Калияева Дарина

 

Калияева Дарина Магомедовна

Родилась в г. Ленинград, ныне Санкт-Петербург, где и проживаю по сей день.

Стихи пишу с 2004 года.

С детства занималась в творческих кружках, где мне и привили любовь к искусству.

С 2014 года служу в драматическом театре в должности администратора.

Неоднократно участвовала в различных поэтических и прозаических конкурсах,

есть выпущенные сборники.

В 2009 году своими силами выпустила небольшой тираж сборника стихов «Обратная сторона мысли».

Мои произведения можно найти на интернет порталах Стихи.ру и Проза.ру.

Сказка о Звезде, Вересковом чае и Лунном пироге

           Джейн сидела на широком деревянном подоконнике и смотрела на звездное небо. Она тяжело вздохнула и сказала:

           – Опять. Опять ничего не получилось! Вруны эти звездочеты! Сколько можно сидеть здесь и ждать, когда Звезда упадет, и я смогу загадать желание?! Все, хватит! Я иду спать. – Девочка в сердцах махнула рукой, и чашка с давно остывшим чаем упала ей под ноги. – Этого мне только не хватало. Ну, вот, чай разлила, теперь пятно на ковре останется. А, пес с ним, с этим пятном. Правда, Эдельвейс? – абсолютно белоснежный кот с разноцветными глазами поднял голову на девочку и как бы дал понять, что согласен с ней.

           Джейн неохотно стянула с себя любимое белое платье с оборками и надела пижаму. Каждый год в эту ночь она надевает это платье, заваривает травяной чай и садится у окна. Она ждет, когда же упадет ее Звезда, когда исполнится ее желание. Джейн ждет, а она, эта Звезда, все никак не хочет падать. Девочка уже начала задумываться о том, что делает что-то неправильно. Но как понять, что именно?

           Ну и ладно. – Джейн показала язык то ли небу, то ли Звезде, то ли просто от обиды. – Подумаешь, какая важная персона, Звезда! Но ведь все равно обидно, ведь так хочется загадать желание, да так, чтобы оно непременно исполнилось!

           Эдельвейс запрыгнул девочке на колени и свернулся клубком. Так он всякий раз показывает хозяйке, что пора спать, а то ведь сны сами себя не посмотрят. А уж Джейн знала толк в снах, как никто другой. Ее хлебом не корми, дай только про сны говорить. Жаль, что сны не намажешь на ароматную булку, как морошковый джем и не раздашь всем в округе, чтобы тоже сны видели. Да не просто сны, а самые настоящие чудеса! Девочка накрылась одеялом и даже не заметила, как уснула. Все же долгое ожидание утомит любого.

           Джейн спала и видела чудесные сны, а сверху, на ночном ясном небе, сияла и сверкала Звезда, как бы говоря: «Я обязательно упаду к тебе в ладони, девочка. Еще не время…». И Звезда охраняла сон Джейн до первых лучей солнца…

           Утро выдалось прекрасным, как сказка. За окном искрились снежинки, покрывая собой все вокруг. Все: деревья, кустарники, тропинки и печные трубы были покрыты инеем и сверкали на солнце так, что глазам было больно. Джейн замерла в восторге. Надо обязательно успеть за день собрать побольше чудес и волшебства! Девочка соскочила с кровати, наспех умылась, позавтракала и потеплее оделась. У нее не было определенной цели, куда идти. Просто шагать себе вперед и все. А чудеса сами найдут ее.

           В лесу царила тишина, но Джейн знала, что в лесу не может быть тихо, как думают многие. Стоит прислушаться и можно разобрать, как с ветки на ветку перепрыгнула белка, как мягко ступает по снегу лиса или куница, а где-то в глубине леса отбивает чечетку заяц-беляк.  А вот веселые синицы затянули свою песню. Для них Джейн приготовила пшено и хлебные крошки. Девочка уверенно шла вперед, не замечая, что забрела в незнакомое место. Но, вместо того, чтобы испугаться, она запрыгала от радости. Вот здорово! Что-то новенькое! В глубине поляны она увидела высокую каменную башню. Из печной трубы шел дым, и пахло чем-то вкусным. Джейн поспешила туда и вскоре, преодолев лестницу, стояла у больших деревянных дверей, висящих на тяжелых железных петлях. Она три раза постучала в дверь. Никакого ответа. Девочка постучала еще раз. Послышались шаги. Дверь со скрипом открылась, как и положено в сказках. На пороге стоял седовласый Звездочет в фиолетовом колпаке, украшенном золотыми звездочками! Его смеющиеся глаза излучали добро. «Ух, ты! – подумала Джейн. – Настоящий Звездочет, как в сказках!».

