ИЛЬЯ ШЕСТАКОВ

Звездная ночь в Сан-Франциско

Глава 1

Нельзя сказать, что детектив Джим МакКалистер не любил свой отдел краж и разбоев. Нет, скорее он считал его скучным и обыденным. Каждый день люди, движимые свой алчностью, крали вещи или нападали с водными пистолетами на магазины, ну и что же? Джим мечтал о более интересной работе, но его устраивала и та, что есть, ведь деньги никогда не давались ему легко. Рутина просто убивала его, причем расследование никогда не было действительно стоящим. Как правило, это были типичные случаи, не представляющие для Джима никакого интереса. Но, несмотря на все это, Джим все же любил работу в полиции и считал, что значок детектива ему доверили не зря.

В этот пасмурный и холодный четверг Джим, как обычно, сидел в своем кабинете на улице Вермонт и, попивая молотый кофе, листал газету «Хрониклс». Писали о том, что участились нападения на прохожих в районе Бэй-Вью- Хантерс, который продолжал оставаться самым опасным в городе, писали про актрису, которая, наконец, вышла замуж и про мальчика, который знает все ответы на вопросы викторины. Но ровным счетом ничего не было сказано про грабителя, который везде оставляет свои загадки и играет с полицией, как хочет. А Джим так хотел, чтобы ему подкинули дело века, ну или, на худой конец, десятилетия. В этот момент раздался звонок на дежурный телефон, и Джим, отложив газету, снял трубку:

– Детектив МакКалистер, кражи и разбои, слушаю вас.

– Джим, это Кенни.

Кенни был лучшим другом Джима и работал в Убойном отделе. Часто Джим завидовал ему, ведь Кенни всегда попадались самые интересные дела. Правда Джим никогда не спрашивал, нравится ли Кенни расследовать убийства, но работа друга казалась ему очень увлекательной.

– Да, приятель, что там у тебя?

– Нет времени объяснять! Срочно приезжай в дом 37 по улице Монтгомери, тут ограбили и убили одного типа. Мне показалось, тебе будет интересно, ведь ты все время жалуешься на скучные дела, так что давай в темпе, пока не прибыли парни из Убойки.

Джим слегка покраснел, Кенни раскусил его.

– Ладно, сейчас буду, – пробормотал он и второпях положил трубку. Джиму не особенно хотелось в такой день выезжать куда-то, но что делать – работа детективом требует бешеной самоотдачи, к тому же Кенни явно раскопал что-то интересное. Джим одним глотком опрокинул кофе, надеясь согреться перед выходом в холодный мир, потом накинул плащ, схватил ключи от «мигалки» и поспешил на стоянку. Включив радио, он завел машину и направился прямиком на улицу Монтгомери…

Сан-Франциско часто зовется младшим братом Лос-Анджелеса. Но Джим бы никогда не променял родной город на многомиллионный мегаполис. В Сан-Франциско живет чуть меньше миллиона людей, но и атмосфера здесь совсем другая. В смешении викторианского стиля и европейской архитектуры город пошел по другому пути, нежели старший брат – калифорнийский гигант. Сан-Франциско представлялся Джиму чем-то вроде осьминога, чьи щупальца – это многочисленные извилистые улочки города, и этот осьминог лениво развалился на побережье. Под звуки джаза Джим проехал мимо летнего кафе и остановился около высотного дома старой постройки. Вырубив радио, он потуже запахнул плащ и подбежал к входу, где его уже ждал Кенни.

Они пожали друг другу руки, и Кенни повел его за собой к месту преступления:

– Я не дал этим остолопам затоптать здесь все, чтобы ты мог как следует осмотреться.

Джим понимал, что Кенни делает все это ради него, что хоть как-то развлечь приятеля, но почему-то чувствовал, что это дело станет для него пропускным билетом в высшую лигу департамента.

Кенни отворил перед ним дверь и повел головой:

– Он там, в спальне.

Джим прошел в соседнюю комнату и увидел мужчину средних лет, лежащего в кресле. На его шее были едва заметные следы от удавки.

– Как вы его обнаружили? – повернулся он к другу.

– Соседка увидела, что дверь не заперта, зашла внутрь и пощупала пульс у этого мужика. Потом вызвала полицию, и я сразу сообщил тебе.

– Я думаю, это необычная квартирная кража, – заключил Джим. – Если бы это были форточники, то они бы забрали всю технику. Телевизор на месте, вон неподалеку лежит планшет. Грабителю было плевать на вещи и, возможно, он специально разбросал их по всей комнате, чтобы мы поняли это. Что украдено, ты уже проверил остальные комнаты?

– Даже не представляю. Это по твоей части, Джим.

Джим обошел всю квартиру, но не нашел ничего, что могло бы пригодиться вору. Даже серебряные тарелки стояли нетронутыми в шкафчике. Зато он нашел игральную кость в графине с водой. Видимо, это был знак грабителя.

– Это очень странно.

– Еще более странно, – сказал Кенни, – это способ убийства. Душить удавкой? Давненько я не видел таких случаев. Похоже, наш парень – эстет. Обычно просто всаживают несколько пуль, не церемонясь, и потом лужи крови. А здесь что-то необычное. Давай поищем еще, мне уже названивают парни из Убойки, они внизу, ждут, пока их впустят.

Друзья порылись еще несколько минут и нашли документы убитого.

– Некий Брэд Донахью. Мне это ни о чем не говорит, – покачал головой Кенни.

– Мне тоже, – кивнул Джим. – Ладно, давай сюда своих орлов, а я пока поищу на улице. Увидимся завтра. Это дело определенно мне нравится.

– Вот и нашли тебе работенку, – усмехнулся Кенни.

– У меня она уже есть, – сухо ответил Джим и покинул здание.

Как правило, убийцы предпочитают не оставлять оружие на месте преступления, но попытаться стоило. Джим обогнул дом и стал рыться в мусорных баках, пытаясь найти улики. Возможно, со стороны он был похож на бомжа, но работа детективом требует жертв. На пятой минуте Джим уже отчаялся, но его усилия были вознаграждены. Из-под горы упаковок от сока и пластиковых тарелок Джим извлек тонкую черную удавку. Было бы неслыханной удачей, если бы на ней обнаружились отпечатки, а если нет, то эта находка бесполезна. Это ведь не пистолет, и производителя, а также калибр выяснить нельзя. Джим не верил, что убийца настолько глуп, что не стер свои отпечатки перед тем как выкинуть удавку в мусорку около места преступления, но все равно захватил с собой орудие убийства в отдел.

Глава 2

Джим места себе не находил, ожидая результаты экспертизы, которую он попросил провести ребят из лаборатории. Либо удавка приведет его к убийце, довольно странному, надо признать, ведь из квартиры на первый взгляд ничего похищено не было, либо сегодня это дело завершится раз и навсегда, и Джим снова вернется в свой тесный пыльный кабинет в надеждах поймать удачу за хвост. Тут зазвенел телефон, и Джим вздрогнул. Сняв трубку, он услышал голос Кенни:

– Я уже подъезжаю, приятель! Бумаги у меня. Черт, ты должен увидеть это!

– Жду.

Через несколько минут Кенни был уже на улице Вермонт и, поднявшись наверх, положил перед Джимом отчет. Сердце Джима замерло, он приготовился слушать.

– Ты не поверишь! – воскликнул Кенни. – Да у меня у самого глаза на лоб полезли, когда я понял, что наш паренек настолько неосмотрителен.

– Отпечатки? – Джим удивленно поднял бровь, не скрывая, впрочем, своей радости. – Ты серьезно?

– Серьезней некуда. Мы пробили его по базе, это Тед Граверс, бывший уголовник. Был судим за неоднократные разбои, драки и продажу наркотиков. Тед никогда особым умом не блистал, помню в последний раз мы взяли его, когда он толкал кокс прямо напротив полицейского участка!

– Давно он вышел? – поинтересовался Джим.

– Пару месяцев назад, вроде. Ну как можно быть таким человеком, ты мне скажи, а? Только освободили, и уже убил. Причем как – задушил удавкой и оставил ее за домом. Немыслимо.

– Сомневаюсь, что это он.

– Ты о чем это вообще? – Кенни всплеснул руками. – Тед у нас на крючке, надо брать!

– Слишком тонкое преступление для такого простофили как он, – покачал головой Джим. – Судя по твоим рассказам, у него ума хватало только на то, чтобы кулаками махать. Знаешь, что? Для начала съездим к семье Донахью. Пока я тебя ждал, я раздобыл их адрес. Они живут в районе Сансет.

– Не знаю, чего ты добиваешься, Джим, – нахмурился Кенни. – Но я доверюсь тебе только с одним условием. Как только навестим Донахью, сразу поедем к Теду. Ты сам прекрасно знаешь, как быстро эти ребята покидают город!

– Согласен.

 

Друзья припарковались около дома Донахью примерно через полтора часа. Путь до района Сансет был неблизкий, и Кенни неожиданно захотелось пончиков с корицей. Пришлось делать небольшой крюк и заезжать на улицу Кастро в кофешоп, Джим не мог отказать своему непутевому товарищу. Донахью жили не особо роскошно, но и не сказать, что сильно бедствовали.

Джим поднялся по ступенькам и постучал в дверь. Ему открыла женщина примерно сорока лет в запахнутом халате и с тарелкой супа в руках.

– Простите, что отвлекаем мэм, полиция Сан-Франциско, – Джим предъявил жетон. – Отдел краж и разбоев. Мы можем войти?

– Да, конечно, детективы, – откликнулась женщина. – Входите, я сейчас доварю суп, и мы с вами все обсудим.

Кенни с Джимом вошли в комнату и сели на скрипучий диван. Судя по обстановке, Донахью поддерживались минимализма во всем, Джим не увидел вокруг себя ни одной лишней детали – все на своих местах. Типичная семья западного побережья с полным набором – холодильник, стиральная машина, «додж» в гараже и говорливая собака на заднем дворе. Хозяйка дома вошла в комнату уже в вязаной кофте и села перед Джимом.

– Мы хотели бы задать вам пару вопросов. Вы приходитесь мистеру Донахью…

– Я его жена.

– Отлично, – кивнул Джим. – Мэм, вы наверняка слышали о том, что произошло.

– Да, детектив. Ужасный инцидент.

Странно, но судя по виду мисс Донахью, она была не особенно опечалена смертью мужа.

– Мы здесь, чтобы найти зацепки и помочь найти убийцу вашего мужа как можно скорее. Так как времени у нас не так много, давайте сразу перейдем к главному, – поторопил ее Кенни.

– Что он собой представлял? – спросил Джим. – Я имею в виду, какой у него был характер, в каких компаниях он любил проводить время и все такое?

Мисс Донахью потупилась:

– Честно вам сказать, он не особенно общался со мной в последнее время. Думаю, вы уже сами догадались об этом, ведь Брэд жил в отдельной квартире. Единственное, что я слышала о нем, его видели в одном из ночных клубов. Он вел довольно разгульный образ жизни.

– В каком именно клубе, мэм?

– В одном из тех, что в южной части района, неподалеку от футбольного стадиона. Названия я не помню, подруга рассказывала мне довольно давно… Хотя нет, постойте, кажется, я вспомнила. Клуб называется «Прожектор». Возможно, там вы найдете что-то, что поможет вашему расследованию. А сейчас, извините, мне нужно заехать за дочерью.

– У вас есть дочь? – Джим поднялся с места.

– Да, ей 21. Учится на дизайнера. Найдите поддонка, детектив. Несмотря на то, что мы с мужем разошлись незадолго до его смерти, я его очень любила.

