БОРИС КУДРЯШОВ

Красная жара - ответный ход

American cops in Russia

иронический детектив

Опубликовано в авторской редакции

Джон, Билл и Бритни, новоиспечённые полицейские, сидели в стенах Нью-Йоркской полицейской академии в кабинете своего начальника капитана Стива Крамера и внимательно слушали его, стараясь вникнуть в суть того, что он им докладывал.

- Господа, вы достаточно долго морочили голову мне и вашим преподавателям, ставя нас постоянно в тупик своими идиотскими вопросами и плохой усвояемостью учебного материала. Но, слава Богу, что всё позади, и уже через несколько дней вы покидаете стены моей академии. Должен сказать, что на этот раз мне попались самые, что ни на есть, неспособные ученики, которым трудно даже объяснить самые простые истины американского правопорядка.

Капитан сделал небольшую паузу, чтобы налить себе полный стакан лимонного тоника и, постоянно раздражаясь, продолжил:

- Кстати говоря, у вас, Джон, я заметил очень нехорошую тенденцию к постоянному опаздыванию на занятия и к спорам с наставниками и преподавателями.

Джон – толстенный и неуклюжий блондин, бросив на своего начальника презрительный взгляд, скромно заметил:

- Сэр, это всё из-за нашей полицейской столовки, где мне всякий раз мои же товарищи подкидывают какие-то сюрпризы, из-за которых время, отведённое мне для проглатывания пищи, почти удваивается.

- Не понимаю вас, Джон, о чём вы говорите? - тяжело опускаясь в своё рабочее кресло, устало поинтересовался капитан.

- Дело в том, сэр, что мои друзья по академии большие шутники и стараются меня заразить своим юмором. Но я чувствую, что они меня скоро просто отравят какой-нибудь гадостью. Сэр, вот только вчера они за территорией академии поймали какого-то мерзкого жука и незаметно кинули его в мой суп. Знаете, сэр, я чуть не подавился этим членистоногим, а им хоть бы что.

- Ну хорошо, Джон, назовите мне их имена, и я обещаю вам, что сегодня же подпишу приказ об их отчислении. Ну, чего же вы молчите, язык, что ли, проглотили.

Блондин весь съёжился и стал что-то бессвязное шептать в сторону.

- Какого чёрта вы там бормочите себе под нос, - весь напрягся капитан. – Вы знаете, у меня такое ощущение, что передо мной сидит не блюститель порядка в стране свободы и демократии, а, как говорят русские, кисейная барышня, которая вот-вот разразится слезами.

Джон, совсем смутившись, уже слабым и дрожащим голосом продолжил:

- Сэр, если я назову фамилии моих друзей, то я поступлю подло и некрасиво. Извините меня, но я не смогу предоставить вам эту информацию.

- Я так и подумал, - яростно хлопая ладонью по столу, весь зашёлся капитан. – Вы покрываете смертельные игры своих дружков, совершенно забывая о том, что любая тварь из списка этих членистоногих спокойно может подарить вам смертельный вирус гепатита-С, избавиться от которого, поверьте мне, будет совсем непросто. А, впрочем, чёрт с вами, живите, как хотите. В конце концов, мы с вами живём в свободной стране, где каждый может распоряжаться своей жизнью по своему усмотрению.

Капитан откинул своё тренированное тело на спинку кресла и закурил дорогую сигару. Небольшой кабинет начальника полицейской академии моментально наполнился сизым дымом. Быстро включив кондиционер, капитан уже более спокойно продолжил:

- Ладно, господа, оставим эту тему, тем более что самое трудное время в стенах моей академии для вас уже закончилось. Честно говоря, я вас троих вызвал не для того, чтобы читать вам нотации, а для того, чтобы сообщить вам одну новость.

Бритни – жгучая брюнетка, не спеша поправив на своих тощих бёдрах форменную юбку и кокетливо стреляя глазками в сторону капитана, поинтересовалась:

- Сэр, я надеюсь, что мы заслужили какой-то особенной награды, раз вы из всего состава академии вызвали к себе только нас троих.

Капитан, не ожидая такого дерзкого вопроса, моментально поперхнулся табачным дымом и надолго закашлялся.

- Чёрт бы вас побрал, Бритни, - бросая недокуренную сигару в пепельницу, прошипел капитан. – Вечно вы лезете со своими неуместными догадками и вопросами. Вы почти угадали о награде, которая вас ждёт, но это особенная награда, которая вас изрядно удивит. Речь идёт о вашей командировке в Россию, с которой теперь у нас складываются неплохие отношения. Должен вам напомнить, господа, что наши страны теперь постоянно обмениваются научным и техническим персоналом, для общего дела технического прогресса, свободы и демократии во всём мире. И поэтому для улучшения борьбы с криминальными элементами, террористами и прочей всякой сволочью мы начинаем активно сотрудничать со многими странами, в том числе и с Россией.

Билл достал из кармана уже не первой свежести носовой платок и грубо высморкался.

- Сэр, лично у меня нет никакого желания лететь в эту жуткую страну зла и насилия. Да и потом нас могут определить в какой-нибудь сибирский город в бескрайней тайге, где по улицам разгуливают свирепые пьяные казаки и дикие медведи. Нет, сэр, я никуда не полечу!

- Молчать, смирно, - вскакивая со своего места, зло прокричал в лицо Билла капитан. – Куда вам лететь, недоумок, и на какой срок буду решать только я один. Если вам дорога честь полицейского мундира, то вы полетите у меня даже на Луну. Да и потом, кто это вам внушил такие бредовые мысли о России? Конечно, в определённый исторический момент, когда ещё сохранялась холодная война между нашими державами, то мы называли СССР империей зла. Но время не стоит на месте, и многие политики в России пришли к заключению, что надо круто менять курс своей страны, чтобы не загнать свою экономику, да и свой народ в тупик. Можно подумать, что вы не смотрите телевизионные передачи и не читаете периодическую прессу, где достаточно хорошо показывается и рассказывается, что же сейчас представляет из себя современная Россия. Холодная война, я надеюсь, уже давно канула в вечность, и мы полным ходом налаживаем деловые и политические контакты с Россией. Так вот, господа, прошу вас больше не делать мне никаких скоропалительный заявлений, а спокойно принять к сведению всё то, о чём я вам сейчас доложу. Госдепартаментом США, по согласованию с Российскими правоохранительными органами, принято решение о постоянном обмене опытом в борьбе с преступными элементами наших стран. Я полагаю, что этот опыт пригодится и вам, что позволит вам за очень короткий срок получить интереснейший материал о криминальной обстановке в России. Я специально из всего состава полицейской академии выбрал именно вас, чтобы эта поездка в Россию дала вам дополнительные знания и практический навык в поиске криминальных элементов. Я надеюсь, господа, что из России вы вернётесь возмужавшими и сильными личностями, которым будет совершенно нетрудно находить и задерживать преступников, но уже в самих США. Итак, господа, уже через несколько дней вы должны быть готовы к перелёту в Россию на Ил-86 – комфортабельном лайнере, любезно предоставленным специально для нас министерством внутренних дел России.

Капитан, сладко потянувшись всем телом как сильная большая кошка, встал из-за стола.

- Господа, старшим в вашей группе я назначаю сержанта Бритни. Я полагаю, что только женщина может в самой сложной ситуации найти правильное решение, сохраняя при этом спокойствие и выдержку. Всё, господа, вы свободны! Желаю вам удачи в России!

 

***

Великолепный лайнер, красавец ИЛ-86 прокладывал свой непростой маршрут над широкими просторами Атлантики на высоте десяти тысяч метров. На его борту находилось двести пассажиров и шесть членов экипажа. Джон, Билл и Бритни расположились в салоне первого класса и с удовольствием уничтожали уже третью упаковку картофельных чипсов с беконом. Бритни, достав из нагрудного кармана форменной тужурки краткий англо-русский разговорник, нажала на кнопку вызова стюардессы. Через несколько мгновений у её кресла появилась миловидного вида девушка в форме стюардессы российских международных авиалиний.

- Что желаете, господа? - спокойно поинтересовалась стюардесса.

- Бритни, схватив в руки разговорник, стала лихорадочно находить нужные ей слова.

- Не нужно утруждать себя пустяками, - на чистейшем английском языке заговорила стюардесса. – Меня зовут Женя, и я готова выполнить любое ваше желание, конечно в пределах разумного. Итак, господа, я слушаю вас.

Бритни, совсем смутившись, пробормотала:

- О, простите, Джейн, я крайне удивлена такой высокой образованности русских людей. Кстати, у вас прекрасное произношение, которому может позавидовать любой наш американец.

- Это моя профессия и работа, - тихо ответила стюардесса, доставая из карманчика авторучку и блокнот. – Я вас внимательно слушаю, мисс.

- Джейн, нельзя ли вас попросить принести мне и моим товарищам ещё немного чипсов и русской водки. Знаете, я просто в восторге от вашего лайнера и от уровня комфорта в нём, что и хочу подкрепить изрядной дозой спиртного. Как вы на это смотрите, Джейн?

Стюардесса, несколько смутившись от неожиданной просьбы пассажирки, быстро отреагировала:

- К сожалению, господа, крепкими спиртными напитками мы не располагаем, а вот чипсами мы вас обеспечим до конца нашего полёта. Впрочем, могу предложить вам целый набор сухих вин, как нашего отечественного производства, так и зарубежного.

- О,кей, Джейн, - засмеялась американка, - я так и подумала, что со свободой и демократией у русских не всё в порядке. Ладно, тащите сухое вино.

Стюардесса, немного нервничая, поправила на себе униформу и, стараясь сдерживать раздражение, с улыбкой на лице ответила:

- Вы напрасно спешите делать выводы по поводу нашей свободы и демократии, о которых, я полагаю, вам ещё достаточно мало известно. Тем более что русская водка никак не связана ни со свободой и уж тем более с демократией. Просто члены нашего экипажа заботятся о вашем здоровье и благополучии в процессе длительного перелёта через Атлантику. Где гарантия того, что кто-то из пассажиров, выпив, скажем, двести-триста грамм водки, не устроит дебош в салонах самолёта? Можете себе представить, что за всем этим последует, если такой или группа таких пассажиров начнут безобразничать и совершать противоправные действия.

- О да, госпожа Джейн, - горячо отреагировала американка на слова стюардессы. – Теперь я всё понимаю, простите меня.

- Ничего страшного, мисс, через две минуты я принесу вам две упаковки чипсов и пару бутылок марочного сухого вина из лучших погребов Испании и Франции.

Стюардесса, что-то записав себе в блокнотик, скрылась за дверью салона.

- Послушай, Бритни, - толкая в спину американку, заговорил Джон, - чего ты привязалась к этой русской, она всё равно ничего такого запретного не принесла бы тебе. Это тебе не Америка, где любые твои желания мгновенно исполняются, только плати. У этих русских мораль всегда была возведена в степень абсолюта.

- Молчи, болван, - зло огрызнулась Бритни на своего соседа, - тебе бы только хорошо пожрать и всё, а вот по-настоящему расслабиться ты уже давно не в состоянии. Но я всё же перехитрю эту русскую упрямицу, – засмеялась американка, обнажив передний ряд белоснежных зубов. – В моей ручной клади лежит кое-что такое, что в полной мере взбодрит меня и отвлечёт от мрачных мыслей.

Американка встала с кресла, протянув руку к багажной полке, и в тот же момент самолёт резко качнуло в сторону. От неожиданного манёвра авиалайнера Бритни сорвало с места и бросило в проход салона. Самолёт начало трясти и кидать из стороны в сторону.

- Чёрт меня дери, это ещё что за фокусы, - испуганно заглядывая в иллюминатор салона, испуганно закричал Джон. – У меня такое ощущение, Билл, что русские пилоты совсем разучились летать.

- Джон, ты в своей полицейской академии окончательно распрощался с рассудком, - почти ползком добираясь до своего кресла и лихорадочно застёгивая на своих тощих бёдрах ремень безопасности, засмеялась Бритни. – Ты, толстячок, хотя бы почаще заглядывал в окна салона. Неужели тебе не ясно, что мы входим в зону грозового фронта, и нас с вами, господа, ждут большие испытания на всё время пролёта самолёта через этот чёрный ужас. А вот что бы нам всем не было так страшно и тоскливо в этот период времени я предлагаю вам всем принять на душу немного крепкого спиртного. Я полагаю, что после этого нам уже не будут страшны никакие неурядицы на русском авиалайнере. Ну, что, господа, как говорят в России – вздрогнем!

Бритни протянула руку к багажной полке и ловким движением извлекла из походной сумки пластиковую фляжку с виски.

Между тем авиалайнер кидало из стороны в сторону, а законцовки плоскостей крыльев совершали колебательные движения вверх и вниз с максимальной частотой и амплитудой.

- Слушай, Бритни, - каждый раз, испуганно хватаясь руками за подлокотники кресла, хрипел Билл, - а эта посудина сможет выдержать такие встряски или всё же мы плюхнемся в Атлантику?

- А ты, Билл, поменьше думай, а лучше вот сделай несколько глотков из моей фляжки, и все твои горести и проблемы сразу же отойдут на второй план.

Американка сунула в руку своему соседу уже сильно початую фляжку с зельем и отвернулась к окну.

После нескольких часов беспокойного полёта в сильном грозовом фронте герои нашего повествования всё же благополучно приземлились в аэропорту одного из крупных городов России. Авиалайнер, грациозно совершив в небе необходимые предпосадочные манёвры, постоянно гася огромную скорость, плавно заскользил по взлётной полосе аэропорта. До того царившая в салонах авиалайнера гнетущая атмосфера лёгкой паники сменилась на откровенную радость и необыкновенное оживление.

- Хватит уничтожать чипсы, Джон, - толкая своего соседа в бок, ехидно заметила Бритни, - смотри не лопни. Да и потом пора нам всем приобрести вполне человеческий парадный вид.

Бритни достала из сумки косметичку и быстрыми движениями привела своё личико в приличное состояние. Сунув в рот пару пластинок жевательной резинки, американка нажала на кнопку вызова стюардессы.

- Слушаю вас мисс, - услышала Бритни над своей головой голос стюардессы, - что желаете? Хочу сразу же поздравить вас и ваших коллег с благополучным прибытием на российскую землю.

У Бритни после принятия значительной дозы спиртного сильно шумело в голове и стучало в висках, но она всё же нашла в себе силы невозмутимо осведомиться:

- Прекрасно, Джейн, вы только что упомянули о благополучном завершении нашего полёта, а что, могло быть и наоборот?

- Ну, мисс, от этого не застрахована ни одна авиакомпания мира, в том числе и наша. К нашей большой радости полёт уже завершён, и через несколько минут авиалайнер подрулит к приёмному терминалу, через который вы сможете пройти в уютный холл и расслабиться.

- Ну, скажем, последнее мне уже совершенно ни к чему, я уже в достаточной степени расслабилась. А вот выпить одну – две чашки крепкого кофе мне совершенно необходимо.

- Мисс, всё это вы сможете осуществить именно в холле аэровокзала, где на ваш выбор будут представлены различного рода кафе и бары.

Американка, тяжело вздохнув, не спеша стала пробираться к выходу из самолёта. Город встретил заокеанских визитёров сильным ветром и противным моросящим дождём.

- Боже праведный, - с нескрываемым раздражением зло заметила Бритни, смахивая с лица капли дождя, - уж могли эти русские на время нашего прилёта разогнать над аэропортом тучи. И это всё ты, Джон – обжора, со своими чипсами, совершенно сбил меня с толку. Надо же мне было заблаговременно позаботиться о зонтике или плаще. Вот теперь придётся неизвестно сколько торчать под дождём у здания аэропорта в ожидании российских властей.

- Мисс Бритни, вы напрасно всякий раз придираетесь ко мне, ставя меня в неловкое положение перед русскими. Тоже мне, нашли себе мальчика для битья. Я очень просто могу обратиться в наше представительство с просьбой освободить меня от вашей дурацкой опеки.

Джон, обиженно надув щёки, отвернулся от американки.

- Ну, ладно, толстячок, извини меня. Я действительно уж чересчур сильно опекаю тебя.

Бритни, быстро приблизившись к Джону, по-отечески чмокнула его в щёку, оставив на ней яркий отпечаток от губной помады.

Между тем дождь продолжался, а тройка американцев всё продолжала нервно топтаться у здания аэропорта, уже ни на что не надеясь.

- Слушай, Бритни, - осторожно озираясь по сторонам, тихо проговорил Билл, - может быть, эти русские совсем забыли, что сегодня у них запланирован наш прилёт?

- Всё может быть, дружище, - нервно засмеялась американка, поёживаясь от холодного ветра.

Наконец, из-за угла соседнего здания вынырнули две «Волги» с мигалками на крышах и стремительно приблизились к незадачливым визитёрам из США. Из первого автомобиля выскочил молодой человек в форме офицера полиции и, козырнув американцам, представился:

- Майор Павлов Максим Иванович к вашим услугам, господа! Приветствую вас на российской земле! Прошу меня извинить за досадную задержку. Меня известили о вашем прилёте почти в последнюю минуту. Я надеюсь, что это обстоятельство не помешает нам с вами плодотворно сотрудничать в процессе вашего пребывания у нас.

Майор широким жестом руки пригласил американцев проследовать в салон его «Волги». Дорога до центрального отделения полиции города заняла совсем немного времени, и уже через двадцать минут представителей американского правопорядка с хлебом и солью встречала миловидного вида девушка в лице капитана полиции Кристины Шарко.

Девушка, плавно приблизившись к американцам, на вытянутых руках предложила им символ русского гостеприимства. Джон, спрятавшись за спину Бритни, скошенными губами прошептал Биллу:

- Похоже, приятель, что эти русские собираются кормить нас только хлебом с солью. Этак мы и неделю у них не протянем.

Американцы продолжали молча стоять, осторожно оглядываясь по сторонам.

- Господа, отведайте нашего русского хлеба, - нежным голоском пропела Кристина и уже более настойчиво протянула американцам каравай белого пшеничного хлеба.

- Чёрт меня дери, - уже сильно раздражаясь, прошипел Билл Джону, - эта русская требует, чтобы мы незамедлительно съели эту гору хлеба с солью. Но у меня от такой сухой пищи может случиться заворот кишок. Да и потом у меня всё же лёгкий гастрит, который в любой момент может принять тяжёлую форму язвы.

- А ты, Билл, поменьше думай, ты уже не в Соединённых Штатах, а в России, где просто необходимо неукоснительно соблюдать их законы и обычаи, - принимая из рук Кристины душистый хлеб, широко заулыбался Джон.

На ломаном русском языке Джон поблагодарил Кристину за гостеприимство и быстрым движением обеих рук разломил хлеб на три части, не забыв при этом их густо посолить.

- Ешь, придурок, русский хлеб, - поворачивая голову в сторону Билла, вновь тихо прошипел Джон, - а то не видать нам положительных рецензий на нашу практику в российской полиции.

Американские полицейские с натянутыми улыбками на лицах опустились на ступеньки крыльца при входе в полицейский участок и принялись с большой скоростью уничтожать символ русского гостеприимства. На пороге полиции показалась фигура начальника участка – полковника Сергеева в парадной форме и с букетом алых роз в правой руке. Быстро подойдя к майору Павлову, полковник, не скрывая своего крайнего изумления, тихо поинтересовался:

- Максим Иванович, что здесь происходит, и почему наши почётные гости сидят на крыльце и жуют хлеб?

- Видите ли, товарищ полковник, видимо, эти господа не совсем знакомы с нашими русскими традициями и воспринимают всё буквально дословно. Мы им предложили хлеб и соль, а они это восприняли как нечто обязательное к немедленному исполнению.

- Так, всё ясно, - сердито нахмурился полковник, - этот цирк надо немедленно прекращать, а то с минуты на минуту должны приехать корреспонденты и во всей красе в своих газетах распишут, как мы издеваемся над представителями первой страны демократии и свободы. Чтобы через две минуты здесь присутствовал переводчик и объяснил этим клоунам в полицейской форме, что они несколько поспешили в своей благодарности к нашему гостеприимству. Давайте, майор, действуйте!

Уже через минуту рядом с американцами появилась фигура переводчика, который что-то стал нашёптывать на ухо Бритни. По мере того, как американка слушала переводчика, её глаза и лицо постепенно наполнялись улыбкой и смехом, и уже через несколько мгновений Бритни разразилась хохотом, которому последовали и её коллеги по службе. Не спеша поднявшись со своих мест и аккуратно положив недоеденные куски хлеба на поднос, американцы приняли положение «Смирно», козырнув русскому полковнику.

- Ну, вот, это уже совсем другое дело, - широко улыбаясь, проговорил полковник, преподнося Бритни букет роз. - Я рад, мисс, приветствовать в нашем городе представителей американской полиции, особенно в лице такой очаровательной девушки.

С благодарностью приняв букет, американка, нисколько не смутившись, ответила:

- Господин полковник, мне очень лестно из ваших рук принимать это подношение, тем более что моя команда этого пока не заслужила. Нас ещё не с чем поздравлять. Но всё же этот ваш джентльменский поступок мне нравится.

Полковник засмеялся и широким жестом руки пригласил американцев пройти в помещение полиции, незаметно для гостей подмигнув майору Павлову. В конференц-зале был накрыт праздничный стол по случаю прилёта представителей американской фемиды. По периметру круглого стола были расставлены удобные мягкие кресла, а несколько в стороне стояли два официанта в парадной форме и белых перчатках. Полковник достаточно хорошо позаботился о радушном приёме заокеанских гостей, выставив на стол всё мыслимое и немыслимое, что можно было только придумать, оперативно доставленное из местного ресторана первого класса «Альбатрос».

- Господа, - торжественно начал своё выступление полковник, - должен сказать, что сегодня у нас с вами особенный день. Мы открываем новую страницу в деловых и политических отношениях между двумя нашими странами! Благодаря международной разрядке и окончанию холодной войны мы имеем возможность беспрепятственно делиться друг с другом опытом в расследовании особо тяжких преступлений и правонарушений. Господа, я предлагаю вам пройти за этот наш скромный стол и парами тостов отметить это знаменательное событие в отношениях между нашими странами.

