АНДРЕЙ БЕЗДЕНЕЖНЫХ

(1967 - 2007)

«ФАТАЛИЗМ» киносценарий

КАДР  Чёрный экран

Мужской голос на его фоне:

Я всегда считал Бога чем-то отличным от того, что рисовали на церковных календарях. Бог для меня был хозяином, имеющим право и возможность делать все, что Ему захочется. Добро и зло? Это придумали люди. Добро – чтобы приблизиться к Нему и быть под его защитой, зло – чтобы максимально отдалится и этим обратить на себя Его внимание. Зло было свободой от правил, добро было еще большей свободой, которую не может обрести хаос, но обретает закон…

 

КАДР Муха ползет по стене. Удар руки с тапкой. Муха падает на пол.

КАДР  Герой стоит у зеркала с пистолетом (кольт), направленным в висок.

Голос:

В сущности Бог как ваш непосредственный хозяин может стереть ваш персонаж из игры, называемой жизнью, в любую минуту. Вот, например, сегодня… Вы назовете это фатумом, судьбой, а я скажу вам, что незачем выходить из дома, чтобы пасть жертвой Бога где-нибудь в общественной уборной!

КАДР  Герой застегивает штаны около «толчка» в очень грязной общественной уборной, делает шаг, хватается за сердце и падает в зловонную лужу.

Голос:

Фу, как гадко! Вы представляете, сколько проблем может доставить ваше тело?

КАДР  Перепачканное в дерьме тело героя выковыривают из зловонной лужи два санитара. Так как оба предпочитают не наступать в огромную лужу, получается у них не очень. Они пытаются подтянуть покойника лопатой. Скоро их белые халаты окропляются дерьмом. Они страшно ругаются. Один не выдерживает и лупит лопатой покойника.

Голос:

Вот видите?

КАДР  Санитары протягивают в туалет трос от УАЗика-труповозки. Один из них брезгливо, стоя на цыпочках, подцепляет покойника, машина трогается, тело выволакивают на улицу.

Голос:

Или другой случай – вы умираете в опере…

КАДР  Кадр начинается сразу же со звука «А-а-а!», который издает, широко раскрыв рот и выпучив глаза, певица на сцене.

 

КАДР  Зрительный зал – захват пространства 5 мест на 5-10 рядов. Все зрители с восторгом и одухотворенным выражением лица смотрят на сцену. Рядом, на первом плане, в кресле полулежит мертвый герой. Его глаза выпучены, язык высунут. Выражение его лица должно быть похоже на выражение лица певицы.

 

КАДР  Снова герой с пистолетом у виска.

Голос:

Вот именно поэтому каждое утро я проделываю одну и ту же процедуру.

 

КАДР  Опускает пистолет и произвольно крутит барабан (играет в «русскую рулетку»). Поднимает пистолет к виску.

Голос:

Вдруг Бог хочет убить меня именно сегодня… Тогда я избавлю и Его, и всех окружающих от лишних волнений.

КАДР  Крупный план – герой нажимает на курок. Щелчок. Осечка.

Голос:

Ну что ж, я имею еще один прекрасный день, в течение которого могу абсолютно не беспокоиться за свою жизнь!

КАДР  Герой на полной скорости мчится на мотоцикле. Съемка наподобие съемки «Формулы-1» в кабине пилота. Крупный план лица и лежащих на руле рук героя. Герой орет «А-а-а!». Выражение его лица снова похоже на выражение лица певицы. По мельканию окружающего пейзажа видно, что скорость огромная.

Голос:

Ну, разве что, за здоровье…

КАДР  Мотоцикл врезается, мотоциклист летит через руль.

 

КАДР  Некто без лица весь замотанный бинтами лежит на растяжках в больничной палате.

 

КАДР  Герой снова стоит с пистолетом перед зеркалом. Пистолет опущен.

 

Голос:

Естественно, что перед уходом на работу моя жена и сын также проходят эту процедуру.

КАДР  Розовощекий мальчик лет десяти с пухлым ранцем за спиной стоит в прихожей. Мужик крутит барабан и стреляет ему в голову – осечка. Мальчик говорит: «Пока, папа!» – и уходит. Герой оборачивается к жене. Делает ту же процедуру. Снова осечка. Женщина говорит: «Пока, милый», – и также уходит.

 

Голос:

Теща также проходит процедуру.

 

КАДР  Та же сцена, что с мальчиком и молодой женщиной. Только теперь герой щелкает ей в голову раз, второй, третий, а потом с видимой неохотой опускает руку.

