НИКОЛАЙ ПОЛОТНЯНКО

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ПОЛОТНЯНКО.

Родился 30 мая 1943 года в Алтайском крае. 

Окончил Литературный институт имени А.М. Горького.

Николай Алексеевич является автором романов: «Государев наместник»,  «Атаман всея гулевой Руси», «Клад Емельяна Пугачева», «Жертва сладости немецкой», «Бесстыжий остров», «Загон для отверженных», «Минувшего лепет и шелест», «Счастлив посмертно», комедии «Симбирский греховодник»,

а также поэтических сборников: «Братина» (1977), «Просёлок» (1982), «Круги земные» (1989), «Журавлиный оклик» (2008), «Русское зарево» (2011) «Бунт совести» (2015), «Судьба России» (2016), «Как хорошо, что жизнь прошла» (2017), «Прекрасная Дама»(2017) и других.

С 2006 года – основатель и главный редактор журнала «Литературный Ульяновск».

В 2008 году Николай Полотнянко  награждён Всероссийской литературной премией имени И.А. Гончарова, в 2011 году – Почётной медалью имени Н.М. Карамзина, в 2014 году – орденом Достоевского 1-й степени, в 2015 – премией Н.Н. Благова.

Живёт в Ульяновске.

Жуткий детектив

В тусклый осенний вечер, какие бывают на исходе октября, следователь Догадкин возвращался с работы домой. На улице было сыро и холодно, пахло близким снегом и бензинной гарью. Все это не улучшало Виктору Петровичу настроения, вконец испорченному брюзжанием прокурора по поводу большого количества незавершенных дел. Формально начальник был прав, а по существу... Вот и сегодня. Опять убийство. Это какое по счету за сегодняшний месяц в их районе?..

Догадкин недовольно посмотрел на темное, моросящее холодным дождем небо и досадливо надвинул на голову капюшон куртки. Да, уныло думал он, сегодняшнее убийство тоже, видать, из разряда «глухих». Ни следов, ни свидетелей, вот только этот сосед, сообщивший на пост ГАИ об убийстве, этакий егозливый субъект, смахивающий в своем коричневом пальто и шляпе на таракана, обученного бегу на короткие дистанции.

Кстати, за сколько он добежал до поста от своего гаража?.. Там метров сто - сто пятьдесят. Впрочем, это ровным счетом ничего не значило...

Сам того не замечая, Виктор Петрович то и дело возвращался к убийству некого Пузанова, коммерсанта, негоцианта, черт их там разберет, но, одним словом, денежного и влиятельного человека, убитого сегодня в полдень на пороге только что выстроенного трехэтажного особняка близ берега Волги. Дело не представлялось ни загадочным, ни интересным - обыкновенное убийство, но тем не менее его нужно было раскрыть. Сходу это сделать не удалось, хотя Догадкин чувствовал, что ответ на основной вопрос следствия «Кто совершил убийство?» находится где-то рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки.

- Когда оперативно-следственная группа прибыла на место происшествия, там находились двое - милиционер с поста ГАИ и сосед убитого, некто Васин, полноватый человек в коричневом кожаном пальто, тоже коммерсант и владелец особняка, находящегося в метрах тридцати от Пузановского.

Догадкин наклонился к трупу, похлопал по карманам куртки, они были пусты, как и карманы брюк, кроме заднего, из которого выглядывала рукоятка пистолета, которым Пузанов не успел воспользоваться.

- Или нападение было совершено внезапно, - подумал Виктор Петрович, - или убийца был знаком с Пузановым и не вызывал у него опасения...

Следователь вопрошающе посмотрел на врача, закончившего осмотр тела погибшего.

- Выстрел был сделан с близкого расстояния, в левый бок, когда убитый по какой-то причине повернулся. Ну, а об остальном, - развел руками эксперт, - после вскрытия, да, только так...

- Выходного отверстия нет?.. - спросил Догадкин.

- Нет...

Пуля находилась в теле убитого. Но что это давало?.. На руках сейчас находится масса оружия, и можно было с почти стопроцентной уверенностью предположить, что этот пистолет нигде еще не проходил, и на версию в этом смысле рассчитывать было трудновато.

Догадкин оторвал взгляд от убитого и посмотрел на особняк. Он ему напоминал какое-то здание в городе, еще дореволюционной постройки. Обойдя дом вокруг, следователь наконец понял: строение было слегка искаженной копией особняка на углу улиц Льва Толстого и Железной дивизии, правда, уменьшенной копией, но все равно достаточно объемной. Виктор Петрович насчитал в доме восемь комнат, билльярдную и уйму всяких подсобных помещений. Дом только начинали обживать, завозить мебель, кухонную утварь, а семья все еще находилась на старой квартире...