           – Добрый день, уважаемый Звездочет! Я шла мимо и увидела дым из трубы. У Вас не найдется для меня чашки чая, я так замерзла!

           – Проходи, девочка. Я тебя ждал весь день и приготовил кое-что особенное.

           – Правда? А откуда вы узнали, что я приду? – спросила Джейн, снимая шарф.

           – Все тебе сразу расскажи, – Звездочет подмигнул ей и засмеялся. – Сначала горячий чай с пирогом, а то вон вся продрогла.

           Девочка только сейчас поняла, как замерзла.  В комнате было тепло, уютно и пахло пирогом. Вот только Джейн никак не могла понять, что же за начинка в нем – никогда раньше таких запахов не слышала.

           Звездочет налил девочке чай и отрезал большой кусок пирога.

           – Спасибо! Вы очень добры. – Джейн глоток чая и замерла. – Не может быть! Вересковый чай! Я даже мечтать не могла, что когда-нибудь его попробую!

           Звездочет улыбнулся. Не каждый день в гости заходят феи. Не хочется ударить в грязь лицом перед такими созданиями. Девочка, поди, не знает, кто она. Ну, ничего, дело поправимое.

           – Чай просто потрясающий! Его ведь пьют только эльфы и феи, я читала! Невероятно… – Джейн отломила небольшой кусочек пирога и отправила его в рот. Ее восторгу не было предела. Пирог просто таял во рту, оставляя приятный сладковатый привкус, похожий на легкий ночной ветерок. Девочка даже зажмурилась от удовольствия.

           – Вижу, тебе пришелся по вкусу Лунный пирог.

           – Лунный пирог?! Тот самый, что готовят в Лунном дворце?! – Джейн распахнула глаза от удивления. – Лунный пирог! Невероятно! Ведь его подают самой Королеве Эльфов, что живет на Луне!

           – Ты для меня особенный гость, Джейн, и, как я уже говорил, я давно тебя жду. Ночью я говорил со звездами, и одна из них сказала мне про тебя. И я решил, что надо бы позвать тебя и угостить чем-то особенным. – Старик расплылся в добродушной улыбке.

           – Но ведь Вы не приглашали меня, я случайно набрела на эту башню.

           – Ничего в жизни не бывает случайным, девочка. Особенно если верить в свою мечту, то все становится возможным.  Джейн тяжело и грустно вздохнула.

           – Так уж и все… А вот и не все! Каждый год я загадываю желание и жду, когда же упадет Моя Звезда, чтобы желание исполнилось! А она все никак не хочет падать.

           – Возможно, ты просто не там ищешь. – Звездочет подмигнул Джейн и подлил еще чая.

           – Не там ищу? Но ведь звезды живут только на небе.

           – Звезды на небе нужны только для того, чтобы мы чаще отрывали свой взгляд от созерцания носов собственных башмаков и могли прикоснуться к вечному. А звезды… Они живут не только на небе. Они есть в каждом из нас. Просто не все об этом знают. А кому-то это вовсе не нужно.

           – Значит, я могу попросить свою Звезду исполнить желание, и ей не нужно будет падать с неба?

           – Конечно! Смотри, твоя душа находится вот здесь, – Звездочет приложил свою большую морщинистую руку к животу девочки. В солнечном сплетении сразу стало так тепло и спокойно. – Вот здесь и живет твоя Звезда, и ты в любой момент можешь поговорить с ней. Люди всю жизнь ищут, но не находят. Все потому, что они ищут не там, где следует. Все – любовь, свет, добро, чудеса и магия находятся в нас самих, нужно просто дать своему свету свободу, дать своей Звезде сиять.

           – Все так просто? – спросила Джейн. Звездочет рассмеялся.

           – Для тебя просто, девочка. Но для большинства людей это очень трудно, найти связь со своей Звездой.

           – Но ведь я тоже человек.

           – Да, но твоя суть – другая. Скажу тебе по секрету. Ты – настоящая фея, хоть и пришла в этот мир в человеческом теле. Ты пришла сюда освещать Путь другим. И то, что другим кажется невозможным, для тебя – просто игра, увлекательная и интересная.

