БОРИС КУДРЯШОВ

Лунная радуга

Глава 1

 

После столь неожиданного свёртывания американцами своей пилотируемой лунной программы многие учёные в разных странах находились в полном недоумении от того, чем было вызвано это спешное решение НАСА. После триумфального полёта пилотируемого космического корабля «Аполлон» в 1969 году весь мир жил ожиданиями каких-то новых открытий на ближайшей к нам планете. Но с какого-то момента после серии удачных полётов на Луну НАСА окончательно поставила жирную точку на возможности продолжения посещения ночного светила астронавтами. Советская пилотируемая лунная программа в самом начале потерпела неудачу и сосредоточила своё внимание на посещение Луны автоматическими станциями.

С тех пор прошло достаточно много времени, мир в корне изменился, и пришло время, чтобы российскому руководству пересмотреть свои взгляды на колонизацию ближайшего к нам космического соседа и приступить к поискам и добыче уникальных минералов, которые очень редко встречаются на Земле. Несомненно, что такие же проблемы волновали и американское правительство, которое стремилось, во что бы то ни стало опередить «Роскосмос» в решении этих сложнейших задач.

Но время не стоит на месте, а стремительно движется вперёд, предполагая более тесное сотрудничество двух супердержав — России и США в различных областях науки и техники, в том числе и в космосе. У всех на календарях уже несколько месяцев красовался 2033 год, готовый доказать всему миру, что две мощные мировые державы готовы к отправке на Луну пилотируемой станции с шестью космонавтами на борту. На протяжении четырёх лет на орбите вокруг Земли была создана мощная и многофункциональная космическая станция, которая по своим возможностям в корне отличалась от предыдущих станций, нацеленных на Луну.

 

Генеральный директор «Роскосмоса» на расширенном заседании научного совета давал последние указания в отношении космического корабля «Титан» с экипажем из российских и американских космонавтов на борту для стыковки его с космической станцией «Церера»:

— Уважаемые господа, — вставая из-за стола, начал говорить руководитель «Роскосмоса», — сегодня мы поводим последнее перед стартом оперативное совещание о готовности всех служб к осуществлению совместного с американскими астронавтами пилотируемого полёта на Луну. Хочу напомнить всем, что от успеха этого предприятия будет зависеть стремительный рост научного и технического потенциала двух наших держав. Высадка космонавтов намечается на обратной стороне Луны в квадрате 04-Z15, где много лет назад американский космический корабль «Аполлон» зафиксировал огромный десятикилометровый объект, напоминающий собой некое сигарообразное тело. Наша задача, господа, состоит в том, чтобы как можно ближе прилунить наших космонавтов к этому загадочному объекту, и попытаться выяснить истинный смысл нахождения его на поверхности Луны. При сближении с этим объектом необходимо будет проявить особую осторожность, поскольку речь уже идёт о возможном контакте с инопланетной цивилизацией. Сейчас ещё рано и трудно говорить о том, что мы получим в результате контакта с этим объектом, но мне, всё же, представляется, что космонавты будут созерцать потерпевший крушение межзвёздный корабль, неизвестный земной науке.

Расширенное заседание научного совета «Роскосмоса» продолжалось более десяти часов, после чего были решены все остающиеся проблемы и недоработки перед стартом космического корабля «Титан».

 

 

Глава 2

 

В Центре подготовки российских космонавтов сегодня было особенно оживлённо. Старт космического корабля «Титан» Намечался на 12 апреля, отдавая дань тому, что именно в этот день первый человек с российской земли открыл дорогу в космос всему человечеству.

В просторном помещении происходило облачение российских и американских космонавтов в космические костюмы специальной службой подготовки к полёту. Космонавты и астронавты оживлённо переговаривались между собой:

— Джон, как ты думаешь, кого мы встретим на Луне, — заговорила молодая блондинка, затягивая потуже нагрудные ремни.

Американский астронавт, уже облаченный в космический костюм, с недовольным видом размахивал руками и пытался несколько раз присесть.

— Никак не могу привыкнуть к русскому космическому костюму, — тихо ворчал американец. — Вы русские вечно экономите на каждом миллиметре скафандра. А насчёт того, Мария, встретим ли мы кого-нибудь на Луне или нет, только один Бог ведает. А что, Маша, ты желаешь поближе познакомиться с зелёными человечками, — обнажая белоснежные зубы, засмеялся Джон.

— Ладно, шутники, — вступил в разговор командир шестёрки космонавтов Алексей, — вы бы лучше ещё раз мысленно проштудировали все самые важные и ответственные этапы полёта. Это вам не увеселительная поездка по Бродвею на «Форде», а серьёзная техника, к которой надо подходить ответственно и разумно.

