Андрей Безденежных

«Симбирский контекст. Частная жизнь»

КНИГА 2

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ШАРАПОВ

Шарапов В.И.
Шарапов В.И.

Справка:

 

55 лет. Доктор технический наук, профессор, Заслуженный изобретатель Российской Федерации, член Международной энергетической академии, Международной академии авторов изобретений и научных открытий, Российской академии проблем качества и других. Имеет более 200 изобретений, около 40 из которых внедрены в народное хозяйство. Обладатель 2 золотых медалей всемирных салонов изобретений в Брюсселе. Заведующий кафедрой теплогазоснабжения и вентиляции Ульяновского государственного технического университета, руководитель научно-исследовательской лаборатории  «Теплоэнергетические системы и установки». Родился в Иркутской области. Закончил Иркутский политехнический институт.

В 1970-м приехал в Ульяновск на практику на единственную тогда в городе тепловую электростанцию ТЭЦ-1 и так и остался здесь работать. За 18 лет прошел все ступени служебной лестницы – от машиниста турбин до главного инженера.

В последней должности работал 6 лет.

С 1988 года преподает в УлГТУ, с 1999-го – заведует кафедрой.

– Владимир Иванович, как сложилось так, что Вы начали изобретать?

 

– У англичан есть хорошая поговорка: «Необходимость – мать изобретений». Изобретателя нельзя представить как какого-то праздного человека, который сидит, смотрит в окно и думает: «Давай-ка я что-нибудь изобрету!» Изобретение свершается, когда это продиктовано необходимостью, когда оно направлено на решение каких-нибудь жгучих проблем. Проблем всегда на Руси хватает, поэтому и изобретателей много.

Когда я еще учился в институте, то ни о каком изобретательстве и ни о какой научной работе не думал. Хотел быть инженером, руководителем крупного предприятия (что, собственно, впоследствии и осуществил). Стать изобретателем меня заставила именно необходимость. Когда я только пришел на ТЭЦ-1 молодым специалистом, в 1971-м нам поставили первый серийный образец вакуумного деаэратора, предназначенного для противокоррозионной обработки воды систем теплоснабжения. Попросту говоря – для того, чтобы не ржавели трубы и котлы. По этим аппаратам не было ни литературы, ни сведений (автор этой конструкции уехал в Израиль). Работали они из рук вон плохо, а с меня за их работу строго спрашивали! Лишали премии. Вот и пришлось «доезжать» до всего своим умом.

Стал потихоньку устранять недоделки и погрешности в конструкции. Тогда и состоялись мои первые изобретения, которые позже были внедрены в разных концах страны, со всех городов за опытом ко мне потянулись специалисты. Так что скоро мне не оставалось ничего делать, как защитить на этом материале кандидатскую диссертацию.

На ТЭЦ я постоянно занимался изобретательством. Даже когда работал главным инженером, то не занимался выбиванием средств. Проблемы, которые вставали перед электростанцией, решал оригинальным техническим путем. Путем изобретений.

 

– Интересно были ли Вы пытливым человеком в детстве? Была ли у Вас склонность к изобретательству?

 

– Теплотехника – это котлы, турбины, пар, вода. В детстве все это недоступно. Но все равно. Помню, как классе во втором я научился паять. По весне все мальчишки в лужах кораблики пускали, а я подумал: «Чего просто так-то пускать? Надо сделать самоходный!» Какие только корабли я не делал! Крепил внизу «палубы» две жестяночки, между ними – резинка, на резинке – жестяной винт. Закручиваешь резинку и отпускаешь – кораблик плывет. Красота! Кончилось все это тем, что я взял консервную банку, налил в нее воды, запаял, а сверху припаял длинную трубочку. Банку поставил на треногу и на «кораблик» – деревянную дощечку. Под треногой развел огонь, вода закипела, в банке стал образовываться пар. И через трубочку – «пух-пух-пух» – за корму. Пароход отправился в плавание! Сейчас с точки зрения профессора теплотехники я считаю, что для пацана это было очень серьезным изобретением!

Ну а вообще, в школе я преуспевал и в «физике», и в «лирике» – любимыми предметами были физика и литература. Так что, может быть, именно эта комбинация – творческое отношение к «железу» – и сделала из меня изобретателя.

 

– Как происходит сам процесс изобретения?

 

– Трудно сказать… С течением жизни у меня уже наработан ряд приемов, может быть, даже не формулируемых. Главное – в этот момент голова должна быть загружена данной проблемой, и в какой-то момент, когда я освобожден от суеты, решение «выстреливает»!

 

– То есть Вам нужно уединение?

