ВЛАДИМИР МАТВЕЕВ

Позвольте предложить на Ваше рассмотрение мистический рассказ (выживание): "Школа"

 

Главная идея: Что будет, если уличный художник граффити нанесет на стену символ, значение которого не знает? Что если символ на стене школьного здания - это древний символ зла? Где кончается поклонение рок-группе и начинается темная сторона религии? Кто может стать жертвой?

В рассказе "Школа" я постарался ответить на эти вопросы. Мне кажется, рассказ будет интересен школьникам (возрастом от 13 лет)

С уважением, Владимир.

 

ШКОЛА

Закончившим несколько лет назад школьное образование редко выпадает случай попасть в школу снова. Двери, закрытые однажды, никогда не должны быть открыты вновь. Однако есть такое исключение – встреча выпускников.

От памятного вечера Софии осталась всего лишь одна вещь – браслет с надписью «Выпуск». Со временем последние буквы стерлись немного, но браслет стал талисманом. Нельзя сказать, что удачным талисманом.

Все начиналось в тот день практически так же, как и всегда. Одно отличало его от прочих – на несколько минут к двери Софии подошел почтальон, чтобы подсунуть под дверь письмо. Почтальон принес приглашение, положил на пол. Толкнув его под дверь, сотрудник почтовой службы ушел, не зная, что положил начало событию, которое изменило жизнь Софии.

Белый конверт с золотой надписью выскользнул из-под двери в тот момент, когда София проходила мимо в халате с чашкой кофе в руках. Горячий напиток испускал приятный аромат и приковывал к себе внимание, отчего она чуть не пропустила конвертный момент.

Опустившись на колени, София поставила на пол кофе и подобрала конверт. Распечатав его, она расправила дважды сложенный листок, в котором печатным шрифтом было написано:

 

София Лора, приглашаем вас как выпускника школы № 31 на праздник «встреча выпускников». Одеться следует в бальный наряд.

В 18 часов вечера в кабинет №91.

Директор Кормов Н.В.

 

Прочитав приглашение, она сложила его в несколько раз и убрала в карман, после чего взяла кофе и прошла на кухню.

В этот момент зазвонил мобильный телефон. На дисплее мобильного экрана определилось имя – Анастасия Лавин.

– София?

– Настя, здравствуй. Как дела?

– Прекрасно, спасибо за обед.

– Захочешь повторить, позвони.

– София. Я звоню по поводу приглашения на выпускной вечер, который сегодня должен будет пройти в школе. Ты получила приглашение?

– Да. Вот теперь решаю, идти или не идти туда.

– Не думаю, что школьное прошлое запомнилось на такой долгий срок. Маргариту и прочих девушек мы просто проигнорируем, а в остальном проведем этот вечер с пользой.

– Хорошо.

– Я подъеду в районе 5 часов вечера.

– Тогда увидимся в школе.

София отложила в сторону телефон. Нужно было продумать решение по поводу посещения выпускного.

Требовалось собраться к выпускному вечеру, чтобы произвести впечатление. У нее не было таких больших денег, которыми владеют прочие выпускники ее класса. Особенно на фоне Софии и Анастасии будет выделяться девушка из богатой семьи.

«Пусть, – решила София. – Выпуск всего лишь один раз бывает».

Она сложила в сумку платье, туфли и легкую куртку на случай вечернего похолодания.

 

***

Задержавшись в прихожей, София долго выбирала обувь. Наконец выбор пал на высокие кроссовки, после их непременно сменят туфли нежно-розового цвета. Кроссовки не могли сочетаться с платьем.

Кроссовки с туфлями легли в черную сумку Puma на боковой стороне, где уже было аккуратно сложенное платье. Платье не такое дорогое, как хотелось, но идти в повседневной одежде было бы некрасиво. Оно было куплено за 50 тысяч рублей в прекрасном магазине, что располагается между старой и новой улицей, названой в честь первого космонавта.

Собравшись, София вышла на площадку, повесив на плечо сумку.

К ногам лег книжный листок, влетевший сквозь открытое окно. Его принесло с улицы, наверно, кто-то бросил его с балкона пятого или восьмого этажа.