Американцы как-то неуверенно подошли к столу и опустились в кресла.

- Слушай, Джон, - наклоняясь к уху друга, горячо зашептал Билл, - неужели эту гору спиртного и еды можно съесть за один присест? Между прочим, я тебе сильно завидую, поскольку, у тебя, обжорка, сегодня состоится настоящий праздник.

Джон жадными глазами смотрел на уставленный всякими яствами и обильной снедью стол, и его душа наполнялась светлой радостью от предвкушения предстоящей трапезы.

Полковник, утомлённый своей речью, не спеша опустился в кресло и рукой сделал знак официантам, которые незамедлительно и быстро наполнили стаканы водкой. Американцы с нескрываемым удивлением смотрели на гранёные стаканы, наполовину наполненные спиртным, и не решались взять их в свои руки. Наступила гнетущая тишина, которую поспешил развеять майор Павлов:

- Господа, пусть вас не смущает тот набор сосудов, из которых нам с вами предстоит пить. Я приношу вам свои извинения за ту халатность наших официантов, которые при транспортировке фужеров и рюмок из нашего лучшего ресторана сумели всё-таки их разбить. Мы вынуждены были, как говорится, обойтись только тем, что у нас было в полиции. Я полагаю, господа, что такая мелочь не испортит вашего настроения, и мы продолжим нашу торжественную встречу.

Майор поднял наполовину наполненный стакан и в два глотка осушил его. Аккуратно двумя пальцами взяв с тарелки солёный огурчик, майор кивком головы предложил американцам последовать его примеру. Джон и Билл продолжали с удивлением рассматривать предложенные им гранёные стаканы и всё не решались последовать примеру русского коллеги.

- Идиоты, - скосив рот в сторону Джона, сердито прошипела Бритни, - чего вы тянете. Вам же на чисто английском языке объяснили, что это их национальная посуда, из которой им так привычно пить. Делайте как я, - тихо простонала американка, залпом опорожняя предложенный ей стакан с водкой.

От крепчайшего напитка у Бритни перехватило дыхание, и она надолго закашлялась. Но уже через несколько мгновений по телу американки разлилась приятная горячая волна, и уже совершенно не отдавая отчёта своим словам, Бритни проговорила:

- Господа, я тронута вашим радушным приёмом, но смею вас заверить, что и на русской земле мы сумеем навести полный порядок, освободив вашу страну от криминала и всякой дряни.

- Это на что же намекает эта худосочная брюнетка? - наклоняясь к уху майора, с недоумением в голосе недовольно заметил полковник.

- Это не должно вас пугать, Леонид Иванович, - спокойно ответил майор, - американцы до сих пор никак не могут отделаться от великодержавного шовинизма. А отсюда у них постоянные проблемы с некоторыми государствами, которые не могут терпеть никакой опеки.

Между тем Джон и Билл быстро последовали примеру своего начальника, почти в таком же темпе опустошив свои стаканы. Джон, жестом пригласив к себе официанта, на ломаном русском языке попросил его вторично наполнить его стакан. После значительных доз спиртного у американцев окончательно развязались языки, и уже совершенно не стесняясь, заокеанские визитёры понесли всякую чушь в отношении российской полиции и криминальных группировок. Джон, воодушевлённый большим количеством разнообразных блюд, с проворностью циркового трюкача проглатывал одно блюдо за другим, которые усердно предлагали ему официанты. Через полтора часа такой обильной трапезы наши заокеанские гости, совершенно одуревшие от крепкого русского напитка, во всё горло заголосили гимн Америки, обхватив руками друг друга за плечи и раскачиваясь в такт мелодии гимна.

- Так, Максим, - уже не скрывая своего раздражения, обратился полковник к майору, пора прекращать этот балаган. Мне через двадцать минут необходимо быть на совещании в управлении МВД, а вы пока организуйте этим заокеанским певцам быстрый переезд в гостиницу, а то они мне здесь по кирпичику разнесут помещение полиции.

- Леонид Иванович, а в какую гостиницу мне их определить? Дело в том, что самая лучшая наша гостиница в данный момент занята делегацией на научный семинар по внедрению передовых технологий в электронике.

Полковник, достав сигарету, надолго задумался.

- Значит так, майор! Я полагаю, что эти полицейские стажёры не отличаются особым интеллектом и деликатностью, а посему предоставьте им кров в любой из свободных гостиниц нашего города. Вам всё ясно, майор? Выполняйте!

- Слушаюсь, Леонид Иванович, - быстро отрапортовал майор, обратив свой взор на разбушевавшихся американцев.

 

***

В голове у Бритни что-то противно звенело и щёлкало. С трудом открыв глаза, она долго не могла понять, где она и что с ней. Медленно скосив глаза в сторону, американка увидела в двух метрах от себя диван, на котором огромной бесформенной массой возлежал Джон и громко храпел.

- Проклятый обжора, - с ненавистью глядя на этот мешок мяса, мысленно резюмировала Бритни, - нажрался и напился как свинья.

С трудом поднявшись с постели Бритни с некоторым удивлением стала рассматривать предоставленные ей и её подопечным хоромы. Гостиница, в которую их определил майор Павлов, не отличалась особой чистотой и удобствами. Обычно в ней присутствовал постоянный контингент людей в лице различного рода командировочных, студентов и гастарбайтеров. Но всё же американцам в какой-то степени повезло, поскольку майор поселил их в трёхместный номер с относительно всеми удобствами. Номер состоял из трёх комнат, туалета и душевой кабинки. При первом же взгляде на стены и потолок помещений можно было понять, что ремонт в гостинице производился довольно давно. Обои на стенах в нескольких местах были порваны и имели какой-то тусклый и невыразительный вид. Пол помещений был застелен тонким цветным линолеумом, который во многих местах уже дал трещины или безнадёжно облысел. Но всё же на чисто вымытых окнах висели белоснежные занавески, а постельное бельё было безукоризненно чистым и накрахмаленным.

Внимательно осмотрев всё помещение, американка не спеша подошла к дивану, на котором спал Джон, и слегка двумя ладошками потрепала его по щекам.

- Ну, ну, сколько можно спать, боров ты мой ненаглядный, - нежно пропела Бритни спящему полицейскому. – В конце концов, что о нас подумают наши коллеги из российской полиции, если мы ещё до сих пор не можем прийти в себя.

Джон что-то бессвязное пробурчал в ответ и повернулся на другой бок.

В дверь кто-то постучал, и Бритни поспешила открыть неожиданному гостю. На пороге номера стояла Кристина Шарко в безукоризненно отутюженной полицейской форме и как-то загадочно улыбалась.

- О, хэллоу, Кристи, - сразу обрадовалась американка, быстро поправляя на голове спутанные волосы. – Мисс, я прошу извинить нас за вчерашний вечер. Мы, кажется, немного перебрали лишнего и очень хотим, чтобы вчерашние события оставили в вашей памяти только положительный след.

Американка подошла к креслу и накинула на свои худые плечи форменную тужурку.

- Кристи, что же вы стоите на пороге, проходите в номер, - выдвигая из-за стола стул, тихо предложила Бритни. – Не обращайте внимания на моих друзей, им потребуется ещё некоторое время, чтобы прийти в себя. Вы знаете, Кристи, я никогда не думала, что русская водка так быстро валит людей с ног.

- Что есть, то есть, – с лукавой улыбкой заметила Кристина, доставая из чёрной папки какой-то документ.

- Что это, - сразу же насторожилась Бритни, - неужели меня с моими товарищами выдворяют из России за наше непристойное поведение?

Кристина, аккуратно положив документ на стол, проговорила спокойным голосом:

- Ну, что вы, Бритни, никто не собирается вас выдворять за пределы России, тем более что такое поведение за столом в какие-то празднества и торжества считаются в России почти нормой поведения. Я принесла вам план наших с вами мероприятий на предстоящий месяц. Сегодня я чувствую, что вы ещё не совсем в надлежащей форме и поэтому до завтрашнего дня отдыхайте, набирайтесь сил, а утречком мы вас ожидаем у себя в полицейском участке. Ровно в десять часов утра я пришлю за вами дежурную машину.

Кристина, козырнув Бритни, быстро скрылась за дверью. Американка закрыла на защёлку входную дверь и повернулась к своим спящим товарищам Джону и Биллу. Достав из кармана полицейский свисток, девушка пронзительно засвистела. Джон и Билл моментально вскочили на ноги и приняли положение «Смирно!»

- Ну, что, придурки, вы ещё долго будете прохлаждаться в ваших постелях или всё-таки займётесь делом? – кладя обратно в карман свисток, язвительно произнесла Бритни.

Полицейские, моментально сбросив с себя остатки сна, принялись лихорадочно натягивать на себя служебную униформу.

- Значит так, уже более спокойным голосом заговорила Бритни, - мне сегодня российский офицер Кристи доставила план нашей совместной работы на предстоящий период времени, и мы не имеем никакого права разочаровывать её в нашем безусловном превосходстве в поимке и обезвреживании преступников. Сегодня российская сторона делает нам скидку на наше физическое и моральное состояние после вчерашнего обильного возлияния. Этот день полностью предоставлен нам для приведения себя в порядок и для ознакомления с городом.

 

***

В полицейском участке под началом полковника Сергеева проходило срочное заседание. Судя по суровому лицу начальника, можно было предположить, что обсуждался достаточно серьёзный и безотлагательный вопрос.

- Товарищи офицеры, - обратился полковник к своим подчинённым, - не мне вам напоминать, что криминальная обстановка в нашем городе оставляет желать лучшего. На нашем участке висит уже семь нераскрытых преступлений, и заметьте, особо тяжких. Мне уже несколько раз звонили из управления МВД с требованием немедленного объяснения этого прискорбного факта. Должен вам, товарищи, прямо сказать, что я больше не намерен терпеть это форменное безобразие и требую от личного состава напряжённой и эффективной работы по раскрытию, как многие из вас считают, нераскрываемых, глухих преступлений. Кстати, наши американские коллеги уже неоднократно предлагали нам свою помощь, учитывая их богатый опыт в этом вопросе и прекрасное техническое и электронное оснащение их сотрудников. И вот, наконец, к нам на стажировку прибыли трое молодых полицейских, которые непременно внесут свою лепту в раскрытии ряда «глухарей», Итак, товарищи офицеры, у кого какое будет мнение на этот счёт, прошу докладывать.

С места поднялась капитан Кристина Шарко.

- Разрешите мне, товарищ полковник,

- Можете сесть, товарищ капитан, улыбнулся полковник, закуривая сигарету, - я внимательно слушаю вас.

Кристина, тяжело вздохнув и поправив на руке золотой браслетик, скромно заметила:

- Леонид Иванович, о какой раскрываемости может идти речь, если мы все работаем на устаревшем оборудовании. Почти все криминальные группировки в нашем городе оснащены самими современными средствами связи и транспортом, что позволяет им очень быстро реагировать на проводимые нами мероприятия. Я уже неоднократно докладывала вам, что с нашими индивидуальными рациями просто невозможно работать. А наш спецтранспорт представляет из себя груду металлолома на колёсах. Почему, Леонид Иванович, у бандитов и воров в законе есть всё, а мы всё топчемся на месте и не можем достучаться до определённого уровня структур в России, которые бы смогли всё это нам предоставить.

Кристина села на своё место, вопросительно посмотрев на майора Павлова, который о чём-то оживлённо перешёптывался с соседом. Полковник, сильно затянувшись сигаретой, устремил свой тяжёлый взгляд на Кристину

- Капитан Шарко, - немного нервничая начал полковник, - мне достаточно хорошо известны все те факты, о которых вы только что изволили нам доложить. Да, сейчас нашей стране трудно. Мы только начали выходить из затяжного кризиса, который больно ударил по нашей экономике, производству, ну и конечно по различным службам. Но многие вопросы уже решаются, и я полагаю, что в недалёком будущем у нас появится возможность стопроцентной раскрываемости любых преступлений.

Полковник сделал небольшую паузу и с недовольным видом обратился к майору Павлову:

- Максим Иванович, о чём это вы так оживлённо беседуете с вашим соседом? Какую тему вы с ним обсуждаете? Может быть, вы и нас всех посвятите в свои секреты. Да, и потом, что вы можете сказать о приданных нам на время стажировки выпускников американской полицейской академии? Мы слушаем вас!

Напоследок что-то шепнув на ухо своему соседу, майор быстро поднялся со своего места.

- Товарищ полковник, у меня от вас нет никаких секретов. Мы с капитаном обменивались мнениями о вчерашнем поведении наших заокеанских коллег. Вы знаете, Леонид Иванович, эта тройка американцев произвела на меня совершенно удручающее впечатление.

- В чём это конкретно выражается, поясните, - вставая из-за стола, нахмурился полковник.

- А вы заметили, как они одеты. Вся их униформа представляет из себя какой-то яркий маскарад. От обилия жетонов и различного рода нашлёпок у меня просто рябит в глазах, несмотря уже на целый ряд совершенно ненужных орудий обороны или задержания. Всё это висит у каждого из них как игрушки на новогодней ёлке. Кроме всего прочего, они удивительно эгоистичны и кичливы. Да и с интеллектом у них не всё в порядке. Вспомните хотя бы тот эпизод с караваем хлеба. Неужели они не знакомы с такой элементарной русской традицией. И нам с такими людьми придётся работать. Леонид Иванович, эти люди совершенно не вписываются в нашу суровую действительность, и я полагаю, что они принесут только вред нашему делу борьбы с криминалом.

- Мне понятно ваше мнение, майор, садитесь, - сердито заметил полковник. – Тем не менее, нашему коллективу придётся бок обок работать с этим материалом, и другого пути у нас нет. Значит так, майор! Назначаю вас старшим в экспериментальной группе, в состав которой войдут капитан Шарко и эта группа американцев. Я думаю, что мы всё же сможем кое-чему поучиться у них, а они и для себя найдут что-то полезное в наших оперативных действиях. Итак, товарищи, с завтрашнего дня приступайте к конкретной работе с нашими заокеанскими коллегами. Всё, оперативное совещание закончено!

 

***

Переодевшись в гражданскую одежду и плотно позавтракав в гостиничном кафе, американская троица не спеша отправилась на прогулку по городу. Навстречу им спешили прохожие, озадаченные проблемами предстоящего трудового дня.

Бритни шла несколько впереди своих подопечных товарищей и с нескрываемым удивлением рассматривала проходящих мимо неё людей и витрины магазинов. В её молодом сознании никак не укладывался тот факт, что Россия уже давно иная, что многое изменилось из того негативного, о чём им так долго и часто внушали американские СМИ. По тротуарам шли обыкновенные, прилично одетые, люди, а витрины магазинов были заполнены различного рода товарами. Бритни остановилась у газетного киоска и на плохом русском языке скромно осведомилась:

- Простите, мисс, вы не могли бы продать мне три номера газеты «Правда». Видите ли, я очень давно не была в России, и мне страшно хочется узнать о последних новостях.

Газетчица, с удивлением взглянув на странную девушку, с иронией в голосе заметила:

- О последних новостях, девушка, вам лучше всего расскажет такая газета как «Совершенно секретно» и ряд других, которые в большом выборе представлены в моём киоске. А вот «Правда» у нас появляется крайне редко. Знаете, наш народ в своё время досыта наелся ею, и теперь у многих наших людей постоянная отрыжка от неё.

- Нет, спасибо, мисс, - широко улыбаясь, быстро ответила американка, - этого добра и у нас хватает - одна реклама и надоевший всем криминал.

Газетчица, пожав плечами, отвернулась от Бритни и не торопясь извлекла из сумки термос с горячим чаем.

Джон и Билл стояли на краю тротуара и с открытыми ртами разглядывали проезжающие мимо них автомобили.

- Джон, а мне ещё в колледже говорили, что у русских по дорогам бегают лишь «Москвичи», «Жигули» да «Волги», - доставая из кармана фотокамеру, недовольно проворчал Билл. – А здесь я наблюдаю необыкновенное разнообразие автомобилей зарубежных фирм.

- Ну что уставились, - подходя к парням, засмеялась Бритни, - первый раз увидели живой автомобиль, что ли? Россия, как вам известно, взяла курс на рыночную экономику, а отсюда и всё это разнообразие. Ладно, Билл, я что-то совсем обалдела от всего увиденного в этом городе. Давайте, друзья, поищем какой-нибудь скверик, где можно будет спокойно отдохнуть в тишине и расслабиться.

- Легко сказать – найти и расслабиться, - угрюмо взглянув на девушку, проворчал Джон. – Где, интересно, в этом большом городе искать скверики и парки? Нам надо было заблаговременно позаботиться об этом. Для этой цели у администратора гостиницы всегда можно найти путеводитель по городу. Вы, мисс, как всегда не на высоте.

- Джон, как ты мне надоел своим нытьём, - доставая из сумочки зеркальце и губную помаду, усмехнулась Бритни. – Ты не забывай, обжорка, что Россия просто наводнена огромным количеством добрых и отзывчивых людей, которые в любой момент могут прийти тебе на помощь. Да и для чего мы столько сил потратили для изучения их трудного языка?

Бритни подошла к какой-то пожилой женщине и, постоянно путаясь и сбиваясь, попыталась объяснить ей свою проблему.

- А, так вы американцы, что ли? – искренне удивилась женщина, - конечно, я сейчас вам всё объясню. Значит так! Вам следует по этой улице пройти два квартала вперёд и сразу же повернуть направо. Далее надо идти до памятника маршалу Жукову. Вот как раз слева от него вы увидите прекрасный парк, кстати – гордость нашего города.

- О, большое спасибо, мисс, за столь подробное объяснение. Теперь-то мы непременно найдём этот парк.

Учтиво поклонившись женщине, американка вернулась к своим подчинённым.

- Ну, что, господа, я надеюсь, что вы помните, как выглядел маршал Жуков в те далёкие военные годы, тем более что рядом с памятником располагается именно то, что позволит нам в полной мере расслабиться и отдохнуть.

Американка неспешной походкой направилась в указанном женщиной направлении. Джон и Билл засеменили за своим начальником.

- Чёрт меня возьми, какая жара, - доставая из кармана брюк носовой платок, занервничал Джон. – Действительно, эту Россию умом не понять – то дождь тебе, то сразу же солнце с жарой.

- Кстати, мисс, - с раздражением заметил Билл, - мы уже полтора часа шлёпаем по тротуарам этого большого города и ещё не встретили ни одного военного памятника. Может быть, эта старуха направила нас по ложному пути? Знаете, мисс, я всё-таки не совсем доверяю этим русским. Они зачастую сильно лукавят.

Бритни остановилась, смерив Билла презрительным взглядом.

- Ты, Билл, хотя бы в свободное от службы время занялся изучением книг русских классических писателей, тогда бы сразу ощутил всю глубину и высокую духовность большинства людей в этой необъятной стране.

- А что вы, мисс, можете мне посоветовать прочесть, - заинтересованно заглядывая в глаза американке, спросил Билл.

- Ну, хотя бы «Войну и мир» Толстого или «Преступление и наказание» Достоевского. Кстати говоря, и русская поэзия в корне изменила бы твоё отношение к России. Ладно, господа, хватит об этом. А ведь действительно, у меня такое ощущение, что нас всё же направили не туда, куда надо. Между прочим, мы уже с вами прошли мимо двух памятников каким-то русским деятелям, но они все были в гражданской одежде и без знаков воинской доблести.

Бритни немного сбавила шаг, а через несколько мгновений и вовсе остановилась.

- Так, господа, здесь что-то не так.

- Да вот он парк, - радостно воскликнул Джон, рукой указывая на маячивший вдали очередной памятник.

Бритни и Билл повернули свои головы в указанном их товарищем направлении. И действительно, в двухстах метрах от них явно прослеживался памятник какой-то исторической личности, в окружении пышной растительности.

- Боже праведный, как я устала от вас идиотов и от этой проклятой жары, вытирая лоб и шею носовым платком, простонала Бритни.

- Мисс, я полагаю, что на этот раз мы всё же выйдем к памятнику Жукову, если вы только очень хорошо помните портрет маршала, - ехидно улыбаясь, неудачно пошутил Джон.

Через десять минут американцы уже сидели на скамейке в глубине парка и наслаждались прохладной тенью от раскидистого клёна. Всё говорило о том, что вскоре разразится сильнейшая гроза. Небо постепенно заволакивали тяжёлые чёрные тучи, а одинокие прохожие доставали складные зонтики из своих сумок и пакетов.

- Слушайте, а кто-нибудь из вас прихватил с собой зонт или нет, - с надеждой заглядывая в лица своих подопечных, осторожно поинтересовалась Бритни. – По моим скромным подсчётам обратная дорога до нашей гостиницы займёт не менее двух часов. Мы все промокнем до нитки.

- Нет, мы ничего не взяли с собой, - дружно и почти хором ответили Билл с Джоном. - Мы, мисс, понадеялись на вашу безусловную интуицию в любом сложном вопросе находить единственно правильное решение.

- О, Боже, и кого только приставили ко мне на этот проклятый месяц, - с ожесточением выплёвывая жевательную резинку на зелёный газон, сердито прошипела Бритни. – Ну, ни шагу не могут без меня ступить, тем более решить самую простую логическую задачку с погодой.

Во время отчаянного монолога американки неизвестно откуда и как появился празднично одетый пожилой мужчина и, галантно кланяясь Бритни, заговорил тихим бархатным голосом:

- Господа, прошу простить меня, что я вмешиваюсь в ваш спор, но вашему горю можно очень легко помочь. Разрешите представиться – Свешин Пётр Петрович – адвокат. Судя по всему, вы иностранцы и ещё не совсем хорошо знакомы с нашим замечательным городом

- Мы американцы, сэр, - дружелюбно ответила Бритни, - и хотим как можно скорее обрести крышу над головой. Мне кажется, что сейчас хлынет настоящий ливень.