 

Голос:

На работу я тоже хожу весьма забавным образом. Например, если к остановке подъезжает трамвай, в котором номер первого вагона больше номера второго вагона…

 

КАДР  К остановке подъезжает трамвай с номерами вагонов 1163-1162.

 

Голос:

…на работу я сегодня не иду. Таков мой договор с высшими силами. Значит, высшие силы этого не хотят… (Пауза). Мои коллеги относятся к этому очень терпимо…

КАДР  Несколько врачей в марлевых повязках и с поднятыми руками в перчатках стоят возле лежащего больного. Ждут. Потом один говорит: «Что ж, начнем без него…» Начинают.

 

Голос:

…Тем более что в другое время я отрабатываю все штрафы сполна.

 

КАДР  Герой в халате, с марлевой повязкой на лице, в одиночестве стоит с поднятыми руками в перчатках (точно так же, как его коллеги в предыдущем кадре). Что ниже пояса – не показываем. Он ждет. Потом говорит: «Что ж, начну без них». Опускает руки – перед ним ведро и швабра. Начинает мыть пол.

 

Голос:

Если вы думаете, что такое мое поведение – блажь, вы ничего не понимаете в жизни! Я имел неоднократную возможность убедиться в правильности своего поведения.

 

КАДР  Герой в плаще, шляпе и с «дипломатом» в руке в быстром темпе вышагивает по улице.

 

Голос:

Перед вами снова я, в данный момент мирно спешащий на встречу с приятелем, назначенную ровно в 13.00.

 

КАДР  Слышится ругань, из окошка стоящего рядом с тротуаром жилого дома вылетает «стая» насквозь обгорелых пирожков и шлепается Герою под ноги. Герой, отпрянув, смотрит наверх и бормочет ругательства. Потом, сердито качая головой, быстро идет дальше. 

Голос:

Казалось бы, остановись, обрати внимание на данный тебе свыше знак, но нет… Упрямое самомнение ведет дальше по полной приключений дороге…

 

КАДР  Герой продолжает движение, но тут прямо перед ним, из подворотни, чуть не задев его, на большой скорости выскакивает легковой автомобиль. Герой отпрыгивает, ошалело и испуганно смотрит на удаляющееся авто.

 

Голос:

Не поверил в первый раз, вот тебе второй, более очевидный знак. Казалось бы, ну что нужно еще более понятное?! Ясно же говорят: «Куда ты торопишься?!» Но нет… Наш герой все так же чешет по прямой к поставленной цели. И все почему? Да потому, что следует общепринятым понятиям, а не здравому смыслу! А общепринятые понятия говорят, что на «стрелки» нужно приходить вовремя.

 

КАДР  Герой смотрит на часы. Там 12.50. Еще быстрее идет дальше.

 

Голос:

А вот и развязка…

 

КАДР  Из другой подворотни выходит группа подростков.

Голос:

Следуют первые слова (коверкает голос): «Дядя, дай закурить!». А далее – все такое прочее… И что, ради этого стоит торопиться?

 

КАДР  Пацаны избивают ногами валяющегося на земле героя.

 

Голос:

Да, братец, кажется ты попал… Но самое забавное случится чуть позже. Когда ты придешь на «стрелку».

 

КАДР  Герой без шляпы и «дипломата», в грязном, рваном плаще и с побитой физиономией подходит к башне с часами. Здесь у него назначена «стрелка». Часы показывают 13.15. У башни никого нет. Герой оглядывается.

 

Голос:

Упс!

 

КАДР  Из-за угла выходит мужчина – тот самый товарищ, с которым назначена встреча. Товарищ говорит: «Ой, извини, я немного задержался. Забежал кофейку попить… (Пауза, в течение которой он с ног до головы оглядывает героя.) А что с тобой случилось?!»

 

Голос:

А теперь посмотрим, что было бы в другом случае…

 

КАДР  Повтор картинки: герой в плаще, шляпе и с «дипломатом» вышагивает по улице. Слышится ругань и из окна вылетает «стая» насквозь обгорелых пирожков и шлепается ему под ноги. Герой останавливается, смотрит вверх на окно. Из окна раздается ругань, за которой угадывается смысл – жена доверила мужу следить за жаркой и ушла в магазин. Однако мужу нужно было обязательно совершить обговоренный заранее телефонный звонок в 12.40. Он пошел звонить в зал и… Пирожки сгорели.