– Мы сделаем все возможное, мэм, – кивнул Кенни.

 

Джим подъехал к клубу, когда на улице уже смеркалось. Внутри, несмотря на поздний час, грохотала громкая музыка. Друзья вошли внутрь.

– Наверняка, он бывал здесь не просто так, – перекрикивая шум, проговорил Кенни на ухо Джиму. – У меня в Убойке много таких парней. Нужно найти девчонку, к которой он ходил!

Джим кивнул и стал углубляться в помещение клуба. Надо признать, посреди этих ярких вспышек он слегка терял ориентацию, все-таки возраст сказывался, а ведь в юности мог танцевать днями напролет. Джим направился прямиком к одной из девушек за барной стойкой, надеясь на удачу, и описал внешность Донахью, спрашивая, как давно она его видела.

– Я не обслуживала его, но я знаю, о ком вы! Спросите Риччи! – прокричала она.

Джим развернулся и стал искать Риччи глазами. Видимо, она поняла, что говорят о ней, и махнула друзьям рукой. Продравшись сквозь толпу, Джим кивнул девушке.

– Детектив МакКалистер. Значок, пожалуй, доставать не буду, мне кажется, здесь это небезопасно.

– Вы правы, – усмехнулась Риччи. – Кого вы ищете? Донахью?

– Да, его.

– Он приходил ко мне каждый четверг с каким-то парнем. Кажется, того второго звали Кларэнс. Насколько я поняла, они познакомились совсем недавно и решили гульнуть вместе. Кларэнс дал мне свою визитку, вот.

Риччи протянула Джиму карточку с координатами строительной фирмы, о которой Джим ни разу не слышал.

– Мне полагается награда за сотрудничество со следствием? – спросила она.

– Скажи спасибо, что мы не прикрываем ваш притон.

– Не за что, – огрызнулась Риччи и скрылась из виду.

– А она ничего, – кивнул Кенни.

– Нам пора. В другой раз приведешь сюда своих подчиненных, – усмехнулся Джим, и друзья покинули клуб.

 

Глава 3

Выйдя из «Прожектора», Джим первым делом позвонил в отдел и попросил пробить по базе адрес фирмы некоего Кларэнса, визитку которого получил от Риччи.

– Минутку, детектив. Так вот, каталог «Строительные фирмы и магазины стройматериалов» Сан-Франциско… Похоже, там никто не живет, а уж тем более не работает, сэр. На этом месте пятый год находится заброшенный дом.

– Ну что там? – спросил Кенни.

– Ты был прав, мы зря терем время, – бросил трубку Джим. – Этот Кларэнс подсунул ей липу, такой фирмы не существует. Наверняка, он что-то знает о Донахью, найти бы его и допросить.

– Пока что у нас других дел по горло. Поехали к нашему рецидивисту, – Кенни сел за руль и направил машину прямиком в Саут-оф-Маркет. В этом квартале проживал, в основном, средний класс, рабочие и офисные клерки, но даже по сравнению с их небогатыми домами, жилище Теда Граверса поразило Джима своим аскетизмом. Покосившаяся двухэтажная хибара, казалось, готова была рухнуть в любой момент. Поймав недоуменный взгляд напарника, Кенни поспешил пояснить:

– Тед в наркобизнесе звезд с неба не хватал. Постоянно влипал во всякие неприятности. А уж после того как отсидел свой срок, подельники и вовсе отказались от него, считая что ему скостили срок за сотрудничество с полицией.

– А это и правда так?

– Служебная тайна, приятель, – подмигнул Кенни и крикнул, не подходя к дому. – Эй, Граверс! Это я, Кенни, выходи, нам нужно поболтать с тобой.

Дверь опасливо распахнулась, и из-за нее показался ствол охотничьего ружья.

– Ну же, Граверс, не дури, мы просто хотим поговорить!

– Подними руки, Кенни! – раздался крик из-за двери. – Я не хочу, чтобы ты ворвался в мой дом со значком и стал обыскивать матрасы! У меня ничего нет, я завязал!

– Брось, мы не по твою душу. Тем более я не из отдела нравов, мне плевать, где ты прячешь дурь, но если начнешь палить в воздух, я за себя не ручаюсь, – усмехнулся Кенни. – Так мы можем войти?

– Ладно, твоя взяла, – Тед открыл дверь и показался на пороге с опущенным ружьем. – А кто это с тобой?

– Джимбо, мой хороший друг, мы вместе ведем одно интересное дело и надеемся, ты поможешь нам его закрыть.

– Помогу, чем смогу, – отозвался Тед. – Входите, парни.

– Правильное решение, – кивнул Кенни, и все трое вошли в дом.

– Тед, скажу прямо, – Джим налил себе воды из крана и опустошил бокал одним махом. – У тебя большие неприятности.

– Что, опять? Мне не привыкать, детектив.

– Сейчас все куда серьезней. Ты подозреваешься в убийстве Брэда Донахью…

В этот момент, не дав Джиму договорить, Тед рванулся к балконной двери в надежде скрыться, но выстрел из пистолета Кенни, разбивший на кусочки лампочку над дверью быстро охладил его пыл. Кенни подошел к Теду и, положив ему руку на плечо, резко усадил в кресло:

– Ты сам себя выдал, приятель. Теперь нам нужны детали.

Тут Тед задрожал и всплеснул руками:

– Клянусь, меня заставили! Мне заплатили уйму денег, чтобы я прикончил Донахью и обчистил его квартиру!

– Не мог что ли твой заказчик найти убийцу поумнее? – спросил Кенни. – Мы нашли в мусорке около дома удавку с твоими пальчиками. Ты ничему не учишься, Тед.

Тед опустил голову и приложил руки к лицу:

– Я не хочу умирать, Кенни. Я ведь знаю, судья не сделает мне поблажек, а это грозит смертной казнью.

– У тебя есть выход, – сказал Джим. – Сдать нам своего заказчика и сказать нам, чего он добивался. Тогда мы с Кенни лично позаботимся о том, чтобы судья был к тебе снисходителен.

– Ладно, я все понял, – удрученно кивнул Тед. – Зря я во все это ввязался, но пути назад теперь нет. Мы с ним ни разу не говорили по телефону и лишь один раз встречались лично, когда он отдал мне деньги и попросил, чтобы убийство прошло тихо. Поэтому я предпочел удавку. Он хотел, чтобы я украл у Донахью только одну вещь – какую-то ценную картину.

– Где она сейчас?

– Отдал заказчику еще вчера.

– Ясно. Поехали с нами в участок, составим фоторобот.

– Я вам его так нарисую, – кивнул Кенни. – Не хочу ехать в кутузку. Плохие воспоминания.

– Ладно, валяй, – кивнул Кенни.

Тед достал ящику бумагу и карандаш и стал рисовать, бормоча что-то себе под нос. Джим мельком глянул на рисунок и отметил, что у заказчика убийства были узкие скулы, редкие усы и маленький шрам на правой щеке. Тед нарисовал даже брошку на лацкане, настолько не хотел ехать обратно в тюрьму. И в тот момент, когда Тед должен был перейти к основной части рисунка, а именно к верхней части лица, прогремел выстрел. Джим отшатнулся от кресла, Кенни одним движением зашел за угол и присел, наблюдая за окнами. Пуля прошла точно сквозь стекло и угодила Теду в голову. Стрелял снайпер высшего класса, так как ближайшее здание было довольно далеко. Дело сделано, и, похоже, продолжать он не собирался.

Кенни разочарованно кинул взгляд на Теда и прорычал:

– Проклятье. Либо эта жена Донахью, в чем я очень сильно сомневаюсь, либо кто-то не хочет, чтобы мы знали правду.

– Попробуем найти заказчика по тому, что есть, – покачал головой Джим. – Сфотографируй листок Теда и пошли его в отдел, пусть пошлют нам на мобильный всех людей Сан-Франциско с такой внешностью. Усы и шрам, вот что приведет нас к цели. И еще – заказчик, судя по брошке, довольно обеспеченный человек, поэтому пусть пробьют их зарплаты и, что совсем очевидно, пусть выдадут нам список коллекционеров искусства. Эти ребята крутятся в этих кругах, наверняка что-то слышали про картину Донахью.

 

Следующие пять часов друзья угробили на то, что носились по всему городу и опрашивали подозреваемых, совпадающих с приметами заказчика. Но итог был нулевой, поэтому Джим уже отчаялся и предложил заехать к последнему на сегодня человеку, хозяину художественной галереи по фамилии Буковски. По внешним признакам он подходил и сразу стал раздражать Джима – Буковски держался, как сноб, и смотрел на детективов свысока.

Кенни решил взять быка за рога:

– Вам знаком коллекционер по фамилию Донахью? Он когда-нибудь приходил к вам в галерею?

– Никогда не слышал о таком, – ответил Буковски. – Меня в чем-то подозревают?

– Пока нет, но начнут, если не будете нормально отвечать на вопросы, – осадил его Кенни.

– Что ж, я слушаю вас, господа.

– Мистер Буковски, – кивнул ему Джим. – Несколько дней назад был убит Брэд Донахью, и у него из дома была украдена очень ценная картина. Посмотрите на этот портрет, ребята из нашего отдела дорисовали его. Кто-нибудь похожий пытался продать вам картину?

Взглянув на листок, Буковски побледнел.

– Нет, я бы запомнил такого типа.

«Он что-то скрывает, – подумал Джим. – Надо расколоть».

– Довольно редкая брошка, не находите? Не знаете, кто носит такие?

И тут Буковски совершил роковую ошибку, его рука инстинктивно дернулась к лацкану, где висела брошь с серебряным орлом, чтобы сорвать ее, но Кенни вовремя заметил это и остановил руку художника на полпути.

– Попался, Буковски, – сказал Джим. – Выкладывай, все что знаешь!

– Хорошо, хорошо! – Буковски выдернул руку и поправил рубашку. – Возможно, я навел кого-то из своих клиентов на Донахью. Я знал Брэда Донахью, у него всегда были лучшие картины, но к убийству я не имею никакого отношения, поверьте мне!

– Это легко проверить, – угрожающе усмехнулся Кенни и двинул Буковски в переносицу. Да, в Убойном отделе умеют вести допросы.

– Говори, – в это раз Кенни ударил Буковски под дых. – Я долго так могу!

Буковски воскликнул:

– Подождите, дайте мне встать! Я намного старше вас, и у меня… проблемы с памятью.

– Старый прикол, – усмехнулся Джим.

– Нет, правда. Я покажу вам свои таблетки, если позволите, – Буковски протянул руку к прилавку и вытащил из ящичка упаковку маленьких голубоватых пилюль.

– От потери памяти и старческого слабоумия, – прочитал Джим. – Неплохо, а? И почему нам всегда попадаются именно такие? Сначала Тед, теперь ты. Кто-то действовал твоими руками, Буковски, верно? Кто это был?

– Говорю же, я не помню, – Буковски достал воду, чтобы запить таблетку. – То ли Куллинз, то ли Коллинз.

– М-да, не густо.

– Извините, господа, мне звонят. Я могу поговорить с другом?

– Валяй, – махнул рукой Джим. Буковски казался ему безобидным, несмотря на то, что был соучастником убийства.

– Да, да, я не забыл, – пробормотал Буковски своему другу. – Как раз сейчас пью их. Спасибо, что напомнил. Пока!