- Ну, я так и понял, мисс, - тихо засмеялся мужчина, доставая из кармана пачку дорогих сигарет. – Вы курите, мисс, или нет? Лично я предпочитаю курить сигареты только вашей страны. Знаете, сигареты нашего государства имеют какой-то специфический вкус, от которого просто мутит. Кстати, мисс, тут в пятистах метрах от парка я снял прекрасное кафе для моей дочки. У неё сегодня такое торжество – свадьба! Между прочим, мисс, мои родственники в далёкие семидесятые годы прошлого века эмигрировали в США. В настоящий момент они проживают в Вашингтоне и очень тепло отзываются о вашей славной стране свободы и истинной демократии!

- Кто бы сомневался в этом, сэр, - с улыбкой ответила Бритни, игриво стреляя глазками в сторону пожилого мужчины.

- Простите, мисс, если только это не секрет, как ваше имя, - аккуратно поправляя на белоснежной рубашке чёрную бабочку, поинтересовался Пётр Петрович.

- Меня зовут Бритни, а моих товарищей Джон и Билл. В вашем городе мы появились не случайно, и у нас много работы впереди.

- Господа, поскольку в вашем лице я встретил людей, о которых мне с такой любовью пишут мои родственники из Вашингтона, то я прошу вас разделить со мной и моей дочерью нашу общую радость появления на свет новой счастливой семьи.

Между тем первые крупные капли дождя известили американцев о том, что сильнейшей грозы им всё же не избежать.

- Мисс Бритни, - вновь тихим баритоном заговорил Пётр Петрович, - здесь в ста метрах от парка припаркован мой автомобиль, который уже через две минуты доставит вас в один из лучших ресторанов нашего города. Господа, мне будет очень тяжело услышать из ваших уст отказ.

- Соглашайтесь, мисс, - горячо зашептал в ухо американке Джон, - иначе он передумает. Да и пора бы нам чего-нибудь перекусить. Лично у меня уже давно под ложечкой сосёт.

- Молчи, идиот, я и без тебя вижу, что это вполне приличный гражданин, и, пожалуй, я приму его приглашение, - скосив рот в сторону Джона, тихо прошипела Бритни.

- Простите, сэр, - широко заулыбалась американка, - но, мы же с вами совсем не знакомы. Да и нам как-то неудобно смущать вас и ваших гостей нашим присутствием.

- Это всё глупости и предрассудки, уважаемые господа, - засмеялся Пётр Петрович, нежно беря Бритни под руку.

Уже через пять минут Бритни со своими товарищами сидела в просторном форде последней модели и с ужасом наблюдала за буйством природы за окном автомобиля.

- Господа, мне очень неудобно, - обернувшись к американцам, проговорил Пётр Петрович, - но мне ненадолго необходимо заехать домой и забрать свадебный подарок для дочери. Я надеюсь, что вы не будете возражать?

- В таком автомобиле, сэр, я готова ехать с вами хоть на край света, – одаривая незнакомого мужчину лучезарной улыбкой, пошутила Бритни.

- Ну, вот и хорошо, - как-то сразу засуетился Пётр Петрович и включил зажигание. Но, господа, я должен вас предупредить, что это займёт немного больше времени, чем вы предполагаете.

- Хорошо, сэр, мы согласны, - бодро ответил Джон, обильно облизывая свои толстые губы.

Ливень не прекращался ни на минуту. На улицах города сильно стемнело, и уже за стеной дождя в пяти метрах невозможно было разглядеть что-либо. Автомобиль, набирая скорость, нёсся по мокрым мостовым города, превратившихся уже в сплошные реки. Американцы, постоянно крестясь и с испугом вглядываясь в чёрное от грозовых туч небо, тихо перешёптывались между собой.

- Мисс, как вы думаете, чем русский адвокат угостит нас? – поглаживая свой безмерно выпирающий живот, поинтересовался Джон.

- У тебя, обжорка, только одно на уме – хорошо поесть и попить. А вот меня интересует совсем другое. Лично я никогда не была на русской свадьбе, и меня страшно интригует эта народная русская традиция. А вот чем меня угощать будут там, мне совершенно безразлично, - спокойно ответила Бритни.

Между тем движение автомобиля по мокрым улицам города уже тридцать минут и с прежней скоростью. Это обстоятельство уже стало беспокоить американцев. Бритни, деликатно кашлянув несколько раз, осторожно обратилась к водителю:

- Простите, сэр, не кажется ли вам, что мы наверняка опоздаем на свадьбу вашей дочери. Мы уже в течение сорока минут мчимся по мокрым от ливня улицам и неизвестно, когда доберёмся до вашего дома.

Пётр Петрович обернулся к Бритни и каким-то злым металлическим голосом проговорил:

- А это, красавица, не должно тебя волновать, сиди смирно и молчи.

- Извините, сэр, но мне совсем не нравится ваш тон. Что значит – сиди и молчи! Я имею полное право знать – куда и зачем меня везут, и когда мы прибудем на место.

Водитель нажал на какую-то кнопку на лицевой панели автомобиля, после чего его салон отделился от незадачливых пассажиров металлической перегородкой.

- Это ещё что такое? - с силой ударяя рукой в жёсткую перегородку, закричала Бритни. – Что вы себе позволяете, сэр? Немедленно остановите машину и выпустите нас. Мы подданные Соединённых Штатов Америки, и вы не имеете никакого права задерживать нас. Эти ваши последние слова и связанные с ними действия нисколько не отвечают традиционному русскому гостеприимству.

Бритни ещё сильнее кулаками забарабанила в перегородку. Через три минуты безуспешных попыток проломить перегородку Бритни услышала приглушенный голос водителя:

- Значит так, дорогие мои иностранцы, мы уже почти прибыли на место, и ещё раз напоминаю вам, чтобы вы сидели смирно и не дёргались. Вы немного погостите на моём ранчо, и я надеюсь, что очень скоро вы будете совершенно свободны. Вам всё понятно, господа, или нет?

- Сэр, - взволнованным голосом заговорил Джон, - но, вы же, обещали отвести нас в ресторан на свадьбу вашей дочери. Почему вы решили изменить ваши планы?

Бритни рукой быстро прикрыла рот Джону и с нескрываемой ненавистью прошептала ему в лицо:

- Молчи, болван, неужели ты до сих пор не понял, что мы в ловушке, и нас хотят как-то использовать.

Джон, задёргавшись всем телом, запричитал плаксивым голосом:

- Сэр, но мы не можем по своему усмотрению менять программу нашего визита в вашу страну. В противном случае у себя на родине мы потеряем работу.

- Ничего страшного, господа, - прозвучал голос Петра Петровича, - пока поживёте у меня по моей личной программе. А вот если вы будете много рассуждать или оказывать моим сотрудникам активное сопротивление, то потеряете не только свою работу, но свои жизни.

Джон продолжал трястись всем телом, ещё теснее прижимаясь к Бритни. После почти двухчасовой быстрой поездки на автомобиле Бритни вдруг каким-то шестым чувством ощутила, что они уже находятся не в черте города, а продолжают своё движение по грунтовой дороге. Их автомобиль бросало из стороны в сторону, и совсем не слышно было проезжающих мимо машин. Наконец, форд резко затормозил, и минут на пять в воздухе повисла томительная пауза, часто прерываемая всхлипываниями Джона.

- Хватит скулить, сосунок, - хлопая ладонью по затылку Джона, спокойно проговорила Бритни, - а то русские вообще перестанут считаться с нашим мнением и нашими правами. Теперь мне уже окончательно ясно, что мы похищены какой-то криминальной группировкой, которая в скором времени начнёт терроризировать наших родственников с целью выкупа нас за огромные деньги. Мне эта схема достаточно хорошо знакома. Но будем надеяться, господа, что о нашем похищении станет известно как российским правоохранительным органам, так и американским, и нас в скором времени освободят.

Между тем сработала автоматика разблокирования дверных замков автомобиля, и уже через мгновение все двери форда широко распахнулись. Перед американцами стоял Пётр Петрович и широко улыбался.

- Ну, что, голуби вы мои сизокрылые, небось, растрясли вас наши российские дороги.

Пётр Петрович рукой сделал кому-то знак и к нему присоединились ещё четверо мужчин в камуфляжной форме.

- Милости прошу на моё ранчо, господа, - засмеялся Пётр Петрович, кивком головы указывая на огромный участок земли, огороженный высоким забором. Заранее приношу вам свои глубокие извинения, но со свадьбами мы пока повременим, тем более что дочки у меня вообще нет. Но зато теперь у меня есть вы, и я надеюсь, что ваша троица поможет поправить финансовые дела моей фирмы.

Американцы медленно вышли из машины, с нескрываемым интересом оглядываясь по сторонам. Насколько хватало глаз, со всех сторон их окружал лес. Сами же они находились на огромном участке земли, тщательно очищенном от деревьев и кустарников. На участке стояло несколько одноэтажных домов с небольшими ангарами неопределённого назначения. В больших загонах паслись коровы, козы и другая парнокопытная мелочь.

- И что всё это значит, сэр, - напряжённо глядя в лицо Петру Петровичу, грозно заговорила Бритни. – Неужели вы думаете, что это так просто сойдёт вам с рук. Вы даже представить себе не можете, какая в скором времени закружится карусель нашего поиска и освобождения. Честно говоря, сэр, мне просто жаль вас и ваших подельников, которые, несомненно, вместе с вами предстанут перед судом за свои преступные дела.

- Ой, вот только не надо мне этого вашего патриотического пафоса, - улыбнулся Пётр Петрович. – Вы совсем не знакомы с российским менталитетом и менталитетом граждан нашей огромной страны. Но должен вам заметить, господа, что при примерном и спокойном вашем поведении вы не ощутите никаких неудобств и ограничений. Единственное, что вас будет постоянно ограничивать так это мой высокий забор. Мои люди сию минуту предоставят вам целый этаж в моём особняке, где к вашим услугам будет: телевидение, винный бар, спортзал, кафе и многое из того, что, безусловно, скрасит ваше временное заточение. Мы не причиним вам никакого вреда, разуется, если вы не окажете нам сопротивление.

Пётр Петрович, подойдя к одному из своих охранников, тихо промолвил:

- Иван, покажи моим гостям их новое место жительства и вручи им необходимые анкеты для регистрации.

 

***

С момента пропажи американцев прошло уже пять дней. Все спецслужбы города круглосуточно вели поиски пропавших визитёров из-за океана, но всё безрезультатно.

Полковник Сергеев нервно прохаживался по своему кабинету, выкуривая одну сигарету за другой. За его рабочим столом сидели сотрудники – майор Павлов и капитан Шарко.

- Товарищи офицеры, может быть, кто-нибудь из вас объяснит мне, как могло такое случиться, чтобы средь бела дня в нашем городе исчезло сразу три человека и не просто три человека, а граждане Соединённых Штатов Америки? Это же политическое дело! Максим Иванович, кажется, именно вам было поручено разместить наших заокеанских гостей в гостинице и проследить за их безопасностью. Какого чёрта вы не установили за ними круглосуточное наблюдение. Вы хоть понимаете, что мне каждые два часа звонят из Управления с требованием немедленного доклада о месте нахождения иностранцев. По вашей милости, мне очень скоро придётся выложить на стол своё служебное удостоверение и распрощаться с погонами. Что вы можете мне сию минуту доложить о результатах поиска иностранцев.

Майор Павлов, выждав небольшую паузу, поднялся с места и заговорил взволнованным голосом:

- Леонид Иванович, я полагаю, что в ближайшие день-два мы обнаружим наших заокеанских коллег. Ведётся интенсивная работа по опросу всех вольных и невольных свидетелей, видевших в тот злополучный день американцев. Мы тщательно исследуем все предполагаемые маршруты передвижения американцев по городу. Должен сказать, Леонид Иванович, что на одном из маршрутов одна продавщица в газетном киоске опознала американцев на предъявленной ей фотографии. Другая женщина – офис-менеджер агентства недвижимости «Надежда», заявила, что когда она направлялась на работу, к ней подошли иностранцы и поинтересовались дорогой к парку. Кстати, Леонид Иванович, это агентство недвижимости как раз и находится на пути к парку имени маршала Жукова. Т.е., тем самым я хочу сказать, что мы провели гигантскую работу по опросу работников всех офисов, магазинов и прочих учреждений на предполагаемом пути следования иностранцев. Один сотрудник мебельного салона, расположенного вблизи этого парка, показал, что мимо его магазина на большой скорости пронёсся серого цвета форд. Номер автомобиля он не успел рассмотреть из-за сильнейшей грозы и дождя.

- Ну, хорошо, - вновь садясь в своё кресло, уже более спокойно заговорил полковник, - это уже кое-что. Немедленно дайте установку всем постам ГАИ о задержании и тщательному досмотру всех серых фордов.

- Леонид Иванович, это уже сделано. За последние два дня задержано около двух десятков фордов, но пока всё безрезультатно. В данный момент мы прорабатываем все возможные маршруты продвижения серого форда в черте нашего города и за его пределами. Мы учитываем все факторы, которые могут помочь преступникам безнаказанно скрыться, ну и конечно саму психологию бандитов. Я полагаю, Леонид Иванович, что преступники, наверняка, повезут похищенных именно за город, где можно будет очень легко затеряться в лесных массивах, в обилии разбросанных вокруг нашего города. Кстати говоря, все эти леса нашпигованы многочисленными фазендами и частными особняками, которые несколько осложнят нам поиск американцев.

- Понятно, Максим, - туша очередную сигарету о пепельницу, уже спокойно проговорил полковник. – Бери себе в помощники капитана Шарко, поскольку она достаточно хорошо знает английский язык, и отправляйтесь в распоряжение генерала Гришина из Управления МВД. Всё! Выполняй!

 

***

Помещение, в которое охранник привёл американцев, не отличалось особым шиком, но зато в нём было всё необходимое для длительного присутствия.

Знаками предложив американцам сесть на диван, охранник быстро вручил каждому из них по краткой анкете.

- Что это, - с раздражением вырывая из рук охранника белый листок, поинтересовалась Бритни, - какого чёрта вы суёте мне эту бумажку?

- Мисс, от вас требуется только одно – правильно и точно ответить на все те вопросы, которые обозначены в анкете, - с презрением глядя на американку, ответил охранник.

- Ничего я заполнять не стану, - огрызнулась Бритни на слова охранника, – и вообще мы объявляем голодовку в знак протеста по поводу нашего незаконного задержания.

- Нет проблем, мисс, - улыбнулся охранник, - а пока я вас запру в этом помещении на время, которое вам необходимо для размышлений и принятия окончательного решения. Я надеюсь, господа, что очень скоро вы дадите мне знать, что голод – не тётка, и благоразумие ещё не совсем покинуло вас.

Охранник повернулся на каблуках и уже через мгновение исчез за дверью. Несколько раз щёлкнул ключ в замке, и в помещении пленников наступила гнетущая тишина. Первым тишину нарушил Джон, который с каким-то остервенением вытирал носовым платком вспотевшие лоб и шею:

- Проклятье, мисс, почему у них в помещении отсутствует кондиционер? Ведь здесь жарко как в африканской саванне. Да и потом я уже с самого утра ничего не ел. Вам же, мисс, русским языком объяснили, что если мы будем благоразумны, то нас в скором времени освободят.

Бритни с лёгкостью разъярённой кошки подскочила к Джону и закричала:

- Заткнись, осёл! Я всегда подозревала, что у тебя в голове вместо мозгов опилки. Я вовсе не намерена пособничать этой русской банде в ограблении моих родственников. Я и мои родные в Штатах не настолько богаты, чтобы каким-то ублюдкам направо и налево раздавать милостыню. Да и потом, где гарантия того, что они оставят нас в живых после того, как эти преступники завладеют нашими деньгами. Если мы с первых же минут нашего пленения пойдём у них на поводу, то это только ускорит наш уход из жизни. И наоборот, если мы им сейчас будем ежечасно создавать трудности и проблемы, то это даст шанс российским спецслужбам быстрее обнаружить их «малину» или, если хотите, их логово и освободить нас.

Джон с обиженным видом плюхнулся в кресло и включил телевизор. По первому всероссийскому каналу шёл какой-то боевик, часто прерываемый рекламой.

- Вот сиди и смотри русские телепередачи, может быть, хоть немного поумнеешь, - со злой иронией в голосе, строго заметила Бритни. – У них теперь всё как у нас. На первом месте бизнес и деньги, а всё остальное на втором или даже на третьем месте.

Билл, лениво поднявшись с дивана, стал медленно раздеваться. Бритни с некоторым удивлением и испугом следила за действиями своего подопечного.

- Билл, а ты случайно не тронулся умом от обилия негативных событий, которые как из рога изобилия посыпались на наши головы, как только мы ступили на русскую землю. Ты знаешь, дружище, что здесь вовсе не стриптиз бар, и у меня нет никакого желания созерцать твои обнажённые ляжки.

- Простите, мисс, - устало ответил Билл, - никакого стриптиза вы сегодня не увидите. Перед отлётом в Россию я совершенно забыл принять душ, и вот спешу поправить эту мою досадную оплошность. Я надеюсь, что в этом номере есть всё то, что будет способствовать этому моему жгучему желанию.

Бритни, двумя руками схватившись за голову, застонала:

- О, Боже, кого ты мне только послал? Один постоянно хочет есть, а другой мыться. Всё, делайте, что хотите, но я всё же принимаю решение не поддаваться никаким искусам, а твёрдо добиваться от преступников нашего немедленного освобождения.

- Вы, мисс, можете хоть до второго пришествия Христа ожидать своего освобождения, но я больше не намерен терпеть никаких неудобств, и заполню этим людям что угодно, лишь бы они обогрели и приютили меня, - с улыбкой на лице заметил Джон.

- Теперь-то уж я в этом нисколько не сомневаюсь, - уходя в соседнюю комнату и захлопывая за собой дверь, с грустью в голосе тихо проговорила Бритни.

 

***

Майор Павлов сидел в кабинете генерала Гришина – начальника Управления МВД. Совещание спецслужб продолжалось уже более четырёх часов, но прийти к какому-то однозначному решению по быстрому освобождению похищенных иностранцев так и не удавалось.

- Товарищи, со времени похищения наших коллег из Соединённых Штатов прошло более двадцати дней, а я до сих пор не получил ни одного вразумительного доклада о результативных действиях правоохранительных органов. В Соединённых Штатах Америки уже вся пресса поднята на уши, где постоянно с издевательской иронией газетчики во всё горло трубят об отвратительной работе наших спецслужб, которым не под силу раскрытие такого простого дела. Между прочим, майор Павлов, в сфере действия вашего полицейского участка произошло это трагическое событие, и именно вы в первую очередь должны нести полную ответственность за потерю бдительности ваших сотрудников. Кстати, начальник вашего участка, уже который, день кормит меня одними обещаниями о быстром и эффективном способе поимки преступной банды, которая так дерзко и безнаказанно орудует в нашем городе. Что вы на это скажете? – напряжённо глядя в лицо майору Павлову, с раздражением в голосе закончил свою речь генерал Гришин.

- Всё это так, товарищ генерал, но должен вам заметить, что нашим полицейским участком во взаимодействии с другими службами уже проделана большая работа по раскрытию этого исключительно сложного преступления. Было опрошено большое количество свидетелей и проработаны все варианты мест, где преступники могли бы прятать иностранцев. За такой длительный срок нам удалось обследовать многие близлежащие к городу виллы и частные дома. Круг поиска с каждым днём и с каждой минутой сужается. Нам остаётся взять под постоянное наблюдение один достаточно большой по площади участок леса, где расположены самые крупные и богатые частные особняки. Я полагаю, товарищ генерал, что именно в этих местах и затаились бандиты. Необходимо немедленно взять под контроль все электронные коммуникационные каналы, идущие из этого района во внешний мир. Вертолёты спецслужб должны постоянно совершать свои пролёты над территориями этих частных владений и фотографировать всё то подозрительное, что у спецслужб может вызвать сомнение.

- Хорошо, майор, я распоряжусь, - наливая себе в стакан минеральную воду, с угрюмым лицом ответил генерал Гришин. – Как называется этот лесной массив с особняками?

- «Зелёный бор», товарищ генерал, - бодро ответил майор.

- Ну, хорошо, майор, что вы нам ещё можете доложить по этому беспрецедентному случаю?

Майор, поправив на шее галстук, уже более спокойно продолжил:

- Нами разработан тщательный план по внедрению в банду нашего оперативного работника капитана Шарко.

- Ну, так и доложите всем здесь присутствующим об этом вашем плане, - одними губами ухмыльнулся генерал. – Интересно будет послушать…

- Товарищ генерал, ввиду особой секретности и важности операции именно сейчас и в этой обстановке я не могу раскрыть все наши планы этой операции. В моей докладной записке всё подробно изложено, и она уже находится у вашего секретаря.

- Добро, майор, пусть всё будет именно так. Чем меньше людей будет посвящено в детали вашего предприятия, тем лучше. Итак, товарищи офицеры, что в ближайшие два-три дня преступники будут обнаружены и обезврежены, а заложники освобождены. Всё! Совещание на этом мы закончим! За работу, товарищи офицеры!

 

***

Надо сказать, что Бритни так и не удалось своим протестным голоданием склонить похитителей к разумному диалогу, чего нельзя было сказать о её товарищах. Джон и Билл в первый же день их пленения бросились живо исполнять все требования и приказы бандитов. Бритни сидела в винном баре и с мрачным видом потягивала из фужера виски. Через два столика от неё сидели её товарищи по несчастью и что-то живо обсуждали. Американка, отставив в сторону свой фужер, прислушалась к их разговору.

- Слушай, Билл, - удобно расположившись в кресле, заговорил Джон, - а мне здесь нравится! Здесь отлично кормят, да и спиртным всегда можно побаловать себя. Я считаю, что совершенно напрасно Бритни упорствует в своём нежелании подчиниться местному порядку. Я просто уверен, что мои родственники уже в спешном порядке собирают необходимую сумму для выкупа нас из плена. Мои родственники обладают достаточным капиталом, чтобы как можно скорее отправить нас обратно на родину.