— Командир, ну ты опять за своё взялся, — перчаткой похлопывая по плечу Алексея, весело заметил Майкл. — Мы достаточно хорошо изучили русскую технику и очень надеемся, что она не подведёт всех нас в самые ответственные фазы полёта.

— Это точно, Майкл, — вновь засмеялся Джон, — бесспорно, что русские ракетные двигатели лучшие в мире, а вот в отношении всего остального покажет нам только сам полёт.

— Мужики, — заговорил очередной член экипажа — Фёдор, — давайте серьёзно отнесёмся к словам командира. А пошутить насчёт русской техники вы ещё успеете на обратном пути к родной планете.

— Ну, правда, парни, — совсем смутилась Мария, — что за неуместная ирония перед стартом? Лично я совершенно уверена в безотказной и чёткой работе нашего космического корабля «Титан». Ведь для его создания прилагались титанические усилия сотен предприятий и научных учреждений нашей страны.

— Хорошо, Маша, — как-то сразу посерьёзнел Джон, — я приношу всем свои извинения за мои слова и тоже абсолютно уверен, что ваша русская техника надёжна и крепка как сталь.

— Вот это уже совсем другой разговор, — улыбнулся Алексей. — Поймите меня, друзья мои, что нам просто необходима эта полная уверенность в душе, чтобы наш полёт благополучно завершился.

 

 

Глава 3

 

Наступило время отчёта всех служб о готовности космического корабля «Титан» к старту. В специально оборудованном бункере разместились все службы ответственные за подготовку и безаварийный старт «Титана».

Главный конструктор сидел за пультом и с напряжённым вниманием следил за поступлением докладов о готовности многочисленных систем космического корабля.

— Валерий Васильевич, — обратился главный конструктор к своему первому заместителю, — сколько минут осталось до старта?

— Ровно две минуты, Петр Сергеевич, — быстро отреагировал на слова главного его заместитель.

— Очень хорошо, — потирая руки, с улыбкой на лице ответил главный конструктор. — Действуйте, Валерий Васильевич!

Валерий Васильевич не спеша поднял перископ и положил обе руки на ручки управления.

— Ключ на старт, — по громкой связи бункера раздалась команда руководителя полёта.

— Есть ключ на старт, — моментально последовал ответ специалиста за главным пультом управления.

— Протяжка один, — чётко командовал руководитель полёта.

— Есть протяжка один, — быстро последовал ответ.

— Протяжка два, — ещё более жёстко отчеканил руководитель полёта.

— Есть протяжка два, — ответил тот же голос.

— Зажигание, — почти выкрикнул руководитель полёта и глазами прильнул к окулярам перископа.

Прошло несколько томительных мгновений ожидания, но ответа на последнюю команду руководителя полёта так никто и не услышал.

— Ну, что там у вас, чёрт бы вас всех подрал, — вскакивая со своего кресла, закричал главный конструктор. — Почему я не слышу ответа на вашу команду, Валерий Васильевич? Немедленно выясните причину задержки старта корабля и доложите мне. Вы же понимаете, Валерий Васильевич, если через десять минут корабль не стартует, то полёт придётся отложить на сутки.

— Пётр Сергеевич, не волнуйтесь, — спокойно отреагировал на слова главного конструктора руководитель полёта, — мне уже передали, что ровно через восемь минут будет устранена эта неприятная для нас всех пауза, и наше космическое детище, наконец, выйдет на орбиту вокруг Земли.

— Хорошо, Валерий Васильевич, — уже спокойно ответил главный, сменив гнев на милость. — Но только учтите, что более восьми минут я вам не даю…

После быстрого устранения всех неполадок, связанных со стартом, космический корабль «Титан», оглушительно ревя всеми своими двенадцатью двигателями, был выведен на орбиту вокруг Земли для дальнейшей его стыковки с космической станцией «Церера».

 

 

Глава 4

 

Межпланетная космическая станция «Церера» всё дальше и дальше отдалялась от родной планеты, оставляя за собой тысячи километров. На бархатно-чёрном фоне космического пространства чётко проявились яркие огни множества звёзд и галактик.

В просторной кабине космической станции за пультом управления сидели российские и американские космонавты и по большому монитору зачарованно следили за ярко-белым диском Луны, который уже значительно увеличился за двое суток полёта.

— Маша, через десять минут проверь все параметры полёта, нет ли каких-либо отклонений, — тихо произнёс Алексей. — Сдаётся мне, что эта вынужденная задержка со стартом внесла некоторые свои коррективы в намеченную Центром траекторию полёта станции.

— Хорошо, командир, — плавно перелетев со своего кресла в свободное кресло рядом с Алексеем, чётко ответила девушка.

