебя большие надежды.

- Да, господи, что я один то смогу сделать с целым человечеством, я же не Иисус Христос, да и вы, очевидно, помните, как в своё время народ расправился с ним. Вы знаете, у меня такое ощущение, что мне никто не поверит. Мало того, надо мной начнут смеяться и издеваться, особенно в школе.

- А тебя, дорогой никто и не заставляет такие глубокомысленные вопросы решать в твоей школе. Достаточно будет того, что ты ненавязчиво будешь внушать своей так называемой маме Наташе наши мысли о невозможности полёта на Марс или, скажем, о не перспективности этого мероприятия. Ты очень умный и начитанный мальчик, и мы полагаем, что это у тебя получится. Конечно, со своей стороны мы будем внушать наши мысли и другим космонавтам и специалистам, готовящихся к новой экспедиции, но ты сейчас находишься на особом положении, к тебе прислушиваются и поэтому ты моментально завоюешь полное доверие своей мамы.

- Ну, хорошо, допустим, что я и соглашусь, но не кажется ли вам, что, прекращая все работы по программе Земля - Марс, земляне сами себя обрекают на научно-технический застой во многих областях народного хозяйства. Не мне ли вам говорить, что космос - это новые открытия, новые материалы и технологии, это просто громадный скачок во времени и в науке.

- Мы всё прекрасно понимаем, малыш, и не допустим на Земле никакого застоя. Прежде всего, вам землянам надо немного вырасти духовно, ну хотя бы до уровня молодости, а пока вы все пребываете в возрасте младенца, который размахивает ядерными игрушками.

- В этом плане я не могу с вами не согласиться, разум средне статического человека ещё очень далёк до совершенства.

- Так, значит, малыш, ты всё-таки говоришь нам да, - щуря глаза, осведомился инопланетянин.

- Ну, если это, конечно, пойдёт на пользу нашей старушке Земле, то я говорю да!

 

ГЛАВА 6

Американский президент сидел в своём кабинете в Белом доме и нервно перелистывал записную книжку, тщетно пытаясь отыскать в ней нужную ему запись.

- Марта, зайдите ко мне, - обратился он к секретарю по внутренней связи, - и не забудьте прихватить с собой чашечку кофе.

- Господин президент, вам сегодня кофе сделать покрепче или как всегда, - пропела в микрофон секретарша.

- Вот именно, Марта, покрепче, а то у меня сегодня что-то всё валится из рук.

- Сэр, сию минуту всё будет готово, - быстро ответила секретарша и выключила связь.

- Где же этот злополучный номер, - мысленно негодовал президент, уже который раз с яростью перелистывая записную книжку. С этим проектом я скоро совсем с ума сойду, - возмущался президент.

Через минуту в кабинет вошла секретарь, держа на маленьком подносе две дымящиеся чашки с кофе.

- Так, Марта, присядьте пока, всё никак не могу найти номер телефона господина Зильбермана, которому я сегодня назначил встречу, прямо не знаю, что и делать.

- Господин президент вам следовало бы сразу обратиться за помощью ко мне, у меня на этот счёт заведён строгий порядок и учёт о всех лицах, имеющих намерение посетить вас.

Секретарша достала из карманчика электронную записную книжку и быстрым движением набрала нужную фамилию.

- Сэр, я немедленно могу озвучить вам то, что вас так беспокоит и озадачивает.

- Ну, ну, что вы можете мне сообщить, - бросая записную книжку в ящик стола, поинтересовался президент.

- Итак, господин Зильберман - директор ракетного испытательного полигона. Сегодня у вас с ним назначена встреча в шестнадцать ноль- ноль. Номер телефона его офиса 836-78-78. Вы, господин президент, хотели с ним обсудить ряд тем связанных с началом испытаний космического корабля «Циклоп».

- Марта, вы всегда удивляли меня своей находчивостью и исполнительностью. За три года работы с вами у меня сложилось такое мнение, что для вас не существует вообще никаких проблем. На любой мой вопрос, вы каждый раз даёте мне подробный и чёткий ответ. Вы знаете, это меня очень радует и обнадёживает, потому как в вашем лице я обрёл настоящего друга и помощника в своей работе.

- Господин президент, вы мне льстите, - скромно опуская глаза, тихо ответила Марта. Просто я считаю, что, находясь на таком ответственном посту, я должна в полной мере соответствовать своей должности.

- Ну, хорошо, Марта, сегодня вы можете на час раньше закончить свою работу и заняться уже своими личными делами, улыбнулся на слова секретаря президент.

- Спасибо, сэр, какие распоряжения ещё будут от вас?

- Нет, больше никаких, Марта, только одно - кроме господина Зильбермана ко мне никого не пускать. Вам всё понятно?

- Сэр, я всё поняла.

- Вы свободны, Марта!

Президент подошёл к окну и закурил сигарету. До начала официально запланированных испытаний оставалось совсем мало времени и это сильно тревожило президента Соединённых Штатов. В развернувшейся гонке за Марс на этот раз американский президент не мог допустить повторного провала запланированного и разрекламированного на всю страну проекта активного освоения красной планеты. Слишком многое было поставлено на карту и прежде всего престиж Соединённых Штатов, который уже был подмочен сплошными неудачами в первой экспедиции на Марс. Из госбюджета страны была изъята астрономическая сумма денег для финансирования этого проекта-монстра, который, по мнению американских учёных, принёс бы Америке величайший подъём во многих областях науки и техники. Кроме всего прочего, на Марсе за время уже второй экспедиции планировалось разместить постоянно действующую станцию, которая бы постоянно осуществляла свою научную миссию на этой далёкой планете. На этот проект уже в течении семи лет работали сотни научно-исследовательских предприятий страны. Задействованы были десятки тысяч учёных, специалистов и рабочих для успешного осуществления задуманного.

- Нет, господа русские, - медленно отходя от окна, сам себя убеждал президент, - хватит с вас и того, что вы первыми в 1961 году стартовали в космос, но теперь очередь за нами доказать всему свободному миру, что только наша страна способна в самые сжатые сроки

покорить и освоить красную планету.

На президентском столе противным сигналом запищал зуммер связного аппарата. Президент опустился в кресло у стола и нажал на кнопку связи.

- Слушаю вас, Марта, что там у вас?

- Сэр, смею вам напомнить, что уже пятнадцать пятьдесят и в приёмной дожидается вашего приёма господин Зильберман.

- Очень хорошо, пусть зайдёт, у меня к нему сегодня будет достаточно много вопросов.

Дверь в президентский кабинет открыл уже пожилых лет мужчина. Судя по его напряжённому и усталому лицу, было видно, что этому человеку за короткий срок пришлось выполнить большой объём работ. Достав из кармана носовой платок, и тщательно протерев от пота свою уже сильно полысевшую голову, он начал говорить:

- Господин президент, как мы и договорились, сегодня я в вашем распоряжении и готов выслушать все ваши вопросы и требования.

- Давайте, господин Зильберман, без прелюдий, у меня и так голова трещит от этих бесконечных звонков из разных ведомств о готовности начала испытаний нашего нового детища, а воз, как говорится, и ныне там.

- Сэр, смею вас заверить, что сегодня через

два часа назначены контрольные испытания «Циклопа».

- Послушайте, Том, кому в голову пришла эта безумная идея назвать космический аппарат циклопом? Мне кажется, что циклоп это олицетворение какой-то ущербности и ненадёжности этого мифического существа. Ну, а если эту мою мысль развить в отношении нашего новейшего аппарата, то это определение вполне оскорбительно и недостойно его.

- Простите, господин президент, - сбивчиво начал объяснять господин Зильберман, - вы забываете об одном - о чудовищной силе этого мифического существа, а то, что он имеет один глаз, то это ему не мешает в своём самоутверждении.

- Я не суеверный, Том, но хочу вас предупредить, если что и случится с нашим аппаратом на испытаниях, то отвечать за это придётся именно вам, в том числе и за это глупое название нашему аппарату.

- Сэр, на этот раз всё будет хорошо, все работы закончены. Проверены все системы корабля, произведены все доработки по выявленным ранее дефектам и отказам. Экипаж «Циклопа» ждёт вашего появления на полигоне. Вертолёт может вылететь в любую минуту.

- Хочется верить вам, Том, что именно сегодня

наш могучий корабль выйдет, наконец, на орбиту вокруг Земли. Кстати, Том, кто сегодня будет присутствовать на испытаниях? Вы знаете, давайте сегодня обойдёмся без этой журналистской публики, которая только каждый раз мешает проведению того или иного мероприятия. Если всё пройдёт успешно, мы им представим видеоролик с комментариями наших ведущих специалистов.

- Конечно, сэр, я полностью с вами согласен и сегодня на ракетном полигоне будут присутствовать только те люди, которые имеют самое непосредственное отношение к этому проекту: господин Линдерс, Коган, Гринбергс, Томпсон, несколько ведущих специалистов, обслуживающий персонал и ваш покорный слуга.

- Ну, хорошо, Том, не будем заниматься пустой болтовнёй, а поторопимся к вертолёту, вы же сами предупредили меня, что через два часа уже назначен старт «Циклопа».

Президентский вертолёт плавно оторвался от земли и, набирая скорость, взял курс на ракетный полигон полуострова Флорида. Надо сказать, что в это время года почти весь полуостров Флорида подвержен мощным циклонам, которые постоянно срывают сроки проведения монтажных и испытательных работ на полигоне. Но с утра, казалось бы, ничто не предвещало резкого изменения погоды. Правда, вертолёт, набрав высоту, оказался в сплошной облачности. Президент сидел за перегородкой в специально отведённом для высоких особ месте. Президентский вертолёт был снабжён всем необходимым, чтобы в любую минуту с его борта ушли в эфир необходимые команды и распоряжения на время «Ч». О комфортабельности вертолёта не приходилось и говорить, всё было продумано до мелочей. За период своего трёхлетнего правления президент выработал в себе особую черту общения с подчинёнными. Он старался не кричать на подчинённых, а давал им возможность хоть как-то реабилитироваться в его глазах. Личная жизнь у президента не сложилась. Его жена - молодая женщина из аристократической семьи подарила ему в своё время двух сыновей - двойняшек. Отец всё свободное время отдавал воспитанию своих любимых детей, видя в них через много лет блестящих офицеров военно-морского флота. Но судьба, как обычно, распорядилась по-своему, забрав жизни этих двух юношей в атомной подводной лодке у берегов Гренландии. Конечно, их мать была неутешна и вскоре тоже покинула этот грешный мир. Но, как ни странно, душа у президента не зачерствела и не ожесточилась, а наоборот, приобрела какие-то совершенно новые черты, не ведомые президенту ранее.

Президент сидел в удобном кресле и внимательно вглядывался в тёмные тучи, которые стеной надвигались навстречу вертолёту.

- Что-то мне совсем не нравится этот атмосферный пейзаж, - вставая с кресла и выходя в салон вертолёта, подумал президент.

В этот момент вертолёт сильно качнуло и бросило вниз.

 

ГЛАВА 7

Лечение Андрея продлилось ещё на три недели. Неожиданно самочувствие первого марсианского космонавта резко ухудшилось. Срочно был созван консилиум лучших врачей-нейрохирургов, которые пришли к однозначному мнению, что требуется срочная операция по удалению обширной гематомы из лобной части головы больного. Андрей совершенно неожиданно для себя ощутил острую боль в голове и на какое-то время потерял сознание. В тот день в его палате дежурила молодая медсестра-практикантка, которая от страха за жизнь Андрея выскочила в больничный коридор и стала звать на помощь. Надо отметить, что Андрею

и на этот раз повезло, поскольку всё это произошло в дневное время и в рабочие часы клиники. Уже через два часа после сучившегося Андрей был прооперирован и вновь помещён в реанимационный блок клиники.

Нет нужды подробно описывать всё то, что пришлось пережить Андрею за время его лечения в клинике. Скажу лишь одно, что организм Андрея, закалённый многолетними тренировками и тяжёлыми жизненными испытаниями, легко справился и с этой досадной в его жизни помехой, которая, в принципе, могла бы просто перечеркнуть всю его будущую карьеру. Андрей стоял в кабинете главного врача и горячо благодарил его за оказанное ему лечение.

- Ну, что я могу сказать вам, Андрей Петрович, - вставая из-за стола, заговорил Валерий Иванович, - поздравляю вас с выздоровлением! Должен сказать, что такой организм, как у вас, может легко справиться с любым недугом и вы это доказали нам всем. И не говорите мне «до свидания», я не люблю так прощаться со своими пациентами.

- Валерий Иванович, - протягивая руку доктору, горячо заговорил Андрей, - я благодарю судьбу, что попал на лечение именно в вашу клинику и именно к вам. У вас просто золотые руки.

Андрей крепко пожал руку доктору и добавил:

- Вы правы, Валерий Иванович, скажем друг другу прощайте и разбежимся, у меня, честно говоря, нет никакого желания ещё раз навещать вас в качестве больного, хотя вы в моём понимании являетесь истинным кудесником.

- Ну, вот и договорились, - потирая ладони рук, с улыбкой на лице ответил доктор.

В ракетно-космическом центре Плесецка уже второй месяц велись интенсивные работы по подготовке к старту космического корабля новой серии «Антарес». Специально для этого мощного корабля был построен стартовый комплекс с совершенно иными параметрами и возможностями, чем у предыдущего. На орбиту корабль должна была вывести трёхступенчатая ракета серии «Н-3», (доработанный и во многом усовершенствованный вариант лунной ракеты Н-1, которая была в своё время снята с производства из-за постоянных неудач во время старта). На этот раз после многократных испытаний ракета Н-3 при запусках показала чёткую работу всех тридцати её двигателей. Корабль «Антарес» представлял из себя многоразовый аппарат, который позволял российским специалистам использовать его в различных целях, как в военных, так и в научно-исследовательских.

На космодроме Плесецка собрались члены правительственной комиссии, ведущие конструкторы и специалисты. В воздухе царило необыкновенное напряжение от важности того, что должно было произойти в этот день. До момента запуска космического корабля оставалось не более двух часов и поэтому все службы в спешном порядке заканчивали свои работы по облуживанию тех или иных систем стартового комплекса. На стартовом столе мощными подъёмниками была установлена ракета «Н-3» с пристыкованным к ней кораблём «Антарес». Заправщики час назад закончили заправку ракеты горючим и окислителем, стартовая площадка опустела и только сто двадцатиметровая ракета с кораблём на своей груди гордо возвышалась над, казалось бы безжизненным на многие сотни метров вокруг, пространством. Глубоко под землёй в специально оборудованном бункере размещался наблюдательный пункт и центральный блок управления стартом. К руководителю испытаний постоянно поступали рапорты о готовности различных служб к запуску корабля. Главный конструктор «Антареса» сидел перед главным монитором и негромко переговаривался со специалистами, пытаясь найти в их ответах хотя бы какой-то намёк на то, что могло бы помешать успешному запуску ракеты с кораблём.

- Евгений Михайлович, - обратился главный к молодому мужчине, стоявшему рядом с ним,- как вы думаете, ваши космонавты - испытатели сегодня не подведут нас. И вообще, хорошо ли они освоили эту новую для них технику, что вы лично сделали, чтобы четвёрка этих парней сработала сегодня на все пять? Вы, как человек, который принимал непосредственное участие в подборе и обучении этих космонавтов, можете сейчас мне гарантировать, что ваши подопечные не подведут нас.

- Денис Яковлевич, нет причин для беспокойства, - подходя вплотную к главному, уверенно начал руководитель центра подготовки космонавтов. Мы отобрали для этой работы самых надёжных, умных и здоровых сотрудников из нескольких полков истребительной авиации. Все наши сотрудники прошли целый ряд тренировок по отработке методики успешного управления кораблём во время старта, полёта и возвращения его на базу. Все космонавты - испытатели аттестованы нашей контрольной комиссией на оценку «отлично!».

- Андрей Петрович, ну а вы, что можете сказать, - обратился главный к Андрею, - кстати, как вы себя чувствуете после выписки из клиники? По вашей части, я надеюсь, всё в порядке?

Андрей опустился в кресло рядом с главным и включил свой монитор видеонаблюдения за стартом.

- Да, по моей части, Денис Яковлевич, всё хорошо, - быстро ответил Андрей, - я лично дважды проверил все системы корабля, которые имеют отношение к моей теме.

- Ну и ладушки, Андрей Петрович, я всегда знал, что у нас с вами всегда было, есть и, я надеюсь, будет полное взаимодействие по многим ключевым вопросам российской космонавтики.

Андрей улыбнулся, с благодарностью посмотрев на главного. Зазвонил телефон на главном пульте и главный снял трубку.

- Да, Фролов у телефона, что там у вас, говорите быстро и не отнимайте у меня время на пустую болтовню.

Главный прижимал телефонную трубку к уху, и его лицо постепенно преображалось от спокойного и делового, до негодующе взрывного.

- И это вы мне говорите только теперь, когда до старта космического корабля остаётся всего тридцать минут. Какого чёрта вы мне не доложили об этом немного раньше? Что значат эти ваши девяносто девять процентов готовности, мне нужна стопроцентная готовность ваших электронных систем.

Главный с ожесточением швырнул телефонную трубку на рычаг и, повернувшись к Андрею, с возмущением заговорил:

- Петрович, эти электронщики скоро меня с ума сведут своими подозрениями. Ещё неделю назад они мне представили подробный отчёт о готовности своих систем. Кстати, Петрович, нам удалось обуздать этот странный вирус, который на протяжении последних месяцев не давал нам покоя. Но, понимаешь, Андрей, электронщики всё же не дают стопроцентной готовности своей аппаратуры, а это значит, что старый дефект может проявиться в любой момент. А система стабилизации корабля во время старта и дальнейшего полёта - это один из главных гарантов общего успеха программы испытаний.

- Денис Яковлевич, так им всё-таки удалось нейтрализовать этот вирус или нет, - осторожно поинтересовался Андрей. Иными словами вы хотите сказать, что этот один процент их сомнений, как ложка дёгтя в бочке мёда, может перечеркнуть все наши усилия?

- Вот именно, Андрей Петрович, - с грустью в голосе ответил главный, - но самое интересное, что решение о начале испытаний уже принято на самом верху и менять сроки их проведения я уже не в силах.

- Денис Яковлевич, я думаю, что не стоит так уж драматизировать сложившуюся ситуацию. Это всего лишь догадки и предположения этой службы, но не абсолютный факт. И лично я считаю, что испытания сегодня пройдут успешно.

- Дай бог, дай бог, Петрович, - снимая телефонную трубку, ответил главный.

- Внимание всем службам, объявляется двадцатиминутная готовность. Всем специалистам и обслуживающему персоналу стартового комплекса занять свои штатные места, - твёрдым голосом заговорил главный.

Ракета гигантской башней возвышалась над стартовым столом космодрома. Несколько десятков мощных прожекторов освещали её дымящийся от жидкого кислорода корпус. Трудно было себе даже представить, что этот рукотворный монстр уже через несколько минут плавно оторвётся от стартового стола и уйдёт в бескрайние просторы космоса. Четвёрка космонавтов - испытателей заняла свои места в пилотских креслах и опустили защитные стёкла на шлемах скафандров.

 

ГЛАВА 8

В «РОСКОСМОСЕ» шла напряжённая работа по завершению всех работ, связанных с подготовкой нового космического корабля «Антарес» и орбитальной станции «Ариадна». В приёмной главного конструктора толпился народ - ведущие специалисты основных производств и НИИ, так или иначе связанных с этими проектами века. Наташа лихорадочно перебирала в памяти все те вопросы и темы, которые сегодня ей было позволительно озвучить на последнем заседании государственной комиссии.

- Сынок скоро меня совсем с ума сведёт своими научными изысканиями и проблемами, - кидая в рот ароматную пластинку жевательной резинки, размышляла Наташа. И откуда в нём такой неестественный интерес к точным наукам. Да и потом эти его вопросы об отце, желание всё выяснить и понять до конца меня немного настораживают.

Приятной сонатой Баха зазвонил мобильник. Наташа достала телефон из сумочки и к своему удивлению услышала голос сына:

- Привет, мамочка, заседание государственной комиссии уже началось или нет, - быстро осведомился Артур.

- Малыш, это совсем не должно тебя волновать, а в первую очередь тебя должны волновать твои уроки.

- Мамочка, я на три дня вперёд выучил все уроки и поэтому мне сегодня очень хочется пообщаться с тобой, ты не возражаешь.

- Возражаю, сынок, поскольку уже через сорок минут начнётся заседание и мне хоть как-то нужно подготовиться к заседанию. Ты же сам отлично понимаешь, что я сегодня должна выступать на заседании комиссии и поэтому, сынок, ты меня сейчас можешь сбить с нужной мысли. Давай, дорогой, сегодня перед сном я расскажу тебе о своём первом полёте к Марсу и о твоём отце.

- Мама, ты знаешь, у меня такое ощущение, что сейчас ты говоришь мне неправду.

- Сынок, да что ты говоришь такое, да когда твоя мама тебя обманывала?

- Ты не моя мама, теперь я это точно знаю, - горько заплакал мальчик и отключил связь.

- Господи, да что же это творится такое, - заволновалась Наташа, лихорадочно набирая на мобильнике домашний телефон.

После долгих, безуспешных попыток дозвониться до сына, Наташа, наконец, услышала тихий голосок малыша.

- Сынок, не клади трубку и выслушай меня, -

постоянно сбиваясь и запинаясь, заговорила Наташа. Дорогой, почему в твоей головке возникли такие мысли, кто тебе сказал эту глупость. Я твоя мама и останусь ей навсегда, и ты в этом нисколько не сомневайся.

- Мам, мне эту новость сообщили мои новые друзья, о которых я пока не могу тебе ничего сообщить. Они говорят, что моя настоящая мама Лена, она погибла во время высадки первой экспедиции на Марс. И вообще, мамочка, я не понимаю, почему ты об этом мне никогда не говорила. Оказывается мой отец тоже погиб не в открытом космосе, а при исследовании марсианских пирамид. Мамочка, ты меня все эти годы обманывала и предлагала мне ложную информацию о вашем полёте к красной планете. Ведь всё же было совершенно не так, как ты мне всегда рассказывала.

- Артур, милый мой малыш, да кто это мог сообщить тебе такую чушь? В первой нашей экспедиции мы выполнили всю запланированную программу полёта и вернулись обратно на родную Землю, правда, потеряв в открытом космосе трёх наших товарищей. Это совершенно официальная информация и ты сам неоднократно прочитывал отчёт по ней в интернете.

- Мам, ну зачем ты мне опять продолжаешь врать? Мои друзья вчера мне показали множество видеосюжетов вашего пребывания на Марсе и на космическом корабле инопланетян.

- Сынок, ты не должен абсолютно доверять интернетовским сайтам. Сейчас программистам доступно буквально всё и они вполне могли смоделировать всё, что угодно, даже полёт в чужеродные нам миры. И, кстати, при просмотре таких видеосюжетов порою бывает очень трудно отличить электронную фантазию программиста от действительности. Ты же это лучше меня знаешь, а всё равно поддаёшься на эти уловки.

- Нет, мама, это не программисты и не уловки, а та самая суровая действительность, которая произошла с вашей экспедицией семь лет назад.

- Господи, да что сегодня с тобой происходит, малыш, ты не очень устал в школе? На завтра много было задано уроков? - уже сильно нервничая, осторожно спросила Наташа.

- Мам, после того, что я увидел в видеосюжетах, у меня возникло острое желание предупредить тебя и других наших космонавтов, что нет никакой нужды пока посещать эту недружественную по отношению к человечеству планету. Мы совершаем ошибку, стараясь как можно скорее вновь ступить на пыльные марсианские тропы.

- Артур, о каких ошибках ты говоришь? Что-то у тебя сегодня, сынок, какое-то упадническое настроение.

- Нет, мама, я совершенно здоров и очень прошу тебя сегодня на заседании государственной комиссии выступить против очередной экспедиции к планете Марс, которая может закончиться трагически.

- Сынок, да что ты такое удумал, - испуганно слушала сына Наташа, - какие трагедии нас ждут? Вся наша российская космонавтика направлена на то, чтобы нести человечеству новые знания и новые открытия. Если на этом этапе мы прекратим все работы, связанные с этим проектом, то нас ждёт застой на долгие годы. Космонавтика - это, прежде всего, новые технологии и новые успешно решённые научные проблемы, а ты говоришь, чтобы мы остановились на пол пути. Всё, Артур, не забивай себе голову всякой ерундой и жди меня, я скоро вернусь домой.

Наташа выключила мобильник и надолго задумалась.

- Вот это новости и кто это мог ему сказать, что я не родная ему мать, да и потом эти странные мысли о моём первом полёте к Марсу, какие - то его новые друзья?

В приёмной главного конструктора прозвенел

звонок, приглашая собравшихся пройти в зал заседаний государственной комиссии. Наташа тряхнула головой, отгоняя от себя тревожные мысли, и устремилась со всеми в зал. На повестке дня государственной комиссии стоял лишь один вопрос о готовности орбитальной станции «Ариадна» и о сроках старта станции к красной планете. Наташа удобно устроилась в мягком кресле первого ряда и достала из сумочки, наспех исписанные ещё с вечера листки бумаги с тезисами своего сообщения.

Из-за стола поднялся председатель государственной комиссии и, окинув присутствующих пристальным взглядом, начал говорить:

- Господа, я рад сегодня вас приветствовать на нашем последнем заседании. Сегодня нам предстоит подвести окончательные итоги в отношении орбитальной станции «Ариадна» и космического корабля нового поколения «Антарес». Денис Яковлевич, я попрошу вас вкратце осветить нам общее положение дел в «РОСКОСМОСЕ» и в частности график завершения работ на космических аппаратах.

- Уважаемый, Виктор Алексеевич, уважаемые члены государственной комиссии, господа, спешу доложить вам, что все работы по вышеназванным проектам практически завершены. Проделана огромная работа по устранению

всех недочётов и неполадок в отдельных системах корабля и станции, но теперь можно с полной уверенностью сказать, что уже через непродолжительный срок мы продолжим наше планомерное исследование красной планеты, начатое семь лет назад.

Докладчик на какое-то время умолк, перебирая руками разложенные на трибуне листы, и в этот момент у Наташи вновь заработал мобильник. Быстро достав телефон из сумочки, Наташа услышала уже давно знакомый голос Андрея:

- Наташа, привет, какие у тебя свежие новости, можешь сейчас со мной говорить?

- Здравствуйте, Андрей Петрович, - тихо зашептала Наташа, - как я рада вновь вас слышать, как ваше самочувствие. Вы извините меня, что я не смогла вас навестить в клинике, сейчас столько дел сразу свалилось на меня. Андрей Петрович, а почему вы сегодня не с нами, у вас что-то случилось?

- Да нет, Наташа, у меня, слава богу, всё о, кей, просто немного простыл на морозе. Всё время мотаюсь на полигон, отслеживаю ход выполнения работ на «Антаресе». Вот уже второй день не выхожу из дома, усилено борюсь с простудой всеми доступными мне методами.

- Андрей Петрович, очень жаль, что вас сегодня не будет на заседании. Сегодня будут решаться очень важные вопросы, которые самым непосредственным образом касаются и вас. Все хотели бы услышать ваше мнение на тематику обсуждаемых вопросов.

- Натуль, да я и сам об этом сожалею, но ничего не могу поделать с собой, у меня высокая температура и кашель. Кстати, у меня есть, что сказать уважаемой комиссии и особенно в отношении нашей первой экспедиции к Марсу. Понимаешь, Наташа, мне внутренний голос подсказывает, что многое из того, что мы вынесли из первой экспедиции, совершенно не соответствует действительности. После выздоровления, я обязательно свяжусь с председателем государственной комиссии и доложу ему об этом.

- Андрей Петрович, что вы имеете в виду, - ещё тише зашептала Наташа в мобильник. Т. е., вы ставите под сомнение всё то, что нам удалось узнать нового об этой загадочной планете?

- Натаха, ты только не волнуйся, но во многом или даже во всём, что нам сейчас преподносит официальный отчёт о первой экспедиции, сквозит ложь. У меня такое ощущение, что я вдруг обрёл новую память, новое сознание, которые подсказывают мне совсем иное и в отношении гибели наших товарищей, и по конкретной программе исследования поверхности Марса.

- Андрей Петрович, вы меня пугаете своими откровениями. Очень странно, но буквально пять минут назад мой сын по телефону внушал мне эти же мысли.

- Наташа, возьми себя в руки, сейчас я расскажу тебе такое, от которого можно просто сойти с ума.

Наташа с ужасом на лице прижимала мобильник к уху, внимательно слушая Андрея. Её глаза постепенно расширились от ужаса, а руки задрожали мелкой дрожью.

- Андрей Петрович, я больше не могу это спокойно воспринимать, мне сейчас станет плохо, - доставая из сумочки носовой платок, испуганно прошептала Наташа.

- Хорошо, Наташа, давай как - нибудь встретимся на неделе у тебя дома и я тебе всё подробно расскажу. Да и мне чрезвычайно интересно будет послушать звёздного мальчика, у которого, как ты говоришь, такие же мысли в головке.

Наташа выключила мобильник и тупо уставилась на докладчика. В её голове теперь стоял какой-то жуткий хаос из смеси текущей научной информации и того, что только что сообщили Артур и Андрей. Тем временем на заседании уже выступил целый ряд специалистов, которые в краткой форме доложили государственной комиссии о результатах своих работ и общей готовности своих служб и научных центров к предстоящему прыжку в неизвестность. Вновь из-за стола президиума поднялся председательствующий и, обратив свой взор на Наташу, произнёс:

- Господа, мы выслушали почти всех специалистов, непосредственно связанных с этим грандиозным проектом, а теперь я бы хотел послушать человека, который имеет прямое отношение к подготовке наших космонавтов и к тем системам жизнеобеспечения на космической станции «Ариадна». К сожалению, Андрей Петрович по болезни сегодня не сможет осветить нам эту тему, но здесь в зале присутствует его первый заместитель Кудасова Наталия Викторовна, которой эта тема хорошо знакома. Наталия Викторовна, прошу вас!

Председательствующий сел на стул и устало подпёр голову рукой. Наташа поднялась с кресла и, не чувствуя под собой ног, поднялась на трибуну.

- Уважаемые господа, наш отдел проделал большую работу по отладке всех систем орбитальной станции, чтобы наши космонавты чу-

вствовали себя комфортно и раскрепощённо на борту космического комплекса, - бодро начала Наташа. Но всё же я должна сказать, что полёт к Марсу представляет из себя сложнейшую техническую проблему, связанную, прежде всего, с бесперебойным оснащением космонавтов водой, кислородом и питанием. Кроме всего прочего, на станцию и космонавтов обрушится целый поток из жёсткого рентгеновского излучения, как солнечного, так и галактического и я не уверена, что это пойдёт на пользу здоровью им. Если подумать о тех материальных затратах, которые наше государство тратит на такие грандиозные проекты, то можно сделать однозначный вывод, что полёты на Марс пока преждевременны и не окупают себя.

Наташа с изумлением слушала саму себя и никак не могла сообразить, что с ней происходит. Её слова как бы помимо её воли и желания выскальзывали из её рта.

- Боже мой, почему я несу какую-то чушь, - вытирая платком вспотевший лоб, лихорадочно соображала Наташа. Ничего не понимая, Наташа продолжила уже гневным голосом:

- Трудно понять наших руководителей, которые свои личные амбиции ставят во главу угла, совершенно не понимая и не осознавая, что все эти проекты разорительны для государства,

а для космонавтов губительны.

Из-за стола резко поднялся председатель государственной комиссии и жестом руки остановил гневную речь Наташи:

- Позвольте, Наталья Викторовна, вы забываетесь и позволяете себе чёрт знает что! Кто вам дал право осуждать действия нашего правительства и даже президента. Вы отдаёте себе отчёт в том, что вы сейчас озвучили нам здесь с высокой трибуны. У меня такое ощущение, что вы несколько нездоровы и вам необходимо немного отдохнуть, садитесь на место.

Наташа стояла на трибуне и всё окружающее воспринимала как в тумане, но какой-то голос в её голове постоянно подсказывал ей, что она абсолютно права в своих мыслях. Гордо посмотрев на председателя государственной комиссии, Наташа продолжила:

- Господин председатель, я ещё не всё сказала и хочу добавить, что все полёты к Марсу необходимо свернуть на неопределённое время. Наша промышленность работает в напряжённом режиме, стараясь в установленные сроки выполнить многомиллиардные заказы «РОСКОСМОСА». Я считаю, что все эти средства можно направить на нужды нашего народа, на строительство городов, дорог, детских учреждений и больниц. И вообще я требую прекращения любых пилотируемых полётов в космос, которые ни к чему хорошему нас не приведут, а только разорят наше государство.

Председательствующий повернулся к секретарю совещания и тихо проговорил:

- Людмила Георгиевна, немедленно объявите перерыв в заседании, а то у меня такое ощущение, что я нахожусь на политическом митинге.

Секретарь встала из-за стола и, не обращая внимание на выступающего, объявила перерыв. Зал загудел как растревоженный улей, послышались оскорбительные выкрики в адрес Наташи и требования прекратить её выступление. Наташа сошла с трибуны и заняла своё место в первом ряду. Только теперь она стала соображать, что с ней произошло что-то такое, что поставило под сомнение дальнейшее её пребывание в «РОСКОСМОСЕ».

- Господи, да что же это я такое наговорила всем, - с болью в душе подумала Наташа и горько разрыдалась.

