Максим Исаков

 

 

 

Меня зовут Исаков Максим Юрьевич, творческий псевдоним Макс Корнилов. Родился и живу в городе Ульяновск, в Киндяковке.

Учился в МОУ СОШ №48 Имени Героя России Дмитрия Кожемякина

и в ДШИ №4.

Увлекаюсь прогулками на Волгу через Винновский парк и игрой на гитаре.

Ангел и девочка

- Малышка, может выберешь других? - тихо спросила девушка-ангел, грустно разглядывая целующуюся под искрами новогоднего фейерверка пару.

- Нет, я хочу к ним! - Девочка помотала головой, отчего золотистые кудряшки рассыпались по её кукольному лицу, и упрямо сложила на груди руки.

- Ну почему именно они?

- Мм-м... - протянула она. - Просто они же такие лапочки.

Ангел подняла девочку на руки и перешагнула на другое облако.

- Может этих? - показала она на гуляющих по заснеженным переулкам юношу и девушку.

- Не-ет, - сморщил носик ребенок, - не хочу к этим, хочу к тем.

- Чем же эти-то тебе не нравятся?

-Не знаю, я хочу к тем и всё!

- Ну чего ты такая упрямая?

Девочка извернулась, словно змейка, и, выскользнув из рук ангела, снова прыгнула на то облако, с которого смотрела на выбранных ею родителей.

- Ты только посмотри, - улыбнулась она, - ведь они же такие счастливые.

- Ну и что?

- Что-что, я буду замечательным подарком для них!

- Ты будешь замечательным подарком для миллионов других таких же родителей.

- А для них самым лучшим!

Ангел ничего не сказала, лишь её глаза еще больше погрустнели. И не оттого, что ей было тяжело расставаться с этой маленькой непоседой, о которой ей поручили позаботиться перед рождением.

- Малышка, у тебя есть еще полно времени. Ты можешь подобрать кучу других хороших людей.

- Зачем мне куча? Мне эти нравятся!

Ангел подошла к девочке и, присев на край облака, усадила ребенка на колени.

- Смотри, - показала она куда-то вправо, - видишь вон тех тетю и дядю?

- Но они ведь старые, - удивилась малышка.

- И совсем они не старые.

- Но у них, наверное, уже полно детей, зачем им я?

- А вот ты и не права! У них никогда не было детей, поэтому ты, малышка, могла бы стать для них настоящим чудом.

- Прекрати! - девочка вновь вырвалась из объятий и обиженно поджала губы. - Я же сказала, куда хочу! Разве тебе не запрещено отговаривать?

- Я и не отговариваю, я просто предлагаю разные варианты.

- Прекрати! Не нужно мне вариантов, я сказала, куда меня можешь отправить, и не спорь!

Ангел раскрыла затекшие крылья и, несколько раз взмахнув ими, вновь сложила за спиной. Этим она попыталась отогнать настойчивое чувство, поселившееся в ней с того момента как она увидела кого выбрала девочка. Девушка посмотрела вниз и, подойдя к малышке, с теплотой улыбнулась:

- Ты точно хочешь к ним?

Ребенок торопливо закивал головой.

- Да!

Ангел взяла её лицо в ладошки и ласково поцеловала вздернутый носик.

- Какая же ты у меня упрямая.

- Как ты...

- А еще ты красивая.

- Правда?

Девушка совершенно искренно кивнула.

- Чистая правда.

- Я, наверное, буду прям как рождественское чудо, - рассмеялась малышка.

 

 

- Аня! Аня-а-а...!

Полный боли и страдания детский голос тысячей негодующих колокольчиков разносился по небосклону. Его переливчатое эхо звенело на облаках и уносилось вдаль, встревожив даже архангелов у ворот рая.

Лишь когда знакомый шелест крыльев послышался над головой, девочка прекратила кричать и, усевшись на пушистое облако, всхлипывая, стала вытирать слезы с раскрасневшегося от обиды лица.

- Малышка моя, - печально вздохнула опустившаяся рядом ангел.

Она прижала ребенка к груди, и маленькое тело вновь сотряслось рыданиями, а из опухших глаз брызнули слезы.

- Почему? Почему? Почему?

- Не расстраивайся, девочка моя, всё будет хорошо, обещаю!

- Ну почему, Аня? - всхлипнула малышка, теснее прижимаясь к груди ангела. - Разве я такая плохая?

- Ну что ты... Ты не можешь быть плохой! - Девушка погладила пружинистые кудри своей подопечной и поцеловала в солнечную макушку. - Ты самый замечательный ребенок, о котором только можно мечтать.

- Тогда зачем они так со мной?

Смахнув слезы, ангел снова поцеловала ребенка. Слова застревали в горле. Она не знала, как объяснить придуманное людьми слово «аборт», она не знала, что это такое.

- Зачем они убили меня? Я разве сделала им что-то плохо?

- Не надо так, - прошептала девушка, - никто тебя не убивал, ты просто стала ангелом.

- Как ты? - девочка подняла заплаканные глаза.

- Как я, - тепло улыбнулась ангел.

- Но я ведь чудо? Ты сама говорила.

- Ты мое самое настоящее чудо! Если хочешь, я буду твоей мамой.

- А разве так можно?

- Можно, малышка моя, можно! - Девушка крепче прижала к себе ребенка и снова поцеловала кудрявые волосы.