- Ну, да, или нас троих в скором времени отправят на кладбище, – засмеялся Билл, одним глотком выпивая стопку водки. – Знаешь, Джон, мы уже здесь находимся около месяца, и за это время можно было бы трижды выкупить нас. Тебе не кажется, что нашим родственникам совершенно наплевать на то, где мы находимся, и что с нами происходит. Лично я уже начинаю сомневаться в тех действиях, которые я совершил месяц назад, подробно заполнив эту проклятую анкету.

- Да ты что, - горячо зашептал Джон на ухо своему приятелю, – не вздумай только поддаваться панике и сомневаться в правильности нашего с тобой выбора. Эта ненормальная Бритни, кого хочешь, сведёт с ума своими протестами и постоянным вздором.

Бил аккуратно двумя пальцами взял с тарелки ломтик лимона и быстрым движением отправил его в рот.

- Нет, Джон, мне всё надоело, - мутными глазами глядя на своего друга, тихо пробормотал Билл. – Я, пожалуй, присоединюсь к Бритни, у неё всё же побольше мозгов, чем у нас двоих с тобой.

Билл, трясущейся рукой схватив со стола уже давно початую бутылку водки, неверными шагами направился к столику Бритни.

- Идиот, - зло крикнул ему вдогонку Джон, - сейчас ты пьян как свинья и поэтому не соображаешь, что несёшь.

Но Билл, не слушая своего друга, качающейся походкой приблизился к столику американки.

- Извините, мисс, вы разрешите моему лайнеру приземлиться у ваших ног, сильно заплетающимся языком поинтересовался Билл. – У меня такое ощущение, мисс, что мы с вами споёмся.

- Да что вы говорите, Билл, - ехидно усмехнулась Бритни. – И когда же вас посетило это озарение? Насколько я помню, вы ещё вчера долдонили мне совершенно обратное.

- Мисс, вы не должны обижаться на нас с Джоном, просто сработал инстинкт самосохранения. В знак нашего с вами примирения я предлагаю выпить русской водочки, которая окончательно скрепит наш союз.

Бритни, с некоторым презрением посмотрев на Билла, строго заметила:

- Это на какой такой союз вы намекаете, Билл. По-моему, я никогда не давала вам повода на этот счёт. Да и потом в женихи, простите, вы вовсе не годитесь.

- Это ещё почему, – искренне удивился Билл. – Вроде, я парень хоть куда, да и вы, мисс, уже в критическом возрасте.

- Ладно, Билл, хватит языком попусту трепать, давай лучше поговорим о деле. Я надеюсь, что русская водка ещё не совсем затуманила твой разум, и ты вполне отдаёшь отчёт своим заявлениям.

Билл принял положение «Смирно» и, чётко козырнув рукой американке, спокойно ответил:

- Можете нисколько не сомневаться, мисс. Наоборот, русская водка как раз и прочистила мои мозги.

- Ну, что же, будем надеется на это, – тяжело вздохнув, усмехнулась Бритни. – Ну, а что мы будем делать с этой горой мяса, которая постоянно упрямится и не желает прислушиваться к здравому смыслу?

Мисс, оставьте его в покое, - тихо прошептал Билл. - Неужели вы не видите, что для этого человека главное в жизни еда и покой. Я уже сегодня говорил с ним на эту тему.

- Ну и что?

- Да ничего, он не пробиваем как бронежилет и только озлобляется ещё больше.

- О,кей, Билл, я его вычёркиваю из своих планов, а ты, дружище, поможешь мне осуществить созревший в моей голове план. Хотя стоит ли посвящать тебя сегодня в него. Я не знаю, ведь ты же достаточно пьян.

- Мисс, можете не волноваться. Это моё нормальное состояние по жизни, гордо задрав голову, ответил Билл.

- Вот и очень плохо, Билл, что ты совсем не дорожишь своим здоровьем, и в скором времени превратишься в алкоголика. Какого чёрта ты тогда полез в полицейские, какая нужда заставила тебя это сделать?

- Мисс, это мои проблемы, - сразу как-то погрустнел Билл, и они мне вовсе не мешают жить.

- Ну, хорошо, Билл, я советую тебе больше не пить, а сегодня вечерком я жду тебя в тренажёрном зале, где я подробно изложу тебе план нашего побега из этого бандитского гнезда.

- Простите, мисс, но вы поражаете меня своей наивностью, - засмеялся Билл. – Да отсюда даже муха не сможет безнаказанно вылететь, не говоря уже о двух полицейских.

- Значит так, Билл, твоя злая ирония здесь совершенно не уместна, а я вполне отвечаю за свои слова. Если ты полностью доверишься моим замыслам, то я полагаю, что уже через недельку-другую мы с тобой сможем обнять своих родных в Штатах.

- Хорошо бы так, мисс, но, как же, вы планируете одурачить этих хитрых русских.

- Это не должно тебя беспокоить, Билл, я всё продумала до мелочей, и нас с тобой, несомненно, ждёт успех.

 

***

Генерал Гришин медленно прохаживался по своему кабинету, время от времени бросая короткие взгляды на карту области. Представитель отряда специального назначения «Кречет» докладывал о проделанной работе по поиску криминальной группировки, похитившей американских полицейских.

- Владимир Сергеевич, чем вы меня уже сегодня можете порадовать, - вытирая платком потный лоб, проговорил генерал. – До меня дошли слухи, что вам всё же удалось кое-что нащупать. Или я не прав?

- Так точно, товарищ генерал, - быстро поднялся с места молодой капитан, - вот именно, кое-что мы уже имеем в своём активе. Наши электронные средства слежения засекли в квадрате 17-25 странные сигналы, которыми моментально занялись наши дешифровщики.

- Ну, и какие результаты? – сразу насторожился генерал. – Капитан, не тяните резину, а докладывайте быстро и по существу.

- Так я и говорю, - обидевшись, уже жёстким голосом продолжил капитан. – Достаточно мудрёный шифр, товарищ генерал, но мы уже на полпути к успеху.

- Ну, вы прямо цитируете Мюллера из «Семнадцати мгновений весны». Его служба тоже была озадачена шифром советской радистки. Да, сейчас уже давно не те времена, да и самой гитлеровской Германии давно не существует. Но я, всё же, надеюсь, что вам удастся расколоть этот, как вы выразились, мудрёный шифр.

- Товарищ генерал, мои люди напряжённо работают, и я должен вам сказать, что круг поиска предполагаемых похитителей значительно сузился. Нам остаётся проверить только три небольших участка области, где вероятнее всего находятся американцы.

Капитан подошёл к карте области и взял в руку лазерную указку.

- Значит так, товарищ генерал, эти участки располагаются здесь, здесь и вот здесь.

- Хорошо, Владимир Сергеевич, а что вам дала аэрофотосъёмка этих участков области? Какие результаты?

- Да практически никаких, товарищ генерал. Чтобы не вызывать никаких подозрений, вертолётчики пролетали над каждым участком на большой скорости, и поэтому снимки получились недостаточно чёткими и резкими. Сейчас мы связываемся со службой аэрокосмических войск. У них большие возможности в этом плане. Разрешающая способность их космических аппаратов просто уникальна.

- Да знаю я, знаю, Владимир Сергеевич, – закуривая сигарету, нахмурился генерал. – Давайте, капитан, не затягивайте с этим вопросом, и я жду вас через два дня с очередным докладом.

- Слушаюсь, товарищ генерал, - чеканя каждое слово, бодро ответил капитан.

 

***

В тренажёрном зале было душно от большого количества потных мужиков, которые с каким-то тупым упорством помогали гирям и штангам преодолевать земное притяжение. Многим из них это удавалось сделать, а некоторые троекратно попробовав оторвать тяжелённую штангу от пола, бросали это пустое занятие и уходили. Бритни, облокотившись на тренажёр для накачки пресса, с каким-то особым волнением ждала Билла. Сегодня ей предстояло объяснить этому парню все детали побега из бандитского хозяйства, и поэтому она сильно нервничала. Наконец, дверь в тренажёрный зал распахнулась, и на пороге появился Билл. Бритни, махнув ему рукой, присела на скамейку у стены зала.

- Добрый вечер, мисс, я не опоздал на нашу с вами встречу, улыбнулся Билл, сверкая белоснежными зубами.

- Всё в порядке, Билл, ты пришёл очень вовремя. Я надеюсь, что всё то, что я сейчас поведаю тебе, станет тайной только для нас двоих.

Бритни, повернувшись к Биллу, что-то горячо зашептала ему на ухо. По мере того как Бритни излагала Биллу план их побега, его лицо постоянно озарялось то испугом, то большой радостью.

- Мисс, а вы хорошо всё продумали? - уже нервно почёсываясь, поинтересовался Билл. – Конечно, ваш план побега заслуживает уважения и внимания, но не кажется ли вам, что он практически не выполним. Территория этого ранчо охраняется днём и ночью, и я даже не представляю себе, как нам удастся выбраться отсюда.

- Ничего, дружище, как-нибудь с Божьей помощью, - тихо засмеялась Бритни. – Ты ведь не из робкого десятка как твой дружок Джон. Придётся нам действовать быстро, решительно и дерзко, и только в этом случае нас ждёт успех. Ну, что, ты согласен?

- Мисс, теперь я вижу, что вы учли все нюансы этого чрезвычайно трудного мероприятия, и я вынужден согласиться с вами. А что же Джон? Неужели вам, мисс, совершено, безразлична его судьба? Он ведь всё же ваш соотечественник,- рыская глазами по залу, сердито заметил Билл.

- Это уже не твоя забота, - сплёвывая изо рта жевательную резинку, спокойно проговорила Бритни. – Он сам выбрал свою судьбу, и не будем ему мешать. Значит так, дружище Билл, - бодро продолжила американка, - если у тебя глаза на месте, то ты, наверное, заметил, что охрана постоянно дежурит только у главных ворот. В других же местах ранчо я не заметила ни одного охранника. Это говорит о том, что бандиты полагаются только на высоченный забор, перемахнуть который под силу разве что спортсмену-шестовику. Я понятно пока излагаю, Билл, - одними глазами улыбнулась Бритни.

- О, да, мисс, мне всё понятно, - поспешно ответил Билл, преданно заглядывая в глаза американки.

- Так вот я и говорю, - с воодушевлением продолжила Бритни, - эти русские вовсе не хитры, а, наоборот, чрезвычайно наивны и доверчивы. Кстати, мы именно на этом их природном качестве и сыграем.

- Простите, мисс, на ком это мы с вами сыграем? - как-то сразу напрягся Билл.

- Ни на ком, а на чём, тупенький ты мой, - ехидно заметила Бритни. – Вот я уже тебе, сколько долдоню об одном и том же, а ты всё продолжаешь задавать мне идиотские вопросы.

- Простите, мисс, я буду стараться, - виновато опуская глаза в пол, насупился Билл.

- Ладно, дружище, ровно через неделю мы с тобой приступим к реализации нашего дерзкого плана.

- О,кей, мисс, я на всё готов, - тихо простонал Билл, - лишь бы поскорее обнять мою любимую мамочку.

- Обнимешь, обязательно обнимешь, - весело засмеялась Бритни, – даже сможешь поцеловать её в обе щёчки! Всё, на этом закончим, у меня на сегодня ещё дела.

Бритни по-дружески хлопнув ладонью по спине Билла, выскользнула из тренажёрного зала.

 

***

Между тем, жизнь в хозяйстве Петра Петровича текла своим чередом. Непосвящённому человеку даже трудно было себе представить, что за высокими заборами его обширного хозяйства творятся преступные дела. В прошлом бывший преуспевающий адвокат, которого ценили и уважали в кругах юриспруденции города и области, в настоящий момент представлял из себя добропорядочного пенсионера, ведущего тихий и скромный образ жизни. Но это только казалось на первый взгляд. После скандального процесса над группой фальшивомонетчиков, Пётр Петрович вынужден был оставить свою трудовую деятельность и переключиться на нечто другое, что отвечало его оскорблённому и униженному самолюбию. Чтобы содержать и вести такое обширное хозяйство, Петру Петровичу нужны были деньги и не просто деньги, а очень большие деньги, которые к тому времени у него очень быстро кончились. Как обычно бывает в таких случаях, моментально нашлись всякого рода советчики и доброхоты, сулившие Петру Петровичу исключительно быстрый рост его доходов и гарантированное процветание в будущем. Наивный адвокат и представить себе не мог, что уже через очень короткое время он будет втянут в преступное сообщество наркодельцов, избавиться от который он уже не сможет никогда.

Пётр Петрович сидел в своём кабинете и, уже в который раз, пересчитывал доллары, из изрядно похудевшей пачки банкнот. Пересчитав до конца банкноты, Пётр Петрович швырнул их обратно в сейф и нажал на какую-то кнопку на его рабочем столе. Через минуту в его кабинет, не спеша, вошёл мужчина в камуфляжной форме, вопросительно взглянув на Петра Петровича.

- Вот что, Иван, - спокойно начал Пётр Петрович, – наш сейф в скором времени совсем опустеет, и я даже не знаю, когда я вновь увижу его полностью набитым банкнотами. Как там у нас обстоят дела с поставщиками. Если так и дальше пойдут наши дела, то через месяц-другой мы разоримся, и нам придётся всем разбежаться. В чём собственно дело, Иван?

Иван лёгкой пружинистой походкой подошёл к холодильнику и извлёк из него две запотевшие бутылки крепкого баварского пива.

- Вы, адвокат, несколько сгущаете краски, наперёд предполагая самый худший вариант, - садясь за стол и наливая Петру Петровичу полный фужер холодного пива, с лёгкой иронией в голосе, заметил Иван. – Не так уж всё и плохо, как вы это себе представляете.

- А как же Иван, я должен себе всё это представлять, если уже через месяц я уже не в состоянии буду платить вам и моим помощникам деньги. И уберите от меня эту дрянь. Вы же прекрасно знаете, что я не употребляю пиво, особенно по утрам. Давайте говорить по существу. В чём, конкретно, по вашему мнению, наши дела пошли из рук вон плохо? В чём состоят наши промахи?

- Хорошо, адвокат, я сейчас вам очень подробно обрисую всю картину нашего с вами неблагополучного положения. Во-первых, наш курьер из Узбекистана по дороге на базу был ограблен пока неизвестной нам группировкой. Должен сказать, что у него было изъято два килограмма героина. На этом прискорбном факте мы понесли значительные потери. Во-вторых, по некоторым сведениям нам на хвост сели комитетчики, и возможно, что уже очень скоро нам ожидать их визита. Правда, я в это не верю…

- Типун тебе на язык, - сплюнув через левое плечо и истово перекрестившись, зло прошептал Пётр Петрович. – Надеюсь, Иван, что у нас с тобой до этого дело не дойдёт.

- Не дойдёт, адвокат, конечно, не дойдёт, - засмеялся Иван, - если вы не будете столь любезны и добры в отношении наших подопечных из Америки. Уже прошло больше месяца, а никаких сообщений с того берега Атлантики так и не поступало. Не кажется ли вам, адвокат, что пора прекратить либеральничать с этими иностранцами и заняться ими вплотную.

- Что ты имеешь в виду, Иван? – с ненавистью глядя в лицо боевику, поинтересовался Пётр Петрович.

- А то и имею в виду, адвокат, что пора нам основательно взяться за эту вздорную бабу, которая уже больше месяца крутит нам всем мозги. Если она не желает сообщить нам свои данные и жить по нашим законам, то тогда пускай ублажает наших мужиков, которые уже изрядно соскучились по женскому телу. Короче говоря, адвокат, только эти три субъекта смогут поправить наши с тобой дела. Между прочим, я за их души запросил пятьдесят миллионов «зелёных».

- Хорошо, Иван, я подумаю, как поступить с нашими заокеанскими гостями. И потом, прекрати называть меня адвокатом, я пока ещё на свободе. А эти твои тюремные привычки оставь при себе. Уразумел, идиот, или в более доходчивой форме объяснить тебе это?

- Да ладно, шеф, я же ведь по-свойски говорю с вами, - с испугом произнёс Иван, пятясь к двери.

- Тоже мне, свояка нашёл, - усмехнулся Пётр Петрович, доставая из кармана пачку «DUNHILL». – Гусь свинье не товарищ, Иван!

 

***

Бритни уже третий час лежала в своей постели и никак не могла уснуть. Давно созревший в её голове план, был готов к реализации. Американка, тихо поднявшись, подошла к постели Билла. Билл безмятежно спал, повернувшись лицом к стене и подложив под щёку ладонь.

- Билл, пора вставать, уже четыре часа утра, - нежно поглаживая своего напарника по голове, прошептала Бритни.

Билл, нервно дёрнувшись всем телом, с испугом уставился на Бритни.

- А, что, где? – громко вскрикнул он, сбрасывая с себя одеяло.

- Не ори так, идиот, ты поднимешь на ноги всю охрану в этом осином гнезде, - закрывая Биллу рукой рот, зло прошипела американка. – Я говорю тебе, балбес, что пора реализовывать наши планы, сейчас самое время.

- Простите, мисс, но я ещё не совсем выспался, и если вы не возражаете, то я ещё часик-другой сосну.

- Молчать, дубина, я тебе часик-другой сосну, - язвительно передразнила Билла американка. – Если не сейчас, то никогда! Это наш с тобой последний шанс. Если всё сорвётся, то рассчитывать нам уже придётся, только лишь, на Господа Бога.

- Мисс, мне всё же как-то страшно, – тихо промычал Билл, снова укрываясь одеялом.

- Билл, да ты что, уже передумал что ли, - слегка шлёпая Билла по щеке, с возмущением воскликнула Бритни. – Чего тебе бояться, идиот, я же всё до мелочей продумала и учла. Неужели ты не заметил, что здесь все охранники склонны употреблять спиртное. Учитывая это, я им вчера презентовала по бутылке отличной русской водки, но предварительно добавив туда убойную дозу снотворного.

- Мисс, а где же вы раздобыли такое количество лекарства? - широко открыл глаза Билл.

- Я в течение последнего месяца по крупицам собирала необходимый препарат, всякий раз прикидываясь перед бандитами, что у меня отвратительный сон. Но это не главное, Билл, а главное то, что я тщательно изучила и выверила маршруты и время перемещения охранников по территории ранчо. Нам с тобой абсолютно ничего не угрожает, если ты только перестанешь трястись, и будешь во всём слушаться меня.

- Я буду стараться, мисс, - уже другим голосом заговорил Билл.

- То-то, дружище, и не забывай, что у Бритни ещё что-то сохранилось в голове, - тихо засмеялась американка. – Сейчас четыре часа утра. По моим расчетам, три охранника на нашем пути следования уже должны крепко спать. Сменят их только в семь часов утра. За десять минут нам с тобой необходимо, крадучись и очень тихо, добраться до площадки, где стоят большие контейнеры с мусором и забраться в них. Но это ещё не всё, Билл, - устало глядя в лицо своему товарищу по несчастью, проговорила Бритни. – Нам придётся полностью закомуфлироваться, набросав на себя большое количество мусора и всякой прочей дряни. Короче говоря, полностью с головой зарыться в нечистоты.

- Но, это же так не гигиенично и опасно, мисс, - громко воскликнул Билл. – После этой процедуры можно подцепить себя массу вирусов и бактерий.

- Заткнись, недоумок, - сердито прошептала Бритни. – Не ори так громко! По твоей милости могут рухнуть все мои планы. Ну, что же, на какое-то время нам с тобой придётся сменить наши роскошные апартаменты на зловонные контейнеры. Между прочим, философ Диоген несколько лет прожил в бочке, и это ему вовсе не помешало быть уважаемым человеком в своей среде. Главное, Билл, заключается в том, что в половине пятого утра за контейнерами приезжает грузовая машина, которая вывозит их за территорию ранчо на какую-то свалку. Судя по конструкции контейнеров и обычной грузовой машине, которая их доставит на свалку, мусор вместе с нами не станут вытряхивать из контейнеров, а оставят их до приезда уже специализированной утилизационной машины. Наша задача будет заключаться лишь в том, чтобы до приезда спецмашины вовремя улизнуть из контейнеров. Всё, Билл, пошли! И да поможет нам Господь Бог!

***

Петра Петровича разбудил мобильник, который уже добрых две минуты давал о себе знать.

- Господи, ещё только десять часов утра, а уже кому-то неймётся, - с ненавистью хватая с журнального столика мобильник, зло пробормотал Пётр Петрович. – Да, слушаю, какого чёрта вы мне звоните в такую рань. Вы же прекрасно знаете, что я поднимаюсь только в одиннадцать часов утра, а до этого времени никто не имеет права меня беспокоить.

- Шеф, это я, - сбиваясь, быстро заговорил Иван. – Дело в том, что наши подопечные сегодня не явились к завтраку. Мы обшарили все помещения и территорию и никого не нашли. Ума не приложу, куда они могли подеваться? Кстати, шеф, несколько наших охранников вдрызг пьяные и несут всякую околесицу.

Пётр Петрович, накинув на плечи махровый халат, подошёл к окну. За окном лил проливной дождь. Ветки, растущей перед окном берёзы, с какой-то постоянной периодичностью стучали в стекло окна, каждый раз наполняя душу адвоката тоской и невыразимой грустью.

- Это побег, Иван, неужели ты ничего не понял, - ледяным голосом проговорил Пётр Петрович. – Я полагаю, что они не могли далеко уйти. Значит так, Иван! Поднимай своих людей и прочеши в радиусе пяти километров наш лес. Кстати говоря, в цивилизованный мир от нас ведёт только одна дорога. Несомненно, что они могли рвануть и по этому пути, но это ещё не факт. Да, вот ещё что, Иван. Не исключено, что у них на руках имеется какое-никакое оружие, которым они вполне могут воспользоваться. Так что будьте начеку. В случае упорного сопротивления с их стороны примените штатное оружие. Конечно, погода нас сегодня подвела. Но я думаю, что это не помешает нашим хлопцам быстро обнаружить наших беглецов. Всё, действуй, - бросая мобильник на подоконник, заключил Пётр Петрович.

