ДАРЬЯ ЦЕЗАРЬ

Цезарь Дарья Алексеевна родилась 5 декабря 1987 года. Место рождения - юго-запад Москвы, близ усадьбы-заповедника Коломенское. Среднее общее образование получала в общеобразовательной школе с углублённым изучением английского языка им.В.Г.Белинского. В школе особенное внимание уделяла точным наукам, однако в старших классах укрепился появившийся в раннем детстве интерес к творчеству, и всё свободное время посвящалось игре в школьном театре и собраниям в литературном поэтическом кружке «Лира». Позднее, в дневном институте, принимала активное участие в создании профилирующей научной газеты «Наука и жизнь» при МИЭПП. Высшее образование получила в вузах:

2003- 2008 Московский Финансово-Экономический Институт при Финансовой Академии РФ. 2004- 2010 Московский Институт Экономики, Политики и Права

2008-2010 Бауманский университет, специализация «Программирование»

2012-настоящее время аспирантура Дипломатической академии МИД РФ

Публиковалась в сборниках научных статей Межвузовских Научных конференций Москвы, принимала участие в конференциях. На тот период особенный интерес составляла философия, и как предмет, и как наука. В 2007-2008 году стало тяжелее учиться в двух вузах одновременно, надо было писать диплом, и проходить настоящую практику на предприятии. То был период творческого кризиса, так как иные занятия поглощали всё время полностью, без остатка. В 2008 году устроилась на постоянную работу в области программирования, где Дарья надеялась скомбинировать творчество и точную науку. Однако последняя вытесняла первую, и, как отпор страху потерять дар писательства, в 2009 году происходит первая проба пера - публикация стихотворения «Детство» в сборнике Золотая строфа-2009.

В июле 2010 года Дарья Алексеевна выходит замуж за Михеева Юрия, ставшего опорой в трудный период, когда, казалось бы, умирало творчество. В конце 2010 года начались первые попытки публикации прозы - философского романа «Еретикъ» и любовного романа «Рок и Розы». В 2011 году завершается заброшенный роман, начатый в 2009 году: «Звуки музыки. Легенда о дьявольской скрипке».

В 2012 году – поступление в аспирантуру Дипломатической академии МИД РФ. Возвращение к поэзии. Проба пера.

 

Если бы ты хотела танцевать в бездне

Я просматривала Интернет файлы, искала всевозможные легенды и мифы о вампирах. Меня сильно интересовала фигура Влада Цепеша, или Влада Дракулы, но скорее всего более меня интересовало отношение этой исторической личности к событиям, которые могли или не могли произойти, которые были описаны в легендарном романе Брэма Стокера. Почти все мои друзья из моего окружения и многие знакомые в институте называли себя готами. Они одевались в чёрное и делали достаточно яркий макияж, который я назову сексуальным. Готическое направление предполагает наличие своеобразного музыкального вкуса. При этом, мне показалось интересным, что старинные напевы в сочетании с волнующей и мрачной органной музыкой не существуют в качестве хитов в готических сборниках. Готическая музыка похожа на рок, и, по словам моих друзей, она должна приводить прослушивающего её в депрессивное настроение.

Меня постоянно привлекала эта красивая кровавая сказка о бессмертии. Это может показаться бредом, однако, поверив однажды в могущество какого-либо напитка, а также в главенство определённого времени суток, человек сумеет сделаться сильнее духовно и физически в реальности. Учёные проводили подобные опыты. Преступников, обречённых на казнь, убеждали в том, что в определённое время они умрут, и сообщали им, какой смертью их убьют. В пример приводилось отсечение руки. Человека клали в каменную ванну и ставили стену, отгораживающего его от палачей. Затем палач брал перо и водил им по руке обречённого. Тот умирал от разрыва сердца, преисполненного страхом перед ужасной смертью.

В христианстве многие века существует понятие «сила веры». Однако злые гении современности способны употребить её во зло, а не во благо. Именно вера ведёт душу, находящуюся в неведении, к смерти.

Поиски истины часто приводят к плачевному итогу. А истина в направлении, в котором копала я, полностью погрязла в ужасных историях и легендах. Я лениво нажимала на клавиши, когда под поисковой строкой Яндекса высветился один из итогов поиска. Строка, в которой было сказано «но ни один из вымыслов не бывает страшнее той жизни, которая предопределена заранее». Я нажала на ссылку и прочла письмо, которое сделало его автора для меня необычайно привлекательным. Это то, что я искала в многочисленных изученных мной материалах. Это был человек, или вампир, одержимый своей идеей настолько, что явился воплощением доброй тысячи лет суеверий, погрязший в своих фантазиях с головой. Его мир был по-идеальному прекрасен, а душа показалась мне честной и открытой, но сам он не верил в свою идеальность. Скорее всего, написавший его был поэт. Но я не знала наверняка. Я много думала об этом. И ни одна из догадок не приносила мне чувства удовлетворения и покоя. Мне захотелось как-то связаться с автором письма, и я занялась поиском его адреса на сайте, где было опубликовано его творение. Напрасно. Его профиль был закрыт. А потом начались все эти ужасные сны о вампирах из Зеркал. Они все хотели моей крови, но не могли выбраться. Они чего-то боялись, в них откуда-то стреляли, и я видела, как время от времени искажались от боли их ужасные лица. У меня бурная фантазия, иначе я и не могла бы быть писателем. Наверное, поэтому я видела эти сны. И поэтому я вечно искала ответы на фантастические вопросы, то и дело возникавшие в искушённом уме. Однако… чего-то в этом поиске истины было реальным. Реальным и пленительным был образ того человека, чьё письмо я нашла в паутине Интернета.