— Командир, ну, так, может быть, мы всё же поговорим о надёжности и безотказности русской техники, — лукаво улыбнулся Джон. — Я просто уверен, что в НАСА такого бы не произошло.

Алексей не спеша повернул голову в сторону кресла Джона и спокойно ответил:

— Да что ты говоришь, Джон, неужели и в самом деле ваше космическое агентство так уж и безгрешно, как ты говоришь. А вспомни-ка один из ваших неудачных пилотируемых полётов к Луне, когда на Борту «Аполлона» взорвался кислородный баллон. И вообще, Джон, ты прибыл на космическую станцию вовсе не затем, чтобы вести постоянные дискуссии о преимуществах вашей национальной науки и техники. Ты бы лучше проверил те параметры полёта, за которые отвечаешь своей головой. Всё, хватит пустой болтовни, а принимайся за дело. Между прочим, Джон, это уже не просто просьба, а приказ командира межпланетной станции.

— Всё, командир, я понял, — быстро ответил Джон и незаметно подмигнул Майклу. — Я полагаю, что нам, несомненно, повезёт в нахождении этого загадочного объекта на поверхности Луны, и уж точно не станем круг за кругом наращивать обороты, пытаясь обнаружить его. Что ты думаешь по этому поводу, Мария?

Маша повернула голову к креслу Джона и с недовольным видом ответила:

— Джон, ты всё прекрасно знаешь, что в бортовой компьютер уже давно внесены координаты объекта, и нет никакого основания полагать, что мы вернёмся на Землю с пустыми руками. И вообще, Джон, тебе командир уже всё объяснил, так зачем же опять эти сомнения и язвительная ирония.

— Вот именно, Машенька, — улыбнулся Алексей, — надо каждому из нас заниматься тем, что ему предписано программой полёта, не более того. А вот в короткие минуты отдыха мы все сможем подискутировать на широкий круг вопросов, которые так волнуют Джона.

Между тем Маша внимательно просматривала информацию, которую постоянно выдавал бортовой компьютер. Одна из множества информаций её особенно насторожила.

— Командир, — взволнованно заговорила Маша, — в общем-то, все параметры в норме, но на лицо существует незначительное отклонение станции от запланированной траектории полёта на пятьсот километров.

— Я полагаю, Маша, что это не представляет для нас большой угрозы. Мы сумеем направить нашу станцию именно туда, куда изначально она была нацелена.

— Да, всё это так, Лёша, но если отклонение от намеченного курса будет увеличиваться, то я не уверена, что после коррекции траектории нам хватить топлива на обратную дорогу.

— Командир нахмурился и обратился к сидящему рядом американцу:

— Значит так, Джон, ты сейчас со своей очаровательной напарницей Нэнси задай компьютеру все необходимые параметры для коррекции траектории полёта станции и немедленно сообщите мне о результате. Вам всё понятно, сэр?

— Так точно, сэр, — по военному отчеканил Джон и плавно перелетел к креслу Нэнси.

Ровно через три минуты Джон и Нэнси вернулись к Алексею.

— Командир, я думаю, что ситуация не столь драматична, чтобы серьёзно её воспринимать, — осторожно начала говорить Нэнси — Мы отклонились от намеченного курса ещё только на девятьсот километров и, для коррекции полёта станции потребуется незначительное количество топлива, общий объём которого нисколько не повлияет на благополучное возвращение нашей станции на родную планету. Мы с Джоном уже ввели в бортовой компьютер необходимые данные для восстановления истинной траектории полёта. Всё будет хорошо, командир, — чарующе улыбнулась Алексею американка.

— Ну, что же, слава Богу, что наши опасения были напрасны, — улыбнулся в ответ Алексей и ещё пристальнее стал всматриваться в чёткие и ослепительно яркие очертания лунного диска.

 

 

Глава 5

 

Через несколько суток космическая станция «Церера» вышла на орбиту вокруг Луны. В иллюминаторах перед глазами космонавтов величественно проплывала панорама ярко освещённой Солнцем поверхности ближайшей к Земле соседки. Гигантские кратеры сменялись равнинами, холмами и расщелинами.

— Ну, что, друзья мои, — бодро заговорил командир, — теперь самое время подумать о высадки части нашего экипажа на поверхность планеты. Итак, на борту станции остаются: Маша, Нэнси и я. Джон, Майкл и Фёдор высадятся на поверхность Луны в заданном квадрате. Имейте в виду, друзья, что в настоящий момент обратная сторона Луны освещена Солнцем, и нельзя терять ни минуты, чтобы за отведённое нам время выполнить поставленные задачи.