           – Ой, – только и смогла вымолвить Джейн. Это что же получается, я могу волшебство разное делать?

           – Можешь, – ответил Звездочет.

           – И сны волшебные раздавать?

           – И это тоже.

           – Как здорово! Теперь все жители нашего городка смогут смотреть чудесные сны! – Девочка захлопала в ладоши. – Теперь все вокруг будут счастливыми!

           – Ну а твоя мечта, Джейн? О чем мечтаешь ты?

           – Я? – Девочка смутилась и опустила взгляд на свои башмаки.

           – Ну же, смелее!

           – Нууу… Я очень хочу побывать в гостях у Королевы Эльфов и выпить с ней вместе Вересковый чай и поговорить обо всем на свете. Но, наверное, это невозможно. Мне жизни не хватит, чтобы долететь до Луны.

           – Не нужно никуда лететь. Фиэнна и сама может прийти к нам в гости. Да хоть прямо сейчас. Чай и пирог у нас уже есть. – Звездочет подмигнул девочке.

           В дверь постучали. Джейн аж подпрыгнула от неожиданности.

           – Ну, чего же ты сидишь? Беги, открывай!

           Джейн сорвалась с места, звонко смеясь. Перед ней стояла невероятной красоты молодая женщина. Одета она была просто: вязаное серое платье, длинные темные волосы струились по плечам. Большие серые глаза излучали спокойствие и любовь.

           – Ну, здравствуй, Джейн, – женщина наклонилась и поцеловала девочку в лоб.

           – Добрый день, Фиэнна! Я так тебя ждала! Мне столько нужно тебе рассказать!

           – Но сначала чай с пирогом, – ласково засмеялась Фиэнна.

           – Непременно!

           Все трое расположились за большим круглым столом и до самой ночи пили Вересковый чай с Лунным пирогом. Еще никогда Джейн не была так счастлива. Она благодарила свою Звезду за то, что ее желание исполнилось. А Звезда разгоралась все ярче, но не на небе, а в душе Джейн…

2017 г.

Нелетная погода

           Снова дождь... Тяжелый, холодный... Каждый удар капель отдавался болью где-то в области сердца... Она сидела на крыше, с бутылкой горячительного в руках. С мокрых волос стекали капли, оставляя на белом плаще ржавые подтёки... Краска...

           Сделав очередной глоток, она выругалась. Мокрые крылья за спиной тяжелели с каждой минутой. Холодно, сыро, на душе скребут кошки, в голове – рой мыслей, от которых хочется сбежать...

           Уже который час она теребила в руках вымокшую пачку сигарет, непонятно зачем купленную. Она никогда не курила, да и на дух не переносила запах табачного дыма. Но в один момент в ней что-то сломалось...

Возможно, если она сделает несколько затяжек, то сможет, наконец, почувствовать себя живой? Какой прок носить эти огромные, тяжёлые крылья за спиной, если нет больше сил их расправить... Вырвать их с корнем?.. Больно... Да и шрамы останутся, некрасиво...

           Какого черта?! Почему я здесь?!.

           Она смотрела вниз, на прохожих. Они такие же, как мы, только крылья их не видны. У кого-то они сломаны, у кого-то сложены, а есть счастливчики, которые летают каждый день... Но сегодня нелётная погода...

Одежда промокла насквозь, но ее это нисколько не волновало. И что?! Ну, подумаешь, подхвачу простуду, тоже мне, проблема... Хуже всего – мокрые, отяжелевшие крылья, которые не дают взлететь... Ну и сколько тут ещё торчать?! Коньяк почти допит, в голове шумит, зато немного согрелась... Сигареты... Они манили и отвращали одновременно... Нет, нельзя... Но так хочется! В конце концов, терять нечего... Обратно пути нет... Нелётная погода...

           немого затих, теперь с неба сыпалась мелкая водяная пыль, стал сгущаться туман...

           Прекрасно! Это то, что нужно. Никаких лишних взглядов. Она встала, размяла затёкшие конечности. Голова кружилась. Обойдя крышу, нашла небольшую нишу, где можно было спрятаться от мороси и ветра. Щелчок зажигалки – ее окружил сиротливый ореол света. Она поднесла сигарету к губам, затянулась. Едкий дым проник в лёгкие, на мгновение показалось, что она вот-вот задохнётся. Выпустив кольцо сизого дыма, она с облегчением вздохнула. Будто вместе с ним вышла вся боль, которая долгие годы копилась в душе. Она улыбнулась, но как-то горько и печально.