 

КАДР  Герой качает головой и, чуть улыбнувшись, идет дальше. Однако теперь – очень медленной прогуливающейся походкой уверенного в себе человека. Метрах в 15 – перед ним из подворотни выскакивает машина. Он чуть останавливается и укоризненно качает головой ей вслед. Потом смотрит на часы (на них 12.55) и заходит в кафе. (Над входом вывеска: «КАФЕ»).

 

КАДР  Герой пьет кофе, стоя за высоким столиком, и смотрит в окно. За окном проходит группа тех самых подростков. Герой чуть наклоняет голову, словно бы стараясь посмотреть им вслед.

 

Голос:

Согласитесь, совсем другое дело!

 

Кадр  Из-за соседнего столика на героя смотрит девушка, он это замечает, улыбается в ответ и чуть приподнимает шляпу.

 

КАДР  Герой приходит на место встречи. Часы на башне показывают 13.16. Под часами уже стоит товарищ. Товарищ укоризненно говорит: «Я тебя уже целую вечность жду!»

 

Голос:

Вы скажете: знал бы, где упадешь, соломку бы подложил… Но как раз для того, чтобы это знать, и существуют знаки!

КАДР  Герой в том же одеянии и той же походкой никуда не спешащего человека идет по улице.

 

Голос:

Вы скажете, что это эгоизм? А я опровергну! Разумный эгоизм! На благо, так сказать, всех живых существ!

 

КАДР  В кармане у героя звенит мобильник. Герой вынимает трубку: «Алло!»

 

Голос:

Вот скажем, вас внезапно вызывают на работу…

 

КАДР  Герой в трубку: «Сейчас приеду!»

 

Голос:

Но тут свершается непредвиденное…

 

КАДР  Перед героем совсем рядом на асфальт падает рояль, телевизор или нечто подобное – такое же громоздкое и тяжелое – то, что могло убить.

 

Голос:

Повод задуматься.

КАДР  Герой смотрит на упавший предмет, выпучив глаза. Потом поднимает их вверх – из распахнутого окна, высунувшись, на него смотрит голова в противогазе.

 

Голос:

Ну, разве можно в такой ситуации продолжать движение выбранным курсом?

 

КАДР  Герой отключает мобильник, разворачивается и идет в обратном направлении.

КАДР  Повтор: несколько врачей в марлевых повязках и с поднятыми руками в перчатках стоят возле лежащего больного. Ждут.

 

КАДР  Герой лежит на диване, а рядом раскаляется от звонков телефон.

 

КАДР  Повтор: те же врачи, так же стоят. Потом один говорит: «Что ж, начнем без него». Начинают.

 

Голос:

А вот что происходит на следующий день…

 

КАДР  Герой в белом халате стоит в больничном коридоре. Другой человек в белом халате (из тех, что ждали его в операционной), снимая марлевую повязку, эмоционально говорит: «Ты представляешь, если бы операцию делал ты, ты обязательно вставил бы ***** в *****! А я подумал: на хрена нам *****?! Я взял ***** и через ***** внедрил ее в *****. И больной выжил! А если бы мы сделали по-твоему, то у больного не было бы ни малейших шансов!.. Но это твоей вины не искупает: опоздал на работу – иди мыть пол! (***** —специальные медицинские термины).

 

КАДР  Повтор: герой в халате, с марлевой повязкой на лице в одиночестве стоит с поднятыми руками в перчатках (точно так же, как его коллеги). Что ниже пояса – не показываем. Он ждет. Потом говорит: «Что ж, начну без них». Опускает руки – перед ним ведро и швабра. Начинает мыть пол.

 

Голос:

Вы все еще не верите в знаки?…

Голос:

Но, как говорится, заставь дурака Богу молится, он и лоб расшибет…

Герой в плаще, шляпе и с «дипломатом» стоит около оживленной автодороги.

 

Голос:

Ошибка начинающих жить по знакам заключается в том, что они пытаются трактовать как знаки абсолютно все происходящие с ними события. И совершенно запутываются!

 

КАДР  Герой делает несколько шагов через дорогу, перед его носом проносится, чуть не сбив его, автомобиль, он резко оборачивается, пытается идти обратно – перед ним снова проносится автомобиль, он снова разворачивается и далее мечется в том же духе.

 

Голос:

Согласитесь, нелепо… (Пауза.) Вы спросите, что же делать?

 

КАДР  Герой, подпирая рукой голову, с глубокомысленным видом сидит на дипломате на белой полосе, разделяющей автодорогу.

