Виктория Тихонова

   ***

 

У меня под кожей – вода. 

И киты. И ирис с бергамотом. 

Литр виски, два кубика льда, 

И талон к психиатру в субботу.

 

Вместо поступи – танца надрыв, 

Беспощадно, до боли, до колик. 

Меня нет. Я возьму перерыв. 

Вместо подписи – крестик и нолик.

 

Словно яблока ломтик, без сна 

Подрастает луна понемножку. 

Меня в нос целовала весна, 

Как бездомную рыжую кошку.

 

АнабиоzZ

 

Зрачок недвижен, 

И голову не поверну. 

И однообразный писк монитора 

Пальцами рвёт тишину. 

Я неподвижна, преодолев 

Ещё одну веху, 

Будто это приказ «замри» 

Пришёл откуда-то сверху, 

Или как будто бы изнутри. 

И недвижно всё, 

И «отмирать» не хочется, 

Как будто мотор заглох, 

И нет больше веры, 

Потому что мой вдох 

Упал и закончился 

У синих ворот стратосферы. 

И не разбудят 

Ни крики, ни поцелуй – 

Так будят спящих 

Через одну. 

Я обрастаю мхом 

Северно-бело-синим, 

А сверху тонко 

Ложится иней. 

Замёрзну мумией белой 

Я в холодильнике, 

Поверх масла, шпрот, 

И без будильника. 

И далеко отсюда, 

У зелёных широт,

В мае, 

Весной, 

Проснётся мир снова 

Уже со мной.

 

***

 

Оригами моих ладоней 

Зажало что-то живое. 

Сомкнулись хищные пальцы

И спрятали сны в тайник.

Смотрю на тебя – и немо

Хочется биться от воя,

В огоньках твоих глаз-скитальцев

Боец захирел и сник. 

 

А я – склад боеприпасов,

Фасую шрапнель торопливо,

Включаю дефибриллятор, 

Готовлюсь лететь вперёд.

Переживём метели

И мартовских лун переливы.

Как очередью автомата

В стаканы ударил лёд.

 

Я для тебя удачу

И счастье откуда угодно

Сворую, найду, подсчитаю

До самого числа «Пи».

Я за тебя отплачу

Во всех твоих уличных стаях.

И сделаю степь полноводной.

Не мандражируй. Спи.

 

Моя квартира

 

Всё, что мне давит, кусает и жмёт, 

Я оставляю в дурацкой прихожей. 

А в комнате, ни на кого не похожий, 

Дремлет беременный кошкин живот. 

 

Стулья упёрли в линолеум руки.

Слова на обоях – начало рассказа.

А с подоконника, жмурясь от скуки,

Смотрит рассада анютиных глазок.

 

На батарее заснули чулки,

В кухне – озёра из чёрного чая.

Моя квартира – эскиз от руки.

Всё на местах. Я одна здесь чужая.

 

Район F99

 

В самом тёмном районе моей головы,

Где нет ни воды, ни света,

Лошадей полосатых бегут табуны,

И играет дабстеп до рассвета.

 

Там, где граффити, мусор, дороги пусты,

И где биты по рубль девяносто,

Полосатые тигры меняют хвосты

На оружие и аванпосты.

 

Там коктейли из пороха и белены

Покупают девчонки забредшие,

А потом они шепчут мне из-за спины:

«Сумасшествие. Сумасшедшие».

 

А я глажу по гребню морскую волну

И съезжаю всё больше и дальше.

Ну, и может быть, в этом опять утону

В эту среду. А может, и раньше.

 

Асфальт

 

Нарисуй меня с кошкой 

и без синяков.

И пожалуйста – чтоб улыбалась.

Развороты асфальта и пара мелков – 

Действуй! 

Мало до ливня осталось.

 

Если надо – 

я мигом тут всё огражу

Красно-белой барьерною лентой.

Ты рисуй. А я с кошкой

вот здесь посижу. 

Мы сегодня с ней станем легендой.

 

Малой Медведице

 

Ты светишься изнутри

Тем путеводным светом,

Каким из холодной мглы

Меня манит живущее лето.

 

И пусть нас разбила карта,

И против нас даже время,

Я запрягаю нарты.

В дорогу! К тебе! На север!

 

Мы встретимся, уж поверь,

Даже если не сильно верится,

Я двинусь на северный свет, 

Моя Малая Звёздомедведица.

 

Златоуст

 

Моя малая родина из малахита. 

Из цепи снежных гор, самоцветовых скал. 

В этом городе, речкой-луною омытом, 

По мощеным проулкам Пегас проскакал.

 

Златоуст... Я в любом уголке мира слышу, 

Как ты шепчешь мне сказки про свой Таганай. 

Мы с тобою, родной, одним воздухом дышим, 

Какой бы сейчас я ни ведала край.

 

И в любую беду я войду, как и прежде: 

На себя примеряя пегасову стать. 

Я — булатная сталь, а её нельзя нежить. 

Булатную сталь можно лишь закалять.