Космонавты быстро облачились в космические скафандры и перешли в спускаемый модуль «Цедрус».

— Командир, мы готовы выполнить посадку спускаемого модуля на поверхность Луны, — по громкой связи сообщил Фёдор.

— Добро, Фёдор, — спокойно ответил Алексей, включая монитор обзора кабины спускаемого модуля. — Внимание всему экипажу «Цедруса», старшим группы я назначаю Фёдора и убедительно прошу Джона и Майкла беспрекословно выполнять все его указания и приказы. Всем всё ясно?

— Окей, командир, — весело ответил Джон, — наши дискуссии мы продолжим на обратном пути.

Трое космонавтов сидели перед пультом управления «Цедруса» и с напряжённым вниманием следили за проплывающей под ними гигантской панорамой поверхности планеты.

— Майкл, — обратился Фёдор к американскому астронавту, — уточни время и место высадки. Как бы нам не промахнуться мимо намеченного объекта.

Ровно через минуту Майкл уже докладывал Фёдору:

— Командир, всё в норме, через две минуты «Цедрус» прилунится именно там, где ему положено.

— Командир, — подал голос Джон, — есть предложение перейти на ручное управление. Ты же понимаешь, что компьютер в самый ответственный момент может дать сбой, а человеческий мозг никогда не позволит себе этого. Да и потом, командир у нас — у американских астронавтов уже имеется некоторый опыт ручного управления космическими аппаратами.

Фёдору понадобилось всего несколько мгновений, чтобы отдать последний приказ перед посадкой «Цедруса»:

— Ну, что же, Джон, думаю, что твоё предложение не лишено разумного смысла, действуй.

Джон быстрыми и натренированными движениями переключил автоматику на ручное управление и двумя руками ухватился за ручку управления спускаемым модулем.

— Командир, — немного взволнованно прошептал Джон, — до посадки ровно сорок секунд, я включаю тормозные двигатели. До интересующего нас объекта четыре тысячи метров. Площадка для посадки относительно ровная. До посадки, командир, десять секунд!

— Что значит «…относительно ровная», — почти закричал Фёдор, — нам необходима абсолютно ровная поверхность. Куда ты сажаешь аппарат, Джон?

Но слова Фёдора так не дошли до слуха американского астронавта из-за высочайшего напряжения, с которым Джон манипулировал посадочной ручкой.

Фёдор и Майкл обеими руками схватились за подлокотники кресел, ожидая жёсткой посадки, но, тем не менее, «Цедрус плавно прилунился и на несколько мгновений замер в вертикальном положении, опираясь на четыре посадочные ноги.

— Командир, — широко улыбаясь, с воодушевлением заговорил Джон, — я всегда говорил, что в умелых руках любая техника сработает на все сто.

— Не надо торопиться с выводами, Джон, — спокойно ответил Фёдор, — сейчас бортовой компьютер представит картинку того места, где в настоящий момент покоится наш «Цедрус».

Все космонавты прильнули к монитору бортового компьютера, надеясь разглядеть на поверхности Луны что-то загадочное и необычное. На мониторе чётко вырисовывались огромные кратеры, холмы и расщелины. Одна картинка особенно заинтересовала космонавтов. Примерно в трёхстах метрах от спускаемого аппарата в одной из гигантской расщелине находилось именно то, что вызывало у всех учёных мира ужас, но и восхищение. Гигантское веретенообразное тело лежало на дне глубокой расщелины. Теперь уже можно было однозначно сказать, что увиденное космонавтами тело было искусственного происхождения, созданное какими-то внеземными силами. На поверхности этого космического монстра чётко вырисовывались многочисленные люки, отверстия в виде иллюминаторов и неизвестного назначения надстройки. Один из люков был открыт и представлял из себя прямоугольник размерами тридцать на двадцать метров.

Космонавты ещё какое-то время смотрели на это космическое чудо расширенными от страха глазами.

— Командир, — тихо проговорил Майкл, — я полагаю, что перед нами находится межгалактический корабль, который потерпел катастрофу при прилунении.

— Очень может быть, Майкл, — взволнованно ответил Фёдор, — и теперь наша главная задача состоит в том, чтобы обследовать этот космический монстр и благополучно с новыми открытиями и знаниями вернуться на родную планету. Значит так, друзья мои, ещё раз тщательно проверьте свои космические наряды на герметичность, и начинаем готовиться к высадке на поверхность Луны.

Прошло ещё несколько мгновений после слов Фёдора, как вдруг «Цедрус» начал плавно заваливаться на правый бок.

— Что происходит, командир, — в испуге закричал Джон, — наш аппарат потерял устойчивость или что?

