Андрей Безденежных

«Симбирский контекст. Частная жизнь»

КНИГА 2

РУСЛАН АЛЕКСАНДРОВИЧ СЛЕПОВ

Слепов Р.А.
Слепов Р.А.

Справка (1):

 

32 года. Бессменный воевода Эколого-культурного центра изучения военно-исторических традиций славян Дружины «Рысь» (2). Неоднократный чемпион СНГ и России по древнерусским ратоборствам. Активно сотрудничает с московским международным объединением каскадеров «Мастер». Участвовал в качестве постановщика и исполнителя трюков в фильмах «Гладиаторы 21 века», «Прыжок в бездну», «Багровая арена», «Я виноват» и многих других картинах.

Глядя на Руслана, хочется воскликнуть: «Не перевелись еще богатыри на земле русской!» Родился в селе Копышевка Майнского района.

– Зачем Вам нужны боевые искусства?

 

Я всегда хотел быть сильным. Слабый не имеет своего мнения, его можно заткнуть просто словом. А сила и умение – это свобода. Человек должен быть сильным, добрым и гордым. Думаю, это я себя так с детства запрограммировал: начитался про Уленшпигеля (3), которому было предсказано, что он проявит свою гениальность и в войне, и в искусстве, и во всем остальном. У меня по жизни так и идет: имею 1-й разряд по лыжам и по гиревому спорту, выполнил мастера спорта по дзюдо, основал клуб исторического фехтования, стал каскадером 4-й категории, создал свою каскадгруппу, пою в казачьем хоре, работаю над созданием фольклорного ансамбля «Симбирские стрельцы», который кроме песен и танцев будет заниматься и батальными сценами.

 

– Откуда у Вас столько дарований?

 

Силой и другими талантами я пошел в родителей. В свое время отец занял 2 место на чемпионате Союза по конному спорту. Он, бывало, подковывает лошадь, а подкова не подходит по размеру. Так ему лень за инструментом бежать – он возьмет и руками ее подогнет.

 

– А Вы так можете?

 

Откровенно говоря – да. Воспитание мое было спартанским: в полседьмого отец вытаскивает меня из кровати, выволакивает на снег – и мы начинаем обтираться и делать зарядку. До сих пор односельчане вспоминают, как я, будучи четырехлетним пузаном, поднял пудовую гирю до уровня живота, подержал и опустил.

Данное Богом здоровье я постоянно развивал. Одно время, когда уже переехал в город, даже занимался по системе Порфирия Иванова (4). Но мне пришлось адаптировать его систему к городским условиям: ходить зимой в одних плавках неприлично, поэтому я, дабы не шокировать прохожих, надевал еще брюки и майку. Это поразительно, сколько недоброжелательных, злых взглядов было на меня нацелено. Но, честное слово, чем больше было таких недоброжелателей, тем жарче мне становилось.

Еще в детстве я отличался хулиганской изобретательностью. У нас между оконными рамами, как и во многих деревенских домах, лежали игрушки: куклы, собачки пластмассовые. И когда мне было года два с половиной, страшно захотелось их достать. А поскольку руки были короткие, я все утро думал, как это сделать.

И придумал: взял кошку за задние лапы и сунул ее между стекол. Исцарапан был с ног до головы, но какого-то пупсика все-таки выудил.

Всегда обожал петь. У меня мать была завклубом, организовала народный хор, и меня с 3 лет таскали на сцену: читал стихи, пел. Позднее, когда у меня родился брат, я вместо колыбельных пел ему революционные марши. Сначала он пытался сопротивляться, пищал и отмахивался, но, в конце концов, видимо, понимая, что ору я все равно громче, засыпал.

Была, да и остается, еще одна страсть: книги. Читать начал с 3 лет. В 4 года уже перечитал всю деревенскую библиотеку. В любимой 25-й библиотеке я был единственным третьеклашкой, кому выдавали по 10 книг за раз. Мой библиотечный формуляр был толще энциклопедии, его до сих пор хранят как реликвию.

