Диана Шпоркина

ШПОРКИНА ДИАНА ГРИГОРЬЕВНА

Писала лет с десяти, но никогда не придавала серьезного значения своим стихам. Хочется что-то сказать и, почему-то, это в стихи выливается... Относилась к этому небрежно и ничего не сохраняла.

Но потребность писать, была всегда. Недавно встретила удивительного, солнечного человека, который читал мне свои стихи... Мне очень захотелось ему ответить и не хуже. Стихи заполнили все пространство вокруг меня и потребовали выхода. Хочется общаться с людьми, которые дышат поэзией, а еще лучше, чтобы поделились своими мыслями и мнением.  Верю, что на Первой Росе найду друзей!!

СТРАСТНЫЕ СЛОВА

 

Как хочется в ответе не солгать,

Не обольщаться вашими словами,

И будто снова повстречаться с вами,

Но все отныне правильно понять.

 

Любовь забытой болью позовет

И сна лишит, терзая слух неспящий,

И где вы тот, который настоящий,

Подскажет чувство, и душа замрет.

 

К чему теперь недюжинная сила,

Что в камень обещает превратить,

Не видеть наших слез и всё забыть,

И не жалеть о том, что не случилось.

 

И разве наши годы виноваты,

Что та любовь по-прежнему права?

Когда я слышу страстные слова,

То сердце бьется так же, как когда-то.

 

 

***

Жалеть о прошлом – бестолковый труд,

Когда ушло, остыло, отболело.

Нет больше этих сладостных минут

Для торжества поэзии и тела.

 

Но есть Сегодня, и оно не ждет –

Волнует, удивляет, открывает…

Оно всё это прошлое убьёт,

И каждый, кто влюблен, об этом знает.

 

Благословенны наши времена,

Способные стереть с лица обиды,

Любовь приходит... ведь она верна

Тому, кто ей навстречу смело выйдет.

 

Кто не поверит и отыщет суть,

Кто заново найдет что отболело,

Кто наведет порядок и уют

Для торжества поэзии и тела.

 

Когда же люди, наконец, поймут –

Жалеть о прошлом – бестолковый труд. 

 

 

ГДЕ ЭТА ВСТРЕЧА?

 

Как мы похожи страстною душой,

Как нас роднит поэзии улыбка...

И снова рядом, как смычок и скрипка,

Ведомые божественной рукой.

 

И нет обиды – лишь одна любовь,

Которая, быть может, не угодна,

Изношена, больна и не свободна,

Но все-таки волнует вновь и вновь.

 

Отсюда и тоска, и взгляд на небо,

Что, может, там и встреча предстоит…

Но кто предскажет, кто это разведал,

Пусть даже небо и благоволит?

 

Я больше верю в то, что мы не тени,

А искры и осколки от огней…

Взгляни на осень и на лист осенний,

Быть может, и меня увидишь в ней.

 

 

 И ЭТОТ ГОЛОС...

В. Высоцкому

 

И этот голос мой разрушит плен,

Тревожа душу, раня неизменно,

Горячим обещанием перемен

И мощью окружающей вселенной.

 

Вот он живой и снова беспокойный,

Хрипя от напряжения, кривит рот –

На мирном поле добровольный воин,

Хотя он не стреляет, а поет…

 

Но так поет, что затихают ветры,

Не выдержав нашествия страстей,

И рядом с ним я будто бы в ответе

За боль чужую и за мир людей.

 

Когда по нервам, словно по струне,

Скользит поток желаний и тревоги,

Лишь только он находит путь ко мне,

Как могут лишь любимые и Боги.

 

Его устами стану их просить,

Молить словами, что не тонут в Лете:

«Дай мне дышать, а значит, и любить,

Любить, и значит – жить на этом свете» 

 

 

ОДА ОГНЮ

 

Огня мы жаждем, чтобы не остыть,

Не потеряться в сумерках надежды,

Остаться тем же любящим и нежным

И быть таким, а не хотеть и слыть.

 

Взываем к небесам и требуем мечту,

И ждем ответа... но бушует вьюга,

И он приходит вроде ниоткуда,

Бессмысленно взрывая пустоту.

 

Дотронешься – немая всюду зыбь,

Окликнешь – эхо гаснет под волнами,

Как будто дьяволы играют с нами,

Пытаясь это пламя загасить.

 

Гореть, как факел – это не для многих,

Хранить огонь – отчаянных удел,

И будет победителем кто смел,

Кто одолел сомнения и пороги.

 

У них огонь всегда горит и жжет,

Но отблески способны отразиться

Лишь в тех, кто обжигаться не боится,

Чьи угли злобный ливень не зальет.

 

И те, кто хочет и любить, и сметь,

Чтоб мир ответил пламенно и страстно,

Те знают, что с огнем играть опасно,

Но только он способен нас согреть.

 

 

***

Не склонные к обману чувства наши

Нельзя ни скрыть, ни из судьбы изъять…

Они как угли будут часа ждать

В золе времен, уже почти погасших.

 

Огонь, быть может, снова не взовьется,

Пожар былым восторгом не грозит,

Но к жизни наши души возродит,

И многое из прошлого вернется.

 

А для поэзии, как масло для огня,

Живой души горячее дыхание,

Глоток сочувствия и понимания,

Хотя и не меняет тему дня,

 

Но воскрешает, что давало жить,

Всё, что любовь явила нам однажды,

Чтобы как прежде стало очень важным

Все то, что мы сумели сохранить. 

 

 

ЛЮБИМОМУ ПОЭТУ

 

О счастье сны давно не снятся,

Оно все отдано другим –

Чуть-чуть поэзии прекрасной

И тем, кто ею был любим.

 

Близнец ты мой равновеликий,

Похожий только лишь душой,

Не лица в нас живут, а лики,

Что все решат за нас с тобой.

 

И это небо, как преграда,

И в строках страсти глубина,

И чувства – ветка винограда,

Что утром солнечным нежна.

 

Поэт любимый мой,нездешний,

Среди толпы и суеты

Почти святой, почти безгрешный,

Каким сейчас явился ты.

 

Когда мы встретимся, быть может,

И боги всё дозволят нам,

Ты будешь мне еще дороже,

Когда прильну к твоим стихам. 

 

 

***

Что вдохновляет, придает значение

Словам и чувствам среди наших дней?

Какое-то внезапное прозрение,

Наплыв воспоминаний и идей…

 

Одним столпы мерещатся благие,

Другим простых утех доступен ход,

Но все же, обитатели Земные

Не могут всё предвидеть наперед.

 

Мы в небо смотрим, удивляя Бога

Своим желанием молитву донести,

Чтоб вывел на заветную дорогу,

Где можно вдохновение обрести.

 

А тот, кто нужен, проживает рядом,

Настолько близко, что рукой подать…

И никого просить о нем не надо,

Лишь оглянуться надо и узнать.

 

Живое сердце в облике обычном

Печалится и также страстно ждет,

Что кто-то на Земле его отыщет,

Окликнет, отогреет и поймет…

 

А мы всё небо вопрошаем, словно

Обречены без устали страдать

О чём-то бестелесном и безмолвном,

Что на Земле не может счастья дать.

 

 

***

 

«Когда однажды вдруг заметишь ты,

Что здесь, у ног твоих меня не стало,

Подумай, может этой пустоты

Тебе всегда по жизни не хватало?»

Ф. Горобцов

 

Нет, я с поэтом вовсе не согласна.

Тоннель смертельный – тоже пустота…

И вздох, и крик, что кажется напрасным,

Всё та же невозвратная черта.

 

Бездумна пустота и нереальна –

Никто, ничто без цвета и основ…

Ни снег, ни ветер, ни сосна, ни пальма…

Немая музыка и бесполезность слов…

 

Она не может воскресить, что было,

Нет в пустоте ни боли, ни тепла –

В ней всё разрушила невидимая сила,

И белыми снегами занесла…

 

Не возвращайте, что уже забыто,

Не торопитесь догонять мечту,

Пусть лучше двери будут приоткрыты,

Чтобы заполнить эту пустоту... 

 

 

О ВЗАИМНОСТИ

 

Мы так спешим взаимностью ответить –

Нам часто кажется, что это путь домой,

Где, наконец, устанет плакать ветер,

Надежду предрекая и покой.

 

Мы тащим за двоих дела и чувства,

Стараемся весь мир вокруг обнять,

А рядом «зеркало» поблескивает тускло

И не желает явь отображать.

 

То вносит перемены, то пророчит,

То учит нас, стараясь отрезвить,

Но сердце перемен принять не хочет

И тянется по-прежнему – любить.

 

Бывает жаль потерянных мгновений,

Не сказанных и не добытых слов,

Но все прощается, когда по венам

Торопится волнующая кровь,

 

Когда все звезды словно разом гаснут,

И так понятен этот новый путь,

Все доводы ничтожны и напрасны,

И можно смело в «зеркало» взглянуть.

 

Мы так спешим, надеясь на взаимность,

Торопимся открыться, где болит,

И «зеркало» порой являет милость –

Поддерживает нехотя и льстит.

 

 

***

 

Мне кажется, я знаю, в чем секрет

Моих сомнений и моей тревоги –

С утра туманы спрятали дороги,

Сведя мое свидание на нет.

 

Но я иду, как будто наугад,

В осеннее холодное пространство,

Где нет уверенного постоянства

Без горестных провалов и утрат.

 

Нащупываю время осторожно,

Стараюсь не замедлить, не продлить,

Чтоб не порвать единственную нить,

Завязанную в узел очень сложно.

 

Мне верится, что знаю, но на деле

Мне не дано секреты эти знать,

Как невозможно высоко летать

С зияющими ранами на теле.

 

Но я не раз судьбу свою ломала

С туманами седыми у дорог,

Чтобы никто мне помешать не мог

Поверить в это новое начало.

 

 

***

Как хочется коснуться и понять,

Что ты мне этой болью не обязан,

Что ты со мной неуловимо связан,

И многое нельзя предугадать…

 

Но если нить протянута меж нами,

Она звучит с любовью в унисон,

И кружится фортуны колесо

С улыбками и новыми дарами.

 

Как хочется ни разу не сорваться,

Поверить в то, что вместе мы не зря,

Что если нам разлуками грозят,

Ты не посмеешь отступить и сдаться.

 

И руку мне подав, как неизбежность,

Простишь такой ненужный разговор,

Оставишь на столе второй прибор

И разгадаешь мой порыв и нежность.

 

А все, что было до тебя, поверь,

Оставим для истории вчерашней –

Отчаянной, занятной, но не нашей,

И плотно притворим входную дверь.

 

 

***

Когда все сказаны слова,

Я опишу, что будет, вкратце –

Романа старая глава

Уже не станет открываться.

 

И этих трепетных страниц

Рука с надеждой не коснется,

И череда знакомых лиц

На твой порыв не отзовется.

 

Потухнут мысли, как камин,

Огонь которого не нужен,

И ты останешься один –

И не любимым, и не мужем…

 

Когда-то яркое окно

Побудет, может быть, открытым,

Но на столе твоем вино

Так и забудут недопитым.

 

Оно уже не так бодрит,

И никого не опьяняет –

Исчерпан жизненный лимит,

И каждый день его теряет.

 

Когда все умерли слова,

Любви уже не будет с нами –

Романа старая глава

Уйдет в раздел воспоминаний.

 

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ЗИМЫ

 

Ветер ласково коснется

пальцами ветвей

Порыжевших шишек сосен

и моих плечей…

Я приму прикосновение

как прощальный дар,

Как великое знамение 

осени пожар –

Жаль всего, что не вернется

с чередою дней…

Скоро небо встрепенется

крыльями дождей,

А потом пойдет по тропам,

по листве дворов

Еле слышный, нежный ропот

медленных снегов,

Обозначатся перины

белые в полях,

Вспыхнут елками витрины

в зимних городах,

Потечет седое время

в ледяную дверь,

Увеличивая бремя

прожитых потерь…

 

 

НОЧНОЙ РАЗГОВОР

 

Слова бегут, то резко тормозя,

То убаюкивая мягким одеялом…

Я слушаю тебя уже устало,

А думаю: «Чем кончится гроза?»

 

Ведь ей подвластен этот нервный ход –

Захочет, током пробежит по нервам,

И кто из нас захлопнет двери первым,

Быть может, знает ветер у ворот?

 

Я слушаю, корю себя при этом,

Что ты опередил слова мои,

Что серы, как ненастье, наши дни,

А их итог подводит это лето…

 

Но вот нежданный, вроде, поворот,

Я вздрагиваю, будто от удара,

Щека моя горит как от пожара,

И кажется, что пламя обожжет,

 

Я слушаю, но не хочу помочь…

Любовь, не дожидаясь нас, угасла,

Она ко мне приблизилась опасно,

А с нами попрощалась в эту ночь…

 

Слова твои беспомощно повисли,

И я опять предчувствую прозрение –

Пусты они, ничтожно их значение,

И эта пустота мне ненавистна.

 

 

***

Я люблю это время рассветных часов

Как начало, рождение, как неизбежность,

Когда двери закрыты еще на засов

И стекает по щелям лучистая нежность…

Очень хочется вместе с движением руки

Ощутить теплоту освещенного неба,

Как бы не были птицы от нас далеки,

Почему-то нас тянет отправиться следом –

Окунуться в прозрачную бязь облаков,

Завернуться в зеленых лесов одеяло…

Сколько мы не узнали счастливых часов,

Все равно в этой жизни окажется мало.

Невозможно представить ее потерять,

С высоты безрассудно однажды спуститься –

Не понять, не увидеть ее, не узнать,

Не успеть, не решиться, не стать, не влюбиться…

Сколько «Нет» на такой превосходный предмет,

Но с рассветами «Да» проступает все ближе,

И является ранний предутренний свет,

Как великая точка отчета для Жизни! 

 

 

***

«Поэты говорят с собой наедине,

А мир подслушивает чье-то откровение»,

Но как прекрасно это единение

На высшей поэтической волне.

 

Уходят далеко дела мирские,

И низменные мысли не роятся,

Когда звучат слова такого братства,

Наполненные разумом и силой.

 

И каждый, кто причастен к этой доле

Нести людских ошибок боль и груз,

Однажды ощущает святость уз,

Способных воспевать покой и волю.

 

И если вдруг закончится глава,

И мир однажды в тишине проснется,

То Жизнь от сновидений не очнется,

Пока Поэзия не выдохнет слова.

 

 

Я ПРОТИВ ТЕХ...

 

Я против тех, в ком сердце не горит,

Неискренность – она всегда опасна.

Я против тех, кто, исчерпав лимит,

Как прежде, хочет поиметь от власти.

 

Я против тех, кто ярко говорит,

Но равнодушно и спокойно дышит.

Я против тех, в ком совесть не болит,

Кто не умеет и не хочет слышать.

 

Чья лень наладить дело не дает

И словно цепью сковывает руки.

Я против тех, кто в унисон поет,

А рот кривит от ярости и скуки.

 

Кто прошлое не силится понять

И не желает новому учиться.

Я против тех, кто не мечтал летать,

Кто не хотел свободой насладиться.

 

Я против тех, кто с горем заодно

Приходит в дом, где тягостно и бедно,

Кто за столом не пьет мое вино

Лишь потому, что для здоровья вредно.

 

Я против тех, кто лжет и предает,

Кто лестью обдает слова при встрече.

Я против тех, кто завершил полет,

Намеренно шагнув в немую вечность.

 

Я против этого, но время нас не ждет,

Все новые преграды подставляет…

И я сегодня с теми, кто живет,

Кто любит, верит, знает и летает.

РУССКАЯ ДУША

 

Кто честно, кто бездумно, кто превратно –

Все душу русскую стремятся разгадать…

Она всегда для многих не понятна,

Все потому, что не хотят понять.

 

Мне вспоминаются истории страницы –

Дорога снежная и царство тишины,

Везет карета нам императрицу

И будущее нашей старины.

 

Ей хочется в России этой жить,

Всем сердцем чувствовать, беду предвидеть –

Ведь только здесь умеют так любить.

И так страдать, и так возненавидеть…

 

Открыта русская душа и горяча,

Но именно такая и сгодится,

Когда придется ей рубить с плеча,

Жалеть и плакать, и на крест молиться.

 

Такую душу на себя принять,

Что получить от Господа науку –

В огне гореть, но все же не предать

Свой кров, и хлеб, и поданную руку.

 

С такой душой ты чувствами пленен,

И можешь радугу вратами рая видеть,

Такую душу не понять умом,

Ее не победить, и не обидеть.

 

Ей скучен торг и денег оборот,

От бесполезности такой – болеет…

С душой, по-русски, счастлив только тот,

Кому не нужно больше, чем имеет.

 

Те, кто не понял, те ее не знают

И полной жизнью здесь не проживут –

Россия никогда не променяет

Тепло души на деньги и уют.

 

***

Это марево в зеленом

Увело меня в полон,

Где березы бьют поклоны

Белым в крапинку челом,

 

Где грибы, они же – гномы,

Листья в росах – жемчуга,

Где рассвет туманом полон

И душистые луга.

 

Ни движения, ни крика…

Одуванчиков мазки,

Словно солнечные блики

И лекарство от тоски.

 

Как мне вырваться из плена,

Как помочь своей «беде»,

Если кровь струится в венах

Тише глади на воде…

 

Как поверить в неудачу,

Если мокрая трава

Хрусталем отборным плачет,

А Земля всегда права.

 

Нет, не стоит и стараться

Разгадать природы суть –

Лучше ей на милость сдаться

И продолжить этот путь.

 

 

***

Рябина снова порыжела –

Июль у лета на исходе…

И как бы ярко не алело,

Мы знаки осени находим.

 

Все чаще птицы замолкают,

Сильнее слышен ветра свист,

И, как деревья не скрывают,

Мы всюду видим желтый лист.

 

Дороги темные, как ночи –

Частенько дождь у них в гостях,

И что бы день нам не пророчил,

Он уменьшается в часах.

 

Поля под травами рыжеют –

Им этот цвет вполне к лицу,

Но все, что вид еще имеет,

Печально движется к концу…

 

А скоро красок акварели

Снегами выбелит на нет…

И даже если б мы хотели,

Мы не изменим этот цвет.

 

 

***

Страдала роза в белом одеянии,

Что хороша была в начале лета…

И все твердила бедная про это,

Восторгами снабжая излияния.

 

Все меньше верилось в ее былой убор,

Другими виделись ее одежды,

И все, что в розе восхищало прежде,

Сводил на нет хвастливый разговор.

 

А рядышком фиалка примостилась –

Она такой шикарной не была,

Но, к удивлению,дважды расцвела,

Хотя своим величием не кичилась.

 

Вот есть и люди, словно глухари –

Все о себе, да о себе толкуют,

Не замечая истину простую –

Пустое о прошедшем говорить.

 

И новый день им будто неизвестен,

Хотя весь мир вокруг бурлит и спорит,

И в этом мире тысячи историй,

Которые, пожалуй, интереснее.

 

 

***

Есть в осени пора тоски о прошлом,

Почти близнец седому февралю,

Где ветер оголяет под порошей

Багровый лес, как призрачный салют.

 

Я думаю о травах в летнем поле,

О тропах по заброшенным лесам,

И о волнах, с их пеной на подоле,

Подобно вологодским кружевам.

 

И так же возникают эти мысли,

Когда на фоне красок летних снов,

Я чувствую, как нитями повисли

Осенние дожди ее ветров.

 

Их много у холодной непогоды.

И я их не заметить не могу,

Как те, уже забытые аккорды,

Осеннего салюта на снегу. 

 

 

ОСОБЫЙ ДАР

 

У кошки родились котята

В заброшенной, холодной бане –

Она в ней, может, родилась когда-то,

И оказалась по соседству с нами.

Неопытная кошка, молодая,

Ей мать не все успела передать,

Металась, бегала,  еще не зная,

Как нужно их кормить и умывать…

Котята подросли –  дики, нелепы,

Весь мир был ограничен им крыльцом,

Они его не видели – ослепли,

Что ночью ночь была для них, что днем.

Но голод гнал, инстинкты их вели,

И натыкаясь на ограды, ветки,

Они однажды в сад к нам забрели,

По голосам, по запахам, по меткам…

Я стала их кормить…и удивлялась

Желанию не уступить судьбе.

Они уже не вызывали жалость,

Скорее, уважение к себе.

Не видя мир и растеряв умение,

Пытались приспособиться упрямо

И вызывали море умиления,

Когда к ним приходила мама.

Она была в их слепеньких глазах,

Буквально всем, что есть на этом свете…

И я подумала о наших детдомах,

Где жили брошенные кем-то дети…

А разве мамы те, кто их оставил?

Кто предал их или отдал совсем?

И кем бы дети в будущем не стали,

Они запомнят холод этих стен.

Инстинкт природы очень много значит,

Но сердце нам дано, чтоб не обидеть,

Чтобы помочь, когда в детдоме плачут,

И радоваться, что котята видят…

Мы все хотим счастливыми прожить,

Чтобы любви на все года хватило,

Не очень понимая, что любить –

Особый дар, не каждому по силам.

 

 

БЕССОННИЦА

Ларисе

 

Луна повисла за окном

И светит в лица,

Глядит знакомым пятаком,

А нам не спится…

 

Какой-то бешеный магнит

Срывает кожу,

Что позабыто, вновь болит,

Сердца тревожит…

 

Стихи рождаются опять,

Страдают, плачут,

Они стараются понять…

А как иначе?