Ночь холодна. Сиреневое покрывало укутало улицы и дома. Снег искрился в призрачном блеске фонарей, а машины почти не проезжали по дороге, и оттого на долгое время в районе зазвучала волнующая и будоражащая чувства симфония тишины. Стук в окно произвёл жуткое впечатление даже на избалованного фантастикой человека, привыкшего к схожести ночных звуков с гимнами и музыкой ада. Я подошла к окну и увидела по другую сторону стекла безумно красивое лицо человека. Это был мужчина среднего возраста, брюнет с восхитительными карими глазами. Как он залез туда? Не понимаю. Любопытство мгновенно, в следующую долю секунды, превратилось в испуг, и я закричала, отбежав от окна. Когда в комнату на мой возглас вбежали испуганные родители, и я инстинктивно повернулась в сторону открывавшейся двери, он отворачивался также. Когда я вновь посмотрела на балкон, он был пуст.

Недели шли. Но ничего необычного не повторялось. Только вот однажды во сне я снова увидела того же человека. Он подошёл ко мне, дремлющей на постели в моей любимой старенькой ночной рубашке, с книгой, лежавшей у расслабленной руки, с глазами, горящими вожделением, и просто нежно обнял, прижал к себе. Я видела его руки. На одной из них по всей длине был изображён великолепный дракон, выполненный в каком-то причудливом, странном стиле. Вторым движением ночного посетителя было резко оторвать рукав моей рубашки и обнажить татуировку с очень похожим драконом на моей левой руке.

Я не состою ни в каких сектах. Единственное подобное моё увлечение- это эзотерика. Помню случай, когда мне не давал покоя фильм «Поцелуй убийцы» с … в главной роли. У главного героя была татуировка дракона на спине. Я захотела в тот же вечер сделать себе такую же. Мой дракон был великолепен. Я сделала его себе сама. Я захотела, чтобы мой дракон повсюду был со мною.

Уже после мне захотелось узнать, кто ещё делал себе подобную татуировку, но не в качестве дани моде, а как талисман или символ. Моей целью стало разгадать значение символа. Я вышла на любопытную информацию.

Давным-давно действительно существовал древний ордер….

Я опять в Интернете. Иногда хочется поболтать с кем-то, когда никого нет рядом. Все разъехались по курортам и по дачам. Да и вообще, время уже позднее, чтобы кому-то звонить. В таких ситуациях просто идеально подходит Интернет- форум. Ты находишь и общаешься на все темы, которые только хочешь с совершенно разными людьми. Меня часто тянет поговорить о философии. Я зашла на свою страничку, где оставляла очерк о том, во что верю и о чём думаю.

Улицы страшные, улицы серые,

Лик мой красив и пуст,

Скрытый за веером…

Мне не вернуться на свет солнца ясного,

С смехом теряю я части прекрасного…

Судьбы изломаны.

Веком исчерканы.

Детство бездомное всё исковеркало.

Я за любовию, как за спасением

Взлетела, сгорела я в мягком парении…

Увы, мне отец не помог наставлением.

Призрак не мог иметь власть в сновидениях…

Мать моя где-то далёко так счастлива,

Но не несёт мне и части прекрасного…

Мне не понять, что такое я сделала…

Долго бродила я… слепо я верила.

Нынче ведёт меня Ангел в ночь, пленную…

Позднопроклята…

Сей поцелуй был мной принят без ропота.

А потому в дне ночи наслаждаюсь я

Властью, луною и звёздами мне данными,

Где среди грустных лиц мой больной оскал

Сделал Божью толпу напугАнною…

Удовлетворив вечный страстный порыв,

И утолив вечный голод мой,

Я бегу, чтоб спастись от зари,

Ты прости, Бедный Ангел мой…

От меня от вампира преступной и яростной,

Отступаться не стал ты, но мне же не радостней,

Тенью ты следуешь, смотришь ты с ужасом,

Грех за грехом я свершать не могу уже…

Прячусь от дня. Мы всё верим в спасение.

Странно. Но к счастию путь в преступлениях!

Я этот кубок допила до дна…

Вампирам, Ангел, Ночь дана!

 

Под опубликованным стихотворением было пять сообщений от человека с ником Незнакомец. В его сообщениях было что-то необычное. Нет, не то, чтобы его слог или даже содержание их были фантастическими или странными. Просто… когда я читала их, в которых угадывался намёк на желание встретиться, что-то в моей душе шевельнулась. Мне показалось, что это именно то, чего я хочу.

Я задалась тогда желанием обязательно найти Незнакомца и узнать, что за чудесный человек мог написать эти строки. Но было очень много других забот, и, возможно, я и не забыла об этой своей цели, однако я не искала его.

Между тем время шло. Дни то проносились мимо с огромной скоростью, что вызывало во мне ужас от того, что слишком скоро уходят, забирая те моменты, которые могли бы стать воспоминания, моя жизнь, со своею страшною угрозой подвести меня к негасимой огненной черте добра и зла, вечности, то текли так медленно, что хотелось существовать где-то вне реальности, просто спокойно взирать на то, как люди неспешно делают свои дела и никогда в них не вмешиваться.