 

– Вы, наверное, в детстве были заводилой?

 

– Тогда я об этом просто не задумывался, но часто был «впереди планеты всей». Например, мне всегда приходилось «греть воду» на речке. В апреле или октябре лезть в воду всегда страшно: холодно, поэтому кто-то должен полезть первым и «погреть» ее. Обычно это был я.

 

– Опишите свой путь к славянским ратоборствам.

 

– В 4 классе записался на дзюдо, и с тех пор без воинских искусств себя не представляю. Когда в городе появилось кунг-фу, я пошел и туда. Мой рабочий день: школа, библиотека, с 6 до 8 – дзюдо, с 9 до 11 – кунг-фу, уроки учил так: устные – между тренировками, письменные – на переменах в школе.

И вот, в 86 году наткнулся в «Комсомолке» на статью о русском стиле, о славяно-горицкой борьбе. Прочитал – и в сердце екнуло: мое. Родители с детства воспитали во мне любовь к России, к ее истории.

Сначала нас было четыре единомышленника. Тренировались в парке «Дружбы народов», наделали там тренажеров из бревен, камней и прочих развалин тамошних памятников. Читали книги, изучали славянскую мифологию. Одним словом, переселились в Древнюю Русь. У нас даже была мечта организовать скоморошью труппу, ходить по Руси, устраивать уличные представления, обличать зло и несправедливость. Нам тогда было по 17 лет.

 

– Значит, вы занимались вне секции, «дикарями»?

 

– В начале 90-х мы ходили по Ульяновску, искали, кто бы взял нас под крыло.

В спорткомитете говорят: «Какой русский стиль? Вам в культуру!» В отделе культуры: «Что? Кулачные бои, стенка на стенку? Сабли-шашки? Нет, вам в спорт».

Добрый человек посоветовал: «Идите в отдел культуры мэрии, спросите Светлану Васильевну Ведерникову». Пришли, ничего еще сказать не успели, только показали фотографии. Она как посмотрела: «Так вы кулачники! Я вас уже полтора года ищу.

В прошлом году хотела сделать хорошую Масленицу. Поставила курсантов «стенка на стенку», а не учла, что одни из танкового училища, другие из «связи». Я им потолкаться велела, а они побоище устроили – три взвода милиции вызвали».

Светлана Васильевна начала нам помогать: приглашала на концерты, давала советы по организации, порой достаточно было одного доброго слова. Однажды взяла нас в экспедицию по Карсунскому району. Карсун, Урень, Усть-Урень, Потьма основаны казаками и стрельцами, которые строили Корсунь-Шевченковскую оборонительную засечную черту. Какой это был кладезь русских традиций, а сейчас осталось всего несколько помнящих прежнее стариков! Дядю Лешу Сачкова (давно за 90, весь в морщинах, на глазу бельмо) внуки вывели под руки. Когда он рассказывал правила боев «стенка на стенку» меня распирало от гордости за Русь. По сложности и эффективности наша система ничем не уступала ни китайской, ни японской. И в тоже время сердце сжималось от боли: все забыто, еще несколько лет – и последние кулачники уйдут из этого мира. Сколько могли – мы восстановили, реконструировали. Ту же работу проводили наши единомышленники и в других регионах России, но все-таки многое из «русского стиля» уже никогда никому не придется применить ни в масленичных боях, ни против врага Отечества. А дядя Леша все рассказывает, как провести обряд перед боем, как стенку держать, показывает, как правильно сжимать кулак, и так в конце разошелся, что вскочил со скамейки, взмахнул рукой: «Эх, сынок, жалко я тя не вижу, я б те щас как у…ал!» Если вспомнить китайские истории, когда глубокие старики вдруг начинали демонстрировать свое кунг-фу – вот оно, то же самое.