 

***

После удачного побега из бандитского хозяйства Бритни и Билл уже три часа, обдирая себе руки и лицо о жёсткие ветки кустарников, пробирались через густой лес в неизвестном пока им направлении.

- Всё, мисс, я больше не могу шевелить ногами, - простонал Билл, обеими руками хватаясь за талию Бритни. – После этого мусорного контейнера меня постоянно мутит. Какого чёрта вы выбрали именно эти два контейнера? У меня такое ощущение, мисс, что там содержали нечистоты из туалета.

- Очень может быть, Билл, - бросая на своего напарника сердитый взгляд, быстро ответила Бритни. – Ничего, сейчас дождичек поможет тебе избавиться от этих неудобств. Да и потом, дружище Билл, прекрати постоянно цепляться за меня. В конце концов, я тебе не ломовая лошадь, а слабая, тонкая женщина, которую надо любить и жалеть.

- Хорошо, Билл, сделаем небольшой привал вот у этой разлапистой ели, но только на десять минут.

- Почему же так мало, мисс, - в изнеможении падая на мокрую траву, с тоской в голосе прошептал Билл.

- Да потому, что, наверняка, за нами уже организована погоня. И если мы не будем спешить, то очень скоро опять окажемся в гостях у этого русского мафиози. Пойми, Билл, нам, во что бы то ни стало надо добраться до какого-нибудь цивилизованного места, откуда мы бы смогли сообщить полиции о местонахождении преступного ранчо.

Билл блаженно растянулся на мокрой траве и, казалось, совсем не воспринимал слова Бритни.

- Мисс, как вы думаете, далеко ли нам удалось уйти от бандитов? – приподнимаясь на локтях, поинтересовался Билл.

- Не знаю, но думаю, что не меньше трёх миль. Ладно, Билл, ты слишком много болтаешь, да мало делаешь, - поднимаясь с мокрой травы, строго заметила американка. – Давай вставай, лежебока! У меня такое ощущение, что где-то совсем уже не далеко от нас проходит автострада.

- С чего это вы взяли, мисс, лично я ничего не слышу, - медленно и с трудом поднимаясь с травы, отреагировал на слова американки Билл.

- Тихо, - вдруг зашипела на него Бритни, - дай мне послушать.

И действительно, со стороны тёмной полосы густого леса доносился совсем слабый шум и гул, которые можно было принять за что угодно.

- Мисс, мне кажется, что это просто шум дождя и ветра, - отряхивая с мокрой одежды хвою и мелкие ветки, ехидно заметил Билл.

- А ты не ёрничай, лентяй, у меня мозги всё же правильно вставлены, не в пример твоим. Давай двигай за мной, и через полчаса уже сам убедишься в моей правоте.

Пройдя ещё одну полосу густого леса, беглецы оказались на обочине широкого шоссе. Мимо них с шумом проносились «БМВ», «Форды», «Лады» и другие автомобили.

- Слушайте, мисс, а ведь в России не так уж и плохо жить. Если судить по их личному транспорту, то русские не нуждаются больше ни в чём, – с уважением разглядывая разномастные авто, проговорил Билл. – Я полагаю, что экономика у них сейчас на подъёме.

- Какой подъём, Билл, очнись. Они уже какой год сидят на газовой и нефтяной игле. Экономика у них в страшном упадке. Я и сама не могу понять, почему их народ так терпелив и спокоен? Обилие автомобилей на их дорогах это ещё не показатель высокого дохода каждого человека этой огромной страны. Надо, Билл, смотреть глубже и делать соответствующие выводы. Ладно, хватит болтать, дружище. Политикой мы с тобой займёмся дома, а сейчас наша главная задача остановить какой-нибудь автомобиль.

Бритни вышла на середину шоссе и отчаянно замахала руками встречным автомобилям. Но автомобили с прежней скоростью проносились мимо американки, как бы не замечая её.

- А мне отец ещё в детстве говорил, что русские в основном добропорядочные и чуткие люди, готовые всегда прийти на помощь бедствующему человеку, - про себя отметила Бритни. – Да видно, он сильно ошибался. Ну, почему же ни одна сволочь не притормаживает и не предлагает мне свою помощь, – плюя на мокрый асфальт, не на шутку разошлась Бритни.

Продолжая отчаянно жестикулировать руками, Бритни совсем не заметила, как позади неё остановился чёрный «Шевроле», и приятный мужской голос окликнул её:

- Девушка, куда вам надо? Садитесь в машину, я вас подвезу.

Обернувшись назад, Бритни заметила, как к ней с зонтиком в руках спешит какой-то молодой человек.

- Господи, что с вами, - с некоторым испугом осматривая одежду американки, воскликнул мужчина. – Где это вы успели так вымараться?

- Здравствуйте, сэр, мне необходимо немедленно добраться до какого-нибудь приличного места, где можно было бы переодеться и позвонить. Видите ли, я со своим товарищем попала в серьёзную переделку, и только вы нам сможете помочь.

Незнакомец ещё какую-то минуту стоял в раздумье, держа зонтик над головой Бритни, затем, махнув рукой, проговорил:

- А, семь бед - один ответ. Садитесь, друзья, я вас доставлю именно туда, куда вы пожелали.

- Простите, сэр, о каких бедах вы только что упомянули? - скромно поинтересовался Билл, открывая дверцу автомобиля.

- Не обращайте на меня никакого внимания, - засмеялся незнакомец, – это всёго-навсего русских фольклор. А я так понимаю, что вы иностранцы, судя по вашему солидному акценту.

- О, да, сэр, мы американцы! – радостно воскликнул Билл.

Бритни и Билл ликовали – наконец-то они обрели свободу и долгожданное спасение в лице этого весёлого и доброжелательного человека. Билл, блаженно развалившись на заднем сидении, уже заранее предвкушал огромную радость от предстоящего в скором времени перелёта обратно в Америку. Между тем, машина, набирая скорость, стремительно несла незадачливых американцев, как им тогда казалось, к свободе и покою. Через двадцать минут быстрой езды, незнакомец с улыбкой на лице повернулся к Бритни, тихо проговорив:

- Простите, сударыня, мне ненадолго необходимо остановить моего железного коня, чтобы проверить уровень масла в маслобаке. Что-то мотор, знаете, стал чихать. Вы не беспокойтесь, мы с вами почти у цели, - открывая дверцу и выходя из машины, спокойно произнёс незнакомец.

Бритни видела как незнакомец, подняв капот автомашины, совершал какие-то действия в чреве автомобиля.

- Ну, вот, всё хорошо! – как-то странно засмеялся мужчина, опуская капот и доставая из кармана джинсов какой-то небольшой пульт. В тот же миг, Бритни отчётливо услышала металлический щелчок от срабатывания каких-то механизмов. Одновременно с этим, все стёкла окон автомобиля медленно поползли вверх, полностью отсекая наших беглецов от внешнего мира.

- Что это щёлкнуло? - испуганно вздрогнул Билл. – И почему этот русский лишил нас свежего воздуха?

Незнакомец стоял возле автомобиля и с кем-то говорил по телефону:

- Пётр Петрович, доброго вам здоровья, - вновь засмеялся незнакомец. – Должен вас обрадовать, мне сегодня изрядно повезло! В нашем лесу я нарвал целую корзину белых грибов. К сожалению, прямо сейчас я не смогу их вам доставить - я спешу на работу. Но вы ещё можете застать меня на нашем шоссе, на двадцать пятом километре. Полагаю, через пятнадцать-двадцать минут увидеть вас. До свидания, жду!

- Мисс, какое всё-таки интересное совпадение, у этого мужчины тоже знакомый Пётр Петрович. А вот интересно, мисс, если он так спешит на работу, то, как он умудрился собрать целую корзину грибов? - невинными глазами глядя в лицо Бритни, тихо прошептал Билл.

- Молчи, идиот, неужели до тебя не дошло, что корзина, полная белых грибов, это мы с тобой в его лимузине, а Пётр Петрович – тот самый русский мафиози.

Бил, как-то сразу посерев, забился в истерике:

- Нет, мисс, этого просто не может быть. Я не хочу больше туда, где свободе и демократии нет места. Мисс, ну скажите мне, что вы просто ошиблись, - как щенок заскулил Билл.

- Заткнись, недоумок, я ещё никогда не ошибалась в своих выводах. Здесь ошибки просто не может быть. Тогда для чего, скажи мне на милость, этот тип заблокировал все двери автомобиля и держит нас взаперти, - с яростью в голосе прошипела американка.

 

***

В кабинете у генерала Гришина сегодня было сильно накурено. Судя по тому, с каким напряжением он слушал капитана Фёдорова, можно было сказать, что дела у него шли из рук вон плохо.

- Ну, что, Владимир Сергеевич, как ваши дела, и что удалось вашему спецотряду обнаружить за отведённое для этого вам время?

- Товарищ генерал, мы скрупулёзно прочёсываем местность в указанном квадрате. Кроме всего прочего, мы связались с хозяйством Игнатьева, и его спутники слежения кое-что нам предоставили.

- Ну, докладывайте же скорее, капитан. Вечно вы склонны попусту тянуть время. Что там у вас нового?

- Товарищ генерал, к сожалению, в тот самый день шёл достаточно приличный дождь и снимки получились недостаточно чёткими. Но специалисты из хозяйства Игнатьева приложили все силы, чтобы извлечь из этих снимков как можно больше необходимой для нас информации. В тот день на двадцать пятом километре известного вам шоссе были замечены двое людей, один из которых отчаянно жестикулировал встречным машинам.

- Ну, и что из этого следует? – усмехнулся генерал, - мало ли людей выходит из леса. Может быть это обыкновенные грибники.

- Разрешите я продолжу, товарищ генерал, - доставая из кожаной папки фотографии, быстро проговорил капитан.

- Добро, продолжайте, Владимир Сергеевич, - устало опускаясь в кресло, буркнул генерал.

- Так вот, на этих фотографиях видно, что эти двое – мужчина и женщина. Через небольшой промежуток времени женщине удалось остановить одну машину фирмы «Шевроле», куда они и пересели. Машина ещё долгое время стояла на шоссе, но через двадцать минут к ней подъехала другая машина фирмы «БМВ», и в неё двое мужчин затолкали этих двоих из леса.

- А в каком квадрате это всё произошло? - щуря свои близорукие глаза, взглянул на карту генерал.

-Да в том - то и дело, товарищ генерал, что именно в квадрате 17-25, про который я упоминал ранее.

- Это уже кое-что, Владимир Сергеевич, - ободряюще глядя на капитана, задумчиво проговорил генерал. Ну, так, что вы ещё можете доложить мне по этому поводу? Какая ваша версия, капитан?

- Я полагаю, товарищ генерал, что нашим американским коллегам всё же удалось совершить побег. Но, не имея при себе ни карты местности и вообще никаких ориентировок, они пошли наугад и напоролись на одного из преступников, который их сразу же опознал и спокойно передал беглецов главарю банды.

- Ну, что же, Владимир Сергеевич, вполне логичная версия. Кстати, специалистам Игнатьева удалось ли зафиксировать номера автомобилей и проследить их дальнейший маршрут?

Капитан аккуратно собрал с рабочего стола фотографии и сложил их в папку.

- Ни того, ни другого, товарищ генерал, они не смогли выполнить. К сожалению, все номера автомашин были залеплены грязью, да и располагались номера под большим к следящему спутнику. А вот проследить маршруты этих двух автомобилей у них не хватило мозгов. Короче говоря, товарищ генерал, нам известны только модели этих двух автомобилей и то, что они обнаружены в интересующем нас квадрате.

-Да, Владимир Сергеевич, плохо работаем, - хлопая ладонью по столу, возмутился генерал. – Такое обилие ляпов за такой короткий срок.

- Товарищ генерал, правда, есть ещё одна зацепка, которая возможно поможет пролить свет на многие тёмные стороны этого чрезвычайно сложного дела.

- Ну, что там ещё у вас, капитан? Докладывайте быстрее, у меня через десть минут совещание у губернатора города.

- Служба прослушки звонков с мобильных телефонов как раз в это самое время записала странный разговор. Пока нам неизвестен абонент, который переговаривался с неким Петром Петровичем о доставке ему целой корзины белых грибов. Я полагаю, товарищ генерал, что это, безусловно, условный код, из которого следует, что беглецы схвачены и сокрыты в машине. Кстати, товарищ генерал, разговор происходил в том самом месте, где служба Игнатьева засекла два странных автомобиля.

- Вот это уже совсем другое дело, Владимир Сергеевич, - поднимаясь из-за стола, проговорил генерал. – Значит так, капитан, немедленно дайте установку на проверку всех автомобилей этих марок, которые могли в то время находиться в этом квадрате. И главное – сделайте запрос на всех тех людей, которые именуют себя Петром Петровичем. Конечно, я полагаю, что людей с такими инициалами найдётся великое множество. Но нас будет интересовать именно те, которые каким-то образом причастны к интересующему нас квадрату. Вероятней всего, капитан, что у этого человека в этом районе находится дача или частный дом, где он может укрывать американцев. Всё, капитан, действуйте!

 

***

Билл и Бритни сидели в кабинете Петра Петровича, с тоской вглядываясь в грозовые тучи за окном.

- Как ваше самочувствие, господа, с лёгкой усмешкой на губах заговорил Пётр Петрович. – Я надеюсь, что этот ваш неожиданный экскурс в наш лес не очень утомил вас.

- Нисколько, сэр, язвительно заметила Бритни, - если бы ни этот ваш подельник на шоссе, то уже через очень короткое время вы оказались бы за решёткой. Это чисто трагическая случайность, что я со своим товарищем снова нахожусь в вашем логове.

- Не обольщайтесь, сударыня, у нас всё схвачено, - спокойно проговорил Пётр Петрович.- Рано или поздно, вы всё равно бы оказались в руках моих друзей. Но это уже не играет никакой роли. Главное, господа, заключается в том, что время вашего пребывания в моём хозяйстве скоро закончится. Уже прошло достаточно много времени, а мои люди до сих пор не могут получить вразумительных ответов от ваших родственников. Да и потом, я не могу до бесконечности принимать вас в своём доме как дорогих моему сердцу гостей. С этого дня вы будете принимать активное участие в жизни моего хозяйства. А оно у меня достаточно обширное, требующее к себе пристального внимания.

- Ничего подобного, сэр, мы делать не станем, - гордо вскинув голову, крикнула Бритни. – Я нахожусь здесь в статусе пленницы, и вы просто обязаны кормить и поить меня строго по распорядку дня.

- Ваши порядки и распорядки в вашей Америке, - засмеялся Пётр Петрович, - а у нас в России совсем другие порядки, которым вы будете подчиняться. В противном случае…

- А что в противном случае будет? – испуганно посматривая на Петра Петровича, пролепетал Билл.

- А вот то и будет, сударь, что обычно бывает в таких случаях, - как-то сразу посерьёзнел Пётр Петрович. – Вы же прекрасно понимаете, господа, если прогорит мой план, то я уже без риска для себя не смогу сохранить вам ваши жизни. Т.е., тем самым я хочу сказать, господа, что в ваших же интересах заставить ваших родственников поспешить с выплатой, называемых нами, сумм. Если это произойдёт в ближайший месяц, то вы будите немедленно освобождены и спокойно отправитесь в вашу обитель свободы и демократии. Мне же придётся моментально свернуть своё хозяйство и перебраться в иные места, где наша доблестная полиция не сможет меня найти. Если же вы или ваши родственники будут упорствовать, то нам придётся ликвидировать вас как свидетелей этого, с вашей точки зрения, чудовищного преступления.

- Сэр, но это же жестоко и противоречит всем нормам содержания пленных в изоляции, - искренне возмутился Билл. – Клянусь Богом, что по прибытии в Соединённые Штаты я подам на вас в международный суд по правам человека.

- Ну, это ваше право, - снисходительно улыбнулся Пётр Петрович, - правда, если только успеете это сделать. Короче говоря, господа, с этого дня и до выплаты вашими родственниками необходимой нам суммы денег, вы вливаетесь в наш дружный коллектив. Я так полагаю, что кроме этой вашей полицейской деятельности вы ничего серьёзного делать не умеете. А посему, я предоставляю вам самую простую, но чрезвычайно ответственную работу. Понимаете, господа, на моём скотном дворе катастрофически не хватает работников. Я думаю, что ваше присутствие на скотном дворе внесёт новую струю в отвратительную работу моих скотоводов.

- Сэр, но я никогда не общался с крупным рогатым скотом, - осторожно заметил Билл. – Можно я займусь чем-нибудь иным?

- Разумеется, Билл, у вас есть выбор, - улыбнулся Пётр Петрович. – Если не хотите быть ковбоем, то можете занять почётное место свинара в свинарнике.

- Нет, нет, сэр, - замахал руками Билл, - извините меня за моё поспешное заявление. Конечно, роль ковбоя мне как-то больше подходит, чем свинара.

- Вот и я так думаю, - засмеялся Пётр Петрович. – Ваша очаровательная подруга составит вам компанию, - уже строго заметил Пётр Петрович. – Ну, а вашего Джона я пошлю в свинарник. Эта роль ему более всего подходит!

***

По всему было видно, что у генерала Гришина сегодня плохое настроение. Давно уже залеченный радикулит, с новой силой давал о себе знать.

- Проклятые дожди, - с ненавистью заглядывая в окно, тихо шептал генерал. – Эта погода когда-нибудь сведёт меня с ума.

Между тем, с самого утра опять зарядил противный моросящий дождь, не оставляя генералу никаких надежд на приятные и тёплые выходные дни. Телефонный звонок прервал тяжёлые мысли генерала. С трудом поднявшись с дивана, генерал медленно подошёл к рабочему столу и снял трубку:

- Да, слушаю вас, докладывайте, - ещё больше раздражаясь на плохую связь, почти прокричал генерал.

После короткой паузы в трубке прозвучал голос капитана Фёдорова:

- Здравия желаю, товарищ генерал, - бодро проговорил капитан.

- Спешу доложить вам последние новости по нашему делу.

- Так, так, слушаю вас, капитан, - осторожно опускаясь за рабочий стол, выдавил из себя генерал. – Что вам удалось выяснить, капитан?

- Товарищ генерал, кое-что нам всё же удалось установить, не смотря на сложности поиска необходимых нам данных.

- Владимир Сергеевич, давайте говорите просто без этих ваших интригующих начал, - весь насторожился генерал.

- Значит так, товарищ генерал, искомых людей с именем и отчеством Петр Петрович в этом квадрате наша служба зафиксировала только троих. Первые два человека – обычные пенсионеры, которые доживают свой век в очень скромных дачах. Третье же лицо – достаточно знаменитая личность, известная в широких кругах юристов нашего города.

- О ком же идёт речь, капитан, - весь напрягся генерал, - докладывайте, не тяните резину.

- Это известный всем адвокат – Деревяско Пётр Петрович, - спокойно проговорил капитан. – Это вполне уважаемый и добропорядочный человек, занимающийся личным подсобным хозяйством на достаточно обширном земельном участке. В своё время он вынужден был уйти на пенсию из-за скандального процесса над фальшивомонетчиками. Теперь он занимается земледелием и скотоводством. В каких-то преступных связях замечен не был.

- Да уж, действительно, как тут заподозрить в преступных делах такого уважаемого человека, - закуривая сигарету, надолго задумался генерал. – Но, всё же, мы не имеем никакого права вот так просто отметать любую версию и любой факт. А чтобы напрасно не травмировать этого человека, как раз и можно будет ввести в действие наш план зачистки именно таких обширных хозяйств. Я полагаю, что капитану Шарко это вполне удастся. Это первое, капитан! Теперь давайте вернёмся к телефонным переговорам между Петром Петровичем и, неизвестным пока нам, мужчиной в тот злополучный день. Что вы можете доложить мне по этому вопросу?

- Товарищ генерал, разговор между этими двумя людьми вёлся во время сильной грозы. Кроме всего прочего, в их мобильниках была активирована функция «Секретно». Т.е., этим я хочу сказать, что наши специалисты не смогли установить их личности.

- Ну, хорошо, Владимир Сергеевич, свяжитесь с полковником Сергеевым из центрального полицейского участка нашего города. У него уже давно подготовлен план внедрения своего сотрудника в среду преступников, Действуйте!

 

***

Билл и Бритни с понурыми лицами стояли в коровнике, боясь к чему-либо прикоснуться. Коровы натужно мычали, требуя от доярок немедленной помощи в освобождении коровьего чрева от благодатной белой жидкости.

- Мисс, а чего это они так громко мычат? - испуганно озираясь по сторонам, тихо проговорил Билл.

- Не знаю, Билл. Здаётся мне, что эти четвероногие цистерны с молоком уже давно не ели. Ты, болван, лучше поменьше задавай вопросов – целее будешь, - сплёвывая жевательную резинку на пол коровника, с иронией в голосе заметила Бритни.

В тот же момент дверь в коровник распахнулась и на его пороге нарисовалась фигура пожилой полной женщины в белом переднике. Поставив на пол два больших ведра, она с удивлением уставилась на непрошенных гостей.

- Это ещё что за новости, вы кто такие? – беря в руки толстую верёвку и пятясь назад, громко поинтересовалась женщина.

Билл моментально спрятался за спину Бритни и уже оттуда проговорил жалобным заплетающимся голосом:

- Простите, мисс, но нам приказано теперь находиться здесь.

- Да кто же вам такое приказал? - искренне удивилась доярка, постоянно осеняя себя крестным знамением. - Да и по-русски вы что-то плохо балакаете. А ну, признавайтесь сейчас же, кто вы и зачем заглянули в моё хозяйство? - размахивая перед собой толстой верёвкой, прикрикнула на американцев доярка.