 

ГЛАВА 9

Президент не удержался на ногах, и его отбросило к противоположной стене салона. Было видно, что вертолёт попал в сильнейший грозовой фронт, который швырял вертолёт из стороны в сторону, как сухую щепку. Из пилотской кабины выскочил бортинженер и опрометью кинулся на помощь президенту, который лежал на полу вертолёта и слабо постанывал.

- Сэр, вы не ушиблись, - подскакивая к президенту, испуганно воскликнул бортинженер. Простите, сэр, но мы совсем забыли предупредить вас, что полёт в таких сложных метеоусловиях требует особой осторожности и внимательности от пассажиров.

- Помогите же мне встать, - кривясь от боли, тихо проговорил президент. Боже праведный, когда же вы научитесь управлять этой вашей воздушной мельницей? Можно подумать, что вы перевозите не первое лицо страны, а стадо баранов. Сегодня же на моём столе должны лежать рапорты всего вашего экипажа о вашем так называемом полёте, чёрт знает куда.

- Сэр, мне очень жаль, что так всё произошло, но поверьте моему многолетнему опыту, что это вовсе не вина пилотов, а вина той стихии, которую вы имеете возможность сейчас наблюдать за окнами вертолёта.

Бортинженер помог президенту подняться с пола и занять место в одном из кресел салона.

- Сэр, простите мне мою назойливость, но чтобы опять чего-нибудь не случилось, я прошу вас пристегнуться к креслу ремнём безопасности, который гарантирует вам полный комфорт и уверенность в благополучном завершении нашего полёта.

- Ладно, хватит молоть всякую чушь, лучше сообразите мне чашечку кофе с коньяком. Мне необходимо немного расслабиться после моего неуправляемого полёта в салоне вертолёта.

Президент откинулся на мягкую спинку кресла и закрыл глаза.

- Сэр, ровно через минуту вы получите всё то, что требуете, а пока хочу предложить вам свежую прессу, в которой вы найдёте самые последние мировые новости.

- К чёрту прессу, - простонал президент, - у меня уже давно голова гудит, как растревоженный улей от этой вашей жёлтой прессы, которая спит и видит, как бы меня опозорить и измарать в дерьме сплетен и различных гнусных домыслов.

Президент схватил со столика несколько свежих номеров газет и с ожесточением швырнул их на пол. Через минуту из бытового отсека салона вышел бортинженер, неся в руках поднос с дымящейся чашкой бразильского кофе и парой бутербродов с бужениной, приправлен -

ной специями и зеленью.

- Господин президент, вот и я, - радостно сообщил бортинженер, балансируя на неустойчивых ногах перед лицом президента.

В тот же момент вертолёт опять бросило в сторону, и чашка горячего кофе вместе с бутербродами благополучно опустилась на парадный президентский пиджак.

Президент вскочил с кресла и, вперив в незадачливого бортинженера гневные глаза, почти зарычал:

- Вон отсюда, вы сегодня окончательно решили испортить мне настроение. Всё, моему терпению, наконец, пришёл конец, я отстраняю вас от дальнейших полётов. Доложите о моём решении вашему командованию, и чтобы завтра же я вас не видел в президентском авиаотряде. Надеюсь, что вам всё понятно?

- Господин президент, прошу простить мне мою оплошность, но и в этом случае я совершенно не виноват, а виноват торнадо, который час от часу набирает силу.

Президент носовым платком брезгливо убирал со своего пиджака остатки бутербродов и кофе.

- Хорошо, идите, - сверкая глазами на бортинженера, прошипел президент.

Тем временем президентский вертолёт, пред -приняв несколько неудачных попыток приземлиться на площадке, специально оборудованного места на полигоне для приёма особо важных персон, наконец, обрёл свой покой перед главным зданием испытательного комплекса. Погода резко портилась, пошёл мелкий дождь наполовину с мокрым снегом. Было видно, с какой яростью ветер треплет, установленные по случаю приезда президента, национальные флаги и разноцветные шары. Президент не спеша вышел из вертолёта и направился к группе встречающих его лиц.

- Господин президент, мы рады вашему появлению на нашем испытательном полигоне, - учтиво беря президента под руку, заговорил один из встречающих.

- Рад созерцать вас, Том, в вверенном вам хозяйстве, - улыбнулся президент, подавая руку господину Зильберману. Надеюсь, что хоть вы меня порадуете своими успехами. Эти авиаторы сегодня мне всё время хотели доказать, что наша авиация самая худшая в мире.

- Сэр, я не совсем понимаю вас, - испуганно оглядывая парадный пиджак президента, поинтересовался директор полигона.

- Да, вот так и понимайте, - снимая с себя испачканный пиджак и кидая его своим помощникам, с усмешкой ответил президент. Ладно,это особая тема и не время её сегодня углублять.

- Господин президент, у меня больше нет вопросов, - услужливо кланяясь главе Белого дома, проговорил господин Зильберман. Хочу доложить вам со всей ответственностью, что нет никакой нужды сегодня откладывать старт космического корабля «Циклоп». Все системы ракеты носителя и самого корабля приведены в полную готовность, все наземные службы заняли свои штатные места и готовы по вашему приказу начать испытания. Простите, сэр, не соблаговите ли вы пройти со мной в подземный бункер, откуда без особого труда по мониторам сможете спокойно наблюдать за выведением на орбиту космического корабля.

- Не спешите рапортовать, Том, о ваших успехах, - поёживаясь от холодного ветра, заметил президент. В таких случаях русские говорят: «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь!». Я надеюсь, что эта поговорка вам хорошо знакома, Том.

- Сэр, меня совершенно не интересует русский фольклор, но я абсолютно уверен только в одном, что сегодня мы покажем, наконец, русским большой кукиш, - засмеялся директор полигона.

- Не знаю, не знаю, - покачал головой президент, - но сегодня с самого утра меня пока все только огорчают. Надеюсь, что ваше хозяйство, наконец, освободит меня от тягостного настроения.

- Сэр, вы можете на меня положиться, моя служба всегда чётко и в установленные сроки выполняет всё то, что запланировано.

- Ладно, Том, вы уже меня изрядно утомили своей болтовнёй, давайте к делу.

- Господин президент, мы только и ждём вашего сигнала к началу испытаний.

- Том, к чёрту эти ваши церемонии, если старт назначен на 18.00, то зачем вы тянете резину, давайте командуйте парадом.

- Сэр, я всё понял, - подходя к главному пульту управления стартом, быстро проговорил господин Зильберман и нажал на красную кнопку. Стены бункера, где находились все участники испытаний, задрожали от грохота ракетных двигателей, исторгающих из себя море яростной плазмы. Ракета «Сатурн - 13» с закреплённым на ней кораблём как бы нехотя оторвалась от стартового стола и устремилась в чёрное от грозовых туч небо.

К президенту подошёл главный конструктор «Циклопа» господин Линдерс и, поправляя на шее галстук, гордо заметил:

- Сэр, телеметристы сообщают, что полёт проходит в штатном режиме, все системы ракеты носителя работают нормально.

- Да, я и сам это прекрасно вижу, Майкл, - садясь в предложенное ему кресло, ответил президент. На мониторах всё чётко видно и я пока не нуждаюсь в ваших комментариях. Вы лучше проследите за тем, чтобы этот ваш нормальный полёт закончился благополучным выведением корабля на орбиту.

- Господин президент, есть отделение первой ступени ракеты носителя, работает вторая ступень ракеты.

В ту же минуту к главному конструктору подскочил один из телеметристов и что-то прошептал ему на ухо. Лицо у господина Линдерса побагровело, а на лбу моментально выступил пот.

- Ну, что там у вас такое, что вы шепчетесь за моей спиной, - медленно поднимаясь со стула, насторожился президент. Немедленно отвечайте, господин Линдерс, что происходит с ракетой, - почти закричал президент.

- Сэр, у нас небольшие неприятности - сбои в работе второй ступени ракеты носителя, - сильно побледнев и путаясь в словах, еле слышно пролепетал главный конструктор. Видимо, сильнейший разряд молнии повредил один из топливных баков второй ступени.

- И это вы называете неприятностью, - яростно закричал президент, топая ногами. Неприятности это, когда ваша тёща забыла испечь ваш любимый пирог в сочельник, а это настоящая катастрофа.

- Сэр, не надо так волноваться, - немного придя в себя, быстро заговорил господин Линдерс, - ракета пока управляема и в принципе ещё можно надеяться на успех.

- Мне надоели ваши идиотские обещания. На успех вы можете надеяться только у себя в постели, когда жена в полной мере удовлетворит ваши сексуальные потребности. Чёрт бы вас побрал, Майкл, мне совершенно не нужен ожидаемый вами когда-то успех, а нужны прочные гарантии того, что корабль будет сегодня на орбите.

К главному конструктору протиснулся господин Зильберман и что-то быстро сообщил ему.

- Ну, хоть кто-нибудь в этом бетонном склепе скажет мне сегодня всю правду или нет, в конце концов, что происходит с ракетой, - яростно вращая глазами, сквозь зубы процедил президент.

- Сэр, мне очень жаль, - краснея, начал докладывать господин Зильберман, - но мы совершенно не ожидали такого сценария развития событий. Погодные условия над полигоном

резко ухудшились. Одна из молний повредила герметичную обшивку топливного бака, и огненная струя вырывается из образовавшегося отверстия в баке. Мы пытались откорректировать полёт ракеты с учётом этого дефекта, но видимо эта мощная огненная струя раскалённой плазмы сильно повлияла на траекторию полёта ракеты. Короче говоря, ракета вместе с кораблём резко изменила свой курс полёта и теперь движется по баллистической траектории в восточном направлении.

- Немедленно дайте команду на расстыковку космического корабля и ракеты носителя. Вы что не понимаете, что ракета в любой момент может взорваться и погубить, как сам корабль, так и семёрку наших астронавтов, - размахивая кулаками, кричал президент.

- Сэр, мы не можем этого сделать, - опуская голову, с отчаянием в голосе проговорил господин Зильберман.

- Это ещё почему, что вы там мямлите, отвечайте мне быстро, каждая секунда дорога, - подскакивая к директору полигона, прорычал президент.

- Видите ли, сэр, отстыковка корабля от ракеты - носителя возможна лишь в самых экстремальных случаях.

- А сейчас что, не экстремальный случай, я

вас спрашиваю, господин Зильберман.

- Да, сэр, вы правы, но тогда уже точно можно говорить о полном провале сегодняшних испытаний.

- Мне уже совершенно наплевать на ваши так называемые испытания, - кипятился президент, - надо спасать экипаж и сам корабль. Я приказываю вам немедленно отстыковать «Циклоп» от ракеты - носителя или для вас слово президента ничто.

Директор полигона почти бегом ринулся к главному пульту управления полётом и нажал на соответствующие кнопки. В помещении стартового бункера противно завыла сирена, оповещающая всех присутствующих об аварийной ситуации на этапе выведения космического корабля на орбиту.

- Господин Томпсон, немедленно свяжите меня с федеральной службой погоды, - подзывая к себе руководителя марсианской программы, грозно потребовал президент.

- Сэр, ваше приказание выполнено, и космический корабль благополучно приводнился около одного из островов Атлантического океана, - вытягиваясь в струнку перед президентом, доложил директор полигона. Спасательная служба уже вылетела в том направлении, где приводнился корабль. Кроме всего прочего, к ним на

помощь направляется наш ракетный крейсер.

Президент устало опустился на стул и достал сигарету.

- Этот вопрос решён, ну а что с самой ракетой, - хриплым голосом осведомился президент.

- Сэр, здесь всё гораздо сложнее.

- Что вы имеете в виду, - вновь занервничал президент.

- Дело в том, господин президент, что при отстыковки космического корабля была нарушена система самоуничтожения ракеты на случай её неудачного старта.

- Ну, и что вы хотите этим сказать?

- Сэр, ракета, как ни странно, не взорвалась, а продолжает лететь в восточном направлении, - запинаясь, проговорил тихим голосом господин Зильберман.

- Этого ещё нам только не хватало, - вскакивая со стула, возмутился президент. Да вы понимаете, что означают в наше неспокойное время ваши слова. Это значит, что с нашего полигона осуществлён несанкционированный запуск баллистической ракеты в сторону России. И я совсем не уверен, что русские не ответят нам тем же. Господин Томпсон немедленно свяжитесь с командующим военно-морскими силами и от моего имени дайте команду на уничтожение этой штуковины в небе. Кстати, вы выполнили моё распоряжение относительно погоды, почему я до сих пор не могу связаться со службой погоды?

- Сэр, с вами на связи сам директор федеральной глобальной службы погоды, вот, пожалуйста, возьмите мобильник, - быстро проговорил господин Томпсон, доставая из кармана телефон.

- Нет, сегодня не мой день, - выхватывая мобильник из рук господина Томпсона, с горечью в душе подумал президент.

 

ГЛАВА 10

- Евгений Михайлович, - обратился главный к руководителю центра подготовки космонавтов, - что вы можете сказать о ваших подопечных, я надеюсь, что ребятки нас сегодня не подкачают.

- Денис Яковлевич, а разве моя служба когда-нибудь вас подводила, - засмеялся мужчина, наклоняясь к уху главного. Все ребятки как на подбор.

- Ну, да и с ними дядька Черномор, - пошутил главный. Ну, что же, будем считать, что поставлена окончательная точка на нашем проекте, остаётся только осуществить нами задуман -

ное и воплощённое в металле.

У главного приятной трелью заработал мобильник.

- Да, я слушаю вас. А, это вы, Сергей Ефимович, чем хотите меня сегодня порадовать? Надеюсь, что погода на этот раз не подкачает. Что вы говорите, не слышу?

Главный повернулся лицом к сотрудникам, стоявшим за его спиной, и сделал знак рукой всем замолчать.

- Так, ясно, ну и что вы предлагаете мне сейчас? Нет, Сергей Ефимович, мне кажется, что вы немного сгущаете краски, строя такие предположения, но лично я просто уверен, что всё пройдёт в штатном режиме.

Главный выключил мобильник и взглянул на Андрея.

- Звонил директор центра погоды Плесецка и пугает меня возможностью обледенения корпуса ракеты. А это, Петрович, по его мнению, может в значительной мере увеличить стартовый вес ракеты, что в свою очередь, может закончиться катастрофой.

- Денис Яковлевич, это не должно вас беспокоить, корпуса ракеты и корабля обработаны специальным составом, препятствующим отложению льда на открытых поверхностях. Сергей Ефимович немного перестраховался, чтобы мы

все учли любую мелочь на время запуска.

- Ну да, ну да, конечно, ты прав, Петрович, сегодня особый день и мы должны быть как никогда на чеку, - пристально вглядываясь в монитор, заметил главный.

Главный встал со стула и обратился к руководителю полёта - мужчине средних лет:

- Яков Иванович, давайте действуйте, теперь от ваших команд будет зависеть успех старта нашего нового космического детища.

Надо сказать, что опасения некоторых служб в отношении погоды и вероятных сбоев во время старта себя совершенно не оправдали. Старт ракеты с кораблём прошёл в штатном режиме, без каких-либо серьёзных отклонений. Уже через пятнадцать минут все собравшиеся в бункере специалисты и члены государственной комиссии с радостью пожимали друг другу руки. Через несколько минут в эфире прозвучал голос командира корабля «Антарес»:

- Докладывает командир корабля, все системы корабля работают нормально, все члены экипажа чувствуют себя хорошо. Через два витка планируем состыковаться с КС «Ариадна». Приступаем к штатной проверке всех систем стыковочного узла. Конец связи!

- Ну, что, Андрей, - засмеялся главный, сегодня всё-таки наш день, наша надежда и гордость

уже находится на орбите вокруг Земли.

- Денис Яковлевич, я поздравляю вас с успешным началом государственных испытаний космического корабля «Антарес». Я полагаю, что эти испытания пройдут в спокойной и деловой обстановке и закончатся полной нашей побе -дой, - улыбаясь, ответил Андрей. Денис Яковлевич, если у вас ко мне нет больше вопросов, то я прошу вашего разрешения покинуть стартовый комплекс. Я думаю, что здесь и без меня предостаточно специалистов, который непосредственно связаны с проведением испытаний корабля.

- А что случилась, что за спешка, Петрович, - удивленно взглянув на Андрея, осведомился главный.

- Видите ли, Денис Яковлевич, у меня сегодня вечером совещание с руководящим составом «РОСКОСМОСА» и мной подготовлено сообщение, которое надо непременно озвучить.

- Ну, я понимаю, Андрей, что у тебя сегодня что-то запланировано на вечер, но ты и меня пойми. Здесь присутствуют члены государственной комиссии, у которых в любой момент могут возникнуть какие-то вопросы и, кстати, по твоей части тоже. Если бы ты на эти испытания пригласил свою помощницу Кудасову, то я бы непременно выполнил твою просьбу, а

пока тебе надо дождаться окончания испытаний. Вот как только члены государственной комиссии покинут наш уютный бункер, тогда ты сможешь поехать куда угодно. Кстати, я совсем не думаю, что испытания продлятся до вечера. На мой взгляд, уже часа через три всё закончится. Пойми, Петрович, нам необходимо дождаться стыковки корабля с КС.

Андрей, сильно нервничая, опустился на стул рядом с главным и включил свой монитор. По громкой связи вновь прозвучал голос командира корабля:

- Все системы корабля работают нормально. В нескольких сот метров от себя наблюдаю причальные огни КС. Включаю систему автоматического сближения корабля с КС. Яков Иванович, у нас небольшие проблемы, - взволнованно заговорил командир корабля.

- Слушаю вас, Дмитрий Григорьевич, что там у вас, - быстро ответил по связи руководитель полёта.

- К нашему кораблю приближается какой-то объект.

- Опишите его подробнее и доложите о его поведении в отношении вас, - ответил руководитель полёта.

- Пока не могу сказать ничего определенного, кажется он представляет из себя большое ту -манное облако, которое пульсирует разноцветными огнями. Агрессивных действий с его стороны пока не наблюдаю, только идёт постоянно сближение его с нашим кораблём.

- Немедленно включите защитное силовое поле вокруг корабля и приведите в полную готовность бортовой протонный излучатель. Как поняли меня?

- Яков Иванович, вас понял, включаю защитное поле и активирую протонную пушку.

В бункере воцарилась напряжённая тишина, и было слышно только, как жужжат приборы телеметристов и тикают секундные стрелки контрольных часов. После долгой, томительной паузы вновь прозвучал голос командира корабля:

- Яков Иванович, объект движется рядом с нами параллельным курсом, агрессивности пока никакой не проявляет. Через две минуты должна осуществиться стыковка в автоматическом режиме.

- Хорошо, я вас понял, - быстро ответил руководитель полёта, - Дмитрий, будьте очень внимательны и осторожны, не делайте пока резких движений в сторону незнакомца, пока вы точно не можете его идентифицировать с чем-то вам уже хорошо знакомым. Оружие вы можете применить только в самом крайнем случае,

если кораблю с его стороны будет угрожать явная опасность.

Руководитель полёта бросил на стол микрофон и повернулся к главному конструктору и членам государственной комиссии.

- Ну, что будем делать, господа, какие будут мнения на этот счёт? Похоже, что нам хотят активно помешать так называемые НЛО. Лично я считаю, что в этой сложной обстановке надо действовать решительно и быстро. Если мы не защитим себя от них, то они наверняка не пощадят наш корабль. Я надеюсь, что все достаточно хорошо осведомлены о поведении этих таинственных объектов. К сожалению, нам до сих пор не удалось установить контакт с этими явно разумными объектами, поведение которых непредсказуемо.

В напряжённой тишине вновь прозвучал голос командира корабля:

- Чёрт, да он огромных размеров и похоже металлический. Теперь я хорошо его наблюдаю, облако развеялось, и проступили чёткие его контуры. Форма объекта дисковидная и он как будто весь сделан из ртути, солнечный свет на его корпусе переливается всеми цветами радуги. На поверхности объекта не вижу никаких люков или иллюминаторов. Такое впечатление, что он изготовлен из цельного куска металла,

даже нет стыковочных узлов и швов.

Связь с космонавтами вдруг внезапно прекратилась, но через минуту возобновилась вновь. Взволнованный голос космонавта продолжил:

- Чёрт бы их побрал, они явно мешают нам состыковаться с КС. Какая-то сила удерживает наш корабль от движения к КС.

- Вот видишь, Петрович, а ты говоришь, что всё будет о, кей, - вставая со стула, занервничал главный.

От группы членов государственной комиссии отделился пожилой мужчина в строгом чёрном костюме и вплотную приблизился к руководителю полёта. По его красному, напряжённому лицу струйками стекал пот, а дрожащие руки выдавали в нём сильнейшее волнение.

- Яков Иванович, что тут у вас происходит, - наклоняясь к самому лицу руководителя полёта, срывающимся голосом почти прокричал мужчина в чёрном. Какие ещё там к чёрту НЛО?

- Виктор Алексеевич, я не привык, чтобы на меня кричали - это первое, а второе заключается в том, что нашему кораблю угрожает неизвестный объект, который движется параллельным курсом с нашим кораблём. Ну, и что прикажете мне делать в сложившейся обстановке?

- А вы как будто не знаете, - кипятился пред -седатель государственной комиссии. На этот счёт у вас имеются строгие инструкции, которые вы обязаны выполнять быстро и чётко. Вас что посадили сюда, чтобы вы играли в детские кубики или строить из песка куличи?

- Господа, прошу вас успокоиться, - поднимая обе руки вверх, вмешался в разговор главный конструктор. Да, в данной ситуации мы вправе применить оружие против этого незнакомого нам объекта, но где гарантия того, что не ответит нам тем же.

- А я приказываю вам немедленно воздействовать на этот объект протонным излучателем. С вами говорит официальный представитель президента страны, и вы обязаны незамедлительно выполнить все мои требования.

- Простите, Виктор Алексеевич, так может быть вы и сядете на моё место и доведёте начатое нами дело до логического конца, если вы уж так не доверяете мне.

- Хорошо, о вашем поведении сегодня же будет доложено президенту, - одёргивая на себе пиджак и яростно сверкая глазами, прошипел председатель государственной комиссии.

- Как вам будет угодно, милостивый государь, но это всё-таки моя ипостась, в которой я, безусловно, лучше разбираюсь, чем вы, а совершать необдуманные поступки я прекратил

будучи ещё в юношеском возрасте.

- Денис Яковлевич, каковым будет ваше мнение на эту проблему, - поворачиваясь к главному конструктору, поинтересовался руководитель полёта.

- Ну вот, опять я за всё в ответе, - устало садясь на своё место у монитора, ответил главный. Мне кажется, господа, что Виктор Алексеевич прав и тянуть с этим вопросом просто уже нет времени. Эти таинственные объекты уже по всему миру вмешиваются в нашу повседневную жизнь и пора им преподать хороший урок, чтобы и они знали, что и у нас кое-что припасено на их счёт. Я полагаю, что нам надо опробовать наш протонный излучатель на деле и сделать это незамедлительно. Андрей Петрович, что вы можете сказать по этому поводу, - поворачивая голову в сторону Андрея, спросил главный.

- Господа, у меня на этот счёт своё личное мнение, которое я сегодня же вечером выскажу на заседании научного совета в «РОСКОСМОСЕ». Могу сказать лишь только одно, что непродуманные действия с нашей стороны могут привести к самым тяжёлым последствиям.

Председатель государственной комиссии подскочил к Андрею и размахивая перед его но -

сом руками, прокричал:

- Так вы что, предлагаете нам сидеть и ждать, когда этот неизвестный объект уничтожит наш космический корабль? Лично я не могу допустить этого и я ещё раз приказываю осуществить то, что чёрным по белому прописано в ваших полётных инструкциях

- Хорошо, Виктор Алексеевич, я снимаю с себя всю ответственность за последствия от этого агрессивного акта в отношении незнакомого нам объекта.

Руководитель полёта взял в руки микрофон и заговорил твёрдым голосом:

- Дмитрий Григорьевич, вам разрешено воспользоваться пятым пунктом полётной инструкции. Желаю вам успеха и благополучной стыковки с КС. После выполнения акции немедленно доложите о результатах. Конец связи!

Руководитель полёта швырнул микрофон на стол и достал из кармана сигареты.

 

ГЛАВА 11

Наташа возвращалась домой с двойным чувством в душе. С одной стороны она была счастлива от того, что вдруг к ней пришло осознание бессмысленности марсианских программ, но с другой стороны её постоянно терзала мысль о том, что она подвела своих товарищей по космическому братству, бросила их в самую трудную минуту.

- Нет, я всё же думаю, что на меня нашло сегодня какое-то затмение, иначе это и не назовёшь, - думала Наташа, открывая дверь в квартиру.

На пороге её встретил Артур с Мурзиком на руках.

- Привет, мамуля, а что ты такая грустная, на тебе просто лица нет, - поинтересовался сын, опуская кота на пол.

Наташа сняла с головы меховую шапку и повернула лицо к сыну.

- Да нет, сынок, это тебе просто показалось, - растягивая слова, устало произнесла Наташа.

- Мамочка, не надо меня обманывать, я и так всё вижу. У тебя на лице всё написано, как в книге. Кстати, ты сделала своё сообщение на совещании или нет?

- Сынок, а тебе не кажется, что ты чересчур рьяно стал интересоваться моими делами. Пойми только одно, дорогой мой, что мои проблемы совершенно не должны тебя касаться.

Наташа скинула на вешалку пальто и прошла на кухню. Кот Мурзик, постоянно мяукая, проследовал за своей хозяйкой. Устало опустив -

шись за кухонный стол, Наташа включила телевизор. По первому каналу передавали новости. Миловидной наружности дикторша бодрым голосом вещала с телеэкрана:

« Сегодня с мыса Канаверал во Флориде осуществлён запуск космического корабля «Циклоп». На начальном этапе полёта американской ракеты - носителя «Сатурн -13» выявились сбои в работе второй ступени. Это послужило причиной отстыковки космического корабля и его приводнения в Атлантическом океане. Все семь членов экипажа «Циклопа» живы и спасательной службой уже доставлены в космический центр Хьюстона».

- Ну, вот и у американцев что-то не клеится с запусками, - выключая телевизор, с горечью подумала Наташа.

Мурзик, мурлыкая, продолжал тереться о ноги хозяйки, выпрашивая у неё или молочка, или чего - нибудь посущественнее.

- Ну, что ты всё ласкаешься ко мне, - беря кота на руки, поинтересовалась Наташа, - или ты хочешь сказать, что Артур сегодня не кормил тебя? Ну-ка, пойдём в комнату и спросим у этого всезнайки, чем он сегодня занимался после школы.

Наташа, нежно поглаживая кота, вошла в комнату Артура.

- Сынок, вот твой дружок жалуется на тебя, что ты его сегодня ещё не кормил после школы. Кстати, какие успехи в школе и чем сегодня ты меня порадуешь, какими оценками?

- Мам, - опуская голову и пряча глаза, тихо начал Артур, - тебя вызывают в школу.

- А что случилось, Артур, что ты натворил такого, что меня вызывают в школу.

Артур подошёл к матери и нежно обнял её за плечи.

- Мамочка, ты не должна думать обо мне плохо. Всё, что я делаю в стенах школы, безусловно, идёт мне на пользу и на пользу моим одноклассникам и преподавателям.

- Что ты имеешь в виду? - насторожилась Наташа.

А то, мамочка, что я сегодня в школе на уроке природоведения сделал короткое сообщение на тему исследование космического пространства.

- Ну, так это же здорово, малыш, что ты уже который раз удивляешь своих преподавателей глубокими познаниями в этой области.

- Дело в том, мамуля, что моим преподавателям совсем не понравилось моё выступление. Они даже не позволили мне закончить моё сообщение и предложили мне завтра явиться в школу в твоём сопровождении.

- Интересно, сынок, а что же ты мог в своём сообщении такого наговорить, что вызвало гнев твоих преподавателей? - не унималась Наташа.

- Я повздорил со своим преподавателем по вопросу перспективы освоения планет Солнечной системы пилотируемыми космическими аппаратами

- Так, кажется, Артур, я всё поняла, - с испугом глядя на сына, тихо проговорила Наташа. Ты вновь возвратился к этой марсианской теме, о которой мы с тобой уже говорили.

- Вот именно, мамочка, я пытался доказать этим твердолобым существам, что мы ещё не готовы активно осваивать то, что пока принадлежит другим.

Наташа с изумлением уставилась на сына.

- Сынок, зачем же ты развиваешь эту тему в стенах школы? Они всё равно не поверят тебе, а только начнут издеваться над тобой.

- Но, я же говорю правду, мама, и хочу, чтобы мне верили.

- Я должна тебе сказать, сынок, что правда в данном случае принесёт лично тебе только вред. Ладно, ты только не расстраивайся, я завтра же пойду с тобой в школу, и ты скажешь, что это всё плод твоего воображения после просмотра фантастического сериала. Ты должен извиниться перед теми, с которыми был сегодня нетактичен и несдержан.

- Мамочка, но я не могу поступиться своей совестью, - пристально глядя в глаза Наташе, горячо заговорил Артур. Почему я должен менять свои жизненные принципы и вообще мировоззрение. Нет, я на это не пойду никогда.

- Сынок, ты пойми, что ставя себя в такое положение, ты автоматически подводишь себя под категорию неудобных с их точки зрения учеников. А это в конечном итоге приведёт тебя к полной изоляции в общении с учениками и возможно со многими учителями школы.

- Ну, и пусть, мне всё равно, но я всегда буду говорить только то, что думаю и что считаю нужным.

Наташа зажгла газ и поставила на плиту чайник.

- Ладно, сынок, но всё же ты ещё раз подумай над моими словами, прежде чем завтра что-то скажешь директору школы. Кстати, сынок, ты всё-таки заинтересовал меня своими новыми друзьями, которые, по моему мнению, и внушили тебе эти мысли. Может быть, ты и меня с ними познакомишь?

- Нет, мамочка, я уже говорил тебе, что пока не могу раскрыть тебе всего того, что мне уже известно от моих друзей, но ещё раз повторю, что они действительно хотят нашей цивилизации только добра.

В прихожей вдруг зазвонил звонок и, судя по настойчивому и продолжительному сигналу, можно было предположить, что за входной дверью томится человек, который спешит поделиться чем-то очень важным.

- Сынок, разлей пока чаёк, - быстро проговорила Наташа, а я открою дверь. Интересно, кто бы это мог быть? Ты сегодня ни с кем не договаривался встречаться.

- Да нет, мама, ко мне вчера заходили мои друзья по классу, просили помочь им в математике.

- Ладно, пойду, открою дверь, а то звонок лопнет от напряжения, - засмеялась Наташа, вытирая руки о фартук.

Открыв дверь, на пороге Наташа увидела занесённую снегом фигуру Андрея.

- Привет, Наташа, - улыбнулся Андрей, - гостей принимаете или как.

- Принимаем, принимаем, - улыбнулась Наташа, - быстро раздевайся и проходи на кухню, мы сейчас с Артуром собираемся чаёвничать.

- Мам, а кто к нам пришёл? - донёсся с кухни голос мальчика.

- Это Андрей Петрович заглянул к нам на огонёк, - ответила Наташа, подавая Андрею чистое полотенце.

Ну, как вы тут поживаете, - проходя на кухню, осведомился Андрей. Да это никак сам Артур хозяйничает на кухне, ну совсем не ожидал тебя увидеть таким большим и самостоятельным мужчиной, - пошутил Андрей.

- Здравствуйте, Андрей Петрович, - вежливо поздоровался мальчик, подавая Андрею руку. Проходите, пожалуйста, к столу, сейчас я угощу вас восхитительным цейлонским чаем. Кстати, Андрей Петрович, как ваши дела в «РОСКОСМОСЕ» и чем вы сейчас занимаетесь? А когда вами планируется новая экспедиция к красной планете. Как вы считаете, окупятся ли в ближайшие годы все те многомиллиардные затраты на эту вторую экспедицию или всё же нашей науке заняться чем-то более приземлённым и необходимым для человечества?

Артур сел за стол и сделал из чашки несколько глотков ароматного чая.

- Ну, Артур, ты меня просто обезоружил своими жёсткими вопросами. Всё не так просто, как это ты себе представляешь. Всё в нашем мире взаимосвязано и нельзя одно отделять от другого. Человечество всё равно рано или поздно освоит сначала Солнечную систему, а затем устремится к другим мирам, ища новых открытий и контактов.

Наташа присела на стул рядом с сыном и пододвинула к Андрею его чашку с чаем.

- Андрей, давай сначала выпей несколько глотков горячего чая, а потом поговорим. Ты же только что пришёл с улицы, а там мороз и снег. Мы ещё успеем наговориться обо всём на свете, в том числе и о Марсе.

- Спасибо, Наташа, - садясь к столу, улыбнулся Андрей. Да, действительно, очень вкусный чай, Артурчик, ты мне потом расскажи, как ты его завариваешь, а то у меня дома вместо настоящего чая каждый раз получается какой-то сладкий компот.

- Нет проблем, - весело засмеялся мальчик, - для Андрея Петровича всегда, пожалуйста.

- Ну, вот и договорились, дорогой мой, - многозначительно поглядывая на Наташу, ответил Андрей.

- Так, сынок, ты уже попил чай, - засуетилась Наташа, - давай пройди в свою комнату и подготовь мне для просмотра твои задания на завтра, мне пока надо поговорить с Андреем Петровичем.

Артур допил свою чашку чая и, обиженно поджав губы, не спеша, удалился к себе.