Уже через несколько мгновений спускаемый аппарат лежал на боку, не оставляя космонавтам никакой надежды.

— Немедленно прекрати истерику, — твёрдым голосом заговорил Фёдор, — и возьми себя в руки. Я, не теряя ни одной минуты, доложу обо всём командиру космической станции «Церера», и он, я надеюсь, примет правильное и единственное, в данном случае, решение о нашем спасение. А ты, Джон, кичась своими «всезнаниями» и «опытом», недостаточно правильно выбрал место посадки «Цедруса». Вероятней всего, две его посадочные опоры попали в какой-то рыхлый грунт, который и стал причиной заваливания спускаемого аппарата на бок.

 

 

Глава 6

 

На пульте управления окололунной станции загорелось табло вызова командира, и Алексей поспешил включить громкую связь с «Цедрусом»:

— Я — «Церера», слушаю тебя Фёдор. Ну, что, уже можно поздравить тебя с благополучной высадкой на поверхность Луны или нет! У вас там всё хорошо или возникли какие-то проблемы?

— Вот именно, командир, возникли проблемы, — взволнованно проговорил Фёдор. — Да, спускаемый аппарат вначале благополучно прилунился в заданном районе Луны, но пока по невыясненным причинам вдруг завалился на один бок. Очевидно, он двумя опорами попал в небольшое углубление или на рыхлый грунт, который и поехал под многотонной тяжестью «Цедруса». Алексей, ты же понимаешь, что если не предпринять срочных мер, то мы можем навсегда остаться здесь.

После длительной паузы Алексей ответил Фёдору:

— Так, спокойно, Фёдор, не надо преждевременно распускать сопли, а необходимо спокойно подумать о том, как нам выйти из этой сложной ситуации. Во-первых, на борту «Цедруса» находятся мощные гидравлические подъёмники, которые можно использовать для восстановления вертикального положения «Цедруса». Во-вторых, не забывайте, что сила тяжести на Луне в шесть раз меньше, чем на Земле, и это может способствовать благополучному завершению операции по спасению вас из плена Луны. И последнее, Фёдор, сейчас же немедленно проверьте, не заблокирован ли выходной люк лунной породой. Это, пожалуй, главное, что я хотел сказать вам. Действуйте, — твёрдым голосом закончил свои распоряжения Алексей.

— Так, Джон, — глядя в глаза американскому астронавту, жёстко начал говорить Фёдор, — ты заварил эту кашу — тебе её и расхлёбывать.

— Простите, сэр, но я не очень понимаю ваши русские поговорки-загадки, — нервно отреагировал на слова Фёдора Джон. — Не могли бы вы более подробно объяснить мне мои обязанности и задачи на борту «Цедруса»?

— Во-первых, уважаемый Джон, я вам не сэр, а командир посадочного модуля, который, благодаря вашей «гениальной» инициативы, благополучно отдыхает в объятиях Луны, лёжа на боку. Ты, Джон, уже не первый год находишься в России и пора бы тебе более подробно ознакомиться с русским народным фольклором. Короче говоря, Джон, ты вместе с Майклом проверь состояние выходного люка и возможность выхода через него на поверхность Луны. Если у нас это получится, то с помощью гидравлических подъёмников мы сумеем справиться с этой незадачей. Для этого нам потребуется приложить максимум усилий, в противном случае Луна для нас станет постоянным местом пребывания.

— Я понял, командир, — по-военному отчеканил Джон и поспешил к выходному люку.

Через пару минут, опираясь на наклонённые стены, в пультовую вошёл Майкл и доложил:

— Командир, нам удалось открыть выходной люк, и теперь мы можем почти свободно высадиться на поверхность планеты. Правда, до грунта более двух метров, но, учитывая незначительную гравитацию Луны, наше прилунение будет плавны и неопасным.

— Я тоже так думаю, Майкл, — уже с другим настроением ответил Фёдор. — А теперь осторожно попытаемся выбраться наружу.

Через пять минут все три космонавта стояли на грунте, с опаской озираясь по сторонам. Их спускаемый аппарат, как и предполагал Фёдор, двумя опорами попал в достаточно глубокую яму и находился в сильно наклонённом положении. В таком состоянии не было даже и речи о нормальном и гарантированном взлёте «Цедруса» с поверхности Луны. Где-то в четырёхстах метрах от них красовалось гигантское сигарообразное тело, наполовину выступающее из глубокой расщелины.

Фёдор первым ступил на поверхность Луны и по земной привычке решил быстрым шагом пройтись по ней. Но его походка превратилась в плавные высокие подскоки, которые в конечном итоге закончились падением.