Подобрав листок, София улыбнулась – половинка страницы, вырванной из сборника стихов. Автор был незнаком, но строчки вспоминались:

 

Потому ль, что устал

От столичного стойкого стресса,

Не впервой отключаюсь,

Забыл, куда я иду.

 

Быстро спустившись вниз, София бросила скомканный листок в мусорную коробку. Толкнув дверь одной рукой, второй она придержала ремень спортивной сумки.

«Форд-Фокус» был единственным элементом в жизни, который мог говорить о финансовой состоятельности Софии. Да, машина была ценностью девушки. Черная краска на крыльях немного облупилась, но в целом автомобиль можно было охарактеризовать как прекрасный транспорт.

Прошло несколько минут, прежде чем София заняла место водителя за своим автомобилем. Двигатель, за которым прекрасно ухаживают, быстро завелся. Заурчав, автомобиль плавно покатился по дороге, под умелым управлением автолюбительницы.

Машина проехала по центральной улице, после чего свернула в проулок. Этим проулком София добиралась до школы много лет назад пешком. Сейчас она могла сделать это на машине, которую купила.

Миновав проулок, всколыхнувший воспоминания школьной поры, София выехала на улицу Школьная.

 

***

Перед школой стояло несколько машин: Bmw, Renault, Lotus и Lincoln. Отдельно стоял автомобиль Анастасии, рядом припарковалась София. Создавалось впечатление, что их машины здесь не к месту.

Бросив взгляд на приборную панель, София поняла, что до наступления праздника осталось всего двадцать пять минут. За это время ей не успеть одеться в приготовленный наряд, потому что часть гардероба нужно было докупить.

София вышла из машины.

– Черт, богатеи уже собрались – отметила про себя София. – Скоро начнется нечто.

На стоянке появился сторож, который услышал только первую часть фразы. В половине шестого вечера мало кто остается на стоянке, поэтому он решил поинтересоваться столь поздним прибытием.

– Вы запоздали, – произнес сторож. – Выпускники уже скоро начнут праздник по случаю окончания школы.

– Да. Я знаю, что опоздала.

– Нечего, наш директор тоже опаздывал в эту школу. Правда, ночью здесь никого нет, кроме сегодняшнего дня. Не знаю, по какой причине, но раньше школа оставалась одна. Вечерних уроков здесь никогда не было.

– Вот как. Любопытно, конечно, но мне, правда, пора.

– О, я вас задержал.

– Немного.

Чтобы подняться на второй этаж в аудиторию, которая была выделена под женскую раздевалку, у Софии ушло пятнадцать минут. Потом она уже в наряде вышла в коридор, где стояла Маргарита Волк.

– О! София, все еще одеваешься из секонд-хенда, – с презрительной улыбкой произнесла Маргарита.

Отличница из прошлого стояла перед ней в дверях аудитории «№87».

– Конечно, у меня нет богатого папочки, – ответила София.

– Это вечеринка для богатых. Ты явно перепутала даты.

Маргарита удалилась.

В коридоре было спокойно и тихо. София поняла, что приход на встречу выпускников не лучшая затея за весь год. Помимо неудачной сделки по продаже жилья и большим долгам, ей придется терпеть насмешки бывших одноклассников.

Она могла бы позвонить Анастасии, но телефон по-прежнему лежал на приборной панели ее автомобиля.

– Ну, там будут не только ученики, но и учителя, – вслух решила София.

Через несколько мгновений она вошла в аудиторию «№91».

 

***

Праздник был уже в разгаре. С шести часов вечера многие успели напиться, чтобы танцевать с девушками, не наступая на дорогие лакированные туфли. Однако после возлияния мягкие движения вальса практически никому не давались. Благодаря этому приход Софии в аудиторию заметили только учителя, которые сидели за столом и смотрели на танцующих выпускников.

Пока выпускники пировали в аудитории «№91», этажом ниже в движение пришла входная дверь. Хорошо смазанные петли не издали никакого звука, когда дверь немного приоткрылась. Ветра на улице не было. Однако дверь парадного входа неведомой силой прикрылась немного, а когда полицейский на вахте повернулся в другую сторону, то негромко хлопнула.

Полицейский посмотрел на дверь, которая ответила на его взгляд коротким щелчком.

