Андрей Безденежных

«Симбирский контекст. Частная жизнь»

КНИГА 2

МАРИНА МИХАЙЛОВНА ГЛАДЧЕНКО

Гладченко М.М.
Гладченко М.М.

Справка:

 

Бортпроводница. Работала в ульяновском авиаотряде, компании «Симбирск-Аэро».

Последние 5 лет работает в компании «Волга-Днепр» (1).

Налетала около 10000 часов (это около 14 месяцев «чистого» времени в небе).

Родилась в Самаре в семье военного. В Ульяновске живет с 3 лет.

– Марина Михайловна, наверняка Вы бредили небом с детства?

 

– О профессии бортпроводницы я не мечтала. В детстве хотела стать балериной, артисткой. Занималась танцами, особенно любила цыганские танцы, даже волосы носила до колен. Одно время собиралась поступать в театр «Ромэн». Но не пустила мама. Я же по своей природе легко убеждаемая: иногда мне скажут слово, и у меня сразу же что-то обрывается. Начинаю думать, а зачем мне в самом деле это нужно?

Так что я ни о чем таком творческом больше не думала – окончила педагогическое училище. Для себя решила – буду воспитательницей. Но отработала в детском саду меньше полугода. Одна из моих знакомых воспитательниц однажды пришла на работу такая легкая, веселая и сказала, что идет в стюардессы. Ну я и «впечатлилась».

Пришла в аэропорт к начальнику. А он такой огромный мужчина, у меня прямо сразу ноги подкосились! Спрашивает: «Почему ты хочешь летать?» Наверное, он ожидал, что я скажу, что-то романтическое, а я говорю: «Мне маме надо помочь. У нас в семье не очень хорошее материальное положение». Отправили меня на медкомиссию.

Так я стала стюардессой. И самое интересное, что до этого я летала только один раз – в самом раннем детстве. Боялась до того, что пыталась спрятаться под кресло.

Тогда аэропорт жил полной жизнью, было очень много рейсов. Получается, что меня взяли из-за острой производственной необходимости. И буквально через несколько недель подготовки уже выпустили в небо – на практику.

Первый мой рейс состоялся по маршруту «Ульяновск-Воронеж-Симферополь». То ли самолет быстро набирал высоту, то ли я переволновалась, но при подъеме у меня очень сильно закружилась голова. Подумала: «Все, налеталась. Эта профессия не для меня».

 

– Как Вы перебороли свой детский страх полетов?

 

– А его первое время и не было, он как бы забылся. Вернулся он спустя три года, когда мы попали в грозу. Мы тогда возвращались из Сочи в Ульяновск. Уже набрали высоту и вдруг словно бы стали падать. Сразу стало темно, я ничего не могу понять. Единственное, что смогла – сказала пассажирам, чтобы пристегнулись. А сама не успела…

Самолет кидало страшно. Я была уверена, что моя жизнь закончилась. Подумала: «Что я успела в жизни сделать? Да ничего! Ни замуж не вышла, ни детей не нарожала, и даже налетаться не успела». А потом вспомнила, что нас учили в первую очередь заботится о пассажирах. Посмотрела в салон и увидела – пассажирка теряет сознание. Взяла аптечку и стала к ней продвигаться. А у меня не получается! Так кидало, что я даже не могла двигаться по салону. Помог какой-то пожилой мужчина – посадил меня рядом и пристегнул ремнем. Продолжалось это минут 5-7, но мне показалось, что прошла вечность.

Когда вернулись, я не могла спать на спине – была вся в синяках. А самолет… Его поставили на ремонт – он не мог летать и даже имел несколько пробоин.

Сошла я тогда на землю и решила: больше летать не буду! Не смогу… Но тут как раз выходные, потом – учеба. Недели две я и так не летала. А потом заставила себя. Все-таки я без этой профессии уже не могла. Но как только входили в облачность или видели вдалеке грозу, у меня еще долгие годы сразу же начинался страх.

 

– Что же Вас такое звало в небе, что было больше страха смерти?