- Наташа, мне сегодня позвонили люди из компетентных органов и сообщили о твоём странном поведении на заседании государственной

комиссии, - тихо начал Андрей. Я, конечно, понимаю, что моя информация могла внести свои коррективы в твоё выступление, но не на столько, чтобы вызвать целую бурю негодования самых высоких персон на заседании.

Наташа медленно отодвинула от себя пустую чашку и, пристально посмотрев на Андрея, заговорила сбивчивым голосом:

- Андрей, я не хотела всего этого говорить на заседании, но в тот момент в меня как будто вселился бес, который нашёптывал мне нужные ему слова. И вообще, я тогда была как в тумане и не отдавала себе отчёта, что говорю. Даже не знаю, что теперь и делать. Самое главное, Андрей, что я выступала на заседании как официальный представитель нашей фирмы и твой первый заместитель. Могу себе представить, что они все о тебе подумали в те минуты моего позора.

- Ничего, Наташа, в твоих словах прозвучало именно то, что должно было прозвучать с той высокой трибуны. И в том, о чём ты говорила, есть всё же рациональное зерно. Но ты должна понять, милая моя, что мы с тобой и Артуром не сможем остановить естественное развитие нашего общества. Нам, так или иначе, придётся следовать в этом русле мнений и суждений большинства учёных, как в нашей стране, так

и за рубежом. Остановить хоть на какое-то время этот локомотив мы не в силах, да и глупо, а вот сделать определённые выводы на это счёт мы, конечно, в силах.

- Андрей, неужели то, о чём ты мне поведал по телефону сегодня - чистая правда? Может быть, ты подвергся какой-нибудь психологической обработке со стороны наших недругов, которые хотят скомпрометировать нашу космонавтику в глазах мировой науки? Ты знаешь, Артур мне говорил то же самое и я просто в ужасе от его мыслей и убеждений. Да и потом эти его электронные друзья в интернете, которые и настраивают его на отрицание возможности освоения планет Солнечной системы.

- Наташа, - вставая со стула, горячо заговорил Андрей, - ты нисколько не должна сомневаться в словах, сказанных сегодня мной. Всё это чистая правда, которая пока режет слух нашим специалистам в этой области науки.

- Так, что же ты предлагаешь делать, - вопросительно взглянув на Андрея, воскликнула Наташа.

- Во-первых, ты завтра же должна извиниться перед уважаемыми людьми за своё феерическое выступление, а на будущее учись быть сдержанной и свои мысли, и свою информацию до времени держи при себе. Я ещё не решил как

поступлю в своём случае, но меня так и подмывает выдать им всё, что я теперь знаю. Мы не должны повторить тех ошибок, которые допустили на поверхности Марса в первой нашей экспедиции, но, в то же время, если мне не поверят, то мне придётся навсегда расстаться со своей должностью в «РОСКОСМОСЕ».

Андрей обнял Наташу за плечи и уже другим нежным и ласковым голосом добавил:

- Натаха, где наша не пропадала, мы ещё с тобой подметём космическими мётлами пыльные марсианские тропинки и заберёмся на самую высокую из марсианских пирамид!

- Так хочется верить в это, дорогой! - кладя руки на плечи Андрею, засмеялась Наташа.

 

ГЛАВА 12

Господин президент сидел в своём кабинете в Белом доме, в задумчивости поглаживая по голове красавца мастифа. Пёс преданно положил свою крупную в кожаных складках голову на колени президенту и довольный вниманием хозяина тихо урчал.

- Ну, что, Чарли, - гладя собаку по голове, мысленно рассуждал президент, - опять русские обставили нас с тобой по всем статьям. Чёрт

бы их побрал, вечно они лезут везде вперёд, не оставляя нам никакой надежды.

Президент смотрел на своего любимца, и постепенно волна воспоминаний овладевала им и вела в свою страну грёз. Президенту вспомнился тот невероятный случай, когда он у порога своего загородного дома в холодную дождливую погоду обнаружил скулящий маленький комочек. Этим живым крошечным комочком как раз и оказался тот самый мастиф, который на правах члена семьи поселился в президентских покоях. Совсем не просто было прислуге и другим сотрудникам вырастить и приручить этого щенка. Собачка обладала с самого младенческого возраста независимым и гордым характером. С некоторых пор мастифф Чарли окончательно поселился в апартаментах Белого дома в качестве преданного охранника и друга президента. Президент очень любил свою собаку за отвагу, за преданность и за настороженное отношение к посетителям кабинета. Это была крупная, мощная собака, гармонично сложенная. В ней гармонично сочетались величие, независимость, отвага и ум. Мастиф -

древнейшая порода. Его предков высоко ценили вавилоняне, они сражались на аренах Древнего Рима и в Британии известны со времён Юлия Цезаря. В средние века мастифа использовали как сторожа и для охоты. Позднее к мастифу была прилита кровь сенбернара, чтобы приблизить его по размерам к величавым гигантам былых времён.

Настойчивый зуммер связного аппарата вернул президента к действительности. Президент осторожно отстранил от себя собаку и нажал на кнопку связи. В динамике аппарата послушался знакомый президенту голос секретаря Марты:

- Господин президент, смею вам напомнить, что на сегодня вами запланировано ряд встреч: с министром обороны господином Балдерсом и директором ракетного испытательного полигона господином Зильберманом. Кроме всего прочего, есть информация по последним разработкам «РОСКОСМОСА».

- Спасибо, Марта, за напоминание и приготовь мне сегодня кофе покрепче, а то у меня с утра что-то голова трещит от этих постоянных повседневных забот. Да, и не забудьте что-нибудь дать Чарли.

- Сэр, сию минуту будет исполнено, - бодро ответила секретарша.

Президент снял телефонную трубку и набрал номер. Через минуту в президентский кабинет вошла секретарь с чашечкой кофе в одной руке и с миской собачьего корма в другой.

- Сэр, какие распоряжения будут на ближайшее

время, - скромно осведомилась секретарша, поправляя на бёдрах юбку.

- Марта, вы очень обяжете меня, если свяжете с директором радиоэлектронного комплекса

«XAARP» на Аляске господином Граубе.

Секретарша достала из кармана электронный блокнот и быстро набрала необходимую фамилию.

- Простите, сэр, если для вас это срочно, то я немедленно соединю его с вами, но он уже записан вами на сегодняшний приём.

- Хорошо, Марта, я что-то совсем запамятовал с этими неудачами на полигоне. Так к какому же часу он должен явиться в мой кабинет, - подходя ближе к секретарше, спросил президент.

- Сэр, у меня записано на 17.00, но если вы желаете изменить время встречи, то я всё быстро улажу.

Президент жестом руки указал секретарю на кресло и достал сигареты.

- Послушайте, Марта, уже мы столько лет общаемся с вами в стенах моего кабинета, а я о вас практически ничего не знаю. Присаживайтесь и доставьте мне несколько приятных минут от общения с такой красивой женщиной. Вы курите, нет? А я вот, как в молодости пристрастился к этой пагубной привычке, так вот всё никак не могу бросить.

- Сэр, простите, но мне как-то неудобно отнимать у вас драгоценное время, которое вы могли бы с пользой использовать на благо Америки.

- Бросьте, Марта, вы опять заговорили, как на предвыборном митинге. Представьте себе, что и мне иногда хочется расслабиться, выпить стаканчик, другой в компании с красивой женщиной, поговорить о жизни.

- Да, но, господин президент, я на работе и не могу пить виски даже из уважения к вам. Да и потом, что обо мне подумают другие ваши сотрудники, - удивлённо глядя на президента, ответила Марта.

- Эх, Марта, мне сейчас так одиноко и тяжело и никто мне не хочет сказать добрых и ласковых слов, даже вы.

- Сэр, простите меня, я совсем не хотела вас обидеть, я всё понимаю и когда - нибудь обязательно поделюсь с вами своими мыслями на эту, так волнующую вас, тему.

- Хорошо, Марта, - вставая с кресла, сухо ответил президент, - не смею вас больше задерживать. Кроме вышеназванных господ ко мне больше никого не пускать.

- Я поняла вас, сэр, - пятясь к двери, быстро отреагировала Марта.

Мастиф, чувствуя плохое настроение хозяина, зарычал и медленно двинулся в сторону секретаря.

- Чарли, на место, - крикнул президент собаке, с глубоким чувством досады садясь за свой рабочий стол. Чёрт бы побрал этих баб, вечно у них надо вымаливать расположение к себе, - с ожесточением закуривая сигарету, подумал президент.

Вновь приятной мелодией зазвонил связной аппарат на столе президента. Президент в задумчивости сидел за своим столом и всё глубже затягивался, дурманящей мозг, сигаретой.

- Боже милостивый, да когда же, наконец, они хоть на пол часа оставят меня наедине с моими мыслями, это уже выше моих сил, - подумал президент, нажимая на связную кнопку.

- Сэр, извините, но в приёмную прибыл господин Балдерс. Прикажете пропустить его к вам или у вас будут другие распоряжения на этот счёт?

- Да, да, Марта, пусть войдёт, я его уже давно ожидаю.

В кабинет вошёл уже достаточно пожилой мужчина в военной форме высших чинов вооружённых сил страны. Несмотря на его значительный возраст, было заметно в его осанке

и в поведении с молодости сохранённая выправка. По-военному подойдя к президенту и отдав ему честь, генерал снял фуражку и, склонив голову, отчеканил:

- Господин президент, я весь в вашем распоряжении, какие проблемы волнуют вас и какие будут распоряжения.

- Проходите, Билл, к столу и устраивайтесь по-удобнее, - тихо начал президент. У меня сегодня достаточно мало времени, чтобы заниматься пустой болтовнёй, но мне бы хотелось выслушать ваше мнение о возможности блокирования полёта русских к красной планете.

Министр обороны медленно опустился в предложенное президентом кресло и достал носовой платок.

- Но, сэр, - вытирая платком выступивший на шее пот, начал испуганно министр обороны, - что вы имеете в виду? Каким образом моё ведомство может помешать русским осуществить этот дерзкий проект?

- Вот именно, Билл, дерзкий проект, который перечёркивает все наши попытки на этот раз перехватить пальму первенства у русских. Да и потом, Билл, вы кривите душой, говоря, что никак и ничем не сможете остановить наших коллег по космосу в их стремлении всегда быть первыми.

- Но, сэр, это действительно так, я же не могу по их кораблям и орбитальным станциям открыть огонь из всех видов нашего ракетного оружия. Если вы имеете в виду что-то другое, то я готов внимательно выслушать ваши соображения.

Президент встал из-за стола и, вплотную подойдя к министру, злобно прошептал ему на ухо:

- Не надо кривляться, Билл, вы всё прекрасно знаете и понимаете. Не вы ли ещё пол года назад докладывали мне о серии успешных испытаний ваших рукотворных плазмоидов в ионосфере.

- Господин президент, - испугано глядя в глаза президенту, проговорил министр обороны, - но это не моя ипостась. Эти опыты проводили учёные из радиоэлектронного центра «XAARP»

на Аляске. Им тогда удалось на высоте 270 км от Земли с помощью этих энергетических плазмоидов уничтожить два китайских спутника. Тогда по этому поводу в прессе была большая шумиха, но, слава богу, что никто так и не догадался об истинных причинах прекращения работы этих аппаратов.

- Ну, вот видите, Билл, теперь ваши мозги работают в нужном направлении. Ваша задача состоит в том, чтобы тайно и совершенно сек -ретно подготовить операцию по уничтожению космической станции русских ещё на орбите вокруг Земли. Каким образом вы это сделаете, меня совершенно не волнует, но, если вам дороги ваши погоны, то очень вам советую поспешить с реализацией этой моей идеи. На всё про всё у вас остаётся ровно один месяц. Всё, Билл, я вас больше не задерживаю и жду вас через три недели с детально разработанным планом этой акции.

Министр обороны тяжело поднялся с кресла и, понуро опустив голову, быстрым шагом покинул кабинет президента.

- Канальи, бездельники и недоумки, - закуривая очередную сигарету и доставая из сейфа виски, мысленно рассуждал президент, - никто не хочет помочь мне вывести мою страну из тупика. Каждый только и думает о своей заднице, совершенно наплевательски относясь к государственным делам.

Президент налил себе в стакан немного виски и одним глотком выпил обжигающую горло жидкость.

- Марта, зайдите ко мне, - срывающимся голосом заговорил президент, нажимая на кнопку связного аппарата.

В кабинет вошла секретарь и, удивлённо взглянув на початую бутылку виски, язвительно заметила:

- Сэр, вы не должны предаваться искушениям и поступать согласно желаниям вашей плоти. Поверьте, эта тема мне очень хорошо знакома и я имею некоторый опыт в этом вопросе.

- Вот видите, Марта, - засмеялся президент, - а вы мне говорили, что вам пока нечего мне сказать. Ну, может быть, вы сейчас соизволите мне поведать некоторые истории из вашего жизненного опыта, чтобы мне впредь не совершать никаких ошибок или ваши слова я сочту за дерзость в отношении президентской особы и вынужден буду вас уволить, хотя мне будет очень трудно расстаться с такой очаровательной женщиной.

- Ну, хорошо, если вы настаиваете, то, что я вам расскажу то, что давно уже никому не рассказывала и держала всегда в себе.

- Да вы садитесь, Марта, - засуетился президент, наливая секретарше виски.

Марта осторожно посмотрела в сторону Чарли и скромно присела на краешек кресла.

- Да вы, Марта, не бойтесь моей собаки, - улыбнулся президент, - Чарли умнейший пёс и понапрасну никого не станет рвать на части, но должен сразу же вам заметить, дорогая моя, что он очень не любит, когда кто-то начинает учить президента или врать ему.

Чарли в знак согласия открыл глаза и преданно завилял хвостом.

- Итак, Марта, я жду ваших откровений, - устраиваясь рядом с секретаршей, проговорил президент.

В этот момент в дверь кабинета просунулась голова господина Зильбермана.

- Господин президент, прошу извинения, но у вас сегодня назначена встреча со мной по вопросу готовности стартового комплекса.

Секретарша, вскочив с кресла и слегка отстранив от себя президента, выскочила из кабинета.

- Том, чёрт бы вас побрал, когда я вас научу стучаться в двери, - выходя из себя, закричал на вошедшего президент. Вламываетесь в мой кабинет, как в свою квартиру, что, совсем трудно минуту, другую подождать секретаря в приёмной.

- Но, сэр, я очень долго ждал секретаря, а потом решил, что её сегодня нет на работе, вот поэтому я здесь.

- Ладно, хватит болтать, давайте к делу, я действительно сегодня вызывал вас, чтобы уж в который раз, повторяю, в который раз выслу-

шать ваши заверения о готовности вашего полигона к очередному испытанию.

- Господин президент, - обиженно опуская края

губ, начал говорить господин Зильберман, - я понимаю, что вас так расстроил неудачный запуск нашего космического корабля. Но в тот злополучный день так сложились обстоятельства, что неудачи нам уже трудно было избежать. Здесь и погодные условия сыграли свою зловещую роль в этом неудачном запуске. Но я должен вас твёрдо заверить, что уже через две недели комплекс будет полностью готов к новой серии испытаний, которые на этот раз, безусловно, будут успешными.

- Это всё болтовня, Том, вы пытаетесь обелить вашу службу и выгородить себя, хотя я отлично понимаю, что вы представляете из себя на самом деле. Мне нужны твёрдые гарантии и доказательства того, что на этот раз всё действительно сложится так, как вы мне сейчас представляете.

- Господин президент, я вполне отдаю отчёт своим словам и обещаниям. Я головой отвечаю за предстоящие через две недели испытания.

- Заметьте, Том, что эти слова не я вам сказал, а вы сами подвели себя к этому. Ну, что же, это совсем неплохая гарантия того, что ваши обещания уже в который раз не лопнут, как

мыльные пузыри. Поймите, Том, я не имею никакого права каждый раз кидать сотни миллионов долларов на ваши шалости с дорого -

стоящей техникой. Но я всё же надеюсь, что до вас всё-таки дошли мои благие пожелания. Не смею вас больше задерживать, Том, желаю вам успеха!

Президент устало подошёл к окну и задёрнул шторы. В кабинет тихо вошла Марта, держа в руках поднос с двумя чашками кофе и несколькими бутербродами с бужениной.

- Простите, сэр, но настало время обеда и я вам советую немного подкрепиться. А вот это я специально приготовила для вашего Чарли, - доставая из-за спины свёрток, - улыбнулась секретарша.

- Марта, если бы знали, как я устал от этих государственных дел. Так хочется простого человеческого тепла и участия, - подавая руку секретарю, тихо проговорил президент.

Чарли приветливо заурчал и приблизился к миске с едой. Быстро справившись со своим обедом, он благодарно устроился в ногах секретаря. За приятной беседой быстро пролетело время и президент с удивлением для себя отметил, что этот преданный ему работник уже затронул в его душе какие-то струнки, которые теперь постоянно звучали и требовали продол-

жения встречи. Напольные старинные часы густыми протяжными звуками пробили семнадцать часов. Марта вскочила с дивана и

оправляя на себе одежду, выбежала из президентского кабинета. Президенту в этот момент хотелось петь и танцевать от счастия того, что перед ним только что рухнула стена отчуждённости и непонимания. Эта скромная женщина пробудила в нём удивительное чувство любви, которое он уже не испытывал со времени смерти своих сыновей и жены.

- Марта, сегодня я больше никого не принимаю, - распорядился президент, нажимая на кнопку связи. Я предлагаю вам сегодня провести вечер со мной в каком-нибудь ресторане. Выбирайте сами, какой вам больше нравится.

- Сэр, говорите потише, - быстро ответила секретарша, - кто-то открывает дверь в приёмную и я думаю, что это господин Граубэ, которому сегодня назначено на семнадцать часов.

- Вот, чёрт, - растерялся президент, - о нём я совсем и не подумал. Хорошо, Марта, примите его, я с ним достаточно быстро расправлюсь.

- Господин Граубэ, - поднимаясь навстречу высокому мужчине средних лет, приветливо заговорила Марта, - вас ждёт господин президент.

- А, господин Граубэ, очень рад вас видеть, - заулыбался президент, подавая руку директору радиоэлектронного комплекса «XAARP».

- Сэр, я совершенно смущён вашим вниманием

ко мне.

- Видите ли, господин Граубэ, я немного знаком с вашим научным центром на Аляске, но я бы хотел в более подробной форме ознакомиться с теми достижениями и возможностями вашего электронного детища.

- Сэр, то, чем мы занимаемся, действительно заслуживает внимание мировой общественности и широкого спектра учёных. Я с удовольствием расскажу вам об этом грандиозном проекте. Наш радиоэлектронный комплекс производит большое впечатление на всех, кто там побывал. На 60-ти квадратных километрах размещена огромная фазированная решётка антенны, целая сеть из трёхсот шестидесяти антенн, которые вместе являются излучателем сверхвысоких частот. Они посылают радиоволны мощностью 1,7 миллиарда ватт, что выше солнечного излучения в этом частотном диапазоне на 5 - 6 порядков.

«XAARP» состоит из антенн и радара некогерентного излучения с антенной двадцатиметрового диаметра. Лазерные локаторы, магнитометры, мощные компьютеры обрабатывают

сигналы и управляют антенным полем. Весь комплекс питается от мощной газовой электростанции и шести дизельных генераторов.

Исследованиями на нём занимается располо -женная на базе ВВС нашей страны в Кэртлэнде, лаборатория Филипс. Эта лаборатория является управляющей другими лабораториями астрофизики, геофизики и средств поражения Центра космических технологий военно-воздушных сил США.

Наш комплекс построен для ионосферных исследований, для познания природы ионосферы и развития комплексов противовоздушной и противоракетной обороны. Наш комплекс способен обнаруживать подводные лодки вероятного противника и исследовать подземное состояние недр планеты.

- Господин Граубэ, если вы помните, то в 1999 году ваши учёные провели в ионосфере эксперимент с целью обнаружения боеголовок баллистических ракет.

- Ну, да, сэр, был произведён управляемый взрыв плазмы на 270 километровой высоте в ионосфере над тихоокеанским побережьем Аляски, в районе северного магнитного полюса Земли.

- Иными словами, господин Граубэ, вашими плазмоидами вы можете воздействовать на всё то, что находится в космосе?

- В определённом смысле да, сэр, но почему вы меня об этом спрашиваете? - удивился господин Граубэ.

- Надеюсь, что вы скоро всё узнаете, - улыбнулся президент, вставая из-за стола.

 

ГЛАВА 13

В «РОСКОСМОСЕ» было многолюдно. На очередное заседание научного совета съехались представители многих научно-исследовательских учреждений и предприятий страны, имеющих самое прямое отношение к космической тематике. Заседание проходило в спокойной, деловой обстановке. Уже выступило достаточно много специалистов по последнему марсианскому проекту и по общим проблемам освоения космического пространства.

Андрей сидел среди специалистов, нервно перебирая все те вопросы, которые ему предстояло осветить на совещании. В его душе боролись два чувства: с одной стороны он больше не мог носить в себе всё то тайное, которое совсем недавно открылось ему, но с другой стороны он прекрасно понимал, что именно сейчас он мог столкнуться с непониманием и даже полной отчуждённостью со стороны своих же коллег по работе.

Наконец, очередь дошла и до Андрея. Председательствующий поднялся из-за стола и

объявил:

- Господа, на сегодняшнем заседании научного совета мы услышали много интересного и полезного для того, чтобы успешно развивалась наша космическая отрасль, которая позволит нам в самое ближайшее время освоить некоторые планеты солнечной системы, а в недалёкой перспективе полететь ещё дальше к ближайшим нам звёздам. Я думаю, что всем присутствующим в зале будет небезынтересно узнать мнение одного из первых космонавтов, которому удалось осуществить первый в мире пилотируемый полёт к Марсу. Андрей Петрович, прошу вас!

Андрей, окончательно скинув с себя груз сомнений и колебаний, поднялся на трибуну:

- Уважаемые члены научного совета, сегодня я хочу высказать своё личное мнение по поводу освоения космического пространства в целом и моей первой пилотируемой экспедиции к Марсу в частности. Сразу же отмечу, что официальные данные и отчёты о первой пилотируе-

мой экспедиции к красной планете совершенно фальсифицированы и не соответствуют действительности.

В зале наступила гробовая тишина, но уже через минуту зал загудел, как растревоженный улей и послышались громкие выкрики в адрес

Андрея:

- Где доказательства?

- Прекратите нести околесицу!

- Вы подрываете устои российской космонавтики!

Из-за стола поднялся председательствующий и, изумлённо взглянув на Андрея, прошипел:

- Андрей Петрович, вы отдаёте себе отчёт в том, что говорите? Вы перечёркиваете все те неоспоримые открытия, которые были достигнуты вами же семь лет назад. Немедленно прекратите этот балаган, я запрещаю вам хулить наше святое дело!

- Нет уж, Алексей Юрьевич, позвольте мне сегодня довести до всех присутствующих всю ту правду, о которой я совсем недавно узнал. Сегодня запланировано моё выступление и я воспользуюсь этой возможностью, чтобы открыть людям глаза.

- А вам не кажется, Андрей Петрович, что вы уже превысили свои полномочия, не подчиняясь моим советам и просьбам, - вперив в Анд-

рея сверлящий взгляд, начал расходиться председательствующий.

- Нисколько, Алексей Юрьевич, я не займу у присутствующих в зале много времени, но то, что я сейчас скажу, непременно всех заинтригует.

- Хорошо, Андрей Петрович, я вам разрешаю поделиться с нами своими мыслями, но не более, чем на десять минут.

- Спасибо, Алексей Юрьевич! Итак, господа, прежде всего вы все должны набраться терпения и выслушать меня до конца. Многое из того, что я вам сейчас сообщу покажется вам совершенно нереальным и фантастическим, но разве ещё двадцать лет назад полёт к Марсу не казался нам полной утопией и полным абсурдом. Так вот, господа, во время моего первого полёта к красной планете наши космонавты столкнулись с рядом проблем, преодолеть которые мы смогли лишь, потеряв трёх наших товарищей. Я имею в виду исследование инопланетного космического корабля на поверхности Марса и таинственных пирамид. Должен сразу заметить, что совершенно героически вёл себя наш товарищ по космической миссии Артур, который не взирая на сложность и опасность осуществляемых им действий, довёл свои исследования в отношении чужеродной нам ци-

вилизации до логического конца, но при этом сам погиб, оставив нам целый блок чрезвычайно важной информации.

Из зала послышались выкрики:

- Что вы там несёте, какая это такая чужеродная нам цивилизация?

Андрей, совершенно не смутившись выкриками из зала, продолжил:

- Да, господа, это чужеродная нам цивилизация, которая в настоящий момент контролирует нашу солнечную систему, в том числе и Марс, на поверхности которого размещены её базы.

В зале кто-то громко захохотал, раздались свистки и хлопанье рук.

- Господа, я призываю всех к порядку, - поднимаясь из-за стола, выкрикнул председательствующий. Очевидно, Андрей Петрович ещё не совсем оправился после автомобильной аварии, но будем снисходительны к нему и дадим всё-таки возможность ему высказаться.

- Господа, наш третий космонавт погиб, будучи уже на борту КС при нашем возвращении обратно к Земле. Во время своих работ в одной из пирамид одним из наших космонавтов было привнесено на КС чужеродную биомассу в виде чёрных жуков, которые и сделали своё чёрное дело. Как вы помните, по официальной версии пятый блок КС был отстыкован от

станции по техническим причинам, Но это вовсе не так. Мы вынуждены были это сделать, так как весь пятый блок был наводнён этими членистоногими существами. Кроме всего прочего, весь экипаж был заражён вирусом, на которого не действовал ни один из известных

медицинской науке антибиотиков.

Председательствующий незаметно повернул голову к секретарю и прошептал ему на ухо:

- Голубушка, ну здесь, по-моему, ясная картина. Если вас не затруднит, сразу же после окончания заседания свяжите меня с клиникой, где лежал Андрей Петрович.

- Хорошо, Алексей Юрьевич, я поняла, - тихо ответила секретарь.

- Интересно, Андрей Петрович, как вам и другим членам экипажа удалось выжить по прошествии семи лет после приземления на родную Землю? - широко заулыбался председательствующий.

- Вот теперь, господа, я подвожу вас к главному, от которого у вас перехватит дыхание.

- Ну, ну, интересно будет послушать, - раздался выкрик из зала.

- Нам помогла чужеродная нашему миру цивилизация, которая захватила на обратном пути нашу КС и освободила нас всех от смертельного вируса. Господа, я прошу тишины, я скоро закончу своё выступление, - пристально вглядываясь в зал, проговорил Андрей. Так вот, уважаемые господа, инопланетные гости уже не считают себя гостями в солнечной системе и конкретно на её планетах, а считают себя полновластными хозяевами, которым мы

земляне постоянно досаждаем своими назойливыми полётами на Луну и Марс. Нам дали ясно понять, что это ни к чему хорошему, на данном этапе развития нашей цивилизации, не приведёт. Каждый раз мы будем тратить многомиллиардные суммы на реализацию наших миссий на Марс и другие планеты, но будем получать один и тот же результат, который будет устраивать только их. Вот и на этот раз по официальной версии мировое научное сообщество получило в свои руки только тот минимум, который устроил наших небесных хозяев. Но я должен сказать, что нами первоначально на Марсе был захвачен инопланетный прибор, образцы металла межзвёздного корабля, а также образцы инопланетной биомассы. Но, к нашему глубокому сожалению, весь этот неоценимо важный для науки материал был захвачен этой чуждой нам цивилизацией. Из нашей памяти были стёрты все реально происходившие с нами события, Кстати, аналогичным образом они поступили и с теми, кто

имел прямой доступ к этой марсианской программе.

Председательствующий нетерпеливо заёрзал на своём стуле и прервал выступающего:

- Андрей Петрович, вы уже исчерпали десятиминутный лимит времени, которое было отве -

дено для вашего сообщения, пора заканчивать.

- Хорошо, Алексей Юрьевич, ещё пару слов, как пожелание всем. Господа, мы стоим на пороге великих открытий, которые могут преобразовать нашу жизнь. Но нельзя ставить телегу впереди лошади, не опережайте события. Они и так несутся вперёд со скоростью курьерского поезда. На Земле ещё множество проблем, которые отравляют наше существование, да и в моральном плане мы ещё не так далеко ушли от приматов.

- Андрей Петрович, - насупился председательствующий, - выбирайте выражения, а то эти ваши последние слова мы все здесь можем расценить как прямое оскорбление.

- Извините, Алексей Юрьевич, но меня сейчас переполняют чувства, с которыми мне трудно совладать. Нам предстоит ещё многому научиться и во многом в духовном плане, прежде чем мы сможем осуществить контакт с теми силами, которые уже сейчас контролируют нас, но не предпринимают пока никаких кардинальных мер в отношении нас. Всё будет зависеть от нас и от нашего самосознания, господа. Я закончил своё выступление!

Андрей в глубокой задумчивости сошёл с трибуны и сел на своё место. Из-за стола поднялся председательствующий и вытерев платком

вспотевший лоб, подвёл итоги очередного научного заседания «РОСКОСМОСА»:

- Господа, сегодня мы столкнулись с двумя диаметрально противоположными мнениями в отношении второй экспедиции к красной планете. Но, всё же я считаю, что мнение всего лишь одного человека, с моей точки зрения, не совсем оправившегося после тяжёлых травм, не имеет, уж столь важного, значения. Важно , господа, то, что мы все полны решимости продолжить, начатые нами, усилия по реализации нашей уже второй миссии. Нас уже не смогут остановить никакие силы, никакие, так называемые, НЛО, специально выдуманные нашими заокеанскими коллегами. Господа, я благодарю вас за активное участие в нашем заседании, которое фактически открывает зелёный свет нашим долгосрочным марсианским планам.

Андрей сидел на своём месте, обхватив голову руками, и тихо шептал:

- Господи, вразуми этих людей не делать того, что им не позволительно пока делать.

 

ГЛАВА 14

Мам, может быть ты сегодня не пойдёшь со мной в школу, - наклоняясь к лицу Наташи,

тихо прошептал Артур. Там ты ничего нового для себя не откроешь, кроме пустых обвинений и нравоучений.

- Сынок, я бы рада остаться дома, но, как говорится, долг обязывает меня всегда находиться там, где меня ждут и желают со мной пообщаться.

- Мамочка, да брось ты эти свои теории и правила, расслабься, останься дома, посмотри интересную передачу или почитай что-нибудь.

- Артур, твои слова меня настораживают. У меня такое ощущение, что ты чего-то не договариваешь или я не права.

- Ты знаешь, мама, у меня сложились довольно сложные отношения с моими товарищами по классу.

- Вот с этого места, сынок, немного по-подробнее, что значит сложные отношения. Я надеюсь, что до рукоприкладства дело ещё не дошло.

- Пока, мамочка, я сдерживаю себя от радикальных мер в отношении их, но мне очень

тяжело всё время осознавать, что я среди них постоянно нахожусь в роли белой вороны.

- Сынок, я всё поняла, давай быстренько собирайся и продолжим наш разговор уже в стенах школы.

- Мам, давай только договоримся об одном.

- О чем же это, сынок?

- Я пойду с тобой в школу, если ты мне потом расскажешь о второй моей матери, о маме Лене. Мамочка, пойми ты меня, что без этой, даже самой горькой, правды я просто не смогу больше жить, - обнимая и целуя Наташу, тихо прошептал Артур. Мамочка, ты нисколько не сомневайся в моей любви к тебе, но я никак не могу оставить эту информацию без внимания.

- Милый мой сынок, ну зачем тебе нужна эта правда? Я сама до некоторых пор считала, что всё то, что мне было до этого известно о нашем первом полёте к Марсу является истиной в первом лице, но оказывается я сильно заблуждалась.

- Вот видишь, мамочка, а ты всё сопротивляешься и не хочешь пролить мне свет на те трагические события в космосе.

- Хорошо, Артур, я даю тебе честное слово, что по возвращении из школы я обязательно расскажу тебе о твоей маме Лене.

У кабинета директора выстроилась очередь из разнокалиберных ребят, которые с искренним любопытством поглядывали в сторону Артура и его матери. От группы школьников отделилась миловидной наружности девочка и, осторожно подойдя к Артуру, тихо спросила:

- Привет, Артур, тебя тоже сегодня вызвали к директору?

- Ну, вызвали, а что, - нехотя поворачивая голову к девочке, спокойно ответил Артур.

- Артурчик, а это твоя мама, да? - не унималась девочка.

- Слушай, Светка, не задавай глупых вопросов, - возмутился Артур, - будто ты не знаешь, кто это стоит перед тобой.

- Здравствуйте, Наталья Викторовна, - вежливо поздоровалась девочка, - а можно от вас получить автограф?

- Ну, конечно, милая моя, - доставая из сумочки авторучку, ласково ответила Наташа.

- Всё, Петрова, ты уже получила, что хотела, а теперь оставь мою маму в покое, нам предстоит серьёзный разговор в кабинете директора.

Девочка с благодарным видом приняла листок бумаги с автографом и быстро ретировалась к своим товарищам. Из кабинета директора вышла секретарь и, увидев Наташу с сыном, обрадованно предложила:

- Наталья Викторовна, да что же это вы тут стоите в общей очереди, милости прошу к нам, Виталий Антонович уже давно вас дожидается.

- Спасибо, - скромно улыбнулась Наташа на приглашение секретаря и прошла в

кабинет.

Из-за стола поднялся средних лет мужчина в сером костюме и, потирая руки, пошёл навстречу Наташе.