— Чёрт, совсем забыл, что здесь на Луне всё иначе, чем на Земле, — с опасением вглядываясь в чёткие очертания гигантского инопланетного корабля, мысленно отметил про себя командир.

— Слушайте, мужики, — уже достаточно уверенно заговорил Фёдор, — сейчас для нас главная задача состоит в том, чтобы освободить две опоры спускаемого аппарата от лунной ловушки. Майкл, попытайтесь осторожно спуститься в эту яму и исследуйте, на каком грунте мы сможем установить наши подъёмники. И молите Бога, чтобы дно этой ямы оказалось монолитным и твёрдым, иначе…

— Командир, дальше можете не продолжать, — взволнованно ответил Майкл и осторожно приблизился к краю ямы.

После десяти минут томительного ожидания космонавты вновь увидели своего товарища, который с трудом выбрался из ямы и в каком-то странном оцепенении замер у её края.

— Ну, что там, — по внутренней связи космического скафандра, сильно волнуясь, прокричал Джон, — что ты там замер на краю ямы, как памятник над могилою?

— Майкл, немедленно доложи мне, что тебе удалось выяснить, — весь напрягся Фёдор. — Действительно, Майкл, чем можно объяснить твоё молчание?

Майкл всем корпусом медленно повернулся к своим товарищам и тихо произнёс хриплым голосом:

— Всё окей, командир, в этом месте грунт рыхлый, и мы навеки остаёмся на Луне. Мы не сможем установить под опоры подъёмники. Мы и наш «Цедрус» обречены…

У Фёдора на лбу моментально выступил холодный пот, но, всё же, собравшись с духом, он ответил:

— Так, спокойно, друзья, я немедленно свяжусь с орбитальной станцией и наши товарищи на «Церере» наверняка помогут нам выйти живыми и здоровыми из лунного плена.

Глава 7

 

Алексей в задумчивости сидел перед главным пультом орбитальной станции и мысленно рассуждал о неожиданной и сложной проблеме возникшей на поверхности Луны:

— Так, запаса кислорода у них хватит на трое суток, питание тоже у них пока есть в тюбиках. Даже и не знаю, что мне ответить Фёдору. Спасательная экспедиция прибудет только через несколько суток. За это время весь экипаж «Цедруса» погибнет. К сожалению, наша космическая станция не оснащена дополнительным спускаемым аппаратом, что способствовало бы безусловному спасению космонавтов. А сама станция, в принципе, и может прилуниться, но на обратный взлёт у нас не хватит топлива. Ну, что же, прежде всего об этой чрезвычайной ситуации надо доложить в Центр за слежением полёта главному конструктору, может быть он со своей светлой головой что-нибудь предложит нам.

Между тем экипаж «Цедруса» направлялся к навсегда застывшему в глубокой расщелине космическому монстру.

— Командир, куда мы идём и зачем, если и так ясно, что наши дни сочтены на этой проклятой Луне, — хватая руку Фёдора, простонал Джон.

Фёдор с силой отдёрнул свою руку и жёстко ответил:

— Джон, это на тебя совсем не похоже, где же твой оптимизм и неистребимая уверенность в своих действиях? Да, пока мы находимся в лунном плену, но это вовсе не означает, что нам всем пора петь за упокой наших душ. О нас знают и помнят, и я уверен, что космический Центр найдёт выход из создавшейся тяжёлой ситуации. А в настоящий момент нам просто необходимо исследовать то, к чему нас так долго готовили на протяжении нескольких лет. Я надеюсь, что мои слова услышали все, и более не будет никаких вопросов на этот счёт.

Космонавты медленно продвигались в сторону межзвёздного космического корабля, каждый раз осторожно оглядывая ближайшие окрестности лунной поверхности. До края глубокой расщелины оставалось буквально десять метров, после чего последовала команда Фёдора:

— Всем привести в действие ранцевые ракетные двигатели для перелёта к открытому люку корабля.

Уже через несколько мгновений вся троица космонавтов стояла на тёмном корпусе космического монстра у края открытого гигантского люка.

— Джон и Майкл, — быстро проговорил Фёдор, — вы оба остаётесь на корпусе межзвёздного корабля и исследуете его всеми доступными вам средствами, а я пока попробую влететь в этот открытый люк и поближе познакомиться с содержимым этого космического гиганта.

Фёдор нажал на кнопку активации ранцевого ракетного двигателя и осторожно переместился внутрь корабля. Внутри корабля было абсолютно темно, и командир поспешил включить нашлемный прожектор. Перед взором Фёдора открылась панорама огромного помещения, стены которого с трудом были различимы из-за больших расстояний до них.

— Господи, — только и успел подумать Фёдор, — так этого просто не может быть.