И тогда Он сам нашёл меня.

Первая наша встреча произошла в ICQ. Я работала над своими рефератами для института, параллельно подключив эту систему Интернет- связи.

На мой компьютер неожиданно пришёл сигнал. Меня попросил включить в список лиц, с которыми я виду беседу, некий Незнакомец. Удивлению моему не было предела, ровно как любопытству. Я с некоторым волнением нажала на Enter.

«Привет, девушка, которая хотела меня найти.»

Значит, это он.

«Здравствуй, Незнакомец. Как ты нашёл меня? Откуда знаешь, что я хотела сделать?»

«По Интернету». «Как?» «Пустое. Ты сейчас занята?» «Нет. Я отдыхаю»

Я свернула окна с рефератами, решив отложить все дела на потом. Теперь меня интересовало только это странное вторжение. Возможно, этот человек хороший хакер. Он вычислил каким-то образом, что в поисковой системе «Яндекса» я набирала его ник - тогда, когда прочитала его стихи, с целью найти какую-нибудь информацию об авторе. Но откуда он мог узнать остальное?

«Давай поговорим…»

«О чём?» «О мире…»

 

Странный, странный человек. Он не пожелал ни называть своё имя, ни рассказать о себе и о своих интересах. Все наши первые беседы были о мире и об устройстве Вселенной. Вопросы, которые всегда мучили меня, теперь в открытом передо мной окошке связи получали ответы. Казалось, его автор взирал на всё с необычным спокойствием. На то, как рушится вокруг мир. На войну, о которой он говорил с безразличием, упомянув, однако, что он в ней участвовал. Об убийствах и о семейных дрязгах.

Я всегда удивлялась, как много он знает.

Но у этого человека постоянно менялось настроение. На все мои последние попытки пригласить его на встречу он с упрямым постоянством отвечал отказом. Каждый раз я чувствовала, как под кожей начинают двигаться, причиняя боль, маленькие иголочки обиды.

А во время одного из наших разговоров по асе он был со мной очень нелюбезен. Когда я вновь пригласила его, он вдруг бесцеремонно захотел прервать разговор. И ответил мне самыми странными фразами.

- Ты не поймёшь меня, ни за что не поймёшь. Сама ночь управляет мною, она - моё царство, она вечно зовёт меня! Я ничего не могу, да и не хочу, с собой поделать.

- Что ты имеешь в виду?

- Я скоро откликнусь на зов, и уйду в пустой парк, подальше от людей, туда, где всё уже стихло.

Я была шокирована. Однако я вторила ему в тон.

- Туда, где царствует природа… Где ночная прохлада и сумрак окутывают всё вокруг…

- Откуда ты знаешь! Как, ты тоже это чувствуешь?

Вопрос был странным. Я действительно оторопела, и не знала, что и думать в эту минуту. Хотелось даже прекратить этот непонятный разговор. Незнакомец, однако, ждал на него ответа. Я боролась со своим любопытством, но наконец, решила закрыть Интернет-окно.

На следующий день в моей квартире раздался телефонный звонок.

 

Я была в душе, и не сразу услышала, как надрывается телефон. Шурша полотенцем по мокрым волосам, я любовалась своим отражением. Что это за странное пятно у шеи? Его не было вчера, до того, как я ложилась спать. У меня опять был какой-то кошмар ночью… Мне снился зловещий мир и тёмные скалы. И там, среди этих жутких зубов дракона, ко мне подошёл человек и взял мою руку. Я помню своё чувство. Я доверяла этому человеку. И едва наши лица оказались друг напротив друга, он наклонился к моей шее, и я ощутила страшную боль от поцелуя… Я протянула руку к холодному стеклу с пеленою пара. Видно, я поцарапалась о перья подушки. Я видела, как одно, довольно острое, торчало из самой середины.

Наконец звук телефона дошёл до моих ушей. Ноги мягко вошли в тёплые тапки, и я сделала несколько широких шагов-прыжков по коридору и подхватила трубку.

«Алло»

Я услышала необычайно красивый мужской голос. Что-то подсказало мне, что, хоть я и не слышала его раньше, звонят именно мне.

«Алло, Дарья?»

«Да… А…кто это?»

«Это незнакомец. Прости меня, что не захотел встретиться с тобой тогда, что оборвал наш разговор».

«А… как ты узнал мой номер?» Испуг и радость, подобно холодному душу, струями пронеслись по всему моему телу. И тут же пришёл на ум рациональный ответ, - я вспомнила, что он хакер.

«Я… на самом деле хотел встретиться с тобой».

Я молчала.

Он продолжил, уже более приглушённо: «Скажи. Это возможно?»

«Да…»

«Может, сегодня?.. Ты гуляла в Шербанском парке?»

«Во сколько?»

Его голос прозвучал радостно. «В шесть».

«Хорошо».

Длинные гудки сменили «Хорошо», в которое я вложила столько подозрительно вспыхнувшего в голове счастья, столько волнения от прозвучавшего ангельски его голоса, и я на минуту перестала верить, что действительно договорилась о встрече. Краткий взгляд на часы - где-то через полчаса выходить. А я всё ещё стояла, в халате, полотенце, обмотавшем мокрые волосы, и думала о невозможном. Или… возможном настолько, что я просто не решалась в это поверить?