- Уютное гнездышко, - вздохнул про себя Догадкин. - На десятки «лимонов» тянет. Виктор Петрович, в противовес новому насаждаемому правилу - не считать деньги в чужих карманах, всегда их считал, справедливо полагая, что деньги богатых - это в конце концов деньги бедных, которые каким-то путем попали в карманы богатых. Но интересно, законным ли путем?.. Вот только в законах сейчас на этот счет был полный мрак.

Сосед Васин являл собой образец завидного послушания и готовности выполнить любую просьбу следователя. В его коричневых глазках светилась такая преданность правоохранительным органам, что Догадкина покоробило такое поведение свидетеля.

Васин торопливо, брызгая слюной и захлебываясь словами, рассказал о той стороне происшествия, которая ему была известна.

- Итак, - уточнил Васин, - вы услышали выстрел, когда находились в гараже?..

- Так точно, - подтвердил сосед. - Я собирался промыть карбюратор, он стал барахлить последнее время.

- Что ж, - сказал Догадкин, - пойдемте, посмотрим ваш гараж.

Пузанова уже увезли. Два сотрудника УГРо бродили по домовладению со скучными кислыми лицами. Виктор Петрович вопросительно посмотрел на них. Они отрицательно покачали головами.

Гараж Васина находился на стадии завершения строительства и был пуст. Массивные железные двери были закрыты на два замка. Автомашина Васина, почти новая «Вольво», стояла на улице. Догадкин попробовал рукой дверцы. Они были заперты.

Показания свидетеля нисколько не прояснили ситуации, и Виктор Петрович заскучал. По всему выходило, что дело это занудное и раскрыть его будет нелегко.

Не улучшил настроения Догадкину и прокурор, любитель подбрасывать следователям самые нелепые версии, как он говорил «для оживления воображения». И сегодня он с почти отеческой заботливостью сказал:

- А может быть, Виктор Петрович, это самоубийство?.. Знаете, там всякие долги, несчастная любовь. Вот и бабахнул себе в сердце, и пистолет, как аккуратный человек, в задний карман положил?..

Догадкин промолчал.

- Ладно, идите домой, - милостиво сказал прокурор. - Утро вечера мудренее Может, завтра эксперты что-нибудь подкинут. Как-нибудь выпутаетесь...

Дом Догадкина, хрущевская пятиэтажка, насквозь прокопченная выхлопными газами автомобилей, стоял возле автозавода. В сем строении Виктор Петрович располагал двумя проходными комнатами, где размещался с женой и дочерью восемнадцати лет.

Свой дом Догадкин не любил, там к нему постоянно приставали со всякой ерундой то дочь, то жена, мешали посидеть с книгой, все что-то у него просили, требовали… Поэтому Виктор Петрович каждый день не спешил с возвращением домой, оттягивал его до того момента, когда начинали показывать «Санта-Барбару» или другую теледрянь, а его домочадцы размякали перед телеэкраном.

Сегодня же ничего душещипательного не показывали, и жена Виктора Петровича изнывала от желания с кем-нибудь поговорить. И прямо с порога Догадкин попал в словесную молотилку.

Виктор Петрович разделся, прошел на кухню, поставил разогревать на газовую плиту чайник и сковородку с остатками рагу, а жена Люба кружила вокруг него и жужжала, как муха, слова сыпались как горох, пока наконец не прозвучало:

- Да ты меня и не слушаешь!..

- Слушаю, слушаю, - торопливо сказал Догадкин. - Да ты извини, подустал сегодня немного...

Несмотря на свою говорливость, Люба была проницательным человеком, и Виктор Петрович об этом знал и иногда с ней делился, под ее нажимом, своими трудностями в работе.

Выслушав рассказ об убийстве Пузанова, она заявила:

- Ничего не понимаю. Ты так бессвязно рассказал, что я на месте следователя ничегошеньки бы не поняла. Ну-ка, повтори еще раз. Васин прибежал на пост ГАИ. А дальше?..

Назойливая настойчивость жены раздражала Догадкина.

« Неужели и те, кого я допрашиваю, так же устают от моей назойливости, как сейчас я?» - Эта мысль показалась ему вполне вероятной.

- Да что попусту говорить, - сказал Виктор Петрович. - Возьми у меня в кармане диктофон и послушай. Я записал разговор с этим Васиным.