 

Все предлагают сохранить

Те дни, что были –

Они имеют право быть,

В подобном стиле.

 

Горит бессонница-луна,

Плодит печали,

Про то, что жизнь всего одна

И не в начале…

 

 

УРОК

 

Что это было? Молния? Ожог?

Я и поныне ран не залечила…

Ты ничего тогда сказать не мог,

Я тоже ничего не объяснила…

 

А нужно ли о чем-то говорить?

И стоит ли с непонятым сражаться –

Я не могла не верить и любить,

Тем более поверить и расстаться...

 

Но что бы не было – я помню этот день,

Когда стояла на краю обрыва,

А по нему уже скользила тень

Моей любви, отчаяния и срыва.

 

Спасибо, Господи, что все же не упала,

Не потревожила родную медицину,

Все поняла, пережила, познала,

Как будто от любви ввела вакцину.

 

 

О ЛЮБВИ

 

Застыли стрелки на часах,

как будто знают,

Что не живет душа одна,

что умирает…

Откуда связь души живой

и механизмов?

Уходит время на покой,

а мы из жизни…

И кто-то смотрит сверху в нас,

не надивится,

Как будто знает, что душа

подобна птице…

Откуда тяга к небесам?

Никто там не был…

Мы на Земле, по городам,

а рвемся в небо.

И долгий ли отпущен срок,

нам неизвестно,

Где нашей жизни потолок

и дом небесный…

Но если сердце бьется вновь,

кто верит – знает,

За руку держит нас Любовь,

не отпускает.

 

 

ОСЕНЬ ВСЕ УЖЕ РЕШИЛА…

 

Осень все уже решила –

Что-то чахнет под дождем,

Что-то выглядит, как было,

Что-то в платье золотом.

Это золото добыто

Летним зноем и трудом,

И его вокруг в избытке,

Так и стелется огнем.

Догорает жар из листьев

Под ногами у берез,

Скоро станет поле чистым,

Опустеет лес и плес…

А пока все замирает,

Обнажается с тоской,

Все вокруг напоминает

Хрупкость чувств души больной –

Нет желания увидеть,

Удивиться и понять,

Вспоминаются обиды,

Надоело их прощать…

Осень злится лунной ночью,

Окна изморосью лижет,

Никого согреть не хочет,

Подпустить к себе поближе…

Нет желания бороться,

Добиваться, тратить силы –

Все, что было, не вернется,

Осень все уже решила.

 

 

ДРУГУ 

Л.Безденежных

 

Таких немного, с кем не хочется кричать,

Сердиться и выигрывать сражение,

А просто пить на кухне крепкий чай,

Облизывая ложечку с варением.

И чувствовать, что здесь тебя поймут,

Спокойно встретят, несмотря на вечер,

И будет мало сорока минут,

Отмеренных сегодня встречей.

Таких немного в силу наших лет,

А много нам, наверное, не нужно –

Чем больше мнений, тем ценней совет,

Предложенный сегодня дружбой.

Считается, что женщины не могут

Дружить и жертвенно, и с умной головой…

Завистники мои, побойтесь Бога,

Не знали просто дружбы вы такой.

Я верю, что друзья даются свыше,

И пусть немного их, дошедших до конца,

Но если рядом Друг, то мы услышим,

Как в унисон волнуются сердца.

 

 

ОСЕННИЙ ЗАКАТ

 

Какой сегодня был закат!

Какое яркое горение!

Он переплюнул листопад

По силе красок и движения…

Мы шли к нему завороженно,

Все это виделось нетленным,

Как будто факелом зажженный,

Горел костер у ног вселенной…

Огонь бордовый, золотой,

Малиновый и, даже синий –

Дракон с горящей головой,

В размахах всполохов и линий.

Но солнце в тучу окунулось,

Смешались краски до тонов,

И темнота слегка коснулась

Деревьев, улиц и домов…

Погасло полностью сияние,

И проступил созвездий лик…

Ушел восторг, пришло сознание,

Что мир прекрасен и велик!

 

 

ПОЛОСАТАЯ ЖИЗНЬ

 

Жизнь будто зебра полосата –

Сегодня мы полны добра,

А завтра будто виноваты,

И вновь не клеится игра…

 

Наверное, ловить мгновение

Тот самый правильный урок –

Жить без печали, злобы, лени

И припасать улыбки впрок,

 

Чтобы когда приходит время,

А с ним за руку черный цвет,

Не волочить послушно бремя,

А улыбаться им в ответ.

 

Самим судьбой распорядиться –

Работать, думать, не грешить,

А если надо, и влюбиться,

Для вдохновения души.

 

Пусть жизнь сложна и полосата,

Но ведь другой нам не дано –

Никто не примет нас обратно,

Не переделает «кино»…

 

По мне, так лучше видеть небо,

Чем вечно под ноги смотреть,

Идти туда, где раньше не был,

Дарить себя, а не жалеть.

 

Однако каждый сам решает –

Белить полоски или нет,

Кому насколько сил хватает,

Мы перекрашиваем цвет.

 

 

МУДРЫЙ ЗАВЕТ

 

Жизнь живешь, как вышиваешь –

То направо, то налево,

Контур «гладью» покрываешь,

Как судьба тебе велела…

И расслабиться не в силах

От тревоги до разлуки…

То вернется то, что было,

И тоской повяжет руки…

То, о будущем – волнение,

То, о нынешнем – раздумья…

День торопит наше время,

Мчится вдаль, как полоумный.

Жизнь замедлить невозможно,

Отмотать «кино» с начала,

И не станем мы моложе,

И разрушены причалы…

Что копили, добывали –

Деньги, ценные бумаги,

Непосильной ношей стали,

Неоцененной наградой.

С каждым днем всего дороже

Наши дети, наши мысли,

Каждый год, что нами прожит,

Помощь друга, даты, числа…

Все понятнее преграда,

Что не взять с собой туда,

Ни меха, ни дачу с садом,

Ни дома, ни города…

Мудрость не бывает лишней,

Должен знать честной народ –

Человек приходит нищим,

И таким же он уйдет!

 

 

ОСЕННИЙ ВЗГЛЯД

 

Когда такой увидишь купол неба,

В белесых переливах облаков,

Так жаль того, кто осень не проведал,

В плену остался городских оков.

 

Когда пройдешь тропинкой осторожно,

Почувствуешь лесной ядреный дух,

Как жаль того, кто ощутить не может

Грибов великолепие вокруг.

 

Земля в прощании с летом превосходна –

Щедра, нарядна и нетороплива,

И жаль того, кто не дышал свободно

На берегу осеннего залива.

 

Где волны кручи пеной заливают,

Качая лодки и толкаясь в дно…

Кто осень не увидит, не узнает –

Тому и сожаление не дано…

 

 

*** 

Моим родителям – Анне Трофимовне

и Григорию Борисовичу

 

Как часто я об этом вспоминала

И с сожалением себя корила,

Что мало я их видела и знала,

И редко помогала, и любила…

Мне все казалось – есть они и будут,

К родителям не зарастет дорога,

Успею, навещу и не забуду,

Когда доделаю и отдохну немного…

Но оказалось все это не вечно,

И тропки заросли живой травой,

А жизнь так коротка и быстротечна,

Что не к кому уже идти домой…

Другой приют, печальный и далекий

Они приобрели на склоне лет,

Но почему так стало одиноко,

И не звучит положенный ответ…

С каким вопросом бы не обратилась,

Молчание вокруг и тишина…

И некому подпитывать мне силы,

Как будто в этом городе одна.

Но по привычке голос вдруг окликнет,

Рванешься в комнату, а комната пуста.

Никто в твои несчастия не вникнет,

Не объяснит – проблема, мол, проста…

Как жаль, что с мамой мало говорила

И редко слушала отца советы,

Ведь я любила их, всегда любила…

Ну, почему не понимала это?

 

 

***

Лунная дорожка по воде бежала,

Я нагнулась с лодки и ее поймала…

Как песок сквозь пальцы проступает свет,

По руке стекает серебристый след…

 

Берега далекие спрятались в ночи,

Тихо…Только цапля на гнезде кричит,

Да волна старается, под весло ныряет –

Волга ведь не лужица, кто ее узнает…

 

Растворилось небо в темной глубине –

Может, мы на небе, может на волне…

Горизонта линию трудно разобрать

И пытаться нечего до него достать.

 

Что мы для Вселенной, двое на весле?

Две обычных жизни в лунной полосе…

Только эти жизни нам даны однажды,

И не переделать, не прожить их дважды…

 

Не узнать что будет – пишем набело,

С робкою надеждой – будет и светло,

Побледнеет небо и уснет волна,

Солнцем освещенная скроется луна,

 

Новый день с надеждой об руку войдет,

Лодка снова впишется в дерзкий поворот,

Луч волны коснется, я-то точно знаю,

Мы нагнемся с лодки и его поймаем.

 

 

ОСЕНЬ ПРИШЛА

 

Лист трепещет на ветру –

Провожает в путь-дорогу…

Спит деревня поутру,

От хлопот устав немного…

Опустели огороды,

Кое-где стожок травы,

И дрова любой породы

Заготовили дворы…

Желтый цвет – прощание с летом…

Дыни, тыквы, травы, ветки…

Даже бабочки – и эти

Сплошь оранжевой расцветки…

Солнце медленно выходит,

Краше летнего рассвета,

Подтверждая мысль в народе –

Осень в поле – бабам лето.

А они его по банкам

С помидором, огурцом,

Чтоб зимой была приманка

Для гостей и молодцов…

Постою еще у дома,

Тишины напьюсь на год…

Спит округа, спят вороны,

Работящий спит народ…

Жаль, никто меня не спросит –

Кто приметы показал,

Что в деревню входит осень,

Что окончен летний бал.

 

 

ДОЧЕРИ 

Инне

 

Девочка непохожая.

Из плоти моей и кожи,

Из любви моей и страдания –

Новый проект мироздания.

 

Глаза не мои – другие…

Может, и души чужие –

Разные чувства и взгляды

На мир, людей и наряды.

 

Видимо, так положено –

Детям быть непохожими.

Все у нее не такое,

И время совсем другое…

 

Даже при расставании

Останется непонимание –

Она ведь, как воды вешние,

В грядущем, а я в прошедшем…

 

Природой все так устроено,

Что в каждом своя история.

Вот если Любовь достанется,

Тогда и исчезнет разница.

 

Любовь, она точно знает,

Что женщин объединяет.

Любовь, она мастерица

Стирать года и границы.

 

Сделает все как надо –

Окинет счастливым взглядом,

И станем мы, как положено,

Любимыми и похожими.

 

 

РАСКАЯНИЕ

 

Дождь идет, и окна тихо плачут,

Оберегая нас от ветра и невзгод –

И так должно быть, ну, а как иначе,

Другое нам совсем не подойдет.

 

Но стоит отлучиться за ворота,

Где крыши нет, и лужи все застыли,

Мы понимаем жертвенность заботы

И сожалеем, что не оценили.

 

Так и в любви – пока она согласна

Дарить, хранить и потакать во всем,

Нам кажется никчемным и напрасным,

И даже скучным этот тихий дом…

 

Так привлекательны неведомые страсти,

Так ослепительны, как вспышки из-за туч,

Таким ничтожным кажется участие,

А дух свободы манок и живуч.

 

Но с возрастом приходит понимание,

Что главное мы все же упустили,

И мы спешим сквозь годы и страдания

Вернуть все то, что в прошлом не ценили.

 

 

РИСУЕТ ОСЕНЬ

 

Я иду лесной дорогой,

Впереди просвет меж сосен,

Там меня встречает осень,

У природы на пороге…

 

Тишина…Зари свечение…

Бродят волны на заливе,

В берег плещутся лениво,

Подгрызают как печенье…

 

Здравствуй, осень! С добрым утром!

Разукрась-ка всю картину –

Красным выкраси рябину,

Листья – желтым перламутром,

 

Камыши, что к водам ближе,

Их головки, как у спичек,

Ты покрась под цвет «лисичек» –

Чуть коричневым и рыжим…

 

Волны луч зари поймают,

Тронут «розовой помадой»,

И подкрашивать не надо,

Блики сами заиграют…

 

Все вокруг как в натюрморте –

И изыскано, и в меру…

Этих красок атмосферу

Постарайся не испортить –

 

Спрячь дожди, холодный ветер,

Ты пойди навстречу людям,

Пусть они еще побудут

В этом розовом рассвете.

 

Человеку много ль надо? –

Чтобы – солнце, чтоб любили,

Чтобы все здоровы были,

Чтобы дети были рядом,

 

Чтобы снова на дороге,

Там, где брезжит свет меж сосен,

Долго нас встречала осень,

У природы на пороге…

 

 

ГРОЗА ПРОШЛА

 

Гроза прошла и небо – чисто…

Грибы в лесу подняли шляпки…

У нас в руках цветов охапки

И ежевики, прямо в листьях…

 

Как будто дождь промыл нам зрение –

Вот капли, бриллиантов ярче,

И паучок любой невзрачный

Владеет этим украшением.

 

Пропитан воздух как эфиром

Парфюмом запахов цветочных,

Вдыхаешь этот «шарм восточный»

И чувствуешь себя Земфирой…

 

Как будто ярким балдахином

Накрыла все вокруг природа,

Но вдруг испортилась погода

И небо стало черно-синим…

 

Мы побежали к дому, мимо

Грибов, цветов, траву сминая…

Блеснула молния шальная,

Дождем обдав кусты малины,

 

Ворчливо гром с небес заухал,

Поддало облако воды,

Мы все быстрее от беды

Туда, где дом, где чай, где сухо…

 

Дни летом разными бывали,

Контрасты, смена их – знакомы,

А эти молнии и громы,

Чтоб чаще лето вспоминали.

 

 

АВГУСТ НА ДАЧЕ

 

Ну, вот и август дождь пророчит,

В деревьях желтый лист сигналом –

До осени осталось мало,

Короче дни, темнее ночи.

 

Но здесь еще свежи газоны

Под ярким солнцем и росой,

И на песке твой след босой,

Как символ пляжного сезона,

 

И лодка с веслами в придачу,

«Мормышка», поплавок, вода,

А что без рыбы – не беда,

Ведь, главное, что мы рыбачим.

 

По берегам по мере сил

Краснеют ягоды и зреют,

Так что приходится поверить,

Что снова август наступил.

 

Мы скоро все, что здесь любили,

Оставим в тишине домов,

Вернемся в лоно городов,

С их вечным грохотом и пылью.

 

Зимою станем вспоминать,

А значит, заново стремиться

Сюда, где наших душ частица

И где нас лето будет ждать…

 

 

ПРЕДЗИМЬЕ

 

Чем ближе осень – краше лес,

Такой вот парадокс природы…

Но все бледнее синь небес,

И день уже короче, вроде…

День без фантазий и затей –

Он тоже тянется к предзимью –

Аллеи в парках все светлей,

Скамейки мокрые пустынней…

А скоро – дождь, а может – снег,

Как будто всем нам в назидание,

Что доживаем без помех,

Забыв о божьем наказании…

Холодное лето

 

И травы мокли, и молчали птицы,

И тучи нарезали виражи,

А солнце оставалось на ресницах,

Как будто извинялось за дожди.

 

И ветер дергал веточки березы,

И холодил уставшие виски,

А по стеклу бежали чьи-то слезы,

Как будто лето плакало с тоски.

 

И дом смотрел огромными очами,

И дверь скрипела, тайнами маня,

А печь горела тысячью свечами,

Как будто бы молилась за меня.

 

 

***

Помню комнаты пустые,

Будто кадры из Хичкока –

Это мы с тобой гостили

У желаний и порока,

Это мы тогда пытались

Побороть безумный вызов,

Это мы с тобой решались

Из любви хоть каплю выжать…

И летали наши тени

От стены и до стены,

Мы назло сражались с теми,

Кто не чувствовал вины,

И ждала опустошенность,

К нашим спинам прислонясь,

И казалось все решенным,

Как обоев тусклых вязь…

Но светились, так некстати,

Фонари, судьбу дразня,

Растворяясь на кровати

Нежеланным светом дня.

 

 

Любовь поэта

 

Поэт не может о любви молчать –

Она рождает вдохновения миг,

В ней суть поэта, все, что он постиг,

Любовь – она как личная печать.

 

Слова любви непросто обрести –

Душа находится в плену у чувства,

И это главное, наверное, искусство –

Себя как на Голгофу принести.

 

Конечно, если многое понять,

То, может, чувства заменить несложно,

Но разум строгий – он «коня» стреножит,

Не даст поэту вольно полетать.

 

Да и любовь не спрячешь про запас,

Она нужна сегодня, вся, с ветрами,

Как птицам небо, рядышком с богами,

Где счастье предназначено для нас.

 

Поэт на крыльях рвется в эту стаю,

Он доверяет ей восторг полета,

Чтобы обнять неведомое что-то

И быть любимым, даже умирая.

 

 

А жаль…

 

Как жаль, что мы способны вспоминать,

Напрасно возвращая те мгновения,

Которые пытались разгадать,

Уверовав в свое предназначение.

 

И все слова, что сказаны когда-то,

Что снова пеной всплыли на волне,

Сейчас как будто меньше виноваты,

И мы уже не топим их в вине.

 

И жизнь сегодня видится спокойной,

Мы все обманываться рады без конца,

Что прошлое нам выдано достойным

От некого всесильного Лица.

 

Смирились с тем, что праздно получили

И пульс не учащается в крови –

Мы сердце, словно панцирем, обшили

Из прошлых ощущений и любви.

 

Но все-таки как жаль того «немножко»,

Что не хватило нам в конце перрона,

Где можно было прыгнуть на подножку

Единственного нужного вагона.

 

 

Разговоры

 

Мы любим говорить о разном,

Пороки страстно обличать…

Не лучше ль будет помолчать,

Чем забавляться речью праздно?

 

Когда весь мир с тобою в раздоре,

И ты сражению не рад,

Никчемным видится парад

И о победе разговоры.

 

Бывает, выглядят нелепо

О личной жизни словеса,

Как обнаженные леса

В разгар полуденного лета.

 

Слова взлетают словно птицы

И могут даже сна лишить –

Каким же сильным нужно быть,

Чтоб вовремя остановиться,

 

Быть терпеливым и послушать,

Не досказать, а полюбить,

Чтоб мудрость сердца сохранить,

И то, что важно – не разрушить.

 

 

Наш общий дом

 

Ломают грозы наше представление

О светлом дне, пугая нас и зля,

Мы ждем беды, а может, и прозрения,

О краткости пришедшего моля.

 

Тревога заставляет сердце биться,

И нервы, напоенные грозой,

Готовы отступить и оступиться,

Теряя управление судьбой.

 

Молчит рассудок, не приемля серость,

Потоки с неба ливней и ветров,

И сердце предрекает неизбежность

Крушения порядка и основ.

 

Но выйдет солнце, восстановит время,

И радугой над судьбами пройдет –

Мы заново легко снимаем бремя,

С надеждой ожидая поворот…

 

Так мы с природой, в море и на суше,

Проводим жизнь, не думая о том,

Как нужен нам уютный этот Дом –

И как легко его покой нарушить.

 

 

Просьба

 

Летают и волнуются снежинки:

«Нас на земле сегодня ждет беда,

Куда, куда торопимся, спешим мы?

Одно мгновение – и мы уже вода!»

 

Смотрю с тоской на эти круговерти,

На эти кучи снега во дворе,

И я уже не жду Весну, поверьте,

Как не ждала в далеком сентябре.

 

Травы зеленой яркие полоски,

Тюльпаны полумертвые стоят,

Деревья в белой наледи из «воска»,

Холодный и ненужный снегопад…

 

И на душе все смутно и тревожно –

Нам напоследок поднесен урок,

И так не верится, что лучшее возможно,

И что Весна еще прибудет в срок.

 

Стучат по окнам глупые снежинки,

Испуганно страдают на лету…

Но ты не слушай, лучше расскажи мне,

Что скоро все изменится к теплу,

 

И мы подставим Солнцу наши руки,

Чтоб испытатьтепло забытых фраз:

«Избавь, Светило, от снегов и скуки –

Давай напишем солнечный рассказ!»

 

 

Весенний мотив

 

Снова ветры запели,

Полетели как птицы –

Видно, все же сумели

С холодами проститься.

 

Голубою долиной,

Зеленеющим полем

Снова едем, покинув

Городскую неволю…

 

Сосны рвутся навстречу,

Облака словно вата,

И оживший скворечник

С семейством пернатым…

 

И тюльпаны с весною

Нам вдогонку кивают,

Будто видят такое,

Что другие не знают…

 

Нас приветствуют грозы

И закаты под вечер,

И роса на березах

Словно звезды на Млечном…

 

Мир природы из детства

И «зеленое братство»

Нас зовут отогреться

И с Зимою расстаться.

ОДА ЛЮБВИ

 

Когда-то я весну любила, 

Она мне прибавляла силы, 

Вселяла ясную надежду, 

Что скинем зимние одежды... 

 

Будила страсть в крови, как пламя,

Несла Любовь в руках, как знамя,

И мир казался безупречным, 

Заманчивым и бесконечным! 

 

С годами, мудрая природа 

Являла разную погоду, 

Но вечно, как глоток озона, 

Жила Любовь в ее сезонах... 

 

Когда погодные явления 

В мой дом вносили изменения, 

Любовь всегда дышала рядом, 

Была опорой и наградой... 

