БОРИС КУДРЯШОВ

Джентльмены неудач в морских хрониках

фантастический роман

Опубликовано в авторской редакции

ГЛАВА 1

 

Совершенно не помню, когда я последний раз по-человечески отдыхал. Эта повседневная рутинная жизнь просто сводит меня с ума, убивая во мне все добродетельные начала.

После неудавшейся карьеры офицера - подводника на подводном атомоходе «Магадан», я бросил якорь в тихой гавани Калининграда, где продолжил свою трудовую деятельность, но уже в новом для себя качестве - матроса на рыболовецком сейнере. Должен сказать, что новая работа мне пришлась по душе, чего нельзя было сказать о моей Светланке, которая привыкла к тихой, размеренной жизни на севере, в маленьком городке подводников. Честно говоря, своё досрочное увольнение со службы я расцениваю как полный произвол со стороны моего непосредственного командования.

В те, не совсем далёкие годы, наш отряд подводных атомоходов постоянно патрулировал северную Атлантику, которая была наводнена кораблями и субмаринами НАТО. Перед командованием Северного Флота была поставлена задача - не допустить продвижение подводных и надводных кораблей НАТО к берегам Кольского полуострова и Новой Земли, где были расположены главные ударные силы Северного Флота России.

После окончания военно - морского училища я был откомандирован для прохождения дальнейшей службы на подводный крейсер «Магадан». Уже через четыре года за добросовестную службу я был назначен командиром торпедного отсека атомохода. Поначалу мы со Светланкой жили в офицерском общежитии в стареньком трёхэтажном доме, затерявшемся среди тёмных сопок. Но со временем наш военный городок стал приобретать вполне человеческий облик. В те годы командование Северного Флота не жалело сил и средств, для того, чтобы как-то благоустроить жизнь своих подопечных моряков. За короткий срок среди сопок был построен целый городок из маленьких, но достаточно удобных и тёплых коттеджей для семей моряков - подводников. Оставив свою престижную работу в Москве и квартиру, моя драгоценная подруга жизни перебралась в наш северный городок поближе ко мне. Конечно, первое время ей не просто было понять и осмыслить, то новое качество, которое она приобрела для себя, променяв уютную и интересную жизнь на суровые условия севера. Но,

как говорится, нет худа без добра, и уже через два года Светланка активно влилась в тот строгий и размеренный ритм жизни жён подводников.

Уже два месяца стоит полярная ночь. Настроение в такие дни года, конечно, резко меняется от благодушного к умеренно пасмурному, которое не сулит ничего хорошего в моих отношениях с молодой женой. Светланка ходит по маленькой гостиной и тихо ворчит:

- Лёшка, ну когда же ты у меня хоть немножко поумнеешь. Смотри, все твои друзья и товарищи по училищу уже давно сменили свои лейтенантские погоны на погоны старшего командного состава и занимают приличные должности. Ты же продолжаешь по-прежнему служить лейтенантиком и на такой должности, которую даже неудобно как-то упоминать в кругу моих друзей. Неужели, в тебе напрочь отсутствует гордость и самолюбие. Ну, что же ты молчишь, я больше не могу так жить. В последнее время мы никуда не ходим, ни с кем не общаемся. Я не для того всё бросила в Москве, чтобы постоянно сидеть в четырёх стенах и варить тебе твой любимый борщ. Ты не забывай, что я всё-таки женщина и требую к себе особого внимания.

Такие разговоры о смысле жизни быстро вводят меня в уныние, но всё же, чтобы не обидеть жену, я обычно слабо защищаюсь:

- Светик, милая моя, ты должна понять только одно, что в нашем военном городке нет ни концертных залов, ни музеев, ни театров, куда можно было бы пойти, а посему надо находить другие средства, чтобы в полной мере удовлетворить свои духовные потребности. Должен тебе заметить, дорогая, что у меня достаточно много друзей и товарищей, с которыми я разделил свою судьбу офицера - подводника. А то, что на моих погонах ещё недостаточно много звёздочек, так это не моя вина. Я добросовестно несу свою службу и горжусь тем, что защищаю, как могу, северные рубежи моей Родины.

Заметив моё плохое настроение, Светланка примирительно кладёт мне руки на плечи и ласково шепчет:

- Да ладно тебе, Лёша, не дуйся на меня, конечно, я всё понимаю. Главное, что мы бесконечно любим друг друга и это придаст нам сил справиться с любыми невзгодами. Я правильно формулирую свою мысль, дорогой?

Я ухожу на кухню и закуриваю сигарету. За окном разыгрывается метель, грозящая перерасти в

сильнейший буран, который может поставить под сомнение наш очередной поход «за угол». Так обычно моряки называют северную оконечность Кольского полуострова, откуда открывается доступ в Северную Атлантику.

 

ГЛАВА 2

 

Буран всё же не на шутку разыгрался, добавив нашему небольшому гарнизону много хлопот по устранению снежных заносов и обледенения надводных частей атомоходов. Но как водится, всё проходит и уже через два дня мы были вполне готовы к очередному походу «за угол». Командир нашего соединения контр - адмирал Андреев Виктор Алексеевич зачитывал нам последний приказ командования Северного Флота:

- Товарищи офицеры, перед нашим отрядом поставлена достаточно сложная задача, которую мы должны выполнить точно и в сроки, установленные командованием Северного Флота.

Я внимательно слушал контр - адмирала, и в моей душе разгорался огонёк недовольства и возмущения:

- Ну вот, опять мою Светланку не увижу около месяца. Опять что-нибудь такое, связанное с испытаниями торпед.

Расстегнув китель, я достал из кармана блокнот, приготовившись записать необходимую в таких случаях информацию. Контр - адмирал, недовольно посмотрев в мою сторону, строго заметил:

- Товарищи офицеры, должен сказать, что этот приказ носит сугубо секретный характер, и поэтому вам всем придётся несколько напрячь свою память, чтобы просто запомнить всё то, что я сейчас доведу до вашего слуха. Итак, товарищи офицеры, речь идёт об испытании последней разработки наших военных специалистов - высокоскоростной и бесшумной торпеде. Нашему отряду предоставлена почётная возможность первыми довести пуски этих торпед до нужных параметров. Должен сказать, что от нашей слаженной и чёткой работы будет зависеть многое, как в отношении наград, так и во многом таком, которое, несомненно, доставит нам всем радость.

- Интересно, о каких это радостях заговорил наш

«дед», - пряча авторучку и блокнот в карман кителя, с некоторым интересом подумал я. - Неужели дело дойдёт до повышения наших званий.

Дождавшись, когда в кают - компании смолк настороженный гул голосов офицеров, контр - адмирал спокойно продолжил:

- Товарищи, за оставшийся совсем небольшой срок вы обязаны привести ваши субмарины в полную боевую готовность. Я надеюсь, что эта задача вполне выполнима для вас, учитывая ваш опыт неоднократного хождения в Северную Атлантику. Итак, товарищи офицеры, какие будут вопросы? Так, вопросов нет, - удовлетворённо «крякнул» «дед», захлопывая кожаную папку с приказами.

- Значит, у меня на всё про всё есть ещё два дня, чтобы навести хоть какой-то порядок в своём торпедном хозяйстве лодки. А хозяйство у меня достаточно сложное и ответственное, которое, несомненно, сыграет свою решающую роль на предстоящих испытаниях. Интересно, как Светланка отреагирует на очередное моё затворничество в морской стихии, - выходя из командного бункера и закуривая сигарету, подумал я.

Быстро достав из кармана мобильник, я набрал уже хорошо знакомый мне номер:

- Светик, привет, чем занимаешься, дорогая моя супруга?

Судя по сердитому и нервному голосу Светы можно было предположить, что этот мой вопрос был совсем некстати.

- Лёша, ну ты меня просто удивляешь, - сердито заговорила Светланка, - чем я ещё могу заниматься? Конечно, с нетерпением жду твоего возвращения, чтобы накормить тебя вкусным борщём. И потом, дорогой, я хочу тебе напомнить, что именно сегодня исполняется ровно три года, как мы с тобой познакомились. А посему, я жду сегодня от тебя большой букет цветов и море поздравлений.

Я внимательно слушал жену, совершенно не зная с чего начать этот не простой разговор о моём вынужденном и длительным отсутствии. Обычно в такие минуты я ощущаю в сердце невыразимую тоску и грусть, не находя слов для утешения Светланки - моей боевой подруги.

- Светик, ты только спокойно восприми то, что я тебе сейчас сообщу, - спокойно начинаю я, - короче говоря, сегодня праздник не состоится, у меня опять длительная командировка, которая закончится не так уж скоро, как это ты себе представляешь.

Я ещё сильнее прижимаю к уху мобильник, пытаясь по интонации голоса жены понять её душевное состояние. Пауза затягивается, и я начинаю уже нервничать.

- Светик, ты меня слышишь или нет?

- Ну, почему, почему именно сегодня в такой день, судьба опять разделяет нас, - сквозь слёзы вновь заговорила Света.

- Света, ты не должна так говорить, - сильно нервничая, отвечаю я жене, - ты же жена моряка - подводника, которому очень нужна твоя поддержка и любовь. Что же касается моей командировки, то это не должно тебя так огорчать, потому как это моя работа и моя жизнь. Успокойся, Светик, ты и сама не заметишь, как быстро пролетит время, и мы вновь встретимся в нашем маленьком и уютном домике.

- Вот так всегда, Лёшка, - уже спокойным голосом отвечает мне жена, - как только я собираюсь вечером посидеть с тобой за чашечкой горячего чая, так сразу же ты мне преподносишь очередной сюрприз. Хорошо, дорогой, я, конечно, всё понимаю и, как твоя верная подруга, буду ждать твоего возвращения.

- Ну, вот и договорились, дорогая, - быстро отвечаю я, пряча в карман мобильник.

Погода быстро портится, не обещая в ближайшие дни ничего хорошего.

- Ещё нам не хватает нового бурана, - бросая недокуренную сигарету в сугроб, сердито думаю я. - От предыдущей бури наш отряд ещё не совсем пришёл в себя, а здесь, похоже, опять что-то надвигается на нашу базу.

На лодке шла напряжённая работа всех постов по доведению систем подводного крейсера до высшей степени готовности. Наш командир - капитан первого ранга Воскресенский Олег Николаевич, сидя в центральном посту, систематически связывался по бортовой связи с командирами многочисленных постов атомохода, пытаясь выяснить все недочёты, которые могли бы помешать выполнению ответственного задания командования Северного Флота.

- Третий пост, Алексей Петрович, - услышал я строгий голос капитана, - доложите о готовности вашего поста к предстоящему походу. Я надеюсь, что на этот раз вы сумеете доказать мне, что ваше появление на моей субмарине не было случайной ошибкой судьбы. Сразу же хочу предупредить вас, что на этот раз вы должны будете исключить все возможные и невозможные ошибки и промахи в действиях ваших подчинённых. Учтите, что цена этого похода слишком велика, чтобы легкомысленно отнестись к тем проблемам, которые могут встать перед нами и тем более перед вашей службой.

С нескрываемым волнением я слушаю своего командира, вспоминая те недавние события предыдущего похода «за угол». Дело в том, что в тот раз перед нами была поставлена не менее важная задача по обнаружению и уничтожению в Северной Атлантике учебной цели - дизельной подводной лодки проекта конца шестидесятых годов прошлого столетия. Лодка доживала свои последние дни и была уже практически не пригодна для дальнейшей эксплуатации. Всё относительно ценное оборудование предусмотрительно было снято с лодки, за исключением ходовой части. Должен сказать, что всё тогда могло закончиться большим международным скандалом. Короче говоря, наши акустики приняли шум винтов от американской атомной лодки за шумы нашей подопечной дизельной лодки, предназначенной для уничтожения и затопления. Надо отдать должное американским подводникам, которые вовремя обнаружили пуск наших торпед и приняли срочные меры к их уничтожению. Естественно, что после таких событий состоялся «разбор полётов», но уже на самом высоком уровне, где все виновные понесли наказание в виде увольнения в запас или в понижении воинских званий. Ну а, поскольку, моя служба была непосредственным исполнителем последнего приказа командира на унич-

тожение старой лодки, то и мне пришлось расстаться с одной из трёх звёздочек на моих погонах. Должен сказать, что в то время это обстоятельство меня вовсе не обескуражило, а наоборот, я

был преисполнен необыкновенной гордостью за то, что именно моя служба, мой пост исключительно точно выполнил все пуски торпед, хотя и по американской боевой лодке.

Я внимательно слушал командира и в моей памяти с новой силой всплывали сюжеты тех совсем недавних событий, которые в принципе могли поставить крест на моей морской карьере.

- Лейтенант Нелюбов, - как сквозь сон слышу я голос командира, - наконец, я дождусь от вас доклада или нет?

- Товарищ капитан первого ранга, - взвешивая каждое своё слово, быстро отвечаю я, - я полагаю, что на этот раз мы поразим именно то, что нам и предложено поразить и второй ошибки уже точно не будет.

- Это вы на что намекаете, Алексей Петрович, - в голосе командира прозвучали стальные нотки, - ваша ирония совсем ни к месту, а тот совсем невероятный случай в открытом океане должен послужить всем нам хорошим уроком, чтобы впредь такого никогда не случалось.

- Командир, Олег Николаевич, смею вас заверить, что моя служба произвела все необходимые работы, чтобы достойно и с абсолютной точностью выполнить поставленную перед нами задачу. Все торпедные аппараты неоднократно проверены лично мной и готовы в любой момент к действию.

- Добро, лейтенант, если всё пройдёт как надо, то я полагаю, что вы можете рассчитывать на повышение по службе, - с надеждой в голосе ответил капитан. - И ещё, лейтенант, не забывайте, что в любой момент может поступить приказ от командования Северного Флота о выходе субмарины в океан для реализации той задачи, которая будет поставлена перед экипажем. Всё, лейтенант, разговор закончен, действуйте. Обо всех задержках незамедлительно докладывайте лично мне.

Несмотря на тесное помещение моей каюты, я всё же нахожу для себя приятные моменты в той бесконечной морской суете, чтобы насладиться чтением своих любимых книг и прослушиванием классической музыки. Включив вытяжную вентиляцию, я затягиваюсь ароматной сигаретой и звоню по внутренней связи вахтенному матросу на третий пост:

- Третий пост, вахтенный матрос Голованов слушает, - раздаётся в трубке уверенный голос матроса.

- Голованов, мичман Котин на месте, передайте ему трубку, - быстро говорю я, туша сигарету о пепельницу.

После непродолжительной паузы я вновь услышал, но уже совсем неуверенный, голос вахтенного:

- Товарищ лейтенант, мичман Котин в настоящее время находится в лазарете.

- Как в лазарете, - начинаю нервничать я, - какого чёрта он там забыл?

- Товарищ лейтенант, - запинающимся голосом ответил вахтенных матрос, - видите ли, мне здесь по случаю с Украины родственники прислали посылочку с салом и всяческими копчёностями.

- Матрос Голованов, что вы мне голову морочите каким-то салом, я вас о другом спрашиваю, почему мичман Котин прохлаждается в лазарете или боевая готовность вовсе не для него, - почти кричу я в трубку.

- Так вот я и говорю, товарищ лейтенант, что вчера вечером мы всей нашей командой приговорили эту посылочку, - бодро ответил матрос. - Правда, у мичмана Котина после этого расстроился живот. Ну, короче говоря, у него, говоря научным языком, диарея.

- Этого ещё мне не хватало, - бросая телефонную трубку на рычаг связного аппарата, подумал я. - О какой боевой готовности можно говорить, когда мой главный помощник не выходит из гальюна. Боже праведный, а ведь действительно в любую минуту может прозвучать приказ о выходе нашего атомохода в море. Что делать, как поступить, - лихорадочно соображал я.

Быстро накинув на плечи форменную тужурку, я пулей лечу в свой отсек, не ожидая уже ничего хорошего от событий предстоящего дня. В торпедном отсеке стоит неприятный запах копчёной рыбы и ещё чего - то такого, от которого мне сразу же становится не по себе от предчувствия неотвратимой беды.

- Матрос Голованов, какого чёрта вы ели эту гадость в такой ответственный момент, вы же прекрасно знали, что нам предстоит выполнять в самое ближайшее время, - грозно наступая на испуганного матроса, закричал я.

Вытянувшись по стойке смирно и втянув голову в плечи, матрос начал слабо оправдываться:

- Товарищ лейтенант, но вчера вечером ещё не было ничего известно о нашем выходе в море. Боевая готовность была объявлена только сегодня. Да и знаете, уж больно захотелось чего - нибудь этакого на зубок.

- Вы, матрос Голованов, должны знать только одно, что наш пост в любое время суток должен быть в полной боевой готовности. А вот ваше пристрастие к чему - нибудь вкусненькому придётся пока отложить до лучших времён, когда в своё время вы

окажетесь на гражданке. Я достаточно понятно изложил вам свою мысль или нет?

- Так точно, товарищ лейтенант, вполне понятно, - виновато опуская голову, отвечает вахтенный матрос, - только я хочу сказать, что у меня в животе начинает что-то булькать.

- Да вы понимаете, матрос Голованов, что вы несёте? - не помня себя, в ярости кричу я. - Это ваше заявление, как бомба замедленного действия, которая может вывести из строя большую часть экипажа лодки. Так, быстро доложите, кого вы ещё угощали этими вашими изысками?

Продолжая стоять по стойке смирно, матрос уже чуть не плача, тихо шепчет:

- Так я уже точно и не помню, кого угощал? Все налетели, как коршуны на мою посылку, так от неё в одночасье ничего и не осталось. Правда, помню, что к посылке ещё подходили капитан и старпом.

От этих слов матроса у меня всё похолодело внутри. На одну минуту я представил себе всю ту живописную картину в открытом океане, которая

начисто перечеркнула бы все те ответственные задачи и цели, которые возлагало на нас командование Северного Флота.

- Так, матрос Голованов, я снимаю вас с вахты и бегом в лазарет, я надеюсь, что там в достаточном количестве фталазол, чтобы поставить вас и мичмана на ноги.

К счастью, боевая готовность нашей лодки затянулась на добрых двое суток, что позволило моим подопечным быстро прийти в норму. Северная Атлантика встретила нас холодным пронизывающим ветром и приличным штормом в пять баллов. Часть нашего маршрута мы шли в надводном положении и поэтому в полной мере ощущали дыхание могучего океана, который щедро одаривал нашу лодку разыгравшимися волнами и шквалами мокрого снега.

- Интересно, - думал я, сидя в своей каюте, - что на этот раз предстоит нам делать в этом регионе мира? И потом, если это совершенно секретная операция, то, какого чёрта мы светимся перед американскими средствами слежения. Вполне вероятно, что это может быть отвлекающий манёвр, но с какой целью. Ладно, командованию всё же виднее, - решаю я, выключая свет в каюте.

В тот же миг противной трелью зазвучал связной аппарат на моём столе, и замигала лампочка боевой тревоги.

- Ну вот, только собрался отдохнуть после вахты, - вскакивая с койки, недовольно проворчал я, - а тут, кажется, начинается самое интересное.

Должен заметить, что мои самые худшие ожидания вовсе не обманули меня, когда в связном аппарате прозвучал голос капитана:

- Всем службам боевая тревога и срочное погружение.

Быстро одевшись и успев проглотить две дольки апельсина, я уже через минуту был в своём торпедном отсеке.

 

ГЛАВА 3

 

Конт-адмирал Андреев сидел в своём кабинете, просматривая секретную папку с последними приказами. Наконец, выбрав из большого количества бумаг нужный документ, он углубился в его изучение, который гласил:

 

«…Приказываю подводному крейсеру «Магадан» скрытно от средств слежения НАТО в квадрате 43-12 подойти к подводному объекту под кодовым названием «Генератор» и произвести по нему пуск экспериментальной высокоскоростной торпедой

«ТС-712». Обращаю особое внимание на то, что операция должна пройти совершенно секретно и незаметно для вероятного противника. Возвращение на базу должно происходить в том же режиме.

 

Командующий Северным Флотом

адмирал Померанцев С. Е.»

13 ноября 2002 г.

 

- Так, так, так, - задумчиво почёсывая себе затылок, мысленно рассуждал контр-адмирал, - значит, эта подводная пирамида всё же не даёт спокойно спать моему шефу. Но, это же огромный риск, который может повлечь за собой самые непредсказуемые последствия. Не мы первые и не мы последние уже пытались вплотную заняться этой подводной штуковиной, но каждый раз все получали хороший пинок под зад от каких-то неведомых сил, которые не желали и не желают открывать нам своих тайн.

Контр-адмирал захлопнул папку с приказами и тяжело поднялся из-за стола. Этому уже пожилому человеку, накопившему большой жизненный и командный опыт, было совершенно непонятно зачем вновь испытывать судьбу и ставить на карту безопасность страны, которая ещё хранила в своём сердце невзгоды и ужасы прошедшей войны.

- Тупоголовые кретины, - мысленно возмущался контр-адмирал, - ради своих личных амбиций эти выскочки из генерального штаба могут поставить мир на грань войны. Ну, какого чёрта им сдался этот подводный объект, от которого только одни неприятности. Да и потом ещё до сих пор не ясно

его происхождение, кто его соорудил и когда, и, главное, с какой целью.

Контр-адмирал не спеша открыл сейф и достал из него уже початую бутылку коньяка.

- Полагаю, что одна рюмка армянского коньяка позволит мне немного расслабиться и собраться с мыслями, - наливая себе в рюмку золотистую жидкость, с удовлетворением подумал контр-адмирал. - Итак, мы всё же выполняем приказ нашего командующего и производим пуск экспериментальной торпеды по таинственному объекту. Что за этим может последовать? Рассмотрим варианты. Ну, во-первых, пирамида вероятней всего окружает себя защитным полем, непонятной нам структуры, и торпеда, не достигнув цели, просто взорвётся. Во-вторых, если этот объект действительно что-то генерирует, то в момент пуска торпеды он может нам ответить тем же, в результате чего мы потеря-

ем субмарину вместе с её экипажем. И, в-третьих, не исключён и вариант того, что может взорваться и сама пирамида, если торпеда всё же преодолеет защитное поле этого подводного монстра. Правда, сейчас очень много говорят о, так называемых, НЛО как воздушных, так и подводных, что ещё более осложняет и усугубляет нашу попытку попробовать на зубок эту подводную штуковину.

Ведь недаром же, уже который год официальные власти Швеции и Норвегии поднимают в мировой прессе шум по поводу обнаружения в прибрежных фьордах их стран высокоскоростных подводных лодок, совершенно неуязвимых для военно-морских сил НАТО. Самое интересное заключается в том, что эти страны обвиняют нашу страну в проведении в их территориальных водах испытаний секретных подводных лодок.

Контр-адмирал откупорил бутылку и налил себе ещё коньяку.

 

ГЛАВА 4

 

Субмарина «Магадан», совершив погружение на глубину шестьсот метров, неотвратимо приближалась к заветной цели - подводной пирамиде. В центральном посту подводного крейсера шла на-

пряжённая работа по контролю за всеми постами и службами корабля.

Капитан сидел за центральным пультом и ежеминутно принимал рапорты от своих подчинённых о готовности той или иной службы к предстоящей секретной операции.

- Первый пост, Николай Иванович, как у вас обстоят дела, доложите о курсе и скорости хода корабля, - спокойно заговорил капитан.

- Командир, мы продвигаемся строго по курсу, но достаточно медленно - всего десять узлов.

- Чем вызвана такая скорость хода? - быстро отреагировал на слова старпома капитан.

- Олег Николаевич, к сожалению, мы не можем прибавить ещё, поскольку, наши акустики фиксируют шум винтов от кораблей НАТО. Я не исключаю возможности того, что нас уже давно пасут в этом районе океана.

- Иными словами вы хотите сказать, что мы находимся под пристальным вниманием американцев, - заволновался капитан.

- Вот именно, командир, и поэтому все пуски наших торпед тоже будут зафиксированы их службами.

- Добро, Николай Иванович, доложите о времени нашей встречи с искомым объектом.

- Ну, если мы будем продвигаться вперёд в таком режиме, то к нашему объекту мы приблизимся минут через сорок.

- Хорошо, Николай Иванович, обо всех отклонениях и сбоях немедленно докладывайте мне.

Капитан, не спеша, достал портсигар и закурил. Перед мысленным взором капитана проплывали сюжеты из его непростой жизни. Вспоминались его походы во многие регионы мира, где требовалось в той или иной мере доказывать предполагаемому противнику, что ещё рано списывать со счетов Российский военный флот. Вспоминались его боевые товарищи, многие из которых уже ушли из жизни или были давно списаны на берег.

На главном пульте центрального поста загорелось табло кают - компании. Капитан тряхнул головой, прогоняя от себя тяжёлый груз воспоминаний, и снял трубку связного аппарата:

- Капитан у аппарата, слушаю вас, мичман Никифоров.

- Товарищ командир, наступает время обеда, когда прикажете накрыть столы. Сегодня на обед солянка с грибами и макароны по-флотски.

- Послушайте, мичман, меня уже вторые сутки беспокоит желудок, не ваша ли служба виновата в этом. И вообще, мичман, какого чёрта вы в солян-

ку кладёте грибы. Вы же не хуже меня знаете, что это трудноперевариваемый продукт, да и вообще от грибов зачастую люди гибнут, - потирая ноющий живот, строго заметил капитан.

- Но, товарищ командир, - обиделся мичман, - это же шампиньоны, от них, между прочим, никогда и ни у кого не возникало никаких проблем. Да и потом всё же как-то надо разнообразить наше меню.

- Ладно, мичман, занимайтесь своим делом, и не следует лишний раз отвлекать меня от важных дел. Распорядок работы всех служб субмарины вам хорошо известен. Вам всё понятно?

- Так точно, товарищ капитан первого ранга, я всё понял.

- Ну, вот и прекрасно, - подумал капитан, опускаясь за главный пульт и беря в руки микрофон:

- Старпом, Николай Иванович, зайдите ко мне в центральный пост, необходимо обсудить некоторые вопросы.

Через небольшой промежуток времени в динамике связного аппарата раздался голос старпома:

- Командир, при всём моём желании я не смогу сию минуту выполнить ваш приказ. Сейчас я нахожусь в лазарете и боюсь, что надолго. Знаете, Олег Николаевич, что-то у меня с желудком.

Врач предполагает сильное отравление, но чем, он пока не знает. Необходимо сделать ряд анализов и уже тогда можно будет что-либо предполагать в отношении меня.

- Этого мне ещё не хватало, - потирая уже давно ноющий живот, с негодованием мысленно резюмировал капитан. - Добро, старпом, я сейчас буду у вас.

Капитан быстро спустился в лазарет, обнаружив там бледного старпома, лежащего на койке.

- Лежите, лежите, - быстро проговорил капитан, тем самым предупреждая рапорт старпома, - а вот лейтенант Скворцов мне сейчас доложит, как обстоят дела с моим первым заместителем.

Капитан, вперив уничтожающий взгляд в офицера, присел на предложенный ему стул.

- Итак, я жду ваших объяснений, лейтенант. Похоже на то, что на моей лодке кем-то проведена диверсия, в результате чего пострадало уже два человека. Должен заметить, лейтенант, что и я не избежал этой участи. Мой желудок тоже даёт о себе знать. Ну, что же вы молчите, кто в эти два дня ещё обращался к вам с похожими симптомами?

- Командир, не хочу более скрывать от вас, но за эти два дня ещё два человека обращались ко мне с такими же жалобами.

- Да говорите же быстрее, не тяните резину, - не на шутку разнервничался капитан, - кто эти люди.

- Это мичман Котин и матрос Голованов из торпедного отсека, Но должен отметить, командир, что мне удалось очень быстро поставить их на ноги, ну вы понимаете, чем и как.

- Что я должен понимать, чёрт вас возьми, - закричал капитан, сжимая в ярости кулаки, - говорите точнее, без всяких там намёков и увёрток.

- Командир, короче говоря, я им всем сделал промывание желудка, ну и накормил их приличной дозой антибиотиков.

- Так что вам мешает то же самое проделать со старпомом или это особый случай, - вытирая платком вспотевший лоб, поинтересовался капитан.

- Вот именно, командир, это как раз особый случай. У Николая Ивановича высокая температура и похоже, что тут одним клистиром не отделаешься.

- Что вы, лейтенант, хотите этим сказать, - опять начал расходиться капитан.

- А я хочу сказать, командир, что, во-первых, не надо на меня кричать, а, во-вторых, у нашего старпома в чистом виде дизентерия, которая, если не принять соответствующих мер, может привести к полному обезвоживанию организма и его гибели.

- Ну, так и принимайте незамедлительные меры, - уже более спокойно отреагировал на слова офицера капитан. - Не мне же вас учить, как поступать в таких случаях. Вы лекарь и я надеюсь, что прекрасно владеете своим ремеслом.

- Так-то оно так, командир, но в условиях моего скромного лазарета мне, пожалуй, не удастся, ни вас, ни старпома поставить на ноги. Понимаете, материальная база моего лазарета не располагает всем тем, что необходимо в таких случаях. А потребуется очень многое, чем я абсолютно не располагаю. Да, кстати, командир, вот вам градусник и померьте пока себе температуру.

- К чёрту все градусники, - вновь стал расходиться капитан, - дайте-ка мне несколько хороших таблеток и я быстро приду в норму.

- Командир, всё гораздо серьёзнее, чем вы думаете, - спокойно заговорил лейтенант, - и в этом случае вы просто обязаны подчиниться мне. Мне необходимо выявить всех больных на лодке, в противном случае возникнет серьёзная опасность эпидемии.

- Хорошо, лейтенант, только давайте делайте всё быстро, у меня ещё уйма дел на лодке, которые необходимо закончить в самые сжатые сроки. Уже через тридцать минут мы приблизимся к цели нашего похода, которую нам надлежит уничтожить.

Вы хоть понимаете, что я не могу и не имею никакого права не выполнить приказа командования.

Через пять минут командир извлёк градусник из подмышки и подал его лейтенанту.

- Ну, что там, лейтенант, я надеюсь, что со мной всё в порядке, - с усмешкой глядя на лейтенанта, небрежно осведомился капитан.

- Мне очень жаль, Олег Николаевич, но мои самые худшие прогнозы в отношении дизентерии всё же сбываются. Полюбуйтесь сами, у вас температура тела уже тридцать семь и восемь, а это означает, что на лодке начинается эпидемия. Короче говоря, командир, нам всем просто необходима немедленная помощь. Иначе я не ручаюсь за благополучный исход нашего похода за три моря.

Капитан достал портсигар и закурил.

- Значит так, лейтенант Скворцов, вы вправе высказывать своё мнение, но не забывайте, что на лодке пока я командир и последнее слово всегда будет за мной. Я надеюсь, что вам это понятно.

- Понятно, товарищ капитан первого ранга, - спокойно отрапортовал лейтенант, но вы просто обязаны сообщить по ВЧ связи командованию об этом из ряда вон выходящем случае. Вы знаете, Олег Николаевич, у меня нет никакого желания идти под суд после, я надеюсь, успешного выполнения задания.

- Ваша задача, лейтенант, - строго заметил капитан, - на время проведения акции изолировать всех тех, кто ещё обратится к вам с аналогичными симптомами, а мне в срочном порядке предоставьте необходимые таблетки для поддержания на этом этапе нашего похода отличной трудоспособности и боевой готовности.

- Воля ваша, командир, но в любом случае я вынужден буду написать рапорт по всей форме о сложившейся ситуации на борту лодки.

- Добро, лейтенант, строчите, что хотите, но не занимайте моё драгоценное время вашей пустой болтовнёй. По вашей милости я уже потерял целых пятнадцать минут из предоставленного мне времени на уничтожение цели.

- Хорошо, командир, я вынужден вам подчиниться и вот ваши таблетки.

Капитан быстро схватил таблетки и выскочил из лазарета, бормоча себе под нос:

- Мальчишка, хочет меня, боевого командира, уложить в койку. Я ещё в своём уме, чтобы выполнять его приказы.

Сунув в рот сразу четыре таблетки антибиотика, капитан быстро поднялся в центральный пост. Устало опустившись в кресло, капитан взял в руки микрофон:

- Всем службам боевая тревога. Первый пост доложите о готовности, - немного нервничая, заговорил капитан.

-Командир, докладывает вахтенный капитан-лейтенант Кайданов.

- Слушаю вас, капитан-лейтенант, чем обрадуете?

- Командир, скорость хода пять узлов, глубина погружения триста метров. Акустики постоянно фиксируют шум от винтов надводных кораблей НАТО. Прямо по курсу в десяти кабельтовых прослеживается искомая цель.

- Добро, капитан-лейтенант, держите меня в курсе о всех изменениях, происходящих за бортом лодки.

Быстро переключив несколько тумблеров на главном пульте, капитан вновь взял в руку микрофон:

- Третий пост, по моей команде активировать первый и третий торпедные аппараты. Как поняли?

- Понял вас, командир, - быстро отвечаю я, подмигивая моему заместителю - мичману Котину. - По моей части, Олег Николаевич, заминки не будет, полагаю, что нашим торпедам будет по зубам этот подводный монстр.

- Не спешите праздновать победу, лейтенант, всё ещё может измениться с точностью до наоборот, - сердито замечает капитан. Что-то мне совсем не нравится это мощное скопление американских ВМС над нами, как бы чего не вышло.

- Командир, так ещё не поздно повернуть назад к берегам родной базы, - неудачно шучу я.

- Ладно, лейтенант мне сейчас не до ваших едких замечаний и шуток. У меня приказ, и я просто обязан его выполнить, во что бы то ни стало.

Капитан повесил микрофон и бросил взгляд на контрольный монитор.

- Командир, время принятия решения, - услышал капитан за своей спиной голос вахтенного офицера. -Цель прямо по курсу, медлить больше нельзя или нам придётся срочно менять курс, чтобы избежать столкновения с пирамидой.

- Третий пост, - быстро приказал капитан, - первый и третий пуск. Первый пост, срочно отвернуть влево на тридцать градусов от цели.

После короткой паузы капитан по бортовой связи услышал ответные рапорты. Две торпеды, набирая скорость, ринулись в свой последний путь к таинственному объекту.

- Командир, до цели двадцать секунд, пятнадцать, десять, пять, - быстро догладывал вахтенный офицер, - есть контакт с объектом.

Всё водное пространство в районе пирамиды и субмарины озарилось ярчайшей вспышкой, после чего подлодку отбросило далеко в сторону от пирамиды. Моментально сработала сигнализация об аварийной обстановке в отсеках лодки. Потирая

ушибленную голову и постоянно тихо матерясь, с пола поднялся капитан.

- Что это было, - испуганно озираясь по сторонам, подумал капитан, - похоже, что эта штуковина как-то отреагировала на нашу попытку поближе познакомиться с ней.

На полу лежал вахтенный офицер и слабо постанывал. Под его головой медленно растекалась лужа крови. Капитан в два прыжка подскочил к санитарному шкафчику и извлёк из него перевязочное средство.

- Спокойно, лейтенант, почти закричал капитан, - сейчас я тебя перевяжу, и всё будет хорошо.

Лейтенант смотрел на своего командира мутными глазами и губы его что-то тихо шептали.

- Не понимаю, сынок, что ты мне хочешь сказать, - низко склонившись над лейтенантом, взволнованно заговорил капитан.

- Командир, у меня мать осталась, - еле слышно прошептал лейтенант и резко откинулся на руки командиру.

- Да ты что, лейтенант, - в бессильной ярости закричал капитан, - ты брось мне эти штучки. Ты сейчас стоишь на боевой вахте и не строй из себя кисейную барышню, - тряся лейтенанта за плечи, кричал капитан.

Но лейтенант уже никак не реагировал на слова своего командира, глаза его закатились, а лицо стало быстро бледнеть.

- Господи, да что же это делается, - во всё горло заорал капитан, вскакивая на ноги и срывая с крючка микрофон. - Всем службам немедленно доложить обстановку в отсеках.

- Командир, докладывает третий пост, - быстро отреагировал я на слова капитана, потирая ушибленный бок, - в моём отсеке всё штатно, за исключением маленькой встряски, которую мы все только что получили. Торпеды сработали точно и, я надеюсь, что цель поражена.

- Товарищ капитан первого ранга, - раздался голос вахтенного мичмана, - у нас проблемы. Выведена из строя энергетическая установка. Капитан - лейтенант Ремизов получил серьёзные ранения и нуждается в срочной помощи.

- Ясно, мичман, - снимая с головы фуражку и отбрасывая её в сторону, быстро ответил капитан. –Немедленно заглушите реактор и ждите моих распоряжений. Вам всё понятно?

- Так точно, товарищ капитан первого ранга, - отрапортовал мичман.

- Так, - быстро соображал капитан, - похоже, что мы вляпались в какую-то скверную историю, из которой нам будет совсем не просто выйти.

Капитан трясущейся рукой поднял микрофон:

- Первый пост, доложите о глубине и курсе.

- Командир, докладывает первый. Если верить приборам, то мы находимся на глубине 1000 метров и в совершенно другом регионе мирового океана. Лодка продолжает с дифферентом на нос медленно погружаться в океан. Командир, если не принять срочных мер, то океан раздавит нашу субмарину как куриное яйцо.

- Ну, вот и конец нашему походу, - с грустью в душе подумал капитан, отдавая приказ. - Внимание всем службам, экстренное всплытие на перископную глубину.

Огромный подводный крейсер, поскрипывая своим титановым корпусом, вначале как бы нехотя, но с каждой минутой набирая ход, потянулся к поверхности океана. Капитан, взявшись за ручки перископа и прильнув лицом к окуляру начал внимательно вглядываться в окружающий его океанский ландшафт. Как ни странно, но на многие мили вокруг не просматривался ни один корабль НАТО.

- Интересно, что бы это значило, - недоумённо вертя ручки перископа, занервничал капитан, - куда, инте-

ресно, подевалась вся эта армада натовцев, которая следила с самого начала за нашими перемещениями в океане.

У капитана тревожно заныло сердце, и опять стал давать о себе знать желудок.

- Чёрт возьми, что бы это всё значило, - с ненавистью вглядываясь в безбрежный океан, судорожно соображал капитан.

- Первый пост, продуть цистерны, всплываем, - опуская перископ и устало садясь в командирское кресло, приказал капитан.

Вокруг субмарины забурлила вода, и через минуту она уже покачивалась на медленных океанских волнах.

- Третий пост, лейтенант Нелюбов, зайдите в центральный пост, - услышал я приказ капитана.

- Ну, вот, командир опять начнёт учить меня уму - разуму, - хватая с полки форменную пилотку, решил я.

- Ну, что лейтенант Нелюбов, я так полагаю, что вы свою определённую роль уже сыграли в нашем походе, а посему, здесь рядом со мной вы принесёте гораздо больше пользы России.

- Неужели, «дед» уже догадался о посылочке, - одёргивая на себе тужурку, с тоской в душе подумал я и выскочил из отсека.

Капитан встретил меня тяжёлым взглядом из-под густых бровей, скрестив на груди руки.

- Значит так, лейтенант, - предлагая мне сесть и сильно волнуясь, заговорил капитан, - обстановка на лодке сложилась крайне тяжёлая. По непонятной пока мне причине, выведены из стоя несколько человек из нашего экипажа. Есть раненые.

- Ну, слава Богу, - облегчённо вздыхаю я, осторожно поглядывая на капитана, - кажется «дед» не знает истинной причины своего недомогания, как и, впрочем, других членов экипажа.

- Вот я и говорю, лейтенант, что мы оказались в чрезвычайно сложной ситуации. Связь с командованием нарушена, части личного экипажа требуется немедленная медицинская помощь.

- Командир, я не вправе вам подсказывать, но мне кажется, что в таких случаях в эфир посылают международный сигнал о помощи. Да и потом я надеюсь, что ближе всего к нам находятся американцы, которые незамедлительно придут к нам на помощь.

- Не придут, лейтенант, это я вам с полной ответственностью заявляю. Их просто нет.

- Как это нет, командир, - искренне удивился я, - а кто это совсем недавно шумел своими винтами у нас над головой, случайно не славный американский флот.

- Он самый, лейтенант, но теперь мы находимся неизвестно где, а американцев и след простыл. Кстати, сигнал о помощи я уже послал, но пока в эфире стоит полная тишина, просто, чёрт знает что. Слушай, лейтенант, мне что-то совсем нездоровится, а ты, я вижу, полон сил и оптимизма. Давай, помоги мне подняться на воздух, а то этот спертый воздух лодки действует мне на нервы.

Через три минуты, откинув выходной люк, мы с капитаном оказались на смотровом пятачке рубки.

- Господи, как хорошо, - вдыхая полной грудью влажный морской воздух, с удовлетворением констатировал капитан.

Взяв в руки бинокль, я стал целенаправленно обозревать раскинувшийся передо мной океанский простор. Но, куда бы я не смотрел, всюду мой бинокль фиксировал одни лишь белые барашки волн, да стайки играющих дельфинов.

- Олег Николаевич, - осторожно начал я, - а вас не удивляет, что на дворе-то тепло, можно сказать

даже совсем, как - будто июль месяц. Между прочим, нашу базу мы покинули в страшную стужу, а здесь как в тропиках.

Капитан не спеша извлёк из кармана носовой платок и, тщательно протерев им лоб и шею, тихо заметил:

- Да я и сам вижу, что это уже не Северная Атлантика, а чёрт знает что. Что же это получается, - с ожесточением почёсывая себе затылок, стал рассуждать капитан, - похоже, что эта подводная хреновина всё же самым радикальным образом отреагировала на нашу попытку разобраться с ней.

- Самое интересное, командир, что эта дрянь вывела из строя наше радиоэлектронное оборудование. Теперь мы глухи и слепы, как только что родившиеся котята, - недовольно проворчал я.

- Ладно, лейтенант, не надо паниковать, - сердито сдвинув брови, ответил капитан, - ещё не вечер, чтобы кому -то по нам уже справлять панихиду.

- Олег Николаевич, да как же не справлять панихиду, если связи ни с кем нет, да и мы болтаемся в открытом океане неизвестно где. Хотя, командир, мне, по всей видимости, придётся взять свои слова обратно. Взгляните вон туда.

Рукой я указал капитану на тёмное пятнышко на горизонте, которое с каждой минутой увеличивалось в своих размерах.