– Кто там? – спросил полицейский, вставая из-за стола.

Полицейский не заметил, как за его столиком погас индикатор сигнализации, что отвечала за внешний периметр. Чуть позже включилась внутренняя система наблюдения, именно в аудитории «№91».

Дверь оказалась запертой. Полицейский попробовал отпереть дверь ключом, но ничего не получилось.

– Саня? Прием, – полицейский решил вызвать сторожа, у которого должна быть вторая пара ключей.

– Да, Костя, слушаю. Прием, – ответил сторож автомобильной стоянки.

Вызов по рации застал сторожа в момент, когда он открывал консервную банку с балтийской килькой. В нескольких метрах в емкости с песком его ждала банка пива, которую он припас, заранее купив в магазине неподалеку.

Отложив в сторону банку, он поднес ближе рацию, чтобы внимательно слушать, что ему хочет сказать полицейский-охранник.

– У меня здесь дверь закрылась, а ключ не в силах открыть ее. Прием.

– Странно как-то. Раньше такого не происходило с парадным входом, а что могу я сделать? Прием.

– У тебя должен быть второй комплект. Прием

– Хорошо. Понял. Прием.

Сторож отставил банку в сторону, чтобы проверить ключи. Ужин пришлось отсрочить на некоторое время, которое понадобится на прогулку до его сторожки. По дороге он заметил, что в окне на втором этаже горит свет, и еле слышно доносится музыка.

Ключи висели на стенде в том самом месте, где были повешены несколько часов назад.

Через несколько минут Александр на правах сторожа подошел к парадной двери. Ключ, помеченный определенным числом, был вставлен в замок, но когда сторож повернул его, то дверь…не открылась.

– Что такое? – удивился Александр.

Ключ повернулся в замке еще раз, но дверь по-прежнему оставалась закрытой.

Сторож поднял рацию, чтобы можно было проще общаться с полицейским охранником.

– Костя? Прием.

– Да, Саша. Прием.

– Ключи не открывают дверь. Наверно, замок сломался.

 

***

Никита Устюгов когда-то был учеником школы, но хороших оценок его дневник не видел ни разу. Большие деньги отца позволили ему хорошо устроиться в жизни. На пару со своим другом по школьной парте Павлом Семеновым они вышли в коридор, чтобы покурить и немного поболтать о девушках.

Коридор был абсолютно пустым, что было не удивительно в такое время дня. Тусклый искусственный свет в коридоре делал помещение холодным и неприметным, но двух друзей это не пугало, отчасти благодаря алкоголю.

Павел щелкнул зажигалкой, чтобы прикурить сигарету, а после протянул ее своему другу.

За разговором о девушках они стояли у окна и фантазировали. Как это часто бывает, разговор о сексуальных фантазиях парней плавно перетекли в грань практически неосуществимых идей. Как раз в этот момент зазвонил мобильный телефон.

– Да?

– Это Никита? – спросил женский голос, очень знакомый.

Никита не сумел вспомнить, кому принадлежит голос, наверное, сказывался хмель.

– Он самый.

– Ты один?

– Нет, со мной Павел. Мы решили покурить.

Павел, услышав свое имя, жестами попросил объяснить, что происходит. Однако Никита не мог понять дерганые движения товарища.

– Кто вы? – спросил Никита, пытаясь опознать говорившую девушку.

– Подарок от организатора выпускного бала по имени Маша. Я уже час жду, чтобы дозвониться до вас. Мне нужна помощь. Я хочу развлечься, а на четвертом этаже никого нет.

– Хорошо. Я понял, что делать. Куда подойти?

– Четвертый этаж. Если найдешь силы подняться, то мы втроем славно повеселимся.

Никита убрал мобильник в карман и повернулся к Павлу, чтобы кратко пересказать предмет разговора с девушкой по телефону.

Павлу показалось, что в таком чудном предложении от таинственной незнакомки был подвох. Он не мог охарактеризовать его. Не мог представить, в чем состоит подвох, но если предлагают незабываемое веселье, то возможны последствия. Однажды Павлу не повезло – урок обошелся в несколько тысяч рублей алиментов за одну не слишком красивую ночь.