Я быстро оделась, совершенно путаясь в том, что бы мне лучше одеть. Наспех были выбраны чёрные джинсы, в которых я ходила каждый день, и найденная в шкафу чёрная рубашка с кружевами, придававшими ей достаточно готический вид. Я накрасила ресницы. На глаза мягко легли тёмно-серые тени - от них они кажутся зеленее, и я, накинув свой плащ, осталась довольна отражением. Выбежала я, уже немного опаздывая, но на месте благодаря быстро подошедшему транспорту оказалась почти вовремя.

Он уже ждал меня возле большой колонны в метро. Я легко узнала его. Чёрные волосы до плеч и янтарные, смешанные с цветом виски, глаза- тот незнакомец в окне, тот человек из моих снов… На нём тоже был чёрный плащ, руки его затягивали чёрные перчатки. В руке у него не было цветов, в общем-то, их я и не ожидала. Зато он сжимал длинный чёрный зонтик-трость. Он был предусмотрителен - ожидался дождь, а я и не подумала брать его, потому что было лень тащить. Я улыбнулась собственной мысли. Эти отвлеченные думы отгоняли мой страх, возникший с самого момента сборов на встречу с ним.

Он протянул мне руку и тихонько пожал мою. «Приятно познакомиться, незнакомка».

Когда мы заговорили, мне показалось, будто он знает меня всю жизнь, и оказалось, что это именно так. По крайней мере, большую часть моей жизни он следовал за мною, будто тень. И тогда он назвал мне содержание моих снов, и я поняла, что именно он насылал на меня эти нескончаемые кошмары со своим участием. На мой вопрос «Зачем?» он нахмурил брови и ответил, что желал предостеречь меня.

«От чего?»

«От себя».

Он ничего не хотел рассказывать о себе, только намекнул, что связан с самою Тьмой.

«А я никогда не боялась тьмы. Ты знаешь, если ты меня изучал, кто бы ты ни был, волшебник,- о ней мои стихи, о ней мои романы».

«Они… прекрасны. Я читал их в Интернете. Я видел их в твоём сознании, в твоей памяти.- И тут рука его приблизилась к моему лицу, словно желая прикоснуться к щеке. И он проговорил, глядя своими красивыми глазами в мои,- Но ты никогда не постигнешь смысла тьмы».

Мы дошли до руин скрытого среди деревьев в глубине парка замка. Он предложил подняться по каменным ступеням и сверху полюбоваться природой. Он шёл в задумчивости. Весь путь наверх мы не произносили ни слова.

Внизу простирался весь парк, красивый, тёмный, спящий. Застыл печальный пруд, и стояли, слегка качая ветвями, одетые в сумерки, наполовину потерявшие осеннее убранство, деревья. Мы стояли на полуразрушенной каменной стене и смотрели вниз на огромные просторы, простиравшиеся под ними.

- А ты уверена, что хочешь встречаться со мной? Ведь я - это человек из совсем другой среды. Я ненормальный. Я часто томим странной тоской, которую ты никогда не сможешь разделить.

- Ах, мне ли не понять, что такое тоска!

- Да… Я знаю… И у тебя есть тайная печаль. Но поверь мне. Моя тоска ужасна, ибо моя душа ужасна. И потом… Подумай. Ведь я могу причинить тебе боль… Когда мой голод станет сильнее моего сознания.

- Я всё решила. И ничто не заставит меня изменить моего решения.

- Ты должна понять. Да, я чувствую, что я влюблён в тебя, и я хочу быть с тобой…

- И я хочу. Понимаешь?! Хочу! И теперь молчи.

Я поцеловала его, и встретила его ответ - долгий и страстный.

Мы стояли на ветру и не верили своему счастью. Он, такой красивый и загадочный, оказался столь реален…

Он, больше не ощущая ни сожаления, ни страха, решил, что позволит на некоторое время себе забыть обо всех препятствиях их гармонии и отдаться целиком волшебному течению реки, именуемой Любовью.

«Пусть он будет жить дольше её… намного дольше. Однако отказаться от этих волшебных мгновений, когда он любим и желанен, и когда рядом находится очень дорогой человек, отказаться от её жизни, которую она сама ему предлагает, он не может».

Мы шли уже достаточно долго по длинной тропе среди деревьев и белевших за ними камней. Разговор наш был о мире и Вселенной, обо всём, что было мне любо и интересно.

Неожиданно он вновь обнял меня, касаясь губами шеи. Он тяжело дышал. Лишь только поцелуй был на кожу обронен, он отпрянул назад, совладав с собой. Убегая прочь, он тихо сказал мне одно слово: «любимая…». Недоумение охватило мною, и испуг.

Медленно, осторожно я огляделась по сторонам. Я и не заметила, что мы остаток гуляния гуляли по кладбищу. Уже было довольно темно. Отовсюду подбирались ко мне зловещие чёрные тени. Я поглубже закуталась в плащ и направилась искать ворота. Но, проходя мимо ряда мрачных склепов, я ощутила на своём плече лёгкое прикосновение. И я обернулась, и увидела его лицо перед собою.

Мёртвая девушка обнимала могильную плиту. Ветер трепал её развевавшиеся по плечам волосы. Белизну мрамора оттеняла белизна её тела. Осенние листья гнал по холодному полу разыгравшийся ветер. Через окно склепа видны были чёрные кладбищенские деревья.

