Андрей Безденежных

«СИМБИРСКИЙ КОНТЕКСТ. Послесловие»

КНИГА 3

НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА СЕРГЕЕВА

Сергеева Н.Н.
Сергеева Н.Н.

Справка:

 

Директор модельного агентства «Терминал - models» г. Ульяновск.

Мать – Сорокина Т.Н. родом из Ульяновска, в свои 19 лет (это был 1952 год) поехала в г. Ташкент и поступила в железнодорожный институт. Отец – Бублик Н.П. в 17 лет ушел на фронт авиамехаником, с честью прошел всю ВОВ. Имеет медали «За освобождение Варшавы», «За освобождение Берлина» и многие другие, а также орден «Польский крест». После окончания Харьковского железнодорожного института был в 1950 году направлен в Ташкент на переквалификацию, в связи с заменой в Союзе паровозного парка на тепловозы. Там и познакомились будущие родители: девушка с берегов Волги и серьезный украинский парень. 

– Наталья Николаевна, не могу не спросить о вашей девичьей фамилии. Ну и натерпелись, наверное, вы с ней в детстве…

 

– Да, бывало много смешных случаев, связанных с ней. Одни говорили: какая она вкусная, другие вспоминали своих знакомых с не менее интересными фамилиями, а в институте студенты старших курсов приходили на меня посмотреть, чтобы убедиться, что такую фамилию носит девушка, а не парень. Но это еще не самое интересное. Мой отец родом из-под Чернигова, где фамилию Бублик носит чуть не половина деревни. Бублик – дедушкина фамилия, а вот бабушку звали Перец Христина. Так и жили Бублик с Перцем, ну а я, их потомок, на характер круто замешана, да еще и с перчинкой!

 

– Думали ли Вы в детстве стать моделью или иметь отношение к созданию одежды?

 

– О том, что это станет моей профессией, никогда не думала. Хотя в старших классах могла за ночь сшить такое платье, какого ни у кого другого не было. Всегда хотелось выделиться среди девчонок.

 

– О чем тогда мечтали?

 

– Мой отец – инженер-машиностроитель, мать – инженер-строитель. Обычная интеллигентная семья. Мои мечты формировали родители. Раз они были инженерами, с детства было понятно, что и я тоже стану инженером. О чем-то другом просто никто никогда не думал. Параллельно со средней школой я окончила заочную московскую физико-математическую школу, а потом поступила в политехнический институт – на энергетический факультет.

 

– Математика была любимым предметом?

 

– Нет. Любимыми были литература и рисование. Математика и физика были «родовой» обязанностью. Но знала я их великолепно. Во время подготовки к поступлению в институт взяла школьный учебник по физике и стала решать из него все задачи. И вот попалась одна. Один день ее решаю, второй, третий, а результат с тем, который опубликован в конце книги, все никак не сходится. Пошла к профессору, который вел подготовительные занятия. Через несколько дней он меня вызывает: «Пять лет по этому учебнику занимаемся, и вы – первая, кто обратил внимание на существующую в нем опечатку…»

 

– Бросили ли Вы свое увлечение шитьем?

 

– На бытовом уровне это увлечение осталось. Но модой, как и все девчонки, конечно же, интересовалась. Это сейчас у девушек большой выбор модных журналов, а когда я училась в институте, о моде писали только два издания – журналы «Мода-Москва» и «Шей сам», поэтому когда в 1975-м в Ульяновск впервые приехал Московский дом моделей и впервые был организован показ мод, это стало для меня настоящим событием.

Показ проходил в филармонии, куда я тут же и примчалась. Но почему-то вошла в здание не с главного входа, а со служебного. И заблудилась. И вот представьте себе, иду я по коридору, открываю какую-то дверь, и прямо передо мной все мальчики и девочки из этих самых модных журналов! Живьем! Сидят и потягивают коньячок.