- Ну, здравствуйте, Наталья Викторовна, - улыбаясь, заговорил директор школы, - давненько мы не встречались с вами. Я, конечно, понимаю, что ваша чрезвычайная занятость не позволяла вам посетить нас несколько ранее назначенного вам дня, но это совершенно не важно, а важно то, что в настоящий момент мы имеем счастье созерцать космонавта из марсианской экспедиции.

- Да ладно вам, Виталий Антонович, не надо делать из меня героя, я просто каждый день делаю свою работу, которая доставляет мне большую радость. Давайте лучше к делу, что вас особенно тревожит в процессе учёбы моего сына.

- Ну, к делу, так к делу, - приглашая жестом руки к своему столу Наташу, быстро ответил директор.

Наташа присела на краешек стула и приготовилась слушать.

- Да вы, Наталья Викторовна, не волнуйтесь, с вашим сыном всё в порядке, но мне всё же кажется, что на некоторых вещах в поведении Артура просто необходимо акцентировать ваше внимание.

- Что вы имеете в виду? - насторожилась Наташа.

- Артур на удивление способный и талантливый мальчик, а в некоторых вопросах он уже разбирается не хуже научного работника из какого-нибудь приличного НИИ.

Директор повернулся к Артуру:

- Так, Артур, ты подежурь, голубчик, там в коридоре пока я с твоей мамой говорю. Ну, вот и хорошо, - продолжил директор, - ваш сын постоянно удивляет коллектив преподавателей своим умом и удивительными познаниями в различных областях науки и техники. Это нас очень радует, и мы думаем, что после окончания им пятого класса мы направим его прямо в восьмой. Вот я всё время думаю, Наталья Викторовна, откуда у вашего сына такие способности. Можно предположить, что вы тратите на его воспитание много времени и сил или я ошибаюсь.

- Да нет, Виталий Антонович, вовсе нет, мой сын постоянно предоставлен самому себе из-за моей постоянной занятости в «РОСКОСМОСЕ». Вероятней всего это гены, которые передались от его отца Артура, который на протяжении всей своей короткой жизни стремился впитать в себя как можно больше нового и

неизведанного.

- Ну да, ну да - вставая из-за стола, улыбнулся директор. Мы ценим и уважаем вашу профессию и тот вклад в мировую науку, который вы каждый день привносите своим героическим трудом.

- Спасибо, Виталий Антонович, за добрые слова, но давайте всё же вернёмся к проблемам моего сына.

- Понимаете, Наталья Викторовна, у меня складывается такое мнение, что Артур попал под чьё-то дурное влияние.

- Интересно, а в чём это выражается, - внимательно рассматривая лицо директора, поинтересовалась Наташа.

- А выражается это, дорогая вы наша Наталья Викторовна, в том, что Артур публично начинает высказываться на тему освоения космического пространства.

- Ну, и что здесь плохого, мой сын вправе иметь собственное мнение и по этому вопросу, тем более, что он живёт в семье космонавтов.

- Да, я всё понимаю, Наталья Викторовна, но дело то в том, что он практически перечёркивает всё то, что было достигнуто мировой наукой в области космонавтики. Все его выступления на уроках сводятся практически только к одному, как можно глубже опорочить

попытки наших учёных прорваться в ближний космос и в перспективе в дальний для исследования иных миров. Все его выступления носят жёсткий и бескомпромиссный характер. Должен заметить, что в нём произошли какие-то странные перемены. Ранее у него было совершенно противоположное мнение на эти вопросы. Это первое, Наталья Викторовна, а второе заключается в том, что Артур стал несколько высокомерно относиться к своим товарищам по классу. Его практически не интересуют те мероприятия, которые проводятся в школе, у него нет постоянных друзей и товарищей в классе. Некоторым преподавателям мальчик постоянно дерзит и грубит. Поверьте, Наталья Викторовна, мне крайне неудобно сообщать вам эти подробности нашей школьной жизни, но, как говорится: «Из песни слов не выкинешь».

Директор устало опустился за свой рабочий стол и достал сигареты.

- С вашего разрешения, Наталья Викторовна…

- Конечно, курите, Виталий Антонович, хоть сама я и не курю, но мне почему-то нравится запах некоторых дорогих сигарет. Ну, что ж, Виталий Антонович, я готова ответить на ваши вопросы. Но прежде всего, вы должны понять в каких условиях появился на свет мой маль -

чик и что мы все пережили за тот первый полёт к Марсу.

- Но, простите, Наталья Викторовна, ваш полёт был блестяще завершён. Конечно, гибель трёх ваших товарищей в открытом космосе острой болью отозвалась в сердцах всех людей.

- Да, всё это так и не так, - заволновалась Наташа, - я пока не имею права вам всего сказать, но мне кажется, что исключительно этот первый полёт и повлиял на развитие Артура. Вы поймите, что мальчик все эти годы живёт со мной без отца и многие струнки его души уже порваны и требуют долгого и терпеливого восстановления. Конечно, моему малышу первоначально было сложно примириться с мыслью, что он уже никогда более не увидит своего героического отца. А отсюда этот его нигилизм и неверие в перспективу безопасного освоения космического пространства. Я соглас-

на с вами, Виталий Антонович, что мой сын не простой мальчик и требует к себе особого отношения, но я хочу сказать, что не по его вине он стал таким. Здесь большую роль сыграли некоторые обстоятельства, которые вынудили его стать именно таким. Но я постоянно, когда мне позволяет время, занимаюсь с ним и пытаюсь его вернуть к тому доброму началу, которое постоянно ранее сопутствовало ему.

Ведь он всё-таки добрый мальчик и стремится этой своей добротой охватить всех его окружающих. Эта его выскакивающая из под контроля грубость и дерзость, как раз напрямую связаны с непониманием его мыслей, которые он всеми силами старается донести до вас.

- Помилуйте, голубушка, о чём вы говорите, - засмеялся директор, туша сигарету о хрустальную пепельницу. Мысли вашего сына совершенно расходятся с официальными мыслями российских учёных. Вот, например, он не далее как вчера заявил нам всем, что наша космонавтика неперспективна и даже опасна для всего человечества. Ну, скажите на милость, кто внушил ему эти крамольные мысли?

- Вы знаете, Виталий Антонович, я во многом могу согласиться с моим сыном и в особенности в вопросе безопасности полётов на другие планеты. Понимаете, мы ещё очень мало знаем

о том, что творится в открытом космосе, а зачастую выстраиваем только предположения на успех того или иного мероприятия в космосе. Вы же сами прекрасно осведомлены о многих наших неудачах в попытках форсирования космических программ. Должна вам заметить, что бездумное и показушное освоение космоса ни к чему хорошему не приведёт. Необходимо учитывать многие факторы, которые однознач -

но кричат о том, что это дело очень деликатное и требует к себе особого внимания и самого осторожного подхода.

- Наталья Викторовна, я что-то вас не совсем понимаю и мне довольно странно слышать эти слова. Да и потом о каких таких факторах вы мне здесь толкуете, что может помешать нашей космонавтике победоносно бороздить просторы Вселенной?

- Очень многое, - вставая со стула, серьёзно ответила Наташа, - и, прежде всего, наша гордость и болезненное самомнение.

 

ГЛАВА 15

Время не стоит на месте, и всё же после серии неудачных попыток американцам удалось выполнить серию испытательных полётов кос-

мического корабля «Циклоп» и в дальнейшем состыковать его с орбитальной станцией «Независимость».

В кабинете президента шло деловое совещание. Судя по особой секретности совещания, можно было предположить, что сегодня обсуждался узкий круг вопросов особой важности. В кабинете присутствовали практически все руководители тех служб и научных центров, которые

имели прямое отношение к программе «Земля - Марс - Земля».

Секретарь Марта не успевала принимать телефонные звонки и электронные сообщения. Пережив уже не первую молодость, Марта с какой-то нервозностью и ожесточением быстро принимала сообщения и вносила их в электронную записную книжку.

- Боже милостивый, - вытирая платком накатывающие на глаза слёзы, думала Марта, - как я устала от всего этого. Так хочется отдохнуть где-нибудь на Гаваях в приличном отеле и совсем не думать об этих вечных проблемах и совещаниях.

Марта с ожесточением кинула телефонную трубку на рычаг аппарата и налила себе в стакан ананасового сока.

- Джон всё меньше и меньше стал уделять мне внимание, - рассуждала Марта, мелкими глотками выпивая сок. Я, конечно, понимаю, что он президент страны, а я всего лишь простая секретарша, но я же женщина и тоже хочу, чтобы меня любили, уделяли мне хоть какое-то внимание. Я же не бездушный робот, а слабая и беззащитная женщина, которая мечтает о своём маленьком человеческом счастье.

Марта закрыла лицо платком и тихо заплакала.

Прозвучал зуммер связного аппарата.

- Да, господин президент, я поняла и сию минуту всё подготовлю, - быстро ответила Марта, вытирая слёзы.

Схватив с полки пакет с бразильским кофе, Марта профессионально разлила ароматную жидкость по чашкам.

- Так, видимо, к кофе, господам надо подать что-нибудь удобоваримое и неприхотливое, - рассуждала Марта, шаря рукой в холодильнике. Ага, вот это им точно понравится, доставая коробку с небольшими пирожными, рассудила секретарь.

Аккуратно приоткрыв дверь, Марта с подносом в руках вошла в президентский кабинет.

- Очень хорошо, Марта, - поблагодарил секретаря президент, - поставьте это на стол и вы свободны. Да, совсем забыл вам напомнить,

что сегодня никого и ни при каких обстоятельствах ко мне не пускать.

- Сэр, я всё поняла, - устало, но с надеждой глядя президенту в глаза, скромно ответила секретарь.

Президент достал сигарету и закурил.

- Господа, сегодня особенный день, - торжественно начал президент, - сегодня я хочу вас всех поздравить с успешным завершением всех работ по отладке нашего нового космического

корабля «Циклоп» и космической станции «Независимость». Кроме всего прочего, наша космическая станция после нескольких коррекций её полёта выведена нашими специалистами на марсианскую траекторию полёта. Через достаточно большой промежуток времени мы всё же смогли преодолеть трудности, которые нам постоянно мешали в наших попытках прорваться к Марсу, но теперь, я считаю, одержана, несомненно, большая победа, которая поднимет престиж нашей страны на небывалую высоту. Теперь, господа, о главном. Вы все прекрасно знаете, что русские ведут параллельные работы в этой области и у них тоже присутствуют некоторые успехи, которые несколько настораживают меня. Господа, вы должны понимать, что мы ни при каких условиях не должны предоставлять русским ещё один шанс оказаться вновь первыми на поверхности Марса. Наша страна и так уже достаточно опозорена и оплёвана в лице мирового сообщества. Сегодня нам предстоит выработать стратегию и тактику нашего поведения в космосе. Мы просто обязаны приложить все усилия к тому, чтобы на этот раз только американская нога оставила свой исторический след на пыльных просторах Марса. Русские в настоящий момент тоже могут похвастаться своими достижениями. Их

космическая станция «Ариадна» тоже выведена на траекторию полёта к Марсу, но они несколько задержались по срокам и поэтому мы оказались впереди их на несколько тысяч миль. Итак, господа, у меня есть некоторые соображения, которые помогут нам решить все проблемы с русскими. Господа, я хочу представить вам господина Граубэ - директора радиоэлектронного комплекса «XAARP» на Аляске, который поделится с вами своими научными открытиями и достижениями, которые как раз нам пригодятся для решения проблемы с русскими. Прошу вас, Майкл.

- Спасибо, сэр, я постараюсь достаточно кратко осветить эти вопросы, которые, безусловно, очень важны и в какой-то степени помогут нам в нашей миссии на Марс. Итак, господа, Эйнштейн уже в 1905 году в своей первой статье о теории относительности счёл необходимым специально отметить, что сверхсветовые скорости «не могут существовать». А выдающийся астрофизик Артур Эддингтон разъяснил, почему это так: «Предельность скорости света - это наша защита от переворачиваемости прошлого и будущего. Последствия, которые могла бы породить возможность передачи сигналов быстрее света, столь чудовищны, что о них даже не хочется думать». О возможном методе

перемещения во времени заговорили после того, как в 1949 году знаменитый математик Курт Гедель ( коллега Эйнштейна по принстонскому Институту высших исследований) открыл новое решение эйнштейновских уравнений тяготения, в котором тенденция Вселенной коллапсировать под действием собственной тяжести (тяготения) в точности компенсируется центробежной силой, порождённой вращением Вселенной, как целого. Для такой компенсации наша Вселенная, по Геделю, должна совершать один полный оборот за 70 миллиардов лет.

- Господин Граубэ, - осторожно прервал выступающего президент, - это всё очень интересно, но нельзя ли немного ближе к теме нашего совещания. Это всё теории, давайте перейдём непосредственно к практике.

- Сэр, - обиженно поворачивая голову в сторону президента, тихо заметил выступающий, - без теории нет и практики.

- Ну, хорошо, продолжайте ваш доклад, - вставая из-за стола, устало ответил президент.

- Вот я и говорю, господа, - продолжил свою речь господин Граубэ, - чтобы понять всю ту сложность предполагаемого нами эксперимента в отношении русского космического корабля, необходимо мне несколько углубиться в теорию. Ну, хорошо, по просьбе нашего уважае -

мого президента я буду краток. Наш соотечественник теоретик Кип Торн выдвинул интересные идеи по этой части. Идеи Торна восходят к теоретическому открытию Эйнштейна и Розена, которые ещё в 1935 году пришли к выводу, что уравнения теории тяготения допускают решения, в которых, наряду с нашей Вселенной, существует ещё и «Вселенная - 2», соединённая с нашей неким переходом, этаким «червячным туннелем», по которому можно перейти из одной Вселенной в другую, но лишь на сверхсветовых скоростях. Как мы уже знаем, сверхсветовые переходы в обычном пространстве - времени невозможны, но Торн выдвинул предположение, что они становятся возможными в искривлённом пространстве - времени вблизи чёрной дыры. Вблизи её центра искривляется трёхмерное пространство, и для наглядности нужно представить, что оно само погружено в некое «гиперпространство», которое можно «проколоть» вдоль трёхмерной «хорды», или «червячного туннеля» длиной, скажем в один километр, и снова выйти в трёхмерное пространство на расстоянии в десятки световых лет от точки входа. Проведя сложные расчеты, Торн доказал, что такой туннель может возникнуть в центре дыры спон-

танно при условии, что его будет распирать некая экзотическая энергия (отрицательная гравитация) и что в таком случае две чёрные дыры, соединённые таким туннелем, могут быть использованы как способ «сверхсветового» перемещения в космическом пространстве. Далее Торн проанализировал простейший случай, когда две такие дыры, входная и выходная, соединённые очень коротким туннелем, движутся друг относительно друга. Но показал, что для предмета, проходящего сквозь такой туннель, время входа в одну дыру и выхода из второй практически одинаково (из-за крайне малой длины туннеля), тогда как для внешнего наблюдателя эти моменты различаются и в некоторых случаях движения могут даже поменяться местами, то есть, путешественник как бы прибудет к этому наблюдателю из будущего, и такой туннель станет, по существу, «машиной времени». Господа, если у кого-то возникнут вопросы к моему короткому сообщению, то я постараюсь сразу же на них ответить.

Со своего места поднялся господин Томпсон:

- Господа, мне как руководителю всей марсианской программы будет чрезвычайно интересно узнать, каким же образом эти чисто теоретические выкладки господина Граубэ можно

применить на практике. Да и причём здесь эти ваши «червячные переходы», что вы конкретно хотите нам предложить. Мне кажется, господин Граубэ, что вы занимаетесь не тем, чем надо, вся эта ваша болтовня о параллельных мирах и других Вселенных просто из области фантастики.

- Что вы имеете нам сказать, господин Балдерс, - улыбнулся президент, поворачивая голову в сторону министра обороны.

- Господа, нет никакого смысла более держать вас всех в неведении, когда на повестке дня только одна проблема - как остановить русских в их попытке лидировать в марсианской гонке. Да, действительно, господин Граубэ, напустил нам здесь много тумана, жонглируя научными терминами и почти фантастическими теориями,

но в его словах и находится тот золотой ключик, который как раз и позволит нам запереть русскую исследовательскую станцию в определённом месте космического пространства, из которого, я полагаю, им уже будет не выбраться никогда.

- Вот именно, господин Балдерс, - вновь беря в руку микрофон, заговорил директор комплекса «XAARP». В настоящий момент мы подготовили эксперимент в глубоком космосе, который позволит нам говорить о русской КС только в

прошедшем времени. С помощью нашей мощной антенны системы «XAARP» мы способны создать огромных размеров плазмоид, который может по нашей команде воздействовать на русскую КС. Кроме всего прочего, по расчётам наших астрофизиков в районе орбиты Юпитера должен существовать один из тех «червячных переходов», о которых я только что вам докладывал.

- Но, позвольте, господин Граубэ, - поднимая два пальца над головой, попросил слово конструктор КС «Независимость», - вы только что сказали, что, что «червячные переходы» могут иметь место только при наличии мощной чёрной дыры.

- Господа, - продолжил господин Граубэ, - до самого недавнего времени мы совершенно не

располагали никакими сведениями о наличии в нашей Солнечной системе чёрной дыры. Но наш уникальный телескоп « ХАБЛ» фиксирует в районе орбиты Юпитера странную активность некоего тёмного объекта, который вероятно прибыл в Солнечную систему из других миров. Дело в том, что этот объект ещё пять лет назад не фиксировался нашими станциями слежения, но последняя активность этого объекта доказывает его принадлежность именно к компактной чёрной дыре, которая начала

активно поглощать в себя всю ту межпланетную материю, которая известна нам, как пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера.

- Господа, если позволите, то я продолжу, - заговорил, вставая, министр обороны. Господа, наша задача заключается в том, чтобы с помощью нашего рукотворного плазмоида направить русскую КС именно в эту область космического пространства. За чистоту операции мы с господином Граубэ ручаемся. Вся операция будет проходить под грифом «Совершенно секретно» и я полагаю, что нас всех ждёт непременный успех!

- Ещё вопросы будут, - обводя присутствующих пристальным взглядом, осведомился президент.

- Сэр, разрешите мне высказать некоторые сомнения по поводу вашей предстоящей операции, - заговорил с места господин Зильберман.

- Том, ну что там у вас, - начиная нервничать, воскликнул президент

- Сэр, мне кажется, что эта ваша затея с плазмоидом ни к чему хорошему не приведёт, а только осложнят и без того непростые наши отношения с Россией. Вы отдаёте себе отчёт в том, что может произойти, если русские всё-таки разгадают ваши коварные планы в отношении их космических аппаратов. Да это чревато глобальным конфликтом, который может

вылиться, вы сами знаете во что.

- Успокойтесь, Том, - подходя к господину Зильберману и кладя ему руку на плечо, заговорил президент. О полной секретности нашего предприятия побеспокоятся господин Граубэ и господин Балдерс, которым будет не сносить головы, если вдруг наши планы в отношении русских сорвутся. Да поможет нам Бог в этом непростом деле. Я надеюсь, господа, что из этих стен вы унесёте с собой величайшую тайну, благодаря которой наши потомки будут долго помнить нас, как героев и первооткрывателей. Господа, я благодарю всех за участие в нашем заседании и прощаюсь с вами. Все свободны!

 

ГЛАВА 16

После неудачного выступления в «РОСКОСМОСЕ» в судьбе Андрея произошли большие перемены. Многие из его друзей и просто сотрудников по работе стали настороженно относиться к нему, тщательно взвешивать и оценивать каждое его слово или высказывание. Чувствуя это отношение к себе, Андрей на какое-то время замкнулся и ушёл в себя. Но, не смотря ни на что, его ещё уважали и ценили за тот большой вклад в развитии пилотируемых полётов на другие планеты Солнечной системы. По известным причинам, его и Кудасову Наталью Викторовну отстранили от участия во второй марсианской экспедиции. Андрею не просто было осознавать, что, то дело, которому он посвятил всю свою жизнь, теперь ставят под сомнение

Андрей сидел в кабинете руководителя полёта и внимательно вслушивался в его слова:

- Андрей Петрович, мне очень жаль, что так всё произошло и, кстати, в этом повинны исключительно вы. Ну, зачем же вы в такой резкой форме, высказались на том злополучном заседании? Между прочим, со многими вашими мыслями в принципе я согласен, но всё же, как мне кажется, технический и научный прогресс неизбежен и глупо так мрачно охарактеризовывать стремление мировой науки проникать всё глубже в космос. Ну, что же вы молчите, Андрей Петрович?

- Да что говорить, Яков Иванович, я и не сомневался, что вызову целую бурю в научных кругах, но то, о чём я говорил и особенно в отношении результатов моей первой экспедиции - это сущая правда. Да это можно легко проверить, высадиться повторно именно в тех местах поверхности Марса, где нам удалось

побывать. Но сразу же хочу вас предупредить, что это очень опасное мероприятие, которое вновь может закончиться трагедией.

- Кстати, Андрей Петрович, - садясь ближе к Андрею, осведомился руководитель полёта, - вы участвовали в подготовке российских космонавтов ко второй экспедиции на красную планету.

- Да, Яков Иванович, было такое дело, - улыбнулся Андрей, - а что вы хотите сказать?

- Да нет, ничего такого особенного, но мне бы хотелось, чтобы вы охарактеризовали каждого космонавта из экипажа «Ариадны», которая уже стартовала к Марсу. Понимаете, Андрей Петрович, у вас огромный опыт первого полёта к красной планете, а это чрезвычайно важно для нашей второй попытке покорить эту непо-

корную, как вы говорите, планету. Я думаю, что вы согласитесь со мной в том мнении, что психологическая подготовка каждого члена экипажа в таких длительных перелётах играет главенствующую роль и не учитывать это просто преступно.

- Я с вами полностью согласен, Яков Иванович, и недооценка этого обстоятельства, по моему мнению, сыграла свою трагическую роль в моём первом полёте к Марсу. Я имею в виду двух наших космонавтов - Артура и Лену,

гибель которых была как раз и обусловлена недооценкой нами личностных черт характера этих замечательных людей. Ну, а состав второй экспедиции на Марс, я считаю, входят молодые люди, полностью отвечающие всем тем требованиям длительного перелёта. Да вы, Яков Иванович, с ними хорошо знакомы. Это: Петрушева Варвара, Иванова Надежда, Козырев Николай, Петров Александр и Конкин Олег.

- Да, я с ними достаточно хорошо знаком по многочисленным консультациям и деловым беседам, но совершенно не знаком с их психологическим климатом. Что вы можете мне сказать о каждом из них?

- Ну, пожалуй, я начну с командира КС Козырева Николая. Это бывший военный лётчик-испытатель. За его плечами несколько лет

трудной и ответственной испытательной работы на авиационном предприятии Сухого. Характер у него выдержанный, стойкий, с друзьями поддерживает ровные отношения. Никогда не замечал за ним какой-нибудь раздражительности или обиды на своих товарищей. Любит зимние виды спорта, является мастером спорта по горным лыжам. Много читает разнообразной литературы, не равнодушен к интеллектуальным настольным играм. Я считаю, что Козырев Николай совершенно трезво и без паники будет

оценивать любую серьёзную обстановку, если таковая сложится на борту КС. До недавних пор он являлся моим заместителем в экипаже второй нашей миссии к Марсу, но вот теперь уже он командир.

- Андрей Петрович, вы не должны так переживать ваше исключение из состава второй экспедиции, не всё так уж и плохо, как вы думаете. Мне всё же удалось уговорить директора центра подготовки космонавтов Евгения Михайловича оставить вас моим помощником на весь этап работы наших космонавтов в космосе. Теперь мы с вами вдвоём будем отслеживать и корректировать каждый шаг наших ребят в космосе.

- Спасибо, Яков Иванович, для меня это неожиданная новость, которой я, безусловно, рад.

- Ну, вот и хорошо, а теперь продолжим наш разговор о членах второго экипажа.

Андрей достал сигарету и закурил.

- Да, конечно, Яков Иванович, я продолжу.

Особо хочу выделить Александра Петрова - совсем молодого парня, но с задатками целеустремлённого зрелого учёного. Характер у него мягкий, душа отходчивая, но это совершенно не вредит ему в его общении с друзьями. Кстати, прекрасно играет на гитаре, сам пишет мелодии песен и слова к ним. Очень весёлый

и общительный парнишка. Это качество характера особенно будет необходимо ему в таком долгом перелёте.

- Хорошо, Андрей Петрович, ну а остальные члены экипажа, что они из себя представляют.

- О двух космонавтах: о Петрушевой Варваре и Конкине Олеге не могу толком ничего сказать. Эти ребята являлись дублёрами основного экипажа и их заменили в последний момент, когда я ещё находился в клинике. Но всё же, судя по их анкетам - это тоже толковые ребята.

- Так, хорошо, значит, у нас остаётся один космонавт Надежда Иванова. Что вы можете сказать об этой девушке?

- Надежду Иванову я очень хорошо знаю, Яков Иванович. Мне она запомнилась, как самый рассудительный и справедливый член экипажа.

Кроме всего прочего, она в совершенстве изучила четыре иностранных языка, показала самые твёрдые знания в вопросе устройства и управления КС. С психологической точки зрения это уравновешенный во всех отношениях человек, который, я считаю, справится с любой задачей, как на борту КС, так и на поверхности Марса.

- Ну, что же, Андрей Петрович, - вставая со стула, удовлетворённо заметил руководитель полёта, - я доволен нашей с вами беседой и

теперь настало самое время побеседовать уже с самими космонавтами, находящимися сейчас в глубоком космосе.

- Яков Иванович, меня беспокоит только одно: наличие на борту станции протонного оружия, которое может сыграть в какой-то момент злую шутку с нашими космонавтами.

- Вы имеете в виду те самые неизвестные космические объекты, которые постоянно преследуют нас на космических дорожках.

- Вот именно, Яков Иванович, ведь тот наш первый эксперимент с протонной пушкой вполне мог закончиться трагедией для космонавтов - испытателей. Я считаю, что это было полным безумием направлять в сторону параллельно летящего НЛО мощный пучок протонов. Представьте себе на одну минуту, что бы

произошло с нашим космическим кораблём и КС, если бы они ответили нам тем же. Слава Богу, что у них хватило ума спокойно удалиться от наших аппаратов на безопасное расстояние. Но, ведь могло произойти и нечто неординарное и непоправимое. Вообще я категорически против любого мощного оружия на борту КС, даже в целях самообороны, от чего-то неизвестного и агрессивного.

- Андрей Петрович, я разделяю ваши чувства, но поделать ничего не могу. Маховик этой

машины не нами раскручен, и не нам с вами её останавливать. Короче говоря, я приглашаю вас пройти со мной в главную пультовую центра управления полётом и незамедлительно связаться с командой КС «Ариадна». Я полагаю, что после десятисуточного полёта к Марсу у экипажа уже накопилось достаточно много впечатлений, которыми космонавты непременно захотят поделиться с нами.

- Я с удовольствием принимаю ваше предложение, Яков Иванович, и с большим нетерпением буду ожидать долгожданной связи с моими подопечными.

- Ну, вот и ладно, прошу вас, Андрей Петрович, через небольшой промежуток времени мы с вами сможем поговорить с пятёркой наших

ребят, которые бросили вызов тяжелейшим трудностям и испытаниям.

 

ГЛАВА 17

Артур сидел в своей комнате и нехотя перелистывал давно изученные им школьные учебники.

- Как мне всё это надоело, - мысленно рассуждал мальчик, - завтра же попрошу своего классного руководителя значительно усложнить для меня контрольные задания.

Мобильный телефон Артура поплыл по письменному столу от вибрирующего режима. Артур схватил мобильник и нажал на клавишу ответа:

- А, это ты Петрова, ну, что там у тебя, что тебя озадачивает и беспокоит. Давай говори скорее, а то у меня на сегодня запланировано много дел.

- Привет, Артурчик, ты не смог бы мне немного помочь, я рассчитываю только на тебя.

- Господи, Петрова, ну когда же ты наберёшься ума разума. Тебе надо больше тратить своё время не на совершенно бесполезные прогулки с подругами, а на пополнение своих извилин в голове полезной информацией.

- Артурчик, ну я тебя очень прошу, ведь ты такой добрый парень, неужели ты не поможешь в трудную минуту своей однокласснице.

- Ладно, Петрова, хватит тарахтеть, выкладывай, в чём заключаются твои проблемы.

- Артурчик, ведь ты же знаешь, какой у нас преподаватель математики. Он совершенно помешался на всяких математических загадках и ребусах. Можно подумать, что он из нас готовит будущих факиров или магов. Причём, все эти задачки и математические фокусы, по моему мнению, выходят за границы изучаемого нами материала. Кстати, Артурчик, тебе удалось разгадать эти его задания?

- Петрова, все эти задания для второго или третьего класса, - улыбаясь, заметил мальчик, - и для меня не представляют никакой трудности.

- Слушай, Артурчик, а вот эту математическую загадку ты решил?

- Ну, какую ещё там, продиктуй мне условие.

- Пожалуйста: «Любая группа из шести человек состоит или из трёх общих знакомых, или из трёх общих незнакомцев. Докажите это».

- Нет, ты представляешь себе, Артурчик, ну откуда мне это знать, - искренне возмутилась девочка.

- Ага, это неплохая логическая задачка, Петрова, и очень жаль, что ты совсем не способна,

ну хоть немного, напрячь свои мозги. Ну, ладно, слушай и записывай: «Возьмём человека Х. Из пяти других людей, должны или иметься, по крайней, мере три знакомых Х, или, по крайней мере, три незнакомца для Х. Допустим, что Х имеет трёх незнакомцев А, В, С. Если А, В, С не требуемая триада знакомых, они должны включить пару незнакомцев, например А и В. Тогда Х, А, В - требуемая триада незнакомцев».

- Ну, что, успела записать или нет, - засмеялся мальчик.

- Успела, успела, Артурчик, а теперь ещё одну

задачку помоги мне расколоть: «Допустим, что вы - узник, которому вдруг предоставлено право выйти на свободу, но только в том случае, если справитесь с таким заданием: «Перед вами две двери, одна из них ведёт на волю, другая - дорога смерти. Сидят два стражника, причём один из них - лгун, а второй всегда говорит правду; вы не знаете, кто из них кто. Вы должны, задав всего лишь один вопрос одному из стражников, определить дорогу на волю! Какой вопрос вы зададите?

- Нет, Артурчик, ты представляешь себе, нам пятиклассникам этот тип задаёт такие задачки. Мой отец кандидат философских наук сегодня даже забросил все домашние дела, пытаясь решить её, но до сих пор нет никакого результата. Нет, Артурчик, я этому преподавателю завтра на стул подложу толстенную канцелярскую кнопку, чтобы он немного поубавил свою прыть в отношении нас.

- Петрова, совсем не обязательно так гнусно мстить нашему преподавателю, который всеми силами старается поднять планку нашего умственного развития ещё на одну ступеньку.

- Артурчик, ну, не томи меня, дай, пожалуйста, верный ответ, а то я от нетерпения уже вся исчесалась.

- Эх, Петрова, запомни только одно, что

человеческая жизнь слишком коротка, чтобы постоянно требовать от неё подсказок, надо и самой прикладывать какие-то усилия для того, чтобы успеть хоть что-то узнать об этом замечательном мире, в котором тебе посчастливилось жить. Ну, записывай правильный ответ: «Существует бесконечное множество решений, однако наиболее красивы из них три:

- Показав на конкретную дверь: «Твой товарищ сказал бы, что эта дверь ведёт на свободу?»

Ответ «да» означает, что эта дверь не ведёт на свободу.

- «Перед дверью, ведущей на свободу, сидит стражник, говорящий правду?»

Ответ «да» означает, что нужно войти в ту дверь, возле которой сидит стражник, которому вы задали вопрос.

- Показав на конкретную дверь: «Если бы я спросил тебя, ведёт ли эта дверь на свободу, что бы ты ответил?»

Ответ «да» означает, что эта дверь ведёт на свободу. Этот ответ подходит даже тогда, когда нет никакого второго стражника.

- Артурчик, я даже и не знаю, как тебя благодарить, - радостно заговорила девочка. Вот мне всё-таки интересно, а кем ты мечтаешь стать? Наверно, ты посвятишь свою жизнь, как твои

родители, космосу или у тебя совсем другие планы.

- А это Петрова, тебе совсем не обязательно знать. Давай не будем заглядывать в далёкое будущее, поскольку и в нашем настоящем хватает проблем.

Артур выключил мобильник и подошёл к компьютеру.

- Так, если я сейчас выйду в Интернет, то обязательно опять столкнусь с этими советчиками из других миров, - мысленно рассуждал мальчик, - но с другой стороны, почему я должен к ним плохо относиться, ведь они мне открыли правду о моих родителях и вообще о результатах первой марсианской экспедиции. Но в то

же время постоянно жить под их диктовку это слишком тяжёлое бремя для души любого нормального человека. Впрочем, ничего страшного не произойдёт, если я с ними ещё немного пообщаюсь. Всё же они космические гуру, ну почти ангелы, правда, какие ангелы, в этом я пока ещё не разобрался, возможно, и падшие.

Артур нажал на кнопку запуска программы на системном блоке и присел поближе к монитору. Через несколько секунд монитор засветился голубым светом приветствия и уже через минуту Артур вышел на интересующий его сайт в интернете.

- Мы рады вновь приветствовать тебя, звёздный мальчик, - услышал Артур уже знакомый голос незнакомца. Что-то давно, малыш, ты не связывался с нами.