Финальное письмо.

Ник «Незнакомец»

Здравствуй, Скаррлетт.

Я опять пришёл на этот форум, чтобы найти ссылку на твой дневник. Наконец я нашёл её. Ты знаешь, я всё прочёл. Всё. До последней строчки. Столько мыслей в твоей голове. И они не давали тебе покоя, не давали передышки. Когда тебе хотелось всё забыть. Как же больно тебе было столько раз подряд. В твоей жизни чередой шли маленькие радости и большие разочарования. Скаррлетт. Я не мог быть раскрыт перед тобой в той же степени, как ты передо мной. Я просто не веду дневника.

Однако я всё тебе сказал, когда признался, что я не нормален. Я болен. Болен настолько, что ни один учёный врач мира не исцелит моей болезни. Вот уже несколько веков…

Что же я пишу? Я мучаюсь, мучаюсь. Ты была слишком прекрасной для чудовища. И я не оценил твоей жертвы.

Ты была единственным человеком, которого я больше всех на свете не хотел убивать.

Прощай, любимая Скаррлетт.

 

Кубок Амазонки

отрывок из книги

Много таинственного хранят в себе девственные леса, раскинувшиеся на большие расстояния, дикие заросли, которые, как казалось с высоты птичьего полёта, опоясывали широким кольцом скромные территории человеческих поселений и деревень, на месте которых ныне расположены огромные эстансии и фазенды. Про Бразильские леса известно несчётное количество легенд. Но это всего лишь догадки. Их настоящее, возможно, лишь тень их великого прошлого, однако говорят, что только эти, единственно, леса до конца ещё не изведаны, ибо до сих пор живое существо страшится опасностей, которые скрывает глухая чаща.

Амазонская низменность, сплошь покрытая тропическими зарослями, испещрена каналами многочисленных маленьких рек. Именно возле этих рек оживает томным бледным утром и знойным днём, и пылающим закатным заревом вечером жизнь, когда животные идут на водопой. И только в поздние часы, в призрачной тишине, в то самое могущественное для магии время, когда великолепная Ночь, синеватым странным мраком укутывающая неподвижные стволы гигантских ротанговых пальм, гевей и эриантусов, туманами проплывает над зыбкими болотами, в которых начинают свою охоту крокодилы, явственным становится для слуха некий ритм, доносящийся словно бы отовсюду, а на самом деле из глубины этого царства природы. Это голос сердца Джунглей.

Сказочные существа: Журузка и Телис-Пирис, их отец, толстый дух Тапажос. Прекрасные амазонки.

Одинокая путешественница, опустившаяся отдохнуть на поваленный ствол дерева, с грустью посмотрела на свой фонарик. «Как страшно сознавать это… Едва он погаснет, густая тьма мгновенно окружит меня, и не видно будет ни зги, несмотря на россыпи звёзд, венчающие небосклон. В джунглях всегда темно.» В джунглях всегда темно… Так всегда говорил её отец, Пётр Мун, когда они счастливо жили в небольшом домике в Англии. Смешной старый домик… Они часто сидели вместе с отцом за круглым столом у подоконника, на котором стояли любимые мамой фиолетовые лесные цветы, и разговаривали обо всём на свете. В детстве она любила рисовать всяких животных и птиц, и только один рисунок был у неё на другую тематику. Когда на день рождения отца она нарисовала их дом. Она знала, что отец собирается уехать, и поэтому ей очень хотелось подарить ему что-нибудь такое, что бы и порадовало, и растрогало его. Может, увидев её подарок, он бы задержаться хоть ненадолго… Мистер Мун действительно несколько долгих минут грустно изучал рисунок. Домик вышел несколько покосившимся, но одновременно с этим каким-то необычайно весёлым. Наверно, виноваты тёплые тона, и огромное окошко, из которого выглядывали они с папой; за смеющимися лицами виднелся также их любимый стол и большая, в ромашках, чашка чая. Около дома стояла мама с непропорционально большой синей лейкой, из которой лилась вода, изображённая в виде узких сиреневых капель, а под лейкой росла целая клумба фиолетовых цветов. Однако особенно получалась печная труба, выкидывавшая вверх облачка серого дыма, крыша, на которую было удобно забираться с чердака, чтобы полюбоваться на далёкие звёзды. У трубы с небольшим намёком на это своё любимое занятие она нарисовала толстого рыжего кота, который с мечтательным видом любовался на небосвод.

Отец тогда очень хвалил её за рисунок. Но отменить поездку он, в противоположность её надеждам, не собирался. Он просто потрепал девочку по голове и сказал ей простые слова: «Елена. Теперь наш дом всегда будет со мной. Я буду носить его с собой в кармане. И как бы далеко я отсюда ни был, ты и мама всегда будете со мной.» И тут сверху, со второго этажа, послышался сдавленный крик. Они с отцом взбежали наверх и увидели, как старая служанка суетится по комнате, разыскивая лекарства. Дверь в мамину комнату была открыта. Мама лежала на кровати, бледная и очень печальная, и плакала. Когда мы вошли, она быстро отёрла слёзы и жизнерадостно нам улыбнулась. Когда она начала говорить, она неожиданно зашлась ужасным кашлем. У неё давно была простуда, но доктор мне говорил, что она обязательно поправится. А вот теперь я стояла и смотрела на неё, видела её улыбку, и мне казалось, что она фальшивая, потому что я видела её полные боли глаза. В эту самую минуту я вдруг поняла, что мама умирает…