В 90 году нас приютила директор парка имени Матросова Иванова Раиса Алексеевна, вечная ей память. В наше распоряжение отдали подвал под трибуной-крепостью. Мы ее вчетвером вычистили, развесили по стенам оружие, какое было, мат приволокли. Раз сидим после тренировки – в окошко светловолосая головенка просовывается: «Чё это вы тут, дяденьки, делаете?» – «Заходи – узнаешь». Так у нас появился первый ученик. А через 2-3 месяца их было уже около сотни. Тренировались в 4 захода с утра до вечера. Я в том клубе ночевал едва ли не через сутки. И дело пошло: постепенно оружием обзаводились, и мастерство росло.

Как-то из кинотеатра «Рассвет» выбросили стулья. Я взял пацанов: «Отламывайте спинки!» Получилась уйма замечательных щитов. И мы стали отрабатывать построения римских легионеров. Через несколько лет один из этих пацанов попал служить в отряд спецназа при «Матросской Тишине». Было время активизации митингов, демонстраций, пикетов, и солдатам пришлось несладко: опыта работы с массами еще не было. И мой ученик рассказал обо мне своему начальству.

В Ульяновск перенимать опыт приехало целое отделение прапорщиков во главе с лейтенантом. Я учил их разным способам построения, правильному обращению со щитом и дубинкой, византийской фаланге для сдерживания толпы, как щитами правильно (то есть безболезненно для обеих сторон) давить толпу – по примеру римских легионеров, когда они подавляли восстания черни, скандинавскому клину, с помощью которого можно было разрезать толпу, и славянскому клюву, позволяющему быстро вытащить бойца из толпы, если его окружили.

Все это мои пацаны уже умели. Вот мы и решили: пора организовать грандиозное действо – уличное представление по мотивам Робин Гуда. Знаменитые симбирские кузнецы из «Корча» помогли, отковали кое-какое оружие, в театре нам дали на прокат костюмы. И вот я на отцовской кобыле в средневековом камзоле еду по Ульяновску: «Жители славного города Симбирска, вы приглашаетесь на рыцарский турнир в парк Матросова…» Там было все: и турнир, и взятие крепости, и спектакль. После этого я по-настоящему поверил в свое дело.

 

– Почему Вы сейчас подрабатываете грузчиком, а не устроитесь на более престижную работу?

 

– Если я так сделаю, я себя потеряю. Работа будет занимать все время, а без дружины, без клуба я себя уже не мыслю. Ну буду я мененеджером, одену костюм – а время уйдет, и все мечты останутся невыполненными. Да меня просто совесть сгложет.

Я должен давать людям то, что я знаю, а знаю я очень много. Я даже в поездах веду просветительскую деятельность – как заноза у меня: показать людям, что мы, русские, хорошие, сильные, что у нас древняя и великая нация. И если мне за это не платят – буду делать это даром. Своего призвания я не предам.

 

– Вам приходилось драться на улицах?

 

– Самое смешное: в юности – ни разу. Теперь же, когда я приобрел внешность интеллигентного мужчины с бородкой, любящего посидеть в парке с книгой, хулиганье, в том числе и великовозрастное, как с цепи сорвалось. На лице у меня не написано, что я 15 лет занимаюсь боями, сижу, скрючившись над книгой – обязательно кто-нибудь докопается. Вначале пытаюсь успокоить шалунов. Ежели слова не возымеют должного эффекта, приходится «объяснять на языке родных осин».

Обычно мягкий и доброжелательный, я не терплю одного: распоясавшуюся наглость. Закурил в трамвае – я его выкину из трамвая, кондукторшу матом кроют щенки, которым она в матери годится, – я их выкидываю из автобуса.

 

– Мне сказали, что Вы еще и волхв, это правда?

 

– В некотором смысле – да. Волхвы были носителями национальной культуры. Они сохраняли и передавали знание обрядов, обычаев, ремесел, боевых искусств.

В социальной системе древних славян они практически отвечали за жизнеспособность племени. Я один из немногих, кто может воспроизвести древние славянские обряды, – в этом смысле я волхв…

Среди волхвов были кощуны – сказители и философы, отвечающие за сохранение и расширение накопленных знаний. Мне знакома философия не только древних славян, но многих других народов, в жизни я следую ее принципам – в этом смысле я тоже волхв. Кстати, слово «кощунство» негативной окраской наделили первые христианские миссионеры, за то что кощуны в богословских спорах весьма аргументированно доказывали несостоятельность их претензии на то, что их религия единственно истинная.