- Это ещё что за чертовщина, - беря из моих рук бинокль, нахмурился капитан.

Я с изумлением смотрел на тёмного цвета объект, который с невероятной скоростью приближался к нашей субмарине.

- Командир, я полагаю, что нашей субмариной явно заинтересовалась эта штуковина, - быстро отреагировал я, - вы только посмотрите, с какой скоростью она перемещается, не менее восьмидесяти узлов, да и каких она размеров.

- Вы совершенно правы, Алексей Петрович, наша субмарина стала объектом пристального внимания со стороны этого более чем странного плавсредства. Кстати, вы заметили, как велик этот объект и удивительно странной конструкции.

Между тем, таинственный объект стремительно приближался к нам, оставляя за собой огромный бурун водяных брызг. Уже через минуту гигантских размеров чёрный объект покачивался на океанских волнах борт о борт с нашей лодкой. Всё в этом объекте было странным и удивительным: и его способность передвигаться с огромной скоростью, и большие размеры, и нечто совершенно не

похожее ни на одно самое современное судно. Сам объект примерно в три раза, превосходил нашу субмарину по размерам и в какой-то степени напоминал подводную лодку, поскольку, по всему было

видно, что основная часть корпуса этого плавсредства находится под водой.

- Командир, - дрожащим голосом тихо произнёс я, - ущипните меня на всякий случай, мне кажется, что у меня начинаются галлюцинации. Ведь этого просто не может быть, - запинаясь пролепетал я, закрывая от испуга глаза.

- Вот уж, действительно, лейтенант, - в тон мне заговорил капитан, - что-то я не припомню ни одного новейшего американского атомохода таких жутких размеров. Нет, это просто какой-то нонсен! Но, по всей видимости, экипаж этого монстра собирается нанести нам визит вежливости. Интересно, какой же это стране удалось создать нечто подобное, от одного только вида которого просто захватывает дух. Вы знаете, Алексей Петрович, мне кажется, что наш выход в открытый океан закончится для нас весьма благополучно, раз этот таинственный объект так резво отреагировал на наш сигнал бедствия. Как вы считаете?

- Командир, я всё же отношу себя к умеренным оптимистам, а посему лучше пока воздержусь от комментариев. Время покажет, кто они и с какой целью ошвартовались около нас.

Я повернулся в сторону таинственного объекта и только теперь осознал, что это плавучее средство являет собой огромных размеров подводный корабль, но достаточно оригинальных форм и обводов. Но надо отдать должное тем инженерам и конструкторам, которые сумели в металле воплотить это чудо военной техники. Но тогда я ещё не знал, что сильно ошибался в своих поспешных выводах.

Гигантский корабль плавно покачивался на волнах и не подавал никаких признаков жизни. В центральной его части покоилось нечто, напоминающее современную рубку атомохода, но совершенно другой формы.

- Олег Николаевич, какие будут распоряжения на этот счёт, - робко заглядывая в глаза капитану, поинтересовался я.

- Какие к чёрту распоряжения, лейтенант Нелюбов, - гневно прошипел мне на ухо капитан, - вы что, сами не видите, что мы совершенно беспомощны против этого монстра, а посему нам остаётся только ожидать своей участи. Будем надеется, что они прибыли к нам с благородной миссией спасения.

 

ГЛАВА 5

 

Контр - адмирал Андреев сидел на приёме у командующего Северным Флотом адмирала Померанцева. Адмирал не спеша прохаживался по кабинету, держа в зажатой руке пачку документов.

- Виктор Алексеевич, послушайте, ведь мы с вами не первый год служим на флоте, - не спеша заговорил адмирал, - но, всё же, каким образом боевой подводный крейсер мог вот так просто пропасть, исчезнуть в этой акватории океана. Ведь вы и ваши службы до самого конца поддерживали с ним связь, и всё, казалось, складывалось как нельзя лучше.

- Сергей Евгеньевич, совершенно ума не приложу, что могло случиться с нашей субмариной. Кстати, как и было запланировано, по цели были выпущены две торпеды. Но, правда, через очень короткий промежуток времени наши службы перестали отслеживать лодку в этом, интересующим нас квадрате. Она просто как бы растворилась в океане. Мы срочным образом связались с американскими коллегами, предполагая столкновение, но те категорически отвергают нашу версию. Товарищ адмирал, субмарина «Магадан» не отвечает на наши запросы уже вторые сутки.

- Какие меры вы приняли для поиска пропавшей лодки, - садясь за рабочий стол, устало поинтересовался адмирал.

- Сергей Евгеньевич нами предприняты беспрецедентные меры по поиску и обнаружению нашего атомохода. При этом задействовано шесть кораблей и три субмарины, которые в спешном порядке переброшены мною в этот район океана. Кроме всего прочего, я связался с командующим морской авиации, который направил сюда звено Ту-160. Короче говоря, работа по поиску пропавшей лодки не прекращается ни на минуту.

- Добро, Виктор Алексеевич, я полагаю, что в самое ближайшее время вам всё же удастся обнаружить эту «беглянку». Вы же понимаете, что на карту поставлена честь Российского подводного флота, и мы не имеем права показывать нашему предполагаемому противнику, что мы вообще ни к чему не способны.

- Я вас понял, товарищ адмирал, - тяжело вздыхая, ответил контр - адмирал.

- Так, с этим вопросом мы вроде бы разобрались, - доставая из ящика стола дорогую курительную трубку, вновь заговорил командующий. - Теперь, Виктор Алексеевич, доложите мне о нашем подопечном объекте, в каком он сейчас состоянии?

- Самое интересное, Сергей Евгеньевич, что наши следящие спутники в том же режиме продолжают отслеживать этот подводный объект на прежнем месте.

- Что вы хотите этим сказать, - насторожился командующий, - так вы открывали по нему огонь или нет?

- Товарищ адмирал, - вытягивая руки по швам, быстро заговорил контр - адмирал, - всё, что было предписано вашим приказом, выполнено, но, как ни странно, наши экспериментальные торпеды не произвели на этот объект никакого впечатления. Короче говоря, Сергей Евгеньевич, эта чёртова пирамида как стояла, так и стоит и продолжает генерировать слабые электромагнитные волны.

Командующий, в глубокой задумчивости, почесав себе затылок, изрёк:

- Я так и подумал. Всё же мы имеем дело с чем-то таким, которое пока неподвластно нашему пониманию.

- Неужели мы попытались атаковать инопланетный объект, воздвигнутый когда-то теми силами, которые неподвластны нашим следящим системам и боевым средствам для уничтожения любых целей, - неуверенно заговорил контр - адмирал.

- Думаю, что дело обстоит именно так, - затягиваясь ароматным табачным дымком, нервно констатировал командующий. - И главное, что мы получили взамен? А взамен мы получили пропавший наш атомоход и международный скандал, который не так просто будет заглушить.

 

ГЛАВА 6

 

В рубке неизвестного корабля открылся люк и из него вышли сразу несколько человек почти трехметрового роста и в одежде странного покроя.

- Господи, это ещё что за великаны, - испуганно глядя прямо перед собой, тихо выдохнул я. - Командир, сдаётся мне, что эти крепкие ребята достаточно решительно настроены в отношении нас. Вы только посмотрите на их лица.

Капитан, не спеша, взяв в руки мегафон и, стараясь сохранять самообладание, спокойно обратился к странным визитёрам:

- Господа, Российский подводный крейсер «Магадан» в лице его капитана приветствует вас. Надо сказать, что вы прибыли совершенно вовремя, в противном случае у нас возникли бы большие проблемы. Короче говоря, господа, большей части нашего экипажа требуется срочная медицинская по-

мощь, да и сама лодка, к нашему огорчению, потеряла ход и возможно потребуется её буксировка в Российские территориальные воды.

Незнакомцы спокойно стояли перед рубкой своего корабля и тихо о чём-то переговаривались на каком-то незнакомом языке.

- Командир, - нервно озираясь по сторонам, зашептал я капитану, - здесь что-то не так. Вы заметили, Олег Николаевич, что на их плавсредстве нет никаких опознавательных знаков, и форма одежды у них, чёрт знает какая.

- Какая разница, лейтенант, - опуская мегафон, быстро отреагировал капитан, - суть ни в этом, а в том, что эти ребята, несомненно, помогут нам разобраться в том, что с нами произошло.

- Вы так считаете, Олег Николаевич, а вдруг у них совершенно другие планы в отношении нас.

- Бросьте, лейтенант, я уже не первый год хожу по морям и океанам и кодекс морского братства и чести у всех стран почти одинаков. Только морские пираты презирают и игнорируют его, а все остальные цивилизованные государства чтут его.

- Вот, вот, командир, вполне вероятно, что это и есть современные пираты, для которых такие понятия как честь, совесть и морское братство - просто пустые слова.

- Алексей Петрович, вы не находите, что пауза несколько затянулась, и им пора нам что-то ответить. Чёрт бы их побрал, почему они никак не отреагировали на мои слова, - не на шутку разволновался капитан.

- Вот и я о том же, командир, что-то здесь всё же нечисто.

От группы плечистых и высоких незнакомцев отделился один человек и, быстро нажав на какой-то прибор на своей груди, заговорил на ломаном русском языке:

- Мы атланты и не причиним вам никакого вреда, вы не должны нас опасаться.

Незнакомец, выждав небольшую паузу, продолжил:

- К сожалению, нашему центральному энергетическому узлу в известной вам акватории мирового океана пришлось принять соответствующие меры, чтобы остановить ваши вовсе недружелюбные намерения в отношении него. Я надеюсь, что ваша субмарина не очень пострадала от нашего защитного поля.

- Да это уж как сказать, господин неизвестный,- заговорил капитан, - конечно, лодка сильно пострадала, но это не главное, главное всё же для нас – человеческий фактор. У нас на борту несколько человек выведены из строя и остро нуждаются в немедленной вашей помощи. Позвольте, уважаемый, вы, кажется, нарекли себя атлантом, - искренне удивился капитан, - я надеюсь, что это только неудачная шутка в такой серьёзной ситуации, а вот какому из государств вы всётаки принадлежите, это мне совершенно необходимо знать.

- Называйте меня Диего, - спокойно представился незнакомец, кивая головой в знак приветствия, - я понимаю вас, капитан, вам трудно поверить в то, что вы сейчас созерцаете перед собой, но я постараюсь в самое ближайшее время развеять все ваши сомнения на этот счёт. А пока не будем напрасно терять наше драгоценное время, а вплотную займёмся вашим уже не боеспособным экипажем, - улыбнулся атлант. - На нашем корабле вы найдёте всё необходимое для спокойного отдыха и, конечно, лечения ваших подопечных матросов и офицеров. Вам остаётся только одно - дать команду вашему экипажу немедленно покинуть субмарину и перебраться на наш борт, где вас будет ждать всё то, о чём я только что докладывал вам.

- Это ещё почему покинуть лодку, - возмутился капитан, - я просто обязан в любое время доставить, вверенную мне командованием, субмарину на базу, иначе меня ждёт самый обыкновенный трибунал и отставка. Конечно, Диего, спасибо вам за приглашение посетить ваш во многом таинственный корабль, но мне всё же нужны твёрдые гарантии, что вы не пираты и мой экипаж не пострадает от ваших действий.

- Командир, - осторожно толкая капитана в бок, уже совершенно злобно шепчу я, - какого чёрта вы кочевряжитесь, неужели вы действительно не понимаете, что мы совершенно напрасно теряем время. Не забывайте, что у нас на борту больные и раненые люди, которым в самом срочном порядке требуется медицинская помощь. Какая вам разница пират он или марсианин, или атлант, главное, что он предлагает нам конкретную немедленную помощь, и надо с ним соглашаться.

Диего, подняв вверх обе руки и протянув их в сторону капитана, вновь заговорил:

- В нашем распоряжении остаётся слишком мало времени, чтобы позволить себе продолжать эту совершенно бесполезную дискуссию. Ваш корабль уже обречён и буквально через полчаса он затонет. В нескольких местах ваш корабль получил несколько серьёзных пробоин, да и ваш реактор в двигательном отсеке с минуты на минуту выйдет из-под контроля, хотя вы и считаете, что он у вас

надёжно заглушен. Капитан, даю вам честное слово, что на моём корабле вы узнаете всё, что вас

интересует. Я предоставлю вам самые неопровержимые доказательства принадлежности моего корабля цивилизации атлантов.

- Добро, капитан Диего, я вынужден подчиниться вашей воле, - безнадёжно опуская голову и махнув рукой, ответил капитан.

На субмарине была сыграна боевая тревога, и уже через двадцать минут весь экипаж находился на борту таинственного корабля. Нас разместили в десяти достаточно уютных каютах и, главное, невероятно больших размеров. С точки зрения дизайна вся обстановка в каютах способствовала приятному времяпрепровождению или занятию чем-либо. С потолка струился ненавязчивый белый свет, который не ослеплял глаз, а наоборот, приятно ласкал их. Мебель в каютах была проста и удобна в обращении с ней. В нашей каюте расположились: я, капитан, и ещё несколько матросов и мичманов, которые не пострадали во время последнего инцидента в океане.

Ко мне подошёл наш кок и, положив мне руку на плечо, с грустью в голосе заметил:

- Представляешь, Лёшка, специально для командира приготовил вкуснейший обед, а тут на тебе - всё пошло ко дну на обед акулам.

- Ничего, Стёпа, я полагаю, что атланты порадуют нас чем-то своим, - смеясь, ответил я.

И в подтверждении моих слов в каюту вошло сразу четверо рослых атлантов, неся в руках большие ёмкости, в которых, по всей видимости, и находилось то, о чём только что говорил наш кок.

- Ну, вот видишь, Стёпка, ну какой бы пират стал бы нас кормить, - потирая ладони рук, прошептал я своему товарищу, - а здесь, похоже, нас ждут сплошные изыски.

- Лейтенант, я полагаю, что ваша эйфория совершенно преждевременна, - строго заметил капитан. - Не забывайте, что мы находимся в гостях у атлантов - цивилизации подводного и подземного миров. А раз так, то и угощать они нас будут чем-то непривычным для нас.

Через минуту в дверях каюты показался капитан Диего и, жестом руки пригласив всех присутствующих сесть за столы, заговорил:

- Господа, я надеюсь, что вы не откажетесь от нашего скромного угощения, тем более, что совсем недавно вы все пережили сильнейший стресс от гибели вашего подводного корабля. Сейчас вам будут предложены блюда, приготовленные из морепродуктов: кальмаров, осьминогов, морской капусты, морских ежей и других рыб и водорослей.

Смею вас заверить, что вы практически не почувствуете никакой разницы во вкусе от наших и уже привычных для вас продуктов. Мы учли ваши земные привычки и склонности, и поэтому внесли некоторые коррективы в приготовлении этих блюд.

Диего сделал знак четверым своим помощникам, которые быстро и профессионально разложили еду по тарелкам.

- Господа, я надеюсь, что этот наш скромный обед несколько поднимет вам настроение, - улыбаясь, заговорил атлант.

Я неуверенно подвинул к себе тарелку с какой-то трясущейся массой и тихо прошептал капитану:

- Командир, лично я это есть не стану. Мне что-то с раннего детства не нравились морепродукты в особенности кальмары и морские ежи.

Капитан, демонстративно отодвинув от себя тарелки, обратился к атланту:

- Послушайте, Диего, мне немного нездоровится, нет ли у вас чего-нибудь этакого диетического, чтобы не раздражать сильно желудок.

Атлант, понимающе кивнув головой, сделал знак своим помощникам, которые уже через минуту поставили на стол перед капитаном бокал с какой-то ароматной жидкостью.

- Капитан, этот напиток содержит в себе целый ряд целительных компонентов, которые быстро поставят вас на ноги, - спокойно заметил Диего. - Кроме всего прочего, по своей калорийности он соответствует ста граммам говядины. Этот напиток вас исцелит и укрепит, пейте и ничего не опасайтесь.

Капитан с нескрываемым подозрением осторожно одними губами попробовал предложенный ему напиток, а затем жадно в три глотка опорожнил сразу весь бокал.

- Ну, как, Олег Николаевич, - деловито поинтересовался я, - как напиточек, можно ли это вообще употреблять в пищу?

Лицо капитана расплылось в благодушной улыбке, а его щёки заметно порозовели.

- Господа, должен вам заметить, - вставая из-за стола, громко заговорил капитан, - что такого восхитительного напитка мне вообще никогда и нигде не приходилось пить. Капитан Диего, я вас сердечно благодарю и смею вас заверить, что теперь я перед вами в неоплатном долгу!

- Да мне ничего и не надо, капитан, - засмеялся атлант, - у нас есть всё, чего бы мы только не пожелали, и я надеюсь, что вы и сами в этом скоро убедитесь.

Я продолжал сидеть на своём месте, неуверенно тыкая вилкой в трясущуюся на тарелке массу.

- Лейтенант, что это вы так испуганно смотрите на тарелку, - наставительно заметил капитан, - уж поверьте мне, что именно в этом отношении на этих гигантов можно положиться, они не отравят вас.

Зажмурив глаза и подцепив вилкой небольшой кусочек массы, я с величайшей осторожностью отправил его в рот. Как ни странно, но я ощутил запах ветчины, петрушки и укропа. Быстро схватив в правую руку вилку, я буквально в несколько приёмов осушил свою тарелку. Все сидящие вокруг нас матросы и офицеры моментально последовали моему с капитаном примеру, освободив свои тарелки от предлагаемой атлантами снеди.

- Ну, вот и хорошо, господа, - с удовлетворением заметил Диего, - а теперь, как я и обещал вашему капитану, введу вас в курс наших дел и немного расскажу о нашей цивилизации, которой уже немногим более 12000 лет. Ваши историки учёные и философы достаточно неплохо описывают нашу цивилизацию - прародительницу, которая дала толчок для дальнейшего развития и процветания нашего подводного и подземного мира. Я прекрасно понимаю, что именно сейчас у вас может возникнуть множество вопросов. По ходу моего повествования вы можете задавать их мне. Итак, господа, я немного освежу вашу память историей о той могущественной цивилизации, которая существовала много тысяч лет назад на огромном континенте в Атлантике. Кстати, Платон в своих работах очень неплохо описал Атлантиду, но во многих вопросах он, конечно, ошибался, выдавая желаемое за действительное.

Диего опустился на сидение рядом с капитаном и начал своё повествование.

 

ГЛАВА 7

 

Уже на протяжении нескольких суток шла планомерная работа по поиску пропавшего в Атлантике подводного атомного крейсера «Магадан». В поиске лодки была задействована большая группа надводных кораблей Северного Флота страны в том числе и морская авиация. Были обследованы многочисленные районы той части Атлантического океана, где предположительно могла оказаться лод-

ка. Но все усилия командования Северного Флота не давали никаких результатов.

Командующий Северным Флотом адмирал Померанцев, утомлённый почти двухсуточным бодрствованием, с нескрываемым раздражением принимал

доклады от многочисленных служб, задействованных в поиске пропавшей субмарины. Нажав на кнопку вызова адъютанта, адмирал раскрыл папку с секретными документами и углубился в их изучение. В кабинет командующего вошёл адъютант, держа на маленьком подносе стакан с горячим чаем. Быстро поставив стакан на стол, адъютант обратился к командующему:

- Товарищ адмирал, какие будут распоряжения?

Командующий, не спеша, пролистал необходимые, с его точки зрения, документы и перевёл взгляд на адъютанта.

- Да, вот что, Игорь Викторович, во-первых, замените мне ваш чай на хороший крепкий кофе, а, во-вторых, немедленно свяжите меня с командующим Пятым американским флотом адмиралом Расселом. У меня к нему есть несколько вопросов.

- Слушаюсь, товарищ адмирал, - убирая чай со стола, чётко отрапортовал адъютант. Через минуту адмирал Рассел будет на связи.

- Ну, вот и хорошо, капитан, - устало ответил командующий, подпирая голову рукой, - исполняйте!

Адмирал сидел за своим рабочим столом и, прихлёбывая ароматный кофе, мысленно рассуждал о превратностях судьбы. С отличием окончив ленинградское военно - морское училище, он был направлен служить на Дальний Восток, где и встретил начало Великой Отечественной войны. Его морская служба проходила на подводной лодке Щ - 75/13, где он быстро завоевал доверие своего командования и уже к концу войны был назначен её командиром. После целого ряда удачных рейдов по поиску и уничтожению японских подводных лодок капитану третьего ранга Померанцеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Окончание ВОВ капитан первого ранга Померанцев встретил уже на Балтике, командуя соединением кораблей, патрулирующих Балтийское и Северное море и уже в звании контр - адмирала. Прослужив в этом качестве около двадцати лет, контр - адмирал, наконец, бросил свой служебный якорь на Северном Флоте. Поначалу, не всё так гладко складывалось в его судьбе. Случались и серьёзные промахи, и потеря двух подводных лодок у берегов Гренландии, в результате чего адмиралу вновь пришлось восстанавливать доверие своего командования. Но, всё же

адмиралу всегда и во всём сопутствовала удача, которая помогала ему выходить из самых сложных ситуаций.

Адмирал с грустью смотрел на морской хронометр, висящий на противоположной стене, и старался понять, почему на этот раз удача отвернулась от него.

В кабинет вошёл адъютант и доложил:

- Товарищ адмирал, на связи адмирал Рассел. Разрешите идти?

- Идите, капитан, - недовольно буркнул адмирал, снимая телефонную трубку.

Ещё учась в средней школе, ученик Померанцев подавал большие надежды своим преподавателям на предмет удивительного усвоения иностранных языков. Ну, а в военно-морском училище, будучи ещё совсем молодым курсантом, он эти свои способности довёл до совершенства, неплохо изучив три иностранных языка.

- Господин Рассел, - бодро начал адмирал, - вас приветствует Российский доблестный Северный Флот в лице его командующего адмирала Померанцева.

- Да, сэр, я вас внимательно слушаю, - после небольшой паузы ответил американец, - чем вызван этот ваш звонок ко мне, что вас беспокоит?

- Видите ли, адмирал, мы потеряли из виду наш подводный крейсер «Магадан», который нёс боевое дежурство в северной Атлантике. Этот вопиющий факт нас несколько тревожит и заставляет предполагать всё, что угодно. Что вы мне можете сказать по этому поводу? Вы же не будете отрицать того факта, что наши президенты договорились о значительном сокращении наступательных видов оружия, и в ближайшем будущем грядёт эпоха полного разоружения.

- Сэр, я должен всё же несколько охладить ваш оптимизм в отношении полного и всеобщего разоружения. Я полагаю, что мы не так скоро сможем пожать друг другу руки в знак приветствия и полного взаимопонимания. Во всяком случае, я полностью лишён этого оптимизма и полагаю, что пока рано нам сдавать нашу гору оружия в металлолом. Но это всё лирика, адмирал, давайте лучше вернёмся к теме нашей с вами беседы. Мы достаточно хорошо информированы о вашем подводном крейсере, о его технических данных и возможностях. Должен сказать, адмирал, что наше командование в настоящее время находится в состоянии постоянного шока от ваших неадекватных действий в Атлантике.

- Да, всё же разведка у них на должном уровне, - с грустью в душе подумал адмирал Померанцев. - Ну, ничего нельзя скрыть от этих вездесущих американцев. Да ладно вам, адмирал, - уже вслух произнёс командующий, - что это так могло взволновать ваши военно-морские силы.

- Адмирал, если вы желаете продолжения нашего с вами разговора, то прекратите лукавить, - с нескрываемым раздражением в голосе заговорил американец. - Не надо из нас делать полных идиотов. Какого чёрта, вы атаковали этот подводный объект? Разве вы не знаете, что этот загадочный объект генерирует какую-то энергию, и мы постоянно изучаем его.

- Не кипятитесь, адмирал, - миролюбиво начал командующий, - я надеюсь, что для вас не является особым секретом тот факт, что в этом регионе Атлантического океана постоянно бесследно и в большом количестве исчезают самолёты и корабли. Вы не находите, что это дело рук всё той же подводной пирамиды. Я советую вам, адмирал, ещё раз обратиться к истории и по годам проследить всё то, о чём я вам сейчас только что доложил. Наше командование считает, что на этом беспределе уже давно надо было поставить жирную точку,

чтобы раз и навсегда обезопасить все государства от этой подводной дряни.

- Сэр, честное слово, вы меня удивляете, - с холодными нотками в голосе заговорил американец, - вы рассуждаете как неопытный политик или легкомысленный обыватель, которые считают, что всё на свете можно решить в одночасье.

- А разве не так, адмирал?

- Конечно, нет, сэр. Во-первых, не нами и не вами был построен этот подводный монстр, стало быть, и не нам его разрушать. А, во-вторых, в результате ваших необдуманных действий могли возникнуть непредвиденные проблемы для всего мира. Чёрт знает, что это за штуковина и с какой целью она генерирует какие-то микроволны. Сдаётся мне, господин адмирал, что все эти, так называемые НЛО напрямую связаны с этой пирамидой. Вы же прекрасно знаете, что ещё ни одной стране мира не удалось сбить или захватить ни одного воздушного или подводного НЛО. Вы же, сэр, замахнулись на то, что пока не подвластно пониманию современной науке и что может в одночасье уничтожить всю земную цивилизацию.

Адмирал Померанцев слушал своего заокеанского коллегу, и в его душе зрело недовольство и злоба к этому человеку - самоуверенному и наглому.

- Хорошо, адмирал, мы примем к сведению вашу информацию об этом объекте, но согласитесь, что в конечном итоге, такие вопросы решаются уже не нами, а на самом высоком уровне.

- Согласен, сэр, - уже более спокойно ответил американец.

- Но всё же, адмирал, вы не ответили на мой прямой вопрос. В первую очередь нас интересует судьба нашей атомной субмарины, а не этот подводный монстр, который, кстати, вовсе не пострадал от нашей, весьма скромной, попытки познакомиться с ним поближе, - вытирая пот со лба вновь заговорил адмирал Померанцев.

- Я понимаю вашу озабоченность, сэр, но мне действительно нечего вам сообщить. Наши службы находятся в таком же неведении, что и вы. После взрыва двух ваших торпед в непосредственной близости от пирамиды, ваша субмарина сразу же исчезла с экранов наших радаров. Видимо, этот объект самым радикальным способом отреагировал на вашу необоснованную агрессию в отношении него. Вероятней всего, ваш подводный крейсер уже уничтожен или перемещён в иной мир.

- Хорошо, адмирал, я благодарен вам за исключительно полезный обмен мнениями по этому вопросу и надеюсь на плодотворное сотрудничество и помощь в поиске и обнаружении нашей лодки.

- Сэр, в этом вы можете не сомневаться, мы всегда готовы оказать помощь всем тем, кто терпит бедствие в открытом океане, - спокойно отреагировал американец на слова адмирала.

 

ГЛАВА 8

 

В маленьком городке подводников как будто ничего и не изменилось с момента исчезновения российской атомной подлодки «Магадан». Всё так же в чётком режиме выходили на боевое патрулирование тяжёлые субмарины и всё так же традиционно жёны моряков и командование встречали экипажи вернувшихся лодок жареным поросёнком. Полярная ночь уже давно властвовала над этим далёким северным городком среди серых сопок, иногда даря местным аборигенам бездонное звёздное небо и северное сияние.

Светланка возвращалась домой, совершенно не догадываясь о том, что уже три недели все силы Северного Флота были брошены на поиски пропавшей субмарины. Душа её и сердце по-прежнему были преисполнены большой гордостью за наш славный флот, которому были подвластны любые задачи. Повернув за угол небольшой продовольственной лавки, Светланка наткнулась на свою подружку, живущую в соседнем коттедже. Судя по красному и в слезах лицу молодой женщины, можно было понять, что с ней случилось что-то серьёзное.

- Привет, Анютка, - приветливо заговорила Света, - что случилось, на тебе просто лица нет. Ну, ну, не рыдай, а выкладывай мне всё на чистоту, а потом мы с тобой вместе обсудим твои проблемы. Вот, кстати, здесь, совсем недалеко я заприметила вполне приличную чайную, где мы сможем с тобой спокойно поболтать. Ну, что, подруга, заглянем на огонёк или как.

- Светка, мне уже всё равно, - постоянно всхлипывая и вытирая платком слёзы, выдавила из себя Аня.

- Ну, ты даёшь, Анна, - обнимая подругу за плечи, наставительно заметила Света, - ты ведь жена моряка - подводника, а не чиновник из бюро ритуальных услуг. Ты должна постоянно светиться от счастия того, что приобщена к славной когорте моряков, а ты тут мне нюни распускаешь.

Света распахнула дверь в чайную и втолкнула туда плачущую подругу. Быстро заказав две чашки ароматного чая и несколько пирожков, две подружки расположились за небольшим круглым столиком около окна.

- Ну, давай, выкладывай, подруга, что у тебя стряслось, - отхлебнув немного горячего чая, тихо заговорила Света.

- Светка, я не могу об этом спокойно говорить, меня душит ненависть к этому человеку, которого я все эти годы просто боготворила и посвятила ему лучшие свои годы.

- Постой, ты случайно не о Сергее говоришь, - искренне удивилась Света, - вот уж никогда бы не подумала, такой блестящий офицер.

- О нём, Света, конечно, о нём, о ком же ещё, - с грустью в голосе ответила Аня. - Нет, ты представляешь, этот человек, которому я так доверяла, совсем недавно изменил мне, и как ты думаешь с кем.

- С кем же интересно?

- С той самой девицей из библиотеки, куда он так зачастил в последнее время. А я, как дура, верила ему, что он действительно хочет повысить свой интеллектуальный и духовный уровень, каждый раз благословляя его на эти отлучки в читальный зал библиотеки. Боже мой, и за что мне такое наказание, - вновь зарыдала Аня.

- Ну, ну, подружка, не стоит так огорчаться, - нежно поглаживая Аню по голове, пыталась успокоить свою подружку Света. - Во-первых, я считаю, что ты ещё могла ошибиться в своих выводах, а, во-вторых, на Сергея, которого мы с Алёшкой прекрасно знаем, это совсем не похоже. Какие факты

ты мне можешь предоставить в подтверждение его легкомысленного поведения или измены.

- Светка, ну ты как маленькая девочка, - удивлённо взглянув на свою подругу, прошептала Аня, - самые обыкновенные доказательства: помада на щеке и запах женских духов.

- Так что, это и есть все твои доказательства, - засмеялась Светланка. - А ты не допускаешь мысли о том, что это просто лёгкий флирт со стороны Сергея, его естественная реакция на расслабление после тяжёлого и изнурительного похода в океан. Дорогая моя подружка, ты должна раз и навсегда усвоить одну очень простую истину, что мужчины - это особые существа, которых совершенно невозможно абсолютно подчинить своей воле и своим капризам и поэтому иногда нам надо слегка потворствовать их постоянному стремлению к свободе и независимости.

- Нет, Светик, мне моё сердце подсказывает совсем другое. Я просто уверена, что Сергей загулял с этой девицей. Да и потом, Светка, если бы ты её видела. Я просто ума не приложу, чем это она смогла привлечь его? Абсолютно не выразительное лицо, почти коротышка, да к тому же чрезмерно полная, но, правда, яркая блондинка.

- Видишь ли, Анютка, это ещё вовсе не является главенствующим фактором в предполагаемых симпатиях твоего Сергея к ней. Видимо, у неё золотой характер или ещё какие-то удивительные духовные качества, которые и заинтересовали твоего Сергея.

- Света, что ты хочешь этим сказать, неужели я такая злая и страшная, тем самым вынуждая моего мужа искать себе на стороне что-то более приличное.

- Ну, что ты, Анечка, - засмеялась Света, - ты у нас самая красивая и самая мудрая из всех женщин нашего маленького городка.

Аня допила свой чай и, с раздражением отодвинув от себя пустую чашку, повернула голову к окну, затянутому морозными узорами. В этот момент дверь в чайную открылась и на пороге нарисовалась фигура девушки в беличьей шубке и красивых меховых сапожках. Следом за ней вошёл высокий мужчина в военно- морской форме, в котором Света сразу же узнала Сергея.

- Вот это номер, - лихорадочно соображала Светланка, - по всему выходит, что Аня всё же права в своих подозрениях в отношении Сергея.

Сергей, не заметив Свету и Аню, прошёл в дальний угол чайной и, чмокнув девицу в накрашенные губки, галантно предложил ей стул. Аня продолжала отрешённо глядеть в морозное окно, ничего и никого не замечая вокруг себя.

- Так, - быстро садясь рядом с подругой и обнимая её за плечи, решительно рассудила Света, - всё, подружка, хватит лить слёзы и портить нервы мне и себе. Сейчас ты пойдёшь домой, как следует выспишься, а утро всегда вечера мудренее, кстати, - народная мудрость, - натянуто улыбнулась Света.

- Нет, Светик, домой я не хочу идти, мне этот человек опротивел. Если ты не возражаешь, то я пока поживу у тебя, ведь твой Лёша всё равно ещё в походе и неизвестно, когда вернётся. Светик, ну я тебя очень прошу, - вновь всхлипнула Аня.

- Хорошо, хорошо, подружка, - сразу же согласилась Света, стараясь собой заслонить Аню от её мужа. - Давай, поднимайся, а уже у меня дома мы всё обсудим и решим, как нам поступить с твоим Сергеем.

Схватив Аню под руку, Света почти насильно вытолкала её на улицу.

- Светка, ну куда ты так спешишь, я тебе ещё не всё сказала, - освобождаясь от руки подруги, горячо заговорила Аня.

- Вот у меня дома и поговорим. Ты же сама просилась ко мне пожить или ты уже передумала. Кстати, у меня со вчерашнего дня ещё остался

картофельный суп и пара котлет, так что мы с тобой сегодня можем загулять.

- Хорошо, Светик, я вынуждена подчиниться твоей железной воле, - уже слабо сопротивляясь, ответила Аня.

 

ГЛАВА 9

 

- Итак, господа, я спешу удовлетворить ваше любопытство и немного приподнять завесу таинственности и неопределённости, в которой вы все оказались, - спокойно заговорил Диего. - Я надеюсь, что сейчас меня окружают вполне интеллигентные и образованные люди, которым факт существовавшей когда-то цивилизации вовсе не покажется чем-то сказочным и не реальным. Да, действительно, в результате грандиозных природных катаклизмов, наш остров оказался под водой, но в своё время мы приняли эффективные меры, чтобы продолжить наше существование, но уже в других формах.

Наша древняя цивилизация 12000 лет назад представляла из себя мощное государство. Нашими специалистами было построено множество храмов и дворцов, поражавших всех своей грандиозностью и великолепием. На острове были распространены кольцевые каналы и ирригационные системы. На

нашем острове возник великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка. А, сверх того, по одну сторону Гибралтарского пролива мы владели Ливией до Египта и частью Европы до Тиррении. Столица Тиррении находилась в районе современного города Гренобль (юго-восток Франции).

Наша древняя столица на острове Атлантида имела гавань, где размещалось 1200 кораблей. Акрополь с храмом Посейдона и царским дворцом был окружён тремя широкими концентрическими каналами, являвшими собой внутреннюю гавань.

- Капитан Диего, простите меня, - перебил я рассказчика, - но всё же непонятно, как это можно было в одной гавани разместить такую армаду ваших кораблей. Вот, например, в наших современных гаванях может разместиться не более 50-60 кораблей.

- Мне понятно ваше недоумение и хочу сказать, что те древние гавани атлантов представляли из себя нечто совершенно отличное от того, что вы теперь наблюдаете в повседневной жизни и на службе. Если позволите, господа, то я продолжу. Центральный остров города был обведён каменными стенами, а соединявшие их мосты имели башни и ворота. Камень для стен был трёх цветов (белый, красный, чёрный), который добывался там же в подземельях. На каменные стены наружного земляного кольца канала атланты нанесли медь в расплавленном виде. Стену внутреннего вала наши предки покрыли литьём из олова, а стену акрополя орихалком, испускавшим необыкновенный блеск. Недра острова и других мест интенсивно разрабатывались. Создавались различные городские или иные более важные подземные коммуникации, обиталища и подземные ходы, шедшие в разных направлениях на большие расстояния, в том числе до Африканского и Американского континентов. Должен сказать, господа, что очень многое ввозилось на остров из подвластных стран, но большую часть необходимого для жизни давал сам остров - любые виды ископаемых твёрдых и плавких металлов, в том числе то, что ныне известно лишь по названию: самородковый кристаллический орихалк, извлекавшийся из недр острова. Атлантида вела войны с Афинским государством.

- Капитан Диего, скажите, а что послужило быстрой гибели Атлантиды и её жителей, - задал вопрос один из матросов.

- На этот счёт, господа, вы глубоко заблуждаетесь, считая, что Атлантида исчезла с лица Земли очень быстро, - улыбаясь, ответил Диего. -Тогдашние просветлённые умы за много лет ожидали эту катастрофу и тщательно готовились к встрече с ней. Было вырыто под землёй большое количество туннелей и обиталищ, где долгосрочно могли находиться атланты. Кстати, Всемирный потоп, упоминаемый в вашей библии, напрямую связан с теми трагическими событиями. В 9564 году до нашей эры мощное землетрясение и извержение подводного вулкана разрушили Атлантиду, которая погружалась в океан, создав огромные волны и дожди, затопившие низины Земли. О надвигающейся катастрофе лучшая часть людей была предупреждена Высшими Силами заранее, что позволило им своевременно эвакуироваться тайно, в отдалённые места своей огромной империи, в соседние и дальние страны, где они оставили о себе историческую память (Африка, Египет, северные возвышенные районы России, Индии, Китая и т.д.).

- Позвольте, - искренне удивился мичман Котин, - по всему выходит, что ваша цивилизация осеменила практически весь мир. Просто невероятная история.

- Если хотите, то пусть это будет именно так, - быстро ответил капитан Диего.

- Простите, но почему же тогда почти всё население Земного шара достаточно низкого роста, да и особой силой не блещет?

- Это особая тема, о которой можно говорить много и очень долго. Но, должен вам сказать, что прямые потомки древних атлантов, которые ушли в подземные убежища и обиталища сохранили в себе те внешние и внутренние черты, которые, я надеюсь, вы в полной мере можете сейчас созерцать.

- Да уж, вы нас несказанно удивили своим гигантским ростом, - засмеялся я, вплотную подходя к Диего.

- Надеюсь, что мы ещё вас очень многим удивим, только наберитесь терпения, - добродушно заметил Диего, - а пока я продолжу своё повествование. Так вот, господа, часть атлантов ушли в подземные обиталища, которые в полной мере отвечали всем потребностям наших предков. Так вот, сам остров Атлантида погружался в океан очень медленно. Его возвышенные места в виде отдельных островов продолжали существовать вплоть до первого тысячелетия новой эры.

- Капитан Диего, а нельзя ли немного поподробнее рассказать о том, чем занимались атланты в своём государстве, - осторожно попросил я.

- Конечно, господа, сейчас я более подробно опишу жизнь наших предков, их занятия и творчество, - спокойно ответил атлант. - Управление Атлантидой было справедливым и благотворным. Процветали науки и искусства. Правители, пользуясь сокровенными знаниями, достигли поистине необыкновенных результатов. Диск Солнца являлся единственной эмблемой, достойной изображать голову Божества, и это изображение находилось в каждом доме. У древних атлантов была письменность. Материалом для письма служили тонкие металлические листы, поверхность которых напоминала белый фарфор. Они могли воспроизводить и размножать изображения и тексты. Существовала система образования и воспитания. Каждый образованный человек знал в общих чертах медицину и способы лечения магнетизмом. Нашим предкам были известны способы вызывания (по их желанию) дождя и источников пресной воды из недр земли. В период своего наивысшего расцвета город Золотых Врат насчитывал около двух миллионов жителей, а, вообще, число народонаселения всей Атлантиды достигало свыше двух миллиардов жителей. Наши предки достигли высокого уровня развития техники и технологии в области получения источников энергии, различных видов материалов, в создании наземного, водного и воздушного транспорта. Им была ведома пища богов - амброзия, нектар, а так же целебная минеральная пища. Амброзия - это белый кристаллический минерал, а нектар - тёмная смолоподобная масса. В недрах земли они располагаются рядом. Оба минерала древние атланты разводили соками и водой. Наши предки добывали для дворцов и храмов блестящий самородковый кристаллический орихалк (серебристо-серого цвета). Они выводили новые виды растений и животных. Их корабли были больших размеров (до ста метров длиной и пятидесяти метров шириной), по форме напоминающие огромных черепах, и могли плавать, глиссируя по заданной программе, огибая преграды.

Ну вот, господа, будем считать, что мы в общих чертах ознакомили вас с тем, что в настоящий момент более всего волнует вас. Я полагаю, что у вас будет ещё достаточно много времени, чтобы более подробно ознакомиться с нашим кораблём и другими, интересующими вас вещами, - улыбаясь, проговорил Диего и вышел из помещения.

 

ГЛАВА 10

 

- Виктор Алексеевич, проходите и садитесь, - широким жестом приглашая контр-адмирала к своему рабочему столу, устало проговорил командующий Северным Флотом. - Вы не обращайте на меня никакого внимания, сейчас эти люди уйдут.

И только сейчас контр-адмирал заметил за спиной своего командира двоих человек в белых халатах, которые тихо переговаривались между собой, укладывая мединструменты в саквояж.

- Да, да, Виктор Алексеевич, вот теперь всё чаще приходится обращаться к помощи врачей, как говорится - возраст обязывает. Правда, обязывает нас старшее поколение к чему-то уж совсем грустному и печальному.

- Сергей Евгеньевич, - с жаром заговорил контр-адмирал, - ну, что вы в самом деле, я полагаю, что мы ещё покажем американцам «кузькину мать», как говорил когда-то наш незабвенный Никита Сергеевич.

- Да нет, Виктор Алексеевич, что-то сердечко моё уже давненько звонит в свой тревожный колокольчик, предупреждая меня о том, о чём и думать

даже не хочется. Да и знаете, что последнее ЧП с нашим подводным крейсером совершенно выбило меня из чёткого рабочего графика.

Командующий, повернувшись к врачам, что-то произнёс, после чего, последние быстро удалились из кабинета.