Запись была слабенькая, мешали шумы от работающих двигателей спецмашин, но разобрать разговор было можно.

- Итак, давайте знакомиться. Следователь Догадкин, Виктор Петрович.

- Васин, Анатолий Сергеевич. Ну, я всякой всячиной занимаюсь Бизнес, одним словом...

- Расскажите, Анатолий Сергеевич, что и как случилось...

- Видите ли (тут в записи была запинка, и Догадкин вспомнил, что Васин замялся, не зная, как обратиться к следователю)... гражданин следователь, я подъехал к дому где-то полчаса назад из города, точнее, из своего магазина. Подъехав к дому, я открыл ворота и въехал во двор. Затем открыл гараж, поставил туда запаску и собрался промыть карбюратор, когда раздался этот ужасный крик, а за ним выстрел.

- Время, когда это произошло, можете указать?..

- Могу. Вы знаете, могу. Точно в 12 часов дня. За несколько секунд до выстрела пропищали мои электронные, которые я установил на полдень.

- А зачем на полдень?..

- Мне позвонить нужно было клиенту. Солидному, знаете, покупателю. А он назначил для звонка точное время...

- Дальше.. На какое-то мгновение мне стало страшно, но, подавив обуявший меня страх, я бросился к шоссе, где буквально в сотне метров находится пост ГАИ. Там были два сотрудника милиции. Один из них стал набирать номер телефона, другой побежал к дому моего соседа.

Дальше на ленте был записан какой-то окрик, потом прозвучал голос Догадкина:

- Давайте пройдем на то место, где вы услышали выстрел.

- Пойдемте, гражданин следователь... Запись кончилась.

Жена схватила Догадкина за руку:

- Как интересно!.. Ну, а что было дальше?..

Виктор Петрович почесал затылок.

- Дальше... Дальше ничего интересного. Мы подошли к гаражу Васина. Место убийства оттуда не просматривалось, но разговор сотрудников милиции нам был слышен.

- Ну, а гараж, гараж!.. - теребила Догадкина жена.

- Гараж был закрыт на два замка очень сложной конструкции, явно импортного производства...

- Так, понятно... - в глазах у Любы вспыхнули озорные зайчики. - Слушай, Догадкин, а если я тебе скажу, кто убийца, ты мне торт купишь?...

- Даже два, - устало сказал Виктор Петрович. - Пойдем спать. Завтра у меня уйма дел.

- Да ты погоди, Догадкин, - закричала Люба. - У тебя, можно сказать, появился подозреваемый номер один, а ты собираешься дрыхнуть!..

- Какой подозреваемый?.. Васин?..

- Конечно! Этот Васин тут явно замешан. Если он и не убийца, то пособник - точно.

- Что-то я тебя не пойму, Люба, - пробормотал Виктор Петрович.

- А тут и понимать нечего. Итак, что мы имеем. Васин приезжает, открывает гараж, затем слышит крик, выстрел, мчится на пост ГАИ...

- Да, все так...

- Ну, а что увидел ты, подойдя к гаражу...

Догадкин задумался, потом неуверенно произнес:

- Гараж был закрыт...

- Ну, вот, мы и приехали. Представь себе поведение непричастного к убийству человека. Ужасный крик. Выстрел. Свидетель видит жертву, всю в крови. До того ли ему, чтобы закрывать гараж на два замка, что сделать совсем непросто, потом мчаться за помощью. Что-то тут, Догадкин, не так... Ты не находишь?..

Не отвечая, Виктор Петрович встал, прошел в спальню, лег в постель и закрыл глаза.

- Прямо куриная слепота какая-то! - С раздражением подумал он. - То-то он и крутится, этот Васин, как вошь на гребешке. И я тоже хорош. Люба опять меня носом ткнула, не первый раз уже...

Утром в кабинете следователя Догадкина подозреваемый Васин признался в совершении убийства. Был найден и пистолет, из которого он совершил роковой выстрел. Мотивом преступления были деньги, очень крупная сумма, которую убитый утаил от Васина в результате их не совсем законной сделки с автомашинами.

Прокурор был доволен Догадкиным. Он даже счел нужным угостить Виктора Петровича чашечкой кофе в своем кабинете - честь, которой удостаивались немногие из сотрудников прокуратуры.

- Ловко вы его раскрутили, Виктор Петрович, - одобрительно сказал прокурор, помешивая кофе. - Как вы догадались, что этот субъект не открывал гараж?..

- Знаете, интуиция... - Ответил Догадкин, а про себя подумал: «Надо в честь такого дня купить Любе торт...».

Комментарии: 0