 

– Необязательно. Наоборот, иногда помогает метод мозгового штурма, когда несколько таких же «загруженных» людей собираются вместе и действуют друг на друга каталитическим образом. Каждый в отдельности, может быть, никогда бы не родил решение, а вместе что-то происходит такое, что мысль как бы выходит на какой-то другой уровень.

Однажды мы с моим соавтором – московским профессором – были в Воркуте и решали какую-то серьезную проблему с тамошней теплоэнергетикой. Жили в гостинице и в три часа ночи вдруг одновременно вскочили с кроватей: «Слушай! Надо вот как делать!»…

 

– Опишите какое-нибудь типичное состояние, в котором Вы делаете изобретения…

 

– На стимулирование лично моих серых клеточек очень благотворно действует солнце. На солнце я мгновенно расслабляюсь, пропадает вся суета, а поскольку отдыхать я не умею, и мозг какой-нибудь очередной проблемой загружен всегда, то тут-то решение и приходит. Когда я хожу на пляж, то в пакете у меня всегда лежит записная книжка. Я не считал, но думаю, что более половины своих изобретений я сделал на солнце!

А однажды, когда я бился над проблемой, которая для меня была чрезвычайно важной, решить ее помогла головная боль! Я тогда работал главным инженером и в выходной день сидел на рабочем месте – ждал окончания производящихся работ. Голова болела страшно, и я даже закрыл глаза. И вдруг как наяву вижу перед собой готовую нарисованную схему! Головная боль, так же, как и солнце, видимо, вызвала расслабление, отключила внешнюю суету. Потом увиденная мной тогда схема получила медаль ВДНХ, зародила целое направление в энергетике, а для меня послужила основой для докторской диссертации.

 

– Кто он – изобретатель?

 

– Чтобы изобретать, нужно хорошее знание предмета и острое понимание проблемы. Одного знания недостаточно. Я, например, не очень доверяю отличникам. Знаний у них много, но нацеленности, критического взгляда на вещи не хватает.

Изобретательство – это творчество. Это недовольство тем, что есть, и желание это улучшить.

 

– Над какой задачей Вы бьетесь сейчас? Что хотите улучшить?

 

– Когда-то в моей отрасли – теплоэнергетике, теплоснабжении – Россия была лидером в мире. Сейчас так невероятно отстали! В конце мая я был на совещании в Министерстве энергетики, которое собирал Совет Федерации. Рассматривались вопросы законодательства в области теплоснабжения. Там было признано, что по всей стране сейчас творится настоящее безобразие. Оно обусловлено монополизмом энергетической компании РАО «ЕЭС России», которая является хищнической компанией. Из-за юридической неотрегулированности она творит то, что по западным меркам считается беззаконием!

В советские времена попробовал бы я – человек, отвечающий за теплоснабжение города, – самовольно понизить температуру в теплосети или для острастки потребителя вообще это теплоснабжение отключить! Мне бы просто голову отвинтили и сказали, что ее никогда и не было.

 

– Но то были советские времена. Сейчас у нас рыночные взаимоотношения…

 

– Тут вы неправы. На Западе сейчас тоже рыночные отношения, но принцип тот же, что и в СССР – пусть только какая-нибудь компания попробует самовольно снизить температуру или отключить тепло! Государство ее тут же засудит и разорит!

В США в этом отношении существуют просто жесточайшие законы! ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ТАРИФОВ НА ОДИН (!) ПРОЦЕНТ НЕОБХОДИМО ОДОБРЕНИЕ КОНГРЕССА!

Все тарифообразование там абсолютно прозрачно. Это и понятно – народ должен знать, на что он тратит свои деньги. Рынок рынком, но все цены, выставляемые естественными монополиями, там жесточайшим образом регламентируются! И свою прибыль они могут повышать только за счет сокращения издержек производства – снижения себестоимости. У нас же в ситуации с теплоснабжением творится форменный разбой на большой дороге! Монополист назначает самые запредельные цены, во много раз превосходящие себестоимость! Отсюда же и гигантский долг нашей области перед РАО «ЕЭС России».

В реальности горячая вода стоит даже гораздо меньше той суммы, которую мы за нее платим. И все разговоры о том, что мы не доплачиваем даже до ее себестоимости, – чушь! Это я вам говорю как профессионал в этой отрасли. И самое страшное, что «переплаченные» населением миллиарды направляются не на производство и реконструкцию электростанций, которые сейчас дышат на ладан, а на финансирование политических партий, гигантские зарплаты сотрудников РАО ЕЭС и так далее, и так далее. Согласитесь, это же абсурд, когда, платя за горячую воду, я должен финансировать, к примеру, какой-нибудь СПС! Я даже более симпатичным мне партиям не стал бы отдавать деньги, которые отдаю именно на то, чтобы у меня дома была горячая вода!