 

Безрассудно. По-детски. С любовью

 

Может, хочешь в подарок туман

И пластинку с концертами Баха?

Пусть тебе напевает орган

И рассвет обнимает с размаху. 

 

Если хочется — я обниму

Там, на улице, под светофором.

И неважно, неважно, кому

Не вдыхается вдруг до упора.

 

По ступеням чечёткой простой

Моё сердце несётся вприпрыжку.

И в ответ на «Негодное! Стой!» 

Слышишь: «Ни за какие коврижки!»

 

Захлебнувшись сиренью дождя,

Изрисую сто метров обоев.

Это глупость тебе от меня.

Безрассудно. По-детски. С любовью.

 

Слева

 

«Не видеть бы тебя никогда», —

Подумалось мне,

И начала я уходить, переезжать, бежать 

Через лестницы, шоссе, переулки, мосты,

А под каждым мостом,

В каждой съемной хрущёвке  —  ты.

В каждом городе подмигиваешь светофором,

В свете каждой луны таишься вором,

В каждом поезде занимаешь соседнее купе,

Ты и в Берлине, и в Ванкувере, и в Санта-Фе.

Не улететь, не уехать, не сбежать, не скрыться.

Ты – слева.

Там, где цветок в петлице.

 

Розовая жизнь

 

Вот бы вместо ушей проросли бы цветы. Тюльпаны.

Они тонки, красивы и хрупки. Зачем мне уши,

Если можно тюльпанной души сопрано

Вместо собственных слов и чужих обещаний слушать?

 

Если б волосы стали венком из пьянящих маков

С бело-желтыми бликами душ ромашек,

Разве стала бы я всерьез рассуждать о всяком?

Озаботили б цифры меня с бумажек?

 

Если б стала я нежным цветком пиона,

Если б я родилась, чтоб пожить лишь одну неделю,

То смотрела бы я на Волгу всю жизнь со склона

И хотела бы в мир и любовь навсегда поверить.

 

Перец

 

Застегните, пожалуйста, сердце.

Мне сегодня отчаянно дует.

Рот, как мельница с чёрным перцем,

Проскрежетал: «Just do it».

 

Я сгрызаю до мяса ногти

И читаю стихи негромко.

В черноте моих слов, как в дёгте,

Утопают стыда обломки.

 

Этот молотый жгучий порох

На стеклянных осколках боли – 

Стихотворный двусложный Молох,

Моя суть из огня и соли.

 

Те самые моря

 

Ты слышал о море Ясности?

В его сухом серебре

Лежали чёткие тени,

Они говорили мне,

Что Солнце ведёт игру,

Что оно тепло, но опасно,

И, даже когда я умру,

Будет светло и ясно. 

 

Оно неподвижно вовек –

То самое море Спокойствия.

Оно сохраняет в глубинах

Всё то, что забыл человек.

 

Оно никогда не волнуется,

Ему безразличен смех,

Неважно кто-с кем-где целуется,

Оно молча смотрит вверх.

 

Знакомо море Дождей?

Оно рядом с морем Холода.

Должно быть, они в тандеме

Влияют на чувства людей.

 

Те моря не блестят на заре,

В них нет ни воды, ни соли.

Это кратеры на Луне,

И каждый зовётся «море». 

 

А я всё смотрю наверх,

И думаю, путаясь в шторе:

Какой он – закат Земли

В какое-то лунное море?

 

Где ты?

 

Я еду к тебе. Но где ты?

В каком ты затеряна сне?

Сквозь одеял километры

Протянешь ли руку ты мне?

 

Мой взгляд тебя ищет, родную,

В чужой гладкой зыби окнА.

Мы с летом дожди вкруговую

Прикончили вместо вина.

 

Я, картою улиц знакомых,

Втираюсь в туман и дожди.

Тебя я люблю невесомо,

Ищу тебя, милая. Жди.

 

Контуры

 

Вместо коктейлей 

мешаю гуашь.

Кисть скользит дельтапланом по небу.

Не прорисовывай. 

Просто размажь.

Мне бы цвета. 

Объятий 

мне бы.

 

Не рисуй ни цветов, ни кино, ни конфет,

только контуры рукопожатий.

Твои пальцы целую,

и сходят на «нет»

мои страхи

и бледность 

понятий. 

Comments: 0

Владислав (Воскресенье, 24 Июль 2016 22:25)

Прекрасно! Никаких мыслей, одни ощущения. Красиво, необычно и небанально. Ваши стихи как глоток свежего воздуха. А в Златоусте я бывал. И на Таганае тоже.

 

#2

Сергей Воронин (Четверг, 30 Июнь 2016 16:43)

Понравилось!

 

#1

Женёк Никишин (Среда, 29 Июнь 2016 22:45)

Вы, Девочка Витя, уникальны и в поэзии! Это прорисовывается в вашем таланте изображать метафоры, философию в красоте этих метафор! Есть где почесать мозг, есть где взорваться смехом, есть где отравить своё лицо улыбкой! Сочиняйте и стихи и прозу! У вас ништяк получается и там и там! Успехов вам на конкурсе!