- Видите ли, мисс, - спокойно заговорила Бритни, - мы американцы и не по своей воле находимся здесь. В некотором роде мы пленники, которые остро нуждаются в чьей-либо помощи. Между прочим, сюда нас направил сам Пётр Петрович для оказания вашему хозяйству активной помощи. Вам же не хватает людей в вашем хозяйстве, вот только поэтому мы здесь, - широко улыбаясь, резюмировала Бритни.

- Что верно – то верно, людей нам действительно катастрофически не хватает, - опускаясь на скамейку у стены, с досадой отметила доярка. - А вот насчёт американцев и какого-то вашего пленения – это вы, братцы мои дорогие, малость загнули. Пётр Петрович всеми уважаемый и порядочный человек и никогда не станет заниматься такими махинациями. Напрасно, господа, вы клевещете на него. А вот то, что у него огромное подсобное хозяйство, куда постоянно требуется прикладывать руки, так это чистая правда. Ну, а раз вы уже здесь, и, я надеюсь, готовы помогать мне, то не будем терять напрасно время. Кстати, господа мои хорошие, что-то у вас вид какой-то городской и холёный. Вам когда-нибудь приходилось иметь дело с крупным рогатым скотом или нет?

- Ни одной минуты, уважаемая мисс, - выглядывая из-за спины Бритни, радостно заметил Билл. – Правда, мой дядя в Калифорнии разводит бычков для родео и всякого рода показательных выступлений. Но, надо сказать, мисс, что я ни разу не подходил к этим рогатым созданиям.. Я их просто боюсь.

Доярка сняла с себя передник и кинула его Биллу.

- На, возьми и надень! Теперь это будет твоя рабочая одежда. Да, и потом, господа, что это вы постоянно кличете меня какой-то там мисс. Между прочим, у меня есть вполне красивое имя – Маруся. Кстати, а как мне вас величать?

- Билл вышел из-за спины Бритни и, шаркнув ногой, галантно представился:

- К вашим услугам, Марусья, сержант американской полиции Билл. – А это моя подруга по несчастью Бритни.

- Так вы что, американцы что ли, - одновременно испугалась и удивилась Маруся. – Да и каким же ветром вас сюда занесло. Насколько я помню, Пётр Петрович никогда не приглашал к себе иностранцев. У него и своей охраны превеликое множество, чтобы содержать своё хозяйство в полном порядке. Но, видимо, Пётр Петрович лучше знает, чем занять ему новичков в своём доме. Видать его совсем сильно припёрло, раз он из самой Америки запросил помощь, - вешая верёвку на железный крюк, с удовлетворением заметила Маруся.

- Да нет же, Марусья, всё совсем не так, как вы думаете, - вновь горячо заговорил Билл на ломаном русском языке. - Мы здесь находимся не по своей воле, понимаете нас.

- А чего тут понимать, - засмеялась Маруся, – кому охота по приказу лететь через океан в чужую страну. Это дело такое – серьёзное, - хлопая ладонью по краю скамейки, серьёзно проговорила доярка. - Мы в своё время тоже долго жили по приказу Сталина, и ничего страшного. Вон, какую страну отгрохали!

- Видите ли, Марусья, - уже смелее заговорил Билл, - вы всё не так воспринимаете как…

- Молчи, идиот, - поворачивая голову в сторону Билла, тихо прошептала Бритни. – Видимо, эта женщина ничего не знает о подпольной деятельности этого русского мафиози, поэтому и несёт в его защиту всякую чушь.

Бритни, слегка оттолкнув от себя Билла, спокойно заговорила с Марусей:

- Марусья, вы не слушайте этого человека, а доверьтесь полностью мне. Вам совершенно ни к чему забивать свою голову нашими проблемами или какими-то другими. Главное заключается в том, что мы здесь и готовы с Биллом активно помогать вам, Марусья.

- Вот и хорошо, - сразу как-то обрадовалась доярка. – Вы как раз вовремя поспели к утренней дойке коров. Я вижу, что вы интеллигентные люди, и вам не пристало копаться в грязи. А посему, я уступаю вам место доярки, а сама пока займусь навозом. У нас его скопилось великое множество.

Маруся рукой указала на два пустых ведра, одиноко стоявших у противоположной стены коровника и исчезла за дверью.

 

***

Кристина Шарко остановила свой красный «Ягуар» у ворот хозяйства Петра Петровича. Трудно было поверить, что за высоким забором хозяйства этого всеми уважаемого пенсионера творятся преступные дела. После, до смерти надоевшего, городского шума и каждодневной сумятицы Кристина окунулась в звенящую тишину соснового бора. Где-то вдали тихо куковала кукушка, а совсем рядом дятел выбивал на стволе дерева только ему понятную морзянку. Распахнув дверцу автомобиля, Кристина не спеша закурила сигарету.

- Кукушка, кукушка, сколько лет ты мне накукуешь? - тихо произнесла Кристина, обратив свой взор в синее небо над головой.

Ещё раз прокуковав, кукушка вдруг смолкла. Напрасно Кристина с замиранием сердца напряжённо вслушивалась в тишину леса. Уже более никто не нарушал его спокойствия и первозданной тишины.

- Нет уж, милая моя, ты не права! Я ещё хочу пожить и принести пользу людям, - бросая сигарету в урну у ворот, с лёгкой грустью в душе подумала Кристина.

Ворота, неизвестного Кристине хозяйства, были плотно закрыты, и поэтому опытному глазу девушки трудно было определить, что кроется за ними. Нажав на кнопку звонка, Кристина замерла в томительном ожидании. Её первая попытка не принесла ей никаких результатов. Но после третьей продолжительной попытки в переговорном устройстве прозвучал недовольный голос охранника:

- Ну, кого там ещё чёрт принёс? Чего вы без конца трезвоните? Кто вы?

Простите, в моей машине кончился бензин. Нельзя ли, уважаемый, в вашем хозяйстве разжиться бензинчиком? Видите ли, я своего железного коня перегоняю их Хабаровска, периодически останавливаясь в крупных городах страны, - громко заговорила Кристина. – Представляете, я совсем немного не дотянула до нашего города и совершенно случайно наткнулась на ваше хозяйство. Да отдохнуть мне совсем не мешало бы. Я без остановок проехала четыре города и смертельно устала.

Из переговорного устройства вновь донёсся голос охранника:

- Ничего не знаю, женщина, у нас здесь частное владение, а не гостиница. Мы никого не принимаем и не впускаем для отдыха.

- Но, вы, же не можете бросить в беде человека, тем более женщину. Может быть, вы сомневаетесь в моей платежеспособности? Пусть это вас совершенно не беспокоит. Я с лихвой оплачу долларами все те неудобства, которые возможно причиню вам своим присутствием.

После небольшой паузы сработал какой-то механизм, после чего ворота открылись, и перед Кристиной предстали два охранника в камуфляжной форме.

- С этого и надо было начинать, гражданочка, – грубо засмеялся один из них, подходя вплотную к Кристине. – Ну, какие тут у вас проблемы, где ваш железный конь?

Кристина махнула рукой в сторону машины.

- Да какой же это конь, - ещё громче засмеялся охранник, поворачиваясь к своему охраннику, - это же настоящая дойная корова на четырёх колёсах. Пора бы знать, красавица, что железным конём кличут только мотоциклы. Но, всё же, надо сказать, что машина у вас, гражданочка, под стать вам – вылитая красавица. Кстати, в наших краях я что-то давно таких не видывал. Теперь, конечно, понятно, что такая дорогущая игрушка прибыла к нам издалека.

Кристина нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, не представляя себе, как далее ей поступить с этими крепкими мужиками в камуфляжной форме.

- Простите, может быть, вы всё же пригласите меня войти в ваш дом, - тихо попросила Кристина. – Я действительно очень устала, и мне нужен полный покой.

Расстегнув поясную барсетку, девушка ловким движением извлекла из неё несколько купюр и протянула их охраннику.

- Вот здесь четыреста долларов, уважаемый, и я полагаю, что эта скромная сумма устранит все барьеры в наших с вами взаимоотношениях.

Охранник молниеносным движением вырвал из рук Кристины валюту и сунул её в нагрудный карман куртки.

- Конечно, красавица, - широко заулыбался второй охранник, подходя к автомашине Кристины. – Мой товарищ незамедлительно доставит вас к хозяину для соблюдения маленьких формальностей, после выполнения которых, вы получите для себя всё то, что просите. Ваша прекрасная спортивная автомашина будет заправлена бензином и займёт своё почётное место в нашем скромном гараже.

- Спасибо, господа, я знала, что попала к надёжным и добрым людям, у которых всегда можно будет найти и крышу над головой, и доброе отношение, - улыбнулась Кристина, обнажая ряд белоснежных зубов.

 

***

Бритни подошла к противоположной стене коровника и сняла передник.

- Слушай, Билл, ты, кажется, совсем недавно хвастал, что твой дядя в Калифорнии содержит большую ферму с бойцовскими бычками, - немного волнуясь, тихо произнесла Бритни. - А раз так, то тебе и карты в руки. Я полагаю, что тебе не составит особого труда найти общий язык с этими милыми созданиями.

Билл, с испугом посмотрев в сторону мычащих коров, отчаянно замотал головой.

- Нет, нет, мисс, я никогда не занимался скотоводством. Я себе даже не представляю, с какой стороны надо подходить к коровам. Кстати, мисс, ещё обучаясь в колледже, у меня всегда были плохие оценки по биологии.

Бросив презрительный взгляд на своего товарища и решительно засучив рукава, Бритни направилась к ближайшей к ней корове.

- Мисс, а вы не знаете, почему эти рогатые твари так громко мычат? Может быть, они чем-то сильно больны?

- Сам ты, болван, чем-то болен, - засмеялась Бритни. – Неужели тебе не ясно, что они с самого утра не кормлены. Их надо срочно чем-то накормить!

Мисс, но эта русская бабушка Марусья поручила нам доить коров, а не кормить их.

- Я думаю, Билл, что ничего не случится, если мы немного изменим программу нашего пребывания в коровнике. Насколько я помню, и как мне внушали мои преподаватели в колледже, этих рогатых толстушек кормят сеном. Ты пока прогуляйся по коровнику в поисках сена, а я вплотную займусь первой коровой, которая по моему мнению стоит совершенно спокойно и уже не хочет ничего есть.

Пробубнив что-то неопределённое, Билл засеменил вглубь коровника. Бритни вплотную приблизилась к спокойно стоящей в стороне бурёнке и ласково погладила её по спине.

- Вижу, вижу, милая моя, что ты вполне сыта и самодостаточна, но всё же, тебе придётся поделиться своим молочком со мной.

Небрежно ногой придвинув к корове маленькую скамеечку, Бритни обеими руками ухватилась за соски коровьего вымя. Бурёнка, как-то странно промычав, повернула голову к американке и задрожала всем телом.

- Ну, ну, милая, не стоит уж так нервничать, - держа корову за соски, дружелюбно заметила Бритни. – Я возьму у тебя только то, что ты просто обязана каждый день выдавать человеку, понимаешь ты это или нет.

Между тем, бурёнка продолжала дрожать всем телом и беспокойно вертеть головой. Бритни уже в течение десяти минут продолжала с каким-то упорным ожесточением дёргать бедную рогатую скотинку за соски, совершенно не понимая, в чём состоит неудача её первого дебютного общения с коровой.

- Проклятая скотина, - зло шипела американка, - я всё же выбью из тебя эту твою дурь неповиновения. Рано или поздно ты всё-таки одаришь меня ведёрком вкуснейшего парного молока или я за себя не ручаюсь.

Видимо, корове всерьёз надоело терпеть эти жуткие издевательства над своим телом со стороны незнакомого ей человека. Дёрнувшись всем телом вперёд и страшно замычав, корова выдала Бритни сразу три новоиспечённые лепёшки прямиком в чистое ведро и на передник американке.

- Билл, - во всё горло закричала Бритни, - где тебя черти носят? Быстро двигай ко мне на помощь. Здесь одна упрямица не хочет выполнять возложенные на неё функции.

Через минуту прибежал весь запыхавшийся Билл с охапкой сена в руках.

- Что случилось, мисс, и почему вы так орёте? – с испугом смотря на дрожащую корову, поинтересовался Билл.

- А то и кричу, недоумок, что у меня тут настоящий бунт на корабле. Эта рогатая тварь совершенно не желает делиться со мной молочком. Ты, дружище, попробуй-ка подержать её за рога, пока я не закончу процесс доения.

- Слушаюсь, мисс, - приставив ладонь руки к правому виску, бодро отчеканил Билл, хватая бурёнку за рога.

Бритни с каким-то остервенением схватила второе чистое ведро и подставила его под вымя коровы.

- Нет уж, русское животное, ты плохо знаешь американцев, - вновь грязными руками хватаясь за вымя коровы, зло прошептала Бритни, – мы всегда доводим начатое нами дело до логического конца.

Не долго думая, Билл всей своей массой навалился на голову бедной коровы, сильно прижав её к своей груди и ласково прошептав ей в ухо:

- Простите, мисс корова, но я вынужден был пойти на эту крайнюю меру, чтобы восстановить справедливость. В этом сложном мире все должны друг другу помогать, а если этого не делать, то мы все просто вымрем за очень короткий срок. Если вам, уважаемая, это понятно, то мотните пару раз вашей рогатой головкой.

И несчастное животное мотнуло головой, да так, что Билл в каком-то невероятном кульбите, перелетев через спину коровы, всей своей массой впечатался в противоположную стенку коровника. Быстро расправившись со своей первой помехой, бурёнка, изловчившись, задними копытами лягнула надоевшую ей доярку. Бритни, охнув, отлетела в сторону, и в тот же самый момент дверь в коровник распахнулась и на его пороге нарисовалась фигура Маруси.

- Ну, дорогие мои, - весело заговорила Маруся, - и чем это вы здесь, интересно знать, занимаетесь? Сколько надоили молока?

- Простите, мисс Марусья, - корчась от боли, еле слышно прошептал Билл, – но эта корова почему-то объявила мне и Бритни бойкот. Вы представляете себе, мы уже битых сорок минут пытаемся выдавить из этой молочной цистерны хоть каплю живительной влаги, но пока нет никаких результатов.

- Вот именно, - с трудом поднимаясь с пола, с удовлетворением резюмировала Бритни, - это просто какой-то коровий заговор. Я уж к ней и так и эдак, но она отвечает на все мои благие намерения только какой-то жуткой агрессией. Может быть вы, Маруся, объясните мне, какого чёрта ваши рогатые подопечные так себя ведут.

Маруся, всплеснув руками, бросилась к дико мычащей бурёнке.

- Что же вы делаете, нехристи, - запричитала Маруся, обнимая корову за шею. – Неужели вы не заметили, что она уже подоена, и у неё пустое вымя. Господа, да на вас точно креста нет, если вы так издеваетесь над коровой.

- Но, мисс Марусья, - выступил вперёд Билл, - откуда нам было знать, что ваша подружка уже выдоена? У неё же это на лбу не написано или вы считаете, что это такой простой вопрос, который даже не заслуживает особого внимания?

- Ладно, - опускаясь на табуретку, примирительно заметила Маруся, - я вам потом всё подробно объясню и расскажу, в чём вы были не правы. А пока вам двоим надобно успокоиться и прийти в себя. Кстати, друзья мои, там за коровником необходимо немного прибрать территорию от навоза и прочей всякой дряни. После короткого отдыха и займитесь этим.

 

***

Пётр Петрович в последние дни пребывал в каком-то особенно отвратительном настроении. Его дела шли из рук вон плохо. Из-за огромного долга перед наркопоставщиками ему приходилось находить иные средства, иные пути для благополучного существования своего достаточно большого хозяйства. После многочисленных попыток получить значительные суммы денег от родственников пленённых им американцев, Пётр Петрович уже ни на что не надеялся. Тяжёлые раздумья Петра Петровича прервал осторожный стук в дверь его кабинета.

- Войдите, - весь напрягся от тяжёлого предчувствия Пётр Петрович, – кого там ещё интересует судьба бедного пенсионера.

Дверь, тихо заскрипев, медленно открылась, и на пороге появилась фигура очаровательной девушки в джинсовом костюме.

- Добрый день, Пётр Петрович, - чарующе улыбаясь, произнесла девушка, - разрешите войти.

- Кто вы и откуда вы меня знаете, - незаметно выдвигая внутренний ящик стола и нащупывая рукой «Вальтер», тихо проговорил Пётр Петрович. – Честно говоря, я не имею чести вас знать, и думаю, что мне это совершенно ни к чему.

- А вы не очень-то любезны с дамой, - подходя к столу и садясь в кожаное кресло, спокойно проговорила Кристина. - Ну, во-первых, уважаемый Пётр Петрович, ваше имя и отчество мне подсказала ваша охрана на воротах. Во-вторых, кому же не известно имя знаменитого российского адвоката, чьё имя многие годы не сходило с первых полос самых популярных газет нашего города.

- Это действительно так, сударыня, - с горечью в душе ответил Пётр Петрович. – Да вот только в настоящий момент я уже больше никто и звать меня никак. Знаете, сударыня, в наше время становится всё труднее жить. Слава Богу, что ещё с тех времён у меня сохранилось небольшое подсобное хозяйство, которое и позволяет мне как-то выживать.

Пётр Петрович резким движением руки задвинул ящик стола и поднялся с кресла.

- И всё-таки, сударыня, чем я обязан визиту такой очаровательной девушки в моё, более чем скромное, хозяйство?

Кристина, достав пачку сигарет, закурила.

- Вы знаете, Пётр Петрович, я уже вашим охранникам всё объяснила, но лично для вас мне совершенно не трудно будет вкратце изложить мои проблемы.

- Я слушаю вас, сударыня.

- Из Хабаровска я перегоняю машину в наш город. Наши местные автобароны чересчур взвинтили цены на эту продукцию, и приходится искать другие рынки, где можно как-то договориться с людьми об умеренных ценах. Честно говоря, Пётр Петрович, я страшно устала за время этого марафона через десять городов страны и хочу немного отдохнуть и набраться сил. Да и в бензобаке моей машины нет ни капли бензина. А здесь как раз на пути в наш город я заметила ваше хозяйство и решила попросить у вас помощи.

Пётр Петрович пристально вглядывался в голубые глаза Кристины, пытаясь по каким-то только своим приметам понять, что за человек сидит перед ним – враг или друг.

- А документик, барышня, какой-никакой у вас имеется, - криво улыбаясь, произнёс Пётр Петрович. - Знаете, ходят тут всякие личности, всё чего-то выспрашивают, да вынюхивают. Честное слово, не дают пожилому человеку спокойно жить на белом свете.

- Да, да, конечно, Пётр Петрович, - засуетилась Кристина, доставая из барсетки паспорт. – Здесь вы найдёте всё то, что вас интересует.

Пётр Петрович осторожно двумя пальцами принял из рук Кристины паспорт и раскрыл его.

- Так, так, сударыня, значит вы Балашова Татьяна Ивановна, если я не ошибаюсь, - щуря глаза, произнёс Пётр Петрович.

- Ну, да, так оно и есть, - бодро ответила Кристина, туша сигарету. – Что вас ещё интересует из моей биографии, Пётр Петрович? Я готова ответить на любые ваши вопросы.

- А чем вы занимаетесь в свободное от отдыха время, позвольте вас спросить? Если это секрет, то можете не отвечать на мой вопрос. Я и по глазам вижу, что вы честная и порядочная девушка, - широко улыбнулся Пётр Петрович.

- Да какой же тут секрет, Пётр Петрович. Никакого тут секрета и в помине нет. Я работник умственного труда и каждый раз стараюсь принести пользу нашей торговой организации «Раксана». Кстати, Пётр Петрович, мы заключаем договора с различными предприятиями и с частными лицами по поставке им нашего оборудования.

- Какого-такого оборудования, - наклонил голову Пётр Петрович, - интересно будет узнать?

- Мы торгуем оборудованием для сельскохозяйственных работ и нужд. Параллельно мы можем поставлять в любом количестве корм для крупного рогатого скота по сниженным ценам.

- А вот это уже интересно, - сразу весь оживился Пётр Петрович. – У меня сейчас дела идут совсем, из рук вон, плохо, и вы как ангел с Небес прилетели мне на помощь. Но это особый вопрос, и мы ещё с вами успеем обсудить его. А сейчас милости прошу в мою скромную обитель. Недельку можете вполне комфортно отдохнуть у меня, поправить своё здоровье. А о вашей машине, Танечка, позаботятся мои люди.

Пётр Петрович нажал на какую-то кнопку на своём столе и тяжело опустился в кресло. Через минуту в кабинет вошли двое мужчин в камуфляжной форме и, слегка поклонившись Кристине, вопросительно посмотрели на своего шефа.

- Вот что, Степан, - обратился Пётр Петрович к одному из мужчин, - определите мою гостью в лучший номер. Обеспечьте её всем тем необходимым, что положено в таких случаях. Тебе всё понятно?

- Всё ясно, Пётр Петрович, - почти по-военному отчеканил охранник и рукой пригласил Кристину к выходу из кабинета.

Кристина, на прощание игриво махнув рукой Петру Петровичу, скрылась за дверью.

- А ты, Иван, - вновь заговорил Пётр Петрович, - пробей по своим каналам личность этой девицы. По паспорту она Балашова Татьяна Ивановна и работает в фирме «Раксана». Как говорится в одной хорошей русской поговорке: «Бережёного – Бог бережёт». В это безумное время никому нельзя доверять, все сволочи и негодяи, которые только и ждут, чтобы подсидеть или вообще уничтожить тебя. Да, ещё вот что, Иван. Поскольку у нас некоторое время погостит эта девушка, то ты со своей стороны должен приложить все усилия, чтобы американцы, никоим образом, не светились перед ней. Чёрт её, действительно, знает, кто она. Вполне может оказаться, что это сотрудник полиции. Короче говоря, Иван, определи этих американцев пока в какую-нибудь незаметную для других глаз постройку и неделю не выпускай их на территорию базы. Всё, иди с Богом!