Он положил трубку и выпил несколько таблеток разом:

– Сейчас память вернется, и я все вам расскажу, господа. Я всего лишь человек искусства, поймите вы это, хочу мирно дожить свои годы среди этих картин. Мне больше ничего не надо. Я все расскажу, вот только подождите…

Тут Буковски резко дернулся вперед, и из его рта пошла пена. Джим рванулся к хозяину галереи и запрокинул ему голову, пытаясь спасти. Буковски еще несколько раз дернулся, по всему тела прошла дрожь, и после этого он затих.

– Только не говори мне, что он мертв, – обернулся Джим. – Мы теряем второго свидетеля за день. Заказчик всегда впереди нас на шаг.

Кенни пощупал пульс у Буковски и кивнул:

– Да, он мертв. Похоже, в таблетках был яд или что-то вроде того.

– Но как заказчик постоянно узнает, что его подельники готовы сдать его? Рисунок Теда он мог увидеть в прицел, но здесь…

Кенни пошарил рукой под прилавком и вытащил на свет жучок:

– Буковски подслушивали. Заказчик понял, что речь идет о нем, позвонил Буковски, и тот принял яд, сам того не зная.

– Теперь у нас нет зацепок, – сказал Джим. – Куллинз, Коллинз…

И тут Джим понял. Буковски перебирал похожие имена, но говорил он именно о нем. О Кларэнсе. Кларэнс приходил с Донахью в клуб, потом заставил Теда украсть картину и продать ее старику Донахью, а потом убрал всех, кто знал о его плане.

– Нам нужно вернуться в клуб и еще раз поговорить с той девчонкой.

 

Глава 4

Клуб закрывался через пару часов, поэтому Джим надеялся успеть на встречу с Риччи и поподробней расспросить ее об этом Кларэнсе. Почему-то Джим был уверен, что именно он является убийцей, причем довольно хитрым. Как ловко он втесался в доверие к Донахью и как непринужденно потом убрал Буковски и Теда Граверса. Похоже, этот Кларэнс обладал довольно высоким интеллектом и, что еще хуже, превосходно владел оружием. Такого соперника у Джима никогда не было и скорее всего не будет, если он провалит это дело. Входная дверь была заперта, но как ни странно, в клубе были слышны голоса. Джим с Кенни пошли к черному входу, как им навстречу вышел здоровенный чернокожий и сложил руки на груди:

– Чего вам тут надо? Давно приметил, что вы ошиваетесь около клуба.

– Мы к одной из твоих девчонок по имени Риччи, – кивнул ему Кенни, заглядывая негру за спину. – Она здесь?

Тот покачал головой:

– Вы опоздали, парни. Все девчонки разъехались по заказам. А Риччи вроде тоже укатила с каким-то парнем.

– С каким-то парнем? У тебя наверняка есть данные о нем.

– Не твоего ума дело, приятель, – ощерился негр. – Я клиентов не сдаю.

Кенни вывернул ему руку и пригнул негра к земле, несмотря на то, что он был чуть ли не вдвое выше детектива.

– Значок этот видишь? Это значит, что я могу спросить у тебя что угодно, и ты обязан будешь ответить. Давай не затягивать!

– Ладно, не кипятись, дружище, я же не знал, что ты коп! Этого парня зовут Кларэнс, вот его адрес, он сказал, что живет в маленькой квартирке недалеко от бульвара Гири.

Кенни отпустил негра и вернулся к Джиму.

– Поехали, возьмем голубчика тепленьким.

– Я боюсь за Риччи, – проговорил Джим. – Возможно, Кларэнс решил замести следы окончательно и не случайно из всех девчонок выбрал именно Риччи. Она его видела, а значит, сможет опознать, если мы заявимся. Он все продумал.

В этот момент прошелестела рация вызовов, Кенни заглянул в машину и ответил на сигнал:

– Мы в районе Сансет, прием, стоим на перекрестке у клуба.

– Кенни, срочно подъезжай на строительные леса, – раздался голос из рации. – Здесь бросили девчонку, она уже не дышит. Судя по виду, девочка по вызову, поэтому давай быстрее, пока не прибыли ищейки из Отдела нравов.

Кенни бросил рацию и кивнул Джиму:

– Похоже, подтвердились наши самые плохие прогнозы.

 

Когда друзья подъехали к месту преступления, зона вокруг строительных лесов была уже оцеплена, неподалеку виднелась машина коронера. Джим знал его, милейший старичок Дуги работал коронером уже без малого двадцать лет и был отличным малым, любил старинный виски, по выходным играл в гольф, но у него была странная особенность – Дуги мог остановиться посреди улицы прямо во время прогулки и начать разглядывать завядшие цветы или, скажем, дохлых птиц. Что ж, видимо работа накладывала свой отпечаток.

 

Да, это была Риччи, Джим сразу узнал ее. Девушка лежала лицом вниз, будто ее, торопясь, выкинули из машины на полном ходу. Кенни подошел к жертве, развернул ее для осмотра и быстро установил причину смерти:

– Ее утопили, Джим, предположу что в ванной. Наверное, Кларэнс привел ее к себе домой, якобы на вызов, ну а там дело техники. Скорее всего, он привез ее сюда и бросил на видное место специально, чтобы ее обнаружили патрульные.

– И адрес в клубе он оставил неспроста, – кивнул Джим. – Он бросает нам вызов. Играет с нами. Пора это закончить. Слишком много людей пострадало. Мне уже плевать на это дело века и даже на повышение, я просто хочу поймать подонка.

– Вот это по-нашему, – кивнул Кенни. – Поехали на бульвар Гири, может, он желает поговорить с нами.

– Вряд ли, – бросил Джим, садясь за руль. – Но подсказки в квартире мы найдем точно.

 

 

Увы, Джим не нашел в квартире ничего кроме рамы с вырезанной картиной, той самой, которую Кларэнс украл у Донахью. И когда Джим снова увидел игральную кость, лежащую прямо на холодильнике, у него закипела кровь. Кларэнс снова скрылся от них.

В квартире работало радио, и диктор оповестил жителей о том, что грядет одна из самых звездных ночей в истории Сан-Франциско. Звезд будет столько, что всю оставшуюся жизнь можно будет сожалеть о том, что загадал недостаточно желаний. Поэтому Джим решил опросить соседей, пока они не отошли ко сну.

 

Допрос соседей помог выяснить лишь одно – Кларэнс был заядлым игроком в карты и кости и выигрывал довольно много денег в казино. Также сосед снизу заявил, что несколько раз к Кларэнсу захаживал коп из Отдела по борьбе с наркотикам и кричал на него, что Кларэнс должен ему за крышу. В один момент крики прекратились, и Джиму это говорило вот о чем – либо Кларэнс поквитался с тем копом, как умеет, либо коп продолжает действовать с ним заодно. Правды Джиму узнать было не дано, но он чувствовал, что идет по верному пути.

– Пора навестить друзей из УБН. Пошли ко мне в отдел, возьмем дополнительное оружие, – кивнул Джим.

– Но зачем, Джимбо? Тебе что, уже табельного не хватает? – усмехнулся Кенни. – А ты разошелся не на шутку, не ожидал от тебя такого.

– Когда мы прижмем этого копа к стенке, кто знает, как пойдет игра, – сказал Джим и кинул раздраженный взгляд на напарника. Порой ему казалось, что Кенни спит и видит, как бы выставить друга в дурном свете, и кичится тем, что работает в более престижном отделе. Но эти мысли у Джима быстро улетучивались, все-таки друзья вели одно расследование, и приходится считаться друг с другом.

Ночь уже спустилась на Сан-Франциско, и по пути на улицу Вермонт Джим созерцал звезды из окна машины. Да, по новостям не врали, небо действительно было усеяно ими, казалось, стоило протянуть руку и вот она, звезда, в твоей ладони. Вот оно, повышение за поимку опасного преступника, который так близко. Но звезда снова и снова ускользала от Джима. Ничего, скоро он получит свое. Каждому по заслугам, и Джим рассчитывал, как минимум, на три звезды.

Зайдя в отдел краж и разбоев, друзья кивнули дежурному и попросили открыть комнату с оружием. Джим прицепил к поясу карабин для пущей верности, а Кенни ограничился метательным ножом.

– На черта тебе нож? – осведомился Джим. – Мы что, в джунгли направляемся?

– Знал бы ты, как я с ним обращаюсь, дружище, ты бы так не шутил. Меня научил дед, он во Вьетнаме воевал.

Внезапно Кенни подкинул нож в воздух и с силой воткнул его в плакат на другой стороне комнаты.

– Неплохо, – покачал головой Джим.

– Неплохо? И это все, что у тебя есть для меня? – усмехнулся Кенни.

– Ладно, не дуйся.

Они уже собрались уходить из комнаты, как вдруг Джим заметил в углу игральную кость. Она блестела под светом лампы, будто смазанная чем-то.

– Похоже, Кларэнс добрался и сюда. Но как ему удалось проникнуть в отдел? – Джим взял кость в руки и повертел. – На ней нет цифр. Зато есть буквы.

– Вроде краской какой-то, – кивнул Кенни.

– Блэк- джек, – прочитал Джим. – Чтобы это значило?

– А то, что он снова морочит нам голову! Пошли, разберемся с этим позже. Сейчас наша головная боль – это коп из УБН.

Джим задумчиво сунул кость в карман и проследовал за своим другом.

 

В эту ночь в отделе по борьбе с наркотиками остались всего несколько человек. И среди них довольно скользкий тип по имени Слай. Джим краем уха слышал, что он в юности приторговывал крэком, но Слай всех уверял, что это в прошлом. А может, и нет. Слай как раз подсчитывал конфискованные мешочки с марихуаной у одной из городских банд, как в кабинет вошли Джим и Кенни.

– Привет, парни! – махнул рукой Слай и шутливо поклонился. – Чем обязан таким визитом?

– У нас есть информация, что один из ваших парней связан с типом, которого мы ищем. Он совершил много плохого, Слай, за ним уже несколько трупов, и как бы я тебя не любил, мне придется сказать – нам нужна твоя помощь, – сказал Кенни.

– Ничего не слышал об этом, – покачал головой Слай.

Джим внимательно посмотрел на него, пытаясь понять, знает ли Слай что-нибудь про крышевание казино, но прочесть по его лицу ничего не смог.

 

В этот момент в окно Отдела лениво заглянула луна. Джим поневоле снова взглянул на небо и увидел звезду, такую недостижимую и желанную.

– Нам некогда играть в игры, – прорычал он, достал карабин и направил его на Слая.

– Эй, успокой своего напарника, он что, совсем с катушек съехал?

– И правда, Джим, ты чего? – Кенни удивленно взглянул на друга.

Джим решил идти до конца и немного приврать:

– Нам все известно про твоего дружка! Слай, брось, я же знаю, что в вашем отделе крутятся огромные деньги. Сдай своего приятеля, и ты почти ничего не потеряешь. Кто держит на крючке игрока?

Слай сглотнул слюну:

– Сейчас я позову парней из соседнего кабинета, и они размажут вас по стенке. Как вам такой вариант?

– Не зли его. Он какой-то нервный сегодня, – примиряющее поднял руки Кенни. – Лучше скажи по-хорошему. Джим, опусти карабин.

Джим нехотя спрятал ствол, и Слай озлобленно посмотрел на них.

– Ну и черт с вами, психи! Скажу все, что знаю, а то так и пулю схлопотать недолго! В общем так, Билли Джин мне не особый друг. Он всегда был неосмотрителен и вот попался. Болтал направо и налево о своих аферах, братался с какими-то странными типами. Это его вина, и я за него страдать не собираюсь. Он сейчас в баре на улице Октавия, пробует кокаин и хвастается новой картиной.

– Картиной? – переспросил Джим.

– Ну да, вроде. Слушайте, я сказал все, что знал, а теперь – проваливайте!