Елена дёрнулась от тяжёлого воспоминания, и вновь обратила взор ввысь. Неаполитанский вечер в одиночестве в пугающих, абсолютно диких джунглях. Самое время для сентиментальных воспоминаний. И всё же… Если отбросить цинизм. Если забыть про всякие там условности, которые говорят нам, что романтизм создаёт неправильное представление об окружающем мире, обволакивая суровую реальность розовой мечтой, если всё же этой мечте предаться… Возможно, мир, ей рождаемый, действительно реален…

Звёзды… Здесь они совсем близко. Отец рассказывал ей про разные созвездия на этом кусочке неба. В Южном Полушарии нет центральной звезды, обозначающей ось, вокруг которой вращается небо. Над центром расположен Южный Крест, ровно над ним созвездие Центавра, окружающее Южный Крест. Слева находится созвездие Треугольник, над ним Павлин, а ещё ниже Тукан. Девушка напряглась, пытаясь отыскать среди скоплений звёзд очертания диковинных созданий. Наконец она увидела знакомое созвездие… Перед ней словно бы возник отец, с улыбкой смотревший в определённую точку над линией горизонта. Она тогда долго не могла увидеть того, что он увидел он. Это был настоящий Волк- Созвездие Южного Полушария. «Без труда найдя на небе самое яркое его украшение- Южный Крест, не потрудись опустить взор чуть левее, и ты увидишь мою счастливую звёздочку, из созвездия Волка. Вон ту,- он, вздохнув тяжело оттого, что она смотрела в другом направлении, взял её руку в свою и показал ей на звезду её же пальчиком.- Видишь?» Она кивнула и с любопытством посмотрела на отца. «Я загадывал на ней желания… Самые сокровенные.» «И они что, сбывались?» «Да. Только надо никому об этом не говорить. Нужно загадать как бы для себя, и хранить загаданное в душе, как тайну.» «А как же тогда звёздочка сможет узнать то, что я задумала?» «Она получит информацию, идею… Звёзды это умеют. И они помогают нам.» «Папа, а они что, живые?» Елена вновь вспомнила странное мечтательное выражение на его лице. Оно всегда появлялось, когда он начинал говорить о магическом мире, в который верил, и в который помог поверить ей…

Отец Елены был учёный. Он много времени проводил в командировках и путешествовал по всему свету. Он всё искал доказательства своей теории о том, как на самом деле устроен мир. Он втайне от всех писал книгу, которая называлась Полонезиар. В книге он описывал самые загадочные свои путешествия и тайны, хранившиеся в древних рукописях, которые он находил в Южной Африке и на восточных землях Палестины. После смерти Даны он долго не находил себе места от горя. Однако впереди у него была экспедиция в Бразилию в местечко Калитэ, и он решил ехать туда вместе с дочерью. Потому что оставаться более в доме, где нет ЕЁ, он не хотел. Без Неё это место уже перестало быть домом…

Уже через несколько дней пребывания в маленьком бразильском городке девочке казалось, что она наконец чувствует себя ближе к своей мечте. Ей безумно хотелось приключений! Тогда, когда отец показывал ей свою счастливую звезду, она действительно загадала желание… Она очень хотела, чтобы с ней произошло какое-нибудь чудо, ну что-то вроде сказки, и чтобы она была главной героиней… В экзотической же, дикой Бразилии, разительным образом отличной от тихой и спокойной Англии, всё кругом говорило о том, что здесь ещё живут легенды. Она слышала, что когда-то в далёкие времена на этих землях жили ацтеки, которые в доколумбову эру стали создателями могущественного государства, занимавшего всю территорию от Атлантического до Тихого океанов. Их стараниями была воздвигнута поистине волшебная цивилизация, имевшая центр в городе Теночтитлан. Сегодня это Мехико. Мексика далеко отсюда. Империя ацтеков был воистину огромна. Однако после что-то случилось, и империя была большей своей частью обращена руины. Что же ищет в этих землях её горячо любимый отец? Возможно, он ищет следы потомков великого народа. Возможно, хочет найти развалины древнего храма, точь в точь как в газетных вырезках, которые он постоянно приносил. Девочка недоумевала и одновременно исполнялась энтузиазмом присоединиться к его поискам.

Городок, в котором они поселились, был в стиле, который столь излюблен конкистадорами, украшавшими свои поселения многочисленными барами и тирами, почти вытеснявшими из своих стройных рядов несколько обитаемых жилищ. В городке были три дома, получившие название съемных. Однако Муны поселились у старинного друга Петра, Тома Бэйкерли, который женился на мексиканке и обосновался с нею в этом городке уже добрых пять лет. Собственно, срок, немногим меньший, чем вся жизнь Елены. Пётр, едва приехав, начал подолгу пребывать в различных экспедициях, оставляя девочку на попечение гостеприимных друзей. Вечерами, когда все собирались за ужином, он рассказывал о новых находках. Он рассказывал, что учёные исследуют джунгли в поисках неких манускриптов Манулы, короля жестоких бразильских воинов Катулов. В этих рукописях были записаны якобы тайны и откровения почитаемых племенами очевидцев встреч с невероятными существами, обитавшими в этих землях, что было в крайней степени важно для отца, а также описывались торговые отношения с Амарной. Пётр Мун часто прежде ездил в Египет, изучал сведения о древнем городе на месте столицы Древнего Египта Ахетатона при фараоне Эхнатоне. Он хотел доказать, (0020) что один из разумнейших центров человеческого мира, целая цивилизация сотни лета была скрыта ненасытными джунглями, которые сразу же поглощали руины гигантских поселений, разрушаемых нескончаемыми войнами. И теперь лишь отдельные куски великолепных сооружений, которые умели воздвигать люди прошлого находили теперь с трудом в самых непроходимых уголках чащ.