 

И, как бы жизнь меня не била, 

Я все прощала и... любила. 

Благодарю судьбу за это! 

За то, что видела рассветы, 

 

Что я любовь в себе хранила, 

Что все, о чем мечтала, было... 

За эти страсти, обещания, 

За губы, ласки и прощания, 

 

За то, что жизнь не стала скукой,

Спасибо даже за разлуки... 

И если б мне любовь не встретить, 

Я б не жила на этом свете...

 

 

*** 

Сегодня алый выдался восход,

Он холода кольцо сильней сжимает.

Все ближе теплого периода исход

И иней на траве уже не тает...

 

Но здесь, на даче, осени объятия

Милее все же городских красот,

Где мир, одетый в каменное платье,

Дымами подпирает небосвод.

 

Где мчат машин шальные вереницы,

То тормозя, то вновь давя на газ,

Бежит толпа, не замечая лица,

Не поднимая от асфальта глаз...

 

А здесь душа природою согрета,

В печи поленья весело горят,

Здесь с нами рядом доживает лето,

Все больше погружаясь в листопад.

 

А кошки местные – они аборигены,

И, принося очередной приплод,

Наглядно подтверждают в генах

Неистребимый свой природный Код...

 

И Коду этому прогресс – излишек,

Ему комфортом жизнь не сохранить,

Природы Код – естественностью дышит,

И за внимание – благодарит.

 

Кто понял это, тот спешит к истокам:

Увидеть, отогреться, отлюбить...

Ведь мы не знаем сил своих и сроков,

Когда нам поздно будет просто...жить...

 

 

ПОЭТ

 

Поэзия – нервы под током,

В шрамах сердце и чувства...

Трудно ответить толком,

Болезнь это или искусство.

 

Поэт – это тот, кто может

Видеть, даже слепой,

Тот, кто чувствует кожей,

Кто, говорит душой.

 

Поэт – это тот, кто слово

Кровью готов оплатить,

А умирая, снова

В нем продолжает жить...

 

Верно живет, не верно –

С этого не свернуть...

Поэт – это тот, кто первым

Идет, освещая путь.

 

Ран от войны и мира

Поэту не сосчитать.

Ведь душу волнует лира

Колоколам подстать...

 

Доли не хочет лучшей,

И, как им судьба велит,

Поэты – болеют сочувствием

К ранам своей земли. 

 

 

***

Как хочется верить,

Как хочется ждать!

Как хочется сердца случайно коснуться!

Ведь все, что ты можешь отдать или взять –

Все может однажды когда-то вернуться...

И каждый, кто послан тебе на пути,

Он послан не зря, а во имя чего-то,

А ты проглядел, не узнал, не простил,

А ты не открыл нараспашку ворота…

Как хочется верить,

что все впереди,

Что то, что случилось –

имеет значение:

Слова и глаза, и цветы, и дожди,

И даже нежданное прикосновение...

Однажды, быть может,

надеюсь и жду,

И верю, конечно, ну, как же не верить,

Я, может быть, тоже к тебе подойду

И тихо открою...прикрытые двери...

 

 

КАК ЭТО ПРОСТО...

 

Осенняя муха бьется в стекло,

Как часто мы с нею схожи...

Так притягательны свет и тепло,

Что их ощущаешь кожей...

 

Вроде, так просто – руку подать,

Но сложно бывает заметить.

Так беспокойно о чем-то узнать,

И страшно бывает ответить...

 

Так упоительны чьи-то слова.

И так согревает участие,

Словно открытая нами глава

Нового чувства и счастья...

 

Мы неохотно сверяем часы,

Прошлого опыта главы,

Хлопотно жечь за собою мосты

И наводить переправы.

 

Бьемся, как муха, порой о стекло,

Чтобы влететь и погреться,

Смотришь, а пламя уже унесло,

Так и не тронув нам сердца...

 

Время решительный оппонент –

Чуть зазевался – разрушит!

Но, Боже, как скучно без перемен!

И как ненавистно бездушие!

 

 

ОТЧАЯНИЕ

 

О, Господи, как скучно!

Тоскливей нету дня!

Наверно, небо рухнет

Сегодня на меня!

 

Никчемные проблемы,

Больная голова,

Извечная дилемма,

Слова, слова, слова...

 

Я помню, как пытались

Мы что-то доказать,

Как будто бы боялись

Друг-друга не узнать...

 

Как верилось, что это

Судьба узор плела,

Как грезилось, что лето,

Хотя метель мела...

 

Как чутко боль пронзала,

Любовно и слегка,

Как трепетно дрожала,

Неловкая рука...

 

Глаза казались небом,

Далеким и большим...

Ты был тогда, и не был

То грешным, то святым...

 

Как обещал несмело,

Что, что-то может быть,

Как я тогда хотела

Понять, отнять, забыть...

 

Все чувства перепутав,

Металась, как в огне,

Твою искала руку

Не поданную мне...

 

Но ты решил, что лучше

Спокойствие для нас...

О, Господи, как скучно!

Как будто мир погас!

 

 

***

У наших ног покорно лег костер,

Подобострастно облизав поленья...

Он неопасен, кажется, нескор,

С доверчивой, наивной точки зрения.

 

Но, стоит руку поднести к огню,

Чтобы дотронуться и приласкаться –

Он живо вам напомнит, что ему

Не стоит безоглядно доверяться.

 

Но так не хочется все отрицать!

Смотреть в глаза горящие, не веря,

Хотя порой достаточно узнать,

Чтобы потом как следует отрезать...

 

И все-таки мы рубим сгоряча,

Скорей стараясь пересечь пороги,

Чтобы пока еще горит свеча.

Наш мир не стал холодным и убогим...

 

Мы, ошибаясь, по Земле идем.

В огонь кидаясь, падая и руша,

Простая истина: «Не любим – не живем!»

Нам будоражит ум и ранит души...

 

 

***

От обиды я, как под наркозом,

Цепенею, в шаге от борьбы!

Не хочу я быть апофеозом

Лет твоих немалых и судьбы...

 

Просто отключилась на мгновенье,

Будто отсчитала новый срок...

Но не буду я менять значенье

Наших дней, прожитых бок о бок.

 

Кажется, в потоке нервной дрожи

Бесполезно к разуму взывать,

Но не стану я, жалея, может,

Раны наши солью посыпать...

 

Самый близкий – он сильнее ранит,

Буду мудрой, лучше отмолю!

Не хочу, не буду и не стану!

Потому что все-таки люблю!

 

 

***

Село Никольское – в снегах...

Окошки теплые – в слезах,

И на березах, к вечеру,

Горят сосульки-свечи...

А снег на старой пашне

Хрустит, как хлеб домашний...

Белы и небо, и холмы –

Мы в центре белой кутерьмы,

Нам под ноги, наверняка,

Упали с неба облака...

А тишина такая,

Что сердце замирает...

И в этом есть какой-то знак,

Что, может, мы живем не так?

Привыкли суетиться,

Смотреть в чужие лица,

Ловить чужие взгляды,

Надеясь на награды?

А мудрость – в этой тишине,

И в этом плачущем окне,

И в этих белых облаках,

Что и на небе и в снегах.

Здесь мы одни со всей Землей,

И каждый вздох – он только мой!

И я дышу, я тороплюсь,

Как будто снегом стать боюсь –

Холодным, хрупким, белым

Приду к тебе несмело.

Застыну, не узнаю...

Заплачу... и растаю...

 

 

ОСЕННЕЕ

 

Я в осени люблю давно

Заиндевевшее окно,

И первые морозы,

И на березах слезы...

 

Я в осени еще люблю

Из листьев пламенный салют,

Их тихую усталость:

Мол – Сколько нам осталось?..

 

Бываю недовольна днем,

Когда пылает все кругом,

Когда лучи в зените

Пожарами залиты...

 

И эта ярость мне претит,

Она тревожит и кричит,

И я опять тоскую,

Страдаю и ревную...

 

Ревную эту ярость дня,

Что может в ней не быть меня,

И тот, кто всех дороже,

Уйдет, быть может, тоже...

 

Поэтому люблю давно,

Когда туман плывет в окно,

И тишину...ту малость,

Что в осени осталась...

 

 

НАДЕЮСЬ, МЫ СТАНОВИМСЯ МУДРЕЕ...

 

Надеюсь, мы становимся мудрее,

Мы знаем многое, что молодость не знает,

Но почему, чем больше мы стареем,

Тем чаще нового не принимаем.

 

По-прежнему стремимся хоть немного

Приобрести, добиться, захватить...

Отсюда, тяжкой кажется дорога,

И так неловко в этой гонке жить

 

Не понимая вечности земного,

Забыв, что отработана стезя,

Пытаемся порой добиться снова

Того, что получить уже нельзя...

 

А может, стоит вдруг остановиться,

Взглянуть на мир и удивиться вновь,

Что ниже облаков летают птицы,

А выше облаков царит любовь...

 

Понять, что высота уже не с нами,

Важнее на земле оставить след,

Поверить в то, что там, за облаками,

Нам все труднее получить ответ.

 

И думать медленно, и жить неторопливо,

Смакуя каждый миг и каждый час,

Чтоб все казалось незнакомым дивом,

Открывшимся сегодня лишь для нас.

 

Наш многолетний опыт много может,

И сложное доступно нам понять,

Но день сегодняшний для нас уже дороже –

Не стоит, догоняя, проживать!

 

 

***

Я перепутала кувшины:

В одном – вода, в другом – вино...

Мне так хотелось этот, винный,

Мне было так не все равно.

 

С водой кувшин разлить решилась,

Мне так мерещилось вино,

Что я не сразу согласилась,

Что нету там его давно...

 

Сначала все казалось ясным –

Неважно, что вода течет,

Пусть холодна и пусть бесстрастна,

Но все же в чувство приведет.

 

Она же, больно остужала,

Лавиною сбивала пыл,

Вода совсем не вдохновляла –

Напился, вроде, и забыл...

 

А я, наверно, так считала,

Вина пытаясь пригубить,

Что, может быть, отпить сначала,

Что можно плакать, но любить?

 

Но вскоре поняла: «Все ясно!»

И «зарубила» на века –

Вода в сосуде, пусть прекрасном,

Вином не станет... Никогда!

 

 

ПРОЩАНИЕ

 

Не спится что-то при луне,

Она слепит монетой яркой...

А вечер выдался с подарком:

Ты снова вспомнил обо мне.

 

Хотя тебя я отпустила,

Тоской укрывшись с головой...

Была не мертвой, не живой,

Но, слава Богу, отлюбила...

 

Сегодня, осень за окном,

В стекле холодном город стынет.

Он стал без нас таким пустынным,

Но разве мы кого-то ждем?

 

А завтра на краю беды

Захочешь поиграть словами,

Но все утонет под снегами,

Похоронив твои следы...

Случайно брошенное слово…

 

Я вспоминала, как могла,

То слово, брошенное в ссоре…

Тогда его я подняла

Почти без страха и без боли.

 

В те дни не знала сожаления,

Забыть пыталась и простить,

Но не смогли ни слух, ни зрение

На волю слово отпустить.

 

Мелькали годы, как вагоны,

И рельсы убегали вспять…

Все удлинялись перегоны,

Старались прошлое стирать…

 

А я судьбе сопротивлялась,

Искала сходства и ждала,

Но если слово повторялось,

Любовь замены не брала…

 

Нам, видно, свыше путь отмерен,

Земных условностей клише,

И только тот, кто слову верен,

Живет с прощением в душе.

 

Я не отчаялась, но все же

Забыть, как прежде, не могу.

Случайно брошенное слово

Как капли крови на снегу.

 

 

Любимые

 

Сегодня меньше говорим,

И прошлое не беспокоит…

Но тот, кто был тогда любим,

Однажды нашу дверь откроет.

 

Напомнит прошлые грехи,

И попытается, как прежде,

Ворваться в память и стихи,

Искать в прощении надежду…

 

Мы постараемся понять –

За что, когда, кто эти лица?

Возьмем просматривать тетрадь

И пожелтевшие страницы…

 

Не все доверишь и стихам,

Не обо всем расскажешь просто,

По многим бродят городам

Слова и дни, считая версты…

 

Мы попытаемся вернуть

Все то, что раньше было с нами,

И заново пройдем тот путь

С восторгом, счастьем и слезами…

 

Их время унесло как дым,

Но наших чувств оно не скроет,

И тот, кто раньше был любим,

Однажды эту дверь откроет.

 

 

 Вдохновение

 

Туманы нежного рассвета

И цвет осеннего заката,

И звук, какой-то виноватый,

И луч, упавший прямо в Лету…

 

Узор из листьев, свет зарницы

И рос хрустальная пора…

Земля прекрасна и щедра,

Такие написав страницы.

 

Безмерно это притяжение,

Но сердце просится в полет,

И так заманчив поворот,

Где ветер требует движения.

 

Он нас ведет и гонит к цели,

Как листья в молодом лесу…

Мы держим крылья навесу,

И жажда жизни зреет в теле…

 

Страдаем, помним о былом,

Но многого еще не знаем,

Без страха счастье проживаем,

Сильнее любим, страстно ждем…

 

Мы не волнуемся о хлебе,

Горит в отчаяние душа –

Ей нужно верить, чтоб решать,

Как выжить на Земле без Неба.

 

Земному изменяя лону,

Не помня прожитых страниц,

Тоскуя, рвемся в стаю птиц,

Чтоб ощутить тепло ладоней…

 

Вдруг понимаем – крылья бьются,

Они готовы жить и рваться,

Лететь… летать, но возвращаться,

Чтоб утром на Земле проснуться

 

 

Роман с Булгаковым

 

Полумрак и полутени,

Луч неяркий и седой…

Я, наверное, не с теми,

И они не те со мной…

 

Так тревожно и опасно –

Не свернуть, не обойти…

Снова – рельсы, снова масло

Как преграда на пути.

 

Шепчет Воланд что-то жарко,

Еле светятся огни,

Звезды гаснут как огарки

В мертвых отблесках луны…

 

Этой ночью, в бальном зале,

Я кружилась, как могла,

А меня с бедой венчали,

И метель снега вела…

 

Я глаза открыть не смела,

До озноба, в море слез,

Тьма тонула и гудела...

А меня терзал вопрос.

 

Он мелькал и всюду виснул,

До безумия простой –

Полетать, хотя бы в мыслях,

С Маргаритой над Москвой.

 

 

Что наша жизнь?

 

Что наша жизнь? Сосуд с «живой» водой,

Которую мы пьем, не замечая…

То отхлебнем напополам с бедой,

То мусор попадет в нее случайно.

 

Мы дозы в юности не соблюдаем,

Сосуд не бережем, с размаху льем –

То трещины пойдут, с чего – не знаем,

То краешек случайно отобьем…

 

А время не стоит – оно торопит,

Как горные потоки мчат года,

Бывает, так обдаст на повороте,

Что остается метка навсегда.

 

Но чем мудрее человек и старше,

Тем бережливее становится душа –

Нам каплю потерять безумно страшно,

Теперь мы наливаем, не спеша…

 

Как драгоценный груз сосуд поставим,

Молиться будем, верить и любить,

И сколько бы в нем капель не осталось,

Мыбудем, все-таки, стремиться жить…

 

 

Мои стихи

 

Поверить трудно, что исчезнет ветер,

Не слышно рядом птичьих голосов,

А жизнь без неба разве есть на свете,

Без этих волн, рассветов и лесов?

 

Я – малая частица мироздания,

Меня не видят миллионы глаз,

Но есть во мне запас любви и знаний,

Чтобы продолжить начатый рассказ.

 

Увидеть то, что, может, проглядели,

Не встретили, не вняли, не смогли,

Что, может, по несчастью, не допели,

Не досмотрели и не довели…

 

Я открываю позабытый всеми,

Привычный и прекрасный этот мир,

Весенним днем и летним, и осенним –

Пронизанный значением эфир.

 

Любовь поможет полотно раскрасить,

Преобразит, добавив колорит,

Чтоб завтра нам казалось не напрасным,

Что ныне так тревожит и болит…

 

 

Голоса любви

 

О том, кого ждала, кого любила,

Не создана последняя глава…

Но пеплом серым или серой пылью

Присыпаны признания и слова.

 

Остыли страсти, и забыли руки

Прикосновений нежные шелка,

Но голосов чарующие звуки

Забыть еще минута не пришла.

 

Я слышу эту музыку под вечер,

Когда коснется глаз неловкий свет,

И снова ночь, свидетельница встречи,

Садится черной птицей на насест…

 

Я снова вижу между нотных строчек

Знакомых лиц забытые черты,

И звуки, как живительный источник,

И памяти измятые листы.

 

Под утро голоса, стихая, тают,

Как на окне огарком тело свеч,

И что-то безрассудно обещают,

Пытаясь наше прошлое сберечь…

 

 

Клин - клином

 

Ты вспоминаешь бесконечно

И помнишь каждую деталь…

Пойми, они седая вечность,

И ничего уже не жаль –

Ни этой улицы движение,

Ни рельсов медленный изгиб,

Домов кривое отражение,

И волн прибой, и ветра всхлип…

Не возвращается объятие,

Но можно новым заменить,

И старое закинуть платье,

Чтобы опять нарядной быть.

Пройти по улице знакомой,

Вбирая зависти волну,

Чтоб ощутить, вдыхая снова,

Любовь, надежду и весну.

Лучей потоки, небо, звезды…

Ведь никогда не поздно жить!

Да и любить, поверь, не поздно,

Чтобы не помнить и простить.

 

 

Линия жизни

 

Как не люблю я откровенность,

Что схожа с полной наготой...

Ведь разве в этом Жизни ценность,

Чтоб быть как линия прямой?

 

Пусть искажают путь преграды –

В них есть урок преодоления,

Как после бури – солнце в радость,

А для слепого – миг прозрения.

 

Сейчас споткнулся, сдали нервы,

Но завтра новый день придет,

И тот, кто падал, будет первым,

Кто эту стену разобьет.

 

Так раз за разом мы взрослеем,

И понимаем, с рядом лет,

Что жизнь идет чуть-чуть кривее,

И не всегда в ней есть ответ.

 

Но если выиграно сражение

На личном фронте, а не книжном,

Оно и будет откровением,

И даже, может – смыслом Жизни.

 

 

***

Что ангелы зовут небес отрадой

И поощряют, сидя в изголовье,

А черти – бесконечной мукой Ада –

Давно зовется на Земле – Любовью.

 

Так разум Гейне все определил,

И он был прав – поэт бывает правым.

Любовь, как птица – может окрылить,

А может и оставить след кровавый.

 

Земного дня отпущено немного,

Мгновение, если мерить от начала,

А свет Любви – тот луч и та дорога,

Что приведет к желанному причалу.

 

 

На краю разрыва

 

Стекает зной расплавленным свинцом,

И в нас зияют раны и ожоги,

И волны с перевернутым лицом

Стыдливо обнимают наши ноги…

Холодный ветер воет и страдает,

А наши души стынут понемногу,

И мы с тобой еще не понимаем,

Что в ад уже намечена дорога,

Что я уйду, и ты откроешь двери –

Проем беды и гибели начало,

А я прибавлю шагу и… поверю,

Что за спиной

разрушены причалы.

 

 

***

Оглянись! И я забуду

Это лезвие ножа…

И когда березу рубят,

По стволу бежит слеза.

Но от ран бывает худо

Только тем, кто их не ждет.

Оглянись… и я забуду,

Как на кошке заживет.

 

 

***

Нет, не страсти, а страстёнки

И пустые словеса…

Пусть их лечит, как зеленкой,

Утра вешнего роса.

Я беру подол в охапку,

Травы всюду по колени…

Где моя былая хватка?

Эта жажда перемены?

Здравствуй, солнечное братство!

Жизнь до боли хороша!

Значит, следует расстаться,

Чтоб очистилась душа.

 

 

***

Луны холодной вялая небрежность,

Запоры стен и окон пустота,

И снова мы, без права на надежду,

И наших чувств безвольных суета…

Забрезжит свет, остынет наковальня,

Где ты для Счастья два крыла куешь…

Но в клетке, что считалась нашей спальней,

Ты больше эту птицу не найдешь.

 

 

***

Как страшный сон, придуманы разлуки –

Они корнями прямо в Ад уходят,

Оттуда тянут ласковые руки,

И ты уже и не страдаешь, вроде…

И не живешь, а только отголоски

Доносятся еще с Большой земли,

Где воду пьют божественные росы,

И небо окликают журавли…

Горит огонь в разлуке-преисподней,

Но ты не ощущаешь до конца,

Что ты, безумный, от Любви свободен,

И что не бьются мертвые сердца.

Что наши сны…

 

Есть третий мир сомнительных основ,

Где сказанное и не слышно, вроде –

Субстанция манящих, тихих снов,

Знакомая – по сути и природе.

 

И в этом мире полубытия,

Как листья в воду, опадают мысли,

На глубине скрываются, маня,

Хотя уже ослабли и поникли…

 

Мы напрягаем зрение и слух,

Пытаемся их шорохи услышать,

Но немота бессильная вокруг,

Их делает естественным излишком…

 

И страх, и боль заходят в этот дом,

Круги расходятся от каждого падения,

Мы чувствуем, хотя и не живем –

Что только сны имеют тут значение…

 

Здесь нам не нужно спорить, говорить –

Господствует простая вероятность…

И только мозг пытается открыть

Привычное и трепетное – Завтра.