На пути к пролету между третьим и четвертым этажом они встретили преграду с решетчатой дверью. Попытка открыть ее не увенчалась успехом из-за замка, на который оба обратили внимания только после его удара о железо.

– Никита, я осмотрю третий этаж, а ты попробуй открыть, – предложил Павел.

Никита кивнул в знак одобрения.

– Только один не входи, – предупредил Павел.

Через несколько минут Никите удалось сбить замок при помощи ведра, которое оставил после работы технический персонал. Пару ударов ведром по дужке навесного замка хватило, чтобы замок упал на пол с коротким, но звонким ударом метала о бетон.

– Паша! – крикнул Никита своего друга.

Сколько времени он провел, пытаясь сбить замок, чтобы освободить путь на четвертый этаж? По внутренним ощущениям можно было сказать, что прошло минут двадцать.

Павел не ответил на зов Никиты.

– Паша, куда ты подевался? – крикнул Никита в очередной раз.

Крик эхом пронесся по пустому коридору, пока не стих в поворотах или открытых аудиториях. Никита не мог увидеть всю протяженность коридора, но в захмелевшем разуме пробудилась тяга к расследованию. Девушка долго ждать не станет, а значит, надо найти пропавшего друга как можно скорее.

Прождав несколько минут он, теряя терпение, снова крикнул.

– Если найду, то ты очень сильно пожалеешь!

Угроза также эхом растворилась внутри коридора. Ответа не последовало, возможно, Павел чем-нибудь увлекся.

Никита решил пройтись по коридору, чтобы точно определить причину задержки его друга. Однако идти по коридору оказалось не очень приятно. Под действием алкоголя ему казалось, что в пустом проходе кто-то постоянно следит за ним.

Пройдя несколько аудиторий, Никита вслушивался в тишину в надежде услышать звуки движения. Любой звук присутствия человека на этаже мог бы помочь в определении поиска, но тишина продолжала испытывать его.

Радовало то, что в коридоре горел свет.

Никита не знал, почему во всей школе горит свет. Ему просто хотелось верить, что все это сделано из-за безопасности. В его голове не возникал вопрос, что расход электричества при такой системе безопасности мог бы существенно увеличить финансовые расходы учреждения.

– Павел! – крикнул в очередной раз Никита.

Как и прежде, Павел продолжал молчать, что начинало нервировать Никиту еще больше.

Идя по коридору, Никита проверял двери аудиторий на предмет их открытия. По очереди он толкал двери, но пройдя пять - шесть аудиторий, ему стало казаться, что все аудитории закрыты. Поэтому, когда ладонь легла на дверь аудитории «105», и дверь внезапно открылась, то он ввалился в открытую аудиторию.

– Зараза! – громко выругался Никита, распластавшись на полу учебной комнаты.

В классе было темно, что не позволяло осмотреть помещение. Ему пришлось немного отлежаться, прежде чем начать попытки подняться на ноги. Опираясь руками о пол, ему не сразу удалось почувствовать, что на полу что-то было разлито. Руки разъехались в разные стороны, и Никита снова упал.

Никита решил подползти к стене, чтобы по ней поднять.

Испачканными в чем-то руками Никита стал плавно подниматься на ноги. Ладони взбирались по стене все выше, пока пальцы не коснулись переключателя. В комнате вспыхнул электрический свет, открыв Никите ужасную причину грязных рук. У его ног была небольшая лужица скопившейся крови.

Поднимаясь по стене, Никита невольно оставил кровавую дорожку отпечатков.

Кровь прилила к голове, а руки и ноги моментально похолодели. Дрожа всем телом, он потихоньку поднял голову, чтобы проследить кровавую дорожку. Дорожка простиралась от ученической доски, на которой при помощи деревянных треугольников, транспортиров и линеек был распят его друг.

– Твою-то мать! – прошептал Никита, потихоньку опускаясь по стене на пол.

С каждой секундой разум прояснялся от оставшегося хмеля. Никита протрезвел уже через две минуты.

Руки Павла с неимоверной силой были пробиты деревянными измерительными приборами, которые повредили кожу, прорезали мышцы рук, пробились сквозь кости и деревянную доску, войдя в бетон на несколько сантиметров.