 

Голос:

Начинающим я бы посоветовал самостоятельно определить некоторые события как ваши индивидуальные знаки. Так сказать, для простоты восприятия информации. К примеру, когда я утром подхожу к остановке и вижу трамвай, номера вагонов которого расположены в обратном порядке…

КАДР  Повтор: к остановке подъезжает трамвай с номерами вагонов 1163-1162.

 

Голос:

…я ни в коем случае не иду на работу!

 

КАДР  Очень сердитый герой одетый по-уличному с «дипломатом» в руке сидит на кухне, качается взад-вперед, недовольно мотает головой и постоянно смотрит на часы.

 

Голос:

Ну, по крайней мере, до обеда… (Пауза.)

А когда встречаю стоящую посреди дороги толпу подростков, обязательно иду им навстречу!

 

КАДР  Герой, склонив голову, как бык (вокруг его шеи обмотан «динамовский» шарфик), по прямой прется на толпу полупьяных подростков с дубинками и «спартаковской» символикой. С каменным лицом проходит сквозь толпу, как нож сквозь масло.

 

Голос:

Издержкой является то, что если ты не соблюдаешь индивидуальные знаки, расплата следует незамедлительно…

 

КАДР  Герой в том же «динамовском» шарфике издалека замечает толпу разогретых «спартаковских» фанов. Останавливается, пытаясь спрятаться, шарахается в подворотню и натыкается на едущее на полной скорости ему навстречу авто. Его сбивает. Герой падает и лежит, неподвижно уставившись вверх. 

Голос:

Как прекрасно небо Аустерлица…

 

КАДР  Следим за взглядом героя. Над ним – обшарпанные кирпичи арки.

 

Голос:

Когда вы станете профессионалом в распознавании знаков, такие уловки вам уже не понадобятся. Потому что вы поймете главное правило: предназначение знаков в том, чтобы облегчать вам жизнь, а не в том, чтобы делать ее кошмаром…

 

КАДР  Повтор: герой с глубокомысленным видом сидит на дипломате, подперев рукой голову, на полосе, разделяющей автодорогу.

 

Голос:

Но некоторые оригиналы идут дальше…

 

КАДР  Главный герой в трусах и майке с сердитым лицом сидит на разобранной постели.

 

Голос:

Однажды утром я подумал: а что я мучаюсь с этими знаками? Каждый раз страдаю, когда они советуют мне не делать то, что мне хочется, и еще более страдаю, когда, не послушав их, убеждаюсь, что гораздо мудрее было послушаться… Зачем я все время сомневаюсь, силясь определить, знак передо мной или нет, когда подсознательно на все сто уверен в положительном ответе? Зачем я все так усложняю?… Не проще ли просто начисто отказаться от своего мнения и… начать делать только то, что в данный момент диктуют обстоятельства?!

КАДР  Главный герой в трусах и майке все так же сидит на разобранной постели.

 

Голос:

Первым обстоятельством, диктующим, что мне нужно делать в сию секунду, стала жена.

 

КАДР  Герой с отсутствующим лицом все так же сидит на постели. В спальню входит жена с кувшином, поливает цветы на окне, потом собирается уходить, подозрительно смотрит на мужа (он сидит все в той же позе и с тем же выражением лица) и говорит: «Что расселся? Давай, одевайся! На работу опоздаешь!»

 

Голос:

Я сделал все, как мне сказали.

 

КАДР  Герой одевается, но, одевшись, снова замирает, уставив безразличный взгляд в стену… Через несколько секунд жена просовывает голову в дверь и подозрительно смотрит на мужа. Еще через несколько секунд говорит: «Иди на кухню. Тебя ждем»…

 

КАДР  Герой приходит на кухню и садится за стол, за которым уже сидит сын. Жена накладывает им и себе на тарелки еду. Потом садится. Сын уже уминает за обе щеки. Жена тоже начинает есть, потом поднимает удивленные глаза на все еще неподвижно сидящего мужа. Говорит ему: «Ешь, давай!». Герой начинает есть.

КАДР  Кухня. Стол. Сына уже нет. Герой сидит с вилкой в руке у пустой тарелки. Жена садится рядом и пристально на него смотрит. Жена: «Что-то случилось?» Муж молчит. У него на лице какое-то мучительное выражение.

 

Голос:

Если бы вы знали, как трудно давать ответы на простые вопросы! Наверняка, где-то сейчас точно что-то случилось… Но это ли она хочет знать? Ее вопрос подразумевает: «Не заболел ли ты?»…

 

КАДР  Все там же. Герой отвечает: «Нет». Жена, после паузы: «Положи вилку». Муж кладет вилку. Жена снова на него пристально смотрит. Потом говорит: «Пей компот». Муж выпивает компот. Неподвижно сидит со стаканом в руке. Жена: «Поставь стакан!». Муж ставит стакан.