Девушка зябко обняла колени руками и сосредоточилась на пламени слабого костерка, который ей наконец удалось разжечь. Безумно хотелось спать. Но это было невозможно. Пламя необходимо было поддерживать. А окинув взором пространство вокруг себя, сразу забывались легенды отца о катулах и о Мануле. Кстати, должно быть, Манул был очень жестоким человеком, раз его назвали именем хищной кошки. Говорят, его боялись его же собственные братья и соотечественники. Настоящее же его имя было неизвестно. Должно быть, оно хранится в том священном манускрипте. Манускрипт… Много тайн хранишь ты. Ради тебя отец половину своей жизни пробыл в странствиях и исканиях по всему миру. А когда наконец нашёл твою бледную тень, он потерял голову… Елена тяжело вздохнула.

От костра располазались в разные стороны зловещие тени. Елена попыталась припомнить, какие духи обитают, по преданиям, в этих землях, однако на память всплывали только названия ужасных хищников ночи. Ягуар. Злющие змеи- анаконда, питон. Трёхглазые гаттерии. Пауки. Крокодилы. Яростные обезьяны. Все эти существа ночи бродили, крались, ползали где-то неподалёку. Если вслушиваться в голоса джунглей, можно различить сотню знакомых звуков, вроде далёкого жалобого воя зверя, и тысячу неведомых, что пугало более всего. Шелесты, потрескивание, жуткие вскрики в ночи, скорее всего принадлежавшие птице, однако теперь, казалось, звучавшие резко и злобно, заставляли поёжиться и подсесть поближе к костру.

Веки отяжелели и норовили сомкнуться, когда ей неожиданно показалось, что за спиной кто-то наблюдает за ней. Неприятный холодок скользнул по спине, она вздрогнула и осторожно повернула голову. Неожиданный ужас нещадно охватил всё её существо; ей показалось, что сердце стучит так громко и часто, что может в любой момент разорваться; оно заглушило для неё все звуки на свете… Прямо на неё из темноты смотрели светящиеся глаза.

Несомненно, это мог быть только хищник. Дикий зверь из темноты пронзал насквозь своим взглядом. Говорят, силу взгляда в наше время недооценивают. Крысы убивают одним взглядом. Ужас друг на друга наводят опытные японские борцы, свирепо поводя очами во время танца-боя, когда каждый ощущает себя актёром могучего театра жизни, когда на сцене ты или победишь, или ослепнешь от сияния твоего соперника. Взглядом гипнотизирует питон. Эта громадная змея, желая удовлетворить свой голод, вначале заставляет жертву расслабиться, полностью подчиняет её своей воле, недвижно глядя на неё своими странными лучистыми жёлтыми глазами. Этот же взгляд был сильным, внимательным, проникающим в подсознание и оттого, наверно, пугающим. Но о причинах страха для Елены задумываться желания не было. Ей, воспитанной с раннего детства в среде предрассудков, которыми опутана человеческая жизнь в больших городах, точно паутиной, да, предрассудков, похожих на свод законов, однако являющихся не более чем памятью древних и их былыми ошибками, сведёнными в норму где-то в генетическом коде, незнакомо было чувство внимания к окружающему миру. Да, несомненно, она внимательно и непрерывно запоминала, структурировала информацию, но, увы, лишь ту, которую объясняла сама же с точки зрения, привычной для многих людей её общества. Столкнувшись с новой культурой, она не смогла измениться, подобно её отцу. И потому голос сердца, как и голос джунглей, оставался ей непонятен. Здесь, в этом мире, разумном, как и её родина, но живым более древним разумом, люди сильнее понимают свои способности. Если бы двое достойнейших из двух миров сели бы рядом на поваленный ствол дерева, дабы вести беседу о бедах людских, они, несомненно, затронули бы общую проблему. Взяли бы за основу человека, спрограммированного на обыкновенное выживание. Одухотворённое существо, действующее по образцу зомби или марионетки. Оба, несомненно, вынесут из данной беседы определённые выводы. Один в своём мире создаст учение Зомби. А второй в своём- кукольный театр, чтобы получать от этой идеи денежную прибыль. Оба будут обладать, правда, несколько большей способностью управлять, нежели человек, не углубившийся в созерцание данного знания.) Глаза испугали её. Но притом некое недоумение завладело её мыслями, ибо они действительно просто смотрели. И не угрожали, не блестели скрытою угрозой, а именно рассматривали сидевшую возле костра напуганную девушку, осторожно тянувшуюся к лежавшему подле карабину.

Наконец на свет вышел их обладатель. Перед Еленой возник из темноты силуэт огромного волка, но когда фигура приблизилась, она поразилась- пред ней предстал толстый мужчина в полосатой одежде и венках из цветов, увешавших шею. Уши его были заострены.