 

 

Душа поэта

 

Слова любви не стоят сожаления,

Они нужны поэту как полет,

Как тайная мечта и вдохновение,

Как золота сверкающий налет.

 

Ранимы те, кто пишет, кто читает –

Душа открыта – их легко убить…

А слово эту душу поднимает

И заставляет птицею парить…

 

И можно слушать, даже восхищаться,

И каждой строчки смысл понимать,

Но в одиночестве поэт несчастен,

И эту боль не вырвать, не унять.

 

И сколько бы вокруг ни говорили:

«Поэзия нас делает сильней» –

Один поэт, как ласточка без крыльев,

И каждого счастливого слабей…

 

Душа с душой должна объединиться,

Поверить, что на свете не одна,

Вдвоем взлететь, быть может, и разбиться,

Но налетаться в облаках сполна. 

 

 

Весенняя картинка

 

Капли бьют, как барабаны –

Много шуму – мало дел,

А кругом зимы изъяны –

Снег лежал, лежал… и сел…

Всюду запахи земные

И ожившая трава,

Пусть пока и небольшие,

Но чернеют острова.

Плачет лед и отползает –

Солнце рвется на порог…

Я другой поры не знаю,

 Чтобы был такой восторг!

Так и хочется простора

В небесах, полях, домах…

А в словах сплошного вздора

И улыбок на губах!

 

 

Другим наука

 

Не с каждым стоит речи заводить,

Тем более, дружить или влюбляться,

Но сердце бьется – значит надо жить

И с миром окружающим общаться.

 

Пустые словеса порой незримы,

Как на рыбалке тоненький крючок,

И часто тот, кто кажется любимым,

И есть тот самый бравый рыбачок.

 

Глотаешь воздух с раною сердечной,

А он доволен – славненький улов!

И эта мука длится бесконечно,

И ты, как рыба, не находишь слов…

 

И бьешь хвостом, пытаясь изловчиться,

Освободиться от жестоких рук,

Но видишь только радостные лица

Таких же бравых рыбачков вокруг.

 

Но ты же не карась, а в настоящем

Ты рыбка золотая – оглянись!

Блесни на солнце чешуей блестящей

Да наконец с удилища сорвись.

 

И в глубину, где воля и удача,

Где можно, не оглядываясь, плыть,

А рыбачок пусть от досады плачет

И зарекается подобное ловить. 

 

 

МИР В КРАСКАХ

 

И дождь, и снег, туман и ветер –

Все это знаки с высоты…

А звезды – лунные цветы –

Они дорогу ночью метят.

 

Есть у природы кладовые,

Где прячутся гроза и гром,

Где тучи свой находят дом,

И светятся лучи живые.

 

Как будто снегири в снегу,

Горит закат в вечернем небе…

Под тон зари, краснее меди,

Оттенки волн на берегу…

 

А сколько на полях «ковров»,

Какое буйство их расцветок…

Особенно звенящим летом

Щедра палитра всех цветов.

 

Природа гениально может

Воображение поразить…

Каким отважным должен быть,

Ей подражающий, художник…

 

 

***

Ветер рвется в окна грозно,

Удивляет и тревожит –

Может, все еще не поздно,

Может, все еще возможно?

 

Память словно там осталась,

В этом времени далеком,

Где неведома усталость,

Где душа – не одинока…

 

Ощущений первозданность,

Предсказуемость желаний,

Непохожесть, даже странность,

Без привычек и названий…

 

Полузнак, полуулыбка,

Полуслово, зной и мгла…

И прелюдия, как скрипка,

Что пронзительно светла…

 

Верьте, если так тревожно,

А душа как птица рвется –

Значит, все еще возможно,

Значит, многое вернется…

 

 

ЗНАТЬ – НЕ ДАНО…

 

А капли падают и, падая, стекают…

Теснятся мысли, словно западня…

Что будет завтра? А никто не знает –

И это главная интрига дня.

 

Мы так стремимся заглянуть вперед,

Как будто день уже погас и прожит,

И от него никто из нас не ждет,

Что он еще порадует, поможет…

 

Надежда крепко держит за рукав

Пустыми обещаниями удачи –

Мы верим слепо, так и не поняв,

Что ожидания ничего не значат.

 

Так просто нас судьба не одарит,

Пока мы не приложим труд и нервы,

Мы утром снова начинаем жить,

И слово, что Сегодня – будет первым.

 

Но как понять среди пустых затей,

Что жизнь не может сразу измениться,

И то, что есть сейчас – всего ценней,

Что этот миг уже не повторится?..

 

Быть может, не терять часов и лет,

А каждый день воспринимать наградой…

Что будет Завтра? Нужен ли ответ?

Знать – не дано. А может, и не надо…

 

 

В ЗАЩИТУ ЛЮБИМОГО ПОЭТА

 

Любил ли Пушкин – вот цена вопроса.

Он ждет ответа на моем листе…

И многим видится довольно просто –

Мол, Пушкин – он такой же, как и все.

 

Соседа огорошил колкой фразой

И дань любви не каждому принес,

Вы удивитесь, может, он ни разу

Жену не радовал букетом роз…

 

Откуда же рождаются шедевры?

Ведь я их не придумала сама…

И слезы, и страдания, наверное,

Идут от сердца…или от ума?

 

А как же страсть, которая кипела?

Вы скажете – инстинкты подвели,

Не на свидание ходил – на «дело»,

Страдал цинизмом, а не от любви.

 

Не стоит верить даже очевидцам,

Завистникам, любителям солгать –

Всегда с талантом проживают лица,

Готовые поддакнуть и …продать.

 

Не будем им сейчас уподобляться,

Вставляя «лыко» в строчки, как вину …

Он высоко – не стоит и стараться

Вердикт сегодня выносить ему.

 

И чтоб ни сделал, верно иль неверно,

Для нас он – Пушкин, с самых малых лет…

А судя по стихам – любил безмерно,

Как только любит Гений и Поэт. 

 

 

СВИДАНИЕ

 

Я помню этот старый дом

И окон узкие глазницы,

И на картинах чьи-то лица,

И руки веток за окном…

 

Что так влекло меня туда?

Что не давало мне покоя?

Быть может, звуки за стеною,

Как будто плакала беда…

 

И смятых простыней небрежность,

Горячий шепот, разговор,

И чей-то головной убор

Как наказаний неизбежность…

 

Знакомое лицо чужое,

Немой укор убитых фраз,

И недописанный рассказ

Как чье-то счастье под рукою –

 

Везде следы от ворожбы…

И снова след ночной дороги,

И свет внезапный на пороге

Как возвращение судьбы…

 

 

ЛЮБОВЬ И ВДОХНОВЕНИЕ

С. Ботову

 

Не нужен стимул для души живой,

Ей лучше с небом ближе пообщаться –

Понять, поверить, даже попрощаться,

Поговорить наедине с собой…

 

Поэта мысль витает в облаках,

Стремится за пределы испариться,

Туда, где не достанут чьи-то лица –

Помощники в обыденных делах…

 

Летит душа, страдает, как всегда,

От суеты, вмешательства людского…

От них сникает мысль и гаснет слово,

До лучика надежды иногда.

 

Но этот луч способен мир зажечь,

Когда с любовью он объединится,

Тогда и невозможное случится –

Вернутся звуки, пламенная речь…

 

А вдохновение будет как награда,

Любовь поддержит, сделает сильней.

Тот, кто творит – идет об руку с ней,

Другого стимула, поверь, не надо.

 

 

«НЕРВЫ, ЧТО ЛИ, ОБОЖЖЕННЫ?»

поэту А. Вознесенскому

 

Утро дремлет в домах на сваях.

Ах, как хочется тишины…

Вы когда-то предполагали –

«Нервы, что ли, обожжены?»

 

«Муравейники» городские

Нам разрушили иммунитет –

Сотни окон, но все чужие,

Как ловушки для наших бед.

 

Да и время сейчас другое –

Агрессивнее, без идей…

И без вас тяжелее вдвое,

Ведь поддержка – она верней.

 

К вам дорога была далекой –

От любви – до большой любви…

Знаю, было вам одиноко

Жить со Временем – визави.

 

Всё в поэзии от полета –

Крылья птицы и звуки слов…

Вы летали, и было что-то

От крушения всех основ.

 

Как играло воображение,

Как душа этот миг ждала…

Но не выиграли мы сражение,

И духовность не помогла.

 

А когда компьютерным «шумом»

Нас накрыло и замело –

Мозг еще напрягался, думал,

А вот чувствам – не повезло.

 

Книги ваши, стихи, страницы –

Не прочитаны, не видны…

Больно… хочется извиниться…

Нервы, что ли, обожжены?

 

 

***

К прошлому не стоит возвращаться,

Старые конверты открывать,

Чтоб увидеть «проданное» счастье

И стихов забытую тетрадь.

 

Невозможно склеить, что разбилось,

В жизни нет такого вещества –

Ведь любовь оказывает милость

Редкого, «высокого» родства.

 

Не ходите в комнаты пустые,

Не кляните пыль и старину,

Стрелки здесь часы остановили,

Чтобы не отсчитывать вину.

 

Свет из окон гаснет за портьерой,

На посуде – времени следы,

Тени по картинам в интерьере,

И букет в графине без воды…

 

Что о той любви напоминает?

Где ее живой и теплый след?

Фотографий черно-белых стая,

Преданных свидетелей побед?

 

В них счастливых лиц живет немало,

И разлук не видно впереди –

Вот, пожалуй, все, что нам осталось,

Как осколок времени в груди.

 

Нет, любовь не станет возвращаться –

Здесь на всем предательства печать.

Лучше умирать, но расставаться…

А стихи другие написать.

 

 

ЗИМНЕЕ НАСТРОЕНИЕ

 

Снега посыпались – дороги забелили…

Мороз и солнце – вот вам и «алмаз»…

Ах, как мне хочется в таком же стиле

Продолжить поэтический экстаз!

 

Но что-то мне мешает восхищаться,

Тоска и холод за душу берет,

И не волнует призрачное счастье,

Не действует волшебный приворот…

 

Зима прекрасна в белом одеянии,

Но мне напоминает цвет зимы –

Бездушный саван – символ нежелания

И недоступности любимой новизны.

 

Не чувствую в домах тепла каминов,

Не радуют деревья в «кружевах»,

Однообразная и скучная рутина

В квартирах наших, встречах и делах.

 

И рада бы как Феникс возродиться –

Из пепла появиться, чтобы жить,

Но женщина – не сказочная птица,

Ей хочется живое сохранить.

 

И я стремлюсь, я руки подставляю,

Теплом ладоней разбиваю лед…

Снежинки глупые, поверив, тихо тают,

И, кажется – весна уже идет…

 

 

НАЕДИНЕ СО ВСЕМИ

 

Я начала писать рассказы,

Стихи отставила в сторонку…

Душа ответила мне сразу

Тоской забытого ребенка.

 

Я не теряла интереса,

Жила, как прежде, день за днем –

Ну просто меньше стало места

Стихам в сознании моем.

 

Они молчали терпеливо,

Когда я прозою жила,

И были верными, на диво,

Сложив послушно два крыла.

 

Я верила в мои рассказы

О ярких днях и о добре…

Но чувства были в них и фразы,

Как будто фрукты в кожуре.

 

Нет в прозе силы для полета,

Свободы, легкости любви…

А вот в стихах всегда есть что-то,

Что разжигает страсть в крови.

 

Стихи способны раствориться

В душе, в глазах, в добре и горе,

В снегах, в дождях, в любимых лицах…

Помогут пережить, поспорить…

 

Они – огонь и холод млечный,

И жизнь, и смерть – повсюду в теме…

Поэт не пишет – души лечит,

Беседуя наедине со всеми.

 

 

***

Н.П.

 

Наткнулась на эссе поэта…

И стало душно, даже больно,

Как будто не хватает света,

Глаза потерла я невольно.

 

Как жизнь бывает к нам сурова…

За что коверкает и бьет?

То озарит великим словом,

То криком сердце разорвет.

 

И тем, кто дышит на разрыве,

Ничто не мило кроме бед…

Они уверены, что сила,

Она лишь в правде прошлых лет.

 

И разве нужно всем услышать,

Чтобы опять не нагрешить?

Ведь многие спокойно дышат,

Читая этот «крик души».

 

А молодым и недоступна

Риторика ушедших лет.

Насколько все это преступно,

Что описал сейчас поэт?

 

Я вспомнила, отбросив «чтиво»,

Того поэта в «Наше» время –

Бунтарь «российского разлива»,

Почти «есенинское» племя.

 

Земля в его стихах дышала,

А жизнь так яростно звала,

Что наша «лодка у причала»

Всегда была ему мала.

 

Скорее буря, чем ненастье.

Скорее битва, чем покой.

И всюду личное участие –

Не просто грохот за стеной.

 

Как мало нужно, чтоб разбиться –

Всего лишь спрыгнуть с высоты…

А для чего? Чтоб в новых лицах

Искать сочувствия черты?

 

Но, видно, время нам не верит,

Раз, изменив судьбе самой,

Он предпочел захлопнуть двери

Перед талантом и душой.

 

 

ВЫБОР

 

Что выбрать, каждый сам решает,

Хотя дается выбор кровью.

Одни, всю жизнь во сне летают,

Другие, спят лишь для здоровья.

 

Одни не любят, просто – надо,

Другим, любовь как стимул выжить.

Одним судьба – небес награда,

Другим, комфорт теплей и ближе.

 

Одни, работают в пол силы,

Другие, видят смысл в этом.

Одни, хранят все то, что было,

Другим, что снег, что дождь, что лето.

 

И так во всем, и так должно быть,

Когда простое бытие…

Но кто из них подняться сможет,

Когда слетится «воронье»?

 

Когда опасно и обидно,

Когда пожар, когда в грозу,

Когда от дыма слез не видно,

Пусть даже и одну слезу?

 

Я думаю, что те, кто любит,

Чья жизнь – судьба, мечты, работа.

Они за все сражаться будут –

Им свыше выделена «квота».

 

И верю – это им по силе,

Страну и время не кляня,

Не у камина жить в квартире,

А в свете Вечного огня.

 

 

ВДВОЕМ С ЛЮБОВЬЮ

 

Любовь – это все же ливень,

С радугой красок в основе…

Разве мы не всесильны

Рядом с великим словом?

Все это неподвластное

Чувствую все сильней –

Что-то горит опасно

Страстью в душе моей…

Предки во мне бунтуют,

Молятся, шкуры стелют,

С «ведьмой» опять воюют,

В чары ее не верят…

Слово, такое хорошее,

Было тяжелой карой…

Разве оно из прошлого?

Разве пришло к нам даром?

К счастью вернулась милость –

Снова душа ранима…

Снова Любовь растворилась

В веснах моих и зимах…

Хочется видеть в цвете

Небо, дома и лица,

Где вдохновения ветер,

Вместе с дождем струится…

Снова Любовь – Мессия,

Даже с тоской и болью…

Разве мы не всесильны,

Если вдвоем с Любовью?

 

 

СЛЕПАЯ НАДЕЖДА…

 

Когда уходят люди, те, что были

Свидетелями счастья и беды,

Которые однажды разделили

На «до» и «после» логику судьбы,

Уходят просто, как обычный день,

Как ночь, пришедшая ему на смену,

Мы в этот миг не замечаем тень –

Она встает меж нами неизменно…

Потом тревожит душу и манит

Туда, где не доказано и спорно,

Как будто чип она, или магнит –

Притягивает прошлое упорно.

Мы вспоминаем… Хочется понять –

Где не случилось, что все это значит,

И для чего сегодня нужно знать,

Как дальше жить, и где ответ к задаче…

Но, люди, те, что рядом с нами были,

Уже не в силах дать такой ответ –

Они давно другую дверь открыли,

Другой предел возможности и лет…

А мы все ждем и напрягаем зрение,

И ворошим вчерашние слова,

С глухой надеждой в чудо возвращения

И в ту любовь, что, может быть, жива…

 

 

***

Снега опадали, в сугробы ложились,

Кружили метели, и было морозно…

И вы мне не снились,

А если и снились,

То все это было весьма несерьезно…

И ветры шумели, с деревьями бились,

И тучи луну охраняли как стража,

И мне так хотелось, чтоб вы появились,

И вы появились

В тот вечер, однажды…

И лампа горела, светила неброско,

И двери скрипели, и блики смещались…

И было не просто,

Нам было не просто

Поверить, что мы, обнимая, прощались…

Дороги бежали, огни разрезали,

Стучали колеса, и рельсы скользили…

И мы не сказали,

Увы, не сказали

Ни слова о том, как друг друга любили…

 

 

***

Когда я вдруг не напишу

Ни строчки, ни стихотворения,

Или расстаться вдруг решу

С полетом рифм и вдохновения – 

 

Каким я мир тогда увижу

Сквозь это пыльное окно?

Кого прощу? Кого обижу?

И будет ли окном окно…

 

Что я найду в проеме этом

Без поэтических очков – 

Одни вопросы без ответов,

И несвободу без оков.

 

Не дай мне, бог, не написать

Ни строчки, ни стихотворения – 

Тогда мне незачем дышать,

Утратит жизнь свое значение…

 

Нет, я сумею отказаться

От безразличного причала,

Верну стихов лихое братство

И все опять начну с начала.

 

 

 *** 

Как прав был Пушкин, говоря о лете – 

Жара, жужжание мух и комаров – 

Все это так печалило поэта,

Что было иногда не до стихов.

 

И я на даче, сим кошмаром мучаясь,

Порою все-таки берусь за карандаш

И, несмотря на насекомых тучи,

Сажусь описывать чарующий пейзаж.

 

Про то, что солнце входит прямо в воду,

А из воды горящий замок восстает,

И все вокруг мерцает и плывет,

И исчезает волшебству в угоду.

 

А на заливе воды так темны,

Круги от рыб – погасшие окошки,

На берегу костры уже видны

И не мигают, как глаза у кошки…

 

В лесу еще прохладней и темнее,

Просветы неба, словно в чердаке,

А я с любимым – мы рука в руке,

И так дорога кажется светлее.

 

Но вот и двор… и здесь уже не страшно,

Мы дома, все тревоги позади…

Остановись мгновение! Ты прекрасно!

И так неважно, что там впереди…

 

 

***

Ну, вот и осень… и хандра

Порою часто посещает,

А день стремительно сникает,

Не добежав и до двора…

 

Все чувства стынут, люди гаснут,

Уходят в спячку до весны…

Но иногда свежо и ясно

Потянет ветерком лесным – 

 

Тогда на дачу – в дальний путь,

Надеемся, еще успеем,

Захватим осени чуть-чуть,

Увидим что-нибудь, согреем.

 

Какое небо – словно вата,

Все в клочьях, залитых дождем…

И мы как будто виноваты,

Что и не мокнем, и живем.

 

О! Сколько золота и слез – 

Они всегда неразделимы,

А стволики нагих берез

Так одиноки и ранимы…

 

Но осень все-таки прекрасна,

Хоть все и движется к концу,

И видно, прав великий классик,

Что увядание ей к лицу.

 

И мы на встречу с ней, с природой,

Погожие деньки застать…

А уж потом на непогоду

Ворчать, болеть и снега ждать.

 

 

Я все придумала сама

 

А я была в вас влюблена,

Глазами встретившись случайно…

Вы передали мне сполна

Свою тревогу и отчаяние.

 

В глазах мне виделась слеза,

И с нею боль моя смешалась,

Во всем мне чудилась гроза,

И будто лето начиналось.

 

Но осень страсти остудила,

Покрыла холодом зима,

А я ждала, о вас молила

И все придумала сама.

 

Придумала себе надежду,

Придумала свидания час,

Но было холодно, как прежде,

И в доме не хватало вас…

 

А я была так влюблена…

И сочиняла все напрасно.

Моя любовь ждала одна

И в одиночестве угасла…

 

 

 Время настало

 

По-моему, время настало

Низвергнуть его с пьедестала!

Сама же его водрузила,

Думала – полюбила…

 

Решила, что он, убогий,

Разделит мои тревоги…

Но, видно, не тут-то было,

Я снова закон забыла.

 

Тот, кто творит и лепит,

Тот и за все в ответе.

Творение – оно прекрасно,

Вот только мечты напрасны – 

 

Страсть не вдохнешь в полено,

Будь ты хоть всей вселенной!

Думать, как ты, не станет,

Взглядами не поманит,

 

Ну, а любить, тем паче, 

Какое полено – Мачо!

Сердца у дерева нету,

Его не волнуют рассветы,

 

Его не тревожит ветер –

Оно ж не живет на свете…

А я так любви хотела,

Что все это не разглядела, 

 

Так я рвалась к удаче,

Что видела все иначе…

Полено – поленом осталось,

Вот и любовь рассосалась.

Слишком поздно

 

Ну как же здесь не заработать стресс,

Когда тоска лихая мучит…

И я пишу – отчаянный прогресс,

Клинический, похоже, случай.

 

Мой день рождения отшумел уже,

Хотя он ничего теперь не значит,

Бывает иногда – на «вираже»

Нога болит или давление скачет.

 

Не это страшно – душит суета!

Ты в деле вся, а толку никакого,

Не манит взгляд, не ранит красота,

Чтоб загореться? – Ничего такого!