 

Голос:

Если я и чувствовал неудобство, то только первое время. Потом даже стало интересно – я делал великое дело!

 

КАДР  Жена пристально смотрит на мужа, потом, отвлекаясь, кричит в сторону прихожей собирающемуся в школу ребенку: «Фломастеры не забудь, слышишь!» Сын отвечает из прихожей: «Слышу»… Жена снова оборачивается к мужу и пристально на него смотрит. Герой все также продолжает сидеть, глядя в одну точку. Жена спрашивает вкрадчиво: «Ты что, сегодня стрелять не будешь?»

 

Голос:

Снова трудность… Ни «да», ни «нет»… Только если скажешь, дорогая…

 

КАДР  Жена решительно говорит: «Встань!». Герой встает. Жена: «Сядь!». Муж садится. После паузы жена говорит с ноткой отчаяния: «Ты должен объяснить, что произошло»…

 

Голос:

Ну что тут объяснять? Диагноз все равно будет один!

 

КАДР  Герой поднимает голову и начинает говорить: «Ну…»

Герой, рассказав, сидит, жена уже стоит и говорит мужу спокойным деловым тоном, словно бы обсуждая бизнес: «Тебе нужно проконсультироваться у психиатра»… Выходит в прихожую, шуршит одеждой. Одевается. Герой сидит без движения. Заглядывает уже одетая жена, говорит, констатируя: «Не пойдешь на работу? Ну и сиди…» Уходит. Часы. На них 8.45.

 

КАДР  Герой сидит в той же позе. На часах 12.30.

 

КАДР  То же самое. На часах 16.30.

 

КАДР  Заметно «завечерело». Слышен щелчок ключа в двери. Дверь открывается. В кухню заглядывает жена: «Сидишь?» Уходит.

Слышно позвякивание спаренного телефона. Жена куда-то звонит из другой комнаты. Герой все в той же позе.

КАДР  Звонок в дверь, жена проходит мимо кухни к входной двери. Дверь открывается, слышен приглушенный разговор. На кухне появляется жена и некто с типичным медицинским чемоданчиком. Это – доктор. Жена говорит: «Как я вам и говорила – добровольно и полностью отказался от собственной воли и живет, только исполняя указания других… По-моему, это ненормально…» Доктор, заинтересованно рассматривая, приближается к герою, приговаривая: «Ну-с, ну-с…».

 

КАДР  Герой сидит на кровати, уставившись в стену ничего не выражающим взглядом. Рядом доктор, поодаль – жена. Доктор, закончив осмотр, отстраняется от героя и оборачивается к жене: «Ну что ж… С головой у него все в порядке… А воля… (Скептически улыбается.) Я думаю, что в отказе от собственной воли есть такая воля, что о-го-го! Но не думаю, что это надолго… Эта блажь скоро у него кончится. А вы ему еще и помогите. Например, прикажите полежать в кровати недельку!… Через пару дней вскочит, откуда только воля возьмется!… Что вы, что вы, не надо (доктор увидел протянутые женой бутылку вина и коробку конфет) Я пью только бренди…»

 

Голос:

А еще док посоветовал жене не кормить меня и запретить мне переворачиваться с боку на бок… Жена так и сделала…

 

КАДР  Герой лежит в кровати.

Голос:

Так я пролежал сутки.

 

КАДР  Герой лежит в кровати.

 

Голос:

Потом – еще двое…

 

КАДР  Герой лежит все в той же позе, но уже с заметной щетиной на щеках.

 

Голос:

А еще через день случилось нечто…

 

КАДР  Дверь квартиры героя изнутри. Слышны щелчки открываемого замка. Дверь открывается – крадучись входит доктор. Так же крадучись он проходит, заглядывая в комнаты, потом открывает дверь комнаты, где лежит герой. Просовывает туда голову. Герой все там же, все в той же позе. Доктор: «Ну-с, ну-с…» Просовывается в комнату целиком: «Лежим?… Очень хорошо!» Доктор подходит к стулу, на котором висят вещи героя: «Вставай, одевайся!»

 

Голос:

Я сразу заподозрил что-то неладное.

КАДР  Герой оделся. Доктор: «Идем за мной!»

 

КАДР  Мужики идут по квартире.

 

КАДР  Мужики спускаются по лестнице.

 

КАДР  Доктор выходит из подъезда, оглядывается, возвращается, манит героя рукой. Сажает того в машину, садится сам. Машина уезжает.