- Послушайте, не называйте меня звёздным мальчиком и уж тем более малышом, эти определения совершенно не свойственны мне.

- Ну, хорошо, будем называть тебя твоим законным именем Артур. Нам очень приятно, что ты в полной мере проникся теми мыслями, которые на прошлой нашей встрече мы донесли до твоего разума. И вообще мы продолжаем отслеживать все твои поступки и мысли и ты день ото дня нас всё больше и больше радуешь.

- Интересно, в чём это выражается? - насторожился мальчик.

- А это выражается в том, что ты, Артур, поступаешь сообразно своей совести, не взирая на многоголосицу вредоносных мнений и суждений. Ты, твоя мама и друг вашей семьи Андрей успешно продолжают развивать наши идеи и пожелания в отношении малого и большого космоса. Ты, Артур, наделён необычайными способностями, а через небольшой промежуток времени будешь обладать такими знаниями, которые не подвластны пока будут земным учёным ещё, по крайней мере, лет

двести. Кстати говоря, Артур, у нас в отношении тебя большие планы.

- Мне это странно слышать от вас, я - человек и вполне сам достаточно грамотно и обстоятельно смогу распорядиться своей судьбой и жизнью. Я не овца в стаде, а вы не мои пастухи, чтобы постоянно вести меня по жизни или у вас другое мнение на этот счёт.

- Вот именно, Артур, совершенно другое мнение, которое тебе, безусловно, понравится.

- Не знаю, понравится мне это или нет, но я готов выслушать вас, - гордо подняв голову, ответил мальчик.

- Понравится, понравится, Артур, ты только не спеши с ответом, ведь «нет» ты сможешь сказать в любой момент и принуждать тебя к чему-либо против твоей воли мы не хотим. Короче говоря, Артур, ты уже давно по своему умственному развитию давно перерос не только своих сверстников, но и достаточно маститых учёных. Все твои суждения, выводы и оценки совершенны и строго логичны и тебе уже давно пора перебираться к нам.

У мальчика учащённо забилось сердце и задрожали руки.

- Простите, но это уже выходит за рамки приличия и потом, почему это вы решили, что я сам этого хочу. Должен вас разочаровать, мои

уважаемые наставники, но у меня нет никакого желания бросать дорогих мне людей на этой прекрасной, но достаточно грешной Земле.

- Ну, не надо так горячиться, малыш, ты не забывай, что мы твои друзья и плохого тебе никогда не пожелаем. Мне кажется, что ты не откажешься от перспективы вдруг оказаться за десятки световых лет в далёком созвездии, где на одной из планет ты обретёшь настоящее счастье от полноты и яркости жизни без войн, без болезней и прочей всякой грязи, которыми в настоящее время перенасыщена ваша планета. Кроме всего прочего, у тебя появится возможность свободно на наших кораблях перемещаться в пределах нашей галактики.

- Вы опять назвали меня малышом, я вас убедительно прошу называть меня моим земным именем, - начал расходиться Артур.

- Ладно, Артур, не сердись на нас, мы просто оговорились, но, если ты позволишь, то я продолжу. Мы полагаем, что ты уже и сам должен понимать, что ваша земная цивилизация обречена на вырождение. Пройдёт каких-то пять, десять тысяч лет и Земля прекратит своё существование. Мы уже на протяжении нескольких сот лет пытаемся воздействовать на человеческий разум, чтобы направить вас на путь любви, добра, духовности и чистых наук на

благо вам. Но человек чрезвычайно упрямое существо, нежелающее воспринимать весьма полезные для него советы.

- А вы что хотели, чтобы человечество всегда брало под козырёк, выслушивая ваши поучения. Простите, но человек весьма гордое и независимое существо, которому претит всякое насилие над ним.

- Артур, ты не должен спешить со своим ответом. У тебя ещё есть время, чтобы ещё раз всё взвесить и подумать. Кстати говоря, уже несколько сот тысяч человек с вашей Земли успешно переселились на наши планеты и продолжают свою жизнь, принося галактическому содружеству весьма высокую пользу, как

в научной, так и в духовной сфере нашего бытия.

- Так вот, теперь мне понятны внезапные исчезновения людей по всему свету без особых для этого причин. Современные СМИ пестрят этими сообщениями. По всему выходит, что это ваша работа или я не прав.

- А что прикажете нам делать, если на наших глазах уничтожается лучший генофонд вашей прекрасной Земли. Мы, Артур, вынуждены были это делать, и надеемся, что много лет ваше человечество будет нам благодарно за эту нашу миссию на вашей планете.

- Даже и не знаю, что вам ответить, - насу -

пился мальчик, - сейчас вы наговорили столько неожиданного для меня, которое мне сразу не осмыслить, но которое, безусловно, требует времени, чтобы прийти к какому-нибудь однозначному решению. Я полагаю, мои космические наставники, что совсем скоро вы всё же дождётесь того, что вы и хотите от меня услышать, - быстро ответил Артур и выключил компьютер.

 

ГЛАВА 18

Командир КС «Независимость» сидел в удобном кресле перед главным пультом управления и уже который час безуспешно пытался связаться с космическим центром в Хьюстоне.

- Чёрт бы их побрал, - ворчал командир КС, - вечно они в самый ответственный момент молчат как рыбы. Если и так дальше пойдут наши дела, то вряд ли мы долетим до заветной цели. Командир грустными глазами обвёл центральный пост и включил внутреннюю громкую связь:

- Майкл, зайдите ко мне на минуту, у меня есть, что вам сказать.

- Сэр, сию минуту буду, - прозвучал голос в динамике главного пульта.

- Интересно, - спокойно рассуждал командир, - мы уже отдалились от Земли на расстояние четыре миллиона миль, но нас постоянно преследуют какие-то неудачи и отказы на борту КС.

В центральный пост плавно вплыл один из астронавтов. Судя по нестандартным его габаритам, можно было предположить, что сей господин, в своё время, увлекался пищевыми продуктами отнюдь не идеального качества.

- Привет, Майкл, я вот всё время думаю, каким образом вам удалось пополнить отряд наших славных астронавтов. С вашим аппетитом вам, пожалуй, трудно будет на нашей станции. Рацион нашего питания строго регламентирован по времени и по количеству продуктов, - засмеялся командир.

- Привет, Джон, - поздоровался астронавт, подлетая к командиру, - а меня это уже совершенно не беспокоит, я перешёл на космическую диету, которая поможет мне вновь приобрести формы Аполлона.

- Ладно, Майкл, это всё шутки, но то, что я вам сейчас сообщу вовсе не шутки и если мы с этой проблемой не справимся, то уже продолжим наш полёт в вечность.

- Джон, что за упаднические настроения, не забывайте, что вы всё же командир КС и должны нам всем показывать во всём пример.

- Какой, к дьяволу, пример, я должен вам показывать, Майкл, если у нас уже который час нет связи с Хьюстоном. Но это ещё не главное, а главное заключается в том, что мы стремительно отклоняемся от курса.

- Интересно, Джон, а почему вы пришли к такому выводу, - искренне удивился Майкл.

- Это не я пришёл к такому выводу, а наш главный бортовой компьютер, который фиксирует между орбитами Марса и Юпитера некий объект с чудовищным гравитационным полем, которое, несомненно, воздействует на всё окружающее нас. Вот, взгляните сами на экран и убедитесь в правдивости моих слов.

- Да, это действительно так, - воскликнул Майкл, разглядывая на мониторе странный объект. Вы знаете, а ведь он совсем небольших размеров, около ста милей в поперечнике, но несет в себе такой заряд гравитации. Интересно, что же это может быть?

- Слушайте, Майкл, вероятней всего это гость из дальнего космоса, которого как всегда проворонили наши астрономы. Конечно, трудно себе даже предположить, что это микро чёрная

дыра, иначе мы бы её не наблюдали, но это, действительно, какое-то небесное тело, поскольку, его границы чётко обозначены на мониторе.

- Так вот, Майкл, этот самый объект каким-то образом влияет на наш полёт и немного отклоняет нашу КС от намеченного курса. Мы не можем себе даже представить, чем всё это закончится для нас. Мы просто пролетим мимо Марса и попадём в пояс астероидов и всякого космического мусора в районе орбиты Юпитера. Мы просто обязаны, не теряя ни одной минуты уже сейчас принять решение, которое избавило бы нас от этой чудовищной опасности. Но, без консультации с Хьюстоном я не имею право самостоятельно принимать решения. Рисковать жизнями пятерых астронавтов не в моих силах. Поэтому, Майкл, поручаю вам, как моему заместителю, срочно наладить связь с Землёй. Подключите к этому других астронавтов, которые имеют к этой теме прямое отношение. Как только добьётесь каких-то положительных результатов, сразу же докладывайте мне.

- Сэр, я всё понял, - по-военному отчеканил Майкл и скрылся в соседнем отсеке.

Командир КС сидел перед главным пультом и задумчиво вглядывался в тёмные очертания неизвестного объекта.

- Клянусь Богом, но эта штуковина явно желает испортить всем нам настроение, - откидывая натренированное тело на спинку кресла, подумал командир. Уже через два часа полёта мы отклонимся от нашего курса на такое расстояние, которое однозначно поставит под сомнение все наши усилия достичь Марса.

Джону вдруг вспомнились все те длительные и изнуряющие тренировки в центре подготовки астронавтов. Перед его мысленным взором проплывали картинки его личной жизни и головокружительная карьера от молодого лейтенанта военно-воздушных сил США до опытного астронавта-исследователя, за плечами которого лежал ни один полёт за пределы земной атмосферы. Достаточно рано женившись на девушке из влиятельной семьи, Джон уже иными глазами смотрел на многие жизненные ситуации, возникающие в процессе его общения с различного рода людьми. В самые трудные периоды его жизни он всегда умел быстро находить правильное решение в сложных, казалось бы, безнадёжных ситуациях.

Между тем время шло, а КС всё продолжала стремительно прокладывать себе путь в безбрежных просторах космоса. Джон включил монитор внешнего обзора станции и залюбо-

вался той картиной, которая открылась его взору. На чёрном бархате космоса ослепительно ярко светили звёзды и звёздные скопления. Не взирая на то, что КС перемещалась в космическом пространстве с огромной скоростью, Джону казалось, что их космический аппарат просто завис в одной точке. Земля, ещё совсем недавно, представлявшая из себя красивый голубой шар размером с футбольный мяч, теперь уже выглядела как совсем маленький голубоватый шарик, плохо различимый на звёздном фоне космоса.

В динамике главного пульта прозвучал голос астронавта:

- Джон, я подключил к нашей проблеме Стива и Энтони. Они предполагают поломку одной

из солнечных батарей на внешних обводах КС. Необходим срочный ремонт этой штуковины в открытом космосе.

- Ну, и в чём проблема, Майкл, - насторожился командир, - мне кажется, что это совсем несложная операция и наши парни отлично справятся с ней.

- Джон, проблема заключается в том, что микрометеоритами повреждён значительный участок этой батареи и мы сможем лишь частично восстановить её рабочие параметры. Кстати говоря, это и явилось причиной неудовлетво-

рительной связи с Хьюстоном.

- Майкл, попробуйте переключиться на соседние батареи, которые, я думаю, сразу же решат все наши проблемы, - начиная нервничать, ответил Джон.

- Сэр, мы уже об этом думали, но простые расчёты показывают, что это переключение может вызвать сбои в отлаженной работе других жизненно важных систем станции.

- Ладно, чёрт с вами, сделайте хоть что-нибудь, я же не могу управлять таким монстром без необходимых коррекций с Земли.

- Сделать то, конечно, можно что-то, но я всё же полагаю, что мощности отремонтированной батареи всё равно не хватит, чтобы связаться с

Хьюстоном. На эту операцию требуется значительная доля энергии батареи.

- Послушайте, Майкл, давайте не будем заниматься болтовнёй, вы и так заняли у меня уйму времени. Не забывайте, что в настоящий момент я являюсь командиром КС и хочу, чтобы все мои приказы выполнялись быстро и чётко.

- Сэр, мы уже приступили к ликвидации неисправности солнечной батареи. Какие ещё будут распоряжения?

- Пока никаких, Майкл, хотя пригласите ко мне Тома.

- Сэр, в настоящий момент Том проходит курс санитарной обработки в шестом блоке станции, но после помывки он обязательно явится к вам.

- Вот так всегда, - с ожесточением хлопая ладонью по панели главного пульта возмутился командир, - как только что-то случается на станции, так обязательно кто-то чем-то оказывается занят.

Тяжёлые раздумья командира были прерваны предупреждающей надписью на экране монитора:

- «Предупреждение! Необходима срочная коррекция полёта станции. Дальнейший полёт без коррекции курса невозможен!»

- Это я и без тебя знаю, электронный ящик, - просматривая предупреждение компьютера, быстро отреагировал Джон. Полёт то всё же возможен, только вот куда.

Прошло ещё несколько минут томительного ожидания прежде чем Джон вновь услышал голос своего заместителя:

- Джон, я с двумя парнями осмотрел повреждённую батарею и пришёл к однозначному выводу, что её ремонт невозможен. Несколько микрометеоритов словно пулями изрешетили её поверхность и она теперь представляет из себя дуршлаг для спагетти.

- Послушайте, Майкл, оставьте свои шуточки

при себе, сейчас мне не до них. Иными словами вы хотите сказать, что на всё время полёта к красной планете мы остаёмся без связи?

- Именно это я и хотел сказать, Джон. Мне очень жаль, сэр, но это истина, которую я не хочу скрывать от вас.

- Хорошо, возвращайтесь на борт КС и мы все вместе ещё раз подумаем, как нам выйти из этого сложного положения, - с грустью в голосе ответил командир.

В центральном посту появился астронавт, курирующий двигательную систему КС.

- Сэр, вы вызывали меня? - плавно приблизившись к главному пульту, поинтересовался астронавт.

- Как дела, Том, чем вы то порадуете своего командира? - улыбнулся Джон. Только давайте сразу же договоримся говорить мне только правду, а не то, что я хочу от вас услышать. У меня уже здесь накопилось много сюрпризов, от которых я в полном восторге. Это я шучу, конечно, Том.

- Я даже и не знаю, что вам сказать, Джон. Пока у меня нет никаких нареканий на работу двигательной системы КС. Но, всё же я подозреваю, сэр, что вас что-то озадачивает и огорчает.

- Вот именно, Том, озадачивает и страшно беспокоит одно обстоятельство, которое может поставить под сомнение всю эту нашу затею с Марсом. Понимаете, Том, у нас возникли серьёзные проблемы, как со связью с Землёй, так и в чётком отслеживании нашего курса к красной планете. На значительном расстоянии от нас наши приборы зафиксировали в космосе странный небольшого размера объект, но излучающий из себя чудовищной мощности гравитационные волны. До объекта ещё около сорока миллионов миль, но он уже оказывает на станцию определённое действие.

- В чём это выражается, Джон, этот объект приближается к нам или как-то иначе воздействует на КС.

- А это, Том, выражается в том, что в результате этих гравитационных волн наша станция постепенно начинает уклоняться от расчётного курса и, судя по всему, берёт свой курс прямо к этому объекту. Что вы можете сказать по этому поводу, хватит ли нам топлива, чтобы откорректировать наш полёт, да и вообще избавиться от этой штуковины на нашем пути.

- Сэр, - Том испуганно уставился на командира, - всё будет зависеть от того, с каким ускорением мы будем приближаться к этому объекту. Но всё же с этим шутить нельзя и мы

вряд ли сумеем противостоять этой огромной силе, которая, как огромный магнит, притягивает нас к себе. Я полагаю, что пока не поздно надо поворачивать обратно, иначе мы рискуем навсегда остаться в этой холодной и чёрной бездне.

- Хватит болтать, - грубо прервал эмоциональную речь Тома командир. Я не могу допустить, чтобы русские вновь первыми оказались на красной планете или вы забыли, что они и так наседают нам на пятки и уже через месяц полёта окажутся на этом же месте.

- Джон, не кипятитесь, вы должны понять только одно, что запасы нашего топлива не безграничны и если мы его сейчас потратим на коррекцию полёта, то вернуться назад мы уже никогда не сможем.

- Хорошо, хорошо, я спокоен, как никогда, - сжимая голову руками, простонал Джон, - но разве вы мне можете предложить какую-либо иную альтернативу тем действиям, намеченным мною.

Том на какое-то время задумался, опускаясь в соседнее кресло рядом с командиром.

- У меня, Джон, возникла одна, на первый взгляд, совершенно безумная идея, но, тем не менее, способная вывести нас из тупика.

- Ну, чего вы тянете кота за хвост, говорите

прямо, что там у вас за идея.

- Сэр, то, что нам сейчас мешает, оно нам и поможет в определённом смысле.

- Том, вы явно перегрелись, находясь вблизи от ваших двигателей, и поэтому несёте всякую чушь. Как это, то, что нам мешает, может в то же время помочь? Вы отдаёте себе отчёт в том, что говорите?

- Джон, постарайтесь спокойно выслушать меня, - заговорил Том, - ничтожная коррекция всё же возможна, но только с единственной целью уклониться от столкновения с этим объектом.

- Ну, и что это нам даст, Том, какого чёрта мы полетим куда-то в сторону от Марса.

- А у нас нет другого выхода, но есть шанс по касательной дуге пролететь мимо этого объекта и выйти на орбиту вокруг Европы - спутника Юпитера. На орбите Европы мы спокойно переждём пролёт этого космического монстра и вновь направимся уже без помех к Марсу.

- Чёрт меня возьми, Том, ваша идея имеет право на существование. Даю вам ровно два часа, чтобы совместно с баллистиками рассчитать этот манёвр и, кстати, не забудьте о топливе при своих расчётах, иначе вся эта ваша затея не будет стоить и ломаного гроша.

- Сэр, я полагаю, что на этот расчёт потре-

буется гораздо меньше времени. Наши компьютеры всегда отличались от русских электронно-вычислительных машин своим быстродействием и огромными возможностями.

- Хорошо, Том, я очень надеюсь на положительные результаты ваших расчётов, вы свободны!

 

ГЛАВА 19

После серии контрольных испытаний на орбите вокруг Земли КС «Ариадна» взяла курс на Марс. КС была значительно усовершенствована по сравнению с предыдущей станцией. Были учтены все ошибки и конструктивные недоработки, которые в своё время выявились на первой марсианской станции. Количество блоков, в которых размещалось всё научно-техническое оборудование и экипаж, было несколько уменьшено, но был увеличен их объём, что позволяло членам экипажа чувствовать себя вполне комфортно и не стеснённо на станции.

Космическая станция отдалилась от Земли уже на значительное расстояние и следовала намеченным курсом в автоматическом режиме. Командир КС Николай Козырев только что

провёл экстренное совещание со своим экипажем и находился в состоянии глубокой задумчивости. Бортовые компьютеры центрального поста выдавали Николаю информацию, которая несколько озадачивала его. На мониторе главного пульта управления полётом часто мелькало сообщение о грозящей опасности, исходящей от Земли.

- Интересно, что бы это могло быть, - в задумчивости теребил себе волосы на голове командир КС.

Николай перевёл объективы видеонаблюдения на Землю, но кроме яркого голубоватого шарика на чёрном фоне глубокого космоса так ничего и не заметил.

- Нет, всё же должно что-то быть, раз электронные средства слежения кричат мне об опасности, решил Николай и перевёл режим видеонаблюдения на максимальный режим.

Изображение планеты несколько потеряло свою устойчивость, но уже через минуту она предстала перед взором Николая во всей своей красе. И только теперь Николай заметил на голубом фоне Земли яркую сферу небольших размеров, которая явно с огромной скоростью перемещалась в космическом пространстве, отдаляясь от планеты.

- Это ещё что за фокусы, - пристально взгля -

дываясь в мониторы, подумал командир КС, похоже, что за нами летит что-то такое, которое трудно идентифицировать со всеми известными мне космическими аппаратами. По форме и по своей светимости этот объект скорее всего похож на небольшую комету, - недоумевал командир. Но, позвольте, какая, к чёрту, комета в районе Земли, этого просто не может быть. А, впрочем, пусть над этой штуковиной поломают себе электронные мозги бортовой

компьютер, - резюмировал Николай и активировал программу «Поиск».

По экрану монитора побежали различного рода значки и термины, часто прерываемые комбинациями из десятичных чисел.

- Ну, давай же, соображай скорее, - с нетерпением постукивая ладонью по корпусу компьютера, волновался командир. Так, так, что-то уже становится понятным.

Мелькание значков и чисел на экране прекратилось и высветилась сводная таблица основных характеристик загадочного объекта:

1. Объект идентифицирован, как шаровидное тело.

2. Светимость объекта превышает светимость самых ярких звёзд на прядок.

3. Температура поверхности объекта 2000 градусов Цельсия.

Диаметр объекта двадцать метров.

4. Траектория движения объекта совпадает с траекторией движения КС.

5. По всем признакам объект наделён разумным началом.

6. Другие параметры, характеризующие объект, не найдены.

Экран монитора перешёл на экономный режим работы, а Николай сильно задумался:

- Этого ещё нам не хватало, у нас и без того забот полон рот, а тут ещё эта разумная штуковина преследует нас. Господи, да когда же всё это закончится, - с ожесточением выключая монитор внешнего видеонаблюдения, мысленно воскликнул Николай.

В центральный пост медленно вплыла Надежда - первый заместитель командира по всем вопросам.

- Привет, Коля, что-то у тебя сегодня плохое настроение, - весело заметила девушка. Между прочим, на сердитых воду возят, ты слышал о такой поговорке.

- Привет, Надюша, ну как тут не грустить и не переживать, когда мои электронные помощники ежеминутно преподносят мне сюрпризы, от которых голова идёт кругом.

- Коля, спокойно, что за сюрпризы. Вроде бы

на нашей благословенной станции пока всё в порядке, нигде ничего не горит, и астероиды не атакуют нас, - засмеялась Надежда.

- Вот именно, Надя, атакуют, но не метеориты и астероиды, а какая-то диковинная штука, которая, представь себе, преследует нас. Вот, полюбуйся сама, - Николай включил компьютер.

На экране высветилась прежняя табличка с характеристиками неопознанного объекта.

- Так, Коля, я всё прекрасно вижу, - уже серьёзно отреагировала Надежда, - и это, пожалуй, неожиданный сюрприз для нас. Слушай, командир, а ты уже связывался с ЦУПом по этому вопросу или нет. Мне сдаётся, что эта космическая тварь может доставить нам массу неприятностей.

- Вот и я тоже думаю, чтобы бы это могло быть и почему эта гадость преследует нас

- Коля, ты знаешь, судя по яркому свечению этого объекта, у меня складывается такое мнение, что это плазмоид, но очень крупных размеров. Тебе просто необходимо немедленно поставить в известность ЦУП, а там уже будет ясно, как нам реагировать на это сближение с объектом.

- Слушай, Надюха, ну что бы я без тебя делал, - нежно обнимая своего помощника, заулыбался Николай. Как это я сразу не догадался, что

передо мной обыкновенный плазмоид.

Командир переместился в кресло перед главным пультом и включил связь с ЦУПом. Через несколько томительных минут Николай услышал уже знакомый ему голос Якова Ивановича:

- Я - «Заря - 1», слушаю вас, какие новости?

- «Ариадна» на связи, - быстро ответил командир КС, - Яков Иванович у нас на борту воз-

никли проблемы и требуется принимать срочные меры, чтобы избежать непредвиденного.

- Так, спокойно, Николай, докладывай всё по порядку, что там у вас за неприятности.

- Яков Иванович, наша система внешнего видео- наблюдения зафиксировала на значительном расстоянии от нас больших размеров светящийся объект, предположительно плазмоид, который, по странному стечению обстоятельств, движется с большой скоростью в нашем направлении. Что вы думаете по этому поводу?

В эфире наступила томительная пауза, после которой Николай вновь услышал спокойный голос руководителя полёта:

- Ну, это вовсе не является для нас новостью, просто мы не хотели до особого времени извещать вас об этом. Многое из того, что сейчас происходит в непосредственной близости от Земли нам ещё не понятно. Кстати, не по-

нятна сама возможность этого плазмоида перемещаться в космическом пространстве и с такой скоростью. Наши специалисты сейчас в срочном порядке изучают сейчас этот объект и просчитывают траекторию его полёта. К сожалению, с Земли мы уже не сможем помочь этому объекту изменить направление его движения, но вы, в крайнем случае, можете воспользоваться протонным излучателем.

- Яков Иванович, - занервничал Николай, - а вы уверены, что это не НЛО, а простой плазмоид, случайно вышедший на наш курс. В его поведении меня настораживает какая-то разумность.

- Это не должно сейчас тебя особо беспокоить, - продолжил Яков Иванович, - до этого плазмоида ещё очень далеко И я полагаю, что он окажется вблизи вашей КС где-то дней через двадцать, а за этот срок мы примем окончательное решение, как с ним поступить.

- Хорошо, Яков Иванович, только не затягивайте с этим делом, а то у меня такое ощущение, что я со своим экипажем уже сижу на пороховой бочке.

- Ну, Николай, ты уж слишком драматизируешь сложившуюся обстановку, во-первых, у вас на борту мощное оружие, которое вас защитит практически от любого чужеродного тела, ну, а, во-вторых, мощная поддержка с нашей сто-

роны. Ну, что молчишь, какие ещё проблемы тебя занимают?

- Яков Иванович, вы же знаете, что американцы в данный момент занимаются тем же, что и мы - летят впереди нас к красной планете.

- Конечно, Николай, мне это прекрасно известно, а что, это обстоятельство тебя сильно задевает. Ну, что тут поделаешь, на этот раз, видимо, нога американца первой ступит на поверхность Марса. Из-за нашей нерасторопности и расхлябанности мы упустили свой шанс ещё раз показать американцам большой кукиш.

- Да нет, Яков Иванович, я вовсе не о том собирался вам сказать.

- Тогда о чём же?

- Видите ли, наши бортовые приборы постоянно отслеживают их полёт, да и мы зачастую корректируем свой полёт по их координатам. Но в их траектории полёта я стал замечать постоянное незначительное отклонение от курса. Мы часто выходим на их частоты и прослушиваем их переговоры с Землёй.

- Ну, ну, продолжай, Коля, что ты замолчал, - насторожился руководитель полёта.

- Так вот в этих переговорах с Землёй просматривается какая-то странная озабоченность и нервозность. Да и это странное незапланированное отклонение полёта. Яков Иванович, но

американцы действительно уже отклонились от заданного курса на значительное расстояние, но с какой целью и зачем - это для меня остаётся загадкой.

- Коля, нам и с вами хватает забот, чтобы отслеживать полёт наших коллег к красной планете. Не забивай себе голову всякой ерундой. Я полагаю, что у них барахлит система ориентации КС в космическом пространстве, а отсюда и такие проблемы с курсом.

- Вы знаете, Яков Иванович, я хорошо знаю американских астронавтов и знаком с американской космической техникой и, на мой взгляд, такого не могло произойти с их выверенной и великолепно отлаженной техникой и тем более с системой ориентации КС. Здесь что-то другое, но что, пока для меня не ясно.

- Ну, хорошо, Николай, я обещаю тебе при очередном сеансе связи подробно доложить об изменении курса «Независимости» и возможные внешние причины этого отклонения. Ну, и несколько слов, Коля, о психологическом климате на станции. Вы уже достаточно давно в глубоком космосе и вполне вероятны трения между членами твоего экипажа.

- На этот счёт, Яков Иванович, можете не беспокоиться, все члены экипажа чувствуют себя хорошо и не находят особых причин для

ссор и разногласий.

- Ну, вот и хорошо, Коля! Как там пели очень давно: «Русский парень в огне не горит, русский парень в воде не тонет..!»

- Вот, вот, Яков Иванович, что-то в этом роде, - засмеялся командир КС.

 

ГЛАВА 20

Наташа бежала домой после жаркого трудового дня. Сегодня в «РОСКОСМОСЕ» решались многие вопросы долгосрочных исследований планет Солнечной системы автоматическими и пилотируемыми аппаратами. Руководство «РОСКОСМОСА» не могло без внимания оставить отчаянно смелое выступление Наташи на очередном заседании научного совета и поэтому её включили в состав специалистов, занимающихся только автоматическими аппаратами. Наташа не была в обиде на руководство «РОСКОСМОСА», А, наоборот, её переполняли чувства благодарности и гордости за то, что она продолжала заниматься той тематикой, которая была ей ближе всего по сердцу и совести.

Ступив на ступеньку эскалатора метро, Наташа услышала за своей спиной уже хорошо

знакомый ей голос:

- Наталья Викторовна, куда это вы так торопитесь?

Резко обернувшись, Наташа увидела за своей спиной Андрея.

- Андрей, привет, а ты откуда здесь, - обрадовалась Наташа, - вот уж не ожидала увидеть тебя здесь в это время.

- Вот, как раз самое подходящее время для встреч и свиданий, - засмеялся Андрей, протягивая Наташе руку. Рабочий день окончен и можно немного расслабиться. Кстати, Наташа, я сегодня разговаривал с нашими ребятами с КС. Теперь я являюсь официальным заместителем руководителя полёта Якова Ивановича. С восхищением взглянув на Андрея, Наташа заметила:

- Ну, что ж, я поздравляю тебя, Андрей, ты, конечно, заслужил это, да и опыта у тебя предостаточно, чтобы курировать такой ответственный полёт. Ты сейчас куда направляешься, - с надеждой заглядывая Андрею в глаза, скромно поинтересовалась Наташа.

- Да куда же я могу ещё ехать, ну, конечно же, в свою холостяцкую квартиру.

- Слушай, Андрей, мы сегодня с Артурчиком будем рады видеть тебя у нас. Кстати, сегодня у Артурчика день рождения и ты лично смо-

жешь поздравить его с этой восьмилетней датой в его жизни. Андрей, ну что ты молчишь?

- Наталка, да мне как-то неудобно, - засмущался Андрей. У вас своя размеренная жизнь, свои традиции и правила, а тут я приду и буду вас смущать своими разговорами.

- И вовсе нет, Андрей, мы всегда рады тебя видеть, а для Артурчика ты вообще, как легенда российской космонавтики. Он безумно будет рад тебе.

- Ну, против такого натиска я не могу устоять, - поднимая обе руки вверх, засмеялся Андрей. Слушай, Наташа, я без подарка ни за что не появлюсь у вас, по пути заглянем в супермаркет и купим что-нибудь твоему сыну.

- Да брось ты, Андрей, купи ему коробку конфет, он и этому будет несказанно рад.

- Нет, Натуль, я так не могу, ты не забывай, что у тебя не просто восьмилетний малыш, а уже вполне сформировавшаяся личность с задатками маститого учёного.

- Ну, хорошо, по пути мы как раз будем проходить мимо книжного магазина. Подари ему какую-нибудь новинку из научно-технической литературы. Я просто уверена, что этим подарком ты окончательно покоришь его сердце. Впрочем, он и так тебя безумно любит и боготворит и очень гордится твоими космически-

ми достижениями.

- Хорошо, Наташа, книгу так книгу, - обнимая Наташу за плечи, нежно прошептал Андрей.

Артур сидел в гостиной и смотрел последние новости. Теперь каждый выпуск новостей начинался с репортажа о полёте российской и американской космических станций к красной планете. Артур сделал звук погромче и приготовился слушать. Диктор первого канала бодро вещал: « Российская космическая станция «Ариадна» продолжает свой полёт к Марсу. По словам командира КС все системы станции работают в расчётном режиме, самочувствие космонавтов хорошее. На Солнце в последнее время отмечена сильная активность, что явилось причиной образования в непосредственной близости от Земли сгустка плазмы в виде плазмоида, который, к счастью, уже миновал Землю и с большой скоростью направляется в сторону Марса. Наши учёные несколько опасаются за судьбу КС. По странному стечению обстоятельств, этот плазмоид направляется к нашему космическому аппарату. В настоящее время учёные и баллистики просчитывают точное направление движения этого объекта, чтобы предотвратить возможное столкновение его с КС. Иностранные СМИ только что передали экстренное сообщение со ссылкой на офици-

альный отчёт космического центра в Хьюстоне. Американские учёные с помощью телескопа «ХАББЛ» обнаружили между орбитами Марса и Юпитера космического пришельца из дальнего космоса. Ещё совсем недавно в этом районе космоса было относительно спокойно за исключением огромного количества астероидов и метеоритов, которые всегда угрожали и продолжают угрожать космическим исследовательским аппаратам. По словам американских астрономов космический пришелец представляет из себя небольшое по космическим масштабам тело, но несущее в себе чудовищной силы гравитацию. Телескопом уже отмечены яркие вспышки на его поверхности от падения на него астероидов и метеоритов. Появление этого монстра в Солнечной системе вызывает тревогу у специалистов НАСА, которые в настоящее время следят за полётом их станции «Независимость». Отмечено некоторое изменение курса полёта в сторону этого загадочного объекта. В настоящее время на КС принимаются все меры, чтобы исключить отклонение станции от намеченного курса. На этом мы заканчиваем обзор космических новостей. После блока рекламы смотрите продолжение наших новостей, оставайтесь с нами…»

Артур выключил телевизор и задумался. Его

размышления были прерваны звонком в дверь. Мальчик соскочил со стула и быстро открыл входную дверь.

- Ну, здравствуй, дорогой, - обнимая сына с порога, обрадовалась Наташа. Я так волновалась, что тебя не будет дома, а ты как раз на месте. Артурчик, посмотри, кто к нам пришёл.

- Привет, Артур, как поживаешь, как твои успехи в школе, - с улыбкой поинтересовался Андрей.