 

– Не знаю. Но туда так тянет, что просто сил никаких нет! Каждый человек, связанный с летной профессией, вам ответит также. Без неба они не могут! Когда их списывают по состоянию здоровья, по сокращению или по возрасту, они начинают таять на глазах. Так было, когда в середине 90-х обанкротилась компания, в которой я тогда работала, – «Симбирск-Аэро». Большинство уволенных летчиков умерло один за другим в течение короткого времени. Кроме как летать, они ничего не могли, не знали и не хотели! Небо было смыслом их жизни. И, потеряв его, они потеряли жизнь.

 

– Вы и сейчас боитесь, когда летаете?

 

– Сейчас меня храм спасает. Попадая в критическую ситуацию, я стараюсь сразу же отойти от мирского, помолиться. И страх проходит.

Я поняла, что когда я с Богом, то не надо бояться. Мой страх, это – вообще не страх. Совершить что-то против Бога, вести непристойную жизнь – вот это по-настоящему страшно.

С Богом все можно преодолеть, все трудные ситуации в жизни. Человеческие силы исчерпываются, их не хватает даже в обычной жизни. Почему человек впадает в депрессию? Именно поэтому – ему не хватает духовных сил выйти из стресса. И где их почерпнуть человеку, который не обращается к Богу?

Когда я стала молиться, Бог стал давать мне силы. Я стала справляться с любой психологически трудной ситуацией. Бог – исцеляет все мои раны, Его слово стало для меня как целительный бальзам. С Ним мне всегда хорошо. Теперь я даже на жизнь смотрю по-другому – иду по жизни, опираясь на любовь от Бога.

 

– То есть получается, что к Богу Вас привел именно случай с попаданием в грозу?

 

– Может быть и да, но между ним и моим обращением к религии была еще целая жизнь. Была несчастная любовь, были съемки в кино…

Одно время я каждое лето летала в отпуск в Крым – в Ялту. А там в то время очень активно работала Ялтинская киностудия. Одновременно снимали по несколько фильмов, постоянно нужны были статисты и исполнители эпизодических ролей. Там даже были люди среди местных, которые именно этим и жили, получая по 5 рублей в день – по тем временам неплохие деньги.

Я же говорила, что в детстве мечтала стать актрисой. А у меня часто так случается по жизни, что если я о чем-то мечтаю, то судьба предоставляет мне шанс, словно бы говорит: «Попробуй». Так было и в тот раз в Ялте. Однажды я обедала в какой-то столовой и вдруг слышу голос немолодой дамы в шляпе: «Так, завтра у вас съемка!»

Я на нее смотрю и ничего не понимаю… А она объясняет, что является режиссером Ялтинской киностудии, занимающимся поиском типажных персонажей для массовых сцен. И сейчас на эпизодическую роль в фильм «Сердца трех» ей нужна девушка-цыганка с длинными волосами. Она говорит мне: «Завтра приходите туда-то, у вас примерка костюма!» и убегает.

Сначала я решила, что никуда не пойду, а потом все-таки пошла. Из любопытства. Коротенькую сцену, в которой герои Харатьяна (2) и Жигунова (3) въезжают на рынок, а я хожу по нему и гадаю, снимали два дня! Я отдыхать приехала, а тут ждешь, ждешь, ждешь…

Но все равно процесс съемок меня увлек. Потом я снялась в эпизоде фильма «Простодушный», и пошло-поехало… За три отпуска снялась даже не помню во скольких фильмах. Меня включили в картотеку Ялтинской киностудии и начали специально приглашать в фильмы на эпизоды. Без ложной скромности могу сказать, что режиссерам моя работа нравилась. Меня называли «наша маленькая звездочка» и говорили, что я должна придумать для себя несколько характерных эпизодов, показать их, а потом уже можно будет думать и о более крупных ролях. Предложили переехать в Ялту. Режиссер Гинзбург (4) говорил, что я вылитая Анна Павлова (5).