 

Голос:

Следующие несколько месяцев я был очень занят.

 

КАДР  Доктор в пробковом шлеме колонизатора сидит с длиннющей сигарой за столиком на даче. Перед ним – бутылка бренди. Он с удовлетворенным видом наблюдает, как герой копает его участок. В каждом следующем появлении герой становится все более небритым, а его волосы все удлиняются.

 

КАДР  Квартира доктора. Доктор в халате, с сеточкой на голове сидит в кресле, задрав ноги на стол, перед телевизором и делает себе маникюр. Герой стоит рядом, замерев в почтительном поклоне, с полным фруктов подносом в руках.

 

Голос:

Нельзя сказать, что все это доставляло мне удовольствие, но и не приносило страдания. Меня словно бы не было… Вообще не было. Тело двигалось, вернее – тело двигали, а я… Я словно бы смотрел на него издалека, отдаляясь все дальше и дальше… (Пауза.) И все дальше и дальше заходил в своих экспериментах доктор.

КАДР  Дача. Герой стоит на табуретке с петлей на шее, прицепленной к крюку на потолке. Рядом взад-вперед ходит доктор, движется суетливо и нервно, размахивает руками. Он говорит: «Нет, я должен это выяснить! Я должен! Вправду ли пациент настолько потерял волю, что это перебороло в нем инстинкт самосохранения?… Я должен! Я должен это сделать!» Доктор смотрит герою в глаза (тот ко всему безразличен) и медленно, внятно говорит: «Я убираю стул. Сейчас ты умрешь…» Несколько секунд выжидающе смотрит на героя, потом берется руками за табурет и начинает его расшатывать, приговаривая: «Я убираю стул!» Потом останавливается, снова несколько секунд смотрит в лицо героя. Потом говорит: «Ну все!» и резко пинает табурет, тот вылетает, герой виснет… Доктор смотрит на конвульсии, потом перерезает веревку и кидается освобождать шею героя. Тот хрипит – он жив.

 

Голос:

Потом мы проверяли, насколько потерян страх.

 

КАДР  Герой стоит на железнодорожных рельсах и смотрит прямо перед собой на надвигающийся полным ходом и отчаянно сигналящий поезд. Доктор находится под насыпью. Когда между локомотивом и героем остается несколько метров, доктор орет: «Прыгай ко мне!» Герой прыгает, поезд проносится мимо.

Идут вагоны.

 

Голос:

А потом мы проверяли еще одну странную вещь…

 

КАДР  Доктор в халате снова нервно ходит по комнате и бормочет: «Это ради науки! Это только один раз! Клянусь, один раз!» Подходит к кровати, издавая характерные звуки и бормоча: «Это ради науки!», начинает трахать героя, безропотно стоящего на коленях в одной рубашке.

 

КАДР  Доктор, подпирая голову рукой, сидит в халате на диване, герой моет возле него полы. Доктор с глубокомысленным видом говорит: «Понимаешь ли ты, в какие философские, религиозные и моральные дебри ты забрался? Наверное – нет… Своими поступками ты, по сути, уничтожаешь сами понятия «добро» и «зло»! К примеру, я скажу тебе: «Убей того-то!», – ты убьешь. Но ты не совершишь зла! Потому что полностью подчинен воле другого! И этот другой как раз и совершает зло…».

 

КАДР  Двор. Герой выбивает половики, доктор стоит рядом и говорит (это продолжение монолога. Оно следует за предыдущими словами без пауз): «…Ты – как орудие убийства, которое глупо обвинять в преступлении… Так же и наоборот. Совершив что-то благое по моему приказу, ты не совершишь добра! Ты словно бы находишься за гранью этих понятий! Добровольно отказавшись от своей воли, ты решил вопрос, над которым бились столетиями – что есть «добро», а что есть – «зло». Ты не разрешил этот вопрос, ты просто отбросил его за ненужностью, найдя лучшее решение…».

КАДР  Сад. Герой собирает помидоры в корзину, доктор ходит за ним, как привязанный, и говорит (снова продолжение монолога): «…И знаешь, что я тебе скажу… В Библии сказано, что человек был изгнан из Рая, когда отведал от древа познания добра и зла. Ты отказался от этого познания! Ты знаешь, что это значит?… Стой! (Герой замирает с корзиной в одной руке и помидором в другой. Доктор хватает его за грудки и трясет, отчего помидоры летят из корзины на землю.) Я тебя спрашиваю: ты знаешь, что это значит?! Да то, что ты стал абсолютным человеком! Ты – высшее существо! Ты – идеал!!!»