Только через минуту командиру удалось достигнуть дна этого помещения, после чего на пульте управления ранцевым ракетным двигателем загорелось красное табло, сигнализирующее о том, что ракетного топлива у Фёдора осталось только на сорок секунд полёта.

— Чёрт, да что же я делаю? — с напряжением вглядываясь в красное табло на скафандре, с испугом мысленно констатировал Фёдор. — По всему выходит, что теперь мне одному не выбраться из корабля. Верхний обрез открытого люка находится на высоте примерно двухсот метров, и, конечно, топлива мне явно не хватит, чтобы выбраться из этой дьявольской ловушки. Ладно, полагаю, что мои друзья помогут мне освободиться из плена этого космического монстра.

Командир твёрдо стоял на ногах и его нашлемный прожектор высвечивал отдельные контуры огромного помещения. В какой-то момент Фёдор заметил тёмный проход в другое помещение и поспешил проникнуть в него. Быстро преодолев большое расстояние до прохода, Фёдор осторожно переступил порог таинственного и незнакомого ему и сделал несколько шагов вперёд. Самым неожиданным для командира было то, что под его ногами вдруг мелко задрожал пол, и какая-то огромная створка перекрыла Фёдору путь к отступлению.

— Господи, этого мне ещё не хватало, — судорожно шаря прожектором по серебристым и тщательно отполированным стенам помещения, уже серьёзно занервничал Фёдор.

Неожиданно всё помещение осветилось ярким зеленоватым светом, и достаточно далеко от себя командир различил несколько человекоподобных существ, которые медленно приближались к нему. Существа ростом были Фёдору до пояса и одеты были в плотные костюмы серого цвета. Как это ни странно, но их головы не были покрыты защитными шлемами, а их лица не выражали никаких эмоций. Более внимательно взглянув на лица инопланетян, Фёдор мысленно отметил себе, что их большие миндалевидные глаза светились слабым фиолетовым светом. Вместо носа на их лицах чётко были видны небольшого размера выпуклости с двумя маленькими отверстиями, а рты представляли из себя короткие тонкие полоски.

— Так, господин космонавт, — с горечью в душе подумал командир, — похоже, вы основательно влипли по самые уши в нечто страшное и трагическое. — По всему видно, что передо мной те самые серые человечки, о которых так много писали и пишут в средствах массовой информации. Но, всё же, надо попробовать с ними хоть о чём-нибудь договориться.

Фёдор сделал шаг назад, поднял правую руку и торжественно произнёс:

— Мы прибыли на Луну только с мирными намерениями. Прежде всего, Луна нас интересует как источник уникальных природных минералов, которые можно будет использовать для резкого подъёма научного и технического прогресса всех стран планеты Земля. Мы не причиним вам никакого вреда. Ваш корабль нас заинтересовал, как реальная возможность контакта между космическими цивилизациями и не более того. И если вы позволите мне, хоть в какой-то степени, ознакомиться с вашим межзвёздным кораблём, то мы вам будем чрезвычайно благодарны.

Фёдор закончил своё обращение к загадочным существам и незаметно для инопланетян положил левую руку на поясной мощный бластер.

Между тем инопланетяне почти вплотную приблизились к Фёдору и извлекли из космических костюмов миниатюрные мигающие красным светом предметы. Через мгновение Фёдор ощутил во всём теле невероятную усталость и, уже не в силах контролировать себя, плавно опустился на пол загадочного помещения.

 

 

Глава 8

 

Командиру «Цедруса» показалось, что он только на одно мгновение закрыл глаза, но когда он вновь открыл их, то увидел себя сидящим за пультом спускаемого модуля в окружении своих товарищей.

— Где я? — с испугом озираясь вокруг, тихо прошептал Фёдор.

— Да ты что, командир, как вы русские говорите, «…белены объелся» что ли, конечно, на «Цедрусе», — весело засмеялся Джон. — Между прочим, время нашего пребывания на Луне заканчивается, и пора возвращаться на станцию «Церера». Мы с Майклом собрали достаточно большой объём лунного грунта и несколько крупных кусков серебристого минерала. Эта уникальная коллекция позволит нашим учёным значительно продвинуться в раскрытии тайн Вселенной!

Фёдор глянул в иллюминатор и с удивлением заметил, что панорама Луны теперь совершенно ровная.

— Минуточку, — ещё больше изумился Фёдор, — по всему выходит, что наш спускаемый аппарат принял строго вертикальное положение.

— Мужики, — обратился Фёдор к Майклу и Джону, — а куда девался инопланетный корабль? Я же только что общался с гуманоидами внутри звездолёта.