- Здравствуйте, Андрей Петрович, я очень рад вас видеть и особенно сегодня в день моего рождения. Это хорошо, что вы заглянули к нам на огонёк, вот и отпразднуем все вместе мой восьмилетний юбилей, - засмеялся мальчик.

- Артур, какого рода литература тебе по душе - художественная или научная, - доставая из сумки книгу, спросил Андрей.

- Андрей Петрович, я люблю и то, и другое, но в настоящий момент я всё же больше склоняюсь к научной литературе. Хочется за свою короткую жизнь узнать об этом прекрасном мире как можно больше.

- Вот это уже слова не мальчика, а мужа, - с удовлетворением заметил Андрей, похлопывая мальчика по плечу. У меня такое ощущение, что я угадал с выбором книги для тебя. На, держи, и углубляй свои научные познания.

Подумать только, Андрей Петрович, я об этой книге давно мечтал, да вот всё не было времени приобрести её. Я вам искренне благодарен за сей щедрый подарок, который я явно не заслуживаю.

- Заслуживаешь, заслуживаешь, это за твою любовь к матери, за хорошие оценки в школе

и вообще за то, что ты идёшь по правильному пути в жизни.

- Так, мужчины, - донёсся с кухни голос Наташи, - идите мойте руки и садитесь к столу, я сейчас быстро всё разогрею.

- Андрей Петрович, - хитро прищурившись, спросил мальчик, - вам нравится моя мама или нет? Вы знаете, я уже давно наблюдаю за вами и мамой и у меня складывается такое мнение, что вы вовсе не равнодушны к Наталье Викторовне или я ошибаюсь.

Андрей, совершенно не ожидая от мальчика такого прямого вопроса, сильно смутился и, слегка запинаясь, тихо проговорил:

- Не буду лукавить и скрывать от тебя своё отношение к твоей маме. Да, Артур, я люблю твою маму и очень надеюсь, что когда-нибудь она ответит на мои чувства к ней.

- Андрей Петрович, будьте уверены и совершенно спокойны на этот счёт, моя мама вас очень любит, это я вам совершенно точно

говорю, - садясь ближе к Андрею, доверительно прошептал Артур.

- Спасибо, дорогой мой, что ты поведал мне эту мамину тайну, а теперь расскажи, как у тебя обстоят дела в школе, да и вообще по жизни.

- Эх, Андрей Петрович, если честно говорить, то мне уже наскучила эта школьная программа, и я жду, не дождусь, когда меня переведут в старшие классы. В принципе я уже сейчас готов сдать экстерном экзамены за весь курс средней школы, но мне пока не разрешают сделать это.

- Вот и правильно, Артур, зачем опережать события, ты и так уже давно перерос своих сверстников в умственном развитии. Не надо спешить, малыш, в своё время к тебе всё придёт и возмужание и зрелость.

- Вот и вы, Андрей Петрович, называете меня малышом, как и мои космические друзья, которые мне уже достаточно надоели со своими нравоучениями и подсказками.

- Ну, извини, Артур, я больше не буду тебя так называть, а о каких космических друзьях ты только что толковал, - насторожился Андрей.

- Андрей Петрович, сейчас я не могу вам всего сказать, просто не имею права, ведь вы

непосредственно связаны в «РОСКОСМОСЕ» с марсианской темой.

- Артур, а какие такие секреты могут быть у тебя от меня и от твоей мамы. Мы, между прочим, тоже твои друзья и хотим тебе только добра. Конечно, если ты считаешь, что нам

пока рано раскрывать твою тайну, то я скромно умолкаю.

В гостиную вошла Наташа, неся на подносе запеченное мясо в сухофруктах. Гостиная моментально наполнилась необычайным ароматом специй и чего-то трудно объяснимого.

- Вот, молодцы, какие, - обрадовалась Наташа, - и стол уже накрыли, и приборы разложили. Андрей, давай открывай шампанское и сок, сейчас начнём пировать. А что это вы так горячо обсуждали минуту назад, - поинтересовалась Наташа. Давайте, друзья мои, сегодня на научные и серьёзные темы вообще говорить не будем. Сегодня день рождения у моего дорогого сыночка и я хочу, чтобы за этим праздничным столом звучали только здравицы в его честь и добрые пожелания.

- Мам, но мы ещё с Андреем Петровичем ещё не договорили одну чрезвычайно важную тему, - целуя мать в щеку, попросил мальчик.

- Всё, всё, всё, никаких занудных космических тем, сегодня только смех и веселье, - засмея -

лась Наташа.

- Ну, в самом деле, Артур, давай отложим этот разговор на более поздний срок, а сегодня будем петь и веселиться.

- Хорошо, Андрей Петрович, как скажете, мы к этой теме обязательно вернёмся и я уверен,

что многое из того, что вы узнаете, повергнет вас просто в шок.

- Действительно, интригующее начало, - засмеялся Андрей и поцеловал мальчика в лоб.

 

ГЛАВА 21

В кабинете президента США сегодня было особенно жарко от остроты темы, для обсуждения которой в Вашингтон съехались все ведущие специалисты марсианской программы. Президент весь красный от переполнявшего его гнева на руководителя марсианской программы кричал:

- Хватит оправдываться, господин Томпсон, вы просто обязаны были исключить любые неожиданности, которые могли возникнуть на борту КС. Что вы там бормочите в своё оправдание?

- Сэр, вы всё же не справедливы ко мне. Не забывайте, что это вовсе не лёгкая прогулка по гладенькой авеню, а полный риска и, кстати,

неожиданностей полёт в неизвестность. И потом, сэр, вы несколько не по адресу адресуете свой гнев. Моя служба ещё ни разу не подводила наших астронавтов, даже в самые критические минуты мы всегда были готовы и в настоящий момент тоже всегда готовы оказать астронавтам действенную помощь. Я полагаю, что главный конструктор КС - господин Гринбергс поможет нам всем пролить свет на вероятные причины прекращения связи с КС.

Господин Томпсон, не спеша, опустился в кресло, сверкнув в сторону президента злыми глазками, и закурил сигару.

- Ну, хорошо, я последую вашему совету, господин Томпсон, и выслушаю исповедь главного конструктора КС. Господин Гринбергс, что вы там прячетесь за спинами ваших коллег, мы все ждём ваших объяснений, и я вам очень советую не хитрить и не юлить, а говорить только чистую правду, от которой, кстати, будет зависеть ваша дальнейшая карьера.

- Господин президент, уважаемые господа, - высокомерно начал своё выступление господин Гринбергс, - сразу же хочу отвести от себя любые подозрения и обвинения в отношении каких-то недочётов в конструкции КС. КС «Независимость» прошла целый ряд, как наземных, так и орбитальных испытаний и зарекомендо -

вала себя, как самый надёжный и самый лучший в мире космический аппарат, которому нет равных.

- Господин Гринбергс, прекратите паясничать и выпячивать свою службу, ваша словесная трескотня у меня уже вот, где сидит.

Президент характерным жестом указал себе на воротник пиджака.

- Говорите по существу, чёрт бы вас побрал, какие вероятные причины отказа связи с КС, - кипятился президент.

- Сэр, я не привык, чтобы со мной так говорили, и требую к себе нормального человеческого отношения, в конце концов, я вам не мальчик для битья, - гордо вскинув седеющую голову, быстро проговорил господин Гринбергс.

- Да вы понимаете, что мы сейчас находимся в полном неведении о состоянии КС. И вы ещё смеете мне заявлять, что я на вас повышаю голос.

- Сэр, разрешите мне, - поднимаясь со своего кресла, заговорил министр обороны.

- Я уже знаю, что вы мне сейчас скажете, господин Балдерс, - ехидно улыбаясь, заметил президент, - это всё рука Москвы и во всём виноваты наши соперники по марсианской гонке.

- Отнюдь, сэр, мне представляется, что связь прекратилась по вине достаточно странного

объекта, который был зафиксирован нашим орбитальным телескопом.

- Какого чёрта я узнаю это только сейчас и что это за объект? - искренне изумился президент.

- Сэр, эти данные моя служба получила буквально накануне нашего совещания от специального видеослежения за дальним космосом. Я ещё не успел вам доложить.

- Это вы своей жене можете не успеть доложить, что задержались на работе по причине любовной интрижки с вашей секретаршей, а мне вы обязаны докладывать обо всём немедленно, понимаете вы это или нет.

- Сэр, я понимаю ваше эмоциональное состояние, но позвольте мне продолжить.

- Ну, хорошо, можете продолжить, но говорите только по существу дела.

- Господин президент, мы предполагаем, что данный объект совершенно неожиданно вторгся в пространство Солнечной системы из глубин далёкого космоса. Кроме всего прочего, наши специалисты отмечают чрезвычайно высокую плотность этого объекта при достаточно малых его размерах. Сначала мы предполагали, что данный объект представляет из себя микро чёрную дыру, но по мере более тщательного изучения этого небесного посланца, специалис-

ты пришли к выводу, что это компактное небесное тело, обладающее чудовищной гравитацией, сравнимо с гравитацией Юпитера. На поверхности этого объекта отмечены яркие вспышки от падений астероидов. Лично я не вижу никаких других причин прекращения связи с нашей КС, хотя возможны и другие версии, скажем разрушение солнечных батарей микрометеоритами. Версия с русскими никак не проходит. Их КС находится ещё достаточно далеко от нашего космического аппарата и не могла никак воздействовать на него. Кстати, плазмоид - наше рукотворное детище продолжает успешно следовать за русской станцией и я полагаю, что совсем скоро мы все с облегчением вздохнём, избавившись раз и навсегда от этой помехи в космосе.

- Не делайте поспешных выводов, Билл, я уже давно не верю вашим обещаниям и заверением. Господа, я полагаю, что нам пора сделать небольшой перерыв, чтобы в заключительной стадии нашего совещания выработать окончательное решение по КС.

 

* * *

Космическая станция «Независимость» постепенно и неотвратимо отклонялась от заданного курса полёта в результате действия гравитационых сил межзвёздного скитальца. Все мониторы центрального поста пестрели сообщениями об отклонении КС от курса.

- Проклятая хвалёная техника, - с ненавистью, попеременно выключая мониторы, цедил сквозь зубы командир КС. Том и Майкл, - прокричал в микрофон командир, - где вас черти носят, в самый ответственный момент вы где-то прохлаждаетесь. Немедленно пройдите в центральный пост.

Время шло, а вышеназванные астронавты так и не появлялись.

- Канальи, - кипятился Джон, - нет, они определённо хотят довести меня до белого каления.

Наконец, в проёме двери центрального поста нарисовались фигуры двух астронавтов.

- Да, господа, вас только за смертью посылать, - бросая гневные взгляды на астронавтов, с ненавистью констатировал командир.

- Командир, мы позволили себе немного задержаться лишь по причине неготовности результатов расчёта коррекции движения КС. Но теперь, судя по всему, у нас на руках имеется то, что позволит нам без особых проблем избежать не желаемую встречу с этим космическим монстром.

- Хорошо, Том, я жду ваших объяснений, - уже более спокойным голосом заговорил командир.

- Знаете, Джон, нашему главному компьютеру пришлось изрядно попотеть, чтобы в итоге выдать нам единственно правильное решение.

- Интересно будет послушать, Том, что это там нагородил ваш компьютер.

- Сэр, в последние два года мы постоянно занимались только Марсом, оставив в стороне другие планеты Солнечной системы. Но теперь настало время освежить в нашей памяти некоторые вопросы и из этой не менее занятной тематики. Кстати говоря, если нам удастся этот манёвр, то мы сможем получить не менее интригующий материал, находясь на орбите вокруг спутника Юпитера, я имею в виду Европу.

- Ну, хорошо, Том, я не возражаю, но я надеюсь, что ваша лекция об этом районе Солнечной системы не займёт много времени. Я знаю, что вы большой любитель поболтать и поэтому всё время сами себя контролируйте.

- Джон, вы опять не справедливы ко мне. Поверьте мне, что я желаю нашему космическому предприятию только успеха. А чтобы это осуществить, необходимы - терпение и полная информация обо всём, что нам может пригодиться и помочь и то, что в какой-то момент нам может угрожать.

- Послушайте, Том, не надо делать из меня

идиота, я прекрасно ознакомлен о всех планетах Солнечной системы и полагаю, что ваша информация будет совершенно излишней в данной сложной ситуации. Давайте по существу вопроса и не надо вспоминать школьную программу, которую в своё время я прекрасно знал.

- Хорошо, сэр, я скоро закончу. Короче говоря, Джон, мы в скором времени подвергнем нашу станцию серьёзным испытаниям, пролетая сквозь рой астероидов.

- Том, мне и без вашего глупого комментария совершенно ясно, что нас несёт в саму преисподню.

- Должен вас всё-таки успокоить, Джон, что эти гигантские куски породы разбросаны в пространстве на значительное расстояние друг от друга и поэтому у нас, безусловно, будет время вовремя уйти от прямого столкновения с ними.

- Ну, хорошо, что там ещё у вас, не тяните напрасно время, - начал выходить из себя командир.

- Сэр, если наш компьютер не врёт, то достаточно скоро мы выйдем на орбиту вокруг Юпитера, а затем и вокруг спутника его Европы, на котором обнаружены огромные запасы воды под ледяным панцирем планеты. Вот видите, как хорошо всё складывается, Джон, от жажды мы теперь уже точно не помрём. Представляете себе, целый океан жидкой воды, - засмеялся Том.

- Я полагаю, что в данной ситуации ваш юмор, Том, совершенно не уместен.

- Кстати, Джон, знаете почему русских невозможно победить? Потому, что они сильны духом и всегда верят в благополучный исход, чтобы с ними не происходило.

- Мне это известно, Том, не надо меня поучать, занимайтесь лучше своим делом. Если у вас всё, то я вас больше не задерживаю. Оставьте мне результаты ваших расчётов по коррекции движения КС.

- Сэр, но я всё же ещё хотел не на долго занять ваше внимание.

- Всё, достаточно, Том, вы утомили меня своим скучным повествованием. Давайте теперь займёмся конкретным делом, нам предстоит сложный участок пути, который чреват всякого рода неожиданностями и опасностями, и дай нам Бог когда-нибудь снова увидеть голубое небо над своими бестолковыми головами.

 

ГЛАВА 22

Благополучно миновав зону микрометеоритов КС «Ариадна» продолжала свой полёт в относительно спокойном участке космоса. Преодолев расстояние в несколько десятков миллионов километров, КС вышла на заключительный этап полёта к красной планете. Перед взором российских космонавтов во всей своей красе открылся лик красной планеты, хранившей в себе ещё много неразгаданных тайн.

- Надежда, когда у нас очередной сеанс связи с Землёй? - поинтересовался командир КС у своего заместителя. Ты знаешь, до долгожданной встречи с Марсом остаётся всего ничего, а этот плазмоид упорно следит за нами. Если так и дальше пойдут наши дела, то через пару суток он нас догонит, а что будет потом, одному только Богу известно.

- Нет, Коля, ты не прав. Что будет потом, известно не только Богу, но и мне, как твоему первому помощнику и, я надеюсь, хорошему другу, - улыбнулась Надя.

- Ну, ну, интересно послушать мысли умного человека, - засмеялся Николай, поворачивая лицо к Надежде.

- Так вот, Коля, хочу тебе напомнить, что очередной сеанс связи на сегодня не запланирован, а с плазмоидом, я полагаю, мы и сами справимся. Для этого у нас на КС припасено

очень хорошее средство, которое нас и на этот раз не подведёт.

- Надюха, ты как всегда права, - с восхищением глядя на девушку, резюмировал Николай. Но кроме незапланированной связи возможна и экстренная связь, к которой можно прибегнуть в любое время суток. Ну, да ладно, Надя, это всё лирика, а теперь нам надо обсудить с тобой вопросы, связанные с высадкой троих наших товарищей на поверхность Марса. Необходимо подготовить и тщательно проверить спускаемый аппарат на предмет нормального функционирования всех его систем. Возьми к себе в помощники Олега и Александра, это толковые парни, знающие своё дело, да и на тренировках они показали блестящие знания по конструкции спускаемого аппарата.

- Хорошо, Коля, я так и поступлю, - смотря на мониторы центрального поста, быстро ответила девушка.

Тем временем спокойная картинка на мониторе главного компьютера сменилась на беспорядочное мерцание цифр, символов и других непонятных информаций.

- Это ещё что за чёрт, - весь напрягся командир, - что происходит с нашим главным электронным мозгом?

- Коля, быстро активируй программу защиты от

внешних помех, - закричала Надежда, подскакивая к главному пульту. Неужели ты не понимаешь, что сейчас произойдёт сбой во всех системах КС.

Николай быстро нажал на панель перезапуска компьютера и через минуту ввёл нужную программу защиты.

- Коля, да ты только посмотри, что делается, - показывая рукой на монитор, тихо проговорила Надежда.

Картинка на мониторе главного компьютера стабилизировалась и на его голубом фоне чётко проступили очертания ослепительно яркого плазмоида, который с невероятной скоростью приближался к КС. Командир двумя руками схватился за микрофон:

- Олег, немедленно пройди в четвёртый блок и подготовь протонный излучатель к работе, похоже, сегодня нам предстоит жаркий денёк. По готовности протонной пушки сразу же сообщи мне. Так, Надюха, немедленно свяжись с Варварой и Александром. Пусть они займутся системой безопасности и живучести станции.

- Коля, я всё поняла и немедленно приступаю к исполнению, - по-военному отчеканила Надежда.

- Давай, давай, Надюха, сейчас каждая минутка на вес золота.

Николай внимательно вглядывался в яркое сверкающее пятно в центре монитора и с ужасом понимал, что неизбежен контакт с этим монстром.

- Чёрт, до столкновения с этим объектом остаётся совсем мало времени и надо принимать быстрое решение, - лихорадочно соображал Николай.

- Олег, ну что там у тебя, почему молчишь, ты выполнил мой приказ, - почти закричал в микрофон командир.

- Командир, не надо так нервничать, - прозвучал спокойный голос Олега. Ваше указание выполнено и агрегат готов к работе.

- Олег, установи на излучателе максимальную мощность иначе нам не справиться будет с этим энергетическим чудовищем, а может быть и вовсе сгинем в этом холодном и негостеприимном космосе.

- Командир, он у меня уже давно под прицелом, я только жду твоей команды на его уничтожение.

- Олег, считай, что ты уже получил моё распоряжение, действуй.

- О,кей, командир, считай, что объект уже уничтожен.

Николай видел, как светящийся шар на экране монитора вдруг начал пульсировать слабым

голубоватым свечением, а затем разлетелся на множество осколков, которые так же ярко светились и продолжали свой самостоятельный полёт в том же направлении.

- Командир, - вновь в динамике раздался голос Олега. Внешняя опасность для КС сохраняется. По неизвестной мне причине объект распался на множество самостоятельных микрообъектов, которые продолжают своё движение в нашем направлении.

- Да я и сам это прекрасно вижу, Олег, попробуй ещё раз активировать излучатель, надеюсь, что заряда энергии его хватит на несколько залпов.

- Безусловно, Коля, стрелять ещё можно много раз, но эта штуковина спроектирована так, что работать может только по единичным объектам, а здесь, как ты сам видишь, их уже сотни. На такое количество мелких объектов даже прицелиться толком невозможно.

- Ну, хорошо, - начиная сильно нервничать, закричал в микрофон Николай, - так что ты

предлагаешь - сидеть и ждать пока этот свирепый рой огненных ос поджарит нас.

- Командир, всё не так плохо, как ты это себе представляешь.

- А что здесь представлять, Олег, по-моему, здесь уже всё ясно.

- Коля, судя по всему, после взрыва этого плазмоида осколки разлетаются веером и большая часть из них пролетит мимо нас. Есть такая вероятность, что несколько огненных осколков всё же обретут свой покой на внешних обводах КС, но это всего лишь моё личное предположение и не более того.

- Да вот, в том то и дело, Олег, что, даже два или три осколка могут натворить много бед на станции, которые нам вовсе ни к чему.

Командир в сильной задумчивости взял в руки микрофон:

- Варвара, Саша, как у вас обстоят дела, доложите о принятых вами мерах по сохранению живучести КС.

- Командир, мы приняли все меры безопасности в отношении КС, - быстро ответил Александр. Включено защитное поле вокруг станции, но мы не уверены, что его мощности хватит, чтобы противостоять этой дряни, которая приближается к нам с огромной скоростью.

- Думаю, что на этот раз всё обойдётся и осколки пролетят мимо, да это даже не осколки в прямом смысле этого слова, а небольшие капли горячей плазмы.

- Будем надеется на это, командир, - бодро ответил Олег и выключил бортовую связь

Николай стоял перед иллюминатором КС и с

восхищением смотрел на гигантский, с двумя полярными шапками красновато-бурый шар, который с каждым часов обретал всё более реальные очертания и размеры. На этот раз почти вся поверхность Марса была свободна от постоянно туманящих его лик пылевых бурь и поэтому на поверхности планеты уже чётко проступали контуры многочисленных каналов и кратеров.

Николай отделился от иллюминатора и зафиксировал ремнями своё тело в пилотском кресле. Последние ошеломляющие события на какое-то время вывели командира из равновесия. Всегда психологически устойчивый, рассудительный и спокойный человек, постепенно превращался в мнительного, осторожного и неуверенного в себе космонавта - новичка. Николай, в общем-то, и сам понимал, что, что с ним происходит что-то неладное, но никак не мог обуздать свои эмоции и сомнения.

- Нет, так дальше продолжаться не может, - успокаивал и подбадривал сам себя Николай. Уже мои товарищи начинают мне подсказывать выход из того или иного тупика, в которые зачастую попадаю я.

Николай закрыл глаза и усилием воли заставил себя расслабиться. По всему его телу разлилась приятная волна неги, от которой сразу же

захотелось спать. Командир спал и не знал, что, что уже давно его главный компьютер высвечивает на мониторе предупреждение о разгерметизации некоторых блоков станции. В сознании Николая пёстрой чередой проносились видеосюжеты быстрого сна, слышались звуки музыки и какие-то голоса, среди которых Николай явственно различал голос Надежды:

- Коля, ну ты даёшь, нашёл время для сна.

Николай быстро открыл глаза и бросил осторожный взгляд на монитор.

- Коля, да что с тобой, - тряся командира за плечи, кричала Надя, - давай быстро приходи в себя, у нас на станции опять проблемы.

- Не надо так кричать, Надежда, я и так тебя прекрасно слышу, что опять стряслось.

- Командир случилось самое худшее, что только можно было себе предположить. Повреждены два блока с запасами питьевой воды. Эти

огненные осколки плазмы всё же сыграли свою зловещую роль. Короче говоря, командир, у нас остаётся запас воды только на три месяца.

- Так, спокойно, - сам себе мысленно приказал командир, - надо взять себя в руки, иначе я просто сойду с ума от этих космических сюрпризов.

 

ГЛАВА 23

Артур со скучающим видом сидел в классе на уроке естествознания и часто обращал свой взор на каркающих за окном больших серых ворон, которые никак не могли поделить между собой грязный кусок мяса, ни весть откуда появившийся на школьном дворе. Преподаватель естествознания - маленького роста мужчина лет шестидесяти медленно прохаживался между столами учеников, попутно излагая тему урока:

« Происхождение человека». Глядя на его выражение лица и монотонную речь, сразу же становилось понятным, что эта тема ему смертельно надоела.

- Итак, ребятки, вы должны усвоить то, что я вам сейчас излагаю, - устало глядя на своих учеников, продолжил преподаватель, - теория эволюции жизни на Земле от простого к сложному обрела своё право на существование уже

много лет тому назад. Основоположником этой теории является учёный Дарвин, который убедительно доказал происхождение человека от обезьяны.

Преподаватель подошёл к столу, за которым сидел Артур, и сделал паузу.

- Так, молодой человек, ну а вы, позвольте вас спросить, почему так заинтересованно следите за вознёй этих пернатых существ, а не за моей речью? Вам что, совсем не интересно проис-

хождение человека?

Артур перевёл свой взгляд на очки преподавателя и нехотя ответил:

- Вы знаете, Евгений Франциевич, меня совершенно не интересует теория Дарвина о происхождении человека, поскольку она ошибочна в своей основе.

Преподаватель изумлённо уставился на мальчика и через непродолжительную паузу поинтересовался:

- Так, Артур, а вот это уже что-то совершенно новое. Интересно будет нам всем выслушать твоё мнение на эту проблему.

- Ну, во-первых, Евгений Франциевич, если уж вы считаете эту теорию верной, то тогда объясните мне - глупому человеку, от кого тогда произошла обезьяна.

Преподаватель снял очки и с испугом посмотрел на мальчика.

- Ну, сейчас не время и не место, Артур, так глубоко раскрывать эту тему, но после уроков я тебе обязательно расскажу всё по порядку. А вот ты прямо сейчас и буквально в нескольких словах обоснуй своё утверждение в неправомерности всем известной и всеми признанной теории происхождения человека.

Преподаватель с видом победителя, не спеша, сел за преподавательский стол и жестом руки

пригласил Артура проследовать к классной доске.

- Итак, Артур, мы все тебя очень внимательно слушаем, но учти, если твоё утверждение будет носить чисто голословный характер, то я вынужден буду поставить тебе единицу.

- Мне кажется, Евгений Франциевич, что вам не придётся краснеть за своего ученика, - с гордостью ответил Артур, выходя к доске. Я прошу полной тишины и внимания, чтобы мои мысли дошли до вас, - начал говорить мальчик. Итак, происхождение человека с иной точки зрения! Первоначально наша планета была засеяна панспермием, после того, как остыла и стала формировать геологическую структуру, первичную атмосферу.

- Интересно, Артур, - поинтересовался преподаватель, - ну, а ты то сам знаешь, что такое «панспермий»?

- Ну, разумеется, Евгений Франциевич, - продолжил своё выступление Артур. Это название придумали наши учёные для «зародышей жизни» - первичных клеток, содержащих универсальный набор ДНК, способных существовать и в космическом холоде и в жерле вулкана. Это очень простые клетки, похожие на вирусы, это своеобразный «вирус жизни». Из этих

первичных клеток начинает развиваться жизнь в соответствии с теми условиями, в которые они попадают. Может быть белково-углеродная жизнь, белково-кремниевая, кристаллическая, металлическая, и ещё многие другие формы жизни.

- В таком случае, Артур, у меня возникает вопрос, а что такое по твоему мнению вообще жизнь? - спросил преподаватель.

- Ответить конкретно на ваш вопрос, Евгений Франциевич, совсем не просто. Дело в том, что ваше понятие о жизни сугубо материалистическое. На самом деле само существование Мироздания - это грандиозная жизнь Сверхсущности - Абсолюта. Жизнь в вашем понимании - это существование материи, построенной из аминокислот, но во Вселенной живыми могут быть

и субстанции из другого вещества и даже чисто волновые, бестелесные формы жизни. Сначала первые расы людей существовали только в тонких телах. Хотя на планете не существовало «завесы» между астральным и ментальным планами, существование разумных существ в воплощённом виде ещё не получило распространения. Тела воплощения тогда ещё не рождались от разумных существ, воплощение происходило методом «осенения», то есть, вхождением астрального существа в готовое

тело живого существа.

- А вот скажите, Артур, в то далёкое время на других планетах уже были люди, такие же, как мы? - хитро улыбнулся преподаватель.

- Во Вселенной процесс формирования материальных миров происходил практически параллельно, с разрывом в несколько миллиардов лет, в космических масштабах это небольшой период. Итак, на других планетах, имеющих отличающиеся геологические условия, процесс формирования тел проявления мог идти по другому, но общая тенденция развития присуща всему Мирозданию. Есть цивилизации, значительно опережающие земную, но это всего лишь миллионы лет. В результате космической катастрофы, связанной с вторжением огромной кометы, изменилось положение планетного тела в пространстве, растительноядные динозавры погибли практически сразу, а хищные постепенно уходили из воплощения. Ко времени космической катастрофы млекопитающие уже появились на Земле и новые условия были благоприятны для их эволюции.

Существование современного человечества обязано не только эволюции животного мира Земли, но и помощи со звёзд. Несколько цивилизаций принимали участие в создании человеческого существа, которое приняло тот внешний

облик и сознание, как и сегодняшние люди. Люди со звёзд приняли участие в грандиозном эксперименте. Они стали прародителями современного человечества. Это не означает, что они вступали в совокупление с аборигенами, но были осуществлены мероприятия, которые близки по нашим понятиям к генной инженерии, и потомки аборигенов уже имели все признаки современных людей.

- Ну, да, Артур, тебя послушать, так прямо красивая сказка какая-то, - засмеялся преподаватель. Ладно, продолжай, время у тебя ещё есть.

- Спасибо, Евгений Франциевич, - вежливо ответил мальчик и вдохновенно продолжил:

- Восемь пар были созданы в результате этого эксперимента. Они были наделены всеми качествами, присущими современным людям. Дальнейшая эволюция происходила при их непосредственном участии в течение нескольких миллионов лет. Современное человечество является потомками этих восьми пар и аборигенов - приматов. Духовные существа стали входить в тела проявления уже с рождения. Современное человечество стало самостоятельным социумом, развивающимся по Законам Космоса. Теперь вам предстоит узнать, какие цивилизации стали прародителями современного челове-

чества. Три звёздных семьи принимали участие в этом проекте - это семьи Сириуса, Плеяд и Кассиопеи. Звёздные семьи отличаются и по внешнему виду, хотя все их тела проявления были антропоморфными. Звёздные семьи отличаются и по устройству общества. Между собой они установили нейтралитет, но общественное развитие происходило у них по-разному. Цивилизация с Сириуса является высокотехнологической цивилизацией, достигшей значительных успехов в покорении пространства и времени. Цивилизация Плеяд является магической цивилизацией, достигшей невероятного взаимодействия с силами природы, можно сказать, что они научились использовать Законы Космоса во благо. Они тоже научились максимально использовать свойства пространственно-временного континуума без технологий, но соединяясь с силами природы. Цивилизация Кассиопеи стала наследницей обеих семейств, это более молодая цивилизация, её жители развиваются в соответствии с запросами населения, это самый развитый общественный строй, идеальное общество.

Все цивилизации наблюдают за результатами своего эксперимента, но не вмешиваются в развитие нашей Земли и её населения.

- Если так всё хорошо, то почему вся пресса насыщена сообщениями о похищении инопланетянами людей? - ехидно заметил преподаватель.

- А это другая раса, которая не является прародительницей земной цивилизации. Эти инопланетяне приходят из параллельных пространств для исследований, они не являются членами галактического союза и не соблюдают условий договора. Но наши прародители не дают им развернуться, преследуют их, хотя те, которых мы уже окрестили «серыми» всё же успевают появляться на Земле, делать свои дела и исчезать. «Серые» изучают нас как кроликов. Нельзя давать им повода для этого действа, нельзя с ними общаться.

- Ну, хорошо, Артур, ты можешь сесть на своё место, все мы здесь в достаточной степени наслушались твоих фантастических басен и о планетянах, и о происхождении человека. Надо сказать, что ты обладаешь удивительной способностью фантазировать и поэтому я по достоинству оценю твоё выступление, которому ты посвятил практически весь мой урок. Значит, за твои литературные и ораторские экзерсисы я ставлю тебе пятёрку, а вот за фантастическую совершенно необоснованную теорию космического происхождения человека пока только - единицу. По совокупности двух оценок,

которые в сущности противоречат друг другу, вывожу тебе среднюю оценку - тройку!

- Евгений Франциевич, - обиделся Артур, - вы всё-таки не справедливы ко мне. Я просто хотел довести до вас до всех космические истины, которые известны всему межгалактическому содружеству и моим личным друзьям. Но, видимо, я ломлюсь в закрытую дверь, - садясь за свой стол, насупился мальчик.

- Интересно, Артур, о каких это друзьях ты говоришь, - засмеялся преподаватель, закрывая классный журнал. Может быть ты имеешь в виду инопланетян с твоих звёзд, так, пожалуйста, сделай милость, пригласи их к нам в школу, мне ужасно хочется с ними познакомиться.

- Нет, Евгений Франциевич, я вас хочу огорчить, - снова отворачиваясь к окну, тихо ответил Артур, - с вами они знакомиться никогда не станут.

- Это ещё почему, - удивился преподаватель.

- Видите ли, Евгений Франциевич, ваш уровень умственного развития на сегодня соответствует умственному развитию наших прародителей миллионы лет назад.

- Так, Артур, твои едкие замечания и выводы выходят уже за рамки тактичного поведения и поэтому завтра в школу ты приходишь с ро-

дителями. Тебе всё ясно?

- А мои родители, Евгений Франциевич, погибли ровно семь лет назад во время первой марсианской экспедиции, - закрывая лицо руками, тихо проговорил мальчик.

- Ладно, Артур, извини меня за резкие слова, но согласись, что так вести себя со старшими людьми просто непозволительно, - гладя рукой мальчика по голове, прошептал преподаватель.

 

ГЛАВА 24

Космическая станция «Независимость», совершив незапланированный манёвр, продолжила свой полёт, но теперь уже мимо Марса. Для

коррекции движения станции потребовалось значительное количество топлива и, теперь перед экипажем американской станции стояла дилемма: или полностью довериться бортовым компьютерам, которые по заведённым в них новым программам должны были вывести КС на орбиту вокруг Европы, или в ручном режиме пытаться вернуться на прежний курс к Марсу.

- Проклятье, - цедил сквозь зубы командир КС, - сдаётся мне, что не видать нам Марса, как своих ушей. Этот чёрный пришелец из далёких

миров сбил все наши карты и теперь неизвестно чем всё это закончится.