 

КАДР  Герой копает картошку. Доктор сидит неподалеку на ведре и с затравленным видом смотрит на героя. Потом вскрикивает, бухается на колени и начинает отвешивать герою поклоны. Бубнит: «Идеальный человек! Идеальный человек!»

 

Голос:

Скоро у доктора окончательно съехала крыша.

 

КАДР  Дача. Герой сидит в комнате на устланном бархатом троне (реально – это кресло, поставленное на возвышение и покрытое старой занавеской). На герое – белый балахон до пят, а в руках – подобие скипетра. Доктор мелкими подпрыжками движется вокруг «трона» и нараспев бубнит: «Идеальный человек! Идеальный человек!»

 

КАДР  Герой по-прежнему сидит на «троне». Хмурый до невозможного доктор сидит неподалеку за столом и пьет водку. Изредка он зло смотрит на героя и, злорадно приговаривая: «Идеальный человек…», – кидает в того дротик. Дротики впиваются в тело героя, как в тело святого Стефана. Лицо героя остается абсолютно безучастным.

 

КАДР  Там же. Доктор неподвижно сидит за столом, его голова уткнулась в стол, на котором лежат остатки закуски, руки свесились вниз. Герой сидит все там же и в той же позе. Рядом с ним стоит человек с длинными волосами и бородой, одетый так же, как и герой, в белый балахон. Человек говорит (чуть вкрадчиво, чуть склонившись к уху героя, в то время как его глаза смотрят на доктора): «Ты знаешь, кто такие ангелы? Это – руки Божьи… Ты думаешь, это так просто: Бог сказал: «Да будет свет» – и свет воссиял? Как бы не так… Перед этим он устроил собрание коллектива, дал необходимые указания, выделил средства. Ангелы протянули провода, натыкали столбов, ввернули лампочки. И только, когда все это было сделано, Бог подошел и включил рубильник… Ангелы – это исполнители верховной воли. Они не лишены своей воли, но настолько преданы Богу, что, выполняя Его приказания, начисто отказываются он нее. Их работа не видна. Видна лишь причина (указание Бога) и следствие (результат труда)… Для Бога нет верха и низа, прошлого и будущего. Весь мир – Бог. Он – хозяин, делающий все, что Ему захочется. Добро и зло? Это придумали люди. Жизнь и смерть? Они не имеют значения… Имеет значение только делаешь ли ты то, что указывает тебе Бог… Он – гончар, ты – кувшин. Как может кувшин хотеть что-то еще, кроме как подчиняться воле Создателя?…»

КАДР  Там же и те же. Тихо. Жужжание мух в тишине. Панорама комнаты. Герой сидит в кресле в той же позе, доктор сидит, уткнувшись в стол. Когда в кадре появляется доктор, жужжание усиливается. По лицу доктора ползают мухи. То же самое, при появлении в кадре лица героя.

 

КАДР  Там же. Слышен стук в дверь дачи. Стук становится настойчивее. Голос женщины: «Александр Михайлович!… (обращаясь к кому-то еще) Три дня его уже не видно… А дверь изнутри заперта… Как бы чего нехорошего не случилось…»

 

КАДР  Там же. Тяжелые удары в дверь, которая скоро поддается и распахивается. На пороге мужчина и две женщины. Одна из них, увидев творящееся в комнате, восклицает: «Ой, батюшки!»

 

КАДР  Муха ползет по стене. Удар руки с тапкой. Муха падает на пол.

Тишина. Слышен только постепенно нарастающий шум, типа гула трансформатора с короткими щелчками, как при плохом контакте в электроприборе. Показываем комнату с неподвижной камеры на потолке – вид сверху. Вот по комнате ходят какие-то люди. Вот врач осматривает тела. Вот в комнате никого нет, кроме тел героя и доктора, сидящих все в тех же позах. Вот снова в комнате появляются люди (знакомые нам по первой сцене санитары), которые выносят тела из комнаты. Вся сцена продолжается около полутора минут.

 

КАДР  После тишины, внезапно – шум. Показываем салон двигающегося УАЗика-санитарки со стороны задней двери. Ревет двигатель, о борт машины стучит канистра, слышны голоса. В салоне лежат два трупа, впереди сидят два санитара и один эмоционально рассказывает другому какую-то веселую бытовуху. Сцена продолжается секунд тридцать.

 

КАДР  Черный экран.