– Правильный выбор, Слай, – кивнул Джим, и друзья удалились прочь.

 

Бар на улице Октавия в дневное время привлекал намного больше народу, чем в такие холодные ночи. Сейчас за столиками было всего несколько человек, судя по всему одинокие работяги, у которых нет в жизни никаких радостей кроме стакана виски. А в углу бара, положив руку на угол картины, вдыхал белые дорожки Билли Джин. Тут бармен заскучал и включил песню « Smooth criminal». Какая ирония. Видимо, Билли не признал в Джиме и Кенни копов и, когда они подошли, чуть ли не ткнул им в нос картиной с изображением танцующей лани.

– Знаете, сколько она стоит, парни? – пробормотал он заплетающимся от дури языком. – Нет, не знаете! А она стоит тысячи баксов. Правда, не знаю почему, но стоит.

– Совсем сдурел? Нюхаешь дорожки прямо в баре? – положил ему руку на плечо Кенни.

– Я здесь закон! – прокричал Билли, да так, что все обернулись. – Никто же не против?

Все поспешили заверить его, что полностью согласны с этим.

– Ты позвонил в Убойку? – спросил Джим. – Похоже, нам тут одним не справиться.

– Справиться с чем? – перебил их Билли. Похоже, до него постепенно доходило, кто стоял перед ним.

– Да, они уже едут, – кивнул Кенни. – Подмога скоро прибудет, Билли. Просто веди себя хорошо.

Билли мигом смахнул кокаин со стола на пол и вызывающе поднял голову:

– Меня в чем-то обвиняют?

– В отмывании денег через игорный бизнес. К тому же, у тебя в руках картина убитого недавно человека. Но ничего – бывает.

– Ах, вы! – взревел Билли и врезался в друзей всем своим телом.

Джим упал на пол, будто кегля для боулинга. Билли тем времени прыгнул за стойку, вытолкал оттуда бармена и достал пистолет.

– Сунется кто – мозги вышибу! – раздался оттуда дикий крик.

– М-да, вот что делает с людьми кокаин, – Кенни спрятался за стол. – Слай и то поумнее будет.

Билли открыл стрельбу, но попадал все больше в потолок из-за потери координации. Через пару минут у него закончились патроны, и тогда он догадался кидаться в друзей бутылками. В этот момент подъехало подкрепление из Убойки и скрутили дебошира.

– Вы не пострадали, парни? – кивнул Кенни офицер.

– Смех, да и только, – усмехнулся Кенни.

– Эй, Кенни! – крикнул один из детективов. – Я увидел у тебя на столе в отделе красный конверт, написано : «Лично в руки». Вроде ничего опасного, на, посмотри.

– Спасибо, Гейл, – Кенни принял конверт и одним движением распечатал, на ладонь выпала игральная кость.

– Он что, издевается? – Джим поднес кость к глазам. – Снова послание. На этот раз «Фулл-Хауз».

– Погоди-ка, – прищурился Кенни. – Блэк – Джек, Фулл-Хауз – это же все термины из покера. Насколько я могу судить, Кларэнс пытается указать нам на что-то. Но на что?

– Понятия не имею. Может быть, он хочет, чтобы мы угадали его местонахождение.

Джим подошел к картине, выпавшей из рук Кларэнса:

– Ну надо же, из-за какой-то мазни столько бед. Никогда не понимал этих коллекционеров. Значит, Билли Джин потребовал с Кларэнса плату за защиту, и он заплатил картиной. Но для этого пришлось убрать с дороги четырех человек. Я думаю, он не стал бы так рисковать и привлекать к себе внимание полиции, если бы сам не хотел этого. Какую игру он затеял…

Тут Кенни хлопнул себя по лбу:

– Я понял, напарник! Он хочет, чтобы мы вышли на него и встретились в старом казино.

– Казино, ты уверен?

– Давно заброшенное здание на улице Кастро, к которым Кларэнс, похоже, питает большую слабость. Идеальное место для того, чтобы скрыться.

– Чего же мы ждем? – кивнул Джим. – Сделаем, как он хочет, и покончим уже с этим!

– Чувствую, я надолго запомню эту ночь, – покачал головой Кенни.

 

Глава 5

Джим никогда не любил казино. Да, бывало, он и сам поигрывал в покер с товарищами по работе, но до игровой зависимости себя старался не доводить. Кларэнс, видимо, жить не мог без игровых автоматов и карт, если даже встречу с копами назначил здесь, правда и весьма своеобразно.

В здании пахло старой обивкой и трухлявой мебелью, повсюду были разбросаны поломанные стулья, под ногами шелестели остатки фишек. Джим включил фонарь и направил его в дальний угол комнаты, надеясь разглядеть Кларэнса, прежде чем он нанесет удар или выстрелит. Но голос раздался откуда-то сверху, заставив друзей повертеть головами:

– Вот мы и встретились. Кенни и Джим. Я долго ждал этого момента.

– Чего ты хочешь? – крикнул Джим. – Мы все равно возьмем тебя рано или поздно, ты только все усложняешь!

– Я так не думаю, – ответил Кларэнс, и тут Джим увидел его. Бандит стоял на балконе и ухмылялся, подставив лицо направленному на него фонарю.

Кенни вскинул пистолет:

– Сдавайся или умрешь прямо здесь! Хотя какая разница, здесь или в камере для смертников, верно, приятель?

– Как знать, как знать, – пропел Кларэнс, сел на перила и свесил ноги с балкона. – Думаю, вы уже поняли, что картина Донахью лишь начало моего плана. На деле все намного сложнее. Кстати, спасибо, что взяли этого копа, он изрядно меня донимал в последнее время.

– Билли Джина? – кивнул Кенни, не сводя взгляд с бандита.

– Верно, его. Теперь играм конец, я больше не завишу ни от кого. Копы, девки, товарищи по игре – теперь все в прошлом! – мечтательно раскинул руки Кларэнс. – Теперь только вы, парни, имеете значение. И я расправлюсь с вами чуть позже, если вы переживете эту ночь.

– Что это значит? – спросил Джим, и тут Кларэнс полез обратно. – Стой, или я выстрелю!

– Ну давай, ковбой. Стреляй. Посмотрим, как ты найдешь меня во мраке! – усмехнулся Кларэнс и скрылся из виду. В этот момент в казино погас свет.

Джим не видел дальше трех метров и вскинул пистолет. Тут раздался шум и выстрел со стороны бильярдного стола. Джим бросился туда, по полу прогремели чьи-то шаги и скрылись вдалеке. Свет включился. Кенни лежал на полу и клял Кларэнса на чем свет стоит, его рука истекала кровью. Похоже, выстрел был почти в упор, и Кенни срочно нужна была помощь.

– Держись, напарник, – Джим подбежал к Кенни и поднял его под локоть. – Тебе нужно в больницу.

– Нет! Мы почти взяли это психа, Джим! – воскликнул он.

– Я не буду так рисковать. Идем! – твердо сказал Джим, и они поплелись к машине. На улице была кромешная тьма, около двух часов ночи.

Джим завел машину и рванул вперед что есть силы.

– Только не останавливайся на красный, – попробовал пошутить Кенни, перевязывая свою рану рубашкой.

– Все будет хорошо, приятель. Мы еще возьмем этого гада, – обернулся Джим. – Вот только подлатаем тебя… Черт!!!

В этот момент едущий сзади грузовик резко врезался в бампер машины Джима, тачку занесло и чуть не выбросило в кювет. Выжав педаль тормоза до упора, Джим понял, что дальше они не поедут. Когда грузовик разворачивался, чтобы скрыться, Джим успел увидеть висящую на стекле водителя зеленую игральную кость. Его подослал Кларэнс. Чертов маньяк.

– Догони паршивца, – кивнул Кенни. – Я в норме.

Джим кивнул и бросился на тротуар, успев услышать, как Кенни вызывает по рации доктора на пересечение улиц Кастро и пятой авеню.

– Полиция Сан-Франциско! – Джим подбежал со значком к проезжающему мимо байкеру. – Сэр, я должен конфисковать ваш байк.

– Ага, конечно, – пробубнил байкер, но не успел оглянуться, как Джим сшиб его с места и пустился в погоню за грузовиком.

Они ехали довольно долго, грузовик на удивление хорошо петлял по улицам, и наконец, выехал к насыпи над пляжем Оушен – Бич. Там было довольно холодное течение, и пляж привлекал только серферов, и поэтому этой ночью тут не было ни души. Джим понятия не имел, зачем водила приехал сюда, загнав себя в ловушку, но соскочил с байка и, подбежав к двери грузовика, резко рванул ее на себя:

– Выходи с поднятыми…

И тут Джим обомлел.

– Пожалуйста, не стреляйте! – воскликнул водила. На его плече была прикреплена маленькая бомба с таймером. Осталось минута.

– Так спокойно, – поднял руку Джим. – Я отвяжу ее.

Вытерев пот со лба, Джим залез в бардачок байка и достал оттуда кусачки.

– Сэр, он мне угрожал, у меня семья, понимаете, спасите меня … – стал лепетать водила.

– Тихо. Все будет нормально. Главное, не отвлекай меня, – кивнул Джим и понял, что на то, чтобы отвязать бомбу и выкинуть ее, у него осталось 40 секунд. Если бы здесь был Кенни, он бы справился быстрее, ведь как-никак у него дед служил во Вьетнаме. Забавно, что Джим вспомнил это именно сейчас.

– Черт, я ведь в отделе краж и разбоев, а не в саперном полку, – пробормотал Джим себе под нос, примериваясь к проводам. Водила начал молится, чем порядком мешал Джиму. Хотя нет, постойте-ка. Джим стал внимательно вслушиваться в слова молитвы и нашел в них спасение. Бог будто указал ему своей десницей верный путь, Джим прикрыл глаза и разрезал кусачками синий провод. Видя, что осталось десять секунд, он был готов отпрыгнуть в сторону в любой момент. Водила опустил глаза и удивленно посмотрел на бомбу. Она отлетела и лежала на соседнем сиденье, но таймер не остановился, он лишь добавил еще десять секунд.

– Из машины, быстро! – прокричал Джим, и водила выбежал из кабины быстрее ветра. Джим одним движением снял грузовик с ручника и бросился в кусты, закрыв голову. Грузовик упал с насыпи и погрузился в воду. Тут тиканье таймера затихло, и прогремел взрыв. Водила заворожено смотрел на водный фонтан, понимая, что только что избежал смерти.

Джим подполз к нему, совершенно обессиленный, и положил руку на плечо:

– Все кончено, мужик. Этот бандит говорил еще что-нибудь? Ну, кроме того, что ты должен одеть бомбу и протаранить машину копов?

Заикаясь, водила произнес:

– Да, сэр. Он сказал, что завтра с утра будет грабить Центральный банк города. Мол, он не хочет зависеть от фарта и зажить королем. Что это значит?

– Ничего, – откинулся на спину Джим, смотря на звездное небо. – Отдыхай и радуйся, что прожил еще один день.

 

Глава 6

Рана Кенни оказалась довольно незначительна, и на следующий день он уже рвался брать Кларэнса вместе со спецназом.

– Я понимаю, что ты хочешь поучаствовать в финальном бою, – Джим никак не мог уговорить приятеля. – Но поверь, теперь мы не одни, и с целым отрядом бойцов Кларэнсу не справиться, как бы он крут ни был. Я побуду внутри банка, а ты будешь сторожить со второй группой снаружи.

– Ладно, развлекайся, – кивнул Кенни. – С тебя бутылка виски за то, что я не увижу, как будут брать этого психа, прострелившего мне руку.