Я в шоке. Мне говорят: «Девушка, ты попала в гримерку, а тебе надо в зал». А я не слушаю, стою и смотрю на всю эту развешанную там и тут шикарную одежду, на сваленную мешками модную обувь, на стильных людей. И вдруг мне говорят: «Девочка, у тебя какой размер одежды?» – «Сорок четвертый». И далее: «У нас одна модель приболела. Давай – продемонстрируй…»

Так я впервые оказалась на подиуме. Если учесть, что это был первый показ мод в Ульяновске, а я среди него была единственной местной девушкой, то можно считать, что я являюсь одной из первых ульяновской манекенщиц.

 

– Ну и как ощущения от первого показа?

 

– Я и сейчас-то толком не могу дефилировать, потому что я – организатор, а тогда… Просто ужас! Кончилось тем, что я подвернула ногу. Когда вернулась за кулисы, сердце билось так, как никогда в жизни!

 

– Вам заплатили за демонстрацию?

 

– Нет. Вопрос об этом и не стоял. Но впечатления были грандиозными!

Года через два в Ульяновске в « Кривом доме » открылось первое пошивочное ателье, которое не гнало вал, а работало на заказ. При нем появились первые ульяновские манекенщицы, проводившие показы на первом этаже бывшего Дома моды на ул. Минаева. Тогда это была элита – самые красивые девушки города, которых знали все! Сейчас фотографии пионеров нашего местного модельного бизнеса до сих пор висят на первом этаже Дома быта.

 

– А почему Вы не оказались среди первых моделей?

 

– Из-за роста. У меня он был 166 сантиметров, а там подбирали девушек 175 сантиметров и выше. Я ходила на все показы как зрительница, а вот моя сестра работала в младшей группе – демонстрировала одежду для девочек-подростков. Бесплатно. Один раз ей разрешили купить за полцены демонстрируемый ею сарафанчик.

 

– И вот Вы окончили институт…

 

– После окончания института было замужество, распределение и десять лет работы на заводе «Авиастар» в должности инженера-энергетика. В советские годы все уже заранее было определено. Школа, институт, распределение по диплому, работа, общежитие, семья, дети, квартира, детский сад. Все было по плану. Никаких волнений или раздумий о завтрашнем дне не допускалось. Мы были винтиками в системе. Какие-то необычные увлечения – все это оставалось на уровне хобби, оставалось в юности. В реальной жизни ты должен был гнать план и ни о чем не думать. Это было «фиолетовое» время: живешь – и хорошо!

Десять лет я с другими женщинами-инженерами сидела в одной и той же комнате, с одним и тем же начальником, за одним и тем же кульманом. Руки в графите по самые уши, на шее вместо женских украшений – на веревочке – висит чешский ластик, потому что если его оставить на столе, его кто-нибудь «уведет». Работа с 9.00 до 18.00, обед с 13.00 до 13.45 в соседней столовой. Через год очередь на распределение жилья дойдет до первого кульмана, через два – до второго и так далее. Никакой романтики.

И один раз я встала утром и поняла: «Не хочу я больше ходить на эту работу!» И написала заявление об уходе. Для человека той сложившейся системы это был очень смелый шаг. Сослуживцы были в шоке. Многие из них до сих пор работают на том же самом месте.

 

– Как я понимаю, это было время перестройки. Как раз тогда Вы и образовали свое модельное агентство?

 

– Не-ет! До этого была еще целая жизнь! Я стала работать инженером в каких-то ЧП вместе с другими тремя женщинами – женщиной-сметчиком, женщиной-строителем и женщиной-водопроводчиком. Я – женщина-электрик – ездила в колхозы, замеряла подлежащие ремонту коровники. Снова попала в замкнутый круг закономерности:

я инженер со всеми вытекающими из этого последствиями. А душа моя во всем этом медленно погибала, тонула, и никто не мог бросить ей спасательный круг. Я буквально чувствовала, как из меня уходила последняя энергия.