Командир с ожесточением надавил на несколько панелей главного пульта.

- Майкл, зайдите ко мне и пригласите всех остальных, надо обсудить некоторые вопросы.

- Командир сию минуту будем, - раздался голос Майкла в динамике.

Космическая станция, набирая скорость от приливных гравитационных сил чёрного объекта, входила в зону пояса астероидов. На мониторах главного пульта то и дело появлялись предупреждающие надписи о вероятном столкновении с тем или иным крупным астероидом. Через несколько минут в центральный пост

вплыли четверо астронавтов, готовые внимательно выслушать своего командира.

- Ну, что, господа, - бодро начал командир. Какие будут мнения о дальнейшей нашей работе?

- Сэр, позвольте мне, - скромно попросил слово Майкл.

- Я вас слушаю, Майкл.

- Командир, наши дела не так уж и плохи. Этот тёмный, таинственный объект поглотил уже в себя огромное количество мелких и средних размеров метеоритов и астероидов и с невероятной скоростью удаляется от нас. В ре-

зультате нашей коррекции движения КС, мы избежали прямого столкновения с ним, и я полагаю, что мы полностью освободимся от его влияния уже через трое суток.

- Ну, что же, - приободрился и повеселел командир, - это ваше сообщение меня радует и вселяет надежду на возврат к прежнему курсу полёта.

- Не так всё просто, Джон. Видите ли, сейчас наша станция не в состоянии самостоятельно резко изменить направление своего полёта в пространстве, потому что находится под мощным влиянием чёрного объекта. Да и потом КС движется с невероятным ускорением и нам в любом случае придётся по гигантской дуге

выходить на орбиту спутника Юпитера. К этому моменту, по моим расчётам, объект удалится от нас на безопасное расстояние, что и позволит нам вернуться на прежний курс к красной планете.

- Ну и что, это ваше единственное опасение или вы мне ещё что-то приготовили на закуску, - занервничал командир.

- Есть, командир, один момент во всей этой космической чехарде, который может перечеркнуть все наши усилия.

- Что вы там мямлите, говорите толком, что там у вас ещё припрятано для меня.

- Сэр, я вовсе не хочу вас пугать, но этот чёрный гость из бездны с невероятной скоростью движется в направлении Юпитера и на всем надо молить Бога, чтобы не случилось самого страшного, - столкновения этих двух гигантов.

- Вот уж, действительно, радостная информация, сверкая глазами на Майкла, - заметил командир. Ну, а вы, Том, что скажете по этому поводу, какие у нас шансы выжить, если возможное столкновение станет явью?

- Командир, - спокойно начал Том, - ситуация довольно сложная. Судя по всему, во время предположительного столкновения объекта с Юпитером мы, по расчётам моего компьютера,

должны будем находиться, как говорится, за спиной планеты, которая, вероятно, и защитит нашу КС от последствий чудовищного взрыва. Но всё будет зависеть от того, на какое расстояние приблизится объект к Юпитеру. Вероятность того, что пришелец пролетит мимо Юпитера достаточно велика, но всё же нам следует принять меры безопасности, как для самих себя, так и для станции в целом.

- Это мы, безусловно, сделаем, но всё же надо попытаться восстановить связь с Хьюстоном. Стив, кажется именно вы с Энтони занимались ремонтом повреждённой солнечной бата-

реи.

- Сэр, смею вам напомнить, что тогда мы все пришли к однозначному решению, что эта батарея восстановлению уже не подлежит. Но нам всё же удалось переключиться на соседнюю батарею, но оказалось, что её мощности не хватает, чтобы связываться с Землёй. Конечно, можно подключиться сразу к нескольким батареям, но это чревато потерей большого количества общей энергии на КС и выходу из строя всех бортовых компьютеров и агрегатов КС. То есть я хочу сказать, что всё же мы можем посылать в сторону Земли короткие сигналы, но я просто уверен, что они просто

потеряются в космическом шуме сигналов и помех.

- Вот и займитесь этой проблемой, господа, сейчас нам, как никогда, нужен дельный совет с Земли. Так, господа, что у нас сегодня ещё запланировано обсудить, - обводя собравшихся испытующим взглядом, поинтересовался командир.

- Командир, я полагаю, что об этом даже и не стоит говорить, - осторожно начал Стив.

- О чём это вы, - насторожился командир. Запомните раз и навсегда, Стив, что в космосе не может быть пустяков. Любой пустяк в неумелых руках может обернуться катастрофой.

Давайте, выкладывайте, что там у вас за пустяк.

- Сэр, мы с Энтони случайно обнаружили на стенах нескольких жилых блоков какие-то странные тёмные пятна. У меня складывается такое мнение, что это обыкновенная чёрная плесень.

- Этого нам ещё не хватало, - возмутился командир. Стив, ну я надеюсь, что у вас хватило ума заняться санитарной обработкой этих блоков или всё продолжаете ждать от меня особых распоряжений. В таких случаях надо действовать быстро и решительно и главное уже самостоятельно принимать решения.

- Командир, мы с Энтони так и поступили, но, понимаете, сэр, эти пятна после обработки появляются вновь и вновь и самое главное, их количество увеличивается с каждым днём.

- Чёрт бы вас побрал, вместе с вашей плесенью, - закричал командир. Мы решаем здесь глобальные вопросы, от которых будет зависеть наша жизнь и жизнь станции как таковой, а вы не можете никак справиться с обыкновенной плесенью. Короче говоря, даю вам и вашему помощнику ровно сутки, чтобы освободить станцию от этой гадости. Вы поняли меня?

- Командир, я вас понял и, мы сделаем всё,

чтобы наша станция обрела прежнюю чистоту и комфортные бытовые условия.

- Да уж, постарайтесь, господа, иначе мне трудно будет идентифицировать вас как астронавтов.

- Джон, если вы позволите, то я сделаю маленькое дополнение к моему выступлению, -поднимая два пальца, произнёс Майкл.

- Ну, что там ещё, Майкл, давайте закругляться с нашим вынужденным совещанием, - нахмурился командир.

- Джон, особую опасность для нас представляет область на Юпитере именуемая во всех астрономических справочниках как «красное пятно».

- Ну, и что вы хотите этим сказать, я прекрасно осведомлён об этом красном пятне и не вижу в нём никакой опасности. Ну, хорошо, Майкл, вы можете высказать свои соображения на эту, с вашей точки зрения, проблему.

- Спасибо, Джон, я буду краток, - с грустью в глазах начал Майкл. Большое красное пятно - это овал огромных размеров (два земных диска). Вещество в большом красном пятне перемещается против часовой стрелки, делая полный оборот за семь земных суток. Пятно смещается относительно среднего положения то в одну, то в другую сторону. Исследования показывают, что сто лет назад его размеры были

в два раза больше. Иногда на Юпитере происходят столкновения больших циклонических систем. Одно из них имело место в прошлом веке, в результате чего красный цвет пятна поблек на несколько лет. Но уже через несколько лет произошло столкновение Большого Красного Пятна и Большого Белого Овала. Белый Овал является частью пояса облаков, с периодом вращения меньшим, чем у Большого Красного Пятна. Столкновение этих дух чудовищных вихрей продолжалось ровно месяц и вызвало общее возмущение атмосферы Юпитера.

- Ну, так я всё же не понимаю, Майкл, какую опасность для нашей станции представляет собой Красное юпитерианское пятно, - возмутился командир. Это всего лишь гигантский атмосферный вихрь.

- Сэр, я ещё не договорил, - поворачиваясь к командиру, заметил Майкл.

- Ну, хорошо, можете продолжить.

- Дело в том, Джон, что Большое Красное Пятно из-за приближения чёрного объекта резко меняет свои свойства.

- Что вы хотите этим сказать, - насторожился Джон.

- Пятно, сэр, становится чрезмерно активным. Из его центра вырываются гигантские вихри и

поднимаются на огромную высоту. Существует вероятность того, что чёрный объект упадёт именно в Красное Пятно и последствия от такого падения будут просто чудовищными.

- Майкл, к чему вы клоните, - начал расходиться командир, - из вашего сумбурного выступления невозможно уловить ничего такого, что могло бы помешать нашему благополучию. Всё-таки, что вас тревожит в атмосфере Юпитера?

- Джон, я ещё раз концентрирую ваше внимание на возможность попадания нашей КС в зону мощных вихрей, вызванных от возможного падения в Красное Пятно. И вообще, если

такое падение произойдёт, то последствия от него будут катастрофическими.

- Ну, это всё ваши теории, Майкл, зачем сейчас мы будем пугать друг друга какими-то предположениями и догадками. Планета Юпитер ещё достаточно плохо изучена и только одному Богу известно, что может случится в самое ближайшее время. Итак, господа, совещание окончено и прошу всех занять свои рабочие места, согласно штатному расписанию. Впереди нас ждут великие дела и открытия, Бог не оставит нас.

 

ГЛАВА 25

Николай уже в течение получаса держал связь с ЦУПом. Обстановка на КС требовала незамедлительного решения и поэтому в ЦУПе собрались все ведущие специалисты, курирующие проект «Ариадна». По отдельным нетерпеливым репликам специалистов можно было судить о накале страстей и серьёзности решаемых вопросов. Командир КС старался сохранять внешнее спокойствие, но в его душе постепенно разливалась какая-то тоска за проваленное дело. Николай очень внимательно выслушивал мнения конструкторов и инженеров о

возможности ремонта повреждённых блоков КС, резко прерывая их своими соображениями. Наконец, в динамике главного пульта прозвучал спокойный голос Андрея:

- Привет, Николай, я уже по тону твоего голоса вижу, что ты уже свой нос повесил. Брось эту хандру, всё будет хорошо.

Услышав голос своего наставника, Николай сразу как-то приободрился и уже с надеждой ловил каждое слово своего учителя.

- Да нет, Андрей Петрович, всё о, кей, просто я ищу выход из создавшегося положения и не вижу его.

- Так, Коля, давай всё по порядку и не надо

нервничать, ты же русский, а русские никогда не сдаются.

- Я понял вас, Андрей Петрович. Значит так, повреждены осколками горячей плазмы два блока с запасами питьевой воды. Естественно, Андрей Петрович, произошла полная разгерметизация этих блоков и часть воды вышла в открытый космос, но две трети общего запаса воды в этих блоках остались на месте. Правда, теперь это чистый лёд. Вся проблема заключается теперь в том, каким образом извлекать этот лёд из полуразрушенных блоков. Придётся надевать полное космическое снаряжение, чтобы как-то скалывать и вытаскивать куски этого льда из разгерметизированных блоков.

- Коля, погоди, а вы уже осматривали эти блоки, может быть имеет смысл их отремонтировать, заварить повреждённые места и вновь загерметизировать их.

- Вы знаете, Андрей Петрович, у нас уже проскакивала эта версия решения проблемы, но я сомневаюсь, что у нас достаточно средств, чтобы осуществить это. Да и потом эти блоки достаточно громоздки по объёму, что вызывает особую трудность в осуществлении ремонта.

- Коля, а разве мне и моему первому экипажу было тогда легко? Ты даже себе и представить не можешь, что мы тогда пережили.

В разговор Андрея с Николаем вмешался руководитель полёта:

- Я считаю, Николай, что всё поправимо и решаемо. Андрей Петрович совершенно прав, говоря о том, что космос это не проторенная дорожка, а сложный, тернистый путь и всё зависит от того, кто по нему идёт - пессимист или оптимист. Лично я отношу тебя, Коля, к оптимистам и надеюсь, что ты тоже такого же мнения о себе. Ведь главная цель, Коля, уже достигнута, вы почти вплотную приблизились к Марсу. Ещё маленькое усилие и вы оставите свои следы на пыльных дорожках планеты. Вот я сейчас передам слово главному конструктору, который предоставит тебе массу советов, как по этим двум блокам, так и по всей станции в целом.

- На связи Денис Яковлевич, приветствую тебя, Николай, как твоё самочувствие и самочувствие твоих товарищей.

Надо сказать, что из-за огромного расстояния до Марса в несколько десятков миллионов километров связь с «Ариадной» постоянно прерывалась на несколько минут и только по прошествии этого времени космонавты и сотрудники ЦУПа могли вновь слышать друг друга в эфире.

- Спасибо, Денис Яковлевич, у нас всё хорошо,

только вот не совсем всё благополучно с самой КС. Существует вероятность того, что через три месяца экипаж «Ариадны» останется без воды.

- Не ерунди, Коля, из любого положения есть выход, даже из самого безнадёжного и, кстати, Андрей Петрович это неоднократно доказывал в своей первой экспедиции. Слушай меня внимательно и запоминай. Надо всё же попытаться отремонтировать выведенные из строя блоки, для этого на КС предусмотрено всё то, что необходимо в такой сложной ситуации. Даже если не хватит материала для заплат на внешние обводы блоков, вы вполне можете воспользоваться герметичными перегородками некоторых отсеков станции, которые не несут в себе прочностные характеристики, а предназначены для сохранения живучести станции в случае разгерметизации соседних с ними отсеков. Теперь по поводу самой высадки на Марс. Здесь, Николай, не стоит торопиться, спешка всегда служит плохим советчиком в любом добром деле, а в этом случае тем более. Пока не устраните все неисправности, крутитесь на марсианской орбите. У вас ещё достаточно времени, чтобы всё наладить и спокойно совершить высадку на красную планету.

- Я вас понял, Денис Яковлевич, мы постараемся все выполнить именно так, как вы нам рекомендуете. Если позволите, я задам несколько вопросов Якову Ивановичу.

- Слушаю тебя, Коля, - через четырёхминутную паузу ответил руководитель полёта.

- Яков Иванович, насколько я помню, вы обещали разобраться в странном отклонении американских астронавтов от заданного курса. Что на ваш взгляд явилось причиной этому и где они сейчас находятся.

- Ну, раз обещал, Николай, то надо держать слово. Мы не хотели раньше времени озадачивать вас этой информацией, но теперь, когда прямая угроза для «Ариадны» миновала, то пожалуй, настало время рассказать вам о трагедии, которая произошла с вашими коллегами по космосу.

- Какая угроза, Яков Иванович, о чём вы говорите, - насторожился Николай, - что нам угрожало в космосе.

- Мы связались с нашими коллегами в НАСА и последние сообщили нам о вынужденном изменении курса их КС из-за пролёта между орбитами Марса и Юпитера странного небесного тела с невероятно мощной гравитацией, что и вызвало их отклонение от заданного курса. Но всё же им с большим трудом удалось вовремя

совершить в космосе манёвр, который позволил увести КС от космического пришельца и выйти на орбиту Европы. Ещё остаются некоторые проблемы на борту «Независимости», но астронавты полны решимости вернуться на прежний курс и всё же посетить красную планету.

- Яков Иванович, так может быть им нужна какая-то незамедлительная помощь с нашей стороны, - волнуясь, поинтересовался Николай.

- Ты же сам прекрасно знаешь американцев, Коля, они ни за что не допустят, чтобы кто-то уличил их в полной беспомощности и несостоятельности. Во всяком случае НАСА отказываются от любой нашей инициативы или конкретной помощи, считая, что астронавты сами способны справиться со своими проблемами. Всё осложняется ещё и тем, что неожиданно пропала связь с «Независимостью» и их положение в пространстве отслеживают мощные радары. Связь всё же какая-то существует, но чрезвычайно слабая и фрагментарная, видимо у них повреждены передающие антенны. Но из этого постоянного космического эфирного шума американские специалисты смогли понять и оценить ту тяжёлую обстановку, которая сложилась на борту «Независимости». Короче говоря, Коля, можно только восхищаться

стойкостью и мужеством американских астронавтов, которые даже в такой экстремальной обстановке полны оптимизма и веры в благополучное завершение полёта. Коля, я заканчиваю наш сегодняшний полезный разговор и до новой связи.

- О,кей, Яков Иванович, я уверен, что мы выстоим, - уже другим тоном ответил командир КС.

 

ГЛАВА 26

Быстро сделав все уроки на завтра, Артур, как обычно, включил компьютер и вышел в Интернет. Быстро пробежав глазами некоторые научные сайты, мальчик уже было собрался выключить электронный прибор, но компьютер вдруг перестал реагировать на команды юного оператора и завис на главной странице.

- Это ещё что за новости, - недоумевал Артур, мышкой постоянно задавая команду на выключение компьютера. И что это он заупрямился? Вероятно, я своими работами и работами видных учёных перегрузил память процессора. Придётся вплотную заняться компьютером, без его помощи мне будет трудно ориентироваться во всё убыстряющемся техническом и научном

прогрессе.

Артур тяжело вздохнул и отправился на кухню, откуда уже давно доносился запах жареной рыбки. Наташа стояла у плиты и переворачивала ножом подрумяненные куски форели, приятно потрескивающие в горячем растительном масле.

- Мамочка, ну когда же мы будем ужинать, - обнимая мать за талию, поинтересовался мальчик.

- А ты уже сделал уроки, - засмеялась Наташа, целуя сына в лоб. Я угощаю сегодня только послушных и умных мальчиков.

- Мам, - обиделся Артур, а разве ты сомневаешься в своём сыне, в его уме и способностях?

- Ладно, сынок, это я так шучу, - пробуя кусочек рыбы на вкус, быстро проговорила Наташа. Вижу, что у тебя уже всё выполнено, а, следовательно, ты заслуживаешь рыбки.

- Спасибо, мамочка, ты бесконечно добра ко мне, - шутливо пропел мальчик, возвращаясь к компьютеру.

Картинка рабочего стола на мониторе компьютера сменилась на другую, до боли уже знакомую Артуру.

- Послушайте, как вы мне надоели со своими назойливыми визитами, - возмутился Артур. Я

не понимаю только одного, чем это я вам так приглянулся, что вы до сих пор не оставляете меня в покое.

- Зря ты так, Артур, - прозвучал в тишине голос незнакомца, - мы хотим помочь тебе найти своё место в этом сложном мире.

- Спасибо за заботу, я теперь и сам могу вполне постоять за себя и обустроить свою жизнь. Я больше не нуждаюсь в ваших подсказках и советах.

- Да, хорошее обычно быстро забывается, - улыбнулся незнакомец, - но всё же мы надеемся в скором времени увидеть тебя в космической семье Плеяд. А ведь мы тебе, малыш, в своё время спасли жизнь и расширили твои умственные способности. Неужели ты не понимаешь, что на Земле ты так ничего и не достигнешь и будешь вечно находиться на задворках твоих устремлений и амбиций. Наверняка ты уже сейчас ощущаешь весь этот гнёт непонимания и насмешек, который обрушился на тебя, как град в сильную грозу. Твои способности проявятся в тебе ещё в большей степени через пару лет, но это опять же вызовет волну непонимания со стороны твоих земных учителей. Вспомни, как отреагировал твой преподаватель на нашу информацию о происхождении человека.

Да уж, было дело, - погрустнел мальчик, вновь садясь к компьютеру.

- Ну, вот видишь, так это будет продолжаться с тобой всю жизнь. Твои знания и ум уже давно переросли в нечто большее, которое уже сейчас может пойти на благо могущественным цивилизациям.

Артур сидел перед монитором в глубокой задумчивости, не зная, что и ответить незнакомцу.

- Мне кажется, что вы переоцениваете мои способности и возможности, я всё же земной

человек, живу и мыслю как все остальные люди.

- Это тебе только так кажется, Артур, ты постепенно вливаешься в нашу дружную космическую семью и только у нас ты обретёшь истинное удовольствие от свободного и открытого познания мироустройства Вселенной.

- Я же вам уже говорил, что я пока не готов вам ответить на ваши призывы, да и потом у меня к вам накопился уже ряд вопросов.

- Артур, мы внимательно тебя слушаем и по возможности ответим на все твои вопросы.

- В космической научной среде промелькнули сообщения о двух странных космических явлениях, которые самым прямым образом воздействовали на российских и американских

космонавтов, направляющихся в данный момент к Марсу. Я имею в виду какой-то таинственный плазмоид и странное тёмного цвета небесное тело, которое вторглось в Солнечную систему в окрестностях Юпитера. Не ваших ли рук это дело? Где же ваша космическая мораль и галактический кодекс чести активно не вмешиваться в дела землян.

Незнакомец ненадолго задумался и ответил:

- Мы полагаем, что нам незачем скрывать от тебя всей правды. В конце концов, эту правду узнают те люди, которые вплотную занимаются

этой тематикой. Должен тебя огорчить, Артур, плазмоид, который преследовал российскую КС вовсе не наше изобретение, а рукотворное детище американцев, которые вследствие своей амбициозности никак не хотят уступать вам дорогу в космосе. Ну, а о тёмном объекте мы знаем, но молчим только с той единственной целью, чтобы вы ещё раз убедились, что с вашей отсталой и примитивной техникой пока нечего делать в космосе. Кстати, этот тёмный объект тоже не наше изобретение, а самостоятельный крупный астероид, пришедший к вам из далёких глубин Большого космоса. Для нас он не представляет никакой опасности, мы его могли бы уничтожить в любой момент, но нам представляется, что землянам пора преподать

хороший урок, чтобы они не совали свой нос, куда не надо. Да и потом земляне удивительно упрямые существа и не желают прислушиваться к нашим благим предостережениям.

В комнату вошла Наташа, держа в руках тарелку с приготовленным ужином. Быстро взглянув на монитор, она тут же попятилась к двери.

- Сынок, с кем это ты там разговариваешь? - внимательно вглядываясь в странное лицо незнакомца, удивилась Наташа.

- Мам, не обращай внимание, - смутился Артур, - ну, это по электронной почте я общаюсь с научными работниками одного космического центра.

- Какого центра? - ещё больше заинтересовалась и насторожилась Наташа.

- Вы, очевидно, мать этого милого существа, -

произнёс, улыбаясь, незнакомец, - нам очень приятно сознавать, что у Артура такая интеллигентная и красивая мама.

- Мама, я тебе потом всё объясню, - заслоняя спиной монитор, закричал мальчик, - не надо разговаривать с ним, он может воздействовать на твой мозг и память.

- Простите, кто вы и что вам нужно от моего сына? - отодвигая Артура в сторону, с волнением заговорила Наташа.

-Я друг вашего приёмного сына Артура, ну и теперь, я надеюсь, что и ваш друг. Я полагаю, что нет нужды вновь долго утомлять вас моими рассказами о возможности иной формы жизни в космосе и иных обитаемых мирах великой Вселенной, тем более, что мы уже встречались с вами и другими членами экипажа в первой и, я надеюсь, последней экспедиции на Марс.

- Вот теперь я поняла, откуда в моей голове вдруг возникли такие крамольные мысли о невозможности исследования космического пространства пилотируемыми кораблями. Так это вы способствовали переустройству моего сознания под ваши идеи и планы.

- Ну, здесь мне трудно что-либо вам возразить, поскольку мы сейчас постоянно этим и занимаемся. А разве ваш командир по первой экспедиции не так же думает, как вы.

- Значит, вы и его обработали, - с грустью качая головой, резюмировала Наташа.

- Да, представьте себе, и его в том числе и ещё многих землян, которые слишком быстро хотят получить всё, а взамен выдать «на гора» сонм проблем в виде войн, эпидемий, экологических катаклизмов и прочих неприятностей, которые, кстати, очень сильно волнуют нас.

- Что вы хотите от нас, - тихо заговорила Ната-

ша, чтобы мы безропотно выполняли всё то, что вы соизволите нам дать?

- Ну, зачем же вы так всё обобщаете, никто вас кроликами не считает, кроме одной вырождающейся цивилизации, за которой мы постоянно охотимся. Только они могут и уже используют вас, как материал для своих генетических исследований. Мы этим никогда не занимались и не занимаемся, но через чисто психологическое воздействие на ваш мозг пытаемся изменить ваше мировоззрение. Вот послушайте одну притчу и тогда вы всё поймёте: «Говорят, после того как Бог создал мир, человек проявил необыкновенную прыть и сразу шагнул за пределы ему дозволенного. Это обстоятельство очень обеспокоило Бога. Он созвал семь архангелов на совет и сказал: «Возможно, что я совершил ошибку, создав человека, теперь мне не будет покоя. Люди будут преступать дозволенное, а потом бесконечно жаловаться на свою несчастную жизнь. Куда бы мне спрятаться от них?

Архангелы долго думали. Один из них посоветовал Богу спрятаться на вершине Эвереста. Но Бог сказал: «Очень скоро люди доберутся туда».

Другой архангел предложил: «Спрячься на дне океана». Ещё один посоветовал укрыться на

Луне или на Марсе. Было ещё множество разных предложений, но Бог все их отверг, сказав, что и туда люди в своё время доберутся. Наконец, один из архангелов сказал: «Спрячься в сердце человека. Там Тебя никто не будет беспокоить, а найдёт лишь человек с открытым и добрым сердцем».

Бог так и поступил».

- Я полагаю, что эта притча всё вам объяснила, - искренне улыбнулся незнакомец. Мы продолжаем терпеливо ждать пробуждения вашего

сознания, но это очень сложный и долгий процесс. К великому нашему сожалению, вы уже встали на путь развития, который вас однозначно приведёт к вырождению. Поэтому мы не можем так спокойно со стороны наблюдать за угасанием вашей цивилизации.

- Иными словами, вы хотите сказать, что именно вы являетесь нашими Богами и предлагаете нам молиться на вас, - возмутилась Наташа. Вы знаете, это уже переходит все границы. Между прочим, мы не приглашали вас в свой монастырь, но вы упорно стремитесь в него со своим уставом и правилами. Да, я согласна с вами, что мы ещё очень далеки от совершенства, нас постоянно преследуют, мешающие нам жить, локальные конфликты, войны и прочие неприятности, но мы развиваемся,

если хотите, умнеем с каждым столетием. Если позволите, инопланетный гость, я вам расскажу свою притчу, из которой вы почерпнёте многое и для себя: « Однажды к учителю пришёл юноша и попросил разрешение заниматься у него?

- Зачем тебе это? - спросил мастер.

- Хочу быть сильным и непобедимым.

- Тогда стань им! Будь добр со всеми, вежлив, внимателен. Доброта и вежливость принесут тебе уважение других. Твой дух станет чистым

и добрым, а значит, сильным. Внимательность позволит тебе замечать самые тончайшие изменения, это даст тебе возможность избегать столкновений, и, значит, выиграть поединок, не вступая в него. Если же ты научишься предотвращать столкновения, то станешь непобедимым.

- Почему?

- Потому, что тебе не с кем будет сражаться.

Юноша ушёл, но через несколько лет вернулся к учителю.

- Что тебе нужно? - спросил старый мастер.

- Я пришёл поинтересоваться вашим здоровьем и спросить, не нужна ли вам помощь…

И тогда учитель взял его в ученики».

- Мне кажется, таинственный незнакомец, что мы уже в достаточной степени вежливы и добры, чтобы обращаться к вам за помощью, -

тихо продолжила Наташа. А вот ваше назойливое внимание может только помешать нам.

- Как знать, уважаемая землянка, как знать, - улыбаясь, ответил инопланетянин.

 

ГЛАВА 27

В космическом центре Хьюстона сегодня с самого утра кипели страсти. Все свободные

места в центральном зале дальней космической связи были заняты ведущими специалистами по программе «Земля - Марс». Руководитель марсианской программы сидел рядом с президентом США и нервно перебирал на столе листы бумаги с последними сообщениями от астронавтов.

- Послушайте, Рэй, - обратился к своему соседу президент, - что вам удалось расшифровать из тех космических шумов, о которых вы мне недавно толковали.

- Сэр, нам уже удалось достаточно многое из казалось бы невозможного, тяжело вздыхая, ответил господин Томпсон. Некоторые сигналы с КС нам всё же удалось расшифровать и восстановить их полный смысл. Должен сказать, что обстановка на станции достаточно сложная, но не безнадёжная.

- Давайте ближе к нашей теме, Рэй, - закуривая сигарету, предложил президент. Так вы говорите, что есть возможность связаться с нашими астронавтами?

- Именно это я и хочу вам сказать, сэр. Но должен вас предупредить, что связь чрезвычайно фрагментарная и неустойчивая. Но из того, что мы расшифровали, нам ясно, что КС вышла на орбиту Европы - это первое. Второе заключается в том, что сохраняется опасность

столкновения чёрного пришельца с Юпитером, что повлечёт за собой ряд непредсказуемых событий в этом районе Солнечной системы. И ещё, сэр, есть одна новость, довольно неприятного характера, которая может отразиться на работоспособности и самочувствии наших астронавтов.

- Ну, и что это за новость,- нахмурился президент, - говорите прямо, Рэй.

- Видите ли, господин президент, на борту «Независимости» обнаружена странная чёрная плесень, с которой сейчас астронавты ведут борьбу. Сэр, ровно через две минуты состоится прямая связь с нашими парнями в космосе и вам представится возможность напрямую задать астронавтам вопросы, но учтите, что вопросы и ответы будут прерываться большими паузами из-за огромного расстояния до КС. Есть смысл

вам сразу же сформулировать ряд вопросов астронавтам и передать их одним непрерывным сообщением. В свою очередь, астронавты на КС поступят точно так же.

- Не надо меня учить, Рэй, как новичка из колледжа,- занервничал президент, - я не на- столько глуп, чтобы не понимать очевидного.

- Сэр, я вовсе не хотел вас обидеть этой деловой справкой, но так, действительно, будет лучше.

- Хорошо, Рэй, я готов.

- Господин президент, вы уже в эфире, задавайте свои вопросы.

- Я рад приветствовать своих соотечественников, находящихся от меня на расстоянии многих миллионов миль, - взволнованно начал говорить президент. Господа, мы все здесь на Земле гордимся вашим мужеством и стойкостью в борьбе с космическими катаклизмами. Господа, в этой связи у меня несколько вопросов к командиру КС:

- Джон, как ваше здоровье и здоровье остальных астронавтов? Какие впечатления у вас от Юпитера и Европы? Удалось ли вам разглядеть этот таинственный объект и где он сейчас находится? Когда вы успели поселить на станции плесень, и какими средствами боретесь с ней? Когда у вас запланирован обратный старт

к Марсу?

Президент достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб.

- Всё, Рэй, можете выключить связь, - устало откидываясь на спинку кресла, тихо проговорил президент. Да, кстати, Рэй, когда я услышу от них ответы на мои вопросы?

- Сэр, вам придётся подождать семь минут, а пока можете расслабиться и отдохнуть.

- К чёрту отдых, Рэй, - рыская глазами по залу, ответил президент, - пригласите к моему креслу министра обороны, у меня к нему как раз назрело много вопросов.

- Сию минуту, сэр, - пятясь назад, ответил господин Томпсон.

Президент смотрел, на огромных размеров, монитор на одной из стен зала космической связи и не мог понять, почему в последние годы его страну преследуют одни неудачи. На мониторе постоянно сменялись картинки научно-технической информации, всеми цветами радуги перемигивались светодиоды контрольных приборов на пультах специалистов, отвечающих за контроль и управление полёта КС.

- Сэр, я в вашем распоряжении, - услышал президент за своей спиной голос министра обороны.

- Очень хорошо, господин, Балдерс, - бросив на

министра презрительный взгляд, ответил президент, - у меня к вам накопилось много вопросов, на которые я хочу немедленно услышать от вас ответы.

- Я внимательно вас слушаю, сэр.

- Итак, Билл, вы должны мне быстро и чётко разъяснить, почему не сработал наш план с русскими? Почему их космическая станция, благополучно преодолев гигантское расстояние,

уже практически вышла к Марсу. Какого чёрта этот ваш хвалёный плазмоид не оправдал наших надежд? Ну, что вы там топчитесь на месте, отвечайте немедленно, - почти закричал на министра президент.

Лицо министра обороны покрылось красными пятнами, а на лбу выступил пот.

- Сэр, мы сделали всё возможное, чтобы наша операция в открытом космосе прошла успешно, но наши компетентные органы доложили мне, что оказывается у русских на борту КС находится протонное оружие, которым они и воспользовались против нашего рукотворного плазмоида.

- И это вы мне говорите только сейчас, да вас надо отдать под суд за вашу нерасторопность и безделие, - кипятился президент.

- Я полагаю, господин президент, что всё-таки наш плазмоид сыграл свою определённую роль

для создания несомненных проблем у русских.

- Что вы имеете в виду, говорите яснее.

- Я имею в виду то, что, что осколками горячей плазмы, которые образовались после взрыва плазмоида, повреждены два блока с питьевой водой у русских. Наши специалисты постоянно отслеживают переговоры русских космонавтов с Землёй и пришли к однозначному мнению, что вопрос высадки российских космонавтов на Марс окончательно ещё не решён. Согласитесь, сэр, что без определённого запаса воды им трудно будет выполнить свою программу. Кроме всего прочего, господин президент, мы подготовили запасной вариант операции увода русских от красной планеты. Кто нам мешает, тот нам и поможет!

- А вы уверены, Билл, что на этот раз у вас всё получится. Мне уже давно надоели ваши выкрутасы и учтите, если и на этот раз всё сорвётся, то вы лишитесь своих погон.

- Сэр, - обиженно опуская глаза, заговорил министр обороны, - вы ко мне не справедливы, я всю свою сознательную жизнь верой и правдой служил демократии и свободе и мне очень грустно слышать такие обвинения в мой адрес.

- Да ладно, Билл, что вы в самом деле распустили нюни, как маленький ребёнок. Я с нетерпением жду от вас сообщения о втором варианте операции.