Но… Поначалу все это мне нравилось, а потом я начала чувствовать, что здесь что-то не так. Ну не могу я долго быть не собой! Какая-никакая, а все-таки получается ложь…

Окончательно от актерской профессии меня отвратил эпизод в советско-кубинском фильме «Век просвещения». На старинном паруснике я должна была изображать французскую аристократку, которую ранят при нападении пиратов. Измазали меня «кровью», положили меня на палубу. Один дубль, второй… Я лежу час, другой, третий… Солнце печет… Ну это было просто издевательство! Моя душа не раненая, а тут приходится какую-то ерунду изображать! Это был мой последний эпизод.

Плюс к этому, атмосфера на съемочной площадке не всегда была, с моей точки зрения, нормальной. Приятно было работать у Гинзбурга – легко, без раздражения, а на других площадках – ругань, интриги… Во время съемок «Графа Монте-Кристо» режиссер Хилькевич (6) соблазнил балерину из Ташкента, которая исполняла роль Гайде. Она потом очень долго плакала, болела. И это при том, что помощницей у Хилькевича на площадке работала его жена! Все это было для меня жутко! Я вообще не могла понять, как это муж может изменять жене?!

 

– Вы что-то говорили о несчастной любви…

 

– Я чуть не вышла замуж за артиста ленинградского мюзик-холла Александра Сластина (7). В кино он снимался нечасто, поэтому широко не известен. Был такой фильм «Князь Игорь», он играет там князя Галицкого.

Мы встретились с ним опять же в Ялте. Я шла и вдруг заметила, что вокруг меня кто-то ходит кругами. А потом придвигается и говорит: «Вас нужно снимать в кино!»

А тогда мы только начали смотреть американские фильмы. Герои в них все как на подбор были мужественные, сильные, с опаленными солнцем лицами. Все девчонки страны были в них влюблены! И вдруг я вижу такого героя перед собой! Тогда я даже не обратила внимания на то, что он намного меня старше. Его отношение ко мне, уважительность, умение ухаживать, рыцарство – все это меня покорило. Этого мне как раз тогда и не хватало! И я так в него влюбилась…

Он водил меня в кафе, на съемочные площадки. За ним я была как за каменной стеной. Он видел, что подчас творится на съемочных площадках, какой разврат бывает за кулисами. И от всего этого меня ограждал. Говорил: «Ты – чистый человек!» Его поразило то, что я не хочу выскочить замуж за какую-нибудь звезду, не хочу изменять своим принципам ради кинокарьеры.

Мы встречались с Александром в течение двух лет. Это были мимолетные встречи.

У меня были рейсы в Питер со стоянкой в 30 минут. Я звонила ему: «Лечу!», он срывался с работы и за 40 километров гнал машину, чтобы со мной увидеться.

 

– Думали о замужестве?

 

– Все к этому шло. Я начинала понимать, что с каждым разом я этого человека люблю все сильнее и сильнее. Что меня насторожило, так это то, что когда я однажды вырвалась в Ленинград на три дня, он ни разу не сводил меня к себе домой. Говорил, что у него там больная мама. К тому же тут я узнала, что на самом деле он старше меня на 20 лет. Тут-то я и начала чувствовать сомнения.

А потом как-то позвонила ему из Ульяновска, а трубку взяла молодая женщина. Началась ревность… При следующей встрече пошли какие-то разговоры. Он говорил, что я сама во всем виновата – держу себя как на цепи, не хочу, чтобы он приезжал ко мне в Ульяновск. Сомнения мои от этого только усилились, стала думать, что у него таких, как я, тысячи. А тут еще подруги начали эту ситуацию разжигать, вмешиваться. Мое сердце буквально разрывалось! Наконец я не выдержала и сказала ему, что все кончено – больше мы видеться не будем. Так все и произошло.

 

– Легко ли Вы пережили разрыв?

 

– Ужасно! Оказывается, все мои душевные мучения только начинались. Меня замучили сны, в которых он постоянно приходил, раздумья, сомнения. Я даже заговариваться начала. Но не звонила, все ждала, что он позвонит. И он тоже не звонил, потому что я сказала ему, чтобы он больше этого не делал! Переступить через свое самолюбие я не смогла.