- Я понял, адвокат, можете не сомневаться, всё будет исполнено, - кивнув головой, быстро ответил охранник.

- Идиот, сколько раз тебе надо повторять, что для тебя и посторонних людей я просто Пётр Петрович. Эти свои тюремные привычки оставь при себе и не дискредитируй меня в глазах этой девицы.

- Извините, шеф, очень трудно вот так сразу отказаться от этой привычки. Но, даю вам честное слово, что с этого дня я буду называть вас настоящим именем.

- Вот это уже совсем другое дело, Иван, - улыбнулся Пётр Петрович и отвернулся к монитору компьютера, тем самым давая понять, что разговор окончен.

 

***

Джон с тоскливым видом стоял у окна небольшого помещения и всё пытался понять, почему он гражданин Соединённых Штатов Америки до сих пор не на свободе, а прозябает в каком-то бандитском притоне русских.

- Мисс, - обратился Джон к Бритни, - как вы думаете, ещё долго мы будем у этих бандитов заниматься животноводством? Честно говоря, меня уже трясёт от одного вида этого мерзкого свинарника. Эти свиньи, на удивление, прожорливые твари. Каждый раз я не успеваю подкидывать им корм в корыто.

- Если бы ты, придурок, с самого начала прислушивался к моим советам, то давно бы уже пил ароматный бразильский кофе на ранчо своей любимой бабушки. И вообще, Джон, ты предал наше святое дело свободы и демократии, и я презираю тебя как мужчину.

- Мне кажется, мисс, как раз в этом случае вы не правы. Истинная демократия как раз и предопределяет наше право выбора на всё и вся… Я выбрал свой путь и вовсе не жалею об этом, - отворачиваясь от стены, спокойно ответил Джон.

- Джон, скажи, что ты просто струсил, – вмешался в разговор Билл. – Кстати, Джон, у нас на Родине трусов тоже не любят. Если бы мы действовали слаженно и чётко, то наш побег увенчался бы полной победой. А вот теперь мы все будем находиться под пристальным вниманием охранников этого русского бандита. Кроме всего прочего, нас лишили возможности свободно перемещаться по территории ранчо и поселили в вот эту лачугу, где нет ни удобств, ни горячей воды и всякого такого прочего, без чего просто нельзя жить каждому цивилизованному человеку.

Джон двумя руками схватился руками за голову и застонал:

- Господа, простите меня дурака за моё отвратительное поведение на этом проклятом русском ранчо. Да, в какой-то момент я смалодушничал, но я клянусь, что с этой минуты, господа, я с вами везде и во всём.

- Эх, дружище ты наш, что же нам с тобою делать? – снисходительно рукой похлопывая Джона по плечу, улыбнулась Бритни. – К каждому человеку в определённый момент его жизни приходит раскаяние. Хорошо, приятель, мы с Биллом прощаем тебе всё то негативное, которым ты успел одарить нас за время нашего присутствии у русских. Я очень надеюсь, что это навсегда останется в прошлом.

- Да, да, мисс, я клянусь вам своей матерью, что я теперь полностью в вашем распоряжении, - чуть не плача, пролепетал Джон.

- Ладно, Джон, проехали… Теперь, господа, нам надо тщательно продумать план нашего очередного побега из притона бандитов, - садясь на грубо струганную скамейку, строго заключила Бритни. – Хочу сразу же предупредить вас, что это совсем не просто будет осуществить. В данный момент мы все находимся под неусыпным вниманием охранников. Усыпить их бдительность может только какое-нибудь чрезвычайное событие на ранчо, ну, скажем, пожар. В общей сумятице и неразберихе можно будет достаточно легко и незаметно исчезнуть. Короче говоря, господа, нам с вами каким-то образом необходимо совершить поджёг любого крупного строения на территории ранчо, а лучше сразу два или даже три. В ближайшие дни тебе Билл и тебе Джон необходимо каким-то образом разжиться бензином или любым огнеопасным растворителем в достаточно большом количестве, чтобы появилась чёткая возможность запалить дом. Я же позабочусь о спичках или зажигалках. Господа, необходимо как можно скорее осуществить нами задуманное предприятие, поскольку бандиты долго не станут терпеть наше присутствие на ранчо

- Это ещё почему, мисс? – испуганно поинтересовался Джон.

- Эх, дружище, ты всегда отличался слабоумием, - зло заметила Бритни. – Да потому, что уже который месяц они не получали от наших родственников ни одного цента. А о чём это говорит? Это говорит о том, Джон, что может быть, очень скоро мы им станем совсем не нужны, т.е., они нас просто уничтожат. Они уже не смогут вот так просто освободить нас, поскольку это сразу же изобличит их. Но если мы будем вести себя как тупые бараны на бойне, то они непременно осуществят свои планы. Короче говоря, господа, включайте свои мозги и думайте, думайте.

 

***

Кристина, включив телевизор, удобно расположилась в кресле напротив. Как всегда по телевизору показывали всякую чушь вперемешку с рекламой. Взяв в руки пультик, Кристина быстро пробежала по всем каналам. Не найдя для себя ничего интересного, Кристина откинула голову на спинку кресла и надолго задумалась:

- Значит так, что мы имеем на сегодняшний день, - мысленно рассуждала Кристина. – В общем-то, практически ничего! Хотя, этот старик не так уж прост, как может показаться с первого взгляда. Уж больно он недоверчив и осторожен. А раз так, то наверняка существует что-то такое, что позволяет ему быть таковым.

Кристина устало поднялась с кресла и выключила телевизор.

- Надо полагать, что американцы, возможно, находятся у него. Но, где же он их прячет – вот в чём вопрос? – наливая себе стакан минеральной воды, продолжила рассуждать Кристина. - Безусловно, охранники в курсе о всех преступных делах старика, а раз так, придётся мне приложить все свои силы, чтобы хотя бы одного из них расколоть на откровенный разговор. Но как это сделать, ведь у меня практически не остаётся никакого времени на длительные и утомительные попытки добиться желаемого результата.

Кристина, не добив минеральную воду, с видом крайнего отвращения выплеснула содержимое стакана в открытое настежь окно.

- Господи, что это за дрянь такая, где они только закупают эту жидкость, - на всякий случай, выглянув в окно, подумала Кристина.

Под окнами гостиницы стоял охранник и со слабо скрываемым раздражением смахивал со своей формы капли жидкости. Заметив в окне Кристину, охранник зло прохрипел:

- Дэвушка, зачэм мэнэ поливаешь? Вах, вах, совсем плохо поступаешь.

- Ой, простите меня, пожалуйста, - быстро нашлась Кристина, - совсем не ожидала, что под моим окном кто-то дежурит. Вы знаете, вот уже который день я пытаюсь выпить что-нибудь приличное, а в итоге приходится глотать всякий суррогат. Мне очень стыдно, что всё так получилось. А знаете что, поднимитесь ко мне в номер, феном я очень быстро просушу вашу униформу, - чарующе улыбаясь, нежным голосом пропела Кристина. - Кстати, уважаемый, может быть, вы мне подскажете, какие напитки здесь действительно в ходу и востребованы?

- Канэшно, красавица, - искренне обрадовался охранник, - я вас угощу самыми вкусными винами Кавказа! Клянусь моей бабушкой, мне ещё не приходилось встречать здесь таких дэвушек! – с ярко выраженным кавказским акцентом заговорил охранник.

- Ну, вот и хорошо, - мысленно отметила про себя Кристина, - само провидение постучалось ко мне в дверь. Тот, кто мне мешает, тот мне и поможет!

Кристина подошла к двери и сняла с предохранителя замок. Уже через минуту на пороге её номера стоял высоченный мужчина в камуфляжной форме и с двумя бутылками какого-то вина в руках.

- Простите, как вас величать, - подходя вплотную к охраннику, спокойно поинтересовалась Кристина. – Боже мой, да на вас сухой нитки просто нет. Сейчас же снимайте свою форменную тужурку. Сейчас я её быстренько проглажу горячим утюгом, а затем я угощу вас чашечкой отличного бразильского кофе.

Охранник, не спеша, важной походкой подошёл к столу и поставил на него две бутылки «Цоликаури».

- Мэнэ, красавица, зовут Гоги, а вот как вас мне называть, пока не ясно.

- Да вы проходите и садитесь на диван, тем временем я быстро исправлю свою дурацкую оплошность, - засмеялась Кристина. – Между прочим, Гоги, меня зовут Татьяна, и я являюсь гостьей всеми нами уважаемого Петра Петровича.

Охранник аккуратно снял с себя тужурку и бросил её на стол.

- Ну, вот и хорошо, Гоги, - быстро доставая из секретера утюг, засуетилась Кристина. - Кстати, у меня здесь в холодильнике осталась ещё совсем непочатая бутылка коньяка «Наполеон». Вы не будете возражать, если я угощу вас им?

- Нэ возражаю, красавица, - с восхищением глядя на Кристину, широко улыбнулся Гоги. - Но только без вас я пить не стану.

- Ну, хорошо, Гоги, тогда немного подождите, и мы рюмочкой вина отметим наше с вами знакомство.

Кристина схватила со стола горячий утюг и быстрым движением привела в полный порядок форму бандита.

- А вы знаете, Гоги, мне нравятся люди с Кавказа, - садясь за стол, тихо заговорила Кристина. – Это мужественный и гордый народ, которого никогда не пугали различного рода трудности и трагедии, с которыми он всегда мужественно справлялся!

- Что верно, то верно, Таня, - выпрямляя грудь, весь нахохлился охранник, - кавказца нельзя ни сломить, ни победить!

- Господи, да что же это я тут расселась и болтаю, - вновь засуетилась Кристина. – Сейчас, Гоги, я всё организую. Вот, пока распечатайте коньяк и снимите пробу с этого восхитительного напитка, а затем мы с вами отведаем вашего солнечного вина «Цоликаури».

Кристина поставила на газ кофейник и сняла с полки пачку зернового бразильского кофе. Быстро закончив свои приготовления на кухне, Кристина с двумя дымящимися чашечками ароматного кофе вошла в комнату, где десять минут назад она оставила одного охранника. Мельком взглянув на стол, Кристина заметила, что бутылка с коньяком уже на одну треть опустела, а глаза у охранника как-то странно блестят.

- А вот и я, - радостно сообщила Кристина, ставя чашки с горячим кофе на стол. - Сейчас, Гоги, мы с вами немного расслабимся коньячком. Как вы на это смотрите, гордый сын Кавказа?

- Гордый сын Кавказа вовсе нэ против, - засмеялся Гоги, обнажая жёлтые зубы. – Красавица, откуда вы взялись? Раньше я что-то не замечал у Петра Петровича таких восхитительных хризантем в его саду.

- А давно вы здесь служите, Гоги? - наливая бандиту добрую стопку коньяка, спокойно поинтересовалась Кристина. – Что касается меня, Гоги, то я здесь проездом. Обстоятельства вынудили меня остановиться у этого замечательного человека. Кстати, я занимаюсь продажей сельскохозяйственного оборудования для ферм и подсобных хозяйств. Мы с Петром Петровичем уже предварительно договорились о поставке ему партии доильных установок и кормов для скота.

По всему было видно, что кавказец уже плохо отслеживает окружающую его реальность. Крепчайший коньяк незаметно и быстро делал своё дело. Заплетающимся языком Гоги ответил:

- Таня, я здесь совсем недавно, но вот уже успел разглядеть такой восхитительный цветок в цветнике адвоката.

Кавказец, сам того не замечая в разговоре с Кристиной перешёл на бандитский характерный сленг, по которому Кристине совсем не трудно было догадаться, где она находится.

- А скажите, Гоги, - подливая в стакан кавказцу коньяк, продолжила Кристина, - судя по всему у Петра Петровича очень большое хозяйство, которое требует к себе самого пристального внимания. Вот я здесь гощу всего три дня, а уже заметила, что у него есть и коровник, и свинарник, овцы, козы и всякая домашняя птица. Для этого требуется иметь значительный персонал сотрудников, чтобы содержать всё это в полном порядке. Не правда ли?

- Всё так, Таня и не так, - тупо улыбаясь, ответил сильно захмелевший охранник. – Адвокат не любит со стороны брать себе людей в подмогу, всё старается обходиться своими силами. В свинарнике у него всего два человека, а коровнике только один – баба Маруся. Правда, какое-то время назад адвокат всё же изменил своей традиции и взял в своё хозяйство со стороны ещё трёх человек.

- А что это за люди, Гоги, - вся насторожилась Кристина. – Я полагаю, что это профессионалы с дипломами ветеринарных колледжей или курсов?

Гоги подпёр руками качающуюся из стороны в сторону голову и сильно заплетающимся языком произнёс:

- Да какие там профессионалы, красавица ты моя, а какие-то нелюди. Короче говоря, двое мужиков и одна баба, которые больше вредят чем делают. Да и по-русски они совсем плохо говорят, всё лопочут между собой на чужом мне языке.

- Да и шут с ними, - сворачивая тему разговора, засмеялась Кристина. – Вы знаете, Гоги, в нашей стране пруд-пруди всяких там бездельников, которые хотят много получать, но при этом ничего не делать. Мне достаточно хорошо знаком такой тип людей.

Гоги поднёс к губам очередную стопку коньяка и залпом выпил его.

- Дэвушка, вы мэнэ очень нравитесь, - кавказец через стол всем телом потянулся к Кристине, пытаясь её поцеловать.

- Вот уж это мне совсем ни к чему, - отстраняясь от потливого лица кавказца и с силой отталкивая его от себя, спокойно проговорила Кристина.

Кавказец ещё какое-то время пытался сохранить равновесие на своих кривых ногах, но уже через мгновение рухнул на пол, что-то бормоча себе под нос.

- Пожалуй, тебе там самое место, грязная свинья, - удовлетворённо отметила про себя Кристина и подошла к телефону. После серии неудачных попыток дозвониться, Кристина, наконец, услышала на другом конце провода знакомый голос:

- Танечка, это вы, здравствуйте! Чем вы меня порадуете на этот раз? – прозвучал хрипловатый голос Петра Петровича.

- Здравствуйте, Пётр Петрович, вы не могли бы в мой номер прислать парочку молодцов, чтобы они забрали из моего номера одного человечка, который смертельно пьян.

- Вот это новости, Танюшка, – искренне засмеялся Пётр Петрович, - да как же этот человек проник в вашу скромную обитель?!

Кристина быстро и в нужном ей русле рассказала Петру Петровичу о её знакомстве с кавказцем, придав разговору некоторую раздражённость и обиду.

- Вот скотина, – засопел в трубку Пётр Петрович, - завтра же его уволю за такие выходки.

- Да ладно, Пётр Петрович, надо учесть тот фактор, что этот человек с Кавказа, а у них там гостеприимство возведено в степень закона. Ну, человек немного не рассчитал свои силы, перебрал лишнего. Я вас очень прошу не увольнять его.

- Танюшка ваше слово для меня закон, - засмеялся Пётр Петрович. – Ладно, пускай этот недотёпа ещё послужит у меня, а там посмотрим на его поведение. Кстати, Танюша, когда же мы с вами обсудим наши дела? Я уже прямо сейчас готов с вашей фирмой заключить несколько контрактов, разумеется, если вы предоставите моему скромному хозяйству большие скидки. Сейчас малому и среднему предпринимателю страшно тяжело стало выживать. Как вы на это смотрите, Танечка?

- Я смотрю на это, Пётр Петрович, положительно, - совершенно спокойно ответила Кристина. – Я полагаю, что очень скоро все ваши беды закончатся, благодаря нашему с вами взаимодействию. Буквально сегодня я свяжусь со своей фирмой, и уже через два-три дня ваши проблемы решены, Пётр Петрович.

- Дай-то Бог, дай-то Бог, Танюшка, - тяжело вздохнул Пётр Петрович. – А этого разгильдяя мои ребятки сейчас уберут из вашего номера. Всех вам благ, Танюшка!

 

***

Кристина, устало опустившись на диван, налила себе в стакан минералку. Её голова гудела от приличной дозы коньяка.

- Проклятый бандит, - негодовала в душе Кристина, - заставил-таки меня взять грех на душу. Никогда в жизни я не позволяла себе так расслабляться как сегодня. Ладно, слава Богу, что братки Петра Петровича убрали с моих глаз этого откровенного недотёпу. Да, но мне необходимо каким-то образом связаться с базой и сообщить подробности об этом бандитском логове. Уже нет сомнения, что американцы находятся именно здесь, но где конкретно – это пока вопрос.

Кристина достала из кармана миниатюрный радиопередатчик и на минуту задумалась:

- Стоп, девонька, не нужно так спешить. Вероятно, у этого старика в его хозяйстве всё продумано и везде расставлены микрофоны для прослушки разговоров, - мысленно по себя отметила Кристина.

Кристина осторожно и внимательно обошла по контуру всё помещение, не забывая проверять каждый подозрительный для неё предмет.

- Чёрт бы побрал этого старика, - мысленно выругалась Кристина, - ведь знает, как спрятать прослушку, чтобы её никто не обнаружил.

Не найдя ничего подозрительного, Кристина в полном отчаянии опустилась за стол и сделала несколько глотков минералки. И тут её внимание привлёк еле заметный мерцающий огонёк, который исходил от журнального столика у противоположной стены помещения. Быстро оценив ситуацию, Кристина осторожно приподняла журнальный столик, обнаружив под ним мерцающий слабым огоньком микрочип.

- Ага, вот и он, голубчик, - радостно отметила про себя Кристина. – Уничтожать, конечно, я тебя не стану, это вызовет явное подозрение у старика. Но я тебя и твоего хозяина, всё же, перехитрю.

Кристина осторожно установила столик на прежнее место и включила телевизор. По шестому музыкальному каналу передавали концерт известной рок группы «Сталкер». Установив ручку регулятора громкости в крайне правое положение, Кристина удалилась в ванную комнату. Достав из кармана джинсов радиопередатчик, Кристина быстро соединилась с Управлением МВД города.

- Товарищ генерал, говорит капитан Шарко! Я уверена на девяносто процентов, что американцы находятся именно здесь – в хозяйстве пенсионера Петра Петровича. Мои догадки подтверждаются показаниями одного из охранников, который в дружеской беседе со мной сообщил, что несколько месяцев назад на базе Петра Петровича остановились трое человек – трое мужчин и одна девушка. Вся тройка плохо говорит по-русски и работает на скотном дворе хозяина. Товарищ генерал, я считаю, что самое время начинать операцию «Стрела», чтобы быстро и эффективно освободить американцев из плена.

На другом конце связи прозвучал усталый голос генерала Гришина:

- Очень хорошо, капитан, если все ваши разведданные подтвердятся, то можете смело менять свои погоны на майорские. А пока, капитан, не следует так спешить, поскольку этот человек очень опытен и хитёр. В самый последний момент он может их просто уничтожить, не оставив никаких следов, а сам скрыться.

- Товарищ генерал, но в данной ситуации дорога каждая минута, да и время моего присутствия у этого старика заканчивается. В любой момент этот упырь может расправиться с нашими заокеанскими партнёрами.

- Не думаю, капитан, что он так уж быстро осуществит свои преступные замыслы, - тяжело вздыхая, ответил генерал. – Во всяком случае, вам, капитан, под любым предлогом на какое-то время продлить своё присутствие у бандитов. Через совсем короткое время мы сообщим вам о времени начала операции «Стрела», а сейчас занимайтесь у старика чем угодно: гуляйте, отдыхайте, играйте в азартные игры. Короче говоря, капитан, не мне вас учить, как поступать в таких случаях. Всё, до новой связи!

- Слушаюсь, товарищ генерал, - выключая радиопередатчик, отчеканила Кристина. – Ну, что же, - с грустью в душе подумала Кристина, - будем продолжать изображать из себя светскую даму.

После неоднократных попыток раздобыть бензин, Бритни пришлось оставить надежду на быстрое осуществление своего очередного плана побега.

- Идиоты, – злобно шипела на своих товарищей американка, - неужели так трудно было выполнить моё поручение.

- Простите, мисс, но эти русские на удивление проницательны и хитры, - постоянно запинаясь, пробормотал Джон. – Как только я с кем-то из них заводил разговор о горючем, так они тут же начинали подозревать меня в чём бы то ни было.

- Болван, неужели ты не мог придумать что-нибудь правдоподобное? Ну, скажем, нам необходимо очистить от грязи свою одежду или ещё что-то в этом же роде.

- Мисс, мне это и в голову как-то не пришло, - вновь залепетал Джон. – Я им сказал, что нам надо сжечь своё старое тряпьё, оно ведь совсем износилось.

- Я так и знала, балбес, что ты нам всё испортишь, - кидая в Джона ботинок, закричала Бритни. – Вот теперь будем сидеть здесь до второго пришествия Христа, и ждать нашего освобождения. А, впрочем, я сама с самого начала нашего пленения допустила ряд ошибок, о которых в тот момент даже и не думала.

- Что вы имеете в виду, мисс? - деликатно осведомился Билл.

- То и имею в виду, дружище Билл, что я совсем забыла о прослушках, которые мы с вами просто проигнорировали. Наверняка, у этого мафиози почти во всех комнатах были рассованы передающие микрочипы, и они просто играют с нами, развлекаются.

Джон потянулся всем телом и пробормотал:

- А что, можно и подождать второго пришествия Христа. Мы всё же здесь приносим людям какую-то пользу. Вы, мисс, в коровнике, а я в своём свинарнике. Между прочим, мисс, моя свинарка начинает меня хвалить.

Бритни вся зашлась от возмущения, услышав ответ Джона:

- Да какие это люди, идиот ты наш любимый? Это же бандиты, преступники, по которым уже давно плачет решётка. Неужели, придурок, ты до сих пор не уразумел, что через очень короткий срок эти самые «хорошие» люди преспокойненько отправят нас на тот свет. Боже Праведный, и с кем я только связалась, ну ничего не могут сделать для своего же спасения.