- Вот, приходится подчиняться медицине, чтобы хоть как-то соответствовать своему чину. Да, кстати, Виктор Алексеевич, я связывался с командующим Пятым американским флотом адмиралом Расселом, и должен вам сказать, что они тоже находятся в некотором замешательстве от быстрого исчезновения нашей субмарины. Адмирал Рассел, пожалуй, убедил меня в том, что его флот не имеет никакого отношения к нашему ЧП. Но всё же, Виктор Алексеевич, с момента исчезновения нашей субмарины прошло уже две недели, а мы продолжаем находиться в совершенном неведении о судьбе наших моряков. Что вам удалось за это время выяснить?

- Товарищ адмирал, - вставая со своего места, заговорил командир соединения подводных лодок, - проделана огромная работа по поиску и обнаружению подводного крейсера «Магадан».

- Вот, как раз это меня больше всего и волнует, - не спеша, закуривая трубку, серьёзно заметил адмирал. - Что нового в этом вопросе и как далеко вы продвинулись? Вы же понимаете, что я уже не в состоянии более продлевать сроки поиска субмарины, меня тоже торопят.

- Я всё понимаю, Сергей Евгеньевич, и спешу сообщить вам, что все наши усилия по поиску и обнаружению подлодки не принесли никаких результатов. Короче говоря, товарищ адмирал, лодка бесследно исчезла в этом злополучном квадрате.

- Чуяло моё сердце, что вся эта затея добром не кончится, - тяжело садясь в кресло, прошептал адмирал.

- Смею заметить, Сергей Евгеньевич, я с самого начала знал, что нас ожидает полный провал. Не трудно было догадаться, что этот объект окружил себя защитным полем, а наша попытка разрушить это поле в конечном итоге и привела к такому трагическому результату.

- Может быть вы и правы, Виктор Алексеевич, ну а как же нам быть с постоянными ЧП в этом регионе мира. В конце концов, сколько можно терпеть этих визитёров из космоса или потомков Атлантиды, которые в нарушении всех этических и международных норм уничтожают наши корабли и самолёты, да, вдобавок ко всему, крадут людей. Значит, по - вашему, получается, что эти существа и есть настоящие хозяева на нашей многострадальной Земле, а не мы?

- Выходит так, Сергей Евгеньевич, и лично я считаю, что нам пора прекратить преследование этих объектов, а попробовать договориться с ними вполне мирными средствами.

- Виктор Алексеевич, вы рассуждаете как дилетант, ничего не понимающий в этом вопросе. Вы меня просто удивляете своим простодушием. Не нами с вами в своё время была заведена эта безумная машина военно-промышленного комплекса и не нам с вами останавливать её. К сожалению, мы с вами лишь крохотные винтики в этом сложнейшем механизме насилия и зла. Не забывайте самой простой и известной всем истины: «Благими намерениями дорога в ад вымощена». Казалось бы, вся эта существующая гора самого современного оружия создана во благо государствам и народам, чтобы защитить всех от посягательств вероятного противника. На самом же деле, вся эта армада оружия может сыграть с нами злую шутку, не оставив нам никаких шансов на выживание.

- Так я же об этом и говорю, - спокойно отреагировал контр-адмирал.

- Виктор Алексеевич, ведь мы с вами всё же военные люди и давали присягу Родине служить верой и правдой нашему Отечеству. А раз так, то все приказы от вышестоящего начальства мы обязаны выполнять чётко и в строго установленные сроки.

Командующий нажал на одну из кнопок на связном пульте.

- Слушаю вас, товарищ адмирал, - чётко отрапортовал, вошедший в кабинет офицер. Какие будут приказания?

- Игорь Викторович, - обратился к вошедшему офицеру адмирал, - не сочтите за труд, голубчик, организуйте нам с Виктором Алексеевичем чего-нибудь на зубок.

- Слушаюсь, товарищ адмирал, - отчеканил офицер и исчез за дверью.

- Вот уже сколько лет работаю с этим капитан-лейтенантом и не могу нарадоваться его исполнительности, - прохаживаясь по кабинету, с гордостью заметил командующий. - Но это всё лирика, Виктор Алексеевич, главное вам сейчас предстоит услышать. Всё же мирными силами договориться с этими таинственными силами нам уже не суждено, поскольку эти силы в большинстве своём проявляют агрессивность в отношении нас и поэтому на самом высоком уровне принято решение о создании средств быстрого реагирования на всё то, что нам мешает мирно жить.

- Что вы имеете в виду, Сергей Евгеньевич? - удивлённо взглянув на командующего, поинтересовался контр-адмирал. - Неужели наш доблестный флот вооружён теперь тем, что может как-то повлиять на спокойную жизнь этих невидимок?

- Вы напрасно иронизируете, Виктор Алексеевич, - как-то сразу помрачнел адмирал, - я полагаю, что уже совсем скоро мы возьмём под свой жёсткий контроль все проделки этих неизвестных существ, которые в настоящее время, несомненно, правят бал на нашей планете.

Конт-адмирал, тяжело вздохнув, достал сигарету и закурил.

- Сергей Евгеньевич, у меня такое ощущение, что наш флот сейчас стоит перед какими-то очень серьёзными задачами и целями. Да и эти последние ваши слова говорят о том, что, очевидно, уже ведутся работы по созданию сверхоружия, которое поставит точку на всех тех выкрутасах неуловимых существ и их объектов.

- Я рад, Виктор Алексеевич, что вы правильно уловили мою мысль. Здесь я совсем недавно получил разнарядку сверху о введении в строй экспериментальных пусковых установок, базирующихся на последних сериях наших атомных субмарин. Так вот, Виктор Алексеевич, эту нелёгкую работу я возлагаю на вас и на ваше соединение подводных крейсеров. Я полагаю, что ваша северная база укомплектована отличными специалистами, которым не составит особого труда освоить новую и в какой-то степени непривычную для подводников технику.

В кабинет командующего вошёл капитан-лейтенант, неся на подносе две чашки с кофе и несколькими бутербродами с икрой и красной рыбой.

- Ну, вот и хорошо, - засуетился командующий, - поставьте всё это на стол, и вы свободны.

Адъютант как-то странно топтался на месте и не спешил покинуть кабинет.

- Игорь Викторович, я же сказал, что вы свободны, в чём дело, - занервничал адмирал.

- Разрешите доложить, товарищ адмирал, - робко начал адъютант.

- Ну, ну, что там у вас, вы отнимаете у меня драгоценное время, говорите чётко и быстро.

- Товарищ адмирал, я прошу вашего разрешения сегодня на два часа раньше уйти домой. Видите ли, у меня мать находится в тяжёлом состоянии. Недавно ей сделали операцию по пересадке почки и возникли некоторые проблемы. Иными словами, товарищ адмирал, необходимо моё срочное присутствие в доме.

- Понятно, Игорь Викторович, что же вы мне сразу об этом не доложили, я бы вас ещё раньше отпустил. Хорошо вы можете покинуть наше учреждение прямо сейчас, я прекрасно понимаю, что такими вещами не шутят.

- Разрешите идти, товарищ адмирал, - благодарно глядя в глаза своему начальнику, отрапортовал адъютант.

- Идите, капитан, идите и передайте своей матушке от меня большой привет и самые искренние пожелания скорейшего выздоровления. Да и потом, Игорь Викторович, если потребуется моя личная помощь, то незамедлительно докладывайте мне.

Адмирал подошёл к сейфу и извлёк из него увесистую папку с документами.

- Ну, вот, Виктор Алексеевич, кажется, с моим адъютантом мы разобрались, а теперь перейдём к делу.

 

ГЛАВА 11

 

Светланка открыла ключом дверь и втолкнула плачущую подружку в квартиру.

- Ну, всё, хватит хныкать, Аня, - кидая ключи на комод наставительно заметила Света. - Слезами горю не поможешь, надеюсь, что эта народная муд-

рость тебе хорошо знакома. Я ещё раз тебе говорю, что не следует делать поспешных выводов из того, что тебе вдруг открылось. Всё это может оказаться полной чепухой, ну, в крайнем случае, лёгким флиртом. Иди, пока приляг на диван и посмотри передачу, а я за это время чего-нибудь соображу к чаю.

Света, не спеша, прошла на кухню и в задумчивости остановилась у газовой плиты.

- Так, девонька, что-то ты совсем запустила свою квартиру, - с отвращением глядя на давно немытую плиту и посуду, подумала Света. - Господи, да когда же Лёшка вернётся из похода, ведь в гарнизоне так толком никто ничего и не знает.

Светланка схватила с плиты грязную кастрюлю и с каким-то ожесточением принялась отмывать её закопченные бока.

- Вот так постепенно люди и сходят с ума от постоянного однообразия в их жизни, - подумала Света, ополаскивая горячей водой давно уже отмытую до блеска кастрюлю.

В прихожей приятной мелодией зазвонил телефон.

- Аня, подойди к телефону, - прокричала Света в дверь, - у меня руки в мыле.

Через минуту на кухню вошла Аня, держа в руке телефонную трубку.

- Светик, а это, между прочим, тебя спрашивает какой-то мужчина.

Света бросила недомытую тарелку в мойку и промокнула руки о передник.

- Слава Богу, Лёшка, наконец, вернулся, - хватая сырой рукой трубку, решила Светланка.

В телефонной трубке послышалось странное глухое покашливание, и после непродолжительной паузы чей-то незнакомый голос произнёс:

- Добрый вечер, это квартира лейтенанта Нелюбова Алексея Петровича, я не ошибся.

От предчувствия чего-то страшного у Светы сильно защемило сердце и, уже ничего не соображая, она ответила:

- Ну, допустим, а вы кто и что вы хотите?

Незнакомый голос в трубке продолжил:

- Простите, Светлана Александровна, с вами говорит адъютант контр-адмирала Андреева капитан-лейтенант Жуков. Мне поручено сообщить вам, что при выполнении боевого задания командования Северного Флота, подводный крейсер «Магадан» затонул. Командование приносит вам глубокие соболезнования по случаю гибели вашего мужа лейтенанта Нелюбова Алексея Петровича.

- Нет, этого просто не может быть, - закричала Света, - вы обманываете меня, мой муж жив, он не мог умереть.

- К глубокому нашему сожалению, Светлана Александровна, это непреложный факт, - проговорил адъютант и после небольшой паузы добавил, - подробности этой трагедии вам станут известны

только в самом штабе командующего. Извините, честь имею!

Света, выронила из рук телефонную трубку и медленно опустилась на пол, потянув за собой скатерть. Посуда с грохотом посыпалась на пол, быстро заполнив всё свободное пространство кухни белыми разнокалиберными осколками.

- Светка, - страшным голосом закричала Аня, вбегая на кухню, - что случилось, кто тебе звонил?

Аня, подхватив подружку подмышки, с трудом перетащила её в комнату и уложила на диван.

- Светка, да ты что в самом деле, - похлопывая руками подружку по щекам, не на шутку заволновалась Аня. - Господи, что случилось, да очнись ты, наконец.

Света открыла глаза и с испугом взглянула на подругу.

- Аня, где я и что произошло?

- Это я у тебя, дорогая, хочу спросить, что случилось. А находишься ты в своей квартире, - быстро нашлась Аня.

- Аня, я не хочу больше жить и более не вижу никакого смысла в своём существовании, в своём уже новом для меня качестве.

- Так, Светик, хватит говорить загадками, давай выкладывай мне всё по порядку.

- Аня, мне позвонил адъютант командующего нашего морского гарнизона.

- Ну, и что он тебе сообщил? - насторожилась Аня

- Мне трудно говорить об этом, настолько это всё страшно и невероятно. Аня, - сквозь слёзы прошептала Света, - Алёшки больше нет.

- Как это нет, а где же он, как не в походе «за угол»?

- Господи, Аня, неужели тебе не понятно, - зарыдала Света, - его подлодка затонула, выполняя боевое задание.

- Какой ужас, - всплеснула руками Аня, садясь рядом с подругой, - что же теперь делать? Света, подожди, не рыдай, это ещё не истина в первом лице. Завтра с утра мы с тобой пойдём в штаб гарнизона, где нам всё толком объяснят.

- Хорошо, Аня, мы так и поступим, - тяжело поднимаясь с дивана, тихо проговорила Света. - Ты

знаешь, сегодня и, пожалуй, в ближайшие дни я не смогу ничего делать по дому, мне страшно тяжело. Прости меня, Аня, я там немного намусорила на кухне, прибери, пожалуйста. Да, и можешь себе что-нибудь приготовить. В шкафчике ты найдёшь всё необходимое для этого. Я ничего есть не буду, просто сегодня мне в горло кусок не полезет.

- Света, дорогой ты мой человек, я всё понимаю. Ты не беспокойся, я всё сделаю, всё приберу, а ты, пожалуй, ложись и спи. Сейчас тебе, как никогда, необходимо отдохнуть и расслабиться перед завтрашним днём.

Прижав к своей груди Свету и поцеловав её в лоб, Аня на цыпочках удалилась на кухню.

Светланка лежала на диване и её душили слёзы, которые струйками стекали на белую подушку. В её голове стоял какой-то сумбур из череды сюжетов и мыслей, с которыми она уже не могла бороться.

- Нет, я этого не вынесу, - сбрасывая с себя одеяло и подходя к серванту, с ожесточением подумала Светлана. - Где - то здесь у Лёшки была припасена на мой день рождения бутылка коньяка, - пытаясь ключиком открыть дверцу старого серванта, занервничала Света.

Замок, как назло, не поддавался яростным попыткам Светланы открыть сервант.

- Сколько раз говорила Лёшке заменить замок в серванте, - наваливаясь всем телом на ключ, в изнеможении шептала Света. - Ну, давай же, давай, дружок, открой мне дорогу к спокойствию, и умиротворению или я просто сойду с ума, - упорно вертя ключ, тихо шептала Света.

Наконец, скрипнув своими какими-то пружинками, замок открылся, и Света дрожащими руками схватила вожделенную бутылку. Быстро откупорив коньяк, и налив себе целый стакан золотистой жидкости, Светланка жадными глотками осушила его до дна. По всему телу Светы сразу же разлилась приятная горячая волна, которая сразу же затуманила её сознание и тяжёлые мысли об Алёшке. Откинувшись на диван, Света закрыла глаза. Теперь её голова была наполнена радужными воспоминаниями детства и юности. Перед её глазами проплывали яркие картинки, наполненные добром, Солнцем и радостью.

 

ГЛАВА 12

 

Со дня пленения российских моряков атлантами уже прошло более двух недель. Субмарина атлантов продолжала бороздить просторы мирового океана, оставаясь незамеченной для систем спутникового слежения за подводными лодками иностранных государств.

Для меня до сих пор оставалось загадкой, почему эти гиганты продолжали задерживать наш экипаж на своём корабле? Уже через пару дней после гибели нашего подводного крейсера, весь наш экипаж разбили на группы по 5-6 человек и поселили в отдельные каюты. Лично мне несказанно повезло, поскольку я попал в группу с капитаном, старпомом, мичманами Никифоровым и Котиным.

Должен сказать, что за двухнедельный срок нашего «заточения» на чужом для нас корабле, атланты не очень - то утомляли нас своим вниманием, но всё же мы успели уже многое понять и оценить в их чрезвычайно сложном устройстве подводного корабля.

- Послушайте, Олег Николаевич, - вполне миролюбиво обратился я к командиру, - как вы думаете, как долго эти гиганты продержат нас на своей посудине? Вы знаете, мне кажется, что мы уже достаточно долго злоупотребляем их гостеприимством, и нашему экипажу пора бросить якорь на одном из приличных и цивилизованных островов, где мы обретём ещё больший покой и какую-то уверенность, что через пару дней окажемся на родной базе.

Капитан достал из кармана кителя портсигар и закурил.

- Я разделяю ваше мнение, Алексей Петрович, в отношении нашего затянувшегося визита на этот более чем странный подводный корабль, но, всё же, надо отдать должное атлантам, которые в са-

мые короткие сроки поставили на ноги всех раненых и больных из нашего экипажа. И поэтому, мне кажется, что нет никакой нужды их торопить и диктовать им наши условия, не забывайте, что этим существам подвластно практически всё, в том числе и наша судьба.

В наш разговор вмешался старпом:

- Действительно, лейтенант, не следует торопиться, они лучше нас знают когда, где и в каком качестве передать нас с рук на руки представителям российского военного флота. Вот, к примеру, лейтенант, если бы не их своевременная помощь, то вряд ли бы я сегодня говорил с вами. Главное меня поразило то, что при моём исцелении они мне предложили выпить бокал какой-то серебристой жидкости, после чего я моментально почувствовал облегчение. Просто фантастика какая-то!

- Так это и есть фантастика, Николай Иванович, - начал я издалека, - кто бы из нас мог подумать, что это всё не страшный сон, а объективная реальность, которую можно потрогать руками, ощутить. Конечно, ещё учась в военно-морском училище, я много читал об Атлантиде, но чтобы вот так нос к носу столкнуться с этой цивилизацией, я даже не смел об этом думать. Больше всего на их корабле мне нравятся обеды и ужины, от которых я в полном восторге.

- Ну, да, конечно, Алексей Петрович, - засмеялся капитан, - я - то уж наблюдал, как вы морщились, когда при первом нашем обеде один из атлантов предложил вам своё блюдо.

- Каюсь, Командир, было дело, - опуская глаза в пол, засмеялся я, - но тогда мне показалось, что внешний вид этого блюда вполне отвечает его содержанию. Но, оказалось как раз наоборот.

- А вот мне, товарищи офицеры, всё же интересно, - вмешался в разговор наш кок, - а как вы все оценивали мою стряпню на лодке? Неужели уж так всё плохо было?

- Ну, почему же всё плохо, - быстро отреагировал на слова мичмана капитан, - все, приготовляемые вами, блюда были на должном уровне, но вот последний эпизод со старпомом и другим личным составом наводит меня на мысль, что где-то вы допустили приличный промах. Иначе как объяснить то, что Николай Иванович чуть было Богу душу не отдал, попробовав ваши изыски.

Я сидел в каюте со своими товарищами и какой-то внутренний голос подсказывал мне, что больше нельзя морочить голову капитану этим продуктовым ЧП на лодке, а лучше всего честно признаться в оплошности своего матроса, который, стараясь быть хлебосольным хозяином своей посылки, невольно стал отравителем ряда матросов и офицеров подлодки.

- Командир, - осторожно начал я, - наш кок мичман Никифоров совершенно не причастен к тому эпизоду, о котором вы только что доложили. Всему виной является одна небольшая посылка, которую получил мой матрос Голованов. Посылочка пришла с Украины со всякими там копчёностями и салом, ну и, очевидно, что-то уже успело подпортиться за время своего дальнего путешествия.

- Ну, лейтенант, от вас я совсем не ожидал такого, - хмурясь, строго заговорил капитан. Это же какого рожна перед самым ответственным походом вы разрешаете своему матросу проносить на территорию лодки хохлятское сало и прочую всякую гадость?

- Да ладно вам, командир, - слабо начал защищаться я, - когда мы все поедали эту посылочку, ещё никто и не ведал о боевой тревоге и походе «за угол». Да и, на мой взгляд, всё обошлось, все живы и здоровы.

- Что значит - ладно, лейтенант Нелюбов, - вставая со своего места, закричал капитан, - вот как раз - то в самый ответственный момент мой помощник старпом был полностью выведен из строя, да и мне тоже прилично досталось.

- Товарищ капитан первого ранга, - по уставу обратился я к капитану, а вы - то тут причём, вы же не прикасались к этой злополучной посылке.

- Да, но меня бутербродом с салом угостил старпом, - переводя взгляд на своего помощника, удивлённо заметил капитан.

- Командир, всю вину за этот непредвиденный и грустный эпизод на лодке я возлагаю только на себя и готов понести самое суровое наказание за это, вплоть до расстрела.

- Не паясничайте, Алексей Петрович, - строго заметил старпом. - Олег Николаевич совершенно прав в том плане, что благодаря именно вам в самые короткие сроки вы смогли бы оставить боевую субмарину без командного состава, а что за этим могло последовать вы и сами прекрасно понимаете.

- Значит так, лейтенант Нелюбов, - сердито продолжил капитан, - по прибытии на базу получите взыскание.

- Слушаюсь, товарищ капитан первого ранга, - вытянувшись в струнку, лихо отрапортовал я.

Из-за стола поднялся мичман Котин. По всему было видно, что он чем-то сильно озабочен и взволнован.

- Командир, а всё-таки нельзя ли побыстрее выяснить у этих гулливеров, когда они соизволят доставить нас в надлежащее место. Знаете, товарищ капитан первого ранга, это для меня очень важно, ну просто необходимо знать.

- Товарищ мичман, вы меня просто удивляете своим бестактным вопросом, - сердито заметил капитан, - можно подумать, что для меня это не имеет никакого значения. Да и потом, что у вас могло случится, чем вызван этот ваш более чем странный вопрос.

Мичман, совершенно смущённый ответом капитана, сел обратно за стол и обхватил руками голову.

- Ну, ну, мичман, не надо так переживать, так чем же вы так озабочены, - уже более спокойно заговорил капитан.

- Товарищ капитан первого ранга, - тихо заговорил мичман, - у меня жена как раз в это время должна была родить сына, вот я и переживаю, что с ней, как там малыш.

Я подсел к мичману и положил ему руку на плечо.

- Андрюха, и это сообщение ты хотел скрыть от нашего дружного экипажа. А ну-ка, мужики, давай качай его!

Все присутствующие в каюте кинулись к мичману, приветствуя и поздравляя его с рождением сына.

- Товарищи, - торжественно заговорил я, - по давно сложившейся традиции, малышу полагается обмыть ножки, чтобы он резво бегал по дорожке. Какие у кого будут предложения на этот счёт?

- Ну, раз на свет появился мужчина, - засмеялся капитан, то и напиток должен соответствовать этому качеству новой жизни, но вот незадача, друзья мои, у этих атлантов вряд ли найдётся что-либо подобное.

В дверь каюты кто-то вежливо постучал, и через мгновение на пороге нарисовалась атлетическая фигура капитана Диего.

 

ГЛАВА 13

 

С момента исчезновения российского подводного атомохода «Магадан» уже прошло пять лет. В первые месяцы после пропажи лодки были предприняты беспрецедентные меры по поиску и обнаружению субмарины, которые в конечном итоге так ни к чему и не привели. Поисками российской лодки занимались и военно-морские силы НАТО. Такая активность американского флота была обусловлена в первую очередь попыткой обнаружения на затонувшей лодке сверхсекретных торпед, которые по скорости и своим боевым качествам значительно превосходили все зарубежные аналоги. Но, по прошествии пяти лет, конечно, уже были разработаны новые эффективные средства морского базирования, которые могли вполне успешно вести борьбу с неизвестными высокоскоростными подводными целями.

Ни американцы, ни русские не оставляли своих попыток, выяснить, что же представляет из себя этот таинственный объект в Атлантике, который продолжал с прежней интенсивностью излучать электромагнитные волны. В этой акватории Атлантики постоянно находились корабли и подлодки, как американского, так и российского ВМФ, которые несли боевое дежурство.

Командующий Северным Флотом адмирал Померанцев быстрыми шагами прохаживался по кабинету, нервно поглядывая на напольные старинные ча-

сы, которые бархатным звоном отбивали шестнадцать часов. Можно было с большой долей уверенности предположить, что у командующего сегодня был тяжёлый день, насыщенный различного рода приказами, событиями, как удачными, так и неудачными.

- Ну, на этот раз мне уже точно не сносить головы, - мысленно рассуждал адмирал, с беспокойством поглядывая на связной пульт на своём столе. В кабинет командующего вошёл адъютант и доложил:

- Товарищ адмирал, на связи командир субмарины «Брест». Судя по всему, у них там что-то произошло. Командир очень нервничает и просит меня связать его с вами.

- Какого чёрта он звонит мне, - наступая на своего адъютанта, закричал адмирал, - почему он нарушает субординацию. Почему не обращается к своему командиру контр-адмиралу Андрееву, что это ещё за фокусы? Что, у меня так много времени, чтобы выслушивать рапорты командиров лодок, - свирепея, кричал командующий.

- Товарищ адмирал, - осторожно продолжил адъютант, - как уверяет меня командир «Бреста» у него нет возможности связаться со штабом контр-

адмирала Андреева и он вынужден напрямую обратиться именно к вам.

- Что за бред, - бросая гневные взгляды на адъютанта, прошипел адмирал, - хорошо, соедините меня с этим наглецом.

Адъютант, козырнув адмиралу, исчез за дверью. На связном пульте загорелась сигнальная лампочка, и командующий снял трубку:

- Адмирал Померанцев у аппарата, кто на связи?

- Товарищ Адмирал, докладывает командир «Бреста» капитан первого ранга Смирнов.

- Почему, капитан Смирнов, вы нарушаете субординацию и через голову обращаетесь прямо ко мне или для вас морской устав пустой звук?

- Товарищ адмирал, я вынужден напрямую обратиться к вам. Штаб адмирала Андреева безмолвствует, а обстановка требует принятия немедленного решения.

- Ну, хорошо, капитан, у меня слишком мало времени, чтобы долго выслушивать ваши объяснения. Докладывайте быстро и только по существу.

- Товарищ адмирал, вверенная мне лодка, может быть в любой момент уничтожена силами НАТО из-за того, что произошёл сбой в пуске ракеты «Секира». Короче говоря, ракета самопроизвольно

изменила траекторию полёта и минут через десять упадёт на территорию Австралии.

- Где вы сейчас находитесь, капитан, - серьёзно заволновался командующий.

- Как и предписано приказом в квадрате 23 - 15 в районе Северного полюса, откуда и предполагался учебный пуск усовершенствованной ракеты новой

серии «Секира» на полигон Камчатки. В результате сбоя в телеметрии ракеты она отклонилась от курса и движется в сторону Австралии.

- Чёрт бы вас всех побрал, - зарычал в трубку адмирал, - когда же вы все научитесь воевать, над нами уже весь мир потешается из-за нашей расхлябанности и нерадивости. Значит так, капитан, я приказываю прекратить все учебные пуски ракет и, пока не поздно, по возможности скрытно возвращайтесь на базу.

Адмирал бросил трубку и нажал на кнопку вызова адъютанта.

- Игорь Викторович, немедленно соедините меня с ПВО Приморского военного округа, я жду у аппарата.

- Слушаюсь, товарищ адмирал, - быстро ответил адъютант.

Через минуту командующий услышал в трубке хрипловатый голос генерал-лейтенанта Ткачёва:

- Слушаю вас, Сергей Евгеньевич, что там у вас стряслось, вы меня прямо таки напугали этим вашим срочным вызовом.

- Андрей Иванович, доброго здоровья вам, - быстро заговорил адмирал, - сейчас нам всем просто некогда бояться, а надо действовать. Короче говоря, к берегам Австралии очень скоро может приблизиться

быстролетящая цель, которая принесёт очень много хлопот, как нам, так и силам НАТО. Андрей Иванович, наша экспериментальная ракета «Секира», запущенная с субмарины «Брест», отклонилась от цели. Главное, что одновременно отказала на ней система самоуничтожения. Правда, ракета чисто учебная и без «начинки», но вы же понимаете, как трудно будет убедить иностранцев, что это просто случайность, а не спланированная нами акция устрашения.

- Сергей Евгеньевич, не волнуйтесь, мы постоянно отслеживаем всё воздушное пространство над нашими головами, и эта ваша цель будет незамедлительно уничтожена антиракетой.

- Ну, слава Богу, Андрей Иванович, от сердца сразу как-то отлегло, а то каждый день мне мои подчинённые преподносят различного рода сюрпризы, от которых я скоро сойду с ума.

- Ну, что вы, старина, бросьте хандрить, - смеясь, ответил генерал-лейтенант, - в любом деле случаются ошибки и нам надо научиться воспринимать их спокойно и без истерик.

- Добро, Андрей Иванович, я вполне рассчитываю на вашу расторопность и самые решительные действия. Честь имею!

Адмирал аккуратно положил трубку на рычаг связного аппарата и набрал новый номер. В телефонной трубке что-то жужжало и гудело. Наконец, через продолжительную паузу адмирал услышал голос контр-адмирала Андреева:

- Слушаю вас, Сергей Евгеньевич.

- Виктор Алексеевич, что там у вас происходит, - строго заговорил адмирал. - Что со связью? Ваши подчинённые безуспешно пытаются дозвониться до вас уже который час. Да вы вообще в курсе самых последних событий на субмарине «Брест» или нет?

После непродолжительной паузы взволнованный голос контр-адмирала продолжил:

- Сергей Евгеньевич, в том, что произошло, вовсе не наша вина.

- Интересно, а чья же тогда, - сердито произнёс адмирал, - моя что ли?

- Конечно же, не ваша, Сергей Евгеньевич. Видите ли, над Кольским полуостровом завис какой-то объект огромных размеров, ну, вы знаете, их теперь все кличут НЛО. Так вот эта высотная цель моментально на несколько часов вывела из строя всю нашу ВЧ связь, да и вообще всю электронику, и следящие системы. Только после того, как наши соседи - ракетчики активно поработали по нему антиракетами, этот объект как бы нехотя удалился в район Гренландии. Но, должен сказать, Сергей Евгеньевич, что ни одна из ракет не достигла своей цели.

- Добро, Виктор Алексеевич, теперь мне всё понятно. Я надеюсь, что вы уже в курсе об инциденте на «Бресте».

- Так точно, Сергей Евгеньевич, мне уже доложили об этом неприятном случае. Я полагаю, что сбой в пуске ракеты как раз и произошёл по причине воздействия на неё микроизлучения НЛО над Кольским полуостровом.

- Да, теперь и я в этом нисколько не сомневаюсь, Виктор Алексеевич, и надеюсь, что эти странные неопознанные объекты не смогут в конечном итоге повлиять на боеготовность наших вооружённых сил.

- Будем надеется всё же на разум этих неведомых пока нам сил, - спокойно заметил контр-адмирал.

 

ГЛАВА 14

 

Светланка ещё долго не могла смириться с мыслью, что не увидит своего любимого Лёшку уже никогда. Но, как говорится, время лечит и постепенно жизнь её стала налаживаться. Её подруга Аня, так и не сумев простить мужу его измену,

ушла из дома и продолжала жить у Светланы. Какое-то время Света жила на те, небольшие сбережения, которые она по крупицам собирала в последние годы, как будто предчувствуя, что в скором времени её спокойная и размеренная жизнь закончится. Но деньги очень быстро закончились, заставив Светланку искать себе хоть какую-нибудь работу. Каждый вечер её подруга куда-то исчезала, а возвращалась домой в уже хорошем подпитии и очень поздно, когда Света уже спала. Тактичная и скромная Света не могла позволить себе активно вмешиваться в личную жизнь Анны, и поэтому она каждый раз терпеливо сносила все выходки своей беспутной подруги. Аня же всеми силами старалась заглушить в себе воспоминания о своей первой любви, встречаясь с холостыми офицерами.

Света на протяжении длительного времени не могла найти себе работу в маленьком гарнизоне, но

всё же один счастливый случай помог ей. Как-то выходя из магазина с очередной покупкой, Светланка столкнулась в дверях с человеком. Видимо, столкновение было достаточно неожиданным, в результате чего, всё содержимое бумажного пакета в руках Светы оказалось на земле. Нагнувшись, Света принялась лихорадочно собирать рассыпанные про-

дукты в пакет и в этот момент она услышала глуховатый мужской голос:

- Простите, сударыня, за мою неловкость, но я постараюсь с лихвой компенсировать все ваши потери.

Света не спеша подняла голову и увидела перед собой офицера в морской форме. На его приятном лице играла лёгкая улыбка, которую никак нельзя было принять за иронию или насмешку.

- Девушка, вы совершенно напрасно собираете то, что по моей вине оказалось в грязи, - нагибаясь к Свете и заглядывая к ней в глаза, спокойно продолжил незнакомец. - Разрешите представиться: Жуков Егор - адъютант контр-адмирала Андреева к вашим услугам. Вы знаете, милая девушка, у меня такое ощущение, что нам двоим сегодня несказанно повезло. Ну, во-первых, потому, что у меня сегодня день рождения, и я встретил такую очаровательную девушку, а, во-вторых, я надеюсь, что вы

совсем скоро оцените мою доброту, скромность и безмерную жажду помочь вашей беде.

Света с некоторым интересом и удивлением смотрела на разговорчивого офицера и старалась понять, что за человек сейчас стоял рядом с ней.

- Простите, товарищ капитан-лейтенант, но со своей бедой я сама вполне могу справиться, мне не нужны никакие помощники.

- Нет, нет и нет, - быстро заговорил офицер, - никаких возражений, я не успокоюсь до тех пор, пока не исправлю свою трагическую ошибку.

Офицер энергичным движением выхватил из рук Светы пакет с испачканными в грязи продуктами и швырнул его в мусорник.

- Итак, девушка, я ещё не услышал вашего имени, - беря под руку Свету, бархатным голосом заговорил офицер. - Давайте вернёмся в магазин и вновь приобретём всё то, что необходимо для хорошего и весёлого праздника.

Света, медленно освободив свой локоть от руки офицера, с некоторым раздражением в голосе проговорила:

- Товарищ капитан-лейтенант, это ещё не повод, чтобы вот так просто и сразу знакомиться на улице. Впрочем, если вам так угодно, то меня зовут Света и у меня сегодня тоже хорошее настроение.

- Вот, видите, Светочка, - засмеялся Егор, - ну, теперь - то вы позволите мне поухаживать за вами.

Вид весёлого и добродушного офицера окончательно обескуражил Свету и после непродолжительной паузы она скромно ответила:

- Делайте, что хотите, Егор, я сегодня очень устала от бессонных ночей и хочу как можно скорее добраться до своего дома и прилечь.

- Значит, поступим так, Светочка, - уже бодро заговорил офицер, - вы вот здесь постойте у двери, а я быстренько прикуплю всё необходимое для праздника.

Офицер подошёл к прилавку и что-то прошептал продавщице, которая быстрыми, отработанными движениями наполнила два больших пакета различного рода продуктами. Рассчитавшись с продавцом, офицер с двумя пакетами в руках подошёл к Свете.

- Ну вот, Светочка, я надеюсь, что теперь я вполне заслужил ваше прощение за свою оплошность, - протягивая Свете один из пакетов, широко улыбнулся офицер.

- Спасибо, Егор, вы очень любезны, - совсем смутившись, проговорила Света.

Света стояла и смотрела на офицера и не понимала, что с ней происходит. После того, как она получила извещение о гибели своего мужа, всё окружающее её она воспринимала как в тумане. И вот эта первая её встреча с незнакомым мужчиной подарила ей новую надежду на возможность любить и быть любимой. Но какой-то внутренний голос подсказывал ей не спешить.

- Егор, я вас, конечно, поздравляю с днём рождения, но боюсь, что именно сегодня я не смогу составить вам компанию. Честное слово, я устала, как собака, и мне нужен отдых.

Офицер, понимающе кивнув головой, вопросительно взглянул на Свету.

- Ну вот, такая молодая девушка, а уже нуждается в отдыхе. Что же вас так утомило сегодня, если это не секрет.

- Ну, это мы с вами не будем обсуждать, Егор, это сугубо личное и оно никого не касается.

- А, простите, где вы работаете или это тоже секрет? - засмеялся офицер.

- Вот это как раз и не секрет, - быстро отреагировала Света, - к сожалению, нигде и это меня сильно угнетает.

- Светочка, ну хотя бы разрешите проводить вас до дома, а то, знаете, уже достаточно поздно и могут пристать к вам разные ханурики.

- Хорошо, Егор, - тяжело вздыхая, согласилась Света, - но только до входной двери.

- Конечно, конечно, Светочка, - улыбнулся офицер, - я прекрасно понимаю ваше состояние и вовсе не собираюсь чересчур злоупотреблять вашим вниманием.

Покинув продовольственный магазин, парочка молодых людей засеменила между сугробов к видневшимся вдалеке коттеджам.

 

ГЛАВА 15

 

- Послушайте, Диего, - обратился капитан к атланту, - наш экипаж уже две недели находится на вашем корабле, Конечно, мы бесконечно благодарны вам за своевременную помощь, оказанную нам в те трагические для нас минуты, но мы более не смеем злоупотреблять вашим гостеприимством. Что вы на это скажете?

Атлант неспешной походкой прошёл к иллюминатору и заглянул в него. На его смуглом лице не отражались никакие эмоции. Наконец, он заговорил:

- Господа, за то время, проведённое вами на моей субмарине, вам было много рассказано и показано. Ещё никому из жителей Нового и Старого света не удавалось проникнуть в наш мир и поэтому вы должны по достоинству оценить эту новую для нас инициативу.

- Капитан, Диего, - осторожно заговорил я, - конечно, мы бесконечно рады вашей помощи и той заботе, которой вы окружили нас с момента гибели нашей подлодки. Да, мы многое узнали из бесед о вашем мире, о вашей подводной и подземной цивилизации, но всё же это чужой для нас мир. Понимаете, мы уже достаточно долго живём в своём мире, со своими родными, детьми, друзьями, заботами и такая резкая перемена наших привычек и устоев жизни приведёт в конечном итоге к нашей однозначной гибели.

Атлант, с удивлением взглянув на меня, ответил:

- Ну, что же, я надеюсь, что это мнение всего экипажа, а не одного землянина. Видите ли, господа, вы ещё не всё знаете о том мире, в котором сейчас находитесь. Всё гораздо сложнее, чем вы думаете.

- Что вы имеете в виду, Диего, - насторожился старпом. - Да и потом для нас уже не имеет никакого значения, узнаем ли мы что-нибудь новое из ваших лекций или нет. Сейчас для нас главное -оказаться на нашей территории.

Атлант не спеша опустился в кресло и налил себе бодрящего напитка.

- То, что я вам сейчас сообщу, может повергнуть вас в уныние или даже в шок. Только поэтому, господа, я прошу вас остаться в нашем мире и приносить активную пользу нашей цивилизации. Вы будете обеспечены всем необходимым для любимой

вами работы и, конечно, отдыха. К сожалению, ваша цивилизация вырождается и уже не за горами те времена, когда наша цивилизация заменит вашу, и на Земле воцарится мир покой и счастье для всех без исключения.

- Капитан Диего, так что же всё-таки скрывается за этим вашим пугающим нас заявлением? Что нас может повергнуть в шок? - скромно поинтересовался капитан.

- Видите ли, господа, мы живём в согласии с природой и окружающем нас миром и поэтому нам открылись тайны управления пространством и временем. То есть, я хочу сказать, что в нашем пространственно-временном континууме время течёт иначе, чем у вас. Мы научились замедлять время, что позволило продлить наши жизни на долгие годы.

- Бросьте, Диего, нести чушь и забивать наши головы какой-то чепухой, - сердито заметил капитан. - Время в нашей Вселенной течёт одинаково для всех её космических объектов, в том числе и для

нашей Земли. Это является абсолютной истиной, и от неё никуда не денешься. Так что совершенно напрасно вы стараетесь ввести нас в заблуждение со своей единственной целью оставить нас в вашем мире.

- Простите, капитан, - уже совсем недружелюбно заговорил атлант, - конечно, мы можем в любой момент высадить вас где-нибудь близко от вашей базы, но вы даже не представляете себе, что вас там ждёт. Должен заметить, что вас там давно уже никто не ждёт, о вас практически забыли.

- Этого просто не может быть, капитан Диего, - наступая на атланта, грозно начал я. Наше командование, наши жёны и друзья всегда с нами и всё-таки надеются нас увидеть живыми и здоровыми. Короче говоря, капитан Диего, давайте не будем понапрасну терять время, а продумаем, как быстро и чётко организовать операцию нашего возвращения на Родину.

- Всё, всё, господа, сдаюсь! - улыбнулся атлант, вставая с кресла и допивая свой напиток, - завтра же вы окажетесь на ближайшем к вашей территории острове.

Капитан Диего, в знак приветствия склонив голову, быстро удалился из каюты.

- Ну, товарищи, у кого какие будут мнения на этот счёт, - подходя к двери и плотно прикрывая её, заговорил капитан. - Мне несколько непонятны намерения этого смуглого здоровяка любой ценой задержать нас в своём мире.

- Командир, разрешите мне, - поднимая руку, попросил я.

- Ну, говорите, говорите, лейтенант, что вы хотите ещё нам поведать?

- А может быть, действительно, командир, ещё на какое-то время задержаться у них. Мы же практически ничего не знаем об их мире. Конечно, Диего нам много поведал о своей цивилизации, но всё же лучше своими глазами увидеть всё то, о чем он нам докладывал. Да и потом многое из того, что мы увидим и поймём, может заинтересовать наше командование. Представляете, с каким багажом знаний мы вернёмся к своим берегам. Да это же для всего мира будет сенсацией, что мы общались с неизвестной доселе цивилизацией, о которой весь мир давно говорит в прошедшем времени.

- Вы, лейтенант, ещё достаточно молодой человек, - строго парировал мои слова капитан, - и склонны к эйфории, которая не доведёт вас до добра. Надо трезво оценивать ту ситуацию, в которой оказались мы все. Да и потом вы слышали, о чём только что толковал нам Диего, что в их мире время течёт совершенно иначе. Вы что, хотите оказаться в далёком будущем, где нас действительно уже никто не будет ждать. Ну, и скажите на милость, как мы с ними будем объясняться? Кроме всего прочего, ещё не известно, что нас ещё ждёт в этом будущем.

- Не кипятитесь, Виктор Алексеевич, - примирительно заговорил старпом, - в словах лейтенанта Нелюбова я нахожу рациональные зёрна. Я полагаю, что если мы ещё задержимся на пару месяцев у этих гигантов, то ничего страшного не произойдёт.

- Вы меня удивляете, Николай Иванович, вы только что кричали, что больше ни одной минуты не останетесь на этом «Ноев ковчеге», а сейчас стараетесь доказать мне совершенно противоположное. Да и вы, лейтенант, только что твердили о другом. Ну что, я вижу, что мнения разделились и, по всей видимости, мне придётся обратиться к закрытому голосованию, - с некоторой грустинкой в голосе заметил капитан. - Значит так, Николай Иванович, я лично вам поручаю пройтись по всем каютам и собрать голоса, которые сразу же и покажут нам всем, кто из нас прав.

- Командир, - вдруг раздался голос мичмана Котина, - похоже, мы всплываем.

- Куда это всплываем, - живо поинтересовался капитан.