Единственное что меня тогда спасало, это работа. А потом… Потом этого человека вытеснила вера в Бога. Я начала понимать, что это была влюбленность, а не настоящая любовь. Любовь может быть только одна – к Богу, и нельзя мужчину ставить выше Бога. Этим женщина создает себе кумира. Это как болезнь.

Если говорить о том, что меня привело к Богу, то, наверное, все-таки не та опасная ситуация в воздухе, а любовь к земному человеку. Любя его, на самом деле я, сама того не осознавая, любила Христа. Но потом Христос открылся мне, я поняла, что сомнения, подозрения и ревность не могут быть истинной любовью.

 

– То есть любить человека вообще нельзя?

 

– Я этого не говорила. Прежде нужно любить Бога, а потом он пошлет тебе того спутника жизни, которого ты достойна, который будет с тобой всю жизнь. Это будет судьба, от которой ты никуда не уйдешь… Эта любовь от Бога более спокойная, уравновешенная, надежная. Влюбленность может иногда переходить в ненависть, истинная же любовь – никогда. В ней нет ненависти, в ней люди не страдают.

Такая любовь была у моих бабушки и дедушки. Уже в пожилом возрасте (я была взрослой) было необычно смотреть, как во время обеда они оба отказывались от лучшего куска и отдавали друг другу. Бывало, к ним придешь, смотришь, дедушка ходит около подъезда и все руку ко лбу прикладывает – смотрит куда-то. Говорит: «Бабушку жду! Ушла куда-то!»… Дед не мог без бабушки ни минуты находиться!

Бабушка пережила деда на 20 лет и когда умирала, сказала: «Мне пора. Меня дедушка ждет. Венчанные пары на том свете снова встречаются»… Ведь у верующих людей и любовь особая – лебединая. Не поверхностная и чувственная, а глубокая. Их брак заключен на небесах, он счастливый.

 

– Знаете ли Вы, как сложилась судьба Александра Сластина?

 

– Недавно о его семье писали в одном семейном журнале. Он долгое время был холостым и женился совсем недавно. Его жена очень похожа на меня.

А у меня семьи до сих пор нет. Моя семья – это моя работа…

 

– Чувствуете ли Вы, что Вам не хватает семьи?

 

– Раньше я часто чувствовала себя одинокой. Мне казалось, что рядом должен быть любимый человек. Сейчас такого нет. Хотя у меня сейчас и нет семьи, я не одинока. Когда живешь во имя Бога, то одиночества не чувствуешь. Мой любимый – Христос.

Ну а если говорить о том, чего мне на самом деле не хватает, так это духовных знаний, которые позволили бы мне еще более приблизиться к Богу.

 

– Ощущаете ли Вы себя невестой Христовой?

 

– На все воля Божья, но я себе таких целей (стать монашкой) не ставлю. Может быть, Бог когда-нибудь и пошлет мне любимого человека. Но это будет уже совсем другой этап развития. Я ведь не случайно училась на воспитательницу. Я очень люблю детей. И считаю, что должна воспитать своего ребенка. Это долг женщины перед Богом. Как только это случится, я тут же брошу свою профессию и полностью переключусь на семью.

 

– Предлагаю сменить тему: можете ли Вы сказать, какую зарплату получают современные бортпроводницы?

 

– Сумму я сказать не могу, так как давала подписку о неразглашении служебных секретов. Скажу лишь, что она зависит от налета часов. Жить на нее можно.

 

– Вы летаете уже много лет. Не приелось?

 

– Вы знаете, нет. Тут главное не перебарщивать и иногда отдыхать на земле. Когда я летаю, то не ощущаю времени. Оно для меня словно бы не существует.

А к пассажирам всегда выхожу как в первый раз – волнуюсь, словно бы артист перед выходом на сцену.

 

– Не видели ли Вы во время полетов НЛО?

 

– Однажды, когда ночью летели в Краснодар, все пассажиры и экипаж видели огромный шар, летящий параллельным курсом, постоянно меняющий цвет

(с зеленого до синего) и форму (становясь то более вытянутым, то снова похожим на шар). При этом с земли на экранах радаров его видно не было.