- Но, мисс, мы, всё же, не без пользы провели здесь время, - опять заговорил Джон. – За столь длительное время мы обрели для себя совершенно новые профессии, если речь вести о скотоводстве. Разве плохо, мисс, помимо нашей основной профессии иметь и ещё одну – скотоводческую.

- Заткнись, недоумок, - зло закричала Бритни, кидая в Джона второй ботинок. – Лично ты можешь в этом логове приобрести ещё одну замечательную профессию – ассенизатора, которой здешние бандиты любезно обучат тебя.

В момент шумной перепалки между Бритни и Джоном, в дверь кто-то постучал. Билл, быстро подскочив к двери, отодвинул тяжёлую щеколду. На пороге стоял охранник, держа одной руке три алюминиевые миски с хлебом, а в другой – пятилитровое ведро с каким-то варевом.

- Обед, господа, - широко улыбаясь, почти пропел охранник, ставя миски с хлебом на грязный стол. – И потом, что это у вас тут за крики? Мой господин не любит, когда в его хозяйстве очень кричат. Я понятно объясняю или как?

Бритни выступила вперёд, скрестив руки на груди.

- Послушайте, как вас там… Мы больше не намерены есть эту тюремную баланду, так и передайте вашему господину. С этого дня мы объявляем голодовку!

- Это ваше право, женщина, - ехидно улыбнулся охранник, - но должен вам заметить, что мы вас кормим по вашему вкладу в наше хозяйство. От вас в настоящий момент нет никакой пользы, а посему и еда такая малокалорийная.

Охранник ещё какое-то время постоял в помещении наших пленников, постоянно сплёвывая на пол, и скрылся за дверью.

- Какая скотина, – с ненавистью в глазах резюмировала Бритни, садясь за стол. – Всё, господа, время остановилось. Нам уже больше не на что надеется, разве что только на Божественное проведение, - уронив голову на руки, горько разрыдалась американка.

 

***

Генерал Гришин проводил своё последнее оперативное совещание всех служб, имеющих отношение к поиску и освобождению визитёров из-за океана.

- Товарищи офицеры, в результате последних оперативных действий сотрудника службы майора Павлова, полностью изобличён в своих преступных деяниях бывший адвокат, а теперь уже на пенсии Дереваско Пётр Петрович. По сообщениям капитана Шарко этот субъект окружил себя и своё хозяйство многочисленной охраной, которая, безусловно, вооружена. Товарищи, нами уже давно разработана и тщательно подготовлена операция «Стрела», успешное осуществление которой теперь будет зависеть только от вашего умения и профессиональной выучки. Необходимо будет действовать быстро и эффективно, чтобы лишить бандитов всякой надежды на самооборону. А самое главное, чтобы они не успели уничтожить главную свою улику – американцев. Капитан Фёдоров, доложите о готовности вашего спецотряда к захвату бандитского лагеря.

Капитан открыл чёрную папку и передал генералу несколько документов

- Товарищ генерал, спецотряд «Кречет» под моим командованием полностью готов к операции «Стрела». Если вы не возражаете, товарищ генерал, то в этот план захвата бандитов я внёс некоторые коррективы, которые как раз и позволят нам почти бескровно провести эту операцию.

- Докладывайте, капитан, - нахмурился генерал, - что это вы там надумали. Только учтите одно, капитан, что операция «Стрела» утверждена на самом высоком уровне, и изменять её в корне мы уже не в силах. Вам всё ясно, Владимир Сергеевич?

- Так точно, товарищ генерал, - поспешно отрапортовал капитан. – В принципе, ничего менять и не надо, кроме одного.

- Что именно? - нетерпеливо похлопывая ладонью по зелёному бархату стола, начал раздражаться генерал.

- Товарищ генерал, я ценю ваше служебное время и поэтому свои соображения на этот счёт я изложил на бумаге. Они у вас на столе.

- Ну, хорошо, Владимир Сергеевич, я сегодня же ознакомлюсь с вашими записками и приму окончательное решение, - вставая из-за стола и протягивая руку капитану, устало произнёс генерал. – Владимир Сергеевич, время и день проведения операции «Стрела» строго определены. Всё должно произойти в воскресенье, в десять часов утра. Всё, капитан, действуйте!

 

***

Пётр Петрович тяжёлой походкой подошёл к настенному календарю и оторвал очередной листок. На календаре красовалось тринадцатое число.

- Этого ещё мне не хватало, – бросая оторванный листок в корзину для бумаг, подумал старик. – Слава Богу, что ещё хоть не пятница на дворе, а воскресенье.

В этот день на дворе стоял тёплый сентябрьский день. Пётр Петрович, подойдя к окну, резким движением обеих рук распахнул его створки.

- Проклятая жара, - зло пробормотал Пётр Петрович. – Вот уж совершенно некстати мне это бабье лето.

Старик в тяжёлом раздумье стоял у окна и пристально вглядывался вдаль лесного массива, широко раскинувшегося вокруг его хозяйства. И тут его внимание привлекло какое-то странное оживление на опушке ближайшей кромки леса.

- Это ещё что за чёрт, - нетерпеливо протирая ещё не совсем отошедшие от сна глаза, весь напрягся старик.

Быстро схватив со стола полевой бинокль, Пётр Петрович явственно заметил, что по лесной дороге в сторону его хозяйства движутся три машины скорой помощи. Пётр Петрович, отложив в сторону бинокль, быстро активировал свой мобильник:

- Алло, Иван, - взволнованным голосом проговорил Пётр Петрович, - к нашему хозяйству направляются три машины скорой помощи. Чёрт их знает, что им здесь надо. Усильте наблюдение за ними, и примите особые меры по охране наших друзей из-за рубежа. За их безопасность ты отвечаешь мне головой. Минут через десять они предположительно уже будут здесь – у ворот нашей базы. Без моей команды, ворота им ни в коем случае не открывать. Как понял меня, Иван?

- Шеф, можете не волноваться, - спокойно ответил бандит, - у меня и муха безнаказанно не пролетит через ворота.

- Смотри, Иван, я твоим обещаниям уже слабо верю. Вспомни, как ты проворонил побег американцев. Я надеюсь, что такого больше не случится.

Между тем, машины скорой помощи приблизились к воротам хозяйства Петра Петровича и остановились. Из головной машины выскочил полицейский в чине майора и рукояткой пистолета забарабанил в ворота базы. После непродолжительной паузы из переговорного устройства ворот прозвучал сердитый голос охранника:

- Ну, кто там ещё в такую рань ломится в частное хозяйство? Кто вы, и что вам здесь надо?

Майор полиции вложил пистолет в кобуру и уже более спокойно проговорил:

- С вами говорит сотрудник Госавтоинспекции майор Вихров. У нас экстренный случай! На главной автостраде случилось ДТП. Тяжёлый грузовик столкнулся с автобусом, перевозившем наших легкоатлетических спортсменов на учебно-тренировочную базу. Господа, у нас много пострадавших людей, которым требуется немедленная помощь и нормальные человеческие условия. Через два часа за пострадавшими прилетит вертолёт, который очень быстро доставит их в специализированную клинику нашего города. А пока пострадавшим людям требуется покой, отдых и доброе отношение к ним с вашей стороны.

В переговорном устройстве что-то щёлкнуло, и тот же голос проговорил:

- Понятное дело, майор, сейчас я свяжусь с шефом, и мы решим ваши проблемы.

- Решайте, только не долго, - прокричал в ворота майор, - людям требуется немедленная помощь.

 

***

Пётр Петрович сидел в своём кабинете, перебирая на столе какие-то деловые бумаги. В дверь кто-то постучал. Пётр Петрович, поспешно сунув бумаги в сейф, спокойно проговорил:

- Заходите, моя дверь не заперта.

Дверь широко распахнулась, и на пороге появилась фигура Кристины в красивом брючном костюме.

- Пётр Петрович, можно к вам, - нежно пропела Кристина, кокетливо стреляя глазками в сторону старика.

- А, это вы, Танечка, - сразу как-то засуетился Пётр Петрович, - конечно, проходите и располагайтесь, где вам удобней. Я здесь немного был занят деловыми бумагами, а вот теперь я совершенно свободен, и можете располагать мной, как вам будет угодно.

Старик широким жестом руки пригласил Кристину к столу и открыл холодильник.

- Итак, сударыня, что бы вы сегодня хотели принять на душу? Кстати, Танечка, я недавно по случаю приобрёл партию прекрасного португальского игристого вина. Вы знаете, это просто какой-то фантастический вкус и аромат! Непременно отведайте со мной этого вина. Оно очень слабое по крепости, но пьётся с большим удовольствием! Простите, Танюша, но мне кто-то звонит, - быстро проговорил старик, активируя связь с неизвестным Кристине лицом:

- Да, это я! Что там у вас произошло, какие, к чёрту, спортсмены? – зло проговорил Пётр Петрович. - Гоните их всех к чёртовой матери, и не открывайте ворота. Ну и что, что майор дорожной службы, и его тоже пошли куда подальше. У меня здесь частное владение, а не больница. Кстати говоря, вертолёт может приземлиться и за территорией нашей базы. Всё, конец связи!

Пётр Петрович, сунув мобильник в карман, повернулся лицом к Кристине. К своему изумлению перед ним стояла уже другая женщина, полная решимости и ненависти. В её руках поблескивал воронёной сталью «Макаров».

- Танечка, деточка, что с вами, - испуганно пролепетал старик, глотая слова и пятясь к окну, - вы никак уже с утра хватили лишнего?

- Отойди от окна, урод, и слушай меня внимательно, - целясь прямо в голову Петру Петровичу, твёрдым голосом произнесла Кристина. – Я капитан полиции Кристина Шарко, и мне очень хочется знать, где ты прячешь моих друзей американцев.

- Я так и знал, я чувствовал, что в тебе, девка, что-то есть не от мира сего, - ненавидящими глазами глядя на Кристину, прохрипел старик. – На свою же седую голову пригрел иуду и змею у себя на груди. Но должен вам сказать, что никаких американцев у меня и в помине нет. Я веду скромный образ жизни, занимаюсь разведением домашнего скота. Ума не приложу, кто бы это мог сообщить вам такую глупость. Ну, посудите сами, какой из меня преступник. Я всегда жил и живу в полном согласии с законами РФ.

- Значит так, старик, я не люблю, когда меня долго водят за нос или играют со мной в прятки. Или ты мне сейчас назовёшь номер помещения, где спрятаны американцы, или я пущу тебе пулю в лоб. У меня достаточно горячий характер, и я не люблю свои просьбы повторять дважды. Считаю до трёх: раз, два,..

- Стой, девка, не гони горячку, - прохрипел Пётр Петрович, опускаясь в кресло. – Американцы сидят в пятом блоке, который находится в самом дальнем углу моего хозяйства.

- Вот это уже деловой разговор, старик, - удовлетворённо заметила Кристина, ещё ближе подходя к Петру Петровичу. – А теперь гражданин Деревяско, вы позвоните своей охране на воротах и прикажете им впустить моих людей на вашу территорию. И смотрите у меня, без всяких там выкрутасов. Не сомневайтесь, я стреляю без промаха! И ещё, скажите охране, чтобы вас в течение двух часов не беспокоили, вы, якобы, будете спать. Тебе всё ясно, старик? Давай тогда действуй!

Пётр Петрович трясущимися руками достал мобильник и набрал необходимый номер:

- Иван, я передумал, - быстро забубнил Пётр Петрович, - нам незачем создавать себе проблемы. Я всегда был в хороших отношениях с органами госавтоинспекции, и нам нет никакого резона ссориться с ними. Короче, Иван, открывай ворота и размести раненых в моей гостинице. И вообще, Иван, неукоснительно выполняй все требования и просьбы майора. Да, вот ещё что. Меня не беспокой два часа, я буду почивать. Что-то голова в последнее время побаливает. Всё, выполняй мой приказ!

Кристина выхватила из рук Петра Петровича мобильник и рукояткой пистолета саданула старика в висок. Пётр Петрович, охнув, рухнул на пол. Быстро связав старику руки и ноги и сунув ему в рот кляп, Кристина выскочила из помещения, предварительно повесив на ручку двери табличку: «Просьба не беспокоить!»

Выйдя на территорию хозяйства, Кристина заметила, как на территорию бандитской базы одна за другой въезжают машины скорой помощи.

- Ну, вот и хорошо, - с удовлетворением отметила про себя Кристина, пряча пистолет в кобуру. – Эти ребята знают своё дело и быстро обезвредят всю шайку.

Кристина, ускоряя шаги, направилась, к маячившему вдалеке пятому блоку, где, по словам Петра Петровича, содержали американцев. Ещё издали Кристина заметила у дверей пятого блока охранника, который с кем-то оживлённо говорил по телефону. Незаметно, стороной обогнув пятый блок, Кристина тихо подкралась к охраннику и приставила к его горлу нож, выхватив из его рук мобильник.

- Слушай сюда, гордый сын Кавказа, - тихо проговорила Кристина. – Сейчас ты совершенно спокойно передашь мне ключи от этого помещения, а сам ляжешь на землю лицом вниз. Не пытайся дёргаться, ваша база окружена, и в твоих же интересах быстро и точно выполнять все мои команды.

- Охранник затрясся всем телом и противно запричитал:

- Только не убивай, уважаемая. Клянусь Аллахом, я здесь не по своей воле нахожусь. У меня дома на родине четверо детей. Они голодные и раздетые. На моей родине, уважаемая, очень трудно прожить на копейки, а здесь мне платили неплохие деньги, которые я пересылал своей семье.

Охранник выхватил из кармана ключи и швырнул их к ногам Кристины.

- Предал ты своего Аллаха, - презрительно пнув ногой упавшего в грязь бандита, наставительно заключила Кристина. – Очевидно, уважаемый, ты совсем плохо читал Коран, в котором ясно сказано, что Аллаху не угодны воры, преступники и убийцы. Да, в нашей стране трудятся много людей из бывших союзных республик. Но большинство из них занимаются честным трудом и приносят немалую пользу России. Но ты пошёл по иному пути, и я полагаю, что теперь у тебя будут большие проблемы с нашей полицией и твоим Аллахом.

- Только не убивай, уважаемая, – как заводной бубнил бандит, ёрзая в грязи.

- Ладно, поживи ещё, - связывая бандита и заклеивая ему рот липкой лентой, спокойно проговорила Кристина. – У нас и без тебя хватает забот и проблем.

Кристина подошла к двери пятого блока и осторожно прислушалась. За дверью была слышна английская речь и какие-то тихие стоны. Быстро ключом открыв дверь, Кристина вошла в помещение с затемнёнными окнами.

- Есть здесь кто-нибудь живой? - тихо проговорила Кристина, почти на ощупь пробираясь в глубь помещения.

- Мисс Кристи, это вы? – иступлённо закричала Бритни, бросаясь на шею к Кристине. – Я знала, что когда-нибудь, всё же, придёт освобождение, - сквозь обильные слёзы быстро забормотала американка.

- Ну, ну, не стоит уж так волноваться, - осторожно отстраняя от себя Бритни, взволнованно заметила Кристина. – Честно говоря, Бритни, это было не так уж просто осуществить. Были задействованы очень большие силы и средства, чтобы обнаружить вас. Но теперь уже всё позади, и я думаю, что через совсем небольшой промежуток времени вы уже сможете вернуться на свою родину – в Соединённые Штаты Америки.

- О да, Кристи, - с восхищением глядя на свою спасительницу, тихо ответила Бритни.

 

***

Комфортабельный «Боинг-737», выделенный специально для этого случая президентом Соединённых Штатов Америки, на своём борту нёс троицу незадачливых полицейских, которые за четыре месяца пребывания на территории России успели изрядно истосковаться по своей родине.

- Как вы думаете, мисс, - поворачивая голову в сторону своей соседки, ненавязчиво поинтересовался Джон, - в Штатах нас встретят как героев или как жертв? У меня такое ощущение, мисс, что на церемонии нашей встречи в аэропорту будет присутствовать сам президент.

- Слушай, Джон, ты меня ещё в России утомил своей постоянной болтовнёй, - откусывая ломтик шоколада, строго отреагировала на слова соседа Бритни. – Не знаю, кто там нас будет встречать. Во всяком случае, не президент и не с цветами, это уж точно!

- А у меня такое ощущение, - вмешался в разговор Билл, - что за нами придут агенты ФБР и начнут задавать нам много и даже очень много вопросов.

- Ни того и ни другого, господа, не будет. Дай нам Бог, чтобы нас встретили наши родные и близкие, которые за эти тревожные месяцы наверняка успели изрядно поседеть.

Бритни устало опустила голову на спинку кресла и достала пластиковую фляжку с какой-то жидкостью.

- Мисс, что там у вас во фляжке? – живо поинтересовался Джон, скашивая глаза в сторону Бритни. – Если это прохладительный напиток, то оставьте мне пару глотков, а то у меня что-то в горле пересохло.

- Да нет, дружище, это напиток настоящих русских людей, которым любое дело по плечу!

- Мисс, вы хотите сказать, что водка – национальный напиток русских, - засмеялся Билл.

- Вот именно, Билл, это обыкновенная русская водка, которая очень хорошо прочищает мозги некоторым недотёпам и делает из них настоящих мужиков.

- Я прекрасно понял ваш тонкий намёк, – широко улыбнулся Билл, - и готов незамедлительно последовать вашему примеру.

- Это ваше право, господа, - спокойно ответила Бритни, - фляжка у меня большая, и всем хватит.

Сделав три больших глотка, американка передала фляжку Джону.

- Смотри, толстячок, не переусердствуй, - язвительно заметила Бритни. Всё же, это крепкий напиток и только для настоящих мужчин.

- Мисс, ну почему вы меня всё время обижаете, - прикладываясь губами к фляжке, проворчал Джон.

- Да потому, что только из-за тебя, недотёпа, все наши беды и неудачи. Ладно, хватит задавать мне идиотские вопросы, - вырывая из дрожащих рук Джона изрядно опустевшую фляжку, зло прошипела Бритни.

Между тем, самолёт, прошуршав колёсами шасси по ВПП, совершил благополучную посадку в аэропорту города Нью-Йорка. Джон, пошатываясь, поднялся с кресла и вновь обратился к Бритни:

- Простите, мисс, а мне нравится эта форма русских полицейских. Она очень проста и по цвету совсем не броска. Кстати, мисс, она на вас почти идеально сидит. Спасибо нашим русским коллегам, что приодели нас. В новой русской форме мы теперь как настоящие российские полицейские. А что, мисс, может нам действительно перебраться в Россию и помочь русским властям бороться с их организованной преступностью.

- Конечно, с твоим-то богатым опытом пребывания в России больно ты им нужен, - постоянно икая, съязвила американка. – Давай, шагай, идиот, к трапу и больше не вякай.

Вблизи трапа самолёта собралась большая толпа людей: полицейских, журналистов и каких-то мужчин в строгих костюмах. Ближе всех к трапу самолёта стоял начальник полицейской академии Стив Крамер и с нетерпением ожидал появления своих воспитанников на пороге авиалайнера. Наконец, дверь в салоне самолёта медленно отошла в сторону, и на ступеньки трапа ступила троица американских блюстителей порядка, но в строгой форме российских полицейских.

От только что увиденного, у Стива Крамера отвисла нижняя челюсть, и, пятясь назад, он пробормотал:

- Это ещё что за маскарад?

Фоторепортёры, толкаясь и отпихивая друг друга, дружно бросились фотографировать незадачливых полицейских, которые постоянно спотыкаясь и пошатываясь медленно сходили по трапу на землю.

Первой на американскую землю сошла Бритни и, приставив ладонь к козырьку фуражки российского полицейского, отрапортовала:

- Сэр, ваше ответственное поручение в России выполнено нами с честью. Нашей группе, не без помощи русских спецслужб удалось обнаружить и ликвидировать банду наркодельцов.

Бритни, заплетающимся языком, продолжала рапортовать своему начальнику, дыша ему в лицо водочным перегаром.

- Да вы пьяны, Бритни, - сжимая кулаки и наступая на американку, прокричал капитан Крамер. – Да, и какого чёрта вы напялили на себя эту, мышиного цвета, униформу? Кто вам разрешил глумиться над формой американского полицейского, я вас спрашиваю, сержант?

- Видите ли, сэр, - глупо улыбаясь, медленно заговорила Бритни, - наша форма была похищена ещё в гостинице какой-то российской воровской шайкой. Российские власти любезно предоставили нам новую форму, но свою – отечественную. А что, она вам совсем не нравится?

- Молчать, смирно! - во всё горло заорал капитан, размахивая кулаками перед лицом американки. – Мало того, что вы четыре месяца просидели в бандитском притоне, так вы ещё смеете здесь при всех утверждать, что только благодаря вам удалось обезвредить этих русских мафиози.

- Простите, сэр, - вмешался в разговор Джон, - но в данном случае вы не правы. Мы все, с большой пользой для себя провели время у господина Деревяско. Господин Деревяско любезно предоставил нам работу в своём обширном хозяйстве. Билл и Бритни овладели профессией дояров, а я здорово преуспел в свинарнике. Вы знаете, сэр, каждый раз, когда я входил в свинарник, все свиньи и боровы приветствовали меня дружным хрюканьем. Кроме всего прочего, сэр, после нашего освобождения российскими правоохранительными органами, нам были вручены прекрасные характеристики и рецензии.

Джон порылся в карманах форменных брюк и извлёк оттуда несколько измятых листков белой бумаги.

- А, и вы, Джон, успели где-то нализаться, - подскакивая к полицейскому, прокричал капитан Крамер. - Своей властью я лишаю вас всех сержантского звания и отправляю на скотный двор, где вы в полной мере сможете проявить себя, но уже в новом качестве. Эти ваши характеристики и рецензии уже никого не интересуют, можете смело засунуть их себе в задницы.

Стив Крамер схватившись за сердце, медленно опустился на ступеньку самолётного трапа.

- Сволочи, недоумки! Я так и знал, я так и знал, - уже совсем еле слышно, падая, пробормотал капитан, судорожно пытаясь извлечь из кармана валидол…

 

Комментарии: 0