 

А вот и люди на одно лицо,

Спешат, несутся мимо, словно листья…

И мир, похоже, создан из глупцов,

И ты не тот… и мне уж не влюбиться…

 

Уходит страсть и волочит с собой

Все, что мы любим, что всего дороже.

Что нам казалось создано судьбой,

Что думали и потерять не сможем.

 

Уводит страсть забытую любовь,

Ей тоже надоело ждать подачек…

Ах, в это время оглянуться вновь,

А может и окликнуть наудачу.

 

Ах, если б раньше все это понять,

Как будет больно, страшно и обидно!

А если б думать, если бы догнать…

Ау! Любовь! – Ее уже не видно.

 

Ну, вот и пуст печальный этот дом,

Хотя мы в нем живем благочестиво – 

Не изменяем, не сорим, не пьем,

Но что прошло, уже не будет…мило.

 

 

Ты не изменился

 

Вот так встреча! Долгий срок – много изменилось.

Помню, помню твой урок! Или мне приснилось?

Помню холод в животе –«бабочки» скончались…

И глаза совсем не те, что со мной встречались.

Помню тот нежданный шок, что сильней разлуки…

Помню – жизнь на волосок от смертельной муки…

Расставание как побег, как ожог от зноя…

И надежда, как на грех, не дает покоя…

А сегодня ты какой?Ничего не мучит?

Отчего почти седой? Вновь тяжелый случай!

Не сказался долгий срок – ты не изменился…

Что ж, спасибо за урок! Вижу – не приснился.

 

 

Стрелец – огненный знак

 

Я у воды не чувствую блаженства,

Не плаваю, поэтому боюсь…

И это водное, по сути, совершенство,

Сканирует в меня глухую грусть.

 

Я отвергаю то, что не понятно –

Вода мне часто кажется бедой…

А волны шепчут что-то так невнятно,

Что я кажусь сама себе глухой.

 

И сила берегов мне не подвластна,

Не каждый может так удар держать –

То рассыпаться вроде ежечасно,

То вновь скалой незыблемой стоять.

 

С восторгом принимаю смелый ветер,

Когда он по волне большой бежит,

Ломает луч полуденного света,

Разбрасывает всюду и слепит,

 

А у воды не чувствую движения,

Она как люди с холодом в крови…

Огонь мне все же ближе в отражении

Живой природы Солнца и Любви.

 

 

Романс

 

Я все пытаюсь отыскать

Все те слова, что мы сказали,

Но вместо этого опять

Я в тупике или в начале…

 

Я все стараюсь выносить

Поступкам нашим оправдание,

Но не хочу тебя забыть

 Или придумать наказание.

 

Я все хочу найти окно,

Но в доме нашем чьи-то лица…

И ветер времени давно

Перелистнул уже страницу…

 

Как ни хотелось бы вернуть

Все то, что мы тогда любили,

Но мы прошли уже тот путь

И как смогли его прожили. 

 

 

Мне нравится

 

Мне нравится, когда вы говорите

И наблюдать за вашими глазами…

Я знаю, что любовь сегодня с нами

И мы летим на заданной орбите…

 

Мне нравится касаться вас рукой

И ощущать ожог прикосновения…

Я знаю, что всего одно мгновение

Мы можем снова встретиться с судьбой

 

Мне нравится не думать и не знать,

Что вы уходите, в отчаянии волнуясь,

И горевать, что нет конца у улиц,

Они бессовестно отнимут вас опять…

 

И кто сказал, что можно не любить,

Что все должно само собой случиться?

Пусть целый день вокруг мелькают  лица –

Я не могу всего одно забыть…

 

 

Поздняя мелодия

 

Струны наших аккордов

Почти не подвижны,

Голос скрипки не гордый

И как будто обижен…

Но мелодия длится,

Поет осторожно –

«От любви не укрыться,

Все возможно, возможно…»

Это было возможно, но только

Чуть раньше…

Когда не было горько

На пороге реванша…

Были силы прожить,

Даже если страдая…

Но, а можно любить

От любви умирая?

Струны плачут безбожно,

Все о том, чтоб любили,

Но уже невозможно –

Мы любовь отпустили…

 

 

Потерянное слово

 

Нет вдохновения сегодня – ни строчки…

Все онемело внутри, не болит…

Бьют как горошины в окна листочки,

Осень тревожится и говорит –

«Что ты тоскуешь? Что знаешь такого,

Что я не знаю, о чем не молю?»

Мне-то понятно – потеряно слово,

Яркое слово исчезло – люблю…

Так оно вкусно лежит за губами,

Так оно сладко тревожит язык,

Слово забытое, вроде бы, с нами,

Только привык к нему каждый, привык…

Не восхищаются, не удивляют,

И не волнуются – вот в чем беда…

Слушает осень, и слезы стекают

Белой сосулькой на провода.

Листья трепещут, окликнуть стараясь –

Боль равнодушия сводят к нулю…

Редкий снежок до земли долетает,

Ищет забытое слово – люблю…

Как бы хотелось, чтобы вернулось,

Стало второй половинкой моей,

Чтобы душа как снегирь встрепенулась

Алыми каплями с белых ветвей.

 

 

Подснежники осенью

 

Подснежники осенью разве бывают? –

Только как чудо и наваждение…

Подснежники осенью нас удивляют

Именно временем появления…

Словно лучи среди будничных красок,

Нежность подснежника так нарочита…

Вся красота – без помады и масок,

Будто душа нараспашку открыта…

Так и стихи мои – воздух осенний,

Радость нежданная, «зимняя вишня»…

Как я боюсь их обидеть сомнением,

Что не под силу мне это и лишнее…

С ними легко, интересно, надежно,

Преданы, рядом всегда неизменно…

С ними все ясно, и все так возможно –

Воспоминания и перемены.

Как хорошо, что они удивляют,

Как и подснежники, смелостью, новью –

Осенью всходят и жить помогают,

Мир наполняя весной и любовью.

 

 

Подпорченный "рай"

 

Беспокойный дождь по свету

Холодит и промывает…

Ах, карету мне! Карету!

Я хочу бежать из "рая"!

 

Этот "рай" хорош весною,

Когда первые листочки,

Когда полон красотою

Каждый кустик и пенечек.

 

Этот "рай" прекрасен летом,

Когда солнца всюду право,

Когда яркие рассветы

В алых отблесках дубравы. 

 

Этот "рай" приятен в осень,

Когда листья землю скроют,

Когда туч туманных проседь

Утром, с белою росою.

 

Дачный "рай", лишенный света,

Грязный, мокрый – я не знаю!

Ах, карету мне! Карету!

Не хочу такого "рая"!

 

 

Вопросы и ответы

 

Какие жесткие уроки

Мне жизнь порою преподносит -

Не сократить, не выждать сроки…

И кто, кого об этом спросит?

 

Какие странные порывы

Страстей, успехов, обещаний –

Не удержать, не вырвать силой…

А часто мы стремимся сами?

 

Какие жалкие попытки

Переиначить равнодушных –

Не обогреть, не растопить их…

А это, может быть, и лучше?

 

Какая горькая потеря

Доверия, надежды, дружбы –

Не убедить, не разуверить…

А разве это делать нужно?

 

Какое глупое смирение -

Гасить огонь в своей крови,

Опаснее лишь только Время…

А есть ли время без любви? 

 

Вопросы, мысли и ответы…

Судьба учить меня старалась…

Я благодарна ей за это,

Что тест прошла, что состоялась.

 

 

***

Осень диктует, напоминает,

Может, ревнует, может, пытает -

Холодом веет утром и ночью,

Но почему-то страшно не очень…

 

Треск от поленьев яблонь душистых,

Кот на коленях, мягкий, пушистый,

Чай обжигает горло приятно –

Все это русским очень понятно.

 

Тех, кто здесь вырос – не напугаешь,

Не уничтожишь, и не узнаешь…

Нужно родиться рядом с березой,

Чтобы казались сказкой морозы,

 

Чтобы сегодня в чудо поверить,

Чтоб не смириться с горькой потерей,

Чтобы увидеть сердце «большое» -

Нужно родиться с русской душою!

 

 

Верить и жить

 

Плачут березы как-то по-русски -

Слезы роняют вместе с листвой…

Время осеннее, склонное к грусти

Строчки выводит вместе со мной.

 

Солнце нелепое в тучах мохнатых

И бесполезно, и ни к чему,

Чавкают лужи мокрою ватой,

Землю готовят к зимнему сну.

 

Клен облетел, обнажаясь изрядно,

Снега не видно, и нечем прикрыть…

Только сосенка, как прежде, нарядна,

Хочется тронуть и лето продлить.

 

Чайка у берега плачет, кружится

Между лучами и стылой водой,

Что-то мешает птице укрыться,

Холодом веет, и пахнет бедой…

 

Хочется крикнуть, помочь ей услышать –

Держит волна, не пускает песок…

Осень все круче проходит и выше,

Рядом со мною на волосок…

 

Душу терзают сомнения опасно –

Что с этим делать? И как с этим быть…

Падают листья, и слышится ясно –

«Следует верить, и следует жить» 

 

 

Говорят, что грибы - живые существа 

                                      Мужу Валентину

 

Мы будто два гриба в грибнице,

Нас даже сравнивать не стоит,

Нам одинаково не спится,

Когда луна нас беспокоит…

 

Мы любим разные лукошки –

Ты, чтобы еле донесли,

А я согласна и немножко,

Но только с запахом лесным…

 

Я выберу, что веселее,

Ты - что спокойнее, мудрей…

Я от попсы и джаза млею,

Ты – от шедевров прошлых дней…

 

Мы будто два гриба, но все же

Сегодня разный спрос у нас –

Я с теми, кто меня моложе,

Ты – больше с теми, кто в запас…

 

И я тянусь к твоим победам,

Ты опускаешься к моим,

Нам компромисс почти не ведом,

Но иногда мы дружим с ним.

 

Всегда на стыке несогласия,

Всегда вокруг взрывной волны,

Нам друг без друга мало счастья,

Мы им хронически больны…

 

Страшней всего – сидеть на печке,

Не покидая теплый дом –

Ведь мы грибы, а не овечки,

Нам хорошо в лесу своем.

 

 

***

Давно мое так не болело сердце,

Когда поэтов молодых читала,

И никуда от этих строк не деться,

Уже не переделаешь с начала.

 

Пустые словеса, несовершенство ритма,

Бывает мысль, а может и не  быть,

Как будто все извилины поникли

И не дают разумно говорить.

 

Ведь есть же Пушкин, и доступно это -

Учись, сверяй с ним слово и язык.

Его труды - источник для поэта,

Живой, неиссякаемый родник…

 

Когда поэму Пушкина читаешь,

Стихи соединяются с тобой …

Где рифма, где размер -  не замечаешь,

Поскольку им подвластен стиль любой.

 

Его слова  – они как в храме  свечи,

И он о жизни с нами говорит…

Читаешь Пушкина и словно душу лечишь,

Когда она страдает и болит.

 

Возможно, в век компьютерных историй

Поэтам вирус в головы проник –

Кого–то просто с разумом рассорил,

Ну, а кому–то дал плохой язык.

 

Как много странного поэзией зовется,

В поэты метит каждый пустозвон…

Опасно то, что может быть  найдется

Тот, для кого кумиром станет он. 

 

 

***

Как я завидую той женщине с вуалью,

Ее наряду, сборкам, кружевам…

Ее затянутой осиной талии,

Французским, mon ami, словам…

 

Мне кажется, я тоже так смогла бы,

Возможно, так и было в прошлой жизни…

А может, я была крестьянской бабой –

Без зонтика, без шляпки и без книжек?

 

В платке по брови, в кофте, в сарафане,

С серпом на жатве, с вилами, косой…

Зимою с коромыслом и санями –

И не жалею, что была такой.

 

Быть женщиной, какой бы ни случилось…

Она способна этот мир обнять,

Ведь только ей дала природа силу,

И только с ней покой и благодать.

 

Подвластно все! И кто бы ни старался

Над ней подняться, обойти, изгнать,

Как ни боролся, как ни обжигался –

Не в силах победить или понять.

 

Кто вы без женщины? – Далекая звезда,

Где жизнь, в основе, будет недоступна –

Холодный дом, пустые города,

А мысли о любви почти преступны.

 

Но мир людей, что счастьем дорожит,

Где смена грез и дат неумолима –

Он женщине давно принадлежит,

Той женщине, которая любима.

 

 

ЗНАКОМЫЙ СЮЖЕТ

В.Высоцкому

 

Поэт влюблен…Она в Париже…

Знакомый, в общем-то, сюжет…

Сейчас понятнее и ближе,

В любовной драме русский след.

 

Легки, изящны парижанки,

Но русских сложно им понять –

Все чувства словно наизнанку,

Без страха сердце разорвать…

 

Поэт совсем другой породы,

Но песням с русскою душой

Внимал Париж без перевода,

Дыша поэзией самой.

 

А он назад, опять в Россию…

Быть может, здесь не тот уют,

Но для России он – Мессия,

Его здесь, несомненно, ждут.

 

И глаз знакомое влечение,

И нежность рук родных людей,

Всегда снимали наваждение

Безумной страсти и идей.

 

Поэт напишет, как все было…

И напоет на много лет –

Как он любил… Она любила …

До боли близкий нам сюжет.

 

 

ДОЖДЬ ЗИМОЙ

 

Снег – то ручей, то – ком, то – вата,

Холодный, мокрый, белый, маркий…

Земля повсюду полосата,

Как зебра в каждом зоопарке.

Кто наблюдает за погодой,

И где зима на этот час?

Не дружит, видимо, с природой,

Не хочет даже видеть нас.

Во мне протест растет и зреет –

Я не любитель холодов,

Но каждый день свой вид имеет

И независимость основ.

Вот раньше зимы по России

Ссыпали «серебро» рекой

И даже сумерки гасили

Столь безупречной белизной.

Поэты в сани запрягали

Кобылок, резвых и гнедых,

«Бразды пушистые вздымали»,

Стихи писали нам о них.

 

Наш шар земной не сбился с курса?

Не возгордился до небес?

А может, исчерпав ресурсы,

Он к Солнцу с просьбами полез?

Так непривычен снег дождливый,

Как черно-белое кино –

Все безотрадно, некрасиво,

А изменить нам – не дано.

 

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

 

Совсем неслышно, как в пинетках,

Снежок прошел – неловкий, чистый…

И не сугробы, только метки

Остались на домах и листьях.

И даже страшно прикоснуться

К его наивной белизне…

И не понять, не дотянуться

До этих символов извне…

Что он сулит? К Зиме движение?

Чтобы остыло все, молчало?

А это дивное свечение –

Тот самый чистый лист? Начало?

И может, новые там лица,

Другие строки на листе…

И руки тянутся умыться,

Чтобы сравняться в чистоте.

 

 

***

Внуку Стасу

 

Мой внук уехал в Петербург –

Мы не встречаемся как прежде,

Но этот город мной любим

Уж потому, что рядом с ним

И ощутимо дарит нам надежду.

 

Петра творение над Невой

Всегда историей встречает –

Он будет жить, где Пушкин жил,

Ходить, где гений проходил,

И это нас роднит и вдохновляет.

 

Дворцы и парки, парапеты…

И белой ночи свет и блики,

И даже тех, кто раньше жил –

Все это Питер подарил

Сегодня нам – и в зданиях, и в ликах…

 

Я думаю, что внуку повезло –

Он обретет уверенность и силу,

Он словно пропитается добром,

Он станет жить счастливым в нем,

И будет так любить, как я любила.

 

 

ПОЗДНЯЯ ОСЕНЬ

 

Какая синь! Как краску расплескали…

И облака ее стереть не могут…

Их ветры по крупицам собирали,

Чтобы с дождем отправиться в дорогу.

 

Но синь небес настолько не подвластна,

Что пахнет летом воздух и трава,

И все усилия ветров напрасны –

Сегодня осень только и права.

 

Еще один денек, одно мгновение

Такая хрупкая продержится листва –

Нелепая, с холодной точки зрения,

Но близкая еще живым лесам.

 

Еще глоток… и легкие раскрылись,

Глаза запомнили, как эта синь светла,

Чтобы зимой не прилагать усилий

Над памятью последнего тепла.

 

 

КОНЦЕРТ

 

С полоской яркого огня

«Фонарь» подвесило Светило,

Зажгло его на склоне дня,

А видно погасить забыло…

 

И он горел, не уставая,

Так освещал, к себе маня,

Что мир смотрел, не узнавая,

Такого неба и огня…

 

И вечер тихо удивлялся,

Старался ждать и не темнеть,

А каждый кустик освещался,

Как будто пробовал гореть.

 

Но вдруг опомнилось Светило,

Накрыло тучей-колпаком,

И стало снова так, как было,

Когда цвета исчезли в нем…

 

Но только краски отступили,

Как снова с неба луч прорвался,

На сцену звезды выходили –

Концерт вселенной продолжался…

 

 

Я НЕ ЛЮБЛЮ ХОЛОДНЫХ ЗИМ УЗОРЫ…

 

Восход сегодня мрачен и могуч –

Мороз и солнце спорят в небесах…

Сквозь облака скользит неловкий луч

И тут же остывает на лесах…

 

И неба синь, и белые разводы,

И черных туч безумная игра –

Напоминание самой природы,

Что наступает зимняя пора.

 

Пока что иней только поутру,

Еще желтеют белые березы,

Они горят как свечи на ветру,

Хотя их тоже тронули морозы…

 

Простерли ветви, небеса моля,

Поверили, что им осталось мало

До той поры, как серая земля

Укроет корни белым одеялом…

 

Я не люблю холодных зим узоры,

Короткий день – усталый и бесцветный,

Мне по душе, когда рождают споры

В лазурном небе алые рассветы.

 

 

А Я ПОВЕРЮ

 

А я поверю тем словам,

Что сказаны в порыве страсти…

Ведь разум в этот миг не властен,

А сердце отдано богам.

 

И там, с небесной тишиной,

Из глубины морей сердечных,

Звучат слова, как бесконечность,

Счастливая своей судьбой…

 

Слова кружат, сплетая сети,

Любовь в душе рождает зной,

Ей чувства вторят, как прибой,

И сердце нежностями метят…

 

Открыто все, чтоб их услышать…

И разум спит, не претендует,

А сердце каждый вздох волнует,

С любовью мир живет и дышит…

 

Всегда стараюсь уловить

Слова, рожденные от страсти,

Когда над нами ум не властен,

То сердцем можно говорить.

 

 

ПРОСТИТЬ – НЕ ЗНАЧИТ ВСЕ ПОНЯТЬ…

 

Простить – не значит сразу все понять

И снова верить новым обещаниям…

Для тех, кто не умеет ждать,

Прощение похоже на прощание.

 

И что бы там ни пели про любовь

И как бы ни старались восхищаться,

Прощение, обычно, чья-то кровь,

Скорее тех, кто не хотел прощаться.

 

Прощать – не значит благодушным быть,

Оно не будет никому спасением…

Для тех, кто хочет навсегда забыть,

Прощение – дорога к отступлению.

 

И как бы ни горели чувства вновь,

Не стоит с этой новостью свыкаться,

Прощение похоже на любовь,

Которая пришла, чтобы расстаться.

 

 

НЕСОВПАДЕНИЕ

 

Можно быть в холоде, но в тишине,

Можно голодным, но на свободе,

Можно быть раненым, но на коне –

Есть варианты для жизни в природе…

 

Часто нам кажется – выбор хорош,

Он обоснован, почти гениален,

Только другие не ценят ни в грош

И возмущаются, даже скандалят.

 

Сколько возможностей все повернуть,

Свыкнуться, сдаться, отдать, согласиться,

Только бунтует природная суть,

Не совпадают гены и лица.

 

В этом, наверное, смысл любви,

Знает его не одно поколение –

Если огонь закипает в крови,

Значит, мы боремся с несовпадением!

 

Значит нам в тягость покоя личина,

Где равнодушие пахнет бедой…

Несовпадение – факт и причина

Воли, движения, жизни самой.

 

Действие – стимул для боя отличный!

Если мы все-таки медлим и ждем –

Все совпадает, и нам безразлично

Умерли мы или все же живем.

НЕ ДАЙ МНЕ, БОГ...

 

Не дай мне, Бог, судьбу перехитрить,

Жить равнодушной и к беде холодной,

Перегореть и вольной птицей быть –

Стать одинокой, больше, чем свободной.

 

Не дай мне, Бог, отринуть суть вещей –

Все принимать, ничто не возвращая,

Быть независимой от участи людей –

Стать белою вороной в черной стае.

 

Не дай мне, Бог, терять и пережить

Тех, кто мне дорог, младше и нужнее,

И от потерь бессонной ночью выть –

Стать, не ко времени, врагов сильнее.

 

Не дай мне, Бог, понять свою ненужность,

Быть ей судьёй и первым палачом,

И двери распахнуть жестокой стуже –

Стать для себя – единственным «плечом».

 

Не дай мне, Бог, раскаяться в победе,

Быть странником, забывшим дом и страх,

Всех пережить, все горести изведать –

Стать вечным покаянием на устах.