— Ты, командир, точно перегрелся на Солнышке, — вновь засмеялся Джон, — какой корабль, какие гуманоиды. Наша задача состояла в том, чтобы высадиться на поверхность Луны и собрать как можно больше лунных минералов и больше ничего.

— Нет, парни, так дальше у нас дело не пойдёт. Я просто обязан связаться с Алексеем и выяснить, что же всё-таки происходит здесь.

— Это твоё право, командир, — спокойно ответил Майкл, но не забывай, что через пять минут намечен старт «Цедруса» с поверхности Луны.

— Не учи меня жить, я прекрасно знаю, что, как и когда делать, — нервно изрёк Фёдор.

Через минуту Фёдор уже был на связи с Алексеем.

— Ну, что там у вас? — устало произнёс командир «Цереры», нажимая на панель связи с «Цедрусом». — Я уже давно вместе со своими прелестными дамами жду вашего возвращения с богатой коллекцией лунных минералов. Не забывай, Фёдор, что до старта «Цедруса» остаётся всего четыре минуты…

И только теперь в сознании Фёдора промелькнула мысль о том, что всё случившее с ним и его товарищами — проделки инопланетных сил.

— Да, пока нам слишком рано тягаться с такими могущественными космическими силами, которые практически могут позволить себе всё, — с горечью в душе подумал командир «Цедруса».

Фёдор тяжело опустился в своё кресло за пультом управления и пристегнулся защитными ремнями. Быстро активировав программу автоматического взлёта, Фёдор устало отдал распоряжение Майклу:

— Майкл, проследи за автоматическим сближением «Цедруса» и «Цереры» в противном случае, мы можем просто промахнуться и улететь, чёрт знает куда.

— Хорошо, командир, — быстро ответил Майкл и прильнул к монитору своего бортового компьютера.

Как и следовало ожидать, стыковка со станцией не вызвала ни у кого особых проблем. Уже через сутки космическая станция «Церера» взяла свой обратный курс к родной планете.

В центре управления полётом сидели главный конструктор и его главные помощники. Пётр Сергеевич нажал на табло связи с космической станцией и услышал бодрый голос Алексея:

— Слушаю вас, Пётр Сергеевич!

— Как у вас обстоят дела, что вам удалось узнать на ближайшей к нам соседке?

— Пётр Сергеевич, вот уже совсем скоро вы выйдем на орбиту вокруг Земли, и после нескольких витков наш спускаемый аппарат совершит мягкую посадку в обозначенном вами районе.

— Это всё хорошо, Алексей, — спокойно проговорил главный конструктор, — а что вы можете мне сказать по поводу инопланетного корабля, который покоится в квадрате 04-Z15? Вам удалось внешне и изнутри изучить его?

Главный конструктор сидел в своём мягком кресле и нервно барабанил пальцами руки по пульту управления полётом, ожидая немедленного ответа от Алексея. Но прошла минута, а затем и ещё несколько томительных минут, но ответа так и не последовало. Пётр Сергеевич схватил в руки микрофон и почти закричал:

— Да вы что там себе позволяете, уснули, что ли все? Немедленно отвечайте на поставленные мной вопросы, — весь зашёлся главный конструктор.

После продолжительной паузы главный вновь услышал голос Алексея:

— Пётр Сергеевич, я что-то не совсем понимаю вас. О каком инопланетном корабле вы говорите? На Луне мы не видели ничего подобного, но ещё раз повторяю, что нам удалось собрать уникальную коллекцию лунных минералов. Я полагаю, что наш полёт займёт особое место в успешных запусках наших и американских космонавтов на ближайшую к Земле планету!

Главный конструктор с ненавистью отшвырнул от себя микрофон и обеими руками схватился за голову.

— Боже мой, — с быстротой молнии проносились мысли в голове у Петра Сергеевича, — затрачены гигантские средства на попытку раскрыть секреты этого космического монстра, но все наши усилия пошли коту под хвост. Проклятые гуманоиды — серые человечки, это всё их проделки, — негодовал Пётр Сергеевич. — Недаром же в своё время американцы так спешно, и не объясняя причин, свернули свою программу пилотируемых полётов к Луне. Значит, эти инопланетные твари уже в то далёкое время дали им понять, чтобы они не совали свой нос туда, куда ни надо. Господи, а я то, старый дурак, под нажимом руководства страны решил вновь реанимировать наглухо закрытый американцами проект. Только одни дети искренне верят, что после грозы они могу спокойно пробежать под радугой, что это возможно, что это так просто. Ну, а под лунной радугой, я полагаю, мы ещё долго не сможем прогуляться.

Пётр Сергеевич тяжело вздохнул и дрожащей рукой нажал на табло правительственной связи…

Комментарии: 0