– Договорились, – улыбнулся Джим и направился в комнату хранения депозитов, расположенную рядом с главным холлом банка Сан- Франциско. Там его уже поджидал начальник отряда спецназа.

– Значит так, парни. Я с ним уже встречался, он крайне опасен. Поэтому берите Кларэнса быстро и будьте осторожны, – кивнул ему Джим.

– Сделаем все в лучшем виде, МакКалистер, – ответил ему начальник и повернулся к бойцам. – Как только войдет со своими ребятами, не мешкайте, сразу берите под прицел. Не будем затягивать!

Джиму передали по рации, что к банку только что подъехало несколько черных джипов.

– Приготовились, они идут.

 

Джим приник к замочной скважине, тут громко хлопнули входные двери, и вошли грабители в черных масках. Перед ними вышагивал главарь, помахивая автоматом, видимо Кларэнс. Заранее предупрежденные работники банка послушно упали на пол и замерли в ожидании. Грабители стали набирать деньги в мешки. Очень странно, но они все были в наушниках.

Кларэнс развел руками и, подняв голову, прокричал:

– Ну давай уже, выходи, Джим! И веди своих друзей, пообщаемся!

– Пора, – махнул рукой Джим, и бойцы спецназа ворвались в холл, наставив оружие на грабителей. И в этот момент произошло непредвиденное. Кларэнс швырнул перед собой дымовую шашку, и через минуту уже стоял около одного из клерков, приставив автомат к его спине. Все пошло не так.

– Отпусти его, – крикнул начальник спецназа. – Тебе все равно не уйти отсюда!

– Я буду говорить только с Джимом, – усмехнулся Кларэнс и покрепче прижал к себе клерка.

– Ему нужен я. Спокойно, мы поговорим, – Джим вышел вперед, положив руку на рукоять пистолета и готовый стрелять в любой момент. – Прекрати этот цирк, Кларэнс.

– Цирк, говоришь? Джим, неужели ты настолько глуп? А ведь детектив вроде… Я ведь специально сказал тому водиле, что буду сегодня грабить банк. Чтобы встретиться с тобой. Повеселимся?

– Конец твоему веселью, – процедил Джим и дрожащей рукой поднял пистолет, стараясь не задеть клерка.

– Ну что же ты…

Грянул выстрел, Джим попал клерку прямо в плечо, лишь слегка задев его. Надо признать, он не ожидал такого, но нужно смотреть на вещи реально. Только в фильмах крутые парни стреляют с другого конца длиннющего коридора и насмерть ранят врага. Джим был детективом, особо не смыслившим в стрельбе, и сейчас это подтвердилось. Несмотря на то, что клерку лишь оцарапало плечо, он резко дернулся от выстрела и вместе с собой повалил на землю Кларэнса. А боец спецназа с оружием обращался получше и всадил пулю прямо в грудь злодею. В этот момент один из бандитов банды Кларэнса, который стоял ближе всех к двери, бросил прямо в толпу несколько звуковых бомб. В ухо Джима будто ударили битой несколько раз, он пригнулся к земле, но нашел силы поднять голову и увидеть, что банда покидает банк с полными мешками денег. Так вот зачем им были нужны наушники. Умно.

Начальник спецназа прокричал в рацию:

– Перекрыть мост Золотые Ворота! Они не должны скрыться.

Ладно, наверняка их возьмут. По крайней мере, Кларэнс мертв. Джим подошел к телу и снял маску. Этого не может быть. На полу лежал не Кларэнс, а какой-то парень из его банды. А как убедительно толкал речь. Значит, Кларэнс сейчас с деньгами.

Кенни мигом подогнал машину к банку, Джим прыгнул в нее, и они поехали к мосту.

– Да как он только это все продумывает? Это невероятно! – ударил Джим кулаком по панели. Как только они подъехали к знаменитому мосту, который служил приманкой для туристов всей страны и всего мира, Джим увидел кордон спецназа. Он выскочил из машины и подбежал к начальнику:

– Вы приехали раньше нас. Кларэнс еще жив, вы об этом знаете?

– Уже нет, – ответил начальник, и повел рукой. – Он застрелился, как только мы попытались его взять. Большую часть его бандитов мы взяли, но они выкинули мешки с деньгами вниз, в пролив. Мои парни пошли вылавливать их, но пока ничего не нашли.

Джим оттеснил начальника, тут подоспел Кенни, и друзья увидели Кларэнса. Он лежал, прислонившись к перилам моста, по шее расплывалось красное пятно.

– Неужели все? – сказал Кенни. – С ним покончено?

– Похоже на то. Но моя жизнь после этого дела уже никогда не станет прежней, – ответил Джим.

 

Глава 7

Дело было завершено, и, честно говоря, Джиму не хватало погонь за Кларэнсом, его хитроумных игр и всего такого. Конечно, Джим был рад, что злодея, по чьей вине жизни лишились столько людей, наконец, удалось устранить. Но с другой стороны он вновь вернулся в свой Отдел, в тот пыльный кабинет, куда он так не хотел приходить вновь. Желанное повышение растаяло, как дым, так как задержание Кларэнса департамент приписал спецназу. А то, что Джим и Кенни рисковали жизнью, выслеживая его, это ничего не значит. Пустой звук. Подумав об этом, Джим ударил кулаком по столу и бессильно вперился в настольные часы, пытаясь сосредоточиться. В этот момент в дверь постучали. Джим поправил галстук и сухо бросил:

– Войдите.

– Джим МакКалистер, я полагаю? – ему навстречу шагнул статный мужчина лет сорока в темно-фиолетовом пиджаке.

– Вы видели мое имя на двери, сэр, – кивнул Джим.

– А вы остряк, – усмехнулся посетитель и снял шляпу – Я мистер Финк, начальник отдела по борьбе с нарушениями моральных прав.

– Да, я о вас слышал, – кивнул Джим. – Непримиримый воин с проституцией. Может быть, все проблемы решит ее легализация?

– Возможно, – кивнул Финк. – Я вижу, вы немного не в себе. Я слышал эту историю с ограблением банка, все лавры достались спецназу. Хотя я знаю, какую работу вы проделали.

– К чему вы клоните?

– Нам нужны такие люди. Те, которых не подкупить славой или наградами. Те, кто готов оставаться в тени и делать грязную работу ради покоя мирных жителей нашего прекрасного городка.

– Интересно, чтобы вы делали в Сиэтле, мистер Финк? – спросил Джим. – Мне кажется, там давно потеряли надежду.

– Сиэтл – это отдельная история, – усмехнулся Финк. – Это вы верно подметили, но у нас еще есть шанс искоренить это зло и вернуть мужей домой к их женам.

– Как по учебнику сказали.

– Не будем ходить вокруг да около, – резко сказал Финк. – Вы согласны работать на меня?

Джим опешил. Он не ожидал такого быстрого предложения, а оказывается, Финк уже давно все решил. Джим хотел перемен, он жаждал покинуть отдел краж и разбоев больше всего на свете, но он не мог сделать этого, не посоветовавшись со своим лучшим другом.

– Мне нужно поговорить с Кенни.

– Я уже заходил к нему.

– В самом деле? И что он ответил? – удивленно спросил Джим.

– Более того, он ждет меня на улице, готовый в любую минуту ворваться и переубедить вас. Он согласен. Дело за вами.

Джим подошел к окну и увидел Кенни, который отсчитывал купюры, сидя на бампере машины Финка.

– Выдаете аванс?

– Только не говорите мне, что вы настолько меркантильны, я был о вас лучшего мнения, – поморщился Финк. – Дело не в деньгах, хоть зарплаты у нас и больше, чем в вашем отделе. Просто работать в моем отделе намного престижней и интересней. И вы скоро поймете почему.

Джим глубоко вздохнул:

– Я согласен. Дайте время на то, чтобы собрать документы.

– Я жду вас с Кенни сегодня вечером у себя в отделе, – Финк вынул конверт и положил его прямо перед Джимом. – Чтобы вы не думали, будто я бросаю слова насчет зарплаты на ветер. Всех благ.

– И вам того же.

Джим сунул конверт в карман и неожиданно осознал, что он больше не работает на улице Вермонт. Теперь он отстаивает моральные права. Джим никогда бы не подумал, что когда-то будет блюсти мораль, но этот день настал. Тут Джиму позвонили на мобильный. Окрыленный новой работой он поднял трубку и услышал голос коронера Дуги.

– Эй, приятель, как жизнь? Меня переводят!

– Джим…

– Что-то случилось?

– Кларэнс, он… Его тело пропало из морга несколько часов назад. Я подумал, ты захочешь узнать.

Эйфорию как рукой сняло, слегка закололо в груди.

– Спасибо, Дуги, увидимся.

Джим положил трубку, не веря своим ушам. Вряд ли тело бывшего игрока в покер могло кому-то понадобиться. Ответ только один – Кларэнс жив.

В кабинет заглянул Кенни и махнул Джиму рукой:

– Ну, чего ты возишься? Пойдем в бар, отметим наше повышение!

– Кенни, Кларэнс жив.

– Что ты несешь?

– Я думаю, он скоро позвонит. Возьми в подсобке аппаратуру для вычисления сигнала и закрой дверь.

– Вы тут с Финком случайно ничего не курили? Ладно, сейчас принесу.

Пока Кенни ходил за нужными проводами, Джим нетерпеливо стучал пальцами о край стола. Он не может вот так просто скрыться. Он позвонит. Позвонит, чтобы позлорадствовать над недотепами – детективами.

– Что ты себе напридумывал, Джим? – Кенни вошел и подключил провод к телефону. – Мы с тобой видели Кларэнса на том мосту, черт побери, он выпустил в себя пулю!

И тут телефон завибрировал.

– Тихо! – поднял руку Джим. Абонент неизвестен. Затаив дыхание, они с Кенни нагнулись к трубке. Джим начал разговор первым.

– Алло.

– Это Кларэнс.

– Я уже понял.

– Знаешь, – голос Кларэнса звучал властно и насмешливо. – Сбежать из морга было несложно. Вот как я туда попал, это уже интересней.

– Мне неинтересно, – ответил Джим.

– Но я все равно расскажу.

– Кто бы сомневался…

– В общем, как только мы подъехали к мосту, я понял, что нам с деньгами не скрыться. Я приказал парням швырять деньги в воду, неподалеку по течению мешки должен был подобрать человек на лодке. Правда, несколько десятков тысяч долларов мы потеряли, но основной куш сберечь удалось.

– Ты не боялся, что они утонут? – спросил Джим, выигрывая время для Кенни, который упорно пытался засечь сигнал.

– Мешки водонепроницаемые, – похвастался Кларэнс. – Как только мы избавились от навара, я принял таблетку, замедляющую пульс и биение сердца и выстрелил себе в шею холостым патроном с красной краской внутри. Было довольно больно, но в целом терпимо.

– Осталось совсем чуть-чуть, – прошептал Кенни.

– Зачем ты звонишь мне?

– О Боже, да это же очевидно, мистер детектив. Мне скучно без вас. Удачи на новом месте, игра начинается.

– Есть!

За секунду до того как Кларэнс бросил трубку, Кенни обнаружил место, откуда поступал сигнал и сохранил его на карту памяти телефона.

– Отель в Аламо-сквер, – кивнул Джим. – Там, где живут богатенькие звезды и шишки из мэрии.

– Похоже, Кларэнс уже начал тратить деньги, раз поселился таком элитном месте.

– Наверняка, и паспорт себе поменял, если учесть, что за ним гонялось полгорода, – сказал Джим. – Не будем привлекать внимания, поедем на трамвае. Он может заметить служебную машину издалека и дать деру.