- Вот и я думаю куда? - заволновался мичман. Нет, вы только посмотрите в иллюминаторы, это что-то вообще из ряда вон выходящее!

Все кинулись к иллюминаторам и замерли в изумлении.

- Товарищи, да это же просто фантастика, - прижавшись лицом к стеклу, в восторге закричал мичман Никифоров. - Нет, этого просто не может быть!

 

ГЛАВА 16

 

Адмирал Померанцев сидел в своём кабинете в окружении двух врачей и все его мысли были сосредоточены на тех далёких уже годах, когда он, будучи ещё молодым офицером, командовал первыми нашими атомными субмаринами. С тех пор много воды утекло, но каждый раз в критические минуты жизни в его мозгу возникали сюжеты тех далёких лет. В то время не всё ладилось с нашими подводными первенцами, случались серьёзные аварии и даже катастрофы, которые оставляли в душе неизгладимый след горя и печали.

- Сергей Евгеньевич, - обратился один из врачей к адмиралу, - я убедительно прошу вас прилечь на диван. Ну, в самом деле, что за мальчишество, вам же не двадцать лет, в конце концов.

- Хорошо, командиры в белых халатах, я вынужден снова подчиниться вам, но предупреждаю, что у меня на сегодня запланировано много неотложных дел, - кривясь от боли в груди, тихо прошептал адмирал.

- Вот мы вам сейчас поставим капельницу на двадцать минуток, и только после этого вы сможете продолжить вашу военно-морскую деятельность, - улыбнулся доктор.

Адмирал, тяжело кряхтя, прилёг на кожаный диван и подставил врачам свою руку.

- Ладно, колите меня вашими шприцами, - натянуто улыбнулся адмирал и закрыл глаза.

Перед его глазами опять замелькали эпизоды из его непростой службы, эпизоды аварий и гибели нескольких субмарин на бескрайних океанских просторах.

Надо сказать, что в период времени с начала шестидесятых годов и кончая девяностыми годами двадцатого столетия советский, а потом и российский флот потерял целый ряд субмарин различного

класса. Вот некоторая подборка тех трагических событий в открытом океане:

«…Первую катастрофу потерпела атомная ПЛ-5 в 1962 году. Она затонула около берегов Гренландии, погибло 49 человек. В 1962 году подводная лодка возвращалась с учений «Стихия». Пятого марта в третьем и восьмом отсеках почти одновременно на-

чался пожар. Лодка всплыла в надводное положение. Потушить пожар не удалось, сработала аварийная защита реактора, лодка практически осталась без электроэнергии. Дизель-генераторы из-за неисправности использовать не удалось. Центральный пост и все прилегающие к нему отсеки были загазованы продуктами горения. В результате пожара в восьмом отсеке были загазованы и кормовые отсеки, оставшийся экипаж был эвакуирован на верхнюю палубу лодки и на корабли, пришедшие на помощь. Кормовые цистерны главного балласта в процессе борьбы за живучесть неоднократно продувались для выравнивания дифферента и поддержания плавучести. К седьмому марта, на вторые сутки, был израсходован запас воздуха. В седьмой и восьмой отсек начала поступать забортная вода. К вечеру седьмого марта часть экипажа была эвакуирована на суда сопровождения. Утром восьмого

марта в 5:30 в результате потери продольной остойчивости лодка затонула на глубине 1520 метров.

В сентябре 1970 года в районе Бермудских островов затонула К - 29 - стратегическая атомная подводная лодка с баллистическими ракетами на борту. Погибло 15 человек.

В сентябре 1990 года на АПЛ, возвращавшейся с боевой службы, произошла авария в ракетном отсеке. Причиной аварии послужил взрыв ракеты в одной их шахт. В результате чего была нарушена герметичность четвёртого (ракетного) отсека, в который из аварийной шахты начали поступать пары ракетного топлива, газы продуктов горения и вода. Во время аварии работал только один борт атомной энергетической установки. Подводная лодка всплыла в надводное положение, после чего был введён в действие второй борт энергоустановки. Несмотря на поступление воды, в четвёртом аварийном отсеке возник и не утихал пожар. Произошло короткое замыкание, в основной силовой сети сработала аварийная защита реактора правого борта. Компенсирующую решётку реактора правого борта удалось опустить на нижние концевики. При проведении этой операции погибло двое матросов. Подводная лодка, находясь на поверхности, медленно потеряла запас плавучести по причине за-

полнения водой цистерн главного балласта. Была выведена из действия установка левого борта. Экипаж был эвакуирован на суда спасения, командир остался в рубке вместе с семью членами

экипажа. Постепенно стал нарастать дифферент на нос. По этой причине подводники были вынуждены покинуть корабль. В конце концов, лодка затонула на глубине 900 метров. Причина взрыва ракеты в

шахте осталась невыясненной. Согласно существующим версиям, пожар возник из-за неисправностей в самой шахте или произошло столкновение лодки с американской субмариной.

В январе 1994 года в Норвежском море после пожара под водой и всплытия затонула АПЛ К-47, погибло 63 человека. Это был корабль особой прочности с глубиной погружения 1000 метров. В январе лодка возвращалась с боевого задания, находясь на глубине 200 метров в водах Норвежского моря, в 100 километрах от острова Медвежий. Одиннадцатого января в 12:00 была объявлена аварийная тревога по причине возникновения пожара в пятом отсеке. Через восемь минут с момента начала пожара АПЛ всплыла на поверхность. В результате пожара возникли короткие замыкания, что привело к срабатыванию аварийной защиты реактора атомной энергоустановки. Пожар был настолько

сильным, что произошла разгерметизация системы воздуха высокого давления. Это способствовало усилению пожара. Борьба за живучесть, которую вёл экипаж, результатов не имела. Подводная лодка лишилась электроэнергии и запаса воздуха высокого давления. К 15:30 начал резко возрастать дифферент. АПЛ теряла запас плавучести и продольную остойчивость. Началась эвакуация экипажа на

спасательные плоты, которых оказалось недостаточно. Спасательные лодки, сброшенные с самолёта, были слишком далеко и экипаж воспользоваться ими не смог. В 15:37 АПЛ затонула на глубине 1500 метров. Точной причины возникновения пожара установить не удалось. По одной из версий пожар возник в результате повышенной концентрации кислорода в отсеках и короткого замыкания в электрических цепях.»

Адмирал, глубоко вздохнув, открыл глаза.

- Сергей Евгеньевич, - тихо осведомился у больного врач, - вас ещё что-нибудь беспокоит?

Адмирал медленно поднялся с дивана и, благодарно взглянув на врачей, ответил:

- Спасибо, Вадим Яковлевич, мне уже гораздо лучше, и теперь я могу заняться своими делами.

- Прекрасно, Сергей Евгеньевич, - улыбнулся врач,- но всё же, я вам настоятельно рекомендую как можно больше отдыхать и, главное, никогда не нервничать. Со здоровьем шутить не следует, это я вам как врач говорю.

- Да знаю я, Вадим Яковлевич, - поморщился адмирал, - ну, как тут не нервничать, когда всё рушится в этом мире, не оставляя нам никакой надежды. Сколько я живу на белом свете, столько раз убеждаюсь в том, что человечество никогда не успокоиться и будет целеустремлённо приближать свою цивилизацию к логическому концу.

Врач, аккуратно сложив свои инструменты в небольшого размера саквояж, осторожно заметил:

- Даже и не знаю, Сергей Евгеньевич, что вам ответить, но, на мой взгляд, всё не так уж и плохо. Во всяком случае, правительства ведущих мировых государств заключают между собой вполне мирные договора и в какой-то степени сотрудничают в различных областях науки и техники, в том числе и в военной сфере.

- Эх, Вадим Яковлевич, - кладя руку на плечо врачу, с грустью заметил адмирал, - конечно, договора заключаются, но пока только на бумаге. На самом же деле мы всё копим и копим горы оружия, чтобы когда-нибудь реализовать свои преступные планы в отношении кого-то.

- Но, согласитесь, Сергей Евгеньевич, что пока мы живём в очень шатком мире, который в любой момент может взорваться непредсказуемыми конфликтами и даже войнами. Вот как раз, как вы выразились, эта самая горя оружия и позволяет нам сохранять паритет и не позволяет каким-то безумцам нажать на ядерную кнопку.

- Да, да, доктор, вы, безусловно, правы, но так хочется пожить в совершенно ином мире, свободном от всего этого безумия, - устало опускаясь на диван, ответил адмирал.

 

ГЛАВА 17

 

Стремительно летит время и постепенно в сердце Светланки стёрлись воспоминания об Алёшке. Благодаря помощи её нового друга Егора Жукова, Света, наконец, обрела работу в качестве уборщицы в штабе морского гарнизона. Аня продолжала жить у Светы, тем самым каждый раз внося в размеренный и чёткий ритм жизни своей подруги некоторый хаос и беспокойство. Вот и сегодня вечером Аня возвращалась домой в лёгком подпитии. После тяжёлого и изнурительного трудового дня Светланка сидела за столом, не спеша, доедая наспех приготовленный ужин. По телевизору передавали какую-то ерунду, то ли игровое шоу, то ли ещё что-то. Света сразу же переключила телевизор на патриотический канал военных, который всегда отвечал её настроению и мыслям. Диктор рассказывал о начале учений Балтийского Флота:

«…В рамках плановой боевой подготовки Балтийского Флота сегодня начались учения сил и войск БФ. В Балтийское море на учения выйдут более двадцати шести боевых кораблей и свыше двена-

дцати судов сопровождения. Также будут задействованы двадцать пять самолётов и вертолётов. Учения станут проверкой боеспособности корабельных сил, ВВС и ПВО, а также береговых войск флота. В ходе учений кораблями флота, частями и подразделениями береговых войск и авиации будут проведены ракетные и артиллерийские стрельбы по береговым и воздушным целям, бомбометание и другие боевые упражнения. Особое значение придаётся учению по высадке морского и воздушного десанта на необорудованное побережье Балтийского моря в районе флотского полигона «Зебровка», занятого условным противником…»

Света подошла к телевизору и сделала звук немного громче. Диктор продолжал рассказывать о последних новостях военно-морского флота страны:

«…Учения поисково-спасательных сил Балтийского флота по оказанию помощи аварийной подводной лодке, лежащей на грунте, начнутся в среду в акватории Балтийского моря. Учения будут проходить в три этапа. На первом этапе будут отрабатываться элементы организации и действий поисково-спасательных сил флота по оказанию помощи при оставлении экипажем подводной лодки, находящейся в надводном положении. Личный состав ПЛ будет осуществлять выход через торпедные аппараты.

На этом этапе учений будут задействованы стальные спасательные понтоны, а также будут отрабатываться задачи по оказанию медицинской помощи пострадавшим морякам.

Во время второго этапа учений будут практически отрабатываться задачи по оказанию помощи при оставлении экипажем аварийной подводной лодки, находящейся в подводном положении на глубине 60 метров. Подводники отработают самостоятельный выход через торпедные аппараты, а морская авиация в это время будет вести поиск и спасение покинувшего подводную лодку и находящегося на поверхности моря экипажа…»

Света отошла от телевизора и вновь села за стол. Диктор продолжал монотонно читать военно-морские сводки, а Света как зачарованная не могла

оторвать своих глаз от экрана телевизора. Какая-то неведомая сила удерживала её от этого. Между тем, диктор продолжал своё повествование:

«…На третьем завершающем этапе учений будут отрабатываться действия поисково-спасательных сил Балтийского Флота по оказанию помощи аварийной подводной лодке, лежащей на грунте. Этот этап включает в себя поиск аварийной подводной лодки и вывод подводников из лодки при помощи подводного аппарата АС-25. В ходе учений планирует-

ся применение аэромобильного спасательного комплекса «Леопард» и нормобарического скафандра. С их помощью будет проведено обследование аварийной ПЛ и поддержание жизнедеятельности личного состава. Всего на трёх этапах учений будут задействованы одна дизельная лодка, спасательное судно, спасательный буксир, водолазное судно, малый противолодочный корабль «Сметливый», малый противолодочный корабль МПК - 101, базовый тральщик, гидрографическое судно, самолёт Ан-26, один вертолёт и спасательные шлюпки «Чибис»…»

Света сидела за столом и смотрела передачу, и воспоминания о муже с новой силой возникли в её голове.

- Господи, ну почему на наших учениях всё происходит так гладко и образцово, - закрывая лицо руками, тихо шептала Света. - Почему же в реальной жизни всё случается с точностью до наоборот? Где сейчас покоится Лёшкина ПЛ, что послужило её гибели, - мысленно сама себе задавала вопросы Светланка.

Диктор монотонно читал военно-морские сводки и от этого в душе Светланы с новой силой разгоралось чувство ненависти и бессильной ярости к сильным мира сего.

- Будьте вы все прокляты, - выключая телевизор и уходя на кухню, нервно проговорила Света. - Лёшку вы мне всё равно уже не вернёте никогда, - еле сдерживая слёзы, шептала Света.

Скрипнула входная дверь, и в комнату ввалилась шумная и весёлая Аня.

- Светка, ты где, - с порога громко закричала Аня, бросая шубу на вешалку. Слышь, подруга, ты даже себе не представляешь, где я сегодня была.

Света заглянула в комнату и обнаружила свою раскрасневшуюся подругу, лежащей на диване.

- Ну, что, стрекоза опять по каким-то муравам порхала, - съязвила Света, разглядывая подвыпившую Анюту.

- А что, имею право, - невозмутимо заметила Аня, откидывая белокурую головку на подушки. - Я честно зарабатываю свои деньги и горжусь этим. Я

теперь вольная птица и ни от кого не завишу, тем более от моего распутного Серёги.

- Вот именно, Аня, - грустно заметила Света, - ты как птичка порхаешь по свету и никак не можешь обрести покой или встретить порядочного человека. Ты уже ни один год живёшь у меня и всё продолжаешь отравлять мне жизнь.

Анюта быстро села на диване, и в её глазах блеснула искра мстительности.

- И это мне говорит моя верная и первая подруга, которой я в своё время так доверилась. Как же ты могла, Света?

- А как ты могла, Аня, пойти по стопам своего мужа. Неужели, ты не понимаешь, что постоянно живя такой жизнью, ты убиваешь в себе всё то нежное и целомудренное, что с детства прививали тебе мать с отцом. Как же тебе не стыдно, Анька?

Аня смотрела на свою подругу ненавидящими глазами, но, видимо, в словах Светы прозвучали нотки, которые затронули какие-то струны в её душе. Глаза Ани постепенно начали приобретать совершенно другое качество, и уже через минуту она разразилась громкими рыданиями. Уже не в первый раз Света наблюдала эту картину, но каждый раз она подходила к подружке, нежно обнимая и целуя её. И на этот раз Света, как обычно, подошла к своей подруге и, нежно обняв её, заговорила:

- Анютка, глупенькая ты моя, ты должна понять только одно, что у нас с тобой особый статус в этом морском северном гарнизоне - мы жёны моряков-подводников и должны всегда соответствовать этому статусу, даже если у кого-то погиб муж или был уличён в измене. Мы же не в Москве живём, где можно затеряться в толпе людей, а живём в

крошечном военном городке, где все практически друг о друге всё знают или почти всё.

Аня, постоянно всхлипывая, слушала свою подругу и по её лицу уже текли слёзы благодарности, а не обиды и ненависти.

- Светик, прости ты меня, - как маленький щенок заскулила Аня, - что-то я действительно опустила себя, но это всё от безысходности. Ты думаешь, что я никого не ищу и не хочу ни с кем знакомиться? Светик, поверь мне, я этим только и живу, чтобы, наконец, увидеть и полюбить порядочного человека.

- Но, неужели, ты до сих пор так никого и не встретила, - искренне удивилась Света.

- Представь себе, нет, - с горечью в голосе быстро ответила Аня, - все мужики - сволочи! Ну, не хотят они жить как все нормальные люди, а хотят очень быстрого удовлетворения своих эротических желаний и больше ничего. Какая там семейная жизнь или свадьба. Эти серьёзные понятия у них всегда в опале или находятся где-то на окраине их моральных устоев. Знаешь, Светка, когда я выходила замуж за Серёжку я его просто боготворила и думала, что эти чувства сохраняться в моей душе навсегда. Но жизнь мне вновь и вновь доказывает совершенно другое. Светик, ну что же ты молчишь, что ты по этому поводу думаешь?

Света подошла к телевизору и включила его. Всё тот же диктор продолжал зачитывать информацию патриотического канала, перемежая её морскими видеосюжетами.

 

ГЛАВА 18

 

- Олег Николаевич, а не кажется ли вам, что мышеловка захлопнулась и теперь уже вряд ли мы увидим свои родные берега, - глядя прямо в иллюминатор, с иронией в голосе заметил старпом. - Я так понимаю, командир, что мы находимся где-то глубоко под землёй, откуда выйти нам будет совсем непросто. Вы только посмотрите на этот ландшафт вокруг нас. Вроде бы тот же океан, то же небо, но всё же отличия есть.

Капитан, не спеша, достал сигарету и закурил.

- А у меня несколько другое мнение на этот счёт, Николай Иванович. Я не думаю, что атланты склонны к насилию и принудят нас окончательно поселиться у них. Всё же их мир должен в принципе отличаться от нашего. Ну, во-первых, обратите внимание на рост атлантов. Значит, во всём другом этот фактор будет доминировать и нам бу-

дет очень трудно инфильтровать в их мир. К тому же они живут в совершенно другом пространственно-временном континууме, который для нас может обернуться чем-то непредсказуемым и опасным.

- Командир, - обратился я к капитану, - мы приближаемся к гигантским сооружениям, которые возможно являются крытыми доками для субмарин атлантов. Обратите внимание, как они отражают солнечный свет. У меня такое ощущение, что они выполнены из какого-то нам неизвестного полированного металла.

Капитан заглянул в иллюминатор и тут же зажмурился от ярких бликов на стенах огромных доков.

- А вы, лейтенант, уверены, что это именно солнечный свет, - с удивлением разглядывая загадочные сооружения, небрежно бросил в мою сторону капитан. - Сдаётся мне, лейтенант, что это чисто искусственное освещение, раз мы находимся где-то под землёй. Во всяком случае, не следует ничему удивляться, ведь мы сейчас находимся в гостях у цивилизации, которая во многом превосходит привычный нам мир. Короче говоря, товарищи, не надо терять присутствие духа, а занимайтесь тем, чем нам позволено заниматься нашими новыми хозяевами, если хотите - командирами. Николай Иванович, вы выполнили мой приказ на предмет голосования или ещё нет?

Старпом достал из внутреннего кармана тужурки несколько листов бумаги и протянул их капитану.

- Командир, ваш приказ выполнен, но я ещё не успел отредактировать окончательный результат голосования. Если позволите, то я это мигом сделаю.

- Нет, не позволю, старпом, - сердито буркнул в ответ капитан, - всё надо делать, Николай Иванович, вовремя и быстро. Я и сам без вашей помощи в состоянии понять настроение своего экипажа.

Капитан, мельком просмотрев все листы, с удовлетворением в голосе сообщил:

- Товарищи офицеры, картина совершенно ясная. Большинство членов нашего экипажа требуют возвращения на родную землю.

Дверь в каюту открылась и на пороге появилась фигура Диего. Капитан сделал несколько шагов навстречу атланту и с гордым видом протянул ему бумажные листы.

- Капитан Диего, от имени моего экипажа я требую, чтобы в самое ближайшее время мы были бы освобождены и доставлены к нашим родным берегам.

Атлант бережно принял из рук капитана бумаги и, почмокав губами, ответил:

- Капитан, вы могли и не давать мне эти ваши бумажки, поскольку я уже три минуты назад был в курсе решения членов вашего экипажа.

- Никогда не думал, что вы тоже пользуетесь подслушивающими устройствами. Знаете, капитан Диего, это так низко…

- На этот раз вы заблуждаетесь, и никаких подслушивающих устройств у нас нет. Мы полностью доверяем друг другу, тем более, что мы свободно обмениваемся мыслями. Нам не составляет особого труда считывать все ваши мысли.

- Так, понятно, - сердито насупился капитан, - значит, мы постоянно находились под вашим контролем.

- Ну, если вам нравится этот термин, то пусть будет контроль, но по нашему мнению, это свободный обмен мыслями.

- Хорошо, Диего, - осторожно начал я, - но всё же вы не ответили на требование капитана об освобождении нас от вашего пленения.

Атлант удивлённо повернулся в мою сторону и с достоинством ответил:

- Господа, вы совершенно неверно идентифицируете своё пребывание на моём корабле. Вы у нас в гостях и по вашему желанию мы можем вернуть вас в ваш мир. Но, неужели, господа, вам совсем не интересен наш мир. И потом я ещё не всё вам рассказал о наших подземных обиталищах, которые, несомненно, удивят вас.

- Видите ли, Диего, - наставительно заметил капитан, - безусловно, ваш мир произвёл на нас неизгладимое впечатление, но вы должны понять, что на берегу нас уже давно ждут наши жёны, дети, которые считают нас давно погибшими людьми и от этого страшно страдают. Только поэтому мы вынуждены вернуться к ним и освободить их от этого, страшного заблуждения.

- Ну, хорошо, капитан, - глубоко вздохнул Диего, - мы больше не имеем никакого права задерживать вас в нашем мире, тем более, что в вашем мире уже прошло пять лет. Итак, господа, я предлагаю вашему экипажу перейти в специальный плавучий бокс, который как раз и поможет вам очутиться в вашем мире. Вот, капитан, возьмите этот небольшой прибор, который не позволит вам затеряться в безбрежных просторах мирового океана. Он очень прост в управлении и настроен на частоту международного сигнала бедствия SOS.

- Да, но нам бы хотелось высадиться в непосредственной близости от нашей военно-морской базы, - важно поправляя на себе галстук, строго заметил капитан.

- К сожалению, капитан, мы не можем, да и не имеем права лишний раз светиться перед вашими военно-морскими силами. Мы уже достаточно надоели и напугали правительства Норвегии и Швеции своим неожиданным появлением в их прибрежных водах. Да и потом это не безопасно, ведь нашу субмарину могут принять за иностранную лодку, что может спровоцировать военный конфликт. Мы вынуждены высадить вас на одном из островов Тихого океана.

- Ну, знаете, это просто произвол какой-то с вашей стороны, - сердито глядя на атланта, буркнул капитан.

- Отнюдь нет, капитан, - спокойно ответил Диего, - я же вам даю наш прибор, который точно выведет ваши спасательные корабли и самолёты на вас. Кроме всего прочего, вам смогут оказать помощь и иностранные государства, которые ближе всего находятся к этому острову.

- Интересно, Диего, о каком же это острове вы нам здесь толкуете, - скромно поинтересовался я.

- В своё время вы и об этом узнаете, - уклончиво ответил атлант, жестом руки приглашая нас последовать за ним.

Капитан Диего долго вёл нас по бесконечным, как нам тогда казалось, переходам. Но, наконец, мы остановились у большого задраенного люка, ведущего в неизвестность. Диего что-то сказал своим помощникам и те быстрыми движениями открыли люк.

- Прошу, господа, - улыбнулся атлант, - проходите и занимайте места. Через непродолжительное время вы окажетесь в привычном для вас мире у берегов вышеназванного острова.

Весь экипаж по одному человеку, не спеша, перебрался на борт неизвестного аппарата.

- Господа, я просто уверен, что вы не почувствуете никаких неудобств на этом временном для вас прибежище, да и на острове тоже, поскольку, мы оставляем вам некоторый запас пищи и воды, что позволит вам сохранить бодрость и здоровье до прибытия ваших сил спасения.

Диего склонил голову, тем самым давая понять, что разговор закончен и исчез в проёме люка.

Тихо зажужжал механизм закрытия и герметизации люка и уже через мгновение мы оказались одни в большом, ярко освещённом боксе.

- Ну, что, товарищи матросы, мичманы и офицеры, я полагаю, что совсем скоро мы все увидим, наконец, своих родных и близких, - окидывая всех присутствующих оценивающим взглядом, проговорил капитан. -А посему, я требую от всех соблюдения строжайшей дисциплины на этом чуждом нам корабле. Кстати, уставы морской службы ещё никто не отменял, и я буду требовать от каждого из вас строгого их соблюдения и исполнения.

- Командир, - обратился я к капитану, - обратите внимание на то, как завибрировали перегородки этого плавсредства. Сдаётся мне, что эта штуковина уже вполне готова выплюнуть нас куда-нибудь за тысячи миль от родной базы.

- Благодарите Бога, лейтенант Нелюбов, что эти гиганты согласились с мнением большинства из нашего экипажа и не оставили нас навсегда в своём мире.

- И всё же, командир, мне теперь почему - то очень жаль, что мы так быстро расстались с атлантами, так толком и не узнав всех тайн этой удивительной и совершенно невероятной с точки зрения науки цивилизации.

 

ГЛАВА 19

 

Уже второй день шло расширенное совещание штаба Северного Флота. На повестке дня стоял чрезвычайно важный вопрос, от решения которого зависела жизнь и благополучие сотен миллионов людей населяющих нашу планету. Командующий

Северным Флотом адмирал Померанцев зачитывал присутствующим последнюю сводку разведданных, полученных им из более чем компетентных органов:

- Товарищи офицеры, недавно мною получена чрезвычайно важная информация, которую нам надлежит в кратчайшие сроки обсудить и принять однозначное решение в отношении сложнейшей задачи, которую я сейчас доведу до вашего сознания. Короче говоря, товарищи офицеры, эта информация попала к нам от американских служб слежения за подводными квакерами. Я полагаю, что нет необходимости вам лишний раз докладывать об этих таинственных квакающих сигналах, которые время от времени появляются в той или иной акватории мирового океана. Эти быстро перемещающиеся и

квакающие подводные цели совершенно неуязвимы для нашего, да и для стран НАТО оружия. Но это не главное, товарищи офицеры, а главное заключается в том, что в наших территориальных водах американский разведывательный спутник обнаружил стационарный объект, который периодически излучает в пространство странные сигналы. Хочу сразу же всех предупредить, что эта информация представляет из себя совершенно секретный материал.

С места поднялся контр-адмирал Андреев

- Сергей Евгеньевич, а нельзя ли несколько подробнее освятить этот вопрос.

- Конечно, Виктор Алексеевич, мы для того и собрались здесь, чтобы принять какое-то решение по этой проблеме. Итак, товарищи офицеры, я продолжу, - перебирая руками пачку документов, вновь заговорил командующий. - Всё не так просто, как вы это себе представляете, и от нас с вами потребуются титанические усилия, чтобы избавиться от этой штуковины под водой. Начну всё по порядку. В наших территориальных водах Северного Ледовитого океана нашими глубоководными батискафами обнаружен странного вида объект, который как раз и излучает эти странные периодические сигналы. Кроме всего прочего, наши дешифровщики сбились с ног, чтобы расшифровать эти сигналы, но пока все их усилия безрезультатны.

И вообще, то, что наши люди обнаружили под водой, поразило их воображение. Представьте себе, в огромной подводной скале обнаружен вмурованный металлический объект в форме сплюснутой капсулы. Выступающая часть капсулы имеет внушительные размеры. Из скалы выступает лишь тридцать шесть метров махины. Ширина капсулы - сорок метров, высота - девять метров. По приблизительным расчетам вся длина этой капсулы составляет

около ста метров. Капсула имеет абсолютно гладкую поверхность, как будто кем-то отполированную до ярчайшего блеска. На поверхности объекта не замечено ничего, что напоминало бы отверстия, люки или забоины. Все края капсулы слегка скруглены. Неизвестный науке сплав серебристого металла не поддаётся никакому анализу. Короче говоря, нет никакой зацепки, чтобы как-то идентифицировать эту хреновину с чем-либо нам давно известным. На самом высоком уровне было принято решение вскрыть эту капсулу, но, ни один инструмент не смог пробить эту броню. Но это ещё не всё, товарищи офицеры. Во время исследования поверхности этого объекта сигналы изменили свою природу. Наши приборы, теперь уже настроенные

на эту частоту, показали резкое изменение частоты передаваемых сигналов и их типа. Наблюдатели с нашего крейсера «Мятежный» сообщили вниз, что, похоже, за исследователями кто-то наблюдает, но непонятно каким образом.

- Товарищ адмирал, - обратился к командующему командир подводной лодки «Самара» капитан первого ранга Шерстобитов. - А может быть пока нам оставить в покое эту подводную чертовщину? Ещё неизвестно какие сюрпризы она нам может преподнести от нашего слишком назойливого внимания к ней.

Адмирал не спеша обернулся на говорящего офицера и строго заметил:

- Иван Евсеевич, в конце - то концов, кто является истинным хозяином на нашей грешной Земле? Когда же мы, наконец, будем доказывать этим неизвестным пока нам силам, что всё же мы и только мы являемся истинными хозяевами воздушных, водных и земных просторов этой голубой планеты. На эту тему, Иван Евсеевич, мы ещё поговорим в самое ближайшее время, а пока разрешите мне продолжить. Так вот имеется ещё один интересный факт, который не может нас оставить равнодушными. В радиусе двух километров от этого объекта нет ни одного живого подводного организма. Вы представляете себе, что это всё означает? А это означает, что данная капсула излучает для всего живого на Земле смертоносные волны, которые в конечном итоге могут запросто стереть жизнь на нашей планете.

- Сергей Евгеньевич, - задал вопрос контр-адмирал Андреев, - всё же непонятно каким образом эта штуковина была вмурована, как вы выразились, в огромную подводную скалу? Этого просто не может быть!

- Вот в том-то и всё дело, Виктор Алексеевич, что оказывается, может быть. Позже было решено произвести анализ скалистой породы вокруг капсулы. Каково же было удивление, когда была установлена примерная дата появления этой капсулы здесь - примерно 10-12 тысяч лет назад! Невозможно, но факт - этот металл выдержал столь долгий промежуток времени и не разрушился, не закоррозировал. Вода сурового океана, пусть даже и слабосолёная, нисколько не нарушила его. Более тщательный осмотр породы вокруг капсулы поведал ещё одну удивительную вещь. Капсула вплавилась в породу. То есть, её температура на момент попадания в эту скалу была настолько высока, что буквально расплавила твёрдый камень, не разрушила, не расколола, а именно расплавила. Это позволяет

говорить о том, что она на огромной скорости влетела в неё. На тот момент это могло вызвать ужасающую катастрофу. Волна, вызванная таким падением, могла углубиться на побережье Северного Ледовитого океана до 20-30 километров. Судя по плотному прилеганию породы к самой поверхности металла, капсула на момент падения не имела никакой защитной оболочки и при этом, осталась совершенно невредима! Если бы учёным удалось выяснить состав сплава, то человечество стало бы об-

ладателем, пожалуй, самого твёрдого вещества! Вытащить эту капсулу из породы на данный момент не представляется возможным. Для того, чтобы продолбить скалистую породу на данной глубине, понадобится очень мощная техника и помощь ни одной страны.

- Теперь, товарищи офицеры, давайте помозгуем на тему - а чем нам всё это грозит? Специалисты смогли засечь данный объект благодаря странным сигналам, исходящим от него. Сигналы, кстати, появились совсем недавно, значит, внутри этой капсулы активизировалась передающая система. При таком высоком уровне технологий было бы странным предположить, что она сработала случайно. Значит, она заранее была запрограммирована на передачу сигналов именно сейчас. Двенадцать тысяч

лет назад кто-то или что-то задал программу на 10-12 тысяч лет вперёд. Во-первых, сразу же возникает вопрос как? Похоже, что наша находка умеет не только прекрасно самосохраняться, но и свободно получать энергию для своих внутренних процессов, а также следить за происходящим вокруг неё и как-то обрабатывать полученную информацию.

Адмирал обвёл всех присутствующих внимательным взглядом и уже с улыбкой заметил:

- Ну, хорошо, товарищи офицеры, я полагаю, что сегодня я вас достаточно сильно озадачил своим неординарным сообщением и поэтому сделаем небольшой перерыв в нашем совещании, чтобы как-то понять и переварить всё то, о чём я вам только что доложил. Не смею больше никого задерживать. Честь имею!

 

ГЛАВА 20

 

Для Светланы стало уже привычным делом заниматься уборкой помещения, где разместился штаб контр-адмирала Андреева. Вот и сегодня как обычно вечером Света пришла в штаб, чтобы заняться своим делом. Конечно, за такую грязную и неблагодарную работу ей платили гроши, но какая-то неведомая сила удерживала её в этом военно-морском городке, не позволяя ей уехать в Москву к своим родителям. Из помещений штаба уходили последние офицеры, посылая Светланке воздушные поцелуи и ободряющие пожелания. Выходя последним из кабинета командира соединения ПЛ, адъютант Жуков задержался в дверях.

- Светочка, вы даже не представляете себе, как я рад вас видеть, - тихо проговорил Егор. - Вы знаете, сегодня я горю желанием проводить вас до дома, если вы, конечно, не возражаете. Да и потом мне хочется вам многое сказать, кое в чём признаться. Как вы на это смотрите?

Света спокойно отжала мокрую тряпку и бросила её на грязный пол.

- А, это вы, Егор, рада вас видеть. Вы знаете, у меня ещё четыре кабинета не прибраны и вам придётся меня очень долго ждать, - поправляя мокрой рукой сбившиеся на лоб волосы, ответила Света.

- Светочка, я готов вас ждать целую жизнь, - засмеялся Егор, одёргивая на себе форменный китель, - лишь бы вы были бы ко мне чуточку благосклонны. Поверьте мне, что я питаю к вам самые искренние чувства!

- Я уже давно догадалась об этом, Егор, - устало поднимая глаза на адъютанта, скромно ответила Света. - Ну, если вас дома никто не ждёт, тогда мне будет очень приятно под таким конвоем добежать до дома, - искренне пошутила Света.

- Ну вот, и договорились, Светочка, - обрадовался Егор, а пока я вас подожду у столика дежурного штабного офицера.

- Хорошо, хорошо, Егор, я полагаю, что уже через полчаса мы с вами сможем продолжить наш путь к моему жилищу.

Света набрала в ведро горячей воды и принялась с утроенной силой домывать оставшиеся четыре кабинета.

Надо сказать, что даже в штабе контр-адмирала Андреева его подчинённые не отличались особой аккуратностью и порядком. Всюду на полу и на столах валялись окурки от сигарет и какие-то бумажки.

- Господи, да чем же они здесь занимаются целыми днями, - ожесточённо протирая зеркало влажной тряпкой, мысленно возмущалась Света. - Создаётся такое впечатление, что все они целый день постоянно курят сигареты и разбрасывают по полу спички и бумажки. Чёрт знает что, - твёрдо резюмировала Светланка.

Быстро убрав оставшиеся четыре кабинета и ополоснув руки и лицо, Света прошла в вестибюль штаба, где её уже с нетерпением поджидал Егор.

- Простите меня, Егор, - взволнованно начала Света,- я заставила вас так долго ждать меня. Зато теперь я совершенно свободна, а вы можете в полной мере воспользоваться правом галантного человека и проводить меня до дома.

Светланка шла с Егором по заснеженным улочкам военного городка и старалась разобраться в тех новых чувствах, совсем недавно возникших в её душе к молодому капитан-лейтенанту. Света чувствовала к этому человеку глубокое уважение, но кроме уважения, её душа стала наполняться чем-то большим, с которым она уже не могла бороться.

- Светочка, о чём вы думаете? - заглядывая в глаза своей спутницы, поинтересовался Егор. - У меня такое ощущение, что вы чем-то серьёзно озабочены. Бросьте хандрить, жизнь всё же прекрасная штука и нам надо каждый день благодарить Бога, что мы живём на этом свете. Да, Светочка, я здесь по случаю приобрёл одну прекрасную, на мой взгляд, вещицу, которая, безусловно, должна украсить вашу прелестную ручку.

Егор достал из кармана меховой куртки атласную маленькую коробочку и протянул её Свете.

Светланка открыла коробочку и сразу же зажмурилась от ярких лучиков, играющих на гранях бриллианта в золотой оправе.

- Егор, да вы что, - возвращая назад подарок, испуганно воскликнула Света, - я вовсе не заслужила таких дорогих подарков. Это кольцо с бриллиантом стоит огромных денег.

- Светочка, вы меня обижаете, - беря свою спутницу за руку, горячо заговорил Егор. - Вы заслуживаете всех богатств мира, а это всего лишь маленькая часть из того, что я пока в состоянии преподнести вам! И вообще, Света, я хочу сказать вам, что я вас люблю и не могу и дня прожить, чтобы лишний раз не увидеть вашего прекрасного лика.

- Егор, это всё так неожиданно для меня, - освобождаясь из крепких рук офицера, тихо пролепетала Светланка. - Мне всё же надо подумать, да и потом я не могу вот так сразу ответить на ваши чувства ко мне.

- Хорошо, Светочка, я подожду и буду каждый день и час надеяться на то, что вы, наконец, скажете мне - да! Но, всё-таки мне будет очень неприятно и грустно, если вы откажетесь принять это моё скромное подношение.

- Ну, хорошо, Егор, но давайте договоримся с вами, что это будет последний столь дорогой подарок.

- Клянусь Богом, Светочка, - засмеялся Егор и обнял Светланку.

Света и Егор шли по маленьким улочкам военного городка, совершенно не замечая, что происходило вокруг них. А между тем мимо них с шумом проносились боевые машины морской пехоты, обдавая их выхлопными газами мощных двигателей и клубами снежной пыли. Подходя к своему дому, Светланка только сейчас заметила, что меховая куртка и

форменные брюки Егора сильно испачканы смесью из мокрого снега и грязи.

- Боже мой, Егор, - всплеснула руками Света, - да что же это теперь творится с вашей формой. Вы только посмотрите, как эти машины морской пехоты поработали над ней, и Света рукой указала на испачканные места на форме адъютанта командующего.

- М-да, - с грустью в голосе заметил Егор, - в таком виде довольно неприлично появляться в присутственных местах. Ну, да ладно, как-нибудь доберусь до своего общежития.

- Нет, нет и нет, Егор, это чисто моя вина, - горячо заговорила Света, - я заставила вас идти по самому краю тротуара. А посему, я берусь быстро исправить свою ошибку, пригласив вас к себе домой, где я вполне эффективно устраню эту неприятность на вашей морской форме.

Света достала из сумочки ключ и отворила входную дверь. Судя по полной тишине, царящей в квартире, Анюты ещё не было дома. Света, глубоко вздохнув, прошла на кухню и поставила на газ чайник.

- Егор, раздевайтесь и проходите в комнату, - строго скомандовала Света, - сейчас мы с вами попьём горяченького чайку, а затем я займусь вашей формой.

- Честно говоря, от горячего ароматного напитка мне очень трудно будет отказаться, - прокричал из прихожей Егор. - Светочка, вы там особенно не хлопочите, мне бы только немного почиститься и обсохнуть, и я вновь вернусь в свои холостяцкие апартаменты.

- Вы, Егор, ещё успеете вернуться в вашу офицерскую общагу, а пока в моём доме вы должны слушаться меня и не возражать мне ни в чём.

- Добро, Светочка, - по морскому ответил Егор, проходя в комнату.

За ароматным цейлонским чаем быстро пролетел вечер, и Светланке уже не хотелось ничего более делать, кроме как слушать Егора и смотреть в его бездонные синие глаза. В прихожей мелодичной трелью зазвонил звонок, и Света открыла входную дверь. На пороге нарисовалась фигура Ани с бутылкой шампанского в руке. Быстро оглядев прихожую и вешалку, с висящей на ней военной курткой, Анюта язвительно заметила почти заплетающимся языком:

- Ну, подруга, поздравляю тебя с почином, а всё строила из себя недотрогу. Давно пора тебе начать личную жизнь.

Света, быстро прикрыв дверь в комнату, с ненавистью зашептала Ане на ухо:

- Веди себя прилично, Анна, у нас в гостях адъютант контр-адмирала Андреева.

- Да ты что, - опять громко заговорила Анюта, - ну ты, Светка, даёшь. Как это тебе удалось заарканить такого мужика?

- Послушай, ты, - грозно наступая на свою подругу, зашипела Света. - Если ты сейчас же не замолчишь, то завтра же утром будешь искать себе другое жилище, где смогут ещё терпеть твои глупости и наглые выходки. Лично я больше не намерена жить рядом с человеком, который ведёт себя совершенно аморально.

Анюта быстрым движением откупорила бутылку и несколько раз отхлебнула из неё.

- Всё ясно, Светик, значит дружба врозь. А я то, дура, искренне поверила тебе, что ты поможешь мне обрести душевный покой и навсегда забыть Сергея. По-видимому, я сильно ошибалась, - всхлипывая, заголосила Аня.

- Светочка, кто это к тебе пришёл, - донёсся из комнаты голос Егора, - почему ты не приглашаешь гостя в дом?

- Да так, Егор, это моя подруга, она сейчас уйдёт, - быстро ответила Светланка, ещё плотнее прикрывая дверь в комнату.

- Послушай, Анюта, тебе явно необходимо подышать свежим морозным воздухом, не надо меня позорить перед этим человеком. Через два часа я вновь жду тебя у себя в доме и надеюсь, что раньше этого времени ты не появишься здесь.

- Вот это да, Светка, ты меня выгоняешь из дома? А тебе не кажется, что после трудового дня я устала как собака и хочу отдохнуть и пообщаться с приличными людьми. Знаешь, подруга, не каждый раз представляется возможность говорить с адъютантами командующего.

Аня плечом отстранила Свету и распахнула дверь в комнату.

 

ГЛАВА 21

 

- Командир, - закуривая очередную сигарету, ненавязчиво осведомился я, - у меня такое ощущение, что эта посудина атлантов давно уже обрела земную твердь.

- Что вам ещё подсказывают ваши ощущения, - недоверчиво глядя на меня, ответил капитан. - Вечно вам, лейтенант Нелюбов, что- либо мерещится или кажется.

- Ну, нет, командир, на этот раз я совершенно твёрдо уверен, что мы сели на мель и нам уже давно пора выбираться из этой металлической скорлупы, - тревожно поглядывая на капитана, проговорил я.

- Не спешите, лейтенант, со своими догадками и выводами, - сурово ответил капитан, - наверняка, в своё время эта дьявольская штуковина сама собой откроется, т.е., я хочу сказать, что у атлантов всё запрограммировано.