Сделать такое человеку было не под силу, но Никиту этот вопрос нисколько не интересовал. Его взор был прикован к ранам на теле, от которых черно-красной густой жидкостью стекала на пол еще несвернувшаяся кровь.

От ужаса и шока Никиту колотила дрожь. Он не мог оторвать взгляд от распятого друга, не ожидая, что в следующий момент его глаза откроются.

– Ни-кии-та, – прошептал Павел, но вместе с последними словами в горло попала кровь.

Окончательно протрезвев, Никита бросился вон из аудитории.

Преодолев по коридору несколько аудиторий, Никита подбежал к лестницам, чтобы спуститься вниз за помощью. Оставляя позади страх и пустые комнаты классов, ему в голову не приходили те слова, что не раз кричала ему учительница по географии. Учителя постоянно предостерегают нас, но часто по неопытности и вере в светлое будущее мы пропускаем мимо ушей.

Он не коснулся даже первой ступени.

 

***

Пустые лавки благоприятствовали разговору двух подруг, так как никто не мог их услышать.

– Может, нам не стоило приходить? – высказала их общее мнение Анастасия. – Приглашение попало к нам если не по ошибке, то не в то время. Мне кажется, можно найти более приемлемое занятие, чем сидеть здесь.

– Да, – согласилась София, – можно устроить свою вечеринку в каком-нибудь ночном клубе.

– Например, в «Гоголе»?

– Ага.

Девушки поднялись с лавок и начали проходить к выходу. В центре аудитории в пьяном вальсе кружились три пары выпускников, которые занимали площадь в три раза больше, чем требовалось для шести пар танцоров.

Учителя продолжали беседовать о текущем состоянии школы.

Они зашли в соседнюю аудиторию, чтобы забрать оставленные вещи и переодеться в повседневную одежду

София сменила туфли на кроссовки, а платье на джинсы и белую блузку. Платье через несколько минут было упаковано в спортивную сумку, с которой приехала в школу два часа назад.

Выйдя в коридор, София остановила Анастасию за локоть.

– Насть, чьи это стихи?

 

Потому ль, что устал

от столичного стойкого стресса,

не впервой отключаюсь,

забыл, куда я иду.

 

– Коваль джи, – вспомнила Анастасия, минутой позже добавила. – «Наплыв».

Девушки направились вниз по лестнице.

«Наплыв? – подумала София. – В этом должен быть смысл. Смысл стихотворения сокрыт в названии, как шифровка. Почему ей попался этот фрагмент? Наверное, его кто-нибудь просто потерял. А если нет? Если его никто не потерял, то, значит, оно было специально подброшено. Быть может, в самой книге есть то, что поможет разгадать эту милую зашифрованную шутку».

София не знала, что это была далеко не шутка. В ее руки попали инструкции, которые она вовремя так и не получит.

Пока они спускались вниз по лестнице, на третьем этаже в библиотеке выдвинулся том – сборник поэзии. Когда девушки коснулись пола первого этажа, сборник упал на пол. Если б кто-то видел это, то мог бы заметить, как среди страниц что-то засветилось и очень быстро пропало.

На первом этаже они сначала никого не увидели, но пройдя к месту охраны, заметили полицейского, стоявшего у входной двери. Полицейский увидел девушек и встретил их в нескольких шагах от парадного выхода.

– Здравствуйте, дамы, уже уходите? – с улыбкой спросил Константин. – Что-то вы быстро. Только три часа прошло.

– Да, – ответила София. – Всегда следует знать, когда настало время покинуть вечеринку.

– Я бы рад помочь вам, девушки, но есть маленькая проблемка.

– Какая?

– Дверь захлопнулась, а замок не открывается. Раньше он открывался без проблем, но сегодня с ним странность приключилась. Мой ключ не может открыть дверь.

– А есть второй экземпляр?

– В кабинете директора есть ключ от другого входа. Только мне нельзя оставлять пост.

– Хорошо, мы сами поднимемся в директорский кабинет, а вещи оставим пока здесь.

Мысль понравилась Анастасии. Они направились к лестнице, по которой можно было подняться на третий этаж, где находился кабинет директора.