 

– То есть монополист (РАО ЕЭС) просто пользуется своим положением и обогащается за наш счет?

 

– Да. У РАО ЕЭС психология временщиков. Такое впечатление, что они хотят собрать как можно больше денег и убежать. Они не заинтересованы в производстве. Более того, РАО ЕЭС сейчас ведет другую, еще более опасную линию. Со стороны этой компании идет настоящий шантаж российских губерний, цель которого – подчинение региональных властей!

 

– В чем он выражается?

 

– Когда энергетические компании отключают нам на лето горячую воду и говорят, что это происходит из-за того, что у города и области нет денег, я абсолютно ответственно заявляю, что это – ложь! Дело в том, что для горячего водоснабжения используется пар, отработанный в турбинах ТЭЦ. Он – «излишек производства», который образуется после выработки электроэнергии. ТЭЦ, собственно, для того и предназначена, чтобы этот пар не выбрасывать буквально на ветер, а использовать на благо граждан – подогревать им воду. Что сейчас происходит? Электроэнергия вырабатывается, а это поистине «дармовое» тепло полностью выбрасывается в атмосферу! Например, из-за того, что власти региона недостаточно послушны существующей на территории области энергетической компании.

Что происходит, когда в домах граждан месяцами нет горячей воды? Возрастает социальное недовольство! А это, в свою очередь, приводит к перемене власти на очередных выборах, к приходу нужного РАО ЕЭС человека. Вот вам простенький пример: неугодного губернатора Приморья Наздратенко (1) Чубайс (2) убрал именно с помощью энергетического кризиса. После того как в Приморье сменилась власть, вы хоть раз слышали о том, что там бывают перебои с теплом? Нет. А все потому, что теперь там у власти стоит угодный губернатор, полностью реализующий интересы Чубайса в регионе.

Таким образом, происходящее – не экономический, а исключительно политический шантаж. С его помощью Чубайс получает контроль над региональными властями! Поэтому-то Чубайс так старался спихнуть прежнего губернатора Горячева – тот на шантаж не поддавался и не платил денег по грабительским тарифам! Существовало АО «Ульяновскэнерго», которое Юрий Фролович худо-бедно, а мог контролировать, и горячей воды в городе не было максимум 1 месяц в году! После его смещения «Ульяновскэнерго» фактически упразднили, нас подчинили Самаре, и как результат – горячей воды нет с марта по ноябрь! Сейчас на территории нашей области Чубайс – царь и Бог! Мы кланяемся ему в ноги и выполняем каждую его прихоть! Он диктует нашему региону свои условия по всем отраслям.

Такое же положение и во многих других регионах. Даже в благополучной Самаре, где смешно и говорить, что граждане не способны платить за тепло, последние годы стали отключать горячее водоснабжение. Чубайс шантажирует всех, чтобы все были послушными!

 

– Но как же государственная власть? Куда она смотрит?

 

– Интересный вопрос… И вывод из этого вопроса тоже интересный. Получается, что у нас в стране сейчас не энергетический, а политический кризис.

 

– А существуют ли вообще способы быстрого выхода из энергетического кризиса?

 

– Прибегу опять же к примеру из западной экономики. В 70-х, когда арабы полностью перекрыли поставки нефти, в Европе и США вспыхнул жесточайший энергетический кризис, правительствами этих стран были предприняты активные, жесткие, хорошо продуманные и АБСОЛЮТНО ТОТАЛИТАРНЫЕ меры. Они ввели жесточайшее государственное регулирование. Компаниям, которые занялись снижением себестоимости, были предоставлены гигантские кредиты. И дело было очень быстро поправлено.

В этих странах энергетический кризис посчитали тем, что он и есть на самом деле, – делом национальной безопасности. У нас же…

 

– То есть у команды Шаманова нет ни единого шанса вывести область из энергетического кризиса?

 

– Ни малейшего. При существующей позиции РАО ЕЭС наши долги будут только расти и расти. Даже если мы начнем платить те абсолютно нереальные 100% за горячую воду, которые назначило РАО ЕЭС, то тарифы тут же снова будут увеличены. Шантаж будет все возрастать и возрастать. Для того чтобы исправить ситуацию, должно вмешаться государство. Путем строгой регламентации отношений между потребителем и поставщиком.

Если говорить честно, то не очень-то я хотел в разговоре с Вами выходить на эту тему. Приходится говорить об этом вынужденно. Это так же, как и изобретательство. Изобретение свершается, когда это продиктовано необходимостью. Говорить об этом сейчас – такая же необходимость!