Спасательный круг судьба бросила мне в начале 90-х, когда в Новом городе зарождалось кабельное телевидение. По подъездам тогда ходили представители будущего телеканала и уговаривали жильцов, понятия не имеющих о том, что из этого получится, подключаться к кабельному телевидению. Зашел такой человек и к нам… И тут во мне вдруг поднялась такая тоска по какой-то другой жизни, в которой мне не было места (потом сама была в шоке от своей наглости), что я взяла и заявила: «А возьмите меня к себе. Я буду диктором!»

Через некоторое время было назначено прослушивание. До этого я носила рюшечки, бантики, цветочки, а тут взяла у мужа белую рубашку, галстук. Представляла, что именно так и должна выглядеть деловая женщина!

И я прошла! Получается, что, так сказать, стояла у истоков нового демократического телевидения. На кабельном тогда собрались люди в высшей степени творческие, которые сейчас составляют элиту ульяновского телевидения. Я проработала там 5 лет. Была диктором информационной программы «Курьер». Тогда же вступила в Союз журналистов России. Принимала сама Алла Багдасарова – главный редактор газеты «Симбирский курьер, авторитетнейший человек.

Именно здесь я впервые осознала, что никакой я на самом деле не инженер! Просто так сложилось, что надо было быть инженером, и я им стала, и я им была. Нынешняя же жизнь была мне ПО-НАСТОЯЩЕМУ интересна!

Тогда кабельное телевидение было совсем другим – авторским, живым, инициативным. И когда в творческой атмосфере канала появился дух коммерции (пошли сплошные иностранные фильмы, а авторские программы были признаны нерентабельными), пришлось оттуда уйти. Стала работать в рекламном агентстве.

И вот тогда-то мне и было предложено стать директором уже существующей несколько лет Школы красоты и грации при Дворце Профсоюзов, которую позже переименовали в модельное агентство «Терминал-Моделс» и переместили в Дом Офицеров. Это был кружок. Некое сообщество людей, увлеченных одним интересом.

 

– То есть, самое известное ульяновское модельное агентство, билбордами с фотографиями девушек которого увешан весь центр Ульяновска – обычный кружок по увлечениям типа клуба любителей кошек или секции шахмат?!

 

– Ну, да… Можно и так назвать.

 

– А как же легенды о западных манекенщицах, купающихся в роскоши?

 

– Западный и даже московский модельный бизнес – это совсем другое дело. Это именно БИЗНЕС. У нас же ничего подобного нет. В Ульяновске до сих пор не выработан механизм зарабатывания денег модельными агентствами. Поэтому они держатся исключительно на энтузиастах…

«Ну, пожалуйста, ВЫСТУПИТЕ! Нам надо! НО ДЕНЕГ НЕТ». Манекенщицы работают за «спасибо». Исключения составляют показы моделей в местных клубах. Они происходят примерно раз в месяц. Там девочкам платят 100-200 рублей за показ.

Более ощутимой статьей дохода для наших девушек являются поездки в Москву, на те же модельные показы, куда нас иногда приглашают, или участие в конкурсах красоты – городских и российских. Фотографии наших моделей имеются в московских агентствах. Но в отличие от москвичек, провинциалки получают там не 100 долларов за показ, а 50 –для Москвы мы выгодны.

 

– Так что же, провинциальные модельные агентства не приносят дохода?

 

– Одна наша девушка, обучаясь в политехническом университете, для курсовой работы взяла на рассмотрение бизнес-планы нашего агентства. А потом пришла и с ужасом заявила: «Наталья Николаевна, мы же не рентабельны!» А я отвечаю: «Знаю об этом уже десять лет!»

 

– Тогда за счет чего Вы живете?

 

– Я живу за счет того, что меня любит и содержит семью мой муж Сахаутдинов М.К, интересный, неординарный человек. Он член Творческого Союза Художников России, член международной федерации Художников и предприниматель. Ему нравится, что я получаю удовольствие от своей работы, и он меня всячески поддерживает. Вплоть до того, что на многих показах порой выступает в роли грузчика и водителя.