Девушки поднимались, стремительно перешагивая через две ступени, держась за перила. Обе боялись поскользнуться на гладких кафельных ступеньках.

– Директор любит засиживаться допоздна? – спросила Анастасия на втором этаже, когда с ней поравнялась София.

– Не знаю, – ответила София, пытаясь припомнить прошлые годы, – может быть, у нее стало больше полномочий. Может, у нее много документов, которые нужно заполнить в конце дня. Во времена моей школьной жизни директор школы редко оставался на рабочем месте позже обычных учителей. А почему ты спросила?

– Ключи от входной двери у директора не случайно, а значит, требуя комплект ключей для себя, директор явно опасался остаться в одиночестве в школьном здании.

– Ты права.

Поднявшись на один пролет вверх, обе девушки остановились. На ступеньках лестницы тонким ниточным ручейком стекала кровь, но сразу определить принадлежность темной жидкости к той, что течёт в венах, не удалось.

– Это кровь? – тихо спросила Анастасия.

– Я не медицинский эксперт, чтобы сразу определить – ответила София, внимательно вглядываясь. – Похоже на кровь, нужно найти источник.

– Чего найти?

– Человека, который поранился либо…

– Мертв! Черт, он мертв!

 

***

Полицейский-охранник, уложив вещи девушек, почувствовал, как пересохло в горле. Чашечка горячего кофе могла помочь справиться с жаждой, но требовалось пройти к кофейному автомату.

Кофейный аппарат был установлен около входа в спортивный зал, но дойти до аппарата ему не удалось. Проходя мимо двери в подсобное помещение, он услышал непонятный звук.

Остановившись, полицейский решил проверить, что послужило причиной шуму.

– Саня, прием – вызвал по рации полицейский.

– Да, Костя. Слушаю. Прием, – ответил сторож, но желания отвечать во время перекуса у него не было.

– У меня здесь шум в кладовке. Я подумал, может, это ты. Прием.

– Нет. Конечно, мне не удалось открыть дверь, но лезть через кладовку было б верхом безумия. Прием.

– До связи. Прием.

– Конец связи.

Константин аккуратно открыл дверь, чтобы пустить внутрь как можно больше света из коридора. В кладовой оставалось слишком много темного участка, что не давало охраннику войти. В темноте всегда есть риск на что-нибудь наткнуться.

– Кто здесь?

Проведя рукой по стене, охранник наткнулся на переключатель. В кладовке вспыхнул электрический свет.

– Какого черта?

В кладовке, как и полагалось, стояло несколько швабр с мокрыми тряпками, которыми пользовался технический персонал несколько часов назад. Правда, за такое время ткань должна была высохнуть.

Полицейский решил проверить, почему тряпки мокрые, но поскользнулся на сухом и ровном полу. Пролетев семь метров, что было больше размеров кладовки, полицейский почувствовал удар.

В темноте полицейский не мог сориентироваться, но точно знал, что ранен. Приложив к груди руки, полицейский чувствовал боль от порезов.

– Что со мной?

По телу подобно дрожи прошла болевая волна, чтобы его привести в бессознательное состояние – этого было мало, но хватило для бессилия.

 

***

Девушки не могли пошевелиться, а только смотрели на разбитое оконное стекло. Стекло стало гильотиной для одного из выпускников, которого они звали Никитой.

Никита лежал на подоконнике головой, разбив первое стекло, при этом руки продолжали держаться за стену, но освободиться у него не получилось.

На полу хрустело стекло, хотя основная его часть находилась между первой и второй рамой. Жертва стекла умер от кровопотери не слишком давно, поскольку тело было еще теплым. Чуть ниже затылка торчал осколок стекла, который остался в оконной раме и под весом тела прошел сквозь шею, расколовшись о позвоночник.

Кровь стекала по стене на пол, к моменту прихода девушек она успела скопиться в небольшую лужицу.

– Боже, что с ним произошло? – спросила Анастасия, обращаясь скорее к богу, чем к своей подруге.

Бог промолчал. София же решила, что он поскользнулся и упал.

– Наверное, он бежал сверху, – предположила София. – Но как он споткнулся, если на лестницах нечего не пролито.