 

Знаменитые кабельные трамваи – это такое же достояние города, как мост Золотые ворота, по крайней мере, по посещаемости. Джим не ездил в трамвае уже довольно давно, Кенни еще дольше. Запрыгнув в трамвай и расплатившись с кондуктором, друзья покатили в Аламо- сквер. Еще за две остановки Джим увидел виднеющиеся вдали коттеджи и виллы. Именно там их и поджидал Кларэнс. Выйдя из трамвая, они направились к дому, из которого исходил сигнал. Это был роскошный коттедж с яблоневым садом и статуями у входа.

Кенни присвистнул:

– Роскошное место. Видимо, пока все считали его погибшим, парень жил на широкую ногу.

 

 

На удивление Джима, дверь в коттедж была не заперта. Джим вошел внутрь и бросил Кенни:

– Ты обыщи первый этаж, я пойду на второй.

– Будь осторожен, напарник, – кивнул Кенни. – Может, он до сих пор там.

Джим поднялся по крутой спиральной лестнице и, положив руку на пистолет, стал медленно продвигаться к первой комнате. Плавно открыв дверь на себя, он увидел ванную, в которой было разбито зеркало и повсюду разбросаны косметические средства. Так что здесь произошло?

Закрыв дверь в ванную, Джим повернулся и направился прямиком в спальню. Он не смог удержаться от вскрика.

– Кенни! Сюда, быстро!

Кенни взлетел по лестнице в мгновение ока и подбежал к Джиму:

– Я вроде не слышал пальбы, что ты…

Тут он осекся, посмотрев на кровать. На ней лежала молодая девушка, ее руки были в крови.

– Это все происходит снова, Кенни, – с замирающим дыханием произнес Джим. – Кларэнс снова оставляет нам мертвые подсказки.

– Когда же этот псих уже угомонится? – прорычал Кенни в ответ.

– Похоже, она пыталась защищаться и убежала в ванную, но Кларэнс настиг ее и ударил головой об зеркало. Она дралась с ним из последних сил, но потом приволок ее в спальню и задушил подушкой.

– Согласен, – кивнул Кенни. – Следы удушья налицо. Но что он хотел сказать нам, оставив ее вот так посреди коттеджа. Кто хочешь, заходи, кто хочешь, смотри.

– Он знал, что мы придем раньше всех, – сказал Джим. – Или не знал. Я не разбираюсь в мотивах маньяков, но, видимо, придется. Смотри-ка…

Джим наклонился к девушке, стараясь не смотреть на ее лицо, и вытащил у нее из кармана подставку под пивной бокал с эмблемой.

– Я знаю эту забегаловку – махнул рукой Кенни. – Она в паре кварталов отсюда.

Джим вызвал по рации патруль и бросил на девушку беглый взгляд:

– Я остановлю его. Кенни. Чего бы мне это ни стоило. Живой или мертвый, он прекратит свои зверства.

Глава 8

Зайдя в пивную, Джим осмотрелся и заключил, что она особо ничем не отличается от бара на улице Октавия, где они обменялись парой ласковых с Билли Джином. Вообще, все подобные заведения в Сан-Франциско были довольно похожи, даже бармены казались Джиму одинаковыми.

– Добрый день, сэр, отдел по борьбе с моральными преступлениями. Мы нашли у одной из ваших сотрудниц эту эмблему.

– Да, скорее всего, это Шерил, – ответил бармен, протирая бокалы. – А что с ней?

– Она погибла, сэр.

– О, жаль это слышать. Она была милой девушкой.

– Когда вы в последний раз видели ее?

– Вчера. Она уходила из пивной с каким-то парнем.

Кларэнс оказывал на людей какое-то странное влияние. Джим не понимал, в чем дело, но в убийце было какое-то странное обаяние, благодаря которому люди быстро увлекались им.

– Ясно. Мы можем осмотреть ее рабочее место?

– Конечно, детектив. Она отдыхала вон в той комнатке за углом.

Джим вошел в комнатку, и ему сразу бросился в глаза медальон, висящий на доске вместе с парой фотографий. Джим снял украшение и повертел его в руках.

– Похоже, от отца или от матери. Семейная ценность. Странно, что она оставила его здесь, если он был ей так дорог.

– Тут еще кое-что, – Кенни залез под стол и извлек на свет подарочную коробку. – Здесь есть адрес отправителя. Возможно, это и есть отец Шерил, а может, это ее приятель.

– В любом случае, посетить его будет нелишним, – проговорил Джим, прихватив с собой медальон.

 

Когда друзья стояли на пороге дома, откуда пришла посылка, Кенни обернулся к Джиму и умоляюще поднял руки:

– Не выношу этих речей про погибших родственников. Когда встречаюсь с родителями жертвы, не могу вымолвить и слова, приятель. Это у меня еще с Убойного отдела.

– Ладно, я скажу ему, – кивнул Джим. Он постучал в дверь, и на пороге показался мужчина средних лет в вязаном джемпере.

Значит, все-таки отец.

– Сэр, полиция Сан-Франциско. Это ваш медальон?

Мужчина удивленно посмотрел на украшение:

– Да, я отправил его своей дочери пару дней назад. А что-то случилось?

– Сожалею, сэр, но ваша Шерил погибла. Ее задушил один тип по имени Кларэнс, за которым мы гоняемся уже не один месяц. Вы поможете нам его найти?

Отец Шерил изменился в лице – он опустил глаза, сжал губы и как-то сгорбился, стал ниже и грузнее. И тихо-тихо сказал:

– Я к вашим услугам.

– Вы с ней говорили прошлой ночью?

– Да, говорил. Она сказала, что рабочий день закончен, и она едет в гости к своему приятелю в Аламо-сквер.

– Да, Кларэнс умеет принимать гостей, – вздохнул Кенни.

– Это все, что я знаю, – отступил за порог отец Шерил. – Хотя нет, еще она сказала, что этот парень работает механиком в кинотеатре на улице Гранта.

– Спасибо, сэр, вы нам очень…

Джим не успел договорить, как дверь захлопнулась у него перед носом.

– Ему надо побыть одному, – бросил Кенни. – Это тяжело, Джим. Поехали. Если Кларэнс действительно там, то в этот раз мы его не упустим.

 

Кинотеатр работал только по праздникам, и городские власти давно хотели закрыть здание из-за ветхости, но многим горожанам приносило удовольствие посещать такие старые заведение, это навевало им ностальгию о Голливуде 20-х годов.

– Видимо, они поймут, как заблуждались только тогда, когда он обрушится во время сеанса, – покачал головой Джим.

Чтобы не взламывать тяжелые входные двери, Кенни нашел обходной путь, и друзья залезли в здание через окно прямо над мусорными баками на заднем дворе. Джим огляделся – они оказались в прожекторной. Из соседней комнаты слышались голоса, и Джиму вспомнилась ситуация с клубом «Прожектор», в котором закатывали неофициальные вечеринки. В Сан-Франциско стоило внимательно приглядываться к таким заведениям, у многих была своя ночная жизнь, которая не видна за закрытыми дверьми. Джим подал знак Кенни, и тот с грохотом врезал ногой по двери:

– Руки вверх, полиция!

А вот и он. Кларэнс сидел в халате на кожаном кресле и курил сигару. У его ног на шерстяном ковре расположились несколько парней, они перебирали диски из высокой стопки.

– Вы трое, пошли вон, – махнул пистолетом Кенни. – И никому ни слова.

Клиенты Кларэнса поспешили смыться, не преминув захватить с собой несколько дисков на халяву.

– Эй, а кто платить будет? – задорно крикнул им Кларэнс вслед.

– Встань, – приказал Джим.

Кларэнс нехотя подчинился, впрочем, не прекратив дымить

– Зачем вы тратите на такую мелочь время, детективы? – он развел руками. – Я просто приторговываю домашним видео и фильмами для взрослых, это же невинный бизнес.

– Не ври, – Кенни подошел к стопке и поддел ее, диски разлетелись в стороны. – У тебя осталось еще полно денег, после того как вы с дружками грабанули банк.

– Мне просто нравится заниматься этим! – воскликнул Кларэнс. – Понимаешь, Джим? Играть с копами, оставлять за собой тела и все такое… Слушай, если ты думаешь, что я самый плохой парень в этом городе, ты сильно ошибаешься.

– Ты не знаешь, о чем я думаю, – ответил Джим.

– Прекрасно знаю. Что я безжалостный убийца, и что меня надо остановить. Посмотри на свой Департамент, и ты ужаснешься. Взятки, запугивания, шантаж. Мне кажется, вы двое стали бороться с моральными нарушениями неспроста, ой, неспроста. Вы тоже не без греха, и чувствуете это.

– Хватит молоть языком. Давай наручники, Кенни.

Кларэнс отступил на шаг назад:

– Вам отсюда не удастся так легко уйти, друзья мои. Я забыл упомянуть, что у меня есть партнеры по… бизнесу. Сейчас они в подвале кинотеатра и организовали там что-то вроде публичного дома. Так что если попытаетесь задержать меня, они услышат шум, и вряд ли вам это понравится.

 

– Что будем делать? – озадаченно спросил Кенни. – В подвал я идти не рискну, вдруг этот псих не врет.

– У нас есть выбор, – ответил Джим. – Либо убить его прямо здесь и закончить это все, либо вызвать начальство. Им наверняка понравятся здешние фильмы.

– Зови всех, Джим, – ухмыльнулся Кларэнс. – И брата своего можешь позвать. Артур, кажется? Я навел справки и узнал, что он тоже не прочь повеселиться с молоденькими. Я не осуждаю, но…

В этот момент Джим потерял над собой контроль. Проблемы брата всегда были для него больной темой, и сейчас глаза будто застлала пелена. Джим резко поднял ствол и выстрелил Кларэнсу в руку.

– Джим, зачем? – крикнул Кенни, но было уже поздно. Джим услышал топот шагов, это уже бежали на выстрел бандиты.

Кларэнс дико хохотал, держась за простреленную руку и приговаривал:

– Вот так, вот так вот, молодец, Джим! Выпусти своего зверя!

 

Друзья не стали дожидаться гостей, а с разбега махнули в окно и приземлились на плотные мусорные мешки. Из окна высунулась чья-то голова, и рядом с Джимом просвистели пули. Одна попала прямо в дверцу машины, когда друзья уже отъезжали от кинотеатра. На всякий случай Джим пригнулся и оглянулся назад. Погони, вроде, не было.

– Я поступил глупо, – признался Джим. – Но, по крайней мере, отомстил ему за тот выстрел в казино. Эй, Кенни, что с тобой?

Кенни дрожал, с его лба лился пот.

– Успокойся, приятель! Что тебя так взволновало?

Кенни взял себя в руки и стальным взглядом уставился в лобовое стекло:

– Я тебе никогда не рассказывал, почему я пошел в Убойный отдел, Джим? Давно, еще до того как я познакомился со своей женой Ребеккой, я был молодой, и во мне играла горячая кровь. Я снял себе девчонку. Ну, понимаешь, решил порадовать себя. Когда мы закончили, а дело было поздним вечером, я предложил ей остаться у меня, но она сказала, что должна отдать деньги хозяину. Я тогда жил около парка Золотые Ворота. Что было делать – я отпустил ее. А наутро узнал, что какую-то девчонку избили в парке до смерти. Это была она. Я до сих пор виню себя в том, что не удержал ее тогда.

– Ты не виноват, Кенни, – проговорил Джим, глядя на приятеля. – Этих девчонок жизнь идет под откос, они сами решают, как распоряжаться ею. Она выбрала такой путь и поплатилась за это.