В другой раз прямо по нашему курсу появился шар какого-то серебристого, светлого цвета. Пилоты даже решили не рисковать, связались с диспетчерами и сменили эшелон (высоту полета). Что это было, я до сих пор не знаю.

 

– Приходилось ли Вам спасать жизнь пассажиров во время полета?

 

– Основная задача бортпроводницы – обеспечение безопасности полета и обеспечение здоровья пассажиров. Так что медицинские навыки у бортпроводниц имеются. Однажды на рейсе «Ульяновск-Ленинград» плохо почувствовал себя мужчина. Начал мерзнуть. Пледов тогда в самолетах не было – стали греть ему ноги, оборачивая занавесками. А в Питере выяснилось, что он сам врач. Потом он прислал нам благодарность, сказал, что мы действовали абсолютно правильно.

 

– Были ли ситуации, когда ваш самолет совершал экстренную посадку?

 

– Да. Например, когда мы летали в Ингушетию. Это был период, когда оттуда шел поток беженцев. Они и так на нервах, а тут еще и первый раз садятся в самолет. Как только начинали взлетать, у всех женщин начинались проблемы с сердцем. Чеченские женщины в стрессовых ситуациях оказывались слабыми, теряли сознание, переставали дышать. Некоторые кричали без остановки. Так что приходилось и возвращаться. Тут самое главное было в том, чтобы в самолете не началась паника.

 

– В чем, по-вашему, состоит смысл жизни?

 

– В стяжании Духа Святого. В совершенствовании себя в Боге. Он создал нас именно для этого. Мы должны оставаться ЛЮДЬМИ и не опускаться до уровня инстинктов.

Весь негатив в современном мире идет как раз от этого – человек отдалился от Бога.

Наш мир совершенный и правильный. Мы сами делаем его несовершенным! Мы отступаем от своего Создателя, а потом еще и удивляемся, почему живем так плохо – почему у нас нет воды, тепла, света…

 

– То есть Бог наказывает нас за то, что мы преступаем закон?

 

– Нет! Мы сами себя наказываем, поступая против законов мироздания. Ходим как слепые кутята и не хотим к Нему оборачиваться. Мы видим только свое «Я», видим причину своих бедствий в чем угодно, только не в себе самих.

Все, что ни посылается нам, посылается по Божьему промыслу. Мы, люди, духовно не трудимся. Суета, суета… Мы не спрашиваем Его ни о чем, даже не благодарим Его. Поэтому Он и посылает нам различные трудности. Одному болезнь, другому проблемы с работой, третьему проблемы в семье. Зачем? Потому что порой именно в трудностях мы и обращаемся к Богу, приходим к Нему.

 

– Какие Ваши лучшие качества помогают Вам жить и преодолевать трудности?

 

– Первое – умение прощать людей. Я никогда не помню обиды и сделанные мне гадости. Раньше я думала, что невозможно простить супружескую измену, предательство. Сейчас понимаю, что нужно прощать и это. Прощение делает самого прощающего намного чище и выше, становится легко. Через это, в том числе, Бог дарует человеку и личное исцеление. Неумение же прощать рождает зависть, злость, саморазрушение. Умеющие прощать – самые сильные люди среди живущих!

Второе качество – это терпение. Часто в самолете бывают такие ситуации, когда пассажир пьяный или просто хам и начинает тебя провоцировать. Внутри все начинает закипать, но говорю себе: «Стоп!», вспоминаю Христа и Его мучения.

И третье качество – любовь к ближнему.

 

– Чего Вы больше всего боитесь?

 

– Если за какой-то проступок моя душа попадет в ад. А еще, если я нагрешу, а за мои поступки будут отвечать мои дети. Ведь самое страшное, когда женщина бездуховна. Тогда начинается разврат. И дети рождаются в этом разврате. Им передаются эти гены разврата, и они отвечают за все.