Господин Балдерс одёрнул на себе генеральский мундир и заговорил жёстким и официальным голосом:

- Господин президент, раз уж так случилось в космосе, то остановить русских смогут только наши астронавты, находящиеся сейчас на орбите Европы.

- Слушайте, Билл, вы случайно сегодня не перегрелись на солнышки, какие к дьяволу наши астронавты. Отдаёте себе отчёт в том, что говорите?

- И тем не менее, сэр, это, на мой взгляд, единственное, что может остановить российских космонавтов, учитывая их глубокие духовные и моральные качества, - твёрдо глядя в глаза президенту, заключил министр обороны.

К президентскому креслу приблизился руководитель марсианской программы господин Томпсон, держа в руках пачку бумаг с распечатками ответов астронавтов.

- Сэр, пока вы вели переговоры с господином Балдерсом, наши специалисты расшифровали сообщение астронавтов, предназначенные лично вам.

- Хорошо, Рэй, положите бумаги на стол, я хочу прослушать живую запись переговоров.

- Сэр, я боюсь, что вы ничего не поймёте из

того космического шума и помех, которые почти заглушали голоса наших парней. Если позволите, то я вам зачитаю ответы астронавтов на ваши вопросы.

- Ну, хорошо, читайте, - устало согласился президент.

- Итак, сэр, я начинаю: « Экипаж «Независимости» приветствует президента и всех американцев на планете Земля. Самочувствие наше хорошее, жалоб пока нет. Юпитер и Европа произвели на нас неизгладимое впечатление, как своим красочным видом, так и внушительными размерами. Но в большей степени нас озадачил и потряс странный чёрный объект, который так резко внёс свои коррективы в наш полёт. В настоящий момент мы находимся на орбите вокруг Европы. Сохраняется вероятность столкновения этого пришельца из далёкого космоса с Юпитером, что чревато непредсказуемыми последствиями.

На борту КС обнаружена в огромном количестве странного вида чёрная плесень, которая успешно завоёвывает на КС всё новые и новые пространства. Мы боремся с ней, но видимо, повышенная радиоактивность в отсеках станции и особый микроклимат способствуют её размножению.

Чёрный таинственный объект мы не смогли

идентифицировать ни с одним известным нам небесным телом. Единственно, что мы доподлинно уяснили для себя так это то, что он обладает чудовищной гравитацией при достаточно малых размерах. Первоначально мы предполагали его пролёт мимо Юпитера, но, видимо, у этого водородного гиганта свои планы на этот счёт, и теперь уже совершенно ясно, что

столкновение этих двух монстров, несомненно, состоится.

Мы очарованы видом Европы, её ледяной поверхностью, испещрённой какими-то странными тёмными полосами. Предварительные исследования Европы показывают, что этот спутник Юпитера таит в себе гораздо больше тайн, чем красная планета. И мы искренне сожалеем, что программой нашего полёта не запланирована высадка на этот гигантский ледяной шар с огромными запасами пресной воды. Господин президент, мы заканчиваем этот сеанс связи с Землёй, да поможет нам во всём Господь Бог!».

Господин Томпсон закончил читать и внимательно посмотрел на президента.

- Сэр, какие будут указания?

- Какие к чёрту здесь могут быть указания, Рэй! Неужели вы не понимаете, что это конец всем нашим планам, что русские вот-вот выса-

дятся на красную планету. Где этот негодяй Балдерс, он обещал мне сообщить какие-то важные сведения.

- Я весь к вашим услугам, - господин президент, щёлкая каблуками, отрапортовал министр обороны.

- Очень хорошо, что вы уже здесь. Что вы там хотели мне сообщить об операции прикрытия.

- Сэр, должен вам заметить, что не так всё плохо, и я полагаю, что мы всё же с триумфом завершим нашу миссию на Марс. Я надеюсь, что вы помните мои слова о высокой духовности русских. Так вот это их природное качество и поможет нам достойно завершить наш чрезвычайно сложный поход в неизведанное.

- Ну, вы меня просто заинтересовали, господин Балдерс.

- Так вот, сэр, русские никогда не бросают в беде своих товарищей и аналогично поступают с теми, кто нуждается в немедленной помощи. Наши астронавты выйдут на волну русской КС и создадут иллюзию чрезвычайного положения на борту «Независимости». Русские не смогут отказать нам в помощи и отправятся выручать наших парней. Я полагаю, что встреча нашей и русской КС состоится где-то на полпути между орбитами Юпитера и Марса. Обратно

же к Марсу мы полетим вместе с русскими.

- Да, но всё же высадка на Марс будет совместной, - нервно отреагировал президент.

- Разумеется, сэр, но у нас есть некоторое преимущество перед русскими, нам удалось побывать в отдаленном районе Солнечной системы. Наши парни в настоящий момент интенсивно с орбиты изучают Европу, а заодно и

Юпитер, который может в самое ближайшее время преподнести нам массу сюрпризов после падения на его поверхность пришельца из глубин Большого космоса. Иными словами, русские помогут нам вернуться триумфаторами на родную Землю. Мы вернёмся домой с огромным багажом информации, которая русским будет недоступна. Ну, а за покорение Марса мы с ними поделимся лаврами славы, тут уж никуда не денешься.

Президент внимательно слушал министра обороны, и постепенно его лицо озарялось улыбкой.

- А, что, Билл, в ваших словах присутствует рациональное зерно. Пожалуй, мы так и поступим с нашими коллегами по космическому братству, - потирая руки, засмеялся президент.

 

ГЛАВА 28

На КС «Ариадна» шла подготовка к высадке трёх космонавтов на поверхность Марса. Николай сидел за главным пультом КС и принимал рапорты от своих товарищей о готовности спускаемого аппарата к посадке на красную планету.

- Привет, как настроение, - в динамике командир услышал голос своего первого помощника. Спешу доложить, Коля, что моя служба закончила подготовку всех систем спускаемого аппарата к высадке.

- Ну, что я могу тебе сказать, Надюха, ты всегда была у меня на высоте. Молоток, так держать! Главное не торопись, а ещё раз всё проверь и только потом нажимай на кнопки и жми на рычаги.

- Коля, ну ты меня обижаешь, - засмеялась Надежда, - всё будет тип - топ.

- Я надеюсь! Саша и Олег, как ваша служба подготовилась к высадке на Марс?

- Да, в общем-то, готовы все системы и приборы спускаемого аппарата, мы только ждём команды от вас, командир, на спуск к поверхности планеты.

- Ну, что же, друзья мои, - уверенно начал Николай, - вижу, что наши тренировки на Земле

не прошли для вас даром. Значит, поступим так, господа. Иванову Надежду я назначаю командиром второй экспедиции на красную планету. Вместе с ней на поверхность Марса высадятся Александр и Олег. Я и Варвара останемся на борту КС, и будем отслеживать ваше передвижение по поверхности Марса. Какие будут вопросы или возражения? Никаких! Значит, господа, объявляю пятиминутную готовность до старта. Хочу ещё раз предупредить всех членов экипажа спускаемого аппарата. Ваша посадка должна произойти в районе марсианских пирамид, поэтому будьте особенно внимательны и осторожны в выборе площадки для приземления.

Николай включил бортовой электронный хронометр и с удовлетворением откинулся на спинку пилотского кресла.

- Командир, - прозвучал в динамике голос Варвары, - на нашей волне американские астронавты. Связь очень неустойчивая, но у меня сложилось такое впечатление, что, что они срочно нуждаются в нашей помощи.

- Ну вот, нашли время, когда обращаться за помощью, - в полголоса проворчал командир, - хорошо, Варя, переключи их на центральный пост.

- Командир, уже переключаю, - бодро ответила

Варвара.

Николай напряжённо вслушивался в эфирные шорохи, но никак не мог из отдельных слов и фраз, постоянно прерываемых помехами, уловить весь смысл передаваемых американцами сообщений.

Между тем, до старта спускаемого аппарата по хронометру центрального поста оставалось

ровно тридцать секунд. Андрей взял в руки микрофон и спокойно сообщил:

- До старта остаётся тридцать секунд. Желаю всем членам экипажа спускаемого аппарата успешной посадки.

В ответ Николай услышал бодрый голос Надежды:

- Спасибо, командир, вас поняли, все системы работают в штатном режиме, и мы очень надеемся на очередную победу в космосе.

- Надюха, связь с тобой пока прекращаю, чтобы не отвлекать тебя, но буду с нетерпением ждать твоих сообщений сразу же после приземления на поверхность Марса.

- Коля, в этом ты не сомневайся, - засмеялась Надежда, - ты первым узнаешь об этом событии.

Николай выключил связь и продолжил внимательно прослушивать сигналы от американских астронавтов.

- Послушай, Варюха, из-за этого космического шума и сильных помех я ничего не могу разобрать в этих сообщениях. Попробуй включить систему отстройки от помех и если это поможет, то незамедлительно сообщи мне о результатах.

- О,кей, командир, - ответила Варвара.

На главном пульте разноцветными светодиодами замигали табло дальней космической связи.

Николай включил связь и услышал голос Андрея:

- Всем членам экипажа КС «Ариадна» шлю горячий привет от землян. Надеюсь, что вы меня слышите, и что с минуты на минуту вам предстоит высадиться на поверхность Марса. Поскольку расстояние до вас огромное и прямое общение будет прерываться значительными паузами, предлагаю вам работать в режиме «вопросы- ответы». Николай я не рекомендую вам высаживаться в районе марсианских пирамид и инопланетного дисковидного корабля. Эти районы по своей геологической структуре достаточно сложны для успешной посадки вашего спускаемого аппарата. Хотя программой полёта однозначно запланировано посещение этих объектов, но лучше для вас для всех будет отказаться от этой идеи, а высадиться в районе марсианской полярной шапки. Это

чрезвычайно интересное место, которое, несомненно, принесёт успех всей вашей миссии на Марсе. Мы одновременно отслеживаем полёт американских астронавтов, но у них там что-то совсем всё разладилось. Сейчас вам несколько слов скажет Яков Иванович.

- Здравствуйте, Николай, я уже спешу поздравить тебя с успешной высадкой на красную планету. Вот здесь Андрей Петрович высказал своё мнение по поводу марсианских пирамид и инопланетного диска. Я понимаю его опасения в том смысле, что этот район не безопасен для посадки спускаемого аппарата, но мы не имеем никакого права изменять программу полёта. Я полагаю, что у вашего экипажа, Николай, достаточно знаний и опыта, чтобы осуществить запланированное нами. Если у вас есть какие-то вопросы и пожелания, то мы ждём ваших сообщений через несколько минут.

Николай включил дальнюю связь и надолго задумался. В его памяти постепенно всплыли те непонятные и странные рассуждения его наставника Андрея о неразумности и опасности пилотируемых полётов на планеты Солнечной системы. В то время Николаю было странно слышать от Андрея такие слова, но уже, находясь за многие миллионы километров от Земли, эти слова Андрея приобрели для него уже

новое звучание и осмысление.

- Коля, мне удалось в какой-то степени отстроиться от космических помех и записать полное сообщение американских астронавтов, - прозвучал в эфире голос Варвары.

- Ну, давай, не тяни, что там они сообщают?

- Командир, они запрашивают у нас немедленную помощь. Сейчас они находятся на орбите Европы, но в результате падения на Юпитер чёрного объекта, они подверглись массированному облучению заряжённых частиц большой энергетической мощности. Защитное поле вокруг их КС не сыграла той роли и многие системы и приборы вышли из строя. Сейчас их станция практически не управляема, но ещё находится на орбите вокруг Европы.

- Так, - задумался Николай, этого ещё нам не хватало. Придётся в срочном порядке сворачивать марсианскую программу и двигать на помощь к нашим заокеанским коллегам. Космический кодекс не позволяет нам вот так просто бросать в беде наших коллег по космосу.

Николай активировал систему дальней космической связи и взял в руки микрофон:

- Яков Иванович, Андрей Петрович, у нас непредвиденные обстоятельства. Нужна срочная консультация и ваше ответственное решение по одному чрезвычайно важному вопросу.

Американские астронавты в беде и запрашивают у нас помощь, но это означает лишь одно - полный отказ от марсианской программы и изменение программы полёта. Прошу вас в срочном порядке решить этот вопрос. Наш спускаемый аппарат уже находится на поверхности Марса и я с нетерпением жду от них сообщений.

После непродолжительной паузы послышался взволнованный голос руководителя полёта:

- Коля, мы уже связались с Хьюстоном и заверили их в нашей помощи астронавтам. Правда, потребуется какое-то время нашим баллистикам рассчитать и составить новую программу полёта и завести её в ваш бортовой компьютер. Кроме всего прочего, нам потребуется время, чтобы оценить ваши продуктовые и питьевые расходы на столь длительный срок пребывания в космосе. Придётся вам всем перейти на строгую диету, особенно с водой, чтобы благополучно добраться до наших коллег. Теперь несколько слов о спускаемом аппарате, который, я надеюсь, уже покоится на поверхности Марса. Экипажу спускаемого аппарата дайте команду взять пробы грунта и атмосферы планеты и срочным порядком возвращаться на базу. Коля, не вешай нос, космос - не предсказуемая

штука и всегда нам преподносит сюрпризы. Всё, конец связи, ждите нашей команды на старт к Юпитеру.

На главном пульте замигало табло о благополучной посадке спускаемого аппарата на Марс. Николай, не спеша, взял в руки микрофон и заговорил тихим, срывающимся голосом:

- Надюха, я поздравляю тебя и твоих двух помощников с успешной высадкой на красную планету. Ну, какие впечатления о чужой планете, что вам уже удалось рассмотреть на поверхности планеты?

В эфире зазвучал радостный, местами переходящий в крик, голос Надежды:

- Коля, это что-то невообразимо красивое, вокруг нас огромное рыже-красное плоскогорье с разбросанными по нему крупными и мелкими камнями. Нам пришлось до последнего момента маневрировать между крупными осколками скал и камней, чтобы совершить благополучную посадку. Нам ещё повезло, что на Марсе довольно спокойно и полное отсутствие ветра, иначе из-за пыли вряд ли бы мы так благополучно сели на планету.

- Надя, я понимаю, что тебя сейчас переполняют чувства и эмоции, но я должен сейчас сообщить тебе нечто такое, которое повергнет тебя просто в шок, но, помятуя о той особой

ответственности, которая возложена именно на тебя, я надеюсь, что ты возьмёшь себя в руки.

- Слушай, Коля, зачем ты в такие минуты пугаешь меня, - расстроилась Надежда, - ты сейчас должен ликовать и петь от нашей очередной победы в космосе.

- К сожалению, Надюха, тебе придётся, как можно скорее, вернутся на борт КС. У нас несколько изменились планы на ближайшую перспективу нашего полёта.

- Не понимаю, Коля, о чём ты говоришь, - искренне удивилась Надежда, - ты хоть понимаешь, что я уже на Марсе и уже сейчас приступлю к конкретным исследованиям этой загадочной планеты.

- Я всё понимаю, Надя, - уже жёстким голосом заговорил Николай, - но я приказываю тебе срочно подготовить аппарат к возвращению на борт космической станции, все разъяснения ты получишь на месте.

 

ГЛАВА 29

В школе, где учился Артур, заканчивался учебный год. На заседании педагогического совета выступал директор школы Виталий Анто-

нович:

- Господа, заканчивается учебный год и сегодня нам необходимо выработать стратегию и тактику достойного завершения учебного года. В первую очередь я хочу выслушать заведующую учебной части Инессу Германовну. Прошу вас!

Со стула поднялась высокая, средних лет женщина в красивом бордовом костюме. Поправив на носу очки, и взяв со стола папку с документами, завуч заговорила отрывистым и хриплым голосом:

- Спасибо, Виталий Антонович, вы не обращайте внимание на мою охриплость, недавно я сильно простыла.

- Это не имеет никакого значения, Инесса Германовна, - с улыбкой заметил директор, - главное, чтобы вы донесли до нас суть проблемы.

- Хорошо, Виталий Антонович, я постараюсь это сделать. Итак, господа, в нашей средней школе заканчивают учебный год три пятых класса: А, Б и В. Сразу же хочу сказать о том негативном, что мешает этим коллективам успешно завершить учебный год с хорошими показателями. Начнём, пожалуй с «пятого А» класса. Казалось бы, этот класс должен был быть флагманов во всех отношениях учебного процесса, но, к сожалению, уже сейчас становится ясно, что десять из тридцати пяти уче-

ников этого класса закончат учебный год с неудовлетворительными оценками. Мы, я имею в виду преподавательский состав, прикладываем титанические усилия, чтобы выровнять положение, но, видимо, процесс уже зашёл слишком далеко, чтобы хоть как-то скорректировать его.

- Ну, так и что вы нам предлагаете, - поинтересовался директор, - неужели уже ничего нельзя сделать.

- Ну, почему же нельзя, Виталий Антонович, безвыходных положений, как известно, не бывает, - заметила с усмешкой на тонких губах завуч, сильно закашлявшись. Если вышеназванная группа учеников начнут посещать дополнительные занятия, то ещё можно надеется на успех.

- Вот и организуйте им эти дополнительные занятия, Инесса Германовна. И я надеюсь, что к летним каникулам этот класс займёт своё достойное место среди других успевающих классов.

- Да, но вы же понимаете, Виталий Антонович, что это не только от меня зависит и от преподавателей, но и от желания неуспевающих учеников.

- Ну, хорошо, продолжайте дальше, - устало заметил директор, что-то записывая себе в блокнот.

-Так вот, господа, у нас остаются два класса: «пятый - Б» и «пятый - В», к которым, в принципе, у меня нет претензий и которые по всем показателям претендуют занять первые места среди всех классов нашего учебного заведения. Особенно я хочу отметить «пятый - В»

класс, в котором учится небезызвестный Артур. Одарённость этого мальчика нас всех просто поражает. Его знания до такой степени высоки, что нашим преподавателям порой трудно ему что-либо противопоставить. Ну, а отсюда, все ученики этого класса стараются подтянуться до его уровня.

- Позвольте мне сказать несколько слов, - поднял руку маленького роста пожилой мужчина.

- Прошу вас, Евгений Франциевич, что вы можете добавить к словам Инессы Германовны, - оживился директор.

- Господа, я просто потрясён глубокими познаниями мальчика Артура, - вставая со стула, горячо заговорил преподаватель естествознания. Артур до того образован во всех областях науки, что мне иногда просто страшно и неловко задавать ему какие-либо вопросы. Я прекрасно понимаю, что малыш вырос в среде космонавтов, но я не думаю, что все наши российские космонавты настолько эрудированны, что смогут заткнуть за пояс любого фило-

софа или мудреца. Но именно Артур способен на это. Особенно сильно мальчик преуспел в решении логических сложных задач, которые он щёлкает, как орехи. Ну, вот хотя бы одна из них для примера:

1.«Есть пять домов разного цвета: красный, зелёный, белый, жёлтый и синий.

2. Каждый дом населён человеком разной национальности: немец, швед, датчанин, норвежец, англичанин.

3. Каждый из них пьёт один вид напитков, курит одну марку сигарет и держит одно домашнее животное.

4. Каждый из них уникален в пределах группы (напиток, марка сигарет не повторяются).

 

ВОПРОС: кто держит рыбку?

 

Англичанин живёт в красном доме.

Швед держит собаку.

Датчанин пьёт чай.

Зелёный дом налево от белого и его жилец пьёт кофе.

Курильщик Pall Mall держит птичку.

Жилец дома, находящегося в середине, пьёт молоко.

Жилец жёлтого дома курит Danhill.

Норвежец живёт в первом доме.

Курильщик Marlboro живёт рядом с вла - дельцем кота.

Владелец лошади живёт рядом с курильщиком Danhill.

Курильщик Winfild пьёт пиво.

Дом норвежца рядом с синим домом.

Немец курит Rothmans.

Курильщик Marlboro живёт рядом с тем, кто пьёт воду.»

 

Вот такая логическая задачка, господа, - улыбнулся Евгений Франциевич, хитро посматривая на директора школы.

- А что вы так на меня смотрите, я вообще никогда не увлекался логикой, - обиделся директор школы и, вообще, мне кажется, что это прерогатива учителя математики.

- Простите, Виталий Антонович, но вы напрасно перекладываете этот вопрос со своих плеч на другие, - язвительно заметила преподаватель математики, - вопрос был задан лично вам и мы все ждём ответа на него.

- Хорошо, Антонина Сергеевна, прежде всего я хочу задать вопрос Евгению Франциевичу, - строго глядя в глаза преподавателю естествознания, заговорил директор. Евгений Франциевич, голубчик, в то время, когда вся наша страна занята проблемой борьбы с курением и

алкоголизмом, вы позволяете себе в пятом классе активно заниматься рекламой лучших табачных изделий зарубежных стран. Вы что, не нашли лучшей темы, чтобы как-то позабавить ваших подопечных малышей?

- Но, позвольте, Виталий Антонович, эта задачка является классикой всех логических задач и отмечена во многих логических задачниках, - слабо отбивался Евгений Франциевич. Между прочим, у меня даже и мысли не было заниматься тем, в чём вы меня обвиняете.

- Ну, хорошо, можете садиться или у вас есть ещё что-то, что вы хотели донести до нас.

- Ну, если никто сейчас не в состоянии решить эту простую задачку, то я не стану озвучивать сегодня ответ, а предоставлю вам всем возможность на досуге подумать над её решением. Что я ещё хочу сказать об этом уникальном в своей неповторимости мальчике. Артур, как ни странно, для своего возраста уже в настоящий момент обладает незаурядными, я бы даже сказал уникальными знаниями в таких областях как: математика, физика, астрономия, логика, философия и многих других. Конечно, это, безусловно, делает честь нашей школе и я лично считаю, что мальчик экстерном может сдать экзамены за весь курс средней школы.

Евгений Франциевич достал из кармана носо-

вой платок и вытер им вспотевший лоб.

- Господа, я закончил своё сообщение, - тихо проговорил преподаватель естествознания, осторожно поглядывая на директора.

- Итак, господа, в общем, я доволен сегодняшним заседанием педагогического совета. Вопрос о сдаче Артуром экзаменов экстерном за весь курс средней школы считаю пока преждевременным. Мне кажется, что такого ребёнка ещё рановато отправлять во взрослую жизнь. Не будем торопить события и отнимать у него детство, но вот о переводе его в восьмой класс я всё же подумаю. Да и потом надо нам всем более внимательно и ответственно подходить к проблеме гениальных подростков. От многих преподавателей школы я не раз слышал нарекания в адрес Артура о его нетактичном и дерзком поведении, как со своими сверстниками, так и с педагогами. К таким ученикам нужен особый подход, щадящий, чтобы не травмировать их юные души. Артур в настоящее время полон самомнения и гордости за свои способности и от сознания того, что его знания на несколько порядков выше знаний его товарищей по классу. Вот, господа, вам широкое поле деятельности по воспитанию этого маленького гордеца. Вы за оставшееся время должны выковать из него, прежде всего,

человека с целым рядом положительных качеств и убрать из его души всё наносное, что даёт ему его талант. Если нам всем вместе

удастся это сделать, значит, мы не зря едим наш хлеб. На этом всё, господа, все свободны.

 

ГЛАВА 30

Командир КС «Независимость» смотрел в иллюминатор четвёртого блока станции и не мог понять, какие небесные силы смогли сформировать эту удивительную ледяную планету. Вся поверхность планеты, на сколько хватало глаз, была покрыта льдом многокилометровой толщины. Было такое ощущение, что поверхность Европы просто сплошной ледяной каток с тёмными разветвлёнными ветвями вкраплений.

- Интересно, а что же таят в себе глубины подлёдного океана, - мысленно рассуждал командир, - может быть мы столкнёмся с чем- то таким, что вообще перевернёт всю стройную теорию эволюции органической жизни во Вселенной.

Размышления Джона были прерваны Стивом и Энтони.

- Сэр, положение с плесенью становится угро-

жающим, - с волнением в голосе, заметил Стив. Эта гадость обладает каким-то странным иммунитетом на наши самые последние препараты. Мне очень жаль, Джон, но если мы не

предпримем каких-нибудь решительных мер, то эта штуковина очень скоро доберётся и до нас самих. Излишне напоминать вам, Джон, что именно чёрная разновидность плесени особенно опасна для здоровья человека. Я просто не знаю, что и делать. Самое интересное во всей этой истории, что эта плесень постепенно добралась уже до некоторых наших важных приборов и что с ними может произойти, одному только Богу известно.

- Чёрт, - скрипнув зубами, выдохнул командир, - послушайте, Стив, в каких блоках КС эта дрянь уже чувствует себя полной хозяйкой?

- Сэр, по нашим предварительным данным она очень активна в шестом, пятом и втором блоках. Понимаете, Джон, для эффективной и полномасштабной работы с ней нужны огромные запасы воды, но ведь вы не хуже меня знаете, что воды на КС осталось вот-вот, чтобы только как-то добраться до Земли.

- Энтони, - обратился командир к другому астронавту, - ну, а вы что думаете по этому поводу?

- Командир, необходимо немедленно и быстро

загерметизировать эти блоки с переориентированием части командных приборов на чистые блоки станции. Такого огромного запаса воды у нас, конечно, нет, но зато прямо под нашими ногами в холодном мраке космоса планета, которая нам может подарить это количество воды и даже больше. Я имею в виду, сэр, нашу высадку на поверхность Европы, где мы всегда сможем найти всё то, что нам необходимо именно в данный момент.

- Ваша мысль, Энтони, достаточна логична и, я полагаю, продумана, хотя существует некоторая опасность столкнуться с чем-то неизведанным и непонятным на этой планете.

- Да, Джон, вы правы, но и сидеть, сложа руки, тоже ни к чему хорошему не приведёт, - заметил Стив. Я полагаю, что наш многофункциональный спускаемый аппарат позволит нам это сделать. Или у нас будет запас воды, или мы все погибнем от жажды или от плесени.

- Хорошо, господа! Кажется, вы меня убедили в правомерности наших действий. Хочу добавить, что эта высадка на совершенно чужую нам планету будет чрезвычайно опасной затеей, но у нас нет другого выхода, - отплывая от иллюминатора, твёрдым голосом проговорил командир. Значит так, Майкл и Том занимаются герметизацией трёх блоков станции, а ты,

Стив, вместе с Энтони готовьте спускаемый аппарат к высадке на ледяную планету. Если вопросов нет, то все свободны.

Джон медленно поплыл по ярко освещённому круговому коридору КС. Мимо него медленно проплывали створки отдельных отсеков и блоков станции, за которыми располагались различного назначения агрегаты и приборы для управления и жизнеобеспечения станцией.

- Так, вот и второй блок, - заглядывая в глазок створки, резюмировал командир. Ну, и что же теперь там творится, что уже удалось натворить этой чёрной дряни?

От увиденного через глазок створки блока, у командира задрожали руки и перехватило дыхание. Всё помещение второго блока было заполнено какими-то тёмными лианообразными ветвями. Потолочный свет с большим трудом пробивался сквозь эти плесневые джунгли, обнажая во всей красе эту жуткую картину буйства грибковых новообразований.

Командир ошалело отшатнулся от створки блока и стремительно направился к другим двум блокам, в которых уже могло произойти то же самое. В других двух блоках Джон обнаружил то же самое.

- Так, спокойно, - сам себя лихорадочно подбадривал командир, - это ещё не катастрофа

для нас, но если это всё оставить без внимания, то эта зараза очень быстро может проникнуть куда угодно и тогда уже нас ожидает полный крах.

Приблизившись к связному щитку, Джон нажал на панель связи:

- Стив, дружище, ну как там ваши дела, когда вы будете готовы к высадке на Европу. Положение очень серьёзное и не терпит отлагательств. Доложите о готовности спускаемого аппарата.

- Сэр, не надо так нервничать, - услышал Джон спокойный голос Стива, - аппарат уже давно готов к спуску на планету. Я только жду от вас решения о составе экипажа спускаемого аппарата.

- Стив, если у вас уже давно всё готово, то какого вы чёрта не докладываете мне об этом, - начал расходиться командир. Вы отдаёте себе отчёт в том, что мы сейчас находимся на волоске от гибели. Я только что осмотрел все три блока КС и больше не питаю никаких иллюзий в отношении нашего выживания в таких условиях.

- Джон, да бросьте вы раньше времени паниковать, - твёрдо ответил Стив, не надо чисто по- бабьи распускать сопли по поводу всякой мелочи, с которой, я уверен, мы, несомненно, справимся. Я жду от вас, сэр, указаний о составе экипажа спускаемого аппарата и времени высадки на планету.

- Хорошо, Стив, я буду спокоен и хладнокровен в своих решениях и поступках, но всё же делать замечания своему командиру как-то неприлично, - обиделся Джон на слова астронавта. В состав экипажа спускаемого аппарата я включаю вас Стив, Энтони и Майкла. Майкл будет у вас за старшего и я надеюсь на ваше полное и безоговорочное подчинение ему.

- Есть, сэр, - быстро, по-военному ответил Стив.

- При полной готовности, немедленно приступайте к высадке на планету. Всё, конец связи!

Командир проследовал в центральный пост и включил мониторы внешнего обзора. Под станцией величаво проплывала ледяная планета, полностью освобождённая от атмосферы. Джон внимательно всматривался в структуру поверхности Европы и старался угадать место посадки спускаемого аппарата. Конечно, с такой большой высоты полёта трудно было даже предположить самое удобное место посадки. Вся поверхность планеты казалась совершенно однородной и гладкой.

- Ну, я так полагаю, что моим парням не составит особого труда совершить мягкую посадку на эту ледяную глыбу, - поёживаясь от неприятных мыслей, тихо прошептал Джон.

Между тем командир включил дальнюю космическую связь с единственной лишь целью сообщить в Хьюстон о тех проблемах, которые обрушились на его космическую станцию.

- Проклятье, - сильно нервничал Джон, - теперь надо ждать пятнадцать минут, чтобы они ответили.

Командир пристегнулся ремнями к креслу и взял в руки микрофон.

- Русские всё же бравые ребята, - мысленно рассуждал Джон, - так быстро отреагировали на наш крик о помощи, которая теперь нам, действительно, просто необходима. Но, к сожалению, наша встреча с ними состоится не раньше чем через месяц. Эти чудовищные расстояния между планетами меня просто убивают.

В наступившей тишине в динамике центрального поста раздался голос Майкла:

- Командир, спускаемый аппарат благополучно отделился от стыковочного узла станции и вышел на траекторию плавного автоматического спуска на планету. Все системы корабля работают в штатном режиме, пока замечаний нет.

- Майкл, я хорошо тебя слышу и желаю вашему экипажу спокойной и мягкой посадки. Обо

всех изменениях в программе полёта немедленно докладывайте мне.

- Спасибо, сэр, за добрые пожелания, а вот насчёт мягкой посадки пока ничего сказать не могу, мягко можно сесть только в снежный сугроб, а здесь кругом лёд, - решил пошутить Майкл.

- Ну, всё равно, парни, будьте предельно внимательны и осторожны при посадке и даже на самой поверхности планеты, - засмеялся Джон.

- О,кей, командир!

Время шло, а командир всё продолжал настойчиво вызывать на связь Хьюстон, который никак не реагировал на титанические усилия астронавта.

- Чёрт бы их там всех побрал, - кипел от негодования Джон, - что там они, уснули что ли?

Совершив ещё с десяток неудачных попыток выйти на связь с космическим центром, астронавт выключил дальнюю связь и переключился на связь со спускаемым аппаратом.

- Майкл, какие у вас новости, вы уже выбрали район посадки, - всматриваясь в картинку на мониторе, нетерпеливо поинтересовался командир.

- Сэр, до посадки остаётся совсем мало времени, но я хочу взять на себя управление спускаемым аппаратом, чтобы вывести корабль на

тот участок планеты, где лёд тоньше. Бортовые датчики уже показывают незначительное умень-

шение толщины льда, но автоматика торопит корабль и может посадить его в совершенно ненужном и неудобном для нас месте.

- Я не возражаю, Майкл, но учтите, что запас топлива на корабле ограничен. Его хватит только на две минуты работы двигателей. Смотрите, особо не рискуйте.

- Сэр, я всё понял и беру управление спуском на себя. Наша бортовая бурильная установка сможет пробурить лёд только на глубину пятидесяти метров. Если мне быстро не удастся найти такой участок поверхности планеты с такой толщиной льда, то наша миссия на Европу будет совершенно бесполезной.

- О,кей, Майкл, действуйте, но всегда помните о топливе, если хотите дожить до глубокой старости, - неудачно пошутил командир.

- Ничего, сэр, уж как-нибудь доживу и ещё внуков буду нянчить, - отшутился в свою очередь Майкл. Командир, корабль снизился на предельно малую высоту. Под нами уже не идеально ровная поверхность льда, а какой-то бурелом из огромных осколков льдин и ледяных нагромождений. Но в этом районе совершенно подходящая толщина льда.

- Майкл, какого чёрта тебя понесло в этот бурелом, ты же не сможешь здесь высадиться.

- Командир, всё под контролем, на горизонте

уже замаячила ровная, больших размеров, площадка, которая и поможет нам благополучно опуститься на планету.

Командир пристально всматривался в яркую точку на мониторе, которая медленно ползла по лику голубой планеты. Наконец, движение этой яркой точки на мониторе прекратилось, тем самым давая понять, что космический корабль достиг поверхности планеты. Джон схватил в руки микрофон и почти закричал от переполнявших его душу чувств:

- Майкл, я поздравляю вас и ваших парней с первой удачной миссией на другую планету Солнечной системы! Доложите немедленно, как прошла посадка и что вы наблюдаете в непосредственной близости от вас?