Владимир Невский

Версэ:

Ночь

Обессилено ночь на город упала,

И, размашисто шагая, ветер-клеш погнал в неизвестность опавшую листву.

Та шуршит по морщинистым тротуарам, по шероховатым мостовым.

И в прощальном шорохе том не по-детски звенит холодная печаль.

Неохотно зажигаются фонари, привлекая светом тусклым стайки мелкой мошкары.

Порождая непритворный интерес, в ветвях деревьев притаилась загадочность.

Манит, зовет, пугает.

А в глубинах черного неба величаво проплывает лунный диск.

Но блеск ее ледяного серебра не в состоянье разбавить мрак волшебной ночи.

Тишина.

Лишь романтика, устали не зная, шагает по городу, каблучками стучит.

Тихие аккорды, в шепоте стихи.

Словно сговорившись, гаснут чередою окна домов.

За шторами срывают секреты бытия.

Вот и спящим стал наш спальный район.

Прости…

Ночь бессонницы угрюмой сменилась утром валидолом.
Сигара с капучино, и неприятный вид с балкона.
Я провинился, совесть гложет, горит торфяником внутри.
В узде я чувства не сдержал, дал шанс эмоциям взорваться.
В итоге я могу остаться. Один. На этом белом свете.
Прощение твое – банально лучика света.
Но как? Ценой любой? Так уваженье испарится.
В понимании твоем. Да и в сознании моём.
И глупо жалость вызывать, себя тем только унижая.
Да вряд ли ты еще остыла, обида пахнет и цветёт.
Слова прощенья унесёт вихрь чувств твоих нетленных.
Письмо, быть может, написать? О, нет!
Глаза твои мне видеть надо, отрытой книгою читать,
И ажурно ощущать все перемены настроенья,
Нюансы тонкие ловить, и говорить, и говорить.
Желательно слова простые, тривиальны и наивны.
Без пафоса, высоких фраз, про остроумие забыв.
И возможно мой порыв принесет плоды желанья.
Мой друг, ты обрати вниманье,
Вон на асфальте, кто-то мелом по твоим следам шагает:
«Маша прости» курсивом нервно,
Чуть торопливо, чуть небрежно оставил ночью боль свою.
Но тут машина отъезжает.
И улыбку вызывает на лице моем печальном,
Ибо «прости» – слово начало.
А дальше боль иного рода, вся беспросветность бытия.
Одна любовь, без веры, без надежды.
А у меня? Всё поправимо, исцелимо.
Цена мученьям – медный грош.
Уж капучино так прекрасен, и вкус сигары так хорош.
И панорама навевает мне счастья завтрашнего дня.
Где только ты, где только я.

Рассвет

С неохотою безмерной, чуть вальяжно и неспешно, ночь шагает на закат.

И тянет волокушей за собою предрассветный полумрак.

А мир застыл. Он затаился.

И в ожидании зари, весь в предвкушении горит узреть всю прелесть рождества.

Тишина стоит густая, вязкий навевая страх.

И немота тревоги в воздухе витает.

И неподвижности совсем не видится конца.

Лишь прохлада ластится, безропотно и нежно над землей стелясь.

Да ветерок продрогший. Он не в состоянии что-либо прошептать.

И вот он миг!

Вот вспыхнула каемка солнечного круга светом чистоты.

Крохотна совсем, но поразительно так красочна светла.

Природа в томном пробужденье полна загадочных надежд.

Вот слышаться уж звуки, на смену тишине, несмело и застенчиво, торопятся, спешат.

В траве мурашки зашуршали, с ветвей уж птахи закричали, благословляя новый день.

Всплеск на реке вмиг нарушает для глаз приятный перламутр.

Шумит камыш, прощаясь с утренним туманом.

Тот убегает прочь, но успевает по травам бисер раскидать.

Блестят росинки, как слезинки, чуть печальные на вкус.

Торжественно и упоённо вновь распускаются цветы, прохладу ароматом насыщая.

А солнца диск растет.

Вот робко отрываясь от земли, он поднимается все выше.

И смачно красит небо в нежно-голубой.

Аж больно глазам. Да на сердце – бальзам.

И хочется жить. Любить и творить.

Чтоб завтра опять хлебнуть волшебства.

Вчера, сегодня, навсегда

Был насыщен чернозём осенними дождями.

И солнце флегматично его пыталось иссушить.

Но сил хватало лишь ласкать ковер листвы опавшей.

Придавая хрупкость и напевность дивных струн.

Бедовый ветерок кружил их в странном танце, то поднимая вверх, то оземь опуская.

То дивная пора, то осень золотая.

В той осени вчерашней тебя я повстречал.

Мне память выдает те же краски, ароматы и чувство радости без дна.

Ярко, сочно, феерично.

Словно я еще вчера вкушал то счастье безмятежно.

А сегодня…. Что сегодня? Послевкусие одно.

Коктейль тоски граненой, любви неразделенной да веры в чудеса.

А вдохновение не спит, воображенье теребит, на месте ровном порождает грёзы.

И льются в клеточку тетрадь все зарифмованные чувства.

А дни идут, года летят, и жизнь проходит незаметно.

Надежды тают первым снегом, уходят в никуда, мечты обращая в химеру.

«Привет. Как дела?»

«Нормально. А ты?»

Скупые слова в сети Интернета.

Да только любовь что-то видит меж строчек и разгорается вновь искромётным огнём.

Полумрак бытия разгоняет и взору моему отрывает непроторенную тропу.

Где новые слова, и свежие оттенки, и смелые сюжеты завтрашнего дня.

Желание идти, влечение писать и вновь не спать до нового рассвета.

И наступит он, и шагну я в завтра.

А это значит – навсегда.

Наука просить

А вот теперь сиди и слушай, как добиться своего.

И самое желанное, и столь необходимое, и даже прихоть предрассветных грез.

Что прежде нам мешает? Так это просто страх.

Боязнь показаться глупым, нищим, никчемным неудачником жизненных дорог.

И опасение: в ответ – категорическое «нет».

И потому сначала – свой обреченный пессимизм обязан ты спалить до дна.

А жуткие картины тотального отказа и последствий неудач замазать густо краской.

И, жовиальности испив сполна, бодро к цели зашагать.

Ты подойди поближе, да поклонись пониже.

Да улыбнись без фальши, от сердца, от души.

Затаи все мысли, что чернее ночи, замыслы кривые, желанья сатаны.

Четко и конкретно, не начав с вопроса, не юля, не блея, озвучь свой аппетит.

Не забыв при этом расставить идеально упоры и акценты, без пыли и прикрас.

Оставь лишь на поверхности плескаться простоту.

И вздохни с горчинкой, и вспотей немножко, в уголочки глаз чуть влагу напусти.

Дай Ему ты время значимость откушать.

Ценностью упиться и ролью покурить.

И пусть Его гордыня красками зальется, расцветет игриво, нырнет в амбре с главой.

Ты не улыбайся. Помни о причине. Помни о желанье. Оно почти «уже».

Comments: 0