           Вот и все, Герда, теперь точно назад пути нет...

           Она была другой... Вся в белом, с рыжими волосами и черными крыльями за спиной... Шутка Создателя... Абсолютный диссонанс добра и зла. Ее бесило, что волосы рыжие не от природы, все время приходится их красить, а когда идёт дождь, то и дело остаются ржавые струйки...

           Скучно... Хотелось с кем-то поговорить...

           Боковым зрением она заметила еле различимый в тумане силуэт. Тоже крылатый, как и она... Он сидел поодаль, спиной к ней и постоянно курил...

           – Что, нелётная погода?

           -Нелетная, – ответил незнакомец. На самом деле, он не был незнакомцем. Герда знала его раньше, часто видела среди своих. Но его тоже избегали. За черные крылья.

           – Давно ты здесь сидишь? – глядя в ночь, спросила Герда.

           – Час, может, больше. Ты что, пила? Нам же нельзя, ты знаешь...

           – Да плевать я хотела! Паршиво так, что хоть в петлю лезь. Курить, между прочим, нам тоже нельзя. – Она выразительно посмотрела на Астарка, и оба прыснули. Обстановка немного разряжалась.

           – Я смотрю, у тебя та же проблема, что у меня. Чернокрылый ангел в белых одеждах. Издёвка, шутка Создателя... Что делать будем?

           – Жить! Желательно, с музыкой и танцами. И прекрати дымить, тебе это не идёт! – Он резко вырвал сигарету из зубов Герды. От такой наглости она выругалась.

           – Какого черта?! Я свободный ангел и делаю, что хочу!

           – Ты уничтожаешь себя. Прекрати! Ты нужна...

           – Пф, кому?! Ты видишь здесь хоть кого-то, кому я нужна?!

           – Вижу! И более того, отлично знаю! Мне... Мне ты нужна... Я давно за тобой наблюдал... Ещё там, в Лагере... Видел, как тебе тяжело среди чужих...

           Герда затихла, перестала ругаться и вызывающе себя вести.

           – Это правда?.. Ты серьезно?

           – Как никогда, принцесса! Прорвёмся, не сомневайся! – Астарк потушил сигарету. От нее шел сладковатый дым.

           Она смотрела на него внимательно, влажными от волнения глазами. Боже, как печальны его глаза... Астарк был вдвое старше Герды, но ей было решительно плевать на это... Тепло... По ее телу и в сердце разливалось тепло.

           И было уже все равно, что погода нелётная, что крылья намокли и отяжелели. Что голова гудела от выпитого...

           – Ну что, принцесса? Полетели.

           – Но куда? Нас нигде не ждут...

           – Это неважно. Важно теперь только то, что мы рядом. А что ещё нужно?

           Дождь закончился, туман постепенно таял... Прохожие стали сворачивать свои зонты. Небо стало глубоким и чистым, замелькали первые звёзды. Ночную тишину нарушал лишь один еле уловимый звук – звук воздуха, рассекаемого крыльями... 

14.03.2020 г.

Альтаир

***

             …Звук, доносящийся откуда-то снизу, заставлял стынуть кровь в венах. Сердце бешено стучало и казалось, что вот-вот выпрыгнет. Вдруг яркий красный свет ударил по глазам. Послышалось глухое жужжание. Оно было до боли знакомо, но налитая свинцом голова не давала понять, что происходит.

           – Он уже пришёл в себя?

           – Да, вы можете пройти к нему. Я покажу.

           – Чёрт побери, – произнёс про себя Йен. – Опять этот тип!

            Он знал, что всё это происходит с ним не в первый раз. Его размышления прервал хриплый мужской голос.

           – Как вы себя чувствуете, Йен?

           Не дождавшись ответа, доктор сказал:

           – Сегодня чудная погода для прогулок. К сожалению, завтра мы видимся с вами последний раз, я уезжаю с семьёй в Лапландию, к моим родственникам. Там чудесный климат, не тронутая человеком природа. В общем, всё, что нужно для отдыха современному человеку. Вы согласны со мной?