– Они вышли, чтобы покурить. Зачем им понадобилось подниматься на несколько этажей вверх по лестнице?

– Может, над ними кто-нибудь подшутил. Правда, большая часть выпускников находилась в аудитории «№91». Мы ему вряд ли поможем, но возможно, жив его друг. Точно. Друга зовут…Павел.

– Искать друга человека, который, возможно, жив. Нет, я боюсь. София, мне страшно.

Настя никогда не отличалась стойким духом и бесстрашным характером, а вот София была бунтаркой. Страх крови и мертвых тел перестал быть ее частью, когда в соседнем с ней доме умерла бабушка Лиза.

Как часто бывает, один страх сменяется другим, но настоящий страх ей пришлось спрятать глубоко в себе.

– Ладно, найди полицейского, пусть вызовет помощь, – согласилась София.

Анастасия пошла вниз по лестнице, а София направилась по коридору третьего этажа. Третий этаж мало чем отличался от первого и второго, которые состояли из двух коридорных помещений.

Четное число классных аудиторий с обеих сторон, из которых одна была открыта настежь.

– Аудитория «№105», – прочла София.

София вошла внутрь.

– Есть здесь кто? – крикнула София, но ответа особо не ждала.

В помещении горел свет, который освещал не только парты и уголки аудитории, также распятого друга Никиты.

Руки Павла с неимоверной силой были пробиты деревянными измерительными приборами, которые повредили кожу, прорезали мышцы рук, пробились сквозь кости и деревянную доску, войдя в бетон на несколько сантиметров.

Чтобы не закричать, София ладонями закрыла рот, но полностью унять вопль ей не удалось. Внутренний крик выплеснулся на всю аудиторию подобно скулежу.

В следующий миг София упала на колени.

Павел не смотрел на нее – его голова покоилась на груди. Раны уже не кровоточили, но и без того крови в этой аудитории было много.

На свободном участке доски белом мелом было написано странное уравнение:

17 минус 3

9 минус 2

К горлу подступило, и чтобы не оставить на полу банкетный ужин, София решила быстро покинуть аудиторию. Чувствовалось легкое головокружение, что делало поступь девушки неуверенной, на грани падения в обморок.

Уже в коридоре Софии стало немного легче дышать. За спиной хлопнула дверь, которая закрылась от локтя девушки.

– Ключ! – громко вспомнила София. – Кабинет директора на четвертом этаже, напротив библиотеки.

София осторожно пошла к лестнице, ее еще немного «штормило». Ноги держали ее неуверенно, но она чувствовала облегчение, не видя перед собой убитого Павла.

«Нужно найти ключ, а потом убираться отсюда, – подумала София. – Чем быстрее, тем лучше».

Лестница на четвертый этаж была открыта, замка не было. София не могла знать, что не так давно замок стал причиной смерти Павла и Никиты.

София поднялась на четвертый этаж, на котором за дверью с номером «14» скрывался кабинет директора. Увы, попасть в директорский кабинет было невозможно. Ключ от кабинета мог находиться в библиотеке, где директор проводил много времени, изучая поступающий материал. В школу часто приходили новые учебники и пособия, которые должны были пройти через одобрение директора, иначе по таким материалам учиться было нельзя.

Если накануне вечером директор был в библиотеке, то ключ оставлен на столике библиотекаря.

За столько лет спустя София не забыла еще местонахождение библиотеки.

– Только бы я была права – произнесла София.

Несколько шагов, и она вошла в библиотеку.

 

***

Настя спустилась на первый этаж, где были оставлены вещи. Полицейский должен был караулить.

Вещи были на месте, а вот полицейского видно не было.

– Товарищ-охранник – позвала Анастасия

Подобрав две спортивные сумки, Настя пошла разыскивать охранника. Под одной из сумок оказался сложенный в несколько раз тетрадный листок, который прилип ко дну сумки. Когда обе сумки были подняты, то листок, провернувшись несколько раз, упал на пол. Содержимое открылось для прочтения:

Уровняем шансы.

14 минус 2 минус 5

9 минус 4

Удачи!

В этот момент кладовая открылась, и в коридор вышел охранник. Он был с глубокими порезами, пытался цепляться за стены, оставляя кровавые следы на тщательно выбеленной поверхности.