 

Разговор.

Он пожал плечами и заглянул в глаза: Ну что ты…

- Ведут ли мысли, поступки, эмоции к заблуждению?

«Определённо ведут. Только над этим люди вообще-то не работают. Вас мало волнуют такого рода проблемы.»

 

Когда она вернулась в городок, она увидела неожиданно ужасные разрушения повсюду. Кругом сновали люди в военной форме. Её тут же заметили и опросили. Домой она была сопровождена в компании двух служителей закона. «На Калитэ напали флибустьеры. У нас большие потери.» Флибустьеры… Морские пираты? Что они забыли здесь? Да. Она много слышала о них. Их быстроходные корабли нападали на торговые суда, грабили их, а затем быстро возвращались к себе в порт. У острова Тортута, что к северу от Гаити, волны всегда выносили на берег не только морскую пену: остров был настоящим пристанищем для пиратов и всякого рода отребья. Здесь делилась добыча, здесь она тут же пропивалась, отсюда пираты вновь пускались на поиски новых жертв. На их чёрном, как их пиратские души, флаге был нарисован череп, а себя они скромно называли «морскими братьями».

Елена горько усмехнулась. Неужели и вправду у них есть база на ближних атоллах? И сюда они наведались наверняка, чтобы развеяться от скуки или в крайнем случае пополнить съестные припасы. Более нечего было отобрать у жителей бедного городка. Но сколько разрушения!.. Романтический образ пирата таял на глазах, как догорающая свечка, когда Елена шла к своему дому вдоль казавшейся совсем не знакомой улицы. На пороге её встретили обеспокоенные её долгим отсутствием Томас и Мария. Мария крепко обняла её. «Мы думали, с тобой что-то случилось. Мы не знали, что делать. Выходить никому далеко нельзя. Преступников ищут.» Елена понимающе кивнула. Бог знает, сколько времени ещё полиция будет рыскать безуспешно по улицам городка. Неужто надеются найти тут кого-нибудь из негодяев? Да они по быстрому уже сели на свой корабль и умчали на свой остров, выжидать, пока вновь можно будет отправиться на разбой.

Долго сидеть дома Елена не собиралась. Утром же она решила осуществить необходимую прогулку. В голове до сих пор бродила куча невероятных мыслей и фантазий, - да что там фантазий!- там снова жила вера в чудо, которой она, казалось бы, лишилась, когда от неведомой болезни скончался её отец. Увиденное в лесу, казалось, навсегда изменило её жизнь. И теперь только и хотелось, что уйти куда-нибудь в уединённое место, чтобы помечтать. Девушка набросила лёгкий платок на плечи слишком открытого, на её взгляд, голубого выходного платья и уверенным шагом отправилась вдоль реки к эстуарию. Ранее устье реки было загромождено песчаными отмелями, которые разделяли течение реки на два рукава, однако что-то произошло, и одна речка умерла. Была ли виной тому засуха или стихийное бедствие постигло район, неизвестно. Просто однажды вода изменила своё направление. Прогулка была довольно длительной, ибо путь Елены лежал мимо трёх посёлков, находившихся на приличном расстоянии друг от друга. К морю можно было попасть и более коротким способом, однако зачем же было лишать себя удовольствия прогулки! Несколько часов по полуденному зною, и несмотря на романтические пейзажи, возникавшие по обе стороны от дороги, по которой она шла, всё же заставили девушку испытать сильное чувство жажды. Она бросила мрачный взгляд на реку и продолжила путь, надеясь вскорости отыскать посёлок, где можно было бы добыть холодной пресной воды из колодца. Южно-американская Амазонка настолько полноводна, что даже в ста километрах от её устья вода в море всё ещё несолёная. Эта река же, увы, в точности наоборот воспроизводила славу своей великой матери. Вода здесь вблизи моря была солёной.

Прогуливаясь по берегу моря, Елена встречает Андри. Андри- пират. Прикидывается честным мореплавателем. Видит рыжую красивую девушку. Влюбляется. Разузнает, что отец её был учёный. Заинтересовывается. Он пришёл в неописуемый восторг от своего открытия. Вместе в джунглях. Находят древние развалины. Борются. Во время борьбы Андри случайно поскользнулся.

«Индейцы знают всё. Связь с природой, сохранённая в том самом великом, первозданном виде, как много-много лун тому назад, делает каждого из них воином. Но воином не в том понятии, которое первым приходит на ум, не воином-завоевателем и не человеком с оружием. Нет. Есть другие воины. Их называют Воины Силы, или Воины Природы. Это и есть люди знания. Им известно о тайнах каждого цветка, о сокрытых сокровищах Заколдованного Леса. Любой лес заколдован. В нём живёт то, что неведомо обычному путнику, сокрыто от его глаз. Это особый мир, и если знать его, можно обрести союзников, найти то, что может помочь. У каждого есть путь, говорят индейцы, и тот, кто смело идёт по пути, обретает знание. Вокруг путника духи, они помогают ему или стараются сбить с пути.»

«А если человек, которого сбивают, Воин, он, наверное, сильнее? Значит, он пройдёт этот путь.»

« Нельзя думать, что у Воина и у Путника разные шансы сбиться с пути.»

 

Комментарии: 0