14.08.2014

Мрачный жнец

  - Ты его не спасешь! - нашептывал я на ухо целителю. - У тебя ничего не получится!

Старик не смолкая бормотал молитвы, смахивая со лба настойчиво проступавший пот. Перебирая ритуальные четки, он пытался сконцентрироваться на необходимом ритме.

Юноша, лежавший перед ним на полу, был мертвенно бледен. На его висках вздувались посиневшие полосы вен, губы покрылись светло-красной пеной. Нервно вздрагивали веки и сжатые кулаки.

Яд, нанесённый на поразившую его стрелу, действовал стремительно. С каждой секундой из юноши уходила жизнь. Лишь благодаря старику он еще не перешел через грань.

Речитатив целителя ускорился, переходя на более быстрый темп. Слова молниеносно сменяли друг друга, сливаясь в неразличимый для слуха поток.

- Ты его не спасешь! - вновь повторил я. - Он умрет! И в этом будешь виноват ты!

Старик резко замолчал и, открыв глаза, повернул голову в мою сторону. От удивления я поперхнулся словами, готовыми слететь с моего языка, пока наконец не понял, что он смотрит на свою дочь.

- Всё! - прохрипел он.

Девушка испуганно вздрогнула.

- Он... умер?

- Нет.

Влада всё же зарыдала. Но уже от счастья. Бросившись к парню, она прижалась губами к его влажной от холодного пота ладони.

- Мне показалось, что я слышал саму смерть, - устало развалившись в кресле, произнес целитель. - Будто Мрачный Жнец соизволил сам придти за Киром, не дожидаясь его на Перепутье Душ.

- Но Кир жив! - прошептала девушка. - Он не может умереть. Империя без него падет... Без него умру я, - добавила она едва слышно.

- Трудно обмануть Жнеца, - покачал головой старик. - Если он за кем-то пришел, то не уйдет, пока не получит.

- Но ведь тебе это удалось?

- Надеюсь, что так.

Я, скептически хмыкнув, подошел к окну. Темное индиговое небо затянулось тяжелыми свинцовыми тучами, громыхая и полыхая раскатами грома и вспышками молний. Чернеющий лес, окруживший замок, кренился и стонал под сильными порывами ветра входящей в азарт бури. Люди спешили укрыться за стенами крепости, чтобы не быть прибитыми носящимися по местности досками и отломившимися от деревьев сучьями.

- Он пришел в себя! - воскликнула девушка.

Я и старик одновременно посмотрели на парня. Исцеленный невидящим взором смотрел в высокий выделанный лепниной резной потолок. Его губы дрожали, будто пытаясь что-то сказать. Я медленно подошел к нему.

- Влада... - Наконец произнес он.

- Я здесь! Я с тобой!

Девушка положила ладонь на его коротко поднимающуюся грудь. Юноша с усилием поднял руку, пытаясь коснуться невесты. Влада покорно подхватила её, нежно прижимая к груди.

- Что.... с... империей?

- С ней тоже всё хорошо. Гвардейцы еще держат дворец Парламента. Ты неофициально провозглашен королем.

Маркиза вымученно улыбнулась, с трудом сдерживая слезы радости.

Я вновь посмотрел в окно, вскинув руку. Молния, одобрительно вспыхнув, ворвалась в помещение. Заряд ударил в спину девушки, взорвавшись тысячей мелких искр.

- О Боги! - закричал старик, срывая с шеи зеленый кулон.

- Вот мерзость! - зарычал я, поняв, что он задумал.

Откуда он мог достать этот чертов амулет? Жизнь за Жизнь. Самый ненавистный мною артефакт древних.

Я схватил лежащую девушку за волосы и рывком потянул на себя, кидаясь в сторону от амулета.

Девушка неистово билась в моих руках, пытаясь под защитой артефакта вернуться к жизни. Старик безуспешно старался воскресить погибшую дочь.

Отброшенный зарядом к стене принц тоже медленно испускал дух. Умереть сразу ему не позволяла остаточная сила молитв.

- Спасай короля! - заорал я что есть мочи.

Целитель вздрогнул, услышав меня, и, прошептав «прости...», подошел к юноше.

 

Маркиза стояла на Распутье Душ, затравленно озираясь по сторонам. Мимо нее проходили растерянные люди, многие из которых еще не осознали, что уже мертвы. Девушка несколько раз пыталась затеряться среди них и уйти, но все её дороги и развилки приводили обратно на это место.

- Я не хочу! - упрямо помотала она головой. - У меня ничего не выйдет.

- Не беспокойся! - ободряюще похлопал я её по плечу. - Здесь нет ничего сложного. Ты быстро сориентируешься.

- Но почему именно я?

- А почему бы и не ты?

- Ну например он!

Девушка ткнула пальцем в проходящего мимо бородатого мужика, отчего тот испуганно пискнул и поспешил убраться подальше.

Я отрицательно покачал головой.

- Лишь один из миллиардов может стать Жнецом. Ты как раз и есть этот один!

Я, повернувшись, направился к единственной дороге, на которую никто не ступал.

- Эй, - закричала маркиза, - ты куда?

- Отдыхать.

- А как же я?

- А ты работай.

- Но я не умею!

- Научишься...

 

Comments: 0