Больше всего сейчас меня пугает то, как мы воспитываем своих детей. И особенно девочек! Вы посмотрите, кто для них является кумирами? Какие-то фотомодели… Сейчас ценятся только физические данные, в обеспеченных семьях считается нормой, когда девочку отдают в школу манекенщиц, считается, что так девушку готовят к взрослой жизни. Да к какой взрослой жизни? Этим мы к блуду ее готовим! Учим ее поклоняться телу, а не душе, учим тщеславию, гордыне, эгоизму. Мы просто ее уродуем! То же самое и мальчишки. Когда они смотрят на такую девушку, на полуголых певиц с МТV, они учатся похоти, начинают поклоняться инстинктам. Потом женятся не по духу, а по похоти. И рождают таких же больных детей.

Родители, потворствующие этому в своих детях, даже не осознают, что они делают с их душами, не осознают, что делают их больными! Да, те, кто зарабатывает деньги на шоу-индустрии, будут отвечать за это перед Богом. Но и родители, ничего не сделавшие против этого, тоже будут отвечать.

Ориентироваться надо не на манекенщиц, а на Матерь Божию, которая олицетворяет любовь, скромность, терпение. В ней – истинная красота. Матерь Божия – совершенная женщина, какие рождаются раз в несколько тысяч лет. Не зря же именно ее Бог выбрал матерью Иисуса Христа…

 

– И последний вопрос: что, по Вашему мнению, сейчас способно «поднять Россию, сделать ее процветающей державой?

 

– Только вера. Россия состоит из всех из нас. И когда каждый из нас будет поступать по заповедям Господним, вся страна будет сильной и процветающей. Только тогда мы будем жить в ГАРМОНИИ и с Богом, и с собой, и с окружающим миром.

 

 

Впечатления от встречи:

К сожалению, книга не способна передать голос Марины Гладченко. Он как чистый горный ручеек, струящийся под лучами солнца…

Когда я раньше смотрел на стюардесс, они всегда мне казались какими-то особенными. Не «в доску земными», как проводницы на железнодорожном транспорте, а именно «воздушными» – существами из какого-то параллельного, «эльфийского» мира. И всегда становилось интересно, а какие они в реальной жизни? И знаете что… После встречи со стюардессой на земле я нисколько в этих своих ощущениях не разочаровался.

 

 

Ссылки:

1. Авиакомпания «Волга-Днепр» образована в 1990-м. Основная специализация – авиаперевозки уникальных высокотехнологичных, а так же обычных грузов в труднодоступные для регулярных грузоперевозчиков точки мира. Эксплуатирует 10 самолетов Ан-124-100 «Руслан» (грузоподъемность 120 тонн, объем грузовой кабины 1100 куб. м).

 

2. Харатьян Дмитрий Вадимович (родился в 1960 году) – российский актер. Лучший актер 1991 года по опросу журнала «Cоветский экран» (за роль Алеши Корсака в фильме «Виват, гардемарины!»).

 

3. Жигунов Сергей Викторович (родился в 1963 году) – российский актер и кинопродюсер. Снимается в ролях романтических героев в приключенческих фильмах («Подземелье ведьм», «Сердца трех», «Ричард Львиное Сердце», «Королева Марго» и других).

 

4. Гинзбург Евгений Александрович (родился в 1940 году) – российский кинорежиссер. Снял фильмы «Рецепт ее молодости», «Остров погибших кораблей», «Простодушный» и другие. Один из создателей телепрограммы «Детектив-шоу».

 

5. Павлова Анна Павловна (1881-1931) – выдающаяся русская балерина. С 1899-го в Мариинском театре, с 1910-го гастролировала с собственной труппой во многих странах мира.

 

6. Юнгвальд-Хилькевич Георгий Эмильевич (родился в 1934 году) – российский кинорежиссер и сценарист. Снял фильмы «Опасные гастроли», «Д’Артаньян и три мушкетера», «Узник замка Иф», «Ах, водевиль, водевиль!» и другие.

 

7. Сластин Александр (родился в 1946 году) – актер. Снимался в фильмах «Молодая Екатерина», «Оглашению не подлежит», «Бухта смерти», «Воспитание жестокости у женщин и собак», «Странные мужчины Семеновой Екатерины», «Русский транзит», «Менты-7: Отсутствие доказательств», «Менты-7: Блюз осеннего вечера» и других.

 

 

2003 ГОД

 

Комментарии: 0