 

– Хорошо, давайте вернемся к изобретательству. Хотелось бы узнать о материальном положении изобретателей сейчас и в советские годы.

 

– В советские годы изобретательство было экономически выгодно для государства, поэтому оно изобретателя любило. За внедренное в производство изобретение выплачивалось до 20 тысяч рублей. При зарплате инженера в 150 рублей и цене «Жигулей» в 5 тысяч.

Сейчас ничего подобного нет. В моей родной энергетике предприятия «лежат». Что-то новое можно внедрять, когда общий уровень дел можно оценить, как минимум, на «тройку». Тогда есть смысл сделать «четверку» и так далее. Когда как ныне положение дел оценивается на «кол», тут не до изобретательства – уцелеть бы.

 

– Каково самое дорогое для Вас Ваше изобретение?

 

– Изобретения бывают разные. Одни получают самое большое распространение, другие наиболее перспективны в будущем, третьи – сугубо утилитарного плана – патентуются вместе с какой-нибудь идеей, чтобы «застолбить» вокруг нее «огород» и чтобы ее банально не сперли. Я горжусь тем, что мои изобретения внедрены от Дальнего Востока до Прибалтики и от Узбекистана до Воркуты. В основном это изобретения по противокоррозионной обработке воды, термодинамическим циклам тепловых электростанций и способам работы систем теплоснабжения. А есть и совсем неожиданные. Например, в области экологии. Поставленная задачка была такая – уменьшить загазованность городских улиц. Решали мы ее специально для стран Западной Европы, где об экологии задумываются очень серьезно.

Как убрать с улиц огромные массы загазованного воздуха? Решили: с помощью устройств, которые считаются экологически вредными, – с помощью ТЭЦ, которые для своих технологических процессов забирают до 6 миллионов кубометров воздуха в час! Этот вред мы преобразили в пользу. Зачем им брать чистый воздух – пусть берет грязный с улиц! Как? Под каждым городом есть еще один город – подземные коммуникации. Например, от ТЭЦ-1 под всем Московским шоссе идут каналы теплотрассы с вентиляционными будками. Значит, нужно всего лишь этот загазованный воздух из теплотрасс забрать! Прямо из-под выхлопной трубы автомобиля! Все вредные выбросы – СО, СН4 и С20Н12 (бензопирен) в котле электростанции автоматически окисляются до СО2 и Н2О (углекислого газа и воды), никаких гадостей не останется!

На всемирном салоне изобретений осенью 2002 года мы получили за эту идею золотую медаль. Годом раньше получили золотую медаль плюс единственный на всю российскую экспозицию специальный приз за наивысшую эффективность разработок – за серию решений по технологиям управления производственными процессами в теплоэнергетике.

 

– Вы руководите научно-исследовательской лабораторией. Есть ли у вас ученики?

 

– Около 20 человек.

 

– Какой стимул у Ваших учеников, почему они прилагают свои силы на изобретательскую деятельность, а не идут торговать на рынке, что более выгодно с материальной точки зрения?

 

– Когда говорят, что нынешняя молодежь такая и сякая и раньше была значительно лучше, я смотрю на своих ребят и вижу, какая это глупость! Они точно такие же, как и мы были раньше, с таким же интересом к нормальной здоровой жизни. Я думаю, что процент людей, неравнодушных и способных к творчеству, одинаков во все времена. И, может быть, даже наоборот: раньше, когда изобретательство приносило деньги, здесь было больше халтурщиков и проходимцев. Сейчас же остались только те, кому это действительно интересно, которые не могут без этого жить.

Ну а торговать… Лично я, наверное, смог бы построить технологический процесс и зарабатывать хорошие деньги, но мне это неинтересно. Тем более что у нас в университете научная деятельность имеет и некоторое вознаграждение. Технический университет занимает абсолютное первое место в стране по количеству изобретений, а кафедра – абсолютное первое место в университете. В год мы делаем от трети до половины изобретений всего университета. Завоевываем медали и дипломы Всемирного салона изобретений, Российской академии наук. В год мои ученики выпускают по несколько книг, четверо из них сейчас готовят докторские диссертации.

Нам не нужно никуда уходить. Надо научиться зарабатывать там, где ты работаешь, – в университете!

 

– Не было ли у Вас мысли уехать работать на Запад?