– Я мог бы проводить ее… – настаивал Кенни.

– И мы бы с тобой никогда не встретились, потому что ты бы не ушел из того парка живым, – сказал Джим. – Ты был юнцом, Кенни. Смирись и оставь это в прошлом. Сейчас у нас проблемы посерьезней.

 

Глава 9

Как только друзья прибыли в свой отдел, они сразу же отправили отряд на задержание Кларэнса. Но когда полиция приехала, кинотеатр уже почти полностью сгорел. Диски, журналы, все улики пропали в огне. В подвале был найден детонатор, который Кларэнс запустил спустя минут двадцать после выстрела Джима.

Друзья не могли поверить, что дело снова закрыто, но Кларэнс был дьявольски хитер. Он не оставлял за собой никаких следов и действовал наверняка. Джим корил себя за провал операции и решил подать рапорт об увольнении.

– С меня хватит.

Джим и Кенни стояли перед мистером Финком. Кенни переминался с ноги на ногу, а Джим держал в руках рапорт.

– Я увольняюсь, сэр, – повторил Джим. – И вам меня не убедить.

– Присядь, – вздохнул мистер Финк.

Джим нехотя опустился на стул, Кенни остался стоять у двери.

– Понимаешь, Джим, у каждого в нашем отделе есть свои скелеты в шкафу. И мне абсолютно плевать, что происходит у тебя в семье, в какие клубы ты ходишь, где проводишь свое свободное время и даже хранишь ли ты кокаин у себя под матрасом! Меня это не волнует. Главное – чтобы ты делал свою работу.

– Так вот, я не могу ее делать, сэр, – сжал губы Джим. – Мы уже взяли его, и тут я дал волю эмоциям.

– Все мы смертные, Джим, – кивнул мистер Финк. – Эмоции – это нормально. Я в тебя верю, ты возьмешь себя в руки. Неужели ты готов пустить все эти годы в полиции коту под хвост?

Джим задумался. Возможно, мистер Финк прав, все-таки Джим проработал в полиции большую часть своей жизни, и уходить вот так вот просто…

– Что ж, мистер Финк, – Джим спрятал рапорт в пиджак. – Только ради уважения к вам я продолжу работу. Но только до первого подобного случая, после которого я уйду даже без заявления.

– Я рад, что вы одумались, – радостно кивнул мистер Финк. – Найдите новое дело, вперед, парни!

Кенни и Джим вышли на улицу, Джим закурил и повернулся к другу:

– Мне не хочется сейчас затевать новое расследование. Давай просто отдохнем и потом вернемся со свежими силами.

– Согласен, – кивнул Кенни, и они влились в толпу.

Отдел по борьбе с моральными нарушениями находился неподалеку от Ароматного переулка. Весьма своеобразное место, в котором все стены были исписаны граффити, и круглые сутки стоял запах свежескошенной травы. Именно в одном из самых красочных мест Сан-Франциско Джим почему-то стал чувствовать себя тусклым и серым, ничем не примечательным. Ему просто необходимо было повеселиться, обрести веру в себя, и друзья решили направиться на Ярмарку на Юнион-Стрит.

На каждом углу продавали мороженое и сладости, народ веселился во всю, уличные развлечения поднимали Джиму настроение все больше и больше. Кенни купил себе несколько бутылок пива и был уже навеселе, Джим подошел посмотреть на музыкантов, которые играли на бокалах от вина, и вдруг замер.

На другой стороне улицы, у сквера, Джим увидел его. Кларэнс стоял на коленях перед маленькой девочкой и протягивал ей леденец. Кенни поймал взгляд Джима и тоже увидел его.

– Ну все, подонок, держись! – прокричал Джим и, проталкиваясь сквозь толпу, рванул к Кларэнсу. Кларэнс заметил погоню, погладил девочку по голове и, перемахнув через ограду, побежал вглубь сквера.

– Заходи слева! – крикнул Джим и Кенни, обогнув беговую дорожку, выскочил Кларэнсу наперерез. Джим догнал их и бросился Кларэнсу в ноги, повалив его на землю. Кенни настолько ненавидел Кларэнса за то, что тот испортил им праздник, что со всей силы врезал ему промеж глаз. Кларэнс откинулся на траву и тихо засмеялся. А Кенни не унимался, он посыпал Кларэнса все новыми и новыми ударами, Джим не стал мешать напарнику. Вокруг них столпились люди, идущие на ярмарку, и один из них крикнул:

– Прекратите избивать его, что вы делаете?

Кенни вытащил значок, напоследок врезав Кларэнсу в нос:

– Полиция, все в порядке, сэр. Мы проводим задержание опасного преступника, идите по своим делам.

Кларэнс, чье лицо было в крови, катался по траве и закатывал глаза со странной улыбкой.

– Черт, – присмотрелся Джим. – Да он под кайфом!

Кенни поднял Кларэнса на ноги и залез к нему в карман, достав оттуда пару косяков.

– Не думал нас тут встретить, а? Прямиком в отдел, тварь, и без шуток!

Джим скрутил Кларэнсу руки, и они поспешили к Ароматному переулку. Кларэнс шел медленно, и его приходилось постоянно толкать в спину.

– Совсем копы разошлись. Даже в праздник мутузят пьяниц, как будто заняться нечем, – раздавались голоса прохожих, но друзья никого не слушали.

Они довели Кларэнса до Отдела, протащили по лестнице и посадили прямо перед мистером Финком.

– Так, так, кто тут у нас? – мистер Финк посмотрел на Кларэнса. – Вы молодцы, парни, да нам за это премию тысяч в пятнадцать выпишут, не меньше.

– Мы ловили этого подонка не ради денег, шеф, – кивнул Джим.

– Пусть так, – отозвался мистер Финк. – Ну что, Кларэнс, игра окончена. Убийства, грабежи, хранение наркотиков.

– Верно, начальник, – подтвердил Кларэнс. – Это я.

– Тебе одна дорога, приятель – в газовую камеру, – сказал мистер Финк.

– Я требую телефонный звонок, – ухмыльнулся Кларэнс.

Джиму стало не по себе. Кларэнс опять что-то затеял.

– Валяй, тебе это все равно не поможет. Куда звоним?

– У меня есть приятель, живет у подножия гор Санта-Круз, в тех самых горных домиках, – сказал Кларэнс. – Его зовут Рокки.

– Отличное имя, – кивнул мистер Финк. – Диктуй номер.

– Он придет и привезет то, что вам нужно. А это вам нужно, поверьте. Вот номер.

Мистер Финк набрал этому Рокки и поговорил с ним пару минут.

– Ждем, парни. Он обещал приехать и привести для нас какие-то бумаги насчет Кларэнса. Вдруг это важно? Пусть он пока побудет в моем кабинете.

Ожидание было мучительным. Рокки прибыл через три часа, когда на улице стало темнеть и появились первые звезды.

– Что так долго? – огрызнулся Кларэнс.

– Так быстро ту сумму, которую вы потребовали, не соберешь, босс, – ответил Рокки и положил на стол мистера Финка большой мешок.

– Требуемую сумму? – переспросил Джим. – Ты что, думаешь откупиться от нас? Даже и не мечтай.

Мистер Финк заглянул в мешок и мельком пересчитал деньги. Он поднял голову и удивленно посмотрел на Рокки:

– Черт меня побери, да тут не меньше пятисот штук!

«Так вот на какой случай Кларэнс берег деньги из банка», – пронеслось в голове у Джима.

– Шеф, не поддавайтесь! – воскликнул Кенни. – Вы не можете отпустить его после всего, что он натворил.

– Сколько я говорил, нам должны премию выписать? – спросил мистер Финк.

– Около пятнадцати, – кивнул Джим. – Но сэр, деньги тут не при чем, я говорю, что мы…

– Очень даже причем, – оборвал его мистер Финк.

Джим не верил своим ушам. Кларэнс опять избежал наказания, просто дав взятку шефу отдела?

– С вами приятно вести дела, господа, – кивнул мистер Финк и спрятал деньги в шкаф. – А вы никому не слова – иначе уволю. Найдите себе другое дело, еще раз говорю! Два раза не повторяю.

У Джима опустились руки. Он смотрел, как Кларэнс и его помощник уходят из Отдела живыми и невредимыми. Повернувшись в дверях, Кларэнс шутливо бросил друзьям:

– Не бойтесь, детективы. Мистер Финк сполна получит за свой грех…

– Валите уже отсюда, пока я не передумал, – махнул рукой шеф отдела.

Кларэнс и Рокки ушли. Джиму невыносимо было смотреть на предателя, который сидел перед ним, и вместе с Кенни они вышли на задний двор.

– Нужно проследить за машиной. Если не получается по закону, мы будем действовать иначе.

– Согласен, – кивнул Кенни. – Его нельзя упустить.

Джим сел за руль, и в этот момент в отделе на верхнем этаже, где также находился кабинет шефа, прогремел взрыв. Языки пламени взметнулись над улицей. Значит, про грехи Кларэнс не шутил…

– За ним! – прокричал Джим и ударил по педали газа.

После того что они увидели, у них, можно сказать, уже не было работы, тем более после взрыва в отделе. Друзьям было нечего терять, сейчас для них существовала только машина Кларэнса впереди, которую надо было спихнуть с дороги.

Вскоре машины выехали на самую извилистую улицу города – Ломбардс-стрит. Здесь дороги пересекались под самыми немыслимыми углами, то падали вниз, то резко уходили вбок, и этот отрезок дороги был для водителя сущей пыткой. Но Джим все-таки водил лучше, чем Кларэнс, и эта улица стала для бандита роковой. Кларэнс чуть не врезался в стену, но успел развернуться и ударился боком. Из-под капота повалил дым, Джим затормозил и выскочил из машины. Ему навстречу с поднятым автоматом, устремился Рокко. Джим прыгнул за угол и стал вести прицельный огонь, следя за тем, чтобы Кларэнс не сбежал под прикрытием своего дружка. Вскоре Кенни несколько раз попал Рокко в грудь, и все было кончено. Кларэнс понял, что в живых его на этот раз не оставят точно и, отчаянно выхватив длинный нож, волком бросился на подошедшего Джима. Он даже успел нанести пару ударов, один из которых оцарапал Джиму плечо, прежде чем одним выверенным ударом Кенни опрокинул Кларэнса на землю.

– Мы не можем застрелить его вот здесь, прямо посреди улицы, – сказал Джим.

– Можем, – прорычал Кенни, не в силах сдерживая злость. – Мы же копы. Пустим пулю в лоб и отвезем на кладбище Фернвуд.

– Есть идея получше, – сказал Джим. – Холм Буэна-Виста. Там его точно никто искать не будет, и все забудут об этом психе. Даже газетчики.

– Как скажешь, – пожал плечами Кенни. – Я знаю там один пустырь, сделаем все тихо.

– Мы же уже не вернемся в отдел, верно? – посмотрел ему прямо в глаза Джим.

– Вряд ли, дружище, – ответил Кенни. – После того как поступил Финк… мне некуда возвращаться.

 

Глава 10

Подняв голову, Джим посмотрел на небо. И в такую красивую звездную ночь свершится самосуд, преступление? Хотя большая часть преступлений совершается ночью, когда никто не видит, а видят лишь звезды… Джим предпочел бы, чтобы все произошло при чистом небе, а так ему казалось, будто сами звезды являлись свидетелями расправы над Кларэнсом. Но другого выхода не было.