 

– Устраивает ли такое нищее положение самих манекенщиц?

 

– Для большинства наших девчонок работа моделью – хобби, которое завершается, когда они заканчивают институт и начинают жить взрослой жизнью. Они участвуют в показах не из-за денег, а удовольствия ради. Демонстрировать одежду им ПРОСТО НРАВИТСЯ! Сколько раз бывало: звоню своим моделям поздно вечером и говорю, что завтра утром нужно 3 часа работать на репетиции, потом 2 часа на подиуме, а так как показ, как всегда, благотворительный, то за это никому не заплатят. Когда к нам приезжал МОСКОВСКИЙ МОДЕЛЬЕР Раф Сардаров, девчонки за месяц худели на 5-6 килограммов. Лишь бы просто участвовать в показе модельера! Девушки живут этим, им это нравится.

 

– Но есть же и состоявшиеся ульяновские модели…

 

– Каждый год мы объявляем новый набор, и к нам приходит около 100 девушек

В основном это дети родителей со средним и выше среднего достатком. Зачем они к нам идут и ведут своих дочерей?? Труд манекенщицы для них не профессия, а сопутствующая часть развития личности. Благодаря занятиям у нас девушки учатся технике движения на подиуме, макияжу, становятся уверенными в себе леди, они с большей вероятностью получат в будущем профессию, имеющую нормальный доход, с большей вероятностью найдут себе надежного и состоятельного мужа. Мы воспитываем в женщине женщину, возможно, с завышенной планкой отношения к себе и жизни, а это важно. И это моя точка зрения. Я считаю, что все, что девушка накопит в себе до замужества, что увидит, услышит, прочитает – с тем багажом знаний она всю оставшуюся жизнь и будет жить. Брак этот процесс познания замедляет. На первую роль для женщины выходит семья, дети. Остальное ей больше неинтересно, некогда.

Но есть среди наших манекенщиц и такие, которые добиваются успеха. Ирина Романенко уже год успешно работает в Испании, Анна Чернобаева не сходит с обложек журнала «Космо», Надя Пивоварова снимается в телевизионной и фоторекламе в Москве. Всего в стране и за рубежом добились успеха 6 моделей, воспитанных в «Терминал-Моделс». Я горда тем, что именно я им дала возможность самореализоваться. Для меня их успехи и есть компенсация за весь мой громадный труд. Мне нравится выковывать из «гадких утят» по-настоящему шикарных девушек. Нравится видеть, когда, приходя к нам с массой комплексов, они уходят уверенными в себе королевами.

 

– Но почему одна девушка добивается успеха как манекенщица, а другая нет? Какими качествами должна обладать успешная манекенщица?

 

– Девушка должна поставить перед собой большую цель. Девушка должна не подчиняться обстоятельствам, а изменять их под себя. Здесь как в спорте: кто-то занимается ради поддержания формы, кто-то – ради достижения серьезных результатов. Вторые, как правило, более цельные, сильные и интересные личности. Это девушки, серьезно относящиеся к себе, которые знают, как можно, в хорошем смысле слова, реализовать свои природные данные. Их красота не дает им покоя.

 

– О манекенщицах одного известного ульяновского модельного агентства говорили, что с ними не спал только ленивый… Как Вы относитесь к таким слухам?

 

– Мне не интересно обсуждать слухи, но ответить придется. Модельные агентства бывают разные. Под прикрытием некоторых, может быть, и скрываются фирмы, предоставляющие эскорт-услуги. Мы ничем подробным не занимаемся и ни о чем подобном я не слышала. Ну а частная жизнь каждой модели… Как и каждой горожанки – это ее личное дело…

 

– Как Вы думаете, модельный бизнес в Вашей судьбе – это надолго?

 

– Что завтра со мной будет – не знаю. Модельный бизнес может мне и надоесть. Потому что быть бессребреником уже становится непочетным. Может быть, в конце концов, я займусь чем-нибудь другим.

 

– В чем, по-вашему, философия современной женщины?