             Йен уже давно не слушал профессора, ведь всё, чем он жил, было уничтожено… 

 

***

             Здесь давно потухли костры ожесточённых боёв, но даже за тысячи километров был слышен стон какого-то огромного Зверя. Временами он был похож на звуки похоронного колокола, который становился невыносимой пыткой для всего окружающего. Луна здесь светила редко и тускло. Слышались шорохи, шёпот. Солнечный луч еле пробивался сквозь густой красный туман, стоящий здесь уже многие тысячелетия. Лишь едкий запах непонятного происхождения напоминал о том, что есть Он, который знает здесь каждую травинку, каждый камень, тот, который встречал некогда рассвет на Синей горе, думая, что так будет всегда. Но…

 

***

             Дикая боль, щемящая сердце, заставила проснуться. Мысли никак не хотели выстраиваться в логическую цепочку, всё время выпадало главное звено. Некоторое время спустя боль утихла, и разум Йена прояснился. Звезда, нежно мигавшая из-за стеклянного купола, заставляла его жить. Ведь это была его единственная надежда на спасение. На часах было 6.00. Осторожно встав, Йен направился к выходу, но чья-то сильная рука остановила его. От неожиданности Йен закричал и упал на пол. Незнакомец наклонился к нему и тихо шепнул на ухо:

           – Завтра ты должен быть там. Помни, что ты единственная надежда на Её спасение.

           Повесив на шею Йена какой-то странный медальон в виде звезды, незнакомец исчез, оставив после себя множество мучительных вопросов в голове Йена. 

 

*** 

             Утро следующего дня предвещало хорошую погоду, но Йену было абсолютно безразлично. Он не хотел думать о том, как живут люди по ту сторону дверей, ведь он был здесь совсем один, ему не с кем было поделиться новостями, сплетнями или прочими мелочами жизни. Он думал о Ней, о том странном человеке, который приходил к нему утром. Он никак не мог понять, куда его звали, а главное – зачем? Услышав шаги профессора, Йен поспешно встал  и подошёл к окну, делая вид, что очень увлечён тем, что происходит на улице.

           – Доброе утро, Йен! Я вижу, вам уже лучше. Я пришёл к вам с новостью. Не знаю, обрадует ли она вас. Вчера мы собирали консилиум и решили, что вам необходимо провести сложную операцию, которая требует усилий не только с нашей стороны, но и с вашей. Сегодня мы планируем подготовить вас к этой операции, чтобы избежать неприятных моментов.

           – Делайте со мной что хотите, профессор. Я потерял в своей жизни всё, мне не о чем жалеть, даже если… – на глазах Йена блестели слёзы, он знал, что если с ним что-то случится, все попытки возродить Её рухнут в бездну. 

 

*** 

             Было пять минут восьмого, когда Йена повезли в операционную. В его голове постоянно вертелась мысль: «Только бы не опоздать!». С ужасным грохотом его вкатили в огромный белый зал с множеством круглых ламп. Профессор похлопал Йена по плечу, пожелав удачи и себе, и ему. Уже через несколько минут воцарилось напряжённое молчание. Йен запомнил только одно: какой-то непреодолимый страх и чувство вины, от которого хотелось провалиться сквозь землю. 

 

*** 

             Йен проснулся только на следующее утро, когда весь ужас был позади. Ему казалось, что прошла вечность. Он смотрел в потолок и не мог понять, что с ним случилось: странная боль в теле не давала ему сконцентрироваться, мысли куда-то уплывали, руки и ноги не хотели слушаться. Часы, висевшие на стене, тяжело и жутко тикали, с улицы доносился вой собак и ругань людей. В голове Йена мелькнула мысль: «Я сошёл с ума». Вскочив с постели, он судорожно начал искать медальон, который оставил незнакомец. Найдя его, Йен успокоился. На его лице мелькнула младенческая улыбка счастья. Он знал, что как только ему станет лучше, он обязательно будет там… 

 

*** 

             С каждым днём  здесь становилось всё ужаснее. Солнце уже почти не пробивалось сквозь тяжёлую завесу. Луна казалась уродливой, а звёзды напоминали пыль. Лишь большой голубой цветок был признаком жизни в этом хаосе. Он был настолько чист, что смотреть на него было невозможно. Он излучал нежный, тёплый свет, поддерживая ничтожную жизнь этого затерянного уголка. Вдалеке, сорвавшись с неба, упала звезда. Это была чья-то надежда… 

 

*** 

             Йен нервно дёрнулся. Ему показалось, что кто-то зовёт его. Знакомый ему человек сидел у изголовья.