 

 

«ЗЕРКАЛО» ТАРКОВСКОГО

 

Мой Черный человек идет за мной,

Угадывая каждое движение,

И возникает черным отражением

В том Зеркале, что за мой спиной…

 

В нем время прошлое и силуэты,

И памяти моей неровный ход,

И жажда все увидеть наперед

В реальном, а не искаженном свете…

 

Но Зеркало тревожит ветер скорый,

Живой, не терпящий догадок и преград,

И Черный человек ему не рад,

Что чувства разбудил, что с прошлым спорит,

 

Что будущее может привести,

А это неприятности, движение,

И это в сердце жажда пробуждения

И памяти тревожные листы…

 

Я Зеркало пытаюсь повернуть,

Закрыть от Черного немого человека,

Ему и жить осталось-то с полвека,

Но он Кумира может сотворить.

 

Что в Зеркале тогда отобразится?

И можно ли все это побороть…

Не примет ли его Живая плоть,

Чтобы в Кумира перевоплотиться?

 

И всё, что создадут тогда в неволе,

Кумиру снова в жертву принесут…

А он, презрев восторги и приют,

Одним ударом Зеркало расколет.

 

 

ПАМЯТИ А. БЕЗДЕНЕЖНЫХ

 

Есть в легкости его стихов – печали…

Они к Земле прислушивались чутко…

И слово было, вроде, не в начале,

А сразу в небесах, без промежутка.

 

И это небо, что его влекло,

И эта святость в наше злое время,

И ощущений странное тепло,

И принятой ответственности бремя.

 

Откуда всё в обычном человеке?

А может, Бог решил его коснуться

Гораздо раньше, и не в нашем веке,

Чтобы судьбы его наметить русло?

 

В стремлении понять и измениться,

И поделиться всем, что удивило,

Живет желание парящей птицы –

Высокое небесное мерило…

 

Прощение живет, надрыв и сложность,

Хотя обид успел познать немного,

И эта неспокойная возможность –

Принять разбитую людьми  дорогу…

 

Дано, как птице, все узнать до срока

 И от манящей выси отказаться…

Чтоб жизнь вложить в волнующие строки

И на Земле среди людей остаться…

 

 

ВЕСЕННЯЯ ИГРА

 

Солнце каплями прорастает

И сосульками с крыш, под вечер –

Нас тревожит и соблазняет,

Подгоняет Весне навстречу.

 

Там, по городу,очень заметно,

По дорогам, домам и паркам,

Скоро с первым дождем и ветром

Нам Весна разнесет подарки –

 

И ручьи, и блики на лужах,

Птичий гомон, вчерашний лед

И, как воздух сегодня нужный –

Одуванчиков желтый «мед».

 

В сердце вспыхнуло ожидание

Новых встреч, событий и мыслей…

Тают льдинки, как сострадание

К датам, людям, обидам, письмам…

 

Снова взгляды волнуют, тревожат…

Стоит верить и нужно ждать,

Ведь возможно, вполне возможно,

Всё вернется с весной опять…

 

И захочется удивиться,

От зимы холодной очнуться…

Ах, какие глаза и лица!

Может, стоит мне оглянуться?

 

 

ПТИЦЫ НА ПРОВОДАХ

 

Если думать, то о Весне…

Но Зима еще в самой силе,

И, наверное, было б честней,

Чтобы мы о Весне забыли.

 

А Зима живет с холодами,

Приукрасилась – хоть куда…

Только ей неуютно с нами,

Мы как птицы на проводах –

 

Замираем и голос прячем,

Нам не хочется говорить…

Где же ты, госпожа Удача,

Как же нам до Весны дожить?

 

Я, собрав себя по крупицам,

Стану верить, буду стараться –

Может, снова Весна приснится,

Чтобы встретить… и не расстаться.

 

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ВЕСНЫ

 

Снег прошел – занес следы и судьбы…

Не оставил черной полосы…

Неужели все вот так и будет,

Словно остановлены часы…

 

Все вокруг покрыто только белым…

Где же у дороги верх и низ?

Где же этот склон обледенелый –

Зимний неудавшийся «сюрприз»?

 

Будто нам покой уже предписан,

И огня не в силах раздобыть…

Словно потеряли право мыслить,

Через силу продолжаем жить…

 

Снег прошел… Но скоро он растает,

И дорога снова оживет –

Ах, как мы вздохнем и полетаем…

Как душа одобрит наш полет,

 

Сверху будет мир уже зеленым,

Звон ручья послышится ясней…

Мир, улыбок и мелодий полный –

Он теперь достанется Весне.

 

 

ГОРОД ПАМЯТИ

 

Есть в памяти моей особые дома,

Ключи к которым  я храню от многих…

Сюда я прихожу тихонечко сама

И заметаю за собой дорогу…

 

Я к каждому из них имею разный счет

И чувства разные, и разные желания –

Одни поддержат мной  задуманный полет,

Другие возвратят мои страдания…

 

Но это город мой и улица моя,

И я не собираюсь им ни с кем делиться,

Живут в нем навсегда ушедшие друзья,

Любимые и близкие мне лица…

 

Сюда я прихожу, когда мое лицо

Устанет расточать вокруг улыбки,

Беру тогда ключи, вбегаю на крыльцо

И разбираю памяти открытки.

 

Я здесь –  среди своих, могу быть здесь любой,

Какой узнали многие из здешних,

Здесь все как в прошлых днях,

Во всем подход простой –

Меня поймут и праведной, и грешной…

 

Мой город неземной с годами все старей,

И окна угасают понемногу…

Когда-нибудь и я застыну у дверей,

Забыв назад знакомую дорогу…

 

 

ВСТРЕЧА С МОЛОДОСТЬЮ

 

А я вас видела, признаюсь,

Вы шли, от ветра закрываясь,

И он вам теребил слегка

Седую проседь у виска…

По-разному мы шли, как прежде –

Вы отрешенно, я с надеждой…

И тротуаров параллель

Была преградой нам теперь…

А раньше мы о них не знали,

Они, сливаясь, исчезали…

И перекресток в сто дорог

Одну лишь выбрать только мог,

А если две давал случайно,

Мы были в страхе и отчаянии,

И расцепить не в силах руки,

Вдвоем бежали от разлуки.

А ветер был как развлечение –

Он нам раскачивал качели,

Он рвал из рук стальные цепи –

Отчаянный тогда был ветер!

Вы были так ему подстать…

Когда ж успели так устать?

Сейчас и ветер не велик,

А теребите воротник...

Я вас увидела случайно,

Шла параллельно с вами, тайно,

А рядом, встречу не тая,

Шла с ветром молодость моя.

 

 

В ГОСТЯХ У ГОНЧАРОВА

 

Все погрузилось в дрему летним днем,

Как у Обломовых, две сотни лет назад…

Наш кот Василий «дрыхнет» под кустом,

Мы – на диванах, а цветы – в садах…

 

Лениво ветерок листву колышет –

Он тоже спит… и пруд лежит стеклом…

Трава поникла и почти не дышит –

Все замирает, даже старый дом…

 

Там, в городе, идет работа споро,

А здесь, на даче, в знойный летний час,

Дремота нежная, как в книге Гончарова,

Накрыла легким покрывалом нас…

 

И зной сморил, и сладкая истома,

И тишина, забытая за зиму…

Я жду – вот ляжет тень от дома

И наберу смородины в корзину…

 

Пока ее лениво собираю,

Все думаю о прошлом и  забытом –

С Илюшей мысленно подворье обегаю,

Знакомлюсь с сонным деревенским бытом…

 

Пусть ягоды испачкали мне руки,

Я ведь не здесь, а в прошлом веке снова,

Я отдыхаю от людей и скуки,

Совсем как на усадьбе Гончарова.

 

 

УТРО

 

Дятел сел на бузину,

Примостился вверх ногами.

Солнце спрятало луну,

 Осветив ее лучами.

 

Росы напоили травы,

Распрямили все листочки

У берез, что спят в дубравах

В белых, ситцевых сорочках.

 

Ветер стих, рассвету вторя,

Разукрасил небо алым…

Тишь такая, будто горя

На земле уже не стало…

 

Пульс Земли отчетлив, ровен –

Так оно должно и быть…

Как прекрасен мир, покоен,

Как в нем хочется пожить… 

 

 

НОЧНАЯ СЦЕНА

 

Быть может, эта встреча что-то значит…

А может, просто кругом голова…

И недоступно все переиначить,

И невозможно вычеркнуть слова…

 

Ночные тени легковерно серы,

И краски лета в темноте бедны…

Колышет ветер легкие портьеры

С серебряными бликами луны…

 

Окно от фонарей в холодных блестках…

Тревожно так, что замирает кровь…

Вся ночь – театр, комната – подмостки.

А мы играем сцену «про любовь».

 

 

ВЕТРЕНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

 

Ветер вкрадчиво шумит,

Словно в «Зеркале» Тарковского –

Тянет, манит как магнит –

Легкий, нежный, как из воска.

То разгладит – встрече рад,

«Отметелит» – боже правый!

Или выкрасит закат

Золотым, лиловым, алым…

Ветер – он живой, как люди –

То безумный, то надежный,

А захочет, страшным будет,

И горячим, и тревожным.

Спорить с ветром бесполезно –

То согласный, то хитрит,

То игрив он, то любезен,

То волнует, то молчит…

Так закрутит, что сгибает,

Пыль метет – лишает зрения…

Как он мне напоминает

Наши с вами отношения…

 

 

БАБОЧКА

 

Порхает бабочка с травинки на травинку,

Цветок заденет, ветку, водоем,

А иногда и с мотыльком вдвоем –

Такая пасторальная картинка…

 

Со стороны – простое бытие,

Особой пользы нет, но и вреда не видно,

Но почему-то за нее обидно,

Вернее, за бессмысленность ее.

 

Вот, есть и люди – все чего-то ждут,

И, вроде, создают, и что-то знают,

И с этим «чем-то» по Земле порхают,

Летают, веруя, что, как и все, живут.

 

А жизнь бессмысленностью не бывает,

Она несет в себе какой-то груз

Тех обязательств, трудностей и уз,

Которые те «бабочки» не знают…

 

А жизнь нам предлагает размышления

И выводов сомнительный урок,

И кладезь знаний, припасенных впрок,

И взлетов радость, и удар падения…

 

Порхает «бабочка», хоть день ее и пуст,

Желаний к совершенству не имеет,

А рядом жизнь идет уж тем ценнее,

Что бездна в ней ума и ярких чувств.

 

 

АКВАРЕЛИ ЛЕТА

 

Эти лета акварели –

Не захочешь, а напишешь…

Эти сосны, эти ели,

Эти розы, сливы, вишни…

И тропинки, и дороги,

И зеленые подлески,

Эти флоксы у порога,

Эти грядки как отрезки…

Прямо к берегу и к лодке,

Весла, зеркало залива,

И палатки, как пилотки

На макушке у обрыва…

Камыши стоят, как свечи,

Шум волны, шлепок блесны…

Это утро, этот вечер –

Так понятны и ясны.

Цвет июня – чуть окрашен.

Он меня на мысль наводит –

Все как в молодости нашей

Постепенно в силу входит.

Вот июль – другое время.

Месяц солнышком обласкан,

У природы зреет семя,

И она щедра на краски.

Но июль – еще не «вечер»…

Скоро август – ближе старость.

Мы готовы к этой встрече,

До нее чуть-чуть осталось…

Осень сбросит дни, как листья.

Убедит, что все не вечно,

Растревожит наши мысли,

И уйдет к зиме беспечно.

 

 

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

 

Ты делал плов, а надо мной струился

Давно знакомый, «азиатский дух»…

И в казане усердно золотился

Белейший рис, что от семи недуг…

 

Мужские руки ловко колдовали,

И было так привычно и легко…

Мы говорили, словно шарф вязали,

И до разлуки было далеко…

 

Предчувствие обманывало слепо,

Мы плыли в эйфории тех часов,

Когда за окнами струится лето

Любвеобильным запахом цветов…

 

И сердце о беде не говорило,

Как будто не предвидело ее…

Я так уверенно тебя любила,

Что даже не вникала в бытие.

 

Звонок раздался, тишину нарушив,

В глазах растерянность, и фразы…на лету…

И плов, казалось мне, один из самых лучших,

Вдруг потерял свой вкус и остроту…

 

Отъезд был неожиданным как выстрел,

Он оборвал «вязаний» наших нить…

И только дождь все мыл вокруг и чистил,

И только я не знала, как мне жить…

 

 

ВЕЧЕР БЕЗ СЛОВ…

 

Ты говори – я помолчу…

Не потому, что не отвечу,

А потому, что этот вечер

Запомню так, как захочу.

 

Горит огонь в печи обычной,

Дрова трещат, ведут беседу…

Не тороплюсь, не сплю, не еду,

Ты рядом – все, мой друг, отлично.

 

Наш кот ушел к знакомым кошкам

И тишину не нарушают…

Я медом блюдце наполняю,

Ломая соты чайной ложкой.

 

Мне даже думать надоело…

Ты говори, а я не буду…

Возьму сейчас с малиной блюдо

Переберу, пока не съела.

 

Янтарный мед стекает в блюдце,

Я, слушая, почти не слышу …

А в окна к нам стучатся вишни,

И ветви винограда бьются…

 

Ты продолжай – мне все едино –

Ручей журчит или слова…

В истоме никнет голова,

А в чае кружится малина...

 

Что впереди – мне безразлично,

Я каждой клеточкой в природе,

Я вся в малине, вишне, меде…

И все это со знаком «лично».

 

Ты говори, а я не стану…

Не каждый день такой полет,

Всех чувств моих переворот,

От нежности и до нирваны…

 

 

ЛЮБВИ ВСЕ  ВОЗРАСТЫ…

 

Я помню все наверняка,

Я знаю тот глоток свободы,

Его нам предлагают годы,

Пожалуй, лет до сорока.

 

Мы были так увлечены,

Так влюблены и так беспечны,

Что мир вокруг казался вечным

Без обязательств и вины.

 

И каждый шаг легко давался.

И не давило плечи бремя,

Жизнь без границ вмещало время,

День длинным был и не кончался…

 

С восторгом брали на себя

 Драйв от любви, когда опасно, 

 Нам было все предельно ясно –

Жить невозможно, не любя.

 

Но Пушкин прав, конечно, был –

«Любви все возрасты покорны». –

Так видел ум его проворный,

Так гений чувствовал и жил.

 

Сейчас мы все подобно листьям,

Любовь, как ветер  вспоминаем –

Она всегда была живая

И эта главная из истин.

 

И есть еще одна, вполне

Проверенная через годы –

Любовь дает дышать свободе,

Как акваланг на глубине.

 

 

НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ

 

Согласна с теми я во мнении,

Что прав закон Земли – меняться,

То есть с прошедшим расставаться

Во имя нового значения.

 

Передо мной не лес – подлесок,

Куртинка малая на поле,

Но он упрямо с лесом спорит

За право выжить в этом месте.

 

А вот ручей бежит, искрится,

Пока травинки лишь смывает,

Кто наблюдал, тот точно знает,

Что речка скоро потеснится.

 

Подросток рвется вверх упрямо,

Коленки, падая, калечит,

Но взрослые – они не вечны,

И вот уж дети жизнью правят.

 

И в этом смысл существования,

И это правильно и честно,

Когда на смену старым песням,

Приходят новые названия.

 

 

ВСТРЕЧА

 

Как я могла вас не заметить?

Не оглянуться, не узнать…

За эту пьесу вы в ответе –

Вы в ней пытались роль сыграть.

 

А я не видела вначале

Усталых глаз и равнодушия…

Вы осторожно настояли –

Я согласилась вас  послушать…

 

Огонь все ближе разгорался –

Лизнуло сердце, обожгло…

Роман банально начинался,

Я заскучала… вам назло.

 

Мне захотелось не поверить,

Не удивиться, встретив взгляд,

Не распахнуть навстречу двери,

Не отступить на шаг назад…

 

Как я могла? Но вы смогли же –

Случайно слово обронить

И сделать вид, что стали ближе,

Что лишь осталось …полюбить.

 

Вы столько страсти обещали,

Пытаясь дрожь в руках унять…

И все заранее прощали,

Стараясь сцену доиграть.

 

Сюжет подобных «водевилей»

Был популярен в это лето…

Вы говорите – мы любили?

Как я могла не помнить это…

 

 

ОЩУЩЕНИЯ

 

Я знаю это состояние –

Все замыкается на НЕМ!

Теряешь чувство расстояния,

Как след теряешь за веслом.

И жизнь опять имеет смысл,

И час наполнен до краев,

А в голове мечты и мысли,

Как сплав реальности и снов.

 Стучит и бьется сердце где-то,

А страсть рисует сцены в лицах…

И на холсте Любви приметы,

Как натюрморт сюрреалиста.

Не знаю ярче состояния,

Сильнее для любви значений,

Чем тот восторг и узнавание

Безумных  чувств и ощущений.

 

 

МОЙ ПУШКИН 

 

Я эту вязь из-под пера

Всегда с восторгом узнавала,

И не читала, а жила,

И не внимала, а дышала…

 

И годы, и природы знаки

В стихах по-прежнему живут –

Слова горят, как в поле маки,

Как в небе праздничный салют.

 

Тревожат чувством, дышат волей –

Они, как добрый талисман –

Любовь подарят и намолят,

Вплетая в призрачный роман…

 

Волнуется, страдает сердце,

Пульс бьется, и щека горит,

И никуда от строк не деться,

Не отпускают, как магнит.

 

Поэтов много у России,

Но Пушкин – больше чем поэт  –

Он наша боль и наша сила,

Родник и храм, и божий свет.

 

 

ВЕСЕННЕЕ…

 

Я с природой один на один,

Мы согласны с ней и едины.

Неба купол, как отблеск воды,

Воды в реках, как синие льды –

Удивительная картина!

Я стою, а вокруг дороги

И цветов, пусть пока немного,

Но зеленых ковров кружева

Разбросала кругом трава,

Удивленная  теплой погодой.

Я с природой слиться готова,

Позабыть о родных, друзьях…

Чтобы ветры меня будили,

Рядом птицы под крышей жили

И галдели, что все – не зря!

МОЙ КОТ – НЕ КОТ…

 

Мой кот – не кот,

Он человек, мальчишка.

А может, и совсем наоборот –

Тот самый кот из старой доброй книжки,

Что скоро сапоги приобретет?

 

Когда Василий смотрит – видит много,

Уходит далеко от нас вперед…

Из тысячи дорог найдет домой дорогу,

И все равно ко мне во двор придет,

Еще потрется об меня немного…

 

А как он любит по траве шагать!

Ну,  чистый тигр, даже без сомнения.

Он может яблоко с ветвей достать,

Послушным быть по моему велению,

Хотя на все – свое имеет мнение.

 

И пусть Васек на чердаке родился

От беспородной и бездомной кошки,

Но интеллектом мощным зарядился –

Соседи нам завидуют немножко

С тех пор как он на даче поселился.

 

Мой кот – как кот! И все же удивляет

Тем, как он ходит, дышит и живет…

Во мне все больше чувство побеждает,

Что он не тот, кем с виду предстает –

Мальчишка он! И лишь в кота играет.

 

 

*** 

Здравствуй, Красная Поляна!

Как жилось тебе зимой?

Как ветра кружили пьяно,

То с березой, то с сосной?

Где воробышки тут жили,

Что веселою толпой,

Над деревьями кружили

И галдели день-деньской?

Как Земля спала устало,

Под пушистым пледом нежным,

А вокруг метель гуляла,

Накидав сугробов снежных…

Расскажи о первой луже,

О весеннем сарафане –

Он идет тебе не хуже

Белоснежных одеяний.

Как Весной трава проснулась,

Запестрели первоцветы?

Расскажи, ведь мы вернулись,

Чтоб с тобою встретить Лето.

 

 

НЕ  ОПУСКАЙТЕ  РУКИ…

 

С бедой уходит праздник из стихов,

Все больше думы тяжкие тревожат…

И ночь не дарит легковерных снов,

Чтоб не питать надеждою, быть может…

 

Зачем живем?Не Боги – раз бессильны…

Мы смысл жизни постигаем сами…

И он не в том, чтоб на плите могильной

Большой разрыв зиял между годами.

 

Судьба дает и радость, и печали,

Кидает испытания, разлуки –

То тормоза на всем ходу включает,

То  кандалами сковывает руки…

 

Но я ведь помню то, что знала прежде –

Когда разжаты пальцы рук безвольно,

Сквозь них уходит Время и Надежда,

А их опасно потерять и больно…

 

Сквозь пальцы жизнь стекает,  как песок,

Инертность гасит все, что мы любили…

Дай бог, чтоб лихорадочный висок

Еще пытался  обуздать бессилие…

 

Нам важно руки не ронять устало,

А пальцы крепко сжать, как для удара –

Тогда получим Стимул и Начало,

И жизнь спасем, и проживем недаром.

 

 

О МИЛОСЕРДИИ

 

Милосердие – наша отдушина.

Научить ему невозможно.

Среди общего равнодушия

Пролезают ростки осторожно…

 

Всем известны их долг и доля,

И среда для их прорастания –

В медицине, в детдоме, в школе,

Расцветать должно сострадание.

 

Но в больницах его не хватает,

Здесь в почете могучий Профи –

Он нас лечит и, вроде, спасает –

Только боль не берет и морфий…

 

Только хочется, почему-то,

Чтобы сел этот Профи рядом,

Руку взял на одну минуту,

Успокоил, хотя бы взглядом…

 

Ведь недаром живуча фраза –

Если после беседы с врачом,

Вам не стало лучше гораздо –

Значит это не то плечо…

 

Поскорее другое ищите,

Торопитесь, пока не поздно –

Милосердие – в дефиците,

Дорогое лекарство сегодня!