Чем я не занимаюсь, так это магической практикой, которая есть у славян, так же как и у всех других народов. Хотя и имею о ней представление и лично общался с представителями этого направления. Один московский волхв-ведун на глазах у десятков зрителей взглядом человека из седла вышиб.

 

– Может, это совпадение?

 

– Я тоже спросил, а он ответил так: «Я хотел, чтобы он упал – и он упал, а совпадение это или нет – значения не имеет». До сих пор раскаиваюсь за один случай. Я тогда в пединституте учился. Меня сильно оскорбила одна студентка, и я в злости, сам не понимая, как мне это в голову пришло, выдал ей: «Месяца не пройдет, как ты ногу сломаешь». Через две недели пришла в гипсе.

 

– Не возникает противоречий с учениками? Ведь многие из них воспитывались в христианских традициях?

 

– Я ни в коем случае никому своих взглядов не навязываю. Единственно, я считаю, что человек должен знать свою историю. Причем такую историю, какая она есть, а не какой нам ее преподносят, ведь какую историю человек знает, таким он и будет. Поэтому веру надо выбирать в зрелом возрасте. Я, исходя из накопленной мною информации, убедился, что христианство разрушило очень богатую и уникальную культуру, и сделано это было скорее из политических, а не из духовных соображений.

 

– Нужен ли Ваш клуб молодежи?

 

– Чиновники советской школы хотя бы в силу привычки, но шли нам навстречу. Они прошли пионерско-комсомольскую выучку и понимали, что без серьезной организации страна начнет терять молодежь – поколение за поколением. Сейчас же в кабинеты пришли молодые чинуши. Выходцы из элитных семей, они в своей работе настроены исключительно «на золотую молодежь». КВНы, семинары, фестивали для студентов и школьников – это прекрасно. Но это делается для той категории, которая и без помощи взрослых уже нашла свой путь. Огромная же часть молодежи страшно далека от всего этого, и что остается ей? Раз в год дискотеки на День Города, а потом – подворотня, водка, наркота. Мой клуб настроен именно на тех пацанов, которые, может быть, никогда не переступят порога института. Не всем это нужно. Не хочет он в институт – ему туда и не надо. Пусть он будет классным токарем. Пусть гордится этим. Лишь бы горел желанием творчества, какого – неважно. Я так говорю: «У вас нет возможности начать бизнес, окончить вуз, какой-нибудь элитный мальчик может считать вас быдлом. Но вы не быдло. Вы ездите на фестиваль каскадеров и видите там самое лучшее, что есть во всем мире, и вас самих видит вся страна, у вас за душой есть такое, чего нет ни у кого, чего за деньги не купишь». Это ребятам я могу дать.

И даю. Каждый раз, когда команда едет на соревнования, мы берем с собой мальчишек из младшей группы показать им Москву, достойных людей, интересную жизнь. Даже если не хватает денег, мы лучше сидячим вагоном поедем, но двух-трех малышей возьмем.

Я считаю, что необходимо возрождать ту клубную систему, которая была до перестройки. Тогда ребенок до прихода родителей с работы был постоянно под присмотром: днем школа, вечером кружки. Пионерская организация следила, чтобы он без дела не слонялся – и парнишка шел после школы клеить воздушного змея, а не карманы у малышей выворачивать.

Что касается моей деятельности, было бы замечательно сделать в Ульяновске единый центр военно-патриотического воспитания. Дети бы знали адрес, куда они могут прийти и где им помогут и с выбором секции, и с любым жизненным вопросом.

 

– Предложите это администрации города, района, области!

 

– Да кому там это нужно! Там сами все планируют, зачем им еще чья-то инициатива?! Ведь это же надо бегать, геморрой тревожить.