           – Не бойтесь, я не причиню вам никакого вреда. Я пришёл забрать вас отсюда. Вы перенесли очень тяжёлую операцию по пересадке редкого гена. Теперь вы нужны им только для опытов. Ваша жизнь превратится в ад, если вы не согласитесь пойти со мной. Надеюсь, вы не забыли про наш разговор?

           – Конечно, я не забыл. Простите, мне тяжело говорить. Я согласен.

           – Ничего, я всё понимаю. Сейчас я сделаю вам инъекцию, вы уснёте. Так будет легче увезти вас отсюда. Не волнуйтесь, очень скоро мы будем там. 

 

*** 

             Увидев густой туман, опустившийся на землю, Йен упал и стал бить себя в грудь. Он не мог вынести того, что случилось с его надеждой. Он был похож на маленького ребёнка, которому не купили понравившуюся игрушку. Когда Йен пришёл в себя, он начал ругать себя.

           – Как я мог! Я разрушил жизни людей, я отнял у них счастье видеть это небо, смеяться, любить! Это всё кошмарный сон! Неправда! Я ничтожество! Ненавижу, ненавижу!

           От отчаянья Йен пошёл по выжженной войной земле, не разбирая пути. Густой туман сжимал ему грудь, острые камни кололи ноги. Теперь ему действительно уже нечего было терять.

           – Йен! Иди сюда, Йен!

           Какой-то неземной голос звал его. Сердце вдруг сжалось до такой степени, что Йен не успевал захватывать горький воздух. Задыхаясь от счастья, он побежал. Остановившись у большого камня, Йен огляделся. Увы, но никого вокруг не было. Неужели сознание обмануло его? Неужели всё это – плод его воображения? Кто-то нежно дотронулся до его плеча. Йен обернулся. Перед ним стояла девушка неземной красоты. Голубое свечение, исходившее от неё, не позволяло Йену разглядеть её как следует.

           – Кто ты?

           – Не бойся меня. Подойди ближе. Я помогу тебе.

           Йен подошёл ближе, все его страхи развеялись. Девушка протянула ему руку, и по всему его телу разлился мягкий, тёплый свет. В голове промелькнула жизнь, но как будто бы не его, а совсем другого человека.

           – Это моя жизнь? – неуверенно спросил Йен.

           – Да. Та земля, на которой ты стоишь, принадлежала тебе. До твоего ухода все люди жили здесь в мире и согласии, это было самое лучшее место в мире. Потом началась война, и наша земля превратилась в хаос. Мы искали тебя миллионы лет и, наконец, нашли. Ты наша надежда на возрождение.

           – Так вот зачем приходил тот незнакомец. Что я должен сделать?

           Йен спрашивал уже у пустоты. Вокруг него не было ни души. Девушка исчезла так же быстро и загадочно, как и появилась. Он был в растерянности. Увидев цветок, который рос посреди всего этого ужаса, Йен швырнул в него медальон.

           – Всё это игра! Кто-то пытается меня запутать!

             Белоснежная вспышка света ослепила Йена, и он упал. 

 

*** 

             Утром, как всегда, профессор заглянул в палату к Йену. Он был очень обеспокоен тем, что за эти двое суток Йен не притронулся к еде.

           – Дорогой мой, вам надо поесть. Иначе вы совсем потеряете силы.

             Профессор подошёл к  его кровати. Йен лежал на боку, укрывшись одеялом с головой. Развернув его к себе, профессор побледнел, по спине побежала мелкая неприятная дрожь. Лицо Йена было спокойно. Лишь счастливая улыбка и застывшая слеза делали его живым. Йен знал, что сделал всё, чтобы спасти Альтаир…

2013 г.

Сумеречный снег

               Предновогодние хлопоты преображают не только людей, но и город. Утопая в мягкой вате снега, он начинает оживать, дыша букетом дорогих духов и бензина. Он становится похожим на большой муравейник: будто бы нет ни одного человека, который бы не был занят этими приятными, но опустошающими кошелек хлопотами. Дети радуются этому празднику, взрослые же, наоборот, думают лишь о том, как, вернувшись в серые будни, будут подсчитывать убытки и недоумевать: зачем они купили еще три набора елочных игрушек, новое платье или часы. Впрочем, не об этом пойдет речь...

 

               Все мы знаем, что под Новый год случаются чудеса. Сегодня эта фраза уже ничего не значит, пустой звук, но некоторым она дарит надежду, только вот на что?.. Эта волшебная история случилась как раз незадолго до Нового года, но в ней не было ни эльфов, ни драконов, ни принцев... Главными героями были двое – он и она.