Сумки с глухим ударом упали на пол из обессиленных рук Анастасии.

 

***

По разговору с Анастасией София точно знала название стихотворения, которое ей требовалось найти в библиотеке.

Найти нужную книгу в книжном царстве – простая задача, чтобы ее выполнить требовалось найти первую букву автора. Все стеллажи имели упорядоченную алфавитную систему, в которой на полке под буквой «к» должна была стоять требуемая книга стихов Коваль джи, но там было пусто.

София опустилась на пол, чтобы проверить пространство под стеллажами. На полу лежал сборник. Достав книгу, София вывернула ее страницами вниз. На пол упал сложенный вдвое листок, он был спрятан между страницами.

Аккуратно развернув его, София поняла, что это записка священника одного из местных храмов.

«Директору школы.

Семену Петровичу Дмитриеву.

10 января 1984 года.

Заявление.

Прошу закрыть школу на несколько месяцев, пока не будет проведена особая очищающая служба. Нахождение в школе в вечернее время недопустимо. Причина повышения уровня смертности в школьных коридорах – древний знак на стене туалета. Требуется провести ремонт, чтобы уничтожить древний символ».

Девушки встретились между этажами. Идти в аудиторию, где проходил бал выпускников, было бесполезно. Софии казалось, что все участники пропали. Из письма священника было ясно, что оставаться в школе было опасно.

Выходить решено было с третьего этажа, по вентиляции можно было спуститься во двор.

Девушки поднялись на третий этаж.

Как это часто бывает, что приходит сразу на ум, то не всегда правильное. Школа поняла их маневр и приступила к решительным действиям, чтобы оставить их под своим влиянием.

Стоило сделать несколько шагов в сторону спасительной решетки, как пол под ногами рухнул. Софии пришлось постараться, чтобы зацепиться за уцелевший кусок пола. Теперь было абсолютно ясно, что никто на нижних этажах не выжил.

– Настя, как ты?

Ответа не последовало.

– Настя?

Держась за оставшийся кусок пола, София не могла полностью осмотреться. Происходящее за спиной – было неизвестностью. Однако, самое плохое еще не осталось позади. Из стены, о которую она опиралась, медленно проступали каменные пики.

Обломить их было нельзя, а через несколько минут они легко проткнули бы тело девушки. Если бы София не поднялась по стене, собрав силы, разодрав при этом одежду и изрядно оцарапавшись, то погибла.

Сломав решетку на вентиляционном коробе, она влезла в квадратную трубу, где было много пыли и темно. Приходилось на ощупь искать путь к выходу. Софию пугало только то, что вентиляцию прокладывали по аудиториям и коридорам – можно было свернуть не в ту сторону. Если она ошибется, то больше никогда не увидит свет.

Через несколько минут София выбила решетку вентилятора, которая упала на асфальт. Свесив ноги, она широкими глотками вдыхала свежий воздух после тесного и пыльного вентиляционного короба.

По стене бегали огни светового маяка полицейской машины. Белая машина марки «Ауди» с двумя продольными синими полосами с надписью «полиция» стояла между двумя припаркованными автомобилями отличников.

– Девушка, с вами все в порядке? – спросил хозяин автомобиля, которого не сразу было можно разглядеть после темного помещения.

Внешний вид Софии говорил, что она только из адской заварушки: порванные брюки, блузка со следами крови, несколько царапин на руках с обеих сторон.

– Я выдержала, – выдохнула София, бросив взгляд на часы, ей стало ясно. – Время вышло.

– О чем вы?

– Эта школа против гостей, она их всех убила. Двери, закрытые однажды, не стоит открывать.

Полицейский посадил Софию в машину.

Софию доставили в участок, где взяли показания.

 

Год спустя

Прошел год. Школьный выпускной остался далеко позади, но страхом перед школой для нее навсегда остались те девять часов.

София смотрела в окно, где мелкими скупыми снежинками природа старалась укрыть землю. А в руках у нее было напоминание о школьном выпускном.

 

Комментарии: 1
  • #1

    Наталья (Вторник, 29 Апрель 2014 09:52)

    Интересно.Увлекательно. Прочла на одном дыхании.