 

 

НОВОЕ ВРЕМЯ

 

В юности сахар казался нам слаще,

Да и водичка, пожалуй, мокрее,

Мир был доступным, лихим и блестящим,

Люди встречались намного добрее…

 

Жили привольно – к чему экономить!

Дней впереди не достать и не счесть.

Если бы можно нам было напомнить,

Что с нами будет, и с чем это «есть»…

 

Если бы молодость раньше узнала

То, что сейчас только старость смогла –

Мы бы, возможно, вернулись в начало,

И наша жизнь по-другому прошла…

 

Стоит ли прошлыми догмами мыслить?

Старое сбрасывать чуть ли не с кожей?

Как бы ни чтили мы даты и числа,

Мы же не станем сегодня моложе…

 

То, что нам раньше бесспорным казалось,

Праведным, нужным, а может, убогим –

Все на обочине, в прошлом осталось –

Время другое идет по дороге.

 

 

ЛОГАРИФМЫ

 

Как трудно ждать и догонять,

Хотя чего я жду – не знаю…

Но очень хочется понять,

Что я пока не понимаю…

Мне неуютно стало жить,

Дышать порою невозможно –

То не хочу его забыть,

То все покажется ничтожным…

А страсть бежит по борозде,

Разносится усталым мозгом –

Она уже во мне везде,

Каким-то логарифмом сложным…

Терплю разлуку в меру сил –

Все кроме этого не важно!

Как будто бес в меня вселил

И эту страсть, и эту жажду…

Невыносимо столько ждать…

А вдруг порыв слепой и ложный?

И тщетно хочется понять,

Что и понять-то… невозможно.

 

 

ВПЕЧАТЛЕНИЕ…

 

Сердце…ноги ватные…

Бреду по лестнице и… больше не могу…

Вдруг голос рядом (до чего приятно) –

«Давайте руку, я вам помогу».

 

Я слышала немало слов и знала –

Меня не удивить прекрасным слогом,

Но ни одно из них так не звучало,

Как голос ангела или, возможно, Бога…

 

Когда нам плохо – мы не ищем чуда,

А лишь сочувствия, поступков, может, слова…

Нам нужно знать, что рядом будут люди, 

И что помочь они тебе готовы…

 

Я и лица тогда не разглядела,

Да и неважно, как его зовут,

Но ноги шли, а сердце так и пело –

«Давайте руку, я вам помогу»

 

 

РАВНОДУШИЕ

 

Равнодушие меры не знает,

Не страдает оно, не болеет…

Равнодушие обнимает,

Но от этого только злее.

 

Сколько в мире надежд разрушено,

Сколько воин, непонимания –

Оттого, что живет равнодушие,

Проявляя свое старание.

 

С ним нельзя простить и поверить,

И нельзя вернуться к прошедшему,

Невозможно тоску измерить,

И в беде помочь и утешить.

 

Все, что сгинуло и потеряно,

Все, что жизни уже лишилось –

Равнодушию было вверено

И, как следствие, не случилось.

 

 

Я ПОМНЮ…

 

А разве мы встречались где-то?

Грибной канал, высотный дом…

И он с другого края света,

И я… вся c мыслями о нем…

Какие силы нас держали,

Какие ветры занесли…

Мы разве это понимали

Когда друг друга обрели.

И сколько было дней … не помню –

Погода, люди, города…

Огни, восторги, слезы, волны…

Быть может,  снились мне тогда?

А жизнь проносится мгновенно,

Бесценный оставляя след –

Загадки, страсти и сомнения,

Вопрос, молчание, ответ…

Я помню – это было с нами,

Я видела в своей тоске,

Как исчезали под волнами

Слова и клятвы на песке…

 

 

ТОЛЬКО НЕ ЭТО…

 

Я все приму, кроме Желания

Как ожидания беды,

Как неизбежности страдания,

Как не пригодности среды.

 

Я все пойму, кроме Молчания

Как нежелание понять,

Как бесполезность ожидания,

Как намерение отнять.

 

Я все исправлю, кроме Лени

Как безразличие судьбы,

Как инфантильность поколения,

Как неприятие борьбы.

 

Я все прощу, кроме Отсутствия –

Его ничем не заменить…

Как неспособность жить и чувствовать,

И невозможность полюбить.

 

 

*** 

Мне кажется, что все когда-то было…

И имя для меня уже звучало,

И я безумно по тебе скучала,

Все оттого, что я  уже любила…

 

Наверное, тогда я умерла,

Не выдержав бессовестной разлуки –

Мне видится,  я знала эти руки

И как тебя отчаянно ждала…

 

И в первый раз, переступив порог,

Я вспомнила, что это ты, конечно –

Не может быть разлука вечной,

Такое выдержать никто не мог.

 

Я в доме ничему не удивилась,

Здесь было все, что я уже любила…

Я поняла  – все это было, было,

Я не пришла – я просто возвратилась.

 

 

ЭТЮД

 

Наконец Зима снимает

Холод, лед, метели тоже,

Снег печально доживает,

Покрываясь хрупкой кожей.

 

День поет синицей звонкой,

А довольное светило

На проталинах «зеленкой»

Мажет землю торопливо.

 

На деревьях рвутся почки –

Им пора за жизнь сражаться,

Подмерзает сырость ночью,

Чтоб ручьями разбежаться.

 

Луч в стекле разводы мажет

То ли солнца, то ли света…

А душа чего-то жаждет –

То ли счастья, то ли… лета.

 

 

БЫВАЕТ ВСЕ…

 

Бывает, льются в нас слова

Бравурной песней,

Звучат как новая глава,

А нам в ней тесно…

Все реже стали говорить

Под шорох листьев,

Не возмущаться, а молить,

Сверяя мысли…

Но те, кто любит – не кричат,

Почти не дышат,

Глаза влюбленные молчат,

А сердце слышит…

 

Бывает, вечер за окном

Устало тает,

Кого-то ждет огромный дом –

Кого – не знает…

Так редко видно за стеклом,

Чтоб половицы

Ходили всюду ходуном,

Мелькали лица.

Но тем, кто счастьем дорожит,

Давно известно,

Что радость в доме будет жить –

Когда в нем тесно…

 

Бывает, к славе держат путь –

На всех в обиде,

И день, и ночь о ней поют,

А их не видят…

И реже к истине идут

Своей дорогой –

Презрев дешевенький уют,

Стирая ноги.

Но те, кто понял жизни суть –

Горят как свечи,

Чужую боль в себе несут

И раны лечат…

 

 

ПРАВ ВЫСОЦКИЙ…

 

Я свободна от тебя, свободна

От твоей безрадостной любви…

Быть такой сегодня даже модно –

Без огня любовного в крови.

 

Открываю двери, выпускаю

Страсть, надежду, радость и печаль –

Пусть летят, как одуванчик в мае,

Мне их и не нужно, и не жаль.

 

Но недаром говорил Высоцкий –

«Я дышу, и значит – я люблю»…

Я же легкие покрыла воском

И дышать себе же не велю…

 

Сколько нас, непонятых, страдает,

Вдох любви дается нам с трудом –

Будто бронхи жаром заливает

Или горло покрывает льдом.

 

В этом мазохизме – проза будней

И любви трагический надлом…

Прав поэт – не дышим, и не любим,

Стало быть, мы просто… не живем.

 

 

CОВЕТЫ МУДРЕЦОВ

 

НЕ ТРОГАЙ, ЧТО УХОДИТ – позволь ему уйти…

Поверь, что не сошлись тогда дороги и пути,

А в жизни все намечено, расчерчен нам маршрут,

И те, кому положено, тебя потом найдут.

 

О БУДУЩЕМ ЗАДУМАЙСЯ, не жди, а помогай…

Дороги впереди у нас ведут не только в рай,

И если не изучены тропинки и мосты,

Возможно, в этом будущем окажешься не ты.

 

НЕ УСЛОЖНЯЙ ПРИШЕДШЕЕ, пусть будет так, как есть…

Прими как что-то внешнее и никуда не лезь,

А голову сверхумную и тысячи идей

Ты спрячь, чтобы не мучиться потом на склоне дней.

 

Я все это читала десятки лет подряд…

А если бы послушалась? Другой вела расклад –

Наверное, была бы не тем, кто есть сейчас,

И, может быть, пораньше пробил удачи час…

Возможно, что надежнее учиться у других,

Чтоб в горы не стремиться, чтоб не сорваться с них…

Спокойнее выслушивать советы мудрецов,

Чтоб не тревожить душу, и не «терять лицо»…

Я мудрости внимала, но жить так не могла.

Своим умом старалась решать свои дела,

Считала – лучше верить, сорваться, полюбить,

И лучше ошибиться, чем чью-то жизнь прожить…

 

 

ЧАСТИЦА НЕ…

 

Я Не хочу с тобой ни спорить,

ни догонять, ни говорить…

Моя любовь была как море –

теперь в нем нечего ловить…

Все обмелело, все иссохло,

не слышно рокота волны,

И я как будто бы оглохла

от этой жалкой тишины…

И НЕ хочу, чтоб возвратились,

И НЕ желаю вспоминать,

Мои глаза уже простились,

чтобы не встретиться опять …

Все наши рыбки золотые

лежать остались на песке,

Бессильные и не живые,

как крылья бабочки в сачке.

Что ж мы такое сотворили,

чтоб наяву, а не во сне,

Смешались правила и стили?

Кругом одна частица НЕ …

Нам НЕ догнать, НЕ раствориться,

НЕ пожалеть, НЕ удивить,

И НЕ спастись, и НЕ влюбиться…

Да и, наверное, НЕ жить…

 

 

Я НИЧЕГО НЕ СОХРАНЯЛА…

 

Я ничего не сохраняла,

Считала – главное не здесь,

А жизнь, что площадь у вокзала –

Всегда успею в поезд сесть.

 

Менялись годы, и невольно

Вокзал менял свой внешний вид,

Но я была вполне спокойна –

Ведь поезд все еще стоит.

 

Но неминуем час расплаты –

Я снова в «зале ожиданий»,

А на перроне пустоватом

Стоят одни воспоминания…

 

Собрать пытаюсь по крупицам,

Но жизнь торопит неуклонно,

И многие исчезли лица,

А что-то вовсе не знакомо…

 

А есть, что с поездом умчалось,

А что-то вовсе и истлело,

И поздно начинать сначала,

И все слова пустила в дело…

 

Я лихорадочно, как в горе,

Пытаюсь миг остановить,

Но красный цвет на семафоре

Сигналит – рельсы уступить…

 

Как я могла так растеряться,

Ведь знала, вторила молва,

Что никогда не повторятся –

Возможность, Время и Слова!

 

 

НАШ ПУШКИН

 

А гений Пушкина сегодня с нами,

Он жив в учебниках и, главное, в сердцах,

Как эти силуэты на полях

В гармонии с поэтом и стихами.

 

И моря шум, и первое причастие,

И шепот залов, свет свечи неясный –

Все это интригует… и прекрасно

Как чувство неминуемого счастья…

 

Поэт поэтов был ли счастлив тоже?

Или фантазии его тогда пленили?

Но ведь любовь всегда питала силы

И придавала нежности, быть может…

 

А он любил, отчаянно и страстно,

Никто другой такой любви не знал,

Поэтому и стих его звучал

Уверенно, легко, свежо и ясно.

 

И ныне продолжает всюду виться

Его поэзии серебряная нить,

И нам, как прежде, хочется любить,

Как будто блеск ее на нас ложится…

 

Я думаю – он все тогда решил,

И ничего додумывать не надо –

В Россию Пушкин послан как награда,

За русское величие Души.

 

 

Я ВИЖУ ОСЕНЬ…

 

Уснули ливни за окном, снега и стужа,

И свет рисует за стеклом,

Надломы в лужах…

И ветер стонет каждый день, ломает ветки,

А фонари бросают тень –

Углы и клетки…

Не лезут в голову слова, звучат уныло,

От рифмы пухнет голова –

Не в рифме сила…

Какой-то кризис зимних дней играет светом,

Он небо красит все светлей –

Готовит к лету…

А мы с тобой у той черты, что не вернуться,

Так далеко и я, и ты – не обернуться…

Понять, простить не суждено – мешает проседь…

Чтоб не менялось за окном –

Я вижу осень…

 

 

ЖИТЬ СЕГОДНЯ

 

Когда я прошлое тревожу,

Ответ пытаясь получить,

Я забываю, что не может

Оно ответить, как мне жить…

 

Смотрю в знакомые мне лица,

На мир давно ушедших лет,

И мой вопрос как лист кружится,

Напрасно требуя ответ.

 

Я помню каждый день хороший,

Тех, кто любил, кто верил мне –

Они остались в этом прошлом

Бесценным фото на стене.

 

Да, в этом фото все как было,

Но нет ни смеха, ни слезы…

В нем тихо все, в нем все застыло

Как после бури и грозы…

 

Вопросы шлю в иные сферы,

Словам внимаю мудреца –

Смотреть на небо нужно с Верой,

Вперед с Надеждою в сердцах,

 

Вокруг с Любовью, ладом, дружбой,

С Поклоном к миру прошлых лет…

А жить? – Вот жить Сегодня нужно,

Другого времени и нет.

 

А с прошлым нужно расставаться,

Права была иль виновата,

Туда не стоит возвращаться –

Ты там жила уже когда-то…

 

 

ДВА МИРА

 

Я помню эти «азиатские» глаза…

Когда в покое – словно омут темный,

Но если приближается гроза,

Они становятся страшнее молний.

Другой накал страстей и мир иной,

Быть может, неуютный мир и сложный…

И все-таки он стал для нас с тобой

Знакомым и единственно возможным…

Среди проблем обычной суеты,

В той суматохе дней, людей и лета,

Я помню, как сопротивлялся ты

Привычным и заученным запретам…

Как не позволил обойти судьбе,

Не слушал собеседников докучных –

Они старались объяснить тебе

Неординарный этот шаг и случай…

Два мира стали новым, но одним,

И страсть одна, и ревность, и желания,

Как горная гряда среди равнин,

Как новая планета мироздания…

Потом – вокзала мрак… и разные дороги,

И слезы были, и тоска без смысла…

Но время мудрое стирало понемногу

Свидания, расстояния и числа...

Я знала – эти дерзкие глаза

Они бы не смирились без ответа…

Два мира, как единая слеза,

Остались на перроне в это лето.

 

 

ДЫХАНИЕ ВЕСНЫ

 

Земля обнажается, ей надоело –

Под шубами снежными жарко и тошно…

Зима уважает весеннюю смелость,

Но землю стремится слегка припорошить.

Еще ведь не время, еще так опасно –

То ветер, то холод, то лед, то поземка,

И солнце сквозь дымку проходит нечасто –

Зима охраняет весну как ребенка.

Но капли из туч проливаются ливнем,

А стужа морозит их, ясное дело,

Они повисают под крышей обильно

Сосульками, будто конфетами белыми.

И лужи стараются сохраниться,

Храбрятся, хрустят под ногой на дорожке…

Но пар над землей непокорной клубится

И греет подснежнику тонкие ножки.

 

 

ЦВЕТНЫЕ СТИХИ

 

Ни дня без строчки – для поэта тренинг…

Но ведь поэзия не только рифме учит,

Поэту свойственно созвучие мнений,

А это мастерство, пожалуй, «круче».

 

Стихи, они «не пишутся – случаются»,

Они рождаются невидимо для глаз,

Так по весне фиалки появляются,

И мир по-новому волнует нас.

 

Все, что казалось бесконечно серым,

Приобретает спектра яркий круг,

Тут главное – поэту видеть меру,

Стараясь разукрасить все вокруг.

 

Как это важно – раствориться в цвете,

Слова тогда понятны и легки,

А радуга – лишь мостик для поэта,

И по нему сбегают к нам стихи.

 

 

«ДОЧКИ И СЫНОЧКИ»

 

Огуречные листочки,

Помидорные «петельки» –

Эти «дочки и сыночки»

Появляются в апреле.

Вместе с первыми лучами

К солнцу их ведет дорога

Семенам в охотку с нами

На земле пожить немного.

Их упорство объяснимо,

Знают – не хватает лета,

День ракетой мчится мимо,

Уводя источник света.

Но, сметая все преграды,

Претерпев дожди и жажду –

Нас кормить плодами рады

Весь сезон …и не однажды.

Нам не плохо б поучиться,

Перенять такую смелость

Жить так мало, но стремиться

Для других хоть что-то сделать.

 

 

*** 

Не буду трогать прошлое,

Не стану вспоминать…

Пусть заметет порошею

Забытую тетрадь…

И все слова сердечные

Уже не воскресить,

И все вопросы вечные –

Нам «быть или не быть»…

А надо ли? А можно ли?

Кому? Зачем? Когда?

Уже картину смазали

Года и города…

Но где-то на окраине

Моей души живой

Я верю, что поманит

Далекий голос твой…

И почему-то верится,

Что снова в тишине

Свеча твоя затеплится

В заснеженном окне…

ЛЮБИМАЯ КАРТИНА

 

Все спит под снегом на любимой даче…

А мне так хочется там оказаться,

К березам белоствольным прикасаться,

Чтоб силой напитали на удачу.

 

Пройти по ближней к берегу дорожке

И с высоты на волны посмотреть,

Закрыть глаза и… словно полететь

Туда, где камышей темнеют рожки.

 

Пройти по берегу, следы в песке теряя,

Ногой задеть корягу в липком иле,

И вспомнить все, что мы с тобой любили,

О чем здесь каждый куст напоминает –

 

Как солнце в воду опускалось быстро,

Как лодка подплывала в тишине,

Как с веслами ты шел навстречу мне,

И под ногой шуршали тихо листья…

 

По лесу к дому … вот и поворот,

Крыльцо, ступеньки, окна, половицы

И тишина…уснули видно птицы…

А нас соседка к ужину зовет.

 

 

*** 

Несостоявшийся роман

Всегда волнует больше счастья,

А неожиданный обман

Сильней тревожит, чем участие…

 

Мы не готовы отступать,

И не настроены сражаться,

Нам проще этого не знать,

И сохранять, чем разбиваться…

 

Но жизнь дана, очерчен круг –

Мы в нем кружимся осторожно,

И кто нам враг, и кто нам друг

Узнать из круга невозможно.

 

И только тот, кто разорвал

Условности фигуры этой,

О жизни кое - что узнал

И стал наверняка… поэтом…

 

 

ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

 

Их в этой лодке было двое –

Он греб веслом, она смотрела…

Ей нравилось в нем эта смелость,

(Он с детства знал морское дело)

Сродни мифическому Ною.

 

А жизнь бурлила за бортом,

И волны пеною вскипали –

Ей было весело в начале,

(Его ветра слегка смущали)

Но это был их общий дом.

 

Съедала ночь лучи живые,

И берега, их яркий вид

Ее манили как магнит –

(Он был уверен – отболит!)

На этом не сошлись впервые…

 

По небу туча пробежала,

И дождь пошел, и ветер взвыл,

Она вся выбилась из сил,

(И он тогда еще любил)

А все-таки прокралась жалость…

 

Их лодка стала погружаться,

Договориться не могли –

Ей к берегу, пусть на мели,

(Ему – подальше от земли)

Лишь только бы скорей расстаться. 

 

Всего-то потеряв уют,

Еще одни погасли души…

А ведь могли еще на суше

Смотреть в глаза и сердце слушать,

Чтобы пройти… вдвоем маршрут.

 

 

ДОРОГА К МАМЕ

 

О маме память – не тревожу сильно,

И сны мои ей не сулят печали,

Иначе мамины невидимые крылья,

Уже бы от несчастий закрывали…

 

Когда все хорошо и не напрасно,

Она в краю небесном отдыхает,

Но сердце мамино в работе ежечасно,

И даже там, я думаю, страдает.

 

Когда-то, в детстве, были мы едины –

Я без нее и дня не смела выжить,

Как будто не убрали пуповину

И я за счет нее живу и вижу.

 

Часы сверяла с ней, и дни, и годы…

И если маму за руку держала,

Я видела все краски у природы,

А без нее я их не замечала…

 

И стоило беде какой случиться –

Была уверена, что мама рядом будет,

Что станет для меня почти Жар–птицей,

Но совершит очередное чудо.

 

Взрослеем мы и сокращаем дозы

Общения, заботы, перемены,

А мама остается в той же позе –

Почти что как «Мыслитель» у Родена.

 

И часто ждет нас, подперев ладонью

Уже в морщинках доброе лицо,

Прислушиваясь так, что уху больно –

Не стукнет ли ботинок о крыльцо…

 

И вот сейчас, почти что у порога

Ее последнего и вечного причала,

Я вижу – как светла ее дорога,

Чтоб, не дай Бог, я где–то не упала.

 

 

ВО СНЕ И НАЯВУ

 

Во многих снах хочу к тебе вернуться,

Но Волга между нами – не дает…

А я плыву…и не могу проснуться,

Перевернуть судьбу наоборот.

 

Во многих снах ты снова где-то рядом,

Но тропки заросли глухой травой,

А я бегу, и нет конца у сада,

И нет минуты встретиться с тобой.

 

Но иногда я вижу сны другие –

Когда мы вместе, и не первый год,

Мы для друзей примерные родные,

И далеко опасный поворот.