 

               Погода была скверной, ветер сыпал в лицо мокрый снег, под ногами хлюпала снежная масса, которая походила больше на плохосваренную манную кашу. Люди, не разбирая на своем пути никого и ничего, толкались, периодически кидая друг другу вслед, как снежки, оскорбления по поводу того, что у некоторых глаза находятся не совсем там, где надо. Какое счастье, что она не слышала всего этого...

 

               В плеере звучал горячо любимый голос, который заставлял уноситься в те далекие страны, каких нет ни в одном уголке нашей Земли. Глаза были полуприкрыты, и что больше всего выделяло ее из всего этого «муравейника», это неспешный шаг. На лице улавливалась улыбка, но всем было невдомек, какие мысли роились в ее голове. Они были далеки от царившей вокруг суеты, как далеки друг от друга небо и земля. Ей не давала покоя одна фантазия, сказка, выдумка, которая, впрочем, вполне могла стать явью, если бы не одно «но»: ее исполнению мешало расстояние, их различное географическое положение. И именно эта нелепость ранила ей сердце больше всего. У нее не было намеченного маршрута, поэтому, как только представлялась возможность, она сворачивала в тихие узкие улочки, где давала свободу всем своим мыслям. Она любила смотреть на оранжевый свет фонарей, на неоновые вывески и ловить их отсвет на своем лице. Ветер устал дуть, и погода неожиданно переменилась: сверху тихо падал пушистый и мягкий снег, покрывая все и всех тонким кружевом, но никто, кроме нее, этого не заметил. Вдруг в ее душе что-то затрепетало, сердце забилось быстрее. И тут она вновь вернулась к той фантазии, которая терзала и услаждала ее мысли. Она мечтала о том, чтобы повстречать его в самом неожиданном и в то же время самом обычном месте вот в такую погоду, когда все вокруг кажется сказкой...

 

               Надвинув на лоб шляпу, сильнее укутавшись в шарф, он неспешно шел, погруженный в свои мысли. Он был уже немолод, далеко немолод, но глаза остались прежними... Он тоже ждал чуда, сам не зная, зачем оно ему; что он будет с ним делать? Ведь оно может не поместиться в багаж, и тогда придется оставить его, тем самым прогневав судьбу. Он старался идти тихими улочками, переулками, дворами. Вся эта суета вселяла в него тоску. Он чувствовал, что сегодня непременно что-то случится, но вот только бы знать, что. Он плохо понимал, о чем говорят здешние люди, не понимал их духа, ведь они были для него чужими, все без исключения. Но он ошибался...

 

               Их встреча произошла до боли просто: она сворачивала с шумного проспекта в маленький дворик, он же выходил из этого самого дворика. Они не заметили друг друга, так как оба смотрели под ноги. Столкнувшись, они хотели было рассыпаться в извинениях, но все равно никогда друг друга бы не поняли... И вот их взгляды встретились...

 

               В ту секунду, которая только для них длилась вечно, эти двое казались изваяниями, утопающими в снегу... Из ее кармана выпал плеер, из его – перчатки. Но они продолжали смотреть друг на друга. Их имена начинались на одну букву, их глаза были похожи. С его губ слетело исполненное чувства слово:

– Pardon...

Она лишь улыбнулась в ответ. Вот то чудо, которого она так ждала. Вот то чудо, ради которого он пересек океан. Она подняла его перчатки, он – ее плеер. Каждый из них пошел своей дорогой, но мир вокруг уже успел измениться...

 

               Только спустившись в метро, она поняла, что в кармане лежит не плеер, а его перчатки... Ей казалось, что они еще хранят тепло его рук, и прижала их к груди. Так она доехала до дома...

 

               Его самолет улетал ночным рейсом, и, лишь заняв место на борту, он увидел, что в его кармане лежит ее плеер... От него пахло духами, и этот аромат напомнил ему об их встрече...

 

             «Командир корабля и экипаж приветствуют вас на борту нашего авиалайнера...»

             Ей пришлось заменить заболевшую бортпроводницу, и случилось это за несколько часов до Нового года...

 

               Они сидели за маленьким столиком крохотного кафе, глядя друг другу в глаза. Из музыкального автомата звучал его голос, в бокалах искрилось шампанское. Он держал ее за руку...

 

               А сверху небесные ангелы осыпали их легким, пушистым белым снегом...

2013 г.

Comments: 0