Голос:

Моя смерть послужила очередным подтверждением того, что все происходящее идет живущим только на благо… (Пауза.) Моя жена, узнав о моей смерти, пережила кратковременное полуторасекундное разочарование…

 

КАДР  Жена сидит с трубкой у уха. Говорит в трубку (испуганно): «Нашли?!… (успокоившись, удовлетворенно) А-а, мертвого…»

 

Голос (продолжая монолог):

…А через месяц удачно вышла замуж, нарожала кучу детей, и ее младшенький стал испытателем препарата, который позволил победить опасный вирус…

 

КАДР  Постоянно чихающий мужик в белом халате с всклокоченными волосами, красными глазами и носом с ликующим видом держит перед собой пробирку с какой-то жидкостью.

 

Голос (продолжая монолог):

…Мой сын Алешка выяснил, где я хранил пистолет, украл его и однажды, стреляя с друзьями в лесу…

 

КАДР  Несколько пацанов, среди которых находится сын героя, стреляют по банкам в лесу.

 

Голос (продолжая монолог):

…случайно убил опасного преступника по кличке Легавый, десять лет находящегося в федеральном розыске…

 

КАДР  Мужик обычной наружности с корзинкой в руке наклоняется срезать перочинным ножиком гриб, внезапно вскрикивает и падает.

 

Голос (продолжая монолог):

…А мои коллеги по работе…

 

КАДР  Повтор: несколько врачей в марлевых повязках и с поднятыми руками в перчатках стоят возле лежащего больного.

 

Голос (продолжая монолог):

…перестали мыть полы в операционной в качестве штрафа за опоздание. Это привело к большей загрузке санитарок…

 

КАДР  Две очень недовольные санитарки моют полы.

 

Голос (продолжая монолог):

…которые стали меньше разговаривать по служебному телефону. Что привело к увеличению поступивших звонков и, соответственно, вызовов наших врачей на дом. Что, спустя еще некоторое время, послужило косвенной причиной увеличения врачам заработной платы…

 

КАДР  Те же врачи стоят в марлевых повязках и с поднятыми руками в перчатках около лежащего на операционном столе больного. В руках у них – деньги, в глазах – счастье.

 

Голос (продолжая монолог):

…Ну а я…

КАДР  Герой сидит на крыше высотного здания и смотрит на расстилающийся перед ним город. За его спиной крылья.

 

Голос (продолжая монолог):

…Со мной сложнее…

 

КАДР  Герой в белом балахоне и с огромными белыми крыльями за спиной вместе с человеком, который рассказывал ему про ангелов (этот тоже в крыльях и балахоне), стоят на железнодорожной насыпи и ломами разбирают железнодорожное полотно. Оба пыхтят, мучаются. Белые одежды и лбы – мокрые от пота. Этот процесс длится довольно долго. Потом человек, рассказавший герою про ангелов, говорит, не прекращая работы: «Ну, как работа, стажер?… Хозяин сказал, что в этом поезде не будет ни одного праведного человека… Давай, поднажми!» Мужики подцепляют ломами рельс и отсоединяют его от другого. Человек продолжает: «Конечно же, гораздо приятнее было вчера спасать рыбаков с сейнера, но что ты хочешь… Работа – есть работа… Опа! (рельсы расходятся)… Ну все, стажер! Будет мясорубка!» Слышен гудок приближающегося поезда.

 

КАДР  Приближается локомотив.

 

КАДР  Мужики, громоздко тряся крыльями и теряя перья, бегут вниз по насыпи. Когда они уже достаточно далеко, за их спинами на дальнем плане под откос летит поезд.

 

КАДР  Герой сидит на крыше высотного здания. Рядом сидит человек, который говорил ему про ангелов. У обоих за спиной – крылья. Оба смотрят на расстилающийся перед ним город. Показываем панораму города.

 

Голос:

Для Бога нет верха и низа, прошлого и будущего. Весь мир – Бог. Он – хозяин, делающий все, что Ему захочется… А насчет жестокости… Как может быть не прав гончар, разбивающий созданный им кувшин, если этот сосуд получился неудачным?..

 

 

КОНЕЦ

Комментарии: 2
  • #2

    pervayarosa (Пятница, 28 Июнь 2013 13:27)

    Благодарим за добрые слова!
    Автору очень хотелось видеть своё творение на экране!

  • #1

    Дмитрий (Пятница, 28 Июнь 2013 12:47)

    С интересом прочитал. Написано хорошо, экранизация была бы довольно занятной. Единственный, пожалуй, лишний момент - брутальная сцена с голубизной.