 

– В том, чтобы самосостояться. В том, чтобы быть независимой от мужчины, в первую очередь из-за того, что в жизни всякое может случиться.

Если муж правильно движется по жизни, то он тянет семью. Но нужно «плыть» не за ним, а РЯДОМ С НИМ – параллельным курсом. В том числе и для того, что если вдруг у мужа что-то случится и он перестанет обеспечивать семью, то не «пилить» его и рушить брак, а содержать семью самостоятельно, пока мужчина не найдет новый источник финансового благополучия.

 

– То есть, в современной семье и мужчина, и женщина должны быть равноправными лидерами?

 

– Нет. Флагманом – лицом семьи и человеком, принимающим кардинальные решения – всегда должен быть мужчина. Женщина должна быть сердцем мужчины, его музой, его вдохновителем. Женщина по своей биологической сути должна быть хранительницей очага, должна отдавать пальму первенства мужчине. При этом никто из супругов не должен считать, что кто-то из них более значителен, чем другой. Супруги не равноправны, но они должны гармонично дополнять друг друга.

 

– В чем, по-вашему, состоит смысл жизни?

 

– В том, чтобы ярко прожить отпущенный тебе срок: работать на интересной работе, ездить по миру, помогать родителям, красиво одеваться, а почему бы и нет?

И в том, чтобы найти свою «половину» – человека, который идет по жизни вместе с тобой, который опора. Смысл в осознании радости, что дети твои счастливы. Смысл в уверенности грядущего дня. Да много чего…

 

– Чего Вы больше всего боитесь?

 

– Предательства близких людей.

 

– Какие человеческие качества Вы не прощаете людям?

 

– Двуликость. Когда человек тебе говорит одно, другому – другое, а делает третье.

 

– Есть ли у Вас мечта?

 

– На каждом этапе жизни мечта была разная. Когда-то мечтала о собственной квартире, потом о творческой работе. Сейчас я мечтаю о том времени, когда я смогу навестить своих друзей, живущих в других странах.

 

– Какие качества помогают Вам добиваться успеха?

 

– На данный момент больше всего мне помогает наработанный годами авторитет. А достигла я этого авторитета благодаря целеустремленности, работоспособности, порядочности и ответственности. Очень часто мы говорим, что в наших бедах виновато то, другое, или нынешнее время, политики. Но указывая на кого-то пальцем, мы не замечаем, что при этом три наших пальца обращены на нас самих! Обрати внимание на себя! Ты сам источник всех своих бед! Меняй себя, откажись от ненужного и следуй к намеченной цели!

 

– Вы хорошо знаете секреты успеха в модельном бизнесе. Почему Вы не сделали успешной манекенщицей свою дочь?

 

– Моя дочь, Кристина Сергеева, так же как и я в свое время, не вышла модельными параметрами. Она закончила факультет иностранных языков, поехала работать в США, там вышла замуж. Я уважаю этот ее выбор, она сама делает свою судьбу, хотя ей и приходится порой нелегко, но мне тяжелее. От расстояния между нами.

 

– В чем, по-вашему, состоит истинное богатство?

 

– Для бедного – богатство в деньгах, для больного – в здоровье, для бездомного – в кровле над головой, для старого – в молодости. Но истинное богатство, на мой взгляд, в красоте души и в делах. Добрых и нужных…

 

– Чего Вам, по большому счету, не хватает в жизни?

 

– Времени. А еще коммуникационных связей с модельными агентствами других городов и стран, с которыми я могла бы сотрудничать.

 

– И последний вопрос, который я задаю всем: как нам поднять Россию с колен?

 

– Нужно каждому человеку дать возможность реализовать себя в любимом деле

с достойной оплатой его труда. Как это сделать, я, к сожалению, не знаю. Тут как в старом анекдоте про краны и трубы, которые, сколько не ремонтируй, течь не прекращают. Ответ: не краны надо менять, а всю систему.

 

 

2004 ГОД

 

Комментарии: 0