Кенни вывел Кларэнса из машины и поставил его на колени. Над ними возвышался холм Буэна-Виста, один из самых высоких в городе. Джим увидел здесь злую иронию, они собираются застрелить убийцу именно у подножия холма. Ниже опускаться некуда.

– Сделаем это быстро, – сказал Кенни, наставив пистолет на Кларэнса. – Не хочу торчать здесь всю ночь.

– Жена ждет? – усмехнулся Кларэнс.

– Умолкни. Давай, Джим, доставай свой ствол. Мы поступаем правильно, его должен кто-то остановить. Если Финк не сделал это официально, мы сделаем по старинке.

– Твой приятель дело говорит, – Кларэнс вскинул голову и посмотрел Джиму в глаза. – Избавьтесь от меня. Здесь и сейчас.

– Пора, – Кенни взвел курок, но Джим остановил его руку. – Что?

– Он жаждет, чтобы мы его убили, – покачал головой Джим. – Неужели ты не видишь? Тогда мы докажем, что ничем не лучше его, что наша натура так же мрачна, и что мы способны на самосуд, как последние бандиты. Ты сможешь после этого считать себя хорошим копом?

– Вполне, – вырвал руку Кенни.

– А я нет.

– А ты сообразительный, Джим, – рассмеялся Кларэнс. – Всегда считал тебя умнее этого остолопа. Не мешай своему другу, пусть делает, что хочет. Ты такой же, как я, Кенни. И выстрелив, ты подтвердишь это.

– Я не такой, как ты! – закричал Кенни, и его крик эхом разнесся по пустырю. – Ты прав, Джим, он хочет нас подловить. Не выйдет. Хотя я больше всего на свете хочу его смерти, я не стану этого делать.

– Какое благородство! – сплюнул на землю Кларэнс. – Да вы просто ангелы во плоти, парни! Я думаю, у меня есть то, что поможет вам принять решение.

Кларэнс полез в карман, и Кенни взял его под прицел.

– Не выводи меня. Учти, мое терпение имеет границы!

– Разумеется, – кивнул Кларэнс и кинул Джиму мобильный телефон. – Что я, совсем глупец, чтобы угрожать таким благородным ребятам, как вы? Вы же воплощение честности, у вас нет изъянов… Чушь. Они есть у всех. Меня вот в детстве бил отчим, он был копом, кстати, но это уже совсем другая история.

 

Джим повертел мобильный в руках:

– Что я должен делать?

– Просто набери первый номер в телефонной книжке. И увидишь, – кивнул Кларэнс.

Джим позвонил по указанному номеру, и тут на экране телефона возникло видео. Это было что-то вроде гаража или склада, в центре спиной к камере сидели мужчина и женщина, их руки были связаны. В кадр вошли двое парней, видимо подручные Кларэнса. Один из них развернул мужчину лицом, и у Джима потемнело в глазах. Это был Артур, его родной брат. Волосы растрепаны, на рубашке кровь. Подручный приставил пистолет к его груди.

– Весело, правда? – откликнулся Кларэнс.

– Дьявол, – прошептал Джим. Такого он не ожидал.

– Но это еще не все, парни. У нас есть еще один гость!

Второй подручный подошел к стулу с женщиной, и Кенни увидел ее лицо. Ребекка. Любимая.

– Тебе не жить, – проговорил Кенни, яростно глядя на Кларэнса. – Если ты думаешь, что тебе это поможет, ты в любом случае сдохнешь.

– Не буду спорить, – ответил Кларэнс. – Но если вы думаете, что не имеет никакого значения, кто убьет меня, вы сильно ошибаетесь. Кто выпустил пулю – тот и виновен. А второй… так, за компанию. Выбирайте, кто из вас будет пачкать руки. Суть такова – если меня убьет Джим, то его брат останется в живых, а если выстрелит Кенни, то я пощажу его жену. Все просто. Естественно, если выживает один, автоматически погибает другой. Ваш выбор!

Он упивался собственной хитростью. Но надо признать, Кларэнс действительно блестяще все продумал. Ни один из нас не собирался жертвовать жизнью своего родственника.

– Я не хочу становиться убийцей, – сказал Джим. – Но и тебя подставлять не хочу.

– Клянусь, я заставлю тебя выстрелить, – Кенни направил пистолет на Кларэнса. – Прости, но я не дам своей жене умереть.

– Что ж, раз ты так, – кивнул Джим и в свою очередь взял на прицел друга.

И тут Кларэнс расхохотался. Он смеялся так долго, что у него заболели челюсти. Отдышавшись, он обратился к теперь уже бывшим друзьям:

– Вы посмотрите на себя! Как вы смогли так низко пасть буквально за одну ночь, поразительно! Я всегда знал, что все копы внутри мрачнее некуда и идут в полицию, жаждая власти над людьми! Что ж, мне было безумно весело с вами, поэтому я сделаю вам прощальный подарок. Если вы выстрелите в меня одновременно, и твой брат, Джим, и твоя жена, Кенни, останутся в живых.

– Откуда нам знать, что не врешь? – сказал Кенни.

– Стал бы я врать, будучи одной ногой в могиле? Это глупо, – усмехнулся Кларэнс.

– Верно, – кивнул Джим. – Сделаем это, Кенни. Мы в тупике.

– Придется, – сказал Кенни. – Давай на счет три. Раз, два… три!

Джим и Кенни резко развернулись к Кларэнсу и выпустили в него всю обойму. С каждым выстрелом Джим вспоминал всех, кого Кларэнс погубил – Донахью, Тед Граверс, Буковски, Риччи, Шерил, Финк и их лица всплывали перед ним в дыму от пуль. Кларэнс откинулся на спину и замер. Кенни подошел к нему и поднес телефон к лицу.

– От…пустите их, – прохрипел Кларэнс, после чего Кенни поднялся и выстрелил ему в голову. Подручные Кларэнса отвязали Ребекку и Артура, и перед тем как выключилась камера, Джим успел увидеть, как они выходят на свет из склада.

– Заплатил он нормально, но по-моему полный псих, – сказал один из подручных.

– Согласен, – кивнул второй, и изображение пропало.

 

Кенни выхватил мобильный и набрал номер свой жены. Они о чем-то говорили пару минут, после чего Джим тихо спросил:

– Что там?

– Их держали на овощном складе в Санта-Круз. Сейчас они с Артуром дойдут до проезжей части и поймают такси. Они в порядке, – ответил Кенни.

Джим сел прямо на землю пустыря и опустил голову:

– Можем ли мы доверять друг другу, Кенни? После того, что случилось, после того, как я был готов застрелить лучшего друга в итоге игры Кларэнса?

– Не знаю, Джим. Не знаю, – проговорил Кенни.

Джим достал лопаты из багажника, и они стали рыть яму для Кларэнса. Когда дело было сделано и осталось только засыпать Кларэнса землей, Джим снял с себя значок детектива и бросил его в яму. Кенни молча сделал то же самое. В эту звездную ночь друзья хоронили не только Кларэнса. Вместе с ним они оставили у холма Буэна – Виста часть своей души.

 

После ночи на пустыре прошло около двух месяцев. Кенни общался с Джимом, но довольно редко, чаще они виделись в магазине и, пожав руки, расходились, перекинувшись парой слов. Но однажды силы обоих оказались на исходе, все-таки много лет они были лучшими друзьями, и Джим предложил Кенни выпить хорошего виски в пабе. Виски развязал им языки, и Кенни рассказал, что не держит на Джима зла, в жизни всякое бывает. Просто у того холма он изменился и стал по-другому смотреть на многие вещи. Кенни устроился работать охранником в ночной клуб и, судя по тому, какие истории он выдавал о своей работе, Джим понял, что Кенни идет по наклонной все ниже и ниже. Но он не осуждал друга, понимая, что когда-то они оба оказались втянутыми в эту историю. Сам же Джим подыскал себе непыльную работенку в бюро находок, куда часто приносили потерянные и даже краденые вещи. Такое часто бывало, что сначала человек украл, его заела совесть, и он решил, что самым удачным решением будет выдать эту вещь за чью-то потерю, что отчасти являлось правдой.

Когда Кенни уже собрался уходить, Джим обнял его и сказал, что детективы бывшими не бывают. Кенни согласился, ведь он до сих пор отдавал честь, проходя мимо того или иного отдела.

– Мы бы все равно были для них обузой, – сказал Кенни. – Года не щадят нас, приятель, и нам было бы все сложнее гоняться за бандитами. Давай, до скорого.

– Удачи.

Джим был рад, что ему, наконец, удалось поговорить с Кенни искренне, он как будто снял камень с души. С облегчением накинув плащ, Джим покинул паб и отправился в свое бюро.

 

Через несколько минут после его ухода в паб вошел незнакомец вместе с двумя офицерами полиции. Они сели за дальний столик, офицеры наклонились поближе и незнакомец прошептал:

– Это ценная информация, я хочу помочь следствию. Сегодня вечером один тип по имени Марко будет грабить квартирку в районе Сансет. Я вращаюсь в определенных кругах и в курсе этих делишек.

– Что ты хочешь за это? – кивнул офицер.

– Триста долларов хватит, – ответил незнакомец.

Офицер отсчитал ему наличные, и незнакомец улыбнулся:

– С вами приятно иметь дело. Кстати, мой босс, его зовут Кларэнс, советует вам отвести Марко на пустырь у холма Буэна-Виста, когда будете его допрашивать. Говорит, отличное место для допроса.

– Не слышал ни о каком Кларэнсе, – пробормотал офицер.

– И не услышите, – подмигнул незнакомец. – Я являюсь его учеником, его правой рукой и воплощаю его замыслы в жизнь. Он, если можно так выразиться… ушел под землю. Затаился, одним словом. Ладно, мне пора.

Незнакомец вышел на улицу и пошел навстречу худому парню в майке, который ждал его у перекрестка.

– Вот деньги, – протянул ему конверт незнакомец. – Не забудь, Марко, как только вынесешь квартиру, сиди и жди копов. Они приедут и немного потолкуют с тобой. Потом отпустят. Ясно?

– Яснее некуда, – кивнул Марко.

– Но зачем вам это?

– Босс так приказал, остальное не твоего ума дело, – ответил незнакомец. – Ах да, чуть не забыл. Ничего не говори им при допросе. Ни слова. Если попросят отдать им твой мобильный – отдай. И самое главное – если будут проблемы, пусть позвонят мне.

– Будет сделано. Странный вы тип.

– Еще какой, – кивнул незнакомец. – Вот тебе еще двести баксов, если ты выполнил мою просьбу.

– Да, выполнил, – взял деньги Марко. – Те двое, которых вы просили найти, сидят сейчас на складе, их стерегут мои парни. Разберетесь с ними потом, или поедете сейчас?

– Поеду сейчас, – усмехнулся незнакомец. – Ты толковый парень, Марко. Жду звонка от тебя, я потолкую с этими копами, чтобы не особенно на тебя наезжали. Но случиться может всякое, предупреждаю.

– Ладно, до связи.

– До связи.

Незнакомец надел шляпу и оправился на склад. Он вошел внутрь, ослепляя дневным светом двух связанных девушек. Миленькие. Копы все сделают ради своих дочек, лишь бы они не пострадали. Бедный Марк, готовый на все ради денег, он оценил свою жизнь в триста долларов.

– Я выполню ваш приказ, Кларэнс, ваше дело будет жить и после меня. Все сделаем в точности, – прошептал незнакомец.

Январь 2014 г.

 

Комментарии: 1
  • #1

    Валера (Понедельник, 27 Октябрь 2014 18:27)

    Илья, да ты мастер писать детективы. Давай продолжай в том же духе.