Сколько раз такое бывало: прихожу в кабинет: «У меня есть программа». – «Да. Это здорово, это нужно, но сейчас денег нет. Ты пока сделай на свои, займи где-нибудь, а потом мы с тобой рассчитаемся!» Я занимал, люди ждали по году, пока я отдам. Сколько программ на городском уровне я сделал на свои деньги! А для чего?

Каждый раз после наших выступлений ко мне подходят толпы подростков – хотят заниматься. А я не могу их принять: у нас нет помещения. В том зале, где мы сейчас тренируемся, я с родителей расписки беру, что они не будут предъявлять претензий, если ребенок простудится.

Я сильный человек, но и у меня был такой период, когда я устал биться о стену. Взял и запил, пил месяц не переставая, делая исключения по 4 часа в сутки на тренировки. Поддержали жена и соратники, за что им низкий поклон.

 

– Чего Вам не хватает в жизни?

 

– Времени. Чтобы развивать в Ульяновске начатое мной дело, нужно посвятить ему все 24 часа. Но денег оно фактически не приносит. Когда жил один, ограничивался хлебом с чаем и буквально ночевал в клубе. А сейчас у меня жена, ребенок – о них необходимо заботиться. Так что время приходится воровать у сна.

 

– Как обустроить Россию?

 

– Если бы я был большим начальником, первым делом я бы пресек воровство и взяточничество. Я жесткий человек и наказывал бы жестко. Иногда мне кажется, что арабы правы, отрубая руки ворам. Я знаю психологию русского человека: он не может не напиться, сидя у колодца. Ладно, украл, но поимей совесть, оставь деньги в казне на хорошие дела – нет, чиновник буквально задницей своей этот колодец заткнет – чтобы никто больше не подошел. И еще я бы сделал нормой назначение начальников по знанию и умению, а не по линии родства и кумовства.

 

– Можно ли вернуть к нормальной жизни молодых преступников?

 

– Многих перевоспитать уже невозможно. Тысячи здоровых, озлобленных дегенератов, став лишними людьми в государстве, сколачивают банды и начинают воевать против него. Но и тут можно с умом подойти. Посмотрите на Америку: была та же ситуация – создали профессиональную армию. Негры любят качаться, жевать жвачку, пинать грушу, гонять мяч. Пожалуйста, в армии чем лучше качаешься, тем больше платят. Хочешь убивать – вот тебе война, еще и героем будешь. Понимаю, что это звучит страшно, но что делать, поколения уже потеряны.

 

– В чем Ваша правда?

 

– Россия – великая страна. Доказываю это на примере ратоборств. Русских воинов нанимали китайские императоры телохранителями. Дочери Ярослава Мудрого (5) были женами королей Англии, Франции, Германии, Норвегии. В Киев и Новгород за изделиями русских мастеров приезжали купцы со всего света.

Правда – как можно больше раскрыть людям интересного об истории, по сути – о себе самих, дать им веру в свои силы, хотя бы за счет предков.

Моя правда – донести до людей, что превосходство свое, своей страны надо доказывать не пулей из-за угла, а на ристалище, на ярмарке, на празднике: у кого лучше пеня, стих, танец. У кого лучше борцы. Чей товар краше. Правда – в честной победе.

 

– Есть ли человек, которому Вы не можете простить чего-то?

 

– Не могу простить врача, который, когда моя жена едва не умирала при родах, кричал: «У меня уже рабочий день закончился!» Спасали ее другие врачи. Непрофессионализм, лень, халатность – преступление в любой сфере деятельности!

 

– Верите ли Вы в существование инопланетных цивилизаций?

 

– Допускаю. У нас белковая форма жизни. Ученые доказали, что возможна еще и плазменная форма сознания – там другие принципы существования. Да и вообще, здорово было бы иметь братьев по разуму.

 

– Вы бы рискнули выйти на поединок с Тайсоном (6)?

 

– Откровенно говоря, стар я стал и неловок. Но если бы он оскорбил Россию, пошел бы. Пусть бы он меня уложил там, но и я бы ему за Родину чего-нибудь да сломал, на худой конец, соплями бы измазал. А вообще, в старину говаривали: не хвались, идучи на рать, хвались, как ответ держать.