 

– Никогда. У меня такое ощущение, что моя жизнь здесь и так интересна и многогранна. И потом… Знаете, сейчас поймал себя на мысли, что мне неловко произнести слово «патриотизм». Но ведь это же внутри меня есть! Я же не брошу мать свою… Как я могу бросить свою Родину? Я здесь и с корнями, и с ветвями. Как я могу оставить свою молодежь, как я могу оставить своих «бабушек» – самых опытных университетских доцентов, которые работают на моей кафедре более 40 лет?

 

– Еще я хотел задать Вам несколько вопросов философского плана…

 

– В чем смысл жизни?

 

– Именно так. В чем, по-вашему, заключается смысл жизни?

 

– У меня в институте был преподаватель по научному коммунизму, который на зачете всегда задавал студентам два вопроса: «В чем смысл жизни?» и «Назовите положительные черты Мао Дзедуна». Этот вопрос относится к очень личным. Конечно же, я, как, наверное, и каждый человек, об этом задумываюсь, но вынести его обсуждение на люди бы не решился.

 

– Какие лучшие качества позволяют Вам добиваться успеха?

 

– Это, наверное, не качество… Это – профессионализм, являющийся многогранным понятием, включающим в себя помимо знания своей профессии и высокую ответственность – своеобразный моральный кодекс и стандарты поведения. Профессионалу нельзя выглядеть недостойно.

Для мужчины вообще, профессионализм – видовое качество. Нет профессии – нет мужчины, он обязательно должен что-то сделать в этой жизни. Когда у моей дочери родился ребенок, она сказала мне: «Как же тяжело, оказывается, жить вам, мужчинам!» Для нее с рождением ребенка смысл жизни был раз и навсегда определен! Это ее земное предназначение! А мужикам, для того чтобы доказать свою необходимость на этом свете, вечно нужно делать то, что не делает никто другой.

 

– Чего вы не прощаете людям?

 

– Простить можно многое… Нужно просто понять, почему человек сделал злое. Ведь человек слаб. И часто очень неплохой по многим параметрам человек может допустить, казалось бы, непростительную ошибку. Но я – старше, а значит, в вопросе прощать-не прощать должен проявлять мудрость.

 

– Чего Вы, по большому, счету боитесь?

 

– Больше всего я боюсь за своих детей. Сильнее этой не может быть боязни. Очень боюсь, точнее, не хочу разочаровываться в людях.

 

– Чего Вам, по большому счету, не хватает?

 

– Хотеть нужно только то, в возможности достижения чего ты не сомневаешься. Иначе это будут бесплодные мечтания. Я хочу, чтобы мои молодые сотрудники крепли, мужали, росли, хочу, чтобы самые молодые в городе кандидаты наук (некоторые защищаются уже на первом курсе аспирантуры), которые работают на нашей кафедре, защитили докторские диссертации. И хочу, чтобы Бог дал мне здоровья и дальше заниматься тем делом, которое я люблю, – наукой, изобретательством.

 

– И последний вопрос: что сейчас нужно сделать в России, чтобы она как можно скорее стала процветающей страной?

 

– России нужно грамотное, ответственное, решительное и в полном смысле этого слова профессиональное руководство. Без желания и умения «верхов» (на примере ситуации с энергетическим кризисом) «низам» очень трудно почувствовать себя живущими в процветающей стране.

 

 

Впечатления от встречи:

Честно говоря, как неспециалист в области энергетики, я даже и не знаю, чьему мнению доверять больше – Владимира Ивановича Шарапова или Александра Юрьевича Бударина. Оба они люди в высшей степени умные и интеллигентные.

Не хочется верить, что кто-то из них лукавит. Скорее всего, правы оба: Шарапов сравнивает реальное состояние отрасли с идеальным, а Бударин (руководящий отраслью в регионе) прекрасно понимает, что идеала нет и быть не может, и пытается работать с реальностью, не стараясь изменить ее в глобальном смысле (что невозможно в принципе), а улучшая по чуть-чуть.

 

 

Ссылки:

1. Наздратенко Евгений Иванович (родился в 1949 году) – в 1984-1993 годах возглавлял горнорудную компанию. В 1993-2001 годах – губернатор Приморского края. В 2001 году подал заявление об отставке. В 2001-2003 годах – председатель Государственного комитета по рыболовству РФ. С 2003 года – заместитель секретаря Совета безопасности РФ.

 

2. Чубайс Анатолий Борисович (родился в 1955 году) – в 1994-1996 и 1997-1998 годах – первый заместитель Председателя Правительства РФ. В 1996-1997 годах – руководитель администрации Президента РФ. С 1998 года – председатель правления РАО «ЕЭС России». Сопредседатель партии «Союз Правых Сил» (СПС).

 

2003 ГОД

 

Комментарии: 0