- И всё же, Олег Николаевич, - вмешался в наш разговор старпом, - сидеть, сложа руки, тоже негоже. Так, извините, можно дождаться и второго

пришествия Христа. Мне кажется, что лейтенант прав, и пора нам самим позаботиться о себе. Должны же быть на этом плавсредстве хоть какие-то механизмы, с помощью которых можно было бы выйти наружу.

- Не знаю, Николай Иванович, - ехидно заметил капитан, - если вам уже что-то известно об этих механизмах, то вам и карты в руки, действуйте.

Старпом с тоской в глазах обернулся по сторонам и, тяжело вздохнув, ответил:

- Да уж, умеют эти, так называемые, атланты, секретить свои кнопки и рукоятки управления кораблём. Во всяком случае, лично я ничего подобного не наблюдаю. Остаётся сделать вывод - мы будем находиться здесь до тех пор, пока эти господа не проявят к нам доброй воли.

- Тихо, товарищи офицеры, - громко скомандовал я, прислушиваясь к странному стрекотанию, доносящемуся из стенки выходного люка. - Если я не ошибаюсь, товарищи, то начал работать механизм открытия люка.

Все с испугом оглянулись на выходной люк, ожидая чего-то необычного в его действиях. Тяжёлый люк медленно отошёл в сторону, открывая простор голубого неба и безбрежного океана. Все моментально ринулись к открытому люку, желая первыми надышаться воздухом желанной свободы.

- Стоять, - грозно рявкнул капитан, - слушай мою команду. Первым для выяснения всех обстоятельств пойдёт лейтенант Нелюбов, и только после его возвращения мы все сможем покинуть эту посудину. Я надеюсь, что всем понятен мой приказ?

Народ, недовольно ворча, нехотя отступил от открытого люка.

- Вот так-то лучше, не забывайте, товарищи, что вы принадлежите славной когорте российских моряков, а посему вести себя в любой сложной обстановке необходимо вполне достойно. Лейтенант Нелюбов, - сурово взглянув на меня, сердито заговорил капитан, - приказываю вам провести, как говорится, разведку боем и выяснить, что там творится за бортом нашего плавсредства.

- Вот так всегда, - нервно передёрнув плечами, подумал я, - чуть что, из меня тут же делают грушу для битья. Вот интересно, чем же я всё-таки лучше других членов экипажа?

Капитан стоял и нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая от меня ответа.

- Слушаюсь, командир, - бодро отчеканил я и осторожно стал выбираться из люка.

Ярчайшее Солнце сразу же ослепило меня, а тёплый влажный воздух заставил дышать полной грудью. То, что я увидел, одновременно повергло меня в уныние, но и в большую радость. Без особого труда выйдя из люка, я оказался на палубе нашего «Ноев ковчега». Конечно, по своим размерам этот аппарат в значительной степени уступал той субмарине капитана Диего, но всё же и он вызывал в моей душе уважение и удивление. Осторожно ступая по склизкой поверхности корпуса загадочного аппарата, я, наконец, добрался до наивысшей его точки, с которой можно было внимательно оглядеться по сторонам. Первое, что меня поразило, так это безбрежное водное пространство вокруг, высокая температура воздуха и яркое Солнце в зените. И только где-то далеко, на самом горизонте я заметил узкую зелёную полоску земли.

- Так, всё ясно, - деловито оглядываясь по сторонам, мысленно резюмировал я, - молодец атлант, не обманул нас. Судя по всему, нас выкинули куда-то в южную часть Тихого океана к одному из островов. Видимо, эта посудина атлантов села на мель и нам ещё всем придётся крепко подумать, как добраться до этого острова.

Насвистывая себе под нос весёлую мелодию из старого мультика, я быстро спустился обратно в аппарат.

- Ну, что, лейтенант скажете, - заметно нервничая, осведомился капитан, - что вы там увидели?

Не спеша, достав сигареты из кармана брюк, я доложил капитану о только что увиденном мною.

- Интересно, интересно, - недоверчиво глядя на меня, заметил капитан, - по всему выходит, что нам до этого острова придётся добираться вплавь. Но, по вашим словам, лейтенант, до этого чёртова острова не менее двадцати кабельтовых. Но самое интересное заключается в том, что у нас нет никаких шлюпок и спасательных жилетов. Николай Ивано-

вич, ну какие соображения будут у вас на этот счёт, - обратился к старпому капитан.

- Действительно, командир, обстановка сложная, но не безнадёжная, - в задумчивости ответил старпом. - Совершенно не обязательно куда-то плыть, ведь атлант передал вам, Олег Николаевич, прибор, который настроен на международную волну бедствия SOS. Вам остаётся только нажать на кнопку на этом приборе и ждать, когда придёт к нам помощь. Запаса воды и пищи, я полагаю, нам хватит на пару дней и, собственно говоря, совершенно нет никаких причин для уныния и грусти.

- Чёрт возьми, как же я сразу об этом не подумал, - шаря руками по карманам, засуетился капитан. - А вот и он, - удовлетворённо заметил капитан, доставая небольших размеров коробочку. - Так, так, сейчас разберёмся в его действии, правда, здесь я вижу один рычажок и две кнопки.

- Ну и что, командир, - настороженно глядя на капитана, спросил старпом. - Вам же капитан Диего объяснил, в какой последовательности и на что надо нажимать.

- Да, в общем-то, я всё помню, но вот только совершенно выскочило из головы, для чего здесь этот рычажок и что вначале надо дёргать и нажимать.

Капитан весь покраснел от напряжения, а на его лбу выступила испарина.

- Вот и разберись тут в этой хреновине, - зло шептал капитан, осторожно пальцами теребя злополучный прибор. - Эти сукины сыны хотя бы по-русски сделали надписи под каждой кнопкой, а то всё намалёвано на каком-то тарабарском языке, язык сломаешь.

- Капитан, позвольте мне, - выдвинулся вперёд я, протягивая к прибору руки, - в своё время я окончил курсы английского языка, да и немецкий неплохо знаю и думаю, что мне не составит никакого труда решить эту головоломку.

Капитан, с ненавистью взглянув на меня, строго заметил:

- Вы, лейтенант Нелюбов, лучше помолчали бы. Только благодаря вам и только вам мы все оказались в этом идиотском положении. И главное, что всё началось, с, вашей точки зрения, безобидной посылочки матросу. Мы ещё на берегу разберёмся с вами по всем статьям дисциплинарного устава.

- Командир, сейчас не время сводить личные счёты с вашим подчинённым, - вмешался в разговор командир силовой установки. - Мне представляется, что лейтенант Нелюбов говорит дело и надо дать

ему «добро», а не размахивать кулаками у него перед носом.

- Добро, капитан-лейтенант Ремизов, но только под вашу ответственность я делаю это.

- Ладно, командир, волков бояться - в лес не ходить, - пошутил капитан-лейтенант, хлопая меня по спине. - Я просто уверен, что у Лёшки всё получится!

Я осторожно принял от капитана прибор и внимательно оглядел переднюю его панель. Действительно, на передней панели прибора красовался один рычажок и две совершенно одинаковые кнопки, предназначение которых мне было совершенно не ясно. В моей голове проносились всякие мысли. Вспомнился мне мой отец, который с самого детства внушал мне самые простые и самые главные жизненные истины. Одна из них особенно сильно запечатлелась в моём разгорячённом сознании: «Если не уверен в правоте своих действий, то поступай так, как тебе подсказывает твоя интуиция, которая тебя никогда не подведёт!»

Мысленно троекратно перекрестившись, я дёрнул за рычажок и нажал на левую кнопку. Плавсредство, зажужжав какими-то своими скрытыми механизмами, стало медленно заваливаться на левый борт, открывая доступ забортной воде через открытый люк. Капитан быстрым движением руки выхватил у меня прибор и заорал во всё горло:

- Полундра!!!

 

ГЛАВА 22

 

На следующий день продолжилось совещание штаба Северного Флота. Адмирал Померанцев выглядел уставшим и чем-то сильно озабоченным. На его мужественном лице обозначились глубокие морщины, а взгляд лишился той свойственной ему

проницательности и жёсткости, которые всегда сопутствовали ему в жизни.

- Товарищи офицеры, - устало садясь в кресло, заговорил адмирал. - Сегодня нам необходимо принять решение по данной проблеме и приступить к реализации всего нами наработанного за эти дни. Но вначале я доведу до вас некоторые факты об этом таинственном объекте. Наши специалисты по мощности сигнала смогли определить его дальность. Они передаются не дальше Солнечной системы. То есть, они рассчитаны на то, что кто-то будет находиться в этих пределах в это время и обязательно получит их. Вполне возможно, что сейчас в пределах Солнечной системы появился некий объект специально для того, чтобы считывать эту информацию. Но, товарищи офицеры, возникает естественный вопрос - зачем? На этот вопрос можно дать много ответов. Версий и предположений возникает не меньше. Так вот, мне бы хотелось услышать ваше мнение на эту проблему.

- Сергей Евгеньевич, - заговорил контр-адмирал Андреев, - по всему выходит, что всё это время, пока капсула находилась в океане, она собирала определённую информацию о нашей планете. Поскольку мы не знаем, насколько часто происходила эта передача данных, то мы не можем даже примерно сказать, с какой целью. Если это стандартный периодический сбор информации, то нам бояться вроде бы и нечего. Тогда для нас это просто интересный факт для размышления и изучения. А вот если передача данных происходит впервые, тогда нам всем следует опасаться этой штуковины. Это означает, что в данный момент где-то совсем недалеко от нашей планеты появились гости, которые были уже здесь двенадцать тысяч лет назад. И теперь у них имеются какие-то планы относительно нашей планеты. Чего нам ждать теперь от них? Вторжения? Зомбирования? Изучения человеческого генофонда? Уничтожения? Можно расценивать это, как послание нам. В определённое время инопланетяне либо узнали о зачатках разума на Земле,

либо сами же их и посеяли. На начальном этапе развития они не могли адекватно общаться с нами. И тогда они, возможно, рассчитали цикл эволюции земной жизни. По их расчетам, на данном этапе развития, спустя 12 тысяч лет, мы способны прочесть их послание, понять, что же хотели передать нам старшие братья по разуму.

- Ну, Виктор Алексеевич, вам бы фантастические романы писать, - с удивлением глядя на контр-адмирала, с иронией в голосе заметил адмирал. -Развели здесь нам такую философию, я просто за-

слушался, честное слово! Ну, хорошо, допустим, что вы и правы. Кто ещё желает высказаться? Так, я вот вижу, что руку тянет командир атомохода «Тула» капитан первого ранга Царёв Василий Петрович. Прошу вас Василий Петрович, что вы нам хотите сказать.

С места поднялся уже не молодой мужчина с седой шевелюрой на голове и несколько раз кашлянув, начал докладывать:

- Товарищ командующий, товарищи офицеры, у меня на этот счёт своё мнение. Вы не забывайте, товарищи, что если при приближении исследовательской группы к этому объекту характер сигналов, резко изменился, то кто-то или что-то внутри отреагировал на попытки вскрыть капсулу. Я пола-

гаю, что либо датчики неизвестной конструкции, либо что-то там разумное сидит. Ну, насколько это возможно? Знаете, тут же в памяти всплывают истории наших фантастов об анабиозе, криогенной заморозке на неопределённый срок. Но двенадцать тысячелетий, конечно, впечатляют! Человеческое воображение с трудом может себе это представить. Если всё это так, то тогда мы очень скоро встретимся с кем-то или с чем-то, что обретается внутри этого монстра.

- Товарищ адмирал, - поднял руку капитан первого ранга Шерстобитов, - разрешите мне сделать сообщение.

- Добро, Иван Евсеевич, но только давайте покороче, а то я до конца совещания не успею подвести итоги и дать указания командирам.

- Я вас понял, товарищ адмирал, и долго не займу ваше внимание, - быстро ответил выступающий, - всего несколько фраз. Конечно, здесь можно предположить всё, что угодно, но раз эта штуковина излучает явно техногенного рода сигналы, то всё не так просто, как бы нам этого хотелось.

- Что вы имеете в виду, - насторожился командующий.

- Всё дело в том, что возможно какая-то инопланетная цивилизация решила подстраховаться и оставить на Земле некий «генный ресурс», на случай уничтожения своей цивилизации. Они оставили в этой капсуле своих представителей в зачаточном состоянии. Внутри обитают либо механизмы, либо биологические эмбрионы. После разрешающего сигнала на расконсервацию, капсула раскроется и тогда можно ожидать чего угодно. По данной версии двенадцать тысяч лет им понадобилось на достижение определённых климатических условий. Если это так, то нам следует опасаться, либо рабства, либо

уничтожения. И конечно уж, вряд ли безопасного совместного существования. Короче говоря, товарищи офицеры, наше будущее теперь совершенно неопределённо.

- Всё, всё, Иван Евсеевич, хватит мне здесь фантастические версии строить, - недовольно поглядывая на докладчика, заговорил адмирал. - Вы все не забывайте, что вы всё же боевые офицеры-подводники, а не писатели - фантасты. Но, тем не менее, факты остаются фактами. У нас в наличии имеется неопознанный объект, излучающий определённые сигналы. Нам остаётся пока только наблюдать и по возможности изучать его. Если в ближайшее время со стороны этого объекта мы почувствуем усиление загадочных сигналов, которые, безусловно, могут повредить всему живому на Зем-

ле, то тогда за нами остаётся право воздействовать на него всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами вплоть до термоядерного оружия. Но этот вопрос уже будет решаться не мной, а на самом высоком уровне. Вас, Иван Евсеевич, и вас, Василий Петрович, я попрошу ещё ненадолго задержаться для получения особо важного задания. Товарищи офицеры, я благодарю вас за деловое обсуждение столь важного вопроса и более не смею никого задерживать. Честь имею!

 

ГЛАВА 23

 

Светланка и сама не заметила, когда Егор окончательно обосновался в её квартире. Волна чувств к этому сильному и умному человеку с новой силой захватила её и понесла по жизни, не оставив места никаким сомнениям и разочарованиям. Светланку радовала в её новом избраннике искренность и высокая порядочность, которых она уже давно не наблюдала в среде окружавших её моряков военного городка. И вот сегодня, как обычно придя домой, Света принялась за уборку квартиры и приготовления ужина. Быстро прибрав в своей комнате, Света осторожно постучала в комнату Ани, откуда доносился негромкий смех и

лёгкая эстрадная музыка. В комнате сразу же всё стихло, и через небольшую паузу Света услышала раздражённый голос своей подруги:

- Ну, кого там несёт? Могу я, наконец, насладиться законным отдыхом после работы.

Моментально сообразив, что Анютка не одна в комнате, Света изо всех сил забарабанила руками в дверь.

- Анька, слышишь меня, открой немедленно дверь, мерзавка, - выходя из себя, закричала Света. - Мало того, что ты целыми вечерами пропадаешь ни весть где, так ещё приводишь своих ухажёров в мою квартиру. Открывай немедленно дверь или я за себя не отвечаю.

Дверь в комнату распахнулась и на пороге нарисовалась фигура высокого парня в форме мичмана военно-морских сил. Из-за его широкой спины воровато выглядывала вся растрёпанная и как всегда навеселе Анютка.

- Светик, ну что ты так раскудахталась. Ко мне пришли вполне приличные люди отпраздновать мои именины, а ты ведёшь себя как комендант общежития.

Мичман, увидев Светланку, широко заулыбался, склонив в приветствии голову.

- Честь имею представиться - мичман Грунин Валерий Моисеевич с гвардейской лодки «Тула». Анюта, что же ты так долго от меня скрывала, что знакома с такой очаровательной девушкой, - медленно подходя к Свете и обнимая её за талию, засмеялся мичман.

Мичман спиртным перегаром дышал Свете в лицо и всё крепче сильными руками обнимал её за талию. Света, как птички в силках, забилась в руках мичмана, истошно крича:

- Немедленно отпустите меня, кто вам дал право так вести себя в чужом для вас помещении.

В прихожей послышался шум открываемой двери, но мичман, одурманенный уже ни одним стаканом дешёвого портвейна, ничего не слышал, всё пытаясь поцеловать трясущуюся от негодования Свету.

- Освободите меня от ваших лап, негодяй, вы мне противны. Егор! - судорожно дёргаясь в объятиях мичмана, истерично закричала Света.

В комнату ворвался Егор. Быстро схватил мичмана за шиворот, он резким движением повалил его на пол.

- Дорогая, что здесь происходит? - наклоняясь к заплаканному лицу Светы, испуганно заговорил Егор. -Этот тип обидел тебя? Сейчас я с ним разберусь!

- Нет, нет, Егор, не надо, всё в порядке, - тихо ответила Света. - Просто этот морячок проявил излишнюю активность, знакомясь со мной и вообще это знакомый Ани.

- Так, товарищ мичман, - медленно подходя к лежащему на полу мужчине, жёстким голосом отчеканил Егор, - и долго вы ещё собираетесь валяться на полу? Хотя бы женщин постеснялись и не позорили бы наш флот. Немедленно встать и доложить мне по форме, кто вы и откуда.

Мичман, ошалело хлопая глазами и постоянно сбиваясь, доложил капитан-лейтенанту о своём служебном статусе.

- Товарищ капитан-лейтенант, честное слово, я же без всякой задней мысли, - бубнил мичман, пятясь к входной двери.

- Значит так, мичман Грунин, сегодня же я доложу о вашем недостойном поведении вашему командиру и полагаю, что вряд ли он захочет оставить вас в составе своего экипажа. Знаете, мичман, и на берегу достаточно много дел, чтобы вы больше не отвлекались на всякую ерунду.

От таких суровых слов капитан-лейтенанта у мичмана затряслись руки и задрожали губы.

- Товарищ капитан-лейтенант, разрешите обратиться, - плаксивым голосом запричитал мичман, - не надо сообщать моему командиру ничего. Я готов извиниться перед уважаемой Светланой Александровной.

- Ну, извиниться, мичман, вам в любом случае придётся перед моей женой, но вот ваше командование я всё же должен поставить в известность, чтобы оно попристальнее пригляделось к вашей персоне.

Мичман упал на колени, сложив руки на груди.

- Товарищ капитан-лейтенант, ради всех святых не делайте этого, - размазывая слёзы на лице, запричитал мичман.

- А ну-ка, встать с пола, - грозно окликнул мичмана Егор. - Что это ещё за цирк в моём доме, что вы себе позволяете?

- Товарищ капитан-лейтенант, - роняя на пол скупые слёзы, тихо зашептал мичман, - я сейчас всё доложу, только не делайте этого.

- Егор, подожди, не горячись, - подходя к плачущему мичману, вступила в разговор Света. - Неужели ты не видишь, что у человека, по всей видимости, какая-то житейская или служебная драма и необходимо прежде всего выслушать его, а потом уже строго судить.

- Эх, Светочка, доброе всё же у тебя сердечко, - улыбнулся Егор, недовольно поглядывая на мичмана. - Ладно, мичман Грунин Валерий Моисеевич, рассказывайте, что там у вас за такие личные проблемы, - расстегивая меховую куртку, серьёзно заговорил Егор. - Да что вы там топчетесь, проходите к столу и садитесь. Светочка, дорогая, сообрази нам по чашечке кофе. Итак, мичман, что вы мне хотите доложить, - уже мягче произнёс Егор. - Только давайте без соплей и истерик.

- Товарищ капитан-лейтенант, я специально остался на сверхсрочную службу, чтобы как-то помочь своим престарелым родителям, - осторожно поглядывая на Егора, заговорил мичман. - Мой отец - потомственный моряк, в начале пятидесятых годов осваивал наши самые первые атомные лодки, которые в большинстве своём ещё не отвечали требуемым техническим и тактическим требованиям. В результате этого в одном из экспериментальных походов отец получил ударную дозу облучения и был списан на берег. Нам пришлось продать квартиру, чтобы определить отца в лучшую клинику Москвы, где врачи сделали всё возможное, чтобы сохранить отцу жизнь. Но прошли годы, и здоровье отца вновь стало резко ухудшаться, и теперь он уже постоянно находится под присмотром врачей, которые требуют от нас дорогостоящих лекарств. Я постоянно высылаю матери две трети своего заработка и молю Бога, чтобы отец ещё хоть немного пожил и порадовал мать и меня своим долголетием и оптимизмом.

Мичман закончил своё повествование, устало опустив глаза в пол.

- Так, всё ясно, Валерий Моисеевич, - вставая со стула, с грустью в голосе заметил Егор. - Что же вы мне сразу об этом не доложили? Светик, послушай, у нас в доме не найдётся чего-нибудь покрепче. А вы знаете, мичман, я теперь припоминаю фамилию вашего отца и то суровое и непростое время, в котором росла и крепла мощь нашего подводного флота.

Светланка, не спеша, открыла сервант и достала непочатую бутылку «Столичной».

- Егор, я тебя только очень прошу, - наставительно заметила Света.

- Светик-семицветик, я всё знаю и помню, - улыбнулся в ответ Егор, - позволь нам мужикам закончить этот серьёзный разговор.

 

ГЛАВА 24

 

Океанская вода быстро и с шумом стала заполнять всё помещение плавсредства атлантов. Среди экипажа началась паника, которую капитану необходимо было во что бы то ни стало остановить.. Быстро скинув с себя китель и брюки, капитан закричал во всё горло:

- Слушай мою команду! Немедленно всем разоблачиться до трусов и быстро по одному выплывать на поверхность океана.

Вода с шумом через открытый люк продолжала поступать в помещение плавсредства, не оставляя морякам почти никакой надежды на выживание. Но всё же большая часть экипажа успела раздеться до того как всё помещение было затоплено солёной забортной водой. Всё произошло настолько быстро, что я еле успел сорвать с себя офицерский китель и сдёрнуть с ног брюки. Мои рот и нос моментально заполнились водой, от обилия которой я чуть не захлебнулся. Каким-то неимоверным усилием воли, уже находясь под водой, я открыл глаза и поплыл к белеющему невдалеке от меня светлому пятну. Слава Богу, что проём люка оказался достаточно широким, и я вместе с какими-то людьми всплыл на поверхность океана. Надо сказать, что плавсредство вовсе не затонуло, а просто изменило своё местоположение на мели и поэтому я достаточно легко вскарабкался на него. Многие моряки последовали моему примеру, в том числе и капитан.

- Командир, у меня такое ощущение, что мы находимся где-то в тропиках, вы обратили внимание на то, какая тёплая водичка, - неудачно пошутил я.

- Чёрт бы вас побрал, лейтенант Нелюбов, - почти кидаясь на меня с кулаками, зарычал капитан. - Какого хрена вы стаи экспериментировать с прибором атлантов, что это вам игрушка какая-нибудь или что? Да, кстати, где мой прибор, - нервно оглядываясь по сторонам, злобно прошипел капитан.

- Заметьте, командир, - спокойно заговорил я, - именно вы последний вырвали его из моих рук, а куда вы его потом подевали, это, собственно, уже не моё дело.

- Молчать, - грозно рявкнул капитан, поправляя на толстых бёдрах семейные трусы. - Во всём виноваты вы и только вы. А за потерю прибора, от которого зависит жизнь всего экипажа, вы особо ответите перед военной прокуратурой.

- Конечно, командир, если только мы благополучно доберёмся до родного берега, до которого, по моим расчетам, не менее шести тысяч миль.

Весь в кровоподтёках и ссадинах к нам подошёл старпом.

- Олег Николаевич, я полагаю, что ждать уже нечего и надо вплавь добираться до этого злополучного острова, который маячит на горизонте. У нас просто нет другого выхода. А там уж как Бог даст.

- Несомненно, старпом, надо плыть в сторону острова иначе мы долго не продержимся на этой посудине, которая может нам преподнести ещё не один сюрприз. А вы уверены, Николай Иванович,

что все члены экипажа умеют плавать. В любой отаре овец всегда найдётся паршивая овца.

- Ну, уж здесь как случай повернёт, - опуская голову себе на грудь, смутился старпом. - Во всяком случае, будем стараться поддерживать на плаву тех, кто совсем не умеет плавать, пока у самих не кончатся силы.

- Ну, вот это совсем другое дело, - в задумчивости ответил капитан, внимательно следя за копошащимися в воде моряками. - Но, позвольте, Николай Иванович, что же мы будем делать на этом диком острове без прибора атлантов и без провизии. Все наши продовольственные запасы остались под водой на этом плавсредстве, и у нас практически нет никаких шансов выжить.

- Командир, ваша демагогия по поводу и без, уже у всех сидит в печёнках, - начал выходить из себя старпом. - Давно уже надо было отдать приказ взять всем курс к острову. Чего вы тянете?

Я чувствовал, что ситуация вокруг нашего бедственного положения начинала выходить из под контроля. Все члены экипажа находились в состоянии сильнейшего стресса и поэтому, не долго думая, всю инициативу на последующие наши действия я взял на себя. Быстро сложив ладони рук рупором, я закричал, сколько хватило сил:

- Слушай мою команду! Весь экипаж немедленно вплавь направляется к острову, где мы, я надеюсь, найдём всё необходимое для нормального существования и может быть даже помощь со стороны местных аборигенов. Делай как я, - ещё громче крикнул я своим товарищам и с силой ногами оттолкнувшись от корпуса субмарины, сиганул в воду.

Проплыв где-то метров сто, я оглянулся назад и увидел, что за мной потянулась цепочка полураздетых моряков. Надо сказать, что мне уже давно не приходилось делать такие грандиозные заплывы. Не смотря на солёную воду океана, которая достаточно хорошо поддерживала моё тело в своей стихии, уже где-то через полчаса я стал сильно уставать и захлёбываться. Полоса зелёного острова заметно приблизилась ко мне, но всё равно до неё оставалось ещё приличное расстояние, преодолеть которое у меня уже не было сил. Мысленно призвав на помощь всех святых, я в отчаянии перевернулся на спину, раскинув руки в стороны, и полностью доверился судьбе и Богу. Через какое-то мгновение своей спиной я почувствовал лёгкое и мягкое прикосновение. Резко приняв нормальное положение, я с изумлением заметил, что нахожусь в окружении нескольких дельфинов, которые били хвостами по воде, предлагая мне то ли игру, то ли явную помощь. С глубоким чувством благодарности я рукой схватился за верхний плавник подплывшего ко мне дельфина и тот, как будто прочитав мои мысли, быстро понёс меня в сторону острова. Я держался за скользкий плавник дельфина и никак не мог поверить своему поистине чудесному спасению. Быстро вместе с дельфином преодолев оставшееся расстояние, я очутился на прибрежном белом песке неизвестного мне острова. Лихорадочно оглянувшись назад, я заметил в океане нескольких моряков, которые из последних сил преодолевали оставшиеся сотни метров. Я лежал на горячем белом песке острова и отчаянно молился о своих товарищах, которые ещё находились в водной стихии. Видимо, страшная усталость, свалившаяся на меня и горячее тропическое Солнце, всё же сделали своё дело - я потерял сознание.

Не знаю, сколько времени я пролежал без сознания, но очнулся от того, что кто-то уверенно и достаточно энергично нашлёпывал меня по щекам. Медленно открыв глаза, я увидел над собой склонённую голову капитана.

- Ну, как вы, лейтенант, - осторожно приподнимая мне голову, поинтересовался капитан. - Я уж было подумал, что вам конец. Ну, а теперь вижу, что мы ещё с вами поживём на этом острове. На, выпей свежей водицы, - предложил капитан, поднося к моим губам какую-то небольшую шершавую полусферу.

- Что это, командир, - слабо выдохнул я, делая глоток из полусферы.

- Пей, голубчик, не отравишься, - заверил меня капитан. - Это кокосовый орех! Этого добра здесь хватает.

Я осторожно приподнялся на локтях и огляделся по сторонам. Недалеко от меня лежало ещё три человека, а четвёртый лихо карабкался на пальму, пытаясь сбить орехи.

- Командир, сколько уже прошло времени, - тихо прошептал я пересохшими губами.

- Да ты лежи пока, лейтенант, отдыхай, - быстро ответил капитан. - Если верить моим часам, то часа четыре, не меньше.

- Командир, а кто выплыл, кто остался в живых, сколько нас, - задыхаясь уже от нехорошего предчувствия, спросил я.

- Да ты, сынок, лучше и не спрашивай, - опуская глаза в землю, глухо ответил капитан. - Погибло много мужиков. Ты же плыл самым первым и не знаешь всего того, что произошло с нами в океане. Мы подверглись нападению стаи белых акул. Но, на наше счастье, нам помогли дикие дельфины, которые завязали с акулами бой. Надо сказать, что это была жуткая свара в океане, в результате чего и с той, и с другой стороны были страшные потери. Но всё же дельфины, лейтенант, вышли победителями, но какой ценой.

- Сколько человек осталось в живых, командир, - прохрипел я, откидывая голову на горячий песок.

- Мне страшно об этом говорить, сынок, но нас только шестеро на острове: ты, я, старпом, кок, матрос Голованов и мичман Котин.

 

ГЛАВА 25

 

На базе подводных лодок контр-адмирала Андреева шла работа по подготовке двух субмарин к ответственному заданию, от выполнения которого зависела судьба и жизнь миллионов людей на пла-

нете Земля. Загадочная гигантская подводная капсула продолжала с чёткой периодичностью излучать сигналы определённой частоты, доставляя много хлопот службам слежения за подводными целями предполагаемого противника.

В штабе контр-адмирала Андреева сегодня собралось много народа, в основном все командиры многоцелевых субмарин, готовых в любой момент

нанести упреждающий удар по загадочному объекту, который уже не на шутку тревожил президента России.

Контр-адмирал Андреев давал последние указания командирам атомоходов «Тула» и «Киров».

- Товарищи командиры, перед вами стоит чрезвычайно важная задача по уничтожению подводного объекта, который уже давно мозолит глаза нашим морякам-подводникам. На ваших лодках размещены боевые торпеды последней серии с атомными зарядами малой мощности. Я полагаю, что будет достаточно и одного залпа, чтобы навсегда нам забыть об этом подводном монстре.

- Товарищ контр-адмирал, разрешите высказать своё мнение на этот непростой вопрос,- поднимаясь с места, заговорил капитан первого ранга Царёв.

- Что вы хотите сказать, Василий Петрович, - раскладывая документы на своём рабочем столе, недовольно заметил контр-адмирал.

- Товарищ контр-адмирал, - не спеша начал Царёв, - всё это, конечно, хорошо, но не кажется ли вам, что уже много лет существует договор между странами, обладающими атомным и термоядерным оружием. По этому договору запрещено испытывать, а уж тем более применять эти виды оружия в трёх сферах: на земле, под водой и в космосе. У

меня такое ощущение, что мы, возможно, скоро нарушим саму букву этого закона.

Контр-адмирал с ненавистью отшвырнул от себя бумаги, грозно зарычав на офицера:

- А вы поменьше думайте, капитан первого ранга. Этот вопрос уже давно согласован с президентом страны. Наше с вами дело не обсуждать приказы, а быстро, с большой долей надёжности исполнять их. Понятно вам?

И уже более спокойным тоном контр-адмирал продолжил:

- Вы не забывайте, что ваши торпеды будут начинены ядерными зарядами малой мощности и, ко всему прочему, атака этого объекта произойдёт на достаточно большой глубине, которая поможет нам провести эту операцию почти скрытно. Ну, что, ка-

питан первого ранга Царёв, надеюсь, что я в полной мере удовлетворил ваше любопытство и снял с вас синдром боязливости и осторожности.

- Так точно, товарищ контр-адмирал, твёрдо ответил офицер и сел на своё место.

- Товарищи командиры, - вновь заговорил контр-адмирал, - ещё раз хочу вам напомнить, что ведущую роль в этой серьёзной операции будет играть Царёв, а вот Шерстобитов выступит в роли запасного варианта, если произойдёт что-то непредвиденное с субмариной «Тула».

В кабинет вошёл адъютант контр-адмирала и, козырнув присутствующим офицерам, обратился к командующему:

- Товарищ контр-адмирал, работает правительственная связь, с вами хочет говорить президент Резнев.

Вас соединить?

- Да, да, капитан, соедините немедленно, - засуетился контр-адмирал, беря в руку телефонную трубку.

- Слушаю вас, Семён Кузьмич, - чётко отрапортовал командующий, - да, конечно, сегодня командирам даю, как говорится, последние ценные указания, ну, а там - в бой! Смею вас заверить, Семён Кузьмич, что мои хлопцы на этот раз не ударят в грязь лицом. Да нет, Семён Кузьмич, - засмеялся контр-адмирал, - не так страшен чёрт, как его малюют. Да и потом, если мы эту капсулу накроем с первого захода, то вам уже не о чём будет волноваться. Ну, а какие могут быть здесь сроки? Необходима самая серьёзная подготовка к этому мероприятию. Не мешает лишний раз проверить весь личный состав субмарины на психологическую совместимость и всего того, что им может помешать выполнить задание президента. Да, я всё понимаю, Семён Кузьмич, но и вы меня поймите, что я не имею права вот так сразу и без должной подготовки бросать своих людей, чёрт знает куда. Во всяком случае, эта капсула надёжно впаяна в подводную скалу и никуда от нас не денется. Пока она излучает радиоволны и не более того. Правда, от этих её частот в радиусе двух километров не наблюдается ничего живого под водой. Да, я прекрасно знаю об этом и понимаю, что здоровье наших россиян подвергается страшной опасности. Но я не могу сократить время подготовки этой сложнейшей операции. Хорошо, Семён Кузьмич, доброго вам здоровья, - быстро закончил разговор контр-адмирал и бросил трубку.

Командующий достал из кармана сигареты и закурил.

- Вот так, товарищи командиры, - нервно затягиваясь сигаретой, ухмыльнулся контр-адмирал, - Верховный торопит меня. Значит так, товарищи командиры,, слушайте приказ. На всё, про всё даю вам ровно двое суток, чтобы разобраться со своими делами и родными и уже шестого марта в 23.00 в маршевом порядке, скрытно выступить в указанный квадрат. Предупреждаю, товарищи офицеры, что эта операция носит строго секретный характер, и чтобы не было у вас никаких экстренных всплытий. Если у вас больше нет ко мне никаких вопросов, то я не смею вас больше задерживать. Честь имею!

Выйдя из штаба, оба капитана как по команде достали сигареты и закурили.

- Ну, что, Иван, ты думаешь по этому поводу, - обратился Царёв к своему боевому товарищу. - Сдаётся мне, что там наверху совсем с ума посходили. Помнишь, чем закончилась операция нашего флота по уничтожению подводной пирамиды в Атлантике? В результате этих безумных действий исчезла одна из самых лучших лодок Северного Флота, да и эта чёртова пирамида как стояла, так и стоит.

- Знаешь, Василий, а мне уже как-то всё равно, - бросая сигарету в сугроб, быстро ответил Иван. -После этой операции я подам рапорт об отставке. Что-то больше не хочется играть роль болванчиков для битья и следовать в форваторе этих тупоголовых кретинов из генерального штаба. Но, если говорить серьёзно, Вася, то эта затея с атакой на инопланетный модуль мне совсем не нравится. Даже если у нас с тобой что-то и получится, то трудно себе предположить последствия всего того, что последует за этим.

- Ты полагаешь, что внутри этого монстра кто-то или что-то сидит?

- Вот именно, Вася, они же вполне могут ответить на наш акт агрессии против них. Конечно, ядерное оружие, безусловно, нанесёт вред капсуле, но не факт, что она прекратит своё существование.

- Знаешь, Иван, у меня есть одна задумка, но о ней ещё рано говорить. Давай спокойно доживём до шестого марта, а там будет видно, что и как.

 

ГЛАВА 26

 

Наконец, наступила долгожданная весна. Но в таких высоких широтах непосвящённому человеку трудно было бы понять весна уже или продолжается суровая зима. Но по совсем неуловимым приметам старожилы этого морского городка точно узнавали её приход. Вот и у нашей героини Светланки сегодня было какое-то особенное, приподнятое настроение. Света как всегда поздно вечером хлопотала на кухне, дожидаясь прихода Егора. Из-за

включённого на кухне телевизора, она совсем не заметила, как в квартиру кто-то вошёл. Света любила готовить и особенно теперь, когда её жизнь снова налаживалась. Быстро приготовив ужин на двоих, Света с двумя полными тарелками в руках выпорхнула из кухни в гостиную. В гостиной за столом сидели улыбающаяся Анютка и мичман

Грунин. От неожиданности увиденного Света чуть не выронила тарелки из рук.

- Ну, ребята, вы даёте, так и заикой вы меня можете сделать, - засмеялась Света. - Что это вы сегодня такие радостные, вроде сегодня ещё только шестое марта, ну а вы просто цветёте. Ну-ка, признавайтесь, что у вас произошло?

Аня с Валерой переглянулись и, перебивая друг друга, радостно сообщили:

- Светик, дорогая моя подруга, мы с Валерой решили пожениться.

- Да, Светлана Александровна, я сделал Ане предложение руки и сердца, - с гордостью заметил мичман, ставя на стол бутылку шампанского.

- Ах, вот оно что, - заулыбалась Света, - вот это новость, так новость! Ну, что же, я от всей души поздравляю вас и, конечно же, мы сейчас это дело и отметим.

Света быстро собрала на стол, не забыв поставить на газ чайник.

- Ребята, вы только не обижайтесь, но сегодня я что-то не планировала ужина на четверых, - извинилась Света, деля две порции на четверых.

- Да, что вы, Светлана Александровна, - засмеялся Валера, мы тут по случаю принесли с собой кой какие продукты.

Валера сбегал в прихожую и поставил на стул огромный бумажный пакет с разными изысками.

- Ну, тогда я вам сегодня ставлю две пятёрки: одну за приятную новость, а вторую за вашу доброту и щедрость, - подмигивая подруге, улыбнулась Светланка. - Тогда торопиться не будем, и дождёмся Егора, через минут десять - пятнадцать он должен уже появиться здесь.

- Светик, - нежно обнимая подругу, тихо проговорила Аня, - прости меня за всё, теперь я понимаю, что на протяжении столь долгого времени так терзала и мучила тебя.

- Ладно, Анюта, кто старое вспомянет - тому глаз вон, - нежно потрепав подружку за ухо, засмеялась Света. - Ты лучше помоги мне на кухне салатики нарезать.

- Конечно, Светик, я сделаю вёс, что ты мне прикажешь, - приставляя ладонь руки к правому виску, по-военному отрапортовала Аня.

- Приказывают, Анюта, наши мужья на своей службе, а мы с тобой теперь подруги и я надеюсь, что останемся ими навсегда.

Как и предполагала Света, ровно через пятнадцать минут появился Егор, весь заснеженный от разыгравшейся метели.

- Так, всем привет! - поздоровался Егор, бросая меховую куртку на вешалку. - Ну, и по какому поводу у нас сегодня праздник, - вертя в руке бутылку шампанского, весело осведомился Егор. - А, это вы, Валерий Моисеевич, рад вас видеть в нашем доме. Чем обязан вашему визиту?

- Здравия желаю, товарищ капитан-лейтенант, - робко начал мичман, поправляя на себе форменный китель.

- Ладно, мичман, давайте без церемоний, - улыбнулся Егор, приглашая собеседника к столу. - Я вижу Валерий Моисеевич, что у вас сегодня какой-то особенный день или я ошибаюсь.

- Так точно, Егор Иванович, у нас с Аней сегодня особенный день, мы с ней решили пожениться.

- Вот как? - искренне удивился Егор. Ну, что же, это действительно прекрасная новость, которую надо отметить немедленно. Эй, женщины, где вы там, - нетерпеливо крикнул Егор, поворачивая лицо к кухне, мы с Валерой голодны как волки, как морские волки.

- Сию минутку, всё будет готово, товарищи, - высунув голову из-за кухонной двери, ответила Света. - Пока можете ещё немного поговорить на свои темы.

- Вот так всегда, Валерий Моисеевич, - шутливо проворчал Егор, - когда желудок уже не говорит, а просто кричит, что он совершенно пуст, его начинают кормить обещаниями и ожиданием. Ладно, нам не привыкать, можем и подождать, верно я говорю, Валерий Моисеевич.

- Конечно, Егор Иванович, - скромно ответил мичман, - для меня это не главное, а главное то, что это дорогое мне существо согласилась быть моей женой.

- Конечно, конечно, мичман, эта девушка достойна вас, как, впрочем, и вы её, - улыбнулся Егор. - Но вы не забывайте, что завтра в 8.00 вы должны быть на лодке. Завтра вам в это время зачитают приказ, который может сыграть определённую роль в вашей судьбе и вообще в судьбе многих людей на Земле.

- Я всё понимаю, товарищ капитан-лейтенант и сегодня только немного пригублю шампанского, а уж после похода мы с Анютой сыграем настоящую свадьбу. Кстати, Егор Иванович, мы вас и вашу супругу приглашаем на нашу свадьбу, которая состоится где-то в конце марта.

- Спасибо, Валера, мы со Светланкой обязательно придём поздравить вас с таким событием в вашей жизни, - засмеялся Егор.

Наконец, в гостиной появились Света с Аней с тарелками в руках.

- А вот и мы, дорогие наши мужчины, - ставя тарелки на белую скатерть, радостно сообщила Аня.

- Так, - сглатывая слюну и беря в руки столовые приборы, решительно начал Егор, - что это там наши красавицы приготовили. Господи, и когда же вы успели наготовить столько вкуснейших салатов, - обнимая жену за талию и целуя её в щёку, засмеялся Егор.

- А вот, мы такие хорошие, что успели так быстро утолить голод наших мужчин-добытчиков, - стреляя глазками в Егора, улыбнулась Анюта.

Егор быстро разлил шампанское по фужерам и поднялся из-за стола.

- Друзья, я не поэт и не умею говорить красиво и торжественно, но всё же сегодня мне хочется пожелать вам, Аня и Валера, настоящей крепкой любви и огромного счастья на всю оставшуюся жизнь.

- Аня, - тихо зашептала Света на ухо подружке, - сегодня вы оставайтесь у нас, а уже потом мы с тобой обсудим наш бытовой вопрос.

- Светочка, дорогая моя, я больше не могу и не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством. Да и потом у нас с Валерой уже всё устроилось. Какое-то время я поживу у Валеры в офицерском общежитии, где ему уже выделили большую комнату. Через пару лет ему обещают выделить отдельный коттедж.

- Смотри, Анюта, вы нас совсем не стесните, живите ровно столько, сколько потребуется. Да и нам не так одиноко будет по вечерам, - прижимаясь к щеке подруги, горячо заговорила Света.