 

– А есть чем ответ держать?

 

– В августе 1994-го в Белграде был фестиваль рыцарских клубов. Из славянских было два-три клуба, в основном были представлены викинги: ливонские, тевтонские и прочие рыцари. А из Ульяновска приехала славянская Дружина «Рысь» и одержала победу по всем видам состязаний: контактные бои на копьях, мечах, топорах, саблях. Я занял 1 место, мой брат – 2-е и еще один наш хлопчик – 3-е. И в 1995 году на белградском фестивале 70% участников представляли клубы славянской ориентации! Это говорит не только о безусловной боеспособности древнерусских ратоборств, но и о том, что личным примером можно возродить в людях любовь и уважение к национальной культуре.

 

– Есть ли у Вас в планах еще какие-нибудь проекты, кроме «боевых»?

 

– Хочу организовать движение. Рабочее название – «Послушай, Родина! Помоги!» (ПРП.) Основная его цель – помощь молодым семьям. По-настоящему страшно жить в нашем государстве мне стало, когда у меня родился сын. Я расшибался, а по 4 тысячи домой приносил – и все равно постоянная нехватка денег. И главное – безнадежность. И в таких условиях – многие и многие. У молодой честной семьи не то что на квартиру нет возможности заработать – на еду не хватает, если жить честно. Рожать не захочется. Кто сейчас плодится – наркоманы и алкаши, в пьяном угаре.

А честные семьи, способные подарить государству достойных, полноценных граждан, больше одного ребенка завести не решаются. И если у государства не хватает мозгов, как помочь молодым семьям, пусть оно послушает их.

 

– В чем Вы видите смысл своей жизни?

 

– В самой жизни. Очень люблю жить. Мне все приносит радость: проснулся – рад, солнышко – хорошо, дождик – замечательно. Сделал больше намеченного – душа поет.

 

– Что для Вас деньги?

 

– Свобода действия. Если есть деньги – не надо ходить по спонсорам и по чиновничкам. Обеспечена семья, обеспечен клуб – и я могу делать то, что мне больше всего нравится: заниматься мальчишками, из сопливых щенков делать настоящих мужчин.

 

– Что для Вас настоящий мужчина?

 

– Он должен быть сильным и мудрым. Обязательно должен иметь представление о чести. И еще он должен быть добрым. Настоящая доброта – это не когда украл миллион и 50 тысяч раздал бедным перед выборами, а когда сосед с соседом последнюю буханку делит.

 

– Что Вам не нравится в людях?

 

– Я очень остро переживаю несправедливость. Первое воспоминание об этом следующее. У нас перед домом на скамейке собирались мужики. Один постоянно сгребал меня в охапку и начинал щекотать. Я орал блажью, но вырваться не мог.

И однажды старший брат мне посоветовал: на груди между ребрами есть ямка, сунь туда ему кулаком – он и отстанет. Я так и сделал. Мужик взревел, загнулся, а папа мне подзатыльник отвесил. У меня первый раз было такое чувство. За что!? Мало того, что отец видел, как тот меня мучает и не помог мне, так еще и извиняться заставил за то, что я сам за себя постоял.

 

– Назовите три Ваших качества, которые помогают Вам быть успешным человеком.

 

– Оптимизм и жизнелюбие – раз. Общительность и изначальное доверие к людям – два. Целеустремленность – три.

 

– Самый важный поступок в жизни.

 

– Женился по любви.

 

– Почему Вы по примеру многих не едете в Москву?

 

– В Москве по моим идеям действуют программы, спектакли. Работаю как актер-каскадер, режиссер-постановщик.

Работают там и лучше, и быстрее. В случайном разговоре заикнулся об идее для масленичного шоу – через 2 недели звонят: «Ты тут заикался, нельзя ли поконкретнее?» Еще через 2 недели звонят: «Приезжай, мы на твоей идее программу придумали».