 

Еще холодность сходит за приличие,

Любовь забытая – за капитальный быт,

И атрибуты счастья все в наличии –

Вот только сердце, глупое, болит…

 

И вновь вопрос о сути сновидений,

Познать которые пытались мудрецы…

Как много их прошло тропой лишений,

Но до сих пор не сходятся концы.

 

Наверное, не стоит и стараться –

Наш опыт в жизни истину найдет –

И мы, устав терять и возвращаться,

У ног любимых завершим полет…

 

 

ЛЮБЛЮ ПОЭТОВ Я…

 

Люблю поэтов я,

И это чувство зримо –

Готова и служить и помогать,

А быть поэту нужной и… любимой,

Что можно лучше этого желать?

 

Слова кружатся,

Обретая смысл,

Подпитывая чувства и сердца…

В них нет расчетливости чисел,

И тайна не раскрыта до конца.

 

Стихи как вишни

Опадают с ветки,

Когда созреют и пришла пора,

А в душах остаются метки

Покоя, вдохновения и добра.

 

Метель созвучий рифмы

Не нарушит,

Морозам тоже строк не охладить,

И даже солнце слово не иссушит,

Оно, страдая, продолжает жить.

 

Люблю поэтов за размах их крыльев,

За вечное стремление взлететь,

За это вдохновение и силу,

Которая дает возможность петь!

 

 

СТАРАЯ ПЬЕСА

 

Я не отвечу на вопрос –

В чем вижу прошлого изъяны.

Давно прошел период грез,

И возвращаться к ним не стану…

 

Мы разошлись, и в этом суть,

Основа нашей старой пьесы.

Давно проложен новый путь,

Учитывая интересы.

 

Но есть в вопросе этом соль,

То, что понять сегодня важно –

Зачем, собрав восторг и боль,

Судьба столкнула нас однажды?

 

К чему ей надо было знать,

Как выживет в неволе птица,

Которой суждено летать,

А не чирикать и гнездиться.

 

Зачем сроднила непохожих,

Не связанных ничем людей?

Совсем чужих, почти прохожих,

Без дней совместных и идей.

 

К чему ей были совпадения,

Что по весне волнуют кровь,

И мимолетные видения,

Что часто сходят за любовь?

 

Зачем подкинула прозрение

И ненавистный, скучный быт,

Когда так хочется мгновений,

Способных верить и любить?

 

И то, что виноваты оба,

Довольно слабый аргумент –

Судьба нас вызвала на пробы,

Но мы не выиграли момент…

 

Сегодня пьеса лучше может,

Надежней, ярче и умней,

Но старая сейчас дороже –

Она о юности моей…

 

 

ОДНОЛЮБ

 

Не дай вам Бог, влюбиться в однолюба –

Общаясь с вами, будет глух и нем,

А уходя, тотчас о вас забудет,

Покорно возвращаясь в сладкий плен.

 

Не дай вам Бог, коль страсть у вас родится –

Ей крылья обломает взгляд один,

Вы будете хромой, несчастной птицей,

Вороной белой средь его долин.

 

Не дай вам Бог, с отчаяния бороться,

Пытаясь жизнь его переменить,

При этом ваше сердце разобьется,

А он как жил, так и продолжит жить.

 

Не дай вам Бог, ему в любви признаться,

Внимание пытаясь обратить –

Он, будто вздрогнув, будет вас бояться

И продолжать не вас всегда любить…

 

 

А БЕЛЛА АХМАДУЛИНА СКУЧАЛА…

 

А Белла Ахмадулина скучала,

Что рядом пусть не мальчик, но – поэт…

Она поэтов множество встречала,

Ей был привычен исходящий свет…

 

А я люблю, когда мужчина пишет –

Он среди всех мне видится иным,

Как будто воздухом открытий дышит,

И это чувство постоянно с ним.

 

Когда он просто смотрит на дорогу –

Она его волнует и зовет…

Я наблюдала, как он лист потрогал

И проводил глазами птиц в полет…

 

Как до цветов дотронулся украдкой,

Воды ногой коснулся невзначай,

От солнца напитался негой сладкой…

И попросился к нам в избу на чай.

 

Я все смотрела, глаз не отводила –

Уже не мальчик, но почти поэт…

И мне казалось – я его любила,

Хотя меж нами … (точки – точки) лет.

 

 

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

 

Мои стихи, как ваши свечи,

Горят, пока живете вы…

Конечно, все мы здесь не вечны,

Не небожители, увы…

 

Природа нам дает уроки –

Забвение, взлет, восторг, провал,

Чем круче путь, короче сроки,

Тем удивительней финал.

 

Когда мы все, устав с дороги,

Найдем очаг, прильнем к огню –

Нам будет нужно так немного,

Как в стойле старому коню.

 

Тарелка каши, жбан с водою

И добрый взгляд знакомых глаз…

Мы будем вспоминать былое,

Все удлиняя свой рассказ.

 

А много ль тех, кто будет слушать?

Такие же, как мы, друзья,

Немного тех, чьи тронем души,

Ну, может быть, еще семья.

 

И протянув немного время,

Считая жизнь хозяйкой злой,

Сведем печально счеты с нею,

Оплаканные лишь родней…

 

И только тот, кто думал выше,

И помогал тем, что узнал,

Незрячих вел, немых услышал,

Убитых горем оживлял,

 

Кто защищал и не боялся,

Кто тратил на людей все силы –

Его запомнят, кто остался,

Не только датой на могиле.

 

 

***

Давайте встретим новый день,

Как будто божий суд все ближе –

Сегодня скажем – к черту лень!

И прочитаем пару книжек.

 

Давайте создадим в квартире

День тишины, без «Новостей»,

С надеждой спросим: «Что там в мире

У солнца, ветра и полей?»

 

Давайте за руки возьмемся,

Чтобы, как в песне, не пропасть,

Дождем над нивою прольемся,

Если не будет хлеба всласть.

 

Давайте будем милосердны

К любому, так оно труднее,

Достали вас с утра соседи,

Простите, будьте вы мудрее.

 

Давайте помнить все былое

И обо всех, кто раньше жил,

А если новый дом построим,

Чтоб он детьми богатый был.

 

Давайте верить без оглядки,

Слова не превращать в оковы,

Себя раскинем как палатку –

Держитесь! Мы помочь готовы!

 

Давайте пламенно любить,

На полную, а не по средней,

А дальше? Дальше будем жить,

Как будто каждый день – последний!

 

 

***

Я на Кавказе родилась,

С дыханием гор и водопадов,

Где честь хранят и ценят страсть,

Где гость в почете, как награда.

 

И с детства верные друзья –

Армяне, русские, грузины –

Большая, дружная семья,

Надеюсь, здравствуют и ныне…

 

Я помню кисловодский двор,

Вокруг гористые дороги,

Соседский каменный забор,

Где мы сидели, свесив ноги,

 

Окно под вечер открывали,

Экран (из простыней) – напротив,

Мы фильм смотрели и читали,

Прокручивая в фильмоскопе.

 

Ни интернета, ни айфона,

Но все же были не глупей,

Росли, не повышая тона

На стариков и матерей.

 

Ходили в горы через речки,

Перебираясь по камням,

И этот путь казался млечным,

Как будто вел к другим мирам.

 

Вокруг ковыль, скрывая скалы,

Эльбрус седой в любой сезон,

Кольцо-гора – ветров начало,

И пряно пахнущий озон…

 

Мы мудрое ценили слово,

Но тесен стал привычный ход,

Так грезилось узнать о новом

И заглянуть за поворот.

 

Судьба манила нас иная,

Теснили горы кругозор…

Россия-матушка большая,

И опустел наш тихий двор.

 

Добились славы, стали «круче»,

Но разве в этом жизни суть?

Пословица недаром учит –

Там где родился – там и в путь…

 

Сегодня с этим не поспоришь!

Жаль, поздно удалось понять,

Что лучше гор – есть только горы,

Где не случилось побывать…

 

 

 ЗИМНЕЕ

 

За окном бело и сыро –

Время холода и тьмы…

Первый снег являет миру

Приближение зимы.

 

Вдохновение угасло,

Бесконечны дни недели,

Будто нет в лампадке масла,

Свет мерцает еле-еле…

 

Этот ритм такой унылый –

Он меня замучить может,

Я любить сейчас не в силах,

Но забыть не в силах тоже…

 

Виновата – это ясно,

Все на милого гадала,

Знала, что любовь опасна,

Но в лампадку подливала.

 

Отмолить судьбу хотела,

Или страсть свою утешить…

Чтобы жизнь полоской белой

И счастливой, пусть и грешной

 

Но Зима – она сурова,

С ней разлукам нет предела,

Вот метель целует снова,

Чтобы сердце онемело…

 

 

 НЕДОСТУПНОЕ – ЖЕЛАННО…

 

Что недоступно, то желанно!

И расстояния не страшны.

Оно влечет нас постоянно,

К предмету наводя мосты

 

Как часто, тратя наши силы

На недоступный нам предмет,

Мы забываем, что нам мило,

И сколько нам сегодня лет.

 

Упорно ждем прикосновений,

Азартно верим в чудеса,

Напрасно жаждем откровений,

К удаче возводя леса.

 

Нам оглянуться бы – напрасно,

Нам отступить – не до страстей,

Тогда, быть может, стала ясной

Утопия больных идей.

 

Но недоступное – желанно!

В раю Адам так погорел,

И передал нам, как ни странно,

Свой генетический удел.

 

 

***

Как я хотела, как я желала,

Может, любви, а может, скандала,

Что-то, что сдвинет порядок и спесь,

То, что задушит ненужную лесть…

Но не случилось, не состоялось…

А я так мечтала, а я так старалась –

Угли горящие очень манили,

Но вы испугались, вы отступили…

Дымом вокруг удушающим тащит,

Тлеет кострище, не став настоящим…

 

 

КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК – СОБЫТИЕ…

 

Ушло тепло, а с ним и лето,

Дождем окинув на прощание…

Я вновь воскликнула с поэтом:

«Люблю природы увядание».

 

Багрец и золото повсюду,

А утром иней на траве –

Напоминание свыше людям,

Что осень все же на дворе…

 

Печаль, как прежде, с облаками,

Как прежде, радость в ясном дне –

Все отработано веками

На нашей матушке Земле…

 

И люди раньше были те же,

Восторг и грусть, и зло, и страсть…

Мы так же любим и, как прежде,

Боимся сгинуть иль пропасть.

 

Все сплетено тончайшей сетью

От прошлого до наших дней,

Но из того, что есть на свете,

Нет интереснее людей!

 

А каждый человек – событие,

Кто брат, кто враг, а кто кумир…

И так заманчиво открыть их

И погрузиться в этот мир…

 

 

*** 

Мой бедный сад тоскует под дождем,

Как слезы, капли по листве бегут,

И я помочь несчастью не могу,

Хотя все время думаю о нем.

 

О зябкой доле яблонь на рассвете,

О вымокших, до ниточки, цветах,

И о березах, грезящих в мечтах,

О солнечном не уходящем лете…

 

Я им сочувствую, хотя сама грущу,

Мне тесно это мокрое пространство,

Где дождь идет с завидным постоянством,

Не уступая яркому лучу.

 

И кажется, что эта полоса

Тоскливой и безрадостной погоды

Дана нам в назидание Природой

И в наказание вовсе неспроста,

 

За то, что мы не помним об истоках,

Не видим даже то, что под ногой,

И восхищенье – чуть ли не «отстой»,

А удивление видится пороком…

 

Мы все забыли, что мы только люди,

Что у стихии свой режим и час,

Что все в природе было и до нас,

А мы уйдем – вокруг все то же будет…

 

Сейчас деревья мокнут под дождем,

И что-то шепчет опустевший сад…

Но думаю, сочувствию он рад

В надежде, что мы что-нибудь поймем…

 

 

НАСТРОЕНИЕ

 

Я так соскучилась, что скулы сводит,

А сердце замирает на бегу…

Какая-то мучительная фобия

И ничего с ней сделать не могу.

 

Я так скучаю, будто небо гаснет,

И в доме поселяется гроза,

А день встает никчемный и напрасный

В моих почти невидящих глазах…

 

Я так страдаю, что уходят силы,

Удушье сковывает и нещадно рвет,

Я вспоминаю только то, что было,

Прокручивая все наоборот…

 

Я так скучаю! Но приходит вечер,

И я, устав от близкого огня,

С тоскою думаю, что эта встреча

Как будто и не трогает меня… 

 

Куда девались страсти и печали?

Я с удивлением взгляд его ловлю

Что за трагедию мы снова разыграли?

И неужели я его люблю?

 

 

***

За что мне это наказание –

Его себе в друзья пророчить?!

Когда ни руку, ни признание,

Он ничего принять не хочет…

 

Живет, как будто бы в нирване

Вчерашних лабиринтов сложных,

Он словно бог воспоминаний

В короне представлений ложных…

 

А солнце каждый день восходит,

Меняются дела и лица…

А жизнь его, моя проходит

И никогда не повторится!

 

 

РУКА К ПЕРУ, ПЕРО К БУМАГЕ…

 

Вокруг так много вдохновения,

Мазки природы так лихи,

Казалось бы, прибавь умения –

И, вот они уже, стихи …

 

Но мне сегодня интересней

Ловить и слушать чей-то смех,

И грусть порой имеет место,

И страх тревожит, и успех …

 

Любую встречу проживаю,

Любая тайна бередит…

«Ты с кем, душа моя?» – «Не знаю».

Так отчего она болит?

 

«Душе положено трудиться…»

И сердце для любви дано…

Пусть счастья может не случиться,

И в рай захлопнется окно.

 

И все ж, стихи любви желают,

А для нее важней всего

Тот человек, кто цену знает

Любого слова моего

 

Он и полет, и вдохновение,

Его совет – важнее дня…

Он может обуздать мгновение,

Поймав крылатого коня!

 

И никаких не надо магий –

Есть поэтическая высь:

«Рука к перу, перо к бумаге,

И вот уж строчки полились…»

 

 

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА

 

С губ в поцелуе слетала помада

Бабочкой яркой из летнего сада…

А у него – на губах оставалась

Странная горечь, ненужная сладость…

 

С тела в любви нисходило блаженство

Запахом вербы, нежным и женским…

А у него – каждый раз повторялось

Чувство победы, что все состоялось…

 

В сердце ее – не покой и разруха,

Холодно в ссоре, пустынно и глухо…

А у него – от разлук оставалось

Чувство досады… а может быть, жалость

 

Так не похоже мы все понимаем,

Так мы по-разному обнимаем…

Вместе нам трудно, а врозь – невозможно,

Кажется – просто, а видится – сложно…

 

То ли борьба, то ли разные темы,

Как две планеты единой системы…

Мы в ней актеры, но мы же и зрители,

Непобежденные и не победители

 

 

***

Жить прошлым – может интересно,

Но это стариков удел!

Кто ныне не горит, известно,

И в молодости не горел.

 

Но знаю по себе, кто пишет

Без страсти – строчки не родит…

А страсть - она Любовью дышит,

Она ее боготворит!

 

Она всегда Любви начало

И продолжение Любви…

Уж коли искра пробежала,

То пламя где-то впереди

 

А в прошлом страсть, давайте честно,

Она, как фото на стене,

В ней все давным-давно известно

И досягаемо вполне…

 

А слово «Было», по природе,

Зови его иль не зови,

Как фильм плохой без перевода,

Без слез, без жизни, без любви…

 

Как плохо, если нету чуда,

Как будто звезды в облаках.

Хвала тому, кто снова любит.

Как полноводная река!

 

Кто не забудет все, что было,

Но заново сумеет жить –

Сейчас страдать, но чтоб любила!

Сегодня плакать, но любить!

 

 

***

Зима куражится без сна,

То дождь, то снег, а то капели…

Уже и птицы вновь запели,

Неужто в декабре – весна!

 

И вроде, Новый год – не нужен,

И елки странною толпой,

Не видя снега под собой,

Глядятся с удивленьем в лужи…

 

И глупо смотрятся наряды –

Какой же в слякоть карнавал?

И насморк всех уже «достал»,

Так что морозу были б рады!

 

Но не торопится природа

Сменить рванье, на пышный вид,

Она нас хочет удивить.

Подкинув зимнюю погоду…

 

Чтоб мы воскликнули: «Ой-Ой!

Повсюду снег лежит, не тает!»

Но, видно, Пушкин только знает,

Надежны ли снега зимой.

 

Когда-то он писал про это,

Что в чистом поле снег лежит,

«И речка подо льдом блестит»,

А мы поверили поэту.

 

 

***

Один звонок – и все с начала!

И нет вопроса: «быть – не быть»,

Я вновь как лодка у причала,

Готова сняться и отплыть…

Куда? Хотелось бы ответить!

Да непонятно мне самой…

Во мне сейчас огонь и ветер

И нет контакта с головой!

Я так хочу его коснуться!

Я так хочу его понять…

Хотя пора б уже проснуться,

Приняв мечту за благодать…

Но стоит позвонить… и снова

Возникнет парус за спиной…

И, как ни странно, я готова

Стать снова лодкой и водой!

 

 

***

Прости мне, Господи, все это –

Тоску, отчаяние и страсть …

Ведь жизнь уже не на рассвете,

Немудрено совсем пропасть

 

И, все-таки, еще волнуют

Косые тени от берез,

И я, порою, к ним ревную

Наш старый дом и этот плес …

 

Как жаль, что волны будут вечно,

И камни эти на века,

А жизнь – простая, человечья

Так безнадежно коротка

 

Но чей-то голос в ней тревожит,

И душу бередят глаза,

И что-то шепчет: «Вдруг, быть может …»

А что-то говорит: «Нельзя!»

 

Прости мне, Господи, но кто же

Определит сию межу?

Ведь страсти миг хоть и ничтожен,

Но люди чувствами живут

 

Пока хочу о чем-то спорить,

Пока спешу за руку взять,

Пока могу рыдать от горя –

Все это жизнь и благодать!

 

А вот когда устанут плечи,

И взгляд усталый отведу,

Вот это, видно, будет «Вечер»

И в нем я, точно, пропаду …

 

 

***

Бывают люди чем-то схожи,

Неуловимо, как туман …

У них одна как будто кожа,

Какой-то чувственный обман

 

Похоже, это мы с тобою…

И я горжусь, что это так.

Возможно, послан нам судьбой

Такой изысканный пустяк …

 

Ты засмеешься – я светлею,

Нахмуришься – и я больна,

Ты злишься – я же стервенею,

Уходишь – я совсем одна …

 

Вот только страшен в этом мире

Такой зависимости круг …

И он с годами только шире,

В нем все – от глаз, до ног и рук

 

И мы, как близнецы в Сиаме –

Нас невозможно разделить …

Да мы и не стремимся сами,

Нам хорошо, сливаясь, жить

 

Продли, судьба, нам эту схожесть,

Не разделяй и не суди …

Не можешь сделать нас моложе –

Оставь хоть время впереди!

 

 

***

Нарядная полоска леса

Под осень к окнам нашим подбегает...

А вот и клен, пижон в лесу известный,

Уже оделся ярче попугая...

Осинка очень скромно – просто в желтом,

Сосна – в зеленом, как привет из лета.

И только клен, не скажешь даже толком,

Какого нет в его одежде цвета...

Он машет листьями: «Мы встречи с вами рады!»  

И шелестит, волнуется с рассвета,

Такой приметный в этом маскараде,

Поскольку открывает бабье лето...

 

 

*** 

Есть в осени отчаянная грусть,

Не оттого, что солнце меньше светит.

А потому, что в ней мечта о лете,

Которого нам больше не вернуть

И как ни рядится она в одежды,

И ярче яркого повсюду макияж,

Но все равно, не будет так, как прежде,

Пошел на убыль праздничный вояж...

Не будет Волги, голубой от неба,

Грибов и фруктов, овощей, цветов,

Не будет в поле золотого хлеба,

И легких гамаков в тени садов...

Природы циклы круг свой завершили,

И мы помочь себе, увы, не можем!

Не будет многого, что летом мы любили,

Зато и комаров не будет тоже...

 

 

*** 

Небо «под Рериха» разрисовала –

Синие с красным на небе разводы...

Сколько фантазии у Природы!

Я словно в горы Тибета попала

 

И сочетание – непривычно,

Мы бы назвали: «Отсутствие вкуса».

Только, что кажется нам не логичным,

Все гармонично в сознании индуса.

 

Но мы едины природой Земною,

Мы ее дети... а в память о лете

Сделаю снимок, чтоб вспомнить зимою, 

Небо «под Рериха в горном Тибете».

СТРАНИЦЫ   1   ...   2

Comments: 0

Мария (Friday, 12 October 2018 15:22)

Диана, как у вас много стихов! все и не прочитаешь сразу, пишете вы с большим смыслом! вкладывая своё душевное тепло!

Валентина(Среда, 02 Ноябрь 2016 14:47)

Прекрасные стихи!

Катерина(Воскресенье, 13 Ноябрь 2016 02:46)

Какие же у Вас необыкновенные стихи... Как глубоки Ваши мысли, как разнообразен сюжет, как грамотен слог - рука настоящего поэта-классика! Не останавливайтесь на этом - продолжайте радовать своих читателей.

 

#3

Олег Николаев(Пятница, 24 Июнь 2016 13:55)

Пожалуй, это самые лучшие стихи на сайте.

 

#2

Ольга(Вторник, 14 Июнь 2016 15:30)

Необыкновенные, прекрасные стихи!

Несущие в себе, к тому же, глубокий смысл!

Браво поэту!