- Нет, Светик, ты и так достаточно натерпелась от меня за эти годы. Я уж твёрдо решила, и здесь уже нет места двум мнениям.

- Да, чувствую влияние на тебя моряка-подводника, - засмеялась Света, обнимая подругу.

 

ГЛАВА 27

 

Солнце стояло в зените и поэтому мы изнемогали от жары и от солнечных лучей. Трудно было поверить, что из большего числа моряков, составляющих наш экипаж, в живых осталось всего шесть человек. На достаточно крупном острове, сплошь покрытом густой тропической растительностью, мы остались без воды, без провианта и без спасательного прибора атлантов. Я сидел в тени под могучей пальмой и с жадностью поглощал содержимое кокосовых орехов, которые были щедро разбросаны на земле вокруг пальм. На наше счастье двое моряков не успели полностью раздеться и покинули борт субмарины с личным оружием и кортиками. Только благодаря этому нам удалось быстро и без проблем решить вопрос с питьевой водой, поскольку, на острове, сколько хватало глаз, произрастало огромное количество кокосовых пальм с живительной влагой.

- Интересно, а вот, сколько мы продержимся без еды, - с грустью посматривая на голубое небо и ярчайшее Солнце над головой, думал я, - думаю, что не более недели. Нет, надо всё-таки что-то предпринимать, а не сидеть на месте, сложа руки, - твёрдо решил я, вставая с горячего песка.

Капитан сидел на сваленном бурей пальмовом стволе и что-то бубнил себе под нос.

- Командир, да вы никак молитву творите, - подходя к капитану, попытался пошутить я. Вряд ли Господь ежеминутно поможет нам в нашей беде, а лучше бы нам самим позаботиться о себе, о своём благополучии и здравии.

- Что вы предлагаете, лейтенант, - устало поднимая на меня глаза, нехотя поинтересовался капитан.

- Я дело предлагаю, командир, а не сидеть здесь на одном месте до второго пришествия Христа.

- Бросьте, лейтенант, какие к дьяволу дела, неужели вы не понимаете, что мы обречены на вымирание на этом необитаемом тихоокеанском острове.

- А вот это ещё не факт, Олег Николаевич, - садясь ближе к капитану, горячо заговорил я. - Вы немного внимательнее оглядитесь вокруг себя и увидите то, что поселит в вашей душе уверенность и надежду.

- Послушайте, лейтенант, вы уже мне изрядно надоели своими выкрутасами на Большой земле и здесь вы стараетесь доконать меня, - бросая сердитые взгляды на меня, отчеканил капитан.

- Не спешите делать выводы и всё обобщать, Олег Николаевич, на этот раз моя интуиция мне точно подсказывает, что мы находимся на вполне цивилизованном острове, а вовсе не на диком, как нам ранее это представлялось.

- Ну, хорошо, - вставая с поваленной ветром пальмы, недовольно проворчал капитан, - чем конкретно вы можете подкрепить свой оптимизм?

- Видите ли, командир, совсем недалеко от нашей вынужденной стоянки я обнаружил следы от костра. Это первое! А второе заключается в том, что эта пальма, на которой вы только что восседали, вовсе не повалена ветром, а кем-то срублена.

Капитан, не веря своим глазам, уставился на место сруба пальмы.

- Вот, видите, Олег Николаевич, а вы мне здесь толдоните, что мы одиноки во Вселенной, - широко улыбнулся я.

- Но, но, лейтенант, выбирайте всё же выражения, вы разговариваете с капитаном, а не с каким-то закадычным дружком. Будьте немного скромнее. Значит так, лейтенант Нелюбов, быстро соберите всю команду, и мы решим в каком направлении нам вести поиски тех, кто нам сможет помочь. Вам ясен приказ?

- Так точно, товарищ капитан первого ранга, - вытянув руки по швам, отрапортовал я.

- Добро, лейтенант, действуйте, - бросил в мою сторону капитан, снова садясь на срубленную кем-то пальму.

Выполнить приказ капитана с первого захода мне так и не удалось, поскольку, народ уже самопроизвольно начал искать в тропических джунглях что-нибудь, что смогло бы хоть ненадолго поддержать их здоровье и более менее сносное самочувствие. Набегавшись по джунглям и накричавшись до хрипоты, я в изнеможении присел на камень, поросший густым мхом. Я сидел на тёплом камне и лихорадочно соображал, как же мне собрать разбежавшийся по джунглям своих товарищей.

- Господи, какой же я идиот, - хлопнув себя по лбу, мысленно резюмировал я, - у меня же «макаров» висит на боку.

Быстро передёрнув затвор пистолета, я несколько раз пальнул в голубое небо. К моему счастью, моя задумка чётко сработала, так как уже через две минуты я услышал в джунглях шум от ломаемых веток и сучьев. Спустя ещё минуту передо мной уже стояли все те, которым посчастливилось выжить в этом сверхмарафонском заплыве.

- Лейтенант Нелюбов, вы в своём уме,- закричал на меня капитан, - так безрассудно расходовать боезапас может только идиот, которому наплевать на экипаж. - Короче говоря, я приказываю вам сдать оружие старпому.

- Товарищ капитан первого ранга, - начал слабо оправдываться я, - ну, а как бы я иначе собрал всех. Я и так почти до хрипоты кричал им, но всё было бесполезно.

- Ладно, Олег Николаевич, - улыбаясь, заговорил старпом, - в конце концов, мы все делаем одно дело - стараемся найти следы цивилизации на этом забытом Богом острове.

- Да давно уже найдены следы цивилизации, - недовольно проворчал я, - осталось только выбрать направление, в котором нам следует добираться до неё. Лично я полагаю, Николай Иванович, что надо кому-то из наших молодцов забраться на самую высокую пальму и хорошенько оглядеться вокруг. Я просто убеждён, что недалеко от нас находятся люди, которые помогут нам во всём.

- А что, Олег Николаевич, лейтенант Нелюбов дело говорит, - сразу же согласился со мной старпом, в противном случае нам суждено бродить по этим джунглям чёрт знает сколько времени.

- Добро, старпом, - сменяя гнев на милость, вновь заговорил капитан, - я полагаю, что матросу Голованову эта затея будет вполне по силам. Вам всё ясно, матрос Голованов, так чего же вы ещё ждёте, выполняйте мой приказ.

Матрос боязливо задрал голову вверх, как бы примеряясь к высоченному стволу пальмы, которая плавно покачивалась их стороны в сторону, овеваемая океанским бризом. Скинув с себя тельняшку и брюки, матрос неуверенно начал карабкаться вверх по могучему двадцатиметровому стволу пальмы. Добравшись до самой вершины и скинув на землю гроздь кокосовых орехов, матрос радостно закричал:

- Братцы, вижу дым от костров и какие-то строения.

- Запомни направление, в котором нам следует идти, - закричал ему в ответ капитан.

Из сумбурного доклада матроса Голованова мне стало ясно, что до цивилизованного лагеря нам ещё топать и топать через почти непроходимые джунгли, кишащие на каждом шагу ядовитыми змеями и пауками. Но, всё же это уже была надежда на наше безусловное спасение.

Капитан, одёрнув на себе тельняшку и подтянув трусы на бёдра, скомандовал:

- Слушай мою команду! Не торопясь, выдвигаемся в указанном матросом Головановым направлении. За время марш-броска запрещаю без толку применять огнестрельное оружие, берегите патроны. От гадов, скорпионов и прочей всякой мерзости отбивайтесь палками. Всё, вперёд, товарищи моряки!

 

ГЛАВА 28

 

Седьмого марта на двух субмаринах «Тула» и «Киров» была сыграна боевая тревога. Два огромных атомохода, несущих на своём борту целый арсенал ядерного оружия, медленно отходили от пирса военно-морской базы. Командир лодки «Тула»

капитан первого ранга Царёв, высунувшись по пояс из наблюдательного люка рубки, тоскливым взглядом провожал родные очертания небольшой бухты и те тёмные сопки, которые за десятилетний срок службы на севере были ему так хорошо знакомы.

Субмарина, набирая скорость, в надводном положении всё дальше и дальше удалялась в открытый океан, храня на своём борту зловещие планы в отношении таинственной капсулы. Бросив прощальный взгляд на уже совсем далёкий родной берег и задраив за собой выходной люк, Царёв спустился в центральный пост и взял в руку микрофон:

- Всему экипажу боевая тревога, срочное погружение на глубину четыреста метров, - скомандовал капитан. - Командирам БЧ-3, БЧ-4, БЧ-5 и БЧ-6 доложить о готовности. Уже через тридцать секунд

Царёв услышал ответные рапорты от командиров боевых частей атомохода.

- Акустик, доложите, что наблюдаете, - приказал капитан.

- Командир, прослушиваются шумы чужой подводной лодки прямо по нашему курсу.

- Идентифицируйте цель, - быстро скомандовал капитан.

- Цель высокоскоростная, маневренная, не идентифицируется ни с одним известным мне подводным аппаратом. Цель издаёт характерные квакающие звуки. Похоже, командир, что мы идём под контролем так называемого «квакера». Ну, вы понимаете, о чём я говорю. Командир, эта штуковина со скоростью восемьдесят узлов приближается к нам, время принятия решения, до цели сорок кабельтовых.

Капитан вновь взял в руку микрофон:

- Курс не меняем, нас пытаются запугать, но мы это уже проходили, и будем продолжать двигаться прежним курсом.

Через двенадцать часов обе субмарины уже находились в заданном районе Северного Ледовитого океана и ожидали команды на уничтожение инопланетной капсулы, впаянной в подводную скалу.

Царёв снял фуражку и вытер со лба пот

- Ну, вот, как я и предполагал, этот «квакер» проскочил мимо нас и ушёл в неизвестном направлении, - подумал капитан, - нам ещё не хватало паники на лодке.

- Акустик, доложите, что наблюдаете?

- Командир, посторонних шумов больше не наблюдаю, глубина погружения пятьсот метров, до цели двадцать пять кабельтовых.

- Всем постам и командирам БЧ перейти на режим постоянного боевого дежурства. По моей команде приступить к реализации зачитанного мной ранее приказа.

К капитану подошёл старпом и тронул его за рукав:

- Командир, что будем делать, ведь если мы выполним приказ этих безумцев из Москвы, то моментально поставим мир на грань войны.

- Коля, я всё понимаю, но не выполнить приказ Москвы я просто не имею права. Мы всё же ударим по этой штуковине, но с упреждением на полтора градуса ниже.

- Да, но тогда торпеды уйдут непонятно куда, - насторожился старпом.

- Всё правильно, Коля, наши торпеды ударят на тридцать метров ниже этого объекта, и я надеюсь, что это ему особо не повредит, ведь не один из земных инструментов не смог вскрыть его бронированный корпус.

- Дай, Бог, дай, Бог, командир, но всё же мне как-то не по себе от всей этой затеи.

На главном пульте командира замигало табло экстренной связи ВЧ. Капитан сделал знак рукой своему помощнику и снял трубку:

- Капитан первого ранга Царёв слушает, - чётко отрапортовал капитан.

В телефонной трубке прозвучал голос контр-адмирала Андреева:

- Ну, что, Царёв, я полагаю, что на этот раз вы меня не подведёте и сработаете как надо. Мне уже здесь с утра трезвонят из Москвы, интересуются состоянием дел. Докладывай, командир, всё ли у тебя готово для выполнения боевой задачи или есть какие-то сомнения на этот счёт. Говори, не стесняйся.

- Товарищ контр-адмирал, боевая задача нами будет выполнена точно и в установленные вами сроки. На лодке объявлена боевая тревога, и я только жду сигнала для начала действий.

- Добро, капитан, - довольно хмыкнул контр-адмирал и положил трубку.

Царёв подошёл к своему помощнику и, предложив ему сигарету, спокойно поинтересовался:

- А что, Коля, у тебя есть другие предложения на этот счёт. Пойми ты меня, наконец, дорогой, что я выбираю меньшее из двух зол. И я просто уверен, что наши потомки ещё будут благодарить нас за то, что мы не натворили больших глупостей на нашей замечательной планете.

- Нет, командир, вы как хотите, но после возвращения на базу, я подам рапорт на увольнение.

- Николай, ну, что ты в самом деле строишь из себя кисейную барышню, - засмеялся Царёв, - ты же профессионал высочайшего класса и прекрасно знал и тем более сейчас знаешь, чем тебе придётся заниматься.

- Знаешь, командир, откровенно говоря, я устал и хочу уже сейчас посвятить себя своей семье. Кстати, и вам советую последовать моему примеру, а то мы уже столько лет как пираты или морские волки рыскаем по океанским просторам, ища себе добычу.

- Хорошо, Коля, я обязательно подумаю об этом, - засмеялся Царёв, обнимая друга за плечи. - Но сейчас нам с тобой не до лирики и тем более не до эмоций, не то время.

На пульте капитана замигал красное табло, и Царёв схватил в руку микрофон:

- Слушай приказ! Цель подводная стационарная. Первый и второй торпедные аппараты, товсь! Упреждение полтора градуса. Командиру БЧ-3 доложить о готовности.

- Командир, цель на прицеле, готовы атаковать.

- Первый и второй аппараты, пли! - твёрдым голосом скомандовал Царёв. - Командиру БЧ-4 доложить о поражении цели.

- Командир, время движения торпед пятнадцать секунд, двадцать пять секунд, сорок секунд, есть две вспышки на цели.

Подводники ещё не знали, что произошло через несколько минут после взрыва торпед с ядерным зарядом. Как и предполагал капитан Царёв его торпеды не попали в инопланетный модуль, а ударили на пятьдесят метров ниже его. Произошёл колоссальной силы взрыв, который моментально разрушил тот участок скалы, где находилась загадочная капсула. Вероятно, сила взрыва была настолько велика, что гигантская капсула, полностью освободившись от каменных объятий скалы, начала как-то странно вибрировать всем корпусом. Её головная часть начала медленно отделяться от основного корпуса.

 

ГЛАВА 29

 

Капитан-лейтенант Жуков возвращался домой со службы. Настроение у него было приподнятое от того, что сегодня он отпросился у контр-адмирала Андреева покинуть штаб на один час раньше, чтобы успеть в магазине купить всё необходимое для праздника. Сегодня выдался какой-то особенный день. Неожиданно резко потеплело и в

воздухе запахло настоящей весной, хотя на самом деле, всё ещё продолжалась полярная ночь и иногда с севера задувал студёный полярный ветер.

Толкнув рукой дверь в магазин, Егор подошёл к прилавку, за которым увидел уже хорошо знакомую продавщицу. Увидев вошедшего в магазин ладного и подтянутого офицера, девушка за прилавком быстро поправила причёску и одёрнула на себе фартучек.

- Егор Иванович, как я рада вас видеть в нашем магазине, что изволите сегодня приобрести? Кстати, по случаю праздника, мы с утра получили некоторые деликатесы, которые, я думаю, будут вам по вкусу.

- Здравствуй, Анжелика, - вынимая из кармана куртки плитку шоколада и апельсин, широко улыбнулся Егор. - Как поживаешь, дорогая?

- Ой, а это разве мне, - стреляя накрашенными глазками в офицера, - заохала девушка.

- Да, милая моя, это всё тебе, не у меня же сегодня восьмое марта! Вот только цветочки здесь на севере мне не удалось раздобыть, - засмеялся Егор.

- Спасибо Егор Иванович, я бесконечно тронута вашим вниманием и за это я вам соберу всё самое необходимое к вашему праздничному столу. Небось, ваша супруга уже давно дожидается вас, сидя у окошка. Эх, мне бы такого славного молодца в мужья, - лукаво улыбнулась Анжелика, - я бы его на руках всю жизнь носила.

- Раньше надо было мне глазки строить и заманивать своими прелестями, - по-доброму пошутил Егор.

- Конечно, Егор Иванович, разве вас заманишь куда-нибудь и чем-нибудь, у меня такие конкурентки были в те прекрасные времена.

- Ладно, Анжелика, что теперь уж ностальгировать по тому времени. Ты молодец, красивая девушка и ещё встретишь на своём пути прекрасного молодца-удальца, - наставительно заметил Егор.

- Господи, Егор Иванович, да где же мне их взять этих молодцов, - скривила накрашенные губки продавщица, - одна хронь наведывается в мой магазин. Вот я никак не пойму, Егор Иванович, почему даже среди вашего брата офицеров столько пьяниц и непорядочных людей?

- Ну, дорогая моя, это вовсе не простой вопрос. Во-первых, многие не выдерживают суровых условий службы, ну, а, во-вторых, спиваются от того, что им никак не удаётся завоевать сердца таких прелестных девушек, как ты.

- Да ладно вам, вы мне опять льстите, - опуская глазки в пол, смутилась девушка.

Дверь в магазин неожиданно распахнулась, и на пороге нарисовались фигуры двух подвыпивших мужиков в грязных ватниках.

- Хорошо, Анжелика, мы ещё с тобой поговорим на эту наболевшую тему, а пока, давай-ка я с тобой рассчитаюсь, - улыбнулся Егор.

Мужики, качаясь, подошли к прилавку и один из них, смерив Егора презрительным взглядом, грубо заметил:

- Ишь, как она старается перед этим фазаном при погонах, изыски ему, стерва, предлагает, а нам работягам подсовывает всякую гадость.

Мужик изо всех сил саданул кулаком по прилавку и скомандовал:

- А ну, зараза, выкладывай «на гора» всё то, что у тебя под прилавком припрятано.

- Егор Иванович, вы не обращайте на них никакого внимания, - испуганно глядя на пьяных мужиков, поспешно проговорила продавщица. - Это наёмные с теплостанции, они сегодня получку обмывают.

Анжелика схватила с полки две бутылки водки, пару банок консервов и буханку хлеба.

- Нате, подавитесь вашим пойлом, окаянные, но только не приставайте к порядочным людям.

Егор чувствовал, что в его душе уже начал разгораться огонёк справедливости и какой-то неуправляемой мстительности, заглушить которые он уже не мог. Не спеша, расплатившись с продавщицей и аккуратно сложив продукты в бумажный пакет, Егор повернулся лицом к мужикам.

- Так, мужики, во-первых, вы немедленно извинитесь перед этой дамой, а, во-вторых, некрасиво в общественных местах появляться в таком виде.

- Слышь, Степан, засмеялся один из мужиков, обнажая жёлтые, уже давно прокуренные зубы, - нам кажется, кто-то угрожает. Неужели вы, уважаемый павлин, сможете нас заставить извиниться перед этой дрянью?

Оба мужика, грубо рассмеявшись, двинулись навстречу Егору.

- Вот мы сейчас из твоего павлиньего хвоста выщипаем все перья, чтоб у тебя напрочь отбить охоту делать замечания трудовому народу.

Один из мужиков грязной рукой схватился за кобуру, висящую у Егора на боку, пытаясь достать пистолет.

- А вот с оружием играть нельзя, - наставительно заметил Егор, свободной рукой саданув мужика в челюсть.

Мужик, охнув, рухнул на пол и завопил во всё горло:

- Караул, убивают, трудовой народ калечат, Степан, братан, выручай своего товарища!

Егор, махнув на прощание рукой Анжелике, не спеша направился к выходу из магазина. Сделав несколько шагов в сторону двери, Егор услышал за своей спиной отчаянный крик продавщицы:

- Егор, берегись!

Быстро обернувшись на крик девушки, Егор словно в замедленном кино увидел как к нему несётся один из мужиков, выставив перед собой нож. Егор совершенно не ожидал такого развития событий и поэтому не успел защититься от распоясавшегося алкоголика. Оба мужика, поняв, что они совершили какое-то уж очень нехорошее дело, быстро ретировались из магазина, не забыв прихватить с собой пару бутылок водки. Дико взвизгнув, Анжелика кинулась к лежащему в луже крови офицеру.

- Егор, что с вами, - заливаясь слезами, кричала Анжелика. - Господи, да за что мне такое наказание. Егор Иванович, очнитесь, куда эта сволочь саданула вас, расстегивая меховую куртку и прикрывая белой салфеткой кровоточащую рану, испуганно закричала продавщица.

Егор уже плохо соображал, что происходило вокруг него. В его голове стоял какой-то звон, а всё тело пронзала постоянная жгучая боль. Тихо застонав, Егор еле выдавил из себя:

- Ничего страшного, позвони в комендатуру…

 

ГЛАВА 30

 

Капитан, как и положено ему по субординации, шёл впереди всех, ожесточённо отмахиваясь от москитов, которые каждый раз щедро облепляли его мокрые от пота лицо и шею.

- Сволочи, - постоянно ругаясь и с ненавистью, как мельница крыльями, молотя руками по воздуху, - злобно шипел капитан. - Это не лес, а какая-то преисподняя. Так, матрос Голованов, мы уже два часа продираемся сквозь эту сплошную стену из

лиан и листьев и никого пока не встретили. Вы случайно не ошиблись, указав нам не то направление движения.

- Товарищ капитан первого ранга, я никак не мог ошибиться, да и потом я глазастый. Этот факт ещё мои отец и мать отмечали в моём детстве.

- Глазастый, это, конечно, хорошо, Голованов, но только учтите, если вы ошиблись, то будете у меня в вечном наряде. То есть, будете выполнять все приказы и не только мои, но и всего экипажа.

Голованов, обиженно посмотрев на капитана, отошёл несколько в сторону, что-то бормоча себе под нос.

- Командир, пожалуй, в такой обстановке вряд ли уместен морской кодекс и звания, - спокойно заметил мичман Котин. Вы совершенно напрасно обидели матроса. В любую минуту кому-то может потребоваться немедленная помощь. Здесь уж не до команд будет и чёткого соблюдения устава морской службы.

- Да знаю я, мичман, да вот ничего не могу с собой поделать. Вы знаете, за много лет командования у меня уже выработалась привычка такого обращения к людям вообще. А, как известно, быстро избавиться от этой дурной привычки просто невозможно.

- Я понимаю вас, Олег Николаевич, - уже более добродушно заговорил мичман, - но всё же, как - то надо сдерживать свои эмоции. По своей сути мы все здесь находимся в одном ранге - ранге несчастных людей, которым требуется немедленная помощь.

- Добро, мичман, - насупился капитан, - буду стараться быть более покладистым.

Я шёл в десяти метрах от капитана весь красный и в ссадинах от укусов москитов и от веток с острыми шипами и жёстких лиан. Моя голова постоянно гудела от напряжения долгого перехода, ноги у же почти отказывались слушаться.

- Стёпа, - пересохшими губами прошептал я коку, - у тебя там не припасено чего-нибудь попить, у меня такое ощущение, что в моём горле кто-то развёл костёр.

- Да откуда, Лёша, припрятал, я уже как час назад опустошил все кокосовые орехи. Все подходят ко мне и просят воды, ну и вот, - с унылым видом ответил мичман.

- Так, значит, нам до цивилизованного пристанища чапать ещё где-то полчаса, - еле ворочая сухим языком, с горечью в душе констатировал я. - А вот, действительно, правильно ли мы идём или уже давно сбились с курса и углубляемся, чёрт знает куда?

Я подошёл к старпому и обнял его за плечо:

- Николай Иванович, - обратился я к старпому, - здесь что-то не так. По моим расчетам мы должны были быть у цели уже тридцать минут назад, а здесь кроме непроходимой стены джунглей, я так ничего и не наблюдаю. У меня есть идея, Николай Иванович.

- Знаешь что, Алексей, почему-то все твои идеи зачастую ставят нас в тупик или в самое серьёзное положение, - нахмурился старпом. - Ладно, говори, что ты опять надумал.

- Николай Иванович, я полагаю, что мы не очень отдалились от цивилизованного лагеря и поэтому уж пора дать о себе знать.

- Это, каким же образом, лейтенант, - удивился старпом.

- Самым простым, - улыбнулся я, доставая из кобуры пистолет. - Необходимо некоторое время просто поиграть оружием, т.е., несколько раз пальнуть в воздух. Я просто уверен, что они нас услышат и придут к нам на помощь. Кроме всего прочего, надо быстро развести костёр с мокрыми листьями, чтобы было побольше белого или чёрного дыма.

- Всё это хорошо, лейтенант Нелюбов, но у нас ни у кого нет спичек, только три пистолета и три кортика, с помощью которых нам во веки веков не разжечь костёр. А вот пострелять, это можно.

Старпом быстрым шагом подошёл к капитану и что-то тихо проговорил ему.

- Ну, что же, я не возражаю, - буркнул капитан, - да и народ уже порядком устал. Старпом, распорядитесь о привале, а те, у кого оружие при себе пусть малость побалуются, но только под вашим личным контролем.

- Слушаюсь, Олег Николаевич, - бодро ответил старпом, - вот ежели бы костерок большой и дымный распалить, всё была бы хоть какая надежда на то, что нас заметят, да вот спичек нет.

- Это так, старпом, - как-то сразу погрустнел капитан, - но всё же есть вероятность того, что народ услышит нашу канонаду. Отдавайте приказ, старпом,

- Слушаюсь, командир, - быстро отрапортовал старпом, направляясь к морякам с оружием.

Через минуту погремело несколько пистолетных выстрелов, и джунгли огласились гулким эхом. Мы сидели дружной кучкой на одном месте, чутко прислушиваясь к различного рода шумам в джунглях.

- Хрен, их кого дождёшься, - уныло констатировал матрос Голованов, - кому мы здесь нужны. Вот если бы из гаубиц корабельных громыхнуть, то нас бы наверняка услышали и пришли на помощь. Вот мы, товарищи, уже сидим здесь около часа и ни одна, простите, сволочь не пришла к нам на помощь.

- Не торопитесь, Голованов, - это вам не цивилизованный город с широкими шоссейными дорогами, где любая помощь может добраться до вас за считанные минуты, а непроходимые джунгли. А в результате этого время нашего спасения может затянуться ни на один час, - строго заметил мичман Котин.

- Тихо, - медленно поднимаясь с травы, прошептал я, - кто-то пробирается через джунгли.

Все оглянулись на мой шёпот и застыли в изумлении. На сколько хватало глаз из джунглей полукольцом выступило несколько человек, внешний вид которых поверг нас в ужас. Ни о какой цивилизации не могло быть и речи. Перед нами стояло не менее пятидесяти совершенно тёмных туземцев с большими копьями в руках и луками за спинами. На их плечах мы заметили какие-то тряпки - подобие небольших накидок. Их мужские достоинства были спрятаны в небольших размеров чехольчики,

сделанных из каких-то сухих растений. Туземцы с каменными лицами стояли перед нами, как будто чего-то выжидая. На некоторых копьях туземцев я заметил человеческие черепа.

- Похоже, что мы теперь в гостях у туземцев - людоедов, - с ужасом констатировал я, медленно подходя к капитану. - Командир, мы, похоже, серьёзно влипли и влипли по самые уши, - прошептал я ему на ухо. - Обратите внимание на несколько человеческих черепов на их копьях, это наверняка воины - убийцы. Но я где-то читал, что эти товарищи до ужаса любят всякие безделушки и побрякушки, ну, скажем, бусы, красивые украшения и прочее.

- Чёрт бы вас побрал, лейтенант, - прошипел в ответ капитан, - где я сейчас для вас раздобуду всё это. У нас только три ствола и три кортика и кое-какие шмотки на нас.

- Вот и хорошо, Олег Николаевич, - быстро нашёлся я, - больше ничего и не надо. Я так полагаю, что они и этому будут несказанно рады. Тем более, что если им кто-то что-то дарит от всего сердца, то этот человек для них автоматически становится другом и закадычным товарищем. А законы гостеприимства, они как микробы, развеяны по всему миру.

- Да откуда, лейтенант, у вас такой щенячий оптимизм, - возмутился капитан. - Вы только посмотрите на эти морды, это же ведь чистые убийцы и людоеды. Вот видите, вы опять вылезли со своей дурацкой инициативой пострелять. Мало вам на базе тира, так нет же, дай ему здесь побаловать оружием.

Между тем туземцы, слабо перебрасываясь друг с другом какими-то фразами, неспешно двинулись к нам, опустив в нашу сторону острейшие копья.

 

ГЛАВА 31

 

- Акустик, доложите, что наблюдаете, - приказал Царёв.

- Командир, слышу странную активность цели, - с некоторым напряжением в голосе, доложил мичман. - По правому борту увеличивается частота странных вибраций и звуков. Похоже, командир, что мы разрушили только скалу, которая удерживала этого монстра и теперь он начинает проявлять явную активность.

- Так, это уже нельзя назвать простой неприятностью, - нахмурился Царёв, - здесь уже попахивает полным провалом нашей миссии, - прикуривая сига-

рету, задумался капитан. - Командирам БЧ доложить о положении в отсеках.

- Центральный пост, докладывает командир БЧ-3 капитан - лейтенант Свиридов, у нас в отсеке, кажется, проблемы.

- Так, кажется, капитан-лейтенант, или на самом деле проблемы, - затягиваясь крепкой сигаретой, быстро поинтересовался командир.

- Командир, у нас резко поднялась температура воздуха в отсеке. Но это ещё не всё.

- Капитан - лейтенант, не занимайтесь пустой болтовнёй, а быстро и чётко доложите о ситуации в отсеке, - не на шутку заволновался командир.

- Командир, но этого просто не может быть, - закричал по переговорному устройству капитан-лейтенант.

- Что там у вас произошло, почему прервали доклад, - несколько раз повторил Царёв. Нет, здесь что-то не так, - туша сигарету о пепельницу, подумал командир субмарины. - Старпом, Леонид Герасимович, я попрошу вас спуститься в третий отсек и выяснить, что там у них.

- Слушаюсь, Василий Петрович, - спокойно ответил старпом и быстро покинул центральный пост.

- Ну, что же, - мысленно подытожил Царёв, - мы своё дело сделали, теперь пора и ноги уносить от греха подальше.

Командир взял в руку микрофон и скомандовал:

- Внимание всем постам, экстренное всплытие на глубину двести метров, ложимся на обратный курс. Пора, мужики, нам уходить из этого опасного района. По готовности, всем службам доложить.

Царёв устало опустился в кресло и достал из нагрудного кармана фотографию жены и сына. Эта фотография сразу же увела его в другой мир счастья и доброты, где всегда не было места проблемам, опасностям и стрессам.

- Ленка, Серёжка, как же я вас всё-таки люблю, - нежно поглаживая любительскую фотографию, тихо шептал Царёв.

Приятные воспоминания командира были прерваны настойчивым сигналом бортовой связи. Царёв быстрым, профессиональным движением схватил микрофон:

- Да, командир на связи, что там у вас творится Леонид Герасимович.

В ответ командир услышал какие-то странные вздохи и крики старпома.

- Старпом, вы в своём уме или нет, - закричал в ответ Царёв, - что вы там вздыхаете и кричите. Доложите немедленно по всей форме, что вы там наблюдаете?

Наступила томительная пауза в эфире, после которой Царёв услышал страшный крик старпома:

- Командир, я только на одно мгновение открыл переходной люк из второго отсека в третий. Картина, которую я увидел, меня просто потрясла. Но этого, действительно, не может быть, - не унимался старпом. - Эти гадины свободно ползают по переборкам и подволоку отсека. Вся команда третьего отсека неподвижно лежит на полу и похоже уже все мертвы. Но, главное, командир, как эта дрянь оказалась на нашей лодке. Ведь герметичность лодки совершенно не нарушена, а эти огромные медузообразные твари в большом количестве ползают по отсеку. Командир, что делать, срочно принимай решение, иначе нам здесь всем конец.

- Спокойно, Лёня, не паникуй. Значит так, быстро, наглухо задрай люк и топай ко мне. Как меня понял?

- Да понял я, командир, - тяжело ответил старпом, задраивая люк в третий отсек.

Царёв схватил микрофон и вновь закричал:

- Всем отсекам боевая тревога. Все люки немедленно наглухо задраить до моего особого распоряжения. Всё ранее мной сказанное остаётся в силе, двигаем обратным курсом домой.

Уже через две минуты в центральный пост влетел насмерть перепуганный старпом с исцарапанными в кровь руками.

- Послушай, Василий, похоже, что мы по уши вляпались в этот инопланетный модуль. Эта капсула проявила необычайную для неё активность и теперь уже не только нам грозит опасность, а всему живому на Земле.

- Спокойно, Лёнька, - подходя к своему боевому товарищу, уже более спокойно заговорил командир. -Ну, что ты в самом деле так разошёлся, отсек ты загерметизировал, так чего нам бояться. Сейчас быстро всплывём на поверхность и запросим помощь.

- А вы уверены, командир, что мы успеем это сделать? Раз эти чудовищные медузы так свободно через герметичные оболочки субмарины смогли проникнуть на наш борт, то им, наверняка, не составит особого труда завладеть всей лодкой. Неужели ты не понимаешь, что это вовсе не простые медузы, а плод чужеродной нам цивилизации, которая всё может.

- Ладно, не орите, капитан - лейтенант, и не создавайте напрасно паники, - сердито буркнул Царёв.

Зазвонил связной аппарат и командир схватил трубку. Царёв слушал сообщения, которые посыпались на него как из рога изобилия, и его лицо медленно багровело и покрывалось испариной.

- Да, Лёнька, пожалуй, ты прав, - мысленно констатировал Царёв. - В данном случае промедление - смерти подобно. Эти твои так называемые медузы уже захватили четыре отсека и движутся к центральному посту.

Царёв взял в руки микрофон и громко скомандовал:

- Внимание в отсеках, экстренное всплытие! Радиорубка, немедленно свяжитесь с ближайшими к нам военными и гражданскими судами и запросите экстренную помощь. Как поняли?

Прошла минута, другая, но ответного рапорта так и не последовало.

- Командир, - застонал старпом, - это конец и ты напрасно дёргаешься. С этой страшной и могущественной силой нам не справиться.

- Так мы всплываем или нет, - закричал в сильнейшем волнении командир. Лёнька, подними перископ и оглядись вокруг, вероятно, что мы уже на поверхности океана.

Старпом быстро привёл в действие механизм поднятия перископа и взялся за ручки его управления.

- Ну, что там наблюдаешь, поверхность или что?

- На, командир, полюбуйся сам на это дикое зрелище, - нервно крутя ручки настройки перископа, тихо прошептал старпом.

Царёв подскочил к перископу и прильнул глазами к его окулярам.

- Вот чёрт, - в испуге прохрипел командир, - да их здесь тысячи. Весь корпус лодки покрыт этими, то ли медузами, то ли огромными кальмарами. Боже, а каких они размеров!? Лёнька, похоже, что наша лодка ещё находится глубоко под водой, и всплыть нам с тобой уже не удастся.

- Что же делать, командир?

- Ничего не делать, - быстро жёстким голосом ответил Царёв, нажимая на панель экстренной связи с субмариной «Киров».

Через мгновение Царёв услышал голос капитана Шерстобитова:

- Василий, слушаю тебя, как твои дела, дружище! Я надеюсь, что наша задача выполнена и пора двигать обратно домой, где давным - давно нас дожидаются на пирсе наши жёны с зажаренными поросятами на подносах. Ну, что ты молчишь?

- Значит так, Иван, слушай меня очень внимательно и главное не перебивай. То, что я тебе сейчас скажу - считай боевым приказом. На моей лодке

сложились экстренные обстоятельства, и только ты один сможешь нам помочь, да и не только нам. Ты сейчас находишься на приличном расстоянии от нас, и тебе пока ничего не угрожает, а нам, Иван, конец. Нашу лодку захватили медузоподобные существа, которые уничтожили почти весь личный состав моего экипажа. Для этих тварей нет никаких преград, и они способны на всё. На свою беду мы потревожили то, что нам не положено было тревожить вообще никогда, и теперь эта инопланетная гадость может установить свои порядки по всей нашей матушке Земле. Иван, пока ещё не поздно, немедленно приведи в боевую готовность все твои

торпедные аппараты и ударь ядерными торпедами по капсуле и по моей лодке. Уж лучше мгновенная смерть, чем чувствовать себя заложником у этой инопланетной мерзости. Как меня понял, Ваня?

- Василий, у тебя случайно не белая горячка, - засмеялся Иван, - какие к чёрту инопланетные существа?

- Иван, я вполне отдаю отчёт своим словам. Немедленно открывай огонь сразу по двум целям, если хочешь, чтобы твои дети и внуки ещё порадовались нашей прекрасной голубой планетой. Ваня, прощай, не поминай нас лихом, мы уходим…

 

ГЛАВА 32

 

Светланка пулей летела домой, чтобы к празднику привести себя в порядок и хоть что-нибудь приготовить к столу. Скинув с себя шубку и сапожки, Света прошла на кухню.

- Так, - лихорадочно соображала она, - в принципе, этот праздник чисто женский, значит, я имею полное право приготовить что-нибудь особенное на свой вкус.

В холодильнике Света обнаружила пару апельсинов, приличный кусок копчёной сёмги и несколько баночек с зелёным горошком и огурцами.

- Ну, вот и славно, - доставая всё это из холодильника, с удовлетворением констатировала Светланка. - Всего этого вполне хватит, чтобы нам с Егором устроить вечер при свечах.

Украсить праздничный стол Свете не составило никакого труда, и уже через пятнадцать минут она в красивом светлом платье сидела за столом, ожидая прихода мужа. Между тем, время шло, уже две зажжённые свечи успели наполовину сгореть, а Егор всё ещё не появлялся. Света медленно поднялась из-за стола и подошла к окну. За окном шёл снег, который уже в который раз щедро покрывал белым покрывалом уже давно белые сопки.

- Странно, - ещё совсем спокойно рассуждала Светланка, - где же это он так задерживается? Не иначе как бегает по городу в поисках букетика мимоз. Глупый, возвращался бы скорее домой. А, впрочем, у контр-адмирала Андреева не нормированный рабочий день и вполне возможно, что Егор до сих пор решает с ним какие-то важные задачи.

Света закурила сигарету и опять присела к столу. Прошло ещё два часа, но всё оставалось по-прежнему.

- Господи, да что же это такое на самом деле, - не на шутку заволновалась Света. - Уже давно Егор должен был прийти домой, а его всё нет.

Света подошла к телефону и набрала номер штаба:

- Дежурный по штабу лейтенант Васин, - услышала Света чёткий голос офицера.

- Простите, лейтенант, - сильно волнуясь, начала говорить Света, - это вас беспокоит жена капитан-лейтенанта Жукова.

- Да, я слушаю вас внимательно.

-Лейтенант, вы не напомните мне, в котором часу мой муж покинул помещение штаба.

- Светлана Александровна, что-то случилось? - тихо поинтересовался дежурный офицер.

- Да вот пока не знаю, что и думать. Егора Ивановича пока нет дома. Ума не приложу, что с ним могло такое произойти?

- Кстати, Светлана Александровна, я поздравляю вас с праздником!

- Ну, спасибо, дорогой, мне уже не до праздников, - быстро ответила Света. - Так всё-таки, лейтенант, как давно Егор Иванович покинул помещение штаба?

- Светлана Александровна, да вот уже как четыре часа я его здесь не наблюдаю, - искренне удивился дежурный, - наш штаб совершенно пуст.

Света потушила недокуренную сигарету и стала быстро одеваться. В этот момент зазвонил телефон, и Света сорвала трубку. В телефонной трубке прозвучал незнакомый голос:

- Это квартира капитан-лейтенанта Жукова?

- Да, это так, - ещё больше заволновалась Света. Вы кто и зачем мне так поздно звоните?

- По-видимому, вы жена капитан-лейтенанта Жукова Егора Ивановича, - спокойно сообщил неизвестный голос. - Должен вас огорчить, ваш муж сегодня доставлен военным патрулём в наш госпиталь в тяжёлом состоянии. С вами говорит его лечащий врач первой категории капитан-лейтенант Суриков.

- Как в госпитале, - в неистовстве закричала Света в трубку, - мой муж совершенно здоров и сегодня я ждала его к ужину.

- Мне очень жаль вас, но это истина, с которой вам всё же придётся смириться. Кстати, ему сейчас, безусловно, потребуется ваша поддержка и нежность.

- Капитан, что с ним, почему он у вас, - вновь забилась в истерике Света, - отвечайте мне немедленно.

- Вас, кажется, Светой зовут, - спокойно заговорил врач. - Если вы не успокоитесь и будете продолжать кричать, то мы с вами мало о чём договоримся. Во-первых, Светлана, вы должны успокоится, а, во-вторых, спешу сообщить вам, что ваш муж находится в сознании, но в тяжёлом состоянии. Наш персонал прилагает все усилия, чтобы поставить вашего мужа на ноги. Должен заметить, что ваш муж от кого-то получил очень тяжёлое ножевое ранение. Задеты важные нервные окончания, которые могут повлечь за собой некоторые неприятности для вашего мужа, но жизнь вашему супругу мы гарантируем.

- Хорошо, капитан, я немедленно еду к вам, я хочу видеть своего мужа, - вытирая платком слёзы, еле слышно проговорила Света.

- Светлана, я полагаю, что уже глубокая ночь и совсем нет необходимости так спешить, - негромко заметил военврач, - а вот завтра, прямо с утра, я буду вас ждать в нашем госпитале.

- Нет, нет, капитан, и не уговаривайте меня, вы же сами только что заявили, что моему мужу сейчас требуется поддержка и забота. Я уже твёрдо решила и скоро буду у вас.

- Ну, это ваше право. Только хочу вас предупредить, что мы не располагаем особыми апартаментами. Все больные у нас лежат в общих палатах и на равных правах. В настоящий момент ваш муж находится в реанимации, и я вам смогу предоставить только небольшую кушетку в коридоре госпиталя. Вас всё это устроит?

- Какие к чёрту удобства, капитан, я могу и привыкла находиться практически в любых условиях, лишь бы мой муж почувствовал мою поддержку и заботу.

- Добро, приезжайте, - недовольно буркнул врач, прекращая телефонную связь.

Света, позвонив в комендатуру, вызвала дежурный газик и уже через десять минут стояла у больничной койки Егора.

 

ГЛАВА 33

 

- Вы знаете, Олег Николаевич, - тихо прошептал старпом, - у меня такое ощущение, что эти дикари не совсем дружелюбно настроены в отношении нас. Мне кажется, что поднять им настроение сможет лишь хороший подарок.

Капитан продолжал с каким-то особенным ожесточением отмахиваться от мух и москитов, которые ежесекундно атаковали его со всех сторон.