Как-то с группой «Манго-Манго» в бане парились. От нечего делать спели с братом пару песен. Через полгода встречаемся с лидером группы Андрюшей Гордеевым. Он: «Помнишь, песню пели – я по ее мотивам свою написал». Оперативно работают.

Московский кабак. Посвящаем в рыцари спонсора. Костюмы, музыка, действо. Не успели отыграть – хозяйка кабака несется на всех парах: «А сколько стоит ваша программа?» Там умеют оценить и внедрить интересную идею. В Москве чиновники работают по простой схеме: им предложили программу – они оплатили. Людям праздник, им отчет, исполнителям доход, почет и уважение. Все довольны.

В Ульяновске новые идеи продвигаются со страшным скрипом. Почему – не понимаю.

Да, в Москве можно заработать, можно большего добиться, но жить я там не могу: люди не те, нет в них провинциальной открытости души, без которой я не вижу смысла общения. И вообще, я люблю Ульяновск, это мой город.

 

 

Впечатления от встречи:

Я (А.Б.) хорошо знаю Руслана, поэтому сам брать интервью у него не решился – доверился постороннему взгляду. Первое желание, возникшее у меня после прочтения получившейся статьи, – захотелось с его героем… выпить. Руслан именно такой, каким себя представил (ничуть не приукрасив ответы) – сильный, умный и… неудовлетворенный тем, что его сила и ум так и остаются невостребованными в нашем городе. Руслан – человек по внутренней энергетике давно переросший нашу провинцию, но по душевным качествам – не желающий долго существовать в шумных, быстрых и подчас высасывающих из человека эту самую душу столицах. Поступать так – право сильного человека…

 

 

Ссылки:

1. Автор текста – журналист Петр Аверьянов.

2. Дружина «Рысь» – один из ведущих клубов исторического фехтования и славяно-горицкой борьбы в СНГ. За последние 15 лет дружина неоднократно принимала участие и как организатор, и как непосредственный исполнитель крупнейших фестивальных и юбилейных празднеств в таких городах, как Пенза, Воронеж, Белград, Саратов, Тамбов, а также – на 850-летии города Москва.

3. Уленшпигель Тиль – герой произведения Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле», известный своей боевой удалью и умением находить выход из любой ситуации.

4. Иванов Порфирий Корнеевич (1898-1983) – философ и «учитель жизни». В 35 лет получил раковое заболевание, которое поразило его руку. Когда болезнь подходила к последней стадии, с отчаяния решил ускорить этот процесс и заболеть еще какой-нибудь болезнью. Пошел в мороз раздетым на улицу, чтобы замерзнуть и простудиться. Но желаемого результата не добился, тогда он снова это повторил и к тому же вылил на себя ведро ледяной воды. Но опять безрезультатно. Он проделывал это несколько дней, но вместо болезни стал получать силы, желание жить, жизнерадостность. Болезнь вдруг стала отступать. Тогда он, заметив такое, продолжил свои эксперименты и, в конце концов, совсем выздоровел. Впоследствии, как он напишет о себе: «Изучал все то, что в человеке и в природе ослабляет и разрушает, и все то, что укрепляет и развивает, и нашел приемы, знание, метод развивать и руководить ими для себя и каждого человека». В частности, Иванов практиковал длительное голодание. В 1951 начал пропагандировать свой метод оздоровления и закалки («Детка»), за что в сумме провел 12 лет в тюрьмах и психиатрических больницах. Сейчас у системы оздоровления Иванова десятки тысяч последователей.

5. Ярослав Мудрый (около 978–1054) – великий князь Киевский. Рядом побед обезопасил южные и западные границы Руси, установил династические связи со многими странами Европы.

6. Тайсон Майкл Джерард (родился в 1966) – абсолютный чемпион мира в тяжелом весе 1987-90 годов, чемпион мира в тяжелом весе по версии WBC: 1986-1990 и 1996 годов, чемпион мира в тяжелом весе по версии WBA 1996 года. «Отметился» постоянными конфликтами с законом.

 

2003 год

 

Комментарии: 0