- Проклятые твари, - злобно шипел капитан, - вот уж никогда не думал, что когда-нибудь попаду в такую переделку. Да и потом, старпом, о каком подарке вы только что изволили говорить? Можно

подумать, что у нас целый саквояж колец, бус и ожерелий. Вы же лучше меня знаете, что туземцы склонны только лишь к этим подношениям.

Старпом улыбнулся и рукой указал на мой кортик и на кобуру с пистолетом. Между тем, расстояние между туземцами и нами стремительно сокращалось, не оставляя нам никакой надежды на спасение.

- Лейтенант Нелюбов, - услышал я грозный окрик капитана, - я даю вам ещё один шанс доказать, что вы всё же не напрасно числитесь в ВМФ. Живо предложите этим дикарям своё личное оружие.

Может быть, это их несколько успокоит, и мы сможем наладить с ними нормальный диалог.

Услышав приказ капитана, я выдвинулся вперёд, держа на вытянутых руках офицерский кортик и кобуру.

Надо сказать, что замысел старпома сыграл свою положительную роль, поскольку, дикари сразу же остановились и от их группы отделился туземец, весь украшенный перьями какой-то экзотической птицы. Туземец почти вплотную подошёл ко мне и что-то гортанным голосом прокричал мне в лицо. Честно говоря, я сильно растерялся, когда туземец изрёк эти звуки, потому что они не были похожи на человеческую речь, а на что-то совсем другое, от чего у меня немного затряслись руки и ноги. Туземец стоял напротив меня с каменным выражением лица и как будто чего-то ожидал.

- Лейтенант, ну чего вы стоите и пялитесь на эту обезьяну, как баран на новые ворота, - прокричал мне зло капитан. - Ответьте ему что-нибудь или он проткнёт вас своим дротиком как мешок с соломой.

Я набрал в лёгкие побольше воздуха и, подражая туземцу, прокричал ему прямо в лицо:

- Здравствуйте, товарищи туземцы!

Как ни странно, но эта моя фраза возымела своё действие на вождя туземцев, который широко улыбнувшись, снял с моих рук кортик и кобуру.

- Ну, слава Богу, - весь дрожа, проговорил мичман Котин, - кажется, наше подношение сработало!

- Не обольщайтесь, мичман, - спокойно заметил старпом, - это ещё не факт, что мы для них уже друзья, время покажет, как они в дальнейшем отнесутся к нам.

Вождь что-то прокричал своим сородичам и те мгновенно подняли копья. Обернувшись к нашей группе, вождь поднял обе руки вверх, а затем, резко скрестив их у себя на груди, низко поклонился мне.

- Ну, кажется, контакт налажен, - удовлетворённо отметил про себя я и повернул лицо к капитану:

- Командир, - бодро начал я, - таможня даёт добро. Я не знаю, что этот дикарь прокричал сейчас мне, но знаю только одно, что с этого момента мы их друзья.

- Хорошо, если б друзья, а не закуска к ужину, - рассмеялся матрос Голованов.

Вождь жестом руки пригласил нас следовать за ним. Видимо, туземцы прекрасно ориентировались в джунглях, потому как уже минут через сорок мы вышли к их поселениям.

Надо отметить, что туземцы выбрали отличное место для своей деревни. Насколько хватало глаз перед нами простиралась завораживающе красивая долина, над которой возвышались горы, покрытые почти непроходимым тропическим лесом. Их вершины утопали в облаках. Вскоре к нам стали подходить и другие туземцы, жестом показывая какие они мужественные войны. Они показывали нам свои шрамы от вражеских стрел.

- Командир, - обратился я к капитану, - у меня такое ощущение, что они не видят ничего предосудительного в каннибализме. Во всяком случае, к нам они относятся весьма благосклонно и вряд ли нарежут из нас шашлыки.

- Дай - то Бог, лейтенант, - буркнул в ответ капитан. -Обратите внимание, лейтенант, на эти грядки с какой-то растительностью и на этих животных, снующих вокруг наших ног. Похоже, что это одомашненные дикие свиньи и опоссумы.

- Да, я и сам это вижу, командир, что это вполне приличная деревушка, где мы сможем вполне отдохнуть и попытаться выяснить у них, как же нам связаться с большой землёй.

Между тем вождь туземцев подвёл нас к группе женщин, которые что-то готовили на больших чёрных камнях, выложенных вокруг небольшого кост-

ра. Вождь что-то прокричал нескольким женщинам, копошащимся у костра, и затем жестами рук предложил нам разоблачиться по своему образу и подобию.

- Что это папуас удумал такое, - сразу занервничал капитан, обращаясь ко мне.

- А чего здесь не понять, - засмеялся я, - этот дикарь поступает вполне разумно и рационально. Ему странно видеть на нас эти тельняшки и прочую ерунду, которую мы привыкли называть формой. В своём гареме он хочет видеть только себе подобных ни больше и ни меньше.

- Нет уж, увольте, - начал расходится капитан, - я никогда не сниму со своих плеч тельняшку даже под страхом смерти.

Вождь папуасов выжидающе смотрел на нас своими чёрными сверлящими глазами, и постепенно выражение его лица стало быстро меняться от благодушно спокойного до жёсткого и агрессивного.

- Олег Николаевич, перестаньте кривляться, - строго заметил старпом, - можно подумать, что у нас есть выбор. Вы не забывайте, что находитесь в логове у папуасов-людоедов, у которых настроение может меняться как поворот флюгера от дуновения ветра. Чего вы тянете, скидывайте с себя это тряпьё!

Одна из дверей хижины туземцев распахнулась и оттуда сразу вышла группа обнажённых до пояса женщин. Их шеи были украшены бусами, собранные из разноцветных камней и морских раковин. Их бёдра прикрывали короткие юбки из растительных волокон. Кстати говоря, весь мужской состав папуаской деревни был облачён в точно такие же юбки и бусы. У многих папуасов носы и уши были проткнуты какими-то острыми чёрными и белыми палочками. Туземные женщины положили к нашим ногам несколько юбок и бус и постоянно кланяясь, попятились к костру.

- Ну, что, командир, - бодро заговорил я, - полагаю, что нам не остаётся ничего другого как примерить на себе их наряды. Вы знаете, мне как-то не приходилось ещё щеголять в женских юбках и с бусами на шее.

- Замолчите, лейтенант, вы действуете мне на нервы, - в ярости закричал капитан. - Можете не надеяться на моё послабление в отношении вас. Субординация всё же будет сохраняться, даже если я натяну на бёдра юбку.

Мы быстро облачились в предложенную нам одежду и благодарно поклонились вождю. Вождь, благосклонно приняв нашу благодарность, жестами пригласил нас к костру, где полуобнажённые женщины поджаривали на раскалённых чёрных камнях каких-то небольших зверьков, так похожих на больших крыс.

 

ГЛАВА 34

 

Адмирал Померанцев сидел в своём кабинете и напряжённо слушал адмирала Рассела.

- Господин адмирал, вы русские, удивительно упрямые существа!

- Вы знаете, господин Рассел, это достаточно серьёзное заявление с вашей стороны и поэтому я требую объяснений, - резко ответил адмирал Померанцев.

- Бросьте юлить, адмирал, вы всё прекрасно поняли и я надеюсь, что это был последний ваш ляпсус.

- Господин, Рассел, давайте не будем говорить загадками, это меня уже начинает раздражать. Что вы конкретно можете предъявить мне в качестве каких-то обвинений?

- О,кей, сэр, начнём с того, что вы планомерно готовили две субмарины для проведения очередной безумной акции, но уже в подопечном вам океане. Наши спутники слежения зафиксировали в известном вам районе на большой глубине несколько ярчайших вспышек, которые наше командование

идентифицирует как применение ядерных зарядов малой мощности. Ни для кого уже не является особым секретом тот факт, что в ваших территориальных водах находится непонятного происхождения капсула, которая излучает странные сигналы. Вероятней всего это инопланетная капсула, которую ни под каким предлогом нельзя тревожить и уж тем более пытаться её уничтожить. Понимаете, сэр, вы уже второй раз наступаете на одни и те же грабли, и мы страшно обеспокоены вашим неразумным поведением.

- Ну, знаете ли, это ни вам решать, разумно мы поступаем или нет, - спокойно отреагировал на слова американца адмирал. - Во-первых, этот объект находится на российской территории в прибрежных водах океана, а, во-вторых, мы вынуждены были заняться им вплотную, поскольку, он отрицательно влиял на морскую фауну и флору в наших территориальных водах. В радиусе двух километров от капсулы вы не найдёте ни одного живого организма. Кроме всего прочего, адмирал, ещё не известно, как этот объект уже повлиял на наши организмы за время своей активности.

- Ну, допустим, сэр, что вы и правы, а как же быть с договором о запрещении испытания ядерного оружия в трёх средах, который уже совсем дав-

но подписан ведущими ядерными державами мира. Вы вынуждаете нас в одностороннем порядке выйти из этого договора, а это сразу же повлечёт за собой эскалацию новой ещё более мощной волны гонки ядерных вооружений наших двух стран. Да и потом, сэр, этот вопрос мы смогли бы с вами обсудить при нашей встрече в Москве или в Вашингтоне. Понимаете, господин адмирал, вопрос настолько серьёзен, что с этой глобальной проблемой одному государству никак не справиться.

- Ну, почему же не справиться, - горячо возразил адмирал Померанцев. - Нам всё же удалось ликвидировать этот аномальный модуль.

- Ну, да, но какой ценой, сэр, - с грустью в голосе заметил адмирал Рассел, - вы опять потеряли одну из лучших ваших субмарин на Северном Флоте. Знаете, с такими темпами вы очень быстро растеряете весь ваш флот.

- Ну, это уже моя забота, адмирал, как поступать мне с моим флотом, а то, что мы спасли практически всё человечество от чужеродной биомассы, которая слишком активно себя проявила, так это определённый факт!

- Простите, сэр, о какой биомассе вы говорите, - насторожился американец.

- Вот видите, адмирал, оказывается, что и вам кое-какие наши секреты недоступны.

- И всё-таки, господин Померанцев, о какой такой чужеродной биомассе вы только что упомянули?

- Видите ли, господин Рассел, нашим ядерным торпедам всё же удалось свернуть шею этому подводному монстру, который тут же ответил нам выплеском из своего нутра каких-то медузообразных существ, которые каким-то невероятным способом проникли на борт одной из наших субмарин и навели там свой порядок. Только поэтому, адмирал,

вы вынуждены были окончательно добить этого монстра и, к нашему сожалению, нашу субмарину серией залпов из соседней лодки, которая страховала её.

- Какой ужас, сэр, - весь зашёлся в страшном предчувствии американец. - А вы уверены, что ваши ядерные заряды полностью уничтожили эту инопланетную дрянь. А вдруг какое-то количество этих существ выжило и начнёт свою деятельность по всему мировому океану.

- Нет, господин Рассел, это просто невозможно, поскольку, наши торпеды уничтожили всё живое в том числе и боевую технику в радиусе трёх километров от места взрыва. И потом наши глубоководные батискафы постоянно работают в этом районе мирового океана и не обнаружили ничего похожего на медуз или чего схожего с ними. Кроме всего прочего, инопланетный модуль полностью разрушен. Да вы и сами, наверно, это сразу же почувствовали по прекращению странных сигналов от него.

- Хорошо, сэр, что всё так благополучно закончилось, исключая, конечно, гибель ваших подводников, которые первыми приняли на себя удар чужеродной нам цивилизации. Но я всё же надеюсь на наше с вами сотрудничество в этом вопросе, - заканчивая разговор, подытожил адмирал Рассел.

 

ГЛАВА 35

 

Света возвращалась домой после трудового дня совершенно опустошённая и разбитая. После серии операций Егору стало немного лучше, но, тем не менее, он продолжал находиться в госпитале под неусыпном вниманием врачей.

Толкнув ногой входную дверь, Светланка в полном изнеможении опустилась на диван. Ей не хотелось ни есть, ни пить и вообще жить. Все её мысли в эти дни были сосредоточены на здоровье Егора, которое, как ей тогда казалось, висело на волоске. Все эти дни Света провела у постели му-

жа, морально помогая ему преодолеть то злое начало, которое поселилось в его душе после нанесения ему тяжёлого ранения в грудь.

- Нет, я так больше не могу, - сжимая руками себе виски, тихо шептала Света, - я скоро сойду с ума от этих бесконечных бед, которые с определённой периодичностью в последние годы обрушиваются на меня.

В голове у Светы что-то противно звенело и щёлкало от нескольких бессонных ночей, проведённых у постели Егора. С трудом поднявшись с дивана, Света добрела до телевизора и включила его, тем самым пытаясь как-то отвлечься и хоть немного унять душевную рану. По телевизору передавали хоккейный матч между канадской и российской сборной. Шёл второй период хоккейного матча, и ещё не совсем было ясно, чем всё же закончится матч. Света сидела перед телевизором, стараясь сосредоточиться и вникнуть в ход борьбы между двумя мировыми командами. Света откинула голову на спинку кресла и закрыла глаза. Спортивный комментатор почти ежеминутно сообщал о выразительных атаках той или иной команды, но до слуха Светы долетали только обрывки его радостных восклицаний.

- Всё, я больше не вынесу этих духовных переживаний, - медленно вставая с кресла и подходя к серванту, мысленно решила Света.

Быстро налив себе коньяку, Света в три глотка осушила фужер. По всему её телу и жилкам сразу же разлилась приятная горячая волна блаженства и неги. И только теперь Света совершенно чётко услышала радостный голос спортивного комментатора:

- Очередная атака нападающего российской сборной Евсюкова завершилась взятием канадских ворот. Надо сказать, дорогие друзья, что матч между такими суперкомандами проходит в достаточно нервной обстановке и зачастую канадские хоккеисты нарушают правила.

- Значит так, - сама себе загадала Светланка, - если наша сборная проиграет, то мы с Егором уезжаем в Москву. Ну, а если выиграет, то мы с мужем ещё послужим нашему Отечеству. Спортивный комментатор с воодушевлением продолжал комментировать ход борьбы между хоккеистами Канады и России:

- Нападающий Серов овладел шайбой и стремительно направился к воротам канадской сборной. На ближних подступах к воротам его встретили два здоровенный защитника, которые незамедлительно применили против нашего игрока недозволенный приём. У ворот канадцев завязалась борьба, которая сразу же перешла в фазу откровенной драки. Так, вот я вижу, что в ход пошли клюшки, перчатки и коньки. Судьи пытаются утихомирить игроков, но пока всё безрезультатно. На лёд выскочили уже и запасные игроки обеих команд и репортёры, которые с жадностью начали снимать это не лицеприятное зрелище. Да, друзья мои, такой хоккей нам не нужен, - с горечью в голосе резюмировал комментатор.

- Господи, даже здесь нашим ребятам не везёт, - с ненавистью констатировала Света, подливая в фужер новую порцию коньяка.

Хоккейный матч заканчивался и, к сожалению, не в нашу пользу. Света с ожесточением выключила телевизор и допила коньяк.

- Ну, что же, это судьба и нам с Егором уже нет никакого смысла оставаться здесь, - твёрдо решила Света. - Егор уже не сможет в полной мере восстановить своё здоровье и уйдёт в отставку. Ну, а мне тем более, здесь уже делать будет нечего.

Достаточно большая доза коньяка оказала мгновенное действие на истерзанную душу Светы, окунув её в глубокий сон.

Света спала и перед её мысленным взором пёстрой лентой проплывали эпизоды из её жизни. Она видела свою матушку, ещё бодрую пенсионерку, которая со слезами на глазах провожала её вместе с её избранником на далёкий север в маленький военно-морской гарнизон. Ей снились её подруги и друзья по институту, которые поначалу писали ей письма и слали поздравительные телеграммы. Но больше всего её воспалённое воображение рисовало ей картинки из детства, когда четырнадцатилетним подростком она почувствовала всю мощь бушующего Чёрного моря. В то далёкое время отец Светы состоял в одном из самых престижных яхт клубов города Москвы. Отец очень часто летом пропадал из дома по своим спортивным делам, направляясь к Чёрному морю на ответственные соревнования. Светланка постоянно просила отца взять её с собой на одну из черноморских регат, но мама всегда была против, мотивируя свои возражения тем, что это чисто мужское занятие, и женщине не место на морских судах. Конечно, это очень задевало самолюбие девочки - подростка, которой тогда казалось, что всё в этом красивом мире возможно и доступно. Но Свете всё же удалось усыпить бдительность матери и оказаться рядом с отцом в его яхте. Обычно каждое лето мать отправляла дочку в пионерский лагерь, но в этот год за отличную успеваемость в школе Свете выделили путёвку в Артек, откуда она благополучно сбежала к отцу на регату. Отец, конечно, был шокирован внезапным появлением дочери на крупных соревнованиях, но тут же смягчился, видя насколько горячо её желание пройтись вместе с ним на яхте. Позвонив в Артек и уладив все вопросы с директором пионерского лагеря, отец в нарушении всех правил незаметно пристроил Светланку в своей крохотной каюте. До этого выхода в море, отец часто рассказывал дочке об устройстве его яхты и о схеме управления парусами. Тогда Света не осознавала, что все эти навыки и знания ей очень пригодятся в жизни.

Регата началась как обычно вовремя, и ничто не предвещало беды. Отец стоял на руле и внимательно следил за курсом и парусами. Светланка сидела на корме и наслаждалась морем, Солнцем и играющими невдалеке дельфинами.

И как часто это бывает на Чёрном море, вдруг подул северо-западный ветерок, быстро переросший в сильнейший воздушный шквал, который моментально поднял в море большую волну. Отец резко обернулся к Светланке и по - военному строго прокричал:

- Юнга, слушай мою команду: быстро в каюту.

Света, вцепившись руками в снасти яхты, стояла на корме и как зачарованная смотрела на это буйство природы. Отец ещё что-то кричал Свете, но она из-за шума волн и ветра уже ничего не могла разобрать. Время для Светланки на какое-то мгновение остановилось, и она краем глаза видела, как отца подхватывает огромная волна и уносит с собой в море.

Света, вздрогнув всем телом, проснулась. Быстро взглянув на часы, она лихорадочно стала одеваться.

- Господи, - заволновалась Света, - уже восемь часов утра, а я ещё дома.

Наспех сварив себе кофе и позавтракав тем, что нашлось в холодильнике, Светланка уже бежала к остановке служебного автобуса.

 

ГЛАВА 36

 

Первое время в племени туземцев нас принимали достаточно хорошо, но со временем вождь начал отдавать предпочтение только некоторым из нас. Каждый день утром все женщины племени сажали себе на плечи маленьких детей и шли работать на огородах. Поскольку, я первым сделал дорогое подношение вождю племени, то мне опре-

делили отдельное жилище - ветхое сооружение из бамбука на сваях и крыши из пальмовых листьев. Туземцы оказались на удивление гостеприимными существами, даже, пожалуй, чересчур гостеприимными, предложив мне, кроме всего прочего, молодую женщину в качестве жены. Поначалу я категорически отказывался от такого «подарка», но видя, что мой отказ совсем не входил в обычаи и тра-

диции этих дикарей, вынужден был принять их подарок.

Новоиспечённая жена каждый день кормила меня запечённой сладкой картошкой и жареным мясом опоссумов, которых в деревне было огромное количество. Честно говоря, эта еда уже который день вызывала у меня изжогу и лёгкую тошноту, но спорить с хлебосольной хозяйкой жилища я просто не смел.

Нашему капитану повезло в меньшей степени. Из-за его ворчливого и неуживчивого характера вождь племени поселил его с группой здоровенных папуасов в одном доме. Кроме того, капитану внималось в обязанность пасти и ухаживать за стадом чёрных свиней, которые, не стесняясь, оставляли свои испражнения практически везде, куда им был свободный доступ. Конечно, капитану очень не нравился его теперь уже новый статус, но стиснув зубы и постоянно шёпотом исторгая из себя ругательства, капитан на удивление всех прекрасно справлялся со своими обязанностями.

Всех же остальных моих товарищей вождь включил в группу войнов - охотников, вручив каждому из них по острейшему копью и луку со стрелами. Правда, в этой суровой и дикой для нас действительности, нам позволяли очень редко собираться поздним вечером всем вместе у костра на окраине деревни, где мы успевали обменяться впечатлениями о нашем бедственном положении. Вот и сегодня после 2-х месячного пребывания у папуасов мы, как обычно, поздним вечером собрались всей шестёркой у костра. Настроение у всех моих товарищей было подавленным. Наши руки и ноги совершенно огрубели от повседневных тяжёлых работ и от укусов различного рода насекомых. Наша кожа приобрела совершенно другой вид и сильно саднила от того, что дикари зачастую заставляли нас натираться какой-то мазью из растительных трав. Нашего капитана было просто не узнать. Всё его лицо неимоверно распухло, а от постоянной растительной пищи в значительной мере раздался в своём объёме его живот.

Мне почти каждый день приходилось исполнять свои мужские обязанности перед своей молодой женой - папуаской, которая с какой-то злой настойчивостью требовала от меня ласки и любовных утех.

Мы сидели вшестером у костра и делились своими впечатлениями от пребывания в этом «райском» уголке нашей планеты.

- Товарищи, офицеры, - заговорил я, - я так больше не могу. Скоро эта женщина - львица окончательно превратит меня в инвалида - импотента. У меня теперь постоянно трясутся ноги и руки после каждой ночи, проведенной с ней.

- Ничего, сынок, - прохрипел распухшим ртом капитан, - у тебя всё же, как никак, настоящая семейная жизнь. А вот мне – то, каково целыми днями в помоях возиться.

- Ну, знаете, Олег Николаевич, - вступил в разговор старпом, - во многом вы сами в этом виноваты. Ваш, простите, несносный характер сыграл свою решающую роль в выборе вождём вашей новой для вас профессии. Вы не забывайте, командир, что папуасы тоже люди и им также как и нам быстро передаётся дурное настроение и дурные мысли.

- Так что же вы мне теперь прикажете им задницы целовать что ли, чтобы ублажить этого дикаря в перьях, - весь зашёлся капитан. - Неужели вы не понимаете, что я капитан и мой статус не позволяет мне никаких послаблений в отношении этих дикарей.

- А вот и напрасно, - вновь заговорил я, - ваше упорство и неприятие их обычаев и традиций может сильно ударить по вашему здоровью и вообще благополучию. Вы просто обязаны доказать им, что вы обычный смертный человек со своими пороками и слабостями, которому совершенно не чужд их

образ жизни. Поймите, командир, что нам ещё надо продержаться какое-то время, чтобы выбраться из этой ловушки.

- Интересно, лейтенант, как вы это себе представляете, - нервно засмеялся мичман Котин.

- Да очень просто, мичман, - серьёзно ответил я. -Может быть кто-нибудь из вас заметил, что над нашим островом иногда на большой скорости пролетают вертолёты. В основном это происходит в вечерние часы и, поэтому я не успеваю определить, что это за вертолёты и какой державе они принадлежат. Но главное, товарищи офицеры, ни это, а тот факт, что такие летательные аппараты не могут совершать марш броски на многие сотни миль. Отсюда, сам собой напрашивается вывод, что недалеко от нашего острова постоянно курсируют какие-то авианесущие корабли или проходят учения какого-либо государства.

- Да, действительно, лейтенант, я иногда слышал над своей головой какой-то гул, но не придавал этому особого значения, - насторожился капитан. - Ну, что же, это обстоятельство должно сыграть решающую роль в нашем спасении. Значит так, лейтенант Нелюбов, - с остервенением почёсывая себе спину, строго заговорил капитан, - раз вы у нас такой наблюдательный, то я поручаю вам со-

ставить чёткий график пролёта этих железных стрекоз. А уже потом будем решать, каким образом нам привлечь их внимание. Товарищи офицеры, у кого из вас сохранилось хоть одно огнестрельное оружие или кортик.

- Олег Николаевич, - улыбнулся старпом, - ну, вы, в самом деле, как ребёнок. Конечно же, папуасы сразу обезоружили нас при первой нашей встрече с ними, и вряд ли кто из присутствующих здесь сможет похвастаться наличием личного оружия.

- А вот это вовсе не факт, - поднялся со своего места мичман Котин. - Как только я заметил, что из джунглей выходят туземцы с копьями, я сразу же быстро освободился от своей кобуры с пистолетом, бросив её около развесистой пальмы. Кстати, я её очень хорошо запомнил, командир, у неё ещё такой странный ствол, который сразу же бросается в глаза.

- Это несколько облегчает нашу задачу бегства из этого «райского» гнёздышка, - с трудом переводя дух, проговорил капитан. - Итак, друзья, следующая наша встреча состоится через неделю и за этот срок мы должны выработать чёткий и строгий план нашего побега. Кроме всего прочего, товарищи, я надеюсь, что уже многие из вас научились достаточно хорошо стрелять из лука. Это тоже нам пригодится при побеге, поскольку, не исключена возможность того, что за нами будет организована погоня. Поэтому мы, чтобы сохранить свои жизни, вынуждены будем отстреливаться и отмахиваться всем тем, что у нас будет под руками, в том числе и копьями. Вам, мичман Котин, я поручаю запастись надёжным кремнем для розжига костра и сухим пухом кур. Я полагаю, товарищи, что пора уже показать этим дикарям, что мы всё же цивилизованные люди, и желаем жить в своём привычном для нас мире. Всё, товарищи офицеры, расходитесь по своим местам и не забывайте о нашем плане. Честь имею!

 

ГЛАВА 37

 

Контр-адмирал Андреев находился на приёме у командующего Северным Флотом. Потеря двух

атомных субмарин за такое короткое время да ещё из одного и того же гарнизона не могли не найти своего отражения в серьёзных перестановках на Северном Флоте.

Адмирал Померанцев сидел за своим рабочим столом, нервно вертя в своих руках уже давно выкуренную трубку.

- Виктор Алексеевич, присаживайтесь, - кивнув головой на кресло напротив, сухо предложил адмирал. -Должен сказать, Виктор Алексеевич, что мне сегодня предстоит одна неприятная миссия, - вновь набивая трубку табаком, тихо начал говорить адмирал.

- Да, я уже догадываюсь, Сергей Евгеньевич, что вы вызвали меня к себе не для награждений, а для чего - то более прозаичного. Хотя, я всего лишь выполнял приказ и не более того, но чувствую, что у командования сложилось уже определённое мнение на потерю двух атомных субмарин.

- А что мне прикажете делать, дорогой мой, если Москва требует наказать виновных и достаточно строго. Вы догадываетесь, о чём я говорю, - не спеша, раскуривая трубку, строго заметил адмирал. -Как говорится, дружба - дружбой, а табачок - врозь. Короче говоря, Виктор Алексеевич, уже пришёл приказ на ваше увольнение из рядов ВМФ со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ну, вы и сами прекрасно знаете, что это за условия такие. На ваше место, Виктор Алексеевич, уже назначен другой человек из Дальневосточной базы ПС-11 контр-адмирал Сырцов. У него достаточно большой опыт работы с личным составом базы, был неоднократно награждён орденами за успешное выполнение ответственных заданий командования.

- Ну, что же, товарищ адмирал, - склонив голову на бок, устало заметил контр-адмирал, - мы люди подневольные и всегда готовы принять на себя удар тяжёлой артиллерии из Москвы. Когда прикажете сдать свои полномочия новому товарищу?

- Ну, когда? Я полагаю, что вначале его надо будет ввести в курс ваших дел, ознакомить с документацией и личным составом, ну, а затем можете спокойно покупать себе билет на самолёт. Я думаю, что на всё, про всё, вам хватит и двух недель, Виктор Алексеевич?

- Вполне, товарищ адмирал, - уже сухо ответил контр-адмирал.

- Только давайте не будем ни на кого обижаться, - с металлическими нотками в голосе, заметил командующий. - Мы всё же военные с вами люди, а не кисейные барышни и должны спокойно и мужественно воспринимать все удары судьбы. Кстати, Виктор Алексеевич, я полагаю, что с вашим богатым опытом руководства кадрами вы сможете найти себе достойную работу в любом учреждении, имеющим прямое отношение к морской тематике. Ну, в общем, ни мне вас учить, Виктор Алексеевич. Давай-ка теперь, Виктор, поговорим по-простому без субординации, - ставя стаканы с виски на стол, спокойно заговорил адмирал. - Ты, что же думаешь, Виктор, что мне так легко было сообщить тебе эту новость. Мы же с тобой уже ни один год занимаемся одним делом, и поэтому это решение Москвы сильно задело меня и выбило из колеи.

Адмирал допил свой стакан виски и продолжил:

- Вот ты, Виктор, сейчас в обиде на весь мир, а всё же ещё не знаешь, что и я не избежал той же участи. Мне предложено оставить пост и уйти в отставку.

- Сергей Евгеньевич, а вас-то за что? - искренне удивился контр-адмирал. - Вы же не принимали прямого участия в решении наших задач.

- Ну, как же не принимал, Виктор, конечно же, принимал. Вот за то и пострадал. Ну, хорошо, в общем-то, всё ясно, - вставая из-за стола, резюмировал адмирал. - Я надеюсь, Виктор Алексеевич, что мы с вами всё же останемся друзьями, ну, хотя бы в памяти друг о друге.

- О чём это вы, - насторожился контр-адмирал. Ничего, Сергей Евгеньевич, я принимаю этот для меня неприятный вызов судьбы и считаю, что жизнь продолжается.

- Вот и хорошо, Виктор, - уже заплетающимся языком проговорил адмирал. - Не смею тебя больше задерживать. Честь имею!

Контр - адмирал, козырнув командующему, удалился из кабинета.

Адмирал откупорил бутылку и налил себе второй стакан виски. В его, уже хорошо затуманенном алкоголем мозгу, постоянно мелькала мысль: «Ты проиграл и пора уходить!». Допив второй стакан виски и закусив ломтиком лимона, адмирал нажал на кнопку вызова адъютанта. Через минуту в кабинет вошёл адъютант командующего и с удивлением взглянул на своего командира:

- Товарищ адмирал, слушаю вас!

- Значит так, Игорь Викторович, сегодня я уже никого не принимаю, да и вообще больше никого не хочу принимать, - свирепо вращая глазами, выдавил из себя адмирал. - Немедленно отмените все мои встречи запланированные на сегодня.

- Товарищ адмирал, с вами всё в порядке, - осторожно поинтересовался адъютант, - может быть вызвать бригаду врачей?

- Я всё сказал, капитан, идите и выполняйте мой приказ, - резко отрезал адмирал и тяжело опустился в кресло за рабой стол.

На рабочем столе адмирала постоянно трезвонили телефоны, приглашая командующего к серьёзным разговорам, но адмирал уже не обращал на них никакого внимания. Медленно выдвинув ящик стола, адмирал взял в руки отливающий воронёной сталью пистолет. Адмирал сидел в своём рабочем кресле, сжимая в правой руке пистолет, и чувствовал, как его сердце вновь начинала сжимать какая-то железная рука, от прикосновения которой, мучавшая его уже много лет боль, противной и нестерпимо тяжёлой волной разливается по всему телу.

- Ну, нет, в больницу я больше не ходок, - превозмогая боль, прохрипел адмирал и спустил курок.

 

ГЛАВА 38

 

Через три недели после длительного лечения Егора выписали из госпиталя с окончательной резолюцией: к военной службе не пригоден. Врачи сделали всё возможное, чтобы поднять Егора на ноги, но его ранение было настолько серьёзным, что консилиум врачей единодушно пришёл к выво-

ду о прекращении службы Егора в рядах ВМФ. Егор страшно переживал решение военных врачей,

но со временем и он смирился с этим ударом судьбы.

Аккуратно поставив в угол прихожей трость, Егор, немного прихрамывая, прошёл на кухню, где уже хлопотала над ужином Света.

- Привет, Егор, - обрадовалась Светланка, вытирая о передник мокрые руки. - Что-то и сегодня ты задержался в городе. Знаешь, Егор, так больше жить нельзя, ты постепенно стал терять нормальный человеческий облик, Конечно, я тебя прекрасно понимаю, что после такой блестящей карьеры ты потерял всё, но на то ты и офицер, пусть даже бывший, чтобы не падать духом, а продолжать жить как все нормальные люди. Да и потом наш военный городок не такой уж большой, чтобы можно было затеряться среди людей. Здесь все друг о друге знают, и я не хочу, чтобы о тебе дурно отзывались.

- Светик, я всё понимаю, но я ищу себе новую работу, а в нашем гарнизоне это большая проблема. Кстати, что у нас сегодня на ужин, - попеременно снимая с кастрюль крышки, скромно поинтересовался Егор.

- Сегодня на ужин угощу тебя котлетами по-киевски и украинским борщом, - целуя любимого мужа, отрапортовала Светланка. - Но учти, голубчик,

что наши финансовые накопления катастрофически тают, а мой статус уборщицы при штабе не позволяет мне особо сорить деньгами.

- Светик, ты всё же не справедлива ко мне, - притворно насупился Егор, - я с самого утра как собака бегаю по гарнизону и всем предлагаю свои услуги. Правда, есть некоторая вакансия на теплостанции, где уволили двух мерзавцев, которые перечеркнули всю мою жизнь.

- Егор, пойми меня, дорогой, что нам сейчас будет очень трудно, если мы будем жить на одну мою зарплату и твою пенсию по инвалидности. Я считаю, что надо воспользоваться этой возможностью хоть как-то увеличить доход нашей семьи. Кстати, этим работягам неплохо платят, и это обстоятельство позволит нам вновь зажить по-человечески.

- Светик, за что я тебя люблю, - крепко обнимая жену, горячо заговорил Егор, - так это за твой неистребимый оптимизм. Хорошо, дорогая, я завтра же пойду на теплостанцию и обо всём договорюсь с директором.

За вкусным ужином и обсуждением житейских проблем Светланка даже не заметила, как пролетело

время. Проснувшись рано утром и чмокнув в щёку ещё дремлющую жену, Егор быстро оделся и захромал на остановку служебного автобуса. Тепло

станция, где собирался работать Егор, представляла из себя небольшое двухэтажное здание с котельной и высоченной чёрной трубой, постоянно извергавшей из себя клубы чёрного едкого дыма.

Егор, осторожно постучавшись в дверь директора теплостанции, вошёл в небольшую по размерам комнату. Стены комнаты были оклеены старыми и во многих местах грязными обоями. У единственного в комнате окна стоял письменный стол, за которым сидел пожилой мужчина в круглых очках. Мужчина, не спеша, снял с носа очки и, сильно прищурившись, поинтересовался у Егора:

- Вы ко мне, товарищ, или как?

Егор сделал несколько шагов к столу и заговорил:

- Здравствуйте, я хотел бы работать у вас на теплостанции, Я слышал, что у вас есть некоторая вакансия.

Мужчина продолжал, прищурившись, смотреть на Егора как бы не понимая, чего он хочет. Егор скромно потоптался на месте и вновь заговорил:

- Извините, товарищ директор, я насчёт работы пришёл, хочу, как говориться, поработать лопатой,

уголёк покидать. Наконец, до директора дошёл весь смысл просьбы Егора.

- Ну, есть у нас одна вакансия рабочего в котельную, но боюсь, что вы нам не подойдёте с этой вашей палочкой, - директор жестом руки указал на трость Егора. - Да и потом кто вы и каким ветром вас ко мне занесло? Судя по вашему виду, вы не склонны были в своё время заниматься физическим трудом или я не прав.

- Вы, конечно, правы, товарищ директор, но этот факт не имеет никакого отношения к моей просьбе. Я вполне могу обходиться и без этой палки.

Егор схватил в обе руки трость и сильным ударом о колено переломил её пополам.

- Да, теперь вижу, что силёнок у вас предостаточно, чтобы работать лопатой, но всё же давайте знакомиться, кто вы и откуда.

- Я Жуков Егор Иванович, адъютант контр-адмирала Андреева. Правда, теперь мне пришлось военную форму сменить на гражданскую, но суть ни в этом. Я полон сил и энергии, чтобы приносить людям пользу.

Директор, кряхтя, встал из-за стола и подошёл к окну. Не спеша, закурив сигарету и бросив осуждающий взгляд в сторону Егора, заговорил:

- Так, так, значит, вы и есть тот самый офицерик, из-за которого мне пришлось уволить двух моих лучших работяг. Да и потом, извините, контр-адмирал Андреев уже как более месяца не командует нашим славным дивизионом. Ну, и что же вы прикажете мне с вами делать, - постоянно бросая в сторону Егора презрительные взгляды, небрежно заметил директор. - Где гарантия тому, что через какое-то время вы вновь не учините на моём объекте драку или что-нибудь такое из ряда вон выходящее? Извините, дорогой мой, но у меня здесь вовсе не бойцовский клуб, а серьёзное и очень ответственное предприятие, от чёткой работы которого зависит жизнь всего нашего гарнизона.

Егор уже пожалел, что пришел к этому злобному бюрократу в очках. Он стоял и не мог произнести ни единого слова, потому как понимал, что с момента отказа директора взять его к себе на работу, его жизнь начнёт приобретать совершенно другой характер - характер безработного и бомжа.

- Ну, что же вы молчите, товарищ адъютант, - криво усмехнулся директор. - Вот вы все такие, вначале набедокурят, набезобразничают, а потом клянутся, что будут покладистыми и спокойными. Ну, хорошо, будем считать, что я провёл с вами хорошую воспитательную работу и эти свои интеллигентские

замашки вы забудете навсегда. Знаете, что я вам скажу, здесь у нас работает простой народ, без всяких там выкрутасов и, если вы хотите прижиться в нашем коллективе, так будьте любезны соответствовать всему тому, что вас будет окружать.

Ладно, пишите заявление, и завтра к 8.00 выходите на работу. Спецовку и шанцевый инструмент получите на рабочем месте. Вам всё понятно, адъютант?

Егор как во сне воспринимал всё происходящее в кабинете, но последние слова директора окончательно привели его в чувства.

- Да, товарищ директор, я всё понял, большое спасибо, - пробормотал Егор, беря со стола чистый лист бумаги.

 

ГЛАВА 39

 

Надо сказать, что исчезновение шестёрки беглецов из деревни дикарей прошло почти незамеченным. Только на краю деревни беглецам повстречалась небольшая группа дозорных туземцев, которую удалось быстро нейтрализовать с помощью стрел и копий.

Капитан, поправляя на бёдрах пальмовую юбку, строго предупредил всех:

- Товарищи, это только первый шаг к нашему освобождению. Главная наша задача на эту ночь выбрать правильное направление движения к побережью океана и не заблудиться в джунглях.

- Командир, - скромно предложил я, - правильное направление движения нам подскажут вертолёты, которые по моим расчетам именно сегодня и именно сейчас начнут свои пролёты над островом. Нам же останется лишь только проследовать туда, куда они полетят.

Мы медленно продвигались по джунглям, постоянно вскрикивая и матерясь от укусов каких-то неведомых нам насекомых и от прикосновения к острейшим шипам экзотических растений. Из-за туч выглянула Луна и ярко осветила большую площадь джунглей.

- Вот это нам, безусловно, поможет, - удовлетворённо констатировал старпом. - Даже не придётся нам факелы зажигать, а то мы сразу же демаскировали бы себя перед туземцами.

На бархатно чёрном небе ярко проступили звёзды и созвездия, которые переливались во влажном тропическом воздухе как ослепительные бриллианты.

- Ну, и где ваши вертолёты, - постоянно чертыхаясь, гневно осведомился капитан. - Я уже нисколько не сомневаюсь, лейтенант, что вы просчитались и в этом вопросе. И вообще, вам больше ничего нельзя доверить. Вот мы уже продираемся через джунгли где-то около часа, и пока я не услышал ни одного звука, напоминающего мне работу авиационного двигателя.

- Спокойно, командир, - бодро ответил я, - ещё не вечер и мои, как вы выразились, вертолёты появятся над нашими головами с минуты на минуту.

И, действительно, буквально через пару минут я услышал лёгкое стрекотание вертолётов, которое с каждым мгновением становилось всё громче и громче. Четвёрка вертолётов МИ-24 с глухим рокотом пронеслись точно над нашими головами, тем самым указав нам правильное направление нашего движения.

- Олег Николаевич, - догоняя капитана, заговорил старпом, - я полагаю, что до побережья океана осталось совсем немного, и надо ускорить наше движение иначе мы не уложимся в график пролёта вертолётов.

- Добро, - сразу же согласился капитан, отдавая команду на ускорение движения.

Раздирая себе лицо и руки в кровь от острейших шипов лиан и кустарников, мы, наконец, выскочили на прибрежную полосу океана.

- Мичман Котин, - закричал капитан, - если мне не изменяет память, то именно вам я поручал раздобыть сухой куриный пух и кремень для розжига костра.

- Командир, всё на месте, - быстро ответил мичман, - дело за малым.

- Ну, и какого чёрта вы медлите, займитесь разведением костра. Я надеюсь, что туземцы обучили вас этому ремеслу.

Быстро собрав на берегу несколько сухих веток и пальмовых листьев, мичман с величайшей осторожностью начал разжигать костёр.

- Ну, а вы что стоите и словно бараны пялитесь на новые ворота, - гневно прокричал нам капитан, - быстро помогите собрать мичману как можно больше сухого материала для костра.

Костёр постепенно разгорался и уже через несколько минут полыхал огромным кострищем. Как ни странно, но вертолёты больше не появились в небе над нами, что, безусловно, озадачило нас. Океанические тяжёлые волны медленно накатывались на белый песок острова, приводя нас в неистовство от проваленного плана.

- Чёрт бы вас побрал, лейтенант Нелюбов, - в ярости сжимая кулаки, закричал капитан, - вы явно занимаетесь вредительством. Я давно уже к вам присматриваюсь, и теперь мне совершенно ясно, что вы за тип. Ваш идиотский план с треском провалился и я полагаю, что часа через три - четыре нас

обнаружат туземцы и уж теперь наверняка нас всех сожрут, за наше предательство в отношении их.

Я уже не мог слушать яростные вопли капитана, от которых моё сознание начинало сразу затуманиваться и гаснуть. Войдя по грудь в океан, я с удовольствием откинулся на спину и долго неподвижно лежал в таком положении, собираясь с мыслями. Небо надо мной опять освободилось от тучек, предоставив Луне возможность на многие мили вокруг освещать океан и джунгли. Приняв вертикальное положение, я с наслаждением несколько раз окунулся в хрустально чистые воды океана и затем внимательно вгляделся в совсем далёкий океанский горизонт. То, что я заметил на горизонте, привело меня в какое-то необъяснимое безумство. Я скакал в воде, барахтался и нырял как дельфин, не обращая ни на кого внимания.

- Ишь, как его занимает, - удовлетворённо заметил капитан, - сразу видно, что лейтенант признаёт свои грехи и теперь старается смыть с себя всю эту нечисть.

- Командир, - заорал я во всё горло, - на горизонте корабль, вы-то хоть понимаете, что это для нас значит.

Все кинулись к океану, пристально вглядываясь в горизонт.

- Спокойно, товарищи, - поднял руку старпом, - это ещё не факт, что они заметят нас, а если и заметят, то примут наш костёр за костёр туземцев. Здесь надо что-то срочно придумать, чтобы они ясно поняли, что здесь находятся цивилизованные люди, которым требуется срочная помощь.

- Нет ничего проще,- срывая с капитана достаточно больших размеров наплечную попону, радостно закричал я.

Подскочив к ещё не погасшему костру, я начал попеременно заслонять и открывать свет от костра.

- Никак наш лейтенант совсем свихнулся, - грустно заметил капитан, опускаясь на холодный песок.

- Да нет, Олег Николаевич, - строго заметил старпом, - на сей раз лейтенант Нелюбов проявил себя как нельзя лучше! Короче говоря, он передаёт на корабль международный сигнал «SOS» и делает это достаточно грамотно и профессионально.

- Всем слушать мою команду, - во всё горло заорал капитан, - не дать костру ни в коем случае погаснуть. Всем немедленно поддерживать огонь в костре!

После пятнадцати минут непрерывной передачи сигнала, от неимоверного напряжения и усталости, я свалился на песок, потеряв сознание. Не знаю, сколько времени я находился в бессознательном состоянии, но, наконец, открыв глаза, обнаружил себя лежащим на матросской койке в достаточно большом помещении. Рядом с моей койкой стояли стол и тумбочка, от которой исходил какой-то невероятно приятный запах свежеприготовленного борща. Медленно скосив глаза в сторону, я обнаружил на тумбочке большую алюминиевую миску, ложку и кусок белого пшеничного хлеба.

- Господи, что это, - лихорадочно соображал я, пытаясь вспомнить все предшествующие события, - неужели мне всё это снится.

Скрипнула дверь и в помещение вошёл капитан в новой отутюженной форме и с улыбкой на лице.

- Ну, как ты тут, сынок, - тихо заговорил капитан, садясь на край моей койки. - Ты уж прости меня старого дурака, что сразу не разглядел в тебе настоящего моряка. Ну, ей Богу, бес меня тогда попутал. А ты поешь борща немного, тебе сейчас надо набираться сил. Как - никак, ты два дня нахо-

дился без сознания, а за это время много воды утекло.

- Рад вас видеть, командир, - слабо отреагировал я на слова капитана. - Так нас всё-таки спасли, или нет?

- Да, спасли, конечно, спасли, сынок, и всё благодаря твоей находчивости и проявленной инициативе. В данный момент мы находимся на борту авианесущего крейсера «Смелый» и держим курс к родным берегам. Хочу представить тебя к правительственной награде за твой героизм и мужество, - гордо заметил капитан.

- Служу России, - еле слышно прошептал я распухшими губами.

 

ГЛАВА 40

 

Светланка с каким-то остервенением мокрой шваброй шуровала по грязному штабному полу. Как всегда к концу рабочего дня в помещении штаба было страшно накурено, а на столах и полу валялись обрывки каких-то бумаг.

- Господи, ни офицеры, а свиньи в чистом виде, - мысленно рассуждала Света, - ну, неужели, весь этот мусор нельзя аккуратненько сложить в мусорники, кстати, которых здесь более чем достаточно.

Всё, я так больше не могу и не хочу. Ни для того я закончила престижный московский институт, чтобы вот так каждый вечер на карачках ползать и получать за это гроши. Надо немедленно ехать в Москву, - трезво рассудила Светланка, бросая грязную тряпку в ведро с водой.

Егор уже два месяца трудился на теплостанции, помогая жителям маленького городка обрести тепло в своих домах. Каждый день, приходя домой после очередной трудовой вахты, Егор в изнеможении валился на диван и приходил в себя лишь только после двухчасового мёртвого сна. Светланке было больно смотреть на этого ещё совсем молодого и ещё достаточно сильного мужчину, который постепенно на её глазах превращался в беспомощного ребёнка. Глаза Егора уже не горели тем ярким огнём, как при первой их встречи, а сильно потускнели и погрустнели. Света всё чаще стала замечать, как у её мужа трясутся пальцы рук. Кожа на лице сильно погрубела и покрылась мелкими морщинками.

- Ну, нет, - рассуждала Света, в очередной раз, вечером встречая мужа, - надо спасать мужика, а то этот уголёк на теплостанции ему боком выйдет.

Егор тяжёлой походкой подошёл к столу и опустился на стул. Света, быстро собрав на стол ужин, присела рядом с мужем.

- Послушай меня, Егор, мне кажется, что настало время нам с тобой обсудить кой какие вопросы, - глядя прямо в глаза мужу, завела разговор Света.

- Светик, я так устал сегодня после этой смены, а ты ещё хочешь озадачить меня какими-то проблемами. Давай, мы всё с тобой обсудим завтра с утра, - беря в руку вилку, тихо ответил Егор.

- Никаких завтра, - решительно заговорила Света, - посмотри, на кого ты стал похож, кожа, да кости. Всё, завтра же иди к своему директору и подавай заявление на увольнение. И вообще, нам здесь уже делать совершенно нечего. В самое ближайшее время уезжаем ко мне в Москву. Ведь ты же ещё не видел нашу белокаменную столицу.

- Нет, Света, я никуда не поеду, - отодвигая от себя тарелку с жареной картошкой, твёрдо заявил Егор. - Светик, ты пойми, у меня ведь морская душа, а ты меня тянешь в сухопутный город, где я совсем зачахну.

- Не зачахнешь, Егор, а сразу расцветёшь как жасмин. А сейчас, кстати, ты очень похож на сухой и колючий кактус.

- Между прочим, Светик, и кактусы порой дарят людям очаровательные цветки.

- Ну, это не твоя тема, - назидательно заметила Света, - твой кактус уже отцвёл.

- Нет, Света, я говорю вполне серьёзно, и менять своего решения не собираюсь, я отсюда никуда не поеду. Пойми меня правильно, дорогая, - слабо улыбнулся Егор, - здесь мои друзья и многое такое, что невозможно описать словами.

- Друзья - это дело наживное, - быстро отреагировала Светланка, - да и потом, какие к чёрту твои друзья, которые вот уже несколько месяцев не звонят и не приходят навещать тебя. Ну, хорошо, а куда бы ты хотел поехать?

Егор уронил голову на руки и надолго задумался.

- Дорогой, ну что ты меня мучаешь, я ведь всё-таки не железная и у меня нервы тоже на пределе. Ну, говори, что ты решил, - настаивала Света.

Егор медленно оторвал руки от лица.

- Знаешь, Света, у меня в Прибалтике много знакомых и, может быть, я ещё подумаю над твоим предложением сменить свои жизненные ориентиры.

- Так я всё-таки не поняла, - уточнила Света, - куда ты всё же собрался в Москву или в Прибалтику?

- Ну, если мне всё же не удастся уговорить тебя остаться на Севере, то однозначно поедем в Прибалтику.

- Вот вы, мужчины, все такие, - обиженно надув губки, заговорила Светланка, - думаете лишь только о себе. Егор, но у меня же в Москве уже всё схвачено, ты там себе моментально найдёшь работу и обретёшь кров над головой. Ну, а что нам светит в твоей Прибалтике?

- Ничего, Светик, мои знакомые не дадут нам пропасть и в Прибалтике. Ты знаешь, ещё до нашего с тобой знакомства я переписывался со своими школьными друзьями. Многие из них уже давно обрели семью и детей, благополучную и интересную работу. Так вот, где-то лет шесть назад я получил письмо от своего школьного товарища, в котором он подробно описывал свою жизнь и работу. Короче говоря, он в то время работал начальником торгового порта в Калиниграде и постоянно приглашал меня погостить у него. Я полагаю, Света, что он меня в беде не бросит, да и с квартирой тоже поможет. Главное, дорогая моя, что мы бесконечно любим друг друга и готовы на всё во имя этой чистой и светлой любви, - нежно обнимая Светланку, тихо прошептал Егор.

 

ГЛАВА 41

 

На авианесущем крейсере «Смелый» нашей шестёрке была предоставлена полная свобода действий. Закончив серию своих учений в этом регионе мира, крейсер взял курс к родным берегам. Конечно же, мы были всегда желанными гостями в каюткомпании для офицерского состава, где все очень живо обсуждали и комментировали наши невероятные приключения. В результате нашего почти ежедневного посещения корабельного врача, мы в значительной мере поправили своё здоровье и приобрели вполне человеческий вид.

Преодолев несколько тысяч миль, в конце концов, мы ошвартовались в Североморске, откуда нас вертолётом перебросили в наш военно-морской гарнизон. Я с болью в сердце смотрел на наш городок, окружённый всё теми же серыми сопками и, моё сердце сжималось от радости того, что, наконец, я смог обрести всё то, что было потеряно мною пять лет назад.

В штабе гарнизона нас встретил адъютант командующего высокий и стройный капитан-лейтенант.

- Товарищи офицеры, - по всей форме обратился к нам капитан-лейтенант, - контр-адмирал Смирнов давно ожидает вас в своём кабинете.

- Так, - с грустью в душе констатировал я, - видимо в нашем гарнизоне большие перемены, раз нас уже встречают два новых человека.

Мы тесной группой вошли в кабинет и поочерёдно представились контр-адмиралу.

- Присаживайтесь, товарищи офицеры, - делая характерный жест рукой, предложил нам командующий. - Должен сказать, что ваше столь неожиданное появление из небытия произвело на всех нас неизгладимое впечатление. Но, тем не менее, это факт и с этим фактом мы должны считаться. Но вы должны меня понять, товарищи, что такому вашему чудесному спасению должно было что-то или кто-то содействовать. Впереди у нас с вами ещё будет много встреч и, безусловно, вопросов. А пока я даю вам всем возможность отдохнуть, прийти в себя и собраться с мыслями. Ну, а через три дня я жду вас всех в своём штабе с подробными рапортами о ваших, так сказать, приключениях в течение этих пяти лет.

- Товарищ контр-адмирал, - поднялся со своего места капитан, - разрешите вопрос.

- Разрешаю, товарищ капитан первого ранга, - недовольно взглянув в сторону капитана, ответил командующий.

- Товарищ контр-адмирал, - осторожно осведомился капитан, - а почему мы не видим на своём боевом посту контр-адмирала Андреева Виктора Алексеевича? Он что заболел или как?

Командующий не спеша налил себе газированной воды в стакан и спокойно ответил:

- Контр-адмирал Андреев уволен из рядов ВМФ особым приказом министра обороны России. Ещё есть вопросы, товарищи офицеры, - обводя нас строгим взглядом, чётко ответил контр-адмирал.

Командующий встал из-за стола, тем самым давая понять, что разговор закончен.

- Товарищи офицеры, я полагаю, что вы правильно поняли мой приказ и более не нуждаетесь в дальнейших его разъяснениях. Честь имею!

Я почти летел к своему родному коттеджу, затерявшемуся в точно таких же коттеджах нашего военного городка, и моё сердце переполнялось счастьем от ощущения скорой встречи с любимым человеком. Быстро взбежав на крыльцо, я изо всех сил руками забарабанил во входную дверь дома. Дверь быстро отворилась и на пороге нарисовалась фигура здоровяка в форме старшего мичмана. Мичман продолжал молча стоять, с некоторым интересом разглядывая меня.

- Слушай, мичман, ты кто и каким боком ты влез в мою квартиру? Ну-ка, быстро позови мне мою жену Светланку, - грозно наступая на мичмана, прошипел я.

- Лейтенант, а вы случайно не ошиблись домом, - нагло усмехнулся мичман, почёсывая свою волосатую грудь. - И вообще, нормальные люди так не ломятся к чужим людям.

- Это я - то чужой, гад, - зарычал я, кидаясь на мичмана.

Мичман огромной пятернёй сгрёб меня за грудь и втащил в дом. От мичмана сильно разило спиртным и чесноком. Я вновь предпринял очередную попытку разобраться с этим наглецом, но получил сильнейший удар в челюсть, от которого сразу же потерял сознание. Очнулся я на грязном цементном полу в какой-то камере. Сильно болела голова и затекла спина от долгого лежания на холодном полу. С трудом поднявшись с пола, я кое-как доплёлся до дверей камеры и постучался. Через пару минут дверь мне открыл старший матрос.

- Какие будут просьбы, товарищ лейтенант, - заученно произнёс матрос, перебирая руками связку ключей.

- Так, матрос, - гневно начал я, - во-первых, объясните мне, где я нахожусь, а, во-вторых, вызовите ко мне дежурного офицера.

- Товарищ, лейтенант, вы арестованы и находитесь в помещении комендатуры, - спокойно ответил матрос, а дежурный офицер сейчас подойдёт.

Матрос захлопнул перед моим носом тяжёлую металлическую дверь и, шаркая ботинками, удалился в другое помещение.

- Вот это уже становится достаточно интересным фактом, что меня - боевого офицера посадили как зверя в клетку и главное за что, - недоумевал и негодовал я.

Через полчаса явился всё тот же старший матрос и повёл меня коридорами к дежурному офицеру. Осторожно постучав в одну из многочисленный дверей комендатуры, матрос предложил мне проследовать за ним.

- Товарищ капитан-лейтенант, арестованный по вашему приказанию доставлен, - отрапортовал старший матрос и сделал шаг в сторону.

За столом сидел пожилой мужчина в форме капитан-лейтенанта и что-то писал. Быстро взглянув на меня, он жестом приказал мне подойти к столу и сесть.

- Ну, лейтенант, почему безобразничаете, - щуря на меня свои близорукие маленькие глазки, осведомился офицер. - Почему нарушаете установленный порядок в гарнизоне? Где же ваша офицерская совесть и честь, чтобы вот так запросто врываться средь бела дня в чужой дом.

- Простите, товарищ капитан-лейтенант, - ничего не понимая, не смело начал я, - но это мой дом. Я лейтенант Нелюбов Алексей Петрович живу в этом доме со своей женой Светланой Александровной уже несколько лет. Правда, так получилось, что последние пять лет я, по определённым причинам, отсутствовал в гарнизоне. Но вот как раз сегодня я вернулся к своему законному жилищу и законной жене и хочу понять, почему в моём доме находятся посторонние люди.

Капитан-лейтенант достал из портсигара папиросу и закурил.

- Ну да, конечно, вы, очевидно, ещё ничего не знаете, - усмехнулся офицер.

- А что я должен знать, - предчувствуя беду, насторожился я.

- А вы, товарищ лейтенант, должны знать, что ровно месяц назад ваша жена Нелюбова Светлана Александровна со своим вполне законным супругом

Жуковым Егором Ивановичем покинула территорию нашего гарнизона.

- Простите, товарищ капитан-лейтенант, с каким это таким законным мужем, - не понял я. - Я являюсь законным её мужем и надеюсь им остаться до конца своих дней.

Капитан-лейтенант спокойно продолжал смотреть на меня, дымя папиросой.

- Так вот, лейтенант, ваш дом передан уже совсем другой супружеской паре, которую вы и потревожили. Я понимаю, что всё это у вас вышло не преднамеренно и поэтому я сейчас же освобождаю вас из под ареста.

Я сидел в помещении дежурного офицера совершенно раздавленный и униженный последним сообщением капитан-лейтенанта, и скупые слёзы сами собой катились по моим впалым щекам. Офицер поднялся из-за стола и подошёл ко мне. Потушив папиросу о пепельницу, капитан-лейтенант заметил:

- Ну, что вы, лейтенант, не стоит уж так переживать. Завтра с утра в штабе всё прояснится, и я надеюсь, что в скором времени вы всё же увидите свою законную супругу. А пока ступайте в офицерское общежитие и доложите коменданту общежития, чтобы он вас пристроил на первое время в какую-нибудь комнату. Вам всё ясно, лейтенант?

- Так точно, товарищ капитан-лейтенант, тихо промямлил я, поднимаясь со стула.

 

ГЛАВА 42

 

Предоставленные нам три дня, пролетели как один и мы все вновь оказались в кабинете у командующего. Контр-адмирал внимательно просматривал наши рапорты, передавая их мужчине в гражданском костюме

- Всё ясно, - с горечью в душе подумал я, - наверняка этот тип в сером костюме из ФСБ и для нас скоро наступят тяжёлые времена.

И, как будто читая мои мысли, особист взял в руки одну из бумаг и спокойно осведомился:

- Вот вы все, товарищи, утверждаете, что причиной вашего столь долгого отсутствия является неожиданная встреча с так называемыми атлантами в открытом океане. Вы знаете, что в эти сказки теперь, пожалуй, может поверить лишь ребёнок. Да и потом мне не понятно, каким образом вам удалось угробить современнейшую подлодку, на которую мы все возлагали большие надежды.

Вопросы от особиста сыпались на нас как из рога изобилия. И где-то уже через двухчасового допроса стало совершенно ясно, что этот тип не поверил ни

одному нашему слову. Наконец, аккуратно сложив все наши рапорта в чёрную папку и смерив нас презрительным взглядом, особист удалился.

- Ну, что, хлопцы, - старательно разглаживая рукой себе усы, заговорил контр-адмирал, - влипли вы в дерьмо, как говорится, по самые уши. Конечно, многое из того, что вы нам здесь порассказали можно вполне отнести к научной фантастике, но и что-то говорит за то, что кое в чём вы всё же правы. Но, к сожалению, до выяснения некоторых обстоятельств вам всем придётся недельку побыть под домашним арестом. Кроме всего прочего, товарищи офицеры, вам всем придётся дать подписку о невыезде и о неразглашении того, о чём вы мне здесь только что толковали.

Ровно через неделю все наши самые худшие прогнозы на нашу дальнейшую судьбу полностью подтвердились. Взяв с нас все мыслимые и немыслимые подписки, всю нашу шестёрку уволили в запас. Получив в штабе скудное денежное пособие, я уже через три дня летел в самолёте в Калининград, где жила моя престарелая тётка - одинокая и сварливая старушка. Калининград встретил меня прохладным морским воздухом и ярким Солнцем. Но, меня постоянно донимала лишь одна мысль о моей Светланке, которую я боготворил и никак не мог смириться с тем, что уже не увижу её никогда.

Тётка встретила меня достаточно радушно, но всё же в её приветственных словах и возгласах я уловил слабые нотки отчуждения.

- Лёшенька, дорогой ты мой, - запричитала старушка, - какими судьбами и надолго ли задержишься в нашем захолустье.

Тётя жила в однокомнатной квартире на окраине Калининграда и уже привыкла к спокойной и размеренной жизни. В её маленькой и очень уютной квартире всё было подчинено строгому порядку. Эту свою черту тётя выработала за долгие годы одинокой жизни. В последние годы её характер от добродушного и нежного стал всё более склоняться к агрессивному и мнительному. Этому обстоятельству способствовали болезни, которые постоянно преследовали её.

Конечно, я уже на протяжении многих лет не был у неё в гостях и совершенно не знал, что меня ожидает при встрече с ней.

- Здравствуйте, Мария Ивановна, - вежливо поздоровался я, в нерешительности остановившись на пороге. - Как вы поживаете? Да вот, Мария Ивановна, решил я окончательно бросить якорь в вашем городе. Знаете, военно-морская служба как-то не сложилась у меня, и теперь я абсолютно свободная птица.

- Ну да, конечно, сынок, я тебя понимаю, - заохала тётя, - ведь на Севере не каждый человек может прижиться. Ну, а где же твоя вторая половинка? Насколько мне не изменяет память, ты был женат на Светланке?

- Ну, Мария Ивановна, это особая тема, к которой мы с вами обязательно ещё вернёмся.

- Конечно, Лёшенька, вернёмся, а пока тебе надо отдохнуть с дороги и помыться.

- Да вы особо не хлопочите, Мария Ивановна, я уже привык к суровым условиям жизни и не только на Севере. Так что, я теперь вполне могу обходиться самым минимальным, чтобы поддерживать в себе дух оптимизма и нормального здоровья.

Старушка проковыляла к старинному платяному шкафу и извлекла из него чистое полотенце и смену постельного белья.

- Значит так, - сердито глядя на меня, проговорила тётя, - иди, прими душ, а я пока чего-нибудь тебе сварганю на зубок. Поди, сердешный, уже проголодался то в дороге?

Я с благодарностью принял тётино предложение, галантно поцеловав ей руку.

- Да ладно тебе, сынок, - вымученно улыбнулась тётя. Как - никак мы же родные люди и должны помогать друг другу.

- Мария Ивановна, мне очень стыдно, но я бы хотел хоть немного пожить у вас, пока не устроюсь на работу. Понимаете, мне больше не к кому идти в этом городе. Да и вам в какой-то степени не совсем скучно будет одной жить. Вот здесь у меня есть некоторые сбережения, и вы можете в полной мере распоряжаться ими.

- Господи, Алёшка, оставь свои сбережения при себе, они ещё тебе пригодятся. Что касается пожить у меня, то я не возражаю. Знаешь, Алёшенька, я в последнее время что-то сильно расхворалась и порой даже не могу сходить в магазин и за пенсией на почту. А ты как мой ангел-хранитель спустился с Небес мне на помощь.

Старушка медленно подошла ко мне и, всхлипнув, нежно обняла.

- Милок, так куда ты собрался устраиваться на работу? У нас здесь ничего такого особенного и нет, за исключением торгового и рыбного портов.

- Дорогая моя, Мария Ивановна, поэтому я и здесь в вашем городе, потому что не могу уже жить без моря. Думаю, что в порту для меня всё же найдётся какая-нибудь работёнка, - засмеялся я.

- Дай Бог, тебе, сынок, дай Бог, - тихо прошептала старушка, удаляясь на кухню.

 

ГЛАВА 43

 

После горячего душа и сытного ужина меня совсем разморило, и уже через пять минут я спал мертвецким сном, совершенно не замечая как тётя, шепча молитвы, гладит меня по голове. Рано утром, стряхнув с себя остатки сна и немного перекусив, я не спеша направился в сторону торгового порта. В отделе кадров толпилось много людей, желающих приобщиться к славной когорте моряков торгового флота России. Я скромно присел на краешек стула, в ожидании своей очереди. Примерно через полтора часа томительного ожидания дверь к начальнику отдела кадров распахнулась, и я услышал бодрый голос мужчины:

- Кто следующий, проходите, пожалуйста!

Я несмело вошёл в большое помещение, всё уставленное какими-то полками и стеллажами с документами и журналами.

- Проходите, товарищ, не стесняйтесь, - подбодрил меня начальник отдела кадров, - что вы там топчетесь у порога. Что у вас, говорите быстро и чётко.

- Простите, но я бы хотел работать на судах торгового флота, - осторожно начал я. - Видите ли, я бывший офицер ВМФ и, как говорится, не могу жить без моря. Вот я и решил попроситься к вам в работники.

Начальник быстро снял с носа очки и внимательно посмотрел в мою сторону.

- Понятно, - серьёзно заговорил начальник, - все хотят работать в торговом флоте страны. Но позвольте вас спросить, молодой человек, почему вы оставили вашу престижную военно-морскую службу, если утверждаете, что не можете и дня прожить без моря. Согласитесь, что в вашей просьбе присутствует какое-то противоречие.

- Видите ли, - путаясь, начал я, - это чисто личный вопрос и совершенно нет нужды именно сейчас развивать эту тему.

- У вас что, слабое здоровье или какая иная причина, - продолжал допрашивать меня кадровик.

- Совершенно другая, но поверьте мне, что вам это будет абсолютно не интересно.

- Напрасно вы так считаете, молодой человек, нас кадровиков интересует практически всё. Ну, а раз вы в таком серьёзном вопросе продолжаете упорствовать, то могу вам предложить только одно место.

- Да, я вас внимательно слушаю, товарищ начальник, - обрадовался я, приподнимаясь со стула.

- Вы должны меня понять, что в море мы должны выпускать только совершенно чистых, искренних и ничем незапятнанных людей. Ну, а вы, я вижу, ещё тот фрукт. Короче говоря, могу вам предложить место вахтёра на портовой проходной. Ну, что, по рукам, - ехидно улыбнулся кадровик.

Я весь зашёлся от последних слов кадровика. В глазах у меня потемнело и, еле сдерживая себя, я процедил сквозь зубы:

- Ты не кадровик, а бюрократ, каких ещё свет не видел и благодари Бога, что у меня сегодня хорошее настроение, а то бы я тебе показал, где на корабле клюз и как там уютно.

Кадровик вскочил из-за стола и, прикрываясь рукой, закричал:

- Но, но, молодой человек, вы не у себя на корабле. Успокойтесь, иначе я вызову охрану.

- Охраны не потребуется, - гордо вскинув голову, резко ответил я, выходя из кабинета.

После общения с таким человеком на душе у меня сразу же заскребли кошки, и плохое настроение уже не покидало меня до конца дня.

Вернувшись поздно вечером в квартиру тёти, я, не раздеваясь, прилёг на кушетку и закурил. На кухне

кто-то тихо заскрёбся и через минуту показалась голова Марии Ивановны.

- Лёшка, это ты, что ли, - прошепелявила беззубым ртом тётя, - чего куришь - то в помещении, али выйти на воздух трудно?

Я быстро потушил сигарету и сел за стол.

- Да, милок, вижу, что у тебя пока не складываются дела, - бросая мокрый фартук на стол, резюмировала тётя. Ну, и куды ж ты ходил и с кем говорил?

У меня совсем не было настроения отвечать тёте, но, помятуя тот факт, что в этом доме я всего - навсего гость, а не хозяин, вежливо ей ответил:

- Да вот, Мария Ивановна, попытался устроится в торговый порт на какое-нибудь судно, но получил решительный отказ от одного бюрократа. Противнейший, должен вам сказать, мужичок мне попался.

- Да, Лёшенька, у нас тут ни без этого, бюрократов пруд пруди, - улыбнулась впалым ртом старушка. -Ты вот, голубчик, послушай, что я тебе скажу. Я двадцать лет проработала в рыбном порту и думаю, что на этот раз тебе будет сопутствовать удача.

- Мария Ивановна, да неужели вы выходили на сейнерах в море, - искренне удивился я.

- Да Христос с тобой, сынок, какой из меня моряк, - закашлялась в смехе тётя. - На территории рыбного порта я заведовала одной торговой точкой и очень многих там знаю. Я тебе, Лёшка, сегодня напишу одну записочку, а ты завтра же покажи её капитану рыбного порта. Я полагаю, что уже завтра ты у них окажешься в штате.

- Мария Ивановна, да ладно вам. Вы так обо мне заботитесь, что мне просто неудобно.

- Ладно, Лёшка, придёт время, и ты закроешь мои глаза, провожая меня в последний путь. А то ведь живу здесь одна уже столько лет, тоска совсем заела.

Тётя тяжело опустилась на стул рядом со мной и тут же заворчала:

- Господи, а грязищи - то сколько ты принёс мне на своих сапогах. Наследил мне тут как слон. Вот вы молодые совсем не цените труд стариков. Я здесь каждый день как собака ползаю с тряпкой, навожу порядок и вот на тебе - подарочек!

Старушка, кряхтя, проковыляла на кухню, сильно хлопнув за собой дверью.

- Да, а у старушки совсем не простой характер, - отправляясь в прихожую за тряпкой, мысленно констатировал я, но, вполне отходчивый.

И, действительно, уже через час старушка угощала меня домашними пельменями с вкуснейшим салатом. Весь вечер до сна мы с тётей сидели за столом и вспоминали, давно ушедшие в небытие, наши года.

Ночью мне что-то совсем не спалось. В голову лезли всякие мысли. Мне удавалось забыться во сне буквально на несколько мгновений, в течение которых перед моими глазами вновь и вновь вставал образ Светланки, которую я, как ни старался, всё не мог забыть.

Утром я проснулся с разбитой головой, как после хорошего похмелья. За матерчатой перегородкой тихо постанывала тётушка.

Быстро одевшись, я осторожно заглянул за перегородку.

- Мария Ивановна, как вы себя чувствуете? - испуганно осведомился я. - Если вам плохо, то я сейчас же вызову скорую.

- Какая к чёрту скорая, Алексей, - огрызнулась тётя, - а кто за квартирой присмотрит, пока я прохлаждаюсь в больнице? Нет уж, милок, ты лучше накапай мне капелек, да и валидольчику не пожалей, дай Бог, всё и пройдёт.

Я бросился к серванту и быстро накапал старушке «тройчатки». Тётушка лежала на кровати и продолжала тихо постанывать. Глаза её закатились, а руки судорожно сжимали грудь в области сердца.

Быстро сообразив, что вся эта история может совсем плохо закончится, я вызвал скорую.

С тяжёлым чувством я медленно брёл в сторону трамвайной остановки, почти не замечая происходящего вокруг меня. Дежурный врач больницы тут же констатировал у Марии Ивановны тяжёлый и обширный инфаркт. Мимо меня с лязганьем проносились трамваи, щедро обдавая меня грязью из луж, после только что прошедшего дождя. До остановки трамвая оставалось пройти совсем немного, когда очередной трамвай пронёсся мимо меня, испачкав брызгами только что отутюженные мной брюки.

- Вот, негодяй, - мысленно выругался я, - тряся кулаком в след отъезжающему трамваю.

И тут мне показалось, что в заднем окне трамвая на какое-то мгновение промелькнуло до боли знакомое мне лицо.

- Неужели Светланка, - не веря своим глазам, решил я. - Да нет, этого просто не может быть, - протирая глаза ладонями рук, лихорадочно думал я. - Откуда ей здесь быть?

До рыбного порта я добрался как в тумане от чувств, которые с новой силой обрушились на меня.

- Господи, неужели это не сон и Светланка где-то здесь, совсем рядом со мной, - ликовал я.

Видимо, моя тётушка вовсе не лукавила, говоря, что её в порту каждая собака знает, поскольку, показав вахтёру проходной записку от Марии Ивановны, я беспрепятственно добрался до кабинета капитана порта. Секретарша встретила меня холодным взглядом и быстро отрапортовала:

- Товарищ, сегодня у Николая Максимовича не приёмный день и вообще вам необходимо предварительно записаться к нему.

Я осторожно достал из кармана записку от Марии Ивановны и положил её перед секретаршей. Брезгливо, двумя пальцами взяв со стола мою записку, написанную на листке из школьной тетрадки, секретарша углубилась в чтение. По мере того, как она читала записку, её лицо постепенно преображалось от надменно холодного к внимательному и вполне благопристойному.

- Простите, Алексей Петрович, сию минуту я доложу Николаю Максимовичу о вас, - тихо проговорила секретарша и исчезла за дверью кабинета.

Через минуту я уже стоял перед капитаном рыбного порта, от волнения не произнося ни единого слова.

- Ну, что же вы встали на пороге, Алексей Петрович, - вставая из-за стола, заулыбался капитан порта. Давайте, проходите к моему столу и присаживайтесь. Ну, что же, мы с Марией Ивановной прошли большую трудовую школу и я, несомненно, верю ей, что она хлопочет за хорошего человека, на которого всегда можно положиться. Кстати говоря, на море сейчас самая, что ни на есть рыбная путина и нам требуются крепкие и здоровые парни для затяжных прогулок в Атлантику за сельдью. Сами понимаете, что стране сейчас трудно и только в наших с вами силах завалить прилавки наших магазинов этим деликатесом, - неудачно пошутил капитан. - Ну, это так, к слову, а теперь скажу о деле. Сейчас мы уже сформировали достаточно большой отряд из наших морских сейнеров и укомплектовали их экипажами. Остаются свободными ещё два сейнера, куда требуется народ. Сами понимаете, Алексей Петрович, что сразу же капитаном я вас при всём моём желании не имею права ставить. Походите годик в море обычным матросом, присмотритесь к народу, а мы в свою очередь присмотримся получше к вам. Ну, а карьерный рост и хорошую зарплату я вам гарантирую, - засмеялся капитан порта. - Значит так, - вновь садясь за свой стол, уже серьёзно заговорил капитан, - вот с этой моей резолюцией на вашей записке зайдёте сегодня же в отдел кадров и - в море, дорогой мой.

Моя душа ликовала и пела от того, что я вновь приобрёл для себя то, к чему стремился всё последнее время. У кадровика я задержался буквально на пятнадцать минут для оформления моего дела, и, получив назначение на рыболовецкий сейнер «Неринга», уже вприпрыжку бежал домой.

Скинув себя куртку и башмаки, я с наслаждением растянулся на кушетке. И тут ко мне пришло осознание того, что моя радость совершенно преждевременна и где-то в другом конце города именно сейчас умирает дорогой теперь мне человек. Я вскочил с кушетки и набрал номер больницы.

 

ГЛАВА 44

 

После смерти Марии Ивановны я ещё долго не находил себе места. Все эти траурные дни были проникнуты невыразимой тоской и сожалением об этом маленьком человечке, хоть и сварливым, но бесконечно внимательным и добрым к людям. Даже навсегда уходя из этого сложного мира, Мария Ивановна не бросила в моей, ещё неустроенной,

жизни, а помогла мне найти работу и обрести кров над головой, завещав мне свою квартиру.

Но проходит время, и мы уже начинаем жить другими делами и проблемами, которые судьба с беспощадной щедростью одаривает нас всякий раз.

В отделе кадров рыбного порта меня без особых проблем зачислили в экипаж рыболовного сейнера «Неринга» матросом. Я шагал на работу с гордо поднятой головой и с сознанием того, что всё то негативное, что было до этого в моей жизни, навсегда осталось там - в далёком северном гарнизоне подводников. На рыбном причале было ошвартовано сразу несколько сейнеров. С некоторых из них сгружали ящики со свежей рыбой, а некоторые, видимо, только собирались отправиться в далёкое и непростое плавание. Я медленно подошёл к трапу своего сейнера и почти остолбенел от удивления. На корме сейнера стоял до боли знакомый мне человек, который за что-то строго отчитывал одного из матросов. Повернувшись в мою сторону, этот человек прокричал мне:

- Вы ко мне, товарищ? Филатов, пропустите товарища на сейнер.

Почти бегом я взбежал по трапу на палубу сейнера и с изумлением уставился на капитана сейнера. Конечно, ошибиться я никак не мог и передо мной

стоял бывший адъютант контр-адмирала Андреева капитан-лейтенант Жуков.

- Егор Иванович, это вы? - тихо осведомился я у капитана.

- Так точно, вы не ошиблись, - чётко ответил мне капитан, - я являюсь капитаном этого судна. А вы знаете, у меня такое ощущение, что мы с вами уже где-то встречались и не так давно.

Капитан прищурился и внимательно посмотрел мне в лицо.

- Боюсь, Егор Иванович, что вы не поверите ни одному моему слову, когда я сообщу вам, кто я и откуда, - протягивая руку капитану, с волнением заговорил я.

- Интересно будет узнать, - спокойно отреагировал капитан.

- В недавнем прошлом я лейтенант Нелюбов Алексей Петрович с атомного подводного крейсера «Магадан». Ну, а вот теперь, Егор Иванович, хочу под вашим началом ходить в Атлантику за сельдью.

- Простите, Алексей Петрович, как вы сказали, - вытаращив на меня глаза, в свою очередь изумился капитан. - Но позвольте, сударь, насколько мне известно, это плавсредство уже более чем пять лет числится пропавшим в Атлантике при выполнении особого задания. Да нет, этого просто не может быть, товарищ.

- Может быть, ещё как может быть, Егор Иванович, - радостно ответил я. - Мне тоже в штабе не поверили моим объяснениям и быстренько уволили в запас.

- Надо же, как тесен мир, - пожимая мне руку, усмехнулся капитан. - А вы знаете, Алексей Петрович, что вы уже второй человек на моём судне, который утверждает, что он тоже с субмарины «Магадан». Мне ничего не остаётся, как поверить на слово вам двоим, ведь не могут же совершенно разные люди говорить об одном и том же.

- Интересно, Егор Иванович, о ком вы говорите, - насторожился я.

- Я полагаю, Алексей Петрович, что вы его непременно узнаете раз вы с «Магадана», - улыбаясь ответил капитан, нажимая на кнопку связи с кубриком.

За своей спиной я услышал топот тяжёлых ботинок и слегка охрипший голос:

- Товарищ капитан, боцман по вашему приказанию прибыл.

Не веря своим ушам, я на одном дыхании медленно повернулся в сторону говорящего и увидел перед собой своего бывшего командира - капитана первого ранга Воскресенского Олега Николаевича.

- Ну, что, друзья мои, надеюсь, что вас знакомить уже нет никакого смысла, - засмеялся капитан, подталкивая меня к боцману.

Конечно, такого удара ниже пояса я никак не ожидал. И мысль о том, что мне вновь придётся работать под началом этого капризного и отчасти вздорного человека, окончательно вывела меня из себя. Но, помятуя о том, что пути Господни неисповедимы, я вымученно улыбнулся и протянул боцману руку.

- Рад вас видеть, Олег Николаевич, - сбивчиво промычал я. - Какими судьбами на этом сейнере?

- Да всё такими, сынок, что и ты, - засмеялся боцман, обнажая уже давно прокуренные жёлтые зубы. -Ну, что, джентльмены удачи, тряхнём стариной в нашей Атлантике, как бывало когда-то. Правда, что-то в последние месяцы с уловом сельди стало хреновато.

- Скорее, джентльмены неудач, - незлобиво огрызнулся я, смачно сплёвывая слюну за борт.

- Ну, ну, сынок, побольше оптимизма, - наставительно заговорил боцман, хлопая меня по спине. - Мы ещё дадим стране угля.

- Я в этом нисколько не сомневаюсь, - покорно опустив голову, с грустью в голосе заметил я.

- Знаешь, сынок, порой сеть достаёт нам из глубин океана вместо рыбы каких-то непонятных медузообразных тварей. Одна из них пыталась укусить меня за ногу. Чего только не бывает в мире, - вновь засмеялся боцман.

К вечеру я уже совершенно вымотался от постоянных приказов боцмана. Почти на трясущихся ногах я сошёл на причал и опустился на швартовочный кнехт. В моей голове стоял какой-то звон, а руки тряслись мелкой дрожью. Краем глаза я видел, как с сейнера последним сошёл капитан. Подойдя ко мне и положив на моё плечо руку, капитан примирительно заметил:

- Вы, Алексей Петрович, не должны на меня держать зла. А что нам со Светланкой оставалось делать, когда нас вполне официально уведомило командование о гибели субмарины «Магадан». Да и потом прошло уже столько лет с этого трагического для всей страны события, что мы со Светланкой были уже вправе как-то решать свою судьбу.

- Егор Иванович, я всё понимаю, но и вы должны меня понять, что все эти пять с небольшим лет я жил надеждой увидеть дорогого мне человека, без которого я не могу жить.

- Хорошо, Алексей, сегодня я вас приглашаю в свой дом и мы всё обсудим, - спокойно ответил капитан.

На пороге коммунальной квартиры в центре Калининграда нас встретила Светланка. Увидев меня и слабо вскрикнув, Светланка сразу потеряла сознание и упала Егору на руки.

Я помог Егору перенести, насмерть перепуганную моим чудесным воскрешением, Светланку на диван и осторожно дотронулся своей огрубевшей рукой до её лба.

- Егор Иванович, у вас найдётся нашатырный спирт, - быстро осведомился я, - её необходимо быстро привести в чувство иначе этот обморок может затянуться с неприятными последствиями.

- Да, да, Алексей, сейчас, - засуетился капитан, убегая на кухню.

Светланка медленно открыла глаза и с испугом посмотрела на меня.

- Лёшка, это ты, - не веря своим глазам, зарыдала Света. - Господи, дорогой ты мой, как же я рада тебя видеть. Но, мне же тогда командование объявило о твоей гибели.

- Всё так и не так, дорогая моя, - без конца целуя жену в губы, ликовал я. Это отдельная тема, к которой мы с тобой ещё обязательно вернёмся.

В комнату вбежал Егор, держа в руках пузырёк с нашатырным спиртом.

- Ну, как она, - наклоняясь к лицу Светы, поинтересовался Егор.

Света медленно поднялась с дивана и со слезами на глазах обратилась к Егору:

- Егорушка, дорогой мой, ты прости меня, но ты же видишь, как всё повернулось. Я не могу больше от тебя скрывать, что все эти годы я только и думала об Алёшке. Егорушка, я люблю Алёшку и только его одного и хочу вместе с ним разделить свою жизнь.

Егор тяжело опустился на стул и закрыл лицо руками. Какое-то время, которое мне показалось вечностью, мы втроём сидели молча, но всё же через длительную паузу Егор заговорил:

- Света и Алексей, я бесконечно рад, что вы вновь обрели друг друга, хотя и через столько лет. Я не хочу и не буду мешать вашему счастью и поэтому принимаю решение уехать навсегда из нашего города. Я оставлю вам эту комнатушку, ну, а сам двину куда-нибудь подальше, ведь страна у нас огромная.

- Егор Иванович, - быстро нашёлся я, - вам вовсе незачем уезжать куда-то, тем более, что у меня уже есть отдельная квартира, унаследованная мной от родной тёти. Понимаете, капитан, я хочу, чтобы мы с вами остались добрыми друзьями, а не врагами.

- Ну, что же, Алексей, может быть вы и правы, - уже с другим настроением ответил мне капитан. -Конечно, у меня большие планы в отношении моей работы на сейнере и не самое подходящее время чтобы всё бросать и вновь рыскать по портам, ища себе работу.

- Ну, вот и хорошо, Егор, - засмеялась Света, обнимая его за плечи. Но только смотри, не очень то нагружай моего Лёшку на сейнере.

- Хорошо, Света, - улыбнулся капитан, - обещаю тебе, что матрос Нелюбов будет у меня на особом счету.

- Господи, до чего же разнолики и удивительны судьбы людей,- с удовлетворением в душе подумал я, обнимая за плечи Егора и